рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР - раздел Литература, Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным Vi Проблемы Интерпретации 139   ...


VI проблемы интерпретации 139


 


ния — я называю его "текстом". Нужно удостовериться, находится ли произведение перед нами в том состоянии, в каком оно вышло из рук его творца. Если это не так, нужно восстановить произведение в его первоначальном состоянии. Иногда это происходит в реальности — напри­мер, при реставрации картин, в большинстве же случа­ев — в воображении. Перед началом интерпретации сле­дует задать вопрос о каждом произведении, не изменилось ли оно в своем составе, и дать себе отчет в том, что в нем могло измениться. Это ведет к фундаментальному "про­чтению", т. е. изучению состава, что должно предшество­вать всякой интерпретации даже тогда, когда произведе­ние во всех существенных своих чертах дошло до нас в своем первоначальном состоянии.

Для восстановления изначального текста историческая наука об искусстве разработала многочисленные, порой весьма изощренные, методы.

Кстати: деятельность историка искусства часто рассма­тривают как плодотворную и существенную по преиму­ществу. Но сколь бы нужной, важной и результативной она ни была, она является лишь подготовкой для реше­ния подлинной, главной задачи, требующей совершенно иных методов.

Особая проблема восстановления — добавление отсут­ствующих материальных частей или "слов" (например, цвета в скульптуре). В некоторых случаях это возмож­но только гипотетически. В некоторых же случаях как раз понимание характера художественного произведения как целого позволяет осуществить такую реконструкцию его материального состава и вообще только и делает ее возможной (см. об этом выше на с. 72).

К кругу этих вопросов восстановления художественного произведения относится и восстановление прежней "сре­ды", для которой произведение первоначально было со­здано, особенно восстановление первоначального освеще­ния. Часто бывает достаточно поместить произведение на его первоначальное место и представить его в надлежа­щем освещении, чтобы уяснить его особенности, которые до этого оставались непонятными, или же доказать несо­стоятельность той или иной интерпретации.


С этим связан вопрос о том, является ли вообще дей­ствительно законченным целым то, что по своим веще­ственным связям предстает нам в качестве целостного ху­дожественного произведения, — как, например, подлин­ная "станковая картина", — или же это лишь относитель­но самостоятельная часть некоего более крупного целого, в которое мы и должны ее мысленно поместить. В музе­ях картины и скульптуры находятся перед нами сегодня в совершенно иной обстановке. Задача каждой интерпре­тации — по возможности устранить в представлении эти совершенно искусственные условия.

"Стремление понять произведение искусства само по се­бе, как некий 'малый мир', исходя из него самого, возни­кло вначале как реакция на историческую стадию изуче­ния искусства, когда исторические источники были поста­влены во главу угла и все то, что можно было извлечь из самого произведения, оставалось без внимания. Эта, не­сомненно, глубоко оправданная потребность углубиться в созерцание микрокосма не должна, однако, вести к лож­ной изоляции. Подобная искусственная изоляция произ­ведения была бы столь же неоправданной, как и рассмо­трение лишь отдельных его частей, например фигур, вне связи с фоном. Внешняя граница произведения, например, рама в станковой картине, не обязательно совпадает с его 'сущностной границей'. Превращение внешней веществен­ной границы в сущностную границу вновь привело бы — уже с другой стороны — к предельному овеществлению искусства, чего как раз следовало бы избегать. В действи­тельности кое-что из находящегося за пределами этой гра­ницы оказывается в более тесной сущностной связи с про­изведением, нежели кое-что из того, что находится вну­три ограничивающей его рамы."99 Следует учитывать ту "сферу" художественного произведения, которая словно невидимая тонкая оболочка окружает его зримое вопло­щение и ради целостного понимания произведения также должна стать предметом интерпретации, как это имеет ме­сто, например, при выяснении обстоятельств написания стихотворения по случаю (Gelegenheitsgedicht).

99 Michail Alpatow. Das Selbsbildnis Poussins im Louvre. — In: Kunstwissenschaftliche Forschungen, II (1933), 113-130.


ЦО | ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР


VI проблемы, интерпретации I Ц1


 


То, что восстановление произведения в самом широком смысле должно предшествовать его интерпретации, пред­ставляется чем-то самоочевидным, так что здесь доста­точно этих немногих указаний. Тем более, что проблемы эти осознаны и методы их решения разработаны.

Тем не менее уже здесь возникают дальнейшие вопро­сы. В ряде случаев все эти методы оказываются непригод­ными, и восстановление материального состава произведе­ния достигается только тогда, когда на основе того, что со­хранилось, удается понять вещь в качестве произведения, т. е. дать адекватную интерпретацию. Верная интерпре­тация и верная реконструкция произведения опираются, таким образом, друг на друга.

3. Произведение искусства как целостность

Каждое учение об интерпретации предполагает учение о сущности произведения искусства. Нет нужды подробно развивать и излагать здесь это учение. Достаточно лишь выделить из него некоторые моменты, существенные для интерпретации (в свою очередь опыт интерпретации спо­собствует развитию самого этого учения).

Всякая интерпретация исходит прежде всего из того, что произведение искусства есть некое целое. Уже Диль-тей понимал, что "постижение целого делает возможным и определяет интерпретацию отдельных моментов". Прав­да, это относится только к подлинным, истинным произ­ведениям искусства, а не поделкам, лишь имитирующим цельность. Следовательно, с самого начала встает вопрос о различении "истинных" и "ложных", "хороших" и "пло­хих" произведений. Вопросы, касающиеся их ранга и цен­ности, неотделимы от вопроса об их структуре.

Теоретически всегда признавалось и едва ли оспарива­лось представление о художественном произведении как целостности. В других областях произведения искусства рассматривались даже в качестве парадигмы истинной це­лостности, "гештальта". Однако отсюда не делалось вы­вода, что данное обстоятельство требует определенного


отношения. Понимание же этого особенно важно для ин­терпретации художественных произведений.

В той мере, в какой произведение искусства рассматри­вается в качестве целостности, оно находится для позна­ния на той же ступени, что и другие целостности, и здесь возникают те же самые типические проблемы.

Это вначале несколько расплывчатое определение про­изведения искусства как целостности должно быть, одна­ко, сформулировано точнее. Произведение как целое пред­ставляет собой не недифференцированное единство, но не­что расчлененное внутри себя, — оно имеет структуру. Далее нам поможет понятие интеграционной связи, кото­рое я заимствую (в несколько модифицированной форме) из учения Лерша о характере.

"Свойства произведения искусства находятся ... в от­ношении взаимного проникновения (интеграции), т. е. вну­тренне связаны в своей действенности и зависят друг от друга. В этой интеграционной связи можно установить от­ношение соподчиненности отдельных вычленяемых черт; это упорядочивающее отношение мы называем структу­рой произведения. Благодаря структуре единство художе­ственного произведения является не суммой, слагающейся из отдельных частей, но расчлененной целостностью диф­ференцированных черт и особенностей. Отдельные черты получают свою значимость в силу того, что они включены в структурированное целое, и могут быть поняты, только исходя из него."100

"С понятием целостной структуры характера не следу­ет связывать, однако, представление о необходимой гар­монии, созвучии и сбалансированности отдельных момен­тов. Как раз формальный принцип целостности характе­ра вполне допускает наличие противоречий, взаимной на­пряженности и разноголосицы отдельных черт. Да и вооб­ще все эти явления оказываются возможными лишь при условии целостной соотнесенности отдельных черт, и не

100 В переложении применительно к произведению искусства по кн.: Philipp Lersch. Der Aufbau des Charakters. Leipzig, 1938, 23 (позднейшие многочисленные издания под заглавием "Der Aufbau der Person").


Ц2 | ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР


VI проблемы интерпретации | ЦЗ


 


существовало бы никакого противоборства тенденций вну­три одного и того же... индивидуума (произведения ис­кусства), если бы они не были 'чертами' единого характе­ра. Как раз их взаимная напряженность есть выражение единства в многообразии — без него эти тенденции хотя и были бы различными, но не могли бы означать внутрен­него противоречия (противоборства)" (Лерш, там же).

"Это явление интеграционной связи своеобразно ска­зывается в образовании понятий во всех науках, имею­щих дело с целостностями, в том числе и в искусствозна­нии. Образование понятий осуществляется здесь главным образом путем акцентирования, а не детерминации (огра­ничения). Многие понятия, используемые нами примени­тельно к конкретному произведению, следует понимать не как определения, отграничивающие одни явления от дру­гих как внеположные им, но как вьщеление каких-то черт того или иного комплексного явления.

Из того, что во многих понятиях искусствознания нуж­но видеть не ограничение, а только акцентирование, бы­ло бы неверным заключать, что им недостает ясности и точности. Ибо ложно стремление работать только с те­ми понятиями, которые устанавливают строгие границы между собою. Понятие может вполне удовлетворять кар­динальному требованию ясности и точности, не имея при этом границы, которая включала бы его в логическое про­странство" (Лерш, там же).

Это важное по своим последствиям обстоятельство до­статочно рано было осознано такими видными логиками, как Зигварт и Эрдман, но знание об этом не получило, однако, широкого распространения.

Отдельные "части", "слои" и "черты", различимые в составе художественного произведения, не только нахо­дятся в отношении взаимопроникновения, но их связывает между собою и определенный порядок. В них действует и господствует организующее их начало, которое со времен Дильтея зафиксировано для нас в понятии структуры.

Под структурной связью, как ее формулирует Дильтей, нужно понимать тот порядок, согласно которому факты различного свойства связываются между собою и взаимо­проникают друг друга благодаря внутренней соотнесенно­сти с охватывающим их целым.


В устроенном таким образом целом каждая акцентиро­ванная и выделенная "часть" определена в своем бытии или "так-бытии" (So-Sein) в данном месте этого целого структурным принципом целого и в этом смысле необ­ходима.

Понимание этого приводит к своеобразному понятию "необходимости", не имеющему ничего общего с каузаль­ной или исторической необходимостью. И это обстоятель­ство также известно другим наукам о целостностях.

В таком смысле вполне позволено говорить о законо­мерности и даже о законе произведения искусства. И здесь речь идет не о каузальной закономерности, но о "струк­турных законах".

Метод познания, адекватный такому положению дел, — это метод так называемого "структурного анализа".

Название не должно вводить нас в заблуждение. Речь здесь идет не о разложении на части — подобно тому, как, например, разбирают часы, — но о понимании структур­ной связи, которую при таком методе нельзя разрывать, ибо тогда перед нами больше уже не будет целого. Сред­ство разделять, не разрывая (и не разрушая тем самым жизнь художественного произведения) доставляет имен­но акцентирующее образование понятий. В самом методе можно разграничить две различные стороны. В общем и целом они соответствуют тому, что с большой ясностью было разработано Вайнхандлем101. Но это уже вопросы техники и метода исследования.

С другой стороны, структурный анализ — это не только анализ, но анализ и синтез одновременно. Как и везде, где имеют дело с подлинными целостностями, целое должно быть понято из частей, а части — из целого. Это отнюдь не circuius vitiosus*.

Цель всякого структурного анализа: "исходя из немно­гих центральных моментов определить и понять предель­но многое" (М. Вертхаймер).

101 Ferdinand Weinhandl. Die Gestaltanalyse. Erfurt, 1927. * порочный круг (лат.)


144 | ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР

Это понимание целостного характера произведений ис­кусства составляет хотя и необходимое, но еще не доста­точное условие для успеха интерпретации. Ибо для кон­кретной интерпретации нужно ведь знать, где следует ис­кать и в чем состоит единообразующий момент, когда мы имеем дело именно с произведениями искусства. Этот во­прос рассматривается в 5-м разделе. Но до этого следует выяснить еще одну предпосылку интерпретации.

4. Произведение искусства как индивидуальность

Интерпретация должна принимать во внимание, что про­изведение искусства есть нечто уникальное, индивидуаль­ное, а не представитель какого-то вида.

Одной из главных черт искусства является то, что оно существует не в чем-то всеобщем, но в единичном — в произведении. Подобно тому, как созидание произведения предстает для каждого художника как hie Rhodus*, так же обстоит дело при воссоздании отдельного произведения и для интерпретатора. Целью его должно стать постижение этой уникальности в созерцании. Если это удается, его ожидает трудная задача описать и передать это словами.

Данная ситуация была с особенной ясностью осозна­на итальянскими теоретиками искусства (поэзии) — на­сколько я знаю, больше в критике, нежели в конкретном рассмотрении отдельных произведений.

Например, основной вопрос Де Санктиса звучит так: "Разве сущность художественного вообще есть нечто все­общее? Могут ли, например, приемы, свойственные одно­му поэту, считаться критерием оценки творчества друго­го? Не является ли существенным и постоянным момен­том поэзии своеобразное, отличающееся, выявление инди­видуального ?"

* hie Rhodus, hie salta (лат.) — вот Родос, здесь прыгай


VI проблемы интерпретации Ц5

Эта идея находит свое выражение и в отклонении вся­ких попыток постигнуть сущность поэтического, исхо­дя из историко-литературных (соответственно, историко-художественных) соображений. Сущность художественно­го произведения не раскрывается через указание черт, об­щих для школы или эпохи, ибо великое (правильнее было бы сказать, истинное) поэтическое создание как раз и от­личается тем, что отделяется от школы и выступает как нечто самостоятельное. Отсюда неудовлетворительность всех попыток раскрыть художественный элемент с помо­щью исторических изысканий (Э. Грасси)102.

В силу поставленной задачи постигнуть художествен­ное произведение как нечто индивидуальное (и, насколь­ко это возможно, приблизиться к этой индивидуальности) предмет исследования оказывается в одной плоскости со всеми другими областями предметов, являющими тот же индивидуальный способ существования. Например, с уче­нием об индивидуальном характере. Принципы, устано­вленные в этих областях, можно поэтому почти дословно перенести на произведения искусства с их уникальностью.

Уже из того немногого, что было сказано, вытекает, что задача "индивидуализации" предполагает сравнение. Чтобы постигнуть целое, мне не нужно выходить за пре­делы произведения. Но чтобы понять, смог ли я при его рассмотрении уловить специфические его черты, я дол­жен обратиться к другим сходным предметам.

Снова речь идет о развитии методов, отвечающих этой задаче.

Сравнение с наиболее сходными произведениями будет тут важнейшим принципом (частных методических вопро­сов я и здесь не буду касаться). При этом сходство должно усматриваться во всей структуре, а не в отдельных частях и не в дифференцированном общем впечатлении, — оно должно корениться в общей организации сравниваемых созданий.

Это означает: лишь в меру моего понимания произведе­ний искусства можно установить реальное (а не поверх­ностное) сходство между ними. И это не circulus vitiosus,

102 Ernesto Grassi. — In: Geistige Uberlieferung — das zweite Jahr-buch. Berlin, 1942.


Ц6 | ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР


VI проблемы интерпретации Ц7


 


но выражение тех особых отношений, которые имеют ме­сто при постижении индивидуальных целостностей.

Уловить в созерцании индивидуальный характер ху­дожественного произведения, определить его и раскрыть для других не является чисто научной целью, это задача каждого, имеющего дело с интерпретацией произведения искусства.

5. Центр произведения искусства

В следующих вопросах рассмотрение предпосылок интер­претации достигает своей высшей точки. И не только в те­ории — дело заключается в том, чтобы достигнутое здесь понимание сделать плодотворным для практики.

В чем состоит целостность произведения искусства? В силу чего оно обретает свою индивидуальность? Что со­здает единство произведения и в чем заключается индиви­дуализирующий его момент? Что представляет собой его "центр"?

С самого начала следует предположить следующее: так как произведение искусства связывает в определенное единство весьма разнородные элементы и "слои" — ма­териалы, формы, цвета, значения, — то этот образующий единство момент должен быть чем-то таким, что можно было бы высказать обо всех элементах и слоях.

Подобные свойства описываются группой прилагатель­ных, которые могут быть отнесены ко всем элементам, входящим в произведение искусства^ "Красным", напри­мер, можно назвать только цвет. "Мягким" же может быть цвет, освещение, форма, материал, способ его трактовки, линия, одеяние, тело, лицо, выражение лица, жест, свой­ство души.

С помощью словаря можно было бы составить целый список таких "транспонируемых" прилагательных. Тем самым была бы обозначена зона, в пределах которой сле­дует искать "центр" художественного произведения.


После всего этого можно сказать: то, что создает един­ство произведения, есть некое живое качество, изначаль­ное и индивидуальное, запечатленное в целостности все­го произведения, равно как и в каждом из искусственно выделенных его "элементов", "частей" или "слоев". Мы называем это "наглядным характером" произведения. В нем приходят к согласию различные его составные части, "форма" и "содержание" (значение).

Этот индивидуальный наглядный характер и отлича­ет одно произведение от другого, наделяя каждую из черт произведения внутренней необходимостью и сообщая ему своеобразие, которое мы до известной степени мо­жем постигнуть в понятиях и сформулировать в словах. В этом самом широком смысле понятие характера может быть употреблено применительно к различным явлени­ям. Я могу воспринять наглядный характер ("физионо­мию") цвета, линии, материала, пейзажа или человека. Такие наглядные характеры встречаются в жизни повсю­ду. В искусстве же, и только в нем, они становятся осно­вой произведений. Только воспринимаемые в соответствии с их наглядным характером упомянутые "элементы" во­обще входят в произведение искусства и становятся его подлинными составными частями.

В силу этого наглядного характера свойства художе­ственного произведения находятся в отношении взаимного проникновения (интеграции), т. е. поддерживают и взаи­моопределяют друг друга и в своей действенности вну­тренне связаны между собой. Всякая деталь получает ху­дожественную ценность в силу своей включенности в это расчлененное структурированное целое и может быть по­нята только исходя из него. Отдельный цвет, например, получает определенный наглядный характер и тем самым особый смысл только в целостности данной картины и благодаря ей. В другой картине он может означать нечто совсем иное. Но эта целостность не есть нечто формаль­ное, она сама является "наглядным характером".

Так получают объяснение два факта, которые остались бы непонятными при формальном подходе к произведе­нию искусства, т. е. когда в нем видят только структуру, но не исходящую из его подлинного центра жизнь.


148 I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР

Первым из этих фактов является то, что ценность ху­дожественного произведения всегда заключена в малом, в почти неприметных нюансах, от которых и получает свою жизнь все великое в произведении — "идея", композиция и т. д. Изменив это малое, можно уничтожить ценность произведения. Это остается непонятным при чисто фор­мальном подходе. Но если мы знаем, что животворный момент художественного произведения заключен в его на­глядном характере, то процесс становится понятным, ибо изменения наглядного характера находятся не в прямой зависимости от изменений в объективном составе. Подоб­но тому как примешав почти незаметное количество жел­того цвета к определенному количеству зеленого можно сразу же совершенно изменить наглядный характер цве­та, так и соответственно небольшое изменение в составе законченного произведения может совершенно изменить само произведение.

Вторым фактом является то, что даже изменения, со­всем. не затрагивающие собственно формального состава, например, перемена левого и правого в картине, могут полностью изменить смысл и значение художественного произведения1"-5.

Это представление о "центре" произведения искусства само по себе не ново и не необычно, оно соответствует практике интерпретации там, где она достигла наиболь­ших успехов — можно уверенно сказать, у всех великих историков искусства и воспроизводящих художников не­зависимо от их собственных теоретических воззрений на свою практику. Несмотря на это теория здесь вовсе не пле­тется вслед за практикой, но в состоянии в свою очередь дать ей новые импульсы, проясняя с предельно возможной простотой, в чем состоит суть интерпретации и что, соб­ственно, происходит там, где она оказывается успешной. Интерпретация всегда ставит своей целью показать, что та или иная конкретная формальная особенность произ­ведения вытекает из одного и того же особого характера

103 Ср.: Heinrich Wolfflin. Uber das Rechts und Links im Bilde (1928). — In: Gedanken zur Kunstgeschichte. Basel, 1941, 82.


VI проблемы интерпретации Ц9

целого, что, например, один и тот же характер определя­ет и выбор материалов, и особый способ их разработки, и формат, и что если речь действительно идет о подлинном произведении искусства, то во всякой, даже самой непри­метной детали можно усмотреть воплощение одного и того же общего характера целого.

Прогресс в интерпретации художественного произведе­ния неизменно заключается в том, что какая-либо черта, воспринимавшаяся до этого просто как таковая, осозна­ется теперь как необходимое следствие одного и того же общего взгляда на мир, уже раскрытого в его воплощении в других чертах произведения.

Труднейшая задача интерпретации — найти для дан­ного произведения тот живой центр, который явился из­начальной породившей его основой. Это не достигается ни рассмотрением совокупности деталей, ни путем логи­ческого умозаключения, но требует творческого акта со­зерцания, который и составляет ядро воссоздания, "ре­продукции" .

Следует признать наличие в произведениях искусства таких слоев, которые сами по себе определяются со­вершенно иными принципами и фактами, нежели "на­глядным характером". Адекватная интерпретация долж­на учитывать и это. Невозможно исключить из барочной фрески аллегорический образный язык, лежащий в основе "инвенции". Во многих архитектурных созданиях невоз­можно не заметить стремления придать строению ариф­метические или геометрические пропорции согласно опре­деленным правилам. Однако при более пристальном рас­смотрении обнаруживается, что эти, казалось бы, чуже­родные характеру данного произведения элементы либо действительно оказываются чем-то внешним, выполнен­ным по определенным условным правилам вне связи с центром и тем самым чем-то нехудожественным, либо же между способом их применения и использования и поро­ждающей "основой" произведения существует необходи­мая и внятная связь, которую может раскрыть и разъяс­нить адекватная интерпретация.


– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным

Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным мы приглашаем вас активно пользоваться.. перевод с немецкого ю н попова.. rowohlt hamburg..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным
дисциплинамwww.vusnet.rubiblio   Мы приглашаем Вас активно пользоваться Эл. библиотекой РГИУ. В Вашем распоряжении более 4000 полновесных текстов книг и стат

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
I история искусства как наука 11   ния в других науках, нежели методам истории искусства, применяемым на других ступенях1. Далее, к

Ц | ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
I история искусства как наука 15   кой Академией" в Германии, Фелибьен во Франции. Те­ория искусства имеет первенство перед историей. Лежа­щая в о

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
I история искусства как наука | 21   его истории... Его интерес к отдельным произведениям — в отличие от Винкельмана — был лишь косвенным,

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
I история искусства как наука 23   Начиная с Ригля история искусства снова возвращает­ся к Гегелю: искусство, как и дух, предстает как нечто становящее

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
ты, посвященные именно этому новому материалу, не бы­ли включены в этот том12. 3. История искусства в современности Развитие истории искусства как науки по своему значе

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
И история искусства на новых путях | 31   Мне представляется, однако, что этот способ рассмо­трения имеет еще более глубокое значение для совреме

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
Методы Что касается, наконец, метода истории искусства, то су­щественное новшество я вижу в тех процедурах, которые уже часто применяются, хотя еще и мало осознаны, и при­том в проц

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
Выше уже говорилось, что этот метод может быть успешно применен и к отдельному художественному про­изведению, и притом даже для решения вопроса о его возникновении. Окончательный, богатый и разрабо

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
Ш история искусства как история стиля 45   предмет, соответствующий этому понятию? Что это та­кое — "художественная воля"? По этому вопросу с

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
Ш история искусства как история стиля | 61   сти и собственной динамики должно все в большей степе­ни развиваться "оптическое" искусств

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
на вторую ступень и устанавливать свойства произведе­ний, сравнивать последние друг с другом и классифици­ровать их по их свойствам, из идентичности свойств вы­водить генетические связи (свя

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
еще только формируется. Каждый исследователь работа­ет "сам по себе". Худшее заключается в том, что выдвину­тые ad hoc* теории познания искусства объявляют эту си­туацию неизменной. Говор

К ОБОСНОВАНИЮ И РАЗРАБОТКЕ "ВТОРОЙ" НАУКИ ОБ ИСКУССТВЕ
Новое понятие произведения Среди различных предметов, которые должна исследо­вать вторая наука об искусстве, отдельные художествен­ные создания занимают особое место именно потому,

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
когда она рассматривается при "эстетической" уста­новке, и вполне определенными художественными свой­ствами лишь тогда, когда ее рассматривают при вполне определенной эстетической уста

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IV история искусства как история искусства | 83  

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IV история искусства как история искусства | 85  

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IV история искусства как история искусства | 87   Верно, что при этом вместо первоначального художе­ственного создания возникло другое; до понима

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
определенной установке, в которой виртуально концен­трируется вся историческая ситуация. И то, что может рассматриваться в качестве отдельного целостного произ­ведения, определяется опять-та

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IV история искусства как история искусства | 95   заданные этой установкой свойства. Спрашивать о дру­гих свойствах бессмысленно, это прямой путь

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
становимся таким образом независимыми от большого пла­ста теорий, без которых в противном случае едва ли смогли бы обойтись и которые особенно опасны именно потому, что лишь с трудом признаются в к

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
всех описанных здесь новых тенденциях, часто превратно понимались историками искусства старой школы в том смысле, будто теперь наука об искусстве должна стать "натуралистической". Эти под

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
V история искусства как история духа 121   Тривиальная ошибка состоит в том, что "дух эпохи" по­лагается в качестве порождающего начала этой

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
ской скульптуре и живописи". Казалось бы, для духовно-исторического рассмотрения готического собора ближай­шим исходным пунктом должна была бы стать та глу­бокая перемена, которая столь явстве

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
V история искусства как история духа I 127   произведением. Совершенство в этом мире есть асимпто­та, так что художник неизменно вновь должен нач

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
гичными духовными явлениями эпохи. Если она, напри­ мер, с помощью бесплотной спиритуальности пытается вновь оживить тело художественного произведения, ли­ шившееся вследствие формалист

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VI проблемы интерпретации 151   6. Ранг и ценность.

I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
всем этим вещам можно научить, что их можно передать и пересадить на другую почву. Критерий оформленности требует, чтобы замышленное художником было действительно "выражено&quo

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VI проблемы интерпретации | 159   верной. И от решения этой задачи не может уклониться никто. Весь прогресс современной истории искусств

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VI проблемы интерпретации | 183   видении и стремится к своему воплощению. Определить это является проблемой из проблем для интерпретатора

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
лицо привлекает лишь молодостью и своим выражением. Зато художник выделен из будничного окружения празд­ничным одеянием. Подобно тому как наряду со спокойным противопоста­влением третьего

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VII два примера интерпретации 207  

Amp;1& I ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VII два примера интерпретации | 213   полагает

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
VIII проблема истины 219   вполне в духе теории множеств, существуют целые "мно­жества" символов, которые не могут символизировать ни Христа,

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
viii проблема истины | 231   в нас и вне нас)"157. Чтобы обрести ее, нужно "дать злу выйти из состояния потаенности и рассея

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IX проблема времени | 253   мы знаем теперь и

ГАНС ЗЕДЛЬМАЙР
IX проблема времени | 255   Plonger au fond du gouffre, Enfer ou Ciel, qu'importe? Au fond de l'lnconnu pour trouver du nouveau!173

В. В. БИВИХИН
Воплощение, мир — два больших слова во главе теории искус­ства у Ганса Зедльмайра (1896-1984). Они конечно не объясняют художественную продукцию, наоборот, делают ее вдвойне загад­кой. Чего простом

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги