рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Станция «Мантикора». Лаборатория по изучению логр-компонентов

Станция «Мантикора». Лаборатория по изучению логр-компонентов - раздел Искусство, Обитатели саванны не обращали внимания на пронзительный, высекаемый порывами ветра звук – Это Действительно Был Твой Отец?! – Голос Холмогорова С Трудом Проник В Соз...

– Это действительно был твой отец?! – голос Холмогорова с трудом проник в сознание Анвара.

Он открыл глаза. Реальность далекой планеты медленно таяла перед мысленным взором.

– Да. Дай воды…

Во рту пересохло, вкус крови ощущался на губах.

– Ты получил, что хотел? – Он сделал несколько жадных глотков, перевел дыхание, стараясь унять гуляющую по мышцам дрожь, не дать взбудораженному воспоминаниями рассудку выплеснуть на Алексея мутный осадок ненависти, адресованный инсектам.

– Несомненно! Система уже обрабатывает данные. Теперь я в точности знаю, какими гранями соединять логры, составляя последовательность! И тебе незачем покидать «Мантикору», я уверен, мы сможем разобраться во всем здесь, не выходя из лаборатории! – Холмогоров, в противоположность Анвару, испытывал прилив сил, душевный подъем. – Я более чем уверен, – продолжил он, – призрачная фигура – не плод твоего воображения, а результат работы логрианского устройства!

– Подожди… – Анвар сжал ладонями виски. – У моего отца никогда не было логра! – с трудом произнес он.

– Возможно, он купил его так же, как ты?

– Исключено. Кристалл стоит немалых денег…

– А кем он был?

– Ходжакертом. Хранителем традиций. Он считал Великую Пустыню своим домом. Его путь вел от оазиса к оазису. Отец не нуждался в деньгах, воду и пищу добывал сам, носил одежду странника, довольствовался малым.

– Ты тоже странствовал с ним?

– Да. До пятнадцати лет. – Анвар постепенно приходил в себя, возвращая утраченное чувство реальности. – Однажды он привел меня к окраине Ганиопорта. Велел идти в город, отыскать старейшину клана Таг. Я не хотел, но отец настаивал. Сказал, что его время пришло, и он должен последовать Путем Предков.

– И ты ушел? – удивился Алексей.

– Да. С ним нельзя было спорить. Таков закон пустыни. Три года я прожил в Ганиопорте. Затем сбежал с группой наемников. Еще через пару лет, после первой имплантации, стал вольным пилотом Окраины. Отца я больше не видел.

– А пытался найти его?

– Конечно. Но с того дня, как мы расстались, его не встречали ни в одном из оазисов.

– Что он рассказывал тебе о Пути Предков?

– Немного. Однажды он показал мне скалу, недалеко от оазиса Хеш. Сказал, что Путь Предков начинается тут. Объяснил, что нужно идти навстречу рассвету, и добавил: «Только самые сильные воины способны пройти до конца». Вот, в общем-то, все, что я знаю, – развел руками Анвар.

Холмогоров задумался.

– Убежден, что на Ганио существует ответное устройство, с которым логры вступили в контакт! – неожиданно заявил он. – Ты понимаешь, о чем я говорю? Где-то в пустыне твоей планеты скрыт артефакт, хотя это может оказаться постройкой или даже древним комплексом сооружений!

– Но на орбите Найруса нет станции Гиперсферной Частоты, – напомнил Анвар. – Не представляю, каким образом осуществлялась связь? И почему именно с Ганио, а не с Логрисом или одной из логрианских станций?

– Дело в твоем личном кристалле! Он стал управляющим элементом для сформированного на Найрусе устройства! Анвар, мне потребовались годы исследований, чтобы понять: в структуре любого логр-компонента обязательно есть ключевой кристалл, определяющий назначение устройства, все остальные логры подключаются к нему в качестве сателлитов!

– Хочешь сказать, мое сознание управляло «браслетом»?! – в вопросе ганианца прозвучало удивление и недоверие.

– Твое подсознание! – уточнил Алексей. – Древние логры, в отличие от современных подделок, чрезвычайно адаптивны. Случай на Найрусе – прямое тому подтверждение! В критический момент, на пике эмоционального состояния, даже закоренелый атеист вспоминает о существовании высших сил! Это можно назвать последним рубежом защиты нашего рассудка, оказавшегося перед силой неодолимых обстоятельств! Ты ведь уже не мог ничего изменить, верно?

Анвар кивнул, тщетно пытаясь следовать за логикой Алексея.

– Нет, не мог…

– Но твой рассудок все равно искал выход! Пойми, формула древнего обряда, слова, произнесенные над телом павшего друга, – это лишь малая, понятная нам часть процесса мышления, его очевидный результат! На самом деле твой разум оперировал в тот миг огромными объемами данных – возможно, вся твоя прошлая жизнь подверглась анализу в поисках выхода из ситуации, и некоторые из мысленных образов были распознаны логром, послужили для него целеуказанием, стали безусловной командой к действию!

– Я с трудом понимаю тебя… – признался Анвар. – Никогда не слышал о подобных инцидентах с участием логров.

– Да, твой случай уникален! – повторил Холмогоров. – Произошло совпадение трех важнейших условий! Во-первых, ты обладаешь древним логром, а не современной подделкой! Во-вторых, ты имплантировал себе адаптер, и кристалл находился в постоянной прямой связи с рассудком! И, в-третьих, на Ганио существует ответное устройство, я уверен в этом! Образ планеты, ее координаты, безусловно, известные тебе, и, наконец, некое зерно истины, отраженное в мифах твоего народа, привели к формированию устойчивой командной последовательности! Логры сконфигурировались в устройство связи, послали запрос и… – он запнулся, – и получили ответ!

Анвар вновь сжал виски. Боль пульсировала в них. Слова Алексея с трудом находили понимание.

– По-твоему, все происходило в рамках технического процесса?!

– Да, никакой мистики, Анвар.

– Но как сформировался канал гиперсферных частот?!

– Логриане используют не доступные нам технологии. Их устройства связи работают с микроскопическими пробоями метрики, – уверенно пояснил Алексей. – Теперь, зная правильную последовательность соединения кристаллов, я смогу составить собственный логр-компонент! В ближайшие часы ты сможешь убедиться – все случившееся с тобой имеет разумное объяснение!

* * *

Холмогоров работал словно одержимый.

Анвар молча наблюдал за его действиями. По непонятной причине Алексей взялся собирать нечто более сложное, чем «браслет», состоящий из пяти кристаллов. Стол, на котором шло конструирование, окружили десятки голографических мониторов, в их глубинах отображались различные структуры логр-компонентов, Холмогоров постоянно сверялся с чертежами и схемами, что-то бормотал про себя, беззвучно шевеля губами.

В лаборатории вновь остро запахло озоном.

Алексей протянул руку, поймал ближайшую цепочку логров, ловко рассоединил их, и кристаллы, потеряв опору, осыпались на стол, раскатились по нему.

– Немного терпения, Анвар! Немного терпения!.. – Он начал все заново, выложил кристаллы в виде двух окружностей разного диаметра, затем соединил их перемычками, по два логра в каждой.

Компонент не оправдал его надежд. Лишь некоторые из кристаллов образовали устойчивые связи, остальные упорно не желали взаимодействовать.

Анвар в ожидании результата крутил в пальцах свой личный логр. Он выглядел симметричным, все грани казались одинаковыми.

– Как ты их вообще различаешь? – не выдержав затянувшегося молчания, спросил он.

– Опыт, – ответил Холмогоров, не прекращая манипуляций. – А вообще-то, логры, с которыми работаю постоянно, я тщательно маркирую, наношу специальные метки на грани и вершины.

Еще несколько минут прошли в напряженной тишине. Структура из двух окружностей по-прежнему оставалась статичной, лишь по перемычкам периодически пробегали сполохи неяркого сияния.

Холмогоров откинулся на спинку кресла, шумно вздохнул, что-то обдумывая.

– Леша, почему ты против транспортировки кристаллов в Логрис? – спросил Анвар. Вопрос не давал покоя.

– Это сложно. В двух словах не расскажешь.

– Не уходи от ответа! – потребовал Анвар. – Объясни. Я теперь уже никуда не тороплюсь и постараюсь понять!

Холмогоров заметил знакомый упрямый блеск в его глазах, тяжело вздохнул:

– Хочешь узнать правду? Какой бы она ни оказалась?

Ганианец кивнул.

– Что в твоем понимании логр? – глухо спросил Алексей, искоса взглянув на собранное устройство, не подающее признаков функциональности.

– Кристалл, дарующий бессмертие… – ответил Анвар. – Это всем известно.

– А если не так?

– Не понимаю… – Анвар вскинул голову.

– Смотри. – Холмогоров порывисто встал, открыл контейнер, доверху заполненный кристаллами. – Это партия логров, произведенная на заводе Конфедерации, – пояснил он. – Прислали на днях, для тестирования.

Тагиев ничуть не удивился, увидев сотни кристаллов. Многие планетные правительства и крупные корпорации закупают логры. «Мантикора» в этом смысле не являлась исключением. Гарантированное бессмертие для граждан космического города – это мощнейшее средство воздействия, мотиватор поведения.

– А что нам реально известно о логрианской технологии бессмертия? – спросил Алексей, взяв из контейнера два кристалла.

Ганианец лишь пожал плечами.

– Нам не известно ничего! – Холмогоров сам ответил на вопрос. – Только не возражай, я прекрасно знаю, что эти кристаллы изготовлены на наших заводах! Однако процесс их производства удивительно прост и одновременно закрыт для изучения! Порошок определенного химического состава, форма, заполненная им, затем разряд высокой энергии и, пожалуйста, – логр!

– В чем же, по-твоему, проблема?

– Сейчас покажу! – Он демонстративно попытался соединить два логра, но ничего не вышло, – как только Алексей разжал пальцы, кристаллы со стуком упали на пол.

– Видишь? – Холмогоров, подобрал произведенные на заводе Конфедерации устройства, пренебрежительно бросил их на стол, затем произвольно выбрал два древних кристалла, из числа тех, с которыми работал, совершил резкое движение, будто притирал их грани друг к другу, и между лограми мгновенно проскочил разряд, они соединились, повисли в воздухе!

– Заметил, в чем разница? А теперь визуально сравни их! – Он положил современный логр, взятый из контейнера, рядом с древним кристаллом. – Что скажешь?

Анвар некоторое время внимательно рассматривал предложенные Алексеем образцы.

– У них разное количество граней! – наконец произнес он.

– Верно! Но радикальные различия я обнаружил, изучая их свойства! При определенном внешнем сходстве современный и древний логры – это два совершенно разных изделия!

– Не понимаю, в чем подвох? Они ведь выполняют одну и ту же функцию!

– Вовсе нет! – запальчиво возразил Холмогоров. – Вернее сказать: сохранение матрицы личности, по моему глубокому убеждению, не единственное и далеко не основное предназначение логра, если мы рассматриваем исходную технологию, а не современные подделки!

Анвар откровенно растерялся. Ему никогда даже в голову не приходило сравнивать логры. Простая, но наглядная демонстрация ошеломила его.

– Ты кому-нибудь говорил об этом?

– Нет. Я уже никому не доверяю! – признался Алексей. – Если честно: давно опасаюсь за свой рассудок, да и за жизнь, особенно после того, как исследования логров запретили специальным постановлением Совета Безопасности Миров!

– А как же эта лаборатория?

Холмогоров лишь пожал плечами.

– Руководство «Мантикоры» проводит самостоятельную политику. Изучение логр-компонентов в перспективе позволит создать уникальные гибридные устройства, на стыке наших и логрианских технологий, но в ходе исследований я вскрыл чудовищные факты…

– Так, Леша, остановись, – неожиданно прервал его Анвар. – Не переступай черту! – предостерег он друга. – Я покину станцию через пару дней, а тебе здесь еще работать.

– Но ты же хотел услышать правду?!

– Ценой твоей жизни или карьеры?

Холмогоров угрюмо посмотрел на Анвара, махнул рукой.

– Ты ведь не станешь болтать на каждом углу?

Тагиев насупился. Оскорбление он пропустил мимо ушей, а вот беспечность Алексея ему не понравилась. Лабораторию не зря спрятали среди складских помещений.

– Ты уверен, что нас не прослушивают? Хотя бы статис-поле включил!

– Не беспокойся. Лаборатория защищена. – Алексей устало помассировал припухшие веки, указал на несколько витиеватых «иероглифов», парящих в сумраке. – Они блокируют попытки наблюдения. Передают службе внутренней безопасности откорректированную версию происходящего.

– И что видят силовики?

– Меня, занятого очередным исследованием, – усмехнулся Холмогоров. – Ты для систем наблюдения вообще не существуешь. Пришел, сдал резервный логр и ушел. Я тут один. Пойми, Анвар, мне даже поговорить не с кем! – добавил он. – Прошу, не перебивай! Раз уж задал вопрос, то позволь высказаться! Я могу хотя бы с тобой быть откровенным?

– То есть никто не знает о твоих открытиях?

– Никто… Я боюсь, Анвар. Но теперь появился шанс! Это устройство, – он кивком указал на неактивный логр-компонент, – поможет получить доказательства! Ты дал мне ключевую последовательность для сборки! – Холмогоров говорил сбивчиво, смысл его слов ускользал от понимания.

– Хорошо, – Анвар по-своему оценивал ситуацию. – Леша, давай вернемся назад. Расскажи мне, что тебя так встревожило? Быть может, ты драматизируешь события?

– Ничего я не драматизирую! И паранойей не страдаю! Ладно, извини… – Холмогоров нервничал, не знал, куда деть руки, он постоянно перемещал кристаллы, соединял их и вновь разрывал последовательности. – Так вот, Анвар, изучая древние логры, я пришел к выводу, что современные «изделия» – просто язык не поворачивается называть их иначе – это всего лишь жалкое подобие исходной технологии!

Он резко встал, прошелся по лаборатории, пнул контейнер.

– Подделки! – зло повторил он. – Логриане намеренно купировали свои достижения, создали и великодушно передали Конфедерации обрезанную версию исходного устройства! Я изучил тысячи кристаллов и уверен в сделанных выводах! Ты когда-нибудь задумывался, почему виртуальное бессмертие возможно лишь в рамках Логриса?

– Нет.

– Ответ прост! Современные изделия неполноценны! Они хранят воспоминания человека в виде статичных массивов данных, не способных сформировать личность!

Анвар всеми силами старался подавить эмоциональные реакции. Он глубоко задумался и мысленно не согласился с Алексеем. Его личный опыт взаимодействия с логром говорил об обратном!

– Наверное, ты заблуждаешься, Леша! Тебе, должно быть, попалась бракованная партия кристаллов?! Я точно знаю: при каждом контакте с устройством личная вселенная оживает, ее можно изменять! Многие люди заранее формируют основы своего будущего существования, еще при жизни создают в логре комфортную для себя реальность!

– Всего лишь трюк! – резко ответил Холмогоров. – Так называемый «гостевой доступ»! Ничтожная часть вычислительных ресурсов заранее предоставлена пользователю с единственной целью: внушить – ты хозяин и творец! – пояснил он. – Вот взгляни! – перед Анваром возникли объемные, полупрозрачные модели двух кристаллов – древнего и современного.

– Я включаю запись энергосканирования, сделанную при контакте человека с современным логром, – предупредил Холмогоров.

Модель «ожила». Внутри логра на уныло-сером фоне появилась зеленая искра. Небольшой объем пространства, окружающий точку доступа, подсветился, но изменения носили локальный характер, они не распространились на весь кристалл!

– Видишь?! – запальчиво спросил Алексей.

– Да. И что это значит? – осторожно осведомился Анвар.

– Контакт человеческого сознания с современным логром активировал лишь крохотную область внутри кристалла! Обрати внимание, нет обращений к объемам ранее записанной памяти, – Холмогоров указал на серые, статичные массивы данных, – не формируется нейроматрица, а все команды поступают извне! Теперь взгляни, что происходит при аналогичном контакте с древним устройством, – он акцентировал внимание на втором изображении. – Включаю запись энергосканирования!

Анвар вновь увидел возникновение зеленой точки, а через доли секунд весь объем кристалла заполнила сложнейшая структура матрицы личности!

Действительно, при относительном внешнем сходстве два логра демонстрировали совершенно разные свойства!

– В первом случае человеческое сознание извне манипулирует выделенным ему ресурсом. Обладатели логров, как правило, реализуют в виртуальном пространстве свои мечты, наивно полагая, что после физической смерти они очнутся среди заранее созданных декораций. А на самом деле, пока кристалл не доставлен в Логрис, вообще ничего не произойдет!

– Подожди, что же получается? – Анвар в недоумении рассматривал две модели. – Если современные логры даже не способны сопрягаться гранями, то каким образом они вообще подключаются к общей структуре Логриса?

– Я покажу! – Холмогоров взял два древних логра, поместил между ними современное «изделие», и три кристалла внезапно образовали устойчивую связь!

Анвар перевел взгляд на голографическую модель происходящего. Современное устройство мгновенно активировалось, статичные массивы данных, обозначенные унылыми серыми оттенками, изменили цвет, формируя сложную структуру нейроматрицы!

– Произошла инициализация логра? – предположил он. – На основе прижизненных записей в кристалле сформировалась человеческая личность?

– Да. Но, если ты заметил, при такой комбинации матрица личности, возникшая на носителе современного логра, полностью изолирована, каналы обмена данными блокированы двумя древними устройствами! Скажу тебе больше: в условиях «абсолютной памяти» заранее созданные декорации исчезают! Виртуальное пространство формируется в полном соответствии с внутренним миром, истинной сущностью своего «хозяина», – человек в буквальном смысле заперт внутри собственного «эго», без возможности контакта с внешним миром, отрезанный от других «личных вселенных».

– Каждому воздастся по делам его, – невольно вырвалось у Анвара.

Холмогоров удрученно кивнул:

– Да. Ты очень точно определил суть явления!

– Но в чем смысл? Это же чистилище!

– Хуже. Если мои предположения верны, то матрицы человеческих личностей саморазрушаются спустя некоторое время. Далеко не каждый из нас способен выдержать испытание абсолютной памятью! Задумайся на секунду, представь: у тебя больше нет будущего и настоящего, есть только прошлое. Все, что хотелось забыть, окружает тебя. Мысль скользит от одного воспоминания к другому, а вместе с ними изменяется окружающая реальность. Ты долго выдержишь?

– Не знаю… – честно ответил Анвар. – Но ведь это лишь твои предположения. Да и с «чистилищем» я, наверное, преувеличил. Разве в памяти человека нет радостных, светлых воспоминаний?!

– Хватаешься за соломинку призрачной надежды? – криво усмехнулся Холмогоров. – Конечно, есть и добрые, светлые минуты в нашей жизни. Но их так мало! Пойми, присущий людям механизм избирательной памяти – один из главных рубежей нашей психологической защиты! Мы стараемся помнить хорошее и склонны забывать плохое. Мы постоянно к чему-то стремимся, даже в мелочах! Но логр формирует совершенно иную данность. Личность внутри кристалла способна оперировать исключительно прошлыми, прожитыми впечатлениями! Учитывая, что никто из нас не безгрешен, абсолютная память превращается в пытку, а личная вселенная трансформируется в субъективный ад, наполненный тенями былого! Ты хотел бы получить такое бессмертие? Например, вновь и вновь переживать события на Найрусе, гибель друзей, понимая, что ничего не можешь изменить?

– Нет… Но разве исследования логров не проводились раньше, еще до запуска заводов по массовому выпуску устройств?

Холмогоров лишь вздохнул:

– Проводились. Группе ученых был открыт доступ в Логрис. Они посетили вселенные логриан, познакомились с древними личностями и теми немногими людьми, которые получили право на бессмертие в качестве исключительной привилегии. Подозреваю, что их матрицы были попросту синтезированы логрианами! Далее последовало соглашение между цивилизациями, признающее законы Логриса. Первый из них гласит: физическая смерть необратима. Дальнейшее существование личности возможно только в рамках вселенной, сформированной в логре. Обратная связь исключена, чтобы бессмертные личности не могли оказать влияние на ход истории. Тогда этот аргумент был принят. Идея бессмертия выглядела слишком заманчивой, многообещающей.

Тагиев угрюмо молчал. Он пытался осмыслить услышанное. Никогда ранее он не задумывался над проблемами виртуального бессмертия, вернее, так же, как большинство людей, даже не подозревал об их существовании!

– Анвар, я близок, очень близок к истинным ответам! – продолжил Холмогоров, не обращая внимания на состояние ганианца. – Осознав, что именно представляют собой современные логры, я сосредоточился на исходной технологии, провел тысячи опытов, постоянно анализировал их результаты, собирал всевозможные данные из разных источников, и однажды спросил себя: почему большинство древних кристаллов доступны для записи человеческой личности?

– А разве это ненормально? – удивился Анвар.

– Нет! Ненормально, нелогично и даже – невозможно, если следовать общепринятому мнению, что единственное предназначение логра – обеспечить виртуальное бессмертие личности! Рассуди сам, зачем логрианам создавать миллиарды «чистых» кристаллов? Не удивляйся, я оперирую реальными цифрами. Черные археологи, занимающиеся поиском артефактов в Рукаве Пустоты, поставляют на рынки Окраины до миллиона логров в год! Это ничтожная цифра по сравнению с числом желающих приобрести древнее устройство, но речь не об этом! Если логры – это устройства хранения матриц сознания, тогда большинство из них должны содержать личности логриан!

– Не обязательно, – высказал сомнение Анвар. – Быть может, насыщение черного рынка Окраины идет из некоего «резервного хранилища»? – предположил он. – У логриан наверняка существовал запас чистых кристаллов!

– Нет! – уверенно возразил Холмогоров. – Кристаллы собраны в разных регионах Рукава Пустоты, многие попадают к нам из системы Ожерелье, а также из скопления О’Хара! Нет никакого «единого источника», но есть факт: девяносто девять процентов древних логров, поступающих на черный рынок, открыты для записи!

– И какой ты сделал вывод? Кто-то стирает личности логриан ради прибыли?

– Нет. На мой взгляд, существует более простое объяснение! Я полагаю, что каждый древний кристалл универсален, способен выполнять миллионы функций, в зависимости от его расположения в структуре логр-компонента. По отдельности логры являются мощнейшими вычислительными устройствами, но, объединяясь, они формируют машины – ту самую ускользающую от нашего понимая техносферу, которую создали логриане на пике развития своей цивилизации! Количество возможных комбинаций при соединении нескольких кристаллов огромно. Поверь, мы не в состоянии даже представить всего многообразия вероятных устройств и их функций! Взгляни сюда, – Холмогоров окончательно отвлекся от изматывающей комбинаторики. Он выбрал несколько логров, соединил их в цепочку, затем подключил к своему личному кристаллу, адаптер которого был имплантирован в ладонь правой руки.

Логры изогнулись, оплели его запястье, пальцы, затем четыре кристалла вдруг начали испускать холодное сияние. При этом Алексей внимательно, неотрывно смотрел на Анвара, и ганианец вдруг увидел, как под воздействием холодного света поверхность стола исказилась, приобрела рельефность, словно прочный пластик стал текучим, формируя… его портрет!

Холмогоров шумно выдохнул, отвел взгляд от лица Анвара.

– Похож?

– Как ты это сделал?!

– Я всего лишь смотрел на тебя, а мой личный логр управлял остальными. При помощи какой энергии кристаллы видоизменяют различные материалы, не повреждая мою ладонь, я до сих пор не выяснил! В первый раз у меня все вышло случайно, я просто составлял комбинации, когда впервые появилось это сияние! Но дело даже не в уникальности устройства, а в способе управления им! Смотри, вот я беру чистый логр, из числа древних кристаллов. В нем нет моей матрицы личности! Вставляю в гнездо имплантированного адаптера, вновь собираю последовательность, и… – Холодный свет озарил лабораторию, материал стола опять начал плавиться, но на этот раз Холмогоров смотрел не на Анвара – он остановил взгляд на голографическом изображении Логриса. Прошло несколько секунд – и из размягчившегося материала столешницы сформировалось скульптурное изображение вихря, составленного из множества мельчайших частичек!

– Логры изначально адаптированы под интерфейс мысленных команд! – торжествующе заключил Холмогоров. Сияние угасло, стол, деформированный в двух местах, служил материальным доказательством его слов. – Я уверен: изначальная технология позволяет личности свободно перемещаться из одного кристалла в другой, управлять различными устройствами, а из логров путем сложного комбинирования можно построить что угодно, вплоть до космического корабля! Теперь ты понимаешь, почему мы находим так много «чистых» кристаллов? Они всего лишь кирпичики, универсальные частицы для создания всевозможных устройств! Мнение, что все технические достижения цивилизации логриан уничтожены харамминами, – это чушь! Имея в распоряжении необходимый запас кристаллов, любой логрианин, при возникновении необходимости, способен в считаные минуты создать устройства, которые нам и не снились! Их техносфера никуда не исчезла, но она тщательно скрыта от посторонних. Анвар, нас попросту подкупили идеей виртуального бессмертия!

– Почему они так поступили?

Холмогоров пожал плечами.

– Хараммины однажды уничтожили Логрис, рассеяли кристаллы по Рукаву Пустоты, собрав на своей родной планете устройство реинкарнаций. Квота Бессмертных миллионы лет правила скоплением О’Хара. Видимо, логриане усвоили урок!

Анвар глубоко задумался.

– Скажи, а разве ты единственный современный ученый, кто исследует логры? – вновь высказал он обоснованное сомнение. – Допустим, в начале века назначение логров было неверно истолковано. Исследователи в ту пору имели дело с древними кристаллами. Но неужели сейчас никто не видит разницы между исходной технологией и «новоделом»?

– Видят, но молчат!

– Почему?

– Наш мир необратимо изменился, – безнадежно махнул рукой Холмогоров. – Многие просто не хотят замечать перемен или не связывают их с изменением психологии поколений. Логры превратились в средство грубого массового воздействия на умы людей! Ты ведь не станешь отрицать, что обладание кристаллом мгновенно изменяет социальный статус?

– Да, это так!

– Но заметь, лишь один процент ныне живущих от общего населения планет Обитаемой Галактики может позволить себе приобрести логр. Остальным кристаллы выдаются правительствами или работодателями! Людям гарантируют бессмертие в обмен на лояльность к существующей власти! Статистика последних десятилетий приводит меня в ужас. Например, резко сократилось число тяжких преступлений, наказание за которые – лишение личного логра, но тут же возросло количество самоубийств! Многие стремятся покинуть наш мир, реализовать шанс на бессмертие, полагая, что в Логрисе обретут все, чего лишены в реальном мире! Власти планет срочно ввели законы, осуждающие самоубийства, и в ответ получили всплеск техногенных катастроф с огромным количеством жертв. Это тенденции, которые трудно не заметить, но они лишь верхушка айсберга, – удрученно констатировал Алексей. – Технологическое рабство – вот как я склонен называть наше сегодняшнее положение. Заметь, мы охраняем Логрис, патрулируем космос в районах логрианских станций, всячески оберегаем их, но почему? Ответ прост: мы психологически зависимы от идеи бессмертия! Но для логриан такая политика в отношении иных космических рас – всего лишь способ выживания!

– И все молчат? Никто ничего не предпринимает?! – Анваром постепенно овладевали эмоции.

– Почему же? Те, кто наделен властью, отлично понимают ситуацию! Но что произойдет, если рассказать правду, поставить под сомнение саму идею бессмертия личности?

– Массовые беспорядки, хаос, вероятно – распад Конфедерации, – мрачно ответил Анвар. – Тогда нужно потребовать объяснений у самих логриан! Можно ведь доработать технологию, адаптировать ее под особенности человеческой психики!

– Они не пойдут на сотрудничество, потому что уже управляют ситуацией! Кто решится конфликтовать с логрианами, зная, что без подключения к двум древним кристаллам ни один современный логр не будет инициализирован? Ответь, что произойдет, если восемнадцать известных на сегодняшний день логрианских станций задействуют гипердвигатели и покинут наше пространство? Где гарантия, что Логрис будет доступен для Человечества вечно и на прежних условиях?

– Чего же ты пытаешься добиться, изучая логры?!

– Ищу выход! Он наверняка существует! Технология логров проникла во многие сферы нашей деятельности. Боевые мнемоники Конфедерации используют некоторые компоненты древней логрианской технологии в условиях гиперсферы, там, где не работают наши традиционные кибернетические устройства. Это вселяет надежду. Сегодня ты помог мне узнать очень важную последовательность. Так по крохам придет понимание, мы в конце концов раскроем тайну древней технологии, сможем не только копировать предложенное нам устройство, а создать нечто свое, адаптированное под человека! Вот моя цель.

– А не проще ли повсеместно использовать древние логры?

– Нет. Миллионы древних кристаллов с записями человеческих личностей уже интегрированы в Логрис. Но этот факт не изменил ситуацию. Оттуда по-прежнему не поступает никакой информации. Я полагаю, что древние кристаллы также блокируются.

– Значит, для них, – Анвар указал на логры погибших ганианцев, – нет шанса?

– При существующей ситуации – нет.

Взгляд Анвара стал мрачен.

– Чем я могу помочь? Какое устройство ты сейчас собираешь?

Холмогоров замер от неожиданности.

– Ты серьезно? Предлагаешь мне помощь?

– Я плохо разбираюсь в лограх, но чем-то ведь могу помочь?

– Мы практически ничего не знаем о логрианах! – оживился Алексей. – Я пытался навести справки, контактировал по сети с одним археологом, его зовут Райбек Дениэл. Он очень осторожен в общении, видимо, уже обжигался, и мне не удалось договориться о встрече.

– Он что-то знает?

– Ходят слухи, что он обнаружил родную планету логриан в глубинах Рукава Пустоты, хотя, по официальной версии, ничего подобного не происходило.

– Понял, – Анвар говорил совершенно серьезно. – Я найду его. Что с устройством?

– Как видишь, пока не работает. Но довести его до ума – дело времени.

– Ты не ответил, для чего оно нужно?

– Я хочу установить контакт с Ганио. Если на твоей планете существует артефакт, с которым связаны легенды о бессмертных душах воинов, то я наверняка получу отклик и смогу указать, в каком регионе планеты он расположен.

– Этого достаточно. Остальное предоставь мне. Ты готов покинуть «Мантикору»?

– Зачем? – вздрогнул Холмогоров.

– О твоих исследованиях рано или поздно узнают. Лучшее место для продолжения работ – моя родная планета.

– Серьезно? Предлагаешь мне бросить все и эмигрировать на Ганио?

– Там ты будешь в безопасности!

– Мне нужно подумать, Анвар. – Алексей растерялся от внезапного предложения ганианца и его неожиданной мрачной решимости.

– Хорошо. Думай. Только недолго, – он встал. – Работая на «Мантикору», ты все равно не свободен в выборе.

– А лаборатория? Логры?

– У тебя будет все, что необходимо.

Холмогоров не разделял уверенности Анвара.

– Ты двадцать лет не был на своей планете!

– Это не имеет значения! Кланы поддержат твои исследования, не сомневайся. А тут рано или поздно их прикроют, поверь. Под давлением Конфедерации или по другим причинам. Но прежде выжмут из тебя всю информацию, до капли.

– Дай мне хотя бы завершить работу над компонентом! Обещаю, что подумаю над твоим предложением, – повторил Алексей, перехватив мрачный взгляд Анвара. – Давай встретимся вечером, все обсудим?

– Хорошо, – Тагиев не стал давить. – Приходи в бар на двенадцатой палубе. Там собираются ганианцы. – Он взглянул на кибстек. – Жду тебя в восемь.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Обитатели саванны не обращали внимания на пронзительный, высекаемый порывами ветра звук

Пролог.. за границами обитаемой галактики.. огромный серп коричнево желтой луны быстро поднимался над горизонтом его нижняя часть постепенно угасала скрываясь в..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Станция «Мантикора». Лаборатория по изучению логр-компонентов

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Пояс астероидов в безымянной звездной системе
Три корабля рейдеров сближались с группой малых космических тел. Два истребителя класса «Х-страйкер» выглядели вполне заурядно. Многочисленные следы ремонта, потемневшая, покрытая шрамами

Пояс астероидов в безымянной звездной системе
Три корабля рейдеров сближались с группой малых космических тел. Два истребителя класса «Х-страйкер» выглядели вполне заурядно. Многочисленные следы ремонта, потемневшая, покрытая шрамами

Сектор Корпоративной Окраины. Система Валерайн
«Станция «Мантикора». Палуба 12. Коммерческий сектор». – Дверь бесшумно скользнула в сторону, открывая взгляду Анвара Тагиева один из самых оживленных сегментов космического города.

Система Валерайн
Три «Х-страйкера» вышли из гиперсферы в пятидесяти миллионах километров от орбиты космического города. Они двигались, будто призраки, реакторы работали на минимальной мощности, фантом-генераторы на

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги