рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Две модели двуязычия у славян: мир Slavia Orthodoxa и мир Slavia Latina

Две модели двуязычия у славян: мир Slavia Orthodoxa и мир Slavia Latina - Лекция, раздел Религия, Язык и религия   История Литературных Языков Славии И Церковно‑вероиспов...

 

История литературных языков Славии и церковно‑вероисповедная история славянских народов связаны. Наиболее глубокие различия между письменно‑литературными традициями славян зависят от того, какой язык — церковнославянский или латынь — утвердился в качестве первого конфессионального языка данной культуры (ареала). Народы в ареале Slavia Latina (поляки, чехи, словаки, хорваты, словенцы) входили в сферу западнохристианского (позже — католического) влияния и латинского языка. Народы Slavia Orthodoxa (южные славяне — болгары, сербы, черногорцы — и восточные славяне — русские, украинцы, белорусы) исповедовали православие в его византийской редакции; в их церковно‑книжной культуре в большом почете был греческий язык и вообще греческое начало, при этом языком богослужения и Писания был церковнославянский язык. (В прошлом его называли чаще всего славенский или словенский.)

В ареале Slavia Latina латынь никогда не была в такой же мере «своим» языком, как церковнославянский язык у народов Slavia Orthodoxa — в силу генетического отстояния латыни от славянских языков и в силу большей надэтничности латыни, которая использовалась далеко за пределами романского мира[185], в отличие от церковнославянского языка, который был sacra lingua (лат. ‘священный язык’) преимущественно у славян[186]. Поэтому в ареале Slavia Latina книжно‑письменное развитие пошло по пути создания д в у х относительно автономных литературных традиций — на латинском и на народном языке (Н.И. Толстой назвал такую ситуацию двулитературность). При этом латинская литература и письменность на народном языке не смешивались, подобно тому, как нельзя было смешать латынь и славянский и построить нормальное (не комическое, не пародийное) высказывание на «латинско‑польском» или «латинско‑чешском» языке. В то же время смешанные по языку славено‑русские или славено‑сербские произведения, язык которых ошущался авторами и читателями как «нормальный» высокий слог своего языка, — это историческая реальность.

Латинско‑славянское двуязычие и «двулитературность» наиболее полное развитие получили в Польше XII—XV?? вв. Латынь была основным языком польской церкви, государства, науки, образования. Знание латыни было необходимым условием для занятия любых церковных, государственных или муниципальных должностей. Латынь составляла основу во всех видах умственного труда, господствовала в польской поэзии ХУ — ХУ?? вв. «Латинский язык был единственным орудием для выражения сложных мыслей образованных людей, которые <…> если не изъяснялись, то во всяком случае писали не без труда на своем родном языке, и даже для понятности и ясности переводили в некоторых случаях свои польские фразы „обратно на латынь“ (Голенищев‑Кутузов, 1963, 262).

В Польше очень рано, едва ли не на заре гуманистической (латинской) образованности в Европе, стала культивироваться классическая эрудиция (того, что позже в Италии назовут studia humanitatis). Уже Аноним Галл, автор первой польской хроники (XII в.), цитирует Саллюстия, Горация, Боэция, Вергилия. Особенно сильны классические мотивы у магистра Сорбонны краковского епископа Винцента Кадлубека — польского представителя раннего обращения к античности, которое называют Ренессансом XII в. Столь широкая эрудиция была исключительным явлением не только в Польше, но и во всей Европе XII—XIII вв.

Влиятельным центром гуманистической образованности стал Краковский университет (основан в 1364 г.). На факультете свободных искусств и в трех коллегиумах ведущая роль отводилась чтению‑комментированию античных авторов. Сохранившиеся тексты лекций краковских профессоров свидетельствуют, что им были известны сочинения Цицерона, Сенеки, Вергилия, Горация, Лукиана, Персия, Боэция. В Кракове знали логико‑философские сочинения Аристотеля и обе его книги поэзии и красноречия — «Поэтику» и «Риторику». Открывались подходы к филологической критике текста. Текстологические штудии Патриция Недецкого и его венецианские издания Цицерона 1561 и 1565 гг. имели общеевропейское значение, не превзойденное классической филологией Нового времени (подробно см.: Мечковская, Супрун, 1991).

Латынь, конечно, оказывала влияние на польский язык. В польском языке масса прямых латинских заимствований. Однако никакого смешанного, гибридного языка не возникало. В начале истории литературного польского языка латынь была не соперником народному языку, а образцом и опорой в его подъеме.

В ареале Slavia Orthodoxa письменно‑литературное развитие пошло по пути г и б р и д и з а ц и и церковнославянского и народного языка. У каждого из народов (сербов, болгар и у восточных славян) существовала своя относительно цельная словесность, при этом именно о д н а (а не две), в которой церковнославянский и народный язык в течение веков ощущались как два с т и л я, т.е. как две функциональные разновидности одного языка[187]. В произведениях средневековой словесности церковнославянская и народная языковая стихии соединялись и смешивались, при этом в разных жанрах и видах письменности — в разной пропорции. Вес церковнославянского компонента был максимальным в церковной письменности, средним — в летописях, еще меньшим (но не малым!) — в произведениях светской литературы (например, в «Слове о полку Игореве») или в «низовой» литературе (русская бытовая проза XVII в.), а также в деловой письменности (канцелярской и юридической).

Разумеется, реальная картина распределения средств церковнославянского и народного языков была сложнее, чем можно ее представить здесь, — ведь жанровые границы не так определенны, как шлагбаум, а литературная традиция создавалась людьми, которые в с е были в той иной мере двуязычны: народный язык — это их родной (материнский) язык, а церковнославянский — это язык их церкви и школы. Сложность общей картины двуязычия в Slavia Orthodoxa усугублялась также фактором времени: на Руси доля «выдержанных» церковнославянских текстов уменьшалась в направлении от XII до XVII в. (в Болгарии и Сербии до конца XVIII в.).

Все народные языки в ареале Slavia Orthodoxa, хотя и в разной мере, находились под влиянием церковнославянского языка. Их взаимодействие со «славенским» языком было основным процессом в истории становления литературной (нормированной) разновидности народного языка. Наибольшее влияние испытал русский литературный язык (см. §109).

Культурные последствия принятия Писания в чужом или в своем языке, по‑видимому, должны быть различны. Однако суждения о том, каковы эти последствия, прямо противоположны. Г.Г. Шпет («Очерк развития русской философии», 1922) и Г.П. Федотов («Трагедия интеллигенции», 1928) считали дело святых Кирилла и Мефодия неосторожной ошибкой: перевод Писания заслонил оригинал, устранил неизбежность знания греческого языка (в отличие от Западной Европы, вынужденной знать латынь). Поэтому церковнославянский язык церкви, по мнению этих авторов, привел к отрыву православного славянства от классической культуры греческого языка.

Противоположного мнения придерживается большинство исследователей. Так, Г.В. Флоровский назвал безответственной гиперболой тезис о том, что Русь получила от Византии «только Библию», всего лишь «одну книгу». Перевод Библии — это всегда «сдвиг и подвиг» в народной судьбе, сам процесс перевода есть одновременно и «становление переводчика». Создание литургии и Библии на славянском языке было процессом выработки новой христианской духовности славян (Флоровский, [1937] 1991, 6).

 

109. «О пользе книг церковных в российском языке»

 

Знаменитая книга академика В.В. Виноградова «Очерки по истории русского литературного языка XVII—XIX веков» (М., 1934; 2‑е изд. М., 1936; 3‑е изд. М., 1982) открывается словами:

«Русским литературным языком средневековья был язык церковнославянский». В этом утверждении определена с у щ н о с т ь взаимоотношений двух языков. Поэтому, если иметь в виду всю глубину и суть проблемы, то вопрос о роли церковнославянского языка в истории русского литературного языка предстанет как вопрос о значении первых семи веков книжно‑письменной культуры в ее последующем развитии.

Есть известный парадокс во взаимоотношениях церковнославянского и русского языков. В самом деле, почему из всех славянских языков самое большое воздействие церковнославянский оказал именно на русский язык, при том что в генеалогическом отношении это не самые близкие языки?

Самый близкий «родственник» церковнославянского — это болгарский язык: именно на древнеболгарский язык, родной (материнский) для св. Кирилла и Мефодия, первоучители перевели в IX в. ряд христианских конфессиональных книг. По отношению к болгарскому (вместе с македонским) и сербскому, а также хорватскому и словенскому языкам — это б л и ж а й ш и й родственный язык (в терминах человеческого родства — как отец или родной старший брат). По отношению к восточнославянским языкам церковнославянский — это близкородственный язык, однако не по прямой, а по боковой линии (в терминах родства языки церковнославянский и русский — как «дядя и племянник»; прямое же родство — «отец и дети» — это древнерусский язык по отношению к русскому, украинскому и белорусскому, т.е. язык Киевской Руси и три восточнославянских языка). И тем не менее наибольшее воздействие церковнославянского языка испытал русский язык.

Объяснение парадокса не в генеалогических языковых аномалиях, а в исторических судьбах народов. После того как пала Византия и на Балканах установилось Османское иго, центры православия переместились на славянский Восток. Именно Русская Православная церковь и Русское государство (с его идеологией «Москва — третий Рим») оказались главными хранителями церковнославянской книжной культуры православия. Напомним уже цитированные слова Н.С. Трубецкого: «Церковнославянская литературно‑языковая традиция утвердилась и развилась в России не столько потому, что была славянской, сколько потому, что была церковной» (Трубецкой, [1927] 1990, № 3, 132—134).

Из церковнославянского языка в русский язык пришли богатейшие лексико‑фразеологические и синтаксические возможности выражения мысли, созданные в старославянском (церковнославянском) языке благодаря переводу Св. Писания. Славянские первоучители шли за греческой Библией — т.е. за текстом, созданным на языке с богатейшей литературной, философской, богословской традицией. Древнеболгарский диалект был как бы поднят переводом на вершины духовных поисков человечества, и эти новые смыслы были в л и т ы в славянские слова и обороты, добавлены к тем повседневным значениям, которые сложились в языке до того бесписьменного этноса.

Пушкин писал о судьбах русского литературного языка: «Как материал словесности язык славяно‑русский имеет неоспоримое превосходство пред всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива. В XI в. древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи; словом, усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени. Сам по себе уже звучный и выразительный, отселе заемлет он гибкость и правильность» (статья «О предисловии г‑на Лемонте к переводу басен И.А. Крылова», журнал «Московский телеграф», 1825 г.).

Подчеркнем две существенные черты русского языка, названные Пушкиным: 1) его «славенскость», т.е. «церковнославянскость», причем Пушкин эту черту даже не обсуждает, это само собой разумеется: язык славено‑русский; 2) «дары» греческого языка: «В XI в. древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии…».

Заимствования из церковнославянского языка в русском настолько органичны, настолько близки исконным (незаимствованным) словам и формам, что их «чужеязычность» не чувствуется говорящими. Для языкового сознания церковнославянизмы — это «свое», но «особое свое». Между тем это все же заимствования, и притом многочисленные.

В сравнительно‑историческом языкознании точно известны внешние (фонетические и морфологические) приметы южнославянских слов в отличие от слов восточнославянских. В частности, к южнославянизмам (церковнославянизмам) относятся слова с так называемыми неполногласными сочетаниями ра, ла, ре — п ра здник, в ла сть, б ре г и под. (в соответствии с восточнославянскими полногласными сочтаниями оро, ере, оло, ср. п оро жний, в оло сть, б ере г). Далее, к церковнославянизмам относятся такие приставки (и предлоги), как из‑, низ‑, пре‑, пред‑, чрез — и др., например, в словах испить, низложить, предать, чрезмерный (в соответствии с исконными вы‑, с‑, пере‑, перед‑, через —, ср.: выпить, сложить, передать, чересполосица). Есть и другие группы церковнославянизмов, с некоторыми другими столь же определенными признаками южнославянского происхождения[188]. Кроме того, есть слова без примет южнославянского происхождения, однако достоверно известно, что они пришли в русский язык из церковнославянского (буква, истина, ныне, образ, царь, церковь и др.). Все это или заимствования из церковнославянского, или слова, не заимствованные, но образованные в русском языке по церковнославянским образцам, т.е. церковнославянизмы «собственной чеканки», — как, например, златовласка, здравоохранение, кровообращение, млекопитающее, Млечный путь, сладкоежка и подобные.

Таких слов в русском языке тысячи. Многие из них обычны и стилистически нейтральны (ср. власть, враг, древесный, здравствуй, издатель, крест, мрачный, надежда, небо, нравится, одежда, плен, польза, праздник, предложение, развлекать, разврат, распределять, сладкий, союз, страна, страница, среда, средний, шлем и т.п.). Для многих других церковнославянизмов, особенно на фоне соответствующих исконных русских слов, характерен не очень сильный (не такой силы, как в словах брег, вотще, дщерь, злато) оттенок стилистической приподнятости, и передают такие слова, как правило, значения достаточно общие, отвлеченные или специальные, в то время как исконные соответствия обозначают что‑то более частное, конкретное или повседневное, ср.: из в ле чь — вы в оло чить, ис черпать, вы черпать, заг раждение — заг ородка, г раж данин — г орож анин, г ла ва — г оло ва, к ра ткий — к оро ткий, зд ра вый — зд оро вый и т.д.[189]

Заимствования из церковнославянского языка, а также неославянизмы стали главным славянским источником книжной лексики и специальной терминологии в русском литературном языке. Противопоставление церковнославянизмов и исконных языковых элементов до сих пор остается ведущей и самой массовой оппозицией в стилистике литературного языка.

Слова «О пользе книг церковных в российском языке», озаглавившие параграф, взяты из названия статьи Ломоносова «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», его последней филологической работы, которой открывалось университетское собрание его сочинений (М., 1757). Именно здесь получает законченный вид знаменитая теория «трех штилей» Ломоносова.

Помимо «богатства к сильному изображению идей важных и высоких», пришедшего в русский язык из «книг церковных», Ломоносов видит их пользу еще и в том, что церковная письменность сохраняет единство языка «во‑первых, по месту» и во‑вторых, «по времени». «Народ российский, по великому пространству обитающий, невзирая на дальнее расстояние, говорит повсюду вразумительным друг другу языком в городах и селах». «По времени ж рассуждая, видим, что российский язык от владения Владимирова до нынешнего веку, больше семисот лет, не столько отменился, чтобы старого разуметь не можно было».

 

 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Язык и религия

Язык и религия лекции по филологии и истории религий.. http www gumer info index php язык и религия лекции по филологии и истории религий агентство фаир..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Две модели двуязычия у славян: мир Slavia Orthodoxa и мир Slavia Latina

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Язык, религия и смежные «измерения» человечества
  Люди и группы людей различаются множеством разнородных признаков (измерений). Одни из них заложены в человеке генетически: это признаки врожденные и не зависящие от воли людей — так

В каждом селении — свой язык
  В первобытно‑общинную пору, на ранних стадиях развития религии, когда преобладают племенные, преимущественно языческие верования и племенные же языки, границы этноса, языка и

Первобытный фидеизм и язык: некоторые аналогии в структуре содержания
  Отмеченное выше сходство между характером этно‑языковых ситуаций и распространением древнейших верований и культов — это сходство «ландшафтов», общей структуры языкового и фид

Надэтнические религии
  По мере развития социально‑имущественного неравенства, разрушения племенного коллективизма, становления государственных образований и распространения письменностей, в отдельны

Пророческие и апостольские языки
  География надэтнических религий совпадала с границами распространения вероисповедных текстов на языках, которые были или становились надэтническими и приобретали культовый характер.

Новое время
  В послефеодальном мире становится все более очевидным раздельный, взаимно автономный характер основных социальных измерений человека и общества — языка, этничности, конфессиональных

Секуляризация и расцвет этнических литературных языков
  В развитии языковых ситуаций процессы секуляризации сказались в том, что двуязычие культового (книжно‑письменного) и народного языков, столь обычное для феодальной поры, посте

Является ли язык обязательным признаком этноса?
  Старинный синкретизм значений ‘язык’ и ‘народ’ в слове язык, восходящий еще к старославянским текстам, известен языкам различных семей: индоевропейским (например, лат. lingua ; см.:

Этносы и религиозная принадлежность
  Если в эпоху древних государств и средних веков этно‑языковые различия между людьми и странами заслонялись вероисповеданием, то в Новое время среди народов Европы, Америки, Юж

Конфессиональный признак в самоидентификации государств
  В Европе и Америке сейчас нет государств, которые определяли бы себя по конфессиональному признаку (в отличие от Ирана, Мавритании и Пакистана, в официальное название которых включе

Психологическая структура языкового и религиозного сознания
  Язык и религия, с точки зрения философии (точнее, онтологии, чей предмет составляют «наиболее общие сущности и категории сущего»), относятся к категориям духовной культуры человечес

Методологический экскурс о пользе семиотики
  Самые существенные и при этом сопоставимые черты в содержании языка и религии могут быть охарактеризованы в терминах семиотики[20]и общей семантики[21], т.е. при трактовке языка и р

Языковое значение: между представлением и понятием
  План содержания языка (языковую семантику) включает два класса значений: 1) значения слов (лексическая семантика); 2) значения грамматических форм и конструкций (грамматическая сема

Многообразие форм религиозного знания (образы, логика и иррационализм, мистика)
  План содержания религии (т.е. мифолого‑религиозное сознание) включает ряд компонентов, имеющих различную психолого‑познавательную природу. Это такие компоненты: 1) вера

Что «знают» о мире языки?
  Чтобы представить совокупный объем и характер того знания о мире, т.е. той информации, которая заключена в языке, следует различать два уровня хранения информации с участием языка.

Терминологический экскурс: о границах терминов мифологическое и религиозное сознание
  В современном языке слова мифологическое сознание (и мифологическое мировосприятие, мифология) понимаются в разных значениях Из них одно значение является специальным, терминологиче

Язык и религия в структуре общественного сознания
  В истории духовной культуры человечества язык и религия занимают особое место. Это древнейшие, исключительно важные и при этом глубоко различные формы общественного сознания.

Воздействует ли язык на культуру? Идеи В.Гумбольдта и А.А.Потебни
  В культуре и психологии каждого народа есть черты, составляющие его индивидуальное этническое своеобразие, и есть черты, объединяющие этот народ с другими народами или группами наро

Надэтнический характер вероисповеданий
  Религия в качестве определенного вероучения и культовой практики и церковь как социальная институция, объединяющая последователей той или иной религии, — это важнейшие сферы социаль

Религия как фактор культурно-психологического своеобразия народов
  Область религиозного составляет значительную часть жизни общества, всей истории человечества. Это огромный и сложный мир особой человеческой деятельности — религиозных чувств, религ

Магическая («заклинательная») функция языка и неконвенциональное (безусловное) отношение к знаку
  Один из наиболее глубоких языковедов XX в. Р.О.Якобсон на основе теории коммуникативного акта определил систему функций языка и речи. Три из них являются универсальными, т.е. такими

Магия, святость и красота слова (о близости фидеистического и эстетического)
  С точки зрения психологии и семиотики, неконвенциональная трактовка знака в сакральном тексте предстает как иррациональное и субъективно‑пристрастное отношение к слову. Это ро

Ритуал как единство фидеистического действия и слова
  В древних религиях ритуал был главным выражением к у л ь т а высшей силы, т.е. ее почитания, обожествления, умилостивления, поклонения ей, жертвоприношения. Основные темы древнейших

Что древнее: ритуал, миф или язык?
  Система ритуалов, язык и мифология конкретного народа, — это три различные семиотические системы, каждая из которых представляет собой определенное содержание (информацию о мире) и

Почему язык долговечнее ритуала?
  По мере забывания магических мотивов и сакральных смыслов ритуальные действия превращались в обычаи, при этом многие звенья в обрядовых цепочках выпадали, а словесные формулы могли

Река — древнейший образ речи
  Наиболее древние свидетельства рефлексии человека над речью известны из древнеиндийской мифологии. Это связано с принципиальной «словоцентричностью» (В.Н. Топоров) культуры Древней

Мифология имени
  Одна из фундаментальных особенностей мифопоэтического сознания состоит в отождествлении (или неразличении, или недостаточном различении) имени и вещи. Имя представлялось загадочной

Лексико-фразеологические свидетельства словесной магии
  Даже по достаточно поздним народным представлениям, слово, имя — это главный «инструмент» магии. Характерно, что в восточнославянских языках почти все обозначения колдовства и того,

Табу и эвфемизмы
  Табу (от полинезийского tapu — всецело выделенный, особо отмеченный) — запрет совершать определенные действия (употреблять те или иные предметы, пищу, питье) или запрет произносить

Создатели письма: боги, герои, святые
  В письме люди долго видели чудо, поэтому многие народы верили, что письмо создали боги или божественные первопредки (в терминологии исследователей мифов — культурные герои). Все тра

Сакрализация письма в религиях Писания
  В раннем средневековье в ряде письменных традиций отношение к письму как к чуду усиливается. Религиозное сознание открывает в письме новые грани чудесного и священного. Происходит с

Мистика и магия букв
  Позднеиудейское «преклонение перед алфавитом как вместилищем неизреченных тайн» (Аверинцев, 1977, 201) побуждало ближневосточных и европейских мистиков искать сокровенный смысл в ка

Некоторые следствия поклонения письму: орфографические распри
  В сознании людей письмо противостоит «текучей» устной речи: письмо — это воплощенная стабильность, самый заметный и надежный представитель письменной культуры народа. Поэтому языков

Еще одно следствие культа письма: алфавит как элемент геральдики
  «Свой» (национальный, этнический) язык достаточно часто выступает в качестве фундамента или одного из краеугольных камней этнической самоидентификации народа (см. §1; 4.2). При этом

Особенности фидеистического общения
  Своеобразие фидеистических текстов состоит в том, что они содержат знаки (слова, словесные формулы, высказывания, последовательности высказываний и т.д.), которым в коммуникации вер

Жанры «вещего» слова
  Первичные (т.е. не сложные и не гибридные) жанры фидеистического общения могут быть систематизированы по их преобладающей модальности[61]. Общая модальная направленность высказывани

Различие между мифологией и фольклором
  Мифология (мифологические представления) — это исторически первая форма коллективного сознания народа, целостная картина мира, в которой элементы религиозного, практического, научно

Предмифы»: архетипические доязыковые структуры сознания
  Любому современному европейцу известны хотя бы 2—3 мифологических персонажа или сюжета — то ли из школьного учебника, то ли из кино (например, странствия Одиссея), то ли из эстрадно

Динамика мифологического и художественного (эстетического) начал в фольклоре
  Эволюция мифологии (как священного знания) в фольклор (т.е. в художественное знание, в искусство) может быть понята как история изменений в характере коммуникации, включавшей мифоло

От мифологического эпоса к народным сказаниям о героях
  Героический эпос в художественном развитии каждого народа представляет собой древнейшую форму словесного искусства, непосредственно развившуюся из мифов. В сохранившемся эпосе разны

От священного знания к бабушкиным сказкам
  Другая линия эволюции мифа в фольклорные жанры — это сказка. Принципиальное отличие сказок от мифа и от героического эпоса связано с тем, что сказкам никто, в том числе малые ребята

Заговор: шаг в потусторонний мир
  35. Как начинают колдовать? (Психологические механизмы фасцинации)   В ряду фольклорно‑мифологических жанров заговор представляет собой

Кто колдует и к кому обращен заговор?
  В чем неопределенность творящего заговор (его адресанта)? Во‑первых, неясно, он «простой» человек или колдун. Способность колдовать, заговаривать часто мыслилась не как изнача

Лучшее время для колдовства
  Одна из коммуникативных сверхзадач заговорных текстов (и прежде всего их зачинов) состоит в том, чтобы передать (создать) при помощи слова таинственную, заведомо нереалистическую, т

Словесные ключи и отмычки, припарки и снадобья
  В ядерной части заговорных текстов (после зачина) загадочность происходящего усиливается. При полной понятности здравому смыслу (внешнему наблюдателю) конечной цели заговора — устра

Народная этимология как инструмент магии
  Вера в волшебную силу слова особенно ярко сказалась в ритуальных текстах, основанных на народной этимологии ключевого слова. Как и настоящая (научная) этимология (см. §16),

Считалки и другие фольклорные потомки заговоров
  На основе заговорных формул, психологических и коммуникативных моделей заговорных текстов сложились некоторые другие жанры фидеистического слова: проклятие, оберег, благословение, к

Эволюция коммуникативно-познавательных возможностей загадки
  41. Древнейшие загадки как мифологический катехизис[80]   Самые древние загадки не были отдыхом, игрой, забавой, развлечение

О дидактической ценности вопросно-ответного изложения
  В дальнейшем развитии языковой коммуникации и речевого мышления выдающуюся роль сыграли две черты катехизических мифов творения: во‑первых, сама вопросно‑ответная структ

Азбука образного мышления
  В Словаре Даля есть загадка про загадку, схватывающая смысловую двуплановость загадки: Без лица в личине[86], и приговорка о смысловой емкости загадки: Загадка, разгадка да семь вер

Диалогические» картины мира в апокрифах и духовных стихах
  Первоначально «обмен загадками» перешел из мифов творения в произведения, вполне сопоставимые с «первомифами» по мировоззренческой фундаментальности и широте отображения мира, — в с

Состязания умов: загадки вместо палиц
  Если в апокрифах и духовных стихах вопросы и ответы, восходящие к ритуальным загадкам, были формой передачи мифолого‑религиозного содержания, то в сказках сакральный смысл заг

Загадки-насмешки
  Дальнейшее снижение загадки происходит в бытовых сказках, в сказках о животных, народных анекдотах. Глумливые загадки‑шутки при надувательстве — то ли Лисы, то ли сол

Харизма религиозного гения
  Предания о том, как зарождалась та или иная религия, рисуют картины, обнаруживающие между собой существенное сходство. Новая религия возникает как новое Божественное з н а н и е (у

Проповедь Будды: дхарма, дорога к нирване
  Буддизм, древнейшая из мировых религий, «был создан народом, отличающимся едва ли не от всех прочих неиссякаемым творчеством в области религии» (Бартольд, [1918] 1992, 3). Информаци

Структура Откровения в Священном Писании христиан
  Откровение Бога, начатое в Ветхом Завете, завершается в Новом Завете. Оно имеет ступенчатый, или многоуровневый характер, по своей коммуникативной структуре напоминающий «рассказ в

Откровение, вероисповедная ось Писания
  За исключением Корана, который в е с ь — Откровение, текст Священного Писания в разных религиозных традициях обычно не начинается с собственно Откровения. Однако идеи Откровения был

Два аспекта кодификации Священного Писания: правильность текста и правильность корпуса текстов
  То «главное знание о мире», которое явилось информационным первотолчком новой религии, стало содержанием Откровения и смыслом проповедей посланника Бога (или мудреца, как в случае Б

Канонический текст произведения. «Собиратель Корана» Осман (856 г.). Ориген (185—254), его «Гекзапла» и зарождение текстологии
  Как правило, уже в самом начале письменной фиксации нового религиозного учения, в обращении оказываются сразу н е с к о л ь к о н е и д е н т и ч н ы х друг другу списков практическ

Какие вероисповедные книги, кем и почему признаются священными? Коммуникативный смысл принципа ipse dixit в истории культуры
  Сочинения, составившие религиозный канон, с течением времени приобретают выдающуюся, ни с чем не сравнимую славу. Подобно тому, как пророки‑основатели великих религий (Мухамма

Существует ли религиозный канон в конфуцианстве, буддизме и даосизме?
  Выражения священный канон, религиозные книги буддийского канона, канонизация конфуцианского учения и подобные достаточно обычны в литературе по истории восточных религий и литератур

Экспансия смыслов и текстов Писания в коммуникативное пространство социума
  Судьбоносное время сложения религии — это своего рода коммуникативно‑религиозное потрясение общества, по своей культурной и социальной значимости сравнимое с последствиями тек

Общая типология книжных жанров в религиях Писания
  В истории формирования жанров конфессиональной литературы между отдельными религиями Писания наблюдаются определенные общие закономерности (см. §86—87). Есть сходство, во‑перв

Внеканонические современники танаха и Нового Завета
  61. Иудейские апокрифы: иноязычные истории о евреях до и после Вавилонского плена; иноязычные «книги Премудрости»; рукописи Мертвого моря[126]

Талмуд», Священное Предание иудаизма
  Следствием принципа ipse dixit ‘сам сказал’, столь органичного для коммуникации в религиях Писания (см. §56), стало то, что круг авторов Писания был изначально крайне ограничен. Он

Святые отцы церкви и Патристика. Что важнее: Писание или Предание?
  Согласно христианской библеистике, Новый Завет (собственно христианскую часть Священного Писания) написали четыре евангелиста (Матфей, Марк, Лука и Иоанн) и апостолы Иаков, Петр, Ио

Сунна» пророка Мухаммада и хадисы. Иснад, связующая нить традиции
  У мусульман в роли Св. Предания, призванного дополнить и объяснить Коран, выступает «Сунна» — жизнеописание творца религии. Вероучительный первоисточник Коран, представляя собой зап

Богословие и догматика
  66. «Ограда Закону» в теологии раввинов. Апофатические тенденции в «Талмуде»   В иудаизме богословие (или теология) как т е о р е т и ч е с к

Христианская богословская мысль и догматическое богословие
  В христианстве богословская теория была разработана в существенно большей мере, чем в других теистических религиях (иудаизме и исламе). В силу географических условий, христианство р

Духовная броня» исламской теологии
  Об исламе часто пишут как о религии несложной, наследующей ментальность клана или соседской общины и доступной массам простых людей. Действительно, в исламе нет таких сверхприродных

Что каждый христианин должен знать
  С распространением вероучения вширь и по мере его развития вглубь учение усложняется. Происходит его внутренняя структурация, складывается определенная и е р а р х и я смыслов — раз

Слово в храме
  В каждой религии те книги, которые используются в богослужении, занимают особое место в конфессиональной литературе. Во‑первых, они читаются в храме — с его особой, семиотичес

Какую «Тору» читают в синагоге
  «Тора» («Пятикнижие Моисеево»), главная книга иудаизма, должна каждый год быть полностью прочитана в синагоге. Еще мудрецы «Талмуда» и отчасти масореты разделили «Тору» на недельные

Круговорот чтений в христианской церкви. Служебник, Типикон, Минеи, Требник
  Все христианские совместные богослужения, и в том числе главное из них — литургия, — включают общие молитвы, пение и чтение отрывков из священных книг (Ветхого и Нового Заветов и со

Молитвенный канон ислама. Кульминация молитвы — в молчанье
  В сравнении с христианством и особенно православием, мусульманское богослужение может показаться почти аскетически простым и однообразным. Оно жестко регламентировано, в нем нет таи

Коммуникативные особенности мистических текстов
  76. Мистический выход за пределы слова: «мрак, который выше ума»   Мистика — в природе религии. У истоков самых разных религий имело место со

Мистика или назидание? Выбор апостола Павла и «Откровение» Иоанна Богослова. Христианская мистика за церковной оградой
  Раннее христианство, жившее еще недавней памятью об Иисусе Христе и верой в его скорое второе пришествие, в единение с Богом, было по своим устремлениям глубоко мистично. Вместе с т

Каббала[158], «душа души Закона» Израиля. Алфавитная мистика каббалы: буквы как первовещество мира
  Древнейшую часть «Талмуда», «Мишну», в иудаизме называют «душой Закона» (т.е. душой «Торы»). У каббалы, тайного мистического учения иудаизма, «ранг» еще выше: это «душа души Закона»

Исламский мистицизм: ересь, ставшая ортодоксией
  Первые мусульманские мистики — сУфии[160]— появились уже в конце VII в., а суфИзм в качестве доктрины и практики исламского мистицизма окончательно сложился в XII в. До XI — XII вв.

Коммуникативные функции проповеди. Первые иудейские проповедники
  В религии проповедь так же органична, как молитва. Это фундаментальный, первичный жанр религиозной коммуникации. С началом проповеди учение начинает жить в сознании некоторого с о о

Нагорная проповедь» и раннехристианская гомилия. Судьбы церковного красноречия
  Знаменитая «Нагорная проповедь», излагающая суть христианской этики, представляет собой и параллель, и дополнение, и антитезу ветхозаветному «Декалогу» — Десяти главным заповедям иу

Комментаторская культура иудаизма
  В религиях Писания проповедь рано стала выполнять еще одну коммуникативную задачу — толковать «трудные места» священного текста. Наряду с «наставлением и увещанием» «следовать Закон

Христианская экзегетика и герменевтика. Толковые евангелия и псалтири
  Термины экзегетика и герменевтика восходят к греческим словам с близким значением (хотя и далеких корней) и поэтому переводятся почти одинаково: экзегеза (от греч. exegetikos — разъ

Пятничная проповедь у мусульман. Коран не толкуется в мечети
  Правоверным мусульманам предписано молиться пять раз в день, причем не обязательно в мечети (можно и дома, в поле, в дороге). Однако раз в неделю, по пятницам, мусульмане должны мол

Мишна, «душа Закона Израиля», и Талмуд
  «Тора» («Пятикнижие Моисеево») в иудейской традиции имеет еще одно название — Письменный закон — потому что, по преданию, Бог через Моисея даровал народу «Тору» (613 заповедей Закон

Судьбы канонического права в христианстве
  В отличие от иудаизма и ислама, в христианстве важнейшие принципы права содержатся не в конфессиональных, а в светских текстах, восходящих к дохристианским источникам. Христианские

Арабский судебник» Коран и хадисы
  В 13‑й суре Корана (аят 37) Аллах говорит о Коране: «И так Мы ниспослали его как арабский судебник». Действительно, в сурах 2, 4 и 5 (это более 500 аятов, примерно десятая час

Конфессиональная иерархия религиозных жанров и ее влияние на письменную культуру
  В культурах, исповедующих религию Писания, конфессиональные потребности формируют письменность как определенную и е р а р х и ю текстов — с неодинаковой значимостью разных групп тек

Герменевтические коллизии в церковных конфликтах
  Мирча Элиаде назвал историю религий «тотальной герменевтикой». У этого афоризма по крайней мере два смысла: 1) историю религий можно понять при условии обязательного и постоянного (

Почему опасались переводить Св.Писание?
  Необходимость и вынужденность перевода — это главная филологическая коллизия в истории религиозного канона. Миссионеры, несущие учение новым народам, стояли перед дилеммой: учить ли

Септуагинта» (285—II в. до н.э.), греческий «Ветхий Завет» в переводе семидесяти
  Первый греческий перевод «Ветхого Завета» вошел в историю культуры под именем «Септуагинта» (от лат. septuaginta — семьдесят), т.е. это ‘[перевод] семидесяти [толковников]’. Перевод

Долгий путь к церковнославянской Библии (863—1499)
  Начало славянскому переводу Св. Писания положили в 863 г. славянские первоучители св. Константин (Кирилл) Философ и его брат св. Мефодий. Существенно, что в числе их переводов были

Почему русская Библия (1876) появляется позже болгарской (1840) и сербской (1868)?
  Святые Кирилл и Мефодий, создав в 863 г. славянскую литургию и славянские переводы части канонических книг, на многие века решили языковой вопрос в церкви болгар, сербов, черногорце

Будет ли православное богослужение на русском языке?
  Служба Богу в храме, собственно культ — это святая святых конфессиональной практики. Богослужение мистично, иррационально и консервативно. Поэтому в различных конфессиях богослужени

Споры о толковании слова как фактор церковных распрей
  97. Догмат о Святой Троице и «арианская ересь»   Христианское учение о Триединстве Бога сложилось в IV в., в жарких спорах с религиозным разн

Православный и католический взгляд на Святую Троицу. О философском смысле филиокве
  Арианство как течение христианской мысли к VI в. утратило свое значение. Однако разногласия в понимании Триединства в Святой Троице продолжали волновать богословов. Различия между З

Бердяев об Откровении историческом и духовном
  Конфессионально утвержденные истины Откровения (догматы) отражают строго определенное понимание основных религиозных категорий. Предполагается, что такое понимание Откровения усваив

Исправление книжное» в истории православия
  100. Тырновская литературная школа (вторая половина XIV — начало XV в.). «Книга о писменах» Константина Костенечского (после 1410 г.)   Говор

Гуманисты, «Гутенбергов пресс» и Библия
  Ренессанс и Реформация создали, по выражению С.С. Аверинцева, «более непринужденное отношение к священным текстам» (Аверинцев, 1983[а], 515). Библия, продолжая оставаться священной

Эразм Роттердамский (1469—1536) как филолог
  Властитель дум своей эпохи, признанный глава европейских гуманистов, спустя несколько столетий Эразм Роттердамский известен широкой публике прежде всего как автор остроумных сатирич

Вечные смыслы и герменевтический поиск
  Книгопечатание и последующие открытия и изобретения в информационной и издательской технологии, а также общий достигнутый уровень филологической культуры позволяют по‑новому в

Конфессиональный статус языка в качестве его социолингвистического параметра
  Социальная лингвистика изучает функционирование языка в различных социальных средах (в повседневной жизни, на работе, в школе, массовой коммуникации, канцелярии, церкви, искусстве,

Культурно-религиозные двуязычные миры
  Длительное время — в течение веков — профетические (священные) языки и vemaculae (народные языки) сосуществовали рядом, т.е. использовались попеременно в коммуникации одного народа.

Создание алфавитов. Реформы письменности
  История цивилизаций и письменностей свидетельствует, что все древние письменности и подавляющее большинство новых систем письма создавались для культово‑религиозных целей. Пис

Переводы Писания и национальные литературные языки
  Переводы конфессиональных книг становились крупнейшими событиями в социальной истории многих языков. Писание и литургия на народном языке способствовали его авторитету и утверждению

Обогащение лексики и фразеологии
  Переводы Писания и использование языка в богослужении, в проповеди, молитве обогащали словарь. Писание на народном языке способствовало интенсивному развитию в языке новых видов реч

Начало стилистики
  Обращение к высшим силам требовало речи, отличной от обиходной, внятной этим силам. Заговор, заклинание, молитва, табу — в своих истоках это словесная магия, т.е. стремление воздейс

Дар речи в картине мира древних индоевропейцев
  Наиболее ранние (известные науке) концепции языка были частью мифолого‑религиозной картины мира. С другой стороны, представления такого рода — это начало рефлексии человека на

Мифопоэтическое сознание о происхождении языка. Почему на свете языков много?
  Согласно распространенным мифологическим представлениям, язык — это д а р богов (Бога) людям. Иногда языку учит людей культурный герой. Иудейско‑христианская философи

Почему одно из имен Иисуса Христа — Логос (Слово)?
  В «Евангелии от Иоанна» Слово (греч. Logos — ‘слово, учение’) означает второе Лицо Троицы — Сына Божия, Иисуса Христа. Образ Христа как Слова Божия возник под несомненным влиянием г

Фонетика и орфография. Грамматика
  117. Грамматик‑жрец в ведической религии. Древнеиндийская грамматика Панини (V в. до н.э.)   В ведической (древнеиндийской) традиции гр

Фонетические открытия арабов-мусульман в VIII в
  Религиозное сознание придает большое значение внешней, формальной точности ритуала, в том числе — точному воспроизведению слова, звучащего в ритуале. Во многих традициях имелись спе

Славянские орфографические трактаты
  Подобно тому, как христианские скриптории обычно бывали при монастырях или на «книжных дворах» иерархов, так и авторы первых орфографических сочинений принадлежали клиру. В

Европейские грамматики XV — начала XVII вв. в их связи с гуманизмом и Реформацией
  Если в ранних сочинениях по орфографии можно встретить наиболее архаические черты лингвистического сознания, то с изучением собственно грамматики[199]в европейской культуре XV—XVII

Истоки семасиологии. Пифагор, Конфуций, Филон Александрийский
  Не только религии Писания (Откровения), но и все письменные религиозные и интеллектуальные традиции почти одновременно с кодификацией учения приходят к необходимости истолковывать з

Сложение основных лексикографических жанров в славянских культурах (XI—XVII вв.)
  Минимальный комментарий (так сказать, «единица комментирования») — это глосса[206], т.е. объяснение отдельного непонятного слова или выражения в данном тексте. В рукописной книжност

Об органичности веры в слово
  В этом VIII разделе книги (§123—132) будет показано, что фидеистическое отношение к слову всегда существовало и существует отнюдь не только в религиозно‑мифологической сфере.

Конфуцианская идея «исправления имен» в Китае
  В реалистической и деятельной философии Конфуция (551—479 гг. до н.э.) мотив «исправления (выпрямления) имен» (чжэн мин) был не столько темой для размышлений, сколько принципом раци

Теория фюсей в древнегреческой философии
  Аналогичный спор о природе имени известен из истории древнегреческой философии. Согласно теории фюсей (от греч. physis — природа), имя вещи соответствует ее природе. Так считали Гер

Исихазм в Византии и у православных славян: мысленная молитва и имяславцы
  Слово исихазм в переводе с греческого значит ‘покой, безмолвие, отрешенность’; исихасты — ‘пребывающие в покое’. Мистико‑философское учение исихастов сложилось в IV—VII вв. в

Имяславие отца Павла Флоренского и философия имени в трудах А.Ф. Лосева
  Защита имяславцев‑«простецов» привела к расцвету «ученого» исхазма — в сочинениях П.А. Флоренского (1882—1937) и А.Ф. Лосева (1893—1988). Флоренский в конце 10‑х — начал

Отрицательное богословие Псевдо-Дионисия Ареопагита
  При всем разнообразии фидеистических подходов к проблеме «язык в познании» их объединяет то, что в оппозиции «язык и мысль» приоритет отдается языку (речи, слову) и мысль видится в

Теория «лингвистической относительности» Эдварда Сепира и Бенджамина Ли Уорфа
  Идеи Вильгельма фон Гумбольдта об определяющем воздействии языка на мировосприятие и культуру народа (см. §10) нашли интересное развитие в языкознании XX в. Наибольшую в мире извест

Лингвистическая философия Людвига Витгенштейна и Джорджа Мура
  Казалось бы, в неопозитивизме, доверяющем только строгой логике и фактам, невозможны преувеличения на почве «веры в слово». И тем не менее. Людвиг Витгенштейн (1889—1951) е

Философско-поэтическая герменевтика Мартина Хайдеггера
  Образ языка, найденный Хайдеггером, привлекает своей мудростью, человеческой теплотой и богатством следствий: Язык есть дом бытия. В «Письме о гуманизме» (1947) эти слова не раз пов

Диалогические мыслители» XX века
  Новый взлет в философско‑поэтическом осмыслении языка связан с обращением к некоторым социально‑психологическим аспектам языка. Особый интерес вызывает роль языка в соци

IX. Резюме. Основные тенденции в истории взаимоотношений языка и религии
  1. Содержательную (смысловую) основу религий составляют жизненно важные для человека и общества э т и ч е с к и е смыслы. Они мыслятся как з а п о в е д и, которые Бог (Абсолют) о т

Список условных сокращений
  БПБ — Большой путеводитель по Библии / Пер. с нем. М.: Республика, 1993. — 479 с. ИВЛ — История всемирной литературы в 9 томах. Т. 1—8. М.: Наука, 1983—1994 [издание продол

Именной указатель
  Абу Ханифа (699—767) §71 Августин Аврелий, святой, епископ Гипонский (354—430) §64, 67, 98, 125 Аверинцев С.С. Предисловие, §2.2, 5.3, 8, 24, 25, 67, 69, 76, 77, 7

Указатель слов, оборотов, поговорок, пословиц, произведений
  «Авеста» (I тыс. до н.э.) §3.2, 47, 52, 54, 56, 106 «Аггада» («Гаггада») §63 Адам §19, 115 «Адельфотис. Грамматика доброглаголиваго еллинословенскаго язык

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги