рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ - раздел Религия, Магия, наука и религия ...

ароматическая трава, и эта трава является самым сильнодействую­щим ингредиентом в смеси веществ, используемой обычно в любо­вной магии.

Можно сказать, что мифы о магии, даже в большей мере, чем мифы других видов, бытующие в примитивных культурах, оправ­дывают социологические притязания практикующих это искусство, задают форму ритуала и модель последующего чудесного события, подтверждают истинность убеждения в действенности магии.

Наше открытие этой культурной функции магического мифа пол­ностью согласуется с блестящей теорией происхождения власти и царственного сана, разработанной сэром Джеймсом Фрэзером в пер­вых частях его "Золотой ветви". Согласно сэру Джеймсу, начала социального преобладания обусловлены прежде всего магией. Про­демонстрировав, как эффективность магии соотносится с локальны­ми притязаниями и правами, социологическими взаимодействиями и линиями происхождения, определяющими преемственность стату­сов и достояний, мы смогли обнаружить еще одно звено в цепи причинно-следственных связей между преданием, магией и социаль­ной властью.

1 Ср.: Argonauts of the Western Pacific, pp.329, 401, et seq.; Magic, Science
and Religion, in: Science, Religion and Reality, Essays by Various Authors

(1925), pp.69-78.

2 Полный пересказ этого мифа и обсуждение его социологического смысла
можно найти в работе автора: Sex and Repression hi Primitive Society
(1926).


миф в примитивной психологии



 


V. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении всей этой книги я пытался доказать, что миф является прежде всего культурным фактором. Но это не единствен­ное. Миф, что вполне очевидно, еще и нарратив — произведение словесного творчества — и как таковой он имеет свои литературные аспекты, которые неправомерно переоценивались большинством ис­следователей, но которыми, тем не менее, не следует полностью пренебрегать. Миф содержит в себе зародыш будущих эпоса, лири­ки и трагедии; и он был использован в этих жанрах творческим гением народов и профессиональным искусством цивилизаций. Мы видели, что некоторые мифы представляют собой всего лишь сухие и сжатые утверждения, почти лишенные какой-либо фабулы и дра­матических эпизодов; другие, подобно мифу о любви или мифу о магии каноэ и далеких морских плаваниях, являются в высшей сте­пени драматическими рассказами. Если бы позволяло место, я мог бы представить здесь длинную и замысловатую сагу о культурном герое Тудаве, который убивает великана-людоеда, мстит за свою мать и выполняет целый ряд культурных задач . Сравнивая такие истории, можно было бы продемонстрировать, почему миф в неко­торых своих формах как нельзя более располагает к последующей литературной переработке и почему в других своих формах он ос­тается лишенным художественности. Простой социологический пре­цедент, легализация статуса, доказательство справедливости ло­кальных и десцентных (линиджных) притязаний не ведут в сферу глубоких эмоциональных переживаний и потому лишены литера­турной ценности. В противоположность этому вера — вера в маги­ческое, вера религиозная — тесно сопряжена с глубочайшими же­ланиями человека, с его страхами и надеждами, с его чувствами и страстями. Мифы о любви и смерти, истории о потере бессмертия, о конце Золотого века, об изгнании из Рая, мифы о кровосмешении и колдовстве включают те самые содержательные элементы, кото­рые присущи таким художественным жанрам, как трагедия, лирика и романтический рассказ. Наша теория культурной функции мифа,


раскрывая его соотношение с верой и демонстрируя тесную связь между обрядом и преданием, могла бы способствовать более глубо­кому пониманию литературного потенциала рассказов дикарей. Но развивать эту тему, какой бы захватывающей она ни была, мы здесь

не можем.

Открывая наше изложение, мы подвергли сомнению и критике две новейшие теории мифа: взгляд на миф как на возвышенное описание естественных явлений и доктрину Эндрю Лэнга, согласно которой миф является объяснением сущего, примитивным аналогом науки. Наш анализ показал, что ни одна из ментальных установок, предлагаемых этими теориями в качестве основополагающих, не яв­ляется доминирующей в примитивной культуре, что ни одна не может объяснить ни форму примитивных сакральных историй, ни их социальный контекст или культурную функцию. Но уяснив, что миф служит преимущественно для утверждения социологических льгот, для ретроспективной демонстрации моделей поведения или для обоснования веры в магию путем апелляции к чуду, явленному в первобытные времена, — уяснив все это, мы ясно видим, что в священных легендах можно найти и элементы интереса к природе, и элементы объяснений ее феноменов. Ибо прецедент имеет связь с последующими случаями, хотя связь эта подчиняется интеллекту­альной схеме, совершенно отличной от научного установления при­чинно-следственных зависимостей или зависимостей между дейст­вием и результатом. Интерес к природе, опять же, вполне очевиден, если иметь в виду всю важность мифологии магии и то, как тесно магия связана с хозяйственными заботами человека. Однако в этом отношении мифология очень далека от беспристрастных и созерца­тельных рапсодий на тему природных явлений. Между мифом и природой необходимо вставить два звена: прагматический интерес человека к некоторым аспектам внешнего мира и его потребность в компенсации с помощью магии недостатка рационального и эмпи­рического контроля над некоторыми явлениями.

Позвольте мне еще раз подчеркнуть, что в этой книге я рассмат­ривал мифы дикарей, а не мифы высоких цивилизаций. Я считаю, что изучение функций и функционирования мифологии в прими­тивных обществах должно предшествовать обобщениям, которые делаются на основании материалов высокоразвитых культур. Неко­торые из этих материалов дошли до нас только в изолированных литературных текстах, вырванные из той социальной обстановки, в которой они бытовали, вырванные из социального контекста. Тако-


Б. Малиновский

вы мифологии народов классической античности и мертвых циви­лизаций Востока. Исследователь-классик должен учиться у антро­полога.

Наука о мифологии живых высокоразвитых культур, таких, как сегодняшние цивилизации Индии, Японии, Китая и (последняя, но не менее значительная) наша собственная, вполне может черпать вдохновение в сравнительном изучении примитивного фольклора; и, в свою очередь, мифология цивилизованных народов может предоставить важные дополнения и объяснения исследователям примитивной мифологии. Впрочем, это уже слишком сильно выхо­дит за пределы задач данной работы. Однако я хочу подчеркнуть, что антропология должна быть не только изучением обычаев дика­рей с позиций нашей ментальности и нашей культуры, но также и изучением нашей собственной ментальности в интеллектуальной перспективе, заимствованной у человека Каменного века. Погру­жаясь мысленно в жизнь людей гораздо более простой культуры, чем наша, мы обретаем возможность как бы взглянуть на самих себя издалека и с новыми критериями подойти к нашим порядкам, убеж­дениям и обычаям. Если бы антропологии удалось тем самым вну­шить нам новые представления о ценностях и снабдить нас более совершенным чувством юмора, то она могла бы по праву претендо­вать на звание великой науки.

Теперь, когда я закончил обзор фактов и последовательно изло­жил свои выводы, мне остается только кратко подвести итоги. Я пытался показать, что фольклор, эти рассказы, имеющие хождение в туземной общине, живут в контексте племенной жизни, а не только в изложении. Говоря это, я имею в*виду, что идеи, эмоции и жела­ния, связанные с каждой конкретной историей, переживаются не только в момент ее пересказа, но и всякий раз, когда ее содержание воспроизводится в том или ином обычае, моральном установлении или ритуальном действе. И здесь между различными типами исто­рий обнаруживаются значительные различия. "Волшебная сказка", рассказываемая у костра, имеет весьма ограниченный социальный контекст; "легенда" более глубоко проникает в традиционную жизнь общины, но самую важную функцию выполняет "миф". Миф как описание первобытной реальности, которая все еще жива, и как ее оправдание посредством прецедента представляет ретроспекцию мо­делей поведения и критериев моральных ценностей, подтверждение действующего социального порядка и веры в магию. Поэтому он не является ни просто увлекательным рассказом, ни аналогом науки,


ни видом искусства или историческим свидетельством, ни фантас­тическим объяснением. Он выполняет главным образом функцию, неразрывно связанную с поддержанием традиции и непрерывности культуры, с формированием культурно опосредствованного воспри­ятия старости и молодости, а также исторического прошлого чело­вечества. Если говорить кратко, функция мифа состоит в том, чтобы упрочить традицию, придать ей значимость и власть, возводя ее истоки к высоким, достойным почитания, наделенным сверхъестес­твенной силой началам.

Поэтому миф является неотъемлемой частью культуры в целом. Как мы видели, он постоянно рождается снова; каждая историчес­кая перемена производит свою мифологию, которая, однако, только косвенно связана с историческим фактом. Миф является своего рода постоянным побочным продуктом живой веры, которая нуждается в чудесах; социальных устоев, которые требуют прецедента; мораль­ного закона, который требует оправдания.

Возможно, мы слишком много берем на себя, пытаясь дать новое определение мифа. Наши выводы подразумевают новый подход к науке о фольклоре, ибо мы показали, что она не может абстрагиро­ваться от обряда, от социального устройства или от материальной культуры. Народные сказки, легенды и мифы следует перенести из их одномерного существования на бумаге в трехмерную реальность полноценной жизни. Что же касается антропологических полевых исследований, мы, несомненно, требуем новых методов сбора мате­риала. Антрополог должен покинуть свой удобный шезлонг на ве­ранде миссионерского дома, правительственной станции или бунга­ло плантатора, где, вооружившись карандашом и записной книж­кой, а временами и виски с содовой, он привык собирать показания своих информаторов, записывать их фольклорные рассказы, запол­няя листы бумаги текстами, продиктованными дикарями. Он дол­жен отправиться в деревни и видеть туземцев за работой на огоро­дах, на берегу моря, в джунглях; он должен плавать вместе с ними к далеким песчаным отмелям и к чужим племенам, наблюдать за ними во время рыбной ловли, торговли и ритуальных морских эк­спедиций. Информация должна поступать к нему во всем ее мно­гоцветий в ходе его собственных наблюдений за туземной жизнью, а не выжиматься по каплям с помощью разговорных трюков — из неохотно отвечающих ему информаторов. Полевые данные могут быть получены не из первых, а из вторых рук даже если вы нахо­дитесь в кругу дикарей, среди их свайных построек, совсем рядом



– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Магия, наука и религия

Isbn серия isbn рефл бук.. из во рефл бук.. перевод а п хомик под ред..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

ОТ РЕДАКТОРА
Бронислав Малиновский (1884-1942)— виднейший представи­тель британской социальной антропологии (этнологии), родивший­ся и выросший в Польше. Вряд ли кто другой, за исключением разве что Дж.Фрэзера,

Роберт Редфилд
  По крайней мере, относительно двух, близко связанных тем

Иван Стренски
ПОЧЕМУ МЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧИТАЕМ РАБОТЫ МАЛИНОВСКОГО О МИФАХ?* Прошло почти восемь десятков лет с тех пор, как Малиновский написал свою первую работу о мифе. Может ли он и сег

ЧЕЛОВЕК ПРИМИТИВНОГО ОБЩЕСТВА И ЕГО РЕЛИГИЯ
Нет обществ, какими бы примитивными они ни были, без религии и магии. Но тут же следует добавить, что нет и диких племен, люди которых были бы начисто лишены науч

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Б. Малиновский
  действий и всех "жизненных кризисов", если она

II. РАЦИОНАЛЬНОЕ ОВЛАДЕНИЕ ОКРУЖАЮЩИМ МИРОМ
Проблема развития знания в примитивной культуре до сих пор по преимуществу игнорировалась антропологами. Изучение психо­логии дикаря ограничивалось почти исключительно ранней рели­гией, магией и ми

Б.Малиновский МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
  III. ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И СУДЬБА В РАННЕЙ ВЕР

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

IV. ПУБЛИЧНЫЙ ХАРАКТЕР ПРИМИТИВНЫХ КУЛЬТОВ
Праздничный и публичный характер культов является заметной особенностью религии в целом. Большинство священных действ проводится коллективно; в самом деле, торжественный конклав ве­рующих, объедини

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

V. ИСКУССТВО МАГИИ И СИЛА ВЕРЫ
Магия — само это слово, кажется, обещает нам целый мир таин­ственных и неожиданных возможностей! Даже для тех, кто не раз­деляет тяги к оккультному — этого легковесного стремления крат­чайшим путем

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ ПОСВЯЩЕНИЕ

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

Б. Малиновский
в примитивной психологии  

Б. Малиновский МИФ в ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

Б. Малиновский
бумаге. Эти сказания живут в памяти человека, в способе их пере­дачи и даже в еще большей мере — в совокупном интересе, который не дает им умереть, который заставляет рассказчика пересказывать их с

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
мифологические аллюзии, и сами священные действия включают элементы, которые стано

Б. Малиновский
  ложным, потому что мифы рассматриваются как просто расск

П. МИФЫ О ПРОИСХОЖДЕНИИ
Лучше всего нам начать с начала начал и рассмотреть некоторые из мифов о происхождении. Туземцы говорят, что мир был заселен из-под земли. Человечество первоначально обитало под землей и вело там с

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  III. МИФЫ О СМЕРТИ И ПОВТОРЯЮЩИХСЯ ЖИЗНЕ

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

Б. Малиновский
  близости и доступности потустороннего мира, поддерживаем

Б. Малиновский
Таким образом, сущностью всякой магии является ее традицион­ная целостность. Магия может быть действенной только в том слу­чае, если она без упущений и ошибок передается из поколения в поколение, о

Б. Малиновский
  с настоящим каннибализмом и охотой за головами. Антропол

Б.Малиновский * БАЛОМА
 

Б. Малиновский
когда не заходил в эту рощу не столько из страха нарушить табу, сколько из-за бояз

Quot;-,69
ствие этого оттеснением первичных знании i Я бы вообще не стал вступать в эту дискуссию, если бы не желание привести некоторые дополнительные факты, отчасти полученные в результате

Б. Малиновский
ющие новые и трудоемкие приемы. Теперь же я ясно вижу, что если бы я приложил боль

Б. Малиновский
             

Б. Малиновский
ства (при том, что в физическом смысле его не существует для данного племени)! Но

Б. Малиновский
МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*  

Б. Малиновский
 

МИФ КАК ДРАМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДОГМЫ
 

МИФ КАК ДРАМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДОГМЫ 281
Таким образом, развиваемая здесь точка зрения имеет своей глав­ной философской осн

ПРЕЖНИЕ ФОЛЬКЛОРИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ
Речь пойдет о взглядах, которые в то или иное время преобладали в научном и донаучном понимании мифа. Давние и современные эвгемеристы утверждают, что миф всегда сосредоточен вокруг ядра или сердце

МИФ КАК ДРАМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДОГМЫ
 

МИФ КАК ДРАМАТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДОГМЫ
 

Б. Малиновский
  но отыскать взаимосвязь между фольклором и религией, кот

СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ
Стр Фронтиспис 128 145 146 240 241 269 270 282 Бронислав Малиновский Бронислав Малиновский с тробрианскими женщинами, 1917 г. (Права

Мишель Фуко Забота о себе
Идея о том, что человек - это изобретение недавнее, мне всегда казалась попросту басней. Стоит подумать об Оде человеку в "Антигоне" Софокла, где сказано: "Полон мир чудесами, но нет

ТАЙНАЯ ЖИЗНЬ КАРЛА ЮНГА
Сенсационная книга профессора Гарвардского университета Ричарда Нолла вышла в США осенью 1997 г. На основании прежде неопубликованных материалов из частных архивов доктор Нолл делает неожи

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги