рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

V. Предопределение и сокрытый Бог

V. Предопределение и сокрытый Бог - Семинар, раздел Образование, Мартин лютер: Жизнь и теология   После Разбора Проблемы Реформаторского Прорыва Лютера Нам Сле...

 

После разбора проблемы реформаторского прорыва Лютера нам следует все еще немного задержаться на центральной теме его богословия и рассмотреть еще один важнейший ее аспект, а именно: названный в заглавии этого раздела вопрос о предопределении и сокрытом Боге.

В наиболее полной и яркой форме свои мысли на эту тему Лютер высказывает в книге «О рабстве воли» De servo arbitiro 1525 г. Так что нам с вами нужно будет совершить скачок в хронологическом плане. К пропущенным годам: между 1517 и 1525 мы, разумеется, еще вернемся. В это время происходит много интересного как в теологическом развитии, так и в самой жизни Лютера. Однако сделать такой скачок нам необходимо, поскольку мысли о рабстве воли и о сокрытом Боге не появляются впервые в 1525 г. Они сопровождают Лютера уже давно, отчасти еще во время его поисков, предшествовавших реформаторскому прорыву, и они неразрывно связаны с учением Лютера об оправдании. Поэтому мы сейчас и поговорим о них, используя в качестве основы более позднее сочинение Лютера, а именно: названную нами уже его книгу.

Своего рода переходом к данной теме от темы предыдущей может послужить следующее соображение. В споре о реформаторском прорыве Лютера не последнюю роль играет аргумент о том, что только поздняя теология Лютера способна дать человеку убежденность в своем спасении, и поэтому только такая теология заслуживает право называться подлинно реформаторской. Этот аргумент не так-то легко отбросить. Однако полностью решающим он все-таки не является. И поздняя теология Лютера не может предложить человеку никаких гарантий своего спасения. И именно потому, что спасение целиком и полностью находится в руках Божьих. Сам человек не имеет над ним никакой власти, не он решает, как поступить с оправданием. Спасение и оправдание являются даром милости Божьей. Они не были бы милостью, если бы стали чем-то само собой разумеющимся. Милость, помилование никогда не бывают само собой разумеющимися и целиком и полностью зависят от того, кто милует.

Милость исходит от Бога. Он является последней инстанцией. Поэтому мы уповаем не на какое-то постановление юридического плана, скажем: «Христос умер за нас, это гарантированно означает, что мы спасены». Это было бы своего рода возвращением к законничеству. Все, что мы можем, это сказать: «Мы уповаем на Бога, который явил нам Свою милость в Иисусе Христе». Речь идет не о гарантиях, а об уповании, надежде и доверии. Для этой надежды и доверия у нас есть твердые основания, однако мы имеем дело не с какой-то машиной, которая функционирует по заданной программе, не отступая не на шаг. Мы имеем дело с живым Богом. Мы уповаем на Него, потому что во Христе Он открылся нам как Бог прощающий и любящий. Однако это упование никогда не может и не должно превращаться в железную уверенность. Оно всегда остается упованием вопреки сомнениям.

Так было и для Лютера. Приступы сомнений и искушений не оставляли его и после его реформаторского открытия. В какой-то мере они, возможно, стали даже более острыми и тяжелыми. И, удивительным образом, именно в них по-прежнему, по крайней мере отчасти, ищет Лютер утешение. То есть в какой-то мере все вернулось на круги своя, и его ранняя теология, экзистенциальный стиль мышления снова дают о себе знать. Мы с вами сейчас это увидим. Но сначала несколько слов об истории той книги, которой мы сейчас займемся.

 

1. История сочинения De servo arbitiro и его значение

Как мы уже говорили, одним из влиятельнейших течений позднего средневековья был гуманизм. Он во многом подготовил Реформацию. Многие гуманисты перешли на ее сторону и стали даже видными ее вождями.

Однако самый известный из гуманистов того времени Эразм Роттердамский был более осторожен. До некоторой степени он с симпатией относился к делу Реформации – пока дело не дошло до окончательного разрыва Лютера с церковью. Его сильно смущала резкость Лютера и категоричность его утверждений и решений. Свои соображения он изложил в опубликованной в 1524 г. книге «Разговор или выступление о свободной воле». В этой книге он излагает свой идеал христианства и церкви. Церковь должна стать недогматическим, а, прежде всего, нравственным институтом. Она должна воспринять и довести до совершенства все попытки улучшить человека, которые предпринимались в ней и вне нее. Задача Церкви и теологии, таким образом, заботиться о совершенствовании человека, постоянно подталкивать и поощрять его к такому совершенствованию. Разумеется, такая позиция предполагает, что человек является в какой-то мере свободным, что он сам может решать, как ему быть перед Богом, что он по своей воле может принять решение быть лучше или наоборот может сам выбрать путь греха. Он нуждается лишь в мудром руководстве. И такой руководительницей и должна стать Церковь.

Эта книга Эразма стала для Лютера мощнейшим толчком для наиболее полного и окончательного выражения своих собственных взглядов. Он признается, что все споры, которые велись до сих пор (и о которых мы с вами чуть позже будем говорить), по сути своей, были крайне маловажными. Что все его противники до сих пор ухватывались за те элементы его, Лютера, вероучения, которые были сравнительно мелкими и малозначительными. Он хвалит поэтому Эразма, что тот единственный сумел затронуть самую сущность вопроса.

Однако в содержательном плане позиция Эразма представляется ему крайне слабой. И он никак не может с ним согласиться. Более того, в позиции Эразма он видит прямую противоположность своей позиции. В христианстве речь идет не об улучшении человека и общества, а о положении человека перед Богом, а это совершенно другой вопрос.

Так и рождается названное нами сочинение Лютера «О рабстве воли». Сам Лютер считал эту свою книгу наряду с Малым катехизисом единственным важным и значительным из всего, что он когда-либо написал.

И, как ни странно, именно эта книга пользуется огромной нелюбовью в лютеранской Церкви. Большинство лютеранских теологов предпочло бы, чтобы Лютер никогда ее не писал. Поэтому можно, отчасти, сказать, что тот давний спор между Лютером и Эразмом, в лютеранской церкви, по крайней мере, Эразм выиграл. К сожалению. Потому что для Лютера это был спор принципиальный. Речь для него шла таким образом: либо его позиция, либо позиция Эразма. Третьего, в сущности, не дано. Если церковь не принимает позицию Лютера, то она рано или поздно скатывается до позиции Эразма.

В чем же состоит позиция Лютера? У нас с вами нет возможности исследовать всю эту книгу Лютера во всей ее глубине и многообразии ее идей. Мы сосредоточимся лишь на двух, вероятно, самых важных и уж точно самых спорных моментах. Это, во-первых, учение о рабстве воли и предопределении. И, во-вторых, мысли о сокрытом Боге.

 

2. Рабство воли и предопределение

Для Лютера не подлежит никакому сомнению, что наше спасение приходит от Бога и только от Него. Сами мы ничего не можем для своего спасения сделать. Все, что мы можем по своей природе – это лишь ненавидеть Бога и противиться ему. Таково человечество в результате грехопадения. Таким образом, всякое понятие свободной воли, то есть возможности свободного выбора между добром и злом, является абсолютно бессмысленным. Человек уже давно стоит на стороне зла и не может с этой стороны ни на йоту сдвинуться.

Спасение приходит только от Бога. Он Сам спасает нас – без всякого нашего участия. Более того, вопреки нам. Сам по себе человек не способен обратиться к Богу. Мало того, Бог является не только инициатором нашего спасения, как учат многие, но оно полностью находится в Его руках: от начала и до конца. Человек ничего, абсолютно ничего не может сделать для своего спасения, даже просто сказать «да» предложенной ему благодати. Лютер обосновывает эту свою точку зрения при помощи множества аргументов. Главными, на мой взгляд, являются два. Первый, это всемогущество Бога. И второй – это крестная жертва Христа.

Итак, всемогущество. Если мы говорим о Боге, то мы исходим из того, что говорим о Нем, как о всемогущем. Иначе говорить о Боге просто бессмысленно. Иначе Бог становится лишь одной из множества сил, которые действуют в мире и, тем самым, перестает быть Богом. Если Бог не всемогущ, то мы не можем уповать на Него. Если Он не всемогущ, то, может быть, в некоторых ситуациях нам следовало бы уповать на какие-то другие силы, которые в таких ситуациях были бы сильнее, чем Бог. Допустить, что Бог не всемогущ, значит, скатиться, тем самым, до язычества, до многобожия. Поэтому всемогущество Бога имеет, так сказать, два аспекта: абстрактный, онтологический и конкретный, экзистенциальный. Первый означает, что ничто в мире не происходит без воли Бога, что Он и только Он является первопричиной всего. Второй говорит о том, что я всегда, в любой ситуации могу и должен уповать на Бога, что нет такой ситуации, в которой я не был бы под Его властью, что ничто не может отделить меня от Него. Оба эти аспекта учитывает Лютер.

Бог всемогущ, это значит, что все находится под Его контролем, что нет в мире силы, которая могла бы поступать против воли Бога. Не является такой силой и наша человеческая воля. Она не может поступить против воли Бога. Если Бог решил спасти человека, тот будет спасен. Если Бог решил, что тот или иной человек должен погибнуть, то тому уже ничто не сможет помочь. Таким образом, решение о спасении и приведение его в действие принадлежат исключительно Богу. Если Он всемогущ, то и человеческая воля полностью находится под Его контролем. Все решает не наша человеческая, но Его Божественная воля. Как Бог скажет, так и будет. Если Он захочет обратить данного человека к Себе, тот обратится; если не захочет, тот останется во грехе и погибнет. Поэтому учить о том, что человек хоть что-то может сделать сам, помимо Бога, это означает говорить, что в какой-то области человек сильнее Бога, это означает делать человека богом. Это означает ставить волю человека над волей Божественной. Это первый аргумент Лютера в пользу учения о рабстве воли.

Второй аргумент, как мы уже сказали, это аргумент креста. И этот аргумент для Лютера еще сильнее. Допустим, что в человеке сохранилась свободная воля, что он сам, хотя бы отчасти, способен сделать выбор между Богом и грехом, между добром и злом. Зачем тогда жертва, принесенная Христом на кресте? На этот вопрос можно ответить так: Христос своей жертвой добился для людей возможности спасения. Теперь Он предлагает это спасение людям. Дело человека принять это спасение или отвергнуть его. Это очень типичный ответ, это стандартный ответ и по сей день.

Его несостоятельность, однако, была видна уже, исходя из первого аргумента. Напомним: Бог решает, что человек примет, а что отвергнет. Даже если Он не делает этого активно, даже если Он активно не вмешивается в процесс решения, то все равно, в конце концов, решение принадлежит Богу. По двум причинам. Во-первых. Если Бог не вмешается, то человек автоматически отвергнет спасение, потому что он целиком и полностью порабощен греху. Вторая причина: мы с вами допустили, что человек порабощен греху не полностью, что он может выбрать. Однако Богу все равно будет известен выбор этого человека. Причем, известен заранее, еще до рождения этого человека, еще до создания мира. И, тем не менее, Бог создает этого человека уже таким, что тот отвергнет спасение. Он ведь мог создать его иначе. То есть все равно все решает Бог. Но это мы еще раз вспомнили о первом, онтологическом аргументе. В чем же, собственно, состоит аргумент креста?

Итак, предположим, что дело человека - принять спасение или нет. Но тогда получается, во-первых, что Христос искупил и спас на кресте не всего человека. Получается, что раз в человеке есть что-то доброе, то его, это доброе, в искуплении не нуждается. Мало того, это доброе является свободой воли, то есть от этого зависит спасение человека и его отношения с Богом. То есть это доброе, что осталось в человеке – это самое высшее, самое важное в нем. Поэтому выходит, что смерть Христова была искуплением лишь каких-то менее важных частей человеческого естества, что самое важное, самое значительное, самое высокое в человеке ни в каком искуплении не нуждалось. Таким образом, жертва Христова была чем-то крайне незначительным, какой-то мелочью. Это, во-первых.

И, во-вторых. Если человек сам решает принять ему спасение или нет, то он сам становится главной причиной своего спасения. Спасение тогда зависит, в конечном счете, от него. Главным действующим лицом будет тогда он, а не Христос. Христос и его крест превращаются тогда просто в некий инструмент человека. Понятно, что такое видение креста является его унижением, даже оскорблением.

Жертва Христова – это не какой-то инструмент, данный нам в руки, отданный в наше распоряжение. Речь идет об откровении Бога. Бог же не может быть в нашем распоряжении. Мы не можем распоряжаться Богом и Его Словом, Его откровением, Его жизнью и смертью по нашему усмотрению. Это Он распоряжается нами.

Таким образом, мы видим, что речь о свободной воле человека, действительно, бессмысленна. Все решает Бог.

Но тогда возникает вопрос о предопределении. Лютер отвечает на этот вопрос положительно. Да именно Бог предопределяет человека ко спасению. Это был для Лютера крайне утешительный ответ. Ведь если Бог предопределил меня ко спасению, предопределил от века, то ничто уже не может отделить меня от Бога и от этого спасения. Даже самый великий мой грех. Если я полагаюсь только на Бога, то я избавлен от необходимости полагаться на себя самого, ведь я слишком хорошо знаю, насколько я слаб, насколько ненадежной опорой я являюсь. Поэтому я полагаюсь только на Христа.

Однако у всего есть и другая сторона. Если Бог предопределяет кого-либо ко спасению, то из этого неизбежно по логике следует, что Он остальных обрекает на вечное проклятие, причем обрекает по своей воле, без всяких иных причин. Ведь нет причины выше и сильнее, чем Его воля. Этим вопросом мы займемся в следующем подразделе.

 

3. Сокрытый Бог

Здесь мы с вами подходим к самому сложному, самому спорному, самому неудобному, но, на мой взгляд, и к самому центральному моменту в теологии Лютера.

Если Бог является последней и главной причиной всего, что происходит в мире, то это значит, что по Его воле некоторые, а может быть, даже и многие люди оказываются прокляты. Что именно Он, лишь по своей воле, отправляет их в ад. Мысль об этом невыносима.

Впрочем, мы бы смирились с ней. Она была бы нам понятна, если бы мы ничего не знали о Христе и о том, что Бог открывается в Нем, как Бог любви. По-настоящему невыносимой эта мысль о проклинающем Боге становится именно в свете Евангелия. Как Бог, который есть любовь, может отправлять людей на вечное проклятие нам не понятно. Поэтому Лютер и называет такого Бога сокрытым – deus absconditus. Он противопоставляет этого Бога Его откровению. Бога открытого нам во Христе он называет, соответственно, deus revelatus.

В Писании засвидетельствовано откровение Бога нам. Поэтому по мысли Лютера в Писании все понятно, все свидетельствует о Христе и спасении. Мы смело можем проповедовать о них. Однако понятно нам откровение Бога, но не Он сам в Своей последней глубине, или, лучше сказать, в своей бездонности. Бог больше, чем данное Им откровение. Между тем опираться мы можем только на то, что открыто нам. Верить мы можем только тому, что нам открыто. Это парадокс.

Здесь яркое отличие Лютера от Кальвина. Кальвин учит о двойном предопределении, как о логической необходимости. Для него здесь все более или менее понятно. Одних Бог спасает, других проклинает – таково Его решение, таков Бог. Все это служит Его славе. Для Лютера здесь ничего не понятно. Ведь Бог есть Бог любви. Он хочет спасти грешников. Почему Он этого, в конце концов, не делает, вернее, делает не со всеми, остается тайной, остается сокрытым. Лютер стоит не перед жестоким и логичным Богом, но перед страшной и непознаваемой тайной.

Он пишет в своей книге: «Бог свершает много такого, о чем Он не объявляет нам в своем Слове, и желает много такого, о чем Он не желает объявлять нам в своем Слове. Так, смерти грешника Он не желает как раз по Слову своему, однако по своей неисповедимой воле Он ее желает. Ныне нам надлежит смотреть на Его Слово и оставить в стороне Его неисповедимую волю. Надо, чтобы нами руководило Его Слово, а не Его неисповедимая воля. Кстати, кто мог бы руководствоваться волей, которая совершенно неисповедима и непостижима? Достаточно только знать, что у Бога есть некая неисповедимая воля, однако что она такое, по какой причине и чего она хочет – до этого ни в коем случае доискиваться нельзя, об этом нельзя спрашивать и печься, этого нельзя касаться, а можно только бояться и молиться». Бог открыл нам, что Он желает спасти всех. Да. этим Своим откровением Бог не исчерпывается. Но все остальное в тайне. Эта тайна напрямую связана с проклятием и осуждением. Но это тайна.

Однако тайна не означает нашего безразличия. Исходя из только что процитированных слов, многие теологи решили, что все, что связано с сокрытым Богом нас не касается, что об этом нечего думать. Однако если внимательно прислушаться к Лютеру, то это не так. Он не пишет, что сокрытый Бог – это нечто неважное для нас. Он пишет о том, что перед лицом этой тайны нам нужно «бояться и молиться». Мы не можем объяснить сокрытого Бога, но мы не можем отвлечься от него. Он остается для нас реальностью, причем последней и важнейшей реальностью. Не случайно Лютер называет Его «сам Бог», «Бог, как Он есть» в противоположность «Богу во Христе».

Мы не можем отвлечься от сокрытого Бога уже потому, что, исходя из мысли о Нем, получается, что Божье «да» сказанное нам во Христе, не исчерпывает последних глубин Божьих. Это значит, что наше спасение снова ставится под вопрос.

Именно поэтому Лютер так отчаянно цепляется за слова Евангелия. За это внешнее слово. Именно потому так важно, чтобы это было внешнее слово. Слово, сказанное мне, слово, которое уже не вырубишь топором, а не какие-то мои внутренние размышления и переживания, которые сегодня одни, а завтра могут быть совсем другими. Лютер цепляется за это внешнее Слово. Он делает это в том числе и вопреки мыслям о сокрытом Боге, вопреки самому Богу.

Наша вера поэтому – это риск. Это доверие Богу во Христе перед лицом сокрытости Божьей. Мы не можем рационально или логично или как-то еще объяснить сокрытого Бога, но мы должны постоянно иметь Его в виду. Иначе как раз велика опасность, что Бог перестанет быть для нас Тайной, что Он превратиться в некий механизм, который функционирует простым и понятным образом, а распятый Христос станет лишь деталью этого механизма. Наша вера – это вера не в какую-то функцию, а отношение к самому Богу, отношение, определяемое Его откровением во Христе, но отношение, в конце концов, к самому Богу в Его сокрытости и Тайне.

Итак, простое, ясное и четкое Слово об оправдании и спасении, на которое мы можем положиться, не отменяет Божественной Тайны. В этом великое прозрение Лютера. Сокрытый Бог для него, таким образом, не просто логическое следствие из учения о предопределении, не просто закономерный вывод, который нужно принять разумом и либо объяснить его удовлетворительным образом, либо объявить его побочным и забыть о нем. Как раз наоборот! Сокрытый Бог – это экзистенциальная реальность, это та Божественная Тайна, перед лицом которой мы все стоим. Та тайна, которая не позволяет нам воспринимать Бога как простой и отлаженный механизм. Это Тайна, которая заставляет нас «бояться и молиться». В этом благодатность этой Тайны. Она нужна нашей вере, чтобы вера была не уверенностью, не гарантией, а именно живым доверием и упованием на живого и неподконтрольного нам Бога.

Лютер не случайно пишет в своей книге: «Конечно, то, что Бог по одной только своей воле отступается от людей, ожесточает их и осуждает, очень поражает здравый смысл и естественные доводы ума. Получается, будто бы Его радуют столь великие грехи и вечные муки несчастных, а ведь сказано, что Он так милосерден, так добр и прочее. Кажется, что неправедно, жестоко и невыносимо так думать о Боге. Это поражало также и всех ученых мужей на протяжении всех веков. Кого это не поражало? Я и сам не раз бывал поражен до глубины, до бездны отчаяния и думал, что лучше бы мне никогда не родиться, пока не узнал, сколь близко это к благодати».

В вечности, пишет Лютер, мы поймем, в чем тайна Божьей сокрытости. Мне кажется, что под этим пониманием имеется в виду не понимание когнитивное, разумное. И в вечности Бог останется для нас тайной. Однако мы получим ответ на вопрос о зле и о проклятии. Такой ответ, который превосходит все наши современные представления. Ведь даже, ответ, данный, исходя из Евангелия, этот ответ не полон и не окончателен. Вопрос о зле и о проклятии Евангелие окончательно не снимает. Поэтому если бы Бог был бы только Богом Евангелия, то у нас и не было бы надежды этот полный ответ когда-либо получить. Но Бог не исчерпывается тем, что Он сейчас открыл нам. И это дает нам последнюю надежду. Пусть тайна сокрытого Бога страшна, пусть она сокрушает и ужасает, но именно там кроется неведомый нам еще ответ на самые больные наши вопросы.

Во Христе мы познали Бога, как Бога любви, как Бога желающего людям спасения и всяческого блага. Сокрытый Бог напоминает нам о всемогуществе Бога и Его необоримой власти, Его несводимости ни к чему, ни к какой схеме. И именно на такого Бога можем и должны уповать мы, уповать тем упованием, форма которого задается нам во Христе.

 

Теперь становится понятным, почему учение о предопределении и сокрытом Боге является центром вероучения Лютера. Без него было бы непонятно и бессмысленно учение об оправдании. Без учения о сокрытом Боге наше учение об оправдании было бы, кроме того, плоским и поверхностным. Оправдание и спасение даются нам от Бога, они не поступают в наше распоряжение, они остаются вне нас. Они не становятся нашим внутренним качеством, нашим свойством или нашей силой. Они остаются в Боге. И это Бог всемогущий. Именно потому, что Он является всемогущим, мы можем уповать на Него, - ведь нет в мире силы, которая могла бы противостоять Нему. Но именно поэтому же мы и не можем смотреть на Бога, как на, так сказать, гаранта нашего спасения, мы не можем до конца постигнуть Его и Его контролировать. Наше спасение остается поистине вне нас, вне нашего контроля и даже вне нашей уверенности. Все наше существо должно быть устремлено к Богу: не к нам самим, не даже к спасению, дарованному нам, а именно к Богу, Самому темному, таинственному и сокрытому Богу, тому Богу, Который является Отцом Иисуса Христа.

 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Мартин лютер: Жизнь и теология

А тихомиров теологическая семинария елц новосаратовка i лютер до поступления в монастырь датой своего рождения сам лютер называет г однако вероятнее..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: V. Предопределение и сокрытый Бог

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

I. Лютер до поступления в монастырь
1. Происхождение и семья Датой своего рождения сам Лютер называет 1484 г. Однако вероятнее всего, что здесь ему изменяет память, либо его собственные знания не точны. Можно считать

II. Средневековая теология
  Чтобы по-настоящему понять то, что испытал Лютер в монастыре, к чему он стремился, что его волновало и пугало, чтобы понять само его реформаторское открытие, нам нужно сначала броси

III. От послушника к профессору
  1. Поступление в монастырь Отец, как мы уже говорили, активно воспротивился решению Лютера идти в монастырь. В то время было принято считать, что уйти в монастырь –

IV. Реформаторский прорыв Лютера
  Вопрос об этом очень тяжел и спорен. На первый взгляд при этом может показаться, что речь идет, в общем-то, о какой-то мелочи. Какая разница, когда, как и в чем именно, главное ведь

VI. Церковь, власть, Писание
  Сейчас мы с вами бросим быстрый взгляд на пропущенные нами годы между 1518 и примерно 1522. В эти годы произошло очень много важных событий, было опубликовано Лютером множество край

VII. Жизнь в мире
  1. Женитьба и брак Лютера В результате реформаторской проповеди учащаются случаи, когда монахи или монахини бегут из монастырей. В их числе были и восемь монахинь из

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги