рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Образование, наука, искусство

Образование, наука, искусство - раздел Религия, Православие и современность. Электронная библиотека. IV. О молитве супругов Слово Образование Происходит От Слова Образ. Некогда Задачей Об...

Слово образование происходит от слова образ. Некогда задачей образования было образовать в человеке образ Божий, помочь ему стать подобным этому образу, видеть отблески образа Божиего в Его чудесах, в творениях, в Его законе любви. Человек образованный считался носителем определенных нравственных и этических принципов. Образование имело самодовлеющую ценность независимо от того, что оно приносило человеку материально. А то, что мы теперь называем образованием, принципиально отличается от первоначального значения этого понятия и, по существу, требует и иного термина. Наше современное образование - это передача обучаемым некой совокупности знаний, навыков для практической деятельности, для достижения материального благополучия и для карьеры[44].

Поэтому неудивительно, что среди людей, имеющих высокий образовательный ценз, ученые степени и звания, стали часто встречаться пошлость, грубость, цинизм и беспринципность как в жизни, так и в профессиональной деятельности. В светских кругах говорят: "Уходят... не остается интеллигентных людей", но при этом не видят глубинных причин этого процесса, которые заложены в дехристианизации общества, в перенесении центра устремлений с духовных ценностей на материальные, со служения истине и людям - на собственную карьеру и материальное положение.

В христианских семьях надо помнить о первоначальном смысле слова образование. Это, конечно, не исключает приобретения специальных трудовых, теоретических и практических знаний, необходимых для жизни. Мало того, эти знания и навыки должны служить развитию представлений о Боге и Его мире, о Его славе и чудесах, способствовать приобщению ребенка, подростка и взрослого человека к красоте Божиего мира, к радости созидания и творения добра, должны быть средством служения людям.

Для земной жизни, в которой мы готовимся к вечности, нужны люди разных специальностей и навыков, - врачи и сантехники, земледельцы и шоферы, художники и дворники и т.д. и т.п. Эти знания и навыки должны усиливать возможности человека творить добро, а не увеличивать зло в мире. Они должны помогать человеку бороться с грехом. Высшей целью образования у христиан, как и в древности, остается созидание в себе образа и подобия Божия, семена чего есть в каждом человеке. "Душа человека, - говорил Тертуллиан, - по природе своей христианка".

Светское специализированное образование должно освящаться общим христианским Образованием, органически сочетаться с ним и с христианским отношением к миру. Такое отношение между двумя типами образований и образованности может показаться странным, - слишком мы привыкли к секуляризации современного мира и разделили свою жизнь на две части: рабочую (светскую) и семейную, духовно-церковную. Тем самым свою человеческую личность, которая должна быть единой, мы раскалываем на-двое или даже на-трое. Не здесь ли закладываются духовные основы расщепления психики?

Современная средняя и высшая школа не в состоянии создать гармонии между двумя образованиями, как не было ее и в дореволюционных учебных заведениях. Она может быть заложена только семейным воспитанием и достигается собственным умственным и молитвенным трудом; - задача весьма сложная и важная, по-разному решаемая в разных семьях в зависимости от условий жизни и характера образования-специализации.

Поскольку человек есть трехчастное существо, то его образование должно касаться тела, души и духа. Разговоры о духовности по меньшей мере беспредметны, если не признается существование Духа Божия, Духа Святого, духа, вдунутого Творцом в человека. Однако эти расхожие разговоры о духовности отражают тот факт, что человек, созданный для высшего, не может быть удовлетворен только окружающими его материальными ценностями. Бездуховность, безрелигиозность - унавоженная почва для произрастания безнравственности во всех ее проявлениях.

Итак, образование, о котором мы сейчас говорим в широком и глубоком понимании этого слова, должно закладываться в семьях на религиозной почве. Составными частями его могут быть наука и искусство. Они подготавливают человека к созерцанию Сущего и могут быть средством служения ближнему. Свт. Василий Великий в беседе "К юношам о том, как получить пользу от языческих сочинений" говорил, что "славный Моисей, имя которого за мудрость у всех людей весьма велико, сперва упражнял свой ум египетскими науками, а потом приступил к созерцанию Сущего. А подобно ему и в последующие времена о премудром Данииле повествуется, что он в Вавилоне изучал халдейскую мудрость и тогда уже коснулся Божественных уроков[45]". Сам Василий Великий, его друг свт. Григорий Богослов и многие другие учителя церкви были учениками языческих, светских школ.

Современная культура, наука и искусство - это огромное и очень сложное и противоречивое явление, поле, на котором вместе растут пшеница и плевелы, целительные травы и ядовитые цветы. Необходима мудрость и моральная чуткость, чтобы с пользой для себя и детей пользоваться его плодами; необходимо выработать противоядие к восприятию зла и пошлости, которых так много в современном искусстве и жизни. Вообще-то говоря, это не только проблема сегодняшнего дня. Ее касались свтт. Василий Великий (см. выше), Кирилл Александрийский[46], преп. Иоанн Дамаскин[47], свт. Григорий Палама и другие учителя и подвижники Церкви.

Свт. Григорий Богослов, один из великих отцов Церкви и вселенских учителей, писал, что свои познания, полученные в афинских античных, языческих школах, "рассматривает как величайший после христианской веры дар судьбы[48]". В надгробном слове свт. Василию Великому он говорит: "Полагаю же, что всякий, имеющий ум, признает первым для нас благом ученость, и не только сию благороднейшую и нашу ученость, которая, презирая все украшения и плодовитость речи, емлется за единое спасение и за красу умносозерцательную, но и ученость внешнюю, которой многие из христиан по худому разумению гнушаются как злохудоученой, удаляющей от Бога; и Небо, землю, воздух и все, что в них не должно презирать за то, что некоторые худо разумели, и вместо Бога им воздали божеское поклонение. Напротив, мы воспользовались в них (то есть в античной науке и представлениях. - Авт.) тем, что удобно для жизни и наслаждения, избежим всего опасного и не станем с безумцами тварь восставлять против Творца[49]".

"У них (то есть у античных философов. - Авт.) мы заимствовали исследования и умозрения, но отринули все то, что ведет к демонам и заблуждению, и во глубину погибели. Мы извлекали из них полезное даже для самого благочестия, через худшее научившись лучшему, и помощь их обратив в твердость нашего учения. Посему не должно унижать ученость, как рассуждают некоторые <...> чтобы скрыть свой собственный недостаток и избежать обличения в невежестве[50]".

Аналогичные мысли развивал преп. Иоанн Дамаскин: "Так как апостол говорит "вся же искушающе добрая держите" (1 Фес/Сол 5:21), то будем исследовать также и языческих (писателей). Может быть и у них найдем что-либо душеполезное <...> Поэтому и мы позаимствуем такие учения, которые являются служителями истины, но отвергнем нечестие, жестоко владевшее ими, и не воспользуемся дурно хорошим...[51]".

Таким образом, отцы Церкви не только не отрицали "внешние" светские знания, но владели всей полнотой научно-философских знаний своей эпохи. При этом они четко проводили во "внешней" культуре грани между тем положительным, что подлежит использованию, и тем отрицательным, пустым, греховным, что было принятым в их время. Свт. Василий Великий внес существенный вклад в развитие естественно-научных воззрений своей эпохи и их популяризацию, а свт. Феофил Антиохийский с восхищением писал о "разнообразной красоте" мира[52]. "Прекрасно, слишком прекрасно, - восклицал сщмч. Ипполит Римский, - все, что сотворил Бог и Спаситель наш, что видит глаз и о чем размышляет душа, что постигает разум и к чему прикасается рука, что обнимается мыслью и объемлется человеческим существом[53]"; о благоритмии, размерности и сложности мира писал сщмч. Ириней Лионский[54].

Утверждение христианства в мире сопровождалось напряженной умственной работой апологетов и отцов Церкви, равноапостольных мужей и жен. Среди подвижников во все времена были люди выдающегося образования и огромного творческого ума. Назовем лишь несколько общеизвестных имен: св. Иустин Философ (+169)[55], свт. Василий Великий (+780), равноапостольный Кирилл - учитель славян (+869)[56], преп. Максим Грек (+1556) и многие другие. О преп. Максиме Греке[57] современники с уважением писали, что он "весьма искусен Эллинскому, Римскому и Славянскому научению и от внешних знаний ничего от него не утаилось, и к божественной философии неутолимую любовь имел". Эти слова весьма точно отражают христианское отношение к знаниям и личной образованности.

Монастыри были центрами науки и культуры в течение многих веков[58]. Монаху Фоме Аквинскому принадлежит утверждение, что "в философии самым слабым являются доказательства путем ссылок на авторитеты[59]".

Культурную роль монастырей на Руси сломал Петр I, который под страхом жестоких телесных наказаний запретил монахам (кроме настоятелей монастырей и епископов) держать у себя перо, чернила и бумагу[60], - светски-протестантскому государству была страшна монастырская православная наука. Гонения на духовенство со стороны Екатерины II, по мнению Пушкина, подорвали просвещение в русском народе[61]. Спустя полтораста-двести лет из университетов и школ стали изгонять верующих профессоров и учителей. Это не пошло на пользу ни отечественной науке, ни развитию нравственности в народе.

Среди ученых с мировым именем много монахов, священнослужителей и светских лиц глубокой веры: каноник Николай Коперник; Иоганн Кеплер, открывший законы движения планет, с его удивительной молитвой ученого; Б. Паскаль - физик, математик, основоположник классической гидростатики, религиозные размышления которого переведены на многие языки и продолжают переводиться; И. Ньютон - физик, математик и богослов; Г. Кантор - создатель теории множеств; августинский монах и основоположник генетики Георг Мендель; хирург Н. И. Пирогов; творец квантовой механики Макс Планк; священник, богослов и математик отец Павел Флоренский; выдающийся палеонтолог, мыслитель, священник-иезуит Тейяр де Шарден; лауреат сталинской премии 1-й степени, почетный доктор богословия, профессор-хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий - он же архиепископ Лука; всемирно известный офтальмолог академик В. П. Филатов; покойный президент Международного союза кристаллографов академик Н. В. Белов; математик академик Л. С. Понтрягин (+1988); философ, профессор МГУ А. Ф. Лосев (+1988); профессор, доктор наук Вера Владимировна Бородич (+1978), сменившая профессуру в МГУ на профессуру в Московской Духовной академии[62]; астронавт Луи Армстронг - первый человек, ступивший на Луну[63]; академик-авиаконструктор А. Н. Туполев. Этот список можно и существенно расширить. Полезно, чтобы эти имена знала христианская молодежь. Среди современных архиереев и священников много обладателей ученых степеней и званий светских наук, хотя их путь к духовной деятельности был очень труден. Как и предсказал Владимир Соловьев, в двадцатом веке "немногие верующие - все по необходимости становятся и мыслящими, исполняя предписание апостола: "будьте по сердцу младенцами, но не по уму"[64]".

Утверждение, что лишь малообразованные верят в Бога, часто встречающееся в антицерковной литературе, не соответствует действительности. Этот штамп способен работать лишь в малообразованной аудитории. Люди, самостоятельно мыслящие, практически не поддаются легковесной пропаганде, основанной якобы на научных доказательствах. Не случайно, что среди неофитов преобладает учащаяся университетская молодежь. Меньше неофитов из среды студентов технических институтов, и хотя нет точной статистики, но с достаточным основанием можно утверждать, что среди прихожан храмов Москвы и Петербурга процент докторов и кандидатов наук выше, чем по городу и стране в целом.

Живая вера и знания вполне совместимы и способны поддерживать друг друга. "Некоторые, - писал Климент Александрийский, - которые считают себя умными людьми, думают, что хорошо не касаться ни философии, ни диалектики и не заниматься изучением природы. Они требуют веру, чистую и простую, как будто они хотят, нисколько не заботясь о винограднике, собирать с самого начала гроздья винограда[65]".

Преп. Ефрем Сирин писал: "Что мы видим в природе, тому же учит Писание. И природа и Писание, если правильно будем вникать, показывают одно и тоже[66]". Кажущиеся противоречия между ними наступают тогда, когда мы неправильно читаем либо Великую Книгу Природы, либо Библию, либо обе вместе.

Примеров такого неправильного прочтения обеих книг можно приводить довольно много. Оно проистекает из нескольких причин: 1) из-за сознательного богоборчества и стремления во что бы то ни стало опровергнуть религию; 2) из-за неумения видеть различия понятийной базы в современной науке, в современной литературе и в культуре древнего мира библейской эпохи; 3) из-за непонимания соотношений между мировоззрением, миропредставлением и идеологией.

Первая причина не требует особого объяснения. Отметим только, что чем больше у кого-то ненависти к религии, тем меньше он обнаруживает элементарных знаний о ней и в тем больших масштабах искажает факты.

Значение слов и содержание понятий меняются от эпохи к эпохе, а в науке иногда даже в течение десятилетий. Нередко одновременно существующие научные школы в один и тот же термин вкладывают разное содержание. Полное значение слов и понятий, используемых в Библии, рассмотрено на основе всестороннего анализа во многих богословских и филологических работах. Приведем лишь два примера. Птицами древние называли все летающие существа, и именно поэтому свт. Василий Великий, рассматривая библейских птиц, созданных в пятый день творения, упоминает наряду с настоящими птицами и насекомых. Отцы Церкви, свт. Василий Великий, свт. Афанасий Александрийский, а также Ориген и другие понимали под "днем" неопределенно длительный период времени, согласно употреблению соответствующего слова в других местах Священного Писания как в Новом, так и в Ветхом Завете.

Мировоззрение - это общее принципиальное осознание сущности мира, его Начала начал и конца, положения человека в мире. Мировоззрение определяет характер личностного отношения человека к миру и себе подобным, смысл его жизни. Миропредставление - результат наблюдений за конкретными эмпирическими феноменами мира, результат умозрений и практической деятельности, сумма знаний о законах и закономерностях в природе, о строении материи и т.д. Иными словами, мировоззрение - это общее духовное, а отчасти и душевно-умственное восприятие человеком мира и его начал, а миропредставление - это логико-рационалистический синтез сведений о природе и обществе. Содержание и качество этого синтеза зависят от количества имеющихся фактических данных и разработанности логико-аналитического аппарата, которыми обладает человечество в разные эпохи своего исторического развития либо тот или другой индивид в силу его способностей и образования.

Мировоззрение современных христиан - то же, что мировоззрение свт. Василия Великого и апостола Павла, но наше миропредставление отличается не только от их миропредставления, но и от взгляда людей начала XX века.

Идеология - это способ логически обосновать и защитить свои групповые экономические или политические интересы. По своей сути идеология направлена не на постижение истины, а на удовлетворение и обеспечение глобальных или региональных эгоистических интересов отдельных групп, сообществ, народов.

Христианство как религия и мировоззрение пережило смену многих научных миропредставлений и прошло через несколько общественно-экономических формаций, принимая во внимание их идеологии постольку, поскольку они затрагивают духовное состояние членов Церкви.

К сожалению, существование трех указанных категорий сознания обычно не учитывается и не анализируется, как и соотношение между ними, а между тем это очень важная проблема современной гносеологии. Путаница между этими категориями и попытки их слияния приводили в прошлые века и в новейшее время к трагическим последствиям. В этой путанице часто были заинтересованы конкретные лица и круги, стремящиеся захватить власть или сохранить ее.

Так, в средние века многие, привязав толкование Библии к определенным существовавшим тогда научным и бытовым представлениям, стали испытывать умственный дискомфорт, когда начали рушиться привычные им миропредставления. Им стало казаться, что рушатся самые основы их "христианской" веры. Грех их был прежде всего в том, что они своими исторически и человечески ограниченными знаниями положили пределы могущества Божия. Когда же развитие знаний (науки) раздвинуло видимое величие Творца и красоту Вселенной за границы прежнего разумения, они закричали "караул!". Так повели себя инквизиция и папская курия в середине нашего тысячелетия - произошла эпоха великого столкновения науки и религии, на которую мы сейчас смотрим как на цепочку недоразумений и сведений личных счетов.

Еще более резко и быстро реагировали философы-марксисты и их приспешники в борьбе с генетикой, кибернетикой, релятивистской физикой и многими другими научными идеями. В обоих случаях не обошлось без человеческих трагедий и жертв[67]. Христианство устояло в первом случае, а материализм сохранился во втором.

Геология и археология находят серьезную научную основу в преданиях о Всемирном потопе; обнаружены Содом и Гоморра. В новом свете поставлены вопросы детерминизма, причинности, пространства и времени и многие другие.

Курьезом нужно считать возражения против любых теорий эволюции со стороны богословско-религиозных кругов: идеи эволюции мира были предвосхищены преп. Иоанном Дамаскиным, а заложены в 1-й гл. книги Бытия.

Вл. Соловьев писал, что "в XX веке человечество перерастает ступень философского младенчества - теоретический материализм[68], но оно также перерастает "и младенческую способность наивной безучетной веры...". Будет выработан "общий повышенный уровень представлений", ниже которого не может опускаться никакой догматизм.

И если огромное большинство мыслящих людей остается вовсе не верующими, то немногие верующие все по необходимости становятся и мыслящими, исполняя предписание апостола: "будьте младенцами по сердцу, а не по уму" (ср. 1 Кор 14:20).

В XIX веке богословы не использовали естественные науки в апологетических целях, а в недавнем прошлом они при защите религиозного мировоззрения опирались на самые последние научные данные. Это стало возможным потому, что новейшие открытия опровергли многие тезисы антирелигиозной пропаганды и наука подошла к решению и подтверждению многих вопросов, поставленных и решенных христианством на религиозном уровне.

Такое изменение в отношении науки и богословия объясняется следующим. В XIX в. наука была арелигиозной, что давало возможность использовать ее результаты в антирелигиозных целях. А в XX веке, особенно в его второй половине, человечество на основе научных изысканий было вынуждено признать, что "Библия все-таки права" хотя бы как исторический документ. Еще в 50-х годах марксистский журнал "Вопросы философии" вынужден был признать, что новые условия благоприятствуют примирению веры и знания[69].

Наука XX в. признает начало Вселенной (философы иногда уточняют: начало известной нам части Вселенной). Геология с палеонтологией подтвердили библейскую последовательность творения[70]. Признана историческая обоснованность Библии, и поэтому Келлер назвал книгу, посвященную археологии Ближнего Востока, "А Библия все-таки права"; воззрения мифологической школы, отрицавшей историчность Иисуса Христа, отвергнуты наукой.

Исследования Туринской плащаницы, проведенные современными методами, подтвердили Евангельское повествование о крестных страданиях и воскресении Христа; ничего не опровергая, они дополнили его некоторыми деталями[71].

Английские и американские ученые в результате очень тонких химико-генетических исследований пришли к выводу о существовании единой для всего человечества Праматери - Евы[72].

В новом свете предстали проблемы детерминизма, причинности, пространства, времени и многие другие.

Сейчас никто не говорит всерьез, как в начале шестидесятых годов, о необходимости разрабатывать научные основы морали; всем ясно, что это блеф, - мораль нельзя измерить числом.

Наука движется противоречиво, зигзагообразно, постоянно опровергая и уточняя себя, и чем более она углубляется в познание Природы, тем более превращает человека в царя этой Природы. Царь-то он царь, но царь, впавший во грехи, эгоистический, стремящийся к плотским наслаждениям и комфорту, к господству над себе подобными. Он губит природу и, как указывал еще в двадцатых годах прошлого века Ж. Б. Ламарк, готовит погибель себе и своему потомству.

Христианское воспитание ставит вопрос о том, как человек относится к природе, к науке в свете вечных Божественных откровений и христианской заповеди любви, - любви к Богу как Отцу, к Его Творению - природе и людям. К сожалению, современный естествоиспытатель все меньше соприкасается с природой, а имеет дело с замеренными параметрами или созданными на их основе теоретическими моделями. В мире науки сейчас много взаимоисключающих моделей, в целом приближающих нас к познанию мира. Есть множество "самостройных" идей-однодневок, к которым настороженно относятся ученые, но на них падки журналисты, пропагандисты и средний обыватель. Наука является источником не только знаний, но и заблуждений и суеверий. Блестящая статья Ю. Шрейдера, опубликованная в "Новом Мире (1969, № 10) так и называлась - "Наука как источник знаний и суеверий". Наука как таковая не знает ни добра, ни зла. Именно поэтому так остро встает вопрос о моральной ответственности ученых. Участники проекта "Манхэттен", создав атомную бомбу, ужаснулись творению рук своих.

На предыдущих страницах была кратко изложена общая проблематика отношения христианства к науке. Что же в этой области можно и следует делать родителям при воспитании детей, какие перед ними стоят задачи и как эти задачи могут решаться?

Важнейшей задачей домашнего воспитания является подготовка детей к антирелигиозной псевдонаучной пропаганде в школе, которая в ряде случаев все еще ведется.

Вторая задача сопряжена с первой - раскрыть перед учащимися подростками и юношами непротиворечивость, дополнительность религиозного и научного восприятия мира и соотношений между наукой и религией.

Третья задача вытекает из первых двух, но имеет преимущественно богословско-духовную направленность - использовать научные достижения для более глубокого раскрытия содержания Священного Писания, особенно 1-й гл. книги Бытия.

Последняя задача - моральная и духовная подготовка научно одаренной молодежи к профессиональной научной деятельности. Профессиональная подготовка проходит, разумеется, вне семьи, в учебных и научных учреждениях, но духовно-моральная основа такой деятельности во многом ложится на плечи родителей и духовников. Необходимо научить детей любить природу и подходить к ее изучению как к молитве и с молитвой, и искать в науке истину, а не удовлетворение собственного тщеславия.

Перечисленные задачи по-разному решаются в зависимости от возраста ребенка, характера деятельности и культурного кругозора родителей.

Рассказывая дошкольникам содержание 1-й главы книги Бытия, следует дать им правильное понимание отдельных употребляемых в ней слов, используя для этого хотя бы Шестоднев свт. Василия Великого или более поздние апологетические работы. В общей форме нужно объяснить длительность библейского дня, дать им сведения о некоторых современных концепциях мироздания и космологии в прямой связи с библейскими повествованиями. Следует обратить внимание на сочетания слов да произведет земля, да произведет вода и т.д. Беседы можно оживить использованием рисунков из книг по астрономии и физике, палеонтологических и историке-геологических иллюстраций с разными древними животными и растениями. Такие ранние разговоры с дошкольниками и младшими школьниками укрепят ребенка в должном отношении к антирелигиозной, антихристианской, антиправославной пропаганде и к использованию в ней естественно- и историко-научных данных. Родителям надо предвосхитить постановку подобных вопросов; отмечено, что религиозно и научно подготовленные в семье пяти- и шестиклассники прекрасно замечают несостоятельность и безграмотность таких бесед.

Наряду с систематическими занятиями очень важны непроизвольные случайные беседы по вопросам религии, окружающей и внутрисемейной жизни, о новостях науки и искусства. Поводом для них могут быть прочитанные книги, публикации в газетах и журналах, занятия в школе, попытки антихристианского использования отдельных научных и исторических фактов.

Беседуя об истории, подбирая книги для детей, следует обращать их внимание на деятельность святых героев - борцов за правду и истину, за благо людей. Показать, хотя бы отдельными высказываниями и намеками, связь морального состояния народов с их исторической судьбой.

Надо спокойно и объективно развенчивать деятелей типа Наполеона и других; этим сейчас успешно занимается светская литература. Надо самим знакомиться и знакомить детей с житиями святых и историей Церкви.

Естественно, что при современной дифференциации науки родители не смогут ответить на все вопросы детей. Важны общие принципы подхода родителей к проблемам образования, науки и религии. Для получения более конкретных ответов можно предлагать детям подходящую литературу, приглашать в дом интересных людей, могущих дать детям интересующие их пояснения по отдельным научным и богословским вопросам.

В науку следует идти лишь тем, кто имеет к этому способности и призвание. Путь этот может дать большое духовное удовлетворение, но следует помнить, что он может оказаться и небезопасным для внутренней жизни, - вопрос в том, как по нему идти.

Наука захватывает, увлекает человека, легко превращается в кумир, в идола. Ученый нередко становится ее жрецом; впрочем, сейчас преобладают дельцы от науки, а не служители. Христианин же не может быть ни жрецом, ни дельцом от науки.

"Я, Господь, Бог твой <...> да не будет у тебя других богов пред лицем Моим" (Исх 20:2-3; Втор 5:6-7), "...все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною" (1 Кор 6:12).

Христианин не должен быть рабом какой-либо вещи, какого-либо земного дела, хотя увлеченность и не возбраняется.

Изучение Природы - творения Божия должно быть подобно молитве (восторг и благоговение) и чтению Священного Писания (познание законов творения и творчества). Естествознание раскрывает нам чарующую многокрасочность содержания 1-й главы книги Бытия и служит пояснением многих других мест библейских книг.

"Испытание натуры, - писал М. В. Ломоносов, - должно вести к той же цели, что и религия", ибо "натура есть некоторое Евангелие, благовествующее немолчно Творческую силу, Премудрость и Величество. Не токмо небеса, но и недра Земли поведают славу Божию".

Вот к такому ломоносовскому отношению к природе, к науке и научным исследованиям следует приучать детей и подростков.

Бродя по лесу, сплавляясь в лодке сквозь тайгу, находясь на ослепительных горных вершинах хочется петь "Хвалите имя Господне". Красота бытия во всех ее проявлениях - от Космоса при созерцании ночного неба до мельчайших существ при рассмотрении раковинок радиолярий и диатомей в оптическом или электронном микроскопах - встает перед нами при изучении природы.

А. Эйнштейн говорил о путях познания великой книги Природы, что "чем больше мы читаем, тем более полно и высоко оцениваем совершенную конструкцию книги, хотя полная разгадка ее кажется все удаляющейся от того, как мы продвигаемся вперед[73]".

Малые знания и утилитарный подход к науке не дают веры. Она может рождаться при обозрении крупных проблем, когда исследователь чувствует место своего вопроса в общем комплексе человеческого познания. Сщмч. Ириней Лионский писал: "Как бы ни были разнообразны и многочисленны сотворенные вещи, они находятся в стройной связи и согласии со всем мирозданием, но, рассматриваемые каждая в отдельности, они взаимопротивоположны и не согласны". В его воззрениях можно при желании увидеть элементы современного системного анализа.

Ученому надо найти гармоническое сочетание между научной работой, деятельностью - и молитвой. Повторяем еще раз: изучение природы должно стать подобным молитве, подобным чтению Священного Писания.

Свою книгу о. Иоганн Кеплер закончил молитвой. В ней он благодарил Создателя за радость познания Премудрости Божией в красоте Его творений, о чем он смиренно пытался поведать людям в своих трудах, и просил простить его, если он что-либо написал не во славу Божию, а по своему тщеславию.

Опасности на научном пути - тщеславие и честолюбие. Встав на этот путь, надо работать, совершать большие и маленькие открытия, делать доклады, писать статьи, книги и т.д. - все это может быть поводом для развития тщеславия, честолюбия, а их не должно быть у христиан. И не идти им в науку нельзя: необходима ее христианизация, использование ее данных на благо Церкви и проповеди слова Божия, христианского мировоззрения, для помощи человечеству.

Нужно понимать, что каждый в отдельности - лишь работник на научной ниве, что он растет и трудится благодаря знаниям и навыкам, вложенным в него учителями, трудится, имея помощников и соратников. За каждый свой успех - удачный доклад, лекцию, интересную статью или опубликованную книгу - нужно благодарить Господа. "Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу".

"Тот, кто гордится искусством в чтении, памятью или другими высшими способностями, без труда нами получаемыми, тот никогда высших (духовных) даров не получит, ибо неверный в малом и в большом неверен будет", - учил один древний подвижник. В первые и средние века часто не подписывали своих работ: авторам нужен был результат - распространение идей, а не собственное имя, а теперь гонятся за множеством публикаций, что создает огромный объем псевдонаучной макулатуры.

Нельзя зарывать свои научные способности во имя ложного смирения. Их нужно преумножать, как этому учит евангельская притча о талантах. Родители должны помогать развитию способностей ребенка и воспитывать в нем скромность. До поры до времени он не должен сознавать свои способности; способного ребенка не следует освобождать от домашних обязанностей, от дел любви, в противном случае из него вырастет эгоист, верящий в свою исключительность. Очень трудно иметь в научной среде дело с бывшими вундеркиндами, которые затем оказались бесплодными научными сотрудниками. Родители часто по своему тщеславию малые способности своих детей принимают за великие, осложняя тем самым будущую жизнь своих чад.

 

* * *

Искусство обладает значительно большей силой индивидуального воздействия на психику человека, и тем более ребенка и подростка, чем наука с ее абстрагированными формулами. Большинство людей, особенно дети, воспринимает мир прежде всего в виде образов окружающей жизни и природы. Эти живые образы заставляют думать, чувствовать красоту мира, радость и горе других людей.

Основной формой проповеди Иисуса Христа были притчи - короткие рассказы. В своих беседах с народом Он использовал поэтические образы и сравнения. Притчи легко запоминаются. Читая Евангелие, мы обнаруживаем все новые и новые грани их глубокого содержания. По притчам мы оцениваем себя и свои поступки. Раскрытием их смысла на всех языках мира почти две тысячи лет занимаются проповедники. Христос учил на примерах, понятных Его слушателям.

Большое воспитующее значение имеют рассказы и предания о жизни святых подвижников и мучеников. В этих повествованиях нередко разрешаются многие антиномии христианского вероучения, жизни и нравственности.

Живые жизни, обобщаясь и преломляясь в сознании, превращаются в синтетические, художественные образы, порождают фантазию, а ассимилируясь, - идеи научных гипотез и теорий, или, отходя от реальной жизни - фантастику.

"Ничто - ни слова, ни мысли, ни даже поступки наши, - писал К. Д. Ушинский, - не выражают так ясно и верно нас самих и наши отношения к миру, как наши чувствования: в них слышен характер не отдельной мысли, не отдельного решения, а всего содержания души нашей и ее строя".

Искусство воздействует прежде всего на чувства, воспитывает их, трансформирует их в том или другом направлении.

Соприкасаясь с искусством и вводя его в дом, приучая к нему детей, необходимо осознавать, что оно очень разнообразно по своей моральной, духовной сущности и эстетическому совершенству. И у ада есть свой соблазнительный цветок и свое обманчивое сияние. Грех не был бы так пленителен, если бы он не одевался порою красочными покрывалами эстетизма и ложной любви, утонченной чувственности и обманчивых идей.

Эти покрывала сотканы из не всегда видимых сетей и яркие краски на них быстро линяют, оставляя на уловленных жертвах безобразные пятна. В эти сети попадали и отдельные личности, и целые народы. Что скрывалось под лозунгами социальной и сексуальной свободы, равенства и братства, за их победными маршами - все это мы, люди среднего и пожилого возраста, хорошо знаем и на опыте личной жизни, и на историческом опыте многих народов.

В. А. Жуковский писал: Поэзия - религии небесной/ Сестра родная...

Его мысль продолжал Ф. Тютчев: Она с небес слетает к нам -/ Небесная к земным сынам,/ С лазурной ясностью во взоре -/ И на бунтующее море/ Льет примирительный елей.

Но вот ницшеанские мотивы: Беззаботными, насмешливыми,/ Творящими насилие -/ Такими хочет вас мудрость.

Какой смысл автор этого афоризма вкладывает в слово мудрость? - Мудрость зла?

А вот из песен, популяризировавшихся в 20-х гг.:

"Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть".

"Долой, долой, монахов,/ Долой, долой попов,/ Мы на небо залезем,/ Разгоним всех богов".

Какие жертвы, сколько страданий, крови за этими бодрыми стихами, реализованными в исторической практике жизни! Что они оправдывали? На что они толкали?.. Искусство!..

Дела, к которым призывали эти брошенные в массы частушки, отозвались "Реквиемом" Анны Ахматовой:

"Хотелось бы всех поименно назвать,/ Да отняли список, и негде узнать./ Для них соткала я широкий покров/ Из бедных, у них же подслушанных слов./ О них вспоминаю всегда и везде,/ О них не забуду и в новой беде./ И если зажмут мой измученный рот,/ Которым кричит стомильонный народ,/ Пусть так же они поминают меня/ В канун моего погребального Дня".

Из векового прошлого доносятся до нас и такие молитвы:

"Услышь меня, Боже, в предсмертный мой час/ Язык мой немеет и взор мой угас,/ Но в сердце любовь и прощение/ Прости мне мои прегрешения", - молится измученный пытками Василий Шибанов в балладе А. К. Толстого.

И все это называется искусством! Оно, как и наука, способно служить и добру и злу. В последнее время много говорят о моральной ответственности ученых в связи с созданием атомной бомбы, лазерного оружия и генной инженерии. Такой же подход закономерен и к работникам искусства. Они, правда, обычно не несут непосредственно смерти, но они много приложили усилий к развращению рода человеческого: гангстерские фильмы, опоэтизированное описание свободной любви и разврата, восхваление грубой силы и ненависти. Вместе с тем, вероятно, ничто так не способно воспитать в человеке добро и соучастие к другому, как искусство, особенно художественная литература.

Родителям следует очень внимательно отнестись к чтению детей и подростков, к приобщению их к музыке и другим видам искусства, памятуя о их коварном многообразии. Не на всякую грань искусства надо смотреть, не всякие звуки надо слушать, не все книги читать. "Тлят бо юношу беседы злы", - "Блажен муж иже не иде на совет нечестивых".

Красота заложена в природе, - в этом акте Божественного Творчества. Восхищение перед красотой природы, красотой человеческого тела можно найти в разных местах Священного Писания: "Потому что я дивно устроен", - восхищается Псалмопевец (Пс 138:14). "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь" (Пс 18:2). "Красота спасет мир", - считали такие разные по своему мироощущению люди как Ф. М. Достоевский и Н. К. Рерих[74].

Удивительное чувство красоты было присуще подвижникам и отшельникам. Какие места они выбирали для своих подвигов и монастырей?

Когда преподобные Кирилл и Ферапонт поднялись на гору Маур, то, увидев залив Белого озера, они воскликнули: "Место сие зело красно есть. Сделаем себе здесь келию". Как удивительно вписываются в природный ландшафт наши монастыри и церкви, и как диссонируют с ним наши современные постройки - коробки санаториев, фабрик и жилых домов.

Красота идет от природы. У нее учились великие художники прошлого. Мы восхищаемся красотою наших шатровых храмов и колоколен, - но это же наши родные ели.

...Ранним туманным утром мы подплывали спецрейсом к Кижам, всматривались вдаль. "Вон Кижи!" - неоднократно раздавались восклицания на палубе. Когда же подплывали ближе, то оказывалось, что за силуэты храмов Кижей принимались группы елей на каком-либо из островов архипелага.

- Кижи!

- Да, нет, опять ели.

- Нет, это Кижи.

Вот так мы увидели изумительный памятник древнерусского зодчества.

...Я ехал по дороге из Термеза в Самарканд предгорьями Гиссара. Быстро садилось южное солнце. Вдруг в останцах выветривания на противоположном берегу реки Широбад я увидел индийские пагоды. Вспомнилось, что аналогичные отложения развиты в Индии в предгорьях Гималаев. - Не их ли останцы послужили прообразом архитектуры пагод?

Красота спасет, мир, - говорили великие художники России, писатель и мастер живописи. Чтобы погубить мир, надо уничтожить красоту, подменить истинную красоту ложной, внедрить в сознание человека противоестественные образцы, противоестественные, разрушающие здоровье звуки.

В книге "Я побывал в сказочной стране" швед Кнут Гамсун писал: "Я бывал в четырех из пяти частей света, но ничего подобного Московскому Кремлю я не видел <...> Москва - это нечто сказочное. С Московского Кремля открывается вид на целое море красоты! Я не представлял, что на земле может существовать подобный город".

Это целое море красоты!

И этой красоты не стало. Включив рубильник для взрыва храма Христа Спасителя, человек, имевший власть, сказал: "Мы не так еще задерем юбку матушке России".

В течении десятилетий красота сознательно и бессознательно уничтожалась. Это не могло не сказаться на нравственном состоянии общества[75]. Не случайно в районах новой застройки с их безликими домами, в районах, лишенных красоты, преступность выше, чем в старых районах русских городов.

Приобщение детей к красоте - важнейшая воспитательная задача родителей. Прежде всего надо научить ребенка чувствовать и видеть красоту в природе, в церковных и монастырских ансамблях. Он должен видеть богатство красок, нюансы их переходов, красоту неба. Остановите его внимание на многообразии зеленого цвета, приучите его различать леса и деревья по шуму их кроны.

"Лес шумел...

В этом лесу всегда стоял шум - ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника" (Короленко).

А какую гамму чувств возбуждают напевы и рассказы арчевых[76] лесов...

Ребенка надо научить любить пение птиц, красоту цветов, лесные полянки, синеющие дали, краски восходов и закатов солнца, обратить его внимание на всю эту красоту. Хорошо ходить в лес, где можно петь, играть (дети есть дети), но не оглушайте окрестности роком, которого не выносят даже слоны.

Нигде так не читаются хвалебные гимны Богу, как на альпийских лугах в районах высокогорных ледников. А на некоторых лесных лужайках кажется, что здесь надо, как в храме, служить всенощное бдение - на них сами звучат песнопения полиелея, вершать литургию.

В течение десятилетий проповедовалась борьба с природой, с пережитками прошлого. Победили в этой борьбе и... чтобы исправить делание рук своих, заговорили об экологии и охране окружающей среды.

Воспитание в ребенке чувства любви к природе, умение видеть ее красоту спасет впоследствии человека от многих патологических увлечений в искусстве. Это воспитание начинается с самого малого возраста. Младенца с колыбели должна окружать красота. Ходящую кроху надо учить видеть красоту цветов, деревьев, летающих бабочек. Чувство красоты природы заложено в человеке с появлением на свет. Надо не губить, а развивать это чувство всеми доступными родителям средствами.

Мы очень часто не замечаем красоты природы, красоты человеческой личности, человеческого лица, так как воспринимаем их в виде определенных стереотипов, а сами смотреть не умеем. Над Клодом Моне издевались за его фиолетовые туманы, - туман должен быть серым, - а после его картин все стали видеть эти фиолетовые тона. Импрессионисты открыли ошеломляющую для человека с Востока воздушную перспективу Западной Европы, - Н. К. Рерих заставил нас осознать ее практическое отсутствие в горах Центральной Азии.

Какую сокровенную красоту, зовущую к размышлениям и молитвам, раскрывают перед нами отечественные пейзажисты. Краски поражают и сливаются со звуками. Не случайно одну из своих картин И. Левитан назвал "Вечерний звон".

Надо использовать все возможности для того, чтобы приобщить детей к шедеврам мирового искусства. Важно раскрывать религиозное, библейское содержание картин. Для малышей приобщение к шедеврам может начаться с репродукций, а школьников, если позволяют условия, следует водить в музеи.

К сожалению, большинство не умеет видеть картины, а экскурсоводы этому, как правило, не учат. Они рассказывают о содержании картин, об истории их создания, о мастере, но не приучают всматриваться в картину, не призывают к личному ее восприятию. А с картиной надо иногда побывать и наедине.

С возникновением фотографии частично изменились наши требования к изобразительному искусству, нам больше не нужна его фотографичность. Уезжая в далекие экспедиции, мы берем с собой не художника, а фотоаппарат. От живописи и графики мы ждем человеческого отношения к изображаемому объекту, в них мы ищем человеческую мысль, человеческое чувство. Отсюда в искусстве все сильнее становится символичность содержания даже при самой реалистической форме изображения. В целом это влечет за собой и изменение технической манеры письма, композиционного построения картин.

Однако принцип красоты остается прежним - от природы, от совершенства ее формы. Идя от природы, мы отправляемся в своем творчестве от красоты Божиего мира. Это требует профессионального мастерства, восторга перед окружающей нас красотой. Небрежность ремесленника увеличивает гонорары, но не несет в мир красоту.

В экстравагантности картины, в нарочитой уродливости, в противоестественности форм проявляется тщеславие художника - не могу как классики, но выдавлю такое творение, которого еще никто не показывал зрителям. Это замечание сохраняет свою справедливость и в случае, если художник может писать "как классик", - в поиске "новых форм" искусства зачастую главную роль играет тщеславие, хотя иногда и неосознанное.

Тяга художников, даже отлично владеющих техникой, к противоестественности, к уродливости является отражением глубинных душевных и духовных сдвигов и в художниках, и в обществе. В ней чувствуется богоборческое начало. Здесь есть над чем задуматься!

И в совершенстве форм может быть богоборческая опасность. Постоянно изображая демона, можно оказаться в психиатрической больнице. Но ведь какая красота тела, какая удивительная гамма красок. Гениально! - Но какой холод, какая пустота одиночества. Вот это и есть пленительный цветок ада, его обманчивое сияние в совершеннейших формах искусства.

Вполне закономерна связь многих тенденций в современном искусстве живописи, музыки, литературы и особенно кино с современной безнравственностью, развратом, садизмом. Во многих случаях искусство являлось предтечей наступающего падения нравов, а потом становилось глашатаем и катализатором этого падения.

Во многих детских книжках пугают уродливые изображения людей, животных, угнетает примитивизм рисунка, - ведь это убивает в ребенке чувство красоты, чувство любви к природе. Иллюстрации должны помочь детям полюбить и увидеть красоту окружающего мира, они призваны раскрывать содержание читаемого текста. Злые карикатуры могут быть полезны для взрослых, но не для детей с их неокрепшими вкусами и отношением к жизни.

На выставках современного искусства сплошь и рядом встречаются картины, свидетельствующие о психической ненормальности их авторов, о патологическом тщеславии.

Автор считает нужным оговорить, что он не отрицает современного искусства вообще. Некоторые виденные им музеи Западной Европы, абстракционистские картины произвели на него сильное положительное впечатление. Тем не менее в работе, посвященной домашней церкви, приходится подробно останавливаться на моральном аспекте искусства, ибо нравственное воспитание неразрывно связано с эстетическим.

Конечно, не каждый родитель может проводить с детьми занятия по изобразительному искусству, но каждому по силам подобрать для детей книги, репродукции, хотя бы открытки, водить в музеи и на экскурсии, привлекать в помощь себе друзей и знакомых. Малыши не будут читать серьезные искусствоведческие исследования, но с удовольствием и пользой посмотрят иллюстрации.

Эстетика каждой эпохи отражает ее этические идеалы, художественные вкусы человека, его нравственные устремления. Шаманские маски устрашают, вавилонские сооружения и крылатые быки подавляют, греческие скульптуры воспевают красоту человеческой плоти.

Христианское искусство поставило принципиально иные задачи: изобразить молитвенность, жертвенность, сострадание, устремленность к Богу, размышление о Божием домостроительстве, - невидимое сделать как бы видимым. Это породило особые формы изображения и его символичность. Икона призвана помогать молитвенной сосредоточенности, - в ней не должно быть ничего лишнего, отвлекающего от самого образа, от выраженной в линиях и красках духовной идеи, от смысла библейского или церковного события. Она помогает держать ум в молитве, мысленно восходить к Первообразу, ибо "не писанному образу поклоняемся в молитвах, а восходим к Первообразному", - учил свт. Василий Великий, а за ним преп. Иоанн Дамаскин[77] другие отцы и подвижники Церкви. Необычность красок, обилие золота, обратная перспектива, призывающая нас расширить душу свою перед вечностью, - все в этом искусстве ведет нас от дольнего к горнему, от земного к небесному.

Иконы с древности писались с молитвой и постом по благословению духоносных старцев и под их руководством. Иконы освящаются по особому чину; освящаются они и людскими перед ними молитвами, поэтому говорят: "намоленная икона". Молитва перед чудотворными образами приобретает особую слышимость.

Обилие деталей рассеивает внимание, а строгая реалистичность и жанровость изображения спускает в мир земной, превращает икону в картину. Мы признаем и живописные изображения евангельских событий и портреты святых; они даже необходимы для умной, рационалистической проповеди, но редко помогают молитвенному предстоянию.

Празднуя дни святых чудотворных икон, мы благодарственно вспоминаем чудеса и помощь, полученные по молитвам перед ними. Мы личным и народным опытом знаем: "яко почесть образа на первообразное восходит".

Младшим детям надо рассказывать о содержании и смысле той или иной православной иконы, приучать их видеть красоту икон, чувствовать их святость, воспринимать икону как помощницу в молитвенном делании. Помощь в молитве от иконы особенно нужна детям.

"Пред иконой Твоей припадаем".

"О преславнаго чудесе! - поем мы перед иконой Богородицы, именуемой Державная. - Небеси и земли Царица, от святых сродников наших умоляемая, до ныне Землю Русскую покрывает и лика Своего изображениями милостиво обогащает. О Владычице Державная! Не престани и на будущее время во утверждение на Руси Православия милости и чудеса изливати до века. Аминь".

Старшим детям можно раскрыть икону как молитвенное умозрение в красках, познакомить их с символикой икон и судьбой наиболее известных на Руси чудотворных икон, которые хранятся не только в церквах и музеях, но и в некоторых семьях. С ними иногда чудодейственным образом переплетаются судьбы родов. Такие сведения необходимо передавать из поколения в поколения. Старшеклассникам и студентам можно посоветовать прочесть "Умозрение в красках" Е. Н. Трубецкого[78], "Иконостас" о. Павла Флоренского[79], а также статьи М. Н. Соколовой (монахини Иулиании)[80].

Из всей известной автору довольно обширной литературы об иконописи наиболее глубокими - при краткости изложения - являются две статьи Марии Николаевны Соколовой, в монашестве Иулиании. Они не только раскрывают религиозно-церковное значение иконописи и ее соотношение со светской живописью, но вводят в духовный мир иконописца.

"Церковное изобразительное искусство как часть жизни Церкви, - пишет мать Иулиания, - своим подлинным содержанием имеет православное богословие в целом, все учение Церкви, соборный духовный опыт отцов, учителей Церкви и всех подвижников благочестия, опыт, связанный с богослужением". Готовясь к своему труду, древний иконописец готовил прежде всего себя самого к подвигу иконописания через молитву и пост, через послушание своему духовнику-руководителю, то есть он готовился через самоотречение для того, чтобы в его святое церковное дело не вторглась человеческая самолюбивая природа и исказила Божественные истины, чтобы самому приблизиться насколько возможно к миру, которого ему предстоит касаться кистью".

"Без хотя бы начального прозрения в области духовной жизни, что может дать в своем искусстве человек, чуждый этой жизни?". Она отмечает, что у икон обычно имеется два автора - подвижник, духовный руководитель и послушник-иконописец, выполняющий волю первого. Ее известная икона "Русские святые" написана ею под руководством еп. Афанасия (Сахарова), составителя службы "Всем святым, в земле Российской просиявшим".

В статьях матушки Иулиании высвечивается ее собственный опыт молитвенного делания. По сравнению с этими статьями работы Е. Н. Трубецкого и о. Павла Флоренского кажутся написанными сторонними наблюдателями.

Следует отметить также и работу архиепископа Сергия (Голубцова) "Воплощение богословских идей в творчестве преподобного Андрея Рублева[81]". Названные работы, особенно краткие и емкие публикации монахини Иулиании, имеют важное значение для религиозного эстетического воспитания, для понимания иконописи и церковного отношения к ней, причем нужно сказать, что работы о. Павла и архиепископа Сергия более трудны для понимания.

Расписав Владимирский собор в Киеве, Васнецов сказал: "Я поставил свечку Богу". Как огонек лампады перед иконой, возносятся к небу луковки наших русских церквей. Если иконостас есть умозрение в красках, то внешность храма - это умозрение в камне или дереве. В нем в целом, в храмовом богослужении - молитвенный синтез всего искусства, всего богословия. В нем совершаются величайшие христианские таинства.

Поэтому в основе отношения к храму должно быть его религиозное, а не эстетическое восприятие. Последнее не отрицается, но для православного христианина оно должно быть производным его веры. Именно религиозное восприятие и молитва строителей и иконописцев сделали храм эстетически прекрасным. Не понимая этого, неверующие пытаются разгадать причины красоты, в нем заключенной. Но тщетно! Ибо не воспринимаемая ими надмирносущность Церкви сообщила и всем ее внешним проявлениям - архитектуре храмов, древней иконописи, облачению духовенства - особые формы, особые композиции. Строителям храмов и иконописцам путем личного подвига под руководством духоносных отцов надо было "прозреть в духовной области, жить в ней, ощущать ее реальность, дышать ее воздухом - молитвой, почувствовать ее умеренность и бескорыстие, радость благоговейного предстояния пред Лицем Божиим" (Монахиня Иулиания).

Особый разговор - приучить детей видеть красоту православного храма, понимать его символику, воспитать отношение к храму как к месту святому, к дому молитвы. Полюбуйтесь красотою храма или монастырского ансамбля вместе с ребенком, молитвенно вместе с ним войдите в двери храма. Ваше отношение к прекрасному и святому найдет отклик в душе сына или дочери.

Для эстетического воспитания старших школьников полезно иметь дома книги по искусству и архитектуре. Хороши серии "Дорога к прекрасному", "Художественные памятники XII-XIX веков", издаваемые в течение многих лет издательством "Искусство" и рассчитанные на широкий круг читателей. В настоящее время публикуется много фундаментальных, прекрасно иллюстрированных книг для специалистов и знатоков. К сожалению, духовно-религиозный элемент в некоторых изданиях либо отсутствует, либо сильно приглушен, однако даже рассмотрение приводимых в них иллюстраций может оказать большое влияние на эстетическое и нравственное воспитание детей.

Чувство красоты в природе, в светской живописи и архитектуре поможет детям углубиться в понимание содержания и эстетики церковного зодчества и иконописи.

С самого младенчества необходимо воспитывать в детях чувство прекрасного в природе, благоговейное отношение к иконе, затем приобщить к шедеврам мирового изобразительного искусства, а после этого раскрывать всю глубину иконописи, этого умозрения в красках. Вспомним слова свт. Василия Великого, приведенные выше:

"...Славный Моисей <...> сперва упражнял свой ум египетскими науками, а потом приступил к созерцанию Сущего", премудрый Даниил сначала "изучал халдейскую мудрость, а затем уже коснулся Божественных уроков".

Так же и мы должны вводить детей в разные виды искусства.

 

* * *

Перефразируя известное выражение, можно сказать: "Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты". Чтение - это мощнейший инструмент формирования интересов и вкусов ребенка. Художественная литература знакомит с психологией, жизнью, бытом, характером людей, помогает человеку разбираться в жизни. Необходимость чтения и знания произведений "изящной словесности" для будущих священников-пастырей подчеркивал образованнейший богослов владыка Антоний (Храповицкий) в своем курсе "Пастырское богословие". На страницах предреволюционного журнала "Душеполезное чтение" отмечалось, что на уроках Закона Божия полезно использовать художественную литературу: это может оживить преподавание, сделать ближе и понятнее моральные заповеди и основы христианской веры, глубже осознать собственные религиозные переживания. В русской литературе имеется множество прекрасных стихотворений, поэм, прозы с глубоким церковно-религиозным содержанием. Их можно найти в сочинениях Пушкина, Лермонтова, А. К. Толстого, В. С. Соловьева, К. Р. (псевдоним Великого князя Константина Романова) и многих других. Готовясь к елке и семейным утренникам по разным поводам, дети могут выучить и продекламировать многие из них. Глубина содержания и совершенство формы способны сыграть положительную роль в эстетическом, религиозном и этическом воспитании.

Детей надо приучать к внимательному, вдумчивому, выразительному чтению. Привычка к нему закладывается, когда младенцы слушают, как родители, бабушка и дедушка читают им сказки и короткие рассказы[82].

В настоящем очерке будут упоминаться некоторые литературные произведения. Ими, конечно, не ограничивается весь круг чтения и не все упоминаемое может оказаться доступным тем или иным родителям. Возможна замена. Важно формирование общей направленности детского чтения с учетом интереса, возраста и уровня развития ребенка.

Опыт показывает, что однолетки из разных семей и школ очень различаются по уровню развития и особенно - по своим религиозно-церковным познаниям. Поэтому автору пришлось отказаться от попыток составлять какие-либо конкретные рекомендации и списки детского чтения по возрастам. Пусть этим занимаются родители, учителя и наставники применительно к конкретным условиям жизни и характера своих питомцев.

Желательно, чтобы подростки прочли "Камо грядеши" Г. Сенкевича[83]. "Катакомбы", "Мученики Колизея", "Героиня веры" - увлекательные книги Евгении Тур о христианах первых веков. В ряду с ними можно поставить "Последние дни Помпеи".

Для домашнего чтения по ролям рекомендуется драма К. Р. "Царь Иудейский".

Большое впечатление на детей и подростков производят рассказы и легенды Н. С. Лескова о жизни христиан первых веков. В своем творчестве Лесков искал трех праведников, которыми держится земля[84].

Для детей и юношества хороши "Хижина дяди Тома" Г. Бичер-Стоу, "Отверженные" Виктора Гюго[85]. Их надо читать в полных, а не сокращенных "детиздатовских" публикациях, откуда при любой возможности исключались христианские мотивы. Христианское восприятие жизни у детей и подростков следует закреплять наглядными образами, используя художественную литературу.

Культурный человек должен знать классическую литературу своего народа и иметь представление о мировых шедеврах. Нет необходимости говорить о религиозном значении творчества Ф. М. Достоевского, одного из самых читаемых писателей Западной Европы. В ее маленьких кафе автор участвовал в спорах о нем и Толстом. Конечно, Достоевский в целом доступен только старшеклассникам и взрослому читателю[86]. Не самым удачным представляется включение в школьную программу "Преступления и наказания". Учащиеся среднего возраста могут прочесть "детские" главы из "Братьев Карамазовых", старшие, при условии достаточной религиозной подготовки и начитанности - "Подростка".

Известен случай, когда молодой человек, прочитав произведения Антуана де Сент-Экзюпери, пришел к вере и крестился. Огромный религиозный смысл заложен в "Письмах Баламута" К. С. Льюиса. В современной литературной форме он учит бороться с грехом в себе и вокруг себя, вскрывая хитрости соблазняющего нас князя мира сего.

Острейшие человеческие коллизии и выполнение пастырско-иерейского долга в условиях религиозных гонений в Мексике рисует англичанин-католик Грэм Грин в своем романе "Сила и слава", переведенном на русский язык, - слабые люди становятся героями веры и долга.

В школах нас десятилетиями приучали не видеть в литературных произведениях религиозные мотивы, а любой литературный образ истолковывали не с человеческих, а с классовых позиций, позиций пролетарской революции. Ф. М. Достоевский как реакционнейший писатель был исключен из школьных программ по литературе и долгое время у нас не издавался.

Поворот общества к общечеловеческим ценностям и вопросам морали и нравственности, к религии, изменение отношения к Церкви в значительной мере обусловила группа наших писателей. В своих художественных произведениях и в публицистике В. Солоухин, А. И. Солженицын, В. Распутин, В. Астафьев, В. Быков, В. Белов, С. П. Залыгин и др. с разной глубиной и силой таланта ставили эти вопросы в годы Хрущева и Брежнева. Они, опираясь на работы ученых, привлекали внимание к проблемам экологии и совместно с другими общественными силами остановили переброску рек. Писатели оказали существенную помощь в открытии многих монастырей и храмов. Использование образцов не только классической, но и современной литературы в лекциях по нравственному богословию и в церковной проповеди поможет усилить их впечатление, сделает их более актуальными, близкими к современной жизни. При этом желательно избегать обращения к судьбам и характерам персонажей как к фактам жизни реальных людей и помнить, что их слова, поступки, все, что с ними происходит, характеризует идеи автора.

Еще не время давать религиозную оценку русской литературе второй половины XX века. При этом надо помнить слова ап. Павла: "Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться" (Флп 1:18). К сожалению, с конца 80-х гг. художественная литература в значительной мере сменилась публицистикой.

Вместе с тем родителям и воспитателям нельзя забывать, что в очень многих литературных произведениях как норма описываются разводы, секс, что, конечно, разлагающе действует на человеческую, особенно молодую душу. Этим грешат даже многие неплохие писатели. Возникло пагубное поветрие, что в каждом романе должен быть секс[87]. Нечистые образы безнравственных книг могут глубоко западать в душу, жить в ней годами, десятилетиями подогревать греховные страсти. Блаженный Иероним писал одной матери: "Оберегайте дитя свое от всех чтений, которые вносят в недра христианской души вкусы языческие[88]". Нужен не категорический запрет, - важно воспитать неприятие таких книг и критическое к ним отношение.

За тысячелетия написано множество книг, огромен и современный книжный рынок, а время на чтение весьма ограничено, поэтому из этого множества надо решительно отбрасывать все низкое, слабое и выбирать самое прекрасное, возвышающее душу, совершенствующее ее, а не возбуждающее в ней страсти плоти и ненависть. Есть писатели, которые описывают грех, чтобы вызвать отрицательное отношение к нему, и есть писатели, которые наслаждаются грехом.

На экранах был показан фильм о проститутках, якобы для осуждения этого порока, но после него очень многие девочки, как свидетельствует пресса, захотели торговать своим телом. Подобный эффект может иметь и литература. Об этом постоянно должны помнить родители и воспитатели.

Желательно, чтобы у детей, юношей и девушек был бы наставник, помогающий им в выборе книг. Полезно обсуждать с детьми прочитанное, приучать их делиться своими впечатлениями о прочитанном, но на это, к сожалению, в условиях нашей современной жизни почти не хватает времени. Иногда детей и подростков следует удерживать от преждевременного прочтения некоторых книг, говоря примерно так: "Это очень хорошая книга, но ты до нее еще несколько не дорос. Если сейчас ее прочитаешь, то потеряешь радость открытия прекрасной книги, когда она для тебя по твоему жизненному опыту и возрасту будет вполне доступна, - не лишай пока себя этой будущей радости".

Для расширения кругозора детей полезны исторические романы А. К. Толстого, М. Н. Загоскина, Д. М. Балашова, Вальтера Скотта, Генриха Сенкевича и др. Исторические романы пробуждают интерес к чтению популярной и серьезной исторической литературы[89], к биографическим исследованиями[90] и житиям. Знакомство с историей, черпаемое детьми из школьных учебников и светских книг, полезно дополнять сведениями об истории христианства. Совершенно права была А. Н. Бахметева, писавшая более ста лет назад, что "у нас вообще мало знакомят детей с событиями из церковной истории; а едва ли нужно доказывать, что знание гражданской истории <...> неточно, недостаточно и даже решительно невозможно без ясного познания внутренних судеб христианской Церкви <...> история внешних событий не полна и не понятна без указания на ход внутреннего духовного развития[91]".

Большое образовательное значение имеют книги о путешествиях. Они воспитывают любовь к природе, расширяют географический кругозор, укрепляют волю и в какой-то мере удовлетворяют мальчишескую страсть к приключениям. Литература эта огромна. Здесь и записки самих путешественников (Р. Амундсена, Ф. Нансена, Пржевальского, Ливингстона, нашего современника Ива Кусто и др.). Среди них хочется обратить внимание на небольшую книжку Джемса Скотта "Ледниковый щит и люди на нем", где наряду с природой, повседневным тру

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Православие и современность. Электронная библиотека. IV. О молитве супругов

Протоиерей Глеб Каледа.. Домашняя церковь..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Образование, наука, искусство

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

От издательства
Автор этой книги, протоиерей Глеб Каледа, профессор, доктор геолого-минералогических наук, прожил долгую и счастливую жизнь, исполненную трудов, опасностей и лишений. Трудился он всегда, с

Семья как школа любви
Семья зарождается на чувстве любви двух, которые становятся мужем и женой; на их любви и согласии зиждется все семейное здание. Производная этой любви - родительская любовь и любовь детей к родител

Семья освящается благодатию святого духа
Все в Церкви освящается в молитве Духом Божиим. Таинством крещения и миропомазания человек входит в церковное общение, становится членом Церкви; снисхождением Духа Святого происходит пресуществлени

Брак и евхаристия
Мы входим в сокровенную область духовной жизни, чуждую и непонятную большинству современных людей; но если мы хотим строить свою жизнь и семью на духовных началах, то нужно с осторожностью и терпен

О молитве супругов
Церковь не может существовать без совместной молитвы и без евхаристического общения ее членов. Без общей молитвы, без совместной религиозной жизни и духовных переживаний нельзя созидать домашнюю це

Религиозное воспитание
Залогом христианского воспитания детей в семье является напряженная духовная внутренняя жизнь родителей, которую дети чувствуют и в которой они соучаствуют в меру своего возраста и в соответствии с

Воспитание любви и милосердия
Дивный гимн любви воспел ап. Павел: "Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества,

Трудовое воспитание
Трудовое воспитание - это формирование в человеке созидательного начала. В творчестве, в чем бы оно ни проявлялось, - в ухаживании за грядками и клумбами, в уборке садов и дворов, в создании научны

Христианский быт
Быт - это форма существования человека в окружающем его мире, в присущей ему физической и социальной среде. Эта форма должна обеспечивать возможности его существования и общения с себе подобными и

Ритм дома
Молитвенная жизнь Церкви подчиняется ритму богослужебных циклов: дневного, недельного и годового, подвижного и неподвижного. По ритмам строится и трудовая деятельность производственных, научных и у

Отец и мать
Домашняя церковь созиждется на любви мужа и жены к Богу и друг к другу. Дети должны видеть уважительное отношение родителей между собой. Взаимное уважение жены и мужа порождает уважение детей к мат

Молитва
Стержнем христианской жизни является молитва. Она должна войти в быт, ибо молитва - это общение человека с Богом. "Она, - по словам преп. Иоанна Лествичника, - дело ангелов, пища бесплотных, б

Телевизор
Злой, умный и хитрый дух сказал: "Из всех искусств для нас в конечном счете важнейшим является кино". В те годы, когда было произнесено это изречение, в мире еще не существовал телевизор.

Праздники
В семье должны отмечаться православные праздники и семейные памятные дни. Участие в первых крепит связь с Церковью, создает ритм и настрой внутренней жизни, вторые укрепляют семейные отношения и др

О домашнем богослужении
Сочетание слов домашнее богослужение для многих покажется странным. Понятие богослужения для них связано с обязательным наличием храма и присутствием священника. Богослужение есть о

Место богослужения
Самарянка спросила Христа, говоря: "Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы (то есть иудеи - Авт.) говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей

Богослужебные круги
Тот, кто постоянно ходит в церковь, замечает, что богослужение состоит из ежедневно или еженедельно повторяющихся молитвословий и из молитвословий, повторяющихся через определенные промежутки време

Схемы богослужения и пособия
Церковь никогда не считала, что полное единообразие в обрядах и молитвах является непременным условием единства. Поэтому и нет единого устава Православной церкви, о чем часто забывают "строгие

IX. Брак честен, ложе нескверно
Иногда приходится встречаться с мнением, что всякие отношения полов - это либо грех, либо извинительная и допустимая слабость. Очень многое в этом вопросе навеяно платонизмом и монашеской аскетичес

XI. Брак и современное общество
(для родителей взрослеющих детей и для духовников) Отношение общества к браку и к семье - показатель его нравственного состояния. Неупорядоченность брачных отношений, разв

XII. Семья и дом священника
Настоящий очерк предназначается для лиц, имеющих духовный сан или готовящихся к его принятию, и их жен. Им необходимо постоянно осознавать: что священство - не должность, но сан, дарованны

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги