рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

ДОРОГА № 1

ДОРОГА № 1 - раздел Литература, Перекресток футурологическое фэнтези (Внимание Идущим! Вероятность Свернуть На Дорогу № 1 И Пройти Ее До Конца Не ...

(Внимание идущим! Вероятность свернуть на дорогу № 1 и пройти ее до конца не превышает 1%)

Пролог

Холодный арктический воздух вторгался на Русскую равнину со скоростью курьерского поезда. «Мешком холода» иногда называют такое вторжение метеорологи. Там, где этот «мешок» сталкивался с более теплым воздухом, кружили метели. Снежные вихри устремлялись ввысь, и непонятно было, откуда же идет снег, сверху из облаков, или снизу, взвиваясь с заснеженных полей.

Полоса метелей и снегопадов пересекала центр России кривым клинком. И этот клинок стремительно двигался все дальше к югу, вырубая из лесов, полей и городов слякотную дурь. А за ним почти сразу устанавливалась морозная тишина.

И полная луна ярко освещала заснеженные равнины.

Для цепочки лыжников, наискосок пересекавших широкую долину, луна была скорее врагом, чем другом. Хотя еще час назад, пробиваясь сквозь метель, они больше всего желали как раз ясного неба, чтобы понять, правильно ли они идут.

Оказалось, что шли правильно. И теперь неплохо было бы снова укрыться в очередном метельном заряде.

«Заряд», это не совсем литературно, но вполне научно. Странно, что подобное «размышление о терминах» посетило прокладывающего лыжню человека, шедшего впереди цепочки. Впрочем, психика вещь парадоксальная. Чего только не взбредет в голову в самый вроде бы неподходящий момент.

Возраст идущего впереди определить было довольно трудно не только в неверном свете луны, но и ясным солнечным днем. С равным основанием ему можно было дать и тридцать и пятьдесят.

Однако по снежной целине он шел ровно и мощно, показывая выносливость отнюдь не пятидесятилетнего мужчины. Он не слишком торопился, но и не задерживался перед мелкими преградами. Лыжня после него была ровной. Еще три человека укатывали ее до вполне хорошего состояния.

И за ними по уже хорошей ровной лыжне катило с десяток молодых людей. Не всех можно было назвать спортивными, некоторых многочасовой марш-бросок изрядно утомил.

Однако никто из них даже не помышлял об отдыхе. Они знали, что ввязались в весьма серьезные игры и теперь должны не отставая идти вперед за своими вожаками.

Вожаков же было пятеро. Первый из них торил лыжню. В своей среде он был известен по псевдониму Интеллектуал. И действительно обладал ученой степенью и несколькими университетскими дипломами.

В этом походе он оказался весьма полезен даже как простой исполнитель, ибо был в весьма неплохой физической форме. А его парадоксальный ум готов был подсказать весьма эффектные оперативные комбинации, которые по достоинству оценил бы непосредственный руководитель операции, шедший сейчас за ним.

Этого руководителя все звали Батей. Батя был ровесником Интеллектуала. Коренастый, крепкий, исключительно выносливый, умелый и ловкий бывший полковник ВДВ был прирожденным командиром. Вопреки расхожему мнению, командирские качества сочетаются в людях отнюдь не с паучьей серьезностью или показной свирепостью, которые иные готовы назвать строгостью.

Прав был классик, сказавший, что настоящий командир должен уметь рассмешить стадо баранов перед воротами бойни. Батя это умел. И умел потом легко посылать смеющихся людей в пекло.

Но при всем при том он оставался бесконечно обаятельным и искренне добрым. Правильные черты лица, прямой нос с легкой горбинкой, прозрачные светло-серые глаза, аккуратные острые седоватые усы, - все это делало его лицо по-настоящему красивым. Красивым той мужественной красотой, которая одновременно чужда как кукольности героев-любовников, так и утрированной суровости иных воинов-красавцев.

Батя великолепно смотрелся и в своей парадной полковничьей форме, и в камуфляже и в строгом цивильном костюме-тройке.

Кроме Интеллектуала и Бати в их группе было еще трое взрослых мужчин. Все бывшие офицеры. Двое десантников - когда-то подчиненных Бати, и один военный инженер, окончивший в свое время академию имени Куйбышева.

Они были намного младше Бати и Интеллектуала. Но всем далеко за тридцать. Все великолепно физически развиты, профессионально спокойны и по-хорошему злы.

Каждый из них пришел к участию в проекте своим собственным путем. И направление этого пути было определено скорее ситуационно, нежели осознано. Но, так или иначе, они оказались здесь с Батей и Интеллектуалом, во главе цепочки молодых людей, которых Батя шутя называл экстремальными туристами.

Они были недавними выпускниками ВУЗов или студентами-старшекурсниками. Инженеры-физики, авиаторы, химики, геологи.

Дилетанты в военном деле, хотя большинство из них и были офицерами запаса. Однако в политике гораздо большими профессионалами, чем шедшие за Интеллектуалом и Батей взрослые мужчины и офицеры. Ибо все они пришли в политику еще в 14-15 лет. Им не нужно было краха жизненных планов, целой серии несправедливостей, унижений и безуспешных попыток примириться с действительностью, чтобы принять необходимость своей борьбы.

Бритоголовыми юнцами вступали они в политические баталии, изначально не покупаясь на пение различного рода патриотических сирен. Их пытались использовать многие. Но они не поддавались на обман и подкупы. С максимализмом юности они требовали от потенциальных вождей указать путь, где можно открыто поставить все на карту, сказав Всемогущей Судьбе: «Все или ничего!».

И они оставались такими, даже выйдя из подросткового возраста. Они сидели в студенческих аудиториях и штудировали науки, которые могли дать им бесконечное могущество. Но юные гении, потенциальные творцы победоносного оружия или чудесной техники, те, кто не в шутку, а всерьез мог с киркой найти вольфрам в Подмосковье, были обречены на жалкое прозябание. Тем более обидное, что рядом процветали откровенные криминальные отбросы или различные полуграмотные юристы, финансисты и специалисты государственного управления всех сортов.

В свое время циничные казенные патриоты, плюнув на возможность обмануть наиболее развитую и лучшую часть русской молодежи, готовили молодым технарям жизнь, где они получили бы свое пресловутое «ничего».

Но … появился Интеллектуал, который показал им, как взять все.

И вот теперь они, обливаясь потом, шли, пересекая наискосок залитую лунным светом заснеженную долину.

Шли, чтобы получить ВСЕ.

 

Глава 1.

Тридцать две пары любопытных глаз были устремлены на лектора.

Удивительно, что в поздний час, послушать совершенно необязательную лекцию по истории цивилизации и техники пришли студенты, как сказали бы в наши дни, не обремененные излишней усидчивостью, - думал стоявший за кафедрой профессор. Впрочем, старшее поколение во все времена любит побрюзжать и покритиковать молодежь. И такое брюзжание есть самый верный признак надвигающейся старости.

А профессор старым себя не считал. И, объективно говоря, таковым не являлся, хотя частенько бравировал своим возрастом. В то же время поразительное разгильдяйство лучших представителей первого свободного поколения России было аномальным даже по меркам далекой от совершенства дряхлой евразийской державы.

Впрочем, первая же по-настоящему серьезная встряска быстро отсеет тех, кто действительно не способен собраться.

О чем это я, - одернул себя лектор. Ребята явно неординарные. Они сами попросили прочесть им курс лекций. И пришли, выделив время, которого им и так не хватает. Они разрываются между по-настоящему трудной учебой и работой. Вот с этого и начнем, - подумал лектор.

- Уважаемые коллеги (профессор всегда именно так обращался к студенческой аудитории), вы все здесь те, кого в мое время называли технарями. И должны ценить инженерный подход во всем. Поэтому в соответствие с этим подходом начну с самого главного, зачем собственно вы сюда пришли, ради чего готовы добровольно пожертвовать своим временем.

Уместно в этой связи будет вспомнить один из управленческих афоризмов фирмы Локхид, где в шутливой форме излагаются весьма серьезные принципы управления, которым фирма неуклонно следует. Так вот, первый афоризм гласит: «Прежде чем начать какой-либо проект, подумайте, можете ли вы без него обойтись. И если обойтись без него можно, не начинайте его».

Судя по всему, вы пришли к выводу, что без понимания некоторых мировоззренческих основ бытия и вашего места в нем вам будет трудно строить свою жизнь. Причем иногда отсутствие царя в голове мешает даже в мелочах, как ни парадоксально это звучит.

Именно мировоззренческие вопросы подспудно фигурировали в ваших просьбах рассказать об истории цивилизации и цивилизационных перспективах. Что ж, я отвечу на ваши вопросы и докажу вам, что вы были правы в своих намерениях.

Тут профессор перешел с академичного стиля на пророческий. Не «попытаюсь », а «отвечу и докажу». Но это было сделано уместно - надо сразу брать быка за рога. Времени в обрез.

- Не бойтесь, коллеги, я не уйду от темы, и не впаду в беспредметный треп. О закономерностях цивилизационного процесса и сути НТР мы еще поговорим достаточно подробно. И, тем не менее, я начну сразу с наиболее масштабных вопросов. Рассмотрение этих вопросов занимает, вопреки расхожему мнению, мало времени. Это только иные гуманитарии умеют обсасывать два-три четких утверждения в десятках и сотнях томов.

Мы не будем им уподобляться.

Итак, поговорим, ни много, ни мало о сути Божьего замысла. Поставьте себя, господа будущие инженеры, на место Творца. Уместно ли генеральному конструктору и одновременно генеральному директору некоторой фирмы самому вычерчивать подшипник левого шасси. Или подавать заготовки токарю Иванову.

Очевидно, что нет. Конструктор обдумывает лишь стратегические идеи, которые будут реализованы в изделии. Директор изыскивает финансирование и подбирает персонал. И т.д. и т.п.

Идея, я думаю, ясна. Творец действительно создал нас по своему образу и подобию, как помощников в реализации замысла. Ему гораздо проще создать работоспособный коллектив, чем самому заниматься мелочами.

Кстати, именно инженерный подход объясняет и определенные общие закономерности строения Вселенной. В самом деле, Творец мог бы в каждом ее уголке работать по индивидуальным проектам. Но это не входило в Его планы. Он создал более или менее единые правила игры и начал, не вступая в противоречие с этими правилами, лепить себе помощников.

Таким образом, и появились в итоге разумные люди (я надеюсь, что это так, хотя бы в отношении собравшихся в этой аудитории).

Наверное, на нас возложено достаточно много задач. И далеко не все можно осознать сейчас. Однако одна задача для любого коллектива творцов очевидна. Это задача создать изделие, которое бы не развалилось, не подвело при эксплуатации.

Профессор оглядел аудиторию. Ребята пока не скучали. Большая часть даже испытывала определенное интеллектуальное удовольствие от несколько парадоксально сформулированных мыслей. Однако профессор знал, что этого интереса не хватит надолго. Надо было заканчивать вступительную часть и захватывать интерес слушателей следующим сюжетом.

- Итак, коль скоро мы соавторы Творения, нам нужно не допустить конца Вселенной. Это может и не единственная, но главная наша задача. Вы можете сказать, что наши возможности в масштабах Вселенной ничтожны. Да, пока ничтожны. Но человечество упорно осваивает все больший объем энергии и использует его по прошествии каждого нового этапа НТР с все большим КПД.

Продолжая эту тенденцию в будущее, мы можем предположить, что рано или поздно мы овладеем всей энергией Вселенной, и сможем использовать ее с КПД в 99, 9…%. И тогда мы не допустим ни тепловой смерти нашего мира, ни нового большого взрыва и т.п. вариантов конца света.

Кстати, многие исследователи этих сценариев обращают внимание на то, что мир устроен так, что находится как бы «на грани». Например, оценивая массу Вселенной, так и не могут точно определить, будет ли она бесконечно расширяться или наоборот снова сожмется в точку. Я не сторонник этих научных доктрин, но мне интуитивно кажется, что на место одних сценариев возможного конца света неизбежно выйдут другие. И в каждом из них будет эта неопределенность. Эта зависимость от неких весьма малых с точки зрения Вселенной воздействий.

Но оказать эти воздействия как раз и будет по силам Разуму, овладевшему подавляющим большинством энергетических потоков мироздания. А еще лучше всеми.

В этом суть прогресса, в этом задача, поставленная нам Творцом. На это работали миллионы лет эволюции. Ради этого в экстремальных условиях возник человек. Кстати, великий Вернадский утверждал, что человек на своем пути построения техносферы, а затем и ноосферы просто продолжает воплощать закономерности, которые определяли эволюцию биосферы. Из этого можно сделать вывод, что логика эволюции едина. Человек появился на свете закономерно и воплощает те тенденции, ради которых жизнь и создавалась. Только с большей интенсивностью.

Но современная наука пошла дальше. Буквально в последние годы четко доказано, что при той геологической и геохимической обстановке, что была на Земле в период ее геологической молодости, жизнь не могла не зародиться. Ее появление не маловероятный результат случайного перебора комбинаций, а предопределенный результат направленной эволюции геохимического развития оболочки планеты с такими изначальными свойствами как Земля.

Просматривается единый замысел Творения, где сама геология Земли порождает ее биологию, биологическое развитие порождает разум, а уже разум, сначала методом проб и ошибок, а потом осознанно начинает работать на выполнение Божьего замысла.

Разумеется, и в развитии жизни и в развитии человечества есть тупики. Если жизнь или разум начинают уж очень глубоко забираться в тупик, уклоняются от магистрального пути эволюции, Творец посылает им предупреждение, а потом испытание. И это испытание проходят только те, кто соответствует Божьему замыслу.

Вдумаемся, динозавры по своему генофонду были в 10 раз сложнее нас. Это своего рода совершенные создания. Совершенные с точки зрения поглощения жратвы и заполнения территории своей биомассой. Но то был тупик.

И Творец прислал на Землю астероид. Последовавшее затем похолодание уничтожило динозавров. Но, и это мало известно широкой публике, одновременно вымерло подавляющее большинство видов растений, насекомых и даже бактерий.

Их место заняла практически иная биосфера, где вершиной стали млекопитающие, а потом один из них – человек. А произошли мы все от совершеннейшего маргинала в мире динозавров. Какой-то зверушки типа крысы.

Но обратите внимание, какой комфорт испытывала эта зверушка, когда из-за недостатка тепла динозавры стояли, не в силах пошевелиться. А она нагло подходила к ним и жрала свежего мяса от пуза. Это все равно, как если бы сейчас потеряли подвижность олигархи, полицаи, все начальнички и их обслуга. А мы с вами приходили в их шикарные дома и офисы и брали все, что понравится. В том числе и их телок.

Профессор намеренно нагнетал вульгарную лексику. Аудитория готова была выключиться. И хулиганские выражения немного бодрили усталую толпу.

- А телки оставались бы неподвижными, или нет, - спросил крупный крепкий парень с короткой стрижкой, боксерским сломанным носом и неожиданно живыми и умными глазами.

- Я думаю, мы бы остались довольными в любом случае. Да и известная доля неподвижности в данной ситуации не повредит. Во избежание ненужных разговоров, расспросов и неадекватного поведения. Ведь иным дамам трудно сразу понять, что времена изменились и в городе наши.

Аудитория зашевелилась. Синдром усталой толпы был преодолен.

- Смысл всех революций в этом, - продолжал профессор. Зажравшаяся элита едва ли не физически сжирается маргиналами, имеющими потенциал для выполнения Божьего замысла.

Ведь люди не безгрешны. Верхушка человечества постоянно хочет затормозить прогресс. Ей и так хорошо. И Бог посылает новые испытания. Болезни, климатические или геологические катастрофы, взрывы немотивированной социальной активности масс. Не буду утомлять вас подробностями, но внимательный анализ любых катастроф и их социальных последствий позволяет увидеть, что их обязательно предваряет период застоя. Период, когда зажравшимся верхам слишком хорошо и легко живется, а низы не имеют сил изменить ситуацию и просто тупо вымирают.

И тут мы подходим к текущему моменту. Имеется ли сейчас торможение прогресса? Вы, технари, знаете, что есть. Ростовщики, бюрократы, дебильная обслуга из СМИ и шоу-бизнеса, властвующие сейчас и в мире, и в нашей гнусной недобитой империи, понимают опасность прогресса и тормозят его. Не дают развиться новой энергетике, новым технологиям теплообеспечения, новым видам транспорта и т.д. и т.п. Смешно, но без внимания остаются даже поистине чудесные способы борьбы с раком и способы неограниченного, о Боже, продления жизни.

Твари на верхах в прямом смысле скорее сдохнут, чем дадут возможность реализоваться нам, инженерам и ученым. Они как динозавры современности. И поэтому обречены на уничтожение.

Ну, а кто может сейчас идти по пути, указанному Богом? Вам понятно уже, что только мы с вами.

И бороться с деградантами мы должны любыми, я подчеркиваю, любыми способами. Нам все позволено. Более того, это наша обязанность.

С нами Бог!

 

На этой пронзительной ноте первая половина лекции закончилась. В перерыве к профессору подошел организатор мероприятия, неформальный студенческий лидер одного из технических ВУЗов. Звали его Алексом все. Был он то ли Алексеем, то ли Александром. Профессор тоже долгое время не знал его настоящего имени. Да и не нужно ему это было. Официальных отношений между ними не было. Общались они в основном непосредственно или по мобильному телефону.

Профессор знал, что Алекс снимал квартиру, был достаточно деятельным человеком и, по студенческим меркам, прилично зарабатывал. При этом у него хватало время и на аспирантуру, и на парашютный спорт и на политическую активность в студенческой среде. Тем не менее, этот худой, высокий, подвижный молодой человек с типичной арийской внешностью был не лишен недостатков.

Главным из них было его поразительное, отнюдь не арийское, разгильдяйство. Он ни разу не пришел ни на одну встречу с профессором вовремя и постоянно забывал о деталях договоренностей. Удивительно, как такой разгильдяй мог успешно закончить трудный технический ВУЗ и выполнить более 200 прыжков с парашютом.

Если он так же складывает парашют, как приходит на встречи, то странно, что этот парашют у него раскрывается, - частенько думал профессор. А может быть он вообще умеет летать без самолета и парашюта? Бред, конечно, но есть в нем что-то от птицы. Тонкокостность, немигающий взгляд, выступающий нос и странный тягучий говор, напоминающий крик ночных птиц.

Впрочем, что только ни придет в голову в конце рабочего дня.

- Вячеслав Иванович, - обратился Алекс к профессору, ну вы и задали тон. Народ в восторге и в трансе.

Что, не нравится? Могу закончить хоть сейчас. Сами напросились на мое участие в вашем мировоззренческом ликбезе.

- Да нет, что вы, что вы, все отлично. Просто ребята не привыкли к такой постановке проблем.

- Пусть привыкают. И загоняй толпу в аудиторию. Уже поздно, а мне ехать далеко.

- Сей момент, Ваше превосходительство, - в неожиданной для профессора манере откликнулся Алекс.

Народ, как это всегда бывает после перерыва, медленно потянулся на места.

- Поживее, господа, - сказал профессор. Так мы и до полуночи не закончим. Итак, надеюсь, замысел Творца вы поняли. Можете, кстати, не персонифицировать Его. Назовите такой порядок вещей общими закономерностями строения мира, или любым другим термином.

Далее я покажу, как эти закономерности неизменно проявляются и в геологической истории, и в истории науки и техники, и в политической истории человечества. Собственно показ подобных перипетий развития и есть смысл нашего с вами краткого курса лекций по истории цивилизации и развития науки и техники.

А для чисто эмоционального принятия неизбежных выводов я приведу один пример из своей жизни.

В раннем детстве семья моих родителей жила в огромной коммунальной квартире. Мерзости такого житья большинству из вас, а может быть и всем, к счастью, не понять.

Вам не понять, как можно буквально обоссаться в очереди в туалет. Не понять кухонной ненависти всех против всех и тому подобных прелестей.

И, слава Богу, что не понять. Но не в этом дело. В коммуналке жили в некотором смысле привилегированные люди. Семьи инженеров ракетных и ядерных НИИ. Дом был построен по стандартному немецкому проекту пленными немцами. Очень милый дом. Только вот в Германии в каждой из этих квартир жила одна семья, а у нас в каждой комнате ютилось по семье.

Привилегированность же заключалась в том, что кругом жили рабочие тех же предприятий. Жили в бараках, почти как в концлагере, с уборными на улице. Несколько десятков семей на барак. То есть еще хуже.

Так вот, господа, несмотря на мелочи неустроенного быта и взрывы агрессии из-за перенаселенности, было и определенное общение. Оно происходило в основном на кухне. Во время после смерти Сталина было определенное смягчение нравов. И отцы семейств осмеливались заговаривать на профессиональные темы. Очень часто разворачивались интереснейшие споры. Например, о перспективах авиации в связи с развитием ракетной техники и зенитных ракет.

Кстати, многим тогда казалось, что зенитные ракеты не оставят военной авиации никаких перспектив. Я помню эти споры почти до деталей.

И меня поразила одна беседа. Обсуждались результаты ядерных испытаний американцев. В те времена бомбы рвали «на земле, в небесах и на море». Разумеется, в профессиональной среде циркулировала информация об усилиях потенциального противника.

Так вот, однажды стали обсуждать эффект превышения расчетной мощности ядерных зарядов на глубоководье. Одной из версий было наличие повышенной концентрации тяжелой воды на больших океанских глубинах. Выходило, что природный тритий может быть в этой ситуации вовлечен в термоядерную реакцию.

Мужики заспорили о возможностях процесса. А потом, буквально на коленке, прикинули, что может случиться, если эта гипотеза верна. И получилось, что если взорвать заряд мощностью более десяти мегатонн (подробнее не помню) на дне самой глубокой Марианской впадины (глубина больше 11 километров), то Земля расколется.

Я смотрел на этих затюканных жизнью мужиков как на чудесных великанов. Я как-то сразу поверил в такую возможность. И мне, ребенку довольно боязливому, верившему в страшные сказки, было совсем не страшно.

Но, внимание, господа, мне было непонятно только одно. Как люди, которые способны расколоть земной шар, будут завтра утром выстраиваться в очередь, чтобы сходить в сортир, а потом в другую очередь, чтобы вымыть руки. Как они терпят эту унизительную жизнь. Почему не выйдут и не заорут: «Или завтра каждой нашей семье по отдельному туалету, или мы взорвем ваш мир ко всем чертям!».

Шли годы, я многое понял. Понял, в частности, что не все так просто … реализуется. Но трудно - не значит невозможно. И мне опять непонятно, почему гениальные технократы все еще получают меньше и живут намного хуже, чем уголовники от бизнеса, полуграмотные менты, свора разных правоохранителей, бездарные интриганы и политиканы, человекообразные спортсмены, олигофрены с телевидения или потаскухи из балета.

И уж поверьте системному аналитику, я знаю, как изменить сложившееся положение. Не смогли этого сделать технократы поколения моего отца, этого не смогли сделать мы, но это сможете сделать вы.

Более того, если вы этого не сделаете, то будете не просто прозябать, вы сдохнете в нищете и депрессии. У вас нет других альтернатив.

Победить или умереть.

Третьего не дано.

 

Глава 2.

Ваня Сидоров был молодым человеком чуть ниже среднего роста. Ничего особо выдающегося или запоминающегося. Торчащие в разные стороны нечесаные волосы, отдельные пряди которых казались разноцветными, зеленовато-желтые глаза неопределенного выражения, нос картошкой, коротковатые кривые ноги и крупные сильные руки.

Доброжелатель сказал бы о нем – неладно скроен, да плотно сбит. Критик назвал бы его корявым. Но наиболее точно характеризовали в родной деревне. Таких парней и мужиков в русской глубинке зовут неувязными.

Но неувязные корявые русские мужики порой демонстрируют такие чудеса и в работе и в бою, что внешние наблюдатели только за голову хватаются. Было от чего хвататься и тем, кто мог общаться с Ваней.

Так случилось, что с самого раннего детства Ваня очень хотел читать. И первая книжка, которая ему попалась, была полуразодранным учебником химии для 7-х классов средней школы.

Остается загадкой, как ребенок из многодетной деревенской марийской семьи, сын полуграмотных родителей, в неполные 6 лет научился читать по этой книге. И его уже не интересовали ни сказки, ни приключения, ни детективы. Второй книгой в его жизни стал учебник химии для 8-х классов. И так далее.

Что мог понять шестилетний, не умеющий считать, ребенок, в этих книгах - задача для специалистов по детской психологии. Которую, вероятно, они бы так и не решили. Но факт остается фактом. К первому классу Ваня уже прилично считал, знал арифметику и начатки алгебры в объеме, необходимом для понимания его любимых книг. И, разумеется, запоем читал все книги по химии, которые мог достать в библиотеке сельской школы.

Колдовское очарование химии сопровождало Ваню все время отрочества и юности. Химия стала становым хребтом его интеллекта. Остальные науки, да и вообще все отрасли знания и культуры осваивались им постольку, поскольку это было нужно для понимания химии.

Но громадный объем теоретических знаний по любимому предмету не находил своего применения в деревенской жизни. Все возможные пиротехнические опыты (а именно таким образом реализуются химические знания у любого мальчишки) были проделаны уже к 12 годам, поразив сверстников и изрядно напугав взрослых. Для большего в деревне не было соответствующих реактивов и условий.

Оставались только теоретические фантазии на химические темы, которые и сформировали совершенно необычный для деревни абстрактный склад ума.

Впрочем, в остальном Ваня оставался типичным деревенским прагматиком, эмпириком и практиком до мозга костей, глубоко чуждым всему, что иной городской житель, склонен называть культурой.

Приемная комиссия Московского института тонкой химической технологии была изрядно озадачена, решая вопрос о зачислении Ивана Сидорова. Экзамен по химии Ваня сдал блестяще, попутно развернув настоящую научную дискуссию с экзаменаторами по вопросам, могущим составить темы нескольких полноценных кандидатских диссертаций.

Математику и физику Ваня сдал на твердые четверки. А вот сочинение было просто ужасным. И мало того, помимо массы грамматических и стилистических ошибок, из Ваниного текста сквозило неприкрытое презрение ко всем вопросам, которые он должен был рассмотреть в сочинении.

Тем не менее, Ваню приняли, натянув, скрепя сердце, тройку по русскому языку. К счастью, в российских технических ВУЗах еще остались в руководстве люди, умеющие оценить ситуацию по существу.

К учебе Ваня приступил с прямо-таки сладострастным упоением. Наконец-то в его распоряжении великолепные лаборатории и обширная специальная библиотека. Кому-то может показаться курьезным, но, осознавая свою незаурядность, Ваня ничего иного и не хотел от московской жизни. Не получение вполне обычных мирских благ, а только удовлетворение своей страсти познания химии. Не для того он вырвался из деревни, чтобы стать богатеньким московским обывателем через химическую лабораторию. Он вырвался из деревни именно в химическую лабораторию. Ничего другого ему было не нужно.

Был бы менталитет Вани более аристократичен, к нему вполне были бы применимы строки средневекового поэта:

 

Мудрец Раймонд в подвале запер дверь.

Он не страшится риска и потерь.

Ушли поместья дымом золотым,

Вторая колба лопнула пред ним

Но если третье выдержит горно,

Заблещет чистым золотом оно.

 

В конце концов, настоящие алхимики искали в первую очередь истину, и только потом золото.

Разумеется, химические дисциплины Ваня сдавал на одни пятерки, вызывая после каждого экзамена легкий шок в преподавательских кругах.

Математику, физику и общеинженерные предметы Иван штудировал достаточно добросовестно и имел по ним твердые четверки. Он, скрепя сердце, понимал, что эти знания нужны ему для освоения предмета своей страсти. Хотя иногда бестактно не скрывал раздражения по поводу необходимости отрывать время от любимой химии. В эти минуты он походил на нечесаного, раздраженного уличного пса, глухо рычащего на случайно задевшего прохожего.

Дисциплины же общественно-политического цикла Ваня сдавал лишь со второго-третьего раза. И не более чем на тройку. О его хамских препирательствах с преподавателями соответствующих предметов на экзаменах ходили такие же легенды, как и о его блестящих экспромтах на экзаменах по химическим дисциплинам.

Жизнь в столице требовала денег. Стипендию Ваня получал нерегулярно. Но даже если бы он ее получал, прожить на нее все равно было нельзя даже предельно неприхотливому человеку. И Ваня сделал весьма нетривиальный, тем более для деревенского парня, ход. Он даже не пытался разгружать вагоны или мести улицы.

На кухне в общежитии он сварил тротил. Любой соответствующий учебник докажет вам, что при комнатной температуре и без термостата это невозможно. Но … Ваня сделал это. И стал варить взрывчатые вещества собственного изготовления килограммами.

Неясно, что было более удивительным. То, что он смог решить сложнейшие химико-технические проблемы в домашних условиях? То, что эти килограммы сильнейших взрывчатых веществ не рванули в его комнате из-за неизбежных в бардаке общежития случайностей? Или то, что он легко нашел оптовых покупателей в криминальной среде, не имея до того никаких связей с этим миром?

Однако гениям и детям покровительствуют Боги. Ваня стал зарабатывать, и немало, на жизнь любимым делом. Но уже через полтора года ему стало скучно варить взрывчатку. Он открыл для себя новую страницу в химии – биохимию и фармакинетику. Нет, эти предметы еще не преподавались на втором курсе. Но уже к концу первого курса Ваня освоил весь объем химических дисциплин родного ВУЗа и начал осваивать смежные отрасли, имеющие отношение к химии.

Так же на кухне, без термостатов и другого сложного оборудования он синтезировал свой первый наркотик. Доходы возросли многократно. Ваня жил теперь в отдельном блоке общежития и не отказывал себе ни в чем. Хотя его личные потребности оставались весьма скромными. И то сказать, с такими доходами он давно мог бы снять приличную квартиру. Но ему как-то не приходило в голову, что можно жить вне общаги. Неувязный парень, да и только.

И тут его подстерегла неожиданная любовь. Надо сказать, что до этого у Вани не было не только полноценной любовной связи, но даже легкой влюбленности. Своих сверстниц в деревне он просто отпугивал одержимостью в учебе и странностями поведения. Деревенские девушки не любят таких типов.

В Москве же Ване было просто не до женщин. Первые два года он не мог думать ни о чем, кроме открывшихся перед ним возможностей заниматься любимой наукой. Да это ведь была и не наука. Это была страсть, это было колдовство, это был образ жизни.

Но природа всегда возьмет свое. И чем дольше затягивать отдание ей должного, тем с большими процентами она взыщет. Ваня влюбился как-то вдруг и отдался свой страсти с фанатизмом.

Однокурсница Наталья Бродовская была родом из Приднестровья. В Москве обосновалась у своей бездетной тетки. Друзьям и знакомым говорила, что является представительницей графского рода. Курьезно, но при этом она не знала, что графский дом Бродовских действительно существовал и владели они обширными землями в районе западно-украинского города Броды.

Можно было подшучивать над этой легендой, но искушенному человеку с первого взгляда была видна породистость девушки. Чуть выше среднего роста, с идеальной фигурой и удивительно свежей кожей, напоминающей дорогой шелк. Ее каштановые волосы были густы и слегка волнисты. Глаза отличались поразительной живостью и яркостью.

Впрочем, девушек с такими данными довольно много на улицах Москвы. Несомненное наличие породы проявляется тогда, когда все это дополняется природной грацией и пластикой, сочетанием изящества со скрытой внутренней силой. Как много может сказать о генофонде неожиданно сильная кисть с длинными, тонкими, на первый взгляд, хрупкими пальцами. Или стройная, несколько может быть и крупноватая нога с непомерно маленькой стопой с высоким подъемом, когда кажется, что такая женщина всегда стоит на высоких каблуках. Даже тогда, когда на ней тапки без задников.

Давно замечено, что таких, как Ваня Сидоров всегда влечет к таким как Наталья. Но первая любовь редко бывает взаимной. Ваня осыпал свою избранницу подарками и знаками внимания. Он был готов и мог и искупать ее в шампанском, и засыпать розами.

Однако Наталью подобная страсть элементарно испугала. Тогда Ваня пошел ва-банк. Он сказал, что покончит жизнь самоубийством, если не добьется взаимности. Наталья в ужасе спряталась у тетки и неделю не ходила на занятия.

А Ваня вколол себе двойную дозу своего самого сильнодействующего изделия и действительно едва не умер. Его спасли с большим трудом. Но врачи вынуждены были сообщить в милицию о подобном случае. Бизнес и Иванова дальнейшая судьба висели на волоске.

Дальнейшие события очевидцы склонны трактовать по-разному. Согласно одной версии дело закрыл искушенный опытом сотрудник милиции. Он здраво рассудил, что попади Ваня на зону, паханы так используют его таланты, что мало не покажется никому. Так что лучше все оставить как есть.

Другая версия гласит, что отмазали Ивана всемогущие заказчики его продукции, у которых вся московская милиция на содержании. Так или иначе, после выздоровления Ваня не имел проблем с органами. Но личная драма надломила его. Он пустился во все тяжкие, пил неделями, хамил всем подряд и заказывал себе довольно дорогих проституток.

В итоге же завалил сессию и вылетел из института. Но в нынешней Москве деньги делают все. А они у Вани были. По странной прихоти он остался жить в общежитии, откупился от армии, и в итоге восстановился в институте.

Наталья к тому времени учебу бросила. Не выдержала графиня Бродовская нищеты студенческой жизни, окончательно обосновалась у тетки и стала работать официанткой в дорогом ресторане. Разумеется, девушку с такими формами охотно взяли на работу, где она по сей день использует свою природную грацию и отсвет внутреннего благородства на ниве получения все более крупных чаевых.

На том и заканчивается присутствие сей дщери графского дома Бродовских в нашем повествовании. Для нас же важно то, что Ваня Сидоров ее больше не видел и окончательно забыл. Но след эта неудачная любовь в его судьбе оставила. После перенесенных испытаний он стал молчаливым и еще более замкнутым.

Он впервые задумался сначала о перспективах, а потом и о смысле своей жизни. Надо прямо сказать, что Ваня к таким раздумьям не был готов. Ибо это занятие только на первый взгляд кажется простым. На самом деле, если человек почувствовал потребность разобраться с такими вопросами, то ему придется потратить изрядное время и душевные силы. А далеко не все, даже весьма умные и волевые люди склонны к подобным тратам энергии. Ведь всегда найдутся текущие дела и поважнее.

Ваня, тем не менее, был не таков. Он стал запоем читать соответствующие книги. Но ясности в его мировоззрение они не внесли. Разве что оценки по общественно-политическим дисциплинам резко повысились. И теперь о дискуссиях Вани с экзаменаторами говорили не только химики, но и философы и политологи.

Впрочем, до великого философа ему было еще далеко. Да и вряд ли он бы прошел этот путь. Бизнес все глубже затягивал гениального химика. После конфликта с правоохранительной машиной заказчики стали вести себя жестче, периодически давая понять, что он у них на крючке. Объемы заказов увеличивались, а гонорары не росли.

На жизнь, тем не менее, вполне хватало. Но впереди все отчетливее маячила участь вульгарного мафиози.

И тут судьба снова сделала крутой поворот.

Светлана Дерябина отдаленно походила на Наталью Бродовскую. Скорее всего, фигурой. Правда была сантиметра на три повыше и на пару размеров крупнее. Рядом с ней Ваня казался мальчиком.

Разумеется, при таких размерах, Светлана не могла быть грациозной, как графиня Бродовская, но, тем не менее, была вполне гармонично сложена и на иной вкус даже более привлекательна. Типичная поморка, натуральная блондинка со светло-серыми глазами и поразительно нежным цветом лица. Она часто краснела по пустякам, и тогда щеки ее напоминали чайную розу. Родом она была из небольшого поселка Архангельской области с необычным названием Коряжма.

Идущая все последние годы комплексная деградация страны наиболее резко проявлялась в Москве. Именно в Москве, вопреки обывательскому мнению, юное поколение глупело опережающими темпами. Поэтому в технические ВУЗы, где для поступления требовались добротные знания по математике, физике, химии, где учеба была трудна, а перспективы шального заработка по окончании института минимальны, довольно легко поступали добросовестные ребята из провинции.

Света была одной из таких студенток. Она стала первокурсницей, когда Иван после восстановления учился на четвертом курсе и был одной из легенд института. В отличие от графини Бродовской Света своей простой щедрой русской душой сразу почувствовала в нем личность незаурядную и, можно даже сказать, великую. Так настоящие русские женщины, которых, к сожалению, остается все меньше, способны почувствовать вдохновенную натуру, и полюбить даже не человека, а воплощаемую им некую идею.

Увы, очень часто потенциальный носитель вдохновенного дара не адекватен оказывается своему таланту. Такие люди напоминают автомобиль со сверхмощным двигателем и обычной подвеской. И двигатель, то бишь, талант, просто разносит автомобиль, пардон, человека, по колдобинам нашего неустроенного быта со скоростью скорее самолета, а не авто.

Но если такому человеку попадется на пути другой человек, который самоотверженно начинает служить таланту, неподъемному для носителя, то можно ожидать весьма больших результатов.

Именно такой оказалась пара Светы и Вани. Робкая поначалу первокурсница проявила незаурядную волю и смекалку, чтобы обратить на себя Ванино внимание. А потом Ваня и сам увлекся чистой, молодой, красивой и доброй девушкой, отдаваясь страсти с увлечением и фанатизмом.

Света, став близким для Вани человеком, сразу поняла всю тупиковость продолжения его опасного бизнеса. Но не стала требовать немедленно отказаться от домашнего производства синтетической наркоты. Это только дуры с амбициями, считающие себя королевами, первым делом начинают давить на близкого человека, якобы для его же блага.

Умная и тактичная женщина сначала придумает альтернативный вариант жизнеобеспечения, попытается по мере сил начать его осуществление своими скромными силами, и только потом, не давлением, а любовью и ласкою подвигнет любимого человека свернуть с неверного пути.

Так поступила и Света. Несмотря на то, что деньги в их гражданской студенческой семье были, она пошла работать. Она не устроилась официанткой или продавщицей, а стала подрабатывать санитаркой в больнице. В сущности, по характеру ей следовало бы поступать в медицинский институт. Но хорошо известно, что у скромных ребят из провинции для этого мало возможностей. Потому- то Света и выбрала химию, возможно внутренне надеясь со временем стать ближе к медицине. Например, занявшись фармакологией.

Так или иначе, на работе Света уставала, ибо нелегко одновременно работать и учиться. Но вместе с тем работа ее не тяготила морально. Девушка из Коряжмы была отнюдь не избалована жизнью.

Света была вполне счастлива, добра и приветлива. Колючий, ершистый Ваня рядом с ней начал оттаивать душой. Он впервые в жизни узнал, что значит быть любимым и обласканным. Света дала ему то, что ни затурканные убогой жизнью родители, ни его многочисленные наемные подруги дать не смогли.

Ваня впервые стал задумывать, как конвертировать свои таланты в вещи вполне земные. Но приземление было лишено примитивного шкурничества. Оно было освящено теплотой любви.

Теперь он отвечал за судьбу любимого человека.

А Света исподволь копила резервы и напряженно думала, как вычеркнуть из их жизни криминальное производство. Она мягко, но твердо отвергала неоднократные предложения Вани бросить работу санитарки и ненавязчиво намекала, что лучше бы ему самому подумать об отказе от сомнительного бизнеса.

 

Глава 3.

Долгий нудный конец московской зимы способен свести с ума кого угодно. Кажется, ну вот, наконец-то весна. На календаре март. Светит солнце, снег тает, текут ручьи. В черной кожаной куртке на солнце даже жарко. Еще пару таких дней и снег окончательно сойдет, земля за ночь перестанет так сильно остывать, а днем станет вообще благодать. Рванут к солнцу первые ростки из только что оттаявшей земли, деревья буквально за пару-тройку дней покроются еще даже не листвой, а неким легким зеленовато-золотистым туманом.

И на ум приходит Киплинг. Весенний бег Маугли. Можно по утрам на пробежке накручивать круг за кругом и не уставать, а бежать и бежать. Восемь, десять, двенадцать, даже четырнадцать километров. К черту все встречи, обязанности. Это мечта моих предков, это славянский рай, Страна Вечного Лета спустилась на грязную мерзлую землю. И в этом раю нет усталости, а есть только светлая радость движения и познания.

Но… рая на земле нет. С неба снова сыпется холодная белая грязь. Термометр падает ниже нуля. По утрам только идиот решится пробежать по бугристому грязному льду, покрывающему московские улицы. Не весенний бег Маугли, а сломанные лодыжки сулит такая, с позволения сказать, весна.

Мерзлая грязь и слякоть на земле, холодный туман в воздухе и этот мокрый, осточертевший снег, снег, снег …

Для чего, черт возьми, придумали водородную бомбу. Рвануть бы сейчас 20 мегатонн на высоте 12 километров. Говорят, когда на Новой Земле испытывали заряд в 10 мегатонн, то вся западная часть Ледовитого океана освободилась ото льда. Если не врут, то такого заряда вполне хватило, чтобы очистить от снега всю Центральную Россию. А дабы не повредить слишком многое на земле, можно рвануть повыше. Скажем, на высоте 15 километров. Или 30-ти.

В конце концов, есть же специалисты, которым по силе все это грамотно просчитать. Пусть рвут что угодно и где угодно, лишь бы испарился этот поганый снег, разлетелись проклятые тучи, стало тепло душе. Пусть она при этом хоть сгорит. Не страшно. Сгореть - не сгнить.

А уж в этом мокром снегу сгниешь наверняка.

Если такие мысли могут прийти на ум коренному москвичу, то что же творится в душе южанина на первый месяц недоделанной московской весны.

Но вот издевательства природы позади. Очередное тепло не прервано очередным гадостным снегопадом. Ненавистный снег тает окончательно, оставляя после себя кучи зимней грязи. Но грязь не снег, ее можно убрать. А земля все-таки оттаяла. И трава проклюнулась, и покрыл деревья одуряющий золотой туман.

Но душа, обманутая не один раз, не спешит рвануться из груди. И сердце осторожничает. И застоявшиеся мышцы не спешат броситься в весенний бег.

Медленно, постепенно, осторожно и просыпаются чувства, и обостряются мысли. День, два, три, неделя, две. Ну, не бойся, зима уже точно ушла. А палящее солнце на чистом небе сулит жаркое, нет, не жаркое, но хотя бы нормальное, не холодное, лето.

И взрываются чувства, и бурлит кровь. И приходят на ум прорывные решения. Впрочем, это не у всех. Для того, чтобы что-то пришло на ум, надо иметь этот ум. Для некоторых весна начинается и заканчивается на … Впрочем, зачем уточнять то, что и так всем ясно.

 

Первым в этом году теплым, по-настоящему весенним вечером Света шла домой с работы. На работе вроде и не устала, учеба идет нормально, больших хвостов нет. Дома ждет любимый человек. Да, главное, и зима наконец-то позади. Странно, подумала Света, в родной Коряжме зима будет подлиннее, да и похолоднее. Но переносится как-то легче. Весна хоть и позднее, чем в Москве, но дружнее. Ну и, конечно, грязи поменьше. Хотя поселок около деревообрабатывающего комбината чистотой отнюдь не сияет. А поди ж ты. Почему же все-таки в Москве так грязно. Все-таки столица. Неужели нельзя с московскими-то возможностями, чтобы грязи было хотя бы как в Коряжме.

Ой, да что это я, - одернула себя Света. Все о грязи, да о грязи. Все хорошо, все просто отлично. Она подставила пунцовые щечки легкому теплу закатного солнца и вдруг поняла, что надо сделать, чтобы нехороший Иванов бизнес закончился …

 

Для четверых азербайджанцев, приехавших в чужой для них город «дэлать дэньги» рабочий день тоже закончился. Закончился удачно, и московская зима для них тоже закончилась. От солнца вскипала кровь и тяжесть копилась меж ног. На пустынной вечерней улице им встретилась одинокая красивая девушка. Желание стало решением. Они ее изнасиловали. А потом убили. Так получилось

 

На грязном только что оттаявшем пустыре окраины микрорайона на юго-западе Москвы лежала мертвая русская девушка. Светлые глаза удивленно смотрели в темнеющее небо. И только щечки, такие яркие при жизни, были бледны.

 

… По третьему каналу российского телевидения выступал начальник ГУВД Москвы. Глядя в телекамеру печальными умными глазами мудрой черепахи Тортиллы, он говорил, что 100% тяжких преступлений в городе совершается приезжими. Непонятно было, расписывается ли он подобным заявлением в собственном бессилии, или хочет кому-то на что-то намекнуть.

 

А по четвертому каналу показывали какое-то ток-шоу. Один из спорящих сослался на несомненный авторитет только что переизбранного президента, который заявил, что те, кто выдвигает лозунг «Россия для русских» - идиоты.

 

После смерти Светы Ваня периодически выпадал из действительности. Он вдруг осознавал себя то в одном, то в другом месте. А потом опять забывался, что-то делал, куда-то шел, но не помнил, что делал и куда шел.

Он вдруг осознал себя перед красивым холеным азербайджанцем в мундире милицейского подполковника. Гладкое смугловатое лицо обрамляла красивая седая, вроде даже слегка подсиненная, шевелюра. Ваня что-то пытался объяснить и даже потребовать. Но подполковник с легкой улыбкой парировал Ванины реплики и о чем-то, словно бы по-отечески, но с холодной угрозой в глазах предупреждал.

Уже потом Ваня вспомнит, что поначалу он попытался хотя бы отомстить. Причем в рамках закона. Но отделение милиции на той территории, где произошла трагедия, было на корню «выкуплено» азербайджанцами. Все начальство там было из натурализовавшихся в Москве кавказцев. Да и большая часть рядового состава тоже. Разумеется, в этой ситуации никого не нашли, а Ванину активность быстро пресекли.

Хорошо хотя бы, что на самого не повесили убийство его Светы. Это произошло просто потому, что у Вани было железное алиби. Всю вторую половину дня до позднего вечера в день убийства он провел на другом конце Москвы в доме весьма уважаемых и состоятельных людей, готовя их отпрыска к вступительным экзаменам по химии. Началу репетиторской карьеры Вани положила Света. И у Вани вдруг стало весьма неплохо ладиться это ремесло.

Ах, Света, Света, зачем ты пошла этой улицей. Света, родная ... Опять провал. Опять он что-то говорит. И угрюмый старый человек с внимательными глазами пристально смотрит на него.

Ах да, Ваня уже не надеется на закон. Но, в конце концов, он ведь почти что член мафии. Однако его покровители из криминального мира, бывшие этническими русскими, как оказалось, сами ходили «под черными». И на просьбы Вани о возмездии ответили отказом.

В ярости кричал он своим контрагентам, что уж если они отказываются помогать в его деле, он отказывается дальше сотрудничать с ними. Надо сказать, что такие заявления в соответствующих кругах не проходят даром. Но среди криминала находятся иногда люди весьма искушенные. Старый пахан смотрел в пустые Ванины глаза, безумным пламенем горевшие на странно меняющемся, каком-то механическом, лице, и понимал, что перед ним не совсем человек. То ли Боги пытались что-то сказать Ваниными устами, то ли бесы взяли под покровительство нового агента на земле.

Так или иначе, нечто сверхъестественное было видно в этом одержимом горем парне. И искушенным людям это было совершенно ясно. Конечно не ахти какие жрецы эти старые паханы. Однако не надо быть жрецом, чтобы понять - человека, подобного Ване лучше оставить в покое. Его, конечно, можно убить. Но зачем брать на себя лишний труд. Впрочем, куда он денется, этот полуколхозный интеллектуал. Побесится и все равно придет к нам. Возможно, именно так подумал мудрый стратег криминального мира.

Ваню оставили в покое.

И продолжился его долгий сон наяву.

 

- Вячеслав Иванович, можно вопрос, - спросил профессора невысокий подвижный парень с пронзительным взглядом светлых глаз.

- Разумеется, - ответил профессор. Очередная лекция подходила к концу, и по сложившейся традиции завершающая часть была посвящена вопросам и ответам.

- Почему вы нам до сих пор не говорите о национальном и расовом аспекте тех проблем, которые затрагиваете.

- А вы считаете, они имеются?

- Ну, разумеется. Парень даже немного обиделся. Да собственно мы из ваших же собственных книг знаем об этом. Зачем же считать нас столь наивными. Или вы чего-то опасаетесь?

- Коллега, мне нечего опасаться в этой ситуации. Я был в той группе, из которой потом выросла известная всем «Память». А тогда, как вы помните, было еще всесильное КГБ под руководством еврея Андропова, очевидно не пылавшего любовью к русским националистам. Потом я могу припомнить свое участие в защите Белого дома в 1993, и свое сотрудничество с генералом Рохлиным, который, в отличие от многих нынешних трепачей готовился реально силовым методом свергнуть этот ублюдский российский режим. Так что не мне бояться сказать вам о чисто теоретических аспектах проблемы соотношения расово-этнического и цивилизационного компонентов эволюции.

Черт, опять распетушился. Сто раз говорил себе не упоминать о своих довольно скромных заслугах. Но, они же есть, черт возьми. Они есть. Заслуги, пусть и скромные, но реальные. А у этих-то новых националистов вообще одни намерения и пока никаких дел. Но все-таки надо быть скромнее. Подобными репликами никого ни в чем не убедишь. Сто раз говорил себе, что бесполезно ввязываться в подобные споры. Профессор вдруг разозлился на себя, и как всегда в таких случаях, смутился.

- Впрочем, извините за нескромность, коллеги, - закончил он поток своих невысказанных мыслей. И, позвольте предположить, что ваш вопрос задан неспроста. Готовитесь к очередному празднованию 20 апреля? До него ведь осталось не так много времени. Но к чему этот риторический вопрос. Конечно же, готовитесь. И опять дадите повод враждебным нам СМИ изобразить вас фашистами. И опять кто-то из вас влипнет в крупные неприятности …

- Но борьбы без потерь не бывает, - подал реплику плотный парень, проявивший активность еще на первой лекции. Парня, как теперь знал профессор, зовут Вадим. Вадим, по-видимому, действительно серьезно занимался боксом. Профессор, угадывающий своих, про себя называл его полутяжем.

- Это не борьба! – профессор, что называется, завелся. Это, как вы, Вадим, наверняка слышали на тренировках, называется подставкой головы. Юмор этой реплики заключался в том, что в боксе, чтобы защитить голову подставляют плечо, предплечье, перчатку. Подставить голову, которую требуется защищать от ударов, значит сделать глупость.

- И потом, - продолжал профессор. Что это за тупая мода на немецкий фашизм. Да, мы должны признать право немецкого народа на защиту своих национальных интересов. Можно даже сказать, что Гитлер в свое время решил немало проблем немецкого народа в рамках своего политического курса. Хотя и это довольно спорно. Цыплят по осени считают. А Гитлер в итоге привел свой народ к поражению.

Но это их немецкие проблемы. Любой националист – это, прежде всего, национальный эгоист. Настоящий русский националист не может любить Гитлера, который хотел уничтожить наш народ. Можно на уровне теории рассматривать отдельные удачные моменты тактики и стратегии Гитлера по защите национальных интересов немцев. И извлекать из этого опыт. Но испытывать любовь к тому, кто хотел убить твоего отца или деда и сделать рабыней мать или бабку – это просто кретинизм.

Более того. Именно такая иррациональная любовь к угнетателям и мучителям свойственна не националисту, а представителю денационализированного быдла.

Не будем играть в прятки, коллеги. Я знаю, откуда идет культ немецкого нацизма в нашей среде. Очень долго лидером среди русских национальных организаций было Русское единство Баркаша. Но я утверждаю, что РЕ – это провокационный проект. Возьмите любую масштабную акцию РЕ, и вы увидите, что она была оптимальна с точки зрения наших противников.

Да та же оборона Белого дома в 1993 году… Вы, наверное, плохо осведомлены о тех событиях, ибо тогда были еще молоды. А я был их участником. Долгое время Ельцин опасался применять силу. Боялся реакции Запада. Но тут Баркаш под телекамеры проводит этакий парад вокруг Белого дома с фашистскими приветствиями и символикой. Этот парад попал во все вечерние новости на всех телеканалах Европы и Америки. И буквально через час-полтора после показа новостей западные лидеры телефонируют Ельцину, что в борьбе с фашизмом все средства хороши.

И через пару дней следует расстрел парламента.

Да, Господи, кроме участия в защите Белого дома у РЕ вообще не было ни одного действительно масштабного проекта.

- А у других были? – спросил Вадим.

- В том то и дело, что были. И все познается в сравнении. Русский легион Национально-республиканской партии реально сражался в Абхазии, Приднестровье, Южной Осетии, Сербии. Были наши ребята и в Белом доме. Кстати, пришли туда гораздо раньше баркашовцев. Но Русский легион и НРПР не имели такой негласно поощряемой рекламы в ельцинских СМИ, как Баркаш.

Вот и сравнивайте. Участие в четырех национально-освободительных войнах и в обороне того же Белого дома против только одной белодомовской эпопеи. И запомните, РЕ больше ни в одной, я повторяю, ни в одной акции подобного масштаба участия не принимало. Более того, была даже инструкция, спущенная региональным организациям, запрещающая членам РЕ участие в национально-освободительных войнах. Зато баркашовцы много и удачно демонстрировали заинтересованным лицам наличие угрозы «русского фашизма».

- Но нельзя же считаться кровью. РЕ понесло большие потери в 1993 году, не сдавался Вадим.

- Да, понесло. Но кто пал жертвой? Рядовые активисты РЕ. Из которых многие приехали из других регионов. Сам же Баркаш вместе со своими ближайшими соратниками был спокойно выпущен ельцинскими омоновцами.

Потом иные недоумки попытались слепить легенду, будто верхушка РЕ «прорывалась». Вранье все это. Не прорывались, а спокойно сели в «Икарусы», заранее ожидавшие их в глубине близлежащих дворов и уехали.

Да и как могли менты хватать баркашовцев. РЕ с самого начала был ментовским проектом. Знаете, кому как нравится, но без определенной крыши со стороны иных доброжелателей из силовых структур никакое русское национальное движение обойтись не могло. Но есть крыши и крыши. Тот же Русский легион был под покровительством ГРУ. Это благородно. Это почетно даже. А вот баркашня была под крышей грязных ельцинских ментов. И это всем известно. Более того, известны случаи, когда сами милицейские начальнички мелкого уровня были в рядах РЕ, и это не мешало их службе. А даже способствовало продвижению.

Да, кстати, Вадим, вы на каком курсе?

- На пятом, а что?

- Ну, тогда вам остался год, чтобы быть достойным русским человеком. По получение диплома вы становитесь врагом русской нации, как и всякий человек с высшим образованием. Об этом сказано в программной книге вашего любимого Баркаша, в «Азбуке русского националиста». Так что читайте повнимательнее своих кумиров.

- Да я, собственно, не член РЕ, - смутился Вадим.

- И все-таки ребята - профессор впервые за это время отклонился от подчеркнуто уважительного «коллеги», вопрос слишком значимый, чтобы его не закончить. Даже сама символика немецкого нацизма несет в себе провокационный заряд. Так называемая немецкая, или обратная свастика в той же ведической символике есть знак отрицания, уничтожения. В самом мягком варианте, жатвы. Она еще могла бы по логике быть символом какой-либо силовой структуры. Но голое отрицание не может долго быть символом чего-то большого. Ну, уничтожили что-то. А дальше то что?

Однако еще более нелеп символ РЕ. Наложение немецкой свастики, символа отрицания, на символ России, который одни называют Богородичной звездой, другие Свароговым квадратом, означает символическое убийство России. Такой вот значок.

Поймите, ребята, национализм белых народов, любого из них – это по идее самая прогрессивная политическая доктрина. Но к национализму надо приходить от идеи прогресса, от идеи следования Божьему замыслу. Национализм, выросший на ситуативных эмоциях групповой обиды, пусть обиды и справедливой, бесперспективен. На обиженных воду возят, - говорят в народе.

Если вы говорите: я националист потому, что мой народ наиболее приспособлен к реализации Божьего замысла, мой народ – это народ мастеров и творцов, тогда вы правы. И ваши действия в отношении врагов нашего народа - это действия против тех, кто мешает реализоваться Божьему замыслу, кто хочет паразитировать на увековечивании нынешнего застоя.

Это действия, если угодно, против «динозавров» и деградантов. Ибо современной наукой доказано, что умственные способности разных народов различны. Скажу больше, если народ мастеров, способный воплотить Божий замысел не озаботится устранением из биосферы Земли эволюционных аутсайдеров, в том числе среди рода людского, то Богу придется посылать очередной астероид нам в помощь. А это все равно, что Генеральному конструктору лично вмешиваться в производственный конфликт в первой бригаде второго цеха. Не его это дело.

Но если вы подводите идейную базу под оправдание мести за личную обиду, пусть и групповую обиду, то вы поступаете нечестно. За личную обиду надо просто мстить в личном порядке. Это элементарный долг каждого порядочного человека, не считающего себя быдлом. Не нужна никакая идея для оправдания мести, как не нужна никакая идея для того, чтобы мыть руки после туалета.

Таким образом, все деструктивные аспекты по-настоящему перспективной национальной идеи, это всего лишь вспомогательные моменты. Именно поэтому у настоящего националиста не может быть слишком много врагов. Вернее, он не допустит ссор со всеми потенциальными оппонентами одновременно. Это неграмотно с чисто инженерной точки зрения.

- А кто же сейчас главный враг русского народа, который вы считаете народом мастеров?

- Ребята, давайте без подковырок. В делах деликатных нужно говорить друг другу правду и называть вещи своими именами. Я прекрасно знаю, что вы подразумеваете под этим вопросом. Кто сейчас главный враг русских, «черные» или «жиды». Это давний спорный вопрос для наших идеологов.

Я, как и вы, считаю, что русский народ ограблен, унижен, закабален. Что российское государство не русское и русский народ не защищает. С кем можно сравнить оказавшийся в таком положении народ? С раненым человеком. Кто нанес эту рану? Руками якобы белого Запада эту рану нанесли нам «жиды». Сами в расовом отношении отнюдь не белые. Но об этом надо говорить отдельно.

Кто такие «черные»? Это микробы и паразиты, залезшие в открытую рану, нанесенную Западом и пьющие наши соки. Питающиеся за счет нашей крови.

Как лечат такие раны? Их сначала дезинфицируют. До этого операцию по зашиванию ран проводить нельзя. Если вы попытаетесь начать оперировать грязную рану, вы вызовете гангрену организма.

Поэтому мы, русские, должны сначала очистить нашу землю от «черных». И только потом начать тщательно ликвидировать последствия жидовских повреждений нашего национального организма.

Что же рекомендуют наиболее раскрученные в СМИ «националисты»? В частности то же РЕ. Они предлагают бороться с «жидами» и с Западом, не очистившись от «черной» заразы. Это приведет к гибели русского национального организма.

Таким же, или даже большим, кретинизмом являются призывы бороться одновременно и с «жидами» и с «черными». Никакой одновременности. Сначала подготовка к операции, санация, и только потом ее проведение.

Но есть и еще большие идиоты. Они помимо этого хотят навязать нам еще решение и неких задач за пределами России. Следуя нашей аналогии, это означает не только начать оперировать не продезинфицированную рану, но при этом еще и рекомендовать раненому заняться спортом или трудной работой. И все это во время и так-то почти смертельной операции.

Это не идиотизм даже. Это намеренное убийство.

И вы, господа, - тут профессор перешел на отстраненный тон, если хотите участвовать в совершенно нелепых мероприятиях, объективно способствуете гибели нашего народа. Помните, на первой лекции я говорил, что верное мировоззрение имеет определенную прикладную ценность. Эта ценность афористично характеризуется так.

Умный человек выйдет из любой трудной ситуации, мудрый человек в нее не попадет. Так вот, верное мировоззрение делает человека мудрым.

- Но мы-то как раз идем бить черных. И что же нам 20 апреля отказаться от акции? – раздался вопрос из зала.

- А то вы меня послушаете, - раздраженно бросил профессор. Вы идете бить черных, одновременно провоцируя жидов и демократов в заранее известный всем нашим врагам день. Впрочем, это пустой разговор. Делайте, что задумали. А потом проведем разбор полетов. Если, конечно, вас не похватают менты, и ваши противники не проломят вам головы.

Эх, ребята. Ваша акция - это забивание гвоздей микроскопом.

 

 

Глава 4.

Ваня не помнил начала этого дня. Он куда-то шел. Наверное, это было недалеко от общежития. На улице он увидел группу ребят из института. Одного из них Ваня немного знал. Это был Вадим. Ваня знал, что до института и на первых курсах Вадим был скинхедом. Потом вроде бы перестал стричься наголо, оставляя на голове короткий энергичный ежик темно-русых волос.

Означало ли это, что Вадим перестал быть скинхедом, Ваня не знал и не интересовался. Знал он лишь, что Вадим серьезно занимается боксом. Недавно стал даже кандидатом в мастера, выиграв какой-то московский турнир. И, кроме того, Вадим был студенческим активистом. Причем активистом политизированным. Впрочем, текущая политика была для Вани темным лесом.

Разумеется, Вадим, как начинающий политик оппозиционного толка (так звала его, иронизируя, собственная мать) был в курсе перипетий судьбы такой легендарной в институте личности, как Иван. Был он и в курсе трагедии, произошедшей со Светланой. Естественно, был до глубины души возмущен происшедшим. Однако надо признать, отношение к Ване было у него двойственным.

Сам Вадим был обычным нормальным крепким парнем из семьи средних московских интеллигентов. Как и всякий обычный мальчишка на разных этапах своей жизни он иногда попадал в острые ситуации. И в этих ситуациях вел себя отнюдь не как паинька. Но в то же время он был чужд откровенной антисоциальности. Ровно, и достаточно хорошо, учился. В старших классах уже успел побаловаться пивком и портвейшком. Но при этом не курил и, тем более, не кололся.

Поначалу единственным отличием от довольно скучного типажа среднего интеллигентного подростка и юноши было увлечение Вадима спортом. Он перепробовал и различные виды борьбы и модные восточные единоборства. Но, в конце концов, остановился на обычном боксе. И это тоже свидетельствовало об определенной консервативности его хара

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Перекресток футурологическое фэнтези

Перекресток.. футурологическое фэнтези Москва.. настоящая книга является фантастическим романом..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: ДОРОГА № 1

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Москва, 2005
  ЧИТАЙТЕ В СЕРИИ «СВАРОГОВ КВАДРАТ»   Петр Хомяков СВОИ И ЧУЖИЕ (драма идей)   Петр Хомяков РОССИЯ ПРОТИВ РУСИ или поче

ДОРОГА № 2
(Внимание идущим! Вероятность свернуть на дорогу № 2 и пройти ее до конца равна 9%)   Пролог - Рабочий Михеев, раздайте стаканы, помбур Березовский налейте вина,

ДОРОГА № 3
(Внимание идущим! Вероятность свернуть на дорогу № 3 и пройти ее до конца равна 20%)   Пролог   Тонкий мир Земли как будто стал еще более невесомым и б

ДОРОГА № 4
(Внимание идущим! Вероятность свернуть на дорогу № 4 равна 30%. Но долог путь после поворота.)   Пролог   Великие Мастера способны слышать голос Творца

ПОСТСКРИПТУМ
    Четверть девятого утра. Я уже проснулся, но еще не встал с постели. Звонок. Я уже знаю, что это по поводу «Перекрестка». Вся работа над этой книгой сопровождается зв

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги