рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Определение науки

Определение науки - раздел Религия, Электронная библиотека портала археология России этнография и ее место в системе общественных наук Традиционно Считается, Что Присутствие В Терминах, Обозначающих Научную Дисци...

Традиционно считается, что присутствие в терминах, обозначающих научную дисциплину, греческого γράφω (пишу) определяет ее как описательную науку, отличную от тех наук, которые обозначены через греческое λóγος (понятие, учение), и поэтому являющихся теоретическими. Вместе с тем такое представление, справедливое для поры становления наук как самостоятельных отраслей знаний, когда собирался эмпирический материал и осмысление его несколько отодвигалось во времени, не соответствует современному уровню наук, имеющих в своем наименовании "графо" или "логос".

Предлагаемое некоторыми советскими исследователями изменение названия "этнография" на "этнология" либо выделение на основе теоретических аспектов этнографии той же "этнологии" не оправдано и не способствует терминологической ясности, так как под термином "этнография" давно уже понимается не столько "народо (этнос) -описание (графо)", сколько "народоведение", что практически является русским переводом термина "этнология".

Следует, однако, отметить, что начиная с 1973 г. даже в названии международных конгрессов слово "этнографический" было заменено на слово "этнологический". Но суть осталась той же.

Этнография как самостоятельная отрасль знаний возникла почти полтора века тому назад. С течением времени, если учесть, что этнографические материалы накапливались практически на протяжении всей письменной истории человечества, происходили некоторые, а иногда и существенные изменения определения самой этнографической науки. Подобное положение не может восприниматься как следствие неопределенности задач, методов и объектов этнографии, а является всего лишь отражением постоянно и прогрессивно меняющегося уровня этнографических

стр.6

исследований. Такое состояние не уникально; нечто подобное происходит и в точных и в естественных науках.

Если отвлечься от несколько необычного определения этнографии как квинтэссенции общественных наук, данного в 20-х годах советским этнографом Л. Я. Штернбергом, современная литература знает два типа определения: энциклопедический (содержащийся в изданиях советской энциклопедии) и методический (изложенный в обобщающих и учебных публикациях). В прежних энциклопедических изданиях излагалось определение, данное этнографии советским ученым С. П. Толстовым: "Этнография, историческая наука, изучающая путем непосредственного наблюдения культурные и бытовые особенности различных народов мира, исследующая исторические изменения и развитие этих особенностей, проблемы происхождения (этногенез), расселения (этническая география) и культурно-исторических взаимоотношений народов"1.

Во втором издании "Большой Советской Энциклопедии" в 1957 г. М. Г. Левин так писал об этнографии: "Этнография - отрасль истории, исследующая культурно-бытовые особенности различных народов мира в их историческом развитии, изучающая проблемы происхождения и культурно-исторических взаимоотношений этих народов, восстанавливающая историю их расселения и передвижения"2. Как можно видеть, подобное определение мало отличается от определения С. П. Толстова.

В 1976 г. в "Советской исторической энциклопедии" Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев фактически избегают давать определение науки, констатируя лишь объект ее исследования, предмет и метод. Они пишут: "Этнография... общественная наука, основным объектом изучения которой являются народы - этносы, а также другие типы этнических (этнографических) общностей... Этнография изучает сходство и различия образа жизни народов (этнических общностей), их происхождение (этногенез) и расселение, а также культурно-исторические взаимоотношения. Основной предмет этнографии составляют характерные, традиционные черты повседневной бытовой культуры народов, образующие в совокупности (вместе с языком) их специфический, этнический облик... В качестве главных источников используются прежде всего данные, полученные методом непосредственного наблюдения современной жизни народов... Сопоставляя материал прежних свидетельств с современными фактами, этнограф воссоздает картину исторического развития быта и культуры данного народа или группы народов.. Этнографии присущи комплексный подход к предмету исследования и использование данных, полученных смежными дисциплинами, как гуманитарными, так и естественными, со многими из которых

стр.7

она тесно связана... Этнография ставит и решает весьма различные проблемы, как чисто познавательные, так и практические: одни из них касаются прошлого, другие - современного"3. Продолжая характеризовать этнографию, Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев излагают важнейшие проблемы, решаемые этнографами нашей страны. Данное толкование в значительной степени является расширенным комментарием к прежнему определению С. П. Толстова (с тем существенным дополнением, что в него вошло изучение и исторических этнических общностей, которые нельзя наблюдать "непосредственно", а судить о которых можно по различного вида письменным и вещевым источникам, элементам традиционной культуры). С другой стороны, как и первое определение, оно носит некоторый административный характер, т. е. в значительной степени совпадает с планами научной работы ведущего этнографического центра страны и посему подвержено любым изменениям в результате изменения самой тематики исследований.

Видимо, ощущая подобную зависимость, С. А. Токарев в 1968 г. привел в учебном пособии "Основы этнографии" более обобщенное определение: "Наиболее простое и в то же время точное определение этнографии: это историческая наука, изучающая народы, их быт и культуру"4, а Ю. В. Бромлей в 1973 г. в книге "Этнос и этнография", обобщающей проблематику советской и мировой этнографии, определяет этнографию как "науку об этнических общностях", добавляя при этом, что "понимание этнографии как науки о народах предполагает, что основная ее функция - исследование этого своего главного объекта во всем его многообразии. Так как этносы представляют собой отличающиеся друг от друга динамические системы, этнография прежде всего исследует сходство и различие между народами, а также изменение их характерных черт во времени, т. е. этнические процессы"5.

Шло время, и уже в третьем издании БСЭ (1978 г.) Ю. В. Бромлей и С. А. Токарев дают более краткое определение этнографии, правда, фактически повторяя самих себя: "Этнография... общественная наука, изучающая народы - этносы и другие этнические общности, их этногенез, быт, культурно-исторические отношения. Основной предмет этнографии составляют черты традиционной, повседневной (бытовой) культуры народа, образующие его этнический облик"6. В советском Энциклопедическом словаре 1980 г. указано: "Этнография, этнология, народоведение - наука, изучающая бытовые и культурные особенности народов мира, проблемы происхождения

стр.8

(этногенез), расселение (этнография) и культурно-исторические взаимоотношения народов" 7.

Казалось бы, все ясно, но в учебном пособии "Этнография" под редакцией Ю. В. Бромлея и Г. Е. Маркова об этнографии говорится, что она представляет собой науку, объектом изучения которой являются народы мира. Здесь вновь отсутствует как содержательная, так и целевая установка.

Учитывая сказанное, можно дать следующее определение этнографии как науки: этнография - историческая наука о происхождении и этнической истории народов, формировании специфических особенностей их культуры и быта - составных частей мировой цивилизации.

Объект исследования. методология В толковании этнографии как науки, предлагаемом Ю. В. Бромлеем и С. А. Токаревым, основным объектом этнографического исследования являются этносы, что нередко воспринимается как синоним понятия "народ". Древнегреческий термин "этнос" (?????) этимологически означал "народ", "племя", "стая", "толпа", "группа людей" и т. п. Любопытно отметить, что, как показал Ю. К. Поплинский, сами древние греки, различая или отличая самих себя, т. е. греков от негреков, именно последних именовали этносами. В таком понимании отражались реальные культурно-бытовые отличия негреков, т. е. для греков различных этносов, от самих греков. Эквивалентом термина "этнос" в русском языке обычно считался термин "народ", что имело свое основание хотя бы в таком различительном словосочетании, как инородцы или инородческие народы, употреблявшемся для отграничения русских от других народов России. В настоящее время, когда термин "этнос" давно вышел из обыденного употребления и стал лишь научным термином, а понятие "народ" получило в дополнение к первичному толкованию определенный социально-политический смысл, прямого совпадения между этими понятиями нет. Современное определение этноса как группы людей, связанных единством своего происхождения и общностью культуры, включая язык, является практически общепризнанным и в значительной мере восходит к определению, данному еще в 1923 г. С. М. Широкогоровым: "Этнос есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых ею от таковых других групп" 8.

Интерес к объекту этнографии - этносу, вспыхнувший в советской науке в конце 60-х годов, вызвал острую дискус-

стр.9
сию, продолжающуюся до сих пор, относительно сущности этого явления и соответственно сущности этногенеза и его этапов. С одной стороны (данной точки зрения придерживаются представители этнографической школы), предлагается рассматривать этнос как определенную социально-историческую систему, с другой (Л. Н. Гумилев) - как форму существования Homo sapiens, т. е. природное явление. С пониманием сущности этноса связаны представления оппонентов об этногенезе и влиянии на него ландшафта, этнических контактах и г. д. Не останавливаясь подробно на всех нюансах дискуссии, важно отметить позитивное значение экологических аспектов теории Л. Н. Гумилева, его природоведческое кредо. Вместе с тем признание за этносом социально-исторической сущности позволяет строить перспективу его развития, когда этнос меняет свою структуру - от низшего порядка к высшему.

Исходя из характеристики этноса - основного объекта этнографии, правомерным стало употребление прилагательного "этнический", "этническое", сопряженного с конституированной в этнос группой людей, имеющей специфическую культуру. Отсюда частое употребление в качестве синонима этноса понятия "этническая общность", а как части прежнего этноса или этнической общности - "этнографическая группа", которая наряду с этносом является объектом этнографического исследования. Прилагательное "этнический" в настоящее время широко применяется для определения ответвлений разных научных дисциплин, изучающих специфические образования или определяемые этносом явления (например, этническая антропология, этническая статистика и картография, этническая история, этническая география, этническая лингвистика, этническая экология и т. д.).

Этнография является исторической наукой, что означает изучение ею этносов в их историческом развитии на всем временном протяжении истории человечества и во всем их глобальном многообразии как в прошлом, так и в настоящем. Таким образом, этнография шире традиционной истории, рассматривающей лишь историю письменных народов, так как основным источником традиционной исторической науки является письменный документ, памятник. Этнография охватывает весь дописьменный период истории человечества и все бесписьменные народы - этносы. Как и для истории, для этнографии (речь идет, естественно, о марксистской этнографии) методологической основой является марксистско-ленинское, материалистическое понимание истории и исторических явлений, обусловленных как производством, так и рожденными в процессе его производственными отношениями. Правильный методологический подход определил успех советских этнографов в решении самых сложных и в то же время и самых перспективных проблем этнографии в первую очередь в области происхождения наро-

стр.10

дов, их этнической истории и современных этнических процессов в мире.

Под влиянием марксистско-ленинского материалистического понимания истории находятся сегодня некоторые этнографы стран капитализма, развивающихся государств Азии, Африки и Латинской Америки, хотя в методологии зарубежной этнографии отчасти сохраняют свою позицию различные идеалистические концепции эволюционистского, функционального и психорасистского направлений.

В зарубежной этнографии в большей степени сохраняется деление этнографии на описательную (собственно этнографию) и теоретическую (этнологию), так же как на этнографию, изучающую собственный этнос, так и этнографию, исследующую другие народы - этносы. Последнее достаточно четко прослеживается в немецко-язычных странах, где под термином "Volkskunde" понимается изучение собственного народа, а под термином "Volkerkunde" изучение зарубежных, главным образом бывших колониальных народов.

Для стран Западной Европы и Америки (Англия, Франция, США, Канада и др.) характерно включение этнографии в общую систему науки о человеке - антропологию, которая определяется как состоящая из предыстории, физической антропологии, социальной антропологии, этнологии, фольклора, лингвистики и археологии. Здесь обычному понятию "этнография" соответствуют две дисциплины - этнология и социальная антропология.

Общенаучное и социальное значение этнографииЭтнография как самостоятельная научная дисциплина возникла на базе географической науки в России и ряде других стран или как наука о человеке (как, например, в Англии). Вместе с тем ее данные задолго до выделения этнографии в середине XIX в. в особую отрасль знаний использовались при исторических исследованиях. Такое положение давало повод рассматривать этнографию как своего рода вспомогательную дисциплину, относящуюся то ли к географии или биологии, то ли к истории. К сожалению, подобные взгляды не изжиты и по сей день, однако если прежде они могли быть объяснены еще общей недифференцированностью наук, то сегодня - это результат научного невежества или неосведомленности.

Для определения общенаучного и социального значения этнографии рассмотрим те проблемы, которые она способна решать и решает, пользуясь только ей присущими методами исследования.

Как уже отмечалось, этнография - историческая наука, а

стр.11
объект ее исследования - этнос, возникший еще на заре человеческой истории. Если оставить за пределами исторического исследования эпоху первобытного стада и начинать его с первобытнообщинного (или родового, или доклассового) периода в истории, т. е. с того периода, когда мы можем более или менее объективно различать и отличать этносы, то окажется, что этнография значительно полнее во временном и пространственном отношении, чем история, способна дать картину этнических и социальных изменений, пережитых человечеством. Воссоздать историческое прошлое народов Земли - долг и обязанность современной науки. В этом кропотливом труде историку помогает письменный источник, а как восстановить бесписьменную историю, или прошлое бесписьменных народов?

Большинство народов не имело письменности, и поэтому их невозможно изучать традиционными методами истории, как нельзя изучать теми же методами самый большой период, прожитый человечеством,- эпоху бесписьменного доклассового общества. Традиционная историческая наука, к сожалению, и сегодня вольно или невольно отгораживается от этих народов и этой эпохи. В такой позиции как бы возрождается характерное для недалекого прошлого деление народов на "исторические" и "неисторические". К последним, как правило, относились все народы, не имеющие письменности, а в пору расцвета колониальных империй - и все народы - носители отличной от европейской культуры.

Вместе с тем история народа сохраняется не только в письменных данных, но и в его традициях и обычаях, его представлениях об окружающем мире и верованиях, орудиях труда, пище, одежде и жилище, в памятниках древности, которые встречаются на могильных полях и местах древних поселений, в легендах и эпических сказаниях, т. е. во всем комплексе культуры, созданном данным этносом и отличающем его от других. Только этнографическими методами можно по этим следам восстановить путь, пройденный народами. Очевидно, что в прожитом человечеством миллионолетье, где эпоха классового общества, возникшая всего каких-то 7 тыс. лет назад,- ничтожно малая величина, без истории не было и не могло быть ни эпохи, ни этносов. Следовательно, этнографии в создании подлинной всемирной истории отводится отнюдь не вспомогательная, а особая роль, что очень важно при изучении самой длительной прожитой человечеством эпохи - эпохи доклассового общества, чья этническая и социальная история стала предметом научной дискуссии в современном ученом мире.

Классики марксизма-ленинизма, опираясь на данные этнографии и смежных с нею наук, придавали особое значение этой эпохе, так как ее научное описание свидетельствовало о преходящем характере классово-антагонистического государства, частной собственности и моногамной семьи, объявлявшихся

стр.12
явлениями, извечно присущими человечеству. Современная этнография дает все новые и новые доказательства тому, что ни антагонистические классы, ни частная собственность, ни моногамная семья как социально-экономическая ячейка, противостоящая обществу, не являются спутниками человечества во всей его истории, и, следовательно, бесклассовое коммунистическое общество не только может быть создано, но и будет создано как результат неизбежного исторического процесса.

Таким образом, этнографии следует придавать в общей системе исторических наук вполне самостоятельное мировоззренческое (методологическое) значение, не ограничивая при этом ее общенаучную роль.

Изучая этносы во всей совокупности, подчеркивая связь этнической истории с социальной, рассматривая изменения во всех сферах культуры, этнография может давать и дает существенный материал для характеристики национально-культурной специфики при исторических, археологических, экономико-географических и других исследованиях отдельных народов или стран. В данном случае представители иных наук пользуются этнографическими материалами как дополнительными данными, помогающими раскрывать те или иные историко-археологические, экономико-географические либо другие положения. Таким образом, этнография может выступать в своем традиционном значении вспомогательно-исторической дисциплины, хотя подобное положение для нее не исключительно, так как любая из перечисленных наук может в пору активизации совместных исследований играть ту же роль в отношении к другой науке. Наконец, этнографии свойственно вторгаться в самую гущу современных политических проблем на разных континентах Земли, особенно в чрезвычайно острую по своим коллизиям и последствиям проблему межнациональных, этнических взаимоотношений. Знание этнографами объективной этнической истории, закономерностей культурной интеграции и ассимиляции, аспектов соответствия этнических территорий государственным границам вооружают прогрессивные силы всего мира в борьбе против расизма, шовинизма и национализма. Отечественные этнографы с первых дней существования советской власти принимали активное участие в осуществлении ленинской национальной политики. Несомненна политическая актуальность этнографических исследований в настоящее время в области изучения современных этнических процессов, преобразования культуры и быта.

Итак, этнография с точки зрения ее общенаучного и социального значения должна рассматриваться как 1) мировоззренческая наука, способная решать самостоятельно важные методологические проблемы истории человечества и отдельных (прежде всего бесписьменных) народов, 2) вспомогательная

стр.13
дисциплина, дающая особый этнически специфический материал для других наук о человеке и его обществе и 3) политически актуальная отрасль знаний, вооружающая прогрессивные силы в борьбе против расизма, шовинизма и национализма, То обстоятельство, что этнография первоначально воспринималась как описательная наука, фиксирующая культурно-бытовые и социальные отличия между народами и прежде всего отличия неевропейских народов от европейских, породило представление о ней как о науке, изучающей культурно отсталые пароды. В таком представлении присутствовал пресловутый принцип европоцентризма, нередко превращающийся в расистскую концепцию особой цивилизирующей роли белой европейской расы по отношению ко всем прочим народам и оправдывающий колониализм. Вместе с тем особое внимание, которое уделяет этнография отжившим или отживающим явлениям культурной и социальной жизни с целью ретроспективного анализа прошлой человеческой истории, воссоздания истории бесписьменных народов, объективно способствует сохранению взгляда на нее как на науку о пережитках и, следовательно, не имеющую будущего, в котором исчезнут пережитки и произойдет культурная нивелировка всех этносов. Ошибочность подобного взгляда очевидна по той причине, что и пережитки, и особый интерес к традиционной (чаще всего сельской) жизни высокоразвитых народов - лишь часть того общего для этнографии объекта исследования, которым является этнос. И в современном мире, и в обозримом будущем даже в условиях грандиозных социальных и научно-технических изменений на Земле сохранятся те особенности, которые отличают один этнос от другого, сохранятся сами этносы, осуществляя прогрессивную тенденцию к интеграции, а следовательно, сохранится, хотя и в измененном виде, потребность их изучения, т. е. сохранится необходимость этнографической науки.

Основные составные этнографического исследованияВ этнографическом исследовании можно выделить следующие основные разделы: этногенез и этническая история, основные занятия и социальная организация, материальная и духовная культура. Особым разделом является изучение семьи и семейно-брачных отношений.

Этногенез и этническая история дают возможность решить вопрос о происхождении самого этноса, изменениях этнических общностей, проследить процессы и результаты межэтнических отношений. Основные занятия и социальная организация отвечают на вопрос о характере производства этноса и особенностях,

стр.14
возникающих на его основе, производственных отношении и различных общественных структур. Материальная культура в своем традиционном воплощении - орудия труда, пища, поселения, жилища, одежда и украшения - отражает как этническо-специфическое, так и общее, связанное со сходными типами производства и условиями физико-географической среды. Сфера духовной культуры, выражающаяся в народных знаниях об окружающей природе и обществе, в обрядах и обычаях, народном творчестве и праздниках, в верованиях, дает ценнейший материал для выявления созданного конкретным этносом и отличного от других, а также для определения результатов исторических этнических контактов и взаимного обогащения культур. Исследования составных этнографии осуществляется на фоне определения и языковых особенностей каждого этноса, так как язык - это и средство общения объединенных в этнос людей, и существенная часть этнической культуры.

Указанные составные в большей своей части связаны с одним из видов производства, а именно с производством средств существования; проблемы семьи и семейных отношений в свою очередь определяют другой вид производства - производство себе подобных, т. е. самого человека. Очевидна неразрывная связь обоих видов производственной деятельности людей на всем протяжении всемирной истории; так же несомненно, что семья и семейно-брачные отношения, вытекающие из второго вида производства, не могут не зависеть от первого; в то же время несомненна и их относительная самостоятельность, проявляющаяся по-разному в различные периоды социальной истории. Вспомним в этой связи положение Ф. Энгельса о двух видах производства: "С одной стороны - производство средств к жизни: предметов питания, одежды, жилища и необходимых для этого орудий; с другой производство самого человека, продолжение рода"9.

Нам известны различные типы семьи и связанных с ними семейно-брачных отношений. Если взять, к примеру, моногамную семью, то она просуществовала на протяжении по крайней мере трех формаций рабовладельческой, феодальной и капиталистической, сохранив свое положение особой социально-экономической структуры общества. Этот пример подчеркивает важность изучения семьи и семейно-брачных отношений в общей проблематике этнографии.

По указанным выше основным составным этнографических исследований, этнография, имеющая свои учреждения и издания, ведет изучение этнического многообразия мира, а также того, что стало потребностью времени - традиционного природопользования, т. е. этноэкологии.

стр.15

Этноэкология на примере природопользования северных народовНесводимость современных экологических проблем к вопросам чисто технологическим и экономическим, важность их социально-культурных аспектов сегодня признают ся достаточно широко. Роль социально-культурных решений в преодолении нынешних и, в еще большей степени, возможных в будущем экологических трудностей подтверждается уже не только общими соображениями, но и результатами просчетов на глобальных моделях. Сегодня ясно, что и для разработки их более реалистических версий, и для поисков стратегии борьбы с экологической угрозой науке предстоит широко использовать данные культурологии, антропологии и этнографии.

Если непосредственной причиной неблагоприятных экологических эффектов явились некоторые стороны современной научно-технической революции, то наиболее общая предпосылка экологического кризиса, его абстрактная возможность была заложена уже в далеком прошлом - в переходе от присваивающего хозяйства к производящему.

Пока человек более или менее пассивно потреблял продукты, предоставляемые природой, возможности природы как бы автоматически регулировали его деятельность, включая биологическое воспроизводство. Народы, находящиеся на стадии присваивающего хозяйства (в этнографической науке она получила название первого хозяйственно-культурного типа (ХКТ), экологи так и называют пародами, "вписывающимися в природу". И действительно, их отношения с природой регулируются так же, как регулируются отношения природы с любым из ее элементов.

Но совершенно очевидно, что в этих условиях любой природный сдвиг, создающий основу для прогрессивного развития демографических процессов, а также последовательное совершенствование производительных сил вызывали перенапряжение экосферы. В результате первый ХКТ заменялся последующими - разными видами производящего ХКТ Так совершился знаменитый переход, разделивший человеческие коллективы на зависящие (а значит, и "вписывающиеся" в природу) и как будто не зависящие от природы. Иллюзия человека гиганта-созидателя, способного "покорить" силы природы, и лежит у истоков современных экологических трудностей.

В течение многих тысячелетий человечество росло, сводило леса, расширяло пастбища и пашни, а затем культивировало их на уровне, еще не кризисном для всей экосистемы. В конце концов объективный ход событий привел к созданию материалов, которые природа не могла создать и, значит, не может утилизировать. В последнем обстоятельстве в значительной степени заключена сущностная причина угрозы экологического кризиса.

Разумеется, пути решения экологической проблемы мы обязаны

стр.16
искать на уровне современного развития, подразумевающего прогресс, а не возвращение к "пещерному веку". И пути эти лежат в основном в русле экономического развития. Но у экологической проблемы есть и другая сторона, связанная с живыми традициями природопользования на огромных земельных пространствах, а также и с опытом, в том числе и негативным, который накопило человечество.

Речь идет о том, что проблема нормального функционирования экосистемы теперь встает и в районах первого ХКТ. Вызвано это не столько активным проникновением в производственную и бытовую сферу самой индустрии (мы намеренно не рассматриваем зоны интенсивного промышленного строительства), сколько порожденной современным индустриальным развитием технологией природопользования. К примеру, речь идет о районах северо-востока СССР, населенных историческими представителями первого ХКТ - юкагирами, чукчами, коряками, эвенами и др. Та экологическая ниша, которая была освоена указанными народами, не имела иной перспективы, кроме усовершенствования самих орудий присваивающего производства.

Все перечисленные народы, как и значительное число пришлых этнических групп или соответствующих этносов того же ХКТ, были и в значительной мере остаются потребителями продуктов природной среды своей экологической ниши. Расселенные на чрезвычайно обширных пространствах, они долгое время не выделялись из природы, не нарушали "естественного равновесия" в ней (если не считать интенсивного развития охотничьего промысла пушного зверя - результата контактов с классовым обществом). Это было возможно потому, что вносимые ими в природу изменения были не многообразны по своему характеру и ничтожны по величине. Они вполне укладывались в пределы тех допустимых и постоянно наблюдающихся флуктуации, которые колеблют систему, но не выводят ее из установившегося подвижного равновесия, не вызывают необратимых изменений. Можно даже сказать, что в данном случае экосистема работает по замкнутому кругу, соблюдая известные законы экологии 10.

Это ни в коей мере не означает, что именно существование на уровне первого ХКТ - оптимальное решение для преодоления экологического кризиса. Такая постановка вопроса (а она встречается в современной литературе) отрицает значение про-

стр.17
гресса в развитии человечества. На уровне первого ХКТ современное человечество жить уже не может, даже если захотело бы. За свою историю оно слишком сильно изменило природу: на огромных пространствах истреблены леса, распаханы степи, созданы искусственные водоемы, перегорожены реки, уничтожены стада бизонов, зубров, диких оленей и т. д. Во вред или на пользу человечеству случилось все это? Сегодня, на наш взгляд, разумен только один ответ: нужно заботиться не о предотвращении всякого нарушения "естественного равновесия", а о правильной опенке допустимого вмешательства.

Рассматриваемые нами народы с их системой традиционного природопользования еще сегодня могут быть определены как живущие в условиях "естественного равновесия". Это позволяет нам как бы присутствовать при невиданном социальном "эксперименте" - соприкосновении или, точнее, вторжении современной технологии в согласованные прежде элементы экосистемы.

В исследуемых районах на рушен не "естественного равновесия" еще не приобрело необратимого характера, хотя масштабы социалистического промышленного строительства и вызвали необходимость обратиться к минеральным ресурсам Севера и Сибири. Вот почему указанный "эксперимент" может быть назван "чистым", а возможности его в поисках путей решения экологического кризиса (с учетом уже имеющегося негативного опыта) кажутся обнадеживающими. Здесь уместно привести слова Е. К. Федорова: "Для оценок пределов допустимого вмешательства в течение природных процессов также требуется умение рассчитывать и естественный ход природных явлений, и последствия любого воздействия, т. е. знать по крайней мере "не хуже природы"11. У нас есть основания считать, что традиционное природопользование народов Севера - результат длительного приспособления к жизни в конкретной экологической нише и накопления знаний на уровне сформулированного Е. К. Федоровым требования "знать не хуже природы" - существенной и оптимистической редакции традиционного "закона" экологов - "природа знает лучше".

Итак, несомненна важность широкого изучения опыта природопользования народов как на традиционном этнографическом, так и на современном эколого-этнографическом уровне. Под последним мы понимаем прежде всего учет экологических последствий традиционных видов хозяйствования и внедрения новых его элементов, весь комплекс этнической культуры и быта.

Когда речь идет о традиционном природопользовании, чаще всего само понятие традиционности рассматривают с точки зрения достижений этнографической науки, т. е. в свете данных, собранных этнографами или другими исследователями путем

стр.18
непосредственного наблюдения за последние три столетия. Однако традиционность исторична и иерархична. На опыте изучаемых народов представляется возможным выделить три уровня традиционности. Уровень первый - традиционность естественная, наиболее согласованная с представлениями о "народе, вписывающемся в природу". Этот уровень свойствен этносам первого ХКТ; к нему можно отнести современных юкагиров, а также, с некоторой долей приближения, кетов Енисея. Причем, вводя этот уровень, мы абстрагируемся от технологических инноваций, например па охоте, связанных с изменениями орудий и даже объекта охоты (замена мясной охоты пушной). Уровень второй - традиционность естественная дополняется достижениями контактов культур, которые колеблют "естественное равновесие", но еще не разрущают его стабильности. Первый и второй уровни могут сосуществовать внутри одного этноса - классический пример такого сосуществования дают "береговые" и "пленные", или "кочевые" народы: чукчи и коряки. Ко второму уровню относятся целиком этносы эвенов, эскимосов и многие другие. Результатом контактов культур здесь явилось развитие оленеводства в пределах первого ХКТ. Уровень третий - "традиционность современная", как отражение специфической черты этнической культуры народов, испытавших частичное нарушение "естественного развития" в пределах своей экологической ниши. Именно этот уровень, наблюдаемый сегодня, чаще всего не выделяется и рассматривается как вариация второго уровня, тем более что он в основном встречается у тех же чукчей, коряков, алеутов или эскимосов. Именно у этих народов изменения, происшедшие в прибрежной океанской фауне, привели к фактической ликвидации "береговых" групп (там, где они обособлялись от основного этноса) и к переходу их на оленеводческий тип хозяйства или исключительно на рыболовство. Таким образом, масштабы оленеводства и рыболовства во внутренних водоемах по необходимости сохраняются и даже возрастают. Однако это возрастание не может быть долговременным и беспредельным, так как ресурсы экологической ниши имеют естественное ограничение, тем более в суровых природных условиях Севера. Памятуя об этом, мы должны быть особенно осторожны с такими даже незначительными по размерам вторжениями в природу, которые могут нарушить экосферу и создать экологический кризис для традиционного природопользования. Речь идет о продолжающемся применении ДДТ для борьбы с комарами и гнусом в тайге и тундре, о широком использовании наземного колесного и гусеничного транспорта, который разрушает ягельники (основной корм оленей) или просто размельчает поверхностный слой почвы в зоне вечной мерзлоты и ледниковых линз и тем самым ускоряет изменение береговой линии рек. Особо выделяется проблема, вызванная заменой растительных сетевых рыболовных материалов капроново-нейлоновыми,

стр.19
не способными биологически разлагаться и чуждыми экосистеме. Эти и подобные им частные вторжения новой технологии и природу также способствовали переходу со второго уровня традиционного природопользования на третий. Значит, уже с позиций эколого-этнографических знаний мы обязаны восстановить или найти пути восстановления частично нарушенного естественного развития.

Неразумное вторжение новой технологии может привести к глубокому локальному экологическому кризису - нарушению экосферы и серьезным последствиям для традиционного природопользования существенного источника ресурсов, необходимых в конечном счете не только нынешнему коренному и пришлому населению, но и будущим строителям и эксплуатационникам новых очагов индустрии.

То обстоятельство, что традиционное природопользование народов Севера соответствует (прежде всего на его первом и втором уровнях) природному равновесию в данной экологической нише подтверждается всем многообразием этнографических источников. Все указанные выше народы, как и другие народы Сибири, добывают дичи столько, сколько ее необходимо не только для собственного пропитания, но и для сохранения природных богатств; содержат такое поголовье оленей, какое могут прокормить ягельники, и проводят регулярную выборку стад; при необходимости на долгое время закрывают для рыбной ловли водоемы и переносят места рыбной ловли на другие, не освоенные прежде озера и реки. Указанные народы производили и производят такие действия, опираясь на многовековой опыт "естественных экологов". Учитывать данный опыт - задача важная и необходимая. Тем более что у нас уже есть исторический пример учета опыта коренного на селения Севера пришлым носителями самого развитого для своего времени хозяйственно-культурного типа.

Усвоение пришлым населением традиций природопользования, выработанных рассматриваемыми народами Севера, - еще один исторический "эксперимент", проведенный поколениями освоении северной экосферы. На трех реках северо-востока СССР Индигирке, Колыме и Анадыри - в пределах территорий, населенных юкагирами, эвенами и чукчами, в XVII - XVIII вв. осели потомки первых русских землепроходцев, которых и называют в этнографической литературе по рекам - индигирщики, колымчане и анадырщики - или по основанным ими поселкам - усть-рустинцы (Устье-русское на Индигирке), походчане (Походск на Колыме), марковцы (Марково на Анадыри). Исторически они были носителями северорусского варианта третьего (пашенного) ХКТ, сохранили культурно-бытовые традиции из прежних зон обитания и даже во многих хозяйствах держали лошадей, приспособившихся к условиям жизни в тундре и лесотундре. Но по своим занятиям они не отличались, да

стр.20

и сегодня не отличаются от чукчей, эвенов или юкагиров. Точно так же, оказавшись в тундровых районах, якуты освоили оленеводство. Сказанное свидетельствует о рациональном приспособлении к окружающей среде уже при эмпирическом учете экологических законов. Но, конечно, в экологическом смысле выживание человечества вовсе не означает отказа от современной технологии. Скорее всего, оно требует того, чтобы технология основывалась на научных данных, учитывающих не только свойства природного мира, но и уже имеющийся позитивный опыт вторжения людей в этот мир. Именно такой подход уместно называть эколого-этнографическим.

Выдающийся современный эколог Б. Коммонер сказал: "Я нахожу еще один источник оптимизма в самой природе кризиса окружающей среды. Кризис этот - продукт не биологических свойств человека, которые не могли бы измениться достаточно быстро, чтобы спасти нас, но его социальных деяний, которые могут подвергаться гораздо более быстрым изменениям. Поскольку кризис окружающей среды есть результат бесхозяйственного отношения к мировым ресурсам, то его можно преодолеть, и человек сможет жить в действительно человеческих условиях, если социальное устройство человеческого общества будет приведено в гармонию с экосферой..."12

Применение этнографической методики весьма разнообразно в нашем современном мире. Чтобы понять этнографию как научную дисциплину, необходимо познать ее терминологию, школы и направления. Для этого углубимся в мир журналов и книг, обратимся к жизни ее учреждений.

стр.21

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Электронная библиотека портала археология России этнография и ее место в системе общественных наук

Итс р ф введение в этнографию л.. резюме публикации второе издание учебного пособия е вышло в г.. итс р ф издательство ленинградского университета портал археология России нумерация страниц..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Определение науки

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Типы учреждений в СССР и за рубежом
За полтора столетия существования этнографии в качестве особой научной дисциплины сложились своеобразные центры - различные типы этнографических учреждений, координирующие во всемирном и региональн

Понятийный аппарат этнографической науки
В журналах и изданиях по этнографии читатель встретится с такими словами и понятиями, которые толкуются иначе, чем в обыденной речи. Эти термины, применяемые в этнографии, позволяют специалистам до

Термины из области социальной жизни
Для второй половины XX в. характерны дискуссии, касаsющиеся важнейших проблем истории доклассового общества. Дискутировались проблемы периодизации, определение социальной ячейки, место матриархата

Хозяйственно-культурные типы народов мира
Расселение человека по Земле завершилось в конце верхнего палеолита в том смысле, что к этому времени древние люди уже проникли во все районы современной ойкумены. Побудительной причиной передвижен

Выделение хозяйственно-культурных типов
Хозяйство всех этносов докапиталистической эпохи строилось либо на первоначальных видах занятий - охоте, собирательстве, рыболовстве, либо на ручном земледелии и скотоводстве, либо на пашенном земл

Локальные группы первого хозяйственно-культурного типа
В период палеолита охота, собирательство и рыболовство были основными занятиями населения Земли. Практически в неизмененном виде с тех отдаленных периодов этот хозяй ственно-культурный тип сохранил

Пашенные земледельцы - третий хозяйственно-культурный тип
Пашенное земледелие было, вне всякого сомнения, гигантским шагом вперед, который способствовал резкому повышению продуктивности сельского хозяйства и позволил ввести в хозяйственный оборот новые пл

Главa VIII
МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО АН СССРНапротив Адмиралтейства, на другой стороне Невы, стоит приметное старинное здание Петербурга — Петрограда — Ленинграда — з

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги