рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Б. Малиновский

Б. Малиновский - раздел Религия, Магия, наука и религия Матрилинейный Комплекс И Миф* &nb...


МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*



 


земца, как и мысль об инцесте с сестрой, возможно, даже в большей мере. Но сама организация социального взаимодействия и сексуаль­ной жизни, как мы видели, почти полностью исключает искушение вступить в кровосмесительную связь с матерью, в то время как ве­роятность импульсов к инцесту с сестрой, столь же строго табуиро-ванному и столь же жестоко наказуемому, а также гипотетические возможности для реализации подобного импульса, все же допуска­ются. Поэтому такое ругательство и оскорбляет до глубины души*.

Нам нечего сказать о пословицах на островах Тробриан, по той причине, что их здесь не существует. Что же касается типичных фразеологических оборотов и других лингвистических формул, то следует отметить такой важный факт, как употребление в магичес­ких заклинаниях слова "лугута", "моя сестра", для обозначения несовместимости и взаимного отвращения.

Теперь перейдем к мифу и легенде, т.е. рассказам, преследующим серьезную цель: раскрыть суть или происхождение тех или иных явлений, институтов и обычаев. Для того чтобы сделать обзор этого весьма обширного и богатого материала понятным и в то же время сжатым, мы разделим все эти рассказы на три категории: (1) мифы о происхождении человека, устройстве общества и, в частности, о тотемическом делении и социальном ранжировании; (2) мифы о культурных изменениях и достижениях, куда входят легенды о ге­роических свершениях, о внедрении обычаев, о развитии культур­ных явлений и происхождении социальных институтов; (3) мифы, связанные с определенными формами магии1.

С матрилинейным характером культуры мы сталкиваемся в пер­вой же категории историй, то есть в мифах о происхождении чело­века, об основаниях социального порядка, особенно — о власти вождей и о тотемических подразделениях, о различных кланах и субкланах. Эти мифы, — которых здесь существует множество, так как в каждой местности есть свои собственные предания или же их версии, — связаны известным стилистическим и концептуальным единством. Все они единогласно утверждают, что люди появились

* Трудно избавиться от некоторого сомнения: если Б.Малиновский, рожден­ный и воспитанный в Польше, неправильно понял смысл русского ругатель­ства, мог он ошибиться и в понимании ругательств тробрианских. Если допустить, что эти оскорбительные выражения подразумевают совокупле­ние говорящего с матерью, сестрой или женой адресата, то не потребуется столь громоздких интерпретаций. Понятно, что предполагаемое сексуальное посягательство на женщину, которой по праву обладает адресат, особенно оскорбительно для последнего.


из-под земли через дыры в ней. Каждый субклан имеет свое собст­венное место выхода на поверхность, а события, сопутствовавшие этому важному моменту, обычно определяют привилегии или огра­ничения прав соответствующего субклана. Наиболее интересно для нас то, что первые предки, появление которых описывается в мифах, это всегда женщины, сопровождаемые иногда братьями, иногда — тотемическими животными, но ни в коем случае не мужь­ями. В некоторых мифах подробно описывается, как прародитель­ница производит на свет потомство. Она начинает линию своих отпрысков после того, как неосмотрительно попадает под дождь, или после того, как ее спящую в гроте "пронизывают" стекающие со ста­лактитов капли воды, или же после того, как ее во время купания кусает некая рыба. Таким образом она оказывается "открытой", "ре­бенок-дух" входит в ее чрево и она становится беременной2. Таким образом, вместо созидающей силы отца мифы декларируют спонтан­ную способность к воспроизводству матери-прародительницы.

Не появляется отец и ни в какой другой роли. Фактически он никогда не упоминается; ему просто нет места ни в одном уголке мифического мира. Большинство таких локальных мифов дошло до нас в весьма рудиментарной форме. Некоторые из них описывают только одно событие, либо же лишь подтверждают чьи-то права или привилегии. Те из них, которые содержат конфликт или драмати­ческое происшествие, существенные элементы неискаженного мифа, неизменно изображают матрилинеиную семью и происходящую в ней драму. Так, например, изображается ссора между двумя брать­ями, в результате которой они разлучаются и каждый уводит с собой свою сестру. В другом мифе описывается, как две сестры, повздо­рив, разлучаются и основывают две разные общины.

В мифе, который, наверное, можно отнести к этой группе и ко­торый объясняет утрату бессмертия или, выражаясь более точно, утрату вечной молодости, эту катастрофу порождает ссора между бабкой и внучкой. Матрилинейность — определение происхожде­ния по женской линии (материнское право), ведущая роль женщин в организации родственных отношений, матриархальная* конфигу-* Термины "матриархальный", "материнское право", "матриархат" здесь следует воспринимать условно: в обществе тробрианцев не было матриар­хата в буквальном смысле (т.е. власти женщин), управление здесь находи­лось в руках мужчин, но не мужей и отцов, а братьев и сыновей тех женщин, которые были "проводницами" родственной преемственности. Положение женщин было более высоким, чем во многих патриархальных и патрили-нейных обществах, но оно не было доминирующим.



Б. Малиновский


МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*



 


рация родства и братских коллизий, короче говоря, модель матри-линейной семьи — отчетливо выражена в структуре мифов этой категории. Нет ни одного мифа о происхождении, в котором мужу или отцу отводилась бы какая-либо роль или вообще отмечалось его присутствие. Для психоаналитика очевидно без лишних доводов, что матрилинейный характер мифологической драмы тесно связан с матрилинейным подавлением в рамках семьи.

Теперь перейдем ко второму классу мифов, к мифам, сопряжен­ным с великими культурными достижениями, явившимися резуль­татом героических подвигов и важных свершений. Этот класс мифов не так рудиментарно представлен и состоит из длинных циклов, где развиваются явно драматические события. Один из важнейших цик­лов этой категории составляют мифы о Тудаве, герое, рожденном девственницей, которая была "открыта" стекающей со сталактита водой. Деяния этого героя описываются в целом ряде мифов, име­ющих незначительные локальные вариации; эти мифы приписывают Тудаве введение земледелия и установление многих обычаев и мо­ральных норм, хотя его собственный моральный облик представлен довольно слабо. Однако основным свершением героя, известным повсюду в этом районе и составляющим базис мифологического цикла в целом, является победа над великаном-людоедом. Эта ис­тория такова.

Человечество вело счастливое существование на Тробрианском архипелаге. Неожиданно в восточной его части появился ужасный людоед по имени Доконикан. Он питался человеческой плотью и постепенно истреблял одну общину за другой. В то время в деревне Лаба-и, в северо-западной части главного острова, жила семья, со­стоящая из сестры и ее братьев. Доконикан все ближе и ближе подбирался к Лаба-и, и семья решила бежать. Однако в тот момент сестра поранила ногу и не могла идти дальше. Братья покинули ее: оставили вдвоем с маленьким сыном в гроте на берегу моря непод­алеку от Лаба-и, а сами сели в каноэ и уплыли на юго-запад. Маль­чика воспитывала мать, она сначала научила его выбирать прочную древесину для копий, затем обучила магии квойгапани, которая ли­шает человека разума. Герой отправился в путь и, околдовав с по­мощью этой магии квойгапани Доконикана, убил его, отрубил ему голову. После этого он и его мать приготовили пирог из таро и внутрь запекли голову людоеда. С этим страшным кушаньем Тудава отплыл на поиски брата своей матери. Найдя его, Тудава предложил ему пирог, в котором его дядя к своему стыду и ужасу обнаружил


голову Доконикана. Охваченный страхом и угрызениями совести, брат матери стал предлагать племяннику различные подарки во ис­купление того, что оставил его и сестру на растерзание людоеду. Герой отказывался от всех подарков и смягчился только тогда, когда получил в жены дочь своего дяди. После этого он уплыл прочь и свершил еще ряд выдающихся деяний, которые в этом контексте нас не интересуют.

В этом мифе целых два конфликта, которые придают драматизм его действию: первый — великан с каннибальским аппетитом и вто­рой — материнский дядя, бросающий сестру и племянника на про­извол судьбы. Второй конфликт представляет собой типичную мат-рилинейную драму, отвечающую естественной тенденции, подавля­емой племенной моралью и обычаем, — как мы это выяснили в ходе изучения матрилинейной семьи на Тробрианах. Ибо брату матери отведена роль опекуна ее самой и ее семьи. Однако эта обязанность тяжелым грузом ложится на него и не всегда охотно и с благодар­ностью принимается его подопечными. Поэтому характерно, что на­чало самой важной героической драмы в мифологии связано с самым страшным грехом "матриарха" - пренебрежением долгом.

Но этот второй матриархальный конфликт отнюдь не независим от первого. Герой, убив Доконикана, преподносит его голову на деревянном блюде своему дяде по материнской линии. Если бы это подношение имело целью лишь напугать брата матери видом чудо­вища, то не было бы смысла запекать голову в пирог из таро. Более того, так как Доконикан был врагом всех людей, то вид его головы должен был бы наполнить дядю чувством радости. То, как обстав­лено это действие и чувства, его подстилающие, обретают смысл, если мы предположим, что между дядей и людоедом существовала какого-то рода договоренность или молчаливое согласие. В этом случае дать съесть голову одного каннибала другому — значит пра­вомерно наказать, и тогда в легенде на самом деле совершается одно злодейство и имеется только один конфликт, разделенный на две стадии и продублированный двумя действующими лицами. Таким образом, мы видим, что легенда о Тудаве содержит в себе типичную матрилинейную драму, которая составляет ее ядро и доводится до логического завершения. Поэтому я удовлетворюсь указанием на эти неоспоримые черты, которые отчетливо проступают в самих ми­фологических событиях, и не буду вдаваться в дальнейшую деталь­ную интерпретацию этого мифа, что потребовало бы выдвижения определенных исторических и мифологических гипотез. Однако я



Б. Малиновский


МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*



 


хочу высказать предположение, что интерпретация образа Докони-кана не исчерпывается его связью с "матриархом", что это может быть образ, перешедший из патриархальной культуры в матриар­хальную. В этом случае Доконикан может представлять отца и мужа. Если это так, то данная легенда может быть чрезвычайно интересна тем, что показывает, как господствующий тип культуры формирует и трансформирует персонажи и ситуации, дабы вписать их в свой социальный контекст.

Еще одно событие этого мифа, о котором я должен хотя бы кратко упомянуть, — женитьба героя в конце истории на своей двоюродной сестре по материнской линии. Это, согласно существующей у тузем­цев системе родства, считается определенно неправильным, хотя не расценивается как кровосмешение.

В другом легендарном цикле мы находим историю о ссоре двух братьев по поводу огородного участка, что часто случается и в ре­альной жизни; в этой ссоре старший брат убивает младшего. Миф ни словом не упоминает о каком-либо раскаянии за содеянное. Вмес­то этого детально описывается своего рода кулинарная антикульми­нация драмы: старший брат выкапывает яму на огороде, собирает камни, листья и дрова и, как если бы он только что зарезал свинью или поймал большую рыбу, жарит мясо брата в земляной печи. Затем он разносит жареное мясо по деревням, вновь и вновь под­жаривая его, когда обоняние подсказывает ему, что в том есть не­обходимость. Те общины, что отказываются от такого подношения, остаются неканнибальскими; те же, что принимают его, отныне об­речены навсегда превратиться в поедателей человеческой плоти. Таким образом, здесь каннибализм прослеживается к первобытному акту братоубийства и к склонности или отвращению мифологичес­ких предков к добытой таким преступным и греховным образом пище. Нет необходимости говорить, что это миф неканнибальских племен. Причины бытования каннибализма в одних племенах и его отсутствия в других описываются также в мифах туземцев Добу и других районов архипелага Д'Антрекасто, где человеческое мясо употребляется в пищу. В этих мифах каннибализм, безусловно, не представляется как нечто отталкивающее. Они, однако, тоже стро­ятся если не на фактической ссоре между двумя братьями и двумя сестрами, то на разногласии между ними3. В этих мифах нас глав­ным образом интересует матрилинейный отпечаток, который явно носит ссора между старшим братом и младшим.


Миф о происхождении огня, в котором также кратко упоминается и происхождение солнца и луны, описывает конфликт между двумя сестрами. Можно добавить, что огонь в этом мифе зарождается в женских половых органах.

Читатель, привыкший к психоаналитическим интерпретациям мифов, к психологическим и антропологическим экскурсам в эту область в целом, найдет мои заметки исключительно простыми и незамысловатыми. Все, что здесь сказано, ясно начертано на повер­хности мифа, и я едва ли стремился представить какую-либо слож­ную или символическую интерпретацию. Впрочем, я воздерживался от этого намеренно. Ибо развиваемый здесь тезис, заключающийся в том, что в матриархальном обществе миф должен содержать кон­фликты главным образом матрилинейного характера, требует толь­ко бесспорных доводов. Более того, если я прав, и такая социоло­гическая точка зрения действительно хоть на шаг приближает нас к верной интерпретации мифа, значит совершенно понятно, что мы не нуждаемся в окольной или символической реинтерпретации фак­тов, а можем с уверенностью позволить фактам говорить за себя. Любому внимательному читателю очевидно, что многие из ситуаций, которые мы понимаем как прямое следствие матрилинейного комп­лекса, посредством искусственного и символического истолкования можно привести в соответствие с патриархальной перспективой. Конфликт между братом матери и племянником, которые должны, по идее, всегда поддерживать друг друга и быть заодно, а в дейст­вительности часто противостоят друг другу как два злодея; борьба и каннибальская жестокость между двумя братьями, которые по закону племени должны составлять единое целое, - все это соот­носится с аналогичными конфликтами в рамках патриархальной семьи. Матриархальный миф от патриархального отличает только разница в персонажах и распределении ролей. Отличается социо­логическая перспектива, в которой предстает трагедия. Мы никоим образом не подрываем основания психоаналитических объяснений мифа. Мы всего лишь корректируем социологию таких толкований. Однако я надеюсь, что достаточно ясно продемонстрировал, что эта коррекция имеет исключительно важное значение.

Перейдем теперь к третьей категории мифов, к тем мифам, что ассоциируются с основами культурных достижений и магии. Магия играет исключительно важную роль во всем, чем занимаются эти туземцы. Всякий раз, когда они приступают к чему-то, что имеет для них жизненно важное значение и в чем они не могут положиться




Б. Малиновский


МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*



 


исключительно на свои собственные силы, они обращаются за по­мощью к магии. Туземцы прибегают к магии для того, чтобы управ­лять ветром и контролировать погоду, чтобы избежать опасностей на море и добиться успеха в любви, в церемониальном обмене и в танцах. Черная магия и целебная магия играют весьма значимую роль в их социальной жизни; в самых важных хозяйственных пред­приятиях и занятиях, вроде земледелия, рыболовства и строитель­ства каноэ, магия выступает в качестве существенного и важного элемента. Между магией и мифом существует тесная связь. Та сверхъестественная сила, которую демонстрируют герои мифов, обусловлена главным образом их знанием магии. Ныне же большин­ство людей отличается от великих мифических героев прошлого именно тем, что они утратили самые эффективные приемы магии. Если бы можно было возродить былые сильные заклинания и мо­гущественные обряды, то люди могли бы летать по воздуху, омола­живать себя и поэтому жить вечно, убивать и снова возвращать людей к жизни, всегда быть красивыми, удачливыми, любимыми и почитаемыми.

Но не только миф черпает свою силу в магии. Магия также зави­сит от мифа. Почти всякое заклинание и обряд имеют мифологичес­кую основу. Туземцы пересказывают предания прошлого, объясня­ющие, каким образом магия стала достоянием человека и служащие доказательством ее действенности. В этом, наверное, заключается основная социальная функция мифа. Ибо миф живет в магии, а так как магия оформляет и поддерживает многие социальные институ­ты, то миф оказывает свое влияние и на них.

Теперь рассмотрим несколько конкретных примеров мифов о магии. Вначале следует детально обсудить один из них; для этого я выбрал миф о летающем каноэ, который уже публиковался в под­робном изложении4. Он связан с магией, которая используется ту­земцами при построении лодок. Это долгая история, она рассказы­вает о том времени, когда магия, которая применялась при строи­тельстве каноэ, могла сделать его летающим по воздуху. Герой этого мифа — последний из людей (по-видимому и первый тоже), кто знал, как пользоваться этой магией, — изображается в роли строи­теля каноэ и мага. Нам рассказывают, как под его руководством строится каноэ; как во время морской экспедиции на юг оно обгоняет все остальные каноэ, летя по воздуху, тогда как другим приходится плыть по воде; как его владелец добивается поразительного успеха в этой экспедиции. Таково счастливое начало истории. Теперь при-


ходит черед трагедии. Все мужчины общины завидуют герою и полны ненависти к нему. Происходит другое событие. Наш герой владеет еще и эффективной земледельческой магией, а также ма­гией, с помощью которой он может причинять вред своим соседям. И когда случилось так, что страшная засуха пощадила только его огород, мужчины общины решили, что он должен умереть. Млад­ший брат героя получил от него магию построения каноэ и земле­дельческую магию. Поэтому никто не думал, что, убив старшего брата, они потеряют и магию. Преступное деяние свершается, при­чем не кем-то из посторонних, а младшим братом героя. В одной из версий героя убивают, объединившись, брат и племянники (по жен­ской линии). В другой версии следует продолжение: убив старшего брата, младший приступает к организации погребальных церемоний в его честь. Но суть предания в том, что, сделав свое черное дело, младший брат пытается применить магию при строительстве каноэ и к своему отчаянию обнаруживает, что овладел далеко не всей магией, а только ее самой слабой частью. Таким образом человечес­тво навсегда утратило магическую силу производить летающие лодки.

В этом мифе четко выделяется матрилинейный комплекс. Герой, который по племенному закону обязан поделиться магией со своим младшим братом и племянником по женской линии, откровенно го­воря, обманывает их, сделав вид, что передал им все заклинания и обряды, тогда как в действительности он поделился с ними лишь толикой своих знаний. В то же время младший брат, который обязан защищать своего старшего брата, мстить за его смерть и разделять все его интересы, оказавшись во главе заговора, обагрил свои руки кровью братоубийства.

Если мы сравним эту мифическую ситуацию с социальными реа­лиями, то обнаружим странное соответствие. Долг каждого мужчи­ны состоит в том, чтобы передать своему племяннику по женской линии или младшему брату наследственную собственность семьи — семейный миф, семейную магию и семейные песни а равно как и права на некоторую материальную собственность и хозяйственные обряды. Передача магии, очевидно, осуществляется в течение всей жизни старшего мужчины. Передача прав собственности и приви­легий часто происходит перед его смертью. Интересно, что такая законная передача собственности, причитающейся человеку по на­следству от его дяди по материнской линии или старшего брата, всегда осуществляется за определенную плату (попала), которая



Б. Малиновский МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*



 


зачастую бывает весьма значительной. Но что еще важнее, когда отец передает какую-то собственность сыну, он всегда делает это бесплатно, только из любви. В реальной жизни также нередко на­блюдается параллель мифологическому обману младшего брата старшим. Между двумя людьми, которые по закону племени долж­ны быть едины в своих интересах, привязанностях и обоюдных обя­занностях, всегда существуют недоверие и взаимная подозритель­ность. Поэтому всякий раз, когда мне рассказывали о какой-нибудь магии, у меня возникало чувство, что рассказчик сам сомневается, не был ли он обманут, когда его дядя или старший брат делился с ним своей магией. Такого сомнения никогда не возникало у челове­ка, получившего свою магию в качестве дара от отца. Наблюдая за людьми, владеющими важными системами магии, я обнаружил, что большинство молодых специалистов, успешно практикующих ма­гию, получили свое умение в качестве отцовского дара, а не как наследство по женской линии.

Итак, в реальной жизни, как и в мифах, ситуация, как видим, соответствует этому комплексу — подавляемым чувствам, прямо противоречащим закону племени и общепринятым идеалам племе­ни. Согласно закону и морали, два брата или дядя по линии матери и племянник — друзья и союзники, объединенные общими интере­сами и чувствами. В реальной жизни в определенной степени, а в мифе совершенно явно они выступают как враги, обманывая друг друга, убивая друг друга, и в их отношениях преобладают скорее подозрительность и враждебность, чем любовь и союз.

Еще один эпизод из мифа о летающем каноэ заслуживает нашего внимания: в его эпилоге говорится, что три сестры героя разгнева­лись на младшего брата за то, что он убил старшего, не обучившись магии. Однако сами они уже освоили ее, и хотя, будучи женщинами, они не могли ни строить летающие каноэ, ни управлять ими, они умели летать по воздуху как летающие ведьмы. Когда злодеяние свершилось, они улетели прочь, и каждая из них обосновалась в своем районе. В этом эпизоде мы видим характерную черту положе­ния женщины в матрилинейном племени: она первой овладевает магией, еще до того как с этой магией знакомится мужчина. Сестры, похоже, выполняют также функцию защиты моральных устоев клана, впрочем, их гнев направлен не против самого преступления, а против ущерба достоянию клана. Если бы младший брат обучился магии, прежде чем убить старшего, то сестры и дальше продолжали бы счастливо жить рядом с ним.


Следует упомянуть еще один миф, фрагментарно публиковавший­ся ранее5, миф о магии, спасающей при кораблекрушении. Жили два брата, старший был человеком, а младший — собакой. Однаж­ды старший отправился ловить рыбу на своем каноэ, но отказался взять с собой младшего. Брат-собака, который научился у своей матери магии безопасного плавания, последовал за старшим, плывя под водой. В рыбной ловле он оказался более удачлив. В отместку старшему брату за его высокомерие он перешел в другой клан и заве­щал магию новым родственникам, адоптировавшим его. Драматичес­кая коллизия этого мифа связана главным образом с тем, что мать отдает предпочтение младшему сыну. Это определенно матрилинейная черта, так как здесь мать открыто распределяет свои милости и ей не приходится обманывать отца, как поступает в более широко известном библейском сюжете мать Исава и Иакова. Имеется здесь также и ти­пичный матриархальный конфликт, несправедливость старшего брата по отношению к младшему и расплата за нее.

Здесь уместно представить еще один важный сюжет: легенду о происхождении любовной магии, — пожалуй, самое наглядное про­явление матрилинейного комплекса. У этих любвеобильных людей искусство нравиться, привлекать и соблазнять представителей про­тивоположного пола связано с демонстрацией красоты, удали и ар­тистических способностей. Слава хорошего танцора, хорошего певца, воина имеет свой сексуальный аспект, и хотя честолюбие всегда самодостаточно, часть его подвигов возлагается на алтарь любви. Но над всеми способами соблазнения здесь повсеместно воз­вышается самое что ни на есть прозаическое и грубое искусство магии, исключительно почитаемой туземцами. Местный Дон Жуан скорее будет похваляться своей магией, чем какими-либо личными качествами. Менее удачливый ухажер будет вздыхать по магии: "Если бы я только знал настоящую кайроиво", — вот рефрен раз­битого сердца. Туземцы нередко указывают на старых, безобразных и увечных людей, которые неизменно пользуются успехом в любви благодаря магии.

Эта магия непроста. Она требует серии действий, каждое из которых состоит из особого заклинания и соответствующего ритуала и испол­няется одно за другим, чтобы постепенно усиливать чары, насылае­мые на вожделенный объект. Сразу же следует оговорить, что эта магия практикуется как девушками, для того чтобы пленить избран­ника, так и юношами, для того чтобы покорить возлюбленную.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Магия, наука и религия

Isbn серия isbn рефл бук.. из во рефл бук.. перевод а п хомик под ред..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Б. Малиновский

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

От редактора
Бронислав Малиновский (1884-1942)— виднейший представи­тель британской социальной антропологии (этнологии), родивший­ся и выросший в Польше. Вряд ли кто другой, за исключением разве что Дж.Фрэзера,

Роберт Редфилд
  По крайней мере, относительно двух, близко связанных тем

Иван Стренски
ПОЧЕМУ МЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧИТАЕМ РАБОТЫ МАЛИНОВСКОГО О МИФАХ?* Прошло почти восемь десятков лет с тех пор, как Малиновский написал свою первую работу о мифе. Может ли он и сег

Человек примитивного общества и его религия
Нет обществ, какими бы примитивными они ни были, без религии и магии. Но тут же следует добавить, что нет и диких племен, люди которых были бы начисто лишены науч

Магия, наука и религия
 

Б. Малиновский
  действий и всех "жизненных кризисов", если она

Рациональное овладение окружающим миром
Проблема развития знания в примитивной культуре до сих пор по преимуществу игнорировалась антропологами. Изучение психо­логии дикаря ограничивалось почти исключительно ранней рели­гией, магией и ми

Б. Малиновский магия, наука и религия
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
  III. ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И СУДЬБА В РАННЕЙ ВЕР

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Публичный характер примитивных культов
Праздничный и публичный характер культов является заметной особенностью религии в целом. Большинство священных действ проводится коллективно; в самом деле, торжественный конклав ве­рующих, объедини

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Искусство магии и сила веры
Магия — само это слово, кажется, обещает нам целый мир таин­ственных и неожиданных возможностей! Даже для тех, кто не раз­деляет тяги к оккультному — этого легковесного стремления крат­чайшим путем

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Миф в примитивной психологии
  МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ ПОСВЯЩЕНИЕ

Миф в примитивной психологии
 

Б. Малиновский
в примитивной психологии  

Б. Малиновский миф в примитивной психологии
 

Миф в примитивной психологии
 

Б. Малиновский
бумаге. Эти сказания живут в памяти человека, в способе их пере­дачи и даже в еще большей мере — в совокупном интересе, который не дает им умереть, который заставляет рассказчика пересказывать их с

Миф в примитивной психологии
мифологические аллюзии, и сами священные действия включают элементы, которые стано

Б. Малиновский
  ложным, потому что мифы рассматриваются как просто расск

П. Мифы о происхождении
Лучше всего нам начать с начала начал и рассмотреть некоторые из мифов о происхождении. Туземцы говорят, что мир был заселен из-под земли. Человечество первоначально обитало под землей и вело там с

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  III. МИФЫ О СМЕРТИ И ПОВТОРЯЮЩИХСЯ ЖИЗНЕ

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

Б. Малиновский
  близости и доступности потустороннего мира, поддерживаем

Б. Малиновский
Таким образом, сущностью всякой магии является ее традицион­ная целостность. Магия может быть действенной только в том слу­чае, если она без упущений и ошибок передается из поколения в поколение, о

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ароматическая трава, и эта трава является самым сильнодействую­щим ингредиентом в

Б. Малиновский
  с настоящим каннибализмом и охотой за головами. Антропол

Б.Малиновский * БАЛОМА
 

Б. Малиновский
когда не заходил в эту рощу не столько из страха нарушить табу, сколько из-за бояз

Quot;-,69
ствие этого оттеснением первичных знании i Я бы вообще не стал вступать в эту дискуссию, если бы не желание привести некоторые дополнительные факты, отчасти полученные в результате

Б. Малиновский
ющие новые и трудоемкие приемы. Теперь же я ясно вижу, что если бы я приложил боль

Б. Малиновский
             

Б. Малиновский
ства (при том, что в физическом смысле его не существует для данного племени)! Но

Б. Малиновский
 

Миф как драматическое развитие догмы
 

Миф как драматическое развитие догмы 281
Таким образом, развиваемая здесь точка зрения имеет своей глав­ной философской осн

Прежние фольклористические теории
Речь пойдет о взглядах, которые в то или иное время преобладали в научном и донаучном понимании мифа. Давние и современные эвгемеристы утверждают, что миф всегда сосредоточен вокруг ядра или сердце

Миф как драматическое развитие догмы
 

Миф как драматическое развитие догмы
 

Б. Малиновский
  но отыскать взаимосвязь между фольклором и религией, кот

Список иллюстраций
Стр Фронтиспис 128 145 146 240 241 269 270 282 Бронислав Малиновский Бронислав Малиновский с тробрианскими женщинами, 1917 г. (Права

Мишель Фуко Забота о себе
Идея о том, что человек - это изобретение недавнее, мне всегда казалась попросту басней. Стоит подумать об Оде человеку в "Антигоне" Софокла, где сказано: "Полон мир чудесами, но нет

Тайная жизнь карла юнга
Сенсационная книга профессора Гарвардского университета Ричарда Нолла вышла в США осенью 1997 г. На основании прежде неопубликованных материалов из частных архивов доктор Нолл делает неожи

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги