рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Темные желания

Темные желания - раздел Литература, Кресли Коул Темные Желания ...

Кресли Коул

Темные желания

Immortals After Dark – 6

 

Аннотация

Бесстрашный воин Кейдеон Воуд проклят, и проклятия не избыть, пока в руках его не окажется Холли Эшвин – женщина, связанная с ним высшими силами.

Но однажды он все-таки ее нашел. Холли оказалась невероятно хороша собой, и ее красота поразила Воуда в самое сердце. Однако проклятый не имеет права на любовь и счастье – об этом Кейдеону твердили на протяжении многих веков.

И все же он впервые обретает надежду…

Если ему удастся спасти возлюбленную от темных сил, то взаимная страсть сумеет разрушить оковы зла.

 

OCR: Анна Пушкарик; Spellcheck: Marello

Темные желания”: АСТ, АСТ Москва, ВКТ; Москва; 2010

ISBN 978-5-17-063544-3, 978-5-403-02918-6, 978-5-226-01711-7

Пролог

Роткалина, королевство неистовых демонов.

Давно прошедшие столетья.

Сначала Кейдеон Воуд наткнулся на обезглавленные тела отчима и братьев – все трое погибли, отчаянно защищая свой дом. Их останки были разбросаны на земле. Такая жестокость была свойственна выходцам с того света, ожившим трупам, присланным самым ужасным врагом их королевства, Омортом Бессмертным.

Кейдеон вздрогнул. Он был ошеломлен, он не мог поверить, его ум отказывался принять это…

Девочки…

Он бросился к кучке тлеющих остатков дома. Его сводные сестры, возможно, спрятались в лесу. С гулко бьющимся сердцем Кейдеон обшарил развалины в отчаянной надежде, что не найдет там ничего. Пот струился по его лицу, заливал глаза, смешивался с кружащимися в воздухе пеплом и сажей.

На месте очага Кейдеон нашел то, что осталось от его младших сводных сестер. Их сожгли, и сожгли еще живыми…

Проведя рукой по лицу, он пошел, спотыкаясь, к старому дубу, опустился на землю рядом с ним. За один день умерло все, что он любил в этом мире.

Много десятилетий угроза нападения Оморта нависала над их краем, но темный чародей выбрал для нападения именно это время. И Кейдеон, кажется, понимал почему.

Мало кто знал, что Кейдеон не просто фермер. Он родился принцем и был единственным наследником трона после своего брата. Ему приказали вернуться в замок Торнин и защищать его, но он не подчинился…

Внезапно шеи Кейдеона коснулась холодная сталь. Он равнодушно поднял глаза. За деревом прятался демон. Неистовый демон.

– Мой господин сказал, что ты вернешься, – проговорил убийца, присланный Омортом.

– Кончай же, – прошептал Кейдеон, когда кровь потекла по лезвию меча. Теперь ему было все равно. – Чего ты ждешь?..

Неожиданно стрела впилась в шею убийцы. Он выронил меч, вцепился когтями в стрелу, тщетно стараясь вытащить ее и разрывая себе кожу. Когда негодяй рухнул на колени, появился отряд всадников.

Предводитель был в легких доспехах и черном шлеме. Король Ридстром, предводитель всех неистовых демонов. Родной брат Кейдеона, брат по крови.

Ридстром сдвинул шлем назад, открыв изрезанное боевыми шрамами лицо. В жилах Кейдеона вскипело возмущение. Мысль его метнулась туда, где он в последний раз видел Ридстрома – тогда Кейдеону было всего семь лет. Его наследника, брата, отлучили от королевской семьи двенадцать лет назад и отправили жить инкогнито далеко от Торнина, который часто становился объектом нападений.

Его охватили воспоминания об изгнании… Он уезжал в карете прочь, а Ридстром, который когда-то был для него чуть ли не отцом, стоял, расправив плечи, с совершенно равнодушным видом. Кейдеон часто спрашивал себя: волновал ли его отъезд брата вообще?

Теперь король не сказал ни слова. Он даже не спешился, чтобы поздороваться с Кейдеоном.

– Я приказал тебе явиться в Торнин.

Чтобы быть там регентом, пока Ридстром будет в отъезде, защищаясь от агрессивной стаи вампиров.

– Но ты отказался вернуться с моей стражей, – резко проговорил Ридстром. – А потом убежал от них, словно трус!

Кейдеон убежал совсем не из-за трусости. Он был предан в первую очередь своей приемной семье, и им могла понадобиться его помощь. И потом никто никогда не думал, что Оморт на самом деле нападет на них.

– Ты пришел убить меня за это? – спросил Кейдеон с безразличием.

– Следовало бы, – ответил Ридстром. – Так мне советовали. – Взгляд Кейдеона пробежал по верным офицерам брата. Те смотрели на него с плохо скрываемой враждебностью. – Тебя заклеймили как труса. И не только наши враги.

– Я не трус. Дело было не в моей жизни – я почти не знал тебя или ту семью.

– Все это не имеет значения. Твой долг – находиться там, – сказал Ридстром. – В крепости нет предводителя. Оморт ухватился за это и поднял мятеж, наслав на страну бедствие. Он добился власти над Торнином и завладел моей короной.

– Одного моего решения вряд ли было достаточно, чтобы утратить твою корону. Это не так-то просто сделать, – сказал Кейдеон, хотя и думал иначе.

– Это просто. На ход войны можно повлиять словом, поступком, даже отсутствием предводителя в твердыне королевства.

Если бы это было так, то те, кого любил Кейдеон, были бы живы.

– Позволь объяснить тебе это, – колко заметил Ридстром. – Бездетный король уезжает, чтобы отразить внезапное нападение, и его единственный наследник, последний мужчина в их роду, не желает выполнять свои обязанности. Ты не мог бы подать более ясного сигнала о том, как мы уязвимы.

Кейдеон ударил по своей окровавленной шее.

– Это не моя корона и не моя забота.

Яростно оскалив клыки, Ридстром спешился. Он вытащил меч, направляясь к брату, занес его – и несколько удивился, когда Кейдеон не отшатнулся. Ридстром отрубил голову поверженному убийце, и в глазах его мелькнул интерес.

– Ты хочешь отомстить за смерть этих людей, брат?

При мысли о мести ярость охватила Кейдеона, и он исполнился решимости.

– Да. Я хочу убить Оморта, – проговорил он резким голосом.

– Как ты собираешься это сделать, ничего не умея?

Мирная жизнь не могла подготовить Кейдеона к войне.

– Если ты научишь меня, я не остановлюсь, пока не получу его голову, – поклялся он. – А когда я это сделаю, я сорву с нее твою корону и верну тебе.

После долгого молчания Ридстром сказал:

– Жизнь, которой движет месть, лучше, чем жизнь, которой ничто не движет. – Он повернулся к своему коню и бросил через плечо: – Мы стали лагерем в лесу. Позаботься о своих покойниках, а потом приходи туда.

Кейдеон сделал бы это, потому что хотел уничтожить Оморта. А еще он хотел загладить свое поражение. Из-за его решения Оморт завладел Роткалиной и вырезал приемную семью.

И все же, пока Ридстром садился на своего коня, его воины смотрели на Кейдеона с выражением ненависти, смешанной с отвращением. Они явно считали, что Кейдеону следует умереть.

“Лучше мне привыкнуть к таким взглядам”, – подумал он. Даже в юные годы он знал, что будет видеть эти взгляды до конца своих дней…

Глава 1

Новый Орлеан, наше время

– Глупо… он на предохранителе, – пробормотала Холли Эшвин, нащупывая в сумочке баллончик с перечным спреем.

Свободной рукой она поправила очки, бросив еще один нервный взгляд через плечо. Ей показалось, что за ней кто-то идет – или это паранойя? Несколько месяцев ее не покидало ощущение, будто за ней кто-то следит. Но как ни странно, раньше это ее не тревожило.

Сегодня все изменилось.

Она почувствовала грубую угрозу и пожалела, что пошла одна до Гибсон-Холла. Обычно на занятия ее провожал Тим, но сейчас он был на симпозиуме, где представлял их научный доклад – один, потому что ее состояние почти лишало ее возможности ездить.

Ухоженные лужайки были необычно пусты. Конечно, в эту ночь повсюду устраивались вечеринки в честь полнолуния: луна висела, тяжелая и желтая, в черном небе.

Вдруг Холли увидела, что кусты позади нее шевелятся. Ей стало так страшно, что она выхватила из сумки спрей.

Чушь собачья. Она торопливо положила обратно свое единственное оружие; ее так и подмывало схватить одну из баночек с таблетками, лежащую в карманчике сумки рядом со спреем, и проглотить успокаивающую дозу. Вместо этого она ускорила шаг. Ее цель – здание математического факультета, освещенное ярко, словно маяк был совсем рядом.

Почти пришла.

Она посмотрела на часы. Конечно, она не опаздывает. Впрочем, ее студенты, с которыми она дополнительно занимается математикой, наверное, уже в аудитории.

Осталось несколько ярдов. Почти в безопасности…

Сделав шесть четких шагов до дверей, Холли облегченно вздохнула. Изнутри холл был освещен флуоресцентными лампами. Пришла.

Аудитория была второй справа, и сейчас в ней сидели тридцать три очень крупных и очень преданных футболистов Тулана. Всякий, кто задумал бы напугать ее, узнает, как ощущается подножка в конце сезона.

Коллеги Холли считали, что она вытянула короткую соломинку, согласившись обучать этих одноклеточных идиотов. Но, честно говоря, в девяносто девяти случаев из ста эти ребята вели себя самым лучшим образом. Правда, каждый вторник и четверг некоторые игроки приходили пораньше, чтобы написать на доске пространные послания. По словам тренера, “парни”, которые все были на пять-шесть лет моложе ее, с удовольствием смотрят, как она стирает написанное, стоя у доски в “этих своих узких юбках”.

Интересно, что придется стирать с доски сегодня? Среди последних посланий были такие:

“Втюрился, так втюрился, сохну по учительнице”, “Я был плохим мальчиком, мисс Эшвин” …

Кажется, до сих пор никто из них не заметил, как упорно, миллиметр за миллиметром, она стирает с доски каждую надпись или раскладывает мелки на подносе красивыми группками по три или даже ломает палочку мела, пытаясь получить число, кратное трем.

Подойдя к двери аудитории, Холли глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и пригладила свой тугой пучок волос. Убедившись, что застежка нитки жемчуга находится ровно на середине затылка, она вытянула рукава своего свитера так, что они доходили точно до запястий. Проверила застежки серег и открыла дверь.

Пусто.

“Занятия отменяются” – было написано на доске. На этот раз ребята зашли чересчур далеко.

А может быть, это не они? Она сглотнула и резко повернулась. Грубая тряпка, пахнущая дымом, закрыла ей лицо и заглушила крик. В тот миг, когда тело ее обмякло, Холли показалось, что издали до нее донесся злобный мужской рев.

“Негодяи демоны похитили мою женщину”.

Пока старый “форд” Кейда прорывался сквозь поток транспорта к очередному демонскому логову, он старался обуздать свою ярость.

Они похитили Холли…

Почти год назад дорога Кейда пересеклась с Холли Эшвин, и он понял, что женщина ему суждена. Но Кейд не мог объявить смертную женщину своей, поэтому ограничился тем, что следовал за ней, охраняя ее.

Только по этой причине он оказался здесь, когда демоны выследили ее и телепортировали боги знают куда. Охотились они возле кампуса – стало быть, их логово находится где-то рядом.

Зачем она понадобилась им? Потому что невинна? Тогда они схватили не ту девственницу – Кейд повесит их на их же кишках, если они коснутся хотя бы одного волоса на ее голове.

Его сотовый зазвенел, как раз когда он мчался мимо пьяного водителя. Когда пьяницы едут медленно, это так же заметно, как если бы они пытались говорить шепотом.

– Что? – рявкнул Кейд в ответ.

Сегодня ночью он должен получить подробные указания насчет своей новой работы. Эта работа должна быть самой важной из всех, что у него были с тех пор, как много веков назад он стал наемником.

– Я только что с собрания, – сказал его брат Ридстром. – У меня есть нужные нам сведения.

Кейду страшно захотелось врезаться в бампер машины, едущей перед ним. Он спросил рассеянно:

– Итак, кто будет платить?

– Клиент – Грут Хранитель Металла.

Удивительно. Грут был наполовину братом Оморта Бессмертного.

– Он хочет помочь нам против Оморта?

Грузовик Кейда обогнал другую машину, чуть не ободрав с нее краску.

– Грут выковал меч, который может его убить.

Тогда это будет единственный меч, которым можно это сделать. Оморт Бессмертный не зря носит свое имя.

– Что за работа?

– Он хочет, чтобы мы нашли Сосуд и доставили ее к нему прежде следующего полнолуния.

Сосуд. Во время каждого Приращения одно из существ женского пола, перечисленных в “Книге знаний”, должно достичь половой зрелости. Ее дитя станет воином либо наивысшего зла, либо наивысшего добра – в зависимости от того, к чему больше склоняется его отец.

Кейда подрезала машина.

– Вот сукин сын…

– Что ты там делаешь? – спросил Ридстром.

– Да транспорт. – Он не хотел говорить брату, что все кончено.

Кейд обещал ему прекратить слежку за Холли. Братья предполагали, что она – женщина Кейда, но будущее с ней было невозможно. Половая связь с людьми запрещена демонам. Потому что люди не могут пережить начальную стадию осуществления демоном своих прав.

Но Кейд не мог перестать следить за ней издали, изучать ее, все больше и больше увлекаясь этой смертной. Все больше убеждаясь, что это его женщина.

Он понимал, что это смешно. Он был древним существом, существом бессмертным, грубым наемником, главарем наемников. И Кейд ни на что не надеялся – только бы видеть ее.

Холли проходила по жизни, не подозревая, что она стала главным в невеселой жизни тысячелетнего демона…

Братья считали, что оттого, выполнит ли Кейд это поручение, зависит, смогут ли они с Ридстромом предъявить свои права на корону. Если Ридстром узнает, что Кейд бросил порученное ему дело, оба они направятся в очередную бесславную битву, в которой истребляются целые роды. Кейд обычно любил отреагироваться в битве. Теперь мысль об этом казалась скучной.

– Как мы найдем Сосуд? – спросил Кейд.

– Мне сказали, что на этот раз это одна валькирия.

– Отдать валькирию злому волшебнику, – ты не беспокоишься за союз с ними?

– Я собираюсь выдрать страницу из твоей книги и сказать: о чем не знаешь, то не может повредить.

– Они узнают. Никс может это предвидеть. – Никс, полубезумная прорицательница-валькирия, не раз помогала Ридстрому и Кейду в прошлом.

На самом деле именно она сладила эту сделку с Грутом, хотя никак не намекнула, на кого они будут работать. Кейд разговаривал с ней пару дней назад о Холли. Никс не предсказала ничего насчет сегодняшнего вечера.

– Если Никс не увидела раньше, что Сосудом будет одна из валькирий, может не увидеть и теперь. И потом, тут ничего нельзя сделать, – сказал Ридстром. – Нет ничего важнее этого дела. Сама Никс поклялась, что это наша последняя возможность победить Оморта.

– Тебе известно местонахождение объекта?

– Оракулы Грута искали ее. Как и ожидалось, она здесь, в этом городе.

Предстоящее событие уже выталкивало и притягивало всех в таинственную горячую точку, каковой был Новый Орлеан.

– И мы не единственные, кому она нужна, – добавил Ридстром. – Оракулы, ведьмы и волшебники – все ищут ее.

Кейд хорошо представлял себе это.

– Ты знаешь, как ее зовут?

– У нее нет имени. Но мы знаем, что в последний раз ее заметили неподалеку, в месте под названием Гибсон-Холл. Я понимаю, это звучит как типичное прорицание, но все же это ключ.

Холодок пробежал по спине Кейда. Нет. Ни за что. Гибсон-Холл – здание факультета математики в кампусе Тулана.

Холли не валькирия, но эти демоны могли ошибочно принять ее за таковую. У нее правильные тонкие черты лица и изящное телосложение. Они могли решить, что она – Сосуд.

– Мы поедем за валькирией этой ночью, – сказал Ридстром. – Я вернусь в тот дом через два часа. Встретимся там.

Два часа. Даже если Кейду и хотелось просить у брата помощи, ждать не было времени.

– Идет. – И он отключился.

Широкие колеса его грузовика взвизгнули, когда Кейд пересек три разделительные полосы и помчался в обратном направлении. Он знал, где располагается Орден демонов, ему приходилось не один раз участвовать в их собраниях.

Кейд даже видел их ритуальный алтарь. Неужели его милая, до невозможности невинная Холли уже лежит на нем, раздетая?

Он так вцепился в руль, что баранка чуть не погнулась.

Глава 2

Она очнулась.

Веки были такие тяжелые, что казалось, она никогда не сможет их поднять. И она не знала, хочет ли вообще что-нибудь увидеть. Окинув себя торопливым взглядом, она обнаружила ужасающие вещи.

Она лежала на каменной плите, совершенно голая. Ее длинные волосы свисали через край плиты, цепляясь за зазубренные края. От камня в тело проникал такой пронзительный холод, что у нее стучали зубы. Очки с нее сняли, и в результате все, что находилось дальше десяти футов, казалось расплывчатым пятном.

Вокруг нее пели низкие голоса, пели на каком-то странном, непонятном языке.

Наконец Холли с трудом открыла один глаз. Ни один мужчина еще не видел ее совершенно голой. Теперь дюжина неясных фигур нависала над ней.

Один держал ее за руки, другой за ноги. С криком она попыталась вырваться.

– Пустите меня! Это сон. Кошмар. Отпустите меня! Господи, что вы делаете?

Это все из-за лекарств. Конечно, у нее галлюцинации. Никто ей не ответил, все только продолжали петь. Тогда Холли стала умолять:

– Не делайте этого, – сама не зная в точности, чего “этого”.

В сыром помещении повсюду стояли черные свечи, через какой-то световой люк светила луна. Она скосила глаза и увидела, что присутствующие одеты в какие-то широкие одежды, и у них на головах… рога, как на маскараде.

Ей показалось, что в их пении повторяется слово “Демонарии”. Наверное, это своего рода культ поклонения демонам. Но на них не было масок, скрывающих лица. А значит, можно не сомневаться – живой ее отсюда не выпустят.

– Мои родные будут меня искать, – солгала она. Ее родители умерли. Ни братьев, ни сестер у нее не было. – Я не та, что вам нужна для этой… этой жертвы. – Глаза ее наполнились слезами, потом слезы потекли по лицу. – Во мне нет ничего особенного.

В ответ на это двое хрипло рассмеялись.

– Этого нет, – прошептала она, пытаясь справиться с паникой. – Этого нет.

Она устремила взгляд на стеклянный купол над головой. Луна зависла над необычной гравировкой в центре стекла, на котором обнаружилось нечто похожее на лицо рогатого демона. Луна продолжала свое восхождение, и пение становилось громче. Холли боролась упорнее, пинаясь ногами и ударяя руками.

В небе сверкали молнии. Холли заметила, что чем сильнее она старается вырваться, тем чаще они вспыхивают.

Самый дюжий из присутствующих мужчин стал между ее разведенных ног. Когда он снял свое одеяние, она внезапно все поняла.

– Нет, нет, нет… не делайте этого!

Белки его глаз были… наполнены чернотой? Он сжал ее бедра, потащил по грубому камню к краю алтаря.

Она резко вскрикнула. И тут словно ад сорвался с цепи. Люди схватились руками за головы; стекло наверху треснуло, и зловещие трещины прошли по гравированному демонскому лицу – потом оно задрожало, осыпалось тяжелыми осколками.

Молния ударила через отверстие и пронзила Холли прямо в грудь, отбросив людей от алтаря.

Она закричала, выгнулась, сжав кулаки. Молния была источником физической силы, которая вливалась в нее, не останавливаясь ни на миг.

Невообразимый жар разлился по ее жилам. Наполнил ее силой. Холли стала другой. Она не чувствовала себя одинокой.

Какой-то голос прошептал у нее в голове: “Накажи их. Они осмелились причинить тебе боль…”

Ужас сменился яростью. На кончиках ее пальцев внезапно появились острые как бритва когти. Зрение ее стало резче, чем когда-либо. Во рту выросли клыки.

Она не почувствовала, чтобы молния как-то плохо подействовала на нее, а вот демоны выглядели ошеломленными. Они истекали кровью от осколков, упавших сверху. Но они быстро перегруппировались. Холли поднялась, присела на алтаре, ожидая, когда они подойдут ближе. У одного была дубинка – она устремила на нее взгляд.

Дубинка. Чтобы забить ее до потери сознания, а потом продолжить свой грязный ритуал.

Глаза ее застилало красной пеленой. Когда один из демонов бросился на нее, она схватила его за рога. Рога… рога крепко держались на голове. Это не маскарад. Значит, это настоящие демоны?

Нет у нее галлюцинации. Такого не может быть на самом деле. Она рассмеялась и крутанула голову демона, уверенная, что это какой-то кошмарный сон.

И в этом кошмаре ею овладела жажда убивать, пользуясь своей новообретенной силой и яростью.

Когда все демоны набросились на нее, Холли не испугалась. Она знала, как их убивать, словно тысячу лет охотилась на них и безжалостно их уничтожала. Она знала, как свернуть им головы, как исполосовать когтями их кожу, словно тонкую оберточную бумагу…

– Тише, женщина, – примирительно сказал Кейд, прокравшись ближе к Холли, которая забилась в угол.

Она была вся в крови. Но была ли то ее кровь – или кровь убитых ею двенадцати демонов?

Глаза у нее были… серебряные, светящиеся в темноте. А это означало, что перед ним валькирия. Валькирия в Гибсон-Холле. Холли действительно Сосуд.

Она подтянула колени к груди, пытаясь прикрыться, и при этом выпустила свои маленькие когти, чтобы отпугнуть его. Она дрожала от страха и потрясения, и по ее лицу, покрытому кровавыми брызгами, текли слезы.

Это его просто убивало.

– Тише, – пробормотал он. – Я ничего тебе не сделаю.

Ее глаза метнулись с его рогов на рога одного из тех, кто валялся на каменном полу.

– Да, я тоже демон, – сказал он. – Но совсем не такой, как эти. Меня зовут Кейдеон Воуд.

Как далеко они зашли в своих намерениях, прежде чем она изменилась и напала на них? Хотя преображение, кажется, произошло некоторое время назад, на предплечьях у Холли все еще оставались вмятины от когтей одного из демонов.

Она, может быть, и превратилась в валькирию, но еще не обрела способности мгновенно исцеляться. А это означало, что она по-прежнему невероятно уязвима. Как человек.

Люди очень легко умирают.

– Они повредили тебе что-нибудь, кроме руки?

Она покачала головой.

– Ранили тебя куда-нибудь? Отвезти тебя в больницу? – спросил он, хотя и знал, что это не поможет.

Ее ищут и другие разновидности существ из “Книги знаний”. Он не удивится, если они уже тоже заметили молнию. Сила, исходящая от Холли, наполняла помещение. А свежую силу легко распознать.

Она прошептала:

– Они ничего м-мне не сделали.

– Хорошо. Я хочу помочь тебе, Холли.

Она нахмурилась, когда он назвал ее по имени, всмотрелась в его лицо.

– Мы встречались раньше, – сказал Кейдеон, но это ничуть не успокоило ее: молнии непрерывно сверкали.

Молния дает силу валькирии, но при этом отражает ее чувства.

Он начал расстегивать свою рубашку, чтобы укрыть Холли, и она вскрикнула, выставив в его сторону окровавленные когти. Потом в ужасе уставилась на кончики своих пальцев.

Еще совсем недавно она жила, как обычный человек – или почти обычный, с некоторыми странностями в характере. Теперь она стала чем-то таким, чего он не мог предсказать. Валькирией. Или наполовину валькирией. Он даже не знал о ее скрытых возможностях. Должно быть, она была настолько потрясена демонским ритуалом, что это запустило трансформацию.

Если бы не эта сила, с ней обошлись бы весьма грубо и жестоко, принеся ее матку в жертву темному богу. Богу, которому поклоняется этот Орден демонов.

Когда Кейд снял с себя рубашку, она обнажила свои маленькие клыки и зашипела, а потом ее лицо исказила гримаса отвращения к себе.

– Да ладно, от хорошего шипения никому еще не было вреда. – Он присел рядом с ней на корточки. – Я хочу надеть это на тебя. Не волнуйся…

Она смотрела на него глазами, цвет которых колебался между серебряным и ярко-фиалковым.

– Ч-что со мной происходит?

– Помнишь разных созданий, которые считаются мифическими? – Когда она кивнула с дрожью, он сказал: – Ну, так они не мифические. А ты превращаешься из человека в бессмертное существо.

Значит, Кейд может объявить ее своей. И только что он узнал, кто является объектом его поисков, Сосудом. Средством заплатить за меч, чтобы убить врага.

Утратив Холли, он вернет брату корону. Девять сотен лет это упорное стремление наполняло смыслом его жизнь.

Никогда корона не была так близко… Нужно только использовать в своих целях и предать женщину, обладания которой он ждал не одно столетие.

Глава 3

Холли повернулась и наклонилась, чтобы застегнуть рубашку, при этом она поглядывала через плечо, не выпуская из виду Кейдеона.

Она вспомнила, что они встречались раньше. Как будто можно забыть эти потрясающие зеленые глаза. И она хорошо помнила его акцент – он походил на какой-то колониальный английский, и интонации тоже были не совсем обычными.

Несколько месяцев назад он подошел к ней в кампусе. Поначалу держался дерзко, потом стал скованным, запинался, хотя и откровенно изучал ее фигуру.

Он показался ей каким-то странным. И это до того, как она узнала, что скрыто под его шляпой. Теперь она увидела еще и то, что было скрыто под его рубашкой. Его голая грудь бугрилась от мускулов, и как раз на выпуклом бицепсе он носил широкую золотую цепь.

Он был таким же крупным, как и остальные демоны… Ее передернуло.

Впрочем, чем-то он отличался от них. Лицо у него было явно более человеческим. Рога на голове, выступающие из рыжевато-каштановых волос, были отогнуты назад, а не торчали вперед.

– С к-какой стати мне тебе доверять?

– С той, что защищать тебя – это моя работа. Многое еще впереди – я потом все объясню.

Она все еще колебалась, и он сказал:

– Эти двенадцать только первая группа, нацелившаяся на тебя.

– Первая группа? – воскликнула она.

Где-то над ними скрипнула дверь. Кейд вскочил на ноги.

– Если хочешь выбраться отсюда живой, пошли со мной.

– К-куда мы пойдем?

– Мы побежим. Со мной ты будешь в безопасности, но тебе придется довериться мне. – И он протянул ей свою большую руку.

Она приняла его руку, не видя иного выхода. Кейд вывел ее из помещения, а потом повел по темному каменному коридору.

Когда коридор пересек нишу, они заметили трех существ мужского пола, одетых, как те, прежние, и говоривших на том же странном языке. Кейдеон потянул ее к стене, а потом прошептал ей прямо в ухо:

– Стой так и ни звука. Пока я не вернусь за тобой. Ясно?

Она кивнула, и он повернулся к ней спиной. Широкие мускулы у него на спине выросли, рога распрямились и почернели.

Увидев, как он бросился на эту троицу, Холли раскрыла рот. Быстрота его движений потрясала, а рев причинял боль ее чувствительным ушам. Он схватил за рога одного из демонов и крутил его голову до тех пор, пока не раздался сильный треск.

Его нижние клыки удлинились, когда он повернулся к двум остальным. Он дрался неистово, как зверь.

Неужели у нее был такой же вид, когда она убивала? Его глаза наполнились чернотой, как и у других демонов. Холли содрогнулась и отпрянула. Или она считала его не таким? Все, что она хотела – это вернуться домой и забыть все произошедшее. С какой стати ей доверять ему? Она сама может найти выход. Холли решила сбежать и вскоре выбралась в открытую галерею.

Каменный пол и деревянные стулья украшали какие-то причудливые символы. На стенах висели старинные гобелены. На полке стояли черепа с рогами и клыками. Тут она увидела двустворчатую дверь. Если она сможет выйти, она найдет машину или спрячется…

Автоматная очередь взорвала штукатурку справа от нее, совсем рядом. Она втянула воздух и бросилась влево, успев посмотреть туда, откуда стреляли. С мертвящей решимостью в нее целились какие-то мужчины.

Еще один принялся стрелять с другой стороны. Пули дырявили стены, не давая никуда уклониться. Она бросилась вправо, потом снова влево. Пространство все сужалось… сужалось. Она похолодела от ужаса.

Рев прозвучал, перекрывая шум пальбы. Кейдеон прорвался через линию огня. Он схватил ее в охапку и прижал к груди. В тот момент, когда выстрелы достигли их, он закрыл Холли своим телом.

Первая пуля попала в него, он скрипнул зубами, но не мог повернуться и убежать, не подвергая ее опасности. Холли расплакалась. Две пули, три, четыре…

Он посмотрел на нее своими блестящими черными глазами и резко сказал:

– Никогда больше… не убегай от меня. Ясно?

– Яс-сно, – судорожно прошептала она.

Через плечо он неистово зарычал на них, и она всхлипнула. Резким хриплым голосом Кейдеон сказал:

– Нет, нет, женщина, тише.

Он вытер ей слезы.

Выстрелы внезапно прекратились. Холли выглянула из-за плеча Кейдеона. Демоны в широких одеяниях напали на стрелявших. Когда обе группы столкнулись, Кейдеон с Холли на руках бросился к двери.

Выбежав в ночь, он направился к старому грузовику. Открыв скрипучую дверцу, он бросил Холли на потрескавшееся виниловое сиденье и сам уселся рядом. Вставил ключ и повернул. Ничего.

– Аккумулятор сел? – спросила она, немного оправившись от потрясения. – Эта штука еще бегает? – Оберточная бумага и смятые жестянки валялись на полу.

– Но-но, поуважительней с моим грузовиком. Он вывез меня из множества переделок. – Кейд дергал рычаг передач. – Мне нужно только проверить… он знает, что мы на нейтрале. – Холли показалось, что она слышит щелчок. – Ну вот.

Двигатель взревел. Они рванули с места, и Кейдеон бросил на Холли покровительственный взгляд. Она оглянулась на дом. Снаружи тот выглядел величественно. Ей бы никогда и в голову не пришло, что за существа таятся в недрах этого здания.

Впрочем, один такой сидит сейчас рядом. Она повернулась к нему, чтобы рассмотреть это существо… этого демона.

Его загорелое лицо поросло светлой щетиной, волосы у него были густые и прямые, доходившие до мужественной челюсти. Неровные пряди казались выгоревшими от постоянного пребывания на солнце.

Золотой ободок на правом предплечье, плотно облегал его выпуклый бицепс. А рога…

Когда недавно они распрямились, то показалась гораздо больше и темнее. Теперь же они были гладкие, цвета черепахового панциря, и плотно прилегали к голове.

– Ну и как меня оценили? – спросил он голосом глубоким и рокочущим.

Холли вспыхнула.

– Просто я никогда не видела… рогов до этой ночи.

– Представляю, в каком ты шоке.

– Куда мы теперь едем?

– Мне нужно увезти тебя из города, – ответил он. – Это слишком горячее местечко для нас.

Холли заметила кровь на спинке его сиденья.

– Как ты еще можешь двигаться со столькими пулями?

– С большой болью, блядь.

Она ахнула, непристойное выражение царапнуло ее, как ногти по классной доске.

– Да ладно тебе, малышка. Я еще и не так могу выразиться.

– Я… я просто не привыкла. С тобой все будет в порядке?

– Я смогу выбросить их. – Она нахмурилась, и он объяснил: – Моя кожа вытолкнет их.

Этого Холли никак не могла понять.

– А что хотели от меня все эти люди? Кто были те, стрелявшие?

– Стреляли кровопийцы. Вампиры.

– Вампиры, – тихо повторила она.

– Они, должно быть, знали, что ты еще не стала по-настоящему бессмертной. Мы не пользуемся огнестрельным оружием, потому что, как видишь, мы – дерьмовая цель.

Она вздрогнула от этого вульгарного выражения.

– Опять-таки – почему стреляли?

– Ты только что стала самой популярной девушкой в городе.

– А что это значит? – И строгим тоном, который она обычно припасала для своих студентов, добавила: – Сейчас не время для загадочных ответов, Кейдеон.

При выезде на дорогу их ослепили автомобильные фары. Путь преграждал джип.

– Мать твою! – бросил он, поворачивая и газуя. – Опять вампиры!

Холли вцепилась в приборную доску, чтобы собраться с силами.

– И куда мы теперь?

– Из этого имения ведет еще одна дорога. Через болото.

– Откуда ты знаешь?

– Бывал здесь раньше. – И, заметив ее взгляд, добавил: – Я встречался с этими демонами здесь по разным поводам. Как представитель моей разновидности демонов.

– Ты… ты общаешься с этими животными? А что, твоя “разновидность” тоже похищает женщин?

– Похищает женщин? Да девицы сами вешаются на меня, детка!

Широко раскрыв глаза, Холли спросила:

– Девки? Детка? Ты что же, из девятнадцатого века, или просто хочешь казаться женоненавистником?

– Я из Средневековья, и мне не нужно пытаться быть женоненавистником. – Он ударил по тормозам. – Это просто приходит ко мне естественно, как дар. – Нажав на газ еще раз, он рванул вперед.

– А почему они хотели обидеть меня? Я ничего не сделала, чтобы заслужить такое!

– Не в том дело, что ты сделала… а в том, кто ты есть.

– Преподаватель математики? – спросила она сдавленным голосом.

– Теперь ты валькирия. И к тому же особенная. Должно быть, твоя матушка была валькирией.

– Валькирия! Моя мамочка была победительницей соревнований по выпечке пирогов! И она была человеком.

– Значит, твоя биологическая мать была валькирией.

Она была так потрясена, что на мгновение замолчала. Откуда этот демон знает, что она – приемная дочь?

– Я ее даже не знала. А что именно означает “валькирия”? И откуда ты знаешь, что я – приемный ребенок?

– Все вопросы потом. Теперь нам нужно проехать по болотам.

Темная полоса кустов возвышалась перед ними.

– Я не вижу дороги!

– Здесь есть служебная дорога, – сказал Кейд, а потом небрежно добавил: – Она, наверное, слегка заросла.

– Слегка! Ты уверен, что нет другого пути?

Он кивнул.

– Имение окружено болотами и трясинами.

– Какова вероятность, что мы проедем?

– Один из пятнадцати.

Она широко раскрыла глаза.

– Я бы не назвала это вероятностью!

– Назвала бы, если бы шанс был нулевым.

– О Господи, – пробормотала Холли. – Где здесь ремень безопасности?

– Порвался пару лет назад.

– И ты не удосужился починить? – резко спросила она.

– Я обычно не вожу смертных! – громко ответил он.

Стараясь сохранять спокойствие, Холли сказала:

– Кейдеон, я не вижу даже намека на дорогу.

– У демонов обостренные чувства. Я могу найти ее. Доверься мне.

Это существо спасло ей жизнь, оно даже отвело от нее пули, и все же в нем было что-то явно не вызывающее доверия…

Он усмехнулся, обнажая едва заметные клыки.

– Впрочем, если ты любишь молиться, сейчас самое подходящее время для этого.

Глава 4

Грузовик врезался в какой-то куст, Холли бросило вперед и прижало к его руке.

Машина подпрыгнула, листья и ветки ударили в стекло. Машина толкнула какое-то существо, которое заклекотало, сердито отступая и роняя перья.

Холли повернулась, вцепилась в спинку сиденья и оглянулась.

– Они едут за нами, они хотят поймать нас здесь в ловушку!

– Эти прославленные модные джипы сидят ниже, чем старые грузовики вроде моего. Если повезет, они сядут на брюхо. Хорошо бы это случилось с ними раньше, чем с нами.

Она спросила:

– Почему ты мне помогаешь?

– Я наемник! Моя теперешняя задача – не дать тебя убить.

– Наемник? И кто же тебе платит? Кто решил бы нанять демона, чтобы защитить меня от демонской угрозы?

– Есть еще и кровопийцы.

– Я хорошо их помню. – Она сжала лоб. – Кто тебе платит?

– Об этом поговорим потом.

– Скажи хотя бы, почему эти демоны выбрали меня. Я самый скучный человек из всех, кого ты видел.

Он встретился с ней взглядом.

– Уже нет, малышка.

Она снова оглянулась и увидела фары.

– Они приближаются.

Произнеся какие-то слова на языке, никогда ею не слышанном, он прибавил скорость.

– Кейдеон, разве не опасно заезжать так да…

Грохнули выстрелы, пули угодили в грузовик. Кейд толкнул Холли вниз, заставив рухнуть на сиденье. Когда осколки бокового зеркала посыпались на ее окно, Холли закричала.

Стекла в кабине задрожали. Кейд взревел от боли. Трещины разбежались по лобовому стеклу, а потом оно взорвалось, и на них посыпался дождь осколков.

– Следи за своими криками, детка!

– Как я это делаю? – воскликнула она, лихорадочно стряхивая с себя осколки.

– Природа зверя! – скрипучим голосом сказал он. – От криков валькирии трескается стекло. Усвоила урок, да?

Заметив кровь, сочащуюся из его уха, Холли закусила губу и вытащила из него осколок. Он, кажется, был потрясен такой заботливостью.

– Какая славная малышка. Но немного ниже и правее было бы еще лучше…

– Смотри!

Дорога исчезла. Перед ними простиралась почти трехметровая черная лужа.

– Почему увеличиваем скорость, подъезжая к ней?

– Чтобы не сесть на брюхо! – сказал Кейд, прежде чем они ударились.

Холли опять налетела на его руку. Вода брызнула им в лицо. Передняя часть грузовика затонула. Вода заливала кабину. Мотор взревел от натуги, когда они с пыхтеньем выбирались на другую сторону болотца.

Оказавшись на полутвердой земле, Кейдеон встряхнулся, как животное.

– Не могу поверить, блядь, но мы вылезли!

Холли отвела с глаз мокрые волосы, потом вытерла концом рукава лицо, смыв заодно и брызги крови. Он усмехнулся, глядя на нее. Она в изумлении смотрела на него.

Снова на дороге показались фары. Вампиры не отставали. Они, наверное, думают, что демоны уже сделали с ней, что хотели. Они не могут рисковать, допустив, что абсолютное добро или зло появится на свет в облике демона.

– …твою мать.

Холли снова крикнула.

– Мои выражения? В них все дело? Потому что…

Вдруг со скоростью выстрела Холли оказалась у него на коленях. Кейд сглотнул, отчетливо сознавая, что под рубашкой на ней ничего нет. В любое другое время ему бы очень понравилась эта позиция, он придумал бы целый план действий, чтобы усадить ее вот так.

– Это просто рак!

– Н-нет, не просто…

Грузовик резко нырнул в узкую ложбину, а потом выехал наверх. Потом опять вниз и опять наверх. Кейдеон схватил ее за талию.

– Следи за своими коленями, детка…

Ощутив ее нежное тело, податливое и горячее в его руках, он тихо взревел. Мотор возмущался, грузовик подпрыгивал, и они опять встретились взглядами. Она оттолкнула его руку, глаза у нее были широко раскрыты. Но не слезла с его колен.

– Не просто рак! – крикнула Холли.

– Тогда что же? – резко спросил он.

– В-вот! – Она указала на хлюпающую лужицу воды, покрывающую пол кабины.

Маленький уж плавал среди помятых жестянок. Кейдеон попробовал быстро схватить его, но уж ускользнул под сиденье.

– Слезь с меня, Холли. Сядь на свое место. И подтяни ноги, – сказал Кейд.

Она затрясла головой:

– Не сяду, пока он здесь!

– Тогда тебе придется рулить.

– Ладно, – сказала она дрожащим голосом и взялась за руль, а Кейд просунул руку под сиденье.

– Давай сюда, засранец.

– Кейдеон!

– Да ладно тебе, малышка!

Грузовик замедлил ход. Кейдеон рванул вверх, оглянулся и был ослеплен приближающимися фарами.

– Что ты делаешь, черт побери? – гаркнул он.

– Что-то шевелится в воде вон там!

– Холли, жми на педаль или ты погибла! Ясно?

Ужа он поймал. Понимая, что Холли должна увидеть его, чтобы поверить, Кейд поднял змею, которая тут же бодро укусила его.

– Вот, смотри. Зримое подтверждение. – Он выбросил ужа. – А теперь передвинь свою попку сюда и давай оторвемся от этих несчастных придурков.

– А?

– Держись за меня.

Она обхватила его своими тонкими руками и спрятала лицо у него на груди. Напряжение охватило его, вожделение пожирало его даже сейчас.

Он обнимал ее. Сорок миль в час. Свою женщину. Сорок пять. Он обнял ее крепче, грузовик задрожал, казалось, камни перекатываются в жестянке, только звук был в тысячу раз сильнее.

Грузовик врезался в промоину со скоростью почти пятьдесят миль в час, взрывая воду. На середине пути мотор напрягся, чихнул. Вода в выхлопе. Он убавил газ.

– Давай, старичок, – пробормотал Кейд. Он почувствовал непонятно откуда взявшийся запах дыма. – Вспенивай, вспенивай, а потом…

Старичок накренился на бок. Кейд, оглянувшись, увидел, что преследующий их джип сел на брюхо. Он не удержался и похлопал по треснувшему щитку управления.

– Мы оторвались. Значит, грузовик не так уж плох, а? – сказал он. – Холли! – Она посмотрела на него хмуро и смущенно.

Она все еще обнимала его, словно он был деревом в бурю. Словно он был ей нужен для утешения. Кейд не помнил, когда в последний раз ему было так хорошо.

Глава 5

– Я сейчас немного занят, Ридстром, – сказал Кейд, когда позвонил брат.

– Что с твоим телефоном?

– Намок.

– Ты уже дома?

– Еду, – ответил Кейд. – Буду через пятнадцать минут. Ты где?

– В часе езды от города. – Он помолчал. – Голос у тебя взволнованный.

– Заткнись, Ридстром.

– Что-то с тобой происходит? Что бы то ни было, брось это. Нам нужно дело делать.

Кейд посмотрел на Холли, которая все еще цеплялась за него, потом назад, на дорогу. Перейдя на демонский язык, он сказал:

– Не думаю, что тебе хотелось бы, чтобы я бросил это. Я нашел валькирию.

– Как это может быть? Мы не знаем, кто она…

– Это моя женщина. Ты знал, что она была и моей женщиной, и объектом наших поисков?

– Это невозможно. Холли Эшвин – человек.

– Уже нет.

– Ты уверен? И ты уверен, что она – Сосуд?

– Холл, который ты описал, – это то место, где она преподает математику. И ее уже похитил Орден демонов. Мы только что оторвались от погони. В игре участвовали еще и вампиры. Они пытаются убить ее.

Ридстром выдохнул:

– Я не знал, что Сосуд окажется твоей женщиной. Но это ничего не меняет. Выбора у нас нет.

И поскольку Кейд промолчал, Ридстром добавил:

– На прошлой неделе Никс спросила, откажешься ли ты от своей женщины, чтобы вернуть королевство. Ты сказал – да. Ты лгал?

– Я выполню свой долг.

– Если мы не сумеем убить Оморта, мы потеряем Роткалину навсегда.

– Это даже я помню! – взорвался Кейд. – У меня было девять веков, чтобы понять это.

– Прекрасно. Теперь вот что. Аэропорты опасны. Нам придется вывезти ее из города.

– Куда?

– В крепость Грута.

– Где это, черт побери?

– Мы не знаем, – сказал Ридстром. – В разных частях страны есть три пропускных пункта. В каждом нам будут сообщать сведения о следующем, пока мы не получим последнего указания, где находится эта крепость. Я знаю только первый пункт.

– В чем трудности?

– Грут хочет заполучить Сосуд, но он не хочет, чтобы его крепость была обнаружена. Он принимает особые меры предосторожности, чтобы исключить всякую возможность слежки за нами.

– Ты имеешь хоть какое-то представление, где это может быть?

– Очень смутное, туда трудно добраться, там много незаселенных земель. Я слышал рассказы о Юконе. Может быть, это даже Аляска.

– Интересно, доверит ли он нам это вообще.

– Хотя твоя манера действовать сомнительна, ты завершишь работу. Работу трудную. И он знает, как сильно нам нужен этот меч.

– Почему он нас не встречает?

– Он никогда не выходит из своего укрытия. Оморт убьет его. Только Грут может убить Оморта. По крайней мере, той возможностью, о которой мы знаем.

– Что бы это значило? – спросил Кейд, но он знал, что имеет в виду брат.

У них есть зацепка – вампир, который знал, как убить чародея. Но чтобы спасти этого кровопийцу от верной смерти, Кейд случайно отнял жизнь у невесты вампира – молодой смертной женщины по имени Неоми. Возникло непрошеное воспоминание – его меч, рассекающий тело Неоми… Он выключил его. Кейд был мастером выключать непрошеные реалии.

Даже если бы они поймали этого вампира и попытались вытянуть из него нужные им сведения, худшее, чем они могли бы ему пригрозить, – это потеря его невесты. Но теперь эта зацепка перестала существовать.

И в этом тоже был виноват Кейд.

– Оморт наверняка знает о наших намерениях, – сказал Ридстром. – Он не оставит этого просто так – он вышлет все свои силы, чтобы помешать нам передать Сосуд Груту.

– Забавно, едва я узнал, что моя женщина больше не является человеком, связь с которым для меня запретна, как должен отдать ее.

– Откуда такая уверенность, что она твоя?! И даже если и так, ты должен думать о лежащей на тебе ответственности. Королевство зависит от тебя… – Ридстром замолчал. – Теперь ты должен поступить так, как должно.

Снова возникло чувство вины при воспоминании о своих промахах, и Кейд оттолкнул от себя Холли. Она резко выпрямилась, словно смутившись оттого, что все еще прижимается к нему.

– Значит, – сказал Ридстром, – мне не нужно опять возвращаться в этот дом. Встретимся на заправке к северу от озера в одиннадцать – мы начнем оттуда.

– Буду там в одиннадцать.

Затем Кейд позвонил Року – своему заместителю, с которым они вместе снимали квартиру. Он сказал ему на демонском языке:

– Пытался позвонить тебе раньше, чтобы заручиться твоей поддержкой. Как раз перед тем как начать штурмовать логово Демонариев собственными силами.

– Вот как? – заметил Рок без всякого интереса. – Я тогда только-только…

– Ты всегда только-только… Мне нужно, чтобы ты вернулся домой.

– Что происходит? – спросил Рок, а потом шикнул на женский голос, пробормотавший:

– Ну куда ты ушел?

Кейд быстро все объяснил.

– Будь там через десять минут.

Отключившись, Кейд посмотрел на Холли, которая с ошеломленным видом смотрела в окно. Ее волосы, просохнув, превратились в непокорные рыжеватые кудри. Он ждал больше года, чтобы увидеть ее волосы, не завязанные в неизменный тугой пучок, и тысячу раз представлял себе их распущенными.

Он не думал, что они вьются.

Вид у нее был такой растерянный, что он сжал кулаки, чтобы удержаться и не прикоснуться к ней. Нужно сдерживать себя. Нельзя позволить себе еще больше привязаться к ней.

За все эти месяцы наблюдений он все больше увлекался ею. Сидя на крыше соседнего здания, он наблюдал за ней. Час плавания в бассейне на крыше, три часа в день – занятия докторской диссертацией, час по утрам и еще час вечером – чистка и наведение порядка в ее и без того безукоризненно чистой и прибранной чердачной квартире.

Кейд видел ее с бойфрендом, испытывая дикое потрясение всякий раз, когда она вместо губ подставляла этому мерзкому типу щеку. Этот мужчина никогда не проводил у нее ночь, и она никогда не оставалась у него.

Только поэтому этот человек был еще жив.

Кейд думал, что знает о ней очень много, но он не знал, что она такая храбрая. Немногие женщины могут сунуть ногу в лужу, когда там змеи – еще меньше женщин могут уложить собственноручно дюжину демонов.

Но это ее молчание смущало его. Несмотря на все свои причуды, она была не из робких и выкладывала без колебаний, что у нее на уме.

– У тебя есть еще вопросы?

Она ответила, не задумываясь:

– Можно ли раскрутить обратно перемены, происшедшие во мне?

Он нахмурился.

– Для чего тебе это нужно? Ты торопишься отказаться от бессмертия.

– Я не хочу быть такой. Я хочу стать прежней.

Холли только что дала ему ключ к себе. Теперь он должен сказать ей нечто такое, что обеспечит ее сотрудничество, нечто, не являющееся правдой: “Чтобы получить оружие, я должен отдать тебя злому чародею, который скорее всего колдовством вынудит тебя спать с ним. Когда ты зачнешь от него ребенка – носителя абсолютного зла – он, возможно, отпустит тебя”.

– Должен существовать способ обратить все вспять. – Конечно, никаких таких способов не существует.

Она посмотрела на него с надеждой.

– Как? Как это возможно?

– Послушай, я не хочу говорить и обещать лишнее, – сказал он. – Сейчас я возвращаюсь домой за вещами, потом мы поедем на встречу с моим братом. Он знает обо всем этом больше, чем я. Ты только вынеси мое присутствие некоторое время, а там мы придумаем, как всех осчастливить.

Наконец она кивнула.

– Мне нужно съездить на мой чердак взять кое-что из одежды и все такое.

– Ни в коем случае. Они будут следить за твоим домом.

– Но мне нужны мои… мои лекарства. Они лежали в моей сумке.

– Что за лекарства? – спросил он, хотя и знал о ее проблемах.

Просто хотел проверить, скажет ли она ему. Она вздернула подбородок.

– Это от ННБ. Навязчивого…

– …невроза беспорядка. Я слыхал о таком. – Ей понравится в его доме.

– Значит, ты понимаешь, почему я должна взять их.

– А что, ты умрешь без этих таблеток? Потому что если ты попытаешься взять их, то умрешь наверняка. Здание, где ты живешь, кишит убийцами.

Она свела брови.

– Ты сказал – здание. Откуда ты знаешь, что я живу не в отдельном доме? И откуда ты узнал, где найти меня сегодня вечером?

– Мы собирали сведения о тебе. Я следил за тобой и видел, как тебя схватили.

– Скажи, а кто нанял тебя охранять меня?

Если она будет и дальше так настойчиво задавать вопросы, это станет опасным.

– Не знаю в точности. Мне просто выдали указания, как охранять тебя, и расценки за работу. Все остальное для меня не важно.

Она немного помолчала.

– Собирали сведения обо мне? – спросила она, наконец. – То есть шпионили.

– Я не прошу прощения за это. В конце концов, я спас тебе жизнь.

– И что же ты узнал обо мне?

Что он может на это ответить? Каждый раз, когда ему казалось, что он постиг Холли, она удивляла его. За несколько последних месяцев он определил ее как противную математичку, феминистку из кампуса, соблазнительную недотрогу и скрытую секс-бомбу.

В конце концов, он понял, почему никак не может разобраться в ней. Она и сама не знала, что она такое.

– Тебе двадцать шесть лет, ты единственный ребенок, приемыш, – сказал он, наконец. – Твои приемные родители оба умерли естественной смертью за два последних года. Они оставили тебе состояние… – Он искоса посмотрел на нее.

Лицо ее ничего не выражало.

– Дальше.

– У тебя две научные степени на счету, и ты вот-вот получишь докторскую степень по математике.

“Ты знаешь, что умна, и это возбуждает со страшной силой”.

– Ты любишь плавать в бассейне.

“Твое тело даже в самом скромном купальнике способно поставить на колени меня, демона”.

– У тебя есть бойфренд, он тоже работает над докторской.

“Тим – неудачник и ипохондрик”.

– Ты учишь футболистов забавляться числами и все такое.

“С каждым двусмысленным замечанием, которое эти жеребцы отпускают в твой адрес, они навлекают на себя гибель от укуса демона”.

– Ты любишь, чтобы вокруг была… чистота.

“Ты любишь рок-блюз и пищу в герметической упаковке”.

– Все верно, – подтвердила Холли. – А я ничего не знаю о тебе, кроме того, что ты демон-наемник и у тебя есть, по меньшей мере, один брат.

Он подавил хриплый смех.

“Обо мне больше и знать нечего”, – подумал Кейд с горечью, но сказал:

– Это, наверное, хорошо. Чем меньше ты знаешь, тем лучше.

Глава 6

Поговорив с Кейдом, Ридстром надолго впал в смятение. Дело дрянь.

Эмиссары Грута настаивали на встрече в трехстах милях от города, а Ридстром находился все еще в получасе езды от заправки, где должен был встретиться с Кейдом.

Он сильнее нажал на газ, его автомобиль летел по старой дороге. Он ехал с необременительной скоростью сто сорок миль в час – так ровно, что машина казалась скучающей и угрюмо спокойной.

Ридстром должен встретиться с братом, пока тот не натворил дел. Он полагал, что даже Кейд не понимает, насколько необходима ему, Ридстрому, эта женщина.

Дело совсем дрянь. Он вовсе не уверен, что Кейд не убежит с Холли – теперь, когда может заполучить ее.

Подозревал ли Ридстром, что эта женщина – пара Кейда? Да. Но так ли все очевидно?

Раньше она была недостижима для Кейда, потому что была смертным человеком. Теперь от нее зависит, сможет ли Ридстром предъявить права на свое королевство. Предъявить права на Роткалину… Его сердце забилось сильнее при мысли о том, как он освободит свою страну и будет работать на благо своего народа.

Оморт был жесток с ними, всякий бунт подавлялся, злоумышленники подвергались изуверским наказаниям.

И вот сейчас свобода Роткалины находится в руках… Кейда. А это означает, что он, Ридстром, оказался в непонятном положении.

Кейд сильно его разочаровывал. Ридстром преклонялся перед разумом, он был редким типом неистового демона, который никогда не выходит из себя. И только Кейд выводил его из себя. А взамен Ридстром обращался с ним строго. Некоторые считали, что даже слишком строго.

И все же после каждой их позорной кулачной драки, когда Ридстром был готов навсегда порвать с братом, он вспоминал, как тот, будучи семилетним щенком, с еще младенческими рожками, преклонялся перед ним, как перед героем. У Ридстрома была слабая надежда, что Кейд еще может отойти от края пропасти и совершить в своей жизни что-то значительное. Но если он не поступит правильно именно сейчас, с этой надеждой придется покончить навсегда.

Вспомнив тот день, когда Кейд впервые увидел Холли, Ридстром прибавил скорость…

Немногим менее года назад Кейд взялся за работу – удалить из кампуса Тулейна сынка одного высокородного демона. Этот сын не просто искал лучшего способа сойти за человека. Молодой демон и в самом деле принял человеческий образ, отрубил себе рога, спилил клыки и отказался от телепортации.

Родители были в ужасе, они хотели вернуть сына домой, чтобы “позорная тайна” не дошла до их друзей и деловых партнеров.

Кейд не был согласен с ними, ибо считал “каждому – свое”. Однако по большей части он руководствовался той точкой зрения, что “новый день – новый доллар”. В общем, стремление заработать одержало верх.

Ридстром сопровождал его в кампус, чтобы убедиться, что удаление прошло гладко. По дороге в общежитие, где жил демонский сын, они проходили мимо аудитории, на которой висело объявление: “Сегодня награды по математике!”

Кейду это показалось забавным.

– Парад чокнутых, а?

Хотя он учился в школе основам письма, математики и иностранным языкам, Кейд носил на плече чип, обозначающий, что он так и не получил образования, как другие члены королевской семьи. Такие сферы высших знаний, как философия, астрономия или литература, оставались для него неведомыми. И даже по прошествии стольких столетий он чувствовал недостаток образования.

Все эти годы Ридстром нередко находил книги по этим предметам среди вещей Кейда. Его брат, наемник-головорез, тайком занимался самообразованием…

Тогда-то Кейд и увидел Холли Эшвин на сцене – она получала первый приз по математике.

– Гляди-ка, вот славная штучка – брюзга и зануда, а?

Ридстром мог поклясться, что брат говорил на языке низших классов с одной целью – досадить ему.

В тот раз он не понял, что так привлекло Кейда. Конечно, девушка хорошенькая, но застегнута на все пуговицы – в очках, без макияжа и с волосами, стянутыми в тугой пучок. Она была полна спокойной уверенности и явно умна. Определенно, эта девушка не походила на типичных девиц Кейда – наглых и пустоголовых.

– Ладно, Кейд, мы сюда вряд ли впишемся, – сказал Ридстром.

Но Кейд подождал, пока толпа направится в другое место. Когда девушка вышла из аудитории, он окликнул ее:

– Постой, малышка. Есть вопрос насчет того красивого представления, в котором ты только что играла главную роль.

Она повернулась к нему, прищурилась и подтолкнула очки кверху кончиком указательного пальца.

Легкая усмешка Кейда пленяла одну женщину за другой, и, без сомнения, он ожидал, что и эта обратит на него внимание. Но девушка надменно посмотрела на него:

– Могу я вам помочь?

Кейд в замешательстве приблизился к ней, словно повинуясь какой-то непреодолимой силе.

– Ну… да. Что здесь происходит?

– Что происходит? – повторила она.

Она оказалась равнодушной к его заигрываниям, и это застало Кейда врасплох. Он уставился на нее, краснея оттого, что не мог не запинаться. И он опять окинул откровенным взглядом ее фигуру, как будто не сделать этого было выше его сил. Не сказав ни слова, девушка повернулась на каблуках и ушла.

Ридстром потащил брата в другую сторону. Тот оглянулся через плечо и сказал сдавленным голосом:

– Она не оглянулась на меня. Ни разу.

В последующие месяцы Кейд узнал о ней все, что мог. Ридстром даже застал брата на крыше здания в деловой части города. Кейд сидел там с флягой демонского напитка и подглядывал за девушкой.

Да, похоже, это единственная женщина, с которой Кейд мог стать одним целым, иметь потомство, познать истинное счастье. Впрочем, Ридстром все еще был не в состоянии это понять. Королевство всегда на первом месте.

Он умер бы за свой народ. Почему же Кейд не…

Сквозь свет фар на него смотрели глаза. Какое-то животное? Нет, женщина.

Он ударил по тормозам и вильнул в сторону, и “макларен” занесло. Когда машина, наконец, стала, Ридстром схватился за голову – его трясло, голова кружилась.

С трудом он вылез из машины, чтобы осмотреть повреждения; под ногами хрустнули осколки стекла, усеявшие бетон, куски рваной шины и даже обломки корпуса.

Увидев это, он присвистнул. Вдребезги. Правая сторона машины всмятку. Но где же эта женщина? Ее облик возник у него в голове – широко раскрытые от страха глаза, длинные рыжие волосы, взметнувшиеся, когда он проскочил мимо.

– Здесь кто-нибудь есть? – крикнул он. – Вы ранены?

Ответа не было. Ближайшая заправка находилась самое близкое в двадцати милях. Ридстром вынул из куртки мобильник. “Недоступен” , появилось на дисплее. Вот дерьмо.

Оглянувшись, он заметил ее. На пустынной дороге она стояла совершенно одна. Глаза их встретились. И в этот миг он ощутил ее пряный, женственный запах. Ее блестящие рыжие волосы падали, завиваясь, до пояса. Ее глаза были темны, как ночь. Шелковое платье обрисовывало ее роскошные формы.

Ему пятнадцать сотен лет. Влекло ли его когда-нибудь раньше к женщине настолько безумно и неистово?

Она медленно двинулась по дороге прочь от него.

– Нет, постойте! С вами ничего не случилось?

Она обернулась, но не остановилась.

– Я ничего вам не сделаю, – крикнул он, идя за ней. – У вас здесь машина?

– Мне нужна ваша помощь, – сказала она гортанно.

Он поспешил за ней.

– Вы живете где-то здесь?

– Нужна ваша помощь, – повторила она еще раз.

Он подошел к ней.

– Мне нужно добраться до города, но потом я смогу вернуться и помочь вам.

Ридстром смотрел ей в лицо, и у него снова закружилась голова, его охватило нетерпение. Ее вид слишком возбуждал, и все это казалось каким-то нереальным. У нее были высокие скулы и безупречная бледная кожа. Ее розовые губы были пухлые и блестящие.

Едва он слегка отодвинулся, она сказала:

– Помоги мне сейчас. – И, схватив его руку своими маленькими руками, она поцеловала его ладонь своими смеющимися губами и положила на свою пышную грудь.

Каждый его мускул напрягся от желания. С тихим стоном он стиснул ее тело. Обещание наслаждения блеснуло в ее колдовских глазах, и он почувствовал, что сдается.

– Вот чего мне нужно, – пробормотала она голосом сирены, выгибаясь под его рукой.

– И боги знают, что я дам тебе это, как только закончу…

– Мне нужно это, – она взяла его другую руку и положила ее на внутреннюю сторону своего бедра, – сейчас.

Ридстром попытался встряхнуться. Он должен выполнить свой долг. Но он уже так долго живет без женщины. Ридстром ощущал связь с ней. Может быть, даже ту самую связь.

Думая об этом, он с силой впился в ее губы. Она поощряла его, встречая каждый удар его языка, дразня его. Но все же что-то оттолкнуло его.

– Я… я не могу заниматься этим сейчас. Я должен встретиться кое с кем. Мне еще ехать и ехать.

– Люби меня, – прошептала она, прижавшись к нему. – Здесь. Под этим деревом, в лунном свете. Я хочу тебя так, что мне больно.

Его рога распрямлялись, пенис пульсировал. Он с трудом сдерживал желание. Но ничего не поделаешь. Нужды королевства всегда идут впереди нужд короля.

– Нет. У меня есть обязанности, – через силу сказал он, впервые в жизни чувствуя ненависть к этим обязанностям.

Возмущаясь ими. Отодвинувшись, он увидел, что она смотрит на него, сведя брови.

– Тогда ты не оставляешь мне выбора, Ридстром.

Не успел он удивиться, откуда она знает его имя, дорога начала исчезать. Он резко обернулся. Все вокруг было иллюзией. Позади он услышал щелчок, как будто крепко захлопнули дверь в тюремную камеру. Когда химера исчезла, он вдруг все понял.

– Ты сестра Оморта и Грута. Сабина – королева Иллюзий.

Она открыла вход в темницу, а потом придала ему вид продолжения дороги.

– Прекрасно, Ридстром.

Он предупреждал Кейда, что их враг не остановится ни перед чем, чтобы помешать им добыть этот меч. Ридстром не знал, что сестра чародея настолько могущественна.

Но если эти слухи верны… Тогда она еще более коварна, чем ее братья.

Самая красивая из всех виденных Ридстромом женщин была и самой злой. А может быть, она совсем не такая чарующая.

– Покажи мне свой истинный облик.

– Вот он. – Она провела руками по своей груди. – Я очень довольна, что он так возбудил тебя.

Он возбуждал его даже сейчас, и Ридстром презирал ее за это.

– Зачем ты так поступила со мной, Сабина?

– Разве не ясно? – Взмахом своей белой руки она направила его взгляд на кровать в центре камеры. Никаких спальных принадлежностей на кровати не было – только цепи в головах и ногах.

Глава 7

– Ты… ты разгильдяй, – пробормотала Холли, передернувшись от отвращения при виде жилища Кейдеона.

– Скажи мне, что именно ты чувствуешь, Холли.

На абажурах висели рубашки. На полу повсюду валялись коробки из-под пиццы и мятые жестянки из-под пива. Везде лежали DVD-диски, прочитав названия некоторых, Холли вспыхнула от смущения.

– Это… как ты можешь… ты так живешь?

Когда они подъехали к этому имению в Гарден-Дистрикт, неподалеку от дома, где она провела детство, эта роскошная резиденция произвела на нее сильное впечатление. Они проехали через деревянные ворота мимо главного дома к этой постройке – она была в два раза больше ее просторной квартиры на чердаке.

Но внутри царил хаос.

– Я не знал, что ко мне кто-то придет.

– А если бы знал, навел бы порядок? – спросила она.

Кейд усмехнулся:

– Неа. – Взял ее за локоть, повел в спальню, потом в ванную, которая, к счастью, не была опасна для жизни. – У тебя пять минут. Ясно?

Холли молча кивнула, все еще ошеломленная хаосом.

– Сейчас не время пялиться в зеркало на новые уши и коготки. – Кейд пустил воду, установил температуру. – Просто смой с себя кровь и грязь.

Он взял пузырек с шампунем и, обнаружив, что он пуст, отбросил в сторону.

– Сейчас вернусь.

Вернулся Кейд с полотенцем, губкой и пакетом.

– Мой сожитель по квартире не может пройти мимо чего-то бесплатного. Может, тебе что-то понравится.

Он открыл прозрачный пакет и беспечно бросил пузыречки с шампунями в ванну, где они рассыпались без всякого порядка. Бросив полотенце и губку на край ванны, он сказал:

– Я пойду пороюсь, может, найду тебе подходящую одежку. Позови, если что понадобится.

Он закрыл за собой дверь, и Холли заперла ее. Стянув через голову грязную рубашку, она сложила ее и полотенце. Потом взяла губку и шагнула под горячий душ. Под ногами у нее перекатывались пузырьки – беспорядочно, как попало. Это нервировало. Она знала, что у нее нет времени расставить их по три, но с трудом подавляла это желание.

Втянув в себя воздух, Холли взяла пузырек. Потом закрыла глаза, вылила на волосы шампунь, пытаясь не обращать внимания на заострившиеся уши и на длинные… когти.

Она только хотела выйти из этого кошмара, хотела вернуться в свою жизнь, в квартиру на чердаке, где царит порядок, к своей успешной карьере…

О Боже, Тим!

Он больше двух лет был ее бойфрендом. Теперь Тим представлял на конференции в Калифорнии их работу, трудясь ради их будущего. Они планировали, что он получит должность в местной фирме по разработке программного обеспечения и продолжит свои исследования, а она будет преподавать.

Как она сможет предстать перед ним в таком виде? Как она объяснит?

“Ну, в меня ударила молния, и але-оп, я уложила дюжину демонов. Больно ли было от молнии? Нет, это было великолепно. Словно тебя обнял кто-то, о ком ты смертельно скучала”.

Придется приложить усилия, чтобы стать прежней. Она сделает все для этого.

“Могу ли я верить Кейдеону, что он мне поможет?” Симпатичное существо, которое следило за ней так долго – мог ли это быть он?

Она помнила его с того дня, когда получила ежегодный приз за исследования в области дифференциальных уравнений. Он запинался и краснел, вел себя совсем не так, как сегодня. Сегодня он был уверенным и сильным. Даже самоуверенным. Невозможно быть более самоуверенным. Казалось, у него есть вторая личность или даже более дерзкий двойник.

Она вспомнила, как он вел себя в грузовике, и глаза ее широко раскрылись. Он прикасался к ней… в сокровенных местах. Вокруг царил хаос, а она помнила эту горячую руку между бедрами, его грубую ладонь, поднимающую ее… его низкое рычание, от которого у нее перехватило дыхание.

Она повернулась, стоя под душем, струи ударили ей в грудь, и это было восхитительно. От удовольствия по телу побежали мурашки…

Как можно чувствовать возбуждение после того, через что она прошла этой ночью? И после того, через что она чуть было не прошла! Этот человек – этот демон – хотел изнасиловать ее на каменном алтаре. Все они хотели этого. При мысли о том, что все они смотрели на нее с вожделением, она передернулась от отвращения.

К счастью, они ничего ей не сделали. Она сумела защитить себя. Сегодня ночью она убивала. Убивала злобно. И делала это с радостью в сердце.

При мысли об этом она испустила крик, ее глаза широко раскрылись, руки опустились за пузырьками. Она уже не могла противиться непреодолимому желанию расставить их. Холли наклонилась, собрала пузырьки. Их было одиннадцать. Не делится на три, но придется.

На краю ванны она поставила три группы по три на некотором расстоянии друг от друга, конечно, наружу этикетками. Потом отклонилась назад и взглянула на разделяющее их расстояния. Сделала эти расстояния одинаковыми.

С каждой стороны ванны она поставила по одному из оставшихся пузырьков – вверх дном. Если они будут вот так перевернуты и отделены от остальных, они не будут частью набора. Они будут исключены из общей группы. Она свела их к нулю.

Холли выпрямилась и тут же какая-то рука схватила ее за запястье и потянула из-под душа. Щекой она уперлась в голую мускулистую грудь.

В тот миг, когда она хотела закричать, Кейдеон закрыл ей рот мозолистой ладонью.

– Они идут…

Он замолчал, его зеленые глаза пробежали по ее телу, а она тщетно пыталась прикрыть свою наготу. Встряхнувшись, он протянул ей футболку:

– Вот. Руки вверх!

– Не смотри на меня! Мне нужно высохнуть…

– Черт побери, Холли, руки вверх!

Она испугалась и послушалась. Он натянул на ее мокрое тело мужскую футболку.

– Я не смотрю, детка, – сказал он, голос у него охрип, она чувствовала, что он смотрит на ее грудь.

Она опустила голову от стыда и увидела, что пуговица на его джинсах не застегнута, как будто он ворвался в ванну, не закончив одеваться. Полоска золотистых волос шла по его животу туда, где были застегнуты только три пуговицы. Белья на нем не было.

Она сглотнула, снова отвела глаза. Взгляд ее остановился на столе рядом с его неубранной кроватью, которую было видно через дверь ванны. На столике лежала книга по психиатрии.

Кейд вытащил все еще сопротивляющуюся Холли из ванны в маленькую комнатку.

– Два черных джипа только что подъехали к дому.

Он не хотел тревожить ее, но на самом деле полагал, что несколько вампиров уже ворвались в дом.

– Вот, держи эту сумку. – Он бросил ей упакованный вещмешок.

В нем была его одежда, его приносящая счастье широкополая шляпа, деньги и прочее.

– Как можно здесь что-нибудь найти?

– Это моя система, – рассеянно ответил он, его внимание было занято ее мокрой футболкой.

Она проследила за направлением его взгляда и оттянула ткань от своих затвердевших сосков. Но ведь он уже видел ее в ванной.

Прежде Кейд не знал, что она настоящая блондинка. Он и не подозревал, какие розовые и крепкие у нее соски. А грудь у нее была гораздо больше, чем казалось…

Он потряс головой, нужно было сосредоточиться на том, как вызволить ее отсюда.

– Это не система, Кейдеон. Это отсутствие таковой.

– Да уж, это не похоже на ту систему, что ты применила к пузырькам. Согласен. – От его взгляда не укрылось, как стройно она их расставила.

У нее был беспорядок в голове, своего рода психическое расстройство, поэтому беспорядок в его жилище казался ей особой разновидностью ада. Придется объяснить, что ей нужно малость расслабиться.

Снова вернувшись к своей задаче, он натянул черную футболку, потом схватил со стула кожаную куртку. Заметил флягу с демонским напитком и бросил ее не глядя, но не услышал, чтобы фляга упала.

– Ловко, – сказал он, швырнув куда-то в ее сторону спутниковый телефон.

И снова она поймала его. Рефлексы валькирии подключались успешно. Схватив свой меч и спальный мешок, он повернулся к Холли. Она прищурилась, глядя на него, потом на флягу.

– Это то, что нам понадобится, чтобы попасть в место назначения? Двадцать процентов продуктов – алкоголь?

– Прямо в точку. Двадцать процентов – серьезный недобор… – Почуяв перемену в воздухе, он вытащил меч из ножен.

В облаке дыма появился Рок с окровавленным мечом на изготовку. Холли отпрыгнула назад, но тот не нанес удара, а опустил меч, окинув ее взглядом.

– Ты одел ее в мокрую футболку и заставил нести сумки? Черт побери, Кейд, мне нравятся твои успехи.

Кейд перешел на демонский язык:

– Она не знает, что она моя. Она все поймет, когда я порву тебе глотку за то, что ты пялишься на нее.

– Понял вас, – сказал Рок умиротворяющим тоном на том же языке, оборачиваясь к Кейду. – На улице уйма кровопийц ждут не дождутся, когда вы выйдете. И двое мертвеньких валяются в доме.

Кейд сунул меч в ножны.

– Хорошо, что здесь есть черный ход.

– Ты едешь на встречу с Ридстромом? – И когда Кейд кивнул, Рок сказал: – Желаю удачи с девушкой. Наслаждайся ею, пока можешь.

– Ты обеспечишь нам прикрытие? Или, может, тебя отзовут, как раз когда ты понадобишься мне?

Рок был одним из его лучших людей, но этого демона отзывали чаще всех.

– Такспо. – Рок огорченно пожал плечами. Так он сокращал выражение “Та, которой следует подчиняться”. – Что я могу с этим поделать?

– Можешь кое-что. – Дымные демоны заключают временный договор всякий раз, когда вступают в любовную связь. Согласно этому документу партнерша может вызывать демона по собственному желанию. – Попробуй безбрачие.

– А больше ничего не хочешь? Может, что-то малость пореальнее?

– Излови одного из этих вампиров, чтобы выкачать из него сведения. Пойди по следу и выведай, кто приказал им гоняться за нами. И еще вызови нашу команду, пусть истребят под корень Орден демонов.

– Легче легкого.

Кейд взял Холли за руку и потащил к гаражу.

– Кто это? – шепотом спросила она.

Щеки у нее горели.

– Рок, дымный демон. Он наемник в моей команде. Беглец. Живет в двух измерениях по собственной воле. – Кейд взял у Холли сумки. – Как видишь, он весь от этого разваливается.

В гараже было только одно транспортное средство. Ридстром уехал на своей “обыденной” машине, редком “мерседесе-макларене”. А Кейд только что доконал свой старый грузовик.

Единственная оставшаяся в гараже машина составляла гордость и радость Ридстрома, но ездить на ней Кейду и Року было строго запрещено.

Глава 8

Кейдеон открыл багажник самой немыслимой машины, какую видела Холли, и поспешно бросил туда вещи.

– Что это за машина? – спросила она, просунув руки в рукава его куртки.

Она просто тонула в ней.

– Называется “вейрон”. Машина моего брата. – Он отпер дверцу. – Садись – быстро.

При виде кабины, обитой плюшем, Холли подняла брови. Щиток управления был из начищенного металла. Ключ выглядел как привод маленького USВ.

Отец Холли любил спортивные машины. Она училась вождению на его “порше-каррера” и “мазерати”, и часто по субботам он брал ее на аукционы и выставки. Но Холли никогда не видела такой машины.

Кейдеон нажал на “старт”, и тут же открылась дверь гаража.

– Пристегнись.

Ремень имел четырехзамочную пряжку, это был гоночный ремень. Когда она торопливо застегнула его на своих коленях, Кейдеон завел мотор и выехал из гаража. Дорога от гаража раздваивалась в двух направлениях. Кейд повернул влево, и бетонное покрытие сразу же кончилось, сменившись аллеей. Свернув на глухую улицу, он сказал:

– Кажется, мы оторвались от них.

Она посмотрела в боковое зеркало. Ничего, кроме пустых улиц. Потом повернулась к Кейду:

– Ты не хочешь пристегнуться?

– Зачем это бессмертному?

– По закону ты обязан это сделать.

– Человеческие законы неприменимы к таким, как я.

– Применимы, особенно если ты ездишь по человеческим дорогам, управляешь машиной, которая сделана людьми.

– Это ты знаешь. Или ты на самом деле собираешься рвать на себе рубашку из-за этого… ах да, я и забыл, что на тебе и рубашки нет.

Она скрестила руки на груди.

– Тебе не удастся отвлечь меня.

– Тебе не удастся заставить меня пристегнуться.

Увидев, что он упрямо сжал челюсти, она решила на время оставить эту тему.

– Кто был в доме?

– Вампиры. Они почему-то идут за нами по пятам. Они прорвутся в дом, увидят, что он полон дыма, а потом потеряют головы от меча Рока.

– Понятно. А что он имел в виду под словом “такспо”? Вряд ли мне понравится, чтобы меня так называли, да?

– Некоторых демонов отзывают чаще всего партнеры другого пола. Такспо – сокращенное “Та, которой следует подчиняться”.

– Но почему он меня так назвал?

– Это такое выражение для обозначения женщины, против вызова которой ты не возражаешь.

– Вот как.

– Это комплимент, – добавил он.

– Ну еще бы. Потому что “такспо” похоже на “таксу за вызов”.

– Ну, я не придумываю слова, я просто ими пользуюсь. – Когда они выехали на трассу, он сумел встроиться в поток машин, не меняя скорости.

Дорога была гладкая, как шелк. Мотор замурлыкал громче.

– Этот звук никогда не надоедает.

Она не водила спортивную машину с тех пор, как умер ее отец, и она даже не думала, что ей хочется иметь такую – до этого момента.

– Я никогда такой не видела.

– Это потому что их всего триста штук. Это самая быстрая и самая дорогая машина в мире.

– Какую скорость она дает?

– Больше двухсот пятидесяти. Разгоняется до шестидесяти за две с половиной секунды.

Она попыталась представить себе такое. Ехать на полной скорости, наверное, все равно что лететь на ракете.

– У нее мощность тысяча одна лошадиная сила, – добавил он.

– В два раза больше, чем у “порше”.

Он насторожился.

– Откуда ты-то это знаешь?

– Мой папа был большим любителем машин, и я часто ходила с ним на аукционы. Тебе не кажется, что такая машина слишком заметна?

– Когда встретимся с братом, пересядем на другую машину.

– На чем он ездит?

– На “макларене”. Это такой “мерсе…”

– Я знаю, что это такое. – Она усмехнулась. – Тоже не лучший выбор для маскировки.

Кейдеон с удивлением посмотрел на нее:

– Я тоже так думаю.

Девочка разбирается в машинах. Демоны любят машины. И валькирий. Он обречен. Она развела и снова скрестила свои гладкие ноги, что привлекало его внимание. На ней ничего нет…

– Кейдеон, не смотри! – Она потянула вниз его куртку, но куртка доставала лишь до середины бедер. – Я не могу оставаться в таком виде.

– Я же сказал, мы не можем заехать к тебе.

– Тогда разреши мне связаться с подругой, – сказала Холли. – Мне все равно нужно позвонить ей, чтобы она заменила меня на занятиях.

– Это близкая подруга?

И когда Холли кивнула, он сказал:

– Эти демоны знают достаточно о твоем расписании, чтобы с легкостью сцапать тебя. Разве им трудно приставить человека к дому твоей подруги?

– Но очки! Она может подвезти запасные. Я без них не могу читать.

Очки. Те маленькие черные очки, которые так соблазнительно сидят у нее на носу. Уголки у них чуть-чуть приподняты, ровно настолько, чтобы вызвать в памяти пятидесятые годы. Он скучал по этому десятилетию.

– Мы найдем тебе новые очки. А одежду и туфли купим по дороге.

– И еще нужно пополнить запасы моих лекарств.

– А что будет, если мы не пополним?

Она сжала кулаки.

– Об этом нечего говорить.

– Кому-то может прийти в голову проверить твою аптечку. Холли, дело идет о жизни и смерти.

– Хотя я не очень понимаю, что произошло этой ночью, но этот факт я усвоила. Однако я не преувеличиваю важность этих таблеток.

– Посмотрим. Больше я ничего не могу обещать.

– Где мы должны встретиться с твоим братом? – спросила Холли, меняя тему.

Но он знал, что рано или поздно она к ней вернется.

– К северу от озера.

– Значит, у нас есть примерно тридцать минут. Кейдеон, будь добр, объясни, почему я – самая популярная девушка в городе?

– Ты теперь валькирия, а значит, член Закона – это собрание мифических существ. Только вот мы вовсе не мифические. Все, что тебе когда-либо представлялось или о чем ты читала, существует на свой манер.

– Вроде вампиров и валькирий?

Он кивнул.

– И оборотней, и сирен, и упырей.

– А какие они – валькирии?

– Они сильные, как черт знает что. И быстрые, с обостренными чувствами. – Он не удержался и добавил: – Но они очень послушные и с радостью выполняют приказания мужчин.

Холли нахмурилась, а он продолжил:

– И еще. Каждые пятьсот лет наступает Приращение, и…

– Что такое Приращение?

– Это время, когда некая сила начинает влиять на членов Закона, натравливая разные виды друг на друга. Некоторые полагают, что это такой способ убивать бессмертных, иначе мы никогда не умирали бы, и размножались, и заполонили бы всю землю. Так что каждые пятьсот лет происходит нечто необычное. И ты одно из этих необычных явлений.

– Что ты имеешь в виду?

– К каждому Приращению некая женщина – член Закона, которую называют Сосудом, – достигает половой зрелости. Ее первенец становится главным воителем либо добра, либо зла, в зависимости от наклонностей отца.

– Вот почему эти демоны хотели… хотели…

– Вступить с тобой в брак? Да. А вампиры собираются убить тебя потому, что не знают, завершили ли демоны свой ритуал.

Она сдвинула брови.

– Постой. Так меня называют Сосудом? Может ли быть более унизительный термин? По самому определению Сосуд не имеет никакого значения по сравнению с его содержимым. Сосуды – предметы одноразового использования. Почему бы этим существам Закона не назвать меня “призовой кобылой”?

– Я выступал за грузовой трюм, но предложение не прошло.

Она снова скрестила ноги. Они были в хорошем тонусе, упругие – плавание пошло им на пользу. Интересно, подумал Кейд, что она сделает, если он положит руку ей на колени.

Словно прочитав его мысли, Холли сердито натянула куртку ниже.

Проклятие, ему, наверное, придется передать ее Ридстрому. Нет. Как только появилась эта мысль, Кейд прихлопнул ее. Считайте, что он себя не жалеет, но он намерен пользоваться каждым мгновением ее общества, пока это возможно.

– Все эти существа, добрые и злые, будут искать тебя, – продолжал он, – ты нужна им или беременная, или мертвая. Даже некоторые хорошие парни постараются убить тебя.

– Почему?

– Потому что за последние семь Приращений родился только один носитель добра. Все остальные были носителями зла.

– То есть велика вероятность, что мой ребенок тоже будет носителем зла.

– Вот именно.

– А что, если я перевяжу себе трубы или что-то в этом роде?

– Они убьют тебя, чтобы не было никаких сомнений. – И наверняка это не поможет.

Слишком далеко она зашла по пути превращения в валькирию. Ее тело просто-напросто залечит последствия операции. Некоторое время Холл и молчала.

– Это, кажется, действительно опасно – защищать меня. Ты делаешь это из-за денег?

“Я охранял тебя несколько месяцев. Потому что ты сводишь меня с ума, и я хочу тебя больше всего на свете”, – подумал Кейд, но ответил:

– Да, потому что мне за это платят. Всем известно, что я с давних пор берусь за сложную работу.

– Сколько ты получишь на этот раз?

– Нечто бесценное для моей семьи.

– Точнее, пожалуйста, – сказала она голосом, который, вероятно, применяла к непослушным футболистам.

Второе правило наемника: лги, но держись как можно ближе к правде.

– Мой брат Ридстром – тот, с которым мы должны встретиться, – король нашего народа, неистовый демон. Но его королевство узурпировал темный чародей Оморт Бессмертный. Как явствует из его имени, Оморта нельзя убить обычным способом.

– Обычным способом?

– Большинство бессмертных можно убить или неземным огнем или обезглавив. Оморт невосприимчив даже к этим средствам. В общем, поразить его неимоверно трудно. Но теперь, если я выполню поручение, то получу меч, который выкован специально, чтобы убить его.

– Темный чародей. – Она ущипнула себя. – Это уже лучше. Интересно, не захочет ли он получить Сосуд для себя, если этого хотят все вообще.

– Оморт не станет тебя искать. Он не станет зачинать ребенка с Сосудом. Он сам дитя Сосуда.

Другое дело, что его единокровного брата Грута родил не Сосуд.

– Значит, Ридстром – король, ты – принц?

– Утраченного королевства.

– Это он увел тебя тогда из кампуса?

– А ты это помнишь? Да, он. Мы – Воуды. Он – хороший брат, а я – плохой. Ты увидишь это, как только мы окажемся рядом.

– Что такое Воуды?

– Так называют нас двоих, потому что мы редко бываем врозь. Независимо от желания.

– Что случилось с тобой в тот день? – спросила она. – Почему ты не мог разговаривать?

– Не мог разговаривать? Это вряд ли.

– Ты лепетал что-то неразборчивое.

Забавно – Ридстром назвал это трескотней.

– Я никогда не лепечу.

– Ладно, а зачем вы оказались в кампусе? Вы уже следили за мной?

– Нет, это было совпадение. – Он вздохнул. – Роковое совпадение…

Она заметила, что он мгновенно изменился при упоминании о его брате. Очевидно, у него с этим Ридстромом проблемы.

Брат Кейдеона показался ей более рассудительным. Возможно, он ответит на ее вопросы более прямо и исчерпывающе. Всякий раз, когда Кейд что-то объяснял, у нее появлялось ощущение, что он говорит не всю правду.

И снова взгляд Кейда скользнул по ее голым ногам. Холли мучило это ощущение уязвимости, которое возникало из-за того, что на ней не было белья.

Вся эта ночь была неправильной. Настоящий кошмар. Ей не нужно, чтобы мужик вроде Кейда бросал на нее похотливые взгляды – ни вообще, ни тем более теперь, когда она была, по сути, голая. Ни один мужчина прежде не видел ее совершенно голой. А этой ночью ее наготу созерцали тринадцать демонов.

Правда, выжил только один.

– Ладно, малышка, брось эти штучки с перекрещиванием ног.

– Мне неудобно! У меня нет моей одежды, моих украшений. Моего ноутбука. Нет даже туфель!

– Вот теперь ты заставила меня почувствовать, что мне тоже неудобно.

Она могла бы поклясться, что он-то устроился хорошо.

– Ты… ты только что потрогал себя.

– Я демон. Я не стыжусь таких вещей.

Она была потрясена.

– Но ты не должен… ты не можешь…

– А что мне делать? Привлекательная женщина сидит в моей машине без всего. Значит, чтобы тебе было удобней, я должен прекратить циркуляцию в моем…

– Замолчи! Я поняла. – Она впилась ногтями в ладони.

Не ногтями – когтями.

– Я буду реагировать, – сказал он. – Даже если ты не мой обычный тип.

– Обычный тип? Представляю себе. Такспо, у которых большая грудь и маленькие мозги.

Он поднял широкие плечи.

– Я предпочитаю телок, у которых немного больше мяса на костях. Такие могут ублажить похоть демонов.

– Телок? Боже мой, я никогда не встречала таких женоненавистников. Держу пари, что тебе нравится, когда твои телки при этом босые и беременные.

– Фигушки. Мне нравится, когда они босые, но предохраняются и всегда готовы лечь ко мне в постель.

Она хотела что-то гневно возразить, но вдруг осознала, в каком положении находится. Никогда еще ей не требовалось до такой степени лекарство, как теперь.

Рассудок Холли совершенно распадался от мыслей и картин, которых там не должно быть. Она не могла не видеть эти золотистые волоски, которые спускались вниз по его животу. Чем больше старалась она не думать о них, тем сильнее эта картина вспыхивала у нее в голове.

Что она ощутит, если прижмется к ним? Если сожмет его бедра, опустив лицо к этим волоскам?

Сердце у нее гулко забилось, когда она представила себе, что натворит, если даст себе волю. Последний раз такое произошло восемь лет назад. Она испугала молодого человека, даже… даже сделала ему больно.

И он не был первым.

Глава 9

– Ридстрома здесь нет. А он всегда находится там, где обещал быть.

Двадцать минут назад они подъехали к заправочной станции и припарковались. Кейд снова позвонил Ридстрому, но получил сообщение, что абонент недоступен.

– Может быть, он застрял в пробке? – предположила Холли.

– Так не бывает. – Кейд потер ладонью один из своих рогов, а потом вышел из машины.

Прошло еще десять минут. Что-то явно случилось. Брат говорил, что Оморт не остановится ни перед чем. Не пал ли Ридстром жертвой этого могущественного мерзавца?

Кейд не мог продолжать свое дело без Ридстрома – он не знает, где находится первый пропускной пункт и сам не контактирует с Грутом.

“Мне нужен Ридстром, чтобы получить указания. Он нужен мне, чтобы я был в курсе событий”.

Прошло тридцать томительных минут, наконец, к ним подъехал красный “бентли”.

– Да ведь это чокнутая Никс, – тихо пробормотал Кейд, когда та припарковала задыхающуюся машину.

Никогда еще Кейд не видел, чтобы так обращались с “бентли”. В корпусе были вмятины, шины заляпаны грязью, дым поднимался от капота, и в нем виднелись, по меньшей мере, две дыры от пуль. У заднего стекла торчала кукла Гарфилда.[1]

Конечно, Ридстром послал ее сообщить Кейду о перемене в их планах. Но здесь была проблема. Кейд не мог позволить Никс подойти к Холли, не рискуя попасться на лжи – ведь он солгал, что превращение можно повернуть вспять.

Он поспешил к машине и увидел, что предсказательница выключила мотор и оглушительную музыку.

– Где, блин, мой брат? – спросил Кейд, как только она открыла дверцу.

С пола взметнулись клубы пыли. Никс изящно встала и сразу же повесила за спину меч.

– Что это значит? – спросил он, всматриваясь в необыкновенные глаза Никс в поисках ясности. Он много раз видел, как они становятся пустыми, когда она смущена, и не мог вынести этого теперь. – Никс, это он послал тебя ко мне?

– Нет. Я думала, заеду, посмотрю на мою племянницу. – Она посмотрела в сторону Холли.

– Для Ридстрома нет ничего важнее этого дела. Если ты знаешь, где он, ты должна мне сказать.

Никс небрежно проговорила:

– Сабина, королева Иллюзий, обманом захватила его.

Кейда сковал страх.

– Она единокровная сестра Оморта и Грута. – И по слухам, в сотни раз более злая, чем они. – Чего она хочет от Ридстрома?

– Я думаю, она хочет забеременеть от него, – сказала Никс беспечно, а у Кейда отвалилась челюсть. – Последний из тех, кто уклонился от мятежа в вашем королевстве, будет вынужден признать наследника Ридстрома при любых обстоятельствах.

– Но Ридстром не может ее обрюхатить. Она не его женщина.

– Я уверена в могуществе Сабины, она что-нибудь да придумает.

– Она в сговоре с Омортом? Ридстрома держат в Торнине? Никто не может бежать из темниц Торнина.

– Я не знаю, работает ли Сабина с Омортом или у нее свой план. И я не могу точно увидеть, где заточен Ридстром. Единственное, что я знаю, – он в темной камере.

– Теперь меч нужен еще больше. – Он провел рукой по волосам. – Я не знаю, как связаться с Грутом и даже где находится первый пропускной пункт.

– Я знаю, где он находится, но дальше этого не вижу.

– Что?! Да мне больше ничего и не нужно! Скажи, где это?

– Ты полагаешь, что я позволю отдать мою племянницу злому чародею в обмен на меч?

– Это ты сладила эту сделку! – бросил он.

– Но я не предвидела, что Сосуд будет одной из наших.

– Ты знаешь, что поставлено на карту?

– Что поставлено на карту для тебя, – ответила она. – Она моя родственница.

– Тогда почему мы вообще это обсуждаем?

Никс прищурилась.

– Потому что я вредная?

Никс направилась к Холли, и он не знал, как остановить ее, не применяя силу. Кейд был жалким наемником, но он никогда не согласился бы причинить вред женщине. Он тут же вспомнил о невесте вампира, которую убил. Точнее говоря, убил не нарочно.

У машины послышался голос Никс:

– Иди сюда, дорогая.

Холли открыла дверь, натянула пониже куртку Кейда и вышла.

– Добро пожаловать в семью. – Никс смачно расцеловала Холли в обе щеки, словно не замечая ее испуганного лица. – Я твоя тетя Никс. Я – протовалькирия и предсказательница, не знающая себе равных.

– Вы – валькирия?

– Только самая старая и великая, – ответила Никс.

Кейд добавил:

– Она – мощный прогнозист.

Глаза Никс стали серебряными от избытка чувств.

– А ты – точная копия своей матери. Рыжеватая блондинка с фиалковыми глазами.

– Вы родственница моей мамы?

– Грета была моей сестрой по матери.

– Грета, – медленно проговорила Холли.

– Она была прославленной воительницей. Два десятилетия назад Грета погибла славной смертью в битве.

– Воительница? В битве? А я думала, что валькирии – смиренные существа.

Никс рассмеялась.

– Тебе так сказал этот демон? – Она цокнула языком. – Кейдеон Воуд! Стыдись!

– Я просто хотел малость позабавиться.

– А какая была Грета? – спросила Холли.

– Она была отчасти фурия…

Кейд издал сдавленный звук, но скрыл его за смехом.

– Ни в коем случае. – Это самая неистовая разновидность женщин из всех существующих.

Валькирии бешеные. Фурии… непостижимы.

Черт побери, если он передаст ее Груту, Холли, пожалуй, и сама сможет разделаться с этим чародеем.

– Посмотри на фиалковые глаза Холли. У нее темное кольцо вокруг радужной оболочки. Это глаза фурии.

– Почему она отказалась от меня? – спросила Холли. – Я уверена, что у нее была серьезная причина.

– Я положила в пакет с подарками письмо, которое объяснит тебе больше. Но теперь тебе нужно уехать отсюда. Находиться здесь опасно.

– Куда я еду? – осведомилась Холли.

В ответ Никс мотнула головой.

– Хм, это не назовешь четким ответом.

– Воистину.

– Я думала, мы должны встретиться здесь с братом Кейдеона.

– Должны были, – сказала Никс. – Но его здесь нет.

Холли нетерпеливо вздохнула:

– Скажите мне, как я стала такой?

– Ты говоришь так, будто это трагедия.

– Я… нет, я не это имела в виду, я просто хочу вернуться обратно в свою прежнюю жизнь. Мне предстоит защищать докторскую, я преподаю в колледже…

– Ну да, если бы у меня были такие студенты, как твои замечательные футболисты, мне бы тоже хотелось вернуться.

Кейд толкнул Никс локтем.

– Но все-таки как она стала такой?

Вид у Никс был смущенный, словно она не поняла вопроса, но, в конце концов, ответила:

– Семя всегда находилось в ней, но молния снабдила его водой и солнечным светом. – Она повернулась к Холли: – А теперь ты превратишься в валькирию, как и было предназначено.

– Кейд сказал, что это можно обратить вспять, – проговорила она недоверчиво.

– Он так сказал?

Кейд ущипнул себя за переносицу, готовый к тому, что сейчас его стукнут.

– Он прав, – подтвердила Никс, чем и потрясла его. – Только один мужчина может обратить это вспять. Его имя – Грут Хранитель Металла. Это могущественный чародей. Если ты попадешь к нему до того, как окончательно станешь бессмертной, он может вернуть тебя в прежнее состояние, – сказала она, хотя Кейд знал, что это неправда.

Не сказав больше ни слова, Никс направилась к своей машине, и им оставалось только последовать за ней.

– Я взяла на себя смелость побывать в кишащем вампирами здании, где ты живешь, и собрала для тебя сумку. Я знаю, что тебе хочется переодеться.

Никс открыла багажник.

– Да, а вот твои запасные очки. – И она вынула очки из кармана своего жакета и протянула Холли. – Они называются “Кошачий глаз” – носи на здоровье!

Кейд повторил, четко произнося каждый слог:

– “Кошачий глаз”?

Бросив на него уничтожающий взгляд, Холли надела очки. Никс продолжала:

– Вскоре они будут тебе не нужны. Твое зрение станет улучшаться с каждым днем. А вот держи твои жемчуга. – Она протянула Холли нитку. – Это твой талисман.

– Талисман?

– Ты чувствуешь себя сильнее, когда надеваешь их?

Холли прикусила губу и кивнула.

– Значит, талисман. Эти жемчуга заколдованы. В них ты будешь защищена от глаз того, кто смотрит в магический кристалл.

Холли повернулась к Кейду, словно прося перевести.

– Это значит – не снимай их. – Он взял ожерелье. – Подними волосы.

Когда она подняла кверху свои рыжевато-золотистые кудри, он с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее гибкую шею… Кейд встряхнулся и застегнул ожерелье.

– Тебе нужно высохнуть, – сказала ей Никс. – И пока что ты остаешься уязвимой маленькой смертной. Ах, я забыла – ты же хочешь оставаться такой. – Она хихикнула, прикрыв рот пальцами, как будто это желание было до смешного странным.

Словно в оцепенении Холли взяла сумку и направилась к душевой.

– Интересно, что это ты делаешь? – резко спросил ее Кейд.

Он порылся в сумке и выхватил оттуда первую попавшуюся пару туфель, которую и надел ей на ноги. Потом взял у нее сумку и проводил до дамской душевой.

Она тяжело вздохнула, когда он пошел за ней внутрь и проверил кабинки. Перед тем как уйти, он ущипнул ее за подбородок.

– Малышка, если кто-нибудь будет клеиться к тебе здесь, ты дай им попробовать того, что дала попробовать демонам. Ясно?

Всякий раз, когда кто-то спрашивал Холли, что она делала вчера вечером, она отвечала:

– Занималась, ходила в библиотеку, плавала в бассейне.

Время от времени она вносила разнообразие в два первых пункта, потому что делала это вместе с Тимом. Чем она занималась сегодня вечером?

– Устроила демонам ужасную кровавую баню, стреляла в вампиров из пулемета, совершила сумасшедшую поездку на машине через болота. Узнала, кем и чем была моя родная мать. Узнала, что тайный мир существует бок о бок с нашим…

Слишком много, чтобы осознать. Она не умела как следует приспособиться к переменам даже в идеальных обстоятельствах. Теперь она была… в оцепенении. Она стояла перед зеркалом и смотрела на себя. Круги, которые всегда окружали радужную оболочку ее глаз, стали теперь гораздо более заметными. Глаза у Никс были такие жуткие, но от их золотистого цвета дух захватывало, а фиалковые глаза Холли были просто странными.

Холли откинула назад волосы, будучи больше не в состоянии не обращать внимания на свои заостренные уши. Ее глаза широко раскрылись. Если Никс собрала ее вещи, она, конечно же, заметила пузырьки с таблетками, которые Холли поставила в ряд на столе.

Наклонившись к чемодану, она расстегнула молнию. Внутри она нашла ноутбук и кейс, сотовый телефон, даже противобактериальные носовые платки – все было здесь. Но никаких таблеток…

Холли прислонилась к стене, ей хотелось убежать, бросить все это.

Но Кейдеон и Никс были единственными, кто в состоянии помочь ей вернуться в нормальное состояние. Выбора у нее нет – только поступать в соответствии с их планами. Планы, в которые входит необходимость оставить город.

Пятнадцать лет она не пересекала границ Орлеанского округа. Она вообще мало куда ходила, кроме как в кампус, находившийся в десяти минутах от ее квартиры на чердаке.

Кампус действительно был для нее целым миром – упорядоченным и организованным микрокосмом, где все имело смысл. Дни были поделены между занятиями в аудитории, недели – на дни занятий, а годы – на семестры.

Теперь у нее было такое чувство, будто ее отправили в ссылку. Отмахнувшись от этой мысли, она взяла мобильник и набрала номер своей подруги Мей. Не получив ответа, она послала сообщение.

“Привет, Мей, это Холли. Я исчезаю. Не в буквальном смысле. Ха-ха. Не могла бы ты взять мои часы на некоторое время? Хм, у меня целая куча срочных семейных дел, и я вернусь… сколько времени меня не будет? – не раньше чем через неделю”.

Читая свое сообщение, Холли чувствовала себя как бы отделенной от самой себя, изумляясь, как обычно звучит ее голос.

“Позвони мне по мобильнику, если понадобится. Я твой должник”.

Отключившись, она прерывисто вздохнула. Нужно одеться, шевелиться.

Присев рядом с сумкой, Холли поискала в боковом отделении белье и нахмурилась, увидев то, что нашла. Там были колготки до бедер, трусики-танги и лифчик с половинными чашечками, еще в магазинной упаковке и с болтающимися этикетками. Все было ее размера, и все выглядело весьма соблазнительным.

Почему Никс предпочла эти вещицы прекрасным трусикам до талии и лифчику, уменьшающему объем груди?

Впрочем, выбора не было. Холли разгладила шелковые колготки до бедер и впервые в жизни надела трусики-танги.

Когда она была полностью одета, а жемчуг и очки заняли подобающие им места, она принялась приводить в порядок волосы. Сердитыми движениями расчески она зачесала свои кудри назад, заставив их подчиниться себе, как всегда, только теперь она постаралась прикрыть ими свои странные уши.

Когда последняя шпилька была на месте, она всмотрелась в свое отражение. Как может она выглядеть почти такой, как всегда, когда внутри у нее такая катастрофа? Глаза ее стали влажными, и она схватилась за крышку стола, чтобы сохранить равновесие.

После всего безумия этой ночи она поняла до конца только две вещи. Она должна вернуться в свое прежнее состояние. И для нее опасно быть рядом с Кейдеоном Воудом.

Столешница треснула у нее в руках.

Глава 10

Никс, подпрыгнув, села на капот “вейрона” и сказала:

– Кейд, у тебя все плохо.

– Что там еще?

– Ты знаешь, что Холли тебе не доверяет?

– И не должна! И тебе тоже не должна. Но развей мои сомнения. Почему ты ей соврала?

– Мне хотелось посмотреть, куда ты клонишь.

– Я собираюсь осуществить наш план. – Он открыл багажник и раскрыл свою сумку.

Порывшись, вынул флягу, потом выпил демонского напитка. К несчастью, напиток этот обладал замедленным эффектом, но результат выпивки скажется в недалеком будущем.

– Ты уверен, что сможешь отдать Холли злому чародею, хотя сам можешь предъявить на нее права! Ты ждал ее девять веков.

– Я должен это сделать, хотя и не хочу. Видят боги, не хочу. Но теперь эта сука Сабина схватила моего брата, а я и так очень многим ему обязан. Это единственный способ, каким я могу расплатиться за все, что сделал. От меня теперь зависит судьба королевства и его народа, и только от меня.

Истина, содержавшаяся в этих словах, подействовала на него, точно неожиданный удар. Черт! Судьба всех жителей Роткалины легла на плечи какой-то паршивой овцы, негодяя, бездельника.

Кстати…

– Ты сказала Ридстрому, что умерла одна смертная женщина по имени Неоми. Ты уверена?

– Абсолютненько.

Кейд и не подозревал до этой минуты, как сильна в нем надежда, что она жива. Выбрось это из головы…

Никс внимательно смотрела на него.

– Наверное, я буду лгать Холли так же, как и ты. Поскольку, во-первых, я не думаю, что ты сумеешь отдать ее. Нет-нет, я не вижу, чем это кончится. Это только предчувствие. И, во-вторых, я думаю, что ты должен быть жесток, чтобы быть добрым. Холли нужно дать знания о мире откровенно и быстро, и никто не справится с эти делом лучше тебя.

– Дать знания? Что ты хочешь сказать? Она знает все, что надо.

– Я хочу, чтобы Холли испытала жизнь. Чтобы она отбросила свои шоры. Мне кажется, ты именно тот человек, который может показать ей все, чего она не знает и не хочет знать. Моя племянница невинна в стольких областях, а в жизни женщины настает время, когда невинность становится невежеством.

– Насколько невинной она может быть в таком веке, как этот?

– Она избегает всего, что может разжечь ее наклонности валькирии – всего возбуждающего и приводящего в неистовство. На ее компьютере стоит контент-контроль, и она не подключила к телевизору ни единого кабельного канала. Она живет по принципу “детям до шестнадцати лет смотреть запрещается”. Она сублимирует свои наклонности с таким постоянством, что временами доводит себя до болезни.

– Так вот, значит, где собака зарыта?

Никс кивнула.

– А все, что нельзя сублимировать, она глушит лекарствами.

– Теперь ей нужны ее таблетки.

– Ну что же, поскольку я прихожусь ей теткой, могу сказать, что она их не получит. Другие валькирии почувствуют, как появляется ее энергия. Скоро они начнут сами искать ее.

– Значит, тебе нужно обмануть их.

Никс помолчала, а потом сказала:

– Придется. Если ты поклянешься, что ни на шаг не уклонишься от цели во время поездки.

– Ты хочешь этого только потому, что это даст мне больше времени привязаться к ней, увеличит шансы, что я пошлю все куда подальше и оставлю ее себе.

– Да.

– Проклятие, ведь поездка займет больше времени, возможно, не одну неделю. Крепость Грута может оказаться даже на Аляске. – Кейд сделал большой глоток из фляги. – А Ридстром сказал, что мы должны успеть до полнолуния. Что, если мы не успеем?

– Таково мое условие.

– Она окажется в еще большей опасности. Подумай об этом – как только она попадет к Груту, ее спрячут.

– Хочешь – соглашайся, хочешь – нет. Но ты не попадешь никуда дальше первого же пропускного пункта.

– Ладно, – резко сказал он. – Я согласен на твое условие. Больше времени с Холли – больше времени привязаться к ней.

В этот момент Холли вышла из душевой. Волосы у нее были стянуты назад и уложены в идеальный пучок, на ней были все ее “талисманы”: неописуемый свитер, и одна из тех юбок, которые так облегали ее пышный задик, что вызывала у мужчин вроде него желание оказаться тем, кто выпустит на волю страсти, скрытые за этой строгой внешностью.

Плечи она откинула назад, подбородок подняла. Ее уверенность – уверенность сексуальной умной женщины – вернулась к ней с полной силой. Кейду хотелось зацеловать ее так, чтобы у нее подогнулись колени.

– Куда мы едем? – рассеянно спросил он у Никс.

В этот момент самым важным ему казалось иметь в своем распоряжении побольше времени, чтобы привязаться к Холли. Никс ответила:

– Штат Миссисипи, пункт 775. Поедешь на север от Мемфиса, встретишься с демоницей по имени Иматра. В сумке с подарками, которую я отдала Холли, есть более подробные инструкции.

– Угу. – Он неуверенно шагнул вперед, чтобы взять чемодан у Холли, дав клятву хранить молчание до тех пор, пока не обретет равновесия – или пока не возымеет эффект содержимое фляги.

– Я хочу поговорить с тетей наедине.

Холли думала, что Кейдеон станет возражать. Но он всего лишь надел шляпу – кожаную, видавшую виды, – пробормотал что-то насчет покупки еды на дорогу и разговора с Роком, а потом ушел.

– Посмотри на него в этой шляпе, – сказала Никс. – Такой мощный сексапил должен преследоваться по закону. – Она смотрела на него, пока он не вошел в магазин, потом тихо что-то проворчала и порывистым движением поправила меч, который висел у нее на спине.

Да, Кейдеон, вероятно, хорош собой, но факт остается фактом: он демон, и притом с рогами.

– Теперь они не носят их так, как раньше, – вздохнула Никс, глядя на нее.

Холли опять поразилась, насколько сверхъестественно красива и необычна с виду ее тетка.

– Я хотела поблагодарить вас за то, что вы привезли мои вещи. Но почему там оказались новое белье и чулки?

– Потому что я знала, что у тебя белье практичное. – Она насмешливо передернулась. – Валькирии любят вещи красивые, сексуальные, а практичные вещи редко бывают такими. Вот я и купила немного роскошного белья, достойного тебя.

Несексуальное белье нужно было Холли для того, чтобы чувствовать себя… ну, скажем, очень несексуальной.

– А вы не нашли на полке в ванной пузырьки с моими таблетками?

– Как же, пузырьки, которые стояли совершенно прямой линией, разделенные по три. Все в твоем доме расположено совершенно линейно. Или разделено на три. Или стоит под прямым углом друг к другу, – сказала Никс, и ее золотистые глаза, казалось, то проникают Холли прямо в душу, то становятся пустыми. – Я с удовольствием разрушила весь этот порядок.

Внутри у Холли все перевернулось. Воспоминания о ее священном и неприкосновенном доме, который она оставила в идеальном состоянии, помогали ей продержаться этой ночью. Она думала, что как только их поездка закончится, она сразу же вернется в свою прежнюю жизнь.

– Разрушили?

Как раз в тот момент, когда Холли была уверена, что ее стошнит, небо у нее за спиной озарила молния. Никс довольно улыбнулась:

– Таблетки тебе больше не нужны. Ты употребляла их, чтобы заглушить в себе валькирию. Теперь тебе это уже не нужно.

– Нет, я хочу вернуть все обратно. Мне это нужно. Я терпеть не могу перемены – я не знаю, что с ними делать, – сказала Холли, сжав ладонями лоб. – Сколько времени понадобится, чтобы добраться до этого чародея?

– От недели до месяца.

– Сколько времени у меня осталось, чтобы не потерять возможность вернуться в свое прежнее состояние?

– Приблизительно столько же.

– Если таблетки приглушали раньше мои наклонности валькирии, они замедлят это превращение, да?

– Это возможно. – Никс пожала плечами, откинув свои черные длинные волосы. – Впрочем, нельзя сказать наверняка. Человеческая фармакология находится за пределами моего понимания.

– Никс, прошу вас! Возможно, по виду этого не скажешь, но сейчас я иду по самому лезвию бритвы.

Та кивнула с серьезным видом:

– Понимаю. В комнате отдыха тебе страшно захотелось крикнуть в потолок и рвать на себе волосы. Ну, дорогая, кто-то ведь прибирается там.

Как она узнала?..

– Я всезнающая, вот как.

– Тогда скажите, вся чушь насчет Сосуда – правда?

– К несчастью, да. Советую осторожно выбирать отца своего ребенка.

– Почему я?

– Проявление невезения, – ответила Никс.

– Но если мое превращение в валькирию обратить вспять, я все равно останусь Сосудом?

– Сосуд должен принадлежать Закону.

– Значит, если я вернусь в свое нормальное состояние, эти существа перестанут охотиться на меня?

– Теоретически так и будет. Но думаю, когда дело дойдет до выбора, ты примешь свою новую личность. Наконец-то у тебя появится личность.

– Что это значит?

Никс высвободила локон из тугого пучка Холли.

– Кто ты, племянница? Ты же понятия об этом не имеешь. Но скоро поймешь. – Никс усмехнулась. – Ладно, мне нужно ехать. Протовалькирия и предсказательница, не имеющая себе равных, – это утомительная, неблагодарная работа, но кто-то должен ее выполнять.

– Подождите! – Холли пошла за Никс к ее потрепанному “бентли”. – У меня еще очень много вопросов. Моя мать умерла молодой? И кто мой отец? Как мне с вами связаться? Много ли в мире таких, как мы? Как я их узнаю?

– На все твои вопросы ответят со временем.

– Прошу вас, возьмите меня с собой! Вы сказали, что мы – родственницы. – А Холли чувствовала, что еще несколько часов в обществе Кейдеона доведут ее до крайности.

– Если ты хочешь стать валькирией, тогда садись. Сегодня ночью нас ждет одна разборка. – Никс указала на заднее сиденье.

Холли невольно попятилась – такой беспорядок там был. А Никс продолжала как ни в чем не бывало:

– Но если ты решишь вернуться обратно, я не смогу отвезти тебя к Груту. Его крепость скрыта, и тебе придется пройти через несколько контрольно-пропускных пунктов, чтобы добраться до него. На это потребуется, по меньшей мере, неделя, неделя, которой у меня нет, ведь я борюсь с концом света. Ты только подумай, Холли, – одной рукой она обняла племянницу за плечи, а другой махнула в сторону арки перед ними, – с концом света, с абсолютным беспорядком.

Холли передернулась.

– И ты хочешь отвлечь меня, не дать предотвратить это? – спросила Никс, отпуская ее.

– Конечно, нет, но…

– Если ты твердо решила вернуть дар, посланный тебе, тогда я устрою так, что Кейду придется доставить тебя чародею в целости и сохранности. Ты этого хочешь?

– Я хочу ехать, но не наедине с ним! Ведь можно было нанять кого-то не такого…

– Невероятно горячего? Не с такими лакомыми рожками и не с таким сексуальным акцентом? – Никс покачала головой и открыла дверцу машины. – Нет, Кейд сумеет обеспечить тебе безопасность. Он сильный, и он безжалостный.

Холли раскрыла рот, но ничего не сказала.

– Да, чуть не забыла. – Никс взяла с сиденья для пассажира увесистую сумку. – Здесь твой подарочный набор. Все, мне пора. Чао!

Никс завела мотор, а Холли проговорила:

– Один вопрос, последний.

– Ну, давай, дорогая.

– Могу я доверять Кейду?

Никс лучезарно улыбнулась. Ее золотистые глаза были пусты.

– Настолько, насколько ты способна его отбросить.

Глава 11

– Все-таки машина у нас приметная, – заметила Холли, когда Кейд выехал на трассу и взял курс на север.

– Пока что. Нам нужно быстренько выбраться из города. Так уж получилось, что нас везет эта машина.

– Куда мы поедем сначала?

– В Мемфис. Никс сказала, что указания в твоей сумке.

Холли схватила тяжелую сумку, которую дала ей тетка. Там она нашла свой паспорт, письмо, написанное от руки, карту с крестиком, стоящим над Мемфисом, и два тяжелых тома. Один назывался “Книга знаний”, другой – “Книга воителей”.

Она вынула письмо и спросила:

– Почему Никс по временам выглядит отсутствующей?

Кейд глотнул свой “Ред булл”, не глядя на нее.

– Она так занята видением будущего, что уходит из настоящего. Ты привыкнешь. К тому же ей больше трех тысяч лет.

Это не укладывалось в голове. На вид Никс казалась ее сверстницей.

– А тебе сколько лет?

– Около тысячи. – Кейд выглядел не старше тридцати четырех – тридцать пяти лет.

– А откуда у тебя такой акцент?

– Входящие в Закон умеют приспосабливаться к языкам и диалектам. Это делается бессознательно.

Холли с треском сорвала с письма черную восковую печать. Кейд попытался посмотреть, что там написано. Она загнула лист, и он, пожав плечами, стал смотреть на дорогу. Тогда она прочла текст, написанный затейливым почерком, или попыталась прочесть, потому что очки сильно затрудняли чтение…

“Дорогая племянница, добро пожаловать, наконец, в семью!

Это письмо объяснит тебе все то, на что у меня не хватило времени. В сумке ты найдешь две книги. Одна – история нашего происхождения и записи о самых доблестных валькириях-воительницах. История твоей матери – среди них.

Твой отец был человек, гражданский инженер, великая любовь в жизни Греты. Его убили, мстя за один из ее набегов на вампиров еще до того, как Грета узнала о твоем существовании”.

Убили из мести? Набег на вампиров?

“Грета очень страдала, отдавая тебя, но именно так валькирии избавляются от человеческих отпрысков. И все мы тоже думали, что ты смертная. Она сделала это с любовью к тебе. Ни в коем случае не сомневайся в этом”.

Холли и не сомневалась. Теперь она знала, что к любящим Эшвинам она попала не случайно.

“Вторая книга объяснит некоторые стороны этого нового мира, в который тебя втолкнули. Прочти обе. Это будет странное чтение.

Дальше. Я знаю, что ты сомневаешься, стать ли тебе валькирией…”

Откуда она могла это знать? Разве только…

– Она действительно ясновидящая, – пробормотала Холли.

Кейд, который, кажется, несколько расслабился, откликнулся:

– А как же.

 

“Но я прошу тебя, по крайней мере, рискнуть и дать шанс валькиризму в себе. Так поступают все разумные детки. А тебе нужно только идти навстречу тому, чего ты всегда боялась и от чего отгораживалась последние двадцать лет. Это довольно просто!

Лижи рога Кейду, и можешь обращаться с ним как с наймитом, потому что он и есть наймит и привык к этому”.

Лизать ему рога? Холли делала вид, словно их вообще нет, а уж лизать их!

“Между прочим, два совета: если тебе нужно убедиться, что твой прежний опекун говорит тебе правду обо всем, заставь его “поклясться в этом Законом”. А если не хочешь забеременеть, не ешь. Валькирии становятся бесплодными, когда не едят земные плоды.

Дружески,

Никс, протовалькирия, предсказательница, не имеющая себе равных,

Полубогиня, твоя любящая тетка”.

Холли сложила письмо. Столько информации, а ведь она прочла еще только письмо-вступление.

Она со вздохом вытащила “Книгу воителей” и открыла ее на разделе “Происхождение валькирий”. Повествование тут же захватило ее.

Тысячу лет назад боги Один и Фрейя были разбужены от десятилетнего сна криком, который издала умирающая на поле брани дева-воительница. Фрейя подивилась мужеству девы и захотела сохранить его, поэтому она и Один ударили в эту смертную своей молнией.

Дева пробудилась в их великолепном чертоге, излеченная, но неизменившаяся – она осталась смертной – и беременная бессмертной дочерью-валькирией.

Годы шли, и молния богов ударяла в умирающих женщин-воительниц из всех аспектов Закона – от фурий до полиформ и оборотней.

Фрейя и Один даровали их дочерям неземную внешность Фрейи и хитрость Одина, а потом соединили эти свойства с храбростью матери и отличительными чертами ее предков. Эти дочери были наполовину сестрами, каждая была уникальна; но в соответствии с Законом валькирию всегда можно узнать: от сильных чувств глаза у них зажигаются серебром.

Холли подняла глаза.

– Сегодня ночью мои глаза становились серебряными?

Кейдеон кивнул, наконец-то посмотрев на нее.

– Именно так я понял, что ты превратилась в валькирию или начала превращаться. – Он вытер ладони о джинсы и на миг стал править коленями. – У всех существ Закона глаза приобретают особенный цвет. – Глаза Кейдеона были черными.

Эти сведения объясняли так много о ней самой, чего она никогда не понимала.

Ее одержимость блестящими камнями? Она присуща всем валькириям. Они унаследовали эту жадность от Фрейи. Ее очарованность молнией, ее непреодолимое желание выбежать под гром и ливень? Валькирии получают питание от электричества, берут энергию от земли.

А необычная сила Холли, которую она так старательно пыталась скрыть? Валькирии всегда сильные, неистовые, воинственные. А также влюбчивые…

Она вспомнила, как впервые оказалась в постели с мужчиной, школьным приятелем Бобби Тибодо. Им было по шестнадцать, и она, обезумев от нескольких неумелых поцелуев Бобби, вспрыгнула на него, подчинила его себе.

Холли была в таком возбуждении, что не поняла, насколько ему больно. Только когда Бобби перестал отвечать на ее поцелуи, она заметила, что впилась ногтями ему в предплечья, удерживая его, а он отчаянно пытается выбраться из-под нее.

Бобби смотрел на нее в изумлении и страхе, а она смотрела на него прищурившись. Как будто в ее теле обитал кто-то другой. Затем она гортанно пробормотала:

– Наверное, лучше покончить с этим делом?

И когда она отпустила его, он убежал.

До своего первого года в колледже она больше не пыталась вступить в отношения с мужчинами. Вторая встреча была еще агрессивней.

Отбросив эти воспоминания, Холли нашла страницу, посвященную Грете. Грета Отважная предводительствовала войсками валькирий, ведьм и фурий в великой битве на Равнине Судьбы. Если дата этой битвы верна, значит, Грета пошла на войну, будучи беременной. Через шесть лет ее лишили жизни на передней линии в бесславной осаде восемнадцати ночей.

Внезапно ощутив себя вымотанной, Холли без всякого энтузиазма взяла “Книгу знаний”. Просматривая ее, она нашла энциклопедическое введение в каждую “известную особь”. Листая книгу, она нашла все, начиная от привидений и сирен до вендиго и демонархий…

– Хочешь поесть или попить? – спросил Кейдеон.

Она не чувствовала голода. Он вынул бутылку воды из-под ее сиденья и подал ей.

– Спасибо. – Холли осторожно отвинтила крышку, решив не прикасаться…

Мать твою! Она прикоснулась к краю горлышка. Со вздохом она снова завернула крышку и поставила бутылку у своих ног.

– Что-то не так с водой?

– Я прикоснулась к краю горлышка. – Она вздернула подбородок. – Запачкана. Теперь я не могу это пить.

Вместо того чтобы рассмеяться, он взял другую бутылку, открыл ее, не запачкав, потом протянул Холли:

– Эти короткие крышки – такое занудство.

Она раскрыла рот. Как раз на прошлой неделе она жаловалась Мей по этому поводу.

– Ты все еще в потрясении? – спросил он.

– Немного.

– Почитай мне эту книгу, и я буду добавлять подробности и объяснять кое-что.

– Как я могу тебе доверять? Ты сказал, что валькирии – существа покорные. В “Книге воителей” я прочла о Кэдрин Холодное Сердце – убийце, которая нанизывает на веревку клыки вампиров, обезглавленных ею. И еще есть Эммлин Непохожая, убившая собственного отца. Разрубила его на три части. – Три! – Все они прямо воплощенная покорность?

– Я просто малость позабавился. Я мог бы с таким же успехом сообщить, что сирены не любят петь.

Она наклонилась к нему:

– Значит, если у меня возникнут вопросы, ты честно ответишь на них?

– Да, если ты будешь отвечать на вопросы о самой себе.

Холли не увидела в этом ничего опасного.

– Хорошо. Начинаю. Сколько существует демонархий? Где они находятся?

– Их сотни. Почти у каждой категории демонов – начиная от дымных демонов вроде Рока и заканчивая демонами пафоса – есть свое королевство, обычно в особой плоскости пространства.

– Особая плоскость пространства? Разве такое существует?

Он кивнул:

– Существует больше измерений, чем можно нанести на карту.

– Как называется твое королевство?

– Роткалина. – Когда он сказал это, его акцент стал заметнее, словно одно упоминание о родине вызвало в нем острое чувство тоски.

– Как ты туда попадаешь?

– Самый доступный вход находится в Южной Африке.

Так вот почему у него такой акцент.

– Это что-то вроде альтернативной вселенной? Там что, пурпурное небо и зеленое солнце?

– Еще чего. Роткалина похожа на западное побережье Северной Америки.

– Вот как, – сказала она с довольно глупым видом. Потом нахмурилась. – Но если Оморт – чародей, зачем ему понадобилось захватывать королевство демонов?

Глава 12

“Умная девочка”, – подумал Кейд. Мало кто задавал ему такой вопрос, хотя ему он представлялся одним из самых важных.

– Это богатый край, – ответил он. – И это королевство удобно расположено в стратегическом отношении.

Но на самом деле пользы от самого королевства Оморту не было никакой, и он держался за него только потому, что мог это делать. Оморт хотел того, что находится внутри крепости. Торнин был сооружен вокруг легендарного Колодца Душ, чтобы защищать этот мистический источник силы от чародеев вроде Оморта. А неистовые демоны были отправлены в Торнин охранять твердыню.

Но при этом им так и не сообщили, что именно дает Колодец душ.

– Почему вас называют неистовыми демонами?

– Мы становимся… неистовыми, когда превращаемся в настоящих демонов. Бессмысленная ярость и все такое.

– Становитесь демоническими? Как сегодня ночью, когда ты дрался?

– Ну да… это был всего лишь намек. – Когда он превращался в настоящего демона, его кожа темнела, краснела, а тело становилось выше и крупнее.

Клыки удлинялись, рога заострялись, достигая полного размера. В этом состоянии он мог источать ядовитое вещество из их концов, которое способно на время парализовать даже бессмертного.

Она сглотнула.

– И как часто вы приходите в ярость?

– Крайне редко, если говорить о полном превращении. Это бывает, только когда жизни демона или жизни кого-то из членов его семьи грозит опасность. – Или когда он впервые овладевает своей женщиной.

– Почему существа Закона скрываются от людей?

– На протяжении всей истории всякий раз, когда какая-либо разновидность этих существ выходила из укрытия, их убивали.

– Например?

– Тысячу лет ведьмы жили среди людей открыто, пока наконец люди не стали остервенело их сжигать. А возьми всех тех людей в прошлом, которых убивали, считая, что они одержимы демонами? Они ведь и были демонами.

– Но как удается всем этим существам держаться в тайне от людей?

– Это проще, чем кажется. Мы по большей части живем в сумасшедших крупных городах, реже – в маленьких городках. Большая часть людей полагает, что все необычное в нашей внешности – это костюмировка, или – в наши дни – часть выходки MTV. – И продолжил более серьезно: – Но каждый миф – это пример того, как проявляет себя какое-либо из существ Закона.

– Что ты будешь делать, если тебе прямо сейчас полицейский велит остановиться? Что, если ты наденешь свою шляпу, а он велит тебе снять ее?

– Многие демоны бросились бы бежать, получили бы пару пуль, а потом исчезли бы из виду, чтобы калькироваться.

– Калькироваться? Я читала об этом. Это означает телепортацию?

Он кивнул.

– Но не все разновидности демонов могут это сделать, и те, в ком такая способность заложена потенциально, должны много потрудиться, чтобы овладеть этим умением.

– Полагаю, ты этого не умеешь, иначе телепортировал бы нас, вместо того чтобы пробиваться через болота.

– Я умел это делать. Пару столетий я наслаждался такой возможностью. Но Оморт колдовством лишил меня этих способностей. И брата тоже.

– Ты сможешь когда-нибудь вернуть их?

Он посмотрел ей в глаза:

– Как только меч, выкованный Грутом, снесет голову Оморту, мы будем свободны.

Лицо у Кейдеона стало мрачным, словно он представил себе, как отрубает голову Оморту. Потом его взгляд упал на Холли, и он словно встряхнулся.

– Теперь вопросы о тебе…

– Что ты хочешь знать?

– Как ты выяснила, что ты приемыш?

– Это никогда не держали в тайне. Мама часто рассказывала о том дне, когда кто-то оставил меня на ступеньках их дома. Она всегда называла меня найденышем. – Холли мягко улыбнулась. – Она много лет пыталась забеременеть. Когда это не получилось и они решили взять приемыша, в приходе сказали, что мой отец слишком стар. А он пережил ее.

Хотя и ненадолго. Он так был влюблен в свою сорокапятилетнюю жену, что когда она умерла от рака, хотел только одного – последовать за ней. У ее родителей была любовь необыкновенная, любовь, о которой читаешь в книгах, но которую редко можно встретить в реальной жизни.

Испытали ли такую любовь ее биологические родители?

– Держу пари, ты никогда не представляла себе, что твоя настоящая мать – валькирия-воительница, – сказал он, глотнув “Ред булл”.

– Нет, мы всегда думали, что она – подросток. – Незнакомый запах ударил ей в нос, и она принюхалась. – Ты что, пьешь? Ты подлил алкоголь в свое питье?

– Может быть.

– Ты пьешь за рулем!

– Если я дерябну, реакция у меня все равно будет в тысячу раз быстрее, чем у человека.

– Ты ругаешься как матрос, клевещешь на женщин, а теперь я узнаю, что ты водишь машину в пьяном виде. – Она посмотрела на спидометр. – И ты едешь слишком быстро.

– Верно, верно, верно. А ты никогда не развлекаешься, никогда не дурачишься.

– Я развлекаюсь!

– Ты не поняла бы, что развлечение – это развлечение, даже если бы оно хлопнуло тебя по заднице.

Она выпятила подбородок.

– Ты считаешь, что я ханжа и недотрога.

– Я хотел сказать: по упрямой и любящей поучать заднице. Но недотрога тоже подходит, особенно после того, что рассказала мне о тебе сегодня Никс.

– А что она рассказала? – спросила Холли.

– Сказала, что ты невинная, и не только в телесном смысле. Я сам видел, что ты девственница, но…

– Как? – прервала она.

– Да ведь это просто на тебе написано. Для мужиков вроде меня это все равно что мерцание маяка.

– Прошу тебя. Скажи мне. Что на мне написано такого мерцающего?

Она посмотрела на потолок машины, стараясь не потерять самообладание. Потому что – да поможет ей небо – он не так уж и не прав.

– Ну, так вот, я понял, что твое тело невинно, но твоя умственная невинность меня просто потрясла. Как это может быть?

– Почему бы и нет?

– При нынешних СМИ и все такое. Секс повсюду.

Это так. Но Холли старательно приучала себя отворачиваться. Как-то она безошибочно заставляла себя избегать всего, что могло бы заставить ее утратить самоконтроль – всего эротического, страстного, возбуждающего…

Пара, обнимающаяся в кампусе? Отвернись. Чувственная сцена на телеэкране? Отвернись.

– Ты можешь согласиться, что алкоголик избегает винных магазинов? Или что сидящий на диете избегает булочную?

– Сидящий на диете может пойти в бакалейный магазин.

– Если ему не приносят бакалейные товары на дом, – возразила она.

– Ему?

– А почему сидящий на диете непременно должен быть ею?

Кончики его губ приподнялись.

– Чуть не забыл, что ты у нас феминисточка.

– Наверное, всякую женщину можно считать феминисточкой, по сравнению с таким шовинистищем, как ты.

– Вернемся к нашим баранам. Ты хочешь сказать, что никогда не видела по телевизору, как люди трахаются?

– К сожалению, моя коллекция видео для взрослых не такая всесторонняя, как у тебя.

Он пожал плечами.

– Я не собираюсь просить прощения из-за этого. Порнуха помогает… убить время. Отвечай на мой вопрос.

– Да, видела, только мельком.

– Еще до конца нашей поездки я дам тебе посмотреть какую-нибудь порнуху.

– Ни за что. Мне неинтересно смотреть такие вещи.

– Врушка.

Теперь плечами пожала она.

– И что на этот счет думает твой друг?

– Мы с Тимом решили отложить интим до тех пор, пока мы не поженимся.

– И как ему это? – Кейдеон посмотрел ей в глаза. – Если бы ты была моей, я бы по пять раз на день как следует ублажал тебя.

Именно поэтому она избегала разговоров и чтения о таких вещах, как секс. Теперь ей ничего не оставалось, как представить себе, на что был бы похож день, прерываемый постоянными любовными схватками.

Он усмехнулся так, что у нее замерло сердце.

– Я так считаю, ты думаешь об этом, а?

– Считай, что я думаю о том, как это было бы с Тимом по пять раз на день, – соврала она.

– Ну так расскажи о Тиме, – раздраженно произнес Кейд.

– Мы встречаемся два года. Он заботливый и веселый, и он станет великолепным мужем и отцом. Мои родители видели его, и им он тоже понравился.

– Собираешься выйти за этого типа?

– Мы поженимся, как только получим свои степени.

Он спросил грубо:

– А ты не слишком молода, чтобы впрягаться в семейную жизнь?

– Может быть, но когда встречаешь подходящего человека…

– А он подходящий?

Холли вздохнула:

– Да. Это блестящий человек. Единственный в своем роде. – И когда Кейдеон фыркнул, она добавила: – Многие ли могут обсуждать экстремальную комбинаторику или как пользоваться дистанцией Махаланобиса в пучковом анализе? Многие ли знают, что такое пермутохедрон или двудольный граф?

– Экстремальное комбинирование? – Он бросил на нее плотоядный взгляд. – Как-нибудь мы поговорим об этом.

– Это экстремальное… ну да ладно. Тебе не понять. Мы с Тимом понимаем друг друга.

– Какой же он умный, если не придумал способа переспать с тобой за два года? Я бы уж своего не упустил.

Холли не нашлась что ответить. А Кейд продолжал:

– Как ты узнаешь, подходите ли вы с Тимом друг другу в постели, если не переспите до того, как поженитесь? Прежде чем покупать машину, нужно опробовать шины.

– Я нахожу, что это смешной аргумент. Сексу можно научиться, как и всему другому. Если есть что-то, что нужно одному из нас, я уверена, что другой это поймет.

– Нельзя научить силе чувств. И кто знает, вдруг ты найдешь в своем чулане парочку-другую заскоков, с которыми старина Тим не захочет мириться?

– Тим сделает все, что потребуется, лишь бы я была счастлива, – возразила она.

Но полные, прочные отношения между ними получатся, только если она нормальна в сексуальном смысле. Иначе как он выдержит ее силу?

– Что будет, если у вас с Тимом что-то выйдет из-под контроля? Как вы, ребята, дадите задний ход на полной скорости?

Тим пил много трав и экстрактов, и она подозревала, что его либидо подавляется медикаментозными средствами.

– Пока что отношения у нас совершенно платонические. – Но даже и без своих лекарственных запасов ее друг был не очень-то сексуален, что ее вполне устраивало. – Мы люди скорее интеллектуального склада, чем плотского.

– Интеллекты не испытывают оргазма.

– Мы не считаем, что только наполненная оргазмами жизнь имеет смысл.

Он закашлялся, потом посмотрел на нее, как если бы она проговорила самое гнусное богохульство.

– Ты меня убиваешь, малышка.

– У меня нет ни малейшего желания говорить с тобой на эту тему. Это неприличный разговор.

– Жаль. Для меня-то эта тема самая что ни есть любимая. – Увидев ее непреклонность, он сказал: – Тогда задай мне еще вопросы о Законе.

– Хорошо. Эти существа вступают в брак? Или организуют семейные союзы?

– Некоторые вступают. Особенно те, кто больше похож на людей.

– Такие, как ты?

– Многие женятся. Сейчас больше, чем в прошлом. Но это не обязательно.

– Вот как, – сказала она, и, судя по ее тону, этот ответ ей не понравился.

Он торопливо добавил:

– Хотя мы можем и не вступать в брак, нас может связывать нечто более основательное. У демона-мужчины есть одна предназначенная ему женщина. Всю жизнь он ищет ее. Демон сойдет с ума, если уклонится в сторону, когда единственное, чего он хочет, – это ублажать и защищать свою женщину. Брак здесь просто ни к чему.

– А ты нашел свою женщину? – спросила она, очарованная этой мыслью.

– Я… пока еще у меня ее нет.

– И как ты ее узнаешь?

– Просто узнаю. Почувствую. Появится ощущение какой-то связи. Но такие, как я, не могут сказать наверняка, моя она или нет, пока у нас не будет интима.

– Удобно устроились.

– Это так. Все происходит, когда у тебя с ней секс. Появляется то, что нужно, чтобы назвать ее своей. – В первый раз путь будет открыт, плотина прорвана.

– Как это? – спросила она, и сразу же добавила: – Подожди. Будет ли твоя реакция носить наглядно сексуальный характер?

Объяснить ей, что неистовый демон-мужчина может испытывать оргазм без семяизвержения до тех пор, пока не вступит впервые в связь со своей женщиной?

– Есть такая вероятность.

– Тогда не отвечай, пожалуйста.

Она устремила взгляд в окно, старательно всматриваясь в ночь.

– Я, наверное, немного посплю.

Она закрыла глаза и вскоре задремала. Он то и дело поглядывал на нее, думая о том, что ей снится, почему у нее так сведены брови.

Сидя за рулем, Кейд пришел к двум решениям. Если им предстоит быть в дороге несколько недель, он научит ее защищаться.

И второе. Он будет с ней в интимных отношениях. Он не возьмет ее до конца – она, возможно, еще недалеко ушла по пути превращения в бессмертную и не переживет этого. А если переживет, если он хоть один раз будет с ней близок, он никогда не сможет ее отпустить.

Нет, он не может сделать ее своей, но прежде чем отдаст ее, он заставит ее познать плотские радости. Кейд думал, что ее можно соблазнить – он заметил в ее глазах искру интереса. Он ей небезразличен. А это значит, что теперь надо убедить ее доверять себе.

Только вот нужно признаться, что ему нравится завлекать ее. Когда щеки у нее розовеют и она приходит в волнение…

А Никс на самом деле хочет, чтобы ее племянница была развитой девушкой. Она так сказала.

Интересно, подумал Кейд, что сказал бы Ридстром насчет его планов касательно Холли. “Держу пари, он их не одобрит. Брат воистину откровенный парень, у него в шкафу скелетов раз-два и обчелся. Да, только это очень крупные скелеты”.

Кейд замер. Что, если королева Иллюзий обнаружит тайную слабость Ридстрома? Что она тогда с ним сделает?

И еще: считает ли брат теперь, что их дело проиграно, потому что оно поручено Кейду? На этой мысли он задерживаться не стал. Он действует, он приближается к цели.

Глава 13

Холли была на балу, она стояла на террасе, а Кейдеон следил за ней из сумрака. Он хотел, чтобы она подошла к нему, но она боялась войти в этот сумрак. Его зеленые глаза мерцали из темноты, и он протягивал руку, манил, обещал наслаждения более нечестивые, чем она могла себе представить…

– Доброе утро, красавица.

Холли мгновенно проснулась и увидела, что находится в какой-то тускло освещенной комнате, а Кейд обнимает ее. Он смотрел на нее – теми самыми мерцающими глазами.

– А я и не знал, что у тебя веснушки, – сказал он рокочущим голосом.

– Пусти. – Она вывернулась и высвободилась. Ей не нужно было напоминать о его глубоком голосе, он ведь только что ей снился. – Где мы? Почему ты обнимаешь меня?

Он усадил ее на край кровати.

– Мы в отеле, пробудем здесь один день, и мы едем на север Миссисипи. Я хотел посмотреть, смогу ли подготовить тебя ко сну, не разбудив.

– Подготовить ко сну? – Она протерла глаза и оглядела номер.

Кажется, это отель высокого класса. Номер вполне приличный, но кое-что в нем нужно расставить со смыслом. Прежде всего, стулья вокруг стола…

– Да, приготовить ко сну, – сказал он, сняв с нее очки и кладя их на прикроватный столик.

Потом он наклонился, чтобы снять с нее туфли.

– Это я могу сделать сама. – Она нахмурилась от этой неожиданной заботливости. – Я сама, – повторила она, но он не слушал.

Кейд рассматривал ее туфлю, приподняв уголки губ с таким видом, словно туфля эта казалась ему прелестной.

– У тебя ужасно маленькая ножка, малышка. – Покончив с туфлями, он сказал: – Теперь верх.

И прежде чем она успела остановить его, он схватился за ее свитер и начал стягивать его.

– Ты сошел с ума? – Она ударом отбросила его руки.

– Но я все уже и так видел.

Холли сказала, скрестив руки на груди:

– Разбудишь меня за тридцать минут до того, как будешь готов к отъезду.

– Да ведь я буду спать здесь, с тобой.

Холли насторожилась. Спать в одной комнате с этим хриплоголосым демоном? Ни в коем случае!

– И как же я объясню все это моему другу?

– А как ты объяснишь ему все это вообще?

Действительно, как?

– Я ничего ему не скажу. Если я вернусь в свое прежнее состояние, ему ни о чем не нужно будет знать.

– Хороший ответ. Это против правил Закона – рассказывать людям о нашем мире.

– Но почему мы должны ночевать в одной комнате?

– Потому что мы еще слишком недалеко уехали от места, где тебя видели в последний раз. Могут опять появиться вампиры.

– Я могу сама о себе позаботиться.

– Это ты можешь, – весело сказал он. Она была одновременно огорчена и довольна его безоговорочной уверенностью в ее способностях. – Но тебе будет трудно защищаться, когда ты спишь. Вот тут-то я и пригожусь.

Ее желудок выбрал именно это мгновение, чтобы громко заурчать. Он усмехнулся:

– Если ты сможешь не уснуть еще минут двадцать, я принесу чего-нибудь поесть. Еще рано, и номера пока не обслуживают, но на той стороне улицы есть заведение, где подают завтраки.

Она кивнула.

– Ты можешь принести мне бутылочку апельсинового сока? Я не люблю еду, которую приготовили другие.

– Посмотрим. Если хочешь в душ, сейчас самое время. – И уже у дверей он сказал: – И еще. Не снимай свои жемчуга. Или мы окажемся по уши в дерьме.

Она еще стояла под душем, когда он вернулся, а это означало, что она – его законная добыча. Он схватился за ручку двери, ведущей в ванну, рванул, легко сломал замок и широко распахнул дверь.

– Мужчины вернулись с охоты, – крикнул он, усмехаясь в ответ на ее неистовый вопль.

– Убирайся! Закрой дверь!

Поскольку за запотевшим стеклом душевой кабинки Кейд мог различить только смутные очертания, он решил подчиниться.

Подойдя к столу, он положил на него пластиковый пакет с продуктами. Поиски еды для Холли, действительно превратились в охоту. У нее были очень строгие критерии. Кейд достаточно долго наблюдал за ней, чтобы узнать ее эксцентричные привычки относительно еды.

Кейдеон сначала не понял, почему она не поспешила в душ и не оделась к его возвращению, но, окинув взглядом комнату, увидел: она не смогла не переставить все, что не было намертво прикреплено к месту.

Три стула из четырех были аккуратно задвинуты под стол. А четвертый она прислонила спинкой к столу и поставила на двух задних ножках. Она явно перестелила постель и по-другому разложила подушки на маленьком диванчике, который тоже немного передвинула.

Будильник на прикроватном столике стоял вплотную к стене, так что не было видно ни одного провода, и дистанционное управление лежало под прямым углом к центру часов. Ведро для мусора было прижато прямо к краю туалетного столика, ее чемодан стоял с другого края. Ее ноутбук и сотовый телефон расположились на столе строго параллельно друг другу и заряжались.

Кейду нужно было проверить свой е-мейл, выяснить, сколько денег на его банковском счете, и определить их сегодняшний маршрут, поэтому он открыл ее компьютер, отметившись как гость. После обычной веб-чепухи он нашел в “Гугле” пару сведений и не удивился, увидев, что она пользуется фильтрами информации.

Он откинулся на спинку стула, пытаясь представить себе жизнь, где было отфильтровано все, касающееся секса.

Да разве это жизнь?

Впрочем, не ему об этом говорить. Он, елки-палки, не был с женщиной с того дня, как встретил Холли. Несколько месяцев назад, когда он, наконец, убедился, что Холли никогда не будет его, Кейд предпринял нерешительную попытку с одной ведьмой, но той нужен был не он.

И теперь это его порадовало.

Он снова поставил ноутбук на стол, и его внимание привлек ее чемодан. Кейду страшно хотелось глянуть на письмо Никс. Решив, что самое время сунуть нос в чужие дела, он присел на корточки рядом с чемоданом, отодвинул его от стены, чтобы открыть крышку.

Порывшись в ее сложенных юбках и свитерах, он заглянул в боковое отделение и поднял брови при виде его содержимого.

– Привет, бельишко, – пробормотал он.

Кейд считал себя мужчиной с простыми вкусами. Ему не требовалось невероятного белья, чтобы возбудиться. Но он представил себе скромницу Холли в этих порочных полосках шелка, и кровь прилила к его причинному месту…

В этот момент появилась Холли, закутанная до самой шеи в купальный халат.

– Что ты делаешь? – закричала она.

– Ищу письмо Никс.

– Не смей рыться в моих вещах!

– В жизни бы не поверил, что чопорная мисс Эшвин может носить такое игривое белье. – Кейд накрутил на палец трусики-танга.

– Отдай! – Она вырвала у него белье. – Это все Никс!

Он в этом не сомневался, но все же сказал:

– Ну и ну. Зачем же она это сделала?

– Не знаю. Откуда мне знать причины ее поступков?

Он подцепил вторую пару маленьких трусиков, взял их обеими руками.

– Держу пари, что такие танги ощущаются как… что-то необычное.

– Отдай!

Но прежде чем она успела выхватить трусики, Кейд швырнул их обратно в чемодан, как будто ему надоела эта тема.

– Теперь мне интересно узнать, что находится под этой махровой тканью. – Он выдвинул еще один стул, потом уселся.

Холли выставила подбородок.

– Обычная пижама.

– Враки. Дай посмотреть.

– Я не обязана что-либо тебе доказывать.

Он откинулся назад, заложив руки за голову.

– Все это я уже видел, Холли. Еще и полдня не прошло с тех пор, так что мои воспоминания вполне себе свеженькие. Ни к чему тебе душить себя этим махровым халатом, – сказал он, но она не слушала, ее грустный взгляд был устремлен на перевернутую одежду.

– Придется мне все заново укладывать. – Вид у нее был такой подавленный, что он решил на время перестать подшучивать над ней.

– А что случится, если ты этого не сделаешь?

– Я приду в полную негодность, я не смогу думать ни о чем другом. – Она наклонилась над чемоданом, халат обтянул ее попку, притягивая его глаза как магнит.

Холли вздрогнула, потом посмотрела, нахмурившись, на него через плечо.

– Ты чувствуешь мой взгляд, – пояснил он. – Бессмертные все чувствуют острее. У них обостренный слух, зрение, даже осязание. Мы называем это сверхчувствительностью. Со временем ты привыкнешь.

Закончив укладывать вещи, она встала, выискивая беспорядок. Если ее глаза стали дикими при виде Кейда, роющегося в ее чемодане, то увидев, что ее ноутбук раскрыт и стоит не на месте, она просто пошатнулась.

– Не может быть… ты… мой компьютер?

Холли бросила на него такой же взгляд, какой он бросил на цербера, съевшего билеты на финал первенства национальной лиги американского футбола.

– Ты трогал его липкими руками! Боже мой!

Он, наверное, съел пару пончиков, пока ждал в очереди.

Она наклонилась за своими антисептическими салфетками. Сидя на кровати, Холли отвернулась от Кейда и согнулась над своим компьютером, вытирая его.

Ему оставалось только следить за ее движениями в угрюмом очаровании, отмечая, как поднимаются и опускаются у нее плечи, когда она делает глубокий вдох и выдох, чтобы успокоиться.

Явно успокоившись, что с ноутбуком все в порядке, она снова поставила компьютер на письменный стол, расположив рядом с ним свой сотовый телефон, а потом разгладила матрас, на котором сидела до того.

– Послушай, Кейдеон, – произнесла она, но ее взгляд снова устремился на компьютер. Она поспешила обратно к нему, передвинула его менее чем на миллиметр в другую сторону, а потом снова начала: – Вчера ночью я была слишком ошеломлена, чтобы реагировать на большую часть того, что ты делал. Теперь я не ошеломлена. Ты не сможешь обращаться со мной, как раньше.

– Да ну? Типа спасти тебе жизнь, а потом всю ночь просидеть за рулем, пока ты спишь?

– Типа истории с моим компьютером. Это… это дурно. Я не хочу сказать, что ты не можешь им пользоваться – я не возражаю, пользуйся. Но мне необходимо отметить тебя в системе и удостовериться, что ты знаешь, как с ним обращаться.

– Я не загружал в него порно или типа того. Только узнал кое-что по Гуглу и выяснил, как нам ехать дальше.

– Но это не единственное, что должно измениться. Больше не строй никаких планов о том, чтобы раздеть меня, когда я сплю, или ворваться ко мне в душ и пялиться на меня. И даже называть меня этими женоненавистническими ласкательными именами.

– Это ты о моих нежностях? А что в них такого?

– Они унизительны.

Кейд упрямо покачал головой:

– Ничего подобного. Так принято. Так мужчины обращаются к женщинам. А нежные обращения созданы специально для женщин.

– Например?

– Например, лапочка или малышка. Так я называю только тех женщин, которые мне нравятся. – Только тех женщин, которые ему на самом деле нравятся. В “лапочке” есть что-то собственническое, а “малышка” означает привязанность. Иначе говоря, он никогда еще не пользовался этими словами. – Если женщина меня не интересует, я буду называть ее дорогой, милой или голубкой.

– Мне, вероятно, следует растрогаться от таких откровений. Я должна чувствовать себя польщенной?

– Я хотел тебя очаровать. Но ты упрямая, лапочка.

– Ты скорее очаровал бы меня, если бы относился с большим уважением к моей привычке к уединению.

– Нам предстоит ехать бок о бок, по меньшей мере, пару недель. Уединяться в таких обстоятельствах будет очень трудно, и, как ни старайся, все равно это было бы бесполезно.

Она поджала губы, как будто не могла с этим поспорить.

– А как быть с твоими ругательствами? Ты не мог бы не выражаться в моем присутствии?

– Я пользовался этими словами еще до того, как люди решили, что они непристойны. – Он принялся доставать продукты из сумки.

– Подобные выражения очень коробят тех, кого с детства приучили избегать их… – Она замолчала. – Это овсяные оладьи?

– Они.

– С медом?

– Конечно.

Он знал, что у нее слюнки текут.

– А апельсинового сока не было?

– Да нет, был.

Он порылся в другой сумке и достал зерновые хлебцы в герметичной упаковке, пластиковую ложку в пакетике, запечатанную коробку с молоком и еще одну с апельсиновым соком.

Она прищурилась.

– Все в герметичной упаковке. Сколько же времени ты следил за мной, Кейдеон?

– Достаточно долго…

Глава 14

– Я и не думала, что так проголодалась. – Холли отодвинула от себя тарелку.

– Это перемены, которые с тобой происходят. Валькирии не едят.

Холли почувствовала усталость. Кейдеон включил слабую лампу и плотно задвинул тяжелые занавески, но это не помогло.

Она опустилась на край кровати. Тело ее было вымотано, но чувства бодрствовали и кипели. Холли чувствовала необъяснимое влечение к этому демону. И ей уже было трудно контролировать свои порывы.

Раньше от разных страхов ее защищали лекарства. Теперь она оказалась без них… что делать?

Так или иначе, нужно достать их – не только чтобы заглушить это влечение, но и чтобы замедлить эти перемены.

Перемены? Не может же она на самом деле стать хуже? Она вспомнила, как родители брали ее к великолепному психиатру, самому лучшему в их штате. Он что-то бубнил ее бедным родителям о хрупком умственном здоровье Холли…

– Это классический случай навязчивого невроза беспорядка. Такие пациенты испытывают постоянный страх перед изменениями, – говорил он. – Она будет бояться потерять себя, будет часто испытывать сильное желание поступать вразрез со своим характером. Поскольку подобные импульсы могут вызвать сильное беспокойство, пациент совершает маниакальные поступки, чтобы подавить эти импульсы. Чем сильнее желание, тем более маниакальным становится поведение.

Ее родители были невероятны – терпеливые, умеющие приободрить, любящие. Они обвиняли себя в ее необычном поведении, искали какие-то свои промахи в ее воспитании, что-то такое, что требовалось для нее и чего они не имели.

Перед смертью мамочка даже просила прощения у Холли… Вспомнив об этом, она уронила голову на руки.

– Bay, крошка! – Кейд быстро сел рядом с ней. – Что случилось? – И поскольку она ничего не ответила, сказал: – Я не из тех мужиков, которые сильны в таких делах, ну… в… в утешении. Но может… ты хочешь поговорить со мной насчет того, что происходит у тебя в голове, а?

Помолчав, она сказала:

– Все это совершенно непонятно. То есть еще вчера вечером меня схватили и похитили, а потом… – Голос ее затих.

– Что – потом?

Ее голос превратился в шепот:

– Это было так страшно! Я очнулась… голая, меня раздели для совершения какого-то ритуала. Множество мужчин смотрели на меня. Я просила их отпустить меня, но они только смеялись и не обращали внимания на мои слова. А потом, когда все должно было начаться, я закричала.

– Валькириям свойственно кричать.

Она кивнула.

– Я никогда не слышала такого громкого крика. И тут разбился стеклянный купол у меня над головой. А потом прямо мне в грудь ударила молния, и она ударяла снова и снова. После этого я мало что помню. Помню только ярость, эту неконтролируемую потребность в насилии.

Когда это он положил руку ей на спину? Рука была крупная и горячая, и он осторожно водил ею вверх-вниз.

– Тебе много чего пришлось пережить. Твоя реакция вполне нормальная.

– Нормальная для человека или для валькирии? – спросила она, ерзая. – Я не могу понять ни того ни другого, потому что я никогда не была полностью ни тем ни другим.

И тут она осознала это. Это означало, что Холли все переоценила. Какова на самом деле ее личность? Она не узнавала себя.

В точности как сказала Никс.

– Я не люблю, когда нарушается мой привычный образ жизни. Я не люблю неожиданностей. В лучшем случае я… я плохо с этим справляюсь.

– Может, потому что у тебя нет практики.

– Нет, состояние моего здоровья…

– Ну, ты любишь порядок. Что здесь плохого?

Она нахмурилась. Когда-то ее отец говорил то же самое матери. Холли покачала головой:

– Ты произнес это так небрежно. Но бывает, что я не могу выйти из дома от страха, что меня застигнет гроза или загипнотизируют блестящие драгоценности. И теперь я совершенно не понимаю, как мне на это реагировать. Кейдеон, что нормально для валькирии, не может быть нормальным для меня. – Она понимала, что говорит глупости, но не могла не добавить: – И я не хочу, чтобы у меня были клыки и заостренные уши!

– А мне нравятся заостренные уши. Она посмотрела на него с сомнением.

– Нет, честно. Мужчина из Закона узнает по ним либо эльфа, либо валькирию, и оба вида славятся тем, что женщины у них просто потрясающие.

– Но они помешают мне находиться среди людей.

– Ничего такого. Просто закроешь их волосами. Я видел, как валькирии заплетают косы над ушами или носят головные повязки. Некоторые вообще их не скрывают и говорят, что снимались в массовке на телевидении и просто не сняли с себя грим.

Никс, кажется, вообще все это не волнует.

– А клыки?

– Они же очень маленькие, Холли. – Он усмехнулся и мимические морщинки побежали от уголков его глаз. – Никто и не заметит.

– Но я буду все знать и вести себя по-другому.

– Нет, ты научишься всего этого не замечать. Все дело в том, как к этому относиться.

Действительно ли его голос стал грубее?

– Если я попаду к этому чародею достаточно быстро, тогда… – Она замолчала и нахмурилась. – Кейдеон, ты нюхаешь мои волосы?

Больше не заботясь, что его застигли, он взял в руку ее прядь и зарылся в нее лицом.

– Что с тобой? – осведомилась она, вскакивая на ноги.

– Что? Я только хотел понюхать твои волосы.

– Ты предложил поговорить со мной, но тебе наплевать на то, что я чувствую.

– Неправда, малышка.

Она сердито схватила свой мобильник.

– Кому ты звонишь?

– Тому, кому я могу довериться!

Глава 15

– Навестить родных? – недоверчиво спросил Тим. – В Мемфисе? Ты ведь не любишь путешествовать.

Она поднесла телефон к другому уху.

– Это оказалось немного срочным. Все в порядке, но я решила, что лучше мне быть здесь. – И чтобы переменить тему, Холли сказала: – Ну как там конференция? Хорошо в Калифорнии?

Кейдеон беспокойно ходил по номеру. Демон заигрывал с ней и теперь, кажется, ревнует. Но почему?

– Наши работы приняли хорошо, – произнес Тим. – Очень хорошо. Жаль, что тебя здесь нет.

Холли почувствовала легкое раздражение из-за того, что он наслаждается всеми похвалами. Как математик она сильнее, и оба это знают. Она молчала. Откуда это взялось? Раньше Тим никогда не вызывал у нее раздражения.

– Я соскучился, – сказал он, и ей стало стыдно.

– Я тоже соскучилась.

Услышав это, Кейдеон сел и тут же встал и снова заходил взад-вперед.

– Ты все еще работаешь над своим кодом? – спросил Тим. – Я не вижу, чтобы что-то было загружено. – Они пользовались одним сетевым диском, на который отправляли копии своих работ, и скрупулезно загружали их каждый вечер.

– Завтра я все перешлю.

– Чем скорее ты это сделаешь…

– Знаю, знаю. Тем скорее я получу докторскую. – Он всегда был для нее опорой и подталкивал ее к осуществлению своей мечты.

Он сказал, понизив голос:

– Страшно хочу тебя видеть, дорогая.

Дорогая. Почему она никогда не замечала раньше, что Тим часто называет ее так?

– Я знаю. Я тоже хочу тебя видеть.

Кейд ринулся в ванну и вышел через минуту с таким видом, будто он плеснул воды себе в лицо.

– Кончай, – бросил он, прежде чем она успела прикрыть телефон рукой.

– Это там кто? – спросил Тим.

– Э-э-э… мой двоюродный брат.

– А я и не знал, что у тебя есть двоюродные братья.

– Я тоже не знала, до недавнего времени. Вот нашла ветви моей семьи, о которых раньше понятия не имела. – И когда Кейдеон направился к ней, торопливо добавила: – Но теперь мне пора идти. Я позвоню еще.

– Да, конечно. Успехов…

Кейдеон выхватил у нее мобильник.

– Как ты смеешь! Ты должен только охранять меня – за это тебе платят. Объясни, что опасного в том, что я поговорила с ним?

– Ничего опасного, – сказал он, нависая над ней.

Теперь они стояли совсем рядом. Оба тяжело дышали. Кейд обхватил руками ее талию и не отпускал, даже когда она стала колотить кулаками в его твердокаменную грудь.

– Я хочу объяснить тебе, что ты совершаешь ошибку.

– Прекрасно. Твое мнение учтено, – сказала Холли, стараясь высвободиться. – Теперь пусти меня!

– Кажется, ты недопоняла. Может, нужно показать тебе, что значит быть с мужчиной.

И прежде чем она успела ответить, он обхватил руками ее лицо и наклонился, впившись в нее губами. От жара его губ по телу пробежала дрожь. Она была так потрясена, что не могла двигаться, не могла дышать…

Его язык проник между ее губ, заставляя ее открыть рот и принять его поцелуй. Ощущения были незнакомые и приятные. Спустя мгновение она… так и сделала.

Он ударял языком по ее языку так чувственно, подавив ее желание высвободиться. Кулаки ее разжались, ладони покорно легли ему на грудь.

Холли никогда не подумала бы, что поцелуй какого-то грубого наемника может быть таким томным и горячим. Она не удержалась и робко ответила на его поцелуй. Он застонал, и она снова ответила ему. Он оторвался от нее – но только чтобы провести губами по ее шее.

– Вот так, малышка, – хрипло сказал Кейд, лизнув ее кожу. – Дай мне целовать тебя. Я буду целовать тебя, пока у тебя не загнутся пальцы на ногах.

Они уже загнулись. А соски у нее пульсировали. Между ног у нее стало влажно, ей страшно хотелось, чтобы он дотронулся до нее там…

Кейд распахнул ее халат, открыв черное белье – трусики и короткую комбинацию. Когда он дерзко ущипнул ее соски через шелк, она чуть не вылезла из собственной кожи, испустив крик, который тоже превратился в стон.

– Только шелком и можно прикрывать такую красивую грудь. – Сжав ладонями ее грудь, он снова и снова ласкал ее соски, пока она не выгнулась навстречу его прикосновениям.

Холли крепко закусила губу, стараясь удержаться от стонов.

– Чувственная малышка. Я могу очень быстро сделать так, чтобы ты кончила. Хочешь? – спросил он, снова принимаясь за поцелуи.

Он лизнул ее язык так порочно, что она поняла: да, она этого хочет. Очень хочет.

Она уже боролась с неудержимым желанием запустить когти в его тело, заставить его быть ближе, чтобы он не мог отойти от нее. Она уже готова была сказать ему, что он может делать все, что хочет. Она уже видела, как срывает с него джинсы, чтобы добраться до вспухшего ствола, которым он терся о нее. И вот демон уже лежит на спине на кровати, она садится на него и поглаживает его мускулы…

Когда руки ее опустились, а когти хотели стянуть с него джинсы, ее обдало страхом. Эти порывы – не ее. Ее глаза широко раскрылись, она отпрянула, оттолкнув его.

– Стоп… нет!

Кейд отодвинулся, грудь у него вздымалась, рога распрямились. Вид у него был опасный, порочный и соблазнительный.

– Я знал, что ты меня остановишь. – Его губы изогнулись в улыбке, от которой у нее дух захватило. – Но я сам зашел дальше, чем предполагал.

Отшатнувшись от него, она спросила:

– Что это такое? – Мысли ее были в смятении, тело жаждало облегчения. – Почему ты вообще захотел зайти со мной далеко? Какова цель этого?

– Я сделал заход.

Она стянула полы халата у горла.

– Заход? Зачем?

– Это значит, что я считаю тебя возбуждающей. Я не собираюсь врать тебе на этот счет.

– Возбуждающей? – переспросила она сдавленным голосом. – Но… но тебе ведь нравятся распутные бабы. У которых побольше мяса на костях. Ты так сказал!

– Поверь, Холли, ты девочка что надо!

Так дело не пойдет.

– Больше никаких поцелуев, Кейдеон. Это не входит в условия сделки. У меня есть друг.

– Вот именно. Друг. Вы с ним не спите, не занимаетесь ничем, чем должны заниматься пары. И ты понятия не имеешь, что упускаешь.

У нее не хватило смелости отрицать его слова.

– За то короткое время, что мы будем вместе, я все время хотел соблазнить тебя, – сказал Кейд. – Почему бы тебе не использовать меня, не удовлетворить свое любопытство, пока мы рядом? Ты могла бы отдохнуть от своей скучной жизни, освободить свой организм от безумия, а потом вернуться в норму.

Она мешкала, наклонив голову набок… потом отругала себя. Неужели она действительно обдумывает, не войти ли в его чувственный мир? Темная сторона. Совсем как в ее сне.

– Можешь не отвечать прямо сейчас. Просто помни о моем предложении. И одно я могу тебе обещать. Что происходит с демоном, остается при демоне.

– Какое обдуманное предложение.

– Я такой. Всегда думаю о других.

Она с подозрением посмотрела на него. Казалось, он взволнован… даже счастлив с ней.

– Я хочу спать. – И Холли залезла под одеяло, все еще не выпуская полы халата.

– Да брось, малышка, сними с себя этот противоакульный костюм.

– Не сниму, потому что рядом акулы.

– Поверь, я ничего тебе не сделаю. Даю слово наемника.

Она сверкнула глазами.

– Где ты собираешься спать?

Он подошел к кушетке, сел на нее и вытянул свои длинные ноги вдоль спинки.

– Здесь, если ты не хочешь спать со мной в одной кровати.

– Ха! – Холли выключила лампу. – Такое ты увидишь только во сне, демон.

– Заметано, малышка! – громко сказал он из темноты.

Глава 16

Когда она проснулась почти на закате, Кейдеон выходил из ванны, одетый только в полотенце, выставив напоказ большую часть своего сильного тела. Его смуглая кожа была упругой и гладкой, никаких признаков вчерашних ранений не осталось. Широкая грудь и спина были влажными после душа.

Притворяясь, что все еще спит, она смотрела, как он ходит по номеру. Он только что снился ей, сон был такой же яркий, как недавний. Она сглотнула, глаза ее устремились на интригующий бугорок под полотенцем, который покачнулся, когда он наклонился к своей сумке…

Демон резко повернулся, почувствовав ее внимательный взгляд, усмехнулся, и светлая щетина на его сильном подбородке блеснула в свете низкого солнца. Даже с рогами он был великолепен. Хуже того, он это знал.

Холли решила: он никогда не узнает, что она считает его красивым.

– Проснулась? Вот и хорошо. Мне нужны твои услуги.

– Пардон?

– Мне нужно, чтобы ты извлекла из меня пулю. Сам я не смог.

Она села, протирая глаза.

– Как же я это сделаю?

– Вытащишь своими когтями.

– Это одна из твоих уловок, чтобы соблазнить меня, да?

– Да я не стал бы тебя просить, но это в верхней части бедра, и мне никак не достать. Зверская боль. – Он посмотрел ей в глаза. – Вообще-то я получил пулю, спасая тебе жизнь, малышка.

Холли стало страшно совестно. Ему больно, ему нужна ее помощь.

– Ты прав. – Она потянулась за очками, потом хорошенько закуталась в халат. – Конечно, сейчас посмотрю, могу ли я чем-то помочь. – И торопливо добавила: – Но полотенца ты не снимай.

– Ни за что, – сказал он и добавил невнятно: – Но ничего из этого не выйдет.

Она нахмурилась. Разумеется, выйдет. Он останется прикрытым.

Когда его крупное тело вытянулось на кровати, она села рядом, стараясь не смотреть на его мускулистую спину.

– Где это?

– Выше.

Сглотнув, Холли потянула полотенце. Взглянув вниз, она увидела, что когти у нее уже загибаются к низу.

Мысли об этом наполнили ее голову. Ей хотелось слизнуть каждую каплю воды на его влажной коже…

Она как следует помотала головой, пытаясь отогнать непрошеные картины.

– Выше, – сказал он.

– Да, да…

Открыв рану, она ахнула. Но не при виде раны. Его пенис. Отвернись. Отвернись. Отвернись!

И она, наконец, отвернулась с пылающим лицом.

– Я же сказал, что ничего из этого не выйдет.

Она пришла в ярость – и из-за его поведения, и из-за своей собственной реакции, – при одном виде его гениталий ее обдало жаром и возбуждением.

– Ты мог бы лечь как-то по-другому!

– Ты не увидела бы ничего или какую-то часть. Какая разница?

– Есть… разница!

Она ничего не могла с собой поделать и снова посмотрела туда. Неужели оно выросло? Губы ее раскрылись.

– Ты… ты возбуждаешься!

Кейд посмотрел на нее.

– И что? – Послышалось нечто вроде сдавленного стона, и он заворочался, пока не лег на него. – С мужчинами такое бывает. – В этом положении ему было неудобно, и он перевернулся на спину.

Это стало еще больше!

– Что ты намерен делать с… с… Ты что, собираешься в таком виде выйти на люди? – И непонятно, как он поступал раньше в таких случаях.

– Буду с ухмылкой носить его до следующего душа.

– Следующего душа?

Он плотоядно посмотрел на нее.

– О! – Лицо ее вспыхнуло. Он без всякого смущения признался, что занимается рукоблудием. – И ты в этом признаешься?

– А ты этим не занимаешься?

– Нет, я нет. – Голос ее замер, в голове все окончательно заглушил туман.

Она смотрела на него, он дышал все более хрипло, и его член под полотенцем стал еще более выпуклым.

– Если ты будешь и дальше вот так смотреть на меня, у меня будет болеть не только нога. – Их взгляды встретились. – Ты что, никогда не видела мужчину в возбуждении? – тихо спросил он, и в голосе его прозвучало что-то вроде нежности.

Как будто Холли околдовала его. Держа руку на краешке полотенца, он сказал:

– Хочешь снять это с меня?

Она дрожала, до того ей хотелось это сделать.

– С какой стати? – Желание одолело ее со страшной силой.

– Чтобы посмотреть. Тебе же любопытно. Сними его с меня, Холли. Посмотри.

Один взгляд. Какой от этого вред? Любопытство толкало ее. Сглотнув, она сняла полотенце.

– Вот он. – Его голос звучал хрипло, завораживающе.

Как только она увидела его пенис, он выпрямился, словно подстрекаемый ее взглядом. Она смотрела на него, ошеломленная.

– Смотри. – Он согнул ногу в колене, чтобы ей было лучше видно. – Или тебе хочется потрогать?

Хочется! Очень даже. Пальцы зудели от желания. Какая на ощупь эта гладкая кожа? Она уже воображала, как ее рука скользит по его члену. Интересно, каков он на вкус? Она вспыхнула от этой мысли.

Ее дрожащая рука протянулась вперед, а у него свело мышцы живота. На широком конце его члена появилась капелька жидкости, и он тихо застонал, как будто это было невероятным.

Как захватывающе…

Ей хотелось потрогать подушечкой указательного пальца там и посмотреть, как ему это понравится. Совсем рядом… потрогать его…

Краешком глаза Холли заметила, что его рука потихоньку скользит к ней. Все понятно. Этот демон расставил ловушку, пользуясь своей эрекцией как приманкой.

Она отдернула руку, словно обжегшись, и встретилась взглядом с Кейдеоном. Его глаза становились черными, но при этом они мерцали. Его рога стали больше и темнее, чем обычно. Клыки тоже удлинились.

Да, конечно, во всем этом виновата она – ее любопытство. Как можно быть такой наивной? Этот демон постоянно разрушает ее защитные сооружения. Темная сторона, она убаюкивает ее, увлекает прочь. Все действует сообща против ее усилий.

Теперь она поняла его недавние слова. Он зашел с ней дальше, чем думал, и считал, что на этот раз зайдет еще дальше.

И вероятно, так и есть, и это очень плохо. Если бы ее не влекло к нему с такой силой, она была бы в безопасности. Она ни за что не ушла бы с ним на темную сторону.

Наверное, он вознамерился взять ее измором?

– Кейдеон, я полагаю, что ты собираешься получить услуги, которые не входят в договор. – Она встала и пошла в ванную. И бросила на ходу через плечо: – Желаю тебе успеха с этой пулей!

Глава 17

Когда Холли вышла из ванной, одетая и готовая ехать дальше, он все еще сражался с джинсами, которые никак не мог натянуть на свой возбужденный член.

Наверное, и к лучшему, что она не положила на него руку. Он был так близок к концу, что даже выдал каплю семени, чего никогда не случалось раньше, и это было проблеском того, как ощущается извержение семени, и это сводило его с ума.

Даже собственноручное вытаскивание этой пули не уменьшило его желания. Таким, как он, требуется освобождение много раз в день, иначе у них появляется склонность впадать в ярость. Ради Холли ему придется взять дело в собственные руки.

И теперь увидеть ее розовощекую, элегантную… Он окинул ее взглядом, как всегда, нашел ее возбуждающей без всяких усилий с ее стороны.

Каблуки у нее не были высокими и острыми, но его возбуждало даже то, как тонкие ремешки обвивали ее точеные лодыжки. Ему стало больно при одном виде ее жемчуга, потому что всякий раз, когда она проводила по нему губами, перед глазами у него возникала одна из его любимых фантазий – та, в которой на Холли нет ничего, кроме этого жемчуга, а он скачет на ней с такой силой, что нитка подпрыгивает у нее на шее.

А юбка… Когда он следил за ней в прошлом, он не понимал, зачем она носит такие консервативные топы и такие соблазнительные юбки. Да, юбки были всегда ниже колен, но они так завлекательно обтягивали ее сзади.

Наконец-то он осознал это. Холли не понимала, как эти дорогие ткани обрисовывают ее роскошные формы.

– Готова? – спросил он.

Она кивнула. Он отнес вещи к машине, сунул их в багажник и вспомнил, что нужно открыть для нее дверцу – одно очко в пользу демона, – но когда он был готов сесть на свое место, она вышла.

– О нет, нет, – сказала она, глядя на пол машины, усыпанный обертками и смятыми жестянками из-под “Ред булл”. – Нельзя начинать поездку в таком бардаке.

– Все в порядке, Холли. На ближайшей заправке я все выброшу.

Но она уже достала свои антисептические салфетки и, подойдя к машине с его стороны, согнала его с места. Отложив салфетки напоследок, она наклонилась вперед, повернувшись к нему спиной, чтобы собрать мусор с пола.

Юбка на ней была такая облегающая, что были заметны и трусики-танги. Он подавил стон и заходил взад-вперед перед машиной.

Какой-то мужчина прошел мимо, а потом дважды обернулся на нее. От вожделения брови у этого ублюдка сошлись вместе. Кейд оскалился. Мужчина благоразумно пошел своей дорогой.

Когда Холли сложила все в гостиничный мешок для мусора, она пустила в ход свои салфетки.

– Так мы готовы, малышка? – Голос у него был такой хриплый, что она нахмурилась.

– Что с твоим голосом? Ты заболел?

Он слышал, как она задала этот вопрос, но его внимание было уже занято другим. Вечер был прохладный, и ее соски под бежевым джемпером затвердели. И он ответил рассеянно:

– Бессмертные никогда не болеют.

Она перехватила его взгляд, и губы у нее сжались.

– Без этого мы не можем?

– Первый день в новом лифчике, а?

Словно обратясь к какому-то внутреннему источнику силы, она ответила с многострадальным видом:

– Да, Кейдеон, это так…

Когда они выехали на дорогу, она сказала:

– Так расскажи мне о контрольно-пропускном пункте. Что это за женщина по имени Иматра? Ты ее знаешь?

– Лично – нет. Кажется, она дочь чародея и демоницы, получившая силу обоих родителей. По слухам, настоящая красавица, – добавил он, проверяя ее реакцию. Никакой реакции заметно не было. – Она содержит таверну на Миссисипи. Называется “Сандбар”. Что означает и песчаную отмель, и бар на песке.

– Как претенциозно.

Кажется, голос ее прозвучал несколько язвительно? Кейд был вынужден взять Холли с собой туда. В этом баре может случиться что угодно, но еще опаснее оставить ее без защиты одну в отеле. И потом, это место находится под опекой сторонников Грута.

Они, разумеется, не позволят подвергнуть опасности то, что так нужно чародею…

– И в “Сандбаре” мы получим указания, как проехать в следующий контрольно-пропускной пункт? – Он кивнул, и тогда она спросила: – Ты хоть немного представляешь себе, где могут находиться владения Грута?

– Кое-кто говорит – на севере.

– А какой он вообще? Кажется, мне расхотелось с ним встречаться.

– Считается, что он умеет заговаривать металл.

– Почему мы так стремимся попасть к нему?

– Мой враг Оморт хочет погубить его. Поэтому Грут постепенно скрывается.

– Потому что Грут может выковать меч, который убьет Оморта?

– Именно.

– Значит, Грут – хороший, если они с Омортом враги?

– Хороший он или плохой, тебе следует помнить, что со всяким волшебником нужно держаться настороже.

– Как он вернет меня в нормальное состояние? Пустит в ход какое-нибудь колдовство?

– Не знаю. Наверное.

– Но только если мы попадем туда вовремя. Почему нам просто не полететь в Мемфис самолетом?

– Никс заставила меня поклясться, что я ни разу за всю поездку не воспользуюсь самолетом. Наверное, она предвидела что-то плохое.

– Ты всегда веришь ее предсказаниям?

– Ее предсказания не бывают неверными, – ответил он. – Но говорит ли она правду – это другое дело.

– Ты, кажется, хорошо ее знаешь. Вы с ней… путались?

– Путаться с чертовкой Никс? Еще чего! Если ты не поняла, – он покрутил пальцем у виска, – Никс тронутая.

– Она очень красивая.

– Никогда не видел некрасивых валькирий. – Он внимательно посмотрел на нее, отчего она вспыхнула и отвела глаза. – Кстати о Никс. Что ты будешь делать с ее письмом?

– Я выучила его наизусть и уничтожила, пока ты ходил за продуктами.

– Выходит, ты знала, что я буду рыться в твоих вещах?

– Насколько я знаю тебя, это было статистически возможно.

Следующие три часа они ехали молча: Холли работала на своем ноутбуке, погруженная в размышления, а он старался не смотреть на нее чаще двух раз в минуту.

За ухом у нее было компьютерное стило, на носу – очки, и теперь она медленно трогала свои жемчуга.

“От этой женщины можно сойти с ума, а она поступает так, что сойти с ума можно окончательно!”

Кейд был готов взорваться.

В этот миг ее брови сошлись, и она напечатала что-то на клавиатуре. Потом остановилась, закусив губу. Нажала на “ввод”, с сердитым видом прочла ответ. Интересно, какие доказательства, теоремы или функции она обдумывает, а потом отбрасывает. Что происходит в ее голове?

– А тебе никто не говорил, что у тебя адски сексуальный вид, когда ты разводишь свою математику?

Она вздохнула, закрыла ноутбук и сняла очки.

– Ты можешь думать только о сексе?

– Да, когда он нужен мне позарез. Таким, как я, он нужен три-четыре раза в день. А после того, что произошло между нами недавно… Ты тоже должна ощущать последствия.

– Ничего подобного.

– Признайся. Сейчас подходящий момент. – Хотя они даже не коснулись друг друга, он не помнил, когда в последний раз был охвачен таким жаром.

– Не важно, что между нами произошло. Я умею контролировать свои примитивные порывы.

– Ты сказала, что не занимаешься самоублажением. А я знаю, что это ложь…

– Нет!

– Иначе быть не может, – сказал он. – В противном случае вожделение будет постоянно нарастать.

– Ты будешь твердить свое, пока я не отвечу.

– Ты начинаешь разбираться во мне.

– Нет, я отказываюсь отвечать, – сказала она, качая головой. – Мы просто не будем говорить об этом.

– Тогда поговорим о чем-нибудь еще. Тебе нужно сделать перерыв в работе, а мне нужно как-то отвлечься от мыслей о моем болящем бедре. Одна валькирия отказалась помочь мне с моей проблемой.

– Ты это заслужил.

– Может быть, – заметил он.

– Ну ладно. Чем ты занимаешься в качестве наемника?

– Я специализируюсь на узурпировании тронов. Меня называют создателем королей.

– Значит, ты бунтовщик?

– Ты решила, что я отбираю троны у их законных владельцев.

Она кивнула.

– В основном, я воюю. Закон – это беспокойное место, там хорошо заниматься бизнесом, – сказал он, а потом щелкнул пальцами. – Ах, постой, я чуть не забыл… ты же пацифистка.

– Разве это плохо?

– Плохо, если промышлять войной.

Она изогнула бровь. Потом с любопытством поинтересовалась:

– А как ты стал наемником?

– Я обучался военному делу, чтобы сражаться с Омортом. – В девятнадцать лет Кейда отдали в военную науку – режим обучения был суров, он жил среди воинов Ридстрома, и все они презирали его.

Несколько месяцев Кейд выглядел полным недоумком, пока не понял, что должен стать быстрее, сильнее и лучше всех в этом войске демонов. В конце концов, он стал таким.

– Когда между кампаниями нам нечего было делать, мне предлагали кое-какую работу. – Могущество Оморта росло, он подавлял один мятеж за другим, и все чаще бывало нечего делать. – У меня были удачи, число их росло как снежный ком. Под моим началом была команда в сорок пять воинов.

– Все демоны?

– По большей части.

– Ты пристрастен к недемонам?

– Мы ни к кому не пристрастны. Если претендент злобен, уже убивал и хочет убивать и дальше, его нанимают.

– А сколько в вашей команде женщин?

– Я, кажется, случайно нашел подходящую, да? – сказал он. – Ни одна женщина никогда не обращалась ко мне с такой просьбой. Да, думаю, вообще ни одна. А если ты станешь валькирией, я тебя найму. Наемник, доктор философии.

– Это означало бы расточать образование впустую.

Он замер.

– Что это значит?

– Просто для твоей работы нужно больше мускулов, чем мозгов.

– Чем больше у тебя бицепсы, тем лучше твоя военная стратегия и боевая тактика? Так ты считаешь?

Она внимательно посмотрела на него:

– Тебя это обижает.

– Что? Да ни капельки, – буркнул он, но вид у него был угрюмый. – Давай о тебе. Ты сказала Никс, что от получения докторской степени тебя отделяет один код. Что за код?

– Это сложно.

Неужели она считает, что он не в состоянии даже понять ее? Он ощетинился.

– Один большой, тупой демон славится тем, что смог кое-что понять за свою тысячелетнюю жизнь.

Она снова внимательно посмотрела на него, как если бы он только что доказал ее теорию.

– Ты действительно хочешь знать о моем проекте? – И когда он кивнул, сказала: – Я называю это колючий код. Я хочу сделать так, чтобы его применяли в личном секторе для защиты данных владельца компьютерных приложений. Восемьдесят пять процентов всех компаний утрачивают сообщенные данные из-за хакеров или несанкционированного доступа.

– Ты хочешь сказать, что многие компании пользуются кодами?

– Кодами пользуются все. Или, по меньшей мере, всякий, кто работает с компьютером. Когда ты получаешь е-мейл, сообщение зашифровано до тех пор, пока твоя программа е-мейл не расшифрует ее. Ведение банковских операций online и даже online оплата штрафа за превышение скорости – все это аппликации с тяжелыми кодами.

Она повернулась, чтобы лучше видеть его лицо, тема разговора явно была ей по душе. И это его расстроило. Если она так разбирается в этом деле, значит, ей нужен партнер, который может обсуждать это с ней на равных.

– Кейдеон, ты меня слушаешь?

– Что? Да, как раз думал о том, как… как http всегда превращаются в https, когда я занимаюсь деловыми операциями.

– Вот именно!

Пронесло.

– Https обеспечивают добавочный уровень шифровки. – Она посмотрела на него с интересом. – Но любой компьютеризованный код можно вскрыть. Шифр любого человека можно расшифровать грубым расчетом.

– Это что?

– Представь себе тысячу компьютеров, работающих двадцать четыре часа в сутки над тем, чтобы вскрыть один код. Значит, надо сделать код таким запутанным и сложным, что никто не сможет взломать его. Но теоретически он все равно может быть взломан.

– Так что же сделает твой код? Почему ты называешь его колючим?

– Я хочу, чтобы он защищал самого себя – всеми необходимыми способами.

– Как такое может быть?

– Если он чувствует, что его расшифруют, он устраивает компьютерную атаку на хакера.

Кейд усмехнулся:

– Представляю себе – валькирия создает код сражения.

Ее глаза сверкнули серебром.

– Это очень серьезно.

– Я верю, что это серьезно. Похоже, это может полностью ликвидировать вирусы и спам в два счета.

– Безусловно! Люди, стоящие за этим, крадут у нас время, вынуждая нас защищаться от них или иметь дело с последствиями их деятельности. А меня это возмущает.

– Так за чем дело стало?

Она отвела глаза и сказала:

– Мой код… он нападает на все. Даже на дружеские системы.

– Код воина неистовствует.

Она вздохнула:

– Это верно.

– И ты должна придумать, как заставить этот код отличать друга от врага?

Она кивнула:

– Представь, что ты каждый раз посылаешь своему коллеге миллион вирусов. Результат будет катастрофический.

– Так что же ты делаешь теперь?

– Пытаюсь общаться с кодом как с дружеским, чтобы выяснить в точности, почему он каждый раз выходит из повиновения.

– Пока я не встретил тебя, я всегда думал, что коды – это что-то насчет слов и загадок.

– Криптология была областью лингвистики. Теперь в ней правят люди, помешанные на компьютерах. – Она сказала это гордо, словно была одной из этих людей. – Понимаешь, мы будем править миром.

Глава 18

– Я не хочу! – сказала она Кейдеону, когда они ждали, пока им наполнят бак. – Я не буду!

– Ты не знаешь, от чего отказываешься. Ты только попробуй, – сказал он, кусая хот-дог.

Со своего насеста на капоте – куда он усадил, несмотря на ее возражения, – она с отвращением посмотрела на угощение и подняла руку.

– Не стоит. Еда на заправках отвратительная. Хот-доги на заправках отвратительны сверх меры. Тебе известно, сколько времени он пролежал на этих покрытых жиром роликах?

– Достаточно долго, чтобы быть вкусным. – И он откусил огромный кусок.

– С таким же успехом ты мог бы съесть соленую свиную ножку, вынутую из банки.

Он широко раскрыл глаза.

– А они у них есть? И ты мне ничего не сказала? – И усмехнувшись при виде ужаса на ее лице, Кейд добавил: – Ладно, ладно. Я должен был попытаться. – Он положил свой обед рядом с ней, а потом нагнулся к пластиковой сумке, стоявшей у его ног. – Вот, – сказал он, доставая бутылку апельсинового сока.

Открыл ее, стараясь не прикоснуться к ободку, и протянул Холли бутылку. И еще он достал несколько батончиков из овса с изюмом и орехами в герметичной упаковке.

Такая заботливость была совершенно неожиданной. Для демона. Она отпила сок.

– Почему ты не смеешься над моими закидонами?

Он пожал плечами.

– В каждом человеке есть что-то странное.

Холли склонила голову набок. На нем была надета поношенная кожаная шляпа. Никс была права. В этой шляпе он сексуален, как дьявол. Она мысленно встряхнулась.

– Сколько этот “вейрон” ест бензина?

– На полной скорости он сжирает бак за двадцать минут.

Она задумчиво кивнула:

– Значит, в сущности, такая машина разрывает неповрежденный слой озона.

– Да. Но она ходит быстро. Не так, как твоя тупая газонокосилка, которую ты называешь машиной.

– Это гибридная система! Я езжу на ней ради сохранения окружающей среды.

– Но она не может ездить быстро.

Она вытаращила глаза.

– Ты сказал, что это очень дорогая машина. Сколько она стоит?

– Один и две десятых.

– Миллиона? – воскликнула она.

Она хотела было слезть с капота, но он остановил ее, положив ей на бедра свои крупные руки.

– Слезать тебе ни к чему. Никогда не забывай кое о чем.

– О чем?

– Это не наша машина.

Тут зазвонил его телефон.

– Это Рок. Нужно ответить. – Он ушел с площадки, чтобы никто не услышал разговор.

Как будто она понимала их язык.

Она узнала, что у телефона Кейда есть спутниковый доступ, а это значит, что она может подключить к нему свой ноутбук и иметь доступ к Интернету везде на земном шаре.

Когда он вернулся, она спросила:

– Как ты называешь этот язык?

– Демонский, – ответил он. – Могу сообщить приятную новость – все члены Ордена демонов уничтожены. А Рок и моя команда идут по следам вампиров; он не прекращал преследовать их, даже когда мы разговаривали. Двумя разновидностями враждебных тебе существ будет меньше.

– Вот как. Спасибо. И спасибо Року. – Как следует выражать благодарность за уничтожение демонов и вампиров? Вряд ли на этот счет существуют точные указания. – Как вы с ним познакомились? – спросила она, представив себе демона, которого видела лишь мельком. Он был такой же высокий, как и Кейдеон, с такими же рогами, хотя у Рока они были скорее серебристыми. У него были черные волосы, завязанные хвостом, и синие глаза с тяжелыми веками. Убери рога – и женщины решат, что он мужик что надо.

– Мы были противниками, каждый со своими методами: он любит шпионские интриги, а я люблю все решать мечом. Мы нанимались к сообществам разных существ, нас посылали добыть одно и то же или использовали наших воинов для боевых действий. В конце концов мы пришли к выводу, что, если убьем друг друга, никто не получит никакой платы.

– Все дело в плате?

– Отсюда термин “наемник”. – Он легко потрепал ее по подбородку. – Выше голову, малышка.

Дорожный указатель “Миссисипи, 775-я миля”.

Воздух, поднимающийся от реки, пробирал до костей. – Нет. Это на самом деле остров, песчаная банка, – сказал Кейдеон. Закинув меч за спину, он повел Холли к воде. Она шла за ним по опасной тропе, выбирая путь между корней и низенькими…

Глава 19

– Я пришел сюда по делу, лапочка, – сказал Кейдеон, когда Иматра налила им выпить.

– Ты знаешь, что отказ от демонского питья приносит неудачу. И невежливо не снять с себя меч, как будто мы с тобой враги.

Он взял стакан, бросив подчеркнуто заметный взгляд на часы. Уже прошло десять томительных минут, пока Иматра задавала вопросы о чем угодно, только не о Холли.

– Мне нужно только получить указания, и я уйду.

Кейдеон не представлял себе, как там Холли. Но он был уверен в ней, не сомневался, что она использует свою замечательную голову, чтобы не ввязаться ни в какую неприятность. На него произвело впечатление, как хорошо она сумела скрыть свое изумление перед лицом такого множества существ из Закона.

Там были эльфы, демоны, оборотни, но, к счастью, валькирий там не было. Он знал, что все его планы рухнут в ту же минуту, когда она узнает, что не сможет снова стать человеком.

– К чему такая спешка, Кейд? Разве это так ужасно – выпить со мной глоток-другой? – И блуза соскользнула с плеча Иматры.

Кейд знал, что большинство считает Иматру красивой, но он находил ее перезрелой и не идущей ни в какое сравнение с его малышкой.

– Мое сокровище находится в комнате, полной демонов. Два дня назад она была человеком. Я ограничен во времени.

– Никто не посмеет обидеть ее здесь.

– Мне позарез нужно попасть на следующий пропускной пункт, и это понравится твоему хозяину.

– Он хочет узнать о здоровье Сосуда.

Кейду было отвратительно, что о Холли говорят так безлично.

– Холли чувствует себя прекрасно.

– Мы не думали, что ты поедешь с ней один.

– Я бы и не поехал, если бы Грут и эта сучка Сабина, сестра Оморта, не схватили моего брата.

– Мы не знали, что тебе это известно.

При мысли о том, что Ридстром оказался в заключении, злоба вскипела в Кейде, но он постарался заглушить ее, понимая, что обсуждение этого пункта может оказаться не таким простым, как он полагал. Иматра, видимо, капризная особа. Она может наделать бед. Он не хотел сейчас обсуждать это событие, потому что и без того уже начал терять терпение. Иматра сказала:

– Наверное, все узнают довольно скоро, как Сабина похваляется своей новой игрушкой.

Кейд скрипнул зубами.

– Где Ридстром?

– Ты хочешь, чтобы я тебе это сказала, а сам не хочешь даже снять с себя меч и оказать мне любезность, выпив со мной?

Он покорно снял с себя клинок и положил его на стул, а потом поднял свой стакан.

С довольной улыбкой она присела на край стола, постаравшись, чтобы разрез на юбке разошелся на бедре. Эта особа пыталась быть сексуальной – это был ее имидж, но это не было ее природой. И ей приходилось прилагать усилия в этом направлении.

И она в подметки не годилась Холли, которую совершенно не заботило, считают ли ее привлекательной существа мужского пола.

– Где мой брат, Иматра?

– Скорее всего, в Торнине, но сказать наверняка мы не можем. Я уверена, что мы получим больше информации – информации, которой мы могли бы поделиться, – если сделка пройдет гладко.

– А почему бы и нет?

– Откуда нам знать, что ты не спишь с Сосудом? – спросила Иматра.

Хороший вопрос.

– Оттуда же, откуда мои клиенты знают, что я никогда не пользуюсь никаким сокровищем, которое они мне доверили. Это вредит будущим делам. И потом, эта девчонка совершенно не в моем вкусе.

Демоница всматривалась в него, определяя, не лжет ли он. Не возникли ли у них подозрения? А если да, то как? Никто, кроме Ридстрома, Никс и Рока, не знает, что значит для него Холли.

– Если ты решишь схитрить и заполучить и меч, и девушку, у тебя ничего не выйдет, – сказала Иматра. – Во-первых, Грут прекрасно умеет читать чужие мысли. Ты-то, может, и сумеешь, заблокировать его зондирование, но у нее нет таких возможностей. Во-вторых, обмен будет совершен в крепости Грута, которая защищена мистически, оснащена ловушками и охраняется призраками – выходцами с того света. Ее окружают полчища вендиго. Девушку просто убьют, если она убежит с тобой.

До этого мгновения Кейд не понимал, что втайне от самого себя он все время пытается придумать, как ему заполучить и меч, и Холли. Теперь он почувствовал, как его надежды рушатся.

– Препятствий много, – согласился Кейд. – Как я могу быть уверен, что вообще уйду оттуда живым?

– Грут дал клятву Закону, что тебе дадут свободно уйти, если ты тоже поклянешься, что никогда не откроешь, где он находится.

Дать клятву Закону – это самая прочная клятва, которую может дать бессмертный. Даже злой волшебник будет чувствовать себя вынужденным выполнять ее.

– Я клянусь в этом.

– И еще мой хозяин хочет, чтобы Сосуд был готов к немедленному размножению. Ты должен постараться, чтобы она ела, – сказала Иматра, испытывая его, анализируя его реакцию.

Кейд как раз перестал скрежетать зубами.

– Я здесь не для того, чтобы разыгрывать из себя няньку.

– Если она не в таком состоянии, которое ему нужно, тогда, вероятно, и твой меч не будет таким, каким ты хочешь.

– У Сосуда своя голова на плечах, но насчет еды я постараюсь.

– И еще одно. Если она не появится там к полуночи в следующее полнолуние, меч бросят в горн, и он будет утрачен навсегда.

Кейд уже слышал, что в скрытой крепости Грута есть кузнечный горн, в котором горит какой-то сверхъестественный огонь.

– И он не захочет отдать его кому-то другому, кто мог бы убить его брата?

– Это оружие было выковано для одного из Воудов, – ответила она. – В руках любого другого существа он бесполезен.

– Я понял. А теперь, если ты не возражаешь, я бы хотел получить второй набор указаний.

– Я скажу… но только после того как ты меня поцелуешь.

В его глазах сверкнуло негодование, и он прищурился.

– Груту не понравилось бы, что ты ставишь условия, из-за которых я оказываюсь в безвыходном положении.

– Ему также не понравилось бы думать, что ты спутался с Сосудом. – Блуза соскользнула с ее плеча и упала на пол. – Неужели это так неприятно – поцеловать меня, Кейдеон?

Честно говоря, неприятно. Прежде чем он встретил Холли, такие женщины нравились ему. Он поцеловал бы ее и не ограничился бы одним поцелуем. Теперь придется поцеловать ее, раз это нужно, но не больше.

Придется? С Холли у них нет будущего, и чем скорее он втемяшит это себе в голову, тем лучше.

– Ладно, лапочка, – проскрежетал он. – Поцелуй в обмен на указания.

– Только пойдем со мной туда. – Она пошла к кровати, покачивая бедрами, и отбросила одеяло с заученной чувственной улыбкой.

– Ничего не получится, Иматра. – И он схватил ее за руку и потянул обратно.

– Какой решительный, – промурлыкала она. – Ну тогда проделаем это стоя.

– Никак не проделаем. – Он наклонился и поцеловал ее.

Поцелуй оставил его совершенно холодным.

– Извините, – сказала в дверях Холли.

Он отшатнулся от Иматры. Но Холли все видела. Сердце у него грохотало, а ее взгляд скользнул по незастеленной кровати, потом на блузу Иматры, валяющуюся на полу, на его меч, лежащий на стуле.

– Мне, правда, хотелось бы вернуться в отель, но я не хотела помешать вам, – сказала Холли беззаботно. Она не была ошеломлена или огорчена – ничего подобного. Она излучала веселую уверенность. Даже Иматра удивилась. – Кейдеон, я только что накачалась. – И она повернулась к двери.

– Накачалась? – переспросил он недоверчиво, быстро подошел к ней и схватил ее за запястье. – Кто это, интересно, тебя напоил?

В этот момент хор мужских голосов крикнул, что сейчас очередь валькирии принять очередную рюмашку. Ее вьющиеся волосы были распущены и падали на плечи, очки она сунула в карман. Щеки раскраснелись от вина. Он тихо спросил:

– Почему ты распустила волосы?

– Наверное, потому что я в баре…

– Ты напилась!

– Какой ты проницательный. Но я на самом деле не хочу вам мешать. Я просто сообщаю тебе, что ухожу.

Иматра надела блузу, подчеркнутыми жестами поправила на себе одежду. Эта сука пытается придать себе такой вид, будто они только что переспали, и если он станет это отрицать, окажется, что он не так уж равнодушен к Холли.

– Ты пойдешь со мной, – сказал он Холли.

Она выглядела совершенно равнодушной, и это злило его. Он-то думал, что он ее привлекает. Может быть, она даже чувствует его немного своим после того, как они целовались.

– Чудесно. Я буду ждать снаружи. – И, цокая своими невысокими каблучками, она вышла, а он остался, совершенно сбитый с толку.

– Я сомневалась в вас, – сказала Иматра. – Теперь я вижу, что Груту не о чем волноваться. Она до невозможности равнодушна к тебе. – Каким-то образом эта демоница поняла, что Кейд испытывает определенные чувства к Холли, и заподозрила, что та отвечает ему взаимностью.

Безразличие Холли доказало, что она ошиблась.

– Указания, – напомнил он.

– Поедешь в Мичиган.

– Точные указания.

– Все в свое время, демон… Сначала еще по глоточку.

Кейд услышал приветственные крики мужчин – это Холли вошла в бар. Ему ничего больше не оставалось, как выпить – иначе он бросился бы туда и устроил хорошую потасовку.

Когда Холли вернулась, Дешазиор выдвинул для нее сиденье рядом с собой. Вопросительно подняв брови, он изобразил пальцами одной руки окружность и просунул туда указательный палец другой руки.

– Ага, – сказала она все еще неуверенно.

Как она и ожидала, Кейдеон трахался в задней комнате с Иматрой, которой страшно понравилось, что их застигли, и которая снова с превосходством посмотрела на Холли.

Нет, этот мир не для Холли. Но выпивка, наверное, для нее. Твердо зная, что больше не даст сбить себя с пути, она решила получить удовольствие от этих временных каникул. Она непременно вернется к своей прежней жизни – стало быть, сейчас можно немного выпить с демонами.

– Видела что-нибудь хорошее? – спросил Дешазиор с надеждой в голосе.

– Нет, кажется, они как раз закончили.

– Ты думаешь, они стали бы раздеваться для двух раундов? Я слышал, Кейдеон умеет ублажить даму.

– Вот как? – спросила она со скукой в голосе.

– Я удивляюсь, что он не клеился к тебе, – сказал он. – Демоны любят валькирий.

– А валькирии любят демонов?

– Да. Потому что только нас вы не убиваете в постели.

Все к услугам этого демона. Опасаясь, что Дешазиор заметит что-то по ее лицу, чего там, конечно же, не было, она спросила:

– У тебя найдется доллар заплатить за музыку?

Он протянул ей какие-то деньги – она никогда не видела таких и пошла, с трудом передвигая ноги, к музыкальному автомату. Когда она вернулась, Дешазиор похлопал себя по коленям, предлагая ей сесть.

Когда Кейдеон, наконец, появился из логова Иматры, Холли сидела на коленях у Дешазиора, шептала что-то ему на ухо и раскачивалась в такт “Гордости и радости”. Очки ее были на носу у Дешазиора, на ней был надет пиратский пояс для меча, и кто-то из демонов мужского пола поменьше сидел на полу рядом с ней и ласково терся лицом о ее свободную руку.

Широкая челюсть Кейдеона выпятилась при этой картине, а его глаза залила чернота.

Глава 20

Дешазиор заметил его и вскинул подбородок в знак приветствия. Грозовой демон ничем не выразил свою враждебность по отношению к Кейду. Если бы Кейд что-то сделал, все поняли бы, что это из-за женщины. Он процедил Холли сквозь зубы:

– Встань быстро.

– Есть проблемы, Кейдеон? – спросил Дешазиор, всмотревшись в лицо Кейда.

– Это моя подопечная, и мы уезжаем.

– Иду, иду. – Холли стояла на ногах нетвердо, пояс для меча она сняла с талии.

Беря очки у Дешазиора, она легко погладила его по рогам. Она понятия не имела, что для демона это все равно что погладить его по промежности.

– Наверное, нужно еще пропустить на дорожку…

Кейд потащил ее за плечо:

– Вечеринка кончилась, малышка.

Остальные смотрели на него, словно он спятил – грубо обращается с валькирией. Холли же принялась посылать во все стороны воздушные поцелуи.

– Чмок! Пиши мне, Деш!

– Куда мы едем, Кейдеон? – спросила она, когда они снова оказались на дороге.

Он молчал на протяжении нескольких миль. Как будто злился на нее. Не говоря ни слова, он протянул ей листок бумаги:

“Мост смеющейся дамы на Кровавой реке, Мичиган, Верхний полуостров. Контакт состоится на мосту в полночь через три ночи, считая с пятницы”.

– Интересно, что ты там делала? – спросил, наконец, Кейдеон.

– Веселилась, пока ты раздевал Иматру в задней комнате.

– Я не обязан отчитываться перед тобой.

– Разумеется. – Прижав голову к окну, Холли уставилась в небо.

Звезды. Ярче, чем те, что она видела в Орлеане. Кейдеон сказал:

– Похоже, между нами нет никакого согласия.

– И правда нет.

– Что это такое? – спросил он. – Какая-то перевернутая психология?

Она вздохнула.

– Кейдеон, разве ты не понимаешь, что я не огорчена, поскольку ничуть не интересуюсь тобой?

– Чушь собачья. Ты знаешь, что нас влечет друг к другу.

– Влечет? Ты смеешься, да? Я обладаю сверхчувствительностью. Ты сам так сказал. Кажется, я не так проницательна, как обычно. Даже тебя я могу начать рассматривать как возможный вариант.

– Даже меня?! Что это значит, интересно? Женщины не находят меня неприятным с виду.

– Или самодовольным. – Его слова напомнили ей, что говорят о Кейдеоне другие – что он женолюб. – Это женщины, которые, очевидно, испытывают склонность к рогам и клыкам. Я такой склонности не испытываю.

Сдвинув брови, он провел ладонью по своему рогу, поймал себя на этом, потом убрал руку.

– Не любишь рога, а? Ты гладила рога Деша так, будто это последняя ночь в твоей жизни. Справка на будущее: с таким же успехом ты могла бы устроить ему ручной шенди.

Она не знала, что означает это выражение, но звучало оно неприятно.

– Откуда мне это знать? В “Книге знаний” таких сведений нет. И только ты, святой Кейдеон, порицаешь мое поведение в таверне.

– Да, черт побери, Холли, в задней комнате с Иматрой все было совсем иначе.

– Мне, правда, вовсе не хочется слушать твои оправдания, потому что я ничуть не обижена. И меня совершенно не интересует, как это было. Это меня не касается.

– Даже после того, как мы целовались вчера…

– Поцелуй, которого я не хотела, и сказала, что это больше не повторится? – Она нахмурилась, потому что голова у нее слегка закружилась.

– И тебе неинтересно, почему я поцеловал тебя вчера вечером, а сегодня вечером – ее? – Как будто все дело этим и ограничилось.

– Потому что ты самец? – Она пожала плечами. – Возможно, ты как лев в расцвете сил: хочешь любую доступную женщину, которая попадется тебе на глаза.

– Она сказала, что не даст мне эти дурацкие указания, если я этого не сделаю!

– И на это потребовался целый час? – спросила Холли уже не так равнодушно.

Но тут Кейд понял, что она просто смеется над ним.

– Целый час! Это тебе спьяну… – Он замолчал, бросив взгляд на часы. Брови его сошлись. – Вот ведьма! Она, наверное, замедлила ход времени в своей комнате.

Теперь Холли смеялась открыто:

– Замедлила ход времени. В своей комнате. Перестань. Мне все равно.

– Я думал, что после нашего вчерашнего поцелуя в тебе проснется инстинкт собственницы.

– С какой стати во мне будет просыпаться какой-то инстинкт? С какой стати тебе возражать, что я флиртовала с Дешем.

– С Дешем. – Он долго бурлил. – Твой парень на конференции, а ты целуешься сначала со мной, через пару часов чуть ли не ласкаешь меня, а потом напиваешься и виснешь на другом мужике. Ничего себе, верность.

– Ты меня припер к стенке. Неверная девственница. Безответственная.

– Почему ты улыбаешься?

– Потому что впервые наслаждаюсь тем, что я в подпитии.

– Так вот в чем дело. – Он немного успокоился. – Когда ты протрезвеешь, ты будешь страшно злиться на меня.

Она ущипнула себя за лоб и пробормотала:

– Теперь я хорошо понимаю, что такое зануда. Никогда не понимала раньше.

– Ты меня называешь… подумать только! Школьная училка называет демона занудой!

– Школьная училка? Ха! Ты опять отнес себя к определенной эпохе!

Кейду страшно захотелось сделать что-нибудь, чтобы встряхнуть Холли. Он мог вынести все, кроме этого безразличия. Он остановил машину у края дороги, протянул руку к Холли, обхватил ее лицо и притянул к себе. Но она оттолкнула его. С силой.

С силой валькирии – эта сила явно увеличилась.

– Не смей! – бросила она, и ее глаза сверкнули серебром. – Если бы мне хотелось узнать, какие на вкус губы Иматры, я сама поцеловала бы ее.

– Ладно. – Он отодвинулся. – Мне плевать, веришь ты мне или нет. – Он завел мотор и поехал дальше…

После часа молчания она пробормотала:

– Остановись.

– Нет. Нам нужно придерживаться времени.

– Остановись, Кейдеон. Мне нехорошо.

– И сколько ты приняла? Две рюмки? Три?

Она неуверенно засмеялась.

– Гораздо больше.

– Тебе сказали, что оно подействует потом?

– Ну, сказали.

– Сколько, Холли?

– Могу сказать… с абсолютной уверенностью, что это было целое число, делилось на три, и больше чем девять или равно девяти… – Голова ее упала вперед.

Два нелегких часа ушло у Кейдеона, чтобы найти какой-нибудь приличный отель. Холли все время была без сознания, свернувшись на своем сиденье.

Когда он нес ее в номер, она открыла глаза и уставилась на него. Его возмущение уже улеглось, и теперь одного ее взгляда было достаточно, чтобы сердце у него быстро забилось. Он вздохнул.

– Малышка, после девяти стакашек ты вовсе обезножишь…

Она застонала.

– Я что… лишусь ног?

Он не удержался и усмехнулся, услышав ее горестный голос.

– Тебя развезет в стельку.

Когда он усадил ее на кровать, она легла на спину, но тут же вскрикнула:

– Господи, все кружится!

Он торопливо потянул ее ногу вниз, чтобы она могла коснуться пальцами ковра.

– Лучше?

Спустя несколько мгновений она пробормотала:

– Лучше.

– Я ведь мог тебя всему этому научить. Теперь я раздену тебя, и ты ляжешь спать.

– Я могу сама, – невнятно сказала она, протянула руку, чтобы расстегнуть пуговицы на джемпере, но вместо этого угодила себе в глаз костяшками пальцев. – Bay! Больно!

– Дай я это сделаю – я не буду смотреть.

Она сказала с серьезным видом:

– Нет, будешь.

– Да, ты, наверное, права. – Он стянул с нее джемпер. – Ничего нового я здесь не увижу…

Но он увидел. Он понял это, когда добрался до колготок и черных кружевных трусиков. Он никогда в жизни не видел ничего подобного. Он ошеломленно выдохнул и пробормотал:

– О боги, малышка, я могу кончить, просто глядя на тебя.

– А? Что ты сказал?

Она выглядела необыкновенной в шелковом белье и колготках до бедер. От бесконечных занятий плаванием тело у нее было что надо. Руки и ноги у нее были натренированы, но сохранили свою мягкость. Бедра расширялись от узкой талии. Груди цвета сливок переливались через края развратных получашечек лифчика.

У нее была фигура секс-бомбы, и такой она останется на всю ее бессмертную жизнь. Кейдеону хотелось завыть от наслаждения, которое ему доставляло одно только созерцание. Он протянул руку к ее груди…

– Ты что-то сказал, Кейдеон? – тихо спросила она.

Он убрал руки, сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Потом опять потянулся к ней и опять убрал руки. Потом заходил по номеру, стараясь притупить вожделение. Женщина его мечты лежала на кровати, точно жертва, облаченная в шелк, и он не мог прикоснуться к ней.

Потом он прищурился. Если он не может попользоваться ею, он может хотя бы получить ответы на некоторые вопросы.

– Да, малышка. Есть к тебе вопрос…

Глава 21

– Доброе утро, солнышко! – прогудел Кейдеон ей на ухо.

Холли быстро села и тут же, застонав, схватилась за голову.

– Или, точнее, добрый вечер, – сказал он. – Я дал тебе поспать, сколько возможно, но у нас график, понимаешь? А у нас есть такие, кто любит точно придерживаться графика.

– О Боже! Я как в аду.

– Я выстроил план на всю ночь. Ты идешь в душ, потому что от тебя пахнет, как от бочонка с виски высшего качества, а потом мы будем учиться. По дороге ты будешь следить, правильным ли маршрутом мы едем. Если не слишком будешь страдать с похмелья. Вот на, выпей. – Он открыл бутылку Гаторейда, подчеркнуто стараясь не прикоснуться к краю горлышка.

Она скосила глаза на бутылку, потом на свои руки, которые тянулись к ней. Скоро она, посапывая, принялась сосать.

– Съешь вот это, – сказал он, протягивая ей невскрытую коробку с крекерами, которую она разорвала.

Почему-то в данный момент напиток и крекеры показались ей изумительными. Через несколько минут она почувствовала себя лучше.

– Спасибо.

– Моя жизнь – сплошное оказание услуг. Кстати, об услугах, тебе помочь одеться? Как я помог тебе раздеться?

При этих словах все события прошлого вечера промелькнули у нее в голове, и она широко раскрыла глаза. Кейдеон не только был с Иматрой вчера вечером – он также воспользовался первым в жизни Холли опьянением. Сквозь дымку алкоголя она вспомнила, что он задавал ей вопросы, терпеливо расспрашивал о самых разных вещах – интимных вещах. Голос его убаюкивал, манеры успокаивали.

Теперь она поняла, что ею воспользовались.

Лицо ее вспыхнуло, когда она вспомнила свои откровения: она никогда не трогает себя, потому что бросается в бассейн и проплывает несколько дистанций, когда становится совсем уж невмоготу, а еще у нее бывают яркие сны, и она просыпается, как раз когда она… она подумала, что на самом деле он употребил слово “кончает”.

Стыдно, но это так. Ей часто снится такой мощный секс, что она почти испытывает физическую реакцию…

Она сжала руки, возмущение боролось в ней с унизительным смущением. А потом она призналась ему, что ее интересует секс, но все интимные положения, в которых она оказывалась, всегда заканчивались тем, что она причиняла боль партнеру.

Она энергично покачала головой. Его поступок был запредельно подл. Он воспользовался не ее телом, но мозгом… Он стал стягивать с нее одеяло.

– Давай, малышка, я тебе помогу.

Она схватилась за край простыни, раздраженно закуталась в нее и встала на ноги.

– Ладно, теперь тебе на самом деле не нужно разыгрывать из себя краснеющую девственницу – я рассматривал твое тело часами, мне нечего было делать. Я мог бы нарисовать тебя, а не делать снимки мобильником. – Он подмигнул ей и поднял свой сотовый.

– Ты мне противен, – сказала она, неуверенно наклоняясь, чтобы собрать свои туалетные принадлежности и одежду.

По пути в ванную она бросила на него самый злой взгляд, на какой была способна…

После долгого горячего душа в голове у нее прояснилось. И в желудке все наладилось. Когда она вышла из ванной одетая, она снова чувствовала себя человеком.

Она вздохнула. Или не человеком? Она не могла сказать в точности.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.

– Прекрасно.

– Ты напилась вчера вечером.

– Разве плохо? Ты воспользовался мной.

– Я не прикоснулся к тебе!

– Ты знаешь, о чем я говорю, – бросила она. – Ты устроил мне допрос.

– Ты злишься, что я задал тебе несколько вопросов? Не понимаю. Но это не имеет значения. Ты хотя бы приободрилась ко времени обучения.

– Что это за обучение, о котором ты говоришь?

– Я должен научить тебя драться. Как боксировать, как защищать себя. – Поскольку она никак на это не отреагировала, он сказал: – Пошли, это будет забавно.

Она подняла брови.

– Кажется, я без посторонней помощи уложила дюжину демонов.

– Ты сама сказала, что была в ярости. А что, если ты больше не придешь в ярость? И что, если ты захочешь подраться с кем-то, но не убивать его? Пока твоя жизнь в опасности, ты должна готовиться.

Иногда она замечала, что забывает о том, что существуют убийцы, которые хотят убить ее.

– Придется ли мне бить тебя?

– Может быть.

В данный момент ничто не казалось ей более привлекательным.

– Тогда я за. Что ты хочешь, чтобы я делала?

– Сними туфли.

Когда она разулась, он велел ей стать лицом к нему.

– Если ты не усвоишь ничего больше из того, чему я хочу тебя научить, запомни две вещи. Никогда не сомневайся. Если инстинкт велит тебе ударить – ударь. А второе – не стыдись бежать, если противник превосходит тебя численно, но только если ты считаешь, что сумеешь убежать. В противном случае ты просто потеряешь время и растратишь силы.

Она пожала плечами:

– О'кей.

– Дальше. Как ты вступишь в бой со мной, если мы стоим лицом к лицу? Скажем, тебе нужно пройти мимо меня, иначе ты погибнешь.

– Попробую ударить тебя?

– Если только ты не дерешься с другой девчонкой – я не возражал бы посмотреть на это, только если со стороны, – тебе вообще не следует наносить удар кулаком.

Она поджала губы.

– Я смотрю телевизор. Что за бой без кулаков?

– О'кей, врежь мне как следует. – Она нахмурилась, а он сказал: – Ты смотришь телевизор, но никогда не занималась боксом? Выбрось это из головы. Врезать означает ударить очень быстро и изо всех сил.

Она подумала о том, что сейчас врежет прямо в это надменное лицо, и сжала руку в кулак.

– Давай! Ударь…

Она ударила, целясь ему в лицо; он повернулся так, что удар пришелся на рог.

– О! Это нечестно!

– Никогда не бей демона выше его шеи. Он будет использовать в бою свои рога. А некоторые могут испускать яд из кончиков своих рогов.

– Ты можешь?

– Да, но только когда нахожусь в состоянии полной ярости.

– Значит, ты хочешь сказать, что ты токсичен и можешь даже источать яд?

Он бросил на нее недовольный взгляд, а потом продолжал:

– Даже с другими существами тебе никогда не следует метить в голову. Подумай об этом – большая часть ее покрыта твердой костью. Шансы попасть в уязвимые места вроде рта или носа весьма малы. А если ты попадешь в любое другое место, кроме этих двух, ты скорее повредишь свою руку, чем нанесешь вред противнику. Но это не значит, что ты не можешь атаковать лицо. Ты можешь выбить глаз и впиться когтями в щеку врага. Или ты можешь дать ему “шотландский поцелуй”.

– Это что?

– Удар головой. Скажем, я крепко прижимаю твои руки к твоим бокам, и ты не можешь высвободиться. Выбрось голову вперед, целясь лбом в переносицу твоего врага.

– А как насчет старого способа – пнуть парня в пах?

– Попробуй.

Без предупреждения она пнула. Он схватил ее за ногу, и ей пришлось запрыгать, чтобы сохранить равновесие.

– Кейдеон! – крикнула она, и он, наконец, отпустил ее.

– Я мог бы бросить тебя на спину. Если ты метишь в пах, пользуйся руками. Чтобы причинить большой вред в этом месте, не требуется много сил. А большинство мужчин не ожидают, что маленькая женщина пойдет на захват. Теперь попробуй ударить меня в грудь. Нападай на меня! Ну же! Давай!

Она напала, но он схватил ее за руку. Воспользовавшись инерцией ее движения, он повернул ее вокруг и обхватил рукой ее шею.

– Вот и все, Холли. Теперь твой противник может сломать тебе шею.

Оба тяжело дышали, его предплечье опустилось ей на грудь. Она сузила глаза. Он проделал весь этот тренировочный сценарий, просто чтобы она оказалась в таком вот положении.

В этот момент что-то щелкнуло у нее в голове. Холли совершенно серьезно почувствовала, что с нее хватит трюков Кейдеона. Она устроит что-то свое.

Она расслабилась в его руках, притворившись, что на нее действует его близость. Кажется, его это обрадовало, потому что он прижался губами к ее шее. Он уже пришел в возбуждение. Но еще вчера ночью он был с другой.

Она повернулась в его руках. Глядя на его губы, прошептала:

– Я хочу поцеловать тебя.

Его глаза широко раскрылись, потом сузились.

– Холли… – сказал он хриплым голосом, расслабляясь.

И прежде чем его губы коснулись ее губ, она дернула головой и ударила его в нос. “Шотландский поцелуй”. Послышался отчетливый хруст. Из носа у него текла кровь. Он сжал ее предплечья.

– Холли, какого черта…

Собрав все свои силы, она ударила его коленом между ног. Кейдеон схватился за пах.

– Ты прав, – она отряхнула руки, – это действительно забавно.

Глава 22

– Ты разбила мне нос и еще злишься? – сказал Кейд, ведя машину по скоростной автостраде и отмечая, что он стал говорить в нос.

Не отрывая взгляда от своего компьютера, она сказала:

– Это ты захотел потренироваться. – Голос ее звучал холодно, в нем не слышалось ни малейшего интереса.

– Я не знал, что навлеку на себя женский гнев. И я предупреждал тебя не метить в пах. После твоего пинка я вряд ли буду способен к деторождению.

– Ах, во что превратится этот мир без маленьких Кейдеонов!

– Если ты разозлилась из-за моих вопросов, ты мне отплатила.

Она сказала своим равнодушным голосом:

– Месть сладка.

Он никогда не знал ее с этой стороны. Но даже учитывая эту враждебность, он опять поступил бы также. Он открыл золотую жилу во время этих расспросов, обнаружив, наконец, почему его женщина осталась девственницей. Холли со своей силой и агрессивностью очень боялась нанести увечье партнеру.

И еще он узнал, как она управляется со своим либидо. Наказывает его плаванием и снами, после которых просыпается мокрая. При мысли об этом зашевелилась даже его пострадавшая мужественность.

– И что, вся поездка будет такой? – спросил он.

– Мне просто нечего тебе сказать.

– Хорошо, тогда разговаривать буду я. И долго разговаривать. О том, что касается меня. Прежде всего, я не спал с Иматрой.

Она вздохнула и спросила:

– Почему тебя заботит, поверю я тебе или нет?

– Потому что если ты думаешь, что я трахался с этой шлюхой, тогда шансы внести секс в наши отношения резко сократятся.

Холли сказала, не глядя на него:

– Кейдеон, нельзя сократить шанс, который равен нулю.

– Боги, до чего мне нравится, когда ты говоришь со мной, как математик!

На этот раз он не собирался очаровывать ее. Она посмотрела на него ничего не выражающим взглядом.

– Ладно, значит, ты не думаешь, что это дело серьезное, – сказал он. – Я понял. Но факт остается фактом – я ее не трахал.

Как ни странно, Холли почувствовала минутные сомнения. Да, она видела, как они целовались – что довольно дурно, поскольку он в тот же вечер делал авансы ей. Холли. Но действительно ли они переспали? Что, если Иматра на самом деле не захотела сразу же дать указания Кейдеону?

Холли сказала:

– Возможно, ты говоришь сейчас правду, и возможно, я тебе поверю. Но в чем-то ты лжешь. Я это чувствую. Так что будь осторожен с тем, в чем хочешь меня убедить.

Кажется, в его глазах что-то мелькнуло? Но что бы там ни мелькнуло, он это довольно быстро спрятал.

– Не думаю, что могу убедить тебя. В чем бы ни было. Ты считаешь, что я так порочен? Я мог бы воспользоваться тобой вчера ночью, но не воспользовался.

Услышав это, она даже рот раскрыла.

– Ты действительно считаешь своей заслугой, что ничего не сделал с беспомощной женщиной?

– Нет! Да. Нет, будь оно…

– Но ты кое-что сделал! Ты устроил этот грязный допрос, рылся в моих тайнах. – Стараясь обуздать свой нрав, она сказала: – Послушай, мы должны быть вместе неизвестно сколько времени. Так давай попробуем минимизировать эту неприятность и покончим с этим.

– Тогда используй свой ноутбук, войди в сеть и посмотри наш следующий пропускной пункт.

– Прекрасно! – Она запросила карту, сохранила результат, потом посмотрела в “Гугле”.

– Ну и что там сказано насчет моста?

– Официально он называется Мост через Кровавую реку. Это крытый мост, который был списан тридцать лет назад как обветшавший. Только местные жители называют его Мостом смеющейся дамы, поскольку предполагают, что его посещают привидения.

– Значит, это, наверное, так и есть.

– Ты тоже считаешь, что привидения реальны?

– Да. Но они не из Закона. У нас есть фантомы – эквивалент привидений в Законе.

– Какая разница?

– Фантомы могут воплощаться и странствовать по свету. Они не бродят по чердакам, гремя цепями и все такое.

– Ты когда-нибудь видел привидение?

– Никогда. И фантомов тоже. Это редкость. Так какое же там водится привидение?

Чего там только не было?

– Первая смерть произошла во время сооружения моста в 1899 году. Рабочий упал в деревянную форму для отливки. К несчастью, форма была уже наполовину наполнена жидким цементом. Прежде чем рабочего успели извлечь оттуда, он погрузился в раствор. Раствор затвердевал быстро, и десятник решил оставить тело в нем, а не взрывать бык. После этого, по словам местных жителей, “река стала жаждать смерти”.

– Ты хочешь сказать, что эту реку прежде не называли Кровавой рекой?

– Нет, уже называли: там есть залежи редкой глины, которая придает воде красноватый оттенок.

– А что случилось потом?

– В начале 1900-х годов серийный убийца избавлялся там от трупов. Он убил тринадцать женщин и сбросил их с моста, – как утверждают, чтобы накормить реку. Он был убит, прежде чем смертельно ранил четырнадцатую жертву.

– Как он их убивал?

Именно здесь рассказ стал по-настоящему жутким.

– Он выбирал жертвы, которые жили безбедно, не зная никаких тревог. Он похищал их из кроватей по ночам, приводил на этот мост, потом ранил их, говорил, что отпустит их, если они смогут смеяться над своим положением. Если они смогут перестать плакать и рассмеются, он не станет перерезать им горло. Конечно, никто не был на это способен. Вот почему этот мост называется Мостом смеющейся дамы.

– И его застрелили? Слишком легкая кара за такие дела.

– Почему мы должны с кем-то встретиться именно там? – спросила она.

– Не знаю. Но тебе не стоит бояться. Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.

– Я и не боюсь. Я, скорее, волнуюсь. Меня всегда интересовали сверхъестественные вещи.

– Теперь, малышка, сверхъестественное стало естественным.

– Не для меня. И ненадолго. А теперь, если ты не возражаешь, мне нужно поработать.

А под работой она имела в виду проверку – ведь Кейдеон пользовался ее компьютером, не зная, что у нее инсталлирована программа нажатия на клавишу, могущая сказать ей, что кто-то на нем работал. И эта программа только что кончила собирать данные, позволяя ей проследить за всеми его операциями на ее компьютере.

После того как он просмотрел банковский счет, он послал кому-то е-мейл сообщение: “Плати, паразит” . Он перевел сто тысяч долларов на текущий счет. Но на следующем входе она испытала неожиданную боль. Демон-наемник просматривал… пучковый анализ и экстремальную комбинаторику.

Холли была уверена, что у них с Иматрой был секс, и Кейд не знал, стоит ли стараться переубедить ее. Холли попала в самую точку со своим замечанием “в чем-то ты лжешь”.

Они проехали мимо очередной дорожной аварии, ползя со скоростью улитки. От Мемфиса до Мичигана было восемьсот миль езды – за последний час они проделали десять.

Между ними продолжало нарастать осязаемое напряжение. Холли не держалась холодно, нет, она просто была безразлична и работала над своим воинственным кодом. Она объяснила ему, как он был непоследователен с ней. Вроде того дня, когда они встретились впервые. Ну что же, он тоже может играть в эти игры. Он тоже будет ее игнорировать.

Он позвонил Року.

– Что поделываешь? – спросил он на демонском языке.

– Мы шли по следам вампиров, – ответил Рок. – Этой ночью нанесем удар.

– Хорошие новости. – Теперь Холли будет в большей безопасности. – А сколько нужно времени, чтобы научить кого-нибудь блокировать чтение мыслей? Может Холли обучиться за пару недель?

Естественно, демоны обладают этой способностью. Других созданий из Закона можно научить. Рок насмешливо усмехнулся:

– Может, за два года получится.

Кончив разговор, Кейд остался наедине со своими мыслями. “Я ее игнорирую”. Эта позиция продолжалась до тех пор, пока она не ущипнула себя за лоб с несчастным видом.

– Что с тобой?

Она пожала плечами.

– Могу предположить. Тебя укачало плюс головная боль.

Она бросила на него удивленный взгляд.

– Тебя укачало потому, что ты читаешь, и когда мы останавливаемся, и когда начинаем двигаться. А голова болит потому, что ты все еще пытаешься пользоваться очками, когда зрение у тебя изменилось.

– Без очков я не могу сосредоточиться.

– Послушай, давай сегодня пораньше затормозим. Я видел знак, что недалеко впереди есть семейный мотель.

– Но мы выбьемся из графика.

– Не важно. На такой скорости мы попадем на мост как раз после полуночи, и нам все равно придется ждать где-то поблизости. И потом, мы недалеко от Чикаго, и завтра мне нужно взять там кое-какие вещи.

– Какие вещи?

– Вот увидишь…

Глава 23

– Ты что, мазохист? – осведомилась Холли, когда он снова предложил потренироваться.

– Сегодня вечером мы можем поработать с мечами, – сказал он.

Хотя Кейдеон занял два соседних номера в отеле, он настоял на том, что ляжет на ее постель. Прислонившись спиной к изголовью и вытянув ноги, он переходил с одного телеканала на другой, а она переставляла все, что не было прикреплено к месту.

– Ты считаешь, что мне нужно научиться владеть мечом, прежде чем я вернусь в свое обычное состояние? – Она могла поклясться, что он смотрит на нее, вовсе не интересуясь платным каналом, найдя который он страшно обрадовался.

– Многие разновидности существ Закона носят мечи.

– О'кей. Давай драться на мечах.

– Хорошо. Сейчас вернусь.

Он встал и вышел из номера, а потом вернулся через пару минут со своим мечом и метлой. Оторвав от метлы древко, он бросил палку на кровать, по-видимому, для будущей тренировки.

Потом с серьезной официальностью он вынул из ножен свой меч.

– Сколько лет этой вещи? Ты отдавал ее на датировку по углероду?

Он посмотрел на нее с отвращением, как будто она оскорбила его бабушку.

– Эй-эй, поуважительней с мечом. И потом, ему всего три-четыре столетия.

– Только-то? Я думаю, с тех пор технология улучшилась. Почему бы тебе не обзавестись новым?

– Ты забыла, что именно за этим я и еду? Постарайся не упускать это из виду, малышка.

Она сердито посмотрела на него:

– Я имела в виду последние несколько сотен лет.

– Если он не сломается… Это оружие много раз спасало мне жизнь.

– А ты многих убил?

На его лице мелькнула тень.

– Слишком многих. – И словно встряхнувшись, он поднял меч. – Итак, обоюдоострый меч. Он способен проходить сквозь доспехи и разрубать человека пополам.

– Ты действительно все еще пользуешься таким мечом?

– Огнестрельное оружие совершенно не берет нас, как ты могла заметить, когда я героически спасал твою жизнь две ночи тому назад. – Он протянул ей меч. – Он гораздо больше многих мечей. Так что тебе может быть трудно с ним управляться…

Она легко подняла меч одной рукой, подняла его на уровень глаз, чтобы рассмотреть его очертания, а потом сделала без всяких усилий круговой удар.

– А, значит, не очень тяжелый. Но обрати внимание на рукоять – она сделана, чтобы держать ее обеими руками, как бейсбольную биту. – Он стал позади нее, обхватил ее сбоку, чтобы поставить руки. – Вот так.

– Ты снова собрался нюхать мои волосы? – резко спросила она, раздраженная тем, что опять реагирует на его близость.

– А что я могу поделать, если твои волосы так привлекают существ мужского пола? А ты ведешь себя так, будто это моя вина. Передвинь руки немного от конца рукояти. Вот так. Почувствуй ее. Сейчас мы медленно повернем его вправо, потом влево, – говорил он, направляя ее движения.

Она чувствовала мускулы его торса, которые напрягались и расслаблялись, когда он двигался вместе с ней.

– С тех пор как был выкован первый меч, он стал символом мужественности. Ты можешь узнать, почему, если поднимешь его. Скажи, Холли, вот ты сжимаешь рукоять. Это не напоминает тебе что-то такое, что ты видела совсем недавно?

– Кейдеон, – сказала она предостерегающим голосом.

Он продолжал упрямо:

– И если латинское название меча означает “пенис”, ты можешь вообразить, что название “ножны” – его неотъемлемая часть. Так и есть, малышка, “ножны” называются вла…

– Стоп! Ты все выдумываешь.

– Вовсе нет. Если ты прочтешь “Записки о галльской войне” Юлия Цезаря в оригинале, на латыни, ты будешь смеяться, потому что солдаты всегда роняют свои ножны или даже используют свои ножны, чтобы ударить врага по голове.

И снова его подбородок потерся о ее ухо. Знает ли он, что это сводит ее с ума? Ну конечно, знает!

– Говорят, каждый меч имеет свои великолепные ножны.

– Я проверю все, что ты сказал.

– Милости просим.

– Так ты читал Юлия Цезаря?

– В оригинале, Холли, на латыни. Нравлюсь ли я тебе больше теперь, когда ты знаешь, что я умею читать на древних языках?

– На меня произвело бы сильное впечатление доказательство того, что ты вообще умеешь читать.

– У этой валькирии острый язычок. Вот твоя боевая стойка. Ноги на ширине плеч. – Он постучал по ее лодыжке своей ступней, чтобы она шире расставила ноги.

– Мне что, стоять на пальцах?

– Хороший вопрос. Как правило, нет. Чтобы устоять под ударами, нужно сохранять равновесие. Ты удивишься, с какой силой может ударить меч – он отбросит тебя. И чтобы снова нанести тяжелые удары, нужно обеими ступнями твердо стоять на земле. Говорят, что боевой стиль валькирий отличается от общепринятого.

– Как это?

– Они делают ставку на быстроту. Они могут оказаться позади тебя прежде, чем ты успеешь повернуть голову. Мечи у них меньше обычных, похожи на рапиры, изготовлены скорее для колющих ударов. Если бы какой-то валькирии пришлось биться со мной, она попыталась бы не дать моему мечу ударить по ее мечу. Чаще всего они убивают ударом в спину.

– Это как-то не очень забавно. – Это шло вразрез со всем, чему ее учили.

– Бой на мечах в Законе не забава. Здесь нужно сохранить голову на плечах. О'кей, теперь выше грудь. – Он положил руку ей на плечо и потянул ее назад. – Подними меч перед своим носом и опусти кончик примерно под углом в сорок пять градусов от своего лица. Это называется “средняя позиция”. Из нее можно отбивать удары и справа, и слева. Теперь давай немного изменим ее. – Он повернул Холли.

Он продолжал прикасаться к ней, но она не могла определить момент, когда это было необоснованно.

– Если ты станешь боком, вот так, это уменьшит видимую поверхность твоего тела, и ты как мишень станешь меньше.

– Ты собираешься воспользоваться украденной щеткой или нет?

Он поднял брови.

– Ты считаешь, что уже готова скрестить мечи? Хорошо.

Когда он отпустил ее, чтобы взять палку, она слегка покачнулась и обрадовалась, что он этого не заметил. Снова став к ней лицом, он сказал:

– Я сейчас нанесу удар, и я хочу, чтобы ты прикрылась. – Подняв палку, он ударил ею по мечу, и они начали тренировку.

Они ходили друг вокруг друга, и он продолжал давать указания:

– Никогда не сомневайся. Никогда не кажись взволнованной. Локти к бокам. Держись компактно.

Он наносил удары довольно медленно, так что всякий раз ей удавалось отбить их.

– Избегай многочисленных противников. Предпочитай драться один на один и не стыдись бежать, если противник превосходит тебя численно.

Теперь скорость нанесения ударов увеличилась, и Холли ощутила прилив адреналина.

– На протяжении истории большинство битв на мечах решались первым же ударом. Здесь каждый момент в счет.

Он наносил удары быстрее и быстрее, но она еще могла парировать их.

– Нет, нет, нет, этого удара ты могла избежать, – сказал он, именно когда она подумала, что особенно хорошо отбила его. – Никогда не наноси удар, если можешь уклониться. И запомни: все, что тебя окружает, может тебе пригодиться. Всегда держи это в голове. Все может стать оружием. – Он бросил в нее подушку, и она разрубила ее точно пополам!

Он сильно ударил ее палкой по заду. И это привело ее в ярость.

– Не любишь, когда тебя шлепают? Тогда не своди глаз с противника.

Воинственный дух вспыхнул в ней, и она с воплем нанесла удар. Он отскочил, и меч прошел сквозь край кровати и телефон.

Холли широко раскрыла глаза.

– Кейдеон! Я ведь могла тебя убить! Прошу прощения! – И когда он пожал плечами, она сказала: – Ты считаешь, что об этом не стоит говорить?

– Нет. Наносить удары по мебели – это забавно. Меня больше заботит, что мы тренируемся, а ты останавливаешься, чтобы извиниться. Где сердце убийцы? Где твоя безжалостная сторона? Ты ведешь себя как девчонка.

– Де… девчонка? – переспросила она, не веря своим ушам.

– Слушай, у меня идея. Если ты сумеешь пролить кровь до того, как через десять минут начнется мое классное платное шоу, я дам тебе твои таблетки.

Она бросилась в атаку. Он уклонился от ее следующего удара, но понял, что она готовится нанести второй удар еще быстрее. Быстрая маленькая женщина. Он просто отступил в сторону, и вместо него погибла лампа.

– Это все, что ты усвоила?

Сжав губы, она ударила с ошеломительной быстротой; ему пришлось загородиться палкой, и она отрубила от нее кусочек.

– О Боже, неужели я отрубила кончик твоего клинка, а?

Кейд вздрогнул. Она буквально жаждала крови и постепенно приходила в ярость. Снова и снова они ходили кругами, она наносила удары, он уклонялся. Наконец он сказал:

– Твои десять минут истекли, малышка. Ты проиграла…

Ее меч опустился со свистом, пролетев мимо его плеча на расстоянии миллиметра.

– Холли, хватит. Мы кончили.

С глазами, блестевшими серебром, она сказала:

– А я только начала.

Он прыгнул так, чтобы оказаться у нее за спиной, и легко пнул ее сзади в колено. Холли потеряла равновесие.

– Ох! – Но даже споткнувшись, она взмахнула мечом.

Жертвой пала картина, висевшая на стене.

– Теперь уж ты точно кончила…

Раздался стук в дверь. Глубокий голос сказал:

– Откройте, полиция.

Лицо ее побелело. Меч опустился в обмякшей руке.

– О Боже мой, – прошептала она, – что нам делать?

Кейд приготовился позабавиться.

– Допрыгалась, – пробормотал он. – Теперь тебя посадят в тюрьму.

Глава 24

– Что ты хочешь этим сказать? – воскликнула она.

– Тюрьма – это большой дом, зоопарк, где содержатся двуногие…

– Это я знаю! Но почему меня посадят?

Кейд ответил:

– Глаза у тебя серебряные. И этот демонский напиток будет сохраняться у тебя в крови несколько дней. Как только коп сломает дверь и увидит тебя и плоды твоих трудов – тю-тю, пожалуйте на перекличку, лапочка.

– О Боже, о Боже! Меня никогда не штрафовали даже за превышение скорости! – Кусая когти, она сказала: – Это все ты виноват! Ты это начал! – Она окинула комнату паническим взглядом. – Быстрее! Помоги мне навести порядок…

Стук повторился.

– Некогда, Холли. Но знаешь, я могу, наверное, уладить это.

– Как?

– Разреши мне позаботиться об этом.

Он живет на свете девять сотен лет – конечно, он знает, что делать в таких ситуациях. Она бросила на него благодарный взгляд.

– Но взамен ты кое-что сделаешь для меня.

Лицо у нее вытянулось.

– Значит, ты ставишь мне условия? Что ты хочешь?

– Посмотришь со мной кино по моему выбору.

И что здесь плохого? Она любит…

– А-а! Ты имеешь в виду один из таких фильмов? Никогда, Кейдеон. Даже через миллион лет.

– Даже если я улажу все это?

Полисмен за дверью сказал:

– Откройте! Мы получили жалобы на шум.

– О Боже! – прошептала она. – Одну сцену. Я посмотрю только одну сцену. Если ты сделаешь что-нибудь.

– Договорились. – Он повернулся к своей комнате, взял свою шляпу и конверт из своего вещевого мешка. Стоя в дверях между их комнатами, он сказал: – Постарайся больше не нарушать закон, пока я не вернусь.

И закрыл дверь.

Когда она услышала, что он вышел через свою дверь, она поняла, что он решил вести себя, как если бы был просто ее соседом. Умный демон… Но что, если ничего не получится? Что, если они все же потребуют осмотреть комнату? Она окинула разруху в номере.

Как избавиться от этих доказательств?

Она принялась убирать остатки стола, отламывать ножки и совать останки под кровать. Разбитая лампа и разрезанная подушка пополнили коллекцию.

Прошло тридцать изматывающих нервы минут, прежде чем вернулся Кейдеон.

– Что случилось? Говори!

– Я обо всем позаботился.

Она нахмурилась.

– От тебя пахнет пивом.

Он закатил глаза.

– Ну да, Холли, мы с копом выпили пива.

Конечно, они выпили пива.

Они сидели в будке в холле отеля, и Кейд рассказывал всякие небылицы, которые полицейский не слушал, потому что все его внимание было устремлено на пачку наличных, которую ему предложил Кейд. Коп из маленького городка казался довольно честным парнем, но у него было пятеро детей, и к тому же приближалось Рождество. Что ему оставалось делать?

– Никто сюда не войдет? – спросила Холли.

Он покачал головой:

– Нет, если только ты не начнешь все сначала. Кстати, номер выглядит великолепно. – Здесь стало чище, чем было, когда они вошли сюда, только вот мебели поубавилось. – Ну вот, свою часть я выполнил. Пришло время зрелищ.

– Не могу поверить, что ты хочешь заставить меня смотреть это.

– Ты осуждаешь то, чего никогда не видела? Суфражистка малость лицемерна?

– Ну и что же, я вот никогда не пробовала наркотики, но ведь я их осуждаю? И не называй меня суфражисткой! Ни к чему смеяться над моим феминизмом.

– Во-первых, я не высмеиваю, а посмеиваюсь. А во-вторых, я делаю это не исподтишка, а прямо тебе в лицо.

– Что это значит?

– Если мы обсуждаем какую-либо тему, ты хотя бы должна знать мою позицию, тогда у тебя будет возможность убедить меня в своей правоте. Ты можешь сказать такое же о других своих знакомых мужчинах? Мужчинах, которые тебе подпевают?

Она сузила глаза.

– Ты говоришь о Тиме.

– Он не такое уж совершенство, как тебе хочется думать.

– Да, возможно, он не совершенство, – сказала она. – Но держу пари, он не считает женщин уличными девками, удел которых находиться в постели мужчины двадцать четыре часа в сутки.

– Это была шутка. По большей части. Почти во всем.

Она сердито посмотрела на него.

– А по сути мужчины в Законе имеют более высокое мнение о женщинах, чем мужчины-люди. В нашем мире условия игры почти равные.

– Ха! Трудно поверить, что мужчины, которые прожили много столетий, верят в равенство больше, чем мужчины-люди.

– Закон – родина валькирий, фурий, ведьм и сирен. Ты недооцениваешь женщин, и вот – твои яйца уже прибиты к стене.

Пока Холли обдумывала эти слова, он сказал:

– Тебе не удастся отвлечь меня. Мы заключили сделку.

– Под давлением обстоятельств. Тебе не приходит в голову, что я моральный противник порнографии?

Он фыркнул.

– Ты уже не та хорошая девочка. Ты напиваешься в компании демонов, сидишь у них на коленях и на людях возбуждаешь их. Ты ведешь себя как рок-звезда в этом скромном семейном отеле. А вчера ночью ты заставила меня показать тебе мое добро, хотя я был беспомощен и слаб от пулевого ранения. – Он грустно покачал головой. – Нет, Холли, ты плохая девочка.

Она раскрыла рот. Хотя его версия событий была совершенно извращена, факт оставался фактом – все это до какой-то степени имело место.

Он с надменным видом похлопал по кровати.

– У нас с тобой вроде бы свидание? Давай, это всего лишь легкое порно. Оно стоит шесть девяносто девять, – значит, легкое. Ах, я мог бы научить тебя этому, малышка.

Стиснув зубы, она села на кровать как можно дальше от него. И сказала, положив руки на колени:

– Хорошо. Я обязалась просмотреть одну сцену…

Начало было довольно невинным. Привлекательная пара раздевала друг друга и целовалась. Но лицо у Холли вспыхнуло, когда они разделись и стали гладить друг друга между ног. Ее брови сдвинулись при виде того, с какой силой они тискали друг друга. Это, конечно же, больно…

К тому времени, когда мужчина вошел в женщину, во рту у Холли пересохло, когти ее изогнулись, и казалось, ей не хватает воздуха.

Ее смятенный рассудок кричал: “Отвернись! Отвернись немедленно!” Когда она заставила себя закрыть глаза, демон сказал:

– Ах-ах, Холли.

Она быстро повернулась к нему и нахмурилась. Кейдеон фильм не смотрел. Он не отрывал взгляда от нее.

– Ты даже не смотришь!

– Я мужчина – я смотрю на то, что меня возбуждает больше всего… – Они смотрели друг на друга, в комнате раздавались вздохи, стоны, и наконец послышались вопли – парочка кончила.

Когда сцена, наконец, завершилась, в голове у Холли вертелся один вопрос: будет ли она теперь той же, какой была? – но она не хотела, чтобы он понял, как все это на нее подействовало.

– Ну что же, это действительно поучительно. – Притворно зевнув, она встала и пошла в свою комнату.

– Ты уверена, что не хочешь остаться? После этого будут “Полногрудые красотки”, альбом восьмой.

– Я обойдусь. – И она закрыла за собой дверь.

А если этот демон захочет войти, действительно ли ей не захочется впустить его? Она прижалась к стене и впилась когтями в обои.

Глава 25

Холли с криком села в кровати, прижимая к груди рваную простыню. Она в смятении обводила взглядом комнату. Оказывается, то, что произошло, было сном, с удивлением обнаружила она.

Сном самым эротичным из всех, когда-либо ей снившихся. И при этом сон не свел ее с ума.

Ей снилось, что битва на мечах закончилась тем, что Кейдеон бросил ее на кровать и снял одежду с нее, а потом с себя. Как мужчина в том фильме, он направил свой пенис между ее ног, потом приподнялся над ней на руках.

Когда он вошел в нее, у него задвигались бедра, поначалу медленно, но постепенно скорость и сила нарастали, и вот он уже врывался в нее, как поршень. Она становится все уже и уже под этой бешеной атакой…

И тут она проснулась.

Расправив одеяло, Холли бросилась в ванную принять холодный душ. Но даже когда она оделась, ее все еще била дрожь, и когда она попыталась причесаться, руки у нее тряслись. Она несколько раз попробовала уложить волосы в привычный пучок, и всякий раз у нее ничего не получалось.

Она не могла справиться со своими волосами, со своим телом, со своими мыслями. И молния, ударившая за окном, словно смеялась над ее усилиями.

Кейд проснулся, охваченный вожделением, в твердокаменном состоянии. Он встал, прошел нетвердой походкой в ванну и принял горячий душ. Стоя под струями воды, он вспоминал ее реакцию, когда она впервые в жизни смотрела на людей, занимающихся сексом.

Глаза ее постепенно становились шире, дыхание все более частым, грудь опускалась и поднималась, и ему мучительно хотелось прикоснуться к ней. Ее соски так соблазнительно проступали под свитером, словно взывая к нему…

За окном прогремел удар грома. То и дело били молнии. Кожу у него пощипывало, как от электричества. Холли…

Он выскочил из-под душа, отряхнул волосы и натянул джинсы. С трудом застегнув на них молнию, подошел к двери между их комнатами. Сломав замок и войдя в номер, он нашел ее одетой, сидящей на краю застланной кровати.

Она с оцепенелым видом смотрела в пространство. Неужели ей снова приснился такой сон? Судя по ее прерывистому дыханию, его женщина дошла не до самого конца…

Он с трудом подавил стон. Она мучилась, а он с легкостью убил бы кого-нибудь, лишь бы дать ей то, что ей нужно. Он встал перед ней и помог ей подняться на ноги.

– Ты дрожишь. – Он провел пальцами по ее щеке. Даже от такого прикосновения она задышала еще чаще. – Ах, малышка, ты кончишь стоя.

Она с силой потрясла головой, глаза у нее были широко раскрыты и сверкали то серебряным, то фиалковым цветом. Она провела языком по своему маленькому клыку.

– Можешь лгать мне, но не лги себе.

– Вот почему мне нужны мои пилюли, Кейдеон.

– Тебе нужно совсем другое. – Инстинкт требовал от него использовать свое тело, чтобы доставить ей облегчение, но это было запретно. Да и она ему этого не позволит.

А что она позволит?

– Тебя тянет ко мне, и ты знаешь, что меня влечет к тебе. Предлагаю помочь друг другу.

– Помочь? Что ты имеешь в виду?

Кейдеон ответил:

– Обойтись без секса, а просто протянуть руку, когда один или другой нуждается в этом.

– Т-ты много себе позволяешь. Мне не нужно получать облегчение много раз в день, – сказала она, вздернув подбородок. – Я обойдусь.

– Враки. Тебе это нужно так же, как и мне.

– Это неправда. Ты мне даже не нравишься.

– А это вовсе не нужно – чтобы я тебе нравился.

Холли уже поняла, что может просто воспользоваться им. Кейд придвинул ее к стене. И она не сопротивлялась.

– Это дурно. Я изменю своему другу…

Кейдеон уперся руками в стену.

– Взгляни на это таким образом. Каждому из нас нужно ослабить некое давление в себе, или мы взорвемся. – И прошептал ей на ухо: – А когда это произойдет, я буду трахать тебя изо всех сил, чтобы загасить огонь. И тебе это понравится. Когда ты застонешь, когда будешь произносить мое имя, вот тогда ты ему изменишь. – Он отодвинулся, оставив ее задыхаться и умирать от любопытства.

– А как именно… мы это сделаем?

– Ты меня ручкой, я тебя пальчиком.

Она чуть не возмутилась откровенности его выражений, но напомнила себе, что это демон, и очень древний.

Если они сделают так, как он предлагает, он увидит ее голой, будет трогать ее сокровенное место. Первый мужчина.

– Ты ведешь себя так, будто мы не в состоянии управлять собой.

Он погладил ее по пульсирующему соску, и она вскрикнула.

– Разве это похоже на женщину, которая может справиться со своим телом? Тебе хочется этого так сильно, что я за три минуты сделаю так, что ты кончишь.

Она неуверенно рассмеялась. Потом, конечно, ее рассудок ухватился за них. Он сказал, что может довести ее до оргазма за сто восемьдесят секунд.

Что, если… он действительно может? Каково это – когда до высшей точки тебя доводит другой человек?

Но если он это сделает, ей захочется этого снова и снова. Такова человеческая натура.

– Ты думаешь об этом, я так понял?

– Ты прекрасно знаешь, что не можешь сделать это за три минуты. Ты говоришь это только для того, чтобы начать контакт и соблазном вынудить меня пойти на большее.

– Тогда давай поспорим. Рискни и согласись на прикосновение. Получишь награду.

– Ты позволишь мне пополнить запас моих лекарств.

– Холли, тебе больше не нужны таблетки…

– И ты не будешь неделю грубо выражаться. Вот мои условия. Соглашайся или отвергни их.

– Хорошо. А если ты проиграешь, ты будешь неделю ходить без трусиков.

Она сглотнула и сказала:

– Мне нужно быть голой?

Он придвинулся к Холли, обдавая ее своим жаром.

– Не полностью. Настолько, чтобы я мог просунуть руку между твоих ног.

Одни его слова подействовали на нее возбуждающе.

– Я принимаю пари. Подожди… А как мы узнаем, сколько прошло времени?

Он вынул часы.

– Я заведу будильник. Вот. Он будет считать. Ты можешь его запустить, – сказал он, отдавая ей часы. – Но отсчет начнется не раньше, чем я уложу тебя как надо.

Без всякого предупреждения он поднял ее на руки и отнес на кровать.

– Ляг на спину, – шепнул Кейд и лег рядом с ней.

Одна только его близость на кровати действовала на нее возбуждающе, поэтому она нажала на таймер. Взяв у нее часы, он бросил их на прикроватный столик. Потом схватил ее за запястья.

Холли стало страшно. Она попробовала, пустив в ход всю свою силу, чтобы вырваться из его хватки. Но это ей не удалось.

– Ты со мной не справишься.

Значит, в этот раз все будет не так, как раньше. Это не человек, это бессмертный воин. И Холли перестала напрягаться. Как только он почувствовал, что она расслабилась, он поднял ее юбку. Холли задрожала.

– Разведи ножки.

Она нерешительно развела, а он снял с нее джемпер и лифчик.

– Постой… я, пожалуй, изменю свое… О! – воскликнула она, когда он обхватил губами ее сосок. – О Боже мой, – простонала она.

Ей показалось, что он доведет ее до высшей точки уже одним этим. Но еще не прошло потрясение от чудесного жара его губ, а Кейд уже провел пальцем по ее сокровенному месту.

– Ты совсем готова. Даже больше, чем я думал.

Никогда никто не прикасался к ней вот так, никогда она не представляла себе…

Она старалась сопротивляться мысленно, думать о другом, но жаждала удовлетворения и приближалась к высшей точке все больше и больше. Она смутно ощущала, как выгибается от его прикосновений, но ничего не могла с этим поделать.

– Раздвинь ножки шире.

Каждую секунду каждого дня в прошлом она старалась не думать о потребностях своего тела. Теперь казалось, что борьбы нет, не может быть.

– Вот оно, – простонал он, не отрывая губ от ее соска.

– Кейдеон…

Палец его двигался все быстрее… Он вошел чуть глубже… Она застонала и сдалась. Это было так восхитительно… Какое уж тут сопротивление.

– Не останавливайся…

– Тебе нравится, малышка?

– Да, да! – Она откинулась на подушку. – Только не останавливайся…

– Ни за что.

– О Боже! – закричала она. – О да!

– Вот так, Холли. Мне очень давно хотелось увидеть это.

Оргазм захватил ее. Глаза широко раскрылись – она была потрясена и испугана интенсивностью своих ощущений, они были сильнее, чем все, что она испытала в жизни. Она выгнулась и закричала от удовольствия…

При виде ее оргазма – он никогда еще не видел ничего подобного – Кейд испугался, что кончит прежде, чем выпустит на волю свой пенис. Ее узкие ножны все плотнее обхватывали его палец – и тут за окном вспыхнула молния, и удар грома сотряс комнату.

Наконец Холли прошептала:

– Хватит.

Он отдернул руку – как раз в тот миг, когда прозвонил будильник. Он схватил часы со столика и сжал в кулаке, чтобы они замолчали.

Снова повернувшись к Холли, он увидел, что она не стала быстро прикрываться. Волосы у нее распустились. Джемпер, юбка и трусики остались там, где он положил их. Вот такой он всегда хотел видеть ее – пьяной от страсти. Она тяжело дышала, веки у нее отяжелели, вспухшие соски намокли от его губ.

– А ты дашь мне удовлетворение, Холли?

Она кивнула, а он расстегнул молнию на своих джинсах и стянул их до колен. Холли села, не сводя глаз с его пульсирующего члена.

– Но я не знаю как. Я не хочу сделать тебе больно.

– Ты не можешь причинить мне большую боль, чем я сам себе причиняю теперь. Потрогай.

При первом ее робком прикосновении он зашипел, невольно отшатнувшись. Он мог думать только об одном, его женщина трогает его. Она стала нежно-нежно проводить своими пальцами по его горячей плоти. Когда головка стала влажной, он застонал от блаженства.

– Как хорошо, малышка. Гладь меня, гладь. Обхвати его пальцами! Остальное я сделаю сам. – Он старался, чтобы голос звучал спокойно. – Если бы ты понимала боль…

Взяв ее за руку, он обхватил ею свой член.

– А! Вот это уже лучше…

Он тер ее крепкий маленький клитор, тискал ее грудь.

Холли приблизила лицо к его торсу и застонала, поцеловав его. Она испускала самые возбуждающие в мире стоны – короткие, резкие, каждый был пронизан вожделением, он жаждал удовлетворить ее.

“Я могу взять ее… Она позволит мне”. Но сделать этого он не мог. Он изменится при этом, он станет совершенно демоничен.

И тогда он узнает наверняка, что Холли – его женщина.

Он ласкал ее сокровенное место. Она сжала его член и начала его тереть. Ласкать свою женщину в то время, когда она ласкает тебя. Это ни с чем не сравнить. Глаза ее закрылись, ее сводящие с ума стоны раздавались снова и снова.

Его демонский инстинкт узнал в ней свою женщину, он ревел в нем, требуя сделать своей. Но он поборол это желание.

– Холли, я сейчас кончу… продолжай. – Он тяжело дышал, тело его напряглось. – Продолжай… ах, черт!

Удовлетворение… Его рев взлетел к потолку. Он был охвачен слепящим порывом удовольствия. Оргазм продолжался и продолжался, пока он не высвободился из ее рук. Упав на кровать рядом с ней, он в изумлении уставился в потолок. Девятьсот лет он ждал, когда сможет удовлетворить свою женщину. Он ощутил чисто мужское содрогание, вспомнив, как расширились ее серебряные глаза от удивления, когда она кончила.

Наконец это произошло между ними, и это казалось неизбежным, важным. Когда он посмотрел на нее, она сказала:

– Кейдеон, ты ведь не?..

– У неистовых демонов не бывает эякуляции до тех пор, пока мы не овладеем предназначенной нам женщиной.

– Вот что ты имел в виду, когда говорил, как ты это узнаешь. – И когда он кивнул, она спросила: – Я не сделала что-нибудь неправильно?

– Нет, дорогая. – Он потеребил ее ухо. Даже после того, как он испытал совершенно ошеломляющее удовлетворение, ее запах заставил его снова напрячься, он уткнулся в ее белое бедро. – Конечно, нет.

– Ну, значит, все хорошо. – Она привела в порядок свою одежду, а потом встала и твердо кивнула: – Это было приятно, Кейдеон. – С таким же видом она могла бы стряхнуть с рук пыль. – Я освежилась. Можем ехать дальше.

Он рывком натянул на себя джинсы. Вот блин! Им попользовались. Когда она вернулась, он бросил ее на кровать.

– Что ты… прекрати! – крикнула Холли.

– Вроде бы я выиграл пари, крошка. – И он, стянув с нее трусики, сунул их себе в карман. – Вот и забираю свой приз.

Глава 26

– Никак не могу прийти в себя, – пробормотал Кейдеон.

Костяшки его пальцев, лежащих на руле, побелели.

“Без шуток”, – подумала Холли. В течение двух последних часов она снова и снова переживала то, что он заставил ее почувствовать и сделать. Дважды. Она была без трусиков, и это не облегчало ее состояния. Мысль о том, что они лежат у него в кармане, странно волновала ее.

– Ну что же, постарайся как следует.

Как это сделала она. Если бы только она не чувствовала его присутствия так сильно. Она явно обладает сверхчувствительностью. От его запаха у нее слюнки текли, ей хотелось подвинуться ближе к нему. Раньше она никогда особенно не обращала внимания на мужские голоса, как и на исходящие от мужчин запахи. Но от Кейдеона пахло так, что у нее загибались когти от желания.

– Будь моя воля, – продолжал он, – я бы спрятался с тобой где-нибудь на пару недель и ничем не занимался, кроме…

– Показал бы мне, что к чему?

– Точно.

– Ну, это маловероятно. Тебе нужен твой меч, и боюсь, что я с каждым днем приближаюсь к точке невозврата в мое прежнее состояние.

– Понятно, понятно.

– Мы не будем обращать на это внимание.

До этого времени она никогда по-настоящему не понимала выражения “половое пробуждение”. Теперь поняла. Он сделал с ней такое, чего она никогда не сможет забыть. Она уже никогда не будет прежней, потому что перешла черту.

– Не будем обращать внимание? Посмотрим, как это у тебя получится, – сказал он, сворачивая к входу в торговый центр. – Приехали.

– Это здесь ты делаешь покупки?

– Это здесь мы будем делать покупки. Тебе нужна теплая одежда. Одежда, в которой можно свободно двигаться.

Он припарковался у входа в отдел вещей класса люкс, она вышла из машины, рассеянно захлопнув за собой дверь. Снова в голове у нее все мысли спутались… До сих пор всякое возбуждение, которое она чувствовала, неизменно связывалось со страхом причинить боль партнеру.

Недавно этот страх исчез, потому что она была не в состоянии причинить боль ему, потому что не могла сделать ничего – только позволить ласкать свое тело и довести его до оргазма. Когда Холли вспомнила об этом, в животе у нее затрепетало, потом она нахмурилась.

– Эй, ты забыла свой компьютер, – сказал он, небрежно махнув ей рукой.

Она поспешила за ним, широко раскрыв глаза. Как могла она забыть свой ноутбук? Это была единственная вещь, без которой она не могла обойтись.

– Значит, голова у тебя занята, да? – спросил он своим надменным тоном. – Вот как мы не обращаем внимания.

– Я думала о других проблемах. – Она протянула руку за ноутбуком, а Кейд поднял его над своей головой. – Отдай! Вдруг ты его уронишь?!

– Отдам, если признаешься, что думала обо мне.

– Ну ладно. О тебе. Теперь отдай!

Он отдал, удивляясь, как легко она капитулировала.

Холли перекинула через плечо ремень, на котором висел ноутбук, а он положил свою крупную руку ей на зад. Она бросила на Кейда резкий взгляд. Он не обратил на это ни малейшего внимания, увлекая ее в магазин. В отделении дамской одежды он даже поднес джинсы к ее бедрам, прикидывая размер.

Она спросила сквозь сжатые зубы:

– Интересно, как ты хочешь, чтобы я примерила джинсы, когда на мне нет белья?

Он похлопал себя по карману.

– Хочешь получить их обратно? За это нужно поработать. – Он сунул ей в руки еще несколько пар джинсов, схватил несколько кашемировых джемперов, а потом повел в примерочную.

– Кейдеон! – воскликнула она, когда он вошел в кабинку вслед за ней и закрыл за собой дверь. – Тебе сюда нельзя!

– Мне нужно быть здесь. Потому что сейчас ты меня поцелуешь.

– Неужели?

– Угу. Если хочешь получить обратно свои трусики.

– Ну что же. Обойдусь без джинсов.

– Ты простудишься, если будешь ходить в юбках, под которыми нет ничего, кроме колготок.

Она нетерпеливо вздохнула. Действительно было холодновато.

– Я тебя поцелую, но только если буду совершенно свободна от нашего пари. И не только на этот вечер.

– Тогда ты меня поцелуешь по-французски. А не просто клюнешь в щеку.

Вот какой у него план!

– Хорошо. Но я не знаю в точности, с чего начинать.

– Тебе это не понадобится, – сказал он, снимая с ее плеча сумку и ставя ее на скамеечку. – Тебе придется стать на цыпочки, чтобы дотянуться до меня.

– Ты не хочешь встретиться со мной на полпути?

– Не забывай, это ты целуешь меня.

Она положила руки ему на плечи, чтобы сохранить равновесие, а потом приподнялась на цыпочках.

– Даже на цыпочках тебе придется притянуть мою голову к себе. Обхвати рукой мой затылок.

Когда она нечаянно коснулась кончика его рога, он застонал. Она быстро передвинула руку выше, но он сказал:

– Мне приятно, когда ты их трогаешь.

– Ты действительно можешь ими что-то чувствовать? – спросила она.

– Конечно. Демоны-мужчины любят, когда гладят их рога.

Она запомнила это на будущее.

– Потом ты прижмешься к моим губам, лизнешь мой язык. А когда доберешься до этого пункта, делай так, как тебе будет приятно.

Она сглотнула, не понимая, кружится ли у нее голова, или она нервничает, или и то и другое вместе. Потом, став на цыпочки, Холли притянула его голову к себе, прижалась к нему губами.

Как бы для того, чтобы поощрить ее, он слегка ударил языком по ее языку. Потом предоставил ей все делать самой, не торопя ее, и она принялась робко исследовать его рот. Наконец их языки встретились снова, но он позволил ей контролировать скорость, медленно перевивая свой язык с ее языком.

Поцелуй был томный, но, без сомнения, плотский. Она не могла остановиться… Девушки в соседней примерочной начали хихикать.

Холли оторвалась от него, стараясь дышать ровно и собраться с мыслями. Но она посмотрела на Кейда, и брови у нее сошлись. Глаза у него стали черными, рога распрямились и стали толще. Так было всякий раз, когда они предавались интиму. Но когда он целовал Иматру, Холли не заметила этой реакции.

– Ну вот. – Она вывернулась из его объятий. – Я все сделала.

Он сказал хриплым голосом:

– Это ты виновата. Рад, что я прихватил это. – Он надел шляпу – ту самую потрепанную кожаную шляпу, от которой у нее начинало сильно биться сердце. – Теперь я уйду. Буду сидеть с огорошенным видом, как прочие мужики, которые не понимают, как они сюда попали.

– Подожди! – Она указала на его карман. – Трусики.

Он вынул их с бесстыдной ухмылкой. Наконец она осталась в примерочной одна. Но, застегивая молнию на джинсах ценой в триста долларов, она замерла. Она услышала, как шепчутся девушки за соседней дверью:

– Он парень что надо. Мне всегда нравились такие. Ты выйди, как будто чтобы принести мне другой размер, и сама увидишь.

И Холли услышала, как их сердца гулко бьются каждый раз, когда они проходили мимо Кейда. А это значит, что он тоже их слышит. Неудивительно, что ему известно, до какой степени он неотразим.

– Выйди, я посмотрю, – сказал Кейд.

Она глянула в зеркало и с трудом узнала себя в нем.

– Ну иди же.

– Минутку!

Но он уже был у дверей примерочной.

– Страшно хочется посмотреть на тебя, малышка.

Увидев это, кто-то из девушек в соседней кабинке вздохнул.

– Эти джинсы плохо сидят.

В талии они были ей широки и при этом слишком обтягивали сзади. Она повернулась к зеркалу, хмуро глядя на себя через плечо. Холли никогда не замечала, какой пышный у нее зад. Неудивительно, что Кейдеон всегда глазеет на него.

– Тогда я принесу другой размер, – сказал он.

– Нет, они слишком велики и слишком малы.

– Позволь мне судить об этом.

– Хорошо. – И она открыла дверь.

Он раскрыл рот.

– Повернись. – Когда она повернулась, сама почти не заметив этого, он сказал: – Ну и ну. Я думал, глядя на тебя в юбке, что у тебя просто потрясный зад, но в джинсах он еще потрясней.

Кейд протянул руку за ее компьютером, а потом потащил Холли из примерочной.

– Куда это мы?

– Мы все сделали.

– Но они плохо сидят, – упиралась Холли.

– Мы купим тебе ремень.

– Постой, это же всего один комплект!

– Не важно. Мы возьмем пять пар этих потрясных джинсов, свитера всех цветов и на этом закончим, да?

Выйдя из магазина, он сказал:

– Еле-еле пронесло. Вовремя вытащил тебя оттуда.

– Ты это о чем?

– Ты готова была выцарапать глаза этим девчонкам, которые заинтересовались твоим демоном. Это было неминуемо – жизнь поддерживается равновесием.

– Ты не мой демон.

– Да? А целовала ты меня, как своего.

– О-о-о! – произнесла она тихо-тихо.

Он выбрал черный кожаный пояс, выставленный на прилавке.

– Примерь вот этот.

– Прекрасно, – сказала она, а он протянул ей еще несколько ремней, потом принялся собирать все джинсы и свитера.

Когда пришло время расплачиваться, Кейдеон поприветствовал кассиршу:

– Добрый вечер, лапочка.

Женщина молча уставилась на него. Единственное, что она была в состоянии сделать, – это поправить свои волосы.

– Мэм, – поторопила ее Холли резче, чем намеревалась.

Когда женщина оправилась от изумления и начала просматривать этикетки, Кейдеон прошептал Холли на ухо:

– Эта тоже была на волосок от гибели. Глупые девчонки, они же заигрывают со смертью.

Холли пнула его. Он в ответ тихо усмехнулся. Когда они, наконец, получили свои сумки и сняли этикетки с той одежды, которая была на Холли, он сказал ей:

– Пойди вниз, примерь спортивные ботинки. – И он протянул ей кредитку.

Демон явно был богатенький.

– Тебе нужны дорогие. С антиснежным покрытием.

– Куда ты идешь?

– Купить куртку и еще кое-что. Оставайся в магазине, пока я не вернусь…

В обувном отделе она взяла две пары обуви разного назначения – крепкие ботинки с антиснежным покрытием, – такие ботинки были ей необходимы. И еще она купила туфли из блестящей черной кожи на довольно высоких каблуках – потому что ей так захотелось иметь их, что у нее загнулись когти, и она не устояла.

Когда продавщица вернулась с туфлями ее размера, Холли примерила их, пройдясь взад-вперед. Неужели в таких туфлях все ходят по-другому? Может быть, с немного более важным видом? Холли купила обе пары и осталась в черных туфлях. Поскольку дело ее было закончено, она в ожидании Кейдеона принялась размышлять о недавних событиях.

Формально она изменила Тиму. А это было не в ее правилах. Она никогда не жульничала на экзаменах, никогда не нарушала обещаний. Тим очень милый парень, и он совсем не заслужил этого…

А так ли хорошо она знает Тима? Эта мысль пришла неизвестно откуда, и она нахмурилась.

Он очень подходил ей – молодой человек с твердым ровным характером, невероятно погруженный в свою карьеру. Погруженный не меньше, чем она. Он высок, строен и красив. Как она и сказала Кейдеону, из Тима получится прекрасный муж и отец.

О Кейдеоне этого не скажешь. Он, скорее всего, будет ей изменять и уклоняться от выполнения отцовских обязанностей по отношению к своим будущим детям. Но с Кейдеоном к ней пришло понимание. Есть вещи, которые гораздо легче узнать о мужчине при интимном общении.

Глаза у Кейдеона похотливые, алчные, но его прикосновения нежны. Холли не ожидала такой нежности от этого грубого наемника и никогда бы не обнаружила ее, не окажись она с ним в постели.

А что она узнала бы о Тиме в подобной ситуации? Холли попробовала представить, как она занимается такими же вещами с Тимом. И не смогла – потому что перед глазами у нее все время стоял демон.

Тут она увидела, что к ней идет Кейдеон, и все мысли вылетели у нее из головы. Его длинные ноги словно поглощали пространство, плечи были откинуты назад, на лице играла дерзкая полуулыбка. “Может быть, у Кейдеона есть свои достоинства”, – невольно подумала она. Подойдя к ней, он наклонился и поцеловал ее прежде, чем она успела отреагировать.

– Соскучилась, да?

Она страшно рассердилась – ее впервые поцеловали на людях.

– Еще чего!

– Хм. Тогда непонятно, почему твои глаза стали совершенно серебряными, когда ты меня заметила.

– Ничего подобного! – Она сердито посмотрела на него. – А если бы кто-нибудь увидел? О Боже…

– Спокойно, малышка. Люди подумают, что это игра света. Если ты будешь все отрицать. А теперь дай я посмотрю, что ты купила.

Увидев ее новые туфли, он поднял брови.

– Здорово. Но ты взяла только две пары? Я думал, что после твоих покупок на моей кредитной карте ничего не останется.

– Прости, что не оправдала твоих ожиданий.

Он держал в руках несколько пакетов.

– А ты что купил?

– Покажу за обедом.

– Обедом? А у нас есть на это время?

– Я должен кормить мою малышку, чтобы она не стала раздражительной. И потом, поездка займет у нас самое большее пять часов, а сейчас всего шесть.

– И что я буду, по-твоему, есть в ресторане? Ты знаешь, я могу есть только герметически упакованные продукты.

– Я уже все заказал. Доверься мне.

Глава 27

В течение пятнадцати лет Холли носила слишком уж строгие наряды. Теперь демон одел ее в джинсы, а потом повел в шикарный ресторан. Пока они ждали заказ, она думала о том, что же ей подадут. Банку зеленой фасоли? Или фруктовый коктейль? Или банку тунца?

– Смотри, что я добыл, – сказал Кейдеон, сунув руку в пакет. Шляпу он снял, встряхнул волосами, прикрывая рога, и теперь вид у него был невыносимо великолепный. – Вот. – Он протянул ей два сверточка. – Я купил тебе часы. У тебя были красивые.

Значит, от него не укрылась даже такая мелочь?

– Себе я тоже купил.

Еще бы, ведь свои часы он смял всмятку, зажав в кулак.

– Они не… пара тем или что-то в этом роде, да?

– Холли, я демон. Я не машина.

– Да, конечно. – Он взяла коробочку и подняла брови. “Картье”.

Она всегда избегала этот бренд. Зачастую часы Картье украшены чрезмерным количеством бриллиантов. Не очень подходит для нее, потому что всякий раз, узнавая время, она будет впадать в транс.

Открыв коробочку, она чуть не улыбнулась. Ни одного бриллианта. Платина, простота, элегантность. Почему он такой… такой заботливый?

– Кейдеон, это красиво, но правда же, это слишком мило. Я не могу позволить тебе оплачивать…

– Я их поставлю тебе в счет. А теперь закрой варежку и открой другую коробочку.

Она сердито посмотрела на него, но коробочку открыла. В ней были… ее очки. “Кошачий глаз”. Она прищурилась, глядя на Кейдеона.

– Ты даришь мне мои же очки?

– Я велел поставить линзы без диоптрий. Ты сказала, что не можешь думать без очков, а от очков у тебя начинает болеть голова.

Она раскрыла рот и надела очки. Кто же больше ей помогает – Тим, поощряющий ее на словах, или Кейдеон, дающий ей возможность работать? Хватит сравнивать! Тим, например, не раздевает владелиц баров из породы сексуально ненасытных демониц.

– В них очень хорошо. Но, Кейдеон, я стану прежней. И зрение у меня тоже станет плохим, как и раньше.

– Тогда вставишь другие линзы. А пока тебе нужно работать, – сказал он и добавил серьезным тоном: – Холли, коды сами себя не напишут. – Он подал ей еще один пакет. – А теперь посмотри, какую куртку я тебе купил.

Она достала из пакета маленький облегающий лыжный жакет.

– Но он красный.

– Конечно. У тебя нет ничего красного. – И это он заметил.

Его хороший вкус удивил ее, но она все же сказала:

– Он, кажется, не очень-то тяжелый.

– Новые технологии, малышка. Тебе будет в нем тепло при двадцати градусах ниже нуля. Поверь мне. И потом, теперь ты не так страдаешь от холода, как было раньше, верно?

– Да, кажется.

Тут подошел официант с напитками – пиво для Кейдеона, а для нее охлажденная бутылка воды “Перье” – неоткупоренная, как просил Кейдеон.

Когда официант ушел, она спросила:

– Почему ты всегда так беспокоишься о том, что я ем?

Кейд вздохнул. Эта тема была ему неприятна. Потому что я плохой человек, и предам тебя самым жестоким из всех мыслимых способов… Казалось, каждый приятный момент в обществе этой женщины стоит ему новой лжи, он погружается в ложь глубже, и прощения ему не будет.

– Может, твое преображение пойдет медленней, если ты будешь придерживаться каких-то человеческих привычек?

Она вздохнула.

– Я все реже и реже ощущаю голод. Я вполне представляю себе, как вообще забуду о еде.

– Перемены уже пустили корни в тебе. Ты, кажется, даже не понимаешь, насколько сильнее ты становишься, насколько быстрее у тебя реакции.

Она долго молчала, складывая и разворачивая свою салфетку тонкими гибкими пальцами. Теми самыми пальцами, которые совсем недавно обхватывали его пенис. Он неловко заерзал.

– Кейдеон…

– О чем ты думаешь?

– Я просто подумала, каково это – жить вечно?

Утомительно. Без подруги и семьи это страшно утомительно. Но он ответил:

– Вечная жизнь имеет свои преимущества. Такие как отсутствие предсмертного периода. Ты думаешь о том, чтобы стать бессмертной?

– Не знаю, как на это ответить. Я определенно вижу преимущества в том, чтобы быть валькирией. Но я не хочу быть Сосудом. Не хочу быть либо мертвой, либо беременной. И я не знаю, как примирить мою обычную жизнь с этой переменой. Что, если я на занятиях покажу свое ухо?

– Ты удивишься, сколько существ из Закона живет среди людей и этого не знает.

Она наклонила голову.

– Честно говоря, я не уверена, что мне хотелось бы жить вечно… – Подошел официант с заказанными блюдами, и она замолчала.

Для Кейда – бифштекс. Для нее – неочищенные бананы и вареные яйца в скорлупе, набор пластиковой посуды в герметичной упаковке. Она перевела взгляд со своей еды на его, и лицо у нее стало несчастное.

– Хочешь кусочек бифштекса, да?

Она энергично покачала головой. Съесть кусочек бифштекса ей явно хотелось.

– У меня еще есть… проблемы.

– Понятно, понятно. Ты любишь, чтобы к еде никто не прикасался до тебя и чтобы она была герметично упакована.

Она нахмурилась, когда официант вернулся с новой тарелкой для нее, на которой лежали хвосты омаров и крабовые ножки в скорлупе. Когда они снова остались одни, Кейд сказал:

– Заметь, это идеальный образчик пищи, к которой никто не прикасался, и упаковки, которой никто не вскрывал. Ты можешь сама сломать скорлупки, так что ничьих микробов на нее не попадет, а потом съесть мясо пластиковой вилкой.

Она прищурилась, глядя на него:

– А ты знаешь, сколько времени я не ела свежих морепродуктов? – И тут ее губы изогнулись в улыбке.

– Хорошо посидели, да? – спросил он, когда они вышли из ресторана.

– Если бы ты только не был таким скромным, – ответила Холли.

Они действительно хорошо посидели – он творчески работал над ее причудами. И обед был феноменальный. Он подошел к мусорному ящику, выбросил коробки из-под часов. Потом повернулся и с этого расстояния неожиданно что-то бросил ей.

– Думай быстро! – сказал он.

Оно сверкает? Кольцо с бриллиантом. Ее широко раскрытые глаза уставились на кольцо, летящее по воздуху, она выбросила вперед руку, чтобы поймать его. Потом раскрыла ладонь и задрожала от изумления.

– Это для чего? – спросила она ошеломленно.

– Тренировка на отвращение. А теперь не смотри на него, – сказал он ей на ухо.

Когда это он успел подойти так близко? Она торопливо сжала кольцо, чтобы он не мог выхватить его, но не могла отвести взгляд.

– Оторвись от него.

Она раздраженно покачала головой. Он бросил ей кольцо, а теперь ждет, что она не будет на него смотреть?

– Отведи взгляд, или я брошу твой компьютер в мусорный бак. Представь себе, сколько в баке бактерий. Как ты думаешь, можно будет спасти жесткий диск?

От попыток отвести глаза Холли била дрожь.

– Не нужно… прошу тебя!

Он закрыл ее руку, а потом вытащил кольцо из ее стиснутых пальцев. Транс рухнул, и она сердито посмотрела на него.

– Это совсем не забавно!

– И не должно быть забавно. Тебе нужно практиковаться в этом, десять раз в день, если понадобится. Здесь у тебя слабое место, малышка. Очень слабое. Тебе нужно преодолеть это.

Хотя он был резок и несносен, казалось, что он действительно принимает ее интересы близко к сердцу.

– Бриллиант настоящий, иначе я не уставилась бы на него. – И когда он кивнул, добавила: – Сколько в наши дни зарабатывают такие наемники, как ты?

– Мое состояние в золоте. Интересно, а что означает искорка в твоих глазах? Нравлюсь ли я тебе больше теперь, когда ты знаешь, что я богат? – Он приподнял ее подбородок. – Потому что с этим у меня все в порядке.

И он коротко поцеловал ее в губы.

– Прекрати!

Он продолжал целовать ее крадучись, обращаясь с ней так, будто она его любовница. Это ее волновало. Но не раздражало.

– А теперь приготовься, – сказал он. – Пришло время тебе вести по-настоящему быструю машину.

Глава 28

– Идеально для наших целей, – сказал Кейдеон, глядя на простирающийся перед ними хайвей.

Пустынная дорога походила на заброшенную взлетную полосу аэродрома, проложенную в лесу, и просматривалась до самых гор. Старый снег лежал комьями по обочинам, но покрытие было чистое и сухое.

– Ты действительно хочешь, чтобы я села за руль?

– А чья это машина?

Она ответила:

– Не наша.

– Умница.

Она осмотрелась. Лес был освещен ущербной луной, небо ясное.

– Не могу поверить, я на севере Мичигана, а снега почти не видно.

– Ничего, зато теперь ты увидишь северное сияние.

– Не может быть! Где? Я не вижу – в какой оно стороне?

Он указал влево, на небо над полосой деревьев.

– Вон твое северное сияние.

Проследив за направлением его взгляда, она ахнула. Мерцающие фиолетовые огни танцевали на черном небе. Они кружились, постоянно темнели, потом освещали луну и звезды.

При этом зрелище сердце у нее запело, и она пробормотала:

– Как красиво!

– Легенда говорит, что это сияние сотворили валькирии.

– Что за легенда?

– Древние скандинавы верили, что когда валькирии скачут из Валгаллы, чтобы избрать храбрых воинов, которые достойны вечной награды, их доспехи отбрасывают странный мерцающий свет на небо.

– Правда? – Он кивнул, и она сказала: – Ты много знаешь.

– Ты так думаешь? – небрежно спросил он, но она почувствовала, что ее замечание ему польстило.

Она хотела быть с ним милой, еще не прошло восхищение обедом, и она волновалась – наконец-то она поведет машину.

– Готова? – Он повернул ручку дверцы слева от водительского сиденья.

Она почувствовала, что машина присела, и услышала, как позади завихрился воздух.

– Спойлер сзади…

– Выдвигается из корпуса машины. Так что выпускай передние щитки. А вот здесь есть кое-что, о чем тебе будет приятно услышать. Эти переключатели ослабляют коэффициент сцепления на полпроцента.

Она выгнула бровь. Он говорил на ее языке. Потом они поменялись местами, она села на водительское место, поправила зеркальца.

– Ты ведь знаешь, как обращаться с рукояткой передач?

– Спасибо.

– Хорошо. Тогда пристегнись.

Она защелкнула ремень.

– И ты тоже. – Увидев его упрямую улыбку, она сказала: – Прошу тебя.

– Ладно, ладно, – согласился он, и она испугалась, потому что он уступил с такой легкостью. – А теперь двигай потихоньку.

Она послушно включила первую и выехала на дорогу.

– Порядок, теперь доведи до предельной скорости.

Постепенно увеличивая газ, Холли перешла на вторую, потом на третью.

– Вот так. У тебя хорошо получается. На самом деле хорошо. Как ты считаешь?

На пятой скорости она убедилась, что сцепление у машины самое надежное в мире, акселератор – самый чуткий.

– Невероятно. Она так легко маневрирует. Привод на все колеса?

– Как видишь.

– Она держит дорогу. Точно вагон на магнитном рельсе.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, эта машина тяжелая, как танк. Целых две тонны.

– Не может быть.

– Если ею так легко управлять, давай посмотрим, как ты справишься со скоростью.

Холли нажала на акселератор, ощутив восторг, когда увидела, что превысила предел разрешенной на хайвее скорости.

– Быстрее, малышка. Давай!

– Ну, если тебе так хочется. – Она вдавила акселератор, и машина рванула вперед. Сто миль в час. Сто сорок. Мощность, гул мотора – все пьянило.

Дорога была воистину как взлетно-посадочная полоса. И Холли чувствовала себя другим человеком. Когда она снова бросила взгляд на спидометр, он показывал сто восемьдесят миль. Сердце у нее бешено билось, адреналин накачивался. И еще она чувствовала нечто такое, чего никак не ожидала. Она приходила в настоящее возбуждение.

Когда она флиртовала уже с двумястами милями в час, она не могла не обращать внимания на это. Дыхание ее стало мелким, она ерзала на сиденье. От этого стало еще хуже.

Двести десять. Она облизнула губы. Скорость. Соблазнительная. Сексуальная.

Кейдеон сидел тихо. Она покосилась на него. Он смотрел на нее, глаза у него были темные и непроницаемые.

– Тормози, – сказал он.

– Я что-то сделала не так?

Едва она затормозила и выключила мотор, он протянул к ней руки, обхватил ее лицо, притянул к себе в жадном поцелуе. Она вскрикнула, ответила на поцелуй, впившись в него губами.

Ее рука тут же потянулась к его члену. Ей хотелось потрогать его, как раньше, но она не могла до него дотянуться. Он положил ладонь между ее ног, но она не могла раздвинуть их – мешали рулевое колесо и пульт управления.

– Вот черт, – рявкнул он, отстегнул свой ремень и выскочил из машины.

Не успела она почувствовать разочарование, как Кейд открыл дверцу и вытащил ее из машины.

– Кейдеон! – Он расстегнул молнию на ее джинсах, она вскрикнула: – Нас увидят!

– Никто здесь не поедет.

Он стянул с нее трусики и джинсы до колен, она воскликнула:

– Что, если… О-о-о!

Она не успела возразить, как он усадил ее на капот.

– Что ты делаешь?

– Хочу показать тебе что-то новенькое. – Он стал тереться щекой о ее бедро, щетина царапала нежную кожу.

Она чувствовала его жаркое дыхание… И вдруг она поняла, что он хочет сделать. Но не сумела возразить. Ведь все, что он показывал ей до сих пор, было таким захватывающим. Чем будет отличаться это…

На этот раз он трудился языком.

– О Боже мой, – простонала Холли, пронзенная немыслимым наслаждением.

– Задери свитер.

– Я озябну…

– Ничего, не озябнешь.

– Зачем…

– Видишь, руки у меня при деле. Давай задирай, или я все брошу.

Она сглотнула, задрала свитер и лифчик, как он делал это в отеле. До этого она не ощущала, что из леса тянет холодом, но теперь ветерок коснулся ее сосков, и они стали совсем твердыми. Холли снова застонала. Кейд положил ее руки на грудь.

– Ласкай себя, – сказал он, а потом его губы вернулись к прежнему занятию.

Она обхватила свои груди, глядя в небо глазами из-под тяжелых век. Звезды над ней лихорадочно сверкали, северное сияние мерцало, переходя от фиолетового к красному, испещренное учащающимися ударами молний.

Наслаждение уже было невыносимым.

Ветер, звезды, поцелуи…

Холли закричала, выгнулась, пронзенная оргазмом, а он и стонал, и лизал, и губами, и языком, и зубами, чтобы выжать из нее как можно больше ощущений, а когда она кончила, он продолжал целовать до тех пор, пока не кончил сам, а потом, с трудом переводя дух, положил голову ей на бедро.

Она приподнялась на локтях.

– Каждые пятьсот миль?

Она покачала головой.

– Каждые четыреста двадцать.

Глава 29

Мост Смеющейся дамы

Кровавая река, Мичиган

– Приехали. Стань на обочине. – Кейдеон указал на верхушку скалы перед мостом.

Холли включила нейтралку, стала на тормоз, огляделась. А она-то еще считала, что “Сандбар” расположен в центре пустыни.

Кейд посмотрел на свои новые часы.

– Двадцать минут до полуночи. Приехали раньше времени.

– Здесь какая-то особенная атмосфера, – сказала она.

Река была окутана дымкой, она текла между высоких утесов. Туман был настолько густым, что Холли даже не видела другого конца моста – казалось, он ведет прямиком в никуда… Но она чувствовала скорее волнение, чем смущение. Возможно, этот мост и вправду посещают привидения.

– Думаю, не стоит просить тебя остаться здесь? – сказал он.

Выйдя из машины, она ответила:

– Не стоит!

– Кажется, у тебя хорошее настроение?

– На мне новая одежда, новые ботинки, новая куртка. – Она чувствовала себя более оживленной, более молодой.

– Ты на самом деле думаешь, что это одежда действует на тебя – или три оргазма, которыми ты насладилась сегодня?

Да, это так. Но она похлопала себя по подбородку, словно обдумывая ответ:

– Нет, это определенно одежда.

Они пошли к мосту. Мост Смеющейся дамы был раньше полностью покрыт деревянной крышей, но теперь крыша и обшивка местами сгнили. Когда Холли заметила воду, волоски у нее на затылке стали дыбом. В туманном лунном свете она действительно казалась кровью.

Обойдя заграждение на дороге, они пошли по мосту. Пройдя около двадцати футов, она оглянулась.

– Держись ближе ко мне, Холли.

Она поравнялась с ним.

– Что это… мост качается?

– Да. Настил немного пружинит, так что он не сломается. Возьми меня за руку.

Она подняла брови.

– Мне это в высшей степени подозрительно. Привести девушку туда, где появляются привидения? Чтобы она испугалась и повисла у тебя на шее? Я близка к истине?

Он самодовольно усмехнулся:

– После того, что мы проделали на капоте машины, висеть на шее кажется малость старомодным, а? И потом, тебе ведь хочется подержаться за мою руку. – Он взял ее за руку. – Признавайся.

Самодовольный демон.

– Нет… не хочется. – Она выдернула руку. – Если мы были близки – это еще не значит, что я хочу с тобой нежничать. – Нужно было попытаться сохранить между ними дистанцию.

Судя по всему, следующим пропускным пунктом будет очередной бар с очередной демоницей… И наконец, Холли смогла признаться себе, что ей было неприятно застать его с Иматрой. Ей часто приходилось прилагать усилия, чтобы не представлять себе эту целующуюся парочку.

Хотя временами Кейдеон был внимателен к ней, она знала, что на самом деле он все равно негодяй.

– То, что мы проделали, ничего не меняет в наших отношениях, – сказала она. – У меня остается мой друг, а у тебя – телки на одну ночь, или как ты там называешь свои победы.

Кажется, это его достало.

– И ты причисляешь себя к ним? – Он снова схватил ее за руку.

– Почему бы и нет? – Она хотела высвободиться, но он держал ее крепко. И она процедила сквозь зубы: – Пусти.

В его глазах сверкнул опасный свет.

– Либо я держу тебя за руку, либо ты идешь назад к машине.

– Да пошел ты… Нечего разговаривать со мной, как с ребенком.

Он проговорил с сарказмом:

– Холли Эшвин произнесла “пошел ты…”, и я был единственным свидетелем. Я отпущу тебя, как только ты признаешься, что между нами было больше чем просто физиология.

– Ты сам предложил мне отыметь тебя, чтобы удовлетворить мое любопытство и изгнать из моего организма все это безумие. А когда я это сделала, тебе для счастья понадобились признания в чувствах, которых у меня нет.

– Ты думаешь, что будешь иметь меня и ничего не почувствуешь в ответ?

– А почему бы и нет? Как будто ты никогда так не поступал!

– Я всегда так поступал! – прогрохотал он, и его слова отдались эхом в ветхом коридоре моста.

Внезапно непонятно откуда прозвучал жуткий смех – женский смех. Кейдеон поставил Холли позади себя. Оба стояли и всматривались в густой туман.

– Мы возвращаемся. Сию же минуту.

– Разве это призраки…

Его тело взлетело в воздух. Она вскрикнула, и какая-то незримая сила швырнула его о железную балку, отчего весь мост затрясся. С воплем он вывернул голову и упал к ее ногам.

Снова прозвучал смех.

– Кейдеон! – Привидения. Это они. – Ах, Кейдеон, они реальны.

– Присядь! – рявкнул он.

Она присела, но ее ничто не коснулось. Почему это?

Когда он попытался дотянуться до нее, невидимые удары посыпались на него со всех сторон, пока он не растянулся во всю длину на мосту. В ярости он вскочил на ноги. Снова и снова он старался дотянуться до нее, и каждый раз его отбрасывало назад.

– Беги к машине! Уезжай!

Когда его подняли снова, он попробовал ударить в ответ. И не смог – его противники были бесплотны.

И вдруг Холли поняла. Она вскочила на ноги, бросилась к нему сквозь туман. Она приблизилась к нему, и он широко раскрыл глаза.

– Нет, Холли! Быстро отсюда…

– Подождите! – крикнула она в ночь. – Он же не собирается причинить мне никакого вреда!

Наконец невидимая сила оставила его. Холли стала рядом с ним на колени, помогла сесть. Она чувствовала, что они окружены, все вокруг было пропитано угрозой.

– Он со мной! – Она взяла Кейдеона за руку и положила себе на лицо.

Он осторожно обхватил его, как она и ожидала. Нападение внезапно прекратилось.

– Что здесь происходит? – возмущенно спросил он, вытирая рукавом кровоточащую губу.

На щеке был глубокий порез, рубашка разорвана.

– Наверное, они решили, что ты хочешь причинить мне вред или тащишь меня на мост, – сказала она. – Наверное, они остро чувствуют агрессивных мужчин, которые затаскивают сюда женщин.

Он настороженно вглядывался в местность.

– Спасибо, что спасла, малышка. – Он попытался встать, скрипнул зубами от боли, рука прижалась к ребрам. – Но почему ты сразу не вычислила это, с твоими-то великими мозгами? До того как они сломали доску о мои ребра.

– Да? Нужно было дать этим призракам посильнее отшлепать тебя!

Тут в железную балку между ними вонзилась стрела. Они повернули голову в сторону машины. Но Холли не смогла рассмотреть, кто пустил эту стрелу…

– Быстро! В туман! – И в мгновение ока Кейдеон помчался в противоположном направлении, таща за собой Холли.

– Я думаю, какие-то еще существа хотят вступить со мной в брак! – крикнула она на бегу. – Ну и где же они, Кейдеон? А? Кажется, все хотят убить меня!

– Если бы они хотели этого, они не промахнулись бы! В них полетел ливень стрел. Две попали ему в спину.

– Кейдеон!

– Беги… да беги же!

Прежде чем они добежали до другого конца моста, в него попали еще две стрелы. Кейдеон швырнул Холли за валун на обочине и потом присел там рядом с ней. Он повернулся и подставил ей свою спину.

– Вытаскивай!

– О Боже!

Стрелы сидели глубоко. Она схватилась за древко одной и принялась тянуть ее, пока не вытащила. Из раны капала кровь, и на миг Холли показалось, что у нее синеватый оттенок. Она сморгнула, и оттенок исчез.

– Кто это?

– Эльфы-лучники.

– А я думала, они хорошие, – сказала она, вытаскивая вторую стрелу.

– Так и есть. – Он выглянул из-за валуна и тут же убрал голову, потому что мимо его лица пронеслась с жужжанием стрела. – А они считают, что плохие – мы. Помнишь? Ты – вероятный источник бесконечного зла, а я – демон-наемник.

Она обхватила рукой третью стрелу и потянула. Не получилось.

– Кейдеон!

– Она застряла в кости. Тяни сильнее.

Он снова выглянул и пробормотал:

– Как они нас нашли? – Он вытянул шею, посмотрел через плечо на Холли, сузив глаза. – Ты что, сняла свой жемчуг, да?

– Я не идиотка. – Она высвободила острие стрелы, и кровь потекла.

Сжав челюсти от боли, он спросил раздраженно:

– Я не говорю, что ты идиотка. Но как еще они могли нас найти? Никто за нами не ехал.

Стрелы начали бить в валун – некоторые отскакивали, другие впивались в крепкую породу.

– Признайся, малышка. Ты совершила ошибку. Бывает. Даже с лучшими из нас. Но мне нужно знать…

– Мне бы и в голову не пришло снять ожерелье!

Его лицо помрачнело еще сильнее – если это возможно.

– Значит, ты позвонила и сказала своему долбаному дружку-недоумку, куда мы едем!

Она взялась за древко последней стрелы.

– Если бы я сообщила Тиму об этом, я бы сказала это ему на нашем коде.

Кейдеон спросил хрипло, сильно задетый:

– У вас есть код?

– Может, твоя женщина, эта Иматра, толкнула нас под автобус, а?

– Иматра не моя женщина.

– Хм. Ты говоришь так уверенно. Но при этом ты сказал, что не можешь быть уверен даже на одну сотую процента, пока не попробуешь ее. В конечном счете ты признался!

– Я ее не пробовал! В конечном счете ты ревнуешь.

Она потянула древко стрелы. Не получилось.

– Не ревную, просто мне осточертело твое вранье. Чем же ты там занимался целый час?

– Да мать твою, Холли. Ты меня доведешь! Она замедлила время! – рявкнул он так громко, что даже выстрелы на время прекратились.

Клыки у него удлинялись, глаза темнели.

– Как удобно! Признайся. – Когда она вырвала четвертую стрелу, вместе с ней вырвался клочок кожи, и Кейдеон застонал от боли. – Ты так уверен потому, что попробовал…

– Я знаю, что она не моя женщина, потому что моя женщина – это ты! – И он повернулся к ней.

– Да, это приятно, что… – Она взглянула на него и осеклась.

Ливень стрел не прекращался. Вдали пели тетивы луков. Туман кружился, а она и демон смотрели друг на друга.

– Кейдеон! – Вид у него был очень серьезный. – Когда… как… как ты это понял?

Он отвел глаза.

– В тот день, когда я в первый раз увидел тебя. С тех пор я следил за тобой.

И словно последний кусочек головоломки стал на свое место, Холли сложила всю картину. Именно он и был тем существом, чью защиту она ощущала так долго. Он ревновал к Тиму с самого начала. В первую ночь, когда Кейд спас ее, его сильные пальцы гладили ее по лицу, утешая, а пули попадали в него вместо нее.

– Тише, женщина, – сказал он тогда.

– Я даже не знаю, что сказать.

Так этот бессмертный воин хотел ее целый год? Холли с трудом верила в такое. И он не был с Иматрой.

Сверху прилетела стрела, воткнулась в землю между их ног.

– Провались они все. Сыплются как из мешка. – Его глаза и рога стали темнее, удлинившиеся клыки выставились вперед. – Слушай меня. Сейчас ты пойдешь прямо за мной. Я отгоню лучников, чтобы ты могла добраться до машины – а потом ты уберешься отсюда!

– Что ты собираешься делать?

Он выпрямился с яростным видом – точно демон, которого загнали в угол.

– Я собираюсь защищать свою женщину.

Глава 30

Кейдеон устремился в густой туман, а Холли побежала следом за ним, вздрагивая при звуке стрел, попадавших в него. Снова и снова он вытаскивал их из своего тела, отбрасывал, и они стукались о деревянный настил моста.

С каждым мгновением он приобретал все более демонический вид, его выпуклые мускулы становились больше. Хотя Кейдеон был ранен, он по-прежнему прикрывал ее своим телом, как это было в ту первую ночь. Не только ради денег. Просто потому, что он считал Холли своей женщиной.

Жестом он велел ей отбежать и броситься к машине. Она могла бы завести мотор, но никак не могла оставить его одного…

Издав немыслимый рев, Кейдеон бросился на лучников. В тот момент, когда он был готов перепрыгнуть через валун, за которым они укрылись, Холли услышала женский крик:

– Кейд?

Он резко остановился, а из-за валуна выскочила женщина и спросила:

– Интересно, что это ты делаешь здесь с Сосудом?

И эту женщину Кейдеон тоже знает? У нее были длинные, развевающиеся каштановые волосы, заостренные уши и прекрасная точеная фигура. Она была явно не земного происхождения, лицо у нее светилось. И они знают друг друга. Снова сверхъестественно красивая женщина оказалась каким-то образом связана с Кейдеоном. Никс, Иматра – подожди, Иматра не…

Он резко ответил:

– Чего ради ты вздумала стрелять в меня? После того, через что мы прошли, я должен был ожидать чего-то другого, эльфа!

– Я не видела, что это ты!

Они вместе прошли через что-то. Подумать только.

Кейд сердито посмотрел на Теру, упрямо вздернувшую подбородок.

– Кто это? – спросила Холли, стоя у него за спиной.

Не сводя глаз с Теры – ее лук был все еще заряжен стрелой, – Кейд сказал:

– Тера, из благородных эльфов. В последней погоне за талисманом я спас ей жизнь, по меньшей мере, десяток раз.

Тера подняла брови.

– Кажется, я тоже прикрывала тебя, демон.

– Вы участвовали в погоне за талисманом? – спросила Холли с восхищением, и тогда его плечи опустились сами по себе.

И умница Тера это заметила.

– Как ты здесь оказалась? – спросил он, нахмурившись.

А Тера ответила:

– Мне будет спокойней говорить об этом, когда мы узнаем, что ты собираешься с ней делать…

– Говори на демонском языке, – прервал он ее, переходя на этот язык.

Тера ответила ему, как он велел:

– Ты везешь Сосуд злому волшебнику, Кейд. Все разновидности наших намерены обратить на это внимание.

Он сузил глаза.

– Вы хотите убить меня, чтобы забрать ее?

– Что она для тебя?

– Она… она моя.

Тера на мгновение широко раскрыла глаза.

– Я же говорила тебе, что тебе нужно отказался от той ведьмы? Разве не так?

– Да, да, – сказал он, не понимая, почему язык его ворочается с таким трудом.

Тера бросила на Холли изучающий взгляд.

– Хмм. Я чувствую, что она гораздо больше подходит тебе. Наверное, у тебя есть какой-то тайный план – ты ведь не сможешь отдать ее.

Похоже на то. Почему все эти девчонки думают, что он не сможет отдать Холли? Никс, Иматра, а теперь еще и Тера. Потому что они не знают, насколько он уязвим. И вместо того чтобы отвечать на ее вопросы, он сказал коротко:

– Тера, я ждал ее девятьсот лет.

– Я помню, – сказала она. – Я очень рада, что твое ожидание окончилось. Возможно ли, что твоя женщина уже носит твоего ребенка?

От этих слов он замер, хотя сердце у него начало гулко биться. Его женщина носит его ребенка.

– Может быть, – солгал он.

Тера явно расслабилась, жестом велела четверым лучницам, стоявшим за ней, опустить луки.

– Значит, это будет воитель добра.

Он не удержался и спросил:

– Ты действительно так считаешь?

– Ты совершил некоторые… сомнительные поступки, и ты можешь быть грозным и неистовым. Но зла в тебе нет. Так каковы же твои намерения насчет Грута?

– Я не могу их раскрыть. Потому что это поставит под угрозу мою женщину.

– Хорошо, – сказала эльфа. – Тебе нужна наша помощь?

– Да, вели всем хорошим ребятам дать слово, что они не будут охотиться за Холли.

– Велю с радостью.

– И ты можешь сказать мне, как ты узнала, что вам следует прийти сюда?

– У нас есть осведомитель в баре Иматры, – сказала она.

– Мог еще кто-то получить те сведения, которые получила ты?

– Вполне. Наш агент – не эльф. Его верность куплена за наличные.

Кейд провел рукой по лбу и нахмурился, обнаружив, что он взмок от пота.

– Мне нужно увезти Холли отсюда. – Завтра в полночь он вернется сюда один. И, перейдя на английский, сказал: – Пошли, малышка. Мы уезжаем!

Она настороженно шагнула к нему. Тера обратилась к ним обоим:

– Значит, наши пути на этом расходятся. Надеюсь, что между нами по-прежнему мир.

Кейд пожал плечами.

– И правда – что значат несколько ран между друзьями?

Тера вздрогнула.

– Кстати, о стрелах, Кейд. Их окунули в яд…

– В яд?! – взревел Кейд. – Не может быть, Тера!

Холли вскрикнула у него за спиной:

– Какой яд? Ты отравлен?

Кейд повернулся к ней:

– Нет, все в порядке. Просто такая боль…

И тут неизвестно откуда на него набросился огонь. Пламя охватило его, и от соприкосновения с ним Кейд взлетел в воздух. Холли вскрикнула, а кто-то из лучниц возопил:

– Огненные демоны на скале!

То, что ударило в Кейдеона, походило на пушечное ядро, которым выстрелили из огнемета. Его горящее тело ударилось о гребень скалы, пробило твердую породу, а потом рухнуло на землю, все еще охваченное пламенем.

Холли бросилась к нему, на ходу снимая с себя куртку.

– Луки на изготовку – стрелять на поражение! – приказала Тера, чей нежный голос теперь звучал гулко, и стрела из ее лука присоединилась к общему залпу.

На бегу Холли бросила взгляд на скалу над мостом и увидела сквозь клочья тумана четырех демонов. Жидкий огонь плясал у них в ладонях.

Подбежав к Кейдеону, Холли растянула над ним куртку и стала бить ею по пламени. Загасив его, она отбросила куртку и в полном потрясении уставилась на то, что сделал огонь с е го телом.

Руки его… исчезли, расплавились и превратились в обрубки, которыми он пытался сбить пламя. С правой стороны его лицо и волосы сгорели полностью. Глаза не было, и ей показалось, что она видит кость.

Тера завопила ей:

– Прочь отсюда! – Ливень стрел хлынул на демонов, эльфа посылала их с противоестественной частотой. – Мы их отвлечем!

Холли кивнула, хотя не понимала, как дотащит Кейдеона до машины. Она наклонилась, чтобы обхватить его покалеченными руками свои плечи, как это делают в фильмах, которые она видела по телевизору, а потом с усилием потянула его вверх.

Кейдеон проскрежетал что-то вроде: “Не прикасайся ко мне”.

– Что?

– Яд…

– Об этом мы поговорим потом! – Она слышала, что крикнула Тера, и понимала, что перед ними подмножество, выражаясь языком математики, проблем, но она не могла думать о них в данный момент.

Добравшись до машины, она посадила его на пассажирское сиденье, потом засунула внутрь его длинные ноги, стараясь не прийти в ярость при виде нанесенных ему увечий. Закрывая дверцу машины, она заметила, что грузовик эльфов стоит на повороте, перекрывая дорогу.

Холли быстро посмотрела в другую сторону. Непрочное заграждение на дороге, сомнительный мост и полная демонов вершина утеса.

– Я хочу увезти тебя отсюда, Кейдеон. Мы оторвемся от них.

Еще один огненный залп ударил в землю позади них, совсем рядом. Демоны бежали от стрел эльфов, но все еще продолжали стрелять. Холли ударила по тормозам, остановив машину в нескольких дюймах от новой стены огня.

Кейдеона бросило вперед, он ударился лбом о металлический щиток управления, но это привело его в чувство.

– Что ты делаешь? – закричал он.

– Пытаюсь выбраться отсюда! – Холли включила первую передачу, потом снова на газ. Машина рванулась вперед, резко набрав скорость. Не сводя глаз с дороги, она приказала: – Держись!

– Смотри, там заграждение…

Передний бампер въехал в заграждение, пробив дерево. Куски дерева ударяли по ветровому стеклу, точно бейсбольные биты. Еще доля секунды – и машина въехала на мост, настил и вся обшивка угрожающе задрожали.

Очередной удар демона пришелся на кровлю моста. Потоки огня потекли через дыры, сочились через крышу, падая там, где ей необходимо было проехать… Она повернула руль, выравнивая машину.

И тут мотор заглох.

Холли ахнула, не веря собственным глазам, а они стояли на самой середине моста, всего в сотне футов от того места, с которого она стартовала.

– Нет, нет, нет! – Она быстро перешла на нейтралку, снова нажала на кнопку стартера. Ничего.

– Батареи сели… – прохрипел Кейдеон. – Бензин кончился.

– Почему? – воскликнула она.

– Не знаю. Беги, Холли. К лесу… держись берега реки.

– Я тебя не брошу.

Он покосился на нее оставшимся глазом.

– Почему же?

– Потому что… не брошу, и все тут! Скажи, как заставить эту штуку завестись?

Еще один взрыв у них над головами. Пламя пожрало крышу и проникло вниз, оставив остов из ржавых балок. Взгляд на бурную реку внизу – и Холли поняла, каким будет их следующее движение. Внутренности у нее закрутились, как вода под мостом.

– Кейдеон, наш единственный шанс – река…

Голос ее замер, потому что на затуманенном стекле ее бокового окна начали появляться какие-то письмена. Кто-то из призраков хочет войти с ней в контакт! Холли сглотнула, прошептала:

– Кейдеон, ты видишь это?

– У меня еще остался… один глаз.

– Это цифры? Похоже на долготу и широту. – Это, должно быть, местонахождение следующего контрольного пункта! Она быстро запомнила их, а потом спросила Кейдеона: – Ты готов пуститься вплавь?

– Мы никогда не съедем с него, – хрипло сказал он, дернув подбородком туда, где кончался мост.

Там появился демон. Он поднял свою пылающую руку, собираясь метнуть в них смертоносный огонь. Ее взгляд метнулся к заднему зеркалу. Второй демон преградил путь. Теперь спасения не было и бежать было некуда…

Внезапно шея демона сломалась, голова оказалась под прямым углом к телу; он упал на колени, потом ткнулся лицом в настил моста, и пламя в его руке погасло. С тем, кто находился позади них, произошло то же самое. Призраки!

– Спасибо вам! – сказала Холли невидимым существам, потом опять попробовала завести мотор.

Безрезультатно. Бревна под машиной начали скрипеть, не в состоянии выносить ее тяжесть. Одна доска подалась, потом другая. Пылающее сооружение вокруг них содрогалось и качалось.

Снова на стекле появились письмена, быстрые и дрожащие: “Экзорцист [2]! Освободи нас”.

– О Боже! Ну конечно, – сказала Холли, отчаянно кивая. – Да, я привезу сюда его, как только смогу! – поклялась она.

Сразу же ожил мотор. Глаза ее расширились. Сцепление включилось.

– Держись, Кейдеон! Даю газ!

Они не сдвинулись ни на дюйм. Она бросила взгляд на боковое зеркальце. Заднее колесо крутилось на самом краю железного основания. В другое боковое зеркальце она увидела, что заднее колесо бешено крутится в пустоте.

– Надбавь газу, – проскрипел Кейд.

– Ты сказал, что у этой машины оба моста ведущие! – Она вжала педаль акселератора.

Дым вырвался из-под передних шин.

– Вот почему мы… еще не свалились вниз.

Машина рванулась вперед через гудящие, трещащие подпоры. На выходе появилась стена огня.

– О Боже, о Боже! – бормотала Холли, сжимая руль.

– Нужно пройти сквозь огонь.

– Кейдеон, если ты умеешь молиться, теперь самое время.

Глава 31

Огонь ударил в машину, пламя ревело вокруг них. Потом на долю секунды наступила ясная ночь, а потом еще два огня упали на дорогу.

Холли обогнула первый, проехала сквозь второй, потом сбила его, не снижая оборотов на извилистой дороге. Она бросила взгляд на Кейдеона и почти пожалела об этом. Ее охватил панический страх. Почти вся верхняя часть его тела обгорела, некоторые раны были такие ужасные, что он ничем не напоминал себя прежнего.

Прошла минута.

– Погони нет. – Еще минута. – Они, должно быть, расположились на другом берегу и не могут перебраться через мост. Или, может быть, лучники застрелили двух последних?

Появился ядовитый запах вроде горящей резины. Неужели задние шины? В тумане она не могла ничего рассмотреть.

Прошло четыре минуты.

– Мы сделали это, Кейдеон! – сказала она, решив, что нужно продолжать разговаривать с ним. – Боже мой, что это было? Ты почувствовал, как дрожал мост? Настил за нами рушился, как ряд костяшек домино!

Внизу, у реки, засветились фары.

– Они снова приближаются! Почему они не умирают?

– Обгони… их. Ты это можешь…

– Сделаем! – Она выключила пониженную передачу для скорости. – Посмотрим, что эта красотка…

Раздался громкий удар. Машина задрожала.

– Что… что случилось?

– Прокол шины. А теперь… будь добра… брось меня к чертям собачьим!

Об этом не могло быть и речи. Она жала на газ, стараясь удержать машину на ходу, она сражалась за каждый дюйм… Она смогла проехать немалое расстояние, и впереди был крутой поворот. С обеих сторон дорогу ограждали отвесные камни. В голове у нее мелькнула смутная идея.

– Чья это машина, Кейдеон?

– Не… не наша, – прохрипел он.

– Это я так, на всякий случай.

Прислонившись к березе, росшей над камнем, Кейд смотрел, как Холли вытаскивает из машины последние вещи, заканчивая сооружать ловушку.

Вряд ли это сработает. Но должно… ее жизнь зависит от этого.

Потому что по какой-то причине она не желала бросить его. А он был беспомощен и не мог ее защитить. Внутри его разъедал яд от стрел, а когда тело, потея, пыталось избавиться от яда, пропитанный ядом пот действовал на его ожоги, как кислота, не давая им затянуться. У него все время кружилась голова. Черные пятна плавали перед глазом, когда он пытался не потерять сознание. Каждое мгновение доставляло ему немыслимые муки.

Она побежала вверх по склону, бросая пожитки на землю, все, кроме его меча, который вынула из ножен. Присев позади него, она положила оружие себе на колени. На изготовку.

Может ли она сознательно убить демона, а скорее всего и не одного? Может ли она осознанно принять решение отнять у кого-то жизнь?

– Какие у нас шансы? – спросила она.

Он проскрипел:

– Один из пятнадцати. Не знаю… воспользовался бы я.

– Воспользовался бы, даже если бы шанс равнялся нулю.

Грузовик летел по извилистой дороге, свет его фар то исчезал из виду, то снова появлялся. Шины визжали на крутых поворотах, а потом замолчали, когда водитель выехал на прямую дорогу и дал полный газ.

– Они подходят, – пробормотала Холли. – Пять… четыре… три… два… один.

Увидев ее импровизированное дорожное заграждение – стоявший поперек дороги “вейрон”, – водитель ударил по тормозам.

Слишком поздно.

Грузовику некуда было свернуть, и он врезался в тяжелую машину; единственный находившийся в нем демон вылетел наружу сквозь ветровое стекло. Когда он упал на землю, кости у него громко хрустнули, потом по инерции его протащило по обдирающему кожу покрытию. В конце концов, он замер, распростершись, без сознания.

– Вот почему даже бессмертные должны пристегиваться.

Над всей долиной засверкали молнии, и Холли встала, держа в руке меч Кейда. Он услышал, как она сказала рассеянно:

– Сиди на месте. Я сейчас вернусь.

Холли пошла туда, где на дороге лежал огненный демон, походивший на бескостную кучу биоткани. Она собиралась убить беззащитное существо, но что ей оставалось делать? Он уже начал исцеляться, крошечное пламя зажглось на его изорванной ладони.

Она ускорила шаг. Теперь она поняла, почему Кейдеон учил ее кончать врага без всякой жалости. Еще немного – и это искалеченное существо снова будет представлять собой опасность. Став над ним, она занесла меч. С громким криком она опустила меч, и искры брызнули фонтаном из дорожного покрытия, когда она отрубала ему голову.

Стараясь не оборачиваться, она подбежала к грузовику демона, надеясь, что он на ходу. Мотор был защищен тяжелой лебедкой, прикрепленной к переднему бамперу – лебедкой, которая разломила “вейрон” почти пополам.

Но теперь эта лебедка сцепила обе машины узлом из рваного металла. Холли отложила меч, потом схватилась за эту штуку.

Она тянула изо всех сил и вдруг в полном смятении заметила, что поднимает грузовик…

Лебедка высвободилась рывком. От неожиданности Холли уронила ее, и боль пронзила ей руку.

– Вот черт! – Она посмотрела вниз.

Зазубренный металл разрезал руку до кости. Она оторвала подол джемпера, перевязала рану. Необходимо наложить швы, но сейчас не до этого…

Когда она вернулась к Кейдеону, он был без сознания. Сердце у нее екнуло, хотя она и знала, что умереть он не может. Или может? Переправив его и вещи в грузовик, она села сама.

Глава 32

Отобрать демонский напиток у демона, когда тот обгорел, был отравлен и лежал голый в ванне, было воистину опрометчивым поступком.

– Отдай мою клятую флягу! – рявкнул он, и голос его отдался эхом от стен маленькой ванной мотеля.

Выжимая над ним очередную мокрую салфетку, она сказала:

– У тебя все равно нет пальцев, тебе нечем держать ее.

Как маленький мальчик, он сунул ей в лицо два сморщенных пальца, которые сумел регенерировать.

– Хорошо, – вздохнула она, возвращая ему флягу. – Будь осторожен, – строгим голосом начала Холли, – я слышала, что этот напиток действует не сразу.

– Отвали.

Она решила не настаивать, понимая, что такая беспомощность может доконать столь гордое создание, как Кейдеон.

– Ты должна была бросить меня… в этом долбаном грузовике.

– Ты действительно самый грубый мужчина из всех, кого я видела.

– А ты обращаешься со мной так, будто я на самом деле ранен, – сказал он – совершенно идиотское замечание, если учесть, что половина плоти выше пояса у него все еще отсутствовала.

По дороге, ища какой-нибудь неприметный мотель, Холли заметила, что его кожа словно бы восстанавливается, но потом он вспотел, и с потом вышел яд. И его гладкая шкура снова распухла.

Заняв номер, Холли сняла с Кейдеона то, что осталось от сгоревшей одежды, не обращая внимания на его ворчание, а потом отвела в ванну. Наполнив ведерко для льда льдом и водой, чтобы окунать туда салфетку, она опустилась на колени рядом с Кейдом и стала осторожно выжимать ему на кожу прохладную воду. На его интимные места она старалась не смотреть – и, в общем, преуспела в этом.

У яда был синеватый оттенок, он довольно легко смывался с кожи. Если бы только он не появлялся снова и снова. Боль, испытываемая Кейдом, должно быть, была невыносимой.

– Почему ты так… добра ко мне? – спросил он угрюмо, подняв флягу и делая глубокий глоток.

– Потому что ты ранен и тебе нужна помощь.

– А не из-за того, что я сказал тебе?

Да, все дело в этом. Его признание сбило ее с толку. Оно бросило совершенно новый свет на все, что было между ними, придало нечто неизменное их флирту. Оказывается, он ухаживает за ней не просто по работе. Он искал ее, потом вызвался защищать ее.

– Не только из-за того, что ты сказал. – Она снова, окунула в ведерко салфетку и выжала ему на грудь.

К тому времени, когда фляга опустела, его кожа, наконец, утратила синеватый оттенок и начала восстанавливаться прямо у нее на глазах. К утру он будет совершенно исцелен. Вспомнив о своей ране, она сняла с руки импровизированную повязку. И в удивлении уставилась на свою руку. Рана уже почти затянулась.

Она нахмурилась.

– Мне кажется, с тобой все ясно, – сказала она. – Давай уложим тебя в постель.

Она помогла ему встать, потом удерживала в равновесии его покачивающееся тело, обматывая полотенце вокруг его талии – не потому, что он стеснялся. Его огорчало только одно – что он ранен.

– Ты можешь сидеть прямо? – спросила она, когда они добрались до кровати.

– Одна из первых вещей, которым я научился… когда был щенком.

– О'кей, я сделаю тебе компресс на лоб. – Но едва она отпустила его, он упал на обожженную спину и с шипением выдохнул воздух.

– Кейдеон! Ну-ну, – сказала она, помогая ему вытянуться на кровати, а потом натягивая простыню ему до пояса.

Когда она вернулась с ледяной водой и салфеткой, он что-то бормотал на демонском языке. Казалось, он без сознания. Случилось ли это из-за его ран или это возымел эффект демонский напиток? Или и то и другое?

– Кейдеон, ты пьян?

– Поз…зор.

Интересно, подумала она, каково ему будет, если теперь и она воспользуется его опьянением. Глаза ее расширились. У нее множество вопросов к этому мужчине. Чем больше она думала об этом, тем больше понимала, что о себе он рассказал ей очень и очень немного. И он первый проделал с ней такую штуку.

Она села рядом с ним.

– Кейдеон, ты меня слышишь?

Он сказал, не открывая глаз:

– С ушами у меня… все в порядке.

– Разумеется. – Она положила ему на лоб салфетку. – Итак, вы с Терой, кажется, близки.

– Прошли через многое.

– Она была твоей девушкой?

Последовал смешок, больше походивший на фырканье.

– Еще чего!

– И ты действительно не спал с Иматрой?

– Да нееет, черт побери! Она распутная и противная.

– Тогда почему ты целовал ее? – спросила Холли.

– Указания… и чтобы выяснить.

– Выяснить что?

– Будет ли без тебя не так уж плохо.

Это уже интересно.

– И что ты выяснил?

Он с горечью усмехнулся.

– Что очень плохо.

“Ах, Кейдеон!”

– Ты целый год знал, что я твоя женщина?

Он кивнул.

– Почему меня выбрали для тебя?

– Решает судьба… с кем я буду больше всего удовлетворен.

Она спросила, покусав губу:

– Ты спал еще с кем-нибудь с тех пор, как понял, что это я?

– Сделал вялую попытку с одной ведьмой… но ей был нужен оборотень.

Все равно Холли ощутила ревность к этой ведьме. Но тут Кейдеон сказал:

– И мне нужна была ты.

Она окунула салфетку, потом осторожно положила ему на лоб.

– Почему ты не подошел ко мне и ничего не сказал еще тогда?

– Женщина-человек не может быть моей… запрещено. Такая женщина не переживет, если я назову ее своей.

– Назовешь своей? Ты имеешь в виду первый секс?

Он кивнул.

– А какая с этим сопряжена опасность?

– Я стану настоящим демоном. Я стану кусать тебя… ошеломлю. Не дам тебе пошевелиться, когда войду в тебя.

– Вот как. – Она не знала, привели ли ее эти сведения в ужас, или она была ими приятно удивлена. – Значит, ты хотел бы, чтобы я стала валькирией? Чтобы я смогла это пережить? – Но тогда почему он помогает ей вернуться в прежнее состояние?

Он спокойно проговорил:

– Я все равно назову тебя своей. Так и знай.

– Откуда ты это знаешь?

– Чувствую это, вот и все.

Поняв, что больше на эту тему из него ничего не вытянуть, она спросила:

– Мои отношения с Тимом вызывали у тебя ревность?

– Хотел убить этого недоумка… он тебе не пара.

– А ты пара?

– Нет… а хотел бы быть, – сказал он. – Ты можешь найти кого-то получше, чем наемник.

– Но ведь ты еще и принц?

Он замер.

– Утративший свою корону… – И добавил с иронией: – Я могу вернуть утраченный трон любому королю, кроме как своему собственному.

– А чей трон ты утратил?

Он протяжно вздохнул.

– Трон Ридстрома.

Она широко раскрыла глаза.

– Как это?

Голос его стал хриплым и даже акцент изменился, когда он пробормотал:

– Моя вина.

– Как это может быть твоей виной?

– Ошибка. Тот, кто владеет крепостью…

– Что это значит?

– Все они умерли.

– Кто, Кейдеон? – Ответа не было. – Ридстром обвиняет тебя в том, что ты утратил его трон?

– Обвиняет… всегда обвинял. Так и следует.

Ее охватил гнев. Неужели его старший брат, король, на целых девятьсот лет превратил его жизнь в несчастье?

– Почему ты все еще разговариваешь с ним? Почему живешь на его средства? Почему соглашаешься быть половиной Воуда?

– Охраняю короля.

– Да-да, но ведь не вечно же ты должен это делать!

– Было бы проще, если бы я мог просто ненавидеть его.

Ее недавний гнев остыл под тяжестью сочувствия, которое у нее вызывал этот мужчина.

– Ты хочешь его ненавидеть?

– Никак не удается.

– Почему?

– Он мой брат. Если его ударят… я тоже это почувствую. Судьба. – Он попытался пожать плечами, новая кожа туго натянулась, и он скрипнул зубами от боли. – Холли!

– Я здесь, рядом.

– Гордился сегодня… моя женщина храбрая, – пробормотал он.

Теперь он дышал глубже.

Холли действительно вела себя храбро: она доказала свою смелость, спасая себя и Кейдеона. Но это не значит, что ей еще когда-нибудь захочется доказать свою храбрость таким образом. Они столько раз были на волосок от гибели. В любой момент в этом сражении ее жизнь могла окончиться…

Теперь он спал, его широкая грудь вздымалась и опускалась ровно. Она прикусила губу, ее взгляд упал на его рога. Искушение оказалось слишком сильным, она не устояла и робко потрогала один рог. Он был гладкий, и ее пальцы скользнули по нему сверху вниз.

Когда ее настороженное отношение к этой части его тела превратилось в очарованность? Глядя на него, она ощутила желание… Нет! Никаких желаний. Она не доверяет своим чувствам и даже мыслям.

Наконец она оторвалась от него и пошла принять душ, но, смыв с себя грязь и переодевшись ко сну, все еще оставалась в возбуждении. Поэтому она привела в порядок номер, а потом включила свой компьютер, чтобы посмотреть маршрут к следующему контрольно-пропускному пункту.

Войдя в Сеть, она увидела, что Тим тоже пытался связаться с ней, хотя в Калифорнии была полночь. Она удивилась, как сильно ей хочется поговорить с ним, ощутить вкус нормального.

Стоит ли звонить ему так поздно? Размышляя об этом, она подумала, как ей повезло, что он у нее есть. Ей никогда не придется волноваться из-за того, что во время разговора с Тимом она услышит на заднем плане голос другой женщины или что голос у Тима звучит невнятно, потому что он в подпитии.

Эта уверенность действовала на нее успокаивающе. Холли любила уверенность. Ей нравилась жизнь предсказуемая, такая, чтобы дни были расписаны по часам. И теперь одна мысль о прошлой жизни подействовала на нее умиротворяюще.

В Законе единственное, в чем можно быть уверенной, – это что ни в чем нельзя быть уверенной. С какой стати человек ее типа захочет войти в этот хаотический, безумный мир? Да еще беспокоиться о том, на что будет похож ее ребенок, или о том, нападут или не нападут на нее демоны…

Она взяла сотовый и позвонила Тиму.

– Холли? – сразу же ответил он. – Что-нибудь случилось? Я увидел, что ты не спишь, а ведь в Мичигане два часа ночи. Что-то произошло с твоими родственниками?

– Э-э-э… Нет, все в порядке. Все хорошо. Как конференция?

– Было бы лучше, если бы ты была здесь.

– Возможно, я приеду в следующий раз.

– Хорошо бы ты поехала со мной, – сказал он. – Ты будешь в Новом Орлеане к тому времени, когда я вернусь?

Это зависело от того, где находится следующий пропускной пункт. Тот, что указан в координатах, сообщенных ей призраком. Холли почувствовала, что вот-вот истерически рассмеется. Но она только проговорила:

– Я не уверена, но завтра я буду знать больше.

– Я заметил, что ты не загрузила ничего на диск. Ты заблокирована?

Она вздохнула:

– Да. И это печально.

– Мне очень жаль, Холли, – сказал Тим. – Я здесь, если тебе понадобится поговорить со мной.

– Знаю. Для меня ты всегда здесь. – Надежный, верный Тим.

– У тебя голос… какой-то не такой. Ты уверена, что все в порядке? Мне кажется, что тебя что-то тревожит.

– Тим, а что ты скажешь, если я захочу работать не в кампусе? Может быть, пойти на корпоративную службу после получения степени?

– Ты знаешь, я поддержу все. – Он помедлил. – Только вот…

– Что?

– Иногда ты чувствуешь себя… не так хорошо вне кампуса.

Милый способ сказать, что она время от времени становится нетрудоспособной.

– А если я смогу чувствовать себя лучше?

– Я уверен, что ты сможешь сделать все, что задумаешь. Но еще я думаю, что тебе хочется иметь детишек.

– Ну так что же, много женщин работает и имеет детишек.

– Это верно, – согласился он, но почему-то она насторожилась.

– Ты думаешь, они не должны этого делать?

– Конечно, я так не думаю. – Он вздохнул. – Холли у меня такое впечатление, что ты лезешь в драку. Я сделал что-то не так?

– Почему ты никогда не подталкивал нас к сексу?

Он что-то залепетал, и она поняла, что ее необычная прямота сбила его с толку. Наконец он ответил:

– Потому что ты была решительно против этого.

– Но ты хочешь заниматься им со мной?

– Конечно, хочу, детка.

Опять это ласковое обращение. Не звучит ли оно неискренне? Кейдеон называл так женщин, если они не вызывали у него желания. А Тим продолжал:

– Ты красивая и вызываешь желание.

– Прости, Тим. Не знаю, что на меня нашло. Я, наверное, позвоню тебе завтра.

– О'кей. У всех бывают такие дни.

У Тима их никогда не бывает.

Кончив разговор, она уставилась в монитор. Даже если она и решит порвать с Тимом, она найдет кого-то, но, конечно, этим кем-то будет не Кейдеон. Пусть этот демон и потрясающий, и сексуальный, и… забавный, но у нее никогда не получится с ним никаких отношений. Он слишком импульсивен, его настроения слишком переменчивы. Она не знает даже, способен ли Кейдеон на глубокие чувства.

А Холли хотелось такой прочной любви, какая была у ее родителей. Она всегда надеялась, что между ней и Тимом может возникнуть нечто подобное. Ей нужны постоянство и обычность. Она не поддастся.

А это значит, что ей нужно добраться до Грута. Мысли ее вернулись к награде, и она открыла программу “Земля” в “Гугле”. Определив, что долгота находится около верхнего края Айдахо, она передвинула курсор к северу, хмурясь, что все еще не приблизилась к широте.

Дальше, дальше… Когда курсор остановился у места их назначения, она ошеломленно раскрыла рот.

Глава 33

Кейд резко сел на кровати. Сердце у него гулко билось. Ему снилась та бурная ночь, когда он несколько недель назад убил смертную женщину Неоми. Ночь, когда он погубил их шансы на сотрудничество с вампиром.

К своим снам Кейд относился очень серьезно, а этот сон уже снился ему однажды. Должно быть, он чувствует себя больше виноватым в этом убийстве, чем полагал. Да, смерть эта была несчастным случаем, но причинил ее именно он, а не Ридстром и даже не Рок, которые оба там были.

Он содрогнулся, вспомнив тошнотворное чувство, когда его меч вошел в тело Неоми. На ее бледном лице выразилось такое же потрясение, какое испытывал он. Она пыталась закричать, и кровь пузырилась на ее губах.

Когда она соскользнула с его меча и упала на землю, Кейд перехватил взгляд своего брата. Сквозь дымку дождя Кейд увидел тот же взгляд, который Ридстром послал ему девятьсот лет назад – он выражал жалость, смешанную с презрением…

Кейд заморгал и удивился, обнаружив рядом с собой в постели Холли, хотя та лежала поверх одеяла, свернувшись под покрывалом, одетая в халат. Ее розовые губы, были раскрыты, густые ресницы лежали на щеках. На подушке светились рыжеватые локоны.

Он нагнулся над ней, взял в руку прядь этих волос, принялся потирать их между большим и указательным пальцами. Он смотрел на нее, и в нем начали пробуждаться воспоминания о прошлой ночи. Он вспомнил, как храбро она вела себя в битве с огненными демонами и как отказалась бросить его, как сумела вывезти их туда, где им ничто не грозит.

Кейд вспомнил, что страшно гордился ею, тем, как она преодолевает все трудности. И еще он понял, что чувства, которые она в нем вызывает, – это нечто большее, чем зов судьбы…

Выпустив из пальцев ее волосы, он встал с кровати, потом дотащился до ванны. Посмотрел на себя в зеркало. Он полностью восстановился.

Она еще спала, когда он принял душ и оделся. Наверное, она измучилась после такой ночи.

Он увидел, что ноутбук ее открыт и включен. Она уже нашла, где находится следующий пропускной пункт. Так куда же им теперь ехать?

– Вот блин, – пробормотал он.

Северо-восточные территории. У самого Полярного круга.

Им придется пересечь границу, потом проехать почти через всю Канаду, держа на север. Она определила нужное для этого время – шестьдесят семь часов, – если погода будет хорошая.

Как обычно, ее сотовый телефон лежал параллельно компьютеру. Он нахмурился, смутно припомнив, что она понизила голос, как если бы разговаривала с кем-то. Звонила ли она кому-нибудь? Он посмотрел на “записи”. Сукин сын…

– Холли! – рявкнул он.

Она рывком села на кровати, отводя от лица локоны.

– Что?! Я не сплю!

– Ты звонила этому типу вечером?

– Ты смотрел мой телефон? – воскликнула она, слезая с кровати. – Как ты смеешь!

– Даже после того, что я сказал тебе на мосту?

– Мне нужно было с кем-то поговорить. – Увидев, что он вот-вот раздавит трубку, она выхватила у него телефон.

В голове у него всплыли новые воспоминания. Она расспрашивала его! Кейд направил свои мысли в прошлое, пытаясь вспомнить все, что сказал ей.

– Кажется, ты разговаривала со мной, а? Расспрашивала меня?

– Теперь ты знаешь, что чувствует тот, кого используют. Честная игра, только теперь мы поменялись местами.

– Это совсем не одно и то же! Ты была пьяна, а я был отравлен и сожжен.

– И пьян, – добавила она.

– Ты звонила ему, когда я лежал тут и страдал? Я лежал без сознания, а ты с ним болтала?

– Да, Кейдеон, после того как я без устали лечила тебя, а когда поняла, что ты идешь на поправку, я решила позвонить ему.

Кейдеон широко раскрыл глаза.

– Чтобы порвать с ним?

– Нет! Только по одной причине. Ты сказал, что я твоя женщина, но это еще не доказательство. У нас еще не было отношений.

– Другими словами, квадратный корень из ничего будет ничего.

– Ты не хочешь, чтобы я была с Тимом, но ты не предлагаешь мне ничего другого.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты сказал, что я твоя женщина, но ты не собираешься просить меня кое-что обещать тебе.

Он стиснул зубы: “Потому что я не могу!”

– А ты согласилась бы, если бы я это сделал? – спросил он, отметив, что все в нем замерло в ожидании ее ответа.

– Нет, Кейдеон, – ответила она, в конце концов. – Я не согласилась бы.

Холодок пробежал у него по спине – он думал об этом, но отбросил эту мысль.

– Ты что, любишь этого человека?

Она твердо сказала:

– Он – то, что мне нужно.

В гробовом молчании они проехали на такси от мотеля до ближайшего агентства по продаже автомобилей. Потрясенный продавец водил их среди машин, а они спорили, что купить на оставшуюся часть пути. Она выбрала новый маленький джип, а Кейд – подержанный “бегемот, пожиратель бензина”, по словам Холли. Хотя он спокойно перечислил все достоинства своего выбора, она не пожелала согласиться с его аргументами.

Кейд держался спокойно, пока она не выпалила:

– Но тот, кто его произвел, не готов принять политику охраны среды.

– Да мне на это насрать! Мне нужно купить машину и убраться отсюда.

Услышав такое, продавец широко раскрыл глаза и, извинившись, ушел. А Холли, явно пытаясь справиться с раздражением, заметила:

– Но с новой машиной меньше риска, что она сломается.

Он покачал головой:

– Современные внедорожники делают не так хорошо.

– Не согласна, – возразила она. – И я считаю, что нам будет удобней и безопасней в машине с теми возможностями, которые предоставляют новые модели.

– Больше возможностей – значит, больше приспособлений, которые могут сломаться.

– А чем тебе не нравится маленький “рейнджровер”?

– У дилера могут появиться подозрения, если он увидит, что я выкладываю наличными восемьдесят тысяч долларов. И потом, ты вчера ночью угробила нашу машину, и тебе следовало бы подумать об экономии, ведь ее цена выражалась семизначной цифрой.

– А ты знаешь, чью машину я угробила вчера ночью? Не мою. И это благодарность, которую я получаю за спасение твоей жизни? Не рассчитывай, что я еще раз спасу тебя. Когда ты загоришься в другой раз, я буду спокойно смотреть, как ты поджариваешься!

Тут, точно колокол, зазвонил сотовый Кейда.

– Я отвечу на этот звонок. Да, у меня идея. Пока меня не будет, почему бы тебе не попробовать понять мои доводы? Если ты вообще способна на это.

Он выбежал из помещения стоянки.

– Слушаю! – рявкнул он в ответ.

– Ну и зверский же у тебя голос, – заметил Рок.

– Есть сведения о Ридстроме?

– Мои шпионы в Торнине почти уверены, что его держат там.

Кейд сказал:

– А из Торнина никто не убежит. – При мысли об этом его настроение окончательно испортилось.

Пришло время Кейду, мастеру выбрасывать из головы нежелательные факты, проанализировать некоторые из них – весьма мрачные, прямо-таки дерьмовые. Его брата использует злая волшебница, желающая забеременеть от него. Его женщина упрямо цепляется за свои отношения с каким-то придурком и примерно через две недели возненавидит его, Кейда, лютой ненавистью.

Он сам в полном личностном кризисе. Наемный убийца, лишенный всякой совести, находит, что от необходимости постоянно врать Холли у него во рту вкус сажи. Его мучают кошмары – о случайной смерти, уготованной ему.

– Но все-таки новости у меня есть, – сказал Рок. – Помнишь ту смертную женщину, которую ты проткнул мечом?

Помяни нечистого… Кейд помрачнел.

– Неоми. И что насчет нее?

– Я недавно видел, как она поет караоке в “Мяукающей кошке”.

У Кейда отвалилась челюсть.

– Поет?!

– Ага. Вначале были кое-какие проблемы, но под конец она просто разошлась…

– Рок! Ты хочешь сказать, что она жива?

– Разве что у нее есть сестра-близнец… Но чутье говорит мне, что я видел именно невесту вампира.

Чутье Рока столько раз спасало им жизнь, что и не сосчитать. Если это правда… Возлюбленный Неоми знает еще один способ убить Оморта – заговоренному мечу есть альтернатива. Если Кейд завладеет этой информацией, ему не придется предавать Холли.

– Почему вы не похитили эту смертную? Ты же знаешь, какую ценность она представляет.

– Она ловкая. Она как будто… исчезла прямо из наших рук. Но я ее найду. Я знаю один способ.

Вампир сделает все ради своей невесты, даже расскажет, как убить волшебника…

– Поймай ее во что бы то ни стало, Рок.

– Мы уже идем по следу. Но ты будешь и дальше продолжать – на тот случай, если мы ее не поймаем?

Кейд вздохнул:

– Буду. Придется. Но ты ее найдешь. Используй все необходимые средства. – Закончив разговор, Кейд посмотрел издали на Холли, и сердце у него гулко забилось.

Надежда… выход из положения. Возможность получить все, что он хочет. Он сдерживал себя по отношению к ней, потому что знал – ему придется причинить ей боль, такую боль, какой она еще не испытывала. Но новый поворот событий давал ему надежду на будущее…

Идя к ней через автостоянку, он думал о том, что ждет этого с нетерпением. Она была так хороша, что у него защемило в груди. Пока Кейда не было, продавец вернулся. Кейд подошел к Холли, обнял ее и поцеловал.

– Кейдеон! – сердито зашипела она.

Но он, не выпуская ее из своих объятий, сказал сбитому с толку продавцу:

– Мы возьмем то, чего хочет миссис. И поскорее. – Кейд посмотрел ей в глаза. – Сегодня ночью нам нужно проехать ровно четыреста двадцать миль, прежде чем миссис будет удовлетворена.

Глава 34

Их новая машина на полной скорости неслась по трассе.

До того Холли была настолько обезоружена явной переменой в настроении Кейдеона – объяснить эту перемену он отказался, – что она пошла с ним на компромисс. Они купили грузовик нового тренда, кабина которого была как у джипа.

И теперь демон то и дело поглядывал на спидометр, ведя машину с превышением рекомендованной скорости.

Холли вздохнула.

– Послушай, я, конечно, сказала, что мы можем быть… близки каждые четыреста двадцать миль, но потом я передумала после того, что случилось вчера ночью. Я не хочу, чтобы ты ожидал чего-то такого, чего никогда не может быть.

– Никогда не может быть из-за твоего дружка? О котором ты не можешь сказать, что любишь его?

– Дело не в этом. Ты должен понять: единственное, что мне нужно, – это постоянный надежный партнер и обычная жизнь. Ты… не обычный. – Она перевела взгляд на его рог, и Кейдеон это заметил и сердито потер его. – Дело не только в тебе. Дело во всем твоем мире. В Законе.

– А что такое с Законом?

– Ну… ну, я не знаю – оно необычайно яростное. Что и доказала прошлая ночь.

– Это было слишком даже для Закона, – сказал он и добавил: – И кстати, я весьма благодарен тебе за спасение моей задницы. Я знаю, в каком был состоянии. Яд сильно затуманивает сознание демонов. Мы действительно подвержены его воздействию.

– Почему?

– Разновидности существ, которые испускают яд, уязвимы для других ядов, – ответил он. – Так ты говорила серьезно, когда сказала призраку вчера ночью насчет того, чтобы вернуться с экзорцистом?

– Конечно. Я хочу попросить мою тетку помочь мне найти такого. А почему призраков используют как посланцев для передачи координат?

– Они хорошо подходят для этого. Их нельзя подкупить или получить у них информацию пыткой. После этого пропускного пункта все попытки тех, кто захочет нас найти, будут бесполезны. Пока на тебе надеты эти жемчуга, – добавил он.

– Откуда духи узнали координаты?

– Кто-то из подручных Грута дал им информацию заранее.

– Почему они соглашаются заниматься этим?

– Может быть, Грут обещал им изгнать нечистую силу, чего они так хотят.

Она нахмурилась.

– Если он им это обещал, почему они попросили об этом меня?

– Ну, может быть, просто чтобы подстраховаться. Так что же я сказал тебе вчера ночью?

– То есть кроме того, что я твоя женщина, избранная судьбой?

– Я считаю, что судьба сделала хороший выбор. Наилучший.

Он мог быть ужасно очаровательным, когда захочет.

– И еще я узнала, что у тебя с твоим братом Ридстромом есть разногласия.

– Ты ничего не поняла, – сухо сказал он.

– Почему?

– Мы полные противоположности. Он рационален, всегда смотрит на все с точки зрения логики, в то время как я следую своему чутью в большинстве случаев. Он образован, правильно говорит, и он… царственный. Я безответственный, всем известный неудачник, – ответил Кейд, пожав плечами, как если бы это был совершенно непререкаемый факт его жизни. – Что еще я сказал?

– Ты сказал, что будешь кусать меня, когда овладеешь мной, чтобы ошеломить меня. Как? Это что, своего рода яд, вроде того, что источают твои рога?

– Нет, я погружу свои рога в мышцу между твоей шеей и плечом.

– И станешь совершенно демоническим? – И когда он кивнул, она спросила: – А как это выглядит?

– Кожа у меня потемнеет, покраснеет. Считается, что женщины находят это привлекательным. Мое тело станет больше, рога и когти удлинятся до их истинного размера. И лицо у меня изменится. Черты станут резче.

Она закусила губу.

– Еще ты сказал, что единственное место, где ты овладеешь мной, находится у тебя в голове. Что это значит? Ты фантазировал обо мне?

Веки его стали тяжелыми, и он сказал:

– О да.

– Например, ты воображал меня… голой?

– Ах, малышка, да я тысячу раз раздевал тебя. Я брал тебя, когда на тебе ничего не было, кроме твоего жемчуга, и жемчужины подпрыгивали у тебя на шее.

Она подавила дрожь.

– В моих фантазиях ты очень похотлива. И тебе нравится при первой же возможности садиться на меня.

Щеки у нее вспыхнули.

– Садиться на тебя… это именно так, как это звучит, да? – Неужели голос у нее на самом деле прозвучал хрипло?

Она ведь не могла не представить себе, как это выглядит.

– Да, но я не хочу, чтобы ты воображала, как ты это делаешь со мной. Ничуть. Выбрось это из головы, прежде чем эта мысль тобой завладеет и ты не сможешь больше думать ни о чем другом…

Канада, Саскачеван

Она кивнула. – Дай мне загрузить данные и отключиться. В этой удаленной местности ей приходится воспользоваться спутниковым доступом в Интернет, а это страшно медленно.

Глава 35

Ожидая, пока сварятся моллюски, Кейд связался с Роком.

– Есть новости насчет Неоми?

– Мы снова почти поймали ее, а она… исчезла, – ответил озадаченно Рок.

– Ты что, не можешь поймать смертную женщину? Послушай, Рок, мы выходим из графика! Мне нужно, чтобы ты бросил на это все свои силы.

– У меня есть по-настоящему верный ход. На этот раз она от меня не уйдет. Я знаю хороший способ.

Рок говорил довольно уверенно, но когда они кончили разговор, Кейд засомневался в их будущем. И он начал обдумывать другую идею – как всем им оказаться в выигрыше. Это будет крайне опасно. Рискованнее, чем все, что он предпринимал раньше. И если его план провалится, все будет потеряно.

В жизни Кейда успех не всегда был связан с победами. Но, потерпев неудачу, он был склонен добиться потрясающего успеха. Он будет выполнять желания Ридстрома, проделает эту операцию так, как желает король. Кейд выбросит свою идею из головы.

– Что?! – воскликнула Холли.

– Тим сделал доклад на конференции и все заслуги приписал себе, – объяснила Мей. – Поэтому Скотт решил, что он пропустил твое имя, и забыл сказать о тебе. Но потом Скотт услышал, как Тим разговаривает с людьми из агентства по найму. Тим преуменьшил твое участие во всех ваших совместных проектах. А я знаю, что большую часть выполнила ты.

– Я выполнила все, – сказала Холли рассеянно.

– Не стоило говорить тебе об этом, пока ты не вернулась.

– Нет, ты поступила правильно. Спасибо, что дала мне знать.

– Что ты будешь делать? – спросила Мей.

– Не знаю. – Конечно, Тим не станет обманывать ее таким вот образом.

– Холли, если ты встретишься с Тимом, можешь сказать ему, откуда ты это узнала. Скотт страшно зол.

В их маленьком сообществе украсть результаты исследований считалось самым худшим из всего, что можно сделать. Все трудились с полной отдачей и не очень-то думали о том, как защитить свои проекты. А ведь в той области, в которой они работают, исследования могут принести миллионы – или даже миллиарды.

Скотта очень уважали все коллеги. Если он сказал, что Тим так поступил – значит, Тим будет смешан с грязью… После разговора с Мей, Холли села на кровать, совершенно ошеломленная.

Она набрала номер Тима. Он ответил сразу.

– Хорошо, что я застала тебя. Можешь уделить мне минутку?

– Ну конечно. Моя следующая презентация будет не раньше чем через час.

– Мне только что звонила Мей…

– Вот как? И что же она сказала?

Уши у Холли снова свело. В нем появилось что-то новое, голос его изменился. Он нервничает. Теперь она ощутила это совершенно четко. Вот она, чуткость валькирии. Презумпция невиновности вылетела в окно.

– Когда ты представлял нашу работу, ты приписал авторство исключительно себе?

– О чем ты говоришь?

– Ты преуменьшил мою роль в нашем проекте?

– Я этого не делал! Конечно, нет! Я лучше других знаю, сколько ты работала над нашим проектом…

– Хватит нести дерьмо. Я знаю, что ты врешь. Я слышу это по твоему голосу.

Наконец он ответил:

– Я, возможно, преувеличил свою роль в этой работе, но я сделал это для нас. Ты знаешь, что крупные фирмы обычно нанимают людей из нашей сферы. У меня было больше шансов получить это место. И потом, подумай, я могу купить дом. Тебе вообще не придется работать.

Она с шумом втянула в себя воздух.

– Что ты за человек? Ты все время играл в эту игру?

– Это не игра. Мы работаем лучше в команде, когда я – ведущий.

– Что это значит, черт побери?

– Нам нужно держаться вместе, делать работу вместе. Тогда нас никто не обойдет.

Этому человеку она действительно нужна – ради ее мозгов. Или, по крайней мере, он хочет использовать то, что можно выжать из ее мозгов.

– Будь реалисткой, Холли. Без меня ты не устроилась бы даже в колледж. Как ты можешь преуспеть в корпоративном мире?

– О, Боже мой! – Глаза ее застлало пеленой.

Как это Кейдеон назвал Тима? Ах да…

– Знаешь, долбаный придурок, можешь взять себе эту чертову работу. – За окном сверкнула молния, и Холли стало хорошо. – Я работаю над чем-то поважнее. Над таким, что может поколебать нашу промышленность.

– Подожди, Холли…

– И больше мне не звони. А не то я размажу тебя по стене, блин! – Щелк.

Теперь перед ней не было никаких препятствий – она больше не станет давать отпор Кейдеону. Когда она подумала об этом, голова пошла кругом от предвкушения.

На самом деле она может зайти и дальше… Даже дальше, чем этого ожидает Кейдеон…

– Мужчины возвращаются с добычей… – Голос его замер, потому что она предстала перед ним одетая только в черный шелковый комплект, в котором спала.

– Я не голодна. – Свет был приглушен, покрывало на кровати откинуто.

– Но тебе нужно поесть, – рассеянно сказал он, а она неторопливо подошла к нему.

В глазах ее появился серебристый блеск.

– Может быть, я проголодалась по чему-то другому. – Она взяла у него сумку и отбросила ее в сторону.

Он сдвинул брови.

– Хм. И что произошло за то время, пока я ходил за продуктами?

– Я порвала с Тимом.

Сердце у Кейда гулко забилось, и она, ясное дело, заметила это.

– Тебе нравится эта новость, да? – Холли улыбнулась.

– Что же здесь может не понравиться? Но почему именно теперь?

– Он приписал себе авторство моих исследований. И охотится за кодом, над которым я работаю сейчас.

Кейд замер, пронзенный яростью.

– Холли, за это я ему горло перережу.

– Ах, какие приятные вещи ты говоришь, демон. – Она привстала на цыпочки и запечатлела на его губах ласковый поцелуй.

Решив, что он все равно убьет Тима, Кейдеон успокоился и сказал:

– Я знаю, как играть на этих сердечных струнах, да?

Она расстегнула на нем ремень.

– Я обозвала его долбаным придурком.

– Хорошая девочка. – Он снял с нее топ, с себя – рубашку. – Ты пришла ко мне, чтобы поквитаться с ним?

– Может быть. – Молния на его джинсах скользнула вниз.

– Это здорово.

Но если он думал, что лучше этого и быть не может, то ошибся. Холли прикусила губу, а потом сказала:

– Ты говорил, что фантазировал обо мне, о том, как я… ну, сажусь на тебя. Что, если мне хочется попробовать?

Стараясь сохранять спокойствие, он усмехнулся.

– Тогда ты будешь самой хорошей девочкой…

Когда они оказались голыми в кровати и она начала целовать его торс, он с трудом сглотнул. А что, если она потеряет самообладание?

Она взяла его в руки. Неуверенно лизнула один раз, потом другой.

– Да, да, Холли, – стонал он. – Да, да.

– Ты такой вкусный, – пробормотала она с восторгом.

– Возьми его в рот, – хрипло сказал Кейд. Она послушалась, и он резко выгнулся. – О-о! Что ты со мной делаешь?

Быстро отодвинувшись, Холли поинтересовалась:

– Я сделала что-то не так?

– Все так, и даже очень. Боюсь, что я кончу раньше, чем буду готов.

С довольной улыбкой она потерлась об него щекой, а потом взялась за прежнее. Он откинул назад ее волосы, чтобы они не мешали ему наблюдать за ней. Фантазия обрела плоть. После такого долгого ожидания.

Он согнул колено, и она оказалась на нем верхом. Холли застонала, издав один из тех резких страстных криков, которые вызывали в нем бешеное желание удовлетворить ее. Он тут же протянул руки к ее бедрам и привлек к себе.

– Кейд! Мне это понравилось… – Голос ее замер.

– Значит, тебе понравится и это, – хрипло сказал он и принялся лизать рыжевато-белокурые завитки.

Холли была горячая и нежная. Но вдруг она замерла.

– Кейдеон.

Голос ее звучал ошеломленно. Робкая девственница окончательно исчезла, ее заменила голодная, требовательная валькирия, которая собиралась дарить и получать наслаждение.

Но она теряла контроль над собой. Вокруг мотеля громыхал гром, сотрясая его стены. Кейду хотелось, чтобы это продолжалось вечно, но он был уже на краю. Нужно, чтобы она кончила первая. И когда она кончила, он, застонав, присоединился к ней…

Холли скатилась с него и растянулась рядом. Оба тяжело дышали.

– Кто знал, что демоны такие восхитительные? – спросила она, когда он привлек ее себе на грудь.

– Демон. Один демон.

Глава 36

Северо-западные территории, отроги гор Маккензи

Шестидесятая параллель была последней перед Северным Полярным кругом. Пару часов назад они проехали мимо знака, сообщающего об этом. Последние четыре дня они двигались на север, к канадским Скалистым горам.

Теперь Холли ждала Кейдеона на автостоянке, единственной в этих местах. Впрочем, дальше начиналась настоящая безлюдная пустыня. Другими словами – их конечная цель.

Теперь они с Кейдеоном часто предавались наслаждениям. Спали в одной кровати, вместе принимали душ, правда, он никогда не пытался овладеть ею. Холли видела, как сильно Кейд этого хочет, но почему-то ничего не делал.

Боялся ли причинить ей боль? Может, сомневался в ее силе, выдержит ли она “осуществление его прав на нее”?

Или воздерживался по какой-то иной причине?

Когда Кейд вернулся и закончил разгружать сумку, она поинтересовалась:

– Что ты добыл?

– Из еды – основные продукты. Яйца и масло будут на вес золота к северу отсюда. А также бензин. Столько канистр, сколько сможем увезти. И еще я узнал, что нам придется преодолеть зимник, то есть лед под шинами, и, возможно, ничего кроме.

– Объехать нельзя?

– Это единственный способ попасть отсюда туда, дорогая.

– Это и есть контрольный пункт? Замечательно! – Холли выпрыгнула из грузовика и посмотрела на занесенный снегом коттедж. – Прямо картинка из календаря – зимние виды страны чудес!

После того как зимник остался позади, настроение у его женщины явно улучшилось. Когда лиса пробежала по сугробу высотой в фут, Холли восторженно захлопала в ладоши:

– Смотри-ка, лиса. Как здесь здорово!

“Пожалуй, даже слишком здорово”, – подумал Кейд. Снежное одеяло на крыше и странная труба сбоку. Холли спросила:

– Ты уверен, что это то самое место?

– GPS утверждает, что так.

– Наверное, нас кто-то должен встретить? – спросила она, направляясь к двери.

Но он удержал ее:

– Насколько нам известно, это лифт в ад. Я проверю. Не входи, пока я не позову.

Дверь оказалась незапертой, и Кейд осторожно вошел в дом. Пол из сосновых досок заскрипел под его ногами. В коттедже было так чисто, что это одобрила бы даже Холли.

– Ты видишь какие-нибудь указания? – крикнула она снаружи. – Мне хочется войти!

– Пока нет, – отозвался он. – Я еще не осмотрелся.

Обстановка была простая: ванная, спальня в задней части дома, кухня с печью. Ванна на ножках стояла в главной комнате перед большим очагом. Кейд представил себе Холли, принимающую ванну здесь, перед огнем…

Последнее время каждый раз, когда они затевали любовные игры, ему становилось все труднее не сделать ее своей. Она постоянно ходила около этой темы – вопрос там, вопрос тут, – и Кейд полагал, что знает почему.

Холли хотела, чтобы он взял ее. По-настоящему. Как ни унизительно было это сознавать, но он не может этого сделать. Он и так натворил столько, что, наверное, она возненавидит его. Взять ее девственность при таких обстоятельствах, несомненно, дурной поступок.

К тому же он хотел от нее больше, чем просто секса.

Кейд встряхнулся и начал осматривать коттедж, проверил два чулана и несколько шкафчиков. Потом подошел к очагу, присел перед трубой, наугад протянул руку… И нащупал сложенную вощеную бумагу, прикрепленную изнутри к дымоходу.

Карта-указатель, как добраться до крепости Грута.

Они могут отправиться к волшебнику сегодня же. Холли, конечно, захочет этого, опасаясь приближающегося превращения. Но Кейду нужно потянуть время – для Рока. И даже если у Рока ничего не получится, каждая секунда позволит Холли обрести полную силу и стать совершенно неуязвимой!

Решив спрятать карту, он сунул ее в карман куртки…

– Что у тебя там?

Холли стояла прямо за ним. После секундного колебания он ответил:

– Указание, как добраться до Грута.

– И когда мы едем?

– У нас есть еще две недели, чтобы попасть туда. Наверное, пробудем здесь день-другой – отдохнем от езды.

– О'кей, – ответила она, удивив его. – Мне бы хотелось принять ванну.

Он провел ладонью по губам.

Хотя Кейдеон так фанатически стремился попасть сюда, теперь он всячески тянул время перед началом последнего этапа пути. Но Холли страшно нравилось пребывание в этом замечательном коттедже. В кладовке она нашла толстые квилты, чистое постельное белье и меховые каминные коврики, аккуратно сложенные в сумки.

Он принес в дом их керосиновую лампу и продукты, а потом занялся дровами.

Распаковав вещи и продукты, Холли посмотрела в окно – и утратила ощущение времени. Великолепный самец, работающий среди снегов, захватил все ее внимание. Ей нравилось, как он движется – с уверенностью и достоинством.

Холли хотела его всего, но он отказывался сдаться. Он называл себя ее демоном. Но пока еще он не был таковым.

Вожделение. Жаль, что ей не с кем поговорить обо всем этом… Зазвонил ее спутниковый телефон, и Холли нахмурилась.

– Я слушаю, – сказала она.

– Ты хотела со мной поговорить? – спросила Никс.

– Откуда вы… да хрен с ним. Вы знаете, где я?

– Я знаю, что там снег и холод. Самое подходящее место, чтобы привалиться к своему демону. Как ты решила, оставишь его при себе? Или он слишком большой для употребления внутрь?

Холли вздохнула.

– Мне нравится быть с ним, и я думаю, что действительно хочу его. Но это значит, что мне придется сохранить мое бессмертие.

К несчастью, если она останется валькирией, то будет Сосудом. И события вроде тех, что произошли на Мосту смеющейся дамы, будут повторяться.

– И к чему ты склоняешься?

“Быть с Кейдеоном”…

– Думаю, я буду придерживаться программы.

– Я знала, что ты не устоишь перед давлением со стороны ровни. Это тоже хорошо. Потому что твое превращение уже закончилось.

Холли давно это подозревала.

– Но как это повлияет на вашу сделку с Грутом? Кейдеон все равно получит свой меч, да?

– Конечно. Так когда же тетушке Никс ждать от вас маленького вамона?

– Вамона? Ах да – валькирия и демон. Ха-ха. Напрасно вы затаили дыхание. Он не хочет… то есть он отказывается иметь со мной секс.

– Это еще почему? Это не похоже на Кейдеона, совсем не похоже.

Тут Холли разозлилась:

– Он не хочет попробовать, проявить всю свою демонскую силу.

– Да, но ты-то чего хочешь? Слушайся своего инстинкта. Что он тебе говорит?

Холли снова посмотрела на Кейда через окно.

– Все равно это не имеет значения, – со вздохом сказала она. – Он не станет этого делать. Он уже доказал, что может остановиться на любой стадии ласк.

– Я не поняла. Он демон с инстинктивной потребностью удовлетворять свою женщину. Ты – его женщина. Он сделает все, что ты захочешь.

– Что ты имеешь в виду?

– Дорогая, пора тебе взять демона за рога.

Глава 37

– Мы приехали сюда как раз вовремя. Идет буря с севера… – Голос его замер, когда он увидел Холли, лежащую в ванне. На ней ничего не было, кроме жемчуга.

Она поманила его пальцем.

– Здесь поместятся двое.

Вокруг нее поднимался пар, отблески огня мерцали на коже – все так, как он представлял себе.

– Вторичного приглашения не потребуется.

Он бросил на пол вязанку дров и разделся.

– А нам хватит дров, чтобы топить всю ночь?

– Я буду тебя согревать. Об этом можешь не волноваться, – сказал он, проводя губами по ее шее.

Одну руку он положил на ее интимное место, другой пощипывал ее соски. Она закинула руки, обвила его шею. Он легко мог войти в нее, и он знал, что она с радостью примет его…

Словно прочитав его мысли, она прошептала:

– Кейдеон, я хочу, чтобы ты взял мою девственность.

Это было прямо из области его фантазий – и в этой области ему и следовало оставаться. Но сколько еще он сможет сопротивляться, прежде чем иссякнет запас его самообладания?

– Я не могу. Я не хочу сделать тебе больно. – Он имел в виду не только физическую боль.

Она повернулась к нему, и теперь ее мокрые груди терлись о его грудь.

– Это единственная причина?

– Ты – Сосуд…

– У меня сейчас такой период, когда я не могу зачать. Но если бы и так, это еще не конец света.

– Может быть, и конец, если я стану отцом. Помнишь ту часть книги, где говорится о носителе абсолютного зла?

– Ты не носитель зла.

Скоро, очень скоро она будет думать иначе.

– Холли, ты не понимаешь. – Он вылез из ванны и схватил полотенце, лежавшее на соседнем стуле.

– Ты не можешь убедить меня в этом, так что даже и не пытайся. Это потому что я могу забеременеть, да? Я понимаю, здесь есть о чем подумать. Но я не буду возлагать на тебя ответственность…

Он расправил плечи, сузил глаза.

– Ты считаешь, что я не могу позаботиться о своей женщине и ребенке?

Произнеся эти слова, он замер – совсем так, как было на мосту, когда он разговаривал с Терой. Почему ему показалось, что все стало на свои места?

– Конечно, можешь. Я просто…

– Это не имеет никакого отношения к тому, о чем ты думаешь. Ты еще даже не видела худшую мою сторону. Холли, я могу убить тебя.

– Нет, Кейдеон, – она протянула руку из ванны и схватила большую щепку из кучи дров, лежащих у очага, – не можешь. – И она царапнула щепкой по своему предплечью.

– Холли, что ты…

Голос его замер, потому что царапина тут же зажила.

– Мне ты не можешь причинить боль. Теперь я бессмертна.

– Но перемена… я думал, ты этого не хочешь.

Она встала и медленно подошла к нему. По телу ее бежали струйки воды.

– Я хочу остаться такой. – Глаза у нее были серебряного цвета.

Он не мог отвести от нее взгляд, не мог отойти, даже когда она просунула руку под полотенце.

– Почему ты передумала?

– Из-за тебя. Я хочу быть с тобой. Я хочу любить тебя.

Он так мечтал услышать это. И все же заставил себя произнести:

– Этого не будет, Холли.

Она пыталась уговорить его, но он был стоек. Ну что же, значит, будем играть нечестно.

– Ты победил.

Она стянула с него полотенце.

– Тогда давай хотя бы выпустим пар.

Она покрыла поцелуями его торс, потом опустилась перед ним на колени на меховом коврике у камина…

– Ах, Холли, это… – Он запустил пальцы в ее волосы. – Боги, как хорошо, когда ты это делаешь… – Тело его напряглось, член пульсировал.

Ее руки крепко обхватили его лодыжки. Изо всех сил Холли дернула. Кейд, застигнутый врасплох, упал на спину.

– Какого черта…

Но она уже сидела на нем верхом.

Он бросил ее плашмя на коврик.

– Это так мы теперь играем? – спросил он скрежещущим голосом.

Кейд пригвоздил ее к полу, она в то же мгновение обхватила его бедра ногами, и он оказался у самого входа. Его взгляд скользнул с ее лица на грудь, поднимающуюся и опускающуюся от прерывистого дыхания.

– Кейдеон… прошу тебя.

– Ты хочешь, чтобы я вошел в тебя?

Почему он дразнит ее? Ведь он не собирается сделать ее своей. Она откинула голову, волосы ее разметались по коврику.

– Кейдеон, почему?..

Он не знал, почему возбуждает ее. Он хотел чего-то от нее. Он попытался разобраться со своим инстинктом. Ему нужно было нечто большее, чем просто войти в нее. Нет! Единственное, что ему нужно – это обрести силу воли, чтобы прекратить это. Но почему? Боль, которую он причинит ей, быстро пройдет. Она ведь бессмертна.

– Ну, пожалуйста…

Холли, которая умоляет, чтобы он взял ее…

– Пусти мои руки, – прошептала она. – Я буду хорошо себя вести.

Он отпустил ее, обхватил руками ее ягодицы, снова уперся в нее и простонал:

– О Боги! Я… не совладаю с собой.

Вдруг ему захотелось укусить ее, перелить в нее свое семя, пометив этим ее как свою собственность. “Нет! Я не могу получить то, что я хочу…” И он начал отодвигаться…

Она схватила его за рога и крепко сжала их.

– А-а-х, – простонал он, глаза его закатились.

Это невероятное ощущение. Он утратил способность говорить, двигаться. Она снова притянула его к себе.

– Мне нужно, чтобы ты вошел в меня.

И когда он попытался отодвинуться, она решительно потянула его за рога. А это означало, что все кончено.

Глава 38

– Отпусти меня… – Голос его звучал, как хриплый скрежет.

Когда она схватила его за рога, он обезумел, все его крупное тело содрогнулось. Его глаза утратили всякое выражение.

– Кейдеон, я хочу тебя.

Он развел ее ноги и прошептал ей на ухо:

– Я не хочу, чтобы тебе было больно!

– Мне больно именно сейчас!

– Холли… я так хочу тебя.

– Ну, так давай! – крикнула она, выгнув спину.

Он понемногу погружался в нее.

– Ты такая маленькая… такая узкая. – Лоб его покрылся испариной, брови сдвинулись, как будто ему было больно, но глаза у него были закрыты, как будто он испытывал наслаждение.

Холли было больно. Если бы она пошла на это до того, как стала бессмертной, она, наверное, потеряла бы сознание от боли. Теперь она сжала зубы, желая поскорее пережить боль и получить полное удовлетворение.

А он начал меняться – рога удлинились, кожа тоже стала другой. Он говорил ей, что это зрелище подействует на нее. Но он не сказал, что это доведет ее до бешенства. Его тело, скользкое от пота, потемнело и приобрело красноватый оттенок, такой, что ей отчаянно хотелось попробовать на вкус. Она отпустила его рога, чтобы ласкать это великолепное тело. Боль при этом стала стихать.

– Вот так. Я чувствую, что ты взяла меня в себя. – Он открыл глаза. Они были черные. – Ты хочешь быть моей?

– Да! – Это было больше, чем секс, больше чем утрата девственности.

Он делал ее своей, и она этого хотела. По его натянутой темной коже пробегали огоньки. Лицо у него стало резче, грубее, но ей оно казалось на удивление красивым. В глазах Кейда горело голодное пламя, оно обещало порочные удовольствия. Повязка на бицепсе сверкала при свете огня.

Наконец он нанес удар и прохрипел:

– Моя…

Она вскрикнула от боли. При этом услышала свои собственные слова:

– Еще!

Он наносил удары снова и снова, и постепенно наслаждение вытеснило в ней всякие неприятные ощущения.

Холли не поняла и половины из того, что произошло, она ощущала только, что все происходит очень быстро. Она менялась – когти у нее согнулись, и она вцепилась ими в его ягодицы. В воздухе трещало электричество, и она начала задыхаться.

Агрессивность Кейда стала вопиющей, в его манере появилось что-то грубое, требовательное. Он стал непристойным, он был как животное, и от этого ей хотелось стать такой же.

– Еще! – И она закричала в блаженстве.

Она стонала, корчилась в его руках.

– Кейдеон…

Наслаждение, которое он испытывал, было настолько сильным, что граничило с болью. Но оно было еще и незнакомым, как будто он никогда не имел секса. Им руководили примитивные побуждения. Его глаз не отрывался от нежного кусочка тела между ее шеей и плечом, как раз ниже ее сверкающих жемчужин.

– Холли… я не могу остановиться.

– И не надо!

– Моя. – И он впился в нее своими клыками.

Она крикнула от наслаждения, беспомощная, достигшая высшей точки, она вбирала в себя семя, которое он, наконец, извергнул в нее. Он отпустил ее шею, откинул назад голову и взревел, ощущая, что сейчас кончит.

Он сделал ее своей.

Он обмяк на ней, прерывисто дыша ей в шею, помеченную его клыками. Когда он мало-помалу пришел в себя, то приподнялся посмотреть, как сильно укусил ее.

– Холли, я… – Голос его замер, когда он увидел ее лицо.

– И это все, что у тебя есть? – промурлыкала она.

Он широко раскрыл глаза, потом прищурился.

– Нет, малышка, у меня есть еще много всего.

– Тогда давай посмотрим. – И ее когти впились ему в ягодицы еще сильнее.

– Потом я буду все делать медленно и со смаком, но сейчас мне нужно только посмотреть, на что способно это маленькое сексуальное тело…

– Ну и смотри, демон.

Глава 39

Он измучил ее. Холли крепко спала рядом с ним, ее гибкие руки лежали на его груди, а он перебирал пальцами ее волосы. Кейд был с ней беспощаден, заставляя ее кончать снова и снова. Но он хотел, чтобы она запомнила эту ночь на всю жизнь.

Он поцеловал ее в плечо там, куда укусил, с радостью увидев, как быстро все зажило. Ее превращение действительно завершено. Она стала бессмертной. Его маленькой бессмертной. Он сделал ее своей. Пути назад не было, даже если бы он и хотел этого. Но он не хотел. Утром он вспомнит, почему это неразумно, но сейчас он выбросил из головы все сомнения, подарив себе эту ночь.

Последние полчаса он ухмылялся – или почти ухмылялся – купаясь в удовлетворении. Скромная мисс Эшвин накинулась на него так, что древний демон почувствовал себя мальчишкой, у которого подгибаются колени.

Он никак не думал, что можно испытывать такую полноту чувств. А что, если он заделал ей ребенка? И он снова ухмыльнулся. Моя женщина и мой детеныш.

Зазвонил его телефон, резко вернув его в суровую реальность. Кейд выбрался из постели, чтобы ответить. Он знал, кто звонит. Рок звонил ему по нескольку раз в день. И никогда с хорошими новостями…

Кейд спросил:

– Что у тебя?

– Не очень много. Всякий раз, когда мы приближаемся к Неоми, кажется, что ее кто-то предупреждает.

Предельный срок приближался. Надежды Кейда уменьшались. Стоит и дальше его людям рыскать по городу? Или лучше начать планировать, как осуществить его самую рискованную идею – нападение на крепость волшебника?

– Мы дадим вам еще семь ночей.

– Я… счастлива? – громко спросила Холли, нахмурившись.

Да, последнюю неделю в коттедже именно это она и чувствовала. Удовлетворенность.

Она выпрямилась. Ожидая, пока ее компьютер зарядится от аккумулятора машины, она обнаружила, что ей трудно сосредоточиться.

И она, вероятно, более чем просто счастлива.

Только две вещи омрачали это время. Первая – его тайные разговоры по телефону. Она слышала, как он, выйдя из дома, резко говорил что-то на демонском языке. А когда он возвращался, то всегда держался отчужденно, и требовалось время, чтобы он снова расслабился.

Второе – его отношение к будущему. Напористость, с которой он ухаживал за ней всю дорогу через Канаду… эта напористость ослабла. Он ничего не говорил о будущем, уклоняясь от этой темы, если Холли касалась ее. Поначалу она испытывала неуверенность – уж не сделала ли она чего-то такого, что разочаровало его или пришлось ему не по душе.

Но это смешно. Вместе они становились лучше, чем врозь. Нет, она была уверена, что нужна ему не меньше, чем он ей. Странно…

– Соскучилась, малышка? – спросил он от двери.

Она подбежала и бросилась к нему в объятия.

– Ужасно.

– У меня есть сюрприз для тебя.

Он потеребил мочку ее уха, что всегда вызывало в ней дрожь.

– Одевайся и приходи ко мне. Я буду ждать тебя у дома. Погода хорошая.

Сюрпризом оказался мешок, набитый снегом, висящий на ветке.

– Я не поняла, Кейдеон.

– Это чтобы попрактиковаться с мечом.

Со страдальческим вздохом она взяла его меч. Он чистил рыбу и инструктировал ее:

– Выпад, отбой, ответный выпад, крученый перехват, удар. Вот так, малышка.

Даже несмотря на сухой полярный воздух, Холли вспотела. Кейдеон заметил, что она управляется с мечом лучше некоторых воинов, с которыми он встречался в битвах.

– Тайные приемы боя на мечах, – сказал он. – Дай мне два примера.

Продолжая старательно наносить атакующие удары, она сказала:

– Лишить противника возможности видеть, бросив ему на голову что-то вроде своей куртки или песок в глаза. Второй – можно ранить противника в ведущую ногу.

– Зачем?

– Чтобы пустить кровь любым способом – потому что кровь равна силе.

– Очень хорошо. А вот еще один. Иногда можно пропустить удар, чтобы понять, каковы твои противники, или чтобы он решил, что ты слабая. Их уверенность в себе возрастет, особенно если они имеют дело с такой малышкой, как ты.

Холли кивнула.

– Или можно притвориться раненой. Например, волочить ногу, чтобы успокоить хищника. Так ты отдашь немного, а получишь многое.

И тут она застыла на месте.

– Боже мой, да вот он!

– Кто он?

– Мой код – как отличать врагов от друзей. Отдать немного! В квантованной тайнописи нельзя произвести никаких измерений или определений при двучастном диалоге, не нарушив системы, тем самым выявив чужого…

– Вот как?

– Если ты понимаешь, что вот это – хакер, ты его впускаешь! Ты позволяешь ему получить информацию! Тебе не нужно иметь код, который нельзя взломать. Нужно только заразить собственные данные, записать их таким образом, чтобы при выходе за пределы твоей системы, они не могли сохраниться. Они сами себя сотрут, вместе со всем, что их окружает.

Она рассмеялась и побежала к своему ноутбуку.

– Но помни, – крикнул Кейд, – секс помогает математике. Отсюда следует…

Позже ночью, когда они лежали, прижавшись друг к другу, Холли сказала, проводя пальцем по груди Кейда:

– Ты не спешишь добраться до Грута.

– Раньше я спешил туда ради тебя. Теперь, когда ты хочешь остаться валькирией, у нас есть время.

– Тогда поговори со мной. Расскажи о себе. Почему ты считаешь, что твой брат утратил свою корону из-за тебя.

– Я должен был отправиться в Торнин, столицу Роткалины, чтобы стать во главе государства, пока Ридстром не вернется с войны с ордой вампиров. Я не поехал. Мне было достаточно моей приемной семьи, и я был им нужен.

– И из-за этого тебя обвинили? – спросила она с сомнением в голосе.

– Оморт, увидев в этом признак слабости, напал на нас.

– Постой, ты сказал – приемная семья? У тебя были неродные братья и сестры?

– Да. – Он сглотнул. – Но всех их убили воины Оморта.

– О Боже! Кейдеон, прости меня.

– Выходцы с того света напали на нашу ферму.

– Я читала о них. Волшебник оживляет труп, пробуждая его из мертвых, да?

Он кивнул.

– Если создание уже мертво, его нельзя убить. Их можно уничтожить, только убив самого волшебника. А Оморта нельзя убить.

Холли спросила:

– И ты винишь себя еще в смерти приемной семьи?

Он мрачно кивнул.

– Я собираюсь драться, – сказал он Року, когда Холли уснула. – Готовься.

– Ты уверен? Подумай, как велика вероятность, что твое нападение не удастся. Ты рискуешь жизнью своего брата и свободой вашего королевства ради женщины.

– Не просто женщины, а моей женщины.

– Дай мне еще одну ночь, – сказал Рок. – Если понадобится, мы доберемся туда, где ты находишься, за четырнадцать часов.

– Нет, у нас нет времени, – сказал Кейд. – Я не могу рисковать. Мы идем на войну.

Отключившись, Кейд снова лег в постель рядом с Холли, глядя на нее, мирно спящую. Что происходило в ее невероятной голове, когда она повернулась к нему так доверчиво? Снились ли ей воинственные коды и формулы?

Холли спала глубоким сном, уверенная, что с ним ей ничто не грозит.

Глава 40

– Интересно, что ты имеешь в виду, говоря, что не можешь туда попасть? – рявкнул Кейд в телефон. Срок заключения сделки истекал завтра. – Вы же наемники. Я готов идти воевать.

– Ледяная дорога полностью заметена, – ответил Рок, пытаясь перекричать какой-то шум, больше всего похожий на порывистый ветер. – А другой дороги отсюда до тебя нет.

– А если поехать на запад и потом вернуться с севера? – Кейд шагал по снегу, огибая елки.

– Можно, но мы ни за что не успеем вовремя.

– Посмотри, что там дальше…

– Мы можем рассмотреть только то, что видим, а видим мы примерно два фута перед собой, – сказал Рок. Кейд услышал, как хлопнула дверь, а потом шумовой фон стих. – Из-за снежных заносов нет никакой видимости. И я уже выяснил насчет вертолета. Чтобы вызвать его сюда, нужен день.

Кейд пнул ногой дерево.

– Прости, друг, но действуй сам. Придется тебе отдать твою женщину Груту, чтобы получить меч. Выбора у тебя нет.

Кейд найдет другой способ освободить Ридстрома из рук Сабины. Тогда его брат, наконец, научится жить без своей короны.

Рок сказал:

– Я не думаю, что ты на самом деле отдашь Холли.

– Я не могу подвергать ее такой опасности. Я не буду…

– Слушай, я не хотел тебе об этом говорить, но все серьезней, чем ты думаешь. Новости об исчезновении Ридстрома и твои приключения вышли наружу. Демоны в нашем королевстве ждут, чем кончится твое предприятие. Кейд, они готовы воевать.

– Что ты хочешь сказать?

– Если ты сможешь добыть этот меч, они поверят, что переворот возможен. Этот меч станет символом, целью, сплачивающей всех. Демоны увидят, что если одна половина Воуда выведена из игры, то другая может позаботиться о деле. И признаюсь, все неистово заключают пари, справится ли с этим делом паршивая овца. Мой совет: убеди Грута, что ты явился отдать товар, получить за него плату и уйти, иначе он не отдаст тебе меч. Словом, убеди его, а потом нанеси удар его же оружием.

– Ты понимаешь, насколько уязвим этот план?

– Ладно, скажем, у Грута появятся подозрения, и он прикажет своей охране проводить тебя, – сказал Рок. – Тогда ты можешь принять полностью демонический облик, преобразиться и защитить свою женщину. В таком состоянии ты способен справиться с целым войском. Ты сумеешь увести ее оттуда.

– А если что-то сорвется, расплачиваться придется Холли. – Кейд провел рукой по лицу. – Ты поступил бы так в моем положении?

– Не спрашивай. Откуда мне знать, что ты к ней чувствуешь и почему вообще хочешь предпочесть ее королевству – и жизни твоего брата. – Рок добавил: – Со времени твоего изгнания ты не возвращался в Роткалину, а я возвращался. Там… нехорошо. Многие рассчитывают на тебя.

Кейд сглотнул. Наконец после стольких лет есть шанс искупить вину.

– Ридстром тоже на тебя рассчитывает.

Глава 41

Они выехали рано утром и первые два часа почти не разговаривали, с трудом продвигаясь на север.

– Что случилось? – спросил, наконец, Кейдеон. – Ты что-то молчалива.

Уж не заподозрила ли она что-нибудь?

– Мне просто грустно уезжать, – ответила Холли. – Может быть, на обратном пути мы сможем пожить здесь еще недельку? Ты научишь меня подледному лову.

Он сказал, пряча глаза:

– Да, может и так. А что, Никс дала тебе способ, как с ней связаться?

– Нет, зачем же?

– Я не прочь получить разбор полетов, но только не заблаговременно. – Все внутри у него сжалось от сомнений.

А правильно ли он поступает. При любом раскладе он кого-нибудь подведет. Он уже видел, как на лице Холли появляется выражение человека, которого предали…

Шоссе, по которому они ехали, все больше походило на обычный проселок, а местность становилась все более гористой. Каждые несколько миль Кейдеону приходилось оттаскивать преграждающие путь упавшие деревья.

Он настолько срезал путь, что им могло помешать что угодно. Если честно, ему хотелось опоздать на заключение сделки. Кейд надеялся на любую случайность, которая помешает ему отдать Холли. Тогда он начинал думать о брате, и чувство вины охватывало его.

Холли оживилась. Через пару часов утомительной езды перед ними открылась маленькая долина, через которую пробиралась река с белой водой. Над рекой и долиной кружился туман, накрывший их, точно крышка из паутины.

Кейдеон нагнулся вперед.

– В этих местах не должно быть листвы, река должна быть подо льдом.

Но здесь на березах и осинах еще оставались листья, а снега не было и в помине.

– Может быть, здесь свой микроклимат? Я читала, что горячие источники могут вызывать таяние.

– Да, наверное, это так, – отозвался Кейд, но вид у него был встревоженный.

Дорога шла вдоль реки, и они поехали по ней.

– Смотри, вон там какой-то городок, – сказала Холли, а потом нахмурилась. – Призрачный городок.

– Это поселение при заброшенной угольной шахте. Я видел вход в шахту немного раньше. Грут мог обосноваться здесь, ведь ему нужно горючее для своей крепости.

У воды стояло сорок – пятьдесят заброшенных домов начала двадцатого века.

– Кажется, этот городок застыл во времени. Почему жители покинули его? Шахта была выработана?

– Они его не покидали, – тихо ответил Кейдеон, сворачивая на главную улицу.

Только тут она заметила, что двери в домах широко распахнуты или странно висят на искореженных петлях. Два допотопных велосипеда валяются посреди улицы, словно их бросили в панике.

– Кейдеон, что это?

– Вендиго. Они напали на поселение. По слухам, эти горы прямо кишат ими. Они служат естественной преградой для тех, кто хочет нарушить границы владений Грута.

– Я о них читала. Это люди, которых превратили в каннибалов. Они поедают трупы. Они даже… едят живых людей.

Он кивнул:

– Это родичи вурдалаков, жадные до плоти и очень заразные – даже для бессмертных. Достаточно одного укуса или царапины.

– Сколько времени требуется для подобного превращения?

– Три-четыре дня, – ответил Кейд. – Довольно долго, чтобы жертва могла осознать случившееся, примириться с этим, а потом решить, что делать.

– Как? Что же тут можно сделать?

Кейдеон указал на высокую березу. На ее ветках раскачивались ветхие петли.

– Неужели вендиго все еще здесь?

– Может быть.

Они подъехали к церкви, поперек фасада которой отчетливые дуги, по меньшей мере, в пятнадцать футов высотой образовали красные брызги.

Кейдеон указал на них:

– Это кровь.

– О Боже…

– Вероятно, жители городка, которые остались в живых и не были заражены, забаррикадировались в этой церкви. Окна забиты досками изнутри.

За висевшей наискосок дверью Холли заметила сваленные в кучу скамьи. Она совершенно отчетливо представила себе, что произошло. Когда пала передняя преграда, люди внутри церкви оказались в ловушке, которую образовали их же защитные сооружения. Вендиго вытаскивали несчастных и швыряли их в поджидающую стаю…

– Вон крепость Грута, – резко сказал Кейд.

Туман начал рассеиваться, и Холли заметила великолепный водопад. Прямо над ним, на самом краю, возвышалась… крепость. Пять башен были соединены стеной вокруг центральной укрепленной части крепости. Над ней испускала серый дым каменная труба. Даже издали было видно мощную кузницу.

– Вот почему река не замерзает и почему здесь такой туман, – заметил Кейд. – Кузница нагревает воду…

– Кейдеон! – Она сглотнула. – Вон там, в переулке. Кажется, там что-то пробежало!

Глава 42

Кейд их тоже заметил. Вендиго охотились стаями, и они подкрадывались к ним.

– Они идут за нами? – спросила Холли.

– Да.

Дорога поднималась по откосу, уводя их все выше. Кейд включил дворники – пока они поднимались к центральной части крепости, туман от водопада стал плотным, как дождь.

Солнце уже село, когда они подъехали к воротам.

– Через эти ворота вендиго проникнуть не в силах. Теперь можешь расслабиться, – сказал Кейд, когда они оказались в крепости.

Его руки, лежащие на руле, вспотели, и каждое мгновение ему хотелось повернуть обратно. Но обратно он не повернул. Остановившись перед огромной железной дверью, Кейд схватил свой меч.

– На тот случай, если нам придется по-быстрому сматываться отсюда, – объяснил он удивленной Холли. – Ты готова? – спросил он, перекрикивая шум водопада.

– Готова!

В пустом холле, их никто не встретил. Дверь просто закрылась за ними, зато открылась другая, ведущая во внутренний двор крепости. Они пошли туда, куда им предлагают, а вели их все глубже, в сердце замка. Их шаги гулко отдавались.

Наконец они вошли в длинный тускло освещенный зал главной башни. Вдоль стен, словно фонарики, мерцали белые глаза. Внутри отвратительно пахло чем-то гнилым.

– Кто это? – прошептала Холли.

– Выходцы с того света, – проскрежетал он.

Иматра говорила о них, но она забыла сказать, что их здесь сотни.

– А я думала, что только злые волшебники воскрешают мертвых, – сказала Холли.

– Обычные приемы волшебника, – ответил Кейдеон. – Все волшебники пользуются ими.

Открывающиеся и закрывающиеся двери привели их, в конце концов, в уютный кабинет с бархатными коврами, богатой деревянной обшивкой стен и гостеприимным огнем.

Но Холли сказала:

– Мне не нравится это место.

– Мне тоже.

Через несколько минут в комнату вошел высокий мускулистый мужчина в сопровождении шестерых призраков.

– Грут? – спросил Кейдеон неуверенно.

И Холли поняла причину этой неуверенности. Она представляла себе Грута болезненным седовласым магом, словно сошедшим со страниц “Властелина колец”.

Но тот оказался мужчиной массивным. Должно быть, работа в кузнице развила его физически. Кожа у него была блестящая и желтоватая, словно многие годы он не видел ничего, кроме света от кузнечного горна.

– А ты – печально известный Кейдеон Создатель Королей, – сказал волшебник. Потом его глубоко сидящие светлые глаза устремились на нее. – Добро пожаловать в мой дом, Холли. Я – Грут Хранитель Металла.

Говорил он вкрадчиво, смотрел на нее внимательно, даже… бесцеремонно. Она бессознательно шагнула к Кейдеону. Всем своим существом она понимала: этот человек – носитель зла.

– Меч у тебя? – спросил Кейдеон.

– У меня.

– И он убьет Оморта?

– Я дал клятву в этом Закону и желаю тебе успеха с ним. Я хочу, чтобы у тебя все получилось. – Его жеманная манера речи совершенно не подходила для такого дородного мужчины. – Мне бы хотелось покинуть этот лагерь через столетие или около того. – Грут улыбнулся в сторону Холли. – Увезти отсюда мою молодую жену.

– Кейдеон… – прошептала она.

Он не ответил, и она посмотрела ему в глаза. И увидела совершенно незнакомого человека. Он больше не казался самоуверенным – он казался жестоким.

– Что происходит? – спросила Холли, и от страха все внутри у нее сжалось.

– Сделка. Прости, дорогая. Мне нужен этот меч. А Груту нужен Сосуд.

Она раскрыла рот.

– Сосуд, – еле слышно проговорила она.

– Ты заставлял ее есть? – поинтересовался Грут.

Кейдеон ответил:

– Три раза в день до отвала. Ей не хватало воздуха.

– И нет никакого способа превратить меня из валькирии снова в нормального человека?

– Нет. Мне просто было нужно твое сотрудничество, чтобы доставить тебя сюда, моему работодателю.

– Я была частью… сделки?

– Верно.

Грут монотонно добавил:

– Твой страж продал тебя. За оружие. – Он щелкнул скрюченными пальцами, и грязные, гниющие воины схватили Холли. – Отведите ее в мою комнату.

– Кейдеон! – Призраки принялись выталкивать ее из кабинета, и она закричала, обернувшись: – Ты ведь это несерьезно!

Кейдеон скрипнул зубами, пустив в ход всю свою волю, чтобы не броситься вслед за Холли. Грут внимательно наблюдал за ним, поэтому Кейд лишь пожал плечами.

– Никогда не следует доверять демону, дорогая…

Дверь за ней закрылась. Кейд заставил себя вздохнуть.

– Она хорошо сложена, – заметил Грут. – Предстоящая процедура будет от этого гораздо приятнее.

Никогда еще Кейд не испытывал такого желания убить кого-либо. Этот ублюдок думает, что заполучит его женщину.

– Призраки, похоже, стали сильней, чем раньше, – сказал Кейд с деланно небрежным видом.

– Это из-за металлических шипов. Я могу влить в ни в сто раз больше силы и лучше контролировать их поступки. Теперь они сильнее, чем даже неистовые демоны.

Грут явно что-то заподозрил.

– Я пришел сюда не для того, чтобы поднимать бучу. Мне просто нужен меч. Пришел – ушел.

– Хорошо. Он у меня здесь, – сказал Грут, подходя к шкафчику с оружием.

Меч был прекрасен, на свету он ярко сверкал. Грут направился было к Кейду, но остановился.

– Лучше я буду держаться на расстоянии, если ты не против. – Он бросил меч.

Кейд схватился за рукоять, почувствовав в ладони легкое покалывание. Перехватив меч другой рукой, он обнаружил серебряный шип, впившийся ему в кожу. Кейд вытащил шип, и на ладони появилась капля крови.

– Это еще что такое, Грут? – Но он уже понял…

– Спокойней, демон. Просто немножко яду, чтобы усыпить тебя. Твой народ очень восприимчив к нему. Ты проснешься живым и здоровым в нескольких сотнях миль отсюда, совершенно позабыв, как найти это место.

В ярости Кейд бросился на волшебника:

– Проклятый ублюдок! Я скормлю твое сердце…

Мир в его глазах потемнел.

Глава 43

Стража вывела ее в другой двор. Холли шла, потрясенная, оцепеневшая. Она изо всех сил старалась не расплакаться. Кейдеон обманул ее, заманил в эту ловушку, пообещав обратить вспять ее превращение в валькирию. А потом сделал так, чтобы она стала плодовитой самкой другого мужчины.

Холли любила его, и он притворялся. Значила ли она вообще что-нибудь для него?

Дверь с шумом заперли у нее за спиной. Главным предметом в комнате была большая кровать с черными шелковыми простынями. Отвратительное напоминание о том, что собирается сделать с ней этот безумец.

Как мог Кейдеон предать ее?..

Холли вытерла глаза рукавом. Нужно осмотреться. Да, она ошиблась, доверившись Кейдеону, но это еще не значит, что все его уроки прошли для нее даром. Холли огляделась. Кроме главной двери, в комнате было еще две. Она подбежала сначала к более узкой – заперта. Попробовала другую. Тоже. Но эта дверь была более холодной. Значит, она ведет наружу. Холли задумалась.

Убежать нельзя? Тогда она будет драться. Она осмотрелась в поисках оружия. Ее взгляд остановился на двух боевых топорах, висевших над камином. И в тот момент, когда она приготовилась подпрыгнуть и снять один из них, вошел Грут.

Дверь автоматически заперлась за ним.

– У тебя расстроенный вид.

Стараясь говорить спокойно, она ответила:

– Я не предполагала, что меня ждет такое.

Это еще слабо сказано. Он с сомнением посмотрел на нее.

– Прямо-таки ни в малейшей степени?

Она стиснула зубы, вспомнив, как заставляла себя пренебрегать опасениями и доверилась демону.

– Да, наверное, он давал тебе очень серьезные обещания, пытаясь завоевать твое доверие. Он спел тебе песнь о предназначенной женщине и исполнил соответствующий танец? – Когда Холли отвела глаза, Грут воскликнул: – Ах вот как он это сделал! – И добавил, вздохнув: – Боюсь, тебя поймали на удочку самого древнего трюка в Законе.

Холли вздернула подбородок.

– Существуют способы определить, на самом ли деле я его женщина. У меня есть доказательства.

– А кто сообщил тебе, что это за доказательства?

Сердце у нее упало. Очевидно, Кейдеон лгал. Как он, должно быть, смеялся у нее за спиной.

– Все, что он говорил тебе, ложь. Ложь срывается с его языка гораздо чаще, чем правда.

– Но Никс тоже говорила…

– Никс? Ты поверила этому безумному созданию? Она играет судьбами. Это забавляет ее. Когда ты поживешь так долго, будешь тоже забавляться всем, чем только возможно. Итак, мы оба знаем, зачем мы здесь, – сказал Грут. – Ты хочешь сделать это более неприятным, чем необходимо?

– Нет. Я устала убегать. Я устала от того, что в меня стреляют. Любой, кто сможет спрятать меня и сохранить мою жизнь, кажется мне теперь очень хорошим.

– Вот именно. Здесь ты будешь под защитой. Тебе будет гораздо лучше без Кейдеона.

– И мне осточертело, что меня предают.

– Умница валькирия. А сейчас мне нужно только проверить, убыл ли демон. – Он подошел к тонкой двери, и она открылась автоматически.

Грут вошел в маленькую комнатку, в которой находилось нечто вроде контрольной будки властелина крепости, с двумя рядами телеэкранов и мониторов, многоканальной клавиатурой и по меньшей мере четырьмя жужжащими процессорами.

– Замечательная система. Вы знаете путь к сердцу компьютерной фанатки. – Она увидела, что все экраны связаны с камерами слежения. – Но не слишком ли это смахивает на паранойю?

Он довольно заметил:

– Нелегко жить, когда самый могущественный волшебник в мире ищет твоей смерти.

– А зачем вся эта техника? Почему бы вам не пользоваться магией?

– Я пользуюсь и тем и другим. – Он указал на один из мониторов второго ряда. – Эти наружные ворота защищены мистически. Можно наехать на них танком, и они не сдвинутся с места ни на дюйм, а открываются они только с этого контрольного пункта.

Она подняла брови, увидев этот экран.

– Это вендиго. – Те, что двигались следом за их грузовиком.

– Да, это мои варвары-привратники. Прекрасные стражи и злобные защитники долины, – сказал он восхищенно. – Некоторые следуют за редкими машинами, попадающими сюда, жаждая свежего мяса. Большая часть остается в городке.

Холли отвела глаза, в которых сверкнул огонь – ее негодование возрастало. Ее мысли прервало изображение, появившееся на одном из экранов.

– Неужели это… коттедж, в котором мы жили?

– Ну да.

– Так вы следили за нами? – Никогда в жизни никто не вызывал у нее такой бешеной ненависти, как этот ублюдок.

– А ты думала, что нет смысла устанавливать слежку за таким безопасным контрольным пунктом? Он кажется таким деревенским, и вам в голову не пришло, что там установлены камеры. Сначала я велел установить их для того, чтобы проверить, не замышляете ли вы против меня. Но потом там оказались другие… интересные вещи. Чем больше я видел, тем сильнее хотел тебя.

Унижение и отвращение, испытываемые ею, были невыразимы.

– Я не мог дождаться, когда же тебя доставят сюда, но демон хотел сначала сам насладиться тобой.

– Тогда вы понимаете: есть шанс, что я ношу ребенка от этого демона.

– Он скорее всего также подходит, чтобы плодить зло, как и я.

– Вот как?

– В Законе он известен как жестокий убийца. Но я хочу, чтобы это дитя было моим. Если ты беременна, я позабочусь об этом.

– Позаботитесь о… – Внезапно она поняла, что он хочет сказать. – Зачем вам вообще понадобился ребенок?

– Чтобы обладать воином зла в его предельном выражении. Я хочу сформировать его, сотворить.

Она отвела взгляд. Ее внимание привлек еще один экран. Холли скосила на него глаза.

– А это… это призрак-женщина? Я думала, из мертвых воскрешают только мужчин.

Грут улыбнулся:

– Здесь одиноко.

Она почувствовала, что ее вот-вот стошнит.

– Знаете что? Я не буду вилять. Я не могу этого сделать. Вы так мне отвратительны, что я не могу притворяться.

– В таком случае мне придется настоять на том, чтобы ты немедленно приняла мой ценный подарок. – Он вытащил из комода коробку, обшитую изнутри войлоком. Там лежал блестящий шип, похожий на новенький костыль – такими костылями прикрепляют железнодорожные шпалы.

– Это для чего? – спросила Холли.

Он выпрямился и пошел к ней.

– Это заменит твою волю моей.

– Вы думаете, что сейчас вставите это мне в висок? – Ее когти стали острыми, как кинжалы.

Она пустит их в ход, чтобы разорвать его мясистую шею.

– Больно будет всего пару месяцев, пока он окончательно не врастет в голову.

– Только через мой труп, Грут. Я буду драться с тобой до смерти. Я буду…

Внезапно перед ее глазами появился самый крупный алмаз из всех, что она видела в жизни. Грут вынул откуда-то из-за спины бриллиант размером со свою ладонь.

– Видишь, валькирия, как он сверкает.

Она уставилась на него как зачарованная. Нужно отвести взгляд. Иначе ее ждет судьба худшая, чем смерть. От страха сердце у нее гулко билось.

– Глаза у тебя стали серебряными, – сказал он охрипшим голосом. Став прямо перед ней, Грут поднял шип повыше. – Расслабься, валькирия…

Она выбросила вперед руку, схватив его между ног.

Его глаза расширились. Он уронил бриллиант и шип, чтобы вырваться из ее рук. Холли дернула вниз изо всех сил, прошипев:

– Больно будет недолго. Расслабься.

Должно быть, Грут подал какой-то неслышный знак тревоги, потому что в спальню ворвались призраки.

– Держите ее! – приказал он, вытирая ладонью окровавленное лицо.

Охранники бросились к ней. Двадцать, подсчитала Холли, с мечами и в доспехах. Нужно бежать, но главный выход заблокирован. Вторая дверь ведет в контрольную будку. Остается только один выход. Бросившись к этой двери, она с воплем толкнула ее. Дверь распахнулась. Она выбежала на балкон – он висел над самым краем водопада.

Когда Грут прошел между охранниками, держа шип в руке, она вспрыгнула на скользкую каменную балюстраду.

– Иди сюда, валькирия! – крикнул он, перекрывая своим голосом грохот водопада. – Ты не понимаешь, что делаешь.

Может ли она на самом деле заставить себя прыгнуть?

– Ты не выживешь, – бросил Грут. – А если и выживешь каким-то чудом, то пожалеешь, что осталась жива.

Глава 44

Ее крик разорвал тьму, окутавшую его сознание. Она в опасности. Нужно бороться… Демонский инстинкт начал пробуждаться в нем, преодолевая воздействие яда.

Два охранника волокли Кейда. С каждым шагом дальше от нее, и он не сопротивлялся.

Как-то ему удалось открыть глаза. Кровь потекла по жилам быстрее, наполняя мышцы, питая ярость. Он взревел, вскочил на ноги, оттолкнув от себя охранников. Когда те схватились за мечи, Кейд выхватил из ножен свой меч.

То был меч Грута. Этот ублюдок действительно выполнил условия сделки, вложив свой меч в его ножны. Кейд нанес удары обоим. Прежде чем они смогли снова подняться, он промчался мимо них и остановился как вкопанный на дороге в кузницу.

Десятки призраков преградили дорогу. А добраться до Холли можно было только через кузницу. Не давал Кейду возможности окончательно обрести демонский облик. А этого противника нельзя убить. Он снова и снова наносил охранникам удары мечом, но каждый раз они поднимались. Оружие здесь бесполезно.

Кейд сунул меч в ножны, висящие за спиной, и бросился на призраков, сбрасывая их в воду. Они, как камни, пошли ко дну в своих тяжелых доспехах. Расшвыряв всех, он направился к кузнице. Три дороги вели к разным башням. Какую выбрать? Появились новые призраки. Куда этот ублюдок увел Холли?

И тут он получил ответ на свой вопрос, потому что увидел ее. Она стояла на перилах балкона – на самом краю водопада.

– Холли, нет! – заорал Кейд, бросаясь к ней. – Не делай этого!

Она сглотнула… а потом сошла с уступа.

О боги, нет! С сердцем, бьющимся в горле, он прыгнул в воду, услышав, как Грут что-то крикнул ему. Он был уже почти у самых перил… Его тело перелетело через пространство, отделяющее его от кузницы, и ударилось о стену, пригвожденное к ней дюжиной мечей.

Она ударилась о воду с сокрушительной силой, и из груди ее вырвался крик. Водовороты бурлили, удерживая ее под водой. Водовороты крутили ее с непреодолимой силой. Отчаянно молотя ногами, она тянула руки к поверхности, которую могла видеть – но не могла достичь. Подводное течение подхватило ее, выбросило ниже по реке, как пулю из винтовки.

Впереди упавшее дерево. Она отчаянно поплыла к нему. Нельзя его упустить. Оно впереди… почти рядом… поймала! Она держалась за дерево, и оно тащило ее, а потом она на четвереньках вскарабкалась на каменистый берег.

Выбралась. Каждый прерывистый вдох вызывал кашель, мучительную боль в легких. Ухо защипало. Она подняла глаза. И встретилась с красными глазами, горящими от сверхъестественного голода. Глаза были устремлены на нее.

– Если ты меня не освободишь, она погибнет! – рявкнул Кейдеон Груту.

Изо всех сил Кейд извернулся, разрезая свою кожу о мечи врагов, вырывая собственную плоть, чтобы освободиться.

– Она, вероятно, не уцелеет в водопаде, – сказал Грут, сдавив себе нос и снова отпуская его. – Но если она и уцелеет, неужели ты на самом деле думаешь, что я дам тебе уйти с этой женщиной, с мечом, да еще и со знанием, где находится моя крепость?

– Плевать мне на меч! – наконец Кейд преобразился полностью. – Возьми его себе! И я дам клятву Закону… не рассказывать об этом месте.

– Даже если валькирия выживет, она будет заражена или съедена. И потом, через пару столетий, появится другой Сосуд. А если у меня что-то и есть, так это время.

Кейд взревел от ярости, рога его распрямились, заострились, клыки и когти удлинились.

– Я действительно надеялся, что ты убьешь моего брата, но теперь я вижу, что ты не поддаешься контролю.

Грут бросил еще один меч – прямо Кейду в шею. Обливаясь кровью, демон вырвался, присел, клинок пролетел в одном дюйме от него. Он снова шагнул к перилам, к самому краю…

Грут сам набросился на Кейда, обхватив своей толстой рукой шею противника.

– Я могу выдавить из тебя жизнь, демон…

Кейд откинул голову назад, и его заострившиеся рога погрузились в лицо Грута, точно змеиные клыки. Волшебник рухнул, мгновенно парализованный! Выходцы с того света сразу же набросились на Кейда.

Он бездумно бил их когтями, рогами, клыками. Но призраков нельзя убить, пока жив их хозяин. Кейд бросил взгляд на Грута, потом продолжил схватку. Схватив массивное тело волшебника, Кейд пробивался к кузнице, принимая удары мечей, рыча от ярости при каждом ударе. У края кузнечного горна он поднял Грута над головой.

Негодяй пришел в себя настолько, что смог взмолиться:

– Пожалуйста…

Кейд взревел и бросил его в огонь. Пламя поглотило тело Грута, потом вспыхнуло с такой силой, что не смогло удержаться в дымовой трубе. Крепость содрогнулась. Горн взорвался, а вместе с ним взорвалась и кузница, извергая кипящий металл. Кейда подхватило взрывом, швырнуло его обожженное тело об стену. Он рухнул.

Земля начала уходить из-под ног, крепость разваливалась.

Глава 45

Раздавшийся в отдалении взрыв отвлек внимание вендиго. Холли вскочила на ноги и промчалась мимо них. С неба сыпались куски угля, взрыв за взрывом сотрясал крепость, башни рушились. Она бежала вниз по берегу реки, оскальзываясь на камнях. Вендиго пустились в погоню.

Впереди из мрака появились новые вендиго, и Холли пришлось броситься в город. Она поняла, что они намеренно загоняют ее, но ничего не могла с этим поделать… Оказавшись на главной улице, Холли осмотрелась. Глаза вендиго горели из-за углов домов, на крышах, в окнах. Десятки глаз.

Ее взгляд упал на обычный топор, вбитый в колоду. Она подбежала, выхватила топор. Вендиго подкрались ближе. В тот момент, когда самые крупные в стае напряглись, чтобы броситься на нее, ночь превратилась в день. Последняя мощная башня рухнула в языках пламени, заливая долину светом.

Вендиго – существа ночные – прикрыли глаза и согнулись с влажным шипением, и тогда Холли помчалась вдоль их линии.

Оглянулась на бегу. Они не смогут ее догнать. Свободна! Они остались далеко позади, в облаках пыли. Холли обернулась, окинула взглядом городок. Жар больше не исходил от кузницы, и внезапно пошел снег.

Быстро положив топор на землю, она отжала одежду и волосы, потом сбила лед с ветки ели, натерла хвоей всю себя, изменив свой запах. Она пошла назад, крадучись среди домов, направляясь к церкви. Осторожно вошла внутрь, внимательно обшарила забитые досками окна. С топором в руке Холли вспрыгнула на одно из выступающих стропил. Присела там затаив дыхание. И принялась ждать.

Один за другим они вошли, ища, ощущая ее. Она наклонила голову, бесстрастно рассматривая своих жертв, как это делали ее праматери. Когда церковь заполнилась, над долиной сверкнула молния. Самые крупные вендиго вытянули шеи и подняли головы. С криком Холли прыгнула, перекрыв им единственный путь к спасению.

Она жива. Кейд снова с трудом открыл глаза. Она испустила крик – но то был крик, вызванный не страхом, а яростью.

Взрывом его искалеченное тело вынесло вниз в долину. Но она жива. И снова в опасности. Скрежеща зубами, он начал засовывать кости обратно под кожу, настороженно при этом высматривая врагов. Почему вендиго не нападают на него? Почему их не привлек запах его крови? Если понадобится, он поползет к ней.

– Куда мне идти теперь? – прошептала она, закрыв за собой церковную дверь.

Ответа не было – только тишина. Вот здесь, на этом месте она раскидала смерть. Но Холли почти не чувствовала удовлетворения, только выворачивающую душу грусть от предательства Кейдеона.

Холли почти бессознательно обходила городок, дрожа от потрясения и холода, как вдруг она ощутила тепло, исходящее откуда-то сверху. Она озадаченно подняла голову. Северное сияние.

Сияние колыхалось и плавало на небосклоне так мирно, призывая ее, маня к себе. Без раздумий Холли побежала вперед, к нему, в самую темную чащу, не думая ни о чем, только бы идти за этим сиянием…

Глава 46

Холли четыре дня ускользала от него, но Кейд шел по ее следу, тащась по замерзшей дороге к другому шахтерскому городку. Его команда прочесывала окрестности в поисках его женщины.

Кейд потерял ее тогда. Он понял, почему вендиго не напали на него: она перебила всех до одного и тем спасла ему жизнь, сама того не зная. После этого она направилась не на юг, как сделал бы всякий на ее месте. Не пошла она и на восток, вдоль реки или по дороге, к, менее гористой местности. Она благоразумно пошла на север, прямо в сердце гор.

Он случайно обнаружил, куда она идет, заметив шахтера с подбитым глазом и сломанной рукой. Когда речь зашла о Холли, тот стал отвечать уклончиво. Очевидно, она как следует отделала его. Славная девочка…

Кейд сломал этому типу другую руку за то, что тот плохо обошелся с Холли.

Найдя ее след, Кейд уже не терял его, потому что мужчины этих территорий запомнили ее. В разгар зимы здесь было не много женщин, тем более красивых.

От переправы, где жил тот шахтер, Кейда направили в следующий город на севере. Там Холли обменяла свои часы на еду и пару снегоступов, а потом пошла пешком к следующему населенному пункту. Убежав от сильнейшего бурана, она продвигалась к шахтерскому городку, куда теперь торопился Кейд. Он считал, что их разделяет путь в несколько часов – там он найдет ее. Эта мысль заставила его ускорить шаг.

Денег у нее не было, и обратиться ей было не к кому.

Глаза Кейда пробежали по мечу в ножнах, лежащему на пассажирском сиденье. Один его вид был ненавистен и служил постоянным напоминанием о том, что снова предстоит делать выбор.

В каком-то проулке Холли уселась прямо в грязный сугроб и согнулась калачиком. Не переставая шел мокрый снег. Глаза бы ее не смотрели на этот снег… Она совершенно не знала, где находится. Очередной шахтерский городок. Эти бедные городки уже сливались у нее в глазах.

За последние четыре дня она даже не поспала и теперь была на грани умственного и физического истощения. Голод, который она не ощущала неделями, теперь разыгрался в полную силу, и у нее кружилась голова.

Денег не было, часы она давно продала, и банков тоже не было. Здесь не было даже обычной почты. Впрочем, ей и некого было просить о помощи. Она была совершенно одинока… Зазвонил платный телефон-автомат на углу. Ее измученным нервам этот звук показался просто грохотом. Она встала, пошатываясь, подошла к телефону, намереваясь сорвать трубку с крючка, но в последнюю минуту любопытство одержало верх, и она ответила.

– Алло? – прохрипела она.

– Лови нас! – крикнула Никс, перекрывая голосом какую-то орущую музыку. – Мы гудим басом.

Щелк.

Что это такое? Холли повесила трубку, долго смотрела на телефон, как будто в нем заключались ответы на вопрос, почему и как Никс позвонила ей.

Через несколько минут перед ней остановился огромный красный джип. За рулем сидела валькирия с пылающим насмешливым лицом. На пассажирском месте сидела Никс, которая взмахом руки предложила Холли сесть в машину.

Холли отмахнулась от нее и вернулась к своему грязному сугробу. Женщины пошли за ней.

– Bay, ты похожа на ведро с помоями, – обратилась к Холли женщина с пылающим лицом.

А Никс проговорила невинным голосом:

– Это твоя тетка, Реджин Лучезарная. У нас считается, что она совершенно не способна выбирать выражения. Пошли, дорогая. Мы опоздаем в аэропорт.

Холли подняла брови.

– Я никуда с вами не поеду.

Никс удивленно заморгала:

– Это почему же?

Холли не сразу смогла найти слова.

– Наверное, потому, что вы лгали мне, заманили в поездку с демоном – носителем зла. Который отдал меня волшебнику, а тот собирался оплодотворить меня абсолютным злом!

Никс похлопала ее по подбородку.

– Надеюсь, ты не забросила Кейда очень далеко.

– Я хочу поговорить с Холли наедине, – сказала Реджин.

Никс пожала плечами и повернулась к машине. Оставшись наедине с Холли, Реджин сказала:

– Существует четыре причины, по которым ты должна сейчас поехать со мной. Первая. В машине есть еда, а ты, судя по всему, пока еще остаешься жвачным существом. Во-вторых, горячий душ и чистую постель можно получить менее чем через два часа. В-третьих, Никс рехнутая, и ты не первая среди нас, которую она послала в долбанное путешествие из-за своего дара предвидения. А последняя причина, по которой тебе следует поехать со мной, – я тебя не кидала.

Эта Реджин даже понравилась Холли. Прямота и откровенность показались ей привлекательными. Но даже Реджин прибегла к уловке.

– Хорошо. Мне не хотелось это делать, Холли. – Она вздохнула. – Но ты не оставила мне выбора. – Она вынула из кармана пакетик с антибактериальными салфетками и соблазнительно помахала им. – Смотри, что есть у тети Реджин. Так с кем ты дружишь? Кто твоя любимая валькирия?

Но та все же устояла, и Реджин вздохнула:

– Да что я буду с тобой возиться? – А потом подхватила сопротивляющуюся Холли под мышки, прижала к себе и понесла к машине.

Никс открыла заднюю дверцу, и Реджин швырнула племянницу на заднее сиденье. Холли все еще сердито ворчала, отбрасывая спутанные волосы с лица, когда джип выехал из городка. Никс обернулась к ней:

– И как тебе понравилось твое приключение?

– Жутко здорово.

– Хорошо. – Никс протянула ей сладкие овсяные хлебцы с изюмом и орехами.

Холли набросилась на них, даже не сняв свои грязные перчатки.

– Скоро мы будем в Новом Орлеане. Мы приготовили для тебя комнату – теперь будешь жить с нами в Валгалле.

– В Новом Орлеане? – сердито спросила Холли, давясь хлебцем. – Вы послали меня через целый континент, хотя я жила в том же городе, где живут мои родственники.

Никс кивнула, и Холли хихикнула странным тоненьким голоском. Потом она смеялась уже открыто и не могла остановиться, даже после того, как начала одновременно еще и плакать.

– Ну-ну, – сказала Никс. – Если бы я не послала тебя в это путешествие, в “Книге воителей” не появилось бы страницы о тебе!

– Приехали, – сказала Реджин, указав на взлетное поле.

– Серьезно, дорогая, ты должна расслабиться.

– Почему, тетя Никс? Почему я все время что-то должна?

– Потому что через несколько минут ты увидишь демона.

Две детали отпечатались в больной голове Холли. Сейчас она полетит на вертолете. И провалиться ей на этом месте, если Кейд увидит ее слезы.

– С какой стати ему быть здесь? – спросила она, когда они остановились рядом с блестящим серебристым вертолетом.

– Потому что он ищет тебя, – сказала Никс, выпрыгивая из машины.

Ее тетки направились к вертолету, и Холли пошла за ними.

– Зачем? – спросила она у Никс, пытаясь перекричать шум моторов.

Реджин отодвинула дверь.

– Люблю запах напалма по утрам! – Она провела Никс в кабину, втолкнула туда Холли, потом влезла сама.

Пилот-женщина принялась нажимать на кнопки и щелкать выключателями. Моторы заработали быстрее, шум их стал еще громче.

– Никс! – крикнула Холли.

– Ах да, конечно. И о чем я только думаю! Холли, это твоя тетя Кара Прекрасная.

Валькирия-пилот приветствовала ее, поднеся два пальца к шлему, украшенному надписью: “Приятного полета на мне!”

А Никс продолжала:

– Она еще отчасти и фурия. Она отвезет нас на всех парах домой, а потом улетит в…

– Колумбию, – закончила за нее Кара.

– Да черт побери, Никс! Ответь же мне!

Никс сдвинула брови.

– Что ответить, дорогая?

– Оставь это пока что, – сказала Реджин. – Она же ошалела.

Они только что оторвались от земли, когда подъехал грузовик, и из него выпрыгнул Кейдеон.

Холли нахмурилась, когда он направился к ним. Глаза у него были черные, вид более решительный, чем когда-либо. Но что заставляет его торопиться? Что, по его мнению, может теперь добыть для него Сосуд? Волшебный лук и стрелу? Заговоренный щит?

Реджин хлопнула себя по коленям:

– О боги, посмотрите, как он бежит! Как будто его жизнь зависит от того, успеет он или нет. – Она откинула дверцу.

– Зачем ему это? – прошептала Холли, но Реджин услышала ее даже сквозь шум моторов.

– А тебе какое дело? Исторически, если некий мерзавец предоставляет меня в распоряжение какому-то срамнику-волшебнику, словно племенную кобылу, меня уже не интересуют его мотивы. Исторически. А теперь задай ему хорошую взбучку и выброси его из головы.

Глава 47

Валгалла – жилище новоорлеанского общества валькирий – была просто кошмаром.

Призраки в рваных красных плащах окружали старинное здание, построенное еще до Гражданской войны 1865 года, двор был заполнен молниеотводами и обуглившимися деревьями, и над всем плыл густой туман, как живой.

Когда Холли впервые увидела это место, ей страшно захотелось тут же повернуться, сесть в машину и отправиться обратно в страну снегов. Но она не могла этого сделать, потому что Никс высадила ее и Реджин, прощебетав, что вернется через неделю, – но “в холодильнике есть, чем подкрепиться”.

Во время полета до Нового Орлеана Холли мало что узнала от тетки о поступках демона. Единственное, что она смогла выжать из бормотания Никс – что у Кейдеона были веские основания поступить так, как он поступил. Но какие именно были эти причины и как он мог так грубо кинуть Холли, ей узнать не удалось.

Реджин вошла в дом, расталкивая валькирий.

– Дайте пройти, пропустите. Это новенькая.

Большинство с любопытством рассматривали Холли, некоторые – с подозрением. А потом на Реджин посыпались вопросы.

– Ты уверена, что она точно одна из нас?

– Это та, которую мы должны задирать?

– Она умеет играть в пульку?

– Она соображает в видеоиграх?

– Соображаю ли я в видеоиграх? – переспросила Холли, обращаясь ко всем сразу. Они испытывают ее, совсем как это делали ее студенты, а потом – завсегдатаи “Сандбара”. И ответила: – Я умею создавать видеоигры.

Эти слова явно произвели впечатление.

– Вы слышали, что она сказала? – вклинилась Реджин. – Она уже принадлежит к тем, над кем не следует шутковать.

– Это почему?

– Ей посвятили целую страницу в “Книге воителей”. Она перебила стаю вендиго и за четверть часа урезала список членов Ордена демонов. И все это за один месяц.

Холли была ошеломлена, над губой у нее проступил пот.

– Поэтому давайте будем относиться немного уважительней к Холли… – Реджин замолчала с хмурым видом. – Какое ты возьмешь имя как валькирия?

Она приложила руку ко лбу и пробормотала:

– Меня тошнит. Мне, наверное, лучше лечь.

– Эй, старушка, говорят же тебе, что она не валькирия. Мы не блюем.

Теперь Реджин рассматривала ее, сдвинув брови.

– В чем дело?

В первый день, когда Холли встретила Кейдеона, он сказал ей об этом. И теперь, когда Холли вспомнила об этом мерзавце, ее вырвало и весь завтрак оказался на полу. Толпа отпрянула, послышался общий изумленный возглас.

– Ну что же, это хорошая новость. Теперь я знаю твое второе имя, – сказала Реджин. – Добро пожаловать, Холли Брюхатая.

* * *

Прошло пять дней с тех пор, как Холли устроилась в Валгалле. На вертолет Кейд опоздал на несколько секунд, и теперь она была в руках валькирий.

– Не могу поверить, что люди, которых ты послал, не помешали ей войти в этот дом, – сказал он Року.

Они вдвоем лежали, затаясь среди сожженных деревьев, окружающих дом.

– Здесь и ясновидящая, которой три тысячи лет, и ведьмы, готовые выцарапать глаза за свою банду, – сказал Рок. – Они поставили скрытое подслушивающее устройство. Наверное, у них есть вход, который мы не можем видеть.

– Теперь Холли в своей семье, – сказал Кейд, глотнув демонский напиток. – Они не станут оспаривать мой случай.

– Если честно, у тебя все равно не было ни единого шанса – вмешались бы валькирии или нет. Мы проиграли в этом деле, когда вертолет улетел.

Кейд помрачнел, а Рок продолжал:

– Я выразился откровенно, да? – Он щелкнул пальцами, чтобы ему протянули флягу. – Так скажи же мне, что это такое.

– Ты о чем?

– Ну, ты понимаешь. Каково это – заботиться о другом больше, чем о себе самом? Это первое, что ты сделал из того, чего не делал я. Поэтому я и спрашиваю.

– Учитывая то, что я чувствую сейчас, я бы рекомендовал держаться от этого подальше.

Рок поднял брови, и Кейд добавил:

– Представь, что тебе проткнули грудь копьем.

Рок кивнул:

– Протыкали, и не один раз.

– Тогда представь, что ты будешь чувствовать, если эта огромная дыра никогда не зарастет.

– Ничего хорошего.

– Совсем ничего хорошего. Если бы я мог только один раз поговорить с ней прежде, чем мы отправимся в Роткалину. – Суровая реальность его положения усугублялась тем, что даже если бы он и сумел как-то склонить Холли на свою сторону, ему пришлось бы сразу же оставить ее.

– Ты должен поговорить с ней до того, как мы уедем. Пойми, нам от тебя будет мало пользы. Ты не ешь, не спишь. Ты одержим, но совсем не победой над Омортом. В таком-то состоянии предводители и допускают, чтобы убивали их людей.

– Холли может оставаться в доме месяцами, работая над своим кодом. – Кейд провел рукой по лицу. – С Никс не удалось?

– Я пустил всю команду обшаривать улицы в ее поисках…

– Кого это мы ищем? – прошептал голос позади них.

Кейд и Рок отползли назад. Прямо позади них сидела на земле Никс. Первым опомнился Кейд. Он ответил:

– Я искал тебя.

– Никогда не слышала ничего подобного. – Вид у Никс был такой же безумный, как всегда, но плюс к этому она казалась… усталой.

– Как Холли?

– Великолепно. Она хорошо устроилась. У нее даже назначено свидание на следующей неделе с кем-то по имени Деш. Это демон. Может, ты его знаешь.

Эта новость подействовала на Кейда как удар в зубы.

– Так что же тебе нужно от меня?

– Я хочу увидеться с ней до того, как мне придется отправиться в Роткалину. Пусть это будет всего лишь пять минут. Ты можешь устроить встречу?

– Где?

– Где угодно!

– Тебе бы стоило хорошенько пораскинуть мозгами, – сказала Никс. – Холли сообщила мне как раз на днях, что ей хочется иметь красивый большой дом.

– Она действительно так сказала? – воскликнул Кейд.

Он добудет для нее самый большой, самый…

– Нет, она этого не говорила, – со вздохом ответила Никс. – А может, и говорила? Конечно! Я не помню. Во всяком случае, факт остается фактом: Холли может простить тебя, но что будет потом? Ты надеешься, что моя племянница поселится в твоей квартире с тобой и этим дымным демоном? – Она небрежно махнула рукой Року, и тот приветствовал ее флягой. – Твоя непредсказуемая жизнь типа перекати-поле кончилась, Кейд. Это большая ответственность – иметь свою женщину.

– Я готов взять на себя эту ответственность. Ты только устрой нам встречу.

– Я помогу, но лишь при одном условии: ты и твоя команда перестанете искать Неоми и вампира.

Значит, Неоми действительно жива.

– Как ей удалось выжить?

– После того как ты грубо выпотрошил ее? Она стала фантомом. Это долгая история. Здесь не обошлось без колдовства.

Рок воскликнул:

– Фантом! Неудивительно, что я никак не мог поймать ее. У меня не было никаких шансов, да?

Никс грустно покачала головой:

– Не было. В особенности потому, что я предупреждала ее о каждом твоем шаге…

Это сообщение подействовало ошеломляюще на обоих мужчин. Наконец Кейд сказал:

– Ты знала, что она жива? Ты же говорила нам, что она умерла. Ты лгала…

– Да, а люди, которые лгут, – плохие. Нет-нет, я не имею в виду тебя. – Глаза у нее стали пустые, и она продолжила: – Я действительно приврала, но только чтобы судьба привели тебя сюда и чтобы ты бродил тайком вокруг Валгаллы в эту полночь – теперь, когда Грут мертв, волшебный меч принадлежит тебе, а Холли…

– Что Холли?

– Ничего. – Она изящно поднялась с земли. – Я начну осуществлять наш план, – сказала она, уходя. – Кстати, – крикнула она через плечо, – твой брат вернулся в город.

Глава 48

– Как тебе нравится здесь, в Валгалле? – спросила Никс.

– Очень нравится, – ответила Холли, не сумев разобраться, находится ли ее тетка в здравом уме.

Никс была источником информации. Но чтобы получить эту информацию, нужно было, во-первых, поймать ее, а во-вторых, улучить момент, когда она пребывала в здравом уме. За последние две недели Холли не очень-то везло ни с тем, ни с другим.

– Ты устроилась на новом месте?

Это вызвало у Холли раздражение. К чему она клонит?

– Да, – не сразу ответила она.

Она не могла вернуться в свою квартиру на чердаке, поэтому согласилась на комнату в Валгалле. Реджин научила ее, как жить в этом доме: красть одежду у других и защищать свою собственную, узнавать, кто недавно получил одежду из химчистки, чтобы заполучить действительно стоящие вещи, предчувствовать, что над тобой собираются напроказить, и этого избегать.

Холли полагалось тренироваться с оружием несколько раз в неделю, особенно с приближением Приращения. Реджин помогла ей испробовать разные мечи, чтобы подобрать такой, какой ей больше всех понравится.

– Все, что угодно, лишь бы небольшой, – только и попросила Холли.

В свободное время Холли работала над своим кодом.

– А как же твое преподавание? – спросила Никс.

– Я могу получить докторскую степень, не выходя отсюда.

Холли понимала, что ее кода будет достаточно для докторской. Никс спросила:

– Но ты ведь знаешь, что можешь выходить отсюда, когда захочешь?

Холли кивнула.

– Я рада, что Реджин взяла тебя под свое крылышко, – заметила Никс. – Хотя меня это удивляет. Она не самая отзывчивая из валькирий.

Холли сказала:

– Она уже призналась, что пользуется мной, чтобы развлечься, и советовала мне не относиться к этому слишком серьезно.

Реджин даже собиралась помочь ей найти изгоняющего дьявола для “смеющихся дам”, хотя поехать с ней на тот мост она отказалась. Реджин Лучезарная ужасно боялась привидений. Поэтому Холли все еще искала себе спутницу, чтобы поехать с ней в Мичиган зимой.

Да, Холли устраивалась. Жизнь была почти что надо. Если не считать того, что она была беременна и носила в себе семя злого демона. Хотя на самом деле и не верила, что Кейд – носитель зла. Если честно, она простила свою тетку. Без вмешательства Никс Холли все еще упрямо цеплялась бы за свою прежнюю жизнь.

Единственное, чего она всегда хотела, – это чувствовать себя обычной. В Законе так и было. Даже с ее постоянными загибами и маниями Холли была здесь уместна. Никс сказала ей, что она окончательно ощутит себя собой во время поездки, и действительно, Холли обнаружила, кто она есть – Холли Блистательная.

Это было ее новое имя. Оно ей даже нравилось. Особенно когда она сравнила его с первыми идеями сообщества: Холли Брюхатая, Холли Отважная Мать-Одиночка и Холли Глиняный Кувшин.

По словам Никс, они выбрали ей такое имя потому, что она умная, а еще и потому, что она пошла за северным сиянием, пытаясь избавиться от опасности.

– Что ты думаешь о Кейдеоне? – спросила Никс. – Не можешь же ты бросить его навсегда.

Он действительно не лгал, что Холли – его судьба. В первую неделю он приходил в Валгаллу каждую ночь. Поначалу вел себя, словно владелец этого дома, прямиком направляясь к парадному входу – или, по крайней мере, намереваясь это сделать. Призраки ловили его и ударяли о дуб со всей силой.

Если он звал Холли, ее тетки нахлобучивали наушники ей на уши, а потом еще энергичней науськивали призраков на него. А потом, пять ночей назад, он перестал приходить…

Теперь, когда у Холли появилось время, чтобы все обдумать, она припомнила все, чему Кейдеон без устали учил ее. Наверное, он действительно испытывал к ней какие-то чувства и рассчитывал, что Холли сама сумеет себя освободить, когда он отдаст ее.

Его “неотложные потребности” поглотили его целиком. Ему пришлось делать выбор, и она проиграла. Холли почти понимала это. Но вот чего она не могла понять – это как он смог прогнать ее тогда, в крепости Грута. Он, конечно, одурачил ее. Ей никогда не забыть, какое у него было лицо, когда он сказал:

– Никогда не верь демону…

Оглядываясь на их отношения, Холли никак не могла понять, было ли в них что-нибудь настоящее.

Никс кашлянула, и Холли поняла, что совершенно выключилась из разговора.

– Ты о чем-то задумалась, дорогая?

– Э-э-э… нет, все великолепно. Спасибо, что проведали меня.

– Я действительно рада, что ты здесь. – Никс улыбнулась безучастно. – Но теперь тебе нужно переехать.

Глава 49

Въехав в имение Ридстрома, он разволновался. Почему брат не велел кому-нибудь сообщить о своем спасении? В голове у Кейда кишели всякие версии. Подвергли ли Ридстрома пыткам? Сделали ли с ним что-нибудь настолько ужасное, что он не может никому показаться на глаза?

Кейд остановил свой старый грузовик. С сердитым видом взял меч. Он презирал это оружие и был рад возможности избавиться от него.

Подойдя к главному дому, Кейд заметил, что все занавески задернуты. Но как только он подошел к двери, она открылась со скрипом – ее отворил сам Ридстром. На нем не было ни рубашки, ни ботинок, и он застегивал джинсы, как если бы только что натянул их.

При виде его брови у Кейда поднялись.

– Ридстром?!

Его брат… изменился.

В его стиснутых челюстях появилась злая складка, которой раньше не было. Твердые мускулы шеи и плеч набухли от напряжения. Глаза были прищурены, и в них читалось безумие. Четыре тонкие струйки крови бежали по его груди и по оцарапанной щеке – как если бы кто-то провел по его коже когтями. Что происходит, черт побери?

– Ты что, собираешься продержать меня здесь весь вечер? Открой дверь.

Брат не пошевелился, только оглянулся через плечо в глубину дома.

– Ридстром, ты меня беспокоишь, старина. Дай мне войти и скажи, что случилось. Я слышал, что тебя схватила Сабина.

Ответа не было.

– Тебя отвезли в Торнин? Ты дрался с Омортом, чтобы сбежать?

Наконец Ридстром покачал головой.

– Так как же ты выбрался оттуда? Никто не может убежать из Торнина.

– У меня был в кармане некий козырь, – ответил Ридстром грубым голосом.

– У тебя нехороший вид. С тобой все в порядке?

– Будет в порядке. – Ридстром снова оглянулся через плечо. – Скоро.

– Я добыл меч, – сказал Кейд, протягивая брату меч. – И убил Грута.

Ридстром кивнул, без всякого интереса взял меч, едва удостоив его взгляда. Сбитый с толку Кейд медленно произнес:

– Это меч, который убьет Оморта.

– Мы пойдем воевать весной, – скрипучим голосом проговорил Ридстром. – Будь готов.

– И это все, что ты можешь мне сказать? Никакой благодарности? Даже не похлопаешь меня по спине? – терпение Кейда лопнуло. – Если бы ты знал, через что я прошел, чтобы добыть этот проклятый меч, в какое положение я поставил свою женщину… Да, если ты заметил, твоего “вейрона” нет, он никогда больше не вернется домой…

– Эй, там есть кто-нибудь? – внезапно закричала какая-то женщина из глубины дома. – О Боже, помогите!

Кейд отчетливо различил скрип кровати. И звон цепей.

– Меня держат здесь против моей воли!

– Это… Сабина? – Неужели Ридстром воспользовался своей тюремщицей для побега? – Это и есть твой козырь?

– Помогите мне! Умоляю! – крикнула женщина изо всех сил.

Ридстром тяжело посмотрел на брата. Стараясь говорить небрежным тоном, Кейд спросил:

– Так ты, значит, приковал злую волшебницу к кровати?

– Она моя! – вскипел Ридстром. – Я буду делать с ней все, что захочу! И я не делаю ничего такого, чего не делали со мной. – Его крупные кулаки сжались.

– Ну-ну брат, незачем меня колотить. Каждому свое, да. – Неужели Сабина так обращалась с благородным, царственным Ридстромом?

Если так, то принцип “зуб за зуб” вполне приемлем.

– Когда я с ней разберусь, я свяжусь с тобой. – После того как Ридстром захлопнул дверь, Кейд долго стоял и смотрел на нее.

Наконец он повернулся к ступеням.

– Ничего себе, – сказал он ошеломленно. – Значит ли это, что я теперь уже не плохой брат?

– Вы на самом деле выгоняете меня? – спросила Холли, направлялись посмотреть дом, выставленный на продажу, один из тех, что “весьма подойдет для Холли и не можешь же ты растить ребенка в Валгалле, – сказала Никс. – Одних молний хватит, чтобы сделать жизнь там смертельно опасной.

Холли шла рядом с ней, слишком усталая, чтобы возражать. Она даже согласилась поехать в “бентли”, принадлежавшей Никс, хотя там по-прежнему был полный бардак.

– Сколько нам еще ехать? – спросила Холли. Был уже вечер, через час зимнее солнце сядет. – Вот уже двадцать минут, как мы выехали за пределы округа.

– А мы уже приехали, – сказала Никс, сворачивая к воротам.

Ведущая от ворот дорога, обсаженная дубами и магнолиями, была извилистой и длинной.

– Сколько здесь акров?

– Не знаю. Думаю, очень много – плюс-минус.

Когда дорога вывела на открытое место, Холли открыла рот. Имение было великолепным. Трехэтажный дом в колониальном стиле, с крутыми уступчатыми крышами и арочными мансардными окнами, с галереями, украшенными блестящими железными узорными решетками. Дорические колонны высотой в три этажа стояли по обеим сторонам от главного входа.

– Он называется “Девять дубов”. – С каждой стороны дома росло по три древних дуба и, очевидно, сзади было еще три. – В нем двенадцать комнат. Несколько можно превратить по мере надобности в детские.

Странно было говорить о таких вещах, как детские. Еще более странно, что Холли действительно была нужна детская.

– Что скажешь? – спросила Никс, останавливая машину перед входом.

– Потрясающе, – честно призналась Холли. Дул свежий ветерок, обвевая мокрые банановые пальмы и деревья. – Но вам не кажется, что он немного великоват для меня и одного ребенка? Лучше бы квартиру на чердаке.

– Мне кажется, это прекрасное место, где будет расти вамон, а? Ну а если мы сюда приехали, можно и осмотреть его.

Пожав плечами, Холли пошла за ней по выложенной кирпичом дорожке. У фонтана дорожка раздваивалась. Из фонтана били девять струй. Они поднялись по шести ступеням на крыльцо и увидели, что дверь не заперта.

– Можно войти, да? – спросила Холли.

– Нас ждут.

Интерьер понравился Холли не меньше экстерьера. Шесть стульев перед баром, три ряда светильников. Двенадцать комнат и три этажа… Все цифры работали на Холли. Но кабинет наверху довершил все. Комната была просторной и светлой, огромное окно выходило на бассейн!

Как обычно, ее внимание привлек компьютер, и она заинтересовалась, что хранит там хозяин дома. Компьютер был включен, на мониторе светилась заставка. Холли сдвинула брови.

– Эта платформа должна появиться не раньше, чем через год. Ни у одного простого человека не может быть такой системы. Чье это?

За спиной у себя она услышала гулкий голос:

– Это твое, малышка. Потому что коды не пишут себя сами.

Глава 50

– Ну, знаете, Никс! – разозлилась Холли. – Вы опять меня подставили? Неужели вы рассказали ему?

– Об этом я ему ничего не рассказывала.

– О чем? – небрежным тоном спросил Кейд.

– Не твое дело! – отрезала Холли. – Что тебе нужно?

– Ты.

– Это твоя игра, детка, – сказала Никс. – Я буду в машине, которая останется или не останется здесь. – И она ушла.

Холли с горечью улыбнулась Кейду:

– Ты спелся с Никс, чтобы обмануть меня – как оригинально!

– Иначе ты не захотела бы меня видеть, а мне нужно поговорить с тобой.

Тут она заметила, что он похудел. Лицо у него осунулось, вид был усталый.

– Я думаю, что мы уже все сказали друг другу. Я считаю, что это сопровождалось тремя словами: “Ты часть сделки”.

– Мне пришлось так поступить. Мне нужно было держаться так, будто мне на все плевать, иначе Грут не отдал бы меч.

Она замерла.

– И у тебя хватило духа заговорить со мной об этом мече?

– Я вернулся, чтобы освободить тебя от Грута…

– Неужели? Я, видишь ли, не могла этого знать, потому что начала драться при первой же попытке Грута вбить костыль мне в висок!

– Что он с тобой сделал? – Кейдеон подошел к ней, хотел взять ее за руку.

Но она с шипением отдернула руку.

– Не смей ко мне прикасаться! Я убежала оттуда прежде, чем Грут превратил меня в безмозглую сексуальную рабыню и племенную кобылу – но не благодаря тебе.

– Я знаю. Я видел, как ты прыгнула.

Значит, он действительно вернулся за ней.

– Я бросился в воду сразу же вслед за тобой, когда Грут пронзил меня летающими мечами. Я был бы там еще быстрее, но он отравил рукоять меча, накачал меня ядом, когда я схватился за нее.

– Почему крепость взорвалась?

– Я бросил Грута в его же кузницу. К несчастью, я сам попал под взрыв, иначе оказался бы рядом с тобой в городке и сразился бы с вендиго. Хотя моя помощь тебе была не нужна.

– Значит, ты хотел прийти за мной?

– План заключался в том, чтобы добыть меч, убить им Грута, а потом как можно скорее вытащить оттуда тебя.

– Тогда почему же ты ничего не рассказал мне?

– Я не мог. Грут умеет читать чужие мысли. Демоны могут поставить этому преграду, но твои мысли он прочел бы, как книгу. Но я пытался научить тебя сражаться на тот случай, если что-то пойдет не так.

– А почему ты вообще взял меня туда? И как насчет того, что ты меня предал? Ты все время мне лгал, говорил, что я могу вернуться в свое прежнее состояние.

– Это так, Холли. Я лгал. Но мне казалось, что у меня нет выбора. Понимаешь, ты знала, зачем мне нужен этот меч, но не знала, как сильно он мне нужен.

– О нет, я знала. Ты девятьсот лет искал способ убить Оморта, думал, что падение Роткалины – твоя вина, и обвинял себя в гибели своей приемной семьи. – Перечисляя все эти вещи вслух, она вдруг осознала, насколько важна каждая из них на самом деле.

– Есть и еще кое-что. Когда в ту первую ночь мой брат не явился, его схватила сестра Оморта. Одураченный ее колдовством, Ридстром попался в ловушку и оказался в темнице, а Сабина задумала им… воспользоваться.

– Что ты хочешь сказать?

– Сабина задумала родить ребенка от Ридстрома, чтобы навсегда завладеть нашим королевством. – Кейдеон провел рукой по лицу. – Для Ридстрома эта судьба была бы хуже смерти. И я решил, что единственный способ освободить его – добыть этот меч.

– Думал? В прошедшем времени?

– Он как-то сумел сбежать и вернулся сюда. Но он стал… другим. Это тревожит меня.

Когда Холли склонила голову набок, Кейд сказал:

– Не хочешь ли пройтись со мной? – Он удивился, что может говорить так спокойно.

Его женщина была красивее, чем когда-либо. Ее длинные волосы были распущены и падали локонами на плечи. Кожа сияла, глаза блестели. Любопытство одержало верх, и она пошла рядом с ним.

– Я понимаю, почему ты считал, что должен все сделать, лишь бы заполучить меч, – сказала она. – Это я поняла, Кейдеон. Но как могу я верить тому, что произошло между нами? Ведь ты все время знал, что предашь меня?

– Не все время! У меня был другой план. А когда он провалился, я приказал своим людям встретить меня в северных территориях. Я собирался взять крепость Грута штурмом.

– И что же случилось?

– В тот день, когда состоялась сделка, я узнал, что они не могут добраться до нас. Ледяную дорогу замело, и они не могли вызвать вертолет из-за погоды.

– Буря с севера…

Он кивнул.

– Вот почему я постоянно разговаривал с ним по телефону. Я был готов на все, кроме того, что сделал, в конце концов. Но я не видел иного способа. Что бы ты сделала на моем месте?

Когда она прикусила губу и отвела взгляд, он понял – то же самое.

– Ты не знаешь, как тяжело было вести себя так, будто мне нет дела до тебя. И какие страдания это мне причинило.

– А какие страдания это тебе причинило? – спросила она.

– Заставило меня до смерти хотеть тебя. – Кейдеон подошел к ней. – До смерти скучать о моей Холли.

Она ощущала его жар, и его запах, ставший уже привычным, щекотал ей нос. Желание. Господи, как она соскучилась!

– О чем это Никс говорила только что? Чего ты не хочешь, чтобы я знал?

Почему бы не сказать ему? Он все равно довольно скоро узнает сам.

– Ты… ты будешь отцом.

Он так резко втянул в себя воздух, что подавился.

– Отцом? Я? Мы… – Через мгновение он рассмеялся, заключив ее в объятия.

Его реакция подействовала на нее ошеломляюще.

– Я не думала, что ты так обрадуешься. – Разве она никогда не понимала, как это важно, пока не увидела счастливого восторга Кейдеона?

Его волнение начало вызывать волнение и у нее.

– А ты не шутишь? Теперь у меня будет союзник там, внутри, и он разрушит все защитные сооружения, которые ты выстроила против меня. С ним мои шансы вернуть тебя здорово вырастут. – Потом он притих. – А ты не рада?

– Я… наверное. Трудно разобраться во всем этом. – Она выгнула бровь. – Тебя не волнует, что твой союзник будет воплощением абсолютного зла?

Он ласковым жестом отвел локон ей за ухо.

– Если бы я был воплощением зла, я не любил бы тебя так. Если ты дашь мне еще шанс, я никогда больше не стану лгать.

– Но как я могу верить тебе? Скажи. Только потому, что ты с легкостью вернулся в мою жизнь с новыми словами, новыми обещаниями… – Она замолчала и нахмурилась. – Где твои рога, Кейдеон?

Он пожал плечами.

– Я от них отделался. Тебе же нужно все обычное. А мне нужно дать тебе все, что ты хочешь. Вроде этого дома. Там сзади есть хороший бассейн. И здесь все до ужаса аккуратно и всего по три.

– Но твои рога! – воскликнула она.

Он когда-то сказал ей, как мучительно утратить их. И они были частью его личности, частью того, что делает его демоном. И все же Кейдеон отпилил их ради нее.

– Если ты ничего не имеешь против них, я могу снова отрастить их за пару недель.

– А ты собираешься все время спиливать их? – спросила она, думая о том, как это больно.

– Если это сделает тебя счастливой, конечно, собираюсь.

При этих словах ее защитные барьеры рухнули. Желание! Она слишком соскучилась по Кейду, слишком нуждалась в нем.

– Ты колеблешься, да? – Он усмехнулся одной из своих усмешек, от которых у нее замирало сердце. – Ты не можешь злиться на меня, потому что знаешь, теперь я все сделаю как надо. И потом, тебе нужен кто-то, кто поедет с тобой на встречу с призраками.

По какой-то причине она действительно поверила, что он все сделает как надо, поверила всем сердцем.

– Может, я и колеблюсь немножко. Но только потому, что мне нужно съездить в Мичиган.

– Боги, как я соскучился, малышка! – Он обхватил ладонями ее лицо. – Но, Холли, я должен тебе сказать: весной я уеду в Роткалину. Мы идем на войну.

Она отодвинулась.

– Если ты хочешь, чтобы мы были вместе, тогда мы останемся вместе. Никаких там “мужчины идут воевать”.

– Ты думаешь, что я возьму свою беременную жену в измерение, в котором свирепствует война?

– Возьмешь, если хочешь сохранить меня. Моя мать участвовала в битвах, когда носила меня.

Он вздохнул.

– Я не хочу больше лжи между нами, поэтому говорю с самого начала: я сделаю все, что в моих силах, лишь бы отговорить тебя.

– А я буду бороться упорно за то, чтобы быть рядом с тобой. Похоже, все продолжается?

Он скривил губы.

– Да, все продолжается. – Но потом он опять стал серьезным. – Ты слышала, когда я сказал, что я тебя люблю? – Голос у него был хриплый, пронизанный нежностью.

– Я слышала.

Он поднес губы к ее губам и поцеловал жгучим поцелуем, от которого у нее задрожали колени. Когда они оторвались друг от друга, Кейд спросил:

– Ты тоже меня любишь?

– Возможно, – пробормотала Холли. – Ты собираешься использовать секс, чтобы закрепить эту сделку со мной?

– О да! – Рыча, он провел губами по ее шее.

Она улыбнулась, глядя в потолок, ее глаза закрылись от удовольствия.

– Ну что ж, я согласна…

 


[1]Гарфилд, Джеймс Эйбрам (1831–1881), 20-й президент США. 2 июля 1881 года, через четыре месяца после инаугурации, на жизнь президента было совершено покушение, в результате которого он умер.

 

[2]Заклинатель, изгоняющий дьявола.

 

– Конец работы –

Используемые теги: Темные, желания0.046

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Темные желания

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Тестостерон отвечает за силу воли и половое влечение. В малых дозах он нужен женщинам для мотивации и желания заниматься сексом.
На сайте allrefs.net читайте: Тестостерон отвечает за силу воли и половое влечение. В малых дозах он нужен женщинам для мотивации и желания заниматься сексом....

Философия любви в цикле И. А. Бунина «Темные аллеи»
Он не обходит стороной никакие стороны человеческого существования, у него не встретишь ханжеского умалчивания каких-то тем. Любовь для писатсля —… И жен щина предстает прекрасной как богиня, хотя автор далек от того, чтобы… Любовь уравнивает всех. Прости-i тутки не вызывают отвращения, и наоборот, поведение некоторых женщин из «приличных»…

Мастер-Ключ исполнения желаний
УДК ББК Э... Перевод с английского Дарьи Костиной...

Темное разделение
На сайте allrefs.net читайте: Темное разделение.

Джон Грэй Практическое пособие по исполнению желаний Как получить то, что хочешь, и полюбить то, что имеешь
Практическое пособие по исполнению желаний... Как получить то что хочешь и полюбить то что имеешь...

Темное разделение
Темное разделение...

Единство цикла рассказов И. А. Бунина «Темные аллеи»
Это всего лишь некий символ, общее настроение всех рассказов. Бунин считал, что истинное, высокое чувство не только никогда не имеет удачного… Он непременно начнет падать именно тогда, когда достиг наивысшей точки в чем… Таким образом, Бунин как бы останавливает время на высшем взлете чувств. Любовь достигает своей кульминации, но она не…

История человечества как результат развития желаний
Широко известен марксистский экономический подход, согласно которому ход истории определяется способом производства товаров. Способ производства… Длительность жизни цивилизации, по их мнению, зависит от тех идей и идеалов,… Он, овладевающий законами природы, расширивший границы познания вселенной, тщетно пытается понять смысл своего…

Темная Материя во Вселенной
Для этого обратимся к началу начал. Из-за англоязычного происхождения некоторые термины даются в написании с прописными буквами. Примеч. ред.… Около 13 млрд лет тому назад Вселенная представляла собой сгусток энергии,… Его называют временем Планка именно М. Планк предложил для него конструкцию из скорости света с, постоянной Планка и…

Социальные акции в жизнедеятельности районной газеты на примере акции "заветных желаний"
К таким методам относится социальная акция, поскольку помимо информационной функции, она имеет адаптивную и воспитательную функции. К тому же эмоциональная насыщенность позволяет быстро и корректно включать… Основным источником появления социальной акции является современная общественная жизнь, которая изобилует конфликтными…

0.039
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам
  • Можно ли зачать ребенка по желанию? Нам думается,что этот эффект должен иметь чисто физиологическое объяснение, причемобъяснения должны лежать именно в сексуальной сфере.Секс мужчин на… Это касается скорее общей обстановки. Но сфизиологической точки зрения он не… А куда при этом уходит сперма в женское лоно или на землю организм мужчины вряд ли замечает это.Таким образом, не…
  • Как упражнения на чувственное сосредоточение возбуждают желание Поэтому вы должны специально выделять время для их выполнения. Вы приучитесь к тому, что в вашей жизни сексуальная деятельность станет играть важную… Если вы позволяете себе думать о домашней работе, которую запланировали на… Но если вы сосредоточитесь, наступит благоприятная реакция. Когда вы сможете оценивать свои чувства, возникающие при…
  • Идея обреченности "темного царства" в драме "Гроза" Кругих интересов ограничен рамками домашних забот. За внешним спокойствием жизникроются мрачные мысли, темный быт самодуров, не признающих… Она строго соблюдает все обычаи и порядкипатриархальной старины, поедом ест… Проститься-то путем неумеют. Так-то вот старина-то и выводится. Что будет, как старики перемрут, какбудет свет стоять,…
  • Курсовая работа по дисциплине «Сырье и материалы рыбной промышленности» Технохимическая характеристика темного окуня Плавательный пузырь замкнутый. В плавниках комочки. Обычно имеются 2 спинных плавника, которые иногда… Подотряд окуневидные – PERCOIPEI Включает 50-60 семейств и является исходной группой для всех других подотрядов…