рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Антропосоциогенез

Антропосоциогенез - раздел Философия, Теория философии/Э.Ф. Звездкина Общее Представление О Возникновении Homo Sapiens На Основе Трудовой Деятельно...

Общее представление о возникновении Homo sapiens на основе трудовой деятельности.

Целесообразность трудаглавный признак человека разумного. Основные положения трудовой теории антропогенеза следующие:

1 .Трудовая теория антропогенеза позволяет проследить процесс становления такого взаимодействия человека и природы, когда первый выступает как причина самого себя. Это означает, что дикарь освобождается от инстинктивных животнообразных форм трудовой деятельности и приобретает способность не только изменять предметы природы соответственно своим потребностям, но и осуществлять свою сознательную цель, определять сознательно свою волю. Далее. Человек обладает способностью удваивать себя в продукте и созерцать себя в созданном им мире. Благодаря социаль-

но-образующей функции труда человек реализует свою способность к самосозерцанию, ибо в труде происходит не только обмен энергетическим, предметным содержанием между людьми, но и обмен “человеческим” содержанием, человеческим смыслом предметной деятельности.

Труд только тогда выступает в человеческой форме, когда он носит целеполагающий и социальный характер. Период становления такого труда — это и период формирования физического типа человека, период становления человеческого общества, т.е. период антропогенеза и социогенеза. Труд можно рассматривать как человеческий только при наличии всех его компонентов и признаков, включая целеполагание и социальность.

2. Сущностью антропогенеза является борьба биологических и социальных закономерностей. Биологические закономерности в процессе антропогенеза по мере вызревания социальных “постепенно утрачивают значение направляющего фактора эволюции”.21 Окончание процесса связывается автором с наступлением того исторического состояний, когда они теряют первостепенное значение, а “сформировавшиеся к данному времени социальные закономерности приобретают значение ведущего фактора развития”.22

Необходимым условием реализации ведущей роли социальных закономерностей является наличие “социального наследования”, социальных программ, обеспечивающих “преемственность общественно-трудового опыта человечества”.23 Вопрос о социальном наследовании решался на основе возникших форм деятельности непроизводственного типа — обучения, воспитания, обрядовой практики.

Среди обрядов существовали такие, которые можно рассматривать как воспроизводящие всю систему признаков, выработанных первобытной общиной как единым социальным образованием. Обряды отличались повторяемостью, устойчивостью, выступали механизмом связи времен, поколений, включая мифологическую связь тотемического типа (связь с животным-первопредком).

Таким образом, можно сказать, что основным интегрирующим фактором антропогенеза выступает социальность. Это предполагает рассмотрение антропогенеза и социогене-

за в единстве, ибо первый не может быть осуществлен без второго.

3. Методологически значимым в оценке исторического времени антропогенеза является теория двух скачков и лежащий в ее основе принцип переходности, согласно которому признается наличие периода формирующихся людей, с характерным признаком действия как биологических, так и социальных закономерностей (Ю. И. Семенов, Я. Я. Рогинский, П. И. Борисковский и др.). Согласно данной концепции, в социогенезе можно выделить два скачка. Содержанием первого является переход от обезьяньей орды к эпохе формирующихся людей, которой свойственны в зачаточном виде социальные закономерности. Содержание второго заключается в переходе к эпохе, характеризующейся победой социальных закономерностей, приобретением ими ведущей роли в процессе развития.

Антропогенетическим фактом первого скачка выступает появление архантропа (обезьяноподобного человека). Основным его признаком является способность в процессе трудовой деятельности изготовлять орудия. Антропогенетический факт второго скачка — не что иное, как переход формирующегося человека в человека современного типа, Homo sapiens, обладающего разумностью и способностью к целеполагающей деятельности в коллективных формах.

Определенную трудность представляет “привязка” данных теоретических положений к Анализу действительного исторического процесса, к интерпретации конкретных археологических памятников. Особенно дискуссионными являются вопросы, касающиеся темпов становления человека как субъекта труда, соотношения производства орудий и складывающихся общественных отношений. Большинство авторов считает основным компонентом подлинно человеческого труда изготовление орудий для орудий (Ю. К. Плотников, И. Т. Фролов, С. В. Смирнов).

По совокупности признаков труд в его человеческой форме, а стало быть, и человек с его отличительными качествами появляются в эпоху позднего палеолита, именно в это время у неоантропа впервые возникают сознательные формы поведения. Важнейший факт, подтверждающий эту историческую датировку, — покорение огня как силы приро-

ды. Здесь имеется в виду искусственное добывание огня трением, которое также относится к данной эпохе.

К этому же выводу приводит анализ становления речи. Исследователи связывают начало собственно человеческой речи с образованием симптоматических понятий, свидетельствующих о наличии абстрактного мышления, сложившихся механизмов сознательного отражения действительности. Если у приматов при наличии интенсивности коммуникативной функции речи наблюдается почти полное отсутствие семантической ее функции, то у формирующегося человека последняя не только не отсутствует, но проявляется в оформленных языковых знаках в качестве фиксированного, константного смысла и относительно быстро развивается. На основе анализа орудийно-технической оснащенности трудовой деятельности можно сделать предположительный вывод о том, что только с эпохи “мустье” имеет смысл говорить о формировании цели трудового процесса и появлении зачаточных, нерасчлененных понятий.

Искусство эпохи каменного века как важнейший признак становления разумности человека. Важнейшим источником, дающим возможность исторически датировать возникновение Homo sapiens, является палеолитическое искусство. Открытия в данной области относятся археологами к нижней границе позднего палеолита. Зарождающееся искусство не носило собственно эстетического характера, скорее всего его основной функцией была языковая. Это специфически новый, рукотворный способ общения, связанный с хранением и передачей смыслов социальной программы становящихся людей.

Существуют три традиционные гипотезы первичной формы искусства. Согласно одной из них, его исходным пунктом считаются оттиски кисти рук, которые были обнаружены на стенах испано-французских пещер. Согласно другой гипотезе, первичной формой искусства следует считать “макароны” — запутанные, спиралеобразные линии, проведенные сначала несколькими пальцами по глине, затем зубчатым инструментом. Третья гипотеза базируется на сопоставимости объемов в природе и использовании человеком в изобразительной деятельности сравнимых, естественных форм.

Все три гипотезы в определенной мере уязвимы. Они не связаны со смысловой стороной древнего искусства, стремлением воспроизвести собирательный образ зверя, характерный для всей эпохи палеолита. Если исходить из этих первичных форм, то они не приводят логически к сюжетно-анималистическим решениям. Но, как свидетельствует дальнейшее развитие искусства, все отмеченные первичные формы оказались достаточно устойчивыми, повторяемыми. Вписываясь в более сложные сюжеты, они получают возможность косвенной интерпретации их первоначального смысла. Так, в меандрах (“макаронах”) стали появляться сюжеты женщины, где левая рука, обведенная краской, соотносится с контурными изображениями животных.

Абсолютная датировка материальных свидетельств истоков эстетической деятельности — дело весьма сложное. Тем более что возникают новые открытия, уводящие истоки искусства еще далее в глубь истории. Установленным .фактом согласно археологическим данным следует считать его первоначальный неизобразительный характер. Однако символ уже появился. У формирующегося человека символ выражает зарождающееся “отношение”, смысл которого пытались раскрыть многие ученые — французские (Гобер, Леруа-Гуран) и русские (Ефименко, Окладников, Замятнин). На основе огромного археологического и исторического материала они пытались интерпретировать изображения левых рук, обведенных красной охрой.

Гобер дает толкование красного цвета как сакрализованного. Леруа-Гуран отмечает, что в красный цвет окрашиваются преимущественно женские знаки. Ефименко считает, что знак левой руки, так же как и красный цвет, связан с женским началом, с почитанием женщины как прародительницы, причем воспроизводство рода трактовалось как священнодействие. Замятнин связывал изображение женских знаков с магическим значением женщины, что обусловливало успех на охоте. Окладников утверждал, что древние художники считали женщину владычицей стихий. В австралийских^аскальных рисунках древнейшего происхождения также есть маленькие изображения левой руки и предположительно соотносятся исследователями с пиктог-

рафическим знаком “старой красной (горячей) женщины” — жрицы.

Итак, красный цвет связан с женским знаком — это цвет жизни, жизнеутверждения; цвет, выступающий признаком субстанционального, организующего начала; цвет, выступающий признаком сильных магических действий, воспроизводящих важные для человека предметы. Символы, которые возникли в зарождающейся эстетической деятельности, были еще не опосредствованы предметным содержанием. Искусство не было изобразительным. Но чем же все-таки оно было вызвано? И что собою выражало? Если следовать по пути антропологической философии (вспомним Л. Фейербаха), можно сказать, что человек становится собственно человеком не только благодаря возникновению мышления, которое вызвано прежде всего орудийной деятельностью. Человек становится человеком, когда у него формируются в другие свойства — эстетические, моральные, религиозные,

Возникновение первых социальных норм. Рассмотрение зачатков искусства (еще “безобразного”) свидетельствуете том, что в столь давний период наблюдается разнообразие видов деятельности. В основе этого разнообразия лежало более раннее, глубокое и определяющее дальнейшую эволюцию первобытных сообществ разделение производства людьми условий своего существования и производства самих себя.

Известный историк и философ Ю. И. Семенов обстоятельно описал процесс возникновения и развития так называемых “производственных табу”, запрещающих брачные отношения во время, а подчас задолго до начала охоты. Автор считает источником этих запретов превращение охоты в настоящее производство. Его первым этапом является подготовка: выработка плана, разведка местности, выслеживание животных, создание и обновление вооружения. На данном этапе стала необходимой социальная организация процесса. Ее становление было возможным только в условиях преодоления зоологического индивидуализма, порождающего конфликты среди формирующихся людей, которые Мешают успешному взаимодействию с природой. Зоологический индивидуализм играл разрушительную роль в пер-

вобытном коллективе, обуздание его было почти равным выживанию. В ответ на необходимость развития производства и появилось у древнего общества мощное орудие социального регулирования — табу.

Важнейшее следствие действия данного табу состоит в разведении во времени производства материальных благ и производства себе подобных. Норма не только разделила два вида производства, но и соединила их на новой основе. Она выражала отношение первобытной общины к производству материальных благ как сфере первостепенной важности, обозначила также начало нового типа обобществления индивидов — социального.

Другим важным следствием внедрения производственных табу является рождение нового типа преемственности — социальной. Создалась необходимость воспроизводства “социальной программы” психики древнейшего человека. “Общество” вынуждено было обратиться к выработке социальных механизмов, обеспечивающих сохранение и передачу от поколения к поколению социального опыта. Производство человеком себе подобных образует относительно самостоятельную линию социального развития, осуществляющуюся в специфических формах деятельности: в “образовании” и воспитании, подготовке будущих производителей материального богатства и “граждан” общества. Как говорилось выше, уже первые нормы свидетельствуют о наличии опосредствованного отношения этих сторон практики древнего человека, ведущей из которых выступает производство материальных благ. Именно такое соотношение отвечает дальнейшему прогрессивному развитию становящегося человека и человечества.

Наличие социальных регуляторов (табу, нормы) прекрасно выражено в факте существования звериного и антропоморфного циклов искусства. Животное и женщина, основные образы палеолитического искусства, — это идейные организующие центры двух видов производства, двух сфер социальной жизни. Статуэтки и плитки с фигурами женщин и животных говорят о значимости этих объектов для первобытного родового коллектива. Наличие и превалирование двух типов образов, их “отдельность” указывают на

факт осознания относительной самостоятельности двух видов практики. Вместе с тем ученые отмечают, что основная масса изображений связана с животными. Это, по всей видимости, говорит о том, что производство условий существования оценивалось первобытным коллективом как ведущая сфера его жизнедеятельности.

Возникновение предметного сознания и мировоззренческих начал. Исследователи древнейших видов изобразительной деятельности указывают еще на то, что наряду с символической линией возникла реалистическая (узнаваемая) линия искусства. Отмечается способность идеального воспроизведения объекта как целого (животное, палеолитические “венеры”). Фигуры животных воспроизведены пропорционально и даны в движениях. Причем ученые отмечают наличие определенного канона, выражающего типичность и главность тех или иных признаков. У П. Ефименко читаем: “Всем им /древним художникам — авт./ оказывается свойственной в передаче женского образа особая художественная реалистичность, мало вяжущаяся с обычными нашими представлениями о примитивном искусстве. Такая реалистичность проявляется в хорошо переданных пропорциях тела, живо и точно схваченной пластичности женской фигуры, в явственно ощущаемом чувстве красоты”24. Можно также восхищаться неповторимыми в своем роде барельефами женщин из Ла Магдален (Пенн-и-Тарн). Знатоки палеолитического искусства не находят других слов, кроме как “великолепно”. Вместе с тем все единодушно подчеркивают главные типические признаки, выступающие смыслообразующим центром обобщенного образа. Известный философ Д. М. Угринович отмечает, что для создателей фигурок женщин характерно “стремление выпятить, наиболее ярко передать признаки пола...”.26 Причем изобразительные “каноны” — ромбическая форма и круг, в которые вписываются грудь и бедра, — как раз и призваны выделить эти важнейшие качества.

И образы животного, и образы женщины, выполненные в реалистическом стиле, вполне свидетельствуют о наличии У неоантропа предметного сознания.

Отметим еще два важнейших факта, позволяющих констатировать возникновение человека современного типа.

Первый относится к формированию образа, сложного по своей структуре, включающего отражение вещей и отношение к ним. В литературе описывается такой сюжет: изображена сцена охоты — животные, люди, бегущие, падающие, упавшие; люди со стрелами. Животные представлены реалистично, люди — схемой, как рисуют дети: голова кружочком, ноги, руки, туловище палочками. Все это в рамке. А в нижнем правом углу помещен знак — птичка на палочке. “Птичка на палочке” в научной литературе трактуется как женский знак. В данном случае он символизирует магическое отношение женщины-жрицы к ситуации и выражает пожелание благополучной охоты. Структура этого образа слишком обозначена, чтобы считать его эстетическим, но вполне очевидна, чтобы составить соответствующее мнение о характере сознания, свойственного человеку разумному.

Другой факт состоит в появлении интегративных форм анималистического и антропоморфного образов. Одна из форм встречается в виде контура антропоморфного существа, вписанного в контур животного. “Это соединение фигур не случайно, — отмечает 3. А. Абрамова, — художник заботился о сохранении контуров каждого изображения” 26 Вторая — в виде существ “двойной” природы, так называемых зооантропоморфных. Известный этнограф А. Ф. Анисимов отмечает, что образ зверя эволюционирует к полуживотному-получеловеку. И, эта эволюция раскрывает природу мифических предков общественных групп.27

Здесь мы подходим к необходимости рассмотрения “ идеологической” системы человека эпохи палеолита, поскольку соединение зверя и человека в один образ происходило на основе представлений о том, что все связано со всем. Это и выразилось в рамках религиозных верований и мифологических обобщений.

Исследователи древней духовной культуры человека полагают, что искусство и религия появились одновременно. Д. М. Угринович пишет: “Нет никаких оснований, ни теоретических, ни фактических, отделять время возникновения зачатков искусства от времени возникновения зачатков религии. Напротив, есть все основания полагать, что

формирование того и другого шло одновременно”28. Автор убедительно показал, что одновременное появление искусства и религии вовсе не означает, что они имеют один и тот, же социальный источник и возникли в ответ на одну и ту же социальную потребность. Искусство и религия своим. происхождением обязаны разным сторонам общественной практики человека. Если искусство связано со стороной практики, выражающей господство людей над природой, то религия — со стороной, выражающей господство природы, над людьми. Тем не менее искусство и религия своими корнями восходят к одному времени и к одному основанию —. трудовой деятельности человека. Даже проявляются они в. форме синкретических связей, отличающихся своей неразрывностью.

А. Ф. Анисимов обращает внимание на пространствен-, но оформленный комплекс, в котором произведения искусства осуществляли свою социальную функцию. При подчеркнутой реалистичности наскальных изображений они как бы включены в ирреальную обстановку. Они расположены в глубине пещер в труднодоступных для наблюдения местах. Вся обстановка залов, на стенах которых изображены животные, следы на полу — “отпечатки человеческих ног, сохранившиеся благодаря сталактитовой корке”, и преднамеренно разбитые скульптурки животных — все это говорит о связи искусства и религии, об их социальном содержании.

Тотемизм. В литературе зооантропоморфные существа интерпретируются как свидетельстводревнейшей формы мировоззрения — тотемизма. Раскрывая происхождение тотемизма, Ю. И. Семенов подчеркивает реальный, посюсторонний характер этого процесса, связывает его с производственной практикой первобытных людей. Для достижения положительного результата в охоте необходимо было овладеть такими навыками, как охотничья маскировка под зверя и имитация движений животного. Применение этих навыков вело к успешной охоте, в процессе которой рождалось убеждение, что животное отличается от человека только внешним видом, а под внешним видом скрывается существо, подобное человеку. Отсюда вера в оборотничество — мистическое отражение единства человека и животных.

Ю. И. Семенов отмечает еще одно обстоятельство. “Мясо животных вида, являющегося главным объектом охоты данного коллектива, было основным видом пищи его членов. Это не могло не привести к убеждению, что у всех членов коллектива и всех животных данного вида одна плоть и кровь, что все они существа одного “мяса”, одной породы” .29

Содержание тотемизма не исчерпывается представлением о кровнородственной связи человека и животного. Он выражает более глубокое и основательное единство, отличающее данную группу людей от других человеческих существ. Представления о родстве являются идеальным воспроизведением необходимости существования человека в обществе, факта социального единства этнической группы. Исследования этнографов, считающих возникновение тотемизма одновременным возникновению общества, подтверждают справедливость утверждения, что тотемизм — социальное по природе понятие (А. М. Золотарев, Д. К. Зеленин, В. И. Равдоникас, П. П. Ефименко, С. А. Токарев, П. И. Борисковский, Ю. П. Францев). Он мог появиться только в условиях специализации охоты. Выделение вида представляет собой обобщение, отделяющее данный вид от всех других животных и объединяющее единичных животных по соответствующим признакам.

На известном уровне развития производства, развития потребностей людей и видов деятельности, при помощи которых они удовлетворяются, люди начинают давать отдельные названия целым классам предметов, которые они уже отличают на опыте от остального внешнего мира. Люди словесно обозначают предметы “как средства удовлетворения своих потребностей, — каковыми они уже служат для них в практическом опыте”, отмечает К. Маркс.30 Они относятся к этим предметам как “благам” и, возможно, называют их “благами”, что указывает на их практическое употребление и полезность. Они “приписывают предмету характер полезности, как будто присущий самому предмету, хотя овце едва ли представлялось бы одним из “полезных” ее свойств то, что она годится в пищу человеку”31.

Аналогичным путем появляется этноним — самоназвание племени, восходящее к тотему. Это самоназвание выра-

ясает сознание членами группы необходимости жить в обществе, сознание общности своего происхождения, выражающее идею полезности группового единства (Крюков М.В.,Бромлей Ю. В.). Осознание “исторического прошлого” членами этнической группы оценивается этнографами как генерализирующий признак, объединяющий другие компоненты их мировоззрения. Даже на уровне обыденного сознания “подразумевается существование взаимосвязи между;

тем или иным этническим свойством определенной группы людей и общностью их происхождения” .32

Миф и обряд. Мифы своим происхождением обязаны социально-преобразующей деятельности людей, в процессе и на основе которой передавался от поколения к поколению социальный опыт. Основным способом социально-преобразующей деятельности на заре человеческой истории является обряд. Генетически миф и обряд восходят к противоречию двух видов производства, о которых говорилось выше. В данном контексте и миф, и обряд выступают двумя формами иллюзорного разрешения этого противоречия. С самого начала они обладают относительной самостоятельностью и связаны опосредствованйо — через производственные табу. А впоследствии, когда структура общины усложнилась, — через различного рода отношения, складывающиеся между людьми в той или иной деятельности”

История религии показывает, что одним и тем же обрядам существовало “множество” мифологических объяснений. Обряд является наиболее устойчивой частью этого идeолого-практического комплекса. Данный факт указывает на неоднозначность связи данного мифа и данного обряда. Обряд как способ коллективных действий обладает потенциальной возможностью оформлять различные идеи и отношения в различные времена. Миф “давал смысл” и “обоснование” различным элементам древней культуры.

Социальная практика древних общин осуществляется в упорядоченной совокупности обрядов. О “множестве” обрядов свидетельствуют данные этнографии и археологии. Это обряды погребения и “умножения” тотемного животного, обряды лечебной и вредоносной магии, воздействия на при-Роду (заговаривание дождя, грозы), воспитывающие обря-

ды (инициации), обряды поедания мяса тотемного животного и т.д. Каждый обряд представлял собой довольно сложное и организованное действие, где каждая исполнительная роль имела свой мотив, приобретаемый и осознаваемый в пределах целостного “театрального представления”.

“Множество” обрядов выражает наличие совокупности общественных отношений, наличие элементарной социальной структуры (в рамках первобытного равенства), зачатков общественного разделения труда. “Шаман, — пишет В. Р. Кабо, — может быть, первый по времени появления профессионал...”.33 Он, разумеется, оказывает Влияние на субординацию и организацию обрядов.

Множественность обрядов упорядочена. Они концентрируются вокруг основных “практических линий”. Один тип обрядов связан с производством материальных благ и представляет собой воспроизведение элементов производительной деятельности или имитацию самой деятельности. Здесь цель — умножить предмет и улучшить способы, действия, обеспечить хорошие условия протекания деятельности (заговаривание погоды). Эти обряды выражают основное отношение коллектива к производству материальных благ как ведущей деятельности, ведущей сфере общественной жизни. В центре данного типа обрядов находится образ реального зверя-добычи. Из этих архаических форм в дальнейшем “развились более обобщенные и отвлеченные формы тотемических верований раннеродового общества”.34

Другой тип обрядов концентрировался вокруг производства человеком самого себя. Сюда относятся обряды, связанные с рождением* и смертью, с формированием у детей и подростков определенной совокупности привычек, соответствующих образу жизни взрослых членов племени и требуемых имеющимися в обществе видами деятельности. Сюда же можно отнести лечебную и вредоносную магию, создание и освящение “оберегов”.

* В Меланезии, отмечает Ю.Семенов, существовало понятие только социального отцовства и не было биологического. Отцов считался тот, кто уплатил повивальной бабке, посадил перед своей хижиной дерево определенной породы, внес за мать определенное количество скота. И это вне зависимости от того, имел он отношение к рождению или нет.

Не лишено логики соображение, что существовал еще один тип обрядов — “собственно социальный”, сущностью которого является воспроизведение норм, регулирующих соотношение двух видов производства, норм, обеспечивающих первобытный коллективизм, социальную организацию как таковую. К таким обрядам можно отнести обряд интичиумы, внешняя сторона которого состоит в поедании мяса животного-тотема, которое в повседневности строжайше запрещено.35 Реальным содержанием данного обряда является воспроизведение не отдельных сторон жизни племени, а общности как целого. Социальная символика имеет многозначный характер, однако в процессе общественного развития действует тенденция генерализации символических образов. Закрепление за ними обобщающего социального содержания, возникновение синтезов социального познания имеют своей основой именно центральную группу обрядовой практики. Косвенным свидетельством действия тенденции содержательного обобщения символов, выработки общего смысла социальной культуры первобытной общины выступает наличие в ряде верований (например, тотемические верования арунта) так называемого тотемического центра.

Тотемичёский центр представляет собой не просто локализованное в пространстве место сбора общины, место проведения обрядов. Это своеобразная историческая ось, которая, во-первых, обладает определенной силой притяжения людей, образуя специфическое социальное поле, во-вторых, она соединяет прошлое и будущее через сильного посредника — мифического первопредка, порождающего и поддерживающего жизнь в природе и племени.

Таким образом, можно сказать, что в процессе и результате антропосоциогенеза возникло существо, которому свойственны следующие черты:

— способность изготовлять орудия, при помощи которых труд приобретает характер объективного процесса, в котором главные элементы соединяются соответственно законам природы;

— способность ставить и осуществлять собственные Цели, строить планы, ибо труд, являясь объективным процессом, дает основание и обеспечивает их реализацию;

— способность передавать свои способности другим поколениям благодаря исторической повторяемости трудового процесса и закреплению способов деятельности с помощью знаков вовне, в культуре языка;

язык, качественно отличающийся от “языка” животных. Он становится сложной структурой, включающей способность социально-исторической коммуникации. Социально-историческая коммуникация, в свою очередь, опосредствуется: 1) объективным содержанием знаков (информация, заключенная в орудиях труда); 2) оформлением этого содержания и хранением вовне: предметах культуры, повторяемости и устойчивости различных практик; 3) аккумуляцией знания, обусловленной обменом информации в рамках сообщества и связей за его пределами;

— способность к абстрактному мышлению, поскольку практика и абстрактна, и конкретна. Основанием абстрактизации выступает необходимость отвлечения от несущественных в данной ситуации факторов и сосредоточенности на существенных. Кроме того, практика с самого начала дана в нескольких видах деятельности. Сосредоточение на одной из них предполагает временное отвлечение от другой. Вместе с тем практика конкретна, и в рамках ее осуществления требуется аккумуляция знания и способность применения общего к частному;

— знание социальных запретов и чувство необходимости ограничения ими своей воли; способность различения “хорошего” и “плохого”. По некоторым свидетельствам, данные слова были первыми из оценивающих социальную жизнь;

— способность к общению, опосредствованному отношением к искусству и религии. Обладание древнейшей формой мировоззрения — мифологией.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Теория философии/Э.Ф. Звездкина

З Теория философии Э Ф Звездкина и др М Филол о во СЛОВО Изд во Эксмо с.. Теория философии.. ГЛАВА I..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Антропосоциогенез

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Философия — форма общественного сознания
“Весь мир — родина для высокого духа” — эти слова принадлежат великому мыслителю Древней Греции, материалисту, автору атомистического учения Демокриту. Здесь образно и точно представлена философия

От любомудрия — к теоретической доктрине
Философия является концентрированным выражением человеческой мудрости, значение которой не исчезает со временем, а только возрастает, поскольку идеи, принадлежащие выдающимся мыслителям, зат

Философия как самосознание
Выше речь шла о том, что родиться философия могла только как теоретическая форма сознания. И как форма сознания она прежде всего выделила мир, природу в качестве объекта своего осмысл

Проблема научности философского знания
Европейская традиция философии с самого начала отмечена глубокими связями с наукой. Древнегреческая философия вообще представляла собой совокупность научного знания. Западная философия, в отличие о

Как возможна метафизика бытия?
Смысл данного вопроса заключается в том, что представленные ключевые категории — бытие и метафизика — характеризуются предельным объемом, который человеческая мысль практически не спо

Язык онтологического видения мира
Язык онтологического видения мира представляет собой совокупность (систему) категорий, посредством которых можно философски описать бытие. Используя выбранный нами принцип единства исторического и

Бытие и его альтернатива
Специфика философского осмысления действительности при помощи универсальных категорий предполагает использование явления соотносительности понятий. В этом смысле альтернативой бытию выступает небыт

Материя
Субстанция предполагает взгляд на бытие в аспекте единства многообразия всех явлений и процессов мира. Учения, строящие картину мира на основе одной субстанции, называются монистическими. В

Движение
Движение — это категория, обозначающая важнейший атрибут материи — изменчивость. Являясь способом существования материи, движение несет на себе все ее фундаментальные характеристики — объективность

Пространство и время
Пространство и время — философские категории, обозначающие всеобщие формы существования материи. Они объективны, являются необходимыми свойствами, характеризующими материальный мир как неуничтожимы

Единство мира” и самоорганизация материи
Естествознание, таким образом, вполне подтверждает идею единства материи, движения и пространства-времени, т.е. субстанциальное единство мира. Можно говорить, что философская и физическая картины м

Отражение и информация
Сущность отражения как свойства материи “заключается в способности любой вещи продуцировать изменения, следы, которые находятся в соответствии (или сходстве) с воздействующей на нее вещью. П

Понятие закона. Общие представ­ления о детерминизме
Для правильного познания мира и успешного практи­ческого его преобразования важно принципиальное реше­ние вопроса о характере мира — каков он, подчинен ли объективной закономерности или представляе

Причинность и закон
Сущностью причинности выступает производство при­чиной следствия. В процессе этого производства происхо­дит перенос материи и движения с явления-причины на явление-следствие, п

Необходимость и случайность
Необходимость и случайность — «соотносительные фи­лософские категории, отражающие различные типы связей в объективном мире и его познании. Необходимость — от­ражение преимущественно внутренних, уст

Свобода и необходимость
Понятие «свобода», взятое само по себе, представляет собой весьма размытую и многозначную абстракцию. Содер­жание ее, так же как и других философских категорий, рас­крывается прежде всего в анализе

Развитие как всеобщая закономерность
Развитие — одна из фундаментальных категорий фило­софии, выражающая предметы, явления и процессы с оп­ределенной стороны. В силу объективности и всеобщности ее объектов конкретизация формы и содерж

Закон диалектического противоречия
История философии показывает, что диалектические идеи возникли на основе наблюдения соотношения проти­воположностей. С самого начала философы пытались ре­шить мировые загадки связи противоположных

Закон перехода количества в качество
Данный закон занимает важное место в системе диалек­тики, так как дает объяснение механизма всякого преобра­зования. Согласно этому закону коренные изменения про­исходят не сами по себе, а за счет

Закон диалектического синтеза
Другое название этого закона — закон отрицания отри­цания. Он конкретизирует основные принципы диалекти­ки — принцип универсальной связи и принцип развития. В нем развитие предстает как борьба н

Закон отрицания отрицания
Двойное отрицание, выражающее данный закон, толку­ется по-разному. Правда, никто не возражает, что это фор­мула процесса, представляющая «цепь» отрицаний. Одна­ко эта «цепь» богата содержанием, она

Общее понятие о человеке
Человек в системе философских мировоззрений. Тема “человек” настолько обширна, что весь комплекс научного знания, “обрушившийся” на ее разработку, не может быть признан сколько-ниб

Естественное и общественное в человеке
Антропосоциогенез — процесс, в котором действовали биологические и социальные закономерности. К тому времени, когда констатируется возникновение человека разумного, соотношение этих закономерностей

Биологизаторский и социологиза-торский подходы к человеку
Человек как биосоциальное существо представляет собой единство, в котором социальные качества являются ведущими и определяющими. Появление социального не только раскрывает генезисную связь биологич

Человек как единство индивидуального и социального
Проблема соотношения биологического и социального возникла в самом начале антропосоциогенеза. От ее решения зависело определение природы человека, выявление источника, основы его человеческих качес

Человек как единство идеального и материального
Таким образом, отчуждение есть разрыв первоначально данной связи индивидуального и социального, а также осознание этого разрыва. Но в своей первоначальной данности эта связь вообще не осозна

Эволюция представлений о сознании
Сознание — одно из основных понятий философии, обо­значающее родовое отличие человека от животного. Пред­ставления о сознании претерпели длительную эволюцию. На ранних этапах развития фило

Понятие сознания
Как и большинство философских категорий, оно опре­деляется через соотношение с другими категориями, обла­дающими всеобщностью и указывающими на противопо­ложные свойства и связи объективного мира.

Структура сознания и формы его проявления
Информационная и оценочная стороны сознания. Со­знание включает две стороны: информационно-отража­тельную и эмоционально-оценочную. Информационно-от­ражательная сторо

Сознание как самосознание
Самосознание, как и сознание, представляет собой выс­шую форму отражения действительности, возникшую как свойство мозга на основе социальной практики человека. Подавляющее большинство исследователе

Сознание и бессознательное
Термин «бессознательное» используется для обозначе­ния слоя психики, не представленного сознанию. Пожалуй, первым из философов, обративших особое внимание на яв­ление бессознательного, был Г. Лейбн

Самосознание и рефлексия
«Рефлексия» — часто употребляемый термин, в широ­ком смысле практически совпадающий с термином «само­сознание». Различие заключается в том, что понятие самосознания применяется для обозначения с

Особенности философии познания
Успешное изучение отдельных сторон процесса познания и отдельных элементов знания невозможно без исследования закономерностей развития познания как целого. В свою очередь, свойства и закономерности

Проблема познаваемости мира
Гносеология не может претендовать на решение своих проблем, не дав ответ на главный вопрос — о принципиальной познаваемости мира. Уже в древности, как только возникли гносеологические вопросы (софи

Субъект и объект познания
Субъект и объект познания — главные элементы структуры познавательного процесса.Под субъектом разумеется индивид или сообщество индивидов, обладающие определенным уровнем знания и осуществл

Чувственное и логическое познание
Исторически человеческому познанию предшествовала психическая деятельность животных, которая и была простейшим познанием в широком смысле слова, как оно характеризуется И. П. Павловым: “Нужно счита

Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению
В генетическом плане логическое познание представляет собой отрицание чувственного отражения. По справедливому замечанию Гегеля: “...Мышление есть по существу своему отрицание непосредственно данно

Относительная самостоятельность логического познания по отношению к практике
Рассматривать относительную самостоятельность логического познания по отношению к практике стало возможным лишь после того, как категория практики была введена в гносеологию. Метафизический материа

Практика — определяющий фактор логического познания. Природа понятий
Действительную основу познания показали и последовательно ввели в теорию познания К. Маркс и Ф. Энгельс. Они непосредственно связали развитие сознания с трудовой Деятельностью, при этом ведущая рол

Творчество, сознательное и бессознательное, интуиция
Творчество — это характеристика познавательного процесса со стороны его нестандартных условий, средств и продуктивности решения возникающих задач. Главным признаком творчества является рожде

Истина и ее критерии
Определение. Проблема истины — основная в теории познания и одна из основных в человеческой жизнедеятельности вообще, ибо, если человек ориентируется в жизни, не обращая внимания н

Логическое и историческое
До изложения краткого очерка истории науки определим подход, при котором это возможно сделать. История науки, как и любая история, за свою “жизнь” накопила столько чрезвычайно важной информации, чт

Античная наука
Античная наука (с VI в. до н.э.) функционирует в рамках натурфилософии. Наряду с общефилософскими проблемами (многообразия и единства мира, его основы, соотношения идеального и материального), иссл

Научная революция XVII в. Проблемы метода, структуры научного познания. Научная картина мира
Особое место в истории науки занимает научная революция XVII в. Эта революция началась с Н. Коперника(в 1543 г. был опубликован его труд “Об обращении небесных кругов”, где были изложены новые взгл

Диалектизация естествознания
В течение XVIII-XIX вв. возникает потребность осмыслить взаимосвязь различных физических свойств и процессов, а также их эволюцию. Так, М. В. Ломоносов, а затем А. Лавуазье сформулировали об

Революция и кризис в физике на рубеже Х1Х-ХХ вв. Методологическая интерпретация
В конце XIX — начале XX столетия были сделаны открытия, которые породили настоящий кризис теоретического естествознания и его методологии. Совершилась следующая научная революция. Мировоззренческий

Научные дела в зеркале западной философии науки
Перечисленные выше открытия и принципы, составляющие черты новой научной картины мира, не разрешили, если не углубили, мировоззренческий и методологический кризис науки и философии. Философский кли

Философские основания эпистемологии
К философским основаниям научного познания относятся прежде всего основные всеобщие принципы, объединяющие онтологию, гносеологию и методологию. Это принцип объективности, универсальной связи, разв

Методология и методы. Общее понятие
Краткий исторический очерк развития науки и научного познания позволяет сделать вывод о том, что наука всегда была ориентирована на выявление объективных зако- нов действительности с це

Общелогические методы познания
К основным общелогическим методам познания относятся индукция и дедукция, анализ и синтез. Индукция (лат. inductio — наведение) — это логическая форма мышления, кот

Теоретический уровень научного познания
Как выше было сказано, теоретический уровень науки качественно отличается от эмпирического. Прежде всего, здесь нет непосредственного взаимодействия исследователя с объектами реального мира.

Природа в естественнонаучном и гуманитарном познании
Понятие “природа” В первой части книги слово “природа” употреблялось часто, но не как отдельный специфический термин, а заменяя понятия “объективная реальность”, “материя”

Природа как объект естественных и гуманитарных наук
Философский подход к решению этих проблем глубоко историчен. Как свидетельствует история, феномен естественной природы как специфический объект познания и действия, отличающийся от реальност

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги