рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

СОЦИОЛОГИЯ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ

СОЦИОЛОГИЯ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ - раздел Социология,   Г.п. Зинченко     Социол...

 

Г.П. Зинченко

 

 

СОЦИОЛОГИЯ

ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ

 

ДЛЯ СТУДЕНТОВ ВУЗОВ

 

 

Зинченко Г.П.

3 63 Социология для менеджеров. - Ростов н/Д: «Феникс», 2001. — 352 с. (Серия «Учебники "Феникса"»).

 

В учебном пособии обобщен десятилетний опыт преподавания общего курса социологии автора. Она принесет пользу преподавателям и студентам других специальностей, потому что раскрывает процесс формирования социологического знания, становления и развития этой науки. В книге изложены основные положения взаимодействия личности и общества, строения, регуляции и модернизации общества.

Пособие соответствует требованиям Государственного образовательного стандарта для высшего образования.

Предназначено для студентов вузов по управленческим специальностям.

 

 

ББК67

 

ISBN 5-222-01937-3

 

 

©Зинченко Г.П., 2001

©Оформление «Феникс», 2001

 

!!! Чтобы перейти по гиперссылке в оглавлении, необходимо навести курсор на необходимый пункт, нажать клавишу Ctrl + левую кнопку мыши

 

Оглавление

 

Предисловие

Раздел первый.

Социология на службе менеджмента

 

Глава 1. Формирование социологического знания

1.1. Репутация социологии

1.2. Социология в системе обществознания

1.3. Научный статус социологии

1.4. Структура социологического знания

1.5. Специфика социального познания

1.6. Социология в системе управления

 

Глава 2. Становление и развитие социологии

2.1. Происхождение социологической науки

2.2. Социологические парадигмы, доктрины, концепции и теории

2.3. Ранняя социология

2.4. Классическая социология

2.5. Современная социология

2.6. Развитие социологической мысли в России

 

Раздел второй.

Личность и общество

 

Глава 3. Личность

3.1. Человек и личность

3.2. Конкурентно-способный тип личности

3.3. Статусно-ролевая концепция личности

3.4. Статусный портрет менеджера

3.5. Механизмы действия личности

3.6. Девиантное поведение

3.7. Социализация

 

Глава 4. Общество

4.1. Признаки общества

4.2. Междисциплинарный подход к изучению общества

4.3. Типология обществ

 

Раздел третий.

Строение общества

 

Глава 5. Социальная структура

5.1. Способы описания социальной структуры

5.2. Общности

5.3. Группы

5.4. Трансформационные группировки

5.5. Управленческая команда

5.6. Социальная стратификация

5.7. Социальная мобильность

 

Глава 6. Социальное взаимодействие

6.1. Социальное действие

6.2. Социальная связь

6.3. Социальная коммуникация

6.4. Социальные процессы

6.5. Социальный кризис

6.6. Регуляция социальной связи

 

Раздел четвертый.

Регуляция общества

 

Глава 7. Культура

7.1. Культура — регулятор общества

7.2. Ценностно-нормативный механизм социальной регуляции

7.3. Функционирование и развитие культуры

7.4. Многообразие культур

7.5. Культура в административной среде

 

Глава 8. Социальные институты

8.1. Институт как форма регуляции общества

8.2. Семья

8.3. Государство

8.4. Собственность

8.5. Образование

8.6. Религия

8.7. Взаимодействие социальных институтов

Глава 9. Социальная организация

9.1. Основные черты организации

9.2. Бюрократия

9.3. Управление в организации и степень ее управляемости

Раздел пятый.

Модернизация общества

 

Глава 10. Россия: проблемы и перспективы

10.1. Особенности модернизации российского общества

10.2. Россия в мировом сообществе

10.3. Взгляд в будущее

Глава 11. Технология социологического анализа

11.1. Разработка программы исследования

11.2. План действий социолога

11.3. Сбор, обработка и анализ данных

 

-ББК67 363

Будущему менеджеру,

моей дочери Ярославе посвящается

 

 

Предисловие

Эта книга — итог десятилетнего опыта преподавания социологии в вузах новой России. В начале пути, когда в стране еще не было учебников, я решился на публикацию курса своих лекций — «Теория социологии» (Ростов н/Д, 1993). Это был переходный курс от марксистского социологического наследия к общепринятому пониманию науки об обществе.

С тех пор в России выпущен целый ряд учебников и учебных пособий зарубежных и отечественных авторов, которые оказали существенную помощь в преподавании социологии. Многие из них я апробировал в студенческих аудиториях: А.Г. Эфендиев и др. (М., 1993), Э.Т. Тощенко (М., 1994), Г.В. Осипов и др. (М., 1996), С.С. Фролов (М., 1996), А.И. Кравченко (М., 1997), Ю.Г. Волков, И.В. Мостовая (М., 1998) и др. От лица преподавателей и студентов я хотел бы выразить авторам искреннюю благодарность.

Однако это — универсальные учебники. Они не учитывают профиля подготовки специалистов. Между тем особенности специальности требуют специфического преподавания социологии. Например, в нашей стране сейчас осуществляется подготовка кадров для государственной службы. На смену политизированному администратору должен прийти профессиональный менеджер — посредник между государством и гражданским обществом. Ясно, что для подготовки современного менеджера требуется отобрать соответствующий содержательный материал.

Предлагаемое читателю пособие представляет собой первый опыт отбора такого материала. Его освоение поможет менеджеру сформировать социологическую культуру, приобрести умения и навыки анализа общественной жизни, выработки соответствующих стратегий и технологий.

Тематика пособия связана с профилем управленческого вуза, т.е. с тем, чтобы менеджер в результате учебы смог проявить следующие знания, умения и навыки:

—научился распознавать, понимать и правильно оценивать общественную жизнь на основе системного подхода, всестороннего видения социальных проблем современности; приобрел навыки самостоятельного анализа, обобщения, интерпретации научно установленных социальных фактов, характеризующих состояние социальной системы;

—умел свободно ориентироваться в социальной структуре общества, со знанием деда включиться в социальные отношения, вести переговоры, согласовывать разные интересы, гармонизировать связи органов управления с общественностью на основе изучения мнений различных слоев населения;

—подготовился к творческой управленческой деятельности, изучив и социологически осмыслив опыт своей будущей профессиональной группы менеджеров; приобрел навыки организации и проведения эмпирических исследований социальных процессов для поиска оптимальных управленческих решений;

—понимал социальное предназначение госслужбы, общественно гражданский смысл административных функций; развивал демократические процессы участия населения в решении управленческих задач; владел методами диагностики госаппарата и средствами его модернизации, обладал способностями к организационным изменениям, преодолению инертности бюрократии.

Материал, включенный в пособие, неоднозначен, нередко дискуссионен, как и сама социология. Поэтому необходимо не только внимательное, но и критическое чтение, сравнения, сопоставления, выработка собственного мнения. Безусловно, это нелегко, но интересно и, главное, полезно для будущей практической работы.

 

 

Раздел первый. Социология на службе менеджмента

 

Глава 1. Формирование социологического знания

Цели главы:

*Дать обзор мнений о достоинствах и недостатках социологии.

*Показать место социологии в системе обществознания

*Определить научный статус социологии.

* Рассмотреть структуру социологического знания.

* Подчеркнуть специфику социального познания.

* Объяснить роль социологии в системе управления.

1.1. Репутация социологии

Приступая к изучению социологии, вы наверняка задумываетесь над тем, какую пользу можно от нее получить. На этот вопрос не найти простого ответа. Ведь репутация социологии в нашей стране неоднозначна.

Многие полагают, что это скучная и бесполезная дисциплина. От нее веет академической сухостью, абстрактными схемами, далекими от действительности. И эти люди по-своему правы. Еще недавно социология отождествлялась у нас с историческим материализмом (истматом) — марксистским социально-философским учением о наиболее общих законах развития человеческого общества.

Однако законы эти и закономерности жизни конкретных людей - вещи разные, хотя и связаны между собой. Если для выявления законов смены общественно-экономических формаций (рабовладельческой, феодальной и т.д.) достаточно философских умозрительных допущений, то для того, чтобы обнаружить закономерности общественной жизни в отдельной стране нужны еще и эмпирические исследования. Вот почему «истматовская» социология вынуждена была пойти на малопонятный симбиоз философского и научного знания. Что получилось в результате? Облекая простые понятия совместной жизни людей в сложную терминологию, она превратилась в догматическую и схоластическую дисциплину.

Например, слово «формация» — ключевая категория истмата. Между тем, человек в формации не живет. Он обитает в реальной стране, в конкретном городе или селе, в своей семье. Именно об этом, а не о капитализме или социализме ему нужны знания в первую очередь. Поэтому в данной книге рассказывать об «истматовской» социологии мы не будем. Существует и другая, возможно, более распространенная точка зрения, в соответствии с которой социология ассоциируется с изучением общественного мнения. В самих опросах населения, конечно, нет ничего плохого. Во многих странах это стало обычной практикой. Но сводить социологию только к среднеарифметическому мнению большинства просто смешно. Ведь она дает представления о жизни общества в целом, которые не могут быть сведены к сумме мнений отдельных людей.

К сожалению, результаты опросов вызывают у наших людей недоверие. На этом часто спекулируют средства массовой информации. Самый распространенный прием — краткое интервью с прохожими на улице. Опрашивается 10—15 человек, но затем сюжет монтируется, включая всего 3—4 нужных заказчику мнения. Такая «уличная» социология дискредитирует науку. Поэтому и ее мы также в этой книге рассматривать не будем.

Наконец, имеется еще один взгляд на социологию. Ее связывают с подстрекательством. Царское и советское правительства в России препятствовали проникновение социологии в общественное сознание. Первые считали ее рассадницей социалистических идей, а вторые — буржуазных. Социология действительно носит подрывной, точнее, критический характер. Она занимается самыми острыми проблемами, лежащими в основе коренных противоречий и конфликтов человеческой жизни.

Длительное время российское общество находилось вне критики. Принятая у нас концепция социализма, вроде священного писания, никакому сомнению не подлежала. Общество изменялось, а концепция оставалась прежней. В результате социальные науки в нашей стране превратились в иллюзорную систему знаний, мешающую взглянуть на жизнь в ее подлинном виде.

Один из парадоксов современности состоит в том, что мы до сих пор не можем понять общество, в котором живем. Почему нынешним реформаторам так и не удалось провести в жизнь ни один «самый прогрессивный» закон, ни одну «самую умную» программу? Видимо, потому что преобразования эти не соответствуют действительным характеристикам нашего общества. Они отторгаются социальным организмом либо как абсолютно чуждые ему, либо как совершенно непосильные для исполнения.

Важно осознать, что если и дальше мы будем жить в мире иллюзий, закрывать глаза на реальный мир, пусть неприглядный, то это приведет к еще более тяжким последствиям. Словом, обществу крайне необходимо свое зеркало. В качестве такого зеркала и выступает социология.

Однако она создана не только для беспристрастного отражения человеческой жизни. Роль социологии заключается в критическом взгляде на общество. Она призвана высветить те острейшие проблемы, с которыми мы сталкиваемся, показать их причины, подсказать, каким образом можно нивелировать негативные и, наоборот, стимулировать позитивные тенденции. Именно к такой, активной социологии и обращается сейчас российское общество. Преимущество социологии в том, что она является и теоретически и практически ориентированной наукой одновременно. Поэтому человек, изучающий эту дисциплину, может с равным успехом искать свое призвание и в таких элитных профессиях, как ученый, политик, и в таких «человечески контактных» профессиях, как менеджер, государственный служащий, социальный работник.

Возможны самые разнообразные формы изучения социологии. Иногда это всего лишь вводный курс, но подчас он продолжается всю жизнь. В первом случае «польза» будет выражена в виде пятерки в зачетке, а во втором — в наполнении своей жизни осмысленным содержанием.

Социологический ракурс вносит свой оттенок в общую картину о том, как и зачем мы живем. Разумеется, существуют и другие мировоззренческие системы. Многие люди опираются на философские, религиозные, астрологические представления, или просто на «здравый смысл». Решение самых земных вопросов повседневности требует определенного понимания социального. Каждому из нас приходится выбирать друзей, своего супруга, выносить суждения о том, почему люди вступают в связи друг с другом и т.д. При этом мы руководствуемся здравым смыслом. Однако он не всегда мудр, ибо в нем уживаются знания и предрассудки. Отсюда многие обыденные представления противоречивы. Вот почему люди с надеждой обращаются к научному знанию.

 

Ключевые слова

Репутация социологии.

«Уличная» социология.

«Истматовская» социология.

«Активная» социология.

 

 

1.2. Социология в системе обществознания

Современное обществознание представляет собой довольно сложную систему, включающую философию, идеологию и науку. Чем же отличается социология от других форм знания об обществе?

Социология и философия. Социология вышла из недр философии. В нашей стране эти формы социальной мысли длительное время были тесно переплетены. Сейчас происходит их размежевание. Это действительно самостоятельные формы знания. Если социология производит научное знание, то философия — мировоззренческое. Философия сильна своей всеобщностью и концептуальностью. Она составляет ядро мировоззрения человека. В этом смысле философия больше, чем наука. Социолог, осмысливая совместную жизнь людей, обычно опирается на какую-то философскую идею, которая определяет исходные подходы к изучаемой проблеме.

Вместе с тем, философия в силу своей умозрительности способна решать лишь «вечные» вопросы человеческого бытия, т.е. вопросы, не имеющие ответа. Когда же требуется рассмотреть конкретный вопрос, то попытки умозрительного его решения демонстрируют свою ограниченность.

Социология, используя разнообразные методы научного познания, осмысливает общественную жизнь не как общую абстракцию, а как реальность. При анализе какого-либо социального явления она стремится исследовать конкретные механизмы, зависимости, связи, влияющие на изучаемый предмет. Все это позволяет социологии не только преодолеть умозрительность, но и существенно сузить возможности проявления субъективизма в понимании общественных явлений, повысить уровень доказательности полученного знания.

Социология и идеология. Идеология, являясь теоретическим выражением социального интереса какой-либо большой группы людей, представляет собой умозрительную модель общества, на основе которой оценивает реальные события. Социология же их изучает. Если идеология ориентирована на интерес, то социология — на истину. Задача социологии — доказывать, а не убеждать. Поэтому она не может непосредственно воздействовать на массы. Но призванная на службу пропаганды, социология способна совершенствовать ее практику.

Социология и социальные науки. В отличие от антропологии и психологии, политической и экономической науки, этнографии и др., социология изучает общество в целом, в единстве всех его сторон. Как это понимать?

Для социологии нет специально отведенной области жизни общества. Для нее характерно стремление познать природу социальных связей между людьми, по поводу чего бы они не возникли: политики, экономики, права и т.д. Речь идет об изучении всеобщих социальных свойств, независимо от отдельных сфер жизни общественного организма.

Компетентный врач, прежде чем диагностировать конкретную болезнь пациента, как правило, знакомится с историей его жизни, исследует весь организм в целом. Именно эту роль и выполняет социология в системе обществознания. Все частные явления и процессы она анализирует с точки зрения их места и значения в интеграции целостного социального организма. Когда социолог бросит взгляд на экономику, его будет интересовать не прибыль, а то, какую роль она играет в функционировании общества в целом.

Исследуя конкретную сферу общественной жизни, социолог стремится выяснить, как здесь преломляются общесоциальные свойства, связи, механизмы. Причем он это делает с точки зрения, интересов людей, их потребностей, предпочтений, ожиданий. Достигается это благодаря широкому использованию понятий, выработанных системой обществознания. Из философии пришли в социологию такие понятия, как общество, ценности, прогресс, из экономической науки — капитал, товар, прибыль, из юриспруденции — институт, статус и т.п.

 

 

Ключевые слова

Система обществознания.

Философия.

Идеология.

Социальные науки.

 

 

1.3. Научный статус социологии

Является ли социология наукой? Для того, чтобы убедиться в этом, надо разобраться в трех вопросах. Во-первых, что собственно мы изучаем? Иначе говоря, что такое общество? Этот вопрос касается объекта познания, т.е. того, что противостоит нам в качестве объективной социальной реальности.

Во-вторых, на каком основании мы можем утверждать, что получили достоверные сведения об обществе, т.е. сумели воспроизвести его в системе теоретических понятий? Здесь речь идет о предмете исследования, т.е. о тех закономерностях изучаемого объекта, которые являются специфическими для социологии.

Наконец, в-третьих, что нужно сделать для получения этого знания и как проверить его правильность? Данный вопрос решается с помощью метода социологии, который должен гарантировать научность ее предмета.

Казалось бы, проблема научного статуса социологии решается просто. Это наука об обществе. Такое определение вытекает из самого термина «социология», который происходит от латинского слова societas — общество и греческого logos — учение. Однако данного утверждения недостаточно. Ведь любая социальная дисциплина в качестве своего объекта имеет не общество вообще, а различные формы его проявления. Такой формой является социальная жизнь общества. Это область совместного бытия (события) людей, отличного от экономического, политического, духовного. В центре социальной жизни находится взаимодействие людей. Своеобразие социологии выражается в том, что она изучает общество над особым углом зрения — сквозь призму социальных явлений, процессов, отношений, составляющих основное содержание социальной реальности — социума как объекта исследования.

Причина, по которой феномен социального дал толчок возникновению социологии, кроется в трех способах отношений, с помощью которых человек может овладеть тем, что его окружает. Один хотел бы объяснить социальный процесс, происходящий у него на глазах. Другой — понять его значение для людей, третий желал бы изменять этот процесс. Благодаря этим трем мотивам в социологии возникли различные направления, которые не отрицают, а взаимодополняют друг друга.

Первое направление, трактующее общество как нечто, находящееся вне отдельных людей, опирается на непредвзятое наблюдение социальных фактов. Это эмпирический подход в познании, в соответствии с которым исследователь должен уметь собирать факты и строить из них свои теории. Второе направление можно назвать теоретическим. Такой подход утверждает, что человеческий разум способен сконструировать понятие и при его помощи понять действительность. Наконец, третье направление как бы объединяет два предыдущих. Для исследователя это означает, что в качестве объекта анализа может быть не только социум, но и представления (понятия) о нем. Такой подход называют диалектическим.

Исходя из сказанного, можно дать следующее определение предмета: социология это эмпирическая и теоретическая наука о закономерностях социальной жизни современного общества как целостной системе, проявляющейся во взаимодействии, сознании, поведении людей и их общностей. Рассмотрим это определение.

Итак, социология есть теоретическая и эмпирическая наука одновременно. Это означает, что в ней теория опирается не на умозрительные модели, а на систематизированные наблюдения социальной действительности, поддающейся квантификации, измерению, точным методам анализа.

Вторая часть определения подчеркивает, что социология — наука о современном, т.е. гражданском, обществе. Она изучает общество в его актуальном состоянии: здесь и сейчас. Предмет этой науки связан не просто с социумом, взятым вне времени и пространства, а с конкретно-историческим социальным организмом.

Следующая часть дефиниции — целостная система. Это важный отличительный признак социологии. Принцип системности выступает организующим началом социального познания. Он позволяет представить общество как органическую целостность взаимосвязанных и взаимодействующих элементов.

Наконец, последняя часть определения возводит социальную мысль от общества к человеку. Реальная деятельность, живое общение, сознание и поведение отражают все многообразие жизни человека как общественного существа, выступают чутким показателем состояния и тенденций изменения социального организма.

Человек — исходный и конечный пункт социального познания. Здесь требуются пояснения. Ведь социология — это наука об обществе. Однако познание общества, тех процессов, которые в нем протекают, начинается с проявлений самой социальной жизни, т.е. с действия, акта человеческой деятельности. Причем с акта, имеющего общественное значение, а не с любого поступка индивида. Совокупность действий людей образует социальный процесс. Таким образом, двигаясь от отдельных поступков человека к социальным процессам, мы обнаруживаем тенденции функционирования и развития целостного общественного организма.

Широко используя понятия обществознания, социология выработала свою концептуальную схему социальной реальности, отражающую внутреннюю логику этой науки, конкретизирующую характеристику ее предмета и метода.

Как уже говорилось, исходной, наиболее общей категорией социологии выступает понятие «социальное». Первоносителем социального качества является человеческая «личность». Каждая личность занимает определенное положение в обществе. Эта позиция называется «статусом». Быть женщиной, русской, православной, дочерью, студенткой, спортсменкой значит занимать социальный статус. Любой статус включает права и обязанности. Студент, например, обязан аккуратно посещать занятия. Он имеет право пользоваться библиотекой, компьютером и т.п. Модель поведения, соответствующая правам и обязанностям, закрепленным за данным статусом, именуется «ролью». Всю жизнь человек обучается правильно исполнять социальные роли. Этот процесс называют «социализацией».

Социализация опосредует взаимосвязь и взаимодействие личности и общества. Категория «общество», заимствованная из философии, слишком сложна и абстрактна. Для ее конкретизации в социологии выработано целое «гнездо» понятий. Центральное место занимает понятие «социальная структура». Она складывается из совокупности статусов. Когда статусы заполняются людьми, они образуют «социальные общности»: этнические, исторические, поселенческие и др. Детальное изучение общностей предполагает выделение малых и больших «социальных групп». Иная версия строения общества описывается понятием «социальная стратификация». Дело в том, что люди соединяются не только по горизонтальной, но и по вертикальной оси социума. В этом случае они образуют страты, слои, сословия, отличающиеся друг от друга по признаку неравенства.

Строение общества можно сравнить с пчелиными сотами в улье. Социальные соты (статусы) плотно подогнаны друг к другу и представляют собой функциональную взаимосвязь социальных статусов. Выполняя свои обязанности, студент вступает в определенные отношения с преподавателем, а тот — с деканом, ректором и т.д. Социальная структура, статусы, функции и отношения дают статическую картину общества. Динамизм общественной жизни проявляется в «социальном взаимодействии» людей, исполняющих разнообразные роли. Взаимодействие осуществляется в формах сотрудничества, соперничества, конфликта и других «социальных процессов».

Чтобы упорядочить эти процессы общество выработало ряд механизмов социальной регуляции. Один из них — «культура». Она представляет соки совокупность социальных норм и ценностей, традиций и обычаев, определяющих поведение людей. Надзирает за этим механизм «социального контроля». Систему культурных норм и ценностей (предписаний поведения) он дополняет санкциями (поощрениями и наказаниями), стимулирующими соблюдение предписаний. Для удовлетворения фундаментальных потребностей общества созданы «социальные институты» и «социальные организации». Они стандартизируют взаимодействие людей и тем самым образуют «социальную систему общества». Такова в общих чертах предметная область социологии.

Ключевые слова

Социология.

Научный статус.

Объект социологии.

Предмет социологии.

Метод социологии. Подход эмпирический.

Подход теоретический. Подход диалектический.

1.4. Структура социологического знания

Особое место социологии в системе обществознания, выработанные ее подходы к исследованию общественной жизни во многом определяют структуру социологического знания.

Прежде всего выделяются макро- и микроуровень. На макроуровне анализируются общество в целом, его структура, основные компоненты. Макросоциологические теории исходят из того, что лишь познав общество в целом, можно понять личность. Для исследования макросоциальной реальности в качестве основных методов используются анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение, сравнение и т.д.

На микроуровне изучаются межличностные отношения, внутренние механизмы поведения людей.

Сторонники микросоциологических теорий отстаивают идею о том, что именно повседневное взаимодействие людей (интеракция) есть первооснова социальной жизни. Соответственно используются более точные методы исследования, такие как наблюдение, эксперимент, опрос и др.

В структуре социологического знания выделяются также теоретический и эмпирический уровни. Длительное время эти две составляющие социологии развивались параллельно, не проявляя интерес к сближению. Сторонники эмпирической социологии свою задачу видят в том, чтобы бесстрастно описывать собранные факты, группировать, классифицировать их. Те, кто придерживается теоретической социологии, полагают, что факты сами по себе бессмыслены. Лишь теоретическая модель способна логически объединить эти факты, дать им смысловое объяснение.

Но теория, если не сдерживается отрезвляющим влиянием фактов, стремится обогнать ветер. Она становится настолько сложной, что ее невозможно проверить имеющимися методами. Эмпирическим исследованиям, когда они независимы от теории, свойственна тенденция заниматься тривиальными проблемами. Основываясь на предположениях здравого смысла, они зачастую не дают нового научного результата.

Можно выделить еще одну разновидность структуры социологического знания, включающую фундаментальный и прикладной уровни. Первый уровень связан с выявлением закономерностей функционирования и развития общества. Отвечая на вопрос «что познается?», фундаментальная социология решает гносеологические задачи. Второй уровень связан с преобразованием социальной действитель­ности. Отвечая на вопрос «для чего познается?», прикладная социология решает практические зада­чи. Деление это условно, ибо речь здесь идет лишь о преимущественной ориентации социологии.

Таким образом, уровни социологического знания различаются по трем основаниям: по широте охва­та изучаемых явлений (макро- и микросоциологи­ческий уровни знания); по степени обобщения изу­чаемого материала (теоретический и эмпирический уровни знания); по ориентации социологии (фунда­ментальный и прикладной уровни знания). Как вид­но, в любом случае мы имеем двухуровневую струк­туру социологического знания.

Высший уровень социологического знания состав­ляют общесоциологические теории, исследующие об­щество как единую систему, взаимодействие ее эле­ментов, основы функционирования и развития соци­ального организма. Эти теории определяют общий подход к изучению социальных явлений, направ­ленность научного поиска, интерпретацию эмпири­ческих фактов. На низшем уровне социологического знания превалирует эмпирия. Здесь главная цель — добыча конкретных фактов, их описание, классифи­кация.

Длительное время социология так и существова­ла. Однако в середине XX в. предпринимаются по­пытки к сближению высшего и низшего уровней социологического знания. В основу этого была по­ложена концепция теорий «среднего ранга» амери­канского ученого Р. Мертона, предложившего в рамках единой социологической науки создавать спе­циальные и отраслевые теории. Исходя из общесо­циологических подходов, они разрабатывают теоретические модели какого-либо социального явления (семья, государство и т.п.) на основе обобщения эмпирических данных.

Теории среднего ранга в свою очередь представ­ляют многослойное образование. Прежде всего вы­деляются специальные социологические теории, изучающие закономерности функционирования и развития социальных общностей, т.е. то, что' обус­ловлено спецификой предмета социологического зна­ния. Отраслевые социологические теории форми­руются на стыке социологии с другими науками — экономикой, политологии, менеджментом и др. Ос­новой их различения служит объект исследования, что и отражается в названии той дисциплины, к которой они относятся: «экономическая социоло­гия», «политическая социология», «социология уп­равления».

Разумеется, возможны и другие критерии струк­турирования социологического знания. Важно под­черкнуть, что все ветви и уровни социологии, ис­пользуя базовые понятия, стремятся вскрыть общие процессы, установить их закономерности. Отсюда возникает потребность в общей теории, объясняю­щей явления, типичные для социальной жизни в целом. Стало быть, становится необходимым новый синтез социологии, дальнейшее прояснение ее ло­гической структуры. Видимо, в конце концов эта задача будет успешно решена.

 

Ключевые слова

Макросоциология.

Микросоциология.

Теоретическая социология.

Эмпирическая социология.

Фундаментальная социология.

Прикладная социология

Отраслевая социологическая теория.

Специальная социологическая теория.

1.5. Специфика социального познания

Специфика социального познания прежде всего определяется особенностями его объекта – общества. Социальные явления и процессы гораздо сложнее природных. В результате взаимодействия лю­дей в обществе складываются экономические политические отношения, ко­торые настолько переплетены между собой, что от­делить их друг от друга можно только в абстракции. А это представляет немало сложностей и трудностей.

В отличии от природы общество изменяется более динамично: меняются люди, условия жизни, психо­логическая атмосфера и т.д. Значит и наши знания о нем устаревают быстрее. Требуется их постоянно обновлять и обогащать новым содержанием. В против­ном случае можно отстать и впоследствии скатиться к догматизму, что крайне опасно для науки

Специфика социального познания определяется также особенностями взаимосвязи познающего субъекта с объектом. Здесь все вращается в сфере человеческого: объект –люди, субъект – люди, процесс познания также осуществляют люди. Отсюда велика роль субъективного фактора, что за­трудняет достижение корректного знания.

Специфика социального познания определяется еще и тем, что оно тесно связано с практической | деятельностью людей, заинтересованных использовать полученные результаты в жизни. Поэтому познание вносит в содержание социологии не только то, , что имеется в обществе, но и то, что там должно быть: модели совершенствования человеческих отношений, социальных институтов и т.д.

Социальное познание опирается на факты. Факт есть объективное явление. Какие явления поддаются фиксации? Во-первых, человеческое поведение (что делают люди); во-вторых, продукты человеческой деятельности (что сделали люди); в-третьих, вербальные действия человека, т. е. мнения, взгляды, суждения (что высказывают люди).

Факты можно подразделить на индивидуальные и обобщенные. Индивидуальный – это отдельный, но не любой, а типичный факт. Только в этом случае он может представлять какой-либо вид социальных явлений. Обобщенный факт – это среднестатистический показатель – средняя величина, коэффициент и т. п. Отдельный факт здесь не имеет особого значения, он становится усредненным. Обобщенные факты дают возможность исследователю понять, например, правильно ли выявлена тенденция, каково направление движения, какова сила движения и т.д.

Индивидуальные и обобщенные факты служат основой для доказательства выдвинутых положений. Показывая обобщенные статистические величины того или иного социального явления, можно привести индивидуальные факты для иллюстрации случайных отклонений в какую-либо сторону. На фоне средних величин легко сопоставлять индивидуальные факты.

Социология имеет дело не только с фактами, но и с факторами, детерминантами, способствующими, тому, что люди принимают решения вступить в брак, или отдать голоса за какую-либо партию на выборах. Если бы таких причин не существовало, вряд ли можно было бы объяснить социальное поведение.

Наступил тот момент, когда следует сказать о за­конах социологии. Под законом обычно понимает­ся существенная, устойчивая, всеобщая, необходи­мая и повторяющаяся связь. Но в обществе не су­ществует законов, подобных законам природы. Здесь действуют закономерности и тенденции. Закономер­ность есть мера вероятности наступления какого-то события, тенденция же показывает приближение реального процесса к объективной закономерности. Поэтому для социологических исследований наи­большее значение приобретает типологизация не законов, а именно тенденций.

Таким образом, анализ социальных фактов, при­чинно-следственных связей между ними, выявление и типологизация тенденций общественной жизни со­ставляют содержание социального познания.

Ключевые слова

Объект познания.

Субъект познания.

Факт индивидуальный.

Факт обобщенный.

Факторы социальные.

Тенденции социальные.

1.6. Социология в системе управления

Социология во многих странах давно и успешно включена в систему управления, потому что она вооружает менеджеров научным знанием о таком сложном объекте регуляции, как общество. Эффективность управления в современных условиях зави­сит от качества информации, ее достоверности, пол­ноты, оперативности и т.п. Именно это способна пре­доставить современная техника социологического ис­следования. При отработанных программе, методи­ке и процедурах анализа, процесс сбора и обработ­ки данных становится настолько формализованным, что предвзятая оценка общественных явлений ма­ловероятна.

Социология выполняет многообразные функции. Прежде всего она способна диагностировать состо­яние объекта управления. Любой социальный объ­ект, будь то население города, района или страны, можно описать определенным количеством показа­телей, отражающих жизненно важные факторы его функционирования, например, уровень социального напряжения, доминирующие ориентации населения, лояльность к власти и т.д. Реализация диагностиче­ской функции осуществляется в режиме мониторин­га при наличии нормативной модели, необходимость которой обусловлена тем, что данные о реальном объекте бессмысленны с точки зрения управления, если не выработаны конкретные критерии. Такая модель отражает уровень социального развития, который можно считать нормой. Скажем, норматив­ная модель по жилью это, когда каждая семья име­ет отдельную благоустроенную квартиру. Выявляя реальное положение с жильем, социологи сравни­вают его с нормативной моделью и определяют тем самым направленность и величину отклонений. Со­вокупность этих отклонений дает информацию для принятия решений.

Социология нужна управленческим структурам для выполнения прогностической функции. Переустройство общественной жизни невозможно без на­учного предвидения. Обычно вырабатываются про­гнозы двух типов: поисковые, призванные показать возможное состояние социального объекта путем экстраполяции наблюдаемых тенденций, и норма­тивные, определяющие формы, методы и сроки до­стижения желаемого состояния объекта на основе заранее заданных критериев оптимума. Данная фун­кция реализуется посредством социального модели­рования, проектирования, конструирования и пла­нирования.

Социальное моделирование чаще всего связано с выделением ограниченного количества факторов, воздействующих на принципиальные перемены в жизни людей. В системе человеческих отношений изменения одного фактора неизбежно влекут изме­нения других. В повседневной практике не всегда возможно предсказать, как изменится, скажем, со­циальная активность госслужащих, если после при­нятия соответствующего закона изменится фактор «перспективы роста», т.е. каждый чиновник будет четко знать, что его ждет впереди в материальном, профессиональном, должностном положении, при­чем, это не будет зависеть от личного отношения к нему его начальника.

Таким образом, если известны основные факто­ры, определяющие систему человеческих отноше­ний, выявлены их взаимосвязи, то, изменив какой-либо параметр, можно смоделировать изменения со­циального объекта. Что это дает? Возможность при­нимать решение, предварительно апробировав его на модели и выяснив его последствия.

Социальное проектирование представляет собой разработку модели социального объекта в четких качественно-количественных характеристиках. Уди­вительно, что, создавая сложные проекты форми­рования производственных организаций, у нас мало кто занимается людьми. Разумеется, можно без со­циального проекта отрегулировать отношения на уровне фермерского хозяйства, но образовать кол­лектив крупного акционерного общества будет очень трудно. Разновидностью проектирования является социальное конструирование. Оно представляет со­бой общее, умозрительное построение человеческих отношений, не заданных конкретными параметра­ми. Однако как бы грамотно ни была разработана социальная конструкция, требуется ее тщательная проверка. Обычно это делается при помощи соци­ального эксперимента.

Социальное планирование выступает не только в качестве метода определения желаемого состояния социального объекта, но и инструмента его дости­жения. План представляет собой научное обоснова­ние целей, последовательности и темпов изменения человеческих отношений в тесной связи с жизнеде­ятельностью различных социальных групп. В на­шей стране сложилось негативное отношение к пла­нированию, которое отождествляется с командно-административной системой. Но эта система дис­кредитировала не планирование само по себе, а его абсурдные формы централизации и бюрократичес­кие механизмы реализации.

В последнее время возрастает роль контрольно-аналитической функции. Речь идет о социологи­ческой экспертизе законопроектов и других управ­ленческих решений. Социология способна проверить, как будет «работать» то или иное решение, как его, в частности, воспримут люди. При точном определении выборки за противоречивыми высказывани­ями и оценками общественного мнения социологам удается увидеть пульсацию жизненных интересов, их коллизии, совпадения и пересечения, выявить опорные ценностно-нормативные ориентации насе­ления, получить тем самым информацию, необхо­димую для принятия законов или решений, отвеча­ющих потребностям общественного развития.

Особое значение имеет организационно-техноло­гическая функция. В результате исследований кон­кретных ситуаций разрабатываются не только со­циальные проекты, но и технологии их реализации. По существу, это социоинженерная деятельность, ориентированная на целенаправленное изменение организационных: структур, определяющих челове­ческое поведение. Тем самым она непосредственно связана с процессом формирования нового жизнен­ного уклада людей, обладающего эффективной со­циально ориентированной системой государственно­го управления.

Социология выполняет консультационную фун­кцию, оптимизирующую внутреннюю деятельность административных учреждений. Она участвует в со­вершенствовании оргструктур, процессов принятия решения, стиля руководства, подбора, расстановки кадров и т.п. В этих целях используются методы диагностики, проектирования, планирования и вне­дрения социальных технологий.

Следует выделить также имидж-функцию социо­логии, направленную на сохранение либо измене­ние образа государственной организации, создание атмосферы доверия и доброжелательности со сторо­ны общественности, информирование населения о работе этой организации.

Приведенные выше управленческие функции социологии изменяют природу деятельности государ­ственной службы. Уже сам факт включения социо­логии в механизм управления является своеобраз­ным индикатором состояния демократии, свидетель­ствует, что административно-политическая элита ориентирована на гражданское общество, на обес­печение ожиданий и интересов людей.

К сожалению, в нашей стране органы государ­ственного управления далеко не в полной мере ис­пользуют возможности социологии, прибегают к ее методам от случая к случаю, в основном в период избирательных кампаний. В чем причины невостребованности потенциала социологической науки? Во-первых, государственная служба в России де­формирована, управленческая пирамида переверну­та, она не нацелена на нужды населения. В резуль­тате монополизации административных учреждений власть назначает туда чиновников, которые сами оп­ределяют свои функции, навязывая обществу зада­чи, нередко противоречащие его интересам. Изме­нить ситуацию можно только одним способом, а именно — поставить власть под контроль общества, сделать государственную службу социально отзыв­чивой, создать альтернативные структуры управле­ния, например, в виде агентств по оказанию адми­нистративных услуг населению. В условиях конку­ренции государственные учреждения будут вынуж­дены бороться за клиента, изучать рынок обществен­ных интересов, в том числе методами социологии.

Во-вторых, государственным служащим недоста­ет социологической культуры. Подавляющее их большинство имеет смутное представление о социо­логии, плохо понимает общество, в котором живет,слабо ориентируется в социальном пространстве, теряется в системе отношений, связывающих их с различными группами населения. Поэтому знание социологии специалистом-управленцем поможет ему умело анализировать общественную жизнь, выра­батывать соответствующие стратегии и технологии, т.е. стать социологически грамотным менеджером, тонко чувствующим ее реакцию на управленческие решения.

И, в-третьих, сама социология развивается в Рос­сии преимущественно по канонам «чистой» науки, движимой любознательностью ученых. Несмотря на весомую теоретическую аргументацию, изощренный инструментально-методический аппарат, социологи­ческие исследования нередко страдают практичес­кой беспомощностью, ограничиваясь изучением со­стояния общественного мнения по поводу те* или иных проблем.

Очевидно, что основной детерминантой, опреде­ляющей характер функционирования социологии, должна стать повседневная практика управления со­циальными процессами. Ведь изучение обществен­ных проблем нам необходимо не только для полу­чения чистого знания, но и для того, чтобы увязать его с интересами человеческой жизни. Только в этом случае социология может быть востребована.

Решение проблемы включения профессионального знания в организационные структуры и методы ра­боты государственной службы во многом зависит от самих социологов, их активной позиции и ответ­ственности. Речь идет прежде всего о социологах, работающих в одной команде с чиновниками б ка­честве экспертов, советников, помощников и т.п.

Часто роль этих специалистов ограничивается вы­несением заключения по поводу государственных программ и политики их реализации. В результате социологическое знание имеет лишь совещательный, но не решающий голос. Надо преодолеть стереотип второстепенной роли социологов при принятии ре­шений. Для этого они должны освободиться из пле­на устаревшей академической парадигмы дистан­цирования от практических распоряжений. Социо­логам следует смелее выступать в роли независи­мых консультантов по управлению, что позволит использовать специфическую методику вовлечения чиновников в процесс осознания проблем и задач своих учреждений, поиска путей их решения.

Ключевые слова

Функция диагностическая.

Функция прогностическая.

Моделирование социальное.

Проектирование социальное.

Конструирование социальное.

Планирование социальное.

Функция контрольно-аналитическая.

Функция организационно-технологическая.

Функция консультационная.

Имидж-функция.

Резюме

• Репутация социологии неоднозначна. Еще не­давно она отождествлялась в нашей стране с историческим материализмом. Для многих людей социология ассоциируется с изучением общественного мнения. Есть и такие, кто связывает ее с подстрекательством. Роль социо­логии заключается в критическом взгляде на общество. Именно к такой науке и обращается сейчас большинство россиян.

• Социология взаимодействует с философией, идеологией и социальными науками. Отдель­ные стороны общественной жизни, изучаемые частными науками, в социологии включаются в новые связи и отношения, приобретая тем самым характер элементов общества как целостной системы.

• Социология — наука об обществе. Термин «со­циология» происходит от латинского слова societas —общество и греческого logos — уче­ние. Научный статус социологии определяет­ся объектом, предметом и методом исследова­ния. Это теоретическая и эмпирическая наука О закономерностях социальной жизни современного общества как целостной системы, про­являющейся во взаимодействии, сознании, по-1 ведении людей и их общностей.

• Уровни социологического знания различают­ся по трем основаниям: по широте охвата изу­чаемых явлений (макро- и микроуровни зна­ния); по степени обобщения изучаемого мате­риала (теоретический и эмпирический уровни звания); по ориентации социологии (фундаментальный и прикладной уровни знания).

• Специфика социального познания определяет­ся особенностями взаимосвязи познающего субъекта с объектом. Здесь все вращается в сфе­ре человеческого. Социология имеет дело с фак­тами, факторами и тенденциями социальной жизни людей.

• Социология включена в систему управления. Она выполняет многообразные функции: диаг­ностическую, прогностическую (моделирова­ние, проектирование, конструирование, плани­рование), контрольно-аналитическую, органи­зационно-технологическую, консультацион­ную, имидж-функцию.

 

Глава 2. Становление и развитие социологии

 

 

Цели главы:

♦ Показать, как возникла социология.

♦ Дать обзор ключевых моментов в процессе станов­ления и развития науки социологии.

♦ Объяснить роль пионеров в создании социологии.

♦ Понять вклад классиков обществознания в основы социологической науки.

♦ Раскрыть суть современных социологических теорий.

♦ Проследить развитие социологической мысли в Рос­сии.

2.1. Происхождение социологической науки

Социальное знание появилось, безусловно, еще на заре человечества. Однако научную форму, т.е. то, что именуется сегодня социологией, оно приоб­рело недавно. Наряду с научной существуют мифо­логическая, философская и другие формы социаль­ного знания.

При каких условиях знание можно назвать науч­ным? Во-первых, если оно отражает реально суще­ствующий объект; во-вторых, является истинным, т.е. соответствует действительности; в-третьих, име­ет сущностный характер. В процессе становления научной формы социального знания условно можно выделить три этапа: 1) синкретизма; 2) дифферен­циации; 3) вычленения науки.

Представления о социальной жизни вначале на­ходились в синкретической, слитной системе. Сюда входили элементы мифологического, религиозного, научного и других форм социального знания. Примером мифологического понимания общественной жизни могут служить легенды, записанные Гоме­ром и Гесиодом. В сакральных сказаниях о богах и героях была представлена система социального по­рядка. Олимпийский пантеон богов (Зевс, Гера, Афина, Артемида и др.) дается в виде иерархизированной системы с достаточно четким разграничени­ем позиций и ролей, отражающим различные сфе­ры жизнедеятельности людей.

Дифференциация, отделение научного знания от других происходили в рамках философии. Так, Ари­стотель (384—322 гг. до н.э.) представлял общество как совокупность группировок. «Филиа» (племя) — это базовая общность. Они складываются в «Койнониа» (общее) — целевые социальные группировки. Самой обширной группой выступает «Политейа»— государство. Она интегрирует все социальности. При этом Аристотель пытается найти порядок их взаи­модействия. Он выделяет «Номос» (закон) — особое социальное явление, регулирующее и контролиру­ющее поведение людей с помощью обычаев, мораль­ных и правовых норм. Как видно, для Аристотеля государство и общество одно и то же. В Древней Греции так и было: гражданское общество и госу­дарство практически совпадали.

Отождествление понятий «общество» и «государ­ство» продолжалось вплоть до XVHI в., когда «ко­ролевская власть» стала отделяться от «граждан­ского общества». Однако вопрос о том, почему люди соединяются в общество, оставался спорным. Одни мыслители полагали, что общество сформировалось принудительно в результате завоеваний какого-либо правителя. Другие, напротив, считали, что обще­ство образовалось вследствие заключения «государственного договора» (граждан с правителем) или «общественного договора» (граждан между собой) о взаимном отказе от посягательства на свободу, соб­ственность и жизнь друг друга.

Понятия «общество» и «государство» впервые были введены Г. Лейбницем (1646-1716). В работе «Общественное деление» он утверждал, что обще­ство — это совокупность различных группировок, одной из которых может быть и государство. Четко и основательно это сделал Г. Гегель (1770-1831). В своей «Философии права» он последовательно раз­личает: 1) семью (как нравственную сферу); 2) граж­данское общество (как систему всесторонней зави­симости людей); 3) государство (как синтез первого и второго).

Выдвижение в центр внимания социальной мыс­ли проблемы гражданского общества стало одной из предпосылок возникновения социологии. Граж­данское общество представляет собой масштабное социальное образование, связанное безличными уза­ми интересов. До этого жизнь каждого человека ограничивалась кругом «большой семьи», связан­ной родственными узами, его принадлежностью к определенному «домохозяйству». Географическая и социальная подвижность была ничтожно мала. Люди умирали там же, где появлялись на свет, наследо­вали ремесло своих предков и соблюдали устав сво­его цеха.

Получение статуса «свободного гражданина» оз­начало относительность социальной зависимости че­ловека, признания за ним наделенного от природы права на собственное счастье и благополучие. Бла­годаря этому обычные люди получили возможность оказывать влияние на общество, причем в неменьшей степени чем элитарные слои, их политические организации. С тех пор человеческая жизнь стала отличаться нарастающим динамизмом.

Истоки этого заключены в двух великих револю­циях. Одна — промышленная. Она началась в Анг­лии в конце XVIII в. Как правило, эту революцию связывают с изобретением паровой машины и дру­гими техническими достижениями. Однако это лишь часть широкого спектра социально-экономических изменений. Наиболее существенное из них — мас­совая миграция рабочей силы из сельской местнос­ти в промышленные города. С тех пор процесс урба­низации становится глобальным явлением, охваты­вает все страны и народы.

Другая — социальная революция. В 1789 г. во Франции впервые в истории произошло полное разру­шение общественного строя под воздействием соци­ального движения, которое руководствовалось поли­тическими идеалами всеобщей свободы и равенства. Несмотря на то, что эти идеалы не реализованы до сих пор, они тем не менее создали определенные ус­ловия для социально-политических преобразований во всем мире. Именно в этот период человек стал претендовать на то, чтобы стать творцом истории.

Таким образом, формирование гражданского об­щества., вызванного двумя великими революциями, породило потребность в социологии. В ней были за­интересованы предприниматели и управленцы. Ведь конкуренция в экономике и политике поставила ре­зультативность их деятельности в зависимость от того, насколько умело они используют знания соци­альных механизмов, реальных настроений и ожиданий людей. В этой науке нуждались и рядовые граж­дане. Социологические знания требовались им для того, чтобы эффективно воспользоваться обретенной свободой. Неслучайно, что социология возникла имен­но на родине великих революций (О. Конт — Фран­ция и Г. Спенсер — Англия).

Зародыш основных идей этой науки содержится в трудах А. Сен-Симона (1760—1825). Его волнова­ли нестабильность французского общества, причи­ны, порождающие социальные беспорядки. В резуль­тате исследований общественных отношений Сен-Симон пришел к мысли, что старые, дореволюци­онные институты, такие как церковь и король боль­ше не в состоянии управлять жизнью людей, а но­вые институты еще не получили должного разви­тия. Исходя из этого, он создает утопический план построения правового общества на основе рациональ­но устроенной «промышленной системы», в кото­рой каждый должен занять соответствующее его ре­альному вкладу положение.

Рождение социологии принято датировать 1839 г. — с акта ее официального провозглашения секретарем Сен-Симона О. Контом, придумавшим сам неологизм этой науки о социальном порядке (статика) и соци­альном прогрессе (динамика).

Ключевые слова

Знание мифологическое.

Знание философское.

Знание научное.

Этап синкретизма.

Этап дифференциации.

Этап вычленения науки.

 

 

2.2. Социологические парадигмы, доктрины, концепции и теории

Рассмотреть даже очень краткую историю социо­логии в небольшой главе невозможно. Поэтому мы покажем лишь ключевые моменты в процессе ста­новления и развития социологии (табл. 2.1). С мо­мента своего возникновения социология опиралась на ряд положений, каждое из которых имеет свои методологические принципы. Совокупность прин­ципов, находящихся в основе той или иной теории, обладающих понятийным аппаратом, признанных научным сообществом, называется парадигмой.

Социологические парадигмы по характеру мето­дологических подходов можно условно разделить на три группы. Первую образуют функциональные па­радигмы, рассматривающие организацию обществен­ной жизни как единое целое. Вторую — интерпре­тационные парадигмы, которые изучают поведение человека и истолковывают его. Третью формируют конфликтологические парадигмы, анализирующие общество как совокупность группировок с разными интересами, извлекающих для себя пользу за счет других.

В основе каждой парадигмы находится доктри­на — учение, руководящий принцип. Так, в основе функциональных парадигм лежит позитивизм — доктрина, сформулированная О. Контом. Интерпре­тационные парадигмы опираются на психологизм — доктрину, выдвинутую В. Дильтеем. Фундаментом конфликтологических парадигм является истори­ческий материализм — доктрина, обоснованная К. Марксом. Выдвижение основных доктрин знаме­нует собой становление социологии.

Таблица 2.1

Схема становления и развития социологии

  Парадигмы
Этапы становления и развития социологии Объясняющая социология   Понимающая социология Изменяющая социология
Открытие законов самовос­производства обществен­ных структур для управле­ния социальным миром во имя порядка и прогресса. Наблюдаемая действитель­ность поддается измере­нию, что является основой формирования научного знания. Объяснение раци­онального очищает эмпири­ческий материал от субъек­тивности и подводит его под закон.   Открытие законов духовной (мотивационно-смысловой) сферы для получения про­дуктивного знания по уп­равлению «жизненным миром», конструирования социальной действитель­ности. Субъективный мир предстает в качестве пере­живаний, которые могут быть интуитивно поняты и описаны.   Открытие законов истории общества для разработки рекомендаций по управле­нию социальными преобра­зованиями в целях осво­бождения людей от угне­тающих общественных от­ношений. Знание законов позволяет устранить гос­подство этих законов над людьми, т.е. аннулировать то, что анализируется.

Продолжение табл. 2.1

  Доктрины
Ранняя социология Позитивизм   Психологизм   Исторический материализм  
Доктрина, сформулирован­ная Контом, согласно кото­рой только истинное (дока­занное) знание является научным, т.е. способным объяснять сосуществова­ние, а также последователь­ность социальных явлений. Характерные черты: на­турализм, эволюционизм, органицизм, редукционизм, рационализм.   Доктрина, выдвинутая Дильтеем, в соответствии с которой жизненный мир един и поэтому присутст­вует в каждом человеке. Единственный способ осо­знания «духа эпохи» со­стоит в интерпретации представления о мире. Такое познание иррацио­нально, но достоверно. Характерные черты: антинатурализм, антиэволюционизм, психологизм, интуитивизм, ипсти-ктивизм.   Доктрина, обоснованная Марксом, согласно которой независимой переменной общества является способ производства материаль­ной жизни. Он обусловли­вает социальные, полити­ческие и духовные процес­сы жизни вообще. Истина устанавливается в дейст­вительной жизни людей и подтвердить ее может толь­ко практика. Характерные черты: антисубъективизм, детер­минизм, революционизм, экономизм

 

      Продолжение табл. 2.1
Концепции
  Концепция социального факта Дюркгейма Концепция социального действия Вебера Концепция циркуляции элит Парето
Классическая социология   Предметом социологии является общество, которое нужно объяснять социальными фактами, состоящими из образов действия, мышления и ощущения, внешними по отношению к индивиду и обеспечиваемые властью принуждения посредством чего они управляют им. Другие теории: солидар­ности, функционализма, аномии. Цель социологии состоит в достижении интерпрета-тивного понимания субъек­тивно значимой человече­ской деятельности. Дейст­вия индивидов составляют единственную социальную реальность. Другие теории: культу­рология капитализма, харизмы и власти, раци­ональной бюрократии. Социология — эмпириче­ски обоснованное знание об обществе, базирующееся на описании фактов и формулировании законов, выражающих функцио­нальные зависимости меж­ду фактами. Движущая сила развития общества — «круговорот» элит* облада­ющих способностью мани­пулировать массами при помощи хитрости («лисы») или насилия («львы). Другие теории: идеологии, социальной стратифика­ции.
         

Окончание табл. 2.1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Теории
Современная социология Функционализм Символический интеракционизм Конфликтология
Рассматривает общество как систему взаимодей­ствующих и саморегули­рующихся частей. Фоку­сирует внимание на со­трудничестве и стабиль­ности социальной жизни. Разработчики: Мали­новский, Радклифф—Бра­ун, Мертон, Парсонс, Луман. Анализирует взаимодействие лю­дей с помощью интерпретации символов. Разработчики: Мид, Кули, Беккер. Рассматривает общество как совокупность кон­фликтующих группи­ровок, исследует роль различных факторов в конфликтах. Разработчики: Миллс, Козер, Дарендорф.
Феноменология
Рассматривает общество как явле­ние, постоянно воссоздаваемое в духовном взаимодействии индивидов. Разработчики: Гуссерль, Шюц.
Этнометодология
Рассматривает общество в фор­мах повседневного поведения, изучает, как люди придают смысл социальной жизни. Разработчики: Гарфинкелъ, Сакс, Джеферсон, Циммерман.

 

 

В процессе развития социологии выделяются эта­пы классического оформления науки, модерн и по­стмодерн. На протяжении всей истории социологии изменялись представления ученых о том, что пред­ставляет собой эта наука: объект дознания, отражен­ный в ее предметной области, метод познания объек­тивной реальности, или субъект познания. В резуль­тате сложились стилистические особенности социо­логического мышления.

Классическая социология рассматривала свой объект, т.е. общество, как объективно существую­щую реальность, которую можно измерять, объяс­нять, интерпретировать полученные результаты, проверять их «истинность» практикой. В результа­те сложился стандарт конфигурации социологии как теоретико-прикладной науки. Э. Дюркгейм, М. Ве-бер, В. Парето и др. занимаются не только теорети­ческими изысканиями, но и полевой работой, со­здавая тем самым эмпирический уровень социоло­гического знания. Происходит днституционализа-ция социологии. Она обретает академический, сле­довательно, и профессиональный статус.

Современная социология имеет две фазы разви­тия: модерн и постмодерн. Социологи эпохи модер­низма пришли к выводу, что на результат научного исследования оказывают влияние не только приро­да объекта, методы его изучения, но и сам познаю­щий субъект, т.е. ученый. Разрушились классичес­кие представления о достоверности социального познания. Объективность всех структурных элемен­тов процесса познания (объект, субъект, их взаимо­действие) была поставлена под сомнение.

Перед социологами встала задача очищения про­цесса познания от налета субъективности. В этот период скрупулезно отрабатываются методология, методика и техника исследования, социологический инструментарий. Р. Мертон разрабатывает методо­логию построения теорий «среднего ранга». В ре­зультате происходит дифференциация и специали­зация социологического знания. На смену позити­визму приходит функционализм. Глубокой модер­низации подвергается психологизм. В рамках дан­ного направления возникают символический инте-ракционизм, феноменология и этнометодология. Из­меняющая социология порождает конфликтологию. Вместе с тем предпринимаются попытки ликвиди­ровать межпарадигмальные разрывы. Например, вы­дающийся русский социолог П. Сорокин создает ин­тегральную социологию.

Усложнение структуры социологического знания потребовало повышения качества познания. Пони­мая, что одни и те же события, происходящие в различных обстоятельствах, имеют разный смысл, социологи сместили фокус с непосредственного объекта к его уникальным контекстам. Расшифров­ка конкретных значений наблюдаемых социальных явлений требовала их адекватной, концептуальной трактовки.

Для постмодерна характерен стиль плюрализ­ма и культурного релятивизма. Мы не сможем по­нять поведение других народов, если будем интер­претировать его в системе собственных ценностей и убеждений. Культура каждого народа самобыт­на, она не может быть плохой или хорошей. По­нять ее возможно только в рамках ценностной шкалы, присущей данной культуре. Поэтому нет никакой необходимости в универсальной социоло­гической теории. В связи с этим стали появляться своеобразные теории, которые трудно отнести к какой-либо парадигме.

 

Ключевые слова

Парадигма.

Доктрина.

Концепция.

Теория.

Позитивизм.

Психологизм.

Исторический материализм.

Модерн.

Постмодерн.

Социология объясняющая.

Социология понимающая.

Социология изменяющая.

Социология классическая.

Социология современная.

2.3. Ранняя социология

Обычно к пионерам социологии относят О. Конта и Г. Спенсера. Добавим в этот список еще двух дей­ствующих лиц, оказавших влияние на судьбу и со-% держание этой науки, — В. Дильтея и К. Маркса.

Огюст Конт (Франция, 1798-1857) выдвинул док­трину позитивизма, направленную на освобождение науки, в том числе социологии, от умозрительной философии (метафизики). Только положительные знания, полученные с помощью позитивизма, эм­пиризма и физикализма, могут помочь людям пре­одолеть кризис, в котором так долго находятся ци­вилизованные народы.

Предметом позитивизма являются только факты. Эмпиризм означает, что единственным источником науки является опыт, а физикализм — что самыми современными понятиями являются те, которые вы­работала физика. Поэтому по аналогии с физикой Конт подразделяет социологию на социальную ста­тику и социальную динамику. Первая призвана изу­чать законы функционирования общества, вторая — законы его развития.

Социальная статика — это, по сути, анатомия общества, подчиняющегося законам «порядка». Об­щество Конт сравнивает с живым организмом, ко­торый имеет различные органы, выполняющие спе­цифические функции. Препарируя общество на от­дельные структурные элементы, он выделяет важ­нейшие из них — семью, государство и религию. Семья представляет собой прообраз высшей формы социальности, она является связующим звеном меж­ду индивидом и родом. В этом институте господ­ствуют отношения неравенства полов и поколений, что полагает Конт, можно считать естественной ос­новой всех других отношений в обществе. Посколь­ку социальное неравенство существует объективно, что ведет к подрыву органического единства обще­ства, постольку необходимым институтом является государство. Оно сохраняет социальный порядок. Органическое единство общества опирается на мо­ральное единство и здесь велика роль института религии.

Социальная динамика представляет собой тео­рию развития общества. Не отрицая определенное значение природных, демографических и др. фак­торов общественного развития, Конт отдавал при­оритет духовным, умственным. Он вывел закон трех стадий развития человеческого ума: теологической, метафизической и позитивной. Им соответствуют и стадии исторического прогресса.

Первая стадия — теологическая (мифология, ре­лигия) — охватывает древность вплоть до XIII в. Она характеризуется господством религиозного ми­ровоззрения и вождизма. Вторая — метафизичес­кая — охватывает XIV-XVIII вв., для которых ха­рактерно преобладание абстрактных философских принципов, выдвижение на первый план филосо­фов, литераторов, публицистов. Третья, позитивная стадия сосредоточивает человеческий разум на ана­лизе реальных фактов. Здесь наступает расцвет на­уки, промышленности. На смену аристократии при­ходит социократия.

Итак, общество, по мнению Конта, представляет собой реальный социальный организм, определяю­щий состояние его субъектов: семьи, государства, религии. Однако при этом остается не решенным вопрос: «почему» возникло общество, какова его сущность? Истинный позитивный дух, утверждает Конт, не находя ответа на этот вопрос, заменил его другим вопросом — «как» функционирует и развива­ется общество? Для ответа на данный вопрос требует­ся наблюдать и замерять все проявления общества. Этим и отличается научное знание от метафизичес­кого, не поддающегося любым формам проверки.

Оценивая вклад Конта в становление социологии, следует выделить его идею научного подхода к изу­чению общества, опирающегося на наблюдения. Не­сомненной заслугой Конта следует считать его по­пытку определить предмет и метод социологии, по­иск факторов, определяющих историческое разви­тие, введение понятий социальной интеграции, ста­бильности социальной системы. По существу они стали ведущими в мировой социологии.

Вильгельм Дильтей (Германия, 1833—1911) ро­доначальник психологизма, послужившего толчком : созданию понимающей социологии. Он подчеркивал необходимость познания «жизни» средствами переживания и интуитивного понимания. Жизнь Дильтей трактует как процесс, создаваемый душой получающий свое выражение в конкретных куль-урно-исторических формах. В таком опыте жизни субъект и объект неразделимы. Опыт жизни и есть действительность.

Задача «науки о духе» — понять жизнь из нее самой: не жизнь объяснять из человеческого мира, мир разъяснять исходя из жизни. Социальный мир создается и видится духом, он обладает мотивацинно-смысловой сферой. Проблема заключается в том, как проникнуть в эту сферу. В связи с этим Дильтей разрабатывает метод «понимания», т.е. правила, позволяющие распознать (раскодировать) смысловые значения. Понимание, интуитивное про­никновение одной жизни в другую он противопос­тавляет методу объяснения, используемому в «на­уках о природе», которые конструируют свой пред­мет посредством рассудка.

Особенностью метода понимания является рекон­струкция духовного мира творцов культуры (друго­го) посредством «сопереживания», «вживания», «вчувствования», т.е. обращения к субъективному миру человека, его культуре, которая выражается в языке, текстах и символах. В результате мы знаем то, что имеет значение, смысл. Именно в этом и заключается суть понимания, как иррационально­го способа познания социальной реальности, про­низанного человеческой субъективностью.

Субъективный смысл — это то, что может быть понято. Постигнутый смысл приводит к продуктив­ному знанию. Природа сама по себе смыслом не об­ладает, а значит, непостижима. Она дается челове­ку лишь во внешних чувствах. Поэтому полученное на данной основе знание не может быть достовер­ным. Только человек с его внутренним миром поня­тен другому человеку благодаря их однородной ду­ховной жизни. Отсюда вытекает задача создания «науки о человеке» (сферы его духа, культуры об­щества, истории), принципиально отличающейся от «науки о природе» (естествознания).

Значение концепции «жизни» Дильтея для со­циологии заключается в том, что она предложила новую иррациональную парадигму понимающего познания. Социология, опираясь на эту парадигму, предстает как наука, обращенная к субъективному миру человека. Доктрина Дильтея оказала большое влияние на развитие социальной мысли, в частно­сти, на экзистенциализм, герменевтику, историчес­кую социологию.

Карл Маркс (Германия, 1818—1883) — основа­тель исторического материализма. Ключевой воп­рос материалистического понимания истории — это вопрос о взаимодействии бытия и сознания. Маркс утверждал, что не сознание людей определяет их бытие а, наоборот, их общественное бытие опреде­ляет их сознание. При этом он отстаивал положе­ние о первичности бытия в смысле его решающей роли в процессе взаимодействия с сознанием.

По мнению Маркса, независимой переменной об­щества является способ производства материальной жизни. Он обусловливает социальные, политичес­кие и духовные процессы жизни вообще. История человечества есть, по сути, история развития про­изводства. В качестве единицы измерения социаль­ного развития выступает общественно-экономичес­кая формация.

Такой подход позволяет соединить два принци­па: 1) историзма (история — это непрерывный про­цесс развития человеческой деятельности); 2) мате­риализма (сама история является действительной частью истории природы). В результате, создается картина развития общества как естественно-исторического процесса, подчиняющегося объективным законам.

Маркс рассматривал общество как объективную саморазвивающуюся реальность. Источником этого саморазвития являются материальные противоречия между производительными силами и производствен­ными отношениями. В результате разрешения это­го противоречия происходит смена способа матери­ального производства.

Качественное изменение производительных сил приводит к новому разделению труда, иным фор­мам собственности. Класс, являющийся собствен­ником средств производства, подчиняет себе тех, кто такой собственностью не обладает. В силу противо­положных интересов этих классов между ними про­исходит борьба, что является движущей силой изменений в обществе. Маркс допускал разные фор­мы (мирные и насильственные) классовой борьбы. Но радикальное решение проблемы он усматривал в социальной революции.

Таким образом, Маркс заложил конфликтологи­ческую парадигму социологии, предложил соответ­ствующие механизмы и технологии «революцион­ного терроризма», «слома», «ликвидации», «уничтожения» существующей действительности. По сути, это первая форма критической радикальной социо­логии. Она была положена в основу организации общественной жизни социалистических стран. Од­нако результаты великого социального эксперимента оказались катастрофическими.

Вместе с тем исторический материализм оставил заметный след в процессе становления социологии. Он демонстрировал опору на факты общественной жизни, использования социологических методов сбора информации. Сам Маркс занимался не только «кабинетной», но и «полевой» работой. Он владел методом анкетного опроса, о чем свидетельствует разработанная им «анкета для рабочих».

 

Ключевые слова
Позитивизм.  
Социальная статика.  
Социальная динамика.  
Закон трех стадий.  
Психологизм.  
Метод понимания.  
Концепция «жизни».  
Исторический материализм.  
Способ материального производства.
Общественно-экономическая формация.
Классовая борьба.  
Социальная революция.  

2.4. Классическая социология

Классическая социология связана с творчеством трех выдающихся исследователей — Э. Дюркгейма, М. Вебера и В. Парето. Каждый из них создал свою неповторимую социальную картину мира и тем са­мым во многом предопределил дальнейшее разви­тие социологии.

Эмиль Дюркгейм (Франция, 1858—1917) считал, что предметом изучения социологии выступают «со­циальные факты». К ним он относил так называе­мые «коллективные представления», т.е. различные явления моральной жизни — традиции, обряды, обычаи. Эти явления существуют объективно, неза­висимо от индивида. Их можно изучать как «вещи», т.е. методами, аналогичными методам естественных наук.

Основой методологии Дюркгейма является «со­циологизм» , который базируется на первичности со­циальной реальности и вторичности, подчиненнос­ти ей индивидов. В конкретной исследовательской практике «социологизм» означает необходимость изучения социального через него самого, т.е. объяс­нение общественных явлений социальной средой их существования.

«Социологизм» тесно связан с методом, предло­женным Дюркгеймом. Каковы его правила? Во-первых, рассматривать социальные факты, как суще­ствующие объективно, независимо от человека. Во-вторых, сопоставлять объясняемые социальные фак­ты. Таким образом, социология должна иметь дело с социальными фактами, а не с представлениями о них.

Центральной в творчестве Дюркгейма является концепция «социальной солидарности». Она пред­ставлена в его основной работе «О разделении об­щественного труда». Ее назначение — определить природу социальных связей и механизмов, обеспе­чивающих социальную интеграцию. Выделяются два типа связей: механическая и органическая солидар­ность. Прототипом первого выступает архаическое общество, в котором действия людей однородны,подобны поведению молекулы в механическом аг­регате. Такое общество стремится целиком подчи­нить себе индивида. Солидарность обеспечивается высокой степенью интенсивности общественного сознания, пронизанного религиозными верования­ми, обычаями, традициями, жестко регулирующи­ми поведение индивида. Иная картина наблюдается в современном обществе с органической солидарно­стью. Социальная сплоченность здесь обеспечивает­ся общественным разделением труда и экономичес­кими взаимосвязями индивидов. Интегративная роль общественного сознания значительно слабее, так как религия не играет прежней роли. Индивид существует независимо от общества, что обеспечи­вает ему свободу и автономию. В то же время совре­менное общество менее стабильно, оно находится в состоянии аномии. Под этим явлением он понимал состояние, которое характеризуется ослаблением мо­ральной регуляции поведения? неэффективной дея­тельностью социальных институтов, конфликтами.

Серьезной болезнью общества Дюркгейм считал социальное неравенство. Для того чтобы избавить­ся от него, надо обеспечить условия для процвета­ния каждой личности. Источник этого — диффе­ренциация общества, в основе которой не соци­альные привилегии, а индивидуальные способности человека. Именно в этом проявляется равенство, справедливость и свобода — три кита, на которых должно основываться прогрессивное устройство.

Анализ социологического наследия Дюркгейма бу­дет неполным, если не коснуться трактовки им са­моубийства как социального явления. Исходя из постулата «социологизма», он видел основную при­чину самоубийства в характере социальной среды, точнее, интенсивности коллективных связей и ме­ханизмов социальной интеграции. Опираясь на боль­шой фактический материал, исследователь обосно­вывает мысль о том, что чем выше интеграция об­щества, тем ниже уровень самоубийств и, наоборот, этим объясняется неодинаковый уровень само­убийств в различных социальных группах: у като­ликов, например, он ниже, чем у протестантов, в городах выше, чем в сельской местности и т.п. Та­кой подход позволил Дюркгейму выделить 4 основ­ных типа самоубийств:

эгоистические: в результате отчуждения лич­ности от общества, разрыва социальных связей и чувства одиночества;

альтруистические: в результате избыточного поглощения личных интересов человека обще­ственными, когда он утрачивает самостоятель­ность индивидуального существования;

аномические: в результате общественных ка­таклизмов, разрушающих адаптационные спо­собности индивида;

фаталистические: предопределяются невыно­симой, избыточной регламентацией и чрезмер­ным контролем общества над личностью. Это исследование заложило основы социологичес­кого изучения преступности и других форм девиантного поведения, хотя в современных работах под­черкивается важная роль психологических мотивов, которые Дюркгейм игнорировал.

Подводя итог, отметим, что Дюркгейм дал соци­ологии разработанную систему, основными харак­теристиками которой являются: 1) понимание об­щества как саморегулирующегося структурно-фун­кционального организма; 2) трактовка общественного порядка как нормального его состояния; 3) рас­смотрение в качестве основного регулирующего ме­ханизма общества морали и признание ведущей роли в его функционировании социальных институтов воспитания.

Макс Вебер (Германия, 1864-1920) подчеркивал, что все общественные образования: группы, инсти­туты, формы взаимодействия людей, регулируются тем смыслом, которым их наделяют люди. Это — рациональность, т.е. соответствие социальных дей­ствий определенному образцу, который, в свою оче­редь, выражает суть общественного интереса, или идеального типа. Социология и есть наука об иде­альных типах, которые регулируют социальные дей­ствия людей.

Согласно Веберу, идеальный тип — это логичес­ки сконструированная модель, позволяющая выде­лить основные черты изучаемого явления. Напри­мер, идеальный вариант принятия управленческого решения должен включать в себя все основные про­цедуры, присущие реальному процессу. Идеальный тип разрабатывается дедуктивно из реального мира, а не из умозрительных построений. Это преувели­ченное отражение того основного, что свойственно реальному явлению.

Основу социологии Вебера составляет концепция социального действия. Она будет подробно рассмот­рена в гл. 6. Здесь же отметим, что человеческое действие обретает социальный характер, если в нем имеют место два момента: мотивация индивида и ориентация на другого или других. Понимание мо­тивации (субъективно подразумеваемого смысла) и отнесение его к поведению других людей — состав­ляет суть социологического исследования.

Вебер конструирует идеальный тип действия ин­дивида, в котором смысл действия и смысл действу­ющего совпадают. Такое действие он называет «целерациональным». По мере убывания степени ра­циональности Вебер выделяет еще три типа дей­ствия: ценностно-рациональное, традиционное и аффективное. Строго говоря, социальными являют­ся лишь два первых типа действия. Они характер­ны для современного индустриального общества, где рационально организовано хозяйство, рационализи­руется управление и т.д.

Для менеджеров представляет интерес подход Ве­бера к изучению власти. Он и в этой проблематике использует концепцию социального действия, ана­лизирует взаимные ожидания поведения субъектов политических отношений. В зависимости от ожида­ний определяются легитимные типы господства, критерием выделения которых выступают мотивы повиновения, содержащие ту или иную долю раци­ональности.

При первом типе господства мотивом повинове­ния является осознанный интерес индивида, что по­рождает целерациональное действие. В государствах с таким типом господства граждане подчиняются не личности, а закону. При втором типе господства мотивация повиновения определяется верой в свя­щенность существующих ценностей и властей. Это патриархальный тип господства, при котором аппа­рат управления зависит от господина. Поэтому лич­ная преданность, а не профессионализм чиновника служит основанием для замещения должности. При третьем типе господства (харизматическом) пови­новение вызывает пророческий дар, сила слова и духа выдающихся политиков

По мнению Вебера, образцовый тип власти свя­зан с утверждением рационально-бюрократическо­го управления (подробнее об этом в гл. 9). В соответ­ствии с такой моделью управленцы совершают толь­ко целерациональные действия. Рационализация по­литической жизни ведет к превращению политики в своеобразное «предприятие», которому требуются профессионально подготовленные чиновники.

Любопытны рекомендации Вебера по предотвра­щению коррупции. Он полагает, что в общих инте­ресах требуется сформировать слой чиновников, как «высококвалифицированных специалистов духовно­го труда, профессионально вышколенных многолет­ней подготовкой, с высокоразвитой сословной чес­тью, гарантирующей безупречность, без чего воз­никла бы роковая опасность чудовищной корруп­ции и низкого мещанства, а это ставило бы под уг­розу чисто техническую эффективность государ­ственного аппарата, значение которого для хозяй­ства, особенно с возрастанием социализации, посто­янно усиливается и будет усиливаться впредь».

Коррупцию можно минимизировать посредством функционального разделения государственной бю­рократии и партийных лидеров. Подлинной профес­сией настоящего чиновника, подчеркивает Вебер, не должна быть политика. Он должен «управлять» беспристрастно. Чиновник не должен делать имен­но того, что всегда должен делать политик — бо­роться.

Весомый вклад внес Вебер в историческую соци­ологию. На большом эмпирическом материале он выявляет роль протестантской «хозяйственной эти­ки» в становлении капитализма, а также связь эко­номической жизни общества, интересов различных социальных групп с религиозным сознанием. Его работы имели большое значение для становления социологии религии. Словом, социология Вебера оказала решающее воздействие на дальнейшее раз­витие социологической мысли.

Вильфредо Парето (Италия, 1848-1923) — при­рожденный бунтарь, — как его называли современ­ники, — он поддерживал всех, кто конфликтовал со своими правительствами. Парето в целом отри­цательно относился к идеологии марксизма, но при­знавал научное значение исторического материализ­ма, особенно концепцию классовой борьбы. Больше того, он интерпретировал эту концепцию шире, по­лагал, что классовая борьба не отомрет вместе с ис­чезновением конфликта «труда и капитала».

Парето предложил экспериментальную социоло­гию. Метод, при помощи которого он пытался от­крыть всеобщие принципы устройства, функциони­рования и изменения общества, получил название логико-экспериментального. Это означает, что ос­нованиями научного доказательства служат лишь наблюдение, опыт и построенные на них логичес­кие выводы.

Парето рассматривает общество как систему, со­стоящую из взаимозависимых частей. С его точки зрения, состояние социальной системы определяет­ся внешними (природно-климатическими условия­ми и другими сообществами людей) и внутренними факторами, среди которых основным является раса, ее способность к рассуждению и наблюдению. Раз­витие социальной системы носит маятниковый, циклический характер. В ней имеет место чередо­вание сменяющих друг друга тенденций, что под­держивает равновесное состояние системы.

Представление о циклическом характере социальных изменений Парето реализует в концепции круговорота элиты. Менеджерам полезно ее усвоить. Согласно этой концепции, люди неравны в физическом, интеллектуальном и нравственном отношениях. Те, кто обладает высокими качествами, составляют элиту, остальные — социальную массу.

Для правящей элиты характерны высокая степень самообладания, способность убеждать, применять силу, когда это необходимо. Само же управление осуществляется посредством силы или с помощью убеждения. Если правящая элита неспособна проявить какое-либо из этих качеств, она уступает место другой элите. Между элитой и массой происходит непрерывный обмен: худшая часть элиты перемещается вниз, а лучшая часть массы — вверх, заполняя освободившееся место. Процесс обновления пополнения высшего Парето называет «циркуляцией элит». Этот процесс возможен, если правящий слой открыт для замещения. В противном случае элита деградирует, а наиболее способная часть низов обретает способность применить насилие для захвата власти, Парето утверждает, что политические революции происходят вследствие накопления в правящем слое элементов низкого качества, обусловленного замедлением круговорота элиты. Революция выступает как альтернатива циркуляции. Она нужна для резкой насильственной смены состава правящего слоя. При этом вождями революции становятся представители того же высшего слоя, потому что они обладают для борьбы необходимыми качествами.

В историческом развитии общества элиты постоянно сменяют друг друга. При этом происходит не просто замена состава элит. Чередуются типы элит.

Тех, кто управляет посредством убеждения, подку­па, обмана, манипуляции, Парето называет «лиса­ми». Тех, кто отдает приоритет насилию, проявля­ет агрессивность, непримиримость, упорство, — «львами».

Оценивая творчество Парето, следует подчеркнуть его вклад в формирование представлений об обще­стве как системе, факторах и условиях ее равнове­сия. Важное значение имеет анализ мотивации че­ловеческих действий («логических» и не логичес­ких»), а также циркуляции элит.

 

Ключевые слова  
Социологизм.  
Социальный факт.  
Механическая солидарность.  
Органическая солидарность.  
Аномия.  
Девиантное поведение.  
Рациональность.  
Идеальный тип.  
Социальное действие.  
Легитимность господства.  
Рациональная бюрократия.  
Коррупция.  
Хозяйственная этика.  
Экспериментальная социология.  
Циркуляция элиты.  

2.5. Современная социология

На основе классических принципов, выработан­ных Дюркгеймом, Вебером и Парето, формируются различные школы и направления современной со­циологии. Обычно под школой понимают группу специалистов, работающих в рамках самостоятельной исследовательской традиции. В отличие от нее направление объединяет ученых, занимающихся разработкой идентичной проблематики. В резуль­тате деятельности разнообразных групп социологов возникают теории, т.е. совокупность идей и прин­ципов, отражающих объективные закономерности общественной жизни. Различные школы, направ­ления и теории можно условно «уложить» в три группы парадигм объясняющей, понимающей, из­меняющей социологии.

Начнем с чикагской школы эмпирической социо­логии — группы американских ученых, установив­ших новый стандарт социологического исследова­ния — опытный. Формирование стандарта, опира­ющегося на наблюдение, эксперимент, математичес­кие методы обработки информации, актуализиро­вало проблему: что может социология. Может ли, например, социолог принимать участие в управлен­ческих решениях? В отличие от классиков, новое поколение социологов дало положительный ответ.

Так, первый декан первого (1892) в мире факуль­тета социологии А. Смолл (1854-1926) ориентиро­вал исследователей на выработку рекомендаций для руководителей по совершенствованию деятельнос­ти тех или иных институтов посредством «соци­альных технологий». Он утверждал, что каждое такое исследование должно начинаться с составле­ния теоретически обоснованной программы и рабо­чего плана.

В результате распространения заказных эмпири­ческих исследований правящие и деловые круги США стали рассматривать социологию как «соци­альную инженерию», обеспечивающую управленчес­кий персонал компаний исходной информацией для

принятия оптимальных решений, а социологов включать в процесс разработки и внедрения управ­ленческих проектов.

Так, большую известность получили хоторнские эксперименты, проводимые Элтон Мейо (1880-1949). Они позволили сложить новые представле­ния о поведении человека в производственных про­цессах. По мысли Мейо, в индустриальном обще­стве идут разрушительные процессы дезинтеграции людей. Они во многом обусловлены бюрократичес­кой формой управления, основанной на админист­ративном принуждении.

Отсюда подчеркивалась роль социально-психоло­гических факторов в решении вопросов повышения производительности труда. В частности, это: 1) уро­вень доверия и доброжелательности людей, чувство товарищества и взаимопомощи; 2) демократический стиль административного руководства; 3) участие работников в общих делах, стабильность и престиж­ность их положения и др. В итоге организаторы эксперимента пришли к выводу, что решающим моментом эффективности производственной деятель­ности являются: взаимоотношения работников; кор­поративный дух; реальный уровень сплоченности трудовых коллективов. Для их достижения необхо­димы новые средства организации и управления производством, ориентированные больше на людей, чем на продукцию.

Формирование такого стандарта социологических исследований определило управленческий характер этой науки. В этих условиях от социолога требова­лась строгая объективность, идеологическая нейт­ральность, следование так называемому «научному» методу: постановка проблемы, выдвижение и обоснование гипотез, сбор эмпирических данных, их анализ, обобщение и т.д.

Однако по мере расширения масштаба приклад­ных исследований сужался диапазон сугубо науч­ной деятельности, в результате чего специалисты стали замечать «распредмечивание» социологии, мелкотемье, поверхностность практических реко­мендаций. Поэтому предпринимаются усилия по созданию приемлемой для эмпирических исследо­ваний теории. Одна из удачных попыток решения этой задачи принадлежит функциональной школе США.

Основатель этой школы Толкотт Парсонс (1902— 1979) полагал, что эмпирическая работа социолога обретает смысл благодаря определенной системе ко­ординат категорий. По аналогии с системой коор­динат в биологии (организм — среда) он вводит си­стему координат в социологию: «действующее ли­цо ситуация».

Для этого ему понадобился функциональный ана­лиз «осложняющих обстоятельств», возникающих в результате взаимодействия субъектов действия, на­пример, личности и общества. В своей схеме Пар­сонс представил общество и личность как две отно­сительно самостоятельные подсистемы общей сис­темы действия. Сюда же он включил еще две под­системы — поведенческий организм и культуру.

В схеме Парсонса понятие «роль» соединяет под­систему действующего лица как психической еди­ницы с определенной социальной структурой. От стандартизации поведения действующих лиц зави­сит устойчивость социальных структур. Отсюда осо­бое значение имеет процесс интериоризации (усвое­ние культурных образцов) и социализации (усвоение групповых стандартов). Эти процессы связаны с исполнением основных подсистем общества функ­ций адаптации, целедостижения, интеграции и латентности (об этом подробнее в гл. 4).

Парсонс утверждал, что предложенная им систе­ма координат в социологии претендует на всеохватность и универсальность. Однако далеко не все его последователи согласились с этим. Например, Ро­берт Мертон (1910) призывал социологов не к об­щим рассуждениям, а к изучению реальных послед­ствий функций социальных систем. В этих целях он предложил «теории среднего ранга», которые, как уже отмечалась в гл. 1, находятся между част­ными гипотезами и общей теорией.

Определив таким образом поле исследования, Мер­тон выдвинул ряд ключевых постулатов (принци­пов) функционализма: «постулат функционально­го единства» у согласно которому общество представ­ляет собой единую систему, все части которой рабо­тают согласованно; «постулат универсальности», согласно которому всякий элемент социальной структуры имеет положительную функцию в рам­ках целостной системы; «постулат необходимос­ти», согласно которому любой элемент социальной структуры является необходимой частью в рамках целого; «постулат динамического равновесия», со­гласно которому всякая социальная система имеет специальные механизмы, сохраняющие ее в равно­весии или после его нарушения возвращающие в прежнее состояние.

Функциональный анализ рассматривает только стандартизированные объекты, т.е. повторяющие­ся, типовые социальные явления (структуры, ин­ституты, роли и т.д.). Объективные следствия, которые проистекают из того или иного социального явления, составляют главное содержание функции. Поэтому функциями признают те наблюдаемые след­ствия, которые служат саморегуляции данной сис­темы, а дисфункциями — те, которые ослабляют саморегуляцию этой системы.

Еще одна попытка создания приемлемой для эмпирических исследований теории была предпри­нята школой символического интеракционизма. Ее основатель Джордж Мид (1863—1931) исходил из того, что общественную жизнь людей можно понять только путем рассмотрения принципов поведения индивидов. Он концентрирует внимание на «смыс­ле», который вкладывают действующие лица («ак­торы»), когда они вступают в «интеракцию» (взаи­модействие).

Эта теория детально рассмотрена в гл. 6. Поэто­му здесь лишь вкратце объясним ее содержание. За актами поведения людей всегда стоят обществен­ные символы. Например, отказ от участия в войне для одних означает личную трусость, а для других — пацифизм. Такого рода символы возникают только во взаимодействиях людей. Человек как бы приме­ряет их на себя, объясняет себе их значение, опре­деляет на этой основе свое поведение.

В рамках «понимающей» социологии работали школы феноменологии и этнометодологии. Феноме­нологическая традиция заложена Альфредом Щюцем (1899-1959). Он построил теорию интерсубъек­тивного мира повседневной жизни (ее называют со­циологией повседневности). По мнению Щюца, со­циальный мир существовал задолго до нас и интер­претировался предками. Благодаря воспитанию в семье и школе мы приобщаемся к этим интерпретациям, что помогает нам легко ориентироваться в привычных ситуациях. Сложнее строить свои отно­шения с незнакомыми людьми, потому что трудно определить значимость для них сложившейся ситу­ации, приемлемую модель поведения. Поэтому свой­ственные для повседневного взаимодействия идеа­лизации помогают нам преодолеть ограниченность индивидуального опыта. Идеализации формируют стандартизированную структуру восприятия соци­ального мира.

Гарольд Гарфинкель (1917), основатель школы этнометодологии, разработал ряд методов анализа повседневных форм речи для выявления скрытых структур поведения людей. Такие формы речи он называет индексивными выражениями. Именно они обеспечивают «фоновое взаимопонимание». Напри­мер, чиновники, обсуждая какой-то вопрос, подра­зумевают, публично не высказывая, некий смысло­вой «фон» (регламент работы). Для того, чтобы уз­нать «тайну» повседневного поведения, Гарфинкель предложил в подобных ситуациях резко нарушить привычный порядок взаимодействия собеседников.

Особняком стоят конфликтологические теории. Они не разрабатывались национальной американ­ской школой и составляют одно из направлений со­временной социологии. Видный специалист в этой области, немецкий ученый, работающий в Англии, Ральф Дарендорф (1929) пытается выявить пози­тивные функции конфликта в нормальных услови­ях социальной жизни. Он полагает, что конфликт связан с интересом. Для того чтобы понять природу конфликта, надо понять природу защищаемого ин­тереса: объективного (латентного) и субъективного (явного). Их противоречие обнаруживается уже в самом начале конфликта.

Содержание конфликта связано с характером вла­сти, ресурсами, которыми она распоряжается. Не­одинаковый доступ людей к ресурсам влечет за со­бой неравенство их социальных положений и про­тивоположность интересов. Таким образом, соглас­но Дарендорфу, в основе конфликтов человеческих интересов находится стремление людей к перерас­пределению власти. И поскольку одно перераспре­деление власти влечет за собой другое, конфликты имманентно присущи обществу. Они являются нор­мой общественной жизни, служат средством реали­зации интересов, смягчения проявлений различных человеческих страстей.

 

Ключевые слова  
Теория.  
Теория среднего ранга.  
Социальная инженерия.  
Социальная технология.  
Хоторнский эксперимент.  
Направление социологии.  
Школа чикагская.  
Школа функционализма.  
Школа символического интеракционизма.  
Школа феноменологии.  
Школа этнометодологии.  
Конфликтология.  

2.6. Развитие социологической мысли в России

Существует мнение, что начало русской социоло­гии было положено в Париже. Десять лет спустя после смерти Конта, в 1867 г., его ученик Эмиль Литтре

(1801—1881) и русский ученый Григорий Николае­вич Вырубов (1849—1913) основали журнал «Пози­тивная философия. Обозрение». Пожалуй, не было русского мыслителя, который, приезжая во Фран­цию в 70-е гг., не встречался бы там с Г.Н. Вырубо­вым и не испытывал на себе его влияния. К ним принадлежали П.Л. Лавров, Е.В. де Роберти и др.

Факт сам по себе любопытен. Однако примерно в то же время в Санкт-Петербурге вышли в свет две книги: А.И. Стронина «История и метод» (1869) и П.Ф. Лилиенфельда «Мысли о социальной науке бу­дущего» (1872). Оба ученых были позитивистами. С их точки зрения, прогресс социальной науки нахо­дится в прямой зависимости от освобождения ее от всякой метафизики. Социология обязана формули­ровать объективные законы, не зависящие от морально-психологической позиции исследователя.

В процессе становления русской социологии выделяются субъективная и объективная школы, пси­хологическое и марксистское направления. Были и другие течения (географическое, органическое), но они не имели существенного влияния на этот про­цесс.

Субъективная школа возникла в конце 60-х гг. и существовала до начала XX в. Ее ведущие теоре­тики — П.Л. Лавров (1828-1900) и Н.К. Михай­ловский (1842—1904). Обычно субъективизм в со­циологии представляется как сугубо русское явле­ние. Между тем, сам термин «субъективный метод» был взят Лавровым из поздних работ Конта. Он счи­тал, что между обществом и природой существует громадное различие. Объекты природы не обладают такими качествами, как воля или нравственность, и потому распространение методов естествознания на познание общества «омертвляет» его. Для того чтобы понять человеческое (общественную жизнь), следует использовать сугубо «человеческие» сред­ства познания (нравственная оценка, например).

Именно так и подходил Лавров к основным вопро­сам социологии. Центральной для него стала теория прогресса, определяющая развитие общества через единство солидарности и сознания личности. Ведущей силой социального развития является критичес­ки мыслящая личность. В связи с этим он обращается к русской демократической интеллигенции с призы­вом вспомнить о долге, который она обязана вернуть своему народу. Ведь неисчислимые жертвы людей позволили ей совершенствовать свою мысль.

Единственно возможной целью прогресса Лавров считает устойчивую солидарность*, и потому он оп­ределяет прогрессирующим то общество, «в кото­ром формы, обусловливающие солидарность, позво­ляют расти и развиваться общественному сознанию, а сознание, развиваясь, усиливает? солидарность об­щества».

Весомый вклад в формирование и развитие субъ­ективного метода внес Н.К. Михайловский, кото­рый полагал, что социолог в отличие от естествоис­пытателя не может строить свою науку беспристра­стно, так как ее объектом является чувствующий человек. Он. подчеркивал, что в познании индиви­дуально-личностные (субъективные) оценки; и вы­воды объективного анализа настолько переплетены, что результатом: его может быть лишь, тот специфи­ческий итог, который называется «правдой». Ми­хайловский различал два вида «правды»: ту, в со­ставе которой доминирует объективно-научный по­знавательный акт (правда-истина), ж ту, основу ко- торой составляет нравственно-мировоззренческая оценка (правда-справедливость). Соответственно он проводит различие между «социологией как наукой» и «социологией как учением» об обществе. Его па­радигма социологии была основана на компромиссе между объективным и субъективным подходами.

Большое внимание уделял Михайловский пробле­ме «героя» и «толпы». Для него «герой» — зачина­тель, способный увлечь своим примером на хоро­шее или дурное. «Толпа» как бы растворяет в себе индивидуальные особенности человека, лишает его воли, провоцирует на подражание. Личность, под­черкивал он, весома только в социальной среде. Всякое подавление личности наносит вред обществу, и наоборот. Сама личность — это человек, пытаю­щийся синтезировать собственную пользу с обще­ственной. Исходя из этого, Михайловский крити­ковал органицизм, дарвинизм и марксизм. Он счи­тал, что органицизм печется о благе общества — организма, дарвинизм — о благе вида, марксизм — о благе класса, а интересы личности отодвигаются на второй план. Тема борьбы за индивидуальность как часть общей борьбы за человеческое достоин­ство и справедливость составляла основное содер­жание субъективного метода, его гуманистическую сущность.

Основателями объективной школы были Е.В. де Роберти (1843-1915) и М.М. Ковалевский (1851-1916). Программа объективной социологии намече­на в трудах де Роберти, которая включала три цели: 1) построить биосоциальную гипотезу о природе надорганического, суть которой заключается в следую­щем: если общественное явление и следует за био­логическим фактом, то оно всегда предшествует факту психологическому, и только из глубины «со­борной или коллективной души» может выделить­ся «моральная личность»; 2) определить метод, при­годный для изучения социальных фактов, в качестве которого выступает индукция, но не традици­онная («причина — следствие»), а современна л («причина — следствие — причина»), позволяющая анализировать факты с телеологической точки зре­ния; 3) установить общий закон, объясняющий со­циальную эволюцию. Это закон четырех факторов культуры. Де Роберти рассматривает эти главные факторы культуры на примере жизнедеятельности отдельной личности, полагая, что каждый человек в своей жизни попеременно может становиться уче­ным, философом, художником, практиком. В лю­бом из этих качеств он начинает с того, что наблю­дает нужное ему явление, затем составляет о нем свое суждение и лишь после этого выбирает способ действия.

Систематизация объективной социологии была осуществлена Ковалевским. Решая эту задачу, он разрабатывает сравнительно-исторический метод и устанавливает правила его применения: 1) макси­мально широкая основа сравнения и сопоставления социальных фактов; 2) использование достижений всех наук, привлекаемых к решению проблемы, и сопоставление их результатов с целью обнаружения: повторяемости; 3) учет всестороннего, системного характера общественной жизни; 4) конкретно-исто­рический подход к развитию каждого народа в кон­тексте общих закономерностей.

Общественные явления Ковалевский пытался объяснить путем анализа их происхождения. Исхо­дя из этого, он рассматривал, в частности, происхождение семьи, собственности и государства. Для него процессы возникновения классов и государства не связаны между собой. Социальная дифференци­ация зависит от разделения труда, которое, в свою очередь, вызвано ростом плотности населения. Сле­довательно, причина образования классов — эконо­мический и биологический факторы, причина же возникновения государства коренится в психологи­ческом факторе.

Результатом последовательного применения объек­тивного метода Ковалевского стала теория прогрес­са. Содержание прогресса связано с расширением сфер солидарности, признаком чего является расширение сферы замиренности. Солидарность людей он считал нормой, а классовую борьбу отклонением от нее. Даже между трудом и капиталом, по его мнению, разоб­щенность не растет, а уменьшается.

Психологическое направление в русской социо­логии разрабатывали Л.И. Петражицкий (1867-1931) и Н.И. Кареев (1850-1931). В качестве цент­рального понятия социологии Петражицкий выдви­гает социальное поведение и его мотивы (эмоции). Он утверждал, что психологи абсолютизировали контовское деление психической жизни на чувство и волю. Чувство, являясь первым (физиологичес­ким) этажом, пассивно, а воля, будучи вторым (пси­хическим) этажом — активна. Здесь упущено пере­даточное звено — эмоции, которые являются дви­гателем поведения человека. Посредником между конкретным поведением и «народной психикой» выступают нормы-законы.

Другой представитель этого направления Кареев предложил заполнить пробел контовской классифи­кации наук психологией (между биологией и социологией). Центральным понятием его социологии яв­ляется личность, которая рассматривалась как субъект психических переживаний, мыслей и чувств, желаний и стремлений, составляющий ис­ходный пункт социальных процессов. Личность в теории Кареева — субъект истории, соединяющий в себе антропологическое, психологическое и социо­логическое начала. Общество, или «надорганичес-кая среда», представляет собой сложную систему психических взаимодействий личностей. Эта среда подразделяется на культурные группы и социальную организацию. Первая является предметом индиви­дуальной, а вторая — коллективной психологии. Основанием социальной среды выступает положе­ние личности в обществе: место в социальной орга­низации — политический строй; область частных отношений — юридический строй; роль в хозяй­ственной жизни — экономический строй. Для Ка­реева социальная организация — показатель преде­ла личной свободы.

Видными представителями марксистского на­правления в русской социологии были Г.В. Плеха­нов (1856-1918) и В.И. Ленин (1870-1924). Пле­ханов подверг резкой критике субъективистский подход русских народников к оценке общественно­го развития страны. Они считали, что Россия идет самобытным путем и выступали против искусствен­ного пересаживания капитализма на русскую по­чву. Плеханов выдвинул иные принципы обществен­ного развития России: 1) установлению социализма должна предшествовать политическая революция; 2) Россия должна пройти капиталистический путь развития прежде, чем будет в состоянии осуществить социалистический переворот; 3) движущей силой социалистических преобразований может быть толь­ко промышленный пролетариат, а не «народ», тем более, крестьянство.

Плеханову принадлежит ряд книг, в которых он попытался систематически изложить марксизм, его истоки и перспективы. В целом особенности теоре­тического наследия Плеханова можно свести к сле­дующим положениям: абсолютное убеждение в су­ществовании исторической необходимости; отсутствие существенного различия между исследованием при­роды и общества; убеждение, что исторический ма­териализм есть «применение» принципов диалекти­ческого материализма к обществу.

В деятельности Ленина тесно переплетались марк­систская теория и революционная практика, поэто­му его тексты носят в основном политический ха­рактер. Однако многие его работы по содержанию связаны с социологической проблематикой. В них уделено внимание материалам фабрично-заводской статистики:, итогам всеобщей переписи населения, В трудах Ленина нашли освещение такие пробле­мы, как социальная структура дореволюционного российского общества; рынок и общественное раз­деление труда; понятия «класс», «эпоха», роль масс в революционных процессах и др.

Ленин отличается целостностью социального ви­дения. Подвергая анализу сложнейшие процессы со­временной ему России, он рассматривал их с точки зрения функционирования всех система образующих связей (техника, население, быт, семья, социальное положение отдельных слоев населения). Требования к социологическому исследованию Ленин изложил в статье «Статистика и социология». Подчеркивая недопустимость какой бы то ни было умозрительности в науке об обществе, он предлагал установить такой фундамент точных и бесспорных фактов, с которыми можно было бы сопоставлять любое «об­щее» и «примерное» рассуждение.

В истории отечественной научной мысли особо выделяется интегральная социология П.А. Сороки­на (1889—1968). Он оказал большое влияние на раз­витие мировой социологии. Значение его взглядов еще не получило глубокой и всесторонней оценки в нашей науке, неоправданно считавшей его амери­канским ученым. Хронологически «русский» пери­од деятельности Сорокина ограничен 1922 г. — го­дом его высылки из страны. Однако становление социологических взглядов этого ученого происхо­дило именно на родине, в условиях войн, револю­ций, борьбы политический партий, научных школ и тюремных «университетов».

По мнению Сорокина, в основе социологического анализа находится взаимодействие людей, которое он определяет в качестве родовой модели и соци­альной группы, и общества в целом. Социальные группы делятся им на организованные и неоргани­зованные. Внутри групп существуют страты (слои), выделяемые по экономическому, политическому и профессиональному признакам.

Наряду со стратификацией Сорокин признает на­личие в обществе и социальной мобильности. Она может быть двух типов — горизонтальная и верти­кальная. Социальная мобильность означает переход из одной социальной позиции в другую, своеобраз­ный «лифт» для перемещения как внутри социаль­ной группы, так и между группами. Социальная стратификация и мобильность в обществе предоп­ределены тем, что люди не равны по своим физическим силам, умственным способностям, наклон­ностям, вкусам, привязанностям, потребностям, и, кроме того, — самим фактом их совместной деятель­ности. Совместная деятельность с необходимостью требует организации, а организация немыслима без руководителей и исполнителей, подчиненных.

Общество должно стремиться к такому состоянию, при котором человек получит возможность разви­вать свои способности, и помочь в этом могут наука и чутье масс, а не революции. В работе «Социоло­гия революции» (1925), опубликованной в США (материал для нее он собирал еще в России), Соро­кин называет революцию «великой трагедией». Ре­волюция сопровождается насилием и жестокостью, не приращением свободы, а ее сокращением. Она, по мнению Сорокина, деформирует социальную структуру всего общества, ухудшает экономическое и культурное положение рабочего класса. Единствен­ным способом улучшения и реконструкции соци­альной жизни могут быть только реформы, прово­димые правовыми и конституционными средства­ми. Каждой реформе должно предшествовать науч­ное исследование конкретных социальных условий и каждая реформа должна вначале «тестироваться» в малом социальном масштабе.

Подводя предварительный итог развитию социо­логической мысли в России, отметим, что основ­ным школам и направлениям так и не суждено было получить нормального развития. Не успев оформить­ся, все они к концу 20-х гг. прекратили свое сущест­вование. Утвердившаяся в стране административная система в приказном порядке упразднила социоло­гию, а затем попыталась обосновать свои действия теоретически. Так, в разделе о диалектическом и историческом материализме «Краткого курса исто­рии ВКП(б)» целая область социального знания, а именно — исторический материализм, был возвра­щен в сферу умозрительной философии, С тех пор на эмпирическое изучение социальной жизни был наложен запрет.

Возрождение социологии в середине XX в. связано с ослаблением административной системы, рост­ками демократизации общественной жизни в стра­не. Предприятия получили право образовывать соб­ственные фонды стимулирования, что породило по­требность в разработке планов социального развития трудовых коллективов. К этой работе стали при­влекать социологов.

Созданные в 70-е гг. Институт конкретных социальных исследований АН СССР и журнал «Социо­логические исследования» функционировали в рам­ках идеологических ограничений, блокирующих раз­витие отечественной социологической мысли. В кон­це 80-х гг. социология стала востребована не только обществом, но и государством. Был создан Ин­ститут социально-политических исследований РАН, ВЦИОМ и ряд других центров. Высшие учебные заведения открыли кафедры социологии и специа­лизированные факультеты по подготовке кадров.

В настоящее время российскими социологами осва­иваются разнообразные методологические подходы и принципы, наработанные зарубежной наукой, фор­мируются собственные школы? проводятся приклад­ные исследования. Особенностью современного этапа развития социологии в России является разносторон­няя разработка теории переходного общества, транс­формации его институтов и т.п. Безусловно, знания об этом войдут в копилку мировой социологии.

Ключевые слова

Объективная школа.

Субъективная школа.

Психологическое направление.

Марксистское направление.

Интегральная социология.

 

Резюме

· Социальное знание обрело научную форму не так давно. В процессе ее становления выделя­ются этапы синкретизма, дифференциации и вычленения науки.

· Одной из предпосылок возникновения социо­логии является формирование гражданского об­щества, связанного безличными узами интере­сов людей. В этих условиях человек стал пре­тендовать на то, чтобы стать творцом истории. Для этого ему потребовалась особая наука.

· С момента своего возникновения социология опиралась на ряд парадигм: функциональных, интерпретационных и конфликтологических. В основе каждой парадигмы находится докт­рина — позитивизм, психологизм, историчес­кий материализм. Они определили развитие соответствующих концепций и теорий.

· Обычно к пионерам социологии относят Конта и Спенсера — родоначальников позитивизма. Между тем на судьбу социологии не меньшее влияние оказали Дильтей (психологизм) и Маркс (исторический материализм). Они зало­жили основы социологической науки.

· Классическое оформление социологии обязано творчеству Дюркгейма, Вебера и Парето. Каждый из них создал свою неповторимую соци­альную картину мира и тем самым во многом предопределил дальнейшее развитие социоло­гии.

· На современном этапе развития социологии по­явился ряд школ и направлений, объединяю­щих группы ученых, занимающихся разработ­кой актуальной проблематики. К их числу от­носят чикагскую школу, функционализм, сим­волический интеракционизм, феноменологию, этнометодологию и конфликтологию.

· В процессе развития русской социологической мысли также возникли школы, направления и течения: субъективная и объективная шко­лы, психологическое и марксистское направ­ления. Особо выделяется интегральная социо­логия Сорокина.

 

Раздел второй. Личность и общество

 

 

Глава 3. Личность

Цели главы:

* Дать обзор представлений о человеке и личности.

* Показать особенности конкурентно-способного типа

личности. » Объяснить статусно-ролевую концепцию личности.

* Представить статусный портрет менеджера.

* Рассмотреть механизмы действия личности.

* Подчеркнуть специфику девиантного поведения.

* Осветить значение социализации в жизни человека и общества.

 

3.1. Человек и личность

Размышляя о предмете социологии, мы пришли к выводу, что человек является исходным и конеч­ным пунктом познания. Социологов интересует, что делают люди, каковы их жизненные планы, мне­ния и суждения, каковы мотивы их поступков, ре­зультаты деятельности и многое другое, что выра­жает личность современного человека.

Каков же он — человек? Что делает человека лич­ностью? Как понимают личность социологи? Дли­тельное время самые общие представления о чело­веке формировались в недрах философии. Она ис­следует «вечные» вопросы: смысл жизни, сущность человека, общие закономерности его развития, его цели, идеалы и пути их достижения.

С возникновением науки пришло понимание, что человек — продукт природы. Основные его каче­ства возникли в результате сложной и длительной

эволюции живых организмов. Природные качества человека обеспечивают удовлетворение его естествен­ных потребностей и приспособление к внешней сре­де. Этот комплекс природных качеств, постоянен, он обусловлен биологически и передается путем ге­нетического наследования.

Однако такое толкование «человеческой природы» вызывает множество вопросов. Например, есть ли люди высшей и низшей природы? Поддается ли человек воспитанию? Что важнее в определении человеческого поведения — наследственность или среда?

Поиски ответа на вопрос о сущности «человеческой природы» вывели исследователей к проблеме инстинктов, т.е. врожденных способов реагирова­ния особи на внутренние или внешние раздражите­ли, общие для всей популяции. Любое животное рождается на свет, уже будучи наделенным богатым набором инстинктов, которые заранее обеспечивают его приспособленность к внешним услови­ям жизни. Муравей строит муравейник, птица вьет гнездо, причем всегда одним способом.

Ученые провели потрясающий эксперимент: пять поколений южноафриканских птиц-ткачик были помещены в неволю и лишены таким образом материалов, обычно используемых для сооружения гнезд. Когда особи шестого поколения были выпущены из клетки, они выбрали для строительства гнезд в естественной среде те же веточки и кусочки шерсти животных, что и их прародители.

Животные генетически приобретают видовое «по­веденческое амплуа» и никакая нужда не научит, например, рысь вести себя так, как волк или лиса. Иначе обстоит дело с человеком. Все люди, живущие на Земле в течение, по крайней мере, последних 50 тысяч лет, относятся к одному и тому же биологическому виду — человек разумный. Но вот никому пока не удалось отыскать врожденное «по­веденческое амплуа» этого вида особей.

Нам, безусловно, свойственны рефлексы, т.е. ав­томатические реакции на стимулы. Нам также свой­ственны побуждения, внутренние биологические потребности, такие как голод и жажда. Для их удов­летворения и люди, и животные должны выполнить сложный набор действий. Однако люди руководству­ются в своих действиях внебиологически вырабо­танными и социально закрепленными механизма­ми деятельности. Для утоления голода следует вы­брать рецепт блюда, взять деньги, пойти в магази­ны, купить нужные продукты, приготовить пищу, и, наконец, сесть за стол и съесть ее, не исключая при этом демонстрацию хороших манер. Все это представляет своеобразную «технологию человечес­кой деятельности».

Таким образом, природа человека заключается в том, что он способен освоить эту технологию, т.е. культуру, органически войти в общество, социализоваться, стать общественным существом. Эта спо­собность развивается, если человек живет в обще­стве, и она угасает, если обитает вне его (среди зверей, например).

То общее, что находят ученые в человеческом по­ведении, надо, видимо, искать не во врожденных инстинктах, а в общности тех социальных групп, которые оказывают на индивида формирующее воз­действие (семья, друзья, школа, трудовой коллек­тив). В принципиальном сходстве человека с таки­ми группами можно найти основу аналогии поведе­ния различных людей. Эта мысль выражена в известной поговорке: «Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Именно в социальных группах вырабаты­вается человеческая природа. Причем человек не обладает этой природой от рождения. Он приобре­тает ее только благодаря совместной общественной жизни людей. Следовательно, человек представля­ет собой единство биогенных и социогенных качеств.

Несколько слов необходимо сказать и о психоген­ных качествах человека, которые как бы объединя­ют его биологическое и социальное начала. В этом плане показательна теория психоанализа австрий­ского ученого 3. Фрейда. Согласно этой теории в структуре личности выделяются три психических компонента — «Оно», «Я» и «Сверх-Я», которые находятся в сферах подсознания, сознания и сверх­сознания.

Подсознание (Оно) включает в себя естественные потребности. Это «кипящий котел инстинктов», об­разующий движущие силы человека, прежде всего либидозную и агрессивную. Подсознанием правит принцип удовольствия. В каждом из нас сидит не­кий бездельник, который говорит: буду делать толь­ко то, что мне хочется. Это и есть принцип удоволь­ствия, с которым приходится бороться.

Сознание (Я) контролирует слепые силы «Оно» и удовлетворяет их в соответствии с требованиями внешнего мира. Подсознанием управляет принцип реальности. Он вынуждает нас слушаться рассудка, ограничивать проявление естественных потребнос­тей, вести себя по правилам, сообразуясь с реаль­ной обстановкой.

Сверхсознание (Сверх-Я) следит за соблюдением этих правил. В структуре психики человека дан­ный компонент представляет общество, его моральные устои. Это внутренний цензор человека. Регу­лятором сверхсознания является нравственный принцип, с которым каждому из нас приходится считаться.

Итак, человек понятие общее, представляющее собой биопсихосоциальную категорию. Характери­зуя феномен человека, социология использует два основных термина — «индивид» и «личность». Тер­мин «индивид» обычно употребляется для обозначе­ния человека как единичного представителя какой-то социальной общности. Различия индивидов — это, во-первых, различия между самими общностями, к которым они принадлежат, и, во-вторых, раз­личия в том, насколько полно признаки одной и той же общности выражены в разных ее представите­лях. С помощью данного термина подчеркивается исходная зависимость каждого отдельного человека от социальных условий, в которых он формировался.

Индивид — продукт социальных отношений. Эпо­ха, в которую он родился, уровень культуры, кото­рого достиг его народ, способ жизнедеятельности, отличающий социальную общность, к которой он принадлежит, — все это сказывается на индивиду­альном поведении, определяет установки и мотивы его поступков. Однако характеристика человека как продукта общественных отношений, объекта соци­ального воздействия вовсе не означает, будто исход­ные условия индивидуального существования раз и навсегда предопределяют последующее поведение людей.

Ведь человек — не только объект, но и субъект социальных отношений. Если термин «индивид» от­ражает первое из этих определений, то термин «лич­ность» — второе. Здесь в основу ставится самоустроение, благодаря которому человек является ак­тивным субъектом общественной, жизни. Индивид становится личностью в процессе освоения социаль­ных функций. Стремление слиться с обществом и вместе с тем обособиться от него, т.е. проявить свою уникальность,, неповторимость, делают личность и: объектом и субъектом социальных отношений.

Понятие «личность» применяется: к каждому че­ловеку, поскольку он индивидуально выражает зна­чимые черты общества. Главное в личности не бо­рода или привлекательная прическа, а ее социальное качество: общественная цель ее деятельности; социальные функции; совокупность знаний, позво­ляющих выполнить эти: функции, и др.

 

 

Ключевые слова

Человек.

Природа человека.

Инстинкт.

Биогенные качества.

Социогенные качества.

Психогенные качества.

Индивид.

Личность.

3.2. Конкурентно-способный тин личности

Обобщенное отражение совокупности социальных качеств людей, входящих в какую-либо общность, фиксируется в понятии социальный тип личности. Индивиды, включенные в процесс социального взаимодействия, обладают множеством свойств. Пе­речислить их практически невозможно. Поэтому, когда речь идет о личностях как представителях предложение превышает спрос, они обречены на эко­номическую смерть.

Превосходство меновой стоимости над полезной имеет место и в сфере отношений между людьми. Все мы находимся на «личностном рынке», воспри­нимая себя и других как товар. Успех каждого из нас зависит от признания личностных качеств теми, кто их оплачивает. Принцип оценки здесь тот же, что и на товарном рынке: приоритет отдается мено­вой ценности. Чем бы человек ни занимался, он должен отвечать основному условию — пользовать­ся спросом.

Способность индивида вступать в состязание с другими людьми, формирует у него определенную установку по отношению к самому себе. Если бы для достижения жизненных целей было достаточ­но опираться на то, что ты знаешь, самооценка была бы пропорциональна собственным способностям, т.е. полезной ценности; но поскольку успех зави­сит от того, как ты умеешь продать свою личность, привлекательна ли твоя «упаковка», то ты воспри­нимаешь себя как товар. Потому и заботишься не о собственной жизни, а о том, чтобы стать ходо­вым товаром.

Поскольку превратности рынка выступают мери­лом ценности человека, чувства его собственного до­стоинства, самоуважения разрушаются. Самоощу­щение свободной личности можно выразить форму­лой: «Я — то, что я делаю». При рыночной ориен­тации человек сталкивается со своими силами, как с товаром, отчужденным от него. Б результате чув­ство идентичности становится таким же неустойчи­вым, как и самооценка, которую можно выразить формулой: «Я — то, чего изволите».

Такого рода разрушения затрагивают все струк­турные элементы личности. Мышление, например, в этих условиях пытается просто схватить ситуацию, чтобы успешно ею манипулировать. Это ведет к раз­витию сообразительности, но не разума. Для мани­пуляции необходимо знать лишь поверхностные свой­ства вещей, а не их сущность. Соответственно данно­му типу мышления строится и система образования. Цель обучения состоит в том, чтобы накопить ин­формацию, полезную для рынка. Знание того, что повышает меновую стоимость — вот побудительный мотив получения образования. Отсюда презритель­ное отношение к якобы непрактичному, т.е. неры­ночную, знанию, которое имеет дело лишь с истиной.

Фромм утверждает, что рыночная ориентация пре­одолевается плодотворной. Плодотворность — это реализация индивидом своих сил и возможностей. Она определяет иной тип личности — продуктив­ный, основной принцип которого «быть», а не «иметь». Но для формирования продуктивного типа личности надо изменить условия жизни общества, сделать его более «здоровым», отказаться от эконо­мики свободного рынка, обеспечить простор для индивидуальной инициативы в повседневной дея­тельности каждого человека. Такая возможность появляется при переходе от индустриального (эко­номического) общества к постиндустриальному (не­экономическому).

Ключевые слова

Идеальный тип личности.

Нормативный тип личности.

Реальный тип личности.

Конкурентно-способный тип личности.

Продуктивный тип личности.

3.3. Статусно-ролевая концепция личности

Социальные качества личности проявляются в вы­полнении различных общественных функций. Фун­кция — это роль, которую личность играет в рам­ках какой-либо социальной системы. Еще В. Шекс­пир говорил:

Весь мир театр.

В нем женщины, мужчины - все актеры.

У них есть выходы, уходы.

И каждый не одну играет роль.

Действительно, понять личность без выяснения ее социальных функций нельзя. Именно эта мысль великого драматурга лежит в основе статусно-роле­вой концепции. Современный человек участвует в деятельности множества групп и организаций, за­нимая там определенное положение. Один признан­ный лидер, другой — хороший исполнитель. Груп­па ожидает от человека, что он будет вести себя со­ответственно своему положению (это его обязанность в глазах группы). Но и человек ожидает, что груп­па поведет себя по отношению к нему надлежащим образом (это его право). Лидер ждет подчинения, ведомый — уважения к себе.

Социальная роль личности в единстве с ее поло­жением в обществе наиболее полно выражает поня­тие «социальный статус»= Оно объединяет в себе и функциональную, и оценочную стороны. Какой-то конкретный человек может быть менеджером, от­цом семейства и в то же время партнером, любов­ником и т.д. Другие его статусы отражают пол, воз­раст, национальность, вероисповедание и т.п. Все статусы, занимаемые одним человеком, называют­ся «статусным набором».

В этом наборе выделяется генеральный статус, по которому личность оценивают другие люди. Чаще всего в качестве такого статуса выступает занимае­мая должность, например, начальник отдела адми­нистрации. Генеральный статус определяет стиль и образ жизни человека, круг знакомых, манеру по­ведения и др.

Социальный статуе объединяет характеристики, которые относятся как: лично к человеку, так и к той группе, к которой он принадлежит. «Личным» статусом называют положение индивида в группе в зависимости от оценки- его персональных качеств (лидер-ведомый). «Групповым» — положение чело­века в обществе в зависимости от его принадлежно­сти к какой-либо группе (профессиональной, наци­ональной и др.).

Выделяются статусы приписываемые и достигае­мые. К «приписываемым» (прирожденным) стату­сам относят половой или национальный; признак, а к «достигаемым» (приобретенным) — то, что чело­век приобрел в результате собственной деятельности. Выучившись, люди приобретают статус менеджера, юриста; создав семью — статус мужа» жены и т.д.

Статус одновременно включает в: себя и «соци­альный престиж», т.е. оценку занимаемой, челове­ком позиции со стороны других людей. В настоя­щее время важнейшими критериями престижа вы­ступают доход* власть, образование и репутация. Как правило, высокий уровень образования позволяет получить хорошо оплачиваемую работу, занять ру­ководящий пост в организации, т.е., подтвердить ожидания окружающих людей.

В обществе существует незримая ценностная шка­ла, в которой статусы (т.е. престиж определенных социальных позиций) распределены по степени зна­чимости. Место той или иной позиции в этой иерар­хии называют «социальным рангом», который мо­жет быть высоким, средним или низким.

Модель поведения личности, обеспечивающая со­блюдение статусных прав и обязанностей, называ­ется «социальной ролью». Исполняя социальную роль, личность должна проявить определенные ка­чества. От лидера ждут решительности, последова­тельности, мудрости, т.е. таких качеств, которых недостает другим членам группы. Человек, как ак­тер, играет заданную роль и выйти из нее ему очень, трудно. Группа обычно удерживает его в определенной роли. Если индивид не оправдывает ее надежд он сталкивается с санкциями в виде порицаний. Тот кто оправдал ожидания, может рассчитывать на поощрение. .

Выполнение роли зависит от многих факторов: от образа роли, усвоенного индивидом; от определе­ния роли, принятого в социальной группе; от системы сложившихся санкций; наконец, от степени идентификации индивида с группой.

Образ роли, в соответствии с которой действует индивид, обычно формируется с помощью, предпи­саний. Определение социальной роли устанавлива­ется правилами игры. Например, в соответствии порядком, утвержденным администрацией, роль студента заключается в аккуратном посещении за­нятий, систематическом выполнении заданий и т.д. По отношению к учебной группе студент должен быть хорошим товарищем. Это пример различных определений одной и той же социальной роли. В усвоении индивидом образа роли и принятии соответствующего ее определения особое значение имеет структура группы, которая этот образ навя­зывает, а также идентификация личности с груп­пой. Группы с жесткой формальной организацией, тотальным контролем над своими членами предъяв­ляют к ним весьма высокие требования. Например, армия, имеющая строгую внутреннюю дисциплину и располагающая суровыми санкциями, навязыва­ет роли безусловным образом. Вместе с тем подоб­ного результата можно достигнуть и путем добро­вольной идентификации индивида с группой, если коллективные цели он считает своими личными. Такая группа становится для него «референтной» и роль, предложенная ею, выполняется с глубоким убеждением.

Наши роли определяются как предписаниями, так и ожиданиями окружающих людей. В современном обществе ожидается, что родители заботятся о де­тях, что трудящиеся выполняют работу, для кото­рой они наняты, что близкие друзья неравнодушны к нашим проблемам. Если кто-либо из них не вы­полняет своей роли, мы удивляемся, сердимся. Мож­но провести различие между формальными и не­формальными ролевыми ожиданиями. Первые пред­писаны законом. В соответствии с ним запрещены убийство и другие опасные деяния. Вторые — это «неписаные законы», например, хорошие манеры за столом, вежливость, которые также оказывают сильное воздействие на поступки людей.

В обществе исполняется огромное множество ро­лей. Как лучше всего их классифицировать? Одним из первых это сделал американский социолог Т. Парсонс. Он полагал, что любая роль может быть описана основными характеристиками:

1. Эмоциональность. Одни роли, выполняемые, например, врачом или гробовщиком, требуют эмоци­ональной сдержанности, другие — раскованности.

2. Способ получения. Одни роли предписывают­ся, другие — завоевываются.

3. Масштаб. Часть ролей сфокусирована и стро­го ограничена, другая — размыта. Роль врача и боль­ного, например, обычно лимитирована тем, что не­посредственно относится к здоровью пациента. Вза­имоотношения же ребенка и его родителей имеют более широкие рамки.

4. Формализация. В некоторых ролях от испол­нителя требуется четкое выполнение установленных правил. В других — допустимы исключения.

5. Мотивация. Различные роли предполагают и различные типы ее исполнения. От бизнесмена ждут, что он ориентирован на личные интересы, от гос­служащего — на общие.

По Парсонсу, любая роль характеризуется ком­бинацией этих пяти характеристик. В качестве при­мера возьмем роль государственного служащего. Как правило, они не питают особых чувств к тем, с кем имеют дело. Эта роль приобретенная. Она больше сфокусирована, чем диффузна. Обычно чиновники взаимодействуют с партнерами в соответствии с чет­ко установленными правилами. И, наконец, эта роль предполагает ориентацию на общие интересы.

Ключевые слова

Статус социальный.

Статусный набор.

Статус генеральный.

Статус личный.

Статус групповой.

Статус приписываемый.

Статус достигаемый.

Престиж социальный.

Ранг социальный.

Роль социальная.

3.4. Статусный портрет менеджера

Современный менеджер обладает межсферным статусом. Это — управляющий (профессиональный статус), государственный служащий (политический статус), состоятельный человек (экономический ста­тус).

Г. Минцберг определил ролевой набор менеджера, выделив в нем три группы моделей поведения: меж­личностные, включающие в себя 1) номинального главу, выполняющего обычные обязанности ру­ководителя; 2) лидера, мотивирующего подчиненных; 3) связного, обеспечивающего внешние контакты; ин­формационные, в состав которых входят: 4) прием-пик внешней и внутренней информации организа­ции; 5) распространитель информации; 6) оратор, оглашающий планы, политику, результаты работы организации; к ролям по принятию решений отно­сятся; 7) предприниматель, запускающий проект; 8) регулировщик отклонений, устраняющий наруше­ния; ^распределитель ресурсов; 10) посредник, пред­ставляющий организацию на переговорах.

Все эти роли взаимосвязаны. Межличностные роли вытекают из статуса руководителя организа­ции. Они ставят его в центр коммуникаций, давая возможность исполнять информационные роли. Благодаря этому менеджер может принимать реше­ния: распределять ресурсы, улаживать конфликты,вести переговоры и т.д. В каждой из указанных ро­лей менеджер должен реагировать на своих началь­ников, коллег и подчиненных.

Для успешного исполнения этих ролей менедже­ру необходимо иметь определенные способности. Прежде всего организовать коллектив, создать в нем благоприятную психологическую атмосферу для про­дуктивной работы. Важно уметь подобрать и рас­ставить кадры, объективно оценивать и мотивиро­вать каждого работника, создать условия для рас­крытия и развития их потенциальных возможнос­тей. В работе менеджера с людьми, непосредствен­но неподчиненными ему, особое значение имеют спо­собности устанавливать и поддерживать деловые контакты.

Менеджер должен проявлять способности в при­еме и использовании полученной информации. Она служит основанием для рационализации управле­ния, переориентации коллектива на новые виды де­ятельности, корректировки ранее выработанной стратегии, планов, политики и т.д. Значение этих качеств возрастает в условиях переломного этапа развития российского общества, когда радикально изменяются принципы организации информацион­ных связей между людьми.

Для исполнения ролей по принятию управлен­ческих решений менеджеру необходима профессио­нальная квалификация, способность к системному анализу проблем и методическому поиску их разре­шения, запуску проектов. Организация выполнения решений и проектов требует от менеджера высоко­го уровня социальной квалификации, способности устанавливать контакты с людьми, вести переговоры, обеспечивать социальный контроль, разрешать конфликты.

Содержание и характер исполнения ролей менед­жера зависит от того уровня иерархии, к которому относится его должность: высшего, среднего, низо­вого. Например, менеджеры низового звена имеют дело в основном со своими подчиненными. Для сред­него звена характерна сложная система взаимоот­ношений с менеджерами всех уровней управления. Менеджеры высшего звена взаимодействуют с ру­ководящим составом своей организации и руковод­ством высших организаций. Отсюда вытекают раз­ные способы общения: на низовом уровне — инст­руктаж и распорядительство, на среднем — коорди­нация, на высшем — творческие контакты.

Менеджерам, как и всем другим людям, свой­ственно изменяться. Молодой менеджер взрослеет, женится, достигает профессионализма. Меняется его статусный портрет. Процесс индивидуального при­обретения статусов в течение цикла трудовой жиз­ни описывается понятием «карьера». В основе ка­рьеры находится стремление человека достичь об­щественного положения, позволяющего ему наибо­лее полно удовлетворить свои потребности.

Выделяют следующие этапы служебной карьеры: 1) предварительный этап, включающий учебу в средней и высшей школах. Он продолжается при­мерно до 25 лет. За этот период человек может сме­нить несколько учебных заведений и разных видов работ, пока не найдет дела, удовлетворяющего его потребности: 2) этап становления длится до 30 лет. За это время менеджер осваивает свою профессию, закрепляет необходимые навыки. Обычно в таком возрасте создается семья и формируется потребность в получении дохода, превышающего по крайней мере прожиточный минимум; 3) этап продвижения про­должается до 45 лет. Он связан с повышением ква­лификации и продвижением по службе. Растет по­требность в самоутверждении, достижении более высокого статуса и независимости, начинается са­мовыражение личности. Обычно к середине жизни завершается накопление статусов. Менеджер срав­нивает ожидаемую и реальную траекторию карье­ры; 4) этап сохранения длится до 60 лет. Чаще все­го менеджер стремится закрепить достигнутые ста­тусы творческой работой, самовыражением. Вместе с тем, на данном этапе возможно дальнейшее на­копление статусов для удовлетворения многооб­разных потребностей; 5) этап завершения продолжа­ется до 65 лет и характеризуется кризисом карьеры. Здесь возможны три варианта траектории трудово­го цикла: сохранение, повышение и снижение об­щественной активности; 6) пенсионный этап. В за­висимости от состояния общественной активности теперь уже бывший менеджер может заняться кон­сультированием своих коллег, использовать возмож­ности для самовыражения в других видах деятель­ности или ограничить круг общения составом своей семьи.

Как видно, служебная карьера менеджера напо­минает биографию человека. Однако она отражает не столько перечень событий, сколько закономер­ные линии динамики статусного набора. Эти зако­номерности могут нарушаться в силу различных социальных факторов, например, при статусной несовместимости, когда человек занимает разные ранги в различных иерархиях. Так, женщина-ме­неджер представляет собой комбинацию низкого приписываемого статуса и высокого достигаемого статуса.

Обычно мужчины полагают так: чтобы вернуть статусную совместимость, надо, чтобы женщина имела низкую квалификацию менеджера. Но жен­щины, утверждает профессор А.А. Деркач, выбира­ют другие сценарии поведения в менеджменте:

1) «карьера на равных» — конкурируя наравне с мужчиной, женщина зачастую жертвует созданием семьи, надеясь на то, что решит эту проблему в бу­дущем. Чаще всего эти надежды не оправдываются;

2) «параллельная карьера» — пытаясь преуспеть в жизни, женщина стремится совместить служеб­ную карьеру с созданием и сохранением семьи. Этот вариант не всегда складывается удачно;

3) «отсроченная карьера» — пожертвовав не­сколькими годами (6—7 лет), которые женщина пол­ностью посвящает семье, она включается в «слу­жебную гонку» позже других, но имеет при этом достаточно мощный «тыл»;

4) «карьера за спиной мужа» — вариант отсро­ченной карьеры, при котором женщина имеет на­дежную защиту в лице мужа, обеспечивающего мо­ральную и материальную поддержку.

Как видно, женская карьера — это проблема не только женщин, но и мужчин. Для женщины про­блема заключается в том, чтобы ее принимали в со­ответствии со статусом менеджера, а для мужчин — как реализовать низкий статус женщины и не оби­деть ее.

 

Ключевые слова

Ролевой набор.

Роли межличностные.

Роли информационные.

Роли по принятию решений.

Карьера.

Карьера на равных.

Карьера параллельная.

Карьера отсроченная.

Карьера за спиной мужа.

3.5. Механизмы действия личности

Биологические особенности человеческого организ­ма формируют у индивида способность адаптации к окружающей среде, приспособления ее к собствен­ным нуждам. При этом он проявляет активность. Од­нако, в отличие от животного, активность человека порождена социальным способом существования. Она проявляется во внутренней (психической) и внеш­ней (физической) формах деятельности.

Внутренняя форма деятельности скрыта от окру­жающих людей, она формирует готовность личности к какому-либо действию. Действия человека все­гда осмыслены. Важную роль в этом играют мотивационный и диспозиционный механизмы.

Мотивационный механизм складывается из вза­имодействия потребностей, интересов, ценностных ориентации, которые преобразуются в цель деятель­ности.

Потребность — состояние живого организма, вы­ражающее его зависимость от того, что составляет условия его существования. Потребности — движу­щая сила человеческой активности, причина его действий.

Различают два вида потребностей: естественные и социальные. Под естественными потребностями понимают повседневные нужды человека в пище, жилище, одежде и т.д. Под социальными — потреб­ности человека в труде, культуре, т.е. во всем том, что является продуктом общественной жизни. Ес­тественные потребности составляют основу, на которой возникают, развиваются и удовлетворяются социальные.

Социальные потребности становятся актуальны­ми (насущными) лишь после того, как удовлетво­рены естественные. Если низшие (естественные) по­требности присущи всем людям в равной мере, то высшие (социальные) — в неодинаковой. Так, об­разованные и необразованные люди испытывают одинаковое чувство голода, но последние вряд ли нуждаются в творчестве. Поэтому высшие потреб­ности сильнее дифференцируют людей, нежели низшие.

Осознанные потребности преобразуются в «инте­ресы» личности. Они выражают отношение челове­ка к условиям жизни, определяют направленность его действий. Именно интерес выступает в качестве решающего мотива, мобилизующего личность бо­роться за сохранение, либо изменение своих жиз­ненных условий.

Важный элемент мотивационного механизма — ценностные ориентации. Они в значительной степе­ни предопределяют направленность социального действия личности. Ценности — это то, в чем чело­век нуждается и чего у него нет. Ценности и потреб­ности — две стороны единого целого. Если потреб­ность — побудительная сила, коренящаяся внутри человека, то ценность обозначает те внешние объек­ты, которые удовлетворяют эту потребность. В цен­ностных ориентациях конкретно проявляются ин­тересы личности

Интересы и потребности личности, преломляясь через ценностные ориентации, формируют внутрен­ние побудители, которые называют «мотивами» де­ятельности. Они выполняют функцию смыслообразования, т.е. придают смысл отдельным действиям, целям, условиям их достижения. Так складывается механизм мотивации, назначение которого — дос­тижение определенной цели.

Цель — осознанный образ предвосхищаемого дей­ствия. Термин «цель» применим только к челове­ку. Если животные руководствуются лишь потреб­ностями, то человек еще и мотивами. Строго гово­ря, мотив — осмысленное действие, а потребность — всего лишь ощущаемое состояние организма, не имеющее субъективного смысла.

Диспозиционный механизм также связан с внут­ренней формой человеческой деятельности. Диспо­зиции (от лат. diaposito — расположение) — это комплекс предрасположенностей человека к воспри­ятию условий деятельности и к определенному по­ведению в этих условиях. Данный механизм скла­дывается из взаимодействия мотивов и стимулов, в результате чего формируются диспозиции личнос­ти, фиксируемые в ее установках.

Если мотивы — это внутренние побудители к дей­ствию, то стимулы — внешние, т.е. объективные факторы, вызывающие ориентации человека или ус­тановки. Установка предшествует действию челове­ка и выражает его предрасположенность, готовность поступать определенным образом относительно дан­ного объекта.

Социальные установки рассматривают как иерар­хическую систему диспозиций, которая выступает регулятором поведения личности. Выделяются четыре уровня диспозиций: 1) готовность к простей­шему действию (элементарные установки); 2) готов­ность к действию на основе оценок определенных ситуаций (ситуационные установки); 3) готовность к действию в рамках общей направленности жизне­деятельности личности (установки — ценностные ориентации); 4) готовность к действию, исходя из концепции жизни личности (установки — интересы).

Начиная со второго уровня, установки приобре­тают сложную структуру, включающую следующие компоненты — эмоциональный (оценочный), ког­нитивный (рассудочный) и собственно поведенческий (готовность действовать). Указанным диспозициям соответствуют четыре уровня социального поведе­ния личности. Первый — простая реакция на воз­действия внешней среды. Второй уровень образует целенаправленные акты, подчиненные представле­нию о том, какой должен быть достигнут резуль­тат. К третьему уровню относится определенная последовательность поступков людей, преследующих отдаленные цели. На четвертом уровне происхо­дит реализация жизненных целей.

Таким образом, мотивационный и диспозиционный механизмы личности позволяют понять субъек­тивную детерминацию ее поведения. Функциони­рование описанных механизмов — это внутренний, непосредственно ненаблюдаемый аспект деятельно­сти личности.

Внешне (физически) наблюдаемые поступки лю­дей составляют поведенческий аспект деятельнос­ти. В чем заключается разница между деятельнос­тью и поведением? Деятельность включает осознан­ные цели и действия. Она совершается ради какой-либо награды, выполняющей функцию внешнего стимула, например, заработка или повышения в должности. Поведение чаще всего не преследует никакой цели. Но поведение есть намерения и ожи­дания, есть потребность и мотивы. В отличие от стимулов, как уже говорилось, мотивы относятся не к внешним, а к внутренним побудителям.

Человеческая деятельность эффективна в том слу­чае, когда ее структурные элементы интегрирова­ны, находятся в тесном взаимодействии, образуют целостную систему. Однако эта целостность вовсе не означает, что между отдельными элементами деятельности невозможно рассогласование. Бывает, что человек думает одно, говорит другое, а делает третье.

Почему так происходит? Специалисты полагают, что внешняя, поведенческая сторона деятельности имеет свою логику, а внутренняя, сознательная — свою. И вполне возможно, что с точки зрения пове­дения деятельность человека выглядит противоре­чиво, а с точки зрения сознания — последовательно.

Профессор А.И. Кравченко поясняет это на сле­дующем примере. Человек осознает, что на пред­приятии скверные условия труда (факт сознания), но он не уходит с этого предприятия (реальный факт). Видимо, человек рассуждает следующим об­разом: если я покину предприятие, то вряд ли где-то найду работу; протестовать нельзя — со мной легко расправятся; я понимаю, что в таких услови­ях быстро испорчу здоровье, но личная жизнь не сложилась, так стоит ли долго тянуть. Его ценност­ные представления и мотивы не соответствуют со­держанию потребностей.

Такого рода расхождения берут начало как в лич­ности, так и в обществе. Во-первых, личность не всегда адекватно осознает свои желания. Осознан­ные желания неадекватно вербализует (оформляет мысли в слова). Вербализованные мысли — неадек­ватно воплощает в действиях. Это рассогласование со стороны личности. Во-вторых, общество навязы­вает личности определенные стандарты поведения, при помощи которых оцениваются поступки людей. Однако личность далеко не все ценности усваивает одинаково глубоко. Одни ценности используются на­показ, другие — только как мотивы, оправдываю­щие поведение, а третьи так укореняются, что ста­новятся жизненными принципами. Поэтому лич­ность позволяет себе нарушать некоторые нормы, а другим — нет. Это уже рассогласование со стороны общества. Такие рассогласования могут привести к дезинтеграции личности.

Ключевые слова

Мотивационный механизм.

Потребности.

Интересы.

Ценности.

Ценностные ориентации.

Мотивы,

Цель действия.

Диспозиционный механизм.

Диспозиции.

Стимулы.

Установки.

3.6. Девиантное поведение

Девиантное поведение — это отклонение от обще­принятых норм. Под «нормой» в социологии пони­мают меру дозволенного или обязательного. Мера обязательного фиксируется в законодательных актах, а дозволенного -закрепляется традициями, обычаями, этикетом. Нормы облегчают жизнь человека в обще­стве, они помогают взаимодействию людей, способ­ствуют слаженному выполнению функций соци­альных институтов.

Одна из первых попыток объяснить девиантное (отклоняющееся) поведение принадлежит Э. Дюрк-гейму в его концепции аномии. Под аномией он по­нимал состояние общества, в котором образуется нор­мативный вакуум, когда старые нормы обесцени­лись, а новые еще не утвердились. Б результате воз­растают девиации, в частности преступления и самоубийства.

Р. Мертон, который также изучал аномию, но уже в стабильном обществе, разработал свою систему классификации девиантного поведения. Он выделил пять моделей социальной адаптации личности к об-щелринятым нормам в зависимости от того, при­знают ли люди господствующие ценности и следу­ют ли они правилам их достижения: конформизм, инновация, ритуализм, ретризм, мятеж.

Лишь конформизм не является девиантной моде­лью поведения (личность разделяет ценности обще­ства и достигает их легальными средствами). В дру­гих случаях личность либо обходит писаные и не­писаные нормы (инновация), либо не признает цен­ности своего общества, но соблюдает его предписа­ния (ритуализм), либо проявляет равнодушие к це­лям и нормам, отстраняясь от борьбы за «место под солнцем» (ретризм), либо ищет замену ценностям и средствам их достижения (мятеж).

Любая модель социальной адаптации личности к общепринятым нормам имеет позитивную и негативную формы проявления. Возьмем, к примеру, мятеж. На одном его полюсе находится политичес­кая активность, способствующая становлению норм демократического общества, а на другом — насиль­ственная преступность, порождающая криминаль­ные нормы поведения.

Следует различать девиантное и делинквентное поведение. Первое связано с нарушением неформаль­ных норм, а второе — формальных. Девиантное поведение относительно. То, что вчера считалось нормой, сегодня — отклонением, и наоборот. Де­линквентное поведение абсолютно по отношению к правовым законам. Тех, кто нарушает законы, от­носят к преступникам. Воровство, грабеж или убий­ство преследуются в уголовном порядке. Девиант­ное поведение — понятие более широкое, чем делин­квентное. Первое понятие включает в себя второе.

К негативным формам девиантного поведения от­носят не только преступления, но и «поступки без жертв», т.е. действия, жертвами которых являются сами субъекты действия: пьяницы, наркоманы, про­ститутки. Причины таких поступков коренятся не только в сфере воспитания, но и в других областях общественной жизни.

Например, исторические корни пьянства усмат­ривают в тяжелых и напряженных условиях труда. Самый простой способ расслабления — алкоголь. Ком­пенсаторную функцию выполняют также наркоти­ки. Однако последствия их употребления еще более разрушительны. Наибольшее распространение нар­комания находит в молодежной среде. Бедность, труд­ности в получении образования и работы, создании семьи толкают юношей и девушек к «самозабвению». Примерно такие же причины проституции. Чаще все го этим «промыслом» заняты молодые женщины из бедных семей, приехавшие в индустриальный центр с надеждой «устроиться в жизни».

К негативным девиациям также относят откло­нения, не противоречащие общепринятым нормам. Это — азартные игры, аутизм (затворничество), нар-циссизм (самолюбование), фанатизм и самоубийство. Азартные игры являются формой ухода человека от реальной действительности. Современный способ азартного времяпрепровождения, не развивающего личность, — компьютер. Аутизм связан с затрудне­нием социальных контактов, в результате чего лич­ность замыкается в одиночестве. Нарциссизм — де­монстративная форма привлечения внимания соци­ального окружения к собственной персоне. Нередко «нарциссы» доводят свое поведение до эпатажа (шо­кирующего впечатления). Фанатизм является сле­пой приверженностью какой-либо идее или идолу.

Чуть подробнее расскажем о самоубийстве. Ана­лиз социальных причин этого явления принадле­жит Э. Дюркгейму, который на основе статистики пытался провести замеры счастья в обществе. Он полагал, что чем больше людей добровольно уходят из жизни, тем больше в обществе страданий и мень­ше счастья. Французский социолог вывел законо­мерность: по мере индустриального развития обще­ства страданий становится больше.

Как уже отмечалось, наряду с негативными су­ществуют и позитивные формы социальных откло­нений. Творчество, принципиальность — качества личности, вызывающие одобрение окружающих. Одаренные природой люди посвящают свою жизнь искусству, науке, изобретательству. Плодами их творчества пользуются многие почитатели. Однако образ жизни гениев непонятен простым смертным. Одни из них отказываются от семьи, бытового ком­форта, другие, наоборот, капризны, придирчивы, ра­сточительны.

Большинство людей ведут себя довольно гибко, приспосабливаясь к любой ситуации. Вместе с тем, есть и такие, которые ни при каких обстоятельствах не изменяют свои убеждения, отстаивают собствен­ные принципы, рискуя при этом быть не только не­понятыми, но и лишенными элементарных благ. Принципиальная личность чаще всего неудобна для окружающих. Их высмеивают, стремятся от них из­бавиться. Однако именно такие люди удерживают социальные структуры и организации от распада.

Следует подчеркнуть, что борьба с девиациями нередко перерождается в действия против разнооб­разных чувств, мыслей, поступков. Причина за­ключается в том, что резкие отклонения от средней нормы как в положительную, так и в отрицатель­ную стороны угрожают стабильности общества, а это ценится превыше всего. Подсчитано, что группы людей с максимально одобряемым и максимально неодобряемым поведением составляют примерно по 10—15% общей численности населения, 70% — люди, не имеющие 'существенных девиаций. Поэто­му девиантность нельзя путать с разнообразием.

Социологи установили следующие закономерно­сти реакции общества на девиации:

1. Если девиации наносят личный ущерб, то они наказываются обществом в меньшей степени, чем нарушения норм, приносящие коллективный вред.

2. Если девиация угрожает жизни человека, то она наказывается сильнее, нежели ущерб обществен­ному порядку.

3. Минимальные неодобряемые девиации перено­сятся обществом спокойнее, так как считаются слу­чайным событием, которое может произойти со вся­ким человеком.

4. Границы терпимости общества к девиациям неодинаковы в разных культурах или в разных си­туациях, принадлежащих одной и той же культуре.

Ключевые слова

Норма.

Аномия.

Конформизм.

Инновация.

Ритуализм.

Ретризм.

Мятеж.

Девиантное поведение.

Делинквентное поведение.

Негативная девиация.

Позитивная девиация.

3.7. Социализация

Процесс подключения личности к нормам соци­альной жизни посредством усвоения ею ценностей, установок и образцов поведения называется социа­лизацией. Социализация играет большую роль в жизни личности и общества. Для личности она оз­начает возможность полнее реализовать свои задат­ки и способности, обеспечив тем самым собственное благополучие. Для общества — самовозобновляемость. Именно социализация позволяет новой гене­рации людей занять место старшего поколения, пе­ренять их опыт, умение, ценности, т. е. сохраняет общественную жизнь как таковую.

Для социализации характерны два взаимосвязан­ных процесса — адаптация и интериоризация. Пер­вый означает приспособление человека к внешним социальным условиям, к ролевым функциям, пра­вилам взаимодействия с людьми. Второй процесс связан с включением во внутренний мир человека социальных норм и ценностей.

Социализация обусловлена биологическими и культурными ограничениями. Биологические харак­теристики — первый фильтр отбора возможных ва­риантов поведения. Человек, например, не имея крыльев, летать не способен и учить его этому бес­полезно. Другим фильтром служит культура, кото­рая из всего спектра биологически возможного по­ведения отбирает лишь определенные образцы. Так, случайные половые связи людей в принципе воз­можны, однако у общества есть что сказать своим гражданам по поводу допустимого сексуального по­ведения.

Такого типа образцы поведения составляют куль­турный идеал личности, т. е. комплекс предписа­ний, каким должен быть человек. Он внушается индивиду в процессе воспитания, в ходе контроля за его поведением со стороны окружающих людей.

В социологии принято выделять первичную со­циализацию, которая осуществляется под воздей­ствием близких родственников и охватывает пери­од детства, и вторичную — исполняемую специ­ально подготовленными людьми и занимающую вре­менной промежуток вплоть до старости.

Социализация превращает человека из существа биологического в общественное. На младенческом этапе жизни ребенок крепко привязан к матери, он проявляет послушание в обмен на какие-либо блага. В детстве важную роль играют сверстники, фор­мирующие у подростка установки на заданные из­вне требования. В юности у человека вырабатыва­ется внутренняя система ценностей, которой он ру­ководствуется в последующей жизни. В зрелом и пожилом возрасте социализация помогает человеку приобрести специфические навыки.

Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами, т. е. приобре­тением нового статуса, изменением привычного об­раза жизни.

Вступая каждый раз в новый цикл, человеку при­ходится многому переучиваться. Здесь выделяют­ся две фазы: десоциализация, когда человек отвы­кает от старых ролей, норм, ценностей, и ресоциализация, когда он осваивает новые правила пове­дения.

В процессе социализации личности формируется «социальное Я». Человек всю жизнь ищет себе со­циальное пристанище. В ходе взаимодействия с дру­гими людьми каждый из нас чувствует, что сово­купность ролей, выполняемых в семье, среди дру­зей концентрируется вокруг того, что становится нашей внутренней сущностью. Это собственное пред­ставление о самом себе называется «субъективным Я». Оно формируется уже в детском возрасте.

Содержание представлений о себе во многом за­висит от воздействия родителей, которые либо обо­жествляют ребенка, либо вырабатывают у него ком­плекс неполноценности. «Субъективное Я» может превратно показывать человеку его собственные качества. И тогда это несчастье. Если он преувели­чивает свои способности, то ощущает себя обижен­ным. Переубедить такого человека практически невозможно, так как созданное под влиянием соци­ального окружения самоощущение становится уже независимым от него.

Наряду с субъективным существует и «отражен­ное Я». Примерно так, как мы представляем свою внешность с помощью зеркального отражения, так и собственную социальную сущность мы пытаемся «увидеть»' в оценках других людей. Ч. Кули пола­гал, что «отраженное Я» состоит из трех элементов:

1) того, как воспринимают нас другие люди (я уве­рена, что люди обратят внимание на новую прическу);

2) того, как они оценивают наше поведение (по­лагаю, что им нравится моя прическа);

3) реакция на эту оценку в виде удовлетворения (я буду всегда так причесываться) или стыда (боль­ше не буду так причесываться).

Оценки окружения зачастую не совпадают с на­шими представлениями о себе, но они являются ре­шающими для поведения. Именно этим и опреде­ляется важность «отраженного Я», своеобразного контролера личности.

На процесс социализации личности оказывают воздействие жизненные уроки, которые она полу­чает в ходе осуществления типичных моделей пове­дения, проходя через систему социокультурного отбора ценностей. Иными словами, включаясь в систему общественных связей, личность получает предметное представление о том, что одобряется, а что отвергается в их социальной среде. Однако это воздействие не преднамеренное. Для обеспечения га­рантий обществом осуществляются целенаправлен­ные формы социализации посредством воспитания. Это предполагает понимание того, что: а) личнос­тью не рождаются, а становятся; б) что личность желательно сформировать с качествами, полезны­ми для общества; в) что облик человека во многом зависит от того, кто и как на него воздействует.

Важно подчеркнуть, что развитие личности про­исходит не только в результате воздействия внеш­ней среды. Большую роль в этом играют внутрен­ний мир человека, его жизненный опыт, интересы и предпочтения, его темперамент. Зачастую именно врожденные качества характера человека являются его причиной взлетов и падений.

Еще Гиппократ вывел простые типизаторы: санг­виники (оптимистичные), флегматики (медлитель­ные), холерики (ворчливые) и меланхолики (уны­лые). Современные исследователи выделяют экст­равертов, объективно ориентированных личностей, и интровертов — субъективно ориентированных.

Темперамент, врожденные свойства могут суще­ственно повлиять на судьбу человека. Очевидно, что активная личность не остановится, столкнувшись с неудачей, проявит настойчивость в достижении по­ставленной цели. И наоборот, безвольного человека выведет из строя первая осечка. Словом, темпера­мент индивида провоцирует его социальную жизнь. Следует обратить внимание еще на один момент — индивидуализированное восприятие личностью со­циальных условий. Каждый человек видит мир по-своему. Здесь сказываются и психологические особенности, и культура личности, ее ориентиры, уста­новки. Речь идет о неповторимости внутреннего мира человека, порожденного сопряжением его темпера­мента и социальных условий. Энергичный человек выбирает путь к наиболее престижной профессии, должности, развивает, тем самым, свои врожден­ные качества. Слабохарактерный — то, что попроще.

Ключевые слова

Социализация.

Адаптация.

Интериоризация.

Культурный идеал.

Первичная социализация.

Вторичная социализация.

Жизненный цикл.

Десоциализация.

Ресоциализация.

Социальное Я.

Субъективное Я.

Отраженное Я.

Темперамент.

Резюме

  • Человек — существо биопсихосоциальное. Чаще всего под природой человека ученые по­нимали некоторый комплекс основных способ­ностей, обеспечивающих индивиду удовлетво­рение естественных потребностей, активное 'приспособление к среде и сохранение жизни. Вопрос заключается в том, обусловлено ли по­ведение человека врожденными инстинктами. Поиски ответа на этот вопрос натолкнули па вывод, что источники однородности человечес­кого поведения следует искать не во врожден­ных инстинктах, а в структуре тех групп, ко­торые оказывают на индивида формирующее воздействие.
  • Психогенные качества человека как бы объе­диняют его биологическое и социальное нача­ла. По теории психоанализа в структуре личности выделяются три компонента — «Оно», «Я» и «Сверх-Я», которые находятся в сферах подсознания, сознания и сверхсознания.
  • Характеризуя человека, социология использу­ет два основных термина — индивид и лич­ность. Индивид — единичный представитель человеческой общности, объект социальных от­ношений. Личность — субъект таких отноше­ний. Обобщенное отражение совокупности со­циальных качеств личностей, входящих в ка­кую-либо человеческую общность, фиксирует­ся в понятии «социальный тип личности». Вы­деляют идеальный, нормативный и реальный типы личности.Становление рыночных отношений в нашей стране формирует конкурентно-способный тип личности. Все люди находятся на «личност­ном рынке», воспринимая себя и других как товар. Успех каждого зависит от признания личных качеств теми, кто их оплачивает. Чем бы индивид не занимался, он должен отвечать основному условию — пользоваться спросом. Но при этом человек сталкивается со своими силами, как с товаром, отчужденным от него. Такой тип личности преодолевается продуктив­ным — основной принцип которого «быть», а не «иметь».
  • Социальные качества личности проявляются в выполнении различных общественных функ­ций. Функция в единстве с положением лич­ности в обществе выражает понятие «соци­альный статус». Модель поведения личности, обеспечивающая соблюдение статусных прав и обязанностей, называется «социальной ролью».
  • По Минцбергу, ролевой набор менеджера со­держит три группы моделей поведения: меж­личностные, информационные и роли по при­нятию решений. Для успешного их исполне­ния менеджеру необходимо иметь определен­ные способности.
  • Процесс индивидуального приобретения стату­сов в течение цикла трудовой жизни описыва­ется понятием «карьера». Она напоминает био­графию человека, но отражает закономерные линии динамики статусного набора.
  • Важную роль в социальном действии личности играют мотивационный и диспозиционный ме­ханизмы. Мотивационный механизм складыва­ется благодаря взаимодействию потребностей, ценностных ориентации, интересов, конечным результатом которого является их преобразова­ние в цель личности. Диспозиционный меха­низм формируется в результате взаимодействия мотивов и стимулов, образующих диспозиции личности, фиксируемые в ее установках.
  • Девиантное поведение личности представляет собой отклонение от общепризнанных норм. Со­циология объясняет отклоняющееся поведение с помощью концепции аномии, разработанной Дюркгеймом и Мертоном. Выделяют позитив­ную и негативную формы девиаций.
  • Процесс подключения человека к нормам со­циальной жизни посредством усвоения ценнос­тей, установок и образцов поведения, на основе которых формируются социально-значимые чер­ты личности, называется социализацией. Она способствует взаимодействию людей между со­бой и обеспечивает сохранение общества. Человек становится личностью, если, во-пер­вых, приобретает культурный идеал и стремит­ся ему соответствовать; во-вторых, формирует «субъективное Я*, как основу своего поведе­ния; в-третьих, создает «отраженное Я», конт­ролируя с его помощью свое поведение. Для успешной социализации требуются ожидания, изменение поведения и желание соответство­вать этим ожиданиям.

 

 

Глава 4. Общество

Цели главы:

* Описать признаки общества.

* Объяснить междисциплинарный подход к изучению общества.

* Рассмотреть типологию обществ.

4.1. Признаки общества

По каким признакам, поддающимся социологи­ческому измерению, можно судить об обществе? Прежде всего, это территория, населенная людьми и обладающая государственными границами, О та­ком образовании обычно говорят как о стране. Тер­ритория — это экологическая ниша, обеспечиваю­щая удовлетворение жизненных потребностей чело­века. Общество неотделимо от природы, географи­ческой среды со всеми ее компонентами: климатом, ландшафтом, почвой, природными богатствами и т.д.

Территория — основа социального пространства, в котором формируются и развиваются отношения между людьми. Особенности территории определя­ют характер взаимодействия индивидов. Россия об­ладает огромной территорией, что усложняет орга­низацию действий людей (часовые пояса, транспорт­ные коммуникации, плотность населения и др.). Это порождает проблему децентрализации организаци­онных структур, рационализации взаимодействия центра и регионов. Природно-климатическое и де­мографическое неравенство территорий во мно­гом сдерживает динамику и эффективность прово­димых в стране реформ.

Другой признак общества (и страны) — население. В любой стране происходят процессы пространственной концентрации, текучести населения, миг­рации, соперничества из-за пространства, необхо­димого для удовлетворения потребностей. Измене­ние численности населения, его плотности, демо­графической структуры влияет на внутреннюю орга­низацию общества. Для современного российского общества характерен кризис популяции. В стране рождается лишь 1,2 ребенка на одну женщину. Это ведет к «старению» общества. Кроме того, мы име­ем превышение смертности (особенно мужской) над рождаемостью в 1,6 раза. Общая убыль населения за 1991—2001 гг. составила примерно 6 млн. чело­век. Если эти темпы сохранятся, то к 2015 г. нас будет на 20 млн. меньше, а к середине XXI в. в стра­не останется 100 млн. человек.

Еще один признак общества — государственное устройство. По этой причине зачастую отождеств­ляют понятия «общество» и «государство». Это не­верно: общество представляет собой естественную социальную организацию, а государство — искусст­венную политическую организацию.

О государстве как искусственном политическом конструкте-институте будет подробно рассказано в гл. 8. Здесь же отметим, что этот институт являет­ся механизмом взаимодействия власти и населения. В зависимости от типа власти (монархия, респуб­лика) в истории отношений государства и общества возникали разные ситуации: сотрудничество и про­тивоборство, господство и партнерство.

По Конституции нашей страны Российская Фе­дерация представляет собой социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное раз­витие человека. Реализация такой политики возможна лишь на принципах социального партнерства, т.е. баланса основных групп интересов: работодателей, наемных работников и государства. Механизм со­циального партнерства в нашей стране имеется, но работает он крайне плохо. Отсюда недоверие насе­ления к власти, недовольство людей государствен­ным устройством общества.

Следующий признак общества — культура. Она социализирует каждое поколение людей, включая его в сложившуюся систему отношений, подчиняет общепринятым нормам и правилам. Благодаря это­му общество становится восприимчивым к прогрес­сивным формам жизни, оно обновляется и развива­ется. И сами люди посредством языка, информа­ции, традиций и обычаев тяготеют к обществу. Куль­тура позволяет им использовать привычные образ­цы поведения, следовать устоявшимся принципам, создает атмосферу духовного единения.

Россия — полиэтническое сообщество. Отсюда вы­текает проблема создания мультикулътуралъного образования, т.е. объединение многих этнических групп в крупной стране. Трудность решения этой задачи связана с возрождением национального дос­тоинства после утраты величия СССР, восстановле­нием доверия к русскому этносу, формированием новых ценностей и культурных ориентации. Пока в стране сумеречная ситуация, нет четкой государ­ственной стратегии, национальной идеи. В резуль­тате дезориентации людей происходит дезинтегра­ция общества.

Наконец, укажем на такой признак общества, как самоорганизация. Это достигается способностью поддерживать условия для удовлетворения разно­образных потребностей индивидов, создавать такие формы организации жизни, которые облегчают им достижение личных целей. Самоорганизация обес­печивает автономность и самодостаточность обще­ства. Это проявляется в отсутствии внешних управ­ленческих воздействий. Оно регулируется собствен­ными институтами на основе выработанных им корм и принципов.

В настоящее время российское общество находит­ся в состоянии затяжного, системного кризиса. В нем больше хаоса, чем порядка. Важно преодолеть де­зорганизацию общества. Для этого необходимо выб­рать оптимальный вариант его развития, избежать факторы риска, связанные с экологической угрозой, ядерной катастрофой и т.д.

Дадим теперь рабочее определение общества для последующего использования его в данном учебном пособии. Общество ~— это универсальный способ организации социальной жизни людей по удовлет­ворению их потребностей. Это саморегулирующая­ся система, способная структурировать размещение людей в пространстве, контролировать их деятель­ность на основе выработанных норм и ценностей.

Ключевые слова

Страна.

Территория.

Социальное пространство.

Население.

Популяция.

Государство.

Власть.

Культура.

Мультикультуральное образование.

Самоорганизация.

Общество.

 

4.2. Междисциплинарный подход к изучению общества

Интуитивно общество представляется нам как ес­тественная среда обитания, которую, однако, взять в руки и внимательно рассмотреть невозможно. Вот почему исследователи прибегают к моделям.

Модель — это способ абстрактной репрезентации (представительности) изучаемого объекта, предназ­наченной для получения научного знания о его су­щественных свойствах. Замещение объекта иссле­дования моделью предполагает существование между ними объективного сходства. Все многообразие мо­делей можно разделить на два класса: материаль­ные и идеальные.

Материальные модели строятся на основе ана­логии между двумя реальностями. Предполагаемые в качестве модели образы, метафоры и сравнения весьма близки обыденному сознанию. Они служат точкой опоры для формирования представлений. По-атому в социологии часто использовались механи­ческие модели, уподобляющие общество каким-либо конструкциям (базис и надстройка), и органичес­кие модели, сравнивающие общество с живым орга­низмом,

Однако использование материальных моделей свя­зано с определенным риском. Будучи сравнением двух реальностей, такая модель создает опасность деформирования процесса наблюдения, культивиро­вание фрагментарного подхода, когда внимание ис­следователя концентрируется лишь на аналитичес­ких свойствах, а другие, не менее важные элемен­ты выпадают из его поля зрения.

Идеальные модели представляют собой логичес­кое построение объекта, наделенного теми же свойствами, что и в действительности. Это не про­стая аналогия. Она не содержит сравнения с реаль­ностью, имеющей иную природу. Это мысленная ре­конструкция объективных социальных явлений, с помощью различных символов, используемых для объяснения данных явлений.

Итак, модель — это описание реальности в форме понятий и связей между ними. Какие же понятия приходят на ум, когда мы пытаемся представить об­щество? Прежде всего — это люди, т.е. совокупность людей. Профессор И.В. Мостовая предложила следу­ющую схему определения понятия «общество». Если предельно упростить исходную формулу «общество — люди», то получаются следующие возможные обла­сти соотнесения данных понятий: 1) их смыслы «на­кладываются» (совпадают); 2) их смыслы «пересе­каются» (имеют как общую, так и самостоятельные области значений); 3) их смыслы «пограничны» (не пересекаются, хотя имеют общность значений «на стыке»).

Первый подход выводит, содержание понятия «об­щество» из определения «люди». Это не механичес­кое, а такое объединение людей, в рамках которого происходит их устойчивое взаимодействие. Парадиг­ма (образец решения задачи) «взаимодействия» по­родила функциональную модель общества. Она по­зволяет интерпретировать общество как систему (со­гласованно действующих людей), структурирован­ную (разделенную на социальные группы) в соот­ветствии с набором функций, необходимых для под­держания ее целостности.

Второй подход выводит содержание понятия «об­щество» из определения «отношения». Здесь вни­мание концентрируется не на «людях», а на том, что происходит между ними, т.е. на связях, отно­шениях. Парадигма «взаимосвязи» породила конфликтологическую модель общества, которая демон­стрирует его как целостную систему (конкурирую­щих людей), иерархически структурированную (раз­деленную на экономические, социальные, полити­ческие, идеологические институты), в соответствии с принципом субординации, соподчинения.

Третий подход выводит содержание понятия «об­щество» из определения «культура». Он связан с пониманием того, что означает социальное, т.е. чем отличается общество людей от стада животных, ко­торое нередко строится также на «взаимодействи­ях» и «взаимосвязях». Парадигма «значения» по­родила социокулътурную модель общества, которая выражает его как систему символов. Именно куль­тура порождает символические солидарности, орга­низующие взаимодействие и взаимосвязи людей на основе общих ценностей, идеалов, верований.

Таким образом, социологи представляют общество с трех точек зрения: функциональной, конфликтологической и социокультурной. Они не исключают, а дополняют друг друга, создавая тем самым пано­рамное видение объекта. Несмотря на принципи­альные различия, эти три подхода имеют нечто сходное. Все они рассматривают общество как целостную систему.

В настоящее время все больше нарастает стремление научного сообщества к универсализации средств познания. Результатом этого стало формирование общей теории систем, основная задача которой — создать гнездо фундаментальных понятий, применя­емых в различных отраслях научного знания.

Центральное понятие — «система». Ее опреде­ляют как целостный комплекс взаимосвязанных эле­ментов, находящихся в функциональных отноше­ниях и связях друг с другом. Суть идеи состоит в том, что различные области науки изучают систе­мы, обладающие общими свойствами. Существует иерархия систем. Любая система обладает особыми качествами: организация системы как целого выше, чем порядок ее отдельных элементов. Система пред­ставляет собой нечто большее, чем простая сумма составляющих ее элементов. Такая взаимозависи­мость частей и целого проявляется в интегральных свойствах системы. Каждый системный элемент, свойства и отношения зависят от своего места внут­ри целого.

Понятия общей теории систем можно условно раз­делить на три группы. Первая группа понятий — описательные. Они служат для обозначения различных типов систем, например, открытых и закры­тых. Закрытые системы самодостаточны. Открытые — наоборот, характеризуются обменом с внеш­ней средой. Эти понятия отражают иерархию уров­ней систем (подсистем, компонентов), описывают разнообразные аспекты внутренней организации систем (интеграция, дифференциация, взаимозависимость, централизация). Вторая группа понятий объясняет факторы, обеспечивающие регуляцию систем: устойчивость (открытые и закрытые системы остаются в определенных пределах, несмотря на воздействия, которым они подвергаются); рав­новесие (состояние покоя, обеспеченное взаимодействием противоположных, но взаимоуравновешенных сил); гомеостаз (динамическая саморегуляция, т.е. способность системы сохранять свое внутреннее

равновесие под давлением различных факторов). Третья группа понятий сосредоточена на динамике — адаптация, нагрузка, норма, напряженность, кризис и др.

С помощью этих понятий можно описать человеческое общество как суперсистему, или социетальную[1] систему, включающую в себя все виды социальных систем и характеризующуюся структурно-функциональной целостностью, устойчивостью, равновесием, гомеостазом, открытостью, самоорганизацией, эволюцией.

Социальная система — это упорядоченное множество элементов, т.е. индивидов, социальных групп и общностей. Состояние ее равновесия поддерживается посредством регулирующей деятельности соци­альных институтов, которые с помощью общих об­разцов, норм и ценностей организуют общество в самосохраняющееся, самовоспроизводящееся целое.

Системный подход предусматривает анализ обще­ства в статике (структурный анализ) и динамике (функциональный анализ). Исходя из этого, в соци­ологии выработан структурно-функциональный метод исследования общества. Его основная зада­ча — определить набор функций как способ поведе­ния системы. Наиболее серьезные разработки в этом направлении были осуществлены американским со­циологом Т. Парсонсом, который утверждал, что си­стема имеет две оси ориентации. Первая — ориентация системы либо на события окружающей среды, либо на свои внутренние элементы. Вторая — ори­ентация системы либо на долгосрочные цели, либо на средства. При наложении этих осей друг на дру­га получаются четыре сочетания, представляющие собой функциональные парадигмы: адаптация, целедостижение, латентность, интеграция (схема 4.1).

 

Схема 4.1. AGIL

Указанные функции обычно именуют «схемой AGIL» по первым буквам их английских названий. Они составляют необходимые условия (предпосыл­ки) для образования целостности и поддержания системы в равновесном состоянии:

1. Система должна уметь приспосабливаться как к внешней среде, так как внутренним ситуациям, к меняющимся потребностям людей. Это адаптивная функция (адаптация).

2. Она должна уметь достигать тех целей, кото­рые определяются ее стремлением к адаптации. Это целеориентированная функция (достижение цели).

3. Для достижения цели система должна обладать внутренним единством, упорядоченностью и устой­чивостью. Это интегративная функция (интеграция).

4. Она должна сохранять устойчивость посред­ством усвоения людьми норм и ценностей. Это фун­кция поддержания образца (латентность).

Перечисленные функции выполняют основные подсистемы общества. Подсистемой, приспосабли­вающей общество к среде, является экономика. Она черпает во внешней среде ресурсы, организовывает и преобразовывает их в зависимости от потребнос­тей. Достижением цели занимается политическая подсистема, мобилизуя необходимую энергию и ре­сурсы. Функцию интеграции берет на себя соци­альная подсистема, сохраняющая связи солидарно­сти людей. Функцию поддержания порядка выпол­няет подсистема духовной жизни. Она передает но­вым поколениям культуру, мотивируя тем самым их социальное поведение.

Таким образом, анализ системы начинается с рас­смотрения функциональных требований, а не струк­турных элементов. Задача заключается в том» что­бы найти, что для чего функционально предназна­чено, т.е. выявить роль каждого элемента в работе системного целого, его упорядочивании и сохране­нии (табл. 4.1).

Чем полнее и последовательнее осуществляется функциональное разделение деятельности структур­ных компонентов, тем стабильнее макросистема. Ведь каждая подсистема представляет собой внут­ренний механизм, обладающий специфическими

институтами, нормативно-ролевой набор которых обеспечивает существование общества как органи­ческой целостности. Матрица структурно-функцио­нального анализа претендует на универсальность. Она применима ко всем структурным уровням мак­росистемы.

Таблица 4.1

Матрица структурно-функционального анализа

Функция   Подсистема   Институты   Роль '  
Адаптация   Экономическая   Заводы, банки, биржи   Предприни­матель, наем­ный работник  
Целедости-жение   Политическая   Партии, движения   Функционер, активист  
Интеграция   Социальная   Государст­венный аппарат   Чиновник, гражданин  
Поддержание образца   Духовная   Семья, шко­ла, религия   Учитель, ученик  

Экономика, например, образует систему, которая обладает своими адаптивными, целевыми, интегри­рующими и сохраняющими порядок функциями, соответствующими институтами. Так, адаптивная функция выполняется предприятием. Предприятие также рассматривается как подсистема со своими собственными четырьмя функциями и т.д., вплоть до конечной единицы. Такого рода «матрешка» су­ществует и в других подсистемах общества, выпол­няющих остальные три функции.

Понимание общества как системы связано с его самоорганизацией, обеспечивающей удовлетворение основных потребностей людей через механизмы са­моразвития и саморегуляции. Данная проблематика входит в содержание науки синергетики. Это также междисциплинарная отрасль знания. Она возникла под влиянием трудов бельгийского учено­го русского происхождения И.Р. Пригожина. Назо­вем ядро понятий синергетики: диссипация (рассе­ивание структур), диверсификация (разностороннее развитие), бифуркация (разветвление возможностей развития), флуктуация (случайные отклонения).

Под самоорганизацией понимается возникнове­ние упорядоченных структур в сложных нелиней­ных системах, находящихся вблизи особых крити­ческих точек (точек бифуркации). В этих точках система под воздействием флуктуации может резко изменить свое состояние. Этот переход характери­зует возникновение порядка из хаоса.

В основе самоорганизации находятся метаболи­ческие (обменные) процессы между обществом и ок­ружающей средой. Необходимым условием этого яв­ляется открытость системы, т.е. способность к об­мену с внешней средой. Благодаря использованию внешних ресурсов система оптимизирует свою струк­туру, создавая определенный порядок из хаоса. Еще одно условие — наличие обратной связи, обеспечи­вающей отбор и коррекцию наилучшего. Здесь про­является момент сознательного вмешательства в процесс саморегуляции.

Следует подчеркнуть, что самоорганизующаяся си­стема подвержена нелинейным (волнообразным) из­менениям. Это неустойчивая система. Ока изменяет­ся через флуктуацию, бифуркацию, диссипацию. Иными словами, система представляет собой синтез порядка и хаоса. Отсюда сложность выбора управ­ленческого решения. Пример тому — рецидивирую­щая модернизация российского общества. Она протекает со времен Петра I уже 300 лет и все эти годы сопровождается реформами и контрреформами.

В этом плане полезна еще одна междисципли­нарная отрасль знания — кибернетика. Ее основа­тель, американский ученый Н. Винер выдвинул идею единого языка описания систем независимо от их материальной природы с помощью математических методов. Отсюда появление таких понятий, как «вхо­ды и выходы систем», «положительная и отрицательная обратная связь» и др.

Кибернетика, изучая реальные системы (машины, живые организмы, человеческое общество), стремится не просто к их описанию с помощью этих понятий, а к тому, чтобы объяснить, как работают эти системы. Обычно это делается путем построения моделей раз­нообразных систем посредством ЭВМ.

Благодаря этому исследователь получает возмож­ность увидеть не только действительную, но и вероят­ную ситуацию, прогнозировать варианты сценариев будущего системы. Это эвристический момент. Веро­ятностная картина мира вытесняет детерминистскую. Это означает, что поведение системы определяется скорее будущим, чем прошлым ее состоянием.

Управление, основанное на принципах киберне­тики и синергетики, повышает ресурс «живучести» системы. Оно отдает приоритет рыночной экономи­ке, правовому государству и гражданскому обществу.

Ключевые слова

Функциональная модель общества.

Конфликтологическая модель общества.

Социокультурная модель общества.

Общая теория систем.

Синергетика.

Система.

Структура.

Функция.

Элемент.

Социальная система.

Социетальная система.

Структурно-функциональный метод.

Самоорганизация.

4.3. Типология обществ

Мы живем в мире многообразных обществ. Они отличаются географическим положением, составом населения, уровнем его благосостояния, культуры и т.д. Все это, как говорится, видно «невооружен­ным глазом». Присмотревшись к какому-то обще­ству повнимательнее, мы можем зафиксировать сте­пень его стабильности, сплоченности и т.п.

В основе такого многообразия общественной жиз­ни находятся изменения. Еще каких-то 10 лет на­зад россияне жили в иных условиях, в другой стра­не. Никто не мог спрогнозировать таких коренных изменений. Были предчувствия и ожидания пере­мен, но чтобы они пошли так круто, не предпола­гал никто.

Изменения, происходящие в обществе, обычно разделяют на социальные, связанные с увеличени­ем или уменьшением населения, сменой отношений между людьми, и культурные, включающие в себя открытия и изобретения, новые нормы и ценности. Зачастую культурные изменения одновременно яв­ляются и социальными. Например, смена ценностных ориентации может привести к изменениям от­ношения к социальной практике. То, что недавно считалось аномалией (спекуляция), сейчас — нор­ма (коммерция). Важнейшие перемены обществен­ной жизни, как правило, носят и культурный и со­циальный характер. Поэтому их называют «социокультурными изменениями».

По своему характеру, внутренней структуре и ме­ханизмам социокультурные изменения подразделя­ются на эволюционные и революционные. Пер­вые — представляют собой изменения частичные и постепенные, осуществляющие как достаточно ус­тойчивые и постоянные тенденции к увеличению .или уменьшению каких-либо качеств социальных систем. Вторые — составляют радикальные измене­ния, они предполагают коренную ломку социальных систем.

Более сложная форма социальных преобразова­ний, включающая в себя эволюционные и револю­ционные перемены, получила название циклических изменений. Циклы представляют собой кругооборот явлений в течение определенного промежутка времени. Конечная точка цикла как бы повторя­ет первоначальную, но только в других условиях или на ином уровне.

Циклический характер социальных изменений можно проиллюстрировать на примере смены поко­лений людей. Каждое из них нарождается, прохо­дит период социального созревания, затем — ак­тивной деятельности, далее — старости и, наконец, завершения жизненного цикла. Новое поколение формируется в специфических социокультурных условиях и привносит в общественную жизнь что-то свое, чего еще не было.

История человечества, начиная с кроманьонцев — людей современного типа, насчитывает всего 1600 поколений, если считать, что новое поколение появляется каждые 25 лет. Из них 1200 поколений провели жизнь в пещерах. С печатным словом зна­комы лишь 22 поколения. Только 5 последних поколений пользуются электричеством, 2телевидением и последнее — персональным компьютером.

Можно говорить как о поколениях людей, так и о поколениях машин. В эпоху аграрного общества поколения машин сменялись очень медленно: несколько поколений людей имели дело с одной и той же техникой. После промышленной революции тем­пы смены поколений машин стали совпадать со сменой поколений людей. Научно-техническая революция внесла принципиальные изменения: темпы сме­ны новых поколений техники стали стремительно опережать темпы смены поколений людей. Так, в электронике, на протяжении жизни последних двух поколений людей, уже сменилось четыре поколения компьютеров.

Существует множество теорий социально-исторических изменений, которые выходят за пределы со­циологической проблематики, плохо согласуются между собой. Вместе с тем они фиксируют реальные факты и факторы изменений общественной жизни. В их числе выделяются три группы теорий, которые с определенной долей условности можно назвать социально-экономическими, социокультур-ными и индустриально-технологическими.

К социально-экономическим теориям относится формационный подход, разработанный К. Марксом. В основу классификации обществ он положил спо­соб производства материальных благ, выделив пять общественно-экономических формаций: первобыт­нообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую. К социокулътурным теориям относится цивилизационный подход, предложенный Н.Я. Данилевским, который подразделял все народы на «исторические» (способ­ные сформировать самобытную цивилизацию) и «неисторические ».

Приведенная выше типология обществ имеет оп­ределенные основания. Однако она страдает неко­торой односторонностью. Так, подход Маркса не в состоянии объяснить, почему далеко не все народы прошли полагавшиеся формации, А Данилевский неправомерно включает в одну и ту же цивилиза­цию народы, находящиеся на разных этапах соци­ально-экономического развития.

Вместе с тем предложенные подходы дополняют друг друга. Например, формационный подход раз­личает общества в вертикальном срезе, а цивилизационный — в горизонтальном. В первом случае раз­личия человеческой популяции как бы возрастные, а во втором — видовые.

Человека окружает естественная и искусственная среда. Его адаптация к первозданной природе по­рождает этнос и в последующем образует цивилиза­цию. Приспособление к искусственно созданной при­роде формирует разного рода социальные структу­ры (классы, группы, институты, организации), об­разующие в конечном счете ту или иную обществен­но-экономическую формацию. Естественные чело­веческие популяции владеют своей территорией, богатством, обладают собственным менталитетом, интересами, обычаями и т.д. Существование этих общностей коренится в этноприродных основах социума. Лишь в последующем общество начинает делиться на классы и социальные группы.

Поэтому цивилизация представляет собой более фундаментальное образование, нежели обществен­ная формация, а этнические связи имеют приори­тет над социальными. Ведь территория делилась пер­воначально по этническому признаку. Отсюда и вой­ны за передел жизненных ресурсов возникли рань­ше классовой борьбы.

Следовательно, и подвижки в основе обществен­ной жизни носят различный характер. Одни измене­ния возникают как продукт преобразований в при­род но-демографической основе общества, другие свя­заны лишь с материально-производственной сферой. Один вид адаптации общественного организма ведет к перестройке всей структуры, включая расселение людей, род их занятий, культуру, другой же ограни­чивается характером форм собственности.

Смена способа производства общественной жиз­ни в целом вызывает цивилизационные изменения. Вместе с тем в рамках цивилизационных структур имеют место подвижки в способе производства ма­териальных благ. Это формационные изменения.

Индустриально-технологические теории как бы синтезируют формационный и цивилизационный подходы. Они интерпретируют типологию обществ в зависимости от изменений в технологии матери­ального производства. Технология рассматривается в качестве фундамента, на котором происходят со-циокультурные изменения. К технологическому подходу следует отнести теории «стадий экономи­ческого роста» У. Ростоу, «единого индустриально­го общества» Р. Арона, «постиндустриального об­щества» Д. Белла, А. Турена и др. Итак, технологи­ческий подход выделяет доиндустриальное, инду­стриальное и постиндустриальное общества.

Доиндустриалъное общество. Его еще называ­ют традиционным, или аграрным. Это общество, в котором доминируют земледелие и традиции — один из способов социокультурной регуляции. Поведение людей строго контролируется, регламентируется обычаями, опирающимися на опыт (образцы) про­шлого. Освященные традицией, они считаются не­зыблемыми, закрепляются привычкой.

К основным чертам доиндустриального общества относят аграрную экономику и натуральное хозяй­ство. Для него .характерны крайне низкие темпы сельскохозяйственного производства, удовлетворя­ющего потребности на минимальном уровне. Зем­леделие буквально привязывало человека к месту поселения. Докндустриальное общество — это боль­шая деревня, в которой незначительными островка­ми выделяются города. Жизнь людей зависела не только от поселения, но и от природно-климатичес-ких циклов. Идеальной формой организации тако­го общества является военно-феодальное государство («феод» означает наследственное землевладение, по­жалованное слуге господином).

Индустриальное общество опирается на промыш­ленное производство. Его основные черты: индуст­риализация, т.е. создание крупного машинного про­изводства, и урбанизация — переселение людей в города. Индустриальное общество родилось в конце XVIII в. Оно дитя двух революций: промышленной (Англия) и социальной (Франция).

Под влиянием этих революций радикально изме­нилось лицо общества. Его стали называть граж­данским. Для него характерны гибкость социальных структур, социальная мобильность, развитая система коммуникаций. В таком обществе интеграция людей обеспечивается не посредством жесткого кон­троля, а с помощью мягких демократических форм, позволяющих рационально сочетать свободу и ин­тересы личности с равенством всех перед законом.

Следует особо выделить такую черту индустри­ального общества, как рационализм. В европейских странах он культивировался протестантской этикой, образцами которой являются: рациональное веде­ние хозяйства и личная выгода; свобода и право каждого члена общины принимать участие в управ­лении общими делами в рамках гражданских норм; прикладная ориентация знания на заботы реальной жизни и практики.

В теоретических построениях разных авторов ус­танавливаются дополнительные штрихи к описанию доиндустриального и индустриального обществ, вво­дятся новые варианты их названий. Например, К. Поппер использует понятия закрытого и открытого обществ, которые различаются соотношением соци­ального контроля и свободы личности.

Основная проблематика связана с процессами огосударствления общества, в котором государство жестко контролирует все сферы жизни человека, и обобществления государства, охраняющего свобо­ды личности. Закрытое общество — это продукт авторитарно-тоталитарных форм правления, откры­тое — плод демократического устройства государ­ственного управления. Пример закрытого обще­ства — Советский Союз. В нем была выстроена ав­торитарная вертикаль власти с опорой на номен­клатуру, создана централизованная экономика на основе государственной собственности, доминировал коллективизм и общественно полезный (читай «принудительный») труд.

Постиндустриальное общество. Это совершен­но новый тип человеческого общежития, вызван­ный научно-техническим прогрессом. Если в доиндустриальном обществе основная ценность — власть, в индустриальном — деньги, то в постиндустриаль­ном обществе — знания. Получив необходимое об­разование, имея доступ к новейшей информации, индивид приобретает преимущество в движении по лестнице социальной иерархии.

В постиндустриальном обществе акцент смеща­ется из сферы производства в сферу услуг. США стали первой страной, где большая часть рабочей силы сконцентрирована в сервисе: здравоохранении, просвещении, управлении и т.д. Примеру американ­цев вскоре последовали Австралия, Новая Зеландия, Западная Европа и Япония. В этих странах в ре­зультате информационно-компьютерной революции возникает безлюдное производство, появляется осо­бая форма занятости — надомный труд. «Компью­терные надомники», оперируя огромными потока­ми информации, предоставляют разнообразный спектр услуг.

В информационном (постиндустриальном) обще­стве при сохранении частной собственности, рыноч­ной экономики и правового государства происходят качественные изменения в социальной жизни: ук­репляется система защиты населения, смягчающая проблему бедности; формируется гибкая социальная стратификация, регулирующая неравенство; модер­низируются демократические механизмы, позволя­ющие позитивно решать вопросы социального по­рядка и прогресса.

Ключевые слова

Изменение социальное.

Изменение культурное.

Изменение социокультурное.

Изменение эволюционное.

Изменение революционное.

Изменение циклическое.

Изменение формационное.

Изменение цивилизационное.

Изменение технологическое.

Общество доиндустриальное.

Общество индустриальное.

Общество гражданское.

Общество закрытое.

Общество открытое.

Общество постиндустриальное.

Общество информационное.

Резюме

· Понятия «общество», «государство», «страна» совпадают по объему, но различаются по со­держанию. К основным признакам общества относят: территорию, население, государствен­ное устройство, культуру и самоорганизацрио.

· Общество — это универсальный способ орга­низации социальной жизни людей по удовлет­ворению их потребностей. Это самоорганизую­щаяся система, способная структурировать раз­мещение людей в пространстве, контролиро­вать их деятельность на основе выработанных норм и ценностей.

· Анализируя общество, исследователи прибега­ют к моделям. Модель — это способ абстракт­ной репрезентации изучаемого объекта, предназначенный для получения научного знания в его существенных свойствах. Все многообра­зие моделей общества подразделяется на фун­кциональную, конфликтологическую и социокультурную.

· В науке сложился междисциплинарный под­ход к изучению общества, опирающийся на общую теорию систем, синергетику и киберне­тику.

· Общество системно. Оно представляет собой упорядоченное множество элементов, т.е. ин­дивидов, социальных групп и общностей. Со­стояние его равновесия поддерживается посред­ством социальных институтов, которые орга­низуют общество в самосохраняющееся, само­воспроизводящееся целое.

· В социологии выработан структурно-функцио­нальный метод исследования общества, основ­ная задача которого — определить набор фун­кций как способ поведения системы. Т. Парсонс предложил матрицу структурно-функци­онального анализа, которую именуют «схемой AGIL» — по первым буквам английских на­званий функциональных парадигм. Понимание общества как системы связано с его самоорганизацией и саморегуляцией. Данная проблематика входит в содержание синергети­ки и кибернетики. Управление, основанное на принципах этих наук, повышает ресурс «жи­вучести» системы.

· В основе многообразия общественной жизни на­ходятся социокультурные изменения. Они под­разделяются на эволюционные, революционные и циклические.

· Существует множество теорий социально-исто­рических изменений, в которых выработаны три подхода к типологии обществ: формационный, цивилизационный и технологический. Они не исключают, а дополняют друг друга. Технологический подход к анализу обществ как бы синтезирует социально-экономические и со­циокультурные теории. В соответствии с дан­ным подходом выделяются доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное общества

 

Раздел третий. Строение общества

 

Глава 5. Социальная структура

Цели главы:

* Показать способы описания социальной структуры.

* Представить социальные общности.

* Выделить социальные группы.

* Описать трансформационные группировки.

* Раскрыть сущность управленческой команды.

* Рассмотреть основы социальной стратификации.

* Объяснить процесс социальной мобильности.

5.1 Способы описания социальной структуры.

Общество структурировано самой природой, кото­рая разделила людей по полу и возрасту, темпера­менту и уровню интеллекта и др. Различия между людьми, обусловленные их физиологическими и пси­хическими особенностями, называются естественны­ми. Они далеко не безобидны. Сильные принуждают слабых, хитрые одурачивают простаков, красивые имеют преимущества по сравнению с остальными.

Однако решающую роль в обществе играют не естественные, а социальные различия. Они обуслов­лены разделением труда (работники умственного и физического труда), укладом жизни (городское и сельское население), социальными ролями (отец, ме­неджер, президент) и т.д. Социальные различия формируют сложную систему отношений — орга­низационных, экономических, социальных, политических, правовых, нравственных и др. Поэтому структура общества — есть оформленная система различии в положении, условиях жизни людей и соответствующих отношений между ними, отража­ющих относительно устойчивые, повторяющиеся связи и порядок взаимодействия индивидов.

Структуру общества можно описать, по крайней мере, четырьмя способами. Во-первых, на социетальном уровне. Здесь компонентами структуры высту­пают основные сферы жизни людей. Поскольку от­дельный человек принимает участие в разных обла­стях общественной жизни, постольку той или иной стороной своей деятельности он входит в каждый компонент структуры социетального уровня: эконо­мический, социальный, политический и духовный. Здесь индивид как бы «рассекается» на части, ибо участвует во всех сферах жизни общества. Во-вто­рых, на социальном уровне. Здесь каждый индивид входит только в один слой, т.е„ в определенный ком­понент структуры в качестве целостного, неделимо­го ее элемента. В-третьих, на институциональном уровне. Институты — это своеобразные узелки це­лесообразной деятельности людей, которые сохра­няют свою стабильность в течение длительного вре­мени, обеспечивая тем самым устойчивость струк­туры общества. В-четвертых, на уровне личности, т.е. рассмотреть окружающий человека мир как совокупность ролей, функционально взаимосвязан­ных статусов, которые определяют положение ин­дивида в социальной иерархии, его отношение к характеру производства, престиж его труда и т.д. Таковы основные способы описания социальной структуры. В зависимости от целей исследования аналитик используют какой-либо один или совокуп­ность указанных способов. Чаще всего структура описывается на социальном уровне.

В социологии сложились два подхода к изуче­нию социальной структуры: классовый и стратифи­кационный. Первый подход был жестко противопоставлен второму, который расценивался у нас как попытка затушевать классовую борьбу. Однако та­кой подход оправдан, если в поле исследования на­ходится достаточно длительный период истории, в котором можно четко зафиксировать борьбу клас­сов. В короткий же отрезок социального времени общество определяется более дробной структурой. Стратификационный (слоевой) срез социальной жизни существенно дополняет и обогащает классо­вый, дает возможность получить более точный «порт­рет» общества.

Любая социальная общность всегда стратифици­рована. До сих пор еще не было ни одной группы, в которой все ее члены были бы равными. Общество без расслоения — миф, так и не ставший реальнос­тью за всю историю человечества. Даже в перво­бытном, примитивном обществе, где фактически отсутствовали различия по уровню собственности, имело место неравенство между людьми — мужчи­нами и женщинами, молодыми и старыми. Рассло­ение этого общества выражалось в наличии влия­тельной группы вождей племени, в существовании профессиональных групп, обладающих привилеги­ями, и т.д.

Итак, социальная дифференциация — это посто­янная характеристика любого общества. Попытки уничтожить неравенство терпели неудачу. Крах ста­линской модели социализма в нашей стране — еще один дополнительный пример в длинном ряду слож­ных экспериментов. И если на какое-то время некоторые формы стратификации разрушаются, то они возникают вновь, причем создаются руками самих уравнителей.

Практика показала, что социальное неравенство выполняет в обществе определенные позитивные фун­кции, служит стимулом исторического прогресса. Напротив, если его искусственно сдерживать и пы­таться строго регламентировать, как это имело мес­то у нас, оно превращается в тормоз общественного развития. Н. Бердяев справедливо подчеркивал, что «свобода есть право на неравенство».

Социологи по-разному объясняют возникновение социального неравенства. Наиболее влиятельные те­оретические подходы были разработаны К. Марк­сом и М. Вебером. В основу марксова подхода поло­жена классовая концепция. Он понимал класс как группу людей, находящихся в прямом отношении к средствам производства. Существует господству­ющий класс, который владеет средствами производ­ства, а, значит, и решает судьбу тех, кто на него работает. Наряду с угнетателями и угнетенными имеются и «промежуточные классы». Однако сам факт прослойки показал уязвимость марксовой кон­цепции. Вот почему впоследствии М. Вебер классо­вый подход дополнил стратификационным. В соци­альной структуре стали выделять не только клас­сы, но и другие виды социальных образований. Рас­смотрим их подробнее.

Ключевые слова

Социальная дифференциация.

Социальное неравенство.

Социальная структура.

5.2. Общности

Социальная общность — это реально существую­щая, эмпирически фиксируемая совокупность лю­дей, которые связаны общим интересом, находятся в прямом или косвенном взаимодействии, разделя­ют единый образ жизни. Существует несколько ви­дов общностей.

Прежде всего, это общности, не имеющие струк­турной организации. Для них характерны спон­танность образования, неустойчивость взаимосвязей, кратковременность совместных действий. Примером такого сообщества может быть публика, толпа, со­циальные круги, маргиналы.

Публика — это временное множество людей. Как правило, они испытывают сходное ожидание опре­деленных переживаний. Такая общая заинтересо­ванность — основа обособления публики. Другая черта — сходство установок, ориентации и готовно­сти к действию — основа объединения публики. Под воздействием на всех одних и тех же стимулов (кон­церт, спектакль, лекция) в публичной среде образу­ются похожие реакции, переживания. Еще одна черта — одностороннее взаимодействие, слабая об­ратная связь публики с коммуникатором. Публику иначе называют аудиторией. Все мы являемся чле­нами разнообразных аудиторий: слушаем профессо­ра в лекционном зале или тамаду за столом, смот­рим телевизор, посещаем стадионы, концертные залы и т.д. Одна из профессиональных качеств ме­неджера — умение воздействовать на аудиторию. Для этого необходимо понимать социальную приро­ду этого образования, убеждать, добиваться усвое­ния ею нужной информации.

Толпа — относительно кратковременное, внутрен­не неорганизованное множество людей на ограни­ченной территории, объединенных каким-либо вне­шним стимулом и эмоциями. В толпе проявляются примитивные, но сильные эмоции, не сдерживае­мые никакими моральными нормами. По характе­ру формирования и поведения различают четыре типа толпы: случайная (множество людей, собрав­шихся неожиданно для самих себя по поводу како­го-то события, например, столкновения автомоби­лей), конвенциальная (собрание людей по договору, например, на митинге), экспрессивная (совместно выражающая .чувство радости, горя, протеста и т.п.), действующая (стремящаяся активно воздействовать на какой-либо объект — взять, разрушить и т.д.).

Последнюю, в свою очередь, делят на агрессив­ную, спасающуюся, стяжательную и экстатическую. Агрессивная толпа выступает в трех различных ви­дах: толпа линчующая, т.е. охотящаяся на одного человека; толпа терроризующая посредством погро­ма определенной категории лиц; толпа сопротивля­ющаяся при волнениях во время атаки на нее. Спа­сающаяся толпа — это панически убегающая масса людей от опасности при пожаре, землетрясении и др. Стяжательная толпа — та, которая штурмует банки во время обмена денег, или магазины во вре­мя продажи дефицитных товаров. Наконец, экста­тическая толпа. Она находится в состоянии общего экстаза, выражая восторг или протест.

Во всех типах толпы есть немало общего. Это прежде всего явление деиндивидуализации личнос­ти, вследствие чего возрастает склонность к подра­жанию. Чувство солидарности влечет за собой силь­ное ощущение правильности предпринимаемых действий и притупленное ощущение ответственности за них. Толпа зачастую представляет собой страш­ное образование, разрушительно проявляющее себя в переломные периоды истории.

В ситуации кризиса менеджеру приходится стал­киваться с толпой. Для того чтобы иметь успех во взаимодействии с нею, надо понимать механизм об­разования толпы, причины деструктивного поведе­ния человека в действующей толпе. Весьма поучи­тельны в этом труды Г. Лебона, Г. Тарда, С. Сигеля, 3. Фрейда, Р. Тернера, Н.К. Михайловского, Н.И. Ко­валевского и др.

Социальный круг — это совокупность лиц, под­держивающих контакты с целью обмена информа­цией. Можно говорить о круге соседей, круге дру­зей, круге коллег. Они не ставят каких-либо целей, не предпринимают совместных усилий, не облада­ют внутренней организацией. Основная функция социальных кругов состоит в обмене взглядами, новостями, комментариями. Существует несколько разновидностей социальных кругов: контактные круги — это совокупность людей, которая время от времени встречается на транспорте, в спортивных залах или художественных зрелищах. Состав таких кругов, как правило, определяется пространствен­ными контактами. По .этой причине они легко со­здаются и распадаются. Профессиональные круги возникают на конференциях, симпозиумах, съездах для обмена профессиональной информацией. Наи­более известны политические и деловые круги, ко­торые нередко переходят в устойчивые социальные группы. Дружеские круги — это компании прияте­лей, время от времени собирающиеся для обсужде­ния разнообразных насущных проблем. Статусные социальные круги состоят из людей, занимающих сходное положение в обществе (женщины, мужчи­ны, молодежь, пенсионеры).

Изучение социальных кругов также представляет практический интерес для менеджеров. Именно в них формируется общественное мнение, появляются ли­деры мнений, призывающие к действию, выделяет­ся активная социальная группа, которая постепенно приобретает черты формальной организации.

Маргиналы (от лат. «марго» — край) — совокуп­ность людей, поставленная обществом на грань двух миров, в которых они живут одновременно, но ни к одному из них не принадлежат. Они находятся на краю как доминирующей группы, никогда их пол­ностью не «принимающей», так и группы проис­хождения, отторгающей их как отступников.

Маргинальные группы возникают в основном в результате миграции населения. Например, чело­век переехал из села в город в поисках работы. Он еще не адаптировался к новой социальной среде, но уже разорвал связи с прежней. Это пограничное, промежуточное состояние людей обретает черты устойчивости, формирует особый стиль их жизни. Процесс маргинализации охватывает практичес­ки все социальное пространство России. Как прави­ло, люди передвигаются из села в малый, а затем и в большой город. Статистика свидетельствует, что три четверти граждан страны в возрасте свыше 30 лет живут и работают не там, где родились. А это порож­дает разнообразные маргинальные группировки — «лимитчики», «шабашники», «вахтовики» и др.

Самой обширной неорганизованной общностью людей является человечество. При всей своей про­тиворечивости современное человечество находится в тесной взаимосвязи и взаимозависимости. Это обус­ловлено глобальными процессами. Речь идет о фор­мировании мировой экономики, о планетарном об­щественном разделении труда, об интернационали­зации хозяйственных связей, политических, науч­ных, культурных контактов. Это обусловлено и гло­бальными проблемами, решение которых возмож­но лишь общими усилиями: предотвращение ядер­ной войны, экологической угрозы и др.

Человечество распадается на демографические или тендерные (мужчины и женщины), этнические (кровнородственные и исторические) и территори­альные (страна, деревня, город, регион) общности.

Гендерные общности. Специалисты утвержда­ют: пол относится к биологическим характеристи­кам людей, а гендер — к социальным. В социологи­ческом дискурсе гендер применяется в том случае, когда касается социально созданного деления обще­ства на тех, кто относится к мужчинам, и тех, кто — к женщинам. Мужчины и женщины имеют различ­ный доступ к привилегиям, престижу и власти. Несмотря на то, что с демографической точки зре­ния женщин большинство, социологи относят эту группу к меньшинствам. Почему? Это связано с тем, что женщины исторически постоянно сталкивались с дискриминацией. Статус женщины — приписан­ный и не является добровольным. Женщинам при­сущи отличные черты от мужчин — доминирую­щей в обществе группы.

Гендерные роли, определяемые обществом, име­ют серьезные последствия в жизни мужчин и жен­щин. Это социальные ожидания, вытекающие из по­нятий, окружающих тендер, а также поведение в виде манер, платья и жестов. Гендерные роли отводят мужчинам и женщинам свое место в социаль­ной структуре, определяя их статус. Они являются источником социального неравенства.

Традиционно неравенство мужчин и женщин оп­ределялось тем, что первым отводилась роль кор­мильца в семье, вторым — социолизатора детей. Про­изводительный труд всегда вознаграждался деньга­ми, престижем и властью, а бытовой — недооцени­вался. Полагалось, что женщины должны предос­тавлять мужчинам сексуальные услуги в обмен на деньги.

В настоящее время значительная часть замуж­них женщин работает вне дома. Отсюда возникает проблема: как пристроить своих детей на период рабочего дня? Другая проблема заключается в том, что работающая женщина выполняет также боль­шинство домашних дел.

В главе 3 подчеркивалось различие в карьерах женщины и мужчины. Поскольку женщины заня­ты в основном канцелярской работой, их возмож­ности по службе ограничены, а стремление к успе­ху ослабляется. Эта проблема нашла отражение в феминистской поговорке: «Женщина должна рабо­тать вдвое больше мужчины, чтобы заработать хотя бы вдвое меньше». Очень мало женщин на руково­дящих постах. Единицы из них заняты в статусе руководителей в структурах Администрации Пре­зидента и правительства страны. Государственные должности федерального уровня категории «А» за­мещают 23% женщин, категории «Б» — 15, кате­гории «В» — 56%. Невелика доля женщин (8-10%) и среди предпринимателей.

Имеется немало и других проблем тендерных группировок. Перспективы их решения связаны с изменением стереотипов социализации, предраспо­лагающих женщин к примирению со своим подчи­ненным положением; повышение гибкости графи­ков работы в учреждениях, позволяющих матерям совмещать работу с семейными делами; создание новых возможностей для получения профессиональ­ной помощи по уходу за детьми и др.

Этнические общности функционируют в форме кровнородственной и исторической группировок. В начале цепочки кровнородственных общностей на­ходится семья.

Семья — минимальная единица сообщества лю­дей, связанных единством происхождения. Несколь­ко объединившихся семей образуют род или клан. Клан представляет собой совокупность родственни­ков, сохраняющих общую собственность на землю, кровную месть, круговую поруку. Объединившиеся кланы составляют племя. Племя обладает своим языком и территорией. Оно создает формальную организацию — совет старейшин.

Исторические общности возникают в результате преобразования племени в народность. Народность формируется посредством смешения и консолида­ции племен по мере развития между ними хозяй­ственных и др. связей. В этой общности распрост­раняется язык доминирующего этноса, его культу­ра. Народность на высшей стадии своего развития трансформируется в нацию. Нация — автономная общность, члены которой привержены общим цен­ностям. Представители одной нации уже не имеют общего происхождения. К основным признакам на­ции относится унификация языка в процессе его распространения через систему образования, литературу и средства массовой информации; социально-классовый состав; внутренний рынок и единый хозяйственный уклад. На основе единой террито­рии, языка и экономики формируется национальный характер, единая ментальность. Возникает сильное чувство солидарности со своей нацией.

Человечество распадается и на территориаль­ные общности. Крупнейшая из них — страна. Это единое социальное целое, поскольку имеет общую историческую судьбу, существенные признаки сход­ного образа жизни. Страна является носителем кол­лективного социального опыта (языка, историчес­кой памяти, культуры и т.д.).

Деревня — общность, занятая преимущественно сельскохозяйственным трудом. Для нее характер­ны подчиненность производственной деятельности циклам природы, неравномерность занятости, сла­бая трудовая мобильность. Плотность населения деревни невелика. Здесь преобладают социально и национально однородные семьи, отсутствует анонимность общения, большое значение имеют сильный социальный контроль общности за поведением .лю­дей, традиции и обычаи. Однако под влиянием ин­дустриализации, развития средств транспорта, прес­сы, радио, кино и телевидения, традиционная сель­ская общность подвергается урбанизации.

Город — общность, возникшая вследствие отде­ления ремесла от сельского хозяйства. Для города характерны концентрация большого числа людей и высокая плотность населения. Ему свойственны зна­чительное разнообразие и интеграция человеческой деятельности. Существуют типы городов, основой развития которых являются административные фун­кции (республиканские, областные, краевые, окружные и районные центры); военные (города-крепости, базы, пограничные города); культурно-научные (типа Дубна), оздоровительные (города-курорты) и др. Все это порождает ряд специфических соци­альных явлений. Разделение труда и специализа­ция приводят к сужению интересов к делам других людей. Отсюда уменьшение давления социального контроля, следствием чего становится рост откло­няющегося поведения. Вместе с тем города являют­ся мощным фактором прогресса в области науки, техники и культуры.

Регион - общность, взятая в природно-географическом, производственно-экономическом и куль­турно-историческом своеобразии. Его основными си-стемообразующими факторами являются: поселен­ческая структура, демографические условия воспро­изводства населения; экономическая структура, эко­логические условия жизни; политическая структу­ра, условия рационального управления. Единство указанных факторов региона образует совокупность отношений, складывающихся между ним и страной по поводу условий воспроизводства проживающего там населения. Такая система отношений проявля­ется в форме региональных интересов, которые вы­ражаются в создании для людей эффективной заня­тости и достойного уровня жизни, экологической защищенности, условий развития образования, куль­туры, этнического своеобразия.

В социальной структуре следует выделить и религиозные общности. Это объединения верующих лю­дей, связанных между собой системой конфессиональ­ных отношений, для которой характерно единство вероучения, обрядности, организации, ролевых вза­имосвязей. Эти общности, как правило, имеют свои институты, отличающиеся устойчивостью, жесткой иерархией, господством догматики и строгих пред­писаний в области вероучения и поведения. Благо­даря этому религиозные общности, особенно такие крупные как христианство, мусульманство, буддизм, занимают видное место в социальной жизни.

Ключевые слова

Публика.

Толпа.

Круг социальный.

Маргиналы.

Общность социальная.

Человечество.

Общность тендерная.

Общность этническая.

Семья.

Клан.

Племя.

Народность.

Нация.

Общность территориальная.

Деревня.

Город.

Регион.

Страна.

Общность религиозная.

5.3. Группы

Обычно термин «группы» употребляют весьма произвольно и применяют к различным формам со­вместной жизни людей. И все же большинство спе­циалистов сходятся в определении группы как со­циальном образовании:

1) взаимодействующих людей;

2) разделяющих общую цель;

3) поддерживающих стабильные ролевые отно­шения;

4) на основе нормативной системы поведения.

Взаимодействие в группе строится как на не­посредственном, так и на опосредованном контак­тах. В больших социальных образованиях многие люди остаются друг для друга анонимными, но бла­годаря сетям взаимодействия они обладают возмож­ностями, которым позавидуют и самые сплоченные малые группировки.

Общность цели влечет за собой появление средств, для ее достижения, формы внутренней орга­низации и контроля в группе. Она мобилизует кол­лективную волю, в которой проявляется солидар­ность людей, готовность к совместному осуществле­нию усилий.

Ролевые отношения выделяют группу из обыч­ного множества людей. Это могут быть официально установленные должности, либо никем специально не определенный порядок старшинства.

Система поведения также отличает группу от случайного объединения людей. Она строится на ос­нове разделяемых ожиданий каждого члена груп­пы в отношении других, т.е. определенных норм и правил.

Почему формируются группы? Для людей харак­терно стремление к солидарности. Ведь объедине­ние усилий дает человеку преимущества в выжива­нии, отстаивании своих интересов, самосовершен­ствовании, т.е. удовлетворении своих потребностей. Благодаря разделению функций в группе людям легче добывать пищу, строить жилище. Потребность в безопасности также сплачивает людей, если для отражения насилия недостаточно индивидуальных усилий. Причиной образования группы может стать признание со стороны других людей. Нам хочется считать себя преуспевающими. Потребность в самоактуализации ведет к образованию профессиональ­ных групп, что дает ощущение личного совершен­ства.

Какие факторы влияют на формирование груп­пы? Прежде всего численность группы. От двух человек (семья) — до самых обширных (этнос). Раз­мер группы отнюдь не формальная величина. Для малой группы характерны близкие, доверительные отношения. С увеличением количества людей в груп­пе контакты между ними становятся поверхност­ными, что ведет к утрате интимности отношений, тесного общения. В большой группе люди не всегда знают друг друга лично, в них имеется развитая формальная связь, система контроля, совокупность средств коммуникации, поддерживающих ее внут­реннюю сплоченность, система массового воздей­ствия, формирующая установки и стремления ин­дивидов.

К большим относят статусные группы: рабство, касты, сословия и классы. Рабство — наиболее выраженная форма неравенства, при которой часть ин­дивидов буквально принадлежит другим как их собственность. В древнегреческих полисах рабы пре­бывали в разных ролях. Они исключались из политической и военной жизни, но были заняты выпол­нением не менее сложных обязанностей вплоть до литературного творчества. В настоящее время раб­ство почти полностью исчезло в мире.

Касты (чистый род) порождены восточной куль­турой на основе представлений о кровных различи­ях между отдельными группами людей. Каста — это замкнутая группировка, членом которой стано­вятся в силу рождения. Она не допускает заключения браков с партнерами, происходящими из дру­гих мест. В Индии наиболее высокий уровень чис­тоты представляют «брахманы*, а наиболее низ­кий— «неприкасаемые». Брахманы должны избе­гать связей с неприкасаемыми.

Сословия типичны для западной культуры. В Ев­ропе они включали аристократию и дворянство. Ду­ховенство имело более низкий статус, но обладало различными привилегиями. К так называемому «третьему сословию» относились слуги, торговцы, свободные крестьяне и художники. В противополож­ность кастам здесь допускались межсословные бра­ки. Пережитки этой системы сохраняются до сих пор. В Британии, например, в виде наследуемых титулов, где лидеры бизнеса, государственные чи­новники могут быть возведены в рыцарское досто­инство.

Классы, в отличие от других типов страт, созда­ются на экономической основе. Принадлежность ин­дивида к классу должна быть им достигнута, она не дается от рождения, как в других типах стратифи­кации. Классы зависят от экономических различий между группами людей, связанных с неравенством во владении собственностью.

В современном обществе доминирующей статус­ной группой являются классы. Принято выделять высший, средний и низший классы. Высший — вла­дельцы средств производства, выполняющие по этой причине руководящую роль в экономике и присва­ивающие определенную часть прибыли. Собствен­ность фактически наделяет представителей этого класса властью. Их влияние растет частично вслед­ствие прямого контроля промышленного и финан­сового капитала, частично вследствие доступа к руководящим должностям в политической, образова­тельной и культурных сферах.

Средний класс — это владельцы средств суще­ствования, не использующие наемных работников, либо использующие их в незначительном количе­стве. Данная категория людей подразделяется в свою очередь на высший и низший средний класс. Высший — состоит в основном из менеджеров и профессионалов с высоким уровнем образования. Низший средний класс является наиболее гетеро­генной категорией, включая конторский персонал, продавцов, учителей, медсестер и др. Средний класс находится в противоречивой ситуации. С одной сто­роны, это влияние сверху, с другой — давление снизу.

Низший класс — наемные работники, органи­зованные по воле высшего класса. В западных стра­нах это в основном рабочие. У нас в эту категорию людей можно включить и значительную часть кре­стьянства. Как и у среднего класса, здесь также про­является тенденция дифференциации. Квалифици­рованная часть рассматривается как «рабочая арис­тократия». Они имеют самый высокий доход, луч­шие условия труда и гарантии работы. Неквалифи­цированная часть имеет скромный доход и неболь­шую гарантию занятости.

Еще одним фактором, влияющим на формирова­ние группы, является ее структура и организа­ция. Группы различаются по характеру организо­ванности: неорганизованные, частично или полнос­тью организованные. Состав организованных групп достаточно стабилен для того, чтобы участники мог­ли познакомиться друг с другом, сформировать оп­ределенные представления о том, что они делают, оценить каждого и выработать четкие взаимные ожидания.

От степени организованности во многом зависит тип структуры социальной группы. Это может быть микро- и макроструктура. Каждый человек играет в своей группе определенную роль, основанную на выполнении ожидаемых действий и соблюдении ус­тановленных образцов поведения. С ролями связа­ны соответствующие права и обязанности. Их сово­купность формирует позиции индивида. Некоторые позиции, с которыми связаны широкие полномо­чия, большой объем деятельности и соответствую­щая оценка, признаются высшими, другие — низ­шими. Следовательно, систему позиций можно рас­сматривать как микроструктуру группы.

Социологи, исследуя микроструктуры, пытаются найти в них ключ к пониманию макроструктур. Ведь в группах представлены в миниатюре черты боль­ших социальных образований: разделение труда, спо­собы обмена, иерархия престижа, традиции и т.д. Посредством тщательного изучения микроструктур, можно строить теоретические модели макрострук­тур, менее доступные для непосредственного анали­за. Вместе с тем макроструктуры имеют свои осо­бые закономерности и не все, что в них делается, можно объяснить процессами, происходящими в микроструктурах. Например, классовая структура определяется не только психосоциальными процес­сами, происходящими в группах, но также объек­тивной системой производственных отношений.

В зависимости от типа структуры различают группы первичные и вторичные. Каждый из нас принадлежит к тем или иным первичным груп­пам — таким как семья или друзья, где между людьми складываются эмоциональные отношения. В этих группах индивиды связаны друг с другом непосредственно. Вторичные группы образуются из людей, между которыми устанавливаются не­значительные эмоциональные отношения, их вза­имодействие подчинено достижению определенной цели. Индивидуальные, неповторимые черты лич­ности не имеют значения для функционирования вторичной группы.

Зачастую социологи разделяют группы на фор­мальные и неформальные. Формальным группам присущи установленные правила организации, зап­реты и дозволения. Здесь отношения людей в бук­вальном смысле оформлены. Неформальные — те группы, внутренняя связь которых официально не­регламентирована. Но это не означает отсутствия в них порядка, организованности и контроля.

Формальные группы представляют собой органи­зации, в которых объективно задано содружество людей для выполнения социально значимых задач на производстве, в политической, духовной жизни и т.д. Неформальные группы — ассоциации, в ко­торые объединяются люди на основе субъективных мотивов. Нередко они возникают стихийно, особен­но внутри формальных организаций. Решающая роль в их формировании принадлежит симпатиям и антипатиям людей, общности их интересов, взгля­дов на жизнь, мироощущениям.

Проблема взаимоотношений формальных и нефор­мальных группировок впервые была поставлена в ходе знаменитого хоторнского эксперимента иссле­дователями под руководством Э. Мэйо. Поиск опти­мального сочетания таких группировок на производстве, в учреждениях и организациях стал одной из важнейших задач теории менеджмента.

Важным фактором формирования группы явля­ется культура. Для каждой из них типичны свое­образная мораль, атмосфера, привычки и т.п. Это та особая ментальность, которая отличает семью от ученического или производственного коллектива. Важную роль здесь играет символика (печати, зна­мена, эмблемы, значки). С ее помощью подчеркива­ются специфика культуры, цели, намерения дан­ной группы людей. Все это вызывает у них чувство гордости, достоинства.

По данному признаку различают внутренние группы (с которой индивид идентифицирует себя) и внешние (с которой он себя не отождествляет). Раз­личие между ними подчеркивается местоимениями «мы» и «они». Культура помогает установить не­зримые границы между «своими» группировками и «чужими». Человек оценивает себя и определяет свое поведение в соответствии со стандартами, заложен­ными в групповой культуре. Но поскольку каждый индивид принадлежит к 5-6 группам, имеющим уникальную субкультуру, ему приходится выделять референтную группу для ориентации в своем пове­дении, самооценки своих взглядов, установок и дей­ствий.

Референтные группы выполняют нормативные и сравнительные функции. Подобная группа явля­ется источником норм поведения, установок и цен­ностных ориентации индивида. Например, эмигрант, приезжая в другую страну, стремится побыстрее освоить стандарты коренных жителей. Он «культи­вирует в себе» соответствующие жизненные прин­ципы, вкусы и т.п. Наряду с этим референтная груп-па выступает в качестве эталона, с помощью кото­рого индивид может сравнить себя и других, оце­нить свое здоровье, способности, положение в об­ществе, жизненный успех.

Наличие референтных групп помогает объяснить кажущиеся противоречия, когда, например, обыч­ный адвокат обладает огромной властью, «продав­ливает» в государственных структурах ответствен­ные решения, или когда боевой генерал становится участником государственного переворота, или ког­да милиционер оказался опасным преступником. Просто эти индивиды взяли за образец людей, при­надлежащих к скрытым группировкам.

Скрытые группировки сознательно вуалируют свое существование, что дает им возможность ока­зывать влияние на основные сферы общественной жизни. К ним относятся группы давления, вклю­чающие лиц, воздействующих на чиновников, де­путатов, оставаясь при этом вне власти. Главное сред­ство влияния — угроза призвать к действию те со­циальные слои, интересы которых они представля­ют. Разновидностью групп давления выступают лоб­би (кулуарные образования). Они не гнушаются никакими средствами: поддержка на выборах, под­куп заинтересованных лиц, оказание встречных ус­луг и т.д. Типичными способами деятельности групп давления являются:

1) непосредственное выдвижение своих ставлен­ников в органы власти, например, в качестве пар­ламентария или функционера административного ап­парата;

2) участие членов группы в работе парламентских комиссий, комитетах и службах;

3) поддержка «приятельских» контактов между заправилами бизнеса и государственными чиновни­ками.

Еще одна скрытая группировка — клика, члены которой объединены тесными формальными связя­ми, взаимными симпатиями, общностью интересов, чувств, стремлений. Подобные группы обычно стре­мятся с помощью закулисных действий так сфор­мировать структурный элемент стратификационной системы, чтобы занять в ней господствующее поло­жение. Иногда под кликой понимают шайку или банду, придают этому термину уничижительный смысл и применяют его в отношении групп людей, тесно сплоченных между собой ради достижения неблаговидных, корыстных целей. Существуют двор­цовые, финансовые, управленческие и другие кли­ки. Данный термин употребляется, в частности, в отношении правящих групп, незаконно захватив­ших власть.

Мафия — это группа лиц, которая, в отличие от клики, стремится к достижению своекорыстных це­лей в масштабах всего общества. Поэтому мафия, как правило, представлена людьми из разных групп, деятельность которых не обязательно преступна. В противном случае мафиозная группировка пере­растает в гангстерскую.

В период коренных изменений общественных от­ношений, когда происходит первоначальное накоп­ление капитала, резкое расслоение населения по уров­ню доходов, когда изменяются ценности, нормы, об­разцы и стандарты различных социальных групп, нарастают естественные для человека эгоистические мотивы борьбы за власть и собственность. Эти моти­вы чаще всего канализируются в незаконное русло,

чтобы получить выгодный заказ за счет бюджетных средств, добиться займа в государственном банке на льготных условиях, взять ссуды, субсидии и т.п.

Специалисты отмечают, что в нашей стране со­временная мафия зародилась в 1988 г., когда после известного Закона о кооперации началось неконт­ролируемое накопление капитала с перекачкой ог­ромных государственных средств в кооперативный, точнее, частный сектор. Именно этим можно объяс­нить последующую гиперинфляцию, которая поро­дила коррупцию и супермафию.

Именно в этот период формируется основной слой современных мафиозно-гангстерских группировок — «лжепредприниматели». Наряду с финансовыми аферами, они специализируются на незаконной при­ватизации госимущества для дальнейшей спекуля­ции недвижимостью; перепродаже стратегического сырья, полученного по лицензиям и квотам от кор­румпированных чиновников.

Второй слой составляют «гангстеры». Основная направленность их деятельности — рэкет (квалифи­цированное вымогательство) и сопряженный с ним бандитизм. Как правило, они имеют дело с «лже­предпринимателями», которые, подвергаясь силово­му давлению, вынуждены идти на преступный союз.

Следующий слой — «коррупционеры». В их со­став входят чиновники госструктур и работники пра­воохранительных органов. В результате подкупа они представляют «лжепредпринимателям» незаконные льготы, участвуют с ними в распределении сверх­прибылей. Эти лица обеспечивают «прикрытие» ганг­стеров в случае угрозы уголовного преследования.

Наконец, на вершине этой иерархии находятся «координаторы» — корпорация «воров в законе».Они обеспечивают функционирование мафиозно-ганг­стерской группировки, взаимодействие всех ее сло­ев: лжепредпринимателям обеспечивают защиту от гангстеров и «прикрытие» коррупционеров; гангсте­рам помогают осуществить раздел сфер влияния; коррупционерам поставляют новых «клиентов» для «прикрытия», «сдают» ослушавшихся гангстеров и лжепредпринимателей для создания видимости ак­тивной борьбы с преступностью. На координаторов ложится обязанность по хранению «общака» (общей денежной кассы), который, как правило, вкладыва­ется в коммерческие структуры для получения при­былей и спасения от инфляции.

Разумеется, изложенная структура мафиозно-гангстерских группировок весьма условно отображает реальность. В зависимости от специфики того или иного региона эта структура может видоизменять­ся. Вместе с тем она позволяет представить меха­низм функционирования данной группировки, схе­му отмывания денег. Эксперты утверждают, что лишь малая часть незаконных доходов использует­ся для продолжения преступной деятельности, в то время как большая часть поступает в обычные эко­номические структуры. Это дает возможность лега­лизовать мафиозные средства путем вывода их из опасного круга инвестирования.

Изложенные выше факторы определяют множе­ственность групп. Можно предположить, что это многообразие является результатом разделения че­ловеческого сообщества и следствием соединения индивидов в определенные общности. Однако диф­ференциация людей — это не распад социального организма, а способ его существования как целого. Интеграция индивидов в разнообразные группировки обеспечивает функционирование и развитие это­го организма.

Рассмотрим теперь факторы, присущие функци­онированию социальных групп. Групповая динами­ка отражает взаимодействие людей в коллективе. Следует иметь в виду, что для совместной деятель­ности члены группы должны обладать единством интересов, целей и действий. Единство интересов складывается на основе сходного социального поло­жения и образа жизни людей. При определенных условиях общность интересов перерастает в един­ство целей. Социальная значимость таких целей со­стоит в их взаимосвязи с интересами индивидуаль­ными и коллективными. Единство действий пред­полагает разделение функций и координацию меж­ду людьми. Разделение функций — это распределе­ние основных задач. Во всех групповых действиях люди выполняют разные задачи, но их действия интегрируются в единый результат. Это означает, что участники действия взаимосвязаны. Каждый человек должен внести свой вклад в общее дело, иначе единство как целое разрушится.

Координация означает высокую степень приспосаб­ливаемое участников группы. Люди, которые вклю­чены в совместное дело, — не просто марионетки, механически выполняющие определенные функции. Общее направление координированного действия постепенно складывается из последовательного ряда взаимных уступок участников. Эти и многие другие образцы поведения составляют групповую динамику.

Как выглядят внутригрупповые связи? В любой группе люди занимают разные по значимости пози­ции. Если такой порядок не предписывается группе извне, то какое-то распределение обязанностей устанавливается людьми изнутри. В каждой группе имеются лидеры и ведомые. Исполнение человеком роли лидера возможно в силу проявления им инди­видуальных качеств, выделяющих его из членов группы, либо в силу обладания им высокими мо­ральными качествами. Характер лидерства в груп­пе различается прежде всего по роли инструменталь­ного (делового) лидера, организующего действия людей, и лидера эмоционального, обеспечивающего высокую мотивацию у них по решению коллектив­ной задачи. Одна из основных обязанностей лидера в группе — нововведения, создание новых культур­ных образцов. За это он получает кредит доверия группы и приобретает авторитет.

Лидер является центром коммуникации в груп­пе, он осуществляет прием и передачу информации. Очевидно, что не все виды распределения информа­ции между индивидами могут приводить к эффек­тивной деятельности группы. Некоторые из них от­рицательно сказываются на возможности совмест­ных действий. Это необходимо учитывать при уп­равления группой.

Социологи установили ряд способов коммуника­ции, оказывающих влияние на результаты действий группы (схема 5.1).


игрек


штурвал

колесо

цепочка

 

 

           
   
змея
 
круг
   
паутина
 
 
 


При выполнении несложных заданий в ограничен­ное время наиболее эффективными способами ком­муникации являются «штурвал и «колесо», так как здесь исключается общение членов группы между собой. Они могут контактировать только с лидером, который получает информацию от всех, перерабаты­вает ее и выдает управленческие решения. В спосо­бах «цепочка» и «игрек» центр все еще играет ос­новную роль в процессе передачи информации, но имеются и другие направления коммуникации. «Круг» и «змея» — самые слабые способы коммуни­кации. Здесь никто не занимает центральное поло­жение. Для выполнения творческих задач, где дол­жно соблюдаться равенство при принятии решений, эффективно действует «паутина». Здесь каждый мо­жет получить информацию от любого члена группы. Таким образом, использование различных способов коммуникаций в зависимости от ситуации позволя­ет оптимально решать практические проблемы.

Обычно в группе устанавливаются следующие виды коммуникаций: сплачивающие связи — это межличностный обмен, т.е. реакции, оценки, пере­суды, которые позволяют каждому человеку ощу­щать свою принадлежность к группе; поддержива­ющие связи, которые включают взаимодействия, не­обходимые для совместной работы, для поддержания дисциплины, укрепления престижа коллекти­ва; деловые связи относятся непосредственно к вы­полняемой работе (надо помочь парню, а то он нас подведет).

Своеобразие этих связей состоит в том, что они складываются с целью сохранения тех преимуществ, которые заложены в координации, взаимопомощи, получаемой от многих людей. Именно в солидар­ных связях проявляется куммулятивный эффект взаимной поддержки членов группы.

Каким образом регулируются групповые связи? В качестве ведущих регуляторов выступают нормы поведения. По мере их усвоения людьми связи со­лидарности институционализируются, приобретают предсказуемый, управляемый характер. Складыва­ется система контроля за соблюдением этих норм. Прочность солидарных связей во многом зависит от степени социального контроля. Чем меньше размер группы, тем больше личностных контактов, следо­вательно, тем выше степень контроля.

Ключевые слова

Группа социальная.

Группа малая.

Группа большая.

Группа статусная.

Рабство.

Касты,

Сословия.

Классы.

Группа первичная.

Группа вторичная.

Группа формальная.

Группа неформальная.

Группа внутренняя.

Группа внешняя.

Группа референтная.

Группа скрытая.

Группа давления.

Лобби.

Клика.

Мафия.

Групповая динамика.

Лидерство.

5.4. Трансформационные группировки

В отличие от функциональных групп, сохраняю­щих общественный строй, трансформационные стре­мятся к его изменению. Такого рода группы людей объединяет: 1) общая цель; 2) общие ценности — революционные, или реформаторские, разрушитель­ные, или созидательные; 3) общая система норм, регулирующих и регламентирующих поведение уча­стников; 4) неформальный лидер.

Как правило, трансформационные группировки принимают форму социальных движений. Участни­ки движений активно вмешиваются в процесс со­циальных изменений. Они предпринимают совместные действия сознательно во имя преобразования общественной жизни. Поэтому их иногда называют движущими силами истории.

По мнению польского социолога Е. Вятра, движения проходят через следующие стадии развития:

• Создание предпосылок движения. Неудовлетворенность заведенным порядком закладыва­ет основу контактов активных личностей. Не­довольство возникает в результате несоответ­ствия между объективными условиями и пред­ставлениями о том, какими они должны быть. В ходе обмена мнениями возникает осознание несправедливости существующего положения дел, вырабатываются общие взгляды о необхо­димости создания движения.

• Стадия артикуляции стремлений. Первоначаль­но разрозненные, индивидуальные стремления приобретают интегрированную форму. Артику­ляция стремлений проявляется в ходе выступ­лений лидеров, выдвижения программ,

• Стадия агитации. Движение привлекает сто­ронников и участников. Агитаторы и пророки вдохновляют людей, вселяют в них энтузиазм.

• Стадия развитой деятельности. Это период по­пыток движения провести в жизнь свою про­грамму. На данном этапе возможны организа­ционное оформление движения и его институционализация. Во главе движения встают ад­министраторы, или политические деятели.

• Стадия затухания. Осуществление или, напро­тив, неосуществление поставленных целей вво­дит движение в стадию затухания.

Существует множество социальных движений: за мир, за гражданские права, за улучшение условий труда и жизни, за возрождение национальной куль­туры, защиту природы и др. При определенных ус­ловиях движения политизируются, массовые дей­ствия выражаются в требованиях, обращенных к правительству, связываются с завоеванием государ­ственной власти. Бывает, что содержание движения носит прогрессивный характер (например, защита национальной культуры), а политическая ориента­ция приобретает реакционную направленность — на обострение межнациональных отношений, против демократизации общества, за сохранение авторитар­ных структур.

В соответствии с целями, которые преследуются, выделяются следующие типы движений: 1) реформа­торские (постепенное и прогрессивное изменение существующей системы; 2) регрессивные (частичное или полное возвращение к старому порядку); 3) уто­пические (построение идеального общества); 4) ре­волюционные (коренное изменение существующего строя, его ценностей и институтов).

В настоящее время в большинстве стран домини­руют реформаторские движения. Среди них самы­ми распространенными являются аболиционистские, экологические и феминистские движения. Расска­жем о них более подробно.

Аболиционизм (лат. abolitio — уничтожение, отмена) — социальное движение за ликвидацию какого-либо закона. Впервые зародилось в США на рубеже ХУШ-Х1Х вв. за отмену рабства негров. Получило распространение в Великобритании, Фран­ции и ряде других стран за отмену рабства в коло­ниях. По образу подобных массовых действий в се­редине XX в. в США оформляется движения за граж­данские права, гарантированные чернокожим по конституции, но в которых им традиционно отка­зывали. Оно оказало влияние на прохождение За­кона о гражданских правах от 1964 г., содержаще­го сильные антидискриминационные положения.

Феминизм — (фр. feminism, с лат. femina — жен­щина) — социальное движение за уравнение в пра­вах женщин с мужчинами. Возникло в XVIII в., выступает за сотрудничество с теми массовыми орга­низациями, которые ведут борьбу за социальные, политические и гражданские права женщин, во имя охраны детей, против войны и реакции. В настоя­щее время это движение разнообразно, в ряде стран свободно структурировано и не придерживается твер­дых принципов. Однако национальные движения сходятся в главном: все женщины испытывают об­щее притеснение, отсутствующее в отношении муж­чин, которые, как считается, извлекают из этого пользу.

Экологическое — социальное движение, интерес которого связан с защитой природы (гр. oikos — дом, родина). Оно занимается проблемами загряз­нения окружающей среды, сохранением живой при­роды и т.п. В некоторых странах это движение пре­образовалось в сильное политическое крыло, мощ­ное лобби (партия «зеленых» в Германии, партия экологии в Великобритании). Однако большинство сторонников движения поддерживают не политичес­кие, а практические проблемы.

Разновидностью трансформационных выступают и террористические группировки. Они осуществ­ляют политически мотивированную деятельность, включающую психологический (устрашение) и фи­зический (насильственные действия) компоненты. Первичная мотивация террористических группиро­вок может быть национальной (Ирландская респуб­ликанская армия), идеологической («Красные бри­гады») или религиозной (Исламский джихад). Так­тика террористов предусматривает похищения лю­дей, взрывы в общественных местах, угон самоле­тов, пассажирских автобусов, вымогательство вы­купа и т.п. Зачастую эти акты направлены на ауди­торию средств массовой информации. Поэтому в дополнение к национальным, религиозным и другим социальным движениям, терроризм как инструмент политического изменения оказывается весьма эффективным.

Ключевые слова

Трансформационные группировки.

Социальные движения.

Аболиционизм,

Феминизм.

Экологическое движение.

Терроризм.

5.5. Управленческая команда

В последние годы термин «управленческая ко­манда» вошел в лексику российских деловых кру­гов. Однако используется он весьма многозначно и недостаточно точно. Команда — это не обычная груп­па заинтересованных людей. Она устремлена к це­лям организации и побуждает других к достиже­нию этих целей. Команда — это не группа людей, преданных руководителю, а совокупность профес­сионалов, верных делу. Команда — это не только группа руководителей, но и группа лидеров, кото­рая, в силу компетентности, деловых и личностных качеств, пользуется у персонала авторитетом. Ко­манда — это не закрытая группа руководителей. Она открыта для «опорных» специалистов и даже «лиц со стороны». Команда — не просто коллектив еди­номышленников. Это коллектив, сплоченный «ко­мандным духом». Команда не создается распоряже­нием руководителя, она формируется, самоорганизовывается. Словом, команда — это коллективный субъект управления, представляющий собой груп­пу авторитетных профессионалов, объединенных корпоративным духом для достижения деловых це­лей организации.

Коллективный субъект управления, если он не назначен сверху и не избран снизу, а сформирован по командному принципу, имеет ряд преимуществ перед индивидуальным субъектом управления. По­скольку это самоорганизованный коллектив, он предрасположен к продуцированию сверхсуммативного качества управленческой деятельности, т.е. способен достигнуть синергетического эффекта. Это эффект, который возникает в сообществе людей от такого сложения сил, когда 2+2=5 (об этом подроб­но поговорим в гл. 9).

Коллективный субъект управления позволяет ус­транить такой недостаток отдельного руководите­ля, как ограниченность его знаний. Коллектив при­влекает дополнительные источники знаний и опы­та, он предоставляет возможность руководителям и специалистам посредством соучастия в выработке решений приобрести новые знания, навыки, уста­новить новые контакты.

Коллектив предостерегает от некомпетентного принятия решения. Сочетание в одном лице эконо­мических, правовых, управленческих и технологи­ческих знаний при нынешнем объеме маловероят­но. Коллектив позволяет каждому участнику взять на себя ответственность в той области, в которой он осведомлен больше других. Благодаря этому про­блема решается не односторонне, а комплексно.

Коллективный субъект управления имеет возмож­ность сбалансировать интересы отдельных лиц, вы­работать согласие по спорным вопросам, увеличить тем самым сторонников принимаемого решения, обеспечить более легкое и результативное проведе­ние его в жизнь.

В организации, особенно в крупной, могут дей­ствовать не одна, а несколько управленческих ко­манд. Прежде всего, это стратегическая команда, состоящая из руководителей высшего звена, кото­рая определяет цели и задачи организации. Функ­циональные команды, которые, исходя из вырабо­танной стратегии, самостоятельно принимают реше­ния по различным видам деятельности организации. Производственно-технические команды непосред­ственно занимаются производством в структурных подразделениях организации. Целевые команды, которые призваны решать отдельные, специфичес­кие задачи.

Для эффективной работы управленческой коман­ды любого типа особое значение имеет оптимальное распределение ролей, Г. Паркер выделяет четыре основных роли: контрибьгатер, коллаборатор, ком­муникатор и челленджер.

Контрибъютер (вкладчик). По существу, это эк­сперт, в обязанности которого входят сбор инфор­мации, проведение ее анализа, подготовка доклада руководству, доведение до сведения других участ­ников команды результатов исследований. Контрибьютер обеспечивает информационную поддержку команды, задает высокие стандарты качества рабо­ты, выступает в качестве тренера и наставника для членов команды.

Коллаборатор (сотрудник). Ему принадлежит ключевая роль в поддержании целеустремленнос­ти команды и ее концентрации на достижении цели. Эта роль предопределяется стремлением выйти за свои функциональные рамки ради выполнения за­дачи. Для коллаборатора не свойственно отказы­ваться от работы, которая не входит в круг его пря­мых обязанностей, но способствует общим усили­ям. Он открыт новым идеям, приносящим пользу команде.

Коммуникатор (оператор). Основное внимание он уделяет процессу работы команды, определяет общие принципы взаимодействия людей, является оптимизатором участия, сторонником консенсуса и взаимоподдержки, а также создателем комфортной обстановки. Коммуникатор поощряет застенчивых членов команды высказывать свое мнение, сдержи­вает разговорчивых, следит за тем, чтобы участни­ки контролировали свои разногласия и придержи­вались предмета спора.

Челленджер (скептик). Его задача «плыть про­тив течения», но делает он это исходя только из конструктивных соображений, а не стремления вы­делиться. Челленджер готов идти вразрез с мнени­ем руководителя и стимулировать команду взять от­ветственность за рискованное решение. Ему свой­ственны способность ставить проблемы, открыто выражать свое мнение, беспристрастность и прин­ципиальность.

Безусловно, в управленческой команде может быть иное число и содержание ролей. Оптимум определя­ется целями и задачами команды. Важно сбаланси­ровать ролевой набор команды, что позволит макси­мально использовать человеческие ресурсы.

Особое значение для команды имеет роль лиде­ра. Специалисты полагают, что эту роль лучше все­го сравнить с функциями играющего тренера: подбор игроков, их обучение, формирование команды, организация совместной работы.

Ключевые слова

Команда.

Команда управленческая.

Команда функциональная.

Производственно-техническая команда.

Команда стратегическая.

Контрибьютер.

Коллаборатор.

Коммуни к атор.

Челленджер.

Лидер.

5.6. Социальная стратификация

В учебном пособии вряд ли возможно дать исчер­пывающую характеристику всем разновидностям со­циальной структуры. Однако сказанного выше доста­точно, чтобы сделать вывод: основанием для выделе­ния тех или иных видов структур является деление общества на отдельные слои. Отметим, что обще­ство не только дифференцировано, но и иерархизировано: в нем всегда одни слои обладают большей властью, богатством, имеют ряд явных преимуществ по сравнению с другими. Для того чтобы выявить и замерить эти специфические характеристики слое­вых образований, П. Сорокиным было введено по­нятие социально, стратификации.

В теории социальной стратификации сложились Два принципиальных направления: функционалистское и конфликтологическое. Первое — выявляет общие интересы членов общества, второе — фоку­сирует внимание на различии интересов.

Конфликтологическое направление подчеркива­ет доминирующую роль в системе стратификации отношений собственности, и власти. Такая логика описания неравенства приемлема для транзитивно­го, переходного общества, переживающего револю­ции и реформы, поскольку изменение социальной структуры определяется институтом государства и собственности. От того, кто и на каких условиях контролирует ресурсы, зависит характер высших, средних и низших слоев общества.

Функционалистское направление рассматривает стратификацию как результат разделения труда, по­лагая, что неравенство определяется значимостью функций, выполняемых в обществе. Их выполне­ние может быть для индивида легким или трудным, приятным или неприятным. Оно может требовать от человека больших или меньших усилий, знаний и навыков. Вместе с тем и сами люди разнообраз­ны — талантливые и не очень, работоспособные и ленивые, здоровые и больные, обученные и необу­ченные и т.д. Отсюда задача: так разместить инди­видов в обществе, чтобы наиболее сложные функ­ции выполнялись самыми одаренными, умелыми и компетентными лицами.

Общество формирует механизм, обеспечивающий более широкий доступ к наиболее ценным благам тем, кто выполняет функции, особо важные для людей, требующие основательной предварительной подготовки. Это способствует конкуренции между индивидами за право выполнять данные функции, стремлению занять определенное общественное положение.

Существуют правила стратификации. Каждая страта (слой) включает только тех людей, которые имеют хотя бы примерно одинаковые доходы, власть, образование и престиж. Их можно подверг­нуть измерению.

Доход измеряется деньгами, полученными инди­видом в течение определенного времени. Доходы, как правило, используются для поддержания жиз­ни. Если денежные поступления избыточны, они на­капливаются и превращаются в богатство. А богат­ство можно передавать по наследству.

Власть измеряется количеством человек, на которых распространяется влияние конкретного лица. Власть Президента России распространяется на 148 млн человек, а главы семьи — на 2—3 чело­века. Суть власти — в способности навязывать волю людям вопреки их желанию. Обладание властью оп­ределяет место человека в социальной иерархии.

Образование измеряется числом лет обучения в средней или высшей школе. Доступ человека к об­разованию имеет важные последствия для возмож­ностей продвижения к наиболее высоким стратам

общества.

Престиж — это общественная оценка статуса, должности или профессии. Престиж как бы встро­ен в общественное положение: занимая его, инди­вид получает и соответствующую этому месту оцен­ку. Для определения положения по их престижу применяются специальные шкалы. Места разных положений на престижной шкале обозначаются тер­мином «ранг». От ранга мест зависит доступ их об­ладателей к дефицитным благам.

Так, наилучшее вознаграждение и, следователь­но, самый высокий ранг получают те положения, которые, во-первых, имеют наибольшее значение для общества и, во-вторых, требуют большего, чем другие, таланта и более длительного обучения. Первый критерий зависит от того, какую функцию должен выполнять обладатель положения, второй — от де­фицита кадров. Различным положениям общество придает разнообразные виды вознаграждения, ко­торые имеют одну функцию: мотивировать индиви­да прилагать усилия для достижения того или ино­го положения и для его удержания за собой.

Если каждого человека подвергнуть измерению в этих четырех шкалах социальной стратификации, в результате можно получить распределение рангов в виде определенной фигуры: пирамиды или ромба. Проиллюстрируем это положение на примере стра­тификационных фигур (схема 5.2).

Схема 5.2

Профиль стратификации России и США

США
  5%   15%     80%

Россия

 


Эти две фигуры показывают, что в обществе все­гда имеется меньшинство, занимающее ранги ближе к вершине. Однако в пирамидальной фигуре, кроме того, сравнительно немного людей обладают сред­ними рангами, а масса населения низшими. В проти­воположность этому ромбовидная фигура характе­ризуется пропорционально большей концентрацией в средней части социальной иерархии, чем низшей.

Американское общество, как многие другие, эво­люционировало от пирамидального профиля стра­тификации к ромбовидному. По мере развития спе­циализации в разделении труда и повышения уров­ня квалификации в нем увеличилась доля лиц, об­ладающих средним рангом.

Очевидно, что если и наша страна в результате проводимых реформ будет эволюционировать к граж­данскому обществу с рыночной экономикой и пра­вовым государством, то все большее число людей в ней будет принадлежать к средним рангам. Транс­формация пирамидальной стратификационной фи­гуры российского общества ^ ромбовидную будет означать постепенное расширение возможностей для лиц, находящихся в низшем слое.

Пока же современная Россия еще далека от иде­альной модели равенства возможностей, потому что в стране слишком велика степень невостребованности наиболее способных и квалифицированных работ­ников. Уровень образования и квалификации у нас противоречит уровню заработной платы, которая со­всем не совпадает с реальным уровнем доходов.

Несмотря на признание общей неопределенности, отечественные социологи отслеживают тенденции не­равенства и бедности. Как уже отмечалось, неравен­ство характеризует неравномерное распределение де­фицитных ресурсов общества — дохода, власти, об­разования и престижа — между различными слоями населения. Основным измерением неравенства вы­ступают деньги. Если по этому показателю опреде­лить профиль стратификации нашего общества, то с небольшими процентными колебаниями он будет выглядеть так, как это показано на схеме 5.3.

Как видно из схемы, 35% россиян находятся за порогом бедности — ниже прожиточного уровня. Эти люди не способны удовлетворить свои естественные потребности в пище, жилище, одежде. Они нахо­дятся на грани биологической выживаемости. Еще 30% населения относятся к малообеспеченным. Фак­тически это тоже бедняки, потому что все свои день­ги они тратят на питание. Бедными людьми можно считать и 20% среднеобеспеченных, затрачивающих на питание лишь треть своих денег.

Схема 5.3

Пирамида бедности

 

5% — богатые

10% — обеспеченные

20% — среднеобеспеченные

30% — малообеспеченные

35% — бедные

 

Надо отличать абсолютную и. относительную бедность. Под первой понимается невозможность удовлетворить минимальные потребности челове­ка, а под второй — невозможность поддерживать стандарты жизни, принятые в данном обществе. Таким образом, в нашей стране сложилась пира­мида бедности. Бедность — это не только экономи­ческое, но и социокультурное состояние, отражающее особый образ и стиль жизни людей, их ментальность, культуру и т.д.

Ключевые слова

Слой.

Страта.

Стратификация.

Стратификационный профиль.

Доход.

Власть.

Образование.

Престиж.

Ранг.

Бедность.

5.7. Социальная мобильность

Перемещение людей в иерархической структуре общества, связанное с изменением их статуса, на­зывается социальной мобильностью. Различают два вида мобильности — межпоколенная и внутрипо-коленная, и два основных типа — вертикальная и горизонтальная. Межпоколенная мобильность оп­ределяется сравнением социального статуса родите­лей и их детей. Например, сын рабочего становится менеджером. Внутрипоколенная мобильность предполагает сравнение социального статуса одного и того же индивида на протяжении его жизни. На­пример, менеджер становится начальником цеха, потом директором завода и, наконец, министром. Вертикальная мобильность подразумевает пере­мещение из одной страны в другую по восходящей или нисходящей линии. Например, повышение или понижение в должности. Горизонтальная мобильностъ показывает переход из одной страты в дру­гую, расположенную на том же уровне. Например, передвижение из родительской семьи в свою соб­ственную.

Выделяют и формы социальной мобильности — индивидуальную и групповую. Как правило, груп­повая мобильность возрастает в период коренных изменений общественного строя. Так, в современной России нарождающийся слой предпринимателей рас­ширяет свои позиции, претендуя на право занимать верхние этажи стратификационной структуры. Од­новременно поднимается новая политическая элита, взращенная соответствующими партиями.

Экономический кризис, вызывая массовое паде­ние уровня материального благосостояния, безрабо­тицу, резкое увеличение разрыва в доходах, стано­вится причиной значительного увеличения обездо­ленной части населения. По нисходящей линии пе­ремещаются профессиональные группы военно-про­мышленного комплекса, работники нерентабельных предприятий.

В стабильном обществе перемещения по вертика­ли обычно носят не групповой, а индивидуальный характер. Речь идет о прохождении личностью ус­тановленных ступеней в иерархизированной систе­ме, т.е. о карьере. Она выражается в приобретении каждый раз более высокой должности, престижа, дохода, власти и т.д. Карьера может быть, ограниче­на рамками одного слоя, а также вести человека от низшего слоя к высшему. Однако бывает и наобо­рот. Разорившийся предприниматель скатывается вниз, теряя не только престижное место в обществе, но и возможность заниматься привычным делом. Такой процесс называется «деградацией».

Функцию социальной циркуляции в обществе выполняет ряд институтов. Так, образование, выс­тупая в роли социального лифта, позволяет наибо­лее способным подняться на высшие этажи страти­фикационной структуры. Политические партии фор­мируют властную элиту. Институт семьи осуществ­ляет перемещение даже при отсутствии особых спо­собностей.

Но этого недостаточно. Чтобы закрепиться в но­вой страте, необходимо принять ее образ жизни, строить свое поведение в соответствии с приняты­ми правилами. Адаптация к новой среде требует психологической перестройки. И если это не уда­ется, человек может оказаться изгоем в том слое, куда он стремился, или в котором оказался волею судьбы.

Вот почему, советует профессор Г.В. Пушкарева, прежде чем пуститься в трудный путь на вершину иерархии, надо четко разобраться в трех вопросах: 1) на каких принципах построена стратификаци­онная структура общества? Если она опирается на богатство, подумай о наличии у тебя предпринима­тельской жилки, способен ли ты быстро сколотить состояние. Если — власть, лучше заняться полити­ческой деятельностью. Если и то и другое — зна­чит, у тебя есть выбор; 2) каким «социальным лиф­том» воспользоваться? Для политической карьеры следует начинать с активной работы в партии, для профессиональной — упорно учиться, для получе­ния богатства можно положиться на удачу. Если всем этим заниматься не хочешь, попытайся всту­пить в удачный брак. Успех придет не к каждому, а лишь к наиболее талантливому, трудолюбивомуили удачливому; 3) готов ли ты к новой жизни? Сумеешь ли органически включиться в новый слой, принять его нормы, правила, требования? Если ты не возьмешь социокультурный барьер, который воз­водит вокруг себя страта, ты навсегда останешься чужаком. Если у тебя есть положительный ответ на эти вопросы — дерзай. Если нет — подумай, стоит ли бороться.

Ключевые слова

Мобильность социальная.

Мобильность межлоколенная.

Мобильность внутрипоколенная.

Мобильность вертикальная.

Мобильность горизонтальная.

Мобильность групповая.

Мобильность индивидуальная.

Резюме

· Строение общества можно описать четырьмя разными способами: 1) на социетальном уров­не; 2) на институциональном уровне; 3) на со­циальном уровне; 4) на уровне личности.

· Социальная структура — есть оформленная си­стема различий в положении, условиях жизни, способах существования людей и соответ­ствующих отношений между ними, отражаю­щих относительно устойчивые, повторяющие­ся связи и порядок взаимодействия индивидов.

· Социальная общность — это реально существу­ющая совокупность людей, которые связаны общим интересом, находятся в прямом или косвенном взаимодействии, разделяют единый образ жизни.

· Существуют следующие разновидности общностей: не имеющие структурной организации (публика, толпа, социальный круг, маргиналы, человечество); этнические (семья, клан, племя); исторические (народность, нация); тер­риториальные (страна, деревня, город, регион); религиозные, тендерные и др.

· Группа — это социальное образование взаимо­действующих людей, разделяющих общую цель, поддерживающих стабильные ролевые отношения на основе нормативной системы поведения.

· Выделяют группы большие (рабство, касты, со­словия, классы), малые (первичные, вторич­ные, формальные, неформальные, внутренние, внешние, референтные), скрытые (группы дав­ления, лобби, клики, мафия). Трансформационные группировки стремятся к изменению общественного строя. Как прави­ло, они принимают форму социальных движе­ний: реформистских, регрессивных, утопичес­ких, революционных.

· Разновидностью трансформационных группи­ровок выступает терроризм. В дополнение к национальным, религиозным и другим движе­ниям, он как инструмент политических изме­нений оказывается весьма эффективным.

· Управленческая команда — это коллективный субъект управления, представляющий собой группу авторитетных профессионалов, объеди­ненных корпоративным духом во имя дости­жения деловых целей организации.

· Социальная стратификация — это дифферен­циация совокупности людей на классы и слои в иерархическом ранге. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и приви­легий, ответственности и обязанности, нали­чии или отсутствии социальных ценностей, вла­сти и влиянии среди членов того или иного сообщества.

· Теория социальной стратификации обеспечи­вает выделение упорядоченной совокупности групп и слоев, отличающихся друг от друга определенными, важными для данного обще­ства признаками: размером дохода, объемом власти, уровнем образования, престижа. Эта теория, рассматривая человека в роли работ­ника и потребителя, учитывает все позиции в системе власти, которые он может иметь; все масштабы и виды объектов, которыми он мо­жет управлять; все виды и объемы благ, кото­рые он может получить от общества.

· Если каждого человека подвергнуть измерению в определенной шкале социальной стратифи­кации, в результате можно получить распре­деление рангов в виде определенной фигуры: пирамиды или ромба. Эти фигуры показыва­ют, что в обществе всегда имеется меньшин­ство, занимающее ранги ближе к вершине. Однако в пирамидальной фигуре, кроме того, сравнительно немного людей обладают сред­ними рангами, а масса населения — низши­ми. В противоположность этому ромбовидная фигура характеризуется пропорционально боль­шим сосредоточием в средней части иерархии, чем в низшей.

· В России сложилась пирамида бедности. В эту группу людей входят 35% населения, прожи­вающих за порогом бедности, 30% тех, У кого хватает денег только на питание, и 20% лиц, не имеющих возможности поддерживать стан­дарты жизни, принятые в данном обществе.

 

 

Глава 6. Социальное взаимодействие

Цели главы:

* Описать социальное действие.

* Раскрыть содержание социальной связи.

* Показать значение коммуникации.

* Рассмотреть социальные процессы.

* Провести анализ кризиса в российском обществе.

* Объяснить механизм регуляции социальной связи.

6.1. Социальное действие

В основе функционирования строения общества находится социальное взаимодействие. Для того что­бы представить общество не только в статике, но и в динамике, т.е. в живой социальной реальности нам следует обратиться к зародышу общественного организма. Если первокирпичиком структуры обще­ства является социальный статус, то исходной кле­точкой его жизни выступает социальное действие. Не всякое человеческое действие является соци­альным. Таковым оно становится лишь в том слу­чае, если ориентировано на других: либо на конк­ретное лицо, либо на группу лиц, либо на все обще­ство в целом. Представим житейскую ситуацию. Водитель проезжающего мимо автомобиля без зло­го умысла обрызгал вас грязью из лужи. Вы посы­лаете проклятие в его адрес. Заметив это, он оста­навливает машину и просит у вас извинение в на­дежде сменить гнев на милость. В ответ на его лю­безность вы прощаете ему этот поступок. Обратите внимание, в первоначальном акте водителя (обрыз­гал грязью) нет социального действия. После ваше­го проклятия, он совершает поступок с ожиданием изменения вашего поведения. Это его действие можно назвать социальным. Оно совершено преднаме­ренно ориентировано на вашу персону.

При каких условиях человек совершает поступок с целью изменения поведения других людей? Ин­дивиды, вступающие в контакт, интересуются теми чертами друг друга, которые могут быть использо­ваны ими для удовлетворения своих потребностей. Если студент Иван устанавливает, что студентка Марья обладает определенными социальными ка­чествами (знаниями, навыками, положением) или располагает определенными предметами (вещами, символами, идеями) и они могут удовлетворить его потребности, то создаются условия для того, чтобы Иван мог решиться на определенное действие, в ре­зультате которого Марья позволит использовать свои качества или вещи для удовлетворения потребнос­тей Ивана. Это, однако, только объективное усло­вие. Действительное совершение поступка требует, кроме того, существование у Ивана субъективной предрасположенности к выполнению конкретных

действий.

Социальное действие должно быть осмыслено. Поэтому понимание его сути невозможно без учета мотивации. Вспомним мотивационный механизм личности, рассмотренный в гл. 3. Любое социаль­ное действие начинается с возникновения потреб­ности индивида, которая придает ему определенное направление (физиологические потребности в пище, сексе или потребности в безопасности, общении, достижении определенного положения, самоутвер­ждения и т.д.).

Потребность соотносится человеком с объектами внешней среды, актуализируя конкретные мотивы. Социальный объект в соединении с мотивом вызывает интерес, развитие которого ведет к появлению у индивида цели. Этот момент означает осознание человеком ситуации и формирование у него мотивационной установки, означающей потенциальную готовность к совершению социального действия.

Как правило, мотив представляет собой индиви­дуальную цель, воспроизводящую потребность че­ловека и ориентацию на другого, т.е. ожидание воз­можной ответной реакции. Следовательно, содер­жание мотива определяется сочетанием этих двух начал.

Т. Парсонс определил систему ориентации чело­века, которые обычно «срабатывают» в ходе выбора варианта действия. Это могут быть, например, аль­тернативы между действием исключительно в соб­ственных интересах или с учетом потребностей кол­лектива (ориентация на себя — ориентация на дру­гих) и т.д. Такого рода альтернатив может быть немало и каждая из них привносит свою лепту в мучительный выбор мотива. Как видно, мотивация конкретного действия многомерна, и выработать какую-либо формулу расчета выбора мотива отдель­ной личностью в данной ситуации практически не­возможно.

Однако непредсказуемость поведения должна иметь границы допуска, укладываться в рамки со­циальной целесообразности. Основательно прорабо­тал этот вопрос в свое время М. Вебер. Он сфокуси­ровал внимание на степени участия сознательных, рациональных элементов в процессе мотивации со­циального действия.

Вебер выделяет прежде всего целерационалъное действие, которое характеризуется ясным понима­нием человеком того, чего он хочет добиться, какие

пути, средства для этого наиболее пригодны. Такой деятель рассчитывает положительные и отрицатель­ные последствия своего поступка. По мере убыва­ния рационального его действия становятся все ме­нее понятными.

Но это лишь идеальная модель социального дей­ствия. В реальной жизни оно встречается крайне редко. Чаще используется ценностно-рациональ­ное действие, подчиненное принятым в обществе об­разцам в виде религиозной нормы или нравственно­го долга. В этом случае для индивида рационально понятой цели не существует, он ориентирован на господствующие в обществе ценности. Ценностно-рациональное действие бескорыстно.

Два других вида социальных действий — аффек­тивное и традиционное трудно даже назвать «ос­мысленным». Аффективное действие обусловлено чисто эмоциональным состоянием, его отличает стремление к немедленному удовлетворению страс­ти, жажды, мести, влечения.

В традиционном действии также минимальна роль сознания. Оно осуществляется автоматически на основе глубоко усвоенных образцов поведения, перешедших в привычку. Это самая распространен­ная форма человеческих действий, составляющих основу социальной жизни.

Социальные действия весьма разнообразны по сво­им конкретным проявлениям. Если лектор попро­сит успокоиться аудиторию, его действие заметного влияния на неугомонного слушателя не окажет. Зна­чительно больший эффект может принести, напри­мер, укоризненный взгляд оратора в сторону этого человека. Таким образом, действия бывают эффек­тивными и неэффективными.

Действия бывают продолжительными и кратко­срочными. Есть действия, влияние которых испа­ряется почти мгновенно, такие, например, как при­ветствие друзей. Другие действия оказывают долго­временное влияние. Так, первый поцелуй помнится очень долго, а первый половой акт может привести к зачатию и рождению ребенка, он окажет на мать длительное воздействие.

Итак, мы развязали небольшой узелок перепле­тенных нитей, связывающих нас с другими людь­ми. Надеюсь, это помогло понять начала социаль­ной жизни. Обобщим сказанное в ключевых словах и продолжим анализ социального взаимодействия.

Ключевые слова

Мотивация.

Действие социальное.

Действие целерационалыюе.

Действие ценностно-рациональное.

Действие аффективное.

Действие традиционное.

6.2. Социальная связь

Каждый человек ощущает связи в обществе. Есть связи, которыми мы дорожим, но бывают и такие, которым не придаем особого значения. Любому ин­дивиду, а менеджеру особенно, важно уметь выст­раивать человеческие связи и отношения. Если вы хотите выйти замуж, то следует установить опреде­ленные отношения с потенциальным женихом, что­бы вызвать у него желание создать семью. Если вы стремитесь продвинуться по службе, то добьетесь этого в том случае, когда наладите необходимые кон­такты, отношения со своим начальником. Словом,

каждый, чтобы не делал, прежде всего строит соци­альные связи и отношения. Если человек чего-либо достиг в жизни — это означает, что прежде всего он преуспел в социальных отношениях.

Как возникает социальная связь, в чем ее смысл, в каких формах она проявляется? Люди вступают во взаимодействие, потому что зависят друг от дру­га. Эту зависимость мы ощущаем, когда пытаемся удовлетворить свои потребности, реализовать какие-то планы. Социальная зависимость может быть пря­мой, например, студента от преподавателя (ее на­зывают интенционалъной), и опосредованной состо­янием экономики страны, эффективности государ­ства, моральных устоев (ее называют структурно-функциональной) .

Социальная жизнь возникает, воспроизводится и развивается именно в силу зависимостей между людьми, что создает предпосылки отношений, но не более. Отношение — это нечто большее, чем за­висимость. Поясню это на примере, который часто используется экономистами. На разных концах на­шей страны действуют два завода. Один из них вы­пускает продукцию, которая не может найти сбы­та, и, естественно, терпит убытки. Другому заводу эта продукция нужна для выпуска собственных из­делий, он готов за нее заплатить, но не может най­ти поставщика. Зависимость коллективов предпри­ятий налицо. Но сложились ли между ними отно­шения? Нет, связь еще не налажена. Если они су­меют войти в прямое (или опосредованное — через биржу) взаимодействие друг с другом, можно гово­рить об установлении деловой связи.

Таким образом, связь есть зависимость, реализо­ванная через социальное взаимодействие. Приведенный выше пример показывает, что социальные от­ношения завязываются в форме контактов. Еже­дневно мы сталкиваемся со многими людьми. В за­висимости от интересов мы отбираем в этом множе­стве тех, с которыми устанавливаем социальную связь. Эта мимолетная, кратковременная связь и называется контактом.

Контакты бывают опосредованными (простран­ственными), когда мы определяем свое поведение только тем, что знаем о существовании других лю­дей. Контакты могут быть и неопосредованными, когда мы замечаем у людей какие-либо черты, вы­зывающие у нас интерес. Именно заинтересованность открывает возможность для установления социаль­ной связи. Заинтересованность может быть взаим­ной и односторонней. Взаимная заинтересованность основывается на уяснении одним человеком того, что другой может быть полезным для удовлетворе­ния каких-либо его потребностей. Например, нахо­дясь в компании, вы выделяете определенного че­ловека, который имеет привлекательные черты или обладает предметом, вызывающим у вас интерес. В свою очередь и этот человек испытывает к вам любопытство. Так, взаимная заинтересованность со­здает элементарный контакт. Односторонняя заин­тересованность проявляется в том случае, когда, ска­жем, рядовой гражданин обращается к чиновнику с просьбой оказать ему помощь. Причем это он мо­жет делать через третье лицо (секретаря), т.е. даже не наблюдая чиновника.

Словом, в основе контакта находится элементар­ный интерес либо к личности, либо к той вещи, ко­торой она обладает. Это единовременный акт, кото­рый партнеры вскоре могут забыть навсегда. Они

не стремятся изменить поведение друг друга. По­этому такую поверхностную форму связи можно назвать лишь социальным соучастием, но не взаи­модействием.

Система сопряженных действий партнеров по от­ношению друг к другу перерастает в социальное вза­имодействие. Взаимодействие — это система взаи­мообусловленных социальных действий, связанных циклической причинной зависимостью, при которой действия одного партнера являются причиной и след­ствием ответного действия другого. Оно отличается от действия обратной связью. Это двунаправленный процесс обмена действиями между людьми.

Отличительная черта взаимодействия — соци­альный обмен. Люди обмениваются чем угодно; сло­вами, жестами, материальными предметами и т.п. Обмен постоянно находится в социальном взаимо­действии. Согласно теории обмена Д. Хоманса, по­ведение человека в настоящий момент обусловлено тем, вознаграждались ли его действия в прошлом. Он выделил четыре принципа обмена.

1. Чем выше вознаграждается то или иное дей­ствие, тем вероятнее, что оно будет повторяться. Если оно регулярно приводит к успеху, то мотива­ция к его возобновлению увеличивается.

2. Если награда за определенное действие зави­сит от каких-то условий, то, вероятнее всего, чело­век будет стремиться к их воссозданию.

3. Если вознаграждение велико, человек готов преодолеть любые трудности ради его получения.

4. Когда потребности человека близки к насыще­нию, он все в меньшей степени прилагает усилия к их удовлетворению.

Принципы Хоманса «работают» по отношению к действиям не только одного человека, но и к взаи­модействию людей. В общем виде социальное взаи­модействие представляет сложную систему обменов, обусловленных способами уравновешивания наград и затрат. Если предполагаемые затраты выше ожи­даемой награды, социальная связь теряет смысл.

Однако этим не исчерпывается процесс межлич­ностного взаимодействия. Д. Мид отрицал, что дей­ствия людей — это пассивная реакция на вознаг­раждение и полагал, что мы реагируем не только на поступки других людей, но и на их намерения. Мид использует специальный термин, обозначаю­щий специальное взаимодействие, — интеракция. Он выделяет два типа действия: значимый и незначи­мый жест. Незначимый жест представляет собой авто­матический рефлекс. Такое действие объясняется тео­рией обмена. Более важную роль играет значимый жест. В этом случае люди не реагируют автоматиче­ски на внешнее воздействие, а разгадывают значение поступка, прежде чем ответить на него. Для этого требуется поставить себя на место другого человека, или, говоря словами Мида, «принять роль другого». Это символическая форма социального взаимо­действия. В качестве символов выступают жесты и язык. Смысл жеста, когда он разгадан, становится значимым и вызывает соответствующую реакцию другого участника взаимодействия. Например, ког­да стропальщик жестикулирует, смысл его взаимо­действия с крановщиком понятен им абсолютно. Но жест не имеет социально закрепленного значения. Язык же формулирует универсальные понятия, об­легчая взаимопонимание между людьми, делает их поведение предсказуемым.

Ключевые слова

Социальная связь.

Социальная зависимость.

Социальные контакты.

Социальное взаимодействие.

Символический интеракционизм.

Социальные символы.

6.3. Социальная коммуникация

Социальное взаимодействие предполагает обще­ние между людьми, коммуникацию посредством передачи друг другу информации, знаний, мыслей, идей, мнений. Вступая в связь с другим, вы начи­наете разговор, улыбаетесь и хмуритесь, демонст­рируете и жестикулируете, т.е. стремитесь сделать ясным свое намерение. Коммуникация — мост, со­единяющий человека с человеком. Она обеспечива­ет организацию совместной деятельности людей, управление. Без нее невозможно существование социальности, социума.

Схематично коммуникацию можно разложить на ряд структурных и функциональных элементов. К первым относятся отправитель, сообщение и полу­чатель. Ко вторым — кодировка и декодировка, ответная реакция и обратная связь. Если у вас (отпра­витель) появилась идея, с которой хотелось бы по­делиться, ее необходимо закодировать в определен­ной форме языка, поддающегося передаче. Воспри­нимая ваше сообщение, другой человек (получатель) пытается декодировать язык этого послания» При­няв сообщение, он каким-то образом реагирует на него и вступает с вами в обратную связь.Это — идеальная модель коммуникации. В реальной практике на всем пути сообщение подстерегают помехи, искажающие его. Поэтому для осмыс­ления послания требуются усилия обоих участни­ков коммуникации. Именно понимание сообщения определяет его эффективность. Таким образом, ком­муникация — это обмен значениями между людь­ми, а не просто передача информации.

Существует многообразие видов коммуникации, среди которых социологи чаще всего выделяют меж­личностную, групповую и массовую. О групповой коммуникации рассказывалось в гл. 5.

Межличностная коммуникация представляет собой непосредственный контакт людей. Она пред­полагает психологическую совместимость партнеров, наличие обратной связи, регулирующей общение, использование богатой палитры вербальных и не­вербальных кодов. По характеру взаимодействия различают формальную и неформальную коммуни­кации. Первая определяется ролевыми отношения­ми партнеров и потому она стандартизирована. Вто­рая не ограничена строгими нормами общения, она определяется индивидуальными особенностями парт­неров.

Практически для каждого человека коммуника­ция — это проблема. Поэтому, вступая в связь с другим, полезно продумать ряд вопросов, касающих­ся основных моментов коммуникативной ситуации: В чем заключается идея? Кому она предназначена? Что способствует и препятствует ясному сообщению? Как определить, что идея воспринята верно? В этом плане весьма поучительны советы М. Маклюэна о способах эффективной работы в коммуникативных режимах.

1. Мышление. Это внутренний режим коммуни­кации, предполагающий общение человека с самим

собой, в ходе которого формируются цели и потреб­ности в обмене информацией, намечаются способы их реализации.

2. Действие. Они зачастую «говорят» ярче слов. Невербальные аспекты сообщения (тон, жесты, вы­ражение лица, телодвижения) существенно дополняют, усиливают словарную коммуникацию.

3. Наблюдение. Люди склонны к избирательно­му восприятию, они предпочитают лишь те эпизо­ды, которые хотят увидеть. Например, если вы ус­пешно осваиваете курс социологии, то наверняка у вас сложится более высокое мнение об этой книге и ее авторе, чем у неуспевающего студента. Поэтому важно уметь воспринимать все, происходящее вок­руг, даже то, что может вас задевать.

4. Речь. Средняя скорость речи человека дости­гает 100 и более слов в минуту. Возможно, у вас есть говорливый приятель. Спросите у него, кото­рый час, и услышите многословный рассказ об ис­тории его часов. Важно следовать правилу: чем мень­ше слов, тем меньше искажение информации.

5. Слушание. Надо прислушиваться к тому, что собеседник пытается сказать. Часто вокруг истин­ного сообщения накапливается много наносного. И только с помощью эмпатии, «слушания третьим ухом», можно получить информацию, заключенную между слов.

6. Письмо. Оно представляет собой неизменяе­мую запись сообщения. В разговоре мы имеем воз­можность добавить несколько слов, чтобы прояснить содержание послания, а письму приходится прокла­дывать путь без помощи интерпретатора. Многие изощряются в построении фраз, создавая иллюзию интеллектуальной коммуникации. Однако писать точно следуя сути дела, способен только тот, кто понимает как предмет, так и читателя. Десять за­поведей Нагорной проповеди содержат всего 297 слов, а некоторые распоряжения правительства по простым вопросам не укладываются и в 30 тыс. слов. 7. Чтение, Подсчитано, что руководитель тра­тит в день примерно четыре с половиной часа на чтение отчетов и прочей официальной информации. Известно, что студент проводит еще больше време­ни, уставившись в печатную страницу. Можно при­вести длинный список рекомендаций по выработке навыков беглого чтения. Однако решающее значе­ние имеет следующий прием: привязывайте то, что вы читаете, к тому, что вам уже известно; сравни­вайте, оценивайте, соотносите и сталкивайте про­читанное с тем, что вы уже знаете.

Массовая коммуникация — это процесс распро­странения систематической информации с помощью технических средств: печать, радио, телевидение, кино, аудио-, видеозаписи и т.д. В результате по­слание поступает в большие аудитории. Каждый день повсюду на нас обрушивается град информации. Не успеешь отключиться от рекламных сообщений, тебя уже подстерегают другие раздражающие источни­ки информации.

В целом массовая коммуникация оказывает по­ложительное влияние на сознание людей, формиро­вание общественного мнения. С помощью средств массовой информации (СМИ) люди узнают, какие мнения популярны в обществе, а какие — нет. Мас­совая коммуникация отражает и выражает обще­ственное мнение. Начиная с полиса мнения, вне­дренного Дж. Гэллапом, в СМИ периодически да­ются обзоры общественного мнения по конкретным

вопросам социальной жизни. Это способствует кор­ректировке политического курса правительства, де­мократизации государственного управления.

Вместе с тем массовая коммуникация может и отрицательно воздействовать на людей. Так, в ре­зультате тотального распространения на телеэкра­нах нашей страны «мыльных опер», специалисты отмечают рост «видеотов» — людей, избегающих трудности и проблемы реальной жизни. На само­чувствии людей негативно сказываются телевизи­онные сцены насилия. У одних они вызывают не­адекватный страх перед преступностью, у других —

агрессию.

Массовая коммуникация нередко используется и для манипулирования людьми. В этих целях приме­няются различные знаковые системы, воздействую­щие на мышление (стереотипы), чувства (страх), во­ображение (общественный спектакль) и др. Манипу­лирование осуществляется скрытно, побуждая лю­дей в нужном властям направлении. Причем мани­пуляторы (писатели, журналисты, деятели науки и культуры) сами становятся жертвами манипуляций.

 

Ключевые слова

Коммуникация.

Коммуникация межличностная.

Коммуникация массовая.

Общественное мнение.

Манипуляция.

6.4. Социальные процессы

В ходе взаимодействия люди совместно обучают­ся, производят товары и услуги, обмениваются ими, участвуют в политической борьбе, культурных преобразованиях и др. Совокупность однонаправленных, взаимно сопряженных действий людей по измене­нию условий своего существования называется со­циальным процессом.

Как правило, процессы в обществе являются пар­ными, имеют симметричные по структуре механиз­мы. Среди них выделяются процессы сотрудничества и соперничества, приспособления и конфликта.

Сотрудничество представляет собой согласован­ную деятельность людей, выполняющих частные за­дачи ради достижения общей цели. По предмету вза­имодействия выделяются деловое, политическое, творческое и др. виды сотрудничества. По времени оно может быть эпизодическим, периодическим и постоянным. По организованности — систематичес­ким и хаотическим.

Каковы условия протекания данного процесса? Сотрудничество между партнерами предполагает на­личие сходных интересов, достаточное знание друг друга для уверенности в лояльности, установление правил, страхующих обе стороны. Смысл сотрудни­чества состоит в обоюдной пользе. Следовательно, оно возможно лишь на основе взаимного приспо­собления, т.е. отказа от некоторых собственных цен­ностей, самостоятельности и свободы принятия ре­шений. Поэтому сотрудничество — процесс весьма неустойчивый.

Установление и налаживание сотрудничества осу­ществляется посредством ряда методов:

— обращение к интересам партнера;

— стремление к сочувствию, поддержке;

— предложение вариантов взаимодействия. Поддержка и развитие сотрудничества обеспечи­вается с помощью таких методов, как:

исключение подозрений, недоверия;

— знаки внимания, уважения;

— не выделять свои достоинства.

Соперничество возникает из противоречий ин­тересов, стремлений людей к получению благ, су­ществующих в недостаточном количестве. Соперни­чество — это не только борьба за существование. Возможны конкуренция спортсменов за получение награды, противоборство кандидатов в депутаты за голоса избирателей и т.д. Оно бывает неосознанным, когда претенденты на должность руководителя даже не знают друг о друге. Словом, соперничество не всегда связано с враждебным воздействием на кон­курента.

В процессе соперничества используются скрытые

и явные методы действий:

— введение противника в заблуждение;

— заманивание в ловушку;

— маскировка силы;

— демонстрация силы;

— провокация;

— нанесение неожиданного удара;

— нанесение упреждающего удара;

— уклонение от решающих действий;

— преднамеренные потери и др.

Приспособление — это процесс адаптации лю­дей к новым условиям жизнедеятельности. Так, всту­пив в брак, многие могут оказаться в другой семье. Не исключено, что кто-то эмигрирует в чужую стра­ну. Словом, приспособление формирует тип поведе­ния, пригодный для жизни в новой среде.

Приспособление проявляется в формах подчине­ния, компромисса, терпимости. Подчинение — обя­зательное условие процесса приспособления людей

к новым нормам, обычаям, правилам. Компромисс — это форма временного соглашения людей по поводу новых образцов поведения. Приспособление может быть продвинуто дальше в форме терпимости к иной культуре.

Показатель успешного приспособления — высо­кий социальный статус человека в новой среде. На­пример, удовлетворенность браком или условиями жизни в другой стране. Противоположным показа­телем является его возвращение к прежнему соци­альному статусу (развод, миграция и т.д.).

Конфликт — процесс, выражающий столкнове­ние людей, при котором их цели и действия в отно­шении какого-либо предмета противоречат друг дру­гу. Вряд ли кто-то одобряет конфликты, но почти все в них участвуют. Конфликт непосредственно связан с мотивами людей. Он возникает повсюду, где имеют место противоположные интересы, цен­ностные ориентации, взаимоисключающие образцы поведения и критерии оценок.

Конфликт проявляется в простой и сложной фор­мах. К первым относят бойкот, саботаж, травлю и агрессию. Ко вторым — протест, бунт, революцию и войну. По разным основаниям выделяют и разно­видности конфликтов. Например, к организацион­ным конфликтам относят: внешний и внутренний, вертикальный и горизонтальный, позитивный и негативный.

Субъектами (сторонами) конфликта выступают индивиды и группы. Они могут взаимодействовать в разных вариантах: индивид — индивид, индивид — группа, группа — группа. Однако каким бы ни был субъект конфликта, этот процесс осуществляется через действия отдельных людей. Суть дела состоит

в том, чьи интересы они защищают (индивидуаль­ные или коллективные).

Протекание конфликта подразделяется на ряд ста­дий и фаз. Предконфликтная стадия начинается с латентной (скрытой) фазы. Она характеризуется на­коплением и обострением противоречий в структу­ре межличностных и групповых отношений в силу резкого расхождения интересов, ценностей и уста­новок субъектов взаимодействия. На второй фазе происходит осознание одной из сторон «ущемления» своих интересов, формируются мотивы в ходе обме­на мнениями между людьми, разрабатываются ва­рианты ведения этих действий.

Конфликтное поведение характеризует вторую ста­дию. Она также подразделяется на две фазы. Внача­ле происходит объединение единомышленников и их противопоставление другой стороне. Затем осуществ­ляется организационное оформление конфликтующих сторон, определяется стратегия и тактика. Возможны следующие сценарии поведения: 1) достижение сво­их целей за счет другой стороны и тем самым дове­дение конфликта до высокой степени напряженности; 2) снижение уровня напряженности за счет частич­ных уступок противоположной стороне; 3) поиск спо­собов полного разрешения конфликта.

Разрешение конфликта осуществляется путем из­менения объективной ситуации или субъективного образа этой ситуации. Одним из условий успешного разрешения конфликта выступает точный и свое­временный диагноз его причин, т.е. выявление объективно существующих противоречий интересов, целей. Другим условием является обоюдная заинте­ресованность в преодолении противоречий на осно­ве взаимного признания интересов каждой из сторон. Еще одним условием является совместный по­иск преодоления конфликта (прямой диалог сторон, переговоры через посредника, переговоры с участи­ем третьей стороны и т.д.).

Особое значение имеет послеконфликтная стадия, которая предусматривает усилия по окончательно­му устранению противоречий интересов, целей, ус­тановок, ликвидации социально-психологической напряженности и прекращению любой борьбы.

Ключевые слова

Социальные процессы.

Сотрудничество.

Соперничество.

Приспособление.

Конфликт.

6.5. Социальный кризис

Состояние социальной системы в социологии опи­сывается тремя характеристиками: норма, напря­женность и кризис. Норма — это динамическое рав­новесие системы, когда все ее структуры и функ­ции уравновешивают друг друга. О напряженнос­ти системы говорят, когда некоторые ее функции не реализуются в достаточной мере. Кризис — есть нарушение динамического равновесия, дисфункциональность, т.е. состояние, при котором функции не выполняются, соответствующие структуры не действуют, социальный механизм приходит в не­годность.

Современное российское общество находится в со­стоянии кризиса. И если его наличие само по себе ни у кого сомнений не вызывает, то нельзя сказать столь же определенно о природе, причинах и последствиях этого кризиса. Каждый день мы слышим немало противоречивых суждений по этому поводу. Из все­го многообразия мнений политиков, ученых и жур­налистов выделим две крайние точки зрения: опти­мистическую и пессимистическую.

Сторонники первой точки зрения полагают, что мы переживаем обычный кризис, какие не раз слу­чались во многих странах мира. Суть его они видят в конфликте «плохих» людей (партократов) и «хо­роших» людей (демократов). Исходя из этого, опти­мисты предлагают поменять политические фигуры, что станет началом выхода из кризиса.

Адепты другой точки зрения понимают данный кризис как предсмертную агонию российского го­сударства. Потому и упадок власти рассматривают всего лишь как начало конца исторического суще­ствования великой державы. Нет никаких средств, которые могли бы предотвратить катастрофу. Тако­ва оценка кризисного состояния пессимистами.

Вряд ли изложенные точки зрения соответству­ют действительности. В противовес оптимистам я думаю, что настоящий кризис носит не обычный, а тотальный характер. Когда социальная система рас­сыпается, «вирус дезинтеграции» быстро распрост­раняется всюду, заражая все институты, проникая во все ветви и уровни властных структур.

Не могу согласиться и с пессимистами. Вопреки их заявлениям обострившийся кризис не означает предсмертных конвульсий государства, тем более конца исторического существования России. При­мерно так же как смена у человека одного образа жизни на другой не приводит его к смерти, так и замена одной формы государственности на другую не ведет к гибели того социального организма, ко­торый подвергается трансформации.

Более адекватным мне представляется третий ди­агноз кризиса, основанный на общесоциологичес­ком подходе. Мы наблюдаем кризис, вызванный не только политическими или экономическими неуря­дицами. Его истоки в упадке индустриальной циви­лизации. Суть проблемы заключается в том, что Россия, наряду с другими странами, находится в процессе перехода к постиндустриальному обществу. Именно этим и определяется масштаб нынешнего кризиса.

Движение нашего общества либо в сторону капи­тализма, либо в сторону коммунизма совершенно незначительно по сравнению со сменой цивилиза­ций. Такие изменения происходят очень редко. Но если они действительно происходят, то производят основательную революцию в человеческой культу­ре. Нам предоставлена уникальная возможность, быть свидетелями поворотного момента истории, когда на смену одной системы ценностей, традиций, привычек, норм и т.д. приходит другая.

В советском обществе были сформированы устой­чивые ценности, ориентированные на индустриаль­ную модель развития с тоталитарным государством, которое «все может» — дать работу, жилье и т.д. Такая система ценностей была понятна всем, что делало жизненные ситуации предсказуемыми. Од­нако это были ценности, которые определяли в ос­новном предписанные социальные статусы, харак­терные для традиционного общественного устрой­ства, суть которых выражалась в личной зависимо­сти людей.

Для перехода к постиндустриальной модели раз­вития требуются носители других статусов, детер­минированных качественно иными ценностями — возможностью распоряжаться своим «я» в услови­ях правового регулирования социальных отношений, демократическими принципами принятия экономи­ческих решений, партнерским взаимодействием, основанным на признании самоценности интересов других людей. Но для этого необходимо сформиро­вать социокультурную базу в виде ценностей и со­циальных статусов, адекватных процессу перехода к новой цивилизации.

В отличие от развитых стран Запада симптомы всеобщего кризиса у нас нарастают скачкообразно. Причина этого заключается в ослаблении обществен­ного контроля, следствием чего стала социальная дезинтеграция и аномия. Это явление, изученное еще Дюркгеймом, типично для общества в переход­ном состоянии, когда наступает ценностно-норма­тивный «вакуум», упадок моральной регуляции, расплывчатость нормативных предписаний, что ве­дет к противоречию между нормами, определяющи­ми цели деятельности, и нормами, регулирующими средства достижения этих целей. Преодолеть сти­хию социального распада пока не удается, несмот­ря на судорожные попытки в стремлении укрепить государственную власть, запустить рыночные меха­низмы и т.д.

Формирование правового государства и рыночной экономики, этих основных интеграционных факто­ров, у нас еще только начинается. Безусловно, силь­ная власть и мощная экономика заложат основу для интеграции российского общества. Но лишь осно­ву, которая сразу не приведет к социальной сплоченности людей, т.е. к сильному обществу. Жизнь показала, что попытка осуществить форсированный переход к рынку без учета менталитета населения подвела страну на грань катастрофы и как след­ствие — к усилению социального распада.

Поэтому наиболее перспективным представляет­ся процесс изменения ценностных ориентации, за­трагивающих человеческий материал и, стало быть, фундаментальные основания социума. Однако ско­ротечный крах прежней ценностно-нормативной системы привел к тому, что образовавшийся ваку­ум стал заполняться не новыми, а реанимирован­ными, далеко не лучшими, примитизированными образцами западной культуры.

Тем самым на характер кризисного состояния рос­сийского общества оказывает влияние не столько конфликт между ценностями индустриального и постиндустриального общества, сколько борьба меж­ду традиционно-индустриальными ценностями и псевдоценностями современного Запада.

Давайте посмотрим, что происходит в сфере тру­да. Социологические исследования показывают, что в настоящее время труд занимает 8-9-е место среди 15 основных ценностей, в то время как 25 лет назад он находился на 2-м месте. Сложилась парадоксаль­ная ситуация: большинство людей боится потерять работу, хотя как ценность она признается лишь каж­дым пятым тружеником.

Институционализированные средства движения к успеху для многих людей просто ограничены, что обусловлено не столько их личными недостатками, сколько невозможностью обрести новые статусы ввиду отсутствия материальных ресурсов, вялоте­кущего процесса конверсии, технологического перевооружения. Отсюда получил распространение безынициативный тип поведения. Особенно он ха­рактерен для рабочих, которые считают, что прива­тизация превратила их заводы и фабрики в крепост­ные предприятия, где они ощущают себя бесправ­ными батраками.

Труд практически перестал быть источником ма­териального благополучия, законным способом до­бывания денег, достижения более высоких соци­альных статусов. Резкое падение значимости труда и отсутствие реальных возможностей для приобре­тения социальных статусов, адекватных постиндус­триальному обществу, порождает тенденцию к девиантному поведению.

А что происходит в сфере морали и права? Лю­бое интегрированное общество имеет этические цен­ности, обладает законодательными нормами, кото­рые определяют, какие формы поведения ожидают­ся и допускаются со стороны граждан, а какие за­прещаются и наказываются,

Суть кризиса заключается в девальвации мораль­но-правовых норм, потере их престижа. Стало быть, они все больше утрачивают свою регулирующую роль в обществе. Попытка заменить так называемый мо­ральный кодекс строителя коммунизма на религи­озные нормы нравственности эффекта не дает. Боль­шинство россиян в лучшем случае верят в Бога толь­ко по воскресеньям, а в будни — в деньги. Выгода — вот основной этический принцип нашего време­ни. Общество помешалось на деньгах. Поэтому цер­ковь поднять престиж морали не может.

Обращение к «общечеловеческим» ценностям пока не сумело связать коммунистов и антикомму­нистов, верующих и атеистов, бедных и богатых. Отсюда повышенная маргинализация общества, на­растание конфликтующих группировок без нрав­ственного императива. В результате — «парад суве­ренитетов» вплоть до отдельного человека. Каждый становится для себя своим законодателем и собствен­ным судьей.

Теперь продолжим анатомию кризиса в сфере ис­кусства. Оно является наиболее чувствительным нервом общества. Искусство в нашей стране все боль­ше превращается в товар, произведенный для про­дажи. А потому оно контролируется коммерсанта­ми, становится приложением к рекламе заморских товаров. Если художник не хочет голодать, то он становится рабом рыночных отношений, создает не ценности, а «товар» в угоду спроса. В результате вместо того, чтобы поднимать массы до собственно­го уровня, художник, напротив, опускается до уров­ня толпы.

Любой товар на рынке недолговечен. Поэтому ис­кусство приступает к поиску экзотики, оно все боль­ше концентрируется на сексе и преступлениях. Ны­нешнее искусство России постепенно перерождает­ся в музей социальной патологии. И поскольку оно унижает человеческое достоинство, постольку гото­вит почву для своей гибели.

И, наконец, о кризисе в сфере пауки и образова­ния. Наука взяла резкий крен в прикладную сторо­ну, все больше пропитывается утилитарными целя­ми. Соответствующий характер приобретает и систе­ма образования. Преподаватели и студенты отдают предпочтение курсам практичным и полезным. Ос­новная забота •— подготовить удачливых бизнесменов. Ныне в цене знание алгоритмическое, но не

научное — умение сколотить состояние, завести дело, фермерское хозяйство и т.д. Поскольку по­знание объективной реальности лишено кратковре­менной утилитарности, роль и место фундаменталь­ных дисциплин в учебных планах значительно

уменьшается.

Увлечение прагматизмом с его критерием полез­ности как эквивалентом истинности — это путь в тупик. Сугубо прикладная ориентация науки, осо­бенно в области обществознания, сужает мир цен­ностей, делает ее служанкой любого хозяина, лишь

бы платил деньги.

Итак, основная причина кризиса российского об­щества — отсутствие общепризнанной системы цен­ностей и институционализированных средств их до­стижения. Для перехода к постиндустриальной мо­дели развития нужны не только политическая воля, мощный экономический потенциал, но и социокулътурные основания в виде определенных ценностей.

Социальная дезинтеграция.

В настоящее время в стране сосуществуют три системы ценностей: индустриально-традиционные, постиндустриальные, псевдоценности западного об­щества. Выход из кризиса возможен при формиро­вании эффективного механизма социальной регуля­ции, обеспечивающего доминирование постиндуст­риальных ценностей, их общее признание населе­нием.

 

Ключевые слова

Норма.

Напряженность.

Кризис.

Социальная дезинтеграция.

6.6. Регуляция социальной связи

Любая форма связи имеет сложную структуру, включающую следующие элементы: 1) субъекты свя­зи; 2) предмет связи; 3) механизм регуляции. Все элементы находятся в тесном взаимодействии.

Изменение количества субъектов связи сказыва­ется на ее регламентации. Связи между соседями непосредственны, они носят неформальный харак­тер и регламентируются на основе прямого товар­ного обмена. Связи между коллективами заводов опосредованы, формальны и поэтому регулируются посредством денег.

Изменение предмета связи также сказывается на содержании регламентации. Если предметом связи выступает оборона страны, то регламентация носит командно-распорядительный, жесткий характер. Иное дело творчество. Оно требует значительной степени свободы отношений.

Регулятивный механизм предусматривает систе­му критериев, на основе которых оценивается эф­фективность связи, и систему контроля за соблюде­нием этих критериев.

Каждый из нас вступает в связь с другим для того, чтобы удовлетворить свои потребности. Если социальная связь способствует этому, т.е. приносит вознаграждение, мы поддерживаем ее, если ущерб, мы эту связь прерываем. Однако жизнь чаще всего ставит нас в более сложные ситуации. Бывает так, что человек, с которым я вступаю в контакт, мне неприятен, но он предоставляет мне блага, напри­мер, работу. Взвесив баланс вознаграждений и зат­рат, я могу продолжить с ним взаимодействие. Следовательно, социальная связь устанавливается и поддерживается лишь в том случае, когда она соответствует личностной целесообразности (плата не превышает награды).

Данный принцип «работает» не только на мик­ро-, но и на макроуровне» например, в связях меж­ду гражданином и государством. Одна из важней­ших функций государства — защита гражданина от внешнего или внутреннего насилия. Ради этого люди могут пойти на серьезные жертвы, матери­альные лишения и т.д. Все это перевешивает ожи­даемое вознаграждение. Если же государство не спо­собно защитить гражданина от насилия, затраты теряют смысл, признание такого государства сво­дится к нулю.

Примерно так каждый человек оценивает необ­ходимость социальной связи и ее эффективность. Проблема заключается в том, что люди эту связь оценивают по-разному: то, что для одного дешево, для другого может быть дорого. Важно согласовать критерии платы и наград всех участников соци­альных связей, т.е. выработать единые правила вза­имодействия. Безусловно, добиться полного согла­сия в понимании регуляторов социальной связи не­возможно. Однако чем шире область сопряжения объединяющих ценностей, тем крепче связи между людьми. Равновесие — еще один принцип регуля­ции социальной связи.

Что же представляют собой плата и награда? Как они обмениваются в системе социальных связей? В процессе взаимодействия происходит обмен услу­гами, необходимый для осуществления тех задач, ради которых люди установили связь. В данном про­цессе плата выступает в виде функциональных обя­занностей личности, а награда — в виде ее прав.

дения, которые были бы понятны не двум, а всем участникам социальной связи.

Т. Парсонс к числу таких критериев отнес ценно­сти, деньги и власть. Ценности вооружают нас мо­ральными критериями, создают условия для устойчивого взаимодействия с любым человеком. По­средством денег (если они надежно функциониру­ют) каждый из нас может включиться в любую экономическую сделку. Власть делает человека рав­ным со всеми другими по поводу обязательств пе­ред обществом.

Ценности, деньги и власть в своем единстве выде­ляют данное общество из других, обособляют его как своеобразную систему социальных связей, регулиру­емую особыми нравственными, экономическими и по­литическими критериями. В этой системе связей для меня понятны нравы. Здесь я получаю вознагражде­ние в соответствии с тем, каков мой трудовой вклад в дела всего общества. Здесь я обязуюсь выполнять указания власти и ожидаю от нее защиту.

Ключевые слова

Субъекты связи.

Предмет связи.

Механизм регулирования связи.

Критерии оценки связи.

Контроль соблюдения критериев.

 

Резюме

  • Социальное действие предполагает осознанную мотивацию и ориентацию на других (ожида­ние). Без мотивации нельзя говорить о нем, как о действии, без ожидания — называть его социальным.
  • Мотивация субъективно подразумевает смысл действия. Социальным выступает только такое действие, которое понятно другим.
  • Действие, отвечающее указанным критериям, по мнению М. Вебера, называется целерациональным. Наряду с ним он выделяет ценност­но-рациональное, традиционное и аффективное типы действий.
  • Социальная зависимость — форма связи людей. Она может быть прямой (интенциальной) и опос­редованной (структурно-функциональной).
  • Социальная связь есть зависимость, реализо­ванная через социальное действие. Она прояв­ляется в виде социального контакта и соци­ального взаимодействия.
  • Социальный контакт представляет собой поверх­ностную, мимолетную связь. Они могут быть опосредованными и неопосредованными.
  • Социальное взаимодействие — это система вза­имообусловленных действий, связанных цик­лической причинной зависимостью. Оно отли­чается от действия обратной связью.
  • Отличительная черта взаимодействия — соци­альный обмен. Согласно теории обмена пове­дение человека в настоящем обусловлено тем, вознаграждалось ли его действие в прошлом.
  • В социологии используется специальный тер­мин, обозначающий социальное взаимодей­ствие, — «интеракция». В соответствии с тео­рией символического итеракционизма люди не реагируют автоматически на внешние воздей­ствия (вознаграждения), а разгадывают значе­ние поступка, прежде чем ответить на него.
  • Совокупность однонаправленных, взаимно со­пряженных действий людей по изменению ус­ловий своего существования называется соци­альным процессом. Выделяют процессы сотруд­ничества, соперничества, приспособления и конфликта.
  • Кризис — есть нарушение динамического рав­новесия социальной системы, дисфункциональность, т.е. состояние, при котором функции не выполняются, соответствующие структуры не действуют, социальный механизм приходит в негодность.
  • Механизм социальной регуляции предусматри­вает систему критериев, на основе которых оце­нивается эффективность связи, и систему кон­троля за соблюдением этих критериев.

 

 

Раздел четвертый. Регуляция общества

 

Глава 7. Культура

Цели главы:

* Представить культуру как регулятор общества.

* Рассмотреть ценностно-нормативный механизм социальной регуляции.

* Провести анализ функционирования и развития культуры.

* Показать формы и виды культуры.

* Объяснить значение культуры в административной среде.

7.1. Культура — регулятор общества

Строение общества, характер налаживания отно­шений между людьми определяется культурой. Тер­мин «культура» имеет множество значений. Доста­точно сказать, что в литературе насчитывается до 250 трактовок данного явления. И это неудивитель­но, ведь культура проникает во все поры обществен­ного организма, а потому в каждом отдельном слу­чае приобретает особый оттенок.

Под культурой понимают определенную сферу об­щества, получившую институциональное закреп­ление. Существует министерство культуры, учреж­дения культуры: театры, музеи и т.д. Под культу­рой подразумевают совокупность духовных цен­ностей, присущих народу, нации или какой-то иной социальной общности. Мы говорим, например, о рус­ской культуре. Культура выражает высокий уровень

человеческих качеств. Если мы встречаем начитан­ного человека, то называем его «культурным».

Некоторые ученые полагают, что общество при­суще и животным. Животные группируются, взаи­модействуют, конфликтуют и т.п. Но вот чего у них нет, так это культуры. Все, что окружает человека, имеет свое имя. Отдаленные звезды, редкие виды бабочек наделяются определенным значением и включаются в культурный контекст. В этом смысле животные существуют в необозначенном мире. В нем нет символов, смыслов, значений, названий, имен. Поэтому у них нет культуры.

Когда мы говорим о культуре, то прежде всего имеем в виду внеприродную «природу» этого явле­ния, т.е. все то, что создано человеком. Сюда мы включаем физические объекты: орудия труда, жи­лые дома, одежду, предметы быта, украшения. Все это составляет материальную культуру. Сюда же мы включаем и духовные творения человека: сказ­ки, песни, танцы, ритуалы, обычаи и т.д., что обра­зует нематериальную культуру.

Созданные человеком материальные либо нема­териальные объекты называют артефактами. Они имеют для людей какое-то символическое значение, выполняют определенную функцию, представляют известную ценность. Однако такая трактовка куль­туры определяет ее лишь как продукт человечес­кой деятельности, а процесс его создания остается как бы вне рассмотрения.

Поэтому, выясняя сущность культуры, важно по­нимать, что она не отделима от личности, находит­ся с ней в постоянном взаимодействии. Человек, усваивая сложившуюся ранее культуру, как бы распредмечивает ее, а создавая какой-то продукт, опредмечивает свои знания, умения, способности. Та­ким образом, культура определяет меру человече­ского в человеке.

Среди людей культура выполняет ту же функ­цию, что и генетическая программа поведения в жизни животных. Она содержит набор рецептов, правил, инструкций, определяющих и контролиру­ющих поступки человека. Без таких образцов куль­туры поведение людей было бы непредсказуемым и неуправляемым.

Словом, культура — это не наследуемая биологи­чески совокупность образцов взаимодействия людей со средой существования. Она связана с тем, что возделано человеком в себе, а не рождено в нем от природы. В этом смысле о культуре можно гово­рить как о социальном образовании.

Источником культуры является сознание чело­века, а ее важнейшей предпосылкой — язык. Без языка представить себе жизнь людей в обществе невозможно. В привычном понимании язык есть совокупность слов, организованных по определен­ным правилам, составляющим его грамматику.

Язык служит взаимопониманию людей. Он по­могает им координировать свои действия, способ­ствует сплочению. Вместе с тем язык и разобщает людей, прежде всего по национальному признаку. В мире функционирует 1500 языков. Однако 75% человечества разговаривает всего на 22 языках, а 50% — на 7 языках.

Язык — организатор человеческого опыта. Мно­гие понятия, которые даны нам изначально, выгля­дят таковыми потому, что крепко укоренились в язы­ке. С помощью этих понятий мы составляем представления об окружавшем мире, передаем другим людям информацию, а также модели поведения.

Речевое общение регулируется определенными правилами. Например, дети не должны вмешивать­ся в разговор взрослых, начальник имеет право раз­говаривать с подчиненным в повелительном тоне. Содержание этих правил составляют привычки, манеры, этикет и кодекс.

Привычка — это закрепленный способ поведе­ния в определенных ситуациях. Мы привыкли спать лежа, есть сидя, разговаривать преимущественно стоя.

Манера — это стилизованная схема привычного поведения. Окликать человека по имени — речевая привычка. Но сделать это можно по-разному: грубо или ласково. Форма привычного поведения отно­сится уже к манере.

Этикет — это комплекс манер, принятый в осо­бых социальных кругах. В прошлом он характери­зовал высшие слои общества. Например, говорить. женщине изысканные комплименты. Теперь этикет трактуется шире, чаще всего означает воспитанность человека.

Кодекс — это свод законов, регулирующих пове­дение людей. В переносном смысле кодекс означает совокупность убеждений человека, т.е. то, к чему он в действительности привержен, чем руководству­ется в повседневной деятельности, что воплощает в образцах поведения.

Среди убеждений есть такие, которые опираются на понятие чести. Они означают то, как человек должен вести себя, чтобы не запятнать свою репу­тацию, достоинство или доброе имя.

Привычки, манеры, этикет и кодекс поведения людей образуют нормативную систему культуры. На­ряду с ними сюда входят обычаи, нравы и тради­ции. Они составляют основу культуры.

Обычай — способ поведения, закрепленный кол­лективными привычками. Если привычка — это по­вседневная сторона поведения людей, то обычай носит редкий, как бы «праздничный» характер. Обычаи праздновать Новый год, уважать старших, не спрашивать женщину о возрасте почитаются и охраняются как нечто ценное. Если нарушение при­вычки не вызывает негативной реакции, то неува­жение обычаев встречает отрицательное отношение, Таких людей принуждают признавать коллектив­ные ценности. Поэтическое выражение «обычай — деспот меж людей» достаточно емко отражает это обстоятельство.

Нравы — это обычаи, приобретающие мораль­ное значение. В Древнем Риме это понятие означа­ло самые уважаемые обычаи. Они назывались mores. Отсюда произошло слово «мораль» — совокупность нравственных устоев в виде идеалов добра и зла, справедливости и т.д. Безнравственно оскорблять старшего, бить слабого, обижать инвалида. Что имен­но считать нравственным, зависит от культуры дан­ного общества. Но в любом случае за отступление от этих устоев следует более суровое наказание по сравнению с нарушением обычаев.

Традиция — это механизм воспроизводства ма­нер, этикета, обычаев, нравов и других элементов культуры. Зачастую традиции отождествляют с обы­чаями и манерами. Однако обычай указывает на об­щепринятый способ поведения. Манера — лишь сти­лизованная форма обычая. Традиция отражает процесс передачи обычаев и манер из поколения в по­коление. Мы говорим о традиционных обычаях рус­ского народа, о традиционных манерах интеллиген­ции. Все ценное в обычаях, манерах переходит из прошлого в настоящее и будущее, становится тра­диционным.

Важнейший компонент культуры — ценности. Это представления людей о желательном, полезном. Ценности лежат в основе нравственных доктрин. В качестве примера могут служить Десять запове­дей в христианской религии. Ценности дают крите­рий оценки событий и поступков людей.

Ценности фиксируются в обычаях, нравах, мане­рах, этикете, кодексе и других традиционно сло­жившихся представлениях людей. В том случае, когда ценности описываются в строго обоснованной доктрине, речь идет об идеологии.

Идеология содержит несколько пластов. Первый выражает общечеловеческие ценности. Они записа­ны, в частности, во Всеобщей Декларации прав че­ловека. Второй пласт представляет общенародные ценности, которые закрепляются в конституции кон­кретного государства. Наконец, третий пласт идео­логии отражает групповые ценности.

Они обосновываются политическими партиями и формулируются в программах, платформах и др.

Все эти пласты идеологии находятся во взаимо­действии. В нормальном обществе групповая идео­логия не подавляет общенародные и общечеловечес­кие ценности. Она получает признание, если ее партия в ходе парламентских выборов приобретает поддер­жку большинства населения. Конфронтация, анта­гонистическая борьба частной, классовой, например, идеологии с другими, приводит, как показал опыт нашей страны, к печальным последствиям.

 

 

Ключевые слова

Культура.

Артефакт.

Язык.

Привычка.

Манеры.

Этикет.

Кодекс.

Обычай.

Нравы.

Традиция.

Ценности.

Идеология.

7.2. Ценностно-нормативный механизм социальной регуляции

Без ценностей общество обходиться не может. А человек? У него есть право выбора. Один при­вержен ценностям коллективизма, другой — ин­дивидуализма. Для описания того, на что нацелен человек, социологи придумали термин «ценност­ные ориентации». Он показывает выбор личностью конкретных ценностей, определяющих смысл его поведения.

Возьмем, к примеру, человека, для которого сво­бода является важнейшей ценностью. Можно пред­положить, что он: 1) свою жизнь в обществе оцени­вает с точки зрения свободы; 2) ищет связи, гаран­тирующие ему свободу; 3) строит взаимоотношения с людьми по критерию свободы; 4) поддерживает тех, кто разделяет ценность свободы и вступает в конфликт с противниками этой ценности.

Таким образом, ценности выполняют регулирую­щую роль в жизни человека и общества. Помимо цен­ностей, осуществлявших стратегическую регуляцию поведения людей, культура выработала нормы.

Нормы определяют, как должен вести себя чело­век, чтобы жить в согласии с ценностями. С помо­щью норм культура предъявляет людям требования, которым должно соответствовать их поведение, на­правляет, контролирует, регулирует, оценивает это поведение.

По существу, норма представляет собой выраже­ние какой-либо ценности в четкой, однозначно ин­терпретируемой форме. В норме ценность предстает, как конкретный образец поведения. Такой образец — на стороне индивида — выступает мерой его по­ведения, а на стороне общества — критерием оцен­ки этого поведения.

Нормы различаются в зависимости от того, в ка­ких формах общественной практики они функцио­нируют. Особое значение имеют нормы морали и права. Правовые нормы выступают в виде юриди­ческих законов, они контролируются государствен­ной властью и правоохранительными органами. Моральные нормы опираются на силу общественно­го мнения.

Ценности в единстве с нормами образуют меха­низм социальной регуляции. Важным элементом этого механизма является также социальный кон­троль. Культура любого общества вырабатывает си­стему методов внушения и убеждения, предписаний и запретов, принуждения и давления, а также сово­купность способов выражения признания, отличия и наград, благодаря чему поведение людей приво­дится в соответствие с принятыми образцами. Эта система «кнута и «пряника» и называется соци­альным контролем.

Не всякое поведение людей в одинаковой степе­ни поддается социальному надзору. Действия, ка­сающиеся общества контролируются сильнее, чем действия, относящиеся к индивиду. Социальное окружение человека вряд ли будет интересоваться тем, в каком порядке он содержит свой дом. А вот семейная жизнь уже четко регулируется предписа­ниями закона, религии и морали. Воровство встре­чается репрессиями, а убийство — вплоть до выс­шей меры наказания.

Особое значение для социального контроля име­ют санкции. Это оперативные средства, необходи­мые для стимулирования желательных и пресече­ния нежелательных поступков злодей. Санкции но­сят позитивный и негативный характер. Некоторые •санкции строго регламентированы, формализованы и применяются полномочными органами. Вместе с тем имеются и неформальные санкции, которые используют активные члены общества.

Санкции структурированы по уровню социальных систем и сферы действия. На уровне общества в це­лом формируются санкции, обладающие максималь­ным объемом влияния. В разнообразных сферах жизни людей действуют санкции, зависящие от осо­бенностей соответствующих институтов. С точки зрения величины, давления санкции ранжируются в следующем порядке: 1) правовые, 2) моральные, 3) сатирические, 4) религиозные.

Какие виды санкций применяются в современ­ном обществе? Неформальные негативные санк­ции — это выражение удивления, огорчения, не­удовольствия, насмешки, недоброжелательные сплетни и т. п. Санкции эти действуют потому, что за ними следуют более серьезные последствия в, виде утраты определенных выгод. Формальные негативные сан­кции — это совокупность наказаний, предусмотрен­ных предписаниями закона (предостережения, за­мечания, штрафы, арест, заключение, лишение гражданских прав, конфискация имущества, смер­тная казнь, отлучение от церкви, наложение пока­яния и т.п.). Эти наказания действуют посредством устрашения, угрозы.

Неформальные позитивные санкции — это про­явление уважения, признание авторитета конкрет­ного индивида, похвалы знакомых, лестные упоми­нания в прессе, слава, почет и т.п. Формальные позитивные санкции — это публичное одобрение властей, почетная грамота, денежная премия, на­граждение орденами медалями, сооружение памят­ников и т.п.

Такого рода санкции выполняют ключевую роль в механизме социальной регуляции. Поскольку к санкциям прибегают за уже осуществленные дей­ствия, постольку ожидание их применения стано­вится важным фактором социального контроля. Сила этого ожидания существенно снижается, если о сан­кциях только говорят, но на деле их не применяют. В этом случае происходит процесс девальвации сан­кций, что ведет к ослаблению социального контро­ля, который может стать одной из причин дезорганизации общества.

Итак, механизм социальной регуляции: представ­ляет собой систему, которая, включает ценности как представления о желательных: поступках, нормы как устойчивые образцы поведения и санкции, по их соблюдению. Цепь этого механизма замыкается установками — готовностью личности реагировать (по­ложительно или отрицательно) на господствующие в обществе ценности. Лишь во взаимодействии этих элементов возможно обеспечение социального по­рядка, нормальных отношений между людьми в обществе.

Ключевые слова

Ценностно-нормативный механизм социальной регуляции.

Ценностные ориентации.

Нормы.

Социальный контроль.

Санкции негативные.

Санкции позитивные.

Установки.

 

7.3. Функционирование и развитие культуры

Теоретическое воспроизведение культуры требу­ет рассмотрения не только ее структуры, но и дина­мики. Культура действует противоречиво. Она стре­мится к сохранению, устойчивости, преемственнос­ти и в то же время — к развитию, модернизации, изменениям. Осмысление динамичного аспекта куль­туры предполагает анализ этих тенденций.

Функциональный взгляд на культуру требует по­нимания ее как целостности взаимосвязанных эле­ментов. Не надо думать будто все элементы культу­ры гармонично связаны. Это касается лишь ядра культуры, определяющего ее своеобразие. Любая культура отбирает, сохраняет и транслирует от по­коления к поколению прежде всего то, что являет­ся типичным для ее народа. Даже новые элементы, заимствованные из культур иных народов, она стре­мится преобразовать согласно собственной природе. В силу этого ни одна культура не может быть пере­несена и целиком поглощена другим народом.

Изменениям подвержены в основном периферий­ные элементы культуры, такие, например, как мода. Когда же предпринимаются попытки преобразования ядра, куда входят ценности, нормы, нравы, культу­ра проявляет реакцию сопротивления. И это оправ­дано. Ведь утрата самобытности неминуемо ведет к распаду данного социума.

Благодаря целостности, самобытности, устойчи­вости культуры обеспечивается историческая связь поколений и единство ныне живущих в обществе людей. Эта роль культуры реализуется через ряд функций:

1. Образовательно-воспитательная функция. Как уже говорилось, именно культура делает человека человеком. Таковым он становится по мере освое­ния знаний, языка, символов, ценностей, норм, обы­чаев своего народа, всего человечества. Все это дос­тигается в процессе воспитания и образования.

2. Интегративная и дезинтегративная функция. Посредством общности взглядов, ценностей, тради­ций культура сплачивает людей, интегрирует их. Вместе с тем, она и разобщает людей, привержен­ных разным ценностям.

3. Регулирующая функция. Как уже отмечалось, культура представляет собой ценностно-норматив­ный механизм социальной регуляции. Она опреде­ляет те рамки, в которых может и должен действо­вать человек.

Процессуальное рассмотрение культуры, конеч­но, не сводится к выявлению того, как она функционирует. Такой просмотр позволяет объяснить ли­нии связи культуры и общества. Однако это вне­шний способ объяснения, с помощью которого вряд ли возможно понять потенции внутренних измене­ний культуры.

Как же трансформируется культура, каковы ис­точники ее развития? Культура — это способ цен­ностного освоения действительности. И до тех пор, пока такой способ обеспечивает деятельность лю­дей по удовлетворению их потребностей, культура сохраняет свою устойчивость. В том случае, когда рамки принятых норм поведения, нравственных ценностей, технологий производства и т.д. стано­вятся узкими для человеческой деятельности, куль­тура изменяется.

Б настоящее время в нашей стране налицо про­тиворечие между потребностями людей и имеющи­мися способами их удовлетворения, что выражает­ся в недовольстве многих россиян своим положени­ем: ухудшением уровня жизни, социальной, право­вой защищенности и т.д. Человек сравнивает совре­менные условия с тем, как жилось раньше, он сопо­ставляет свое социальное положение с позициями иных слоев общества.

Особое значение имеет неудовлетворенность лю­дей ценностно-нормативным механизмом социаль­ной регуляции. Это недовольство перерастает в кри­зис общества и его культуры, т.е. системы ценнос­тей, нравственных и правовых норм, что ведет к распаду социальных связей и структур, вызывает недоверие к власти и т.д.

Изменение культуры вызывается внутренними и внешними причинами. Внутренние причины опре­деляют процесс саморазвития культуры. Саморазвитие осуществляется в трех основных формах. Са­мая элементарная из них — стихийная. Выход че­ловека за рамки привычных образцов деятельности происходят зачастую неосознанно. Возьмем, к при­меру, технологические изобретения. На заре произ­водства технология совершенствовалась в силу слу­чайных причин. Скажем, добавка в глину нового компонента могла улучшить ее прочность. Неожи­данно полученный эффект для работника невольно побуждал его к закреплению данного метода.

Более сложная форма саморазвития культуры осу­ществляется путем проб и ошибок. Поиск здесь идет уже осознанно, но на основе случайности. Поэтому культура продолжает стихийное развитие. Однако в данном случае человек все же сознательно срав­нивает новые образцы с привычными, оценивает их достоинства и недостатки, и лишь затем закрепля­ет, вводит в свою культуру.

Самая эффективная форма саморазвития — со­знательная. Это сложный вид деятельности, пред­полагающий разработку принципиально новых под­ходов. В области экономики, политики, права и др. большую роль сыграли выдающиеся ученые, писа­тели, религиозные деятели. Обладая даром социаль­ной фантазии, они предлагали новые способы реше­ния самых сложных проблем общественной жизни.

Внешние причины связаны с процессом взаимо­действия культур. Зачастую люди оценивают дру­гую культуру сквозь призму собственной. Такая позиция называется этноцентризмом. Хорошо из­вестно, что для каждого человека земная ось прохо­дит через центр его родного города или села. Этноцентризм делает нашу культуру эталоном, с помо­щью которого мы соизмеряем иные культуры. Это проявляется в таких выражениях, как «избранный народ» или «отсталый народ», «высокое искусст­во», «примитивное искусство» и т.п. Подобная лек­сика показывает крайние проявления этноцентризма. Если твоя культура — лучшая в мире, то зачем ее совершенствовать, тем более что-то заимствовать из других культур. Поэтому чаще всего этноцентризм выражается в толерантной форме: я предпо­читаю обычаи своей культуры, хотя допускаю, что обычаи иной культуры могут быть в чем-то лучше.

Этноцентризму противостоит релятивизм, утвер­ждающий абсолютную самобытность культуры, ее целостность. Смысл релятивизма заключается в том, что носитель одной культуры не может понять цен­ности другой, если воспринимает их сквозь призму собственной культуры. Для того чтобы понять хотя бы фрагмент иной культуры, его следует связать с этой культурой в целом. Значение данного фрагмента надо рассматривать только в контексте конкретной культуры. Теплая одежда хороша в студеной Арк­тике, но нелепа в тропической Африке.

Очевидно, рациональный путь восприятия и раз­вития культуры связан не с взаимоисключением этноцентризма и релятивизма, а с взаимодополнени­ем. Испытывая чувство гордости за свою культуру, ты в то же время способен понять другую культуру, признаешь право на существование ее ценностей.

Выделяются добровольная, вынужденная и при­нудительная формы культурного взаимодействия. В первом случае какая-либо социальная группиров­ка добровольно отбирает в других культурах при­емлемые для себя элементы. Безусловно, заимство­вание чужих элементов происходит не безболезнен­но. Однако конфликты здесь, как правило, разрешаются путем адаптации новых элементов. Напри­мер, японцы заимствовали на Западе индустриаль­ные технологии и способы организации производ­ства, но сохранили при этом свою систему норм и

ценностей.

Второй, вынужденный вариант заимствования культуры типичен для мигрантов и маргиналов — людей, которые в силу обстоятельств невольно вклю­чаются в чужую культуру. Для того чтобы выжить в новой среде, они вынуждены перенимать, ассими­лировать нормы и ценности иной культуры. Асси­миляция может быть полной или частичной. Это во многом зависит от степени развитости защитных спо­собностей культуры мигрантов, которые сохраняют семью, землячество, общину. При частичной асси­миляции нередко возникают противоречия между стандартами, которых придерживается человек в трудовом коллективе, и нормами отношений с зем­ляками, в семье.

Принудительная форма взаимодействия куль­тур происходит в результате навязывания ценнос­тей одного народа другому. Навязывание может осу­ществляться лояльно посредством поддержки мис­сионеров, привилегий для тех, кто владеет языком и другими элементами культуры угнетателей. Он может совершаться и более жестко: перевод систе­мы образования на программы и учебники, ретранс­лирующие иную культуру; ведение делопроизвод­ства на чужом языке и т.д. Эффект навязывания культуры зависит как от силы принуждения угне­тателя, так и от способности порабощаемой культу­ры к сопротивлению.

Таким образом, культура не является синкрети­ческим образованием. История не дает свидетельств однолинейного, равномерного развития какой-либо культуры. Ритм и направленность изменений куль­тур имеют существенные различия. Рядом с народа­ми и регионами, быстро прогрессирующими, суще­ствуют застойные районы, культурные анклавы и т.д.

Единство и взаимопроникновение, взаимодействие и сопротивление, связи и противопоставления — все это характеризует противоречивое единство разных форм культурного бытия. Сложившееся культурное поле человечества функционирует сегодня благода­ря международным культурным связям разного рода и характера. Культурные контакты, которые в про­шлом были лишь спутником военных, дипломати­ческих, хозяйственных связей, обретают в настоя­щее время самостоятельную значимость, выступа­ют все чаще как сознательный обмен человечески­ми ценностями.

Ключевые слова

Ядро культуры.

Периферия культуры.

Функции культуры.

Развитие культуры.

Этноцентризм.

Релятивизм.

7.4. Многообразие культур

Процессы сохранения самобытности и взаимодей­ствия культур породили их многообразие. Это объек­тивная реальность и к ней можно подходить как в глобальном масштабе (всего человечества), так и в локальном (отдельного общества).

Анализом глобальных культур человечества за­нимались Н. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби

и др. мыслители. В центре их внимания, как прави­ло, находились группы народов, близких друг другу географически. Такой подход правомерен. В совре­менном мире можно выделить культуры Востока и Запада, выявить существенные различия между ними. Так, Запад воспринимает внешний мир как арену активной деятельности человека. Восток пред­почитает отрешенность человека от внешнего бы­тия. Если для Запада личность — это центр Вселен­ной, то для Востока она ничего не значит. Запад стремится к прагматизму, силе логической мысли. Восток — к интуитивному познанию.

Иначе подходит к анализу многообразия культур П. Сорокин. В основу своего исследования он поло­жил концепцию социокультурной динамики, позво­лявшей отслеживать процессы рождения и гибели культур, причины сохранения элементов ушедших культур в теле современности.

Сорокин выделяет три социокультурных суперси­стемы: чувственная, сверхчувственная и идеалисти­ческая. В основе каждой из них находится опреде­ленная ценность. Так, для средневековой культуры основной ценностью был Бог. Все элементы культу­ры выражали эту фундаментальную ценность. Скуль­птуру той эпохи Сорокин называет «библией в кам­не». Живопись, музыка, литература были пронизаны религией. Господствующие нравы и обычаи, образ жизни этой формы культуры подчеркивали свое един­ство с Богом. Чувственный мир, его богатство рас­сматривались как временное «прибежище человека». Такую сверхъестественную суперкулътуру Сорокин называл «идеациональной» (умозрительной).

Зародыш новой социокультурной суперсистемы закладывается иной ценностью — объективной реальностью. Реально то, что мы видим, слышим, ося­заем. Только это и имеет смысл. Такова ценностная основа суперсистемы, которую Сорокин называет «идеалистической». Она существовала в ХШ-XIV вв. и была переходной к настоящей «чувствен­ной» культуре, светской по своему характеру. Имен­но чувственность провозглашается основными ком­понентами современной культуры: искусством, на­укой, политикой, правом и т.д.

Всякая культура — творение человека. Но я сам человек является продуктом определенной культу­ры. Все люди вступают в систему социокультурных отношений, конструирующих общество. Поэтому понять общество можно лишь проникнув в суще­ство присущей ему системы ценностей. По мнению Сорокина, нынешняя суперкультура находится в состоянии кризиса. Выход из него видится в ста­новлении интегрального типа культуры, которая со­единит высшие ценности истины, красоты и добра.

Рассмотрим теперь многообразие культур в ло­кальном аспекте. К началу XX в, в большинстве стран сложились две формы культуры. Элитарная, или высокая, культура, включающая литературу и искусство. Круг ее потребителей — высокообразо­ванная часть общества: критики, литературоведы, завсегдатаи музеев и выставок, театралы, художни­ки, писатели, музыканты. Формула элитарной куль­туры — «искусство для искусства». Такую культу­ру иногда называют «салонной». Народная культу­ра, опирающаяся на мифы, легенды, сказки, танцы и песни, принадлежала остальной части общества. Эту культуру иногда называют «фольклором». Про­дукты элитарной и народной культуры редко выхо­дят за пределы аудитории, для которой они пред-

назначались. По мере развития средств массовой информации граница между элитарной и народной культурой стала размываться. В результате появи­лась массовая культура — популярная музыка, цирк, эстрада, кино. Она понятна и доступна всем слоям населения независимо от возраста, уровня об­разования. Такая культура удовлетворяет сиюми­нутные запросы людей. Поэтому образцы массовой культуры, в частности шлягеры, быстро выходят из моды. Массовую культуру иногда называют «поп-культурой» или «китчем».

Совокупность ценностей, верований, традиций и обычаев, которые разделяют большинство членов об­щества, называется доминирующей культурой. По­скольку общество распадается на множество групп — национальных, демографических, профессиональ­ных, региональных — постепенно у каждой из них формируется собственная культура. Ее называют суб­культурой.

Речь идет о модификации культуры. Это означа­ет, что ядро норм и ценностей доминирующей куль­туры сохраняется. Вместе с тем, во-первых, возника­ют особые нормы, регулирующие жизнедеятельность тех или иных социально-профессиональных групп: врачей, учителей, военнослужащих, работников транспорта и т.п. Во-вторых, появляются мировоз­зренческие, идеологические различия в понимании перспектив общественного развития (идеология бур­жуазии, рабочего класса и др.). В-третьих, складыва­ются стилевые особенности, выражающие специфи­ку образа жизни какой-либо социальной общности.

Такие термины, как «богема», «казарма», «ком­муналка», отражают картину культурных особен­ностей разных слоев населения. Возьмем, к примеру, городскую субкультуру. Здесь преобладают анонимные., сугубо деловые» функциональные контакты в- межличностном общении, ослабевают' семей­ные связи, затухают обычаи, традиции. Все: это ве­дет к отчуждению людей, подмене дружбы отношениями выгоды, Такого; рода культуру зачастую оли­цетворяют с черствостью и бездушием.

Наряду с этим понятие «субкультура» используется и в другом смысле, как «обделенная» культура. В любом обществе имеются социальные группы, по­ставленные в неравноправное положение, лишенные4] свободного доступа к культурному наследию. В силу этих обстоятельств нормальные формы культуры за­мещаются упрощенными и даже уродливыми образ­цами. Таковы, например, субкультуры преступных группировок, наркоманов, алкоголиков, бомжей.

Сюда же можно отнести и субкультуру молоде­жи, которая создает свой жаргон (слэнг), моду, му­зыку, нравственный мир. Ее особенности объясня­ются отсутствием у молодых людей экономической и социальной самостоятельности. Вот как характе­ризует Н. Смелзер субкультуру девочек-подростков с окраины Лос-Анджелеса. Это суперматериалистич­ные девчонки, для которых молодость приятнее, чем старость. Они следукЗт определенным правилам по­ведения: носят модные мини-юбки, белые туфли без каблуков и галстук-бабочку. Кроме того, у них осо­бый жаргон,, включающий такие слова, как «тошниловка», «клево», «лабуда».

Современные субкультуры представляют собой способ дифференциации доминирующей культуры. В них наряду с ведущей традицией существует ряд. специфических образований» как по форме, так ж

по содержанию. Однако эти субкультурные образо­вания являются прямым генетическим продолже­нием доминирующей культуры. Они не противосто­ят системе ценностей, господствующих в -обществе.

В том случае, если какая-либо группа людей стре­мится выработать нормы и ценности, противореча­щие доминирующей культуре, они образуют контр­культуру. Ценности такого вида культуры могут быть причиной конфликтов в обществе. Самый яр­кий пример — движение «хиппи», возникшее в на­чале 60-х гг. XX в. и достигшее кульминации в дни «майской революции» 1968 г. в Париже.

Это был протест молодежи, выразившийся в не­приятии «культуры отцов», мещанского образа жизни, утилитаризма, конформизма, рационализ­ма, сексуальной сдержанности и романтическое вос­певание свободы, простоты в одежде, быту. Такая модель поведения определяется формулой: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

Лидеры «хиппи» утверждали, что господствующая культура — это организованное насилие, что она уби­вает жизненную энергию. Поэтому ставилась задача «взорвать» эту культуру изнутри, раскрепостить бес­сознательную, эмоциональную сферу психики людей с помощью наркотиков, музыки, танцев. Основная установка — удовольствие как образ жизни.

В том случае, когда ценности контркультуры про­никают в доминирующую культуру и укореняются в ней, напряжение конфликта снижается. Так и про­изошло с западной культурой, сумевшей отобрать ряд образцов хиппи: уважение к своеобразию лич­ности, отказ от консерватизма повседневной одеж­ды, длинные волосы и др.

 

Ключевые слова

Суперкультура.

Культура элитарная.

Культура народная.

Культура массовая.

Культура доминирующая.

Субкультура.

Контркультура.

7.5. Культура в административной среде

Особая культура формируется не только в группах, но и в организациях, в том числе административных. Сюда относят наиболее важные представления о деятельности организации, определяемые ее миссией и стратегией и выражающиеся в нормах и ценностях, разделяемых большинством работников. Сюда же относят образ жизни, мышления и поведения людей, символический инструментарий, используемый для нормализации их деятельности.

Организационная культура выполняет ряд важ­ных функций: 1) целеполагающую — формулирует цели организации, задачи ее подразделений и дово­дит их до каждого сотрудника; 2) интегративную — объединяет людей на основе принятия ими сфор­мулированных целей; 3) мобилизующую — побуж­дает работников к целенаправленным действиям; 4) регулятивную — определяет, какое поведение соот­ветствует принятым правилам,- ролевым моделям, а какое — нет; 5) идентификационную — внедряет в сознание каждого сотрудника отличительные особен­ности данной организации, что позволяет использо­вать, например, такое выражение: «Клиент всегда прав»; 6) воспитательную — формирует значимые

для организации качества персонала: лояльность, конфиденциальность, усердие и т.п.

Таким образом, организационная культура пред­ставляет собой выражение ценностей, воплощенных в целях и задачах организации, отношениях между работниками, их персональных качествах. На куль­туру воздействует история организации. Ценности прошлого передаются нынешним работникам, на­пример, посредством фразы: «В нашем учреждении мы всегда поступаем таким образом».

Организационная культура обусловлена нацио­нальными традициями. Оригинальный подход к классификации этой культуры различных стран предложил Г.Хофштеде. Все многообразие нацио­нальных культур он разделяет по четырем призна­кам:

1. Индивидуализм коллективизм. Индиви­дуализм предполагает, что человек действует на ос­нове своих собственных интересов. Коллективизм, напротив, исходит из того, что каждый человек при­зван работать во имя общих интересов. По данному показателю Хофштеде в стобалльной шкале оценил организационную культуру России 50 х 50 (для срав­нения: Китай — 20 х 80, США — 91 х 9).

2. Дистанция власти. Сфера распространения власти определяется пространством, в пределах ко­торого даже не имеющий власти работник осознает неравноправие и считает его нормальным положе­нием. По силе власти, т.е. дистанции ее распрост­ранения. Россия имеет самый высокий показатель — 95 (самый низкий показатель в Швеции — 31).

3. Избегание неопределенности. Этот признак указывает на степень стремления людей избегать ситуаций, в которых они чувствуют себя неуверенно.

Для России данный показатель составляет 90 бал­лов, т.е. сильное избегание неопределенности (Бель­гия — 94, Дания — 23).

4. Мужественность женственность. В «му­жественных» культурах акцент делается на дости­жении успеха и решительности. В «женственных* — приоритет отдается качеству жизни и заботе о других. Этот признак в России Хофштеде оценил 40 х 60 (Япония — 95 х 5, Швеция — 5 х 95).

Для организационной культуры особое значение имеют 2 и 3 показатели. Исходя из этого, Хофште­де выделяет следующие типы культур:

I. Малая дистанция власти и слабое избегание неопределенности. Такая организация похожа на де­ревенский рынок, где нет иерархии и четких пра­вил, но доминирует оценка ситуации. (Данный тип культуры можно назвать западным. Он характерен для США, Великобритании, Нидерландов и Скан­динавских стран.)

II. Малая дистанция власти и сильное избегание неопределенности. Такая организация подобна хо­рошо отлаженной машине, в которой доминируют правила. (Это тип культуры обычен для Германии, Израиля, Швейцарии.)

III. Большая дистанция власти и сильное избега­ние неопределенности. В такой организации доми­нируют иерархия и предписания. (Данный тип куль­туры имеет место во Франции, Испании, России и Японии.)

IV. Большая дистанция власти и слабое избегание неопределенности. Подобную организацию можно представить как расширенную семью. Здесь также доминирует иерархия, но приоритет отдается толкова-

нию ситуации. (Это восточный тип культуры, харак­терный для Китая, Индии, Арабских стран.)

В административной среде на ряду с организационной распространяется и корпоративная культу­ра. Кто выражает эту культуру: организация, ее работники или люди, взаимодействующие с ней? Та­кое разветвленное учреждение, как мэрия или адми­нистрация области, выполняющая множество фун­кций, вряд ли обладает однородной культурой. Здесь работают лица разных профессий, неодинаковых должностных статусов. Вместе с тем в подобной со­циальной организации имеют место корпоративные отношения, защищающие группы интересов, кото­рые регулируются с помощью соответствующей, т.е. корпоративной, культуры.

Корпоративная культура проявляет себя прежде всего во внешней, социальной среде посредством ди­алога между государством, финансово-промышлен­ными группами и профсоюзами на всех уровнях уп­равления в форме социального партнерства.

Социальное партнерство характеризуется от­ношениями между субъектами (сторонами), имею­щими наряду с общими интересами и принципиаль­но различные, иногда противоположные социаль­ные, экономические и политические интересы. Од­нако эти отношения ориентируются не на конфрон­тацию сторон, а на поиск и достижение консенсуса, на обеспечение оптимального баланса различных ин­тересов.

Примером социального партнерства в нашей стра­не служит деятельность современной корпоратив­ной структуры: «Согласительная трехсторонняя ко­миссия». Она вырабатывает правовые акты, регу­лирующие социально-трудовые отношения между работниками и работодателями, заключаемые на уровне Российской Федерации, субъекта федерации, территории, отрасли, профессии.

Корпоративная культура проявляется также во внутренней, административной среде, в частности, в наличии стиля государственного или муниципаль­ного учреждения, имиджа, объединяющего его пре­стиж, репутацию, успех. Имидж способствует фор­мированию корпоративного духа, благодаря чему служащие ощущают свою принадлежность к еди­ной системе государственной власти.

Таким образом, культура многообразна. Отноше­ние между «доминантными» и «альтернативными» образцами в ней характеризуется не только отрица­нием старых образцов новыми, но и отражением одних в других, продолжением одних другими и т.д.

Ключевые слова

Организационная культура.

Корпоративная культура.

Социальное партнерство.

 

Резюме

· Культура — это ненаследуемая биологически совокупность образцов взаимодействия людей со средой существования.

· К важнейшим элементам культуры относятся язык, который создает и организует опыт лю­дей, привычки, манеры, этикет, кодекс, обы­чаи, нравы, традиции, ценности, к которым человек стремится, нормы, определяющие со­ответствие поведения людей ценностям их культуры.

  • Ценности в единстве с нормами образуют ме­ханизм регуляции, важнейшим элементом ко­торого является социальный контроль. Опера­тивными средствами контроля выступают сан­кции, необходимые для стимулирования же­лательного и пресечения нежелательного по­ведения.
  • Основные функции культуры: образовательно-воспитательная, интегративная и дезинтегративная, а также регулирующая. Изменение куль­туры обусловлено внутренними и внешними причинами. Внутренние причины определяют процесс саморазвития культуры. Внешние — связаны с процессом взаимодействия культур.
  • К настоящему времени сложились следующие формы культуры: элитарная, включающая ли­тературу и искусство; народная, опирающаяся на фольклор; массовая, порожденная средства­ми информации. Выделяются такие виды куль­туры, как субкультура и контркультура.
  • В административной среде функционирует ор­ганизационная культура, представляющая со­бой выражение ценностей, воплощенных в це­лях и задачах организации, отношениях меж­ду работниками, их персональных качествах. Наряду с организационной распространяется и корпоративная культура, проявляющаяся в форме социального партнерства субъектов,, име­ющих общие и различные интересы.

 

 

Глава 8. Социальные институты

 

 

Цели главы:

♦ Представить институт как форму регуляции общества.

♦ Рассмотреть фундаментальные институты общества: семья, государство, собственность, образование, религия.

♦ Описать взаимодействие социальных институтов.

8.1. Институт как форма регуляции общества.

Термин «институт» социологи употребляют в нескольких значениях: 1) его относят к определенной группе лиц, выполняющих социальные функции; 2) он означает организацию, удовлетворяющую общественные потребности; 3) им называют некоторые социальные роли, особенно важные для жизни людей.

Например, когда мы говорим, что государство — социальный институт, то подразумеваем под этим группу лиц, работающих в органах власти; организации и учреждения, которыми оно располагает; наконец, роль президента.

Однако между понятиями «институт», «группа», «организация» и «роль» имеются существенные различия. Если группа — это совокупность взаимодействующих людей, соединенная общими интересами; организация — это объединение людей, ориентированных на достижение определенных целей; роль — это модель поведения, соответствующая ожиданиям окружающих людей; то институт — это организованная система связей, представляющая собой ценностно-нормативный комплекс, посредством которого направляются и контролируются дей­ствия людей по удовлетворению основных потреб­ностей общества.

В данном определении под ценностями понима­ются разделяемые людьми цели, под нормами — стандартизированные образцы поведения а под си­стемой связей — сплетение социальных ролей и ста­тусов, в рамках которых это поведение осуществля­ется. Например, институт государства включает в себя: 1) совокупность общественных ценностей (пра­во, демократия); 2) социальных норм (конституция, законы); 3) ролей и статусов (президента, судьи и др.), с помощью которых в различных сферах об­щества устанавливается порядок.

Итак, термин «институт» означает упорядочение, формализацию и стандартизацию социальных связей. Сам же процесс закрепления порядка называ­ется институционализацией. Этот процесс включает ряд этапов:

1. Возникновение общественной потребности, удовлетворение которой требует совместных орга­низованных действий людей. Эта потребность, осоз­нанная многими членами общества, является основ­ной предпосылкой возникновения и становления социального института.

2. Интериоризация норм и ценностей участника­ми данного процесса. Каждый институт обладает своей системой правил, направляющих и контроли­рующих поведение людей.

3. Организационное оформление. Чтобы институт мог реально выполнять свои функции, он обеспечи­вается необходимыми ресурсами: материальными, финансовыми, человеческими, организационными, информационными.

Каждый социальный институт характеризуется существованием цели деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими ее достижение, обя­зывающим типом регламентации, обезличенностью статусно-ролевых требований, разделением труда и профессионализацией, наличием регулирующих и контролирующих учреждений.

Как действуют социальные институты? Внешней функцией любого института является удовлетворе­ние общественных потребностей. Однако для осу­ществления этой задачи каждый институт выпол­няет в отношении своих участников внутренние функции, обеспечивающие их совместную деятель­ность.

1. Функция закрепления и воспроизводства об­щественных отношений. Каждый институт обла­дает системой правил, закрепляющих, стандарти­зирующих поведение людей, делающих его пред­сказуемым. Тем самым институт обеспечивает ус­тойчивость социальной структуры общества.

2. Регулятивная функция. Любой институт обес­печивает регуляцию взаимоотношений между людь­ми посредством выработки шаблонов поведения. Каждый участник институциональной деятельнос­ти выполняет ролевые требования и знает, что ждать от окружающих людей. .

3. Интегративная функция. Институт посред­ством норм, правил, санкций обеспечивает сплоче­ние, взаимозависимость и взаимоответственность людей. Интегративные процессы повышают, устой­чивость элементов социальной структуры.

4. Транслирующая функция. В связи со сменой поколений в каждом институте предусмотрен меха­низм передачи социального опыта, который позволяет индивидам социализироваться, т.е. освоить его ценности, нормы и роли.

5. Коммуникативная функция. Институт про­изводит информацию для внутреннего управления и для внешнего взаимодействия с другими институ­тами.

Функции носят явный характер, если они офи­циально заявлены, для всех очевидны и латент­ный если они скрыты, не декларированы. Напри­мер, к явным функциям института образования от­носится обучение людей профессиональным ролям, а к скрытым — приобретение высокого социально­го статуса. Функция может быть явной для одних людей и латентной для других. Так, кому-то важно в академии приобрести профессию, а кому-то завя­зать знакомство, выйти замуж.

Таким образом, социальные институты опреде­ляют сопряженное взаимодействие между людьми для удовлетворения той или иной общественной по­требности. Однако в условиях резких социальных перемен может возникнуть ситуация, когда изме­нившиеся потребности не находят адекватного от­ражения в функциях соответствующих институтов. В результате возникает отклонение деятельности ин­ститута, дисфункция.

Внешне дисфункции института могут выражать­ся в недостатке подготовленных кадров, средств и т.д. С содержательной точки зрения, они проявля­ются в неясности целей деятельности, падении пре­стижа, авторитета. Несоответствие деятельности института характеру социальных потребностей сни­жает значение его служебной роли, что в свою оче­редь ведет к перерождению функций данного ин­ститута в символическую, ритуальную деятельность.

Неудовлетворенная потребность, как правило, вы­зывает к жизни нормативно нерегулируемые виды деятельности, призванные восполнить дисфункцию легитимных институтов, но за счет нарушения ус­тановленных норм и правил. Так, дисфункции не­которых экономических институтов стимулируют развитие «теневой» хозяйственной деятельности.

Состояние институтов является индикатором (значимым показателем) социальной стабильности: общество стабильно тогда, когда функции инсти­тутов понятны, очевидны, неизменны. Дисфунк­ции нарушают равновесие социальной жизни. Вот почему важно вовремя обнаружить дисфункцио­нальные проявления. В этих целях можно восполь­зоваться логическим квадратом, в котором пересе­каются функции и дисфункции явного и латентно­го характера.

 

  Явные Латентные
Функции      
Дисфункции      

 

Латентные функции отличаются от дисфункций тем, что они не наносят вреда обществу. Они пока­зывают, что пользу от любого института (прежде всего лично для себя) можно извлечь гораздо боль­шую, чем об этом официально заявлено.

Итак, социальные институты предназначены для удовлетворения жизненных потребностей. Каждый из нас имеет немало потребностей. Но фундаментальных, важных для всех, всего пять. Столько же и основных институтов:

— потребности в воспроизводстве популяции (ин­ститут семьи);

— потребности в безопасности (институт государ­ства);

— потребности в добывании средств существова­ния (институт собственности);

— потребности в подготовке человеческих ресур­сов (институт образования);

— потребности в решении духовных проблем (ин­ститут религии).

 

В табл. 8.1 представлены признаки фундаменталь­ных институтов. Закрепим в ключевых словах вы­шесказанное и рассмотрим социальные институты более подробно.

Таблица 8.1

Признаки фундаментальных институтов

    Институт Функция Группы и организации Символы Ценности Роли Нормы Установки Образцы поведения
    Семья Забота и воспитание детей Родствен­ники Обручаль­ное кольцо Романти­ческая любовь, Верность Родители, Дети, Бабушка, Дедушка Запреты и дозволения Привязанность Ответственность
    Государство Поддержа­ние порядка, правил Парламент, правитель­ство, суды Флаг, Герб, Гимн Право, демократия Президент Депутат, Министр, Судья, Прокурор Конститу ция Законы Послуша­ние Субординация
    Собствен­ность Производ­ство и распреде­ление товаров и услуг Предприя­тия, банки, финансово-промыш­ленные группы Фирменная марка, патентный знак Свобода рынка, эффектив­ное произ­водство Рабочий, Предпри­ниматель, Покупатель, Продавец Контракты, Лицензии Стремление к прибыли Эконом­ность
    Образова­ние Передача знаний из поколения в поколе­ние Школы, библиотеки, Спортив­ные команды Диплом, Степень, Нагрудный знак Академи­ческая свобода, Успевае­мость Преподава­тель, Студент, Декан, Ректор Правила поведения Стремление к знанию Посещение занятий
    Религия Содействие соборным отноше­ниям Церковь, Деномина­ция, Секта, Культ Крест, Иконы, Святыни Правосла­вие, Ислам и др. Священ­ник, Веру­ющий, Миссионер Вера, Мораль Почтитель­ность Поклонение

 

 

Ключевые слова

Институт социальный.

Институционализация.

Функции.

Функции латентные.

Функции явные.

Дисфункции.

Логический квадрат.

8.2. Семья

Семья как социальный институт характеризует­ся совокупностью норм санкций и образцов поведе­ния, регламентирующих взаимоотношения между супругами, родителями, детьми и другими родствен­никами. Она играет важную роль в общественной жизни, обеспечивая продолжение рода людского, преемственность поколений.

В литературе проводят разграничение между по­нятиями «брак» и «семья». Первым термином при­нято обозначать правовые аспекты семейно-родствен-ных отношений. Вторым — межличностные отно­шения членов семьи. Господствующие в обществе ценности и морально-правовые нормы определяют доминирующую форму семьи. С точки зрения выбо­ра супруга браки подразделяются на эндогамные (заключаемые в рамках одной и той же общности) и эзогамные (допускающие выбор партнера за пре­делами своей общности). Социологи отмечают по­зитивные аспекты второй формы брака, так как он разрушает границы между различными социальны­ми группами, способствуя солидарности общества.

Известны такие типы супружества, как моногам­ные и полигимные. Моногамия — это союз между одним мужчиной и одной женщиной. Полигиния выступает в форме полигамии (брака одного муж­чины с несколькими женщинами), или в форме по­лиандрии (брака одной женщины с несколькими мужчинами). Еще один тип супружества групповой (между несколькими мужчинами и несколькими женщинами).

С точки зрения родства различаются нуклеарная форма семьи (она представляет собой супружескую пару с детьми, не состоящими в браке) и расширен­ная (включающая в себя два и более поколении).

Возможны и другие варианты типологии браков. Например, по критериям престижа и власти в се­мье выделяются такие типы, как патриархальная, (в которой власть безраздельно принадлежит мужу), матриархальная (где власть сосредоточена в руках жены-матери) и эгалитарная (когда муж и жена обладают одинаковым объемом прав).

Типичная семья российского общества является нуклеарной, моногамной, частично патриархальной, частично эгалитарной. Ее жизнедеятельность проте­кает в рамках обычая, предписаний права, морали и религии, давления общественного мнения и т.д.

Отправным пунктом, ведущим к браку, является выбор партнера и обручение. Обручение выступает в формах ухаживания* помолвки, выкупа, похище­ния и т.д. Говорят, что ухаживание может стать периодом возникновения любви. Однако это не един­ственный фактор выбора партнера. К их числу от­носятся: 1) принадлежность к одной и той же тер­риториальной общности, соседство или даже даль­нее родство; 2) представления об идеальном партне­ре, чтобы супружество сложилось в соответствии с мечтами; 3) стремление к гомогамии, т.е. к подоб­ному себе партнеру, либо к гетерогамии, т.е. к со­вершенно отличному от себя партнеру.

С переходом от обручения к супружеству жиз­ненный цикл семьи проходит следующие фазы: об­разование семьи — вступление в брак; начало дето­рождения — рождение первого ребенка; окончание деторождения — рождение последнего ребенка; пу­стое гнездо» — отделение самостоятельных детей; прекращение существования семьи — смерть одно­го из супругов. Нормальная последовательность фаз семейного цикла может нарушаться вследствие раз­деления или воссоединения родственников и др.

Функции, которые выполняет семья в обществе, делятся на специфические (вытекающие из сущно­сти семьи) и неспецифические (определяемые исто­рическими обстоятельствами).

К первым относятся: а) репродуктивная — био­логическое воспроизводство общества. Семья разрастается «изнутри» путем удовлетворения сексу­альных потребностей; б) воспитательная — куль­турное воспроизводство общества. Семья осуществля­ет социализацию молодого поколения; в) социально-статусная — воспроизводство социальной структу­ры. Семья определяет общественное положение сво­их детей, т.е. задает вектор их жизненной карьеры.

К числу неспецифических можно отнести следу­ющие функции семьи: а) экономическая. Семья ма­териально поддерживает несовершеннолетних и не­трудоспособных людей; б) рекреативная. Семья обес­печивает взаимопомощь, поддержание здоровья, организацию досуга, отдыха, удовлетворение духов­ных, эмоциональных потребностей, предотвращая, тем самым, дезинтеграцию личности; в) регулятив­ная. Семья гарантирует социальный контроль (осо­бенно сексуального поведения), регламентирует от­ветственность и обязательства в отношениях между супругами и детьми.

Для понимания семьи как социального институ­та особое значение имеет анализ ролевых отноше­ний. Они определяются местом и функциями инди­вида в семье, а потому и подразделяются на супру­жеские (муж, жена), родительские (отец, мать), дет­ские (сын, дочь, брат, сестра), межпоколенные и внутрипоколенные (дед, бабка, свекр, свекровь, тесть, теща, невестка, зять и др.).

Ролевые отношения в семье могут характеризо­ваться согласием или конфликтом. Ролевой конф­ликт чаще всего проявляется как: 1) конфликт ро­левых образов, что связано с неправильным их фор­мированием (что значит быть мужем или женой); 2) межролевой конфликт, возникающий в многопо­коленных семьях, где супруги второго поколения Типичная семья российского общества является нуклеарной, моногамной, частично патриархальной, частично эгалитарной. Ее жизнедеятельность проте­кает в рамках обычая, предписаний права, морали и религии, давления общественного мнения и т.д.

являются и детьми, и родителями, играют противо­положные роли; 3) внутриролевой конфликт, свя­занный с выполнением человеком семейной и про­фессиональной роли.

В каждой семье возможны противоречия. При оп­ределенных условиях они могут быть бесследно лик­видированы. В случае, когда противоречие затяги­вается, приобретает устойчивую форму, оно перера­стает в напряжение.

Накопившаяся напряженность может привести к дезорганизации семьи и даже к ее распаду. Она воз­никает по причине противоположностей культур­ных образцов, привнесенных в семью супругами из разных общностей. Напряженность возникает так­же при перемене установленной социальной роли, например, когда муж теряет работу и жена стано­вится единственным кормильцем. Она появляется из невозможности чувственного и сексуального при­способления. Напряженность возникает не только между супругами, но и между родителями и деть­ми. Чаще всего ее причиной является разница куль­турных образцов поколений. Как правило, родите­ли склонны считать, что та система ценностей, в которой они воспитаны, лучше современной, вос­принятой детьми.

Каковы способы снижения напряженности в се­мье? Прежде всего воля к согласию, терпимость и снисходительность, стремление вникнуть в положе­ние партнера. В противном случае наступает кри­зис семьи. Возможны следующие его разновиднос­ти: 1) любовный треугольник; 2) крушение надежд в отношении детей; 3) клеймо позора на одном из .супругов; 4) отсутствие денежных средств; 5) сти­хийные бедствия; 6) долгая разлука и др. Кризис может привести к дезорганизации семьи, т.е. к не­выполнению ролевых ожиданий. Дезорганизация, в свою очередь, ведет к распаду семьи.

Ключевые слова

Брак эндогамный.

Брак эзогамный.

Брак моногамный.

Брак полигимный.

Брак групповой.

Семья нуклеарная.

Семья расширенная.

Семья патриархальная.

8.3. Государство

Этот институт отличается следующими призна­ками: наличием публичной власти, структурами и механизмами ее функционирования (аппарат управ­ления, административная и финансовая системы, армия, полиция, сыск, суды, тюрьмы и т.д.); наличи­ем права, т.е. правил поведения, с помощью которых закрепляется общественный порядок, а также прин­ципов функционирования властного механизма; наличием определенной населенной территории, пределами которой ограничена данная государствен­ная власть; наличием суверенитета, правом офици­ально представлять общество, издавать нормативные акты, обязательные к выполнению, осуществлять правосудие.

Социальное предназначение государства состоит в том, что оно управляет людьми, решает общие вопросы, служит арбитром в разрешении споров, конфликтов и противоречий между различными субъектами права, применяя при этом легализованное насилие. Государство выступает гарантом прав и свобод человека. Оно выполняет многообразные, функции.

Государство — важнейший регулятор общества, которое нуждается в координации различных сфер человеческой деятельности, организации общих для всех внутренних и внешних дел. Эти общие дела осуществляются с помощью управленческой функ­ции. Следующая функция государства — распреде­ление ресурсов. Они концентрируются в этом ин­ституте благодаря взиманию налогов. Наряду с фи­нансами, государство обладает материальными цен­ностями (земля, недра, сооружения и др.). Еще одна важная функция — защита общего интереса, свя­занная с сохранением общества как способа суще­ствования людей. И если нависла угроза распада общества как изнутри, так и извне, государство обя­зано нейтрализовать или подавить силы, действу­ющие против данного общества. Интегративная функция государства проявляется в обеспечении со­циального порядка, стабильности и устойчивости общества. Государство посредством своих органов и учреждений создает правовые нормы и контро­лирует их выполнение. Поэтому в качестве само­стоятельной можно выделить функцию социально­го контроля. Средствами формального контроля го­сударства выступают прокуратура, суды, органы бе­зопасности, полиция (милиция) и др., задача кото­рых — обеспечить контроль за выполнением пра­вовых норм, применяя к нарушителям различные санкции.

Существуют ли пределы влияния государства на общественную жизнь людей? Исторически обще­ство первично, а государство — вторично. Оно возникает для защиты общего интереса граждан, т.е. выступает его слугой. Однако во многих странах, в том числе в России, слуга нередко превращался в господина. Это очень сложная проблема. Каждый человек постоянно сталкивается с нею. Например, имеет ли право государство, предоставляя бесплат­ное образование, навязывать свои стандарты или выбор учебных предметов должен оставаться за гражданином? Нужно ли государству заниматься строительством, сельским хозяйством, культурой и т.д.? Если государство подчиняет себе экономи­ку, образование, досуг, даже семейные отношения, мы имеем дело с тоталитарным режимом. В этих условиях чиновник решает, где строить, когда уби­рать хлеб, как учить людей. Регулирующее воз­действие государства становится всеобщим, следо­вательно, подавляет свободу, инициативу, самосто­ятельность человека.

Последствия жесткого государственного регули­рования могут привести к катастрофе. Дело в том, что в социуме имеются саморегуляторы, которые в силу внешнего воздействия атрофируются. И если какие-то структуры лишить государственных под­порок, они будут испытывать сильный шок, утра­тив способность к самоорганизации. Так произош­ло, например, с советской экономикой.

Вот почему в современном российском обществе получила признание концепция правового государ­ства, которое основано на верховенстве закона, сво­боде людей, их равенстве в правах как прирожден­ных свойств человека. Граждане и государство добро­вольно принимают на себя определенные ограничения и обязуются подчиняться общим законам. В право­вом государстве источником законов выступает гражданское общество. Именно оно определяет государство, а не наоборот.

Ключевые слова

Государство.

Гражданское общество.

Государство правовое.

8.4. Собственность

Собственность зачастую называют «институтом институтов». Она действительно во многом опреде­ляет социальный порядок. В любом современном обществе существует система правовых и мораль­ных норм, регулирующих отношения собственнос­ти. Чтобы понять, насколько губительным являет­ся развал данного института, какие социальные по­следствия из этого вытекают, достаточно рассмот­реть современную ситуацию в России. Мы до сих пор не избавились от головокружительной инфля­ции. Каждый полдень нам сообщают по радио о новом валютном курсе и уже к вечеру, заходя в магазины, мы узнаем о новых ценах. В этих усло­виях заключение экономических сделок становит­ся все более затруднительным. Производительный труд теряет смысл.

Собственность рассматривается в литературе как категория преимущественно экономическая (отра­жающая производственные отношения) и юридичес­кая (выражающая волевые отношения). Между тем, собственность в ее реальном проявлении — пробле­ма общесоциальная. Первоначальной формой соб­ственности выступает владение предметами потреб­ления, вещами. Однако собственность не есть сама вещь. Она выражает отношения между людьми по поводу вещей.

Систематизирующие начала собственности заклю­чены в процессе производства. Собственность на сред­ства производства определяет взаимоотношения лю­дей по организации производства, распределению созданного продукта и полученного дохода. Тем са­мым она определяет социальную структуру обще­ства. Владельцы средств производства образуют один общественный класс, другой — формирует те, кто не имеет собственных орудий, но предлагает свою рабочую силу, отдавая внаем мускулы, умения и знания. Таким образом, институт собственности за­крепляет общественную структуру.

В самом общем виде структура индустриальной экономической организации может быть представ­лена взаимодействием четырех социальных групп: предпринимателями, менеджерами, рабочими и по­требителями. Ключевая фигура рыночного хозяй­ства — предприниматель. Для нее характерна са­мостоятельность, выражающаяся во владении соб­ственностью. Это может быть владелец индустри­ального гиганта и небольшого предприятия. Важ­ная роль в современном хозяйстве принадлежит ме­неджеру. Эта группа людей сформировалась в ре­зультате отделения собственности от функции уп­равления капиталом. Менеджеры обладают реаль­ной властью на предприятии, принимая решения по вопросам организации и управления производ­ством. Основной фактор производства — рабочий. Под этой группой людей имеют в виду квалифици­рованных и неквалифицированных работников фи­зического труда государственных, акционерных или частных предприятий. В конце концов именно от них зависит успех предприятия. Особое социальное положение занимают потребители. Их поведение во многом определяет действенность механизма спро­са и предложения.

Институт собственности выполняет ряд осново­полагающих функций в обществе. Он связан с про­изводством товаров и услуг, которые используются человеком для удовлетворения материальных по­требностей. Кроме того, этот институт выполняет функции интеграции и дезинтеграции. Собствен­ность является движущей силой разделения труда, порождающей зависимость людей друг от друга в ходе обмена результатами труда. Вместе с тем она разделяет людей на бедных и богатых, создает на­пряжения и конфликты во взаимодействии хозяй­ствующих субъектов.

Основными историческими формами собственно­сти на средства производства являются частная, групповая и публичная, которые отличаются мно­гообразием и зависят не только от характера при­меняемых орудий, но и от социокультурных осо­бенностей. В результате складывается сложная картина отношений собственности в каждой отдельно взятой стране.

Институт собственности проявляет себя в един­стве с трудом. В их взаимодействии — ключ к по­ниманию развития человеческого общества. Выде­ляют три исторических способа соединения труда со средствами производства и соответственно три типа института собственности: 1) принудительный, 2) наемный, 3) свободный труд.

Переход от принуждения к найму и от него к свободному труду — этапы исторического прогрес­са общества. Однако это сложный и противоречивый процесс, который не привел пока к доминиро­ванию свободного труда. Проблема свободного тру­да имела две альтернативных попытки решения. Во-первых, посредством создания ассоциации свобод­ных работников, совместно использующих средства производства. Этот эксперимент в нашей стране по­терпел неудачу. Во-вторых, путем организации сво­бодного труда на собственных средствах производ­ства. Этот вариант также не получил своего разви­тия. В США, например, 80% населения работает по найму.

Россия относится к индустриальному типу эко­номической организации. Для таких стран свой­ственны углубленное разделение общественного тру­да, машинная материально-техническая база, нали­чие наемных рабочих, юридически свободных и получающих за свой труд зарплату, размер которой зависит от количества и качества производимого продукта. Производство носит товарный характер, т.е. продукты создаются для обмена на рынке. Каж­дый отдельный товаропроизводитель конкурирует с другими, что побуждает его рационально органи­зовать производство. Деньги играют роль универ­сального средства обмена. Такая форма рыночного хозяйства характерна для индустриальных стран конца XIX — начала XX в.

Известно, что в нашей стране после Октябрьской революции частная собственность была уничтоже­на как источник социального неравенства людей. На ее место пришла публичная форма собственнос­ти, т.е. способ присвоения средств производства, единственным критерием которого является живой труд. Публичная форма собственности имеет множество разновидностей, однако у нас утвердилась в основном государственная.

В условиях доминирования административно-ко­мандных методов управления сложилась ситуация фактического неравенства людей в отношении к соб­ственности. В зависимости от социально-професси­онального статуса «большой* либо «маленький» начальник нередко напрямую использовал государ­ственную собственность в личных целях. Рядовые труженики собственностью не распоряжались, они не участвовали в принятии важных управленческих решений, что привело к потере не только чувства «хозяина», но и реальной роли собственника, пре­вращение коллективной собственности в «ничей­ную», к разбазариванию и расхищению ее. Все это — свидетельство глубокой связи института собствен­ности с характером управления, состоянием демо­кратии, т.е. не только экономической, но и соци­альной природы собственности.

В других индустриальных странах, наряду с час­тной и государственной формами собственности по­лучили развитие акционерные и монополистичес­кие формы собственности, различные их сочетания. Особую роль играют транснациональные корпора­ции, господствующие на мировом рынке.

Гигантские корпорации используют различные способы инвестирования капитала за рубежом. Это позволяет обойти препятствия, создаваемые тари­фами и другими предписаниями. Выделяются три типа предприятий, действующих за пределами своей страны: а) государственная (национальная) фир­ма, вкладывающая часть своего капитала в зару­бежные дела; б) многонациональная фирма, сотруд­ники которой стараются быть «своими людьми» в

чужой стране; в) подлинно транснациональная кор­порация, проявляющая одинаковую лояльность ко всем странам.

Вместе с тем большой бизнес не подавляет сферу малых предприятий (мастерские, магазины, фермы и т.д.). Небольшие предприятия являются более гиб­кими, маневренными, быстрее приспосабливаются к изменяющимся требованиям рынка. Не случайно, что среднее число работающих на фирмах ФРГ со­ставляет 80 человек, США — 53, Японии — 15 че­ловек.

Как видно, природа собственности претерпевает существенные изменения. Частная и государствен­ная формы собственности, господствующие на ран­нем этапе индустриализации, уступают место груп­повой или акционерной. Это расширяет доступ лю­дей к владению собственностью. Вместе с тем вла­дение все больше отделяется от распоряжения соб­ственностью. Отсюда возрастание роли менеджеров.

Известно, что в нашей стране в последнее время предпринята попытка дать новый импульс для раз­вития института собственности. В этих целях про­водится приватизация федерального и муниципаль­ного имущества, т.е. разгосударствление собствен­ности. По замыслу реформаторов это должно при­вести к появлению среди значительной части насе­ления владельцев и совладельцев собственности, следовательно, к существенной трансформации со­циальной структуры, в частности, к значительному росту «среднего» класса. Так, известные социологи Т.И. Заславская и Р.В. Рывкина выделяют 78 раз­новидностей социальных групп, для которых дви­жущим мотивом являются соображения выгоды — доход, прибыль, рентабельность, капитал.

Однако фактический ход приватизации имуще­ства и реальный уровень благосостояния людей по­казывает, что проблема увеличения среднего клас­са становится все более проблематичной. К.сожале­нию, сценарии приватизации осуществляются у нас в пользу руководителей предприятий и крупных соб­ственников.

Ключевые слова

Собственность частная.

Собственность групповая.

Собственность публичная.

Собственность акционерная.

Собственность монополистическая.

8.5. Образование

Как и другие, институт образования призван обес­печивать интеграцию общества. Его функциониро­вание связано с удовлетворением потребностей в со­циализации людей, передаче ценностей, знаний, опыта из поколения в поколение. Отметим важней­шие функции института образования.

Первая — связана с трансляцией культуры. Об­разование служит механизмом передачи культур­ных ценностей от поколения к поколению, оно спо­собствует социальным переменам, связанным с вне­дрением новых технологий, активно воздействует на изменение социально-профессиональной струк­туры.

Вторая функция способствует формированию у мо­лодежи господствующих в обществе установок, цен­ностных ориентации, идеалов, благодаря чему она приобщается к жизни общества, научается понимать других людей.

Третья функция — социальная селекция. Про­цесс отбора наиболее способной молодежи достига­ется в результате действия многообразной структу­ры образования. После обязательного восьмилетне­го образования в нашей стране часть подростков поступает в колледжи, другие продолжают учебу в средней школе. Самые способные • школьники по­ступают в вузы, после чего талантливая молодежь имеет возможность сделать научную карьеру в ас­пирантуре.

Социальная структура института образования включает три позиции: администраторов, педагогов и учащихся. Высшую позицию занимают руководи­тели различных рангов — от министра до директо­ра школы. Они определяют стратегию процесса об­разования, формируют корпус преподавателей, вы­рабатывают нормативные требования к деятельнос­ти педагогов и учащихся, а также критерии оценки их труда. Центральное место в структуре института образования занимает преподаватель. Исходя из нормативных требований, он должен быть специа­листом в определенной области знаний, обладать спо­собностями оратора, навыками общения с аудито­рией, владеть методикой обучения, объективно оце­нивать достижения учащихся. Нормативные требо­вания к позиции учащегося очевидны: аккуратно посещать занятия, выполнять задания педагога, усваивать и запоминать информацию, овладевать навыками ее практического использования и т.п.

В социальном взаимодействии указанных лиц ос­новное значение занимают взаимоотношения пре­подавателя и учащегося. Отношения эти характе­ризуются неравенством. Доминирующий статус преподавателя обусловлен тем, что он управляет учебным процессом и это зачастую порождает авто­ритарный стиль общения. Однако в эпоху прогресса науки и техники такой стиль утрачивает свою эф­фективность. Демократические технологии обучения обязывают преподавателя создать условия для сво­бодного выражения индивидуальной неповторимо­сти учащегося.

Нарастающий динамизм общественной жизни, по­стоянная смена технологий, профессий и специаль­ностей обусловили процесс интеграции всех форм обучения в целостную систему непрерывного обра­зования. Ее можно представить как учебный комп­лекс, действующий на основе взаимной субордина­ции дошкольного, школьного и послешкольного звеньев, внутри которого координируются по назна­чению формальные, неформальные и информальные учреждения, способные по мере необходимости пе­рестраиваться, изменять свою структуру. Это гиб­кая, развивающаяся, открытая система образования. Она предоставляет возможность каждому человеку на любом этапе своей жизни подключиться к при­обретению любых потребовавшиеся ему знаний.

В нашей стране уже появились колледжи, гим­назии, лицеи, негосударственные учебные заведе­ния, отвечающие вызову времени. Вместе с тем во­площение идеи непрерывного образования сталкивается с большими трудностями, порождаемыми инертностью и консерватизмом бюрократической системы управления, экономическими трудностями,1 низкими темпами научных нововведений, неразви­тостью у значительной части населения потребнос­ти в образовании. Ясно, что создание системы не­прерывного образования должно стать всенародной задачей. И не только потому, что учиться обязан каждый на протяжении всей жизни. Эффективным образование станет лишь тогда, когда в обществе поднимется статус человека знающего, культурно­го, интеллигентного.

Ключевые слова

Образование.

Обучение.

Образование непрерывное.

Селекция.

8.6. Религия

Религия — один из фундаментальных институ­тов, включающий специфическую систему верова­ний, ритуалов, предписаний, стандартов поведения, представлений, заповедей и норм о «праведном» образе жизни. Данный институт на протяжении дли­тельного времени играл решающую роль в поддер­жании общественного порядка.

В настоящее время религия существует в инсти­туциональной и внеинституциональной формах. Ре­лигиозный институт объединяет верующих, связан­ных между собой специфическими отношениями. Для него характерно единство вероучения, обряд­ности, организации, ролевых взаимосвязей. Этот институт отличается устойчивостью, жесткой иерар­хией, господством догматики и строгих предписа­ний в области поведения.

К таким институтам относят церковь, секту, де­номинацию и культ. Церковь тесно связана с обще­ством и действует внутри него. Это организация, в основе которой находится единый символ веры, определяющий религиозную деятельность. Здесь имеет место разделение на священства и мирян.

Секта отвергает ценности, общности, где господ­ствует церковь, т.е. она выступает как оппозиция к церкви. В ее основе — авторитет некоего харизма­тического лидера. В сектах сильны настроения из­бранничества, преданности определенным веровани­ям и ритуалам. Священство в них не играет такой роли как в церкви.

Деноминация (или вероучение) — промежуточ­ная форма между церковью и сектой. Это религиоз­ная организация современного типа, появившаяся вследствие распространения идей духовного плюра­лизма. Она поддерживает нормальные отношения с обществом, не противопоставляет священство ми­рянам, отличается терпимостью, отсутствием жест­кой дисциплины и давления догматики.

Наконец, культ представляет собой разновид­ность секты, придерживающейся крайних воззре­ний и призывающей к; радикальным изменениям личности и общества. В России такой культ, как «Белое братство», подвергался репрессиям за мето­ды привлечения и удержания своих сторонников.

Религия помогает человеку в какой-то мере пре­одолеть страх смерти и пережить несправедливос­ти, с которыми он сталкивается в обществе. Она возникла в качестве средства, призванного смяг­чить бессилие людей в разрешении житейских про­блем. Что делать, когда отказывают другие спосо­бы решения проблем — вот основная, компенса­торная функция религии. Кроме того, религия выполняет мировоззренческою функцию, суть ко­торой в признании сверхъестественных сил; регулятивную, проявляющуюся в создании определен­ной системы норм и ценностей, которая мотивиру­ет и контролирует поведение людей; коммуника­тивную, обеспечивающую общение в процессе культовой деятельности; интегративпую функ­цию, поддерживающую стабильность общественной жизни.

В зависимости от качества выполнения религией своих функций можно говорить о процессах сакра­лизации и секуляризации.

Сакрализация — это широкое вовлечение в сфе­ру религиозного влияния различных общественных институтов, отношений и форм сознания. В свет­ский период истории нашей страны функции рели­гии были значительно ограничены. Однако в послед­нее время государство стало возвращать церкви ее собственность, снимать преграды для распростране­ния религиозного мировоззрения и т.д.

Секуляризация — процесс освобождения чело­века и общества от религиозного влияния, отрица­ния соответствующих норм и ценностей. В резуль­тате данного процесса религия постепенно теряет интегративную и другие функции. Это приводит к возникновению «религиозного плюрализма», к рос­ту внеконфессиональной (т.е. не связанной ни с од­ной из церковных организаций) религиозности, оз­начающей, что вера приобретает все более личный характер.

В современном обществе существует и внеинституциональная религия. Она представлена различными модернистскими объединениями верующих, для которых типично свободное членство, отсутствие иерархии и строгой дисциплины. В нашей странеполучает развитие нетрадиционное религиозное направление иудейско-христианского происхожде­ния, представляющее собой электрическую смесь элементов ряда восточных верований (дзен, йога, суфизм, движение Хари Кришна и т.п.).

Для внеинституциональных религий показатель­на интенсификация основных социальных функций. Они значительно усиливают ориентацию на сверхъ­естественное, активизируют эмоциональное начало, подменяя мировоззренческую функцию традицион­ных религий. Это выражается в провозглашении приоритета «практического опыта» над богослов­скими рассуждениями. Главное для такого верую­щего — «личное» общение с Богом.

Специфика функционирования рассматриваемо­го нами института проявляется в религиозных от­ношениях, состояние которых характеризуется уров­нем религиозности населения. Для его определения используются различные показатели соответствую­щего сознания и поведения людей. К основным кри­териям религиозности относят: совершение молит­вы, исповеди, обрядов, посещение богослужений, чтение религиозной литературы и т.д.

Проявления религиозности в связи с этим пред­ставляют во многом неожиданную картину. Так, наиболее высокие показатели религиозности отме­чены у рабочих низкой квалификации. По мере ее роста эти показатели резко снижаются. У специа­листов ситуация противоположная: по мере роста квалификации показатели религиозности повыша­ются. Данное противоречие свидетельствует о том, насколько исторически глубоко религия вошла в образ жизни людей, культуру, традиции и обычаи.

Ключевые слова

Религия.

Церковь.

Секта.

Деноминация.

Культ.

Сакрализация.

Секуляризация.

8.7. Взаимодействие социальных институтов

Нет такого института, который бы функциони­ровал в полной изоляции. Все социальные институ­ты взаимодействуют. Так, собственность и произ­водные от нее экономические институты не могут не учитывать создание новых семей с целью удов­летворения их потребностей. Институт образования во многом зависит от деятельности государства, под­держивающего приоритетные направления подготов­ки специалистов и т.д.

В результате взаимодействия сеть институтов в обществе разрастается и усложняется. Фундамен­тальные институты делятся на более мелкие. На­пример, в структуре экономических институтов имеется множество практик, называемых финансо­выми, маркетинговыми институтами. В системе правовых институтов развиваются практики след­ствия, судопроизводства и т.п.

Таким образом, в фундаментальных институтах общества содержится потенциал развития через внутреннюю специализацию связей, функций, уч­реждений. Мы являемся свидетелями рождения новых институтов путем дифференциации старых.

На наших глазах из недр государства выделяется госслужба как самостоятельный институт.

Такая дифференциация является признаком эво­люционных изменений государства и общества. Ста­тус и функции госслужбы становятся производны­ми от интересов и воли социума. Представительная власть России призвана осуществлять связь с граж­данским обществом. Ее задача — понять, учесть и зафиксировать в законодательных актах все оттен­ки интересов различных социальных страт. Испол­нительная власть, опираясь на принятые законы, проводит через институт госслужбы политику, от­ражающую совокупный интерес социума.

Возникновение института госслужбы связано с самостоятельным обслуживанием связи между го­сударством и обществом. Этот институт стремится, например, к независимости от политических партий и их лидеров, занимающих ответственные посты в государственных структурах. В результате проис­ходят определенные перемены во внутренней рег­ламентации этого уже независимого социального института, появляются статусно-ролевые измене­ния и т.д.

Особое значение имеет перестройка институтов, призванная радикально изменить принципы их ре­гуляции. Так, в частности, произошло у нас с ин­ститутом собственности. Людей не устраивает мо­ральное, юридическое регулирование их прав и обя­занностей, связанных с собственностью. Если рань­ше наши граждане, фактически не владели и не рас­поряжались собственностью, но имели право на га­рантированный минимум жизни, то сегодня многие хотят владеть, распоряжаться, рисковать и при этом иметь лишь шанс жить зажиточно и независимо.

Перерегуляция фундаментальных институтов, как правило связана с напряжением социальных отно­шений. Многие лица не справляются с выполнением статусно-ролевых обязанностей: снижается ответ­ственность одних, растет недовольство других участ­ников институциональных связей. Отсюда потери, издержки, конфликты. Такова цена перестройки.

Ключевые слова

Дифференциация институтов.

Трансформация институтов.

Перерегуляция институтов.

Социальная практика.

 

Резюме

  • Социальный институт — это организованная система связей, представляющая собой ценно­стно-нормативный комплекс, посредством ко­торого направляются и контролируются дей­ствия людей по удовлетворению основных по­требностей общества.
  • Процесс закрепления социального порядка на­зывается институционализацией. Он включа­ет ряд этапов: 1) возникновение общественной потребности, которая является предпосылкой возникновения института; 2) интериоризация норм и ценностей участниками данного про­цесса; 3) организационное оформление.
  • Каждый институт выполняет явные и латент­ные функции. Вместе с тем он допускает сбои, отклонения, т.е. дисфункции. В целях обнару­жения дисфункциональных проявлений ис­пользуется логический квадрат.
  • Семья характеризуется совокупностью взаимо­отношений между супругами, родителями, детьми и другими родственниками, определя­емых чувствами любви и уважения, традиция­ми, правом, моральными и религиозными нор­мами. Этот институт выполняет репродуктив­ную, воспитательную, социально-статусную, экономическую, рекреативную и регулятивную функции.
  • Государство как социальный институт пред­ставляет собой совокупность взаимосвязанных друг с другом учреждений и организаций, осу­ществляющих управление обществом на опре­деленной территории. Оно выполняет функции управления, распределения ресурсов, защиты общего интереса, интеграции и социального контроля.
  • Собственность зачастую называют «институтом институтов». Историческими формами соб­ственности являются частная, групповая и пуб­личная. Институт собственности проявляет себя в единстве с трудом, определяя структуру эко­номической организации общества. Этот инсти­тут связан с производством товаров и услуг, которые используются человеком для удовлет­ворения материальных потребностей.
  • Институт образования служит механизмом пе­редачи культурных ценностей от поколения к поколению. Образование способствует социаль­ным переменам, связанным с внедрением но­вых технологий, активно воздействует на изме­нение социально-профессиональной структуры.
  • К фундаментальным институтам общества от­носят также религию, включающую верования, ритуалы, заповеди и нормы о «праведном об­разе жизни». Этот институт выполняет ком­пенсаторную, мировоззренческую, регулятив­ную, коммуникативную и интегративную фун­кции.
  • Все институты взаимодействуют друг с другом. В результате сеть институтов разрастается и усложняется. В рамках фундаментальных ин­ститутов появляются новые, трансформируют­ся старые посредством внутренней дифферен­циации и перерегуляции.

Глава 9. Социальная организация

 

 

Цели главы:

* Раскрыть основные черты организации

* Описать феномен бюрократии.

* Рассмотреть вопросы управления в организации и степени ее управляемости.

9.1. Основные черты организации

Социальные организации являются разновиднос­тью институтов. Их зачастую называют сложными институтами. Как уже отмечалось, институты свя­зывают людей множеством правил, запретов и раз­решений. Они необходимы для установления поряд­ка в обществе. Но жить по правилам практически невозможно. Мы постоянно отклоняемся от правил и в то же время ориентируемся на них. Вот почему для обеспечения не только нормативного, но и фак­тического порядка в обществе создаются социальные организации.

Вся человеческая жизнь в обществе, начиная с момента рождения (роддом) и вплоть до смерти (по­хоронное бюро), направляется деятельностью различ­ных организаций. Не случайно, что современного человека называют «человеком организации». Имен­но социальная организация формирует особый тип личности, ориентированный на рациональный стиль поведения, компетентность, целеустремленность.

Понятие «организация» употребляется там, где действуют люди и упорядочивается их деятельность ради достижения определенной цели. Организация, не имеющая цели, бессмысленна. Она возникает, когда достижение какой-либо общей цели призна­ется возможным только через осуществление индивидуальных целей, и, напротив, когда реализация индивидуальных целей предусматривает достиже­ние общей цели.

Люди, выполняющие в организации конкретные функции, занимают определенные позиции в слу­жебной иерархии. Позиция, предполагающая реаль­ные права и обязанности члена организации, фор­мирует социальный статус. Статусы ранжируются в организационной иерархии по степени важности. Здесь имеется в виду социальный престиж ролей, закрепленных за данным статусом.

Организация строится как по вертикали, так и по горизонтали. В вертикальной структуре имеют место управляющая и управляемая системы. Гори­зонтальная структура определяется разделением труда по функциональному принципу. Управляю­щая система координирует функционирование го­ризонтальных структур. Такое строение организа­ции обеспечивает ее целеустремленность и придает стабильность функционирования.

Организация формирует механизмы регуляции и средства контроля за деятельностью людей. Важ­нейшим средством регулирования взаимодействия членов организации является нормативная система. Она предусматривает набор позитивных и негатив­ных санкций, обеспечивающих организационный порядок.

Необходимым элементом организации является технология — алгоритмическое знание полезных и наиболее рациональных практических действий. Точ­ное соблюдение технологии приводит к организаци­онному эффекту или синергии, т.е, приросту допол­нительной энергии, превышающей сумму индивиду­альных усилий. Как складывается этот эффект?

Во-первых, за счет простой массовости, т.е. одно­временности и однонаправленности усилий многих людей. Одно и то же бревно люди не могут под­нять по очереди, но вполне способны это сделать совместно.

Во-вторых, этот эффект усиливается благодаря распределению членов организации по отношению друг к другу в последовательную зависимость. Пе­редавать кирпичи с автомобиля на площадку из рук в руки по цепочке гораздо результативнее, чем вы­полнение того же каждым от начала до конца.

В-третьих, эффективность возрастает в результа­те специализации взаимодополняющих друг друга работников. Таким образом, тайна синергии заклю­чается в принципах объединения индивидуальных и групповых усилий.

Исходя из характерных черт организации, опре­деляется их типология. В зависимости от целей вы­деляют следующие формы организации. Деловые (административные) организации: это предприятия и учреждения, которые создаются более широкими социальными системами для решения отдельных задач. Цель задается им извне. По своему содержа­нию она не связана с индивидуальными целями участников данного объединения. А потому эта цель является средством к существованию. Основа внут­реннего регулирования — административный рас­порядок, принципы единоначалия, назначения, це­лесообразности.

Другой вид объединения людей — союзные (об­щественные) организации, цели которых вырабаты­ваются «изнутри» и представляют собой обобщение индивидуальных целей участников. Регулирование обеспечивается здесь совместно принятым уставом, принципом выборности, т.е. зависимостью руково­дителей от подчиненных. Членство в них дает удов­летворение политических, экономических, соци­альных, духовных и других потребностей.

В зависимости от характера внутренних связей вы­деляют формальную и неформальную организации. Формальная организация строится на основе извне установленных связей, иерархии позиций, норматив­ной регуляции поведения, распределения функцио­нальных обязанностей. Такие организация форми­руют отношения власти? сферы ответственности за принятое решение и его выполнение. Они определя­ют порядок прохождения информационных потоков для прямых и обратных связей управления,

Неформальная организация представляет собой спонтанно сложившуюся систему связей, являющих­ся результатом межличностного взаимодействия. Не­формальная организация зачастую функционирует внутри формальной, поддерживает и усиливает ее. Здесь открываются более продуктивные каналы ком­муникаций, чем это возможно в официальной иерар­хии. Многие находят в них тех людей, с кем они чувствуют себя более свободно, ощущают защиту. В данном случае такие организации называют внеформальными.

Ключевые слова

Организация социальная.

Организация деловая.

Организация союзная.

Организация формальная.

Организация неформальная.

Организация внеформальная.

9.2. Бюрократия

Организация для нормального функционирования создает специальный орган управления, удержи­вающий в пределах допуска отклонение отдельных элементов и организации в целом от поставленных целей.

По мнению Г. Файоля, одного из отцов научного менеджмента, основными характеристиками управ­ления являются: планирование общего направления действия; организовывание человеческих и матери­альных ресурсов; выдача распоряжений для удер­жания действий работников в оптимальном режи­ме; координация их усилий для достижения общих целей и контролирование поведения членов органи­зации в соответствии с существующими нормами.

Те, кто выполняет функцию управления, состав­ляют административный персонал (бюрократию). М. Вебер рассматривал бюрократию как идеальный тип, т.е. как образец рациональной организации. Он выделил следующие ее позитивные характеристики:

1. Разделение труда. Задачи организации рас­пределяются на определенные позиции и рассмат­риваются как официальные обязанности долж­ностных лиц, что открывает возможность высокой степени специализации.

2. Иерархизация. Позиции организованы в иерар­хическую структуру власти, которую можно пред­ставить в форме пирамиды, где каждое должност­ное лицо ответственно перед вышестоящим как за собственные решения, так и за действия своих под­чиненных.

3. Формализация. Действия должностных лиц регулируются формально установленной системой

инструкций, которые обеспечивают единообразие деятельности.

4. Безличностностъ. Административная работа выполняется в соответствии с предписанными пра­вилами. Каждый функционер выступает как пред­ставитель определенной должности.

5. Постоянность. Должность представляет собой постоянное занятие по найму с перспективой слу­жебного продвижения. Должностные лица подби­раются на основе профессиональных качеств, ко­торые устанавливаются специальной проверкой или соответствующим документом.

Придавая особое значение указанным характери­стикам, Вебер полагал, что бюрократия способна к достижению высокого уровня эффективности, и в этом смысле формально является самым рациональ­ным из всех известных средств управления. Бюро­кратия лучше других по точности, стабильности, дисциплинированности, надежности, предсказуемо­сти результатов.

Однако бюрократическая модель функциониро­вания организации игнорирует человека. Между тем вмешательство человеческого фактора — симпатий, пристрастий, неформальных установок и др., неред­ко приводит к дисфункциям.

Бюрократия представляет собой формальную орга­низацию с иерархической структурой, в которой власть осуществляется сверху вниз. Руководители, находящиеся у вершины властной пирамиды, име­ют ряд преимуществ (ресурсы, информацию и др.), которыми они могут воспользоваться по собствен­ному усмотрению. Например, они устанавливают для персонала льготы (освобождение от оплаты проез­да, коммунальных услуг) и привилегии (дополнительные выплаты). Ответной благодарностью под­чиненных является лояльность и преданность.

Бюрократия порождает разные формы социально­го обмена низов и верхов. Здесь нижестоящий чи­новник может поставить в зависимость вышестоящего лестью, угодливостью, взяткой. Это связано с попыт­кой выделиться, продвинуться по службе, ускорить решение личного вопроса. Однако такой обмен под­рывает основы иерархии, нарушает принципы раци­ональной бюрократии, вносит дисфункции.

Для нормального функционирования организации вырабатываются должностные инструкции, опреде­ляющие порядок, регламент, правила поведения чи­новников. Но в инструкциях невозможно предус­мотреть модели поведения на все случаи жизни. Поэтому обязанности должностного лица там про­писаны довольно абстрактно. Отсюда в администра­тивной среде формируются конвенциальные нормы, т.е. неписаные правила, которыми люди дорожат больше всего. Действуя по неформальному коду, чиновник чаще всего допускает сбои в своей работе.

Специалисты выделяют и другие дисфункции бю­рократии: 1) узкая специализация может тормо­зить процесс прогрессивных изменений организа­ции; 2) рутинизация и формализация порождают особый тип личности, консервативной по ментальности; 3) цели, признаваемые обществом в качестве позитивных ценностей, зачастую подменяются внутриорганизационными задачами безупречного испол­нения должностных инструкций; 4) в результате ин­тересы бюрократии становятся выше интересов тех людей, которых они призваны обслуживать.

Советская бюрократия в свое время подчинила себе все сферы общества, проникнув во все его поры. Она разработала всеобщую систему показателей, пла­новые отчеты и задания не только для экономики, но и для культуры, науки, образования и др. Не­гативным последствием господства бюрократии в нашей стране стало отчуждение людей от распоря­жения собственностью, реального участия в управ­лении обществом. Она стала тормозом прогрессив­ных социальных преобразований. Избавление Рос­сии от бюрократического наследия потребует нема­ло времени.

Ключевые слова

Бюрократическая модель организации.

Бюрократия.

Бюрократия советская.

Дисфункции бюрократии.

9.3. Управление в организации и степень ее управляемости

Управление представляет собой механизм, упо­рядочивающий взаимодействие людей в организа­ции. Если иерархия описывает статику, то управле­ние динамику организации. В общем виде схему уп­равления в любой социальной организации можно изобразить в виде пирамиды. В основании пирами­ды находятся руководители первичных коллекти­вов: начальники участков, бригадиры, мастера и др. К средней части пирамиды относят руководителей структурных единиц организации: начальников це­хов, отделов, филиалов и т.д. Вершину пирамиды занимают руководители организации: президент компании, директор предприятия, их заместители, члены совета директоров и т.п.

Руководители высшего звена выполняют в основ­ном административные функции: определяют цели и политику организации, направляют ее деятель­ность. Руководители среднего и низового звена обес­печивают выполнение операций по достижению этих целей. По существу они занимаются менеджментом. Вся эта структура объединена управляющей подси­стемой организации, наряду с которой действует и управляемая подсистема.

Ясно, что первая подсистема меньше по объему и степени сложности второй. А потому она не в состо­янии полностью контролировать управляемую под­систему, которая обладает относительной самостоя­тельностью в своем функционировании. Следователь­но, управляемость означает ту степень контроля, ко­торую управляющая подсистема организационного целого осуществляет по отношению к управляемой, и ту степень автономии, которую управляемая под­система сохраняет по отношению к управляющей.

Управляющее воздействие ограничено определен­ными рамками объективного и субъективного ха­рактера. Прежде всего отметим реальную сложность управляемого объекта: разнообразие его элементов и отношений между ними. В целях управляемости субъект как бы упрощает организацию объекта пу­тем формализации связей его элементов в виде за­дач, статусов, зависимостей и т.д. Это повышает эффект управляемости и вместе с тем ограничивает ее возможности. Ведь безличность формальной структуры делает невозможным учет конкретных проявлений служебного поведения работников. Та­ким образом, объект социального управления ока­зывается шире его контролируемой сферы.

Формой реализации управляющего воздействия является решение, качество которого зависит не толь­ко от надежности и достоверности информации, но и от социальных ориентации субъекта управления. Ведь руководитель, как и всякий другой человек выполняет множество ролей. Как должностное лицо он обязан ориентироваться на интересы организа­ции. Как член коллектива — должен удовлетворять интересы своих коллег. Как член какой-либо пар­тии — интересы определенного общественного слоя. Как семьянин — интересы близких людей и т.д. Ясно, что по своей направленности социальные ори­ентации могут не совпадать, что сказывается на ка­честве решения.

Процесс реализации решения зависит от ряда фак­торов, которые зачастую ведут к отклонению резуль­тата от поставленных задач. Прежде всего это зави­сит от качества подготовки самого решения, его обо­снованности, проработанности, согласованности с ис­полнителями. Это зависит также от непредвиден­ных явлений, вызванных срывами работ из-за не­надежности внешних и внутренних связей или от событий, сделавших осуществление решения либо невозможным, либо нецелесообразным. Наконец, это зависит от недостаточной квалификации, неопера­тивности, необязательности, скрытого или явного противодействия исполнителей.

Управляемость организации во многом зависит от стиля, форм и методов работы руководителя, его отношений с управляемой подсистемой, а также с подчиненным ему персоналом. Проблема стиля уп­равления начинается с того, что рамки формальной организации всегда оставляют некоторый «зазор» свободы в деятельности руководителя. Как распорядится этой свободой руководитель во многом за­висит от его личностных качеств, детерминирован­ных социально-психологическими факторами.

Возможны два основных способа воздействия ру­ководителя на подчиненных: прямой, посредством приказа, и косвенный — через стимулы. В первом случае руководство направлено непосредственно на деятельность подчиненных и необходимость соот­ветствующего поведения подкрепляется санкциями за отклонение от заданного. В этом случае «поте­ри» работника превышают его «затраты» на выпол­нение требуемого. Такое отношение руководства — подчинения выступает как принуждение, т.е. цели руководства не учитывают интересы исполнителя. Во втором случае осуществляется воздействие на мо­тивы и потребности работника. Побуждение к дея­тельности происходит через стимулы, которые оказываются эффективнее прямого влияния. В дан­ном случае достигается соединение личных и об­щих интересов.

Управляемость коллектива руководитель может повышать, используя различные варианты своего воздействия на подчиненных. «Зазор» свободы сти­ля должностного поведения менеджера, как прави­ло, измеряется шкалой, на одном полюсе которой расположен .«демократический» стиль руководства, на другом — «авторитарный». Исповедуя «демо­кратический» стиль управления, менеджер избега­ет навязывания своего решения подчиненным, об­суждает с ними возможные варианта выполнения задачи, использует их инициативу. Придерживаясь «авторитарного» стиля управления, менеджер кон­центрирует инициативу при решении внутриколлективных дел в своих руках, стремится максимально

контролировать поведение подчиненных. Различие между двумя стилями обнаруживается и в методах воздействия: если в первом случае используется убеждение, например, стимулы, то во втором — вну­шение, указания, санкции.

Особенности стиля руководства проявляются так­же в степени сохранения дистанции между руково­дителем и подчиненным. Практика показывает, что наибольшая эффективность управления организаци­ей достигается при максимальном совмещении в одном лице руководителя и лидера. Однако, ставя перед собой задачу войти в социально-психологи­ческую структуру коллектива, руководитель подвер­гает себя серьезному испытанию. Если в формаль­ной структуре высшее место в организационной иерархии ему предписано, то в неформальной — оно должно быть завоевано посредством общительнос­ти, привлекательности и других личностных ка­честв.

Итак, проблема управляемости организации есть некоторое противоречие между решением и испол­нением, между контролем и автономией, между ру­ководством и подчинением, между стимулами и по­требностями.

Наряду с управлением любой социальной орга­низации присуще и самоуправление. Ведь члены организации в ряде случаев способны к самоорга­низации, включаются в процессы выработки общих решений. Использование самоорганизации в управ­лении значительно повышает его эффективность. В современных фирмах фактор самоорганизации ис­пользуют при выборах руководителей, при исполь­зовании коллектива в воспитательных целях и т.д.

 

 

Ключевые слова

Управление.

Самоуправление.

Управляемость организации.

Управленческое решение.

Авторитарный стиль руководства.

Демократический стиль руководства.

Резюме

  • Организация — это объединение людей, ори­ентированных на достижение определенных це­лей. Выделяются организации деловые (адми­нистративные), цели которых задаются «из­вне», и союзные (общественные), цели кото­рых вырабатываются «изнутри».
  • Различают организации формальные (постро­енные на основе формализации социальных связей), неформальные (спонтанно сложивша­яся система социальных связей) и внеформальные (система неформализованных служебных отношений).
  • В качестве механизма функционирования со­циальной организации выступает бюрократия. М. Вебер выделил следующие основные харак­теристики образцового типа бюрократии: 1) за­дачи организации распределяются на позиции, что открывает возможность для высокой степе­ни специализации; 2) позиции организованы в иерархическую структуру власти, в которой каждое должностное лицо ответственно перед вышестоящим; 3) действия должностных лиц управляются формально установленной систе­мой инструкций; 4) должностные лица в контактах с клиентами обязаны отбросить личност­ные соображения; 5) должностные лица не выби­раются, а назначаются и продвигаются по служ­бе в зависимости от опыта и квалификации.
  • Управление представляет собой механизм, упо­рядочивающий взаимодействие людей в орга­низации. Его можно изобразить в виде пирами­ды: в основании находятся руководители пер­вичных коллективов; в середине — руководи­тели структурных единиц организации; на вер­шине — руководители организации в целом.
  • Управляемость означает ту степень контроля, которую управляющая подсистема организаци­онного целого осуществляет по отношению к управляемой, и ту степень автономии, которую управляемая подсистема сохраняет по отноше­нию к управляющей. Управляющее воздействие ограничено рамками объективного и субъектив­ного характера. Оно зависит от сложности са­мого управляемого объекта, а также от реше­ния., качество которого во многом определяется социальными ориентациями субъекта управле­ния, от стиля, форм и методов руководства.

 

 

Глава 10. Россия: проблемы и перспективы

 

Цели главы:

* Обсудить особенности модернизации российского общества.

* Рассмотреть место России в мировом сообществе.

* Дать перспективу будущего и тем самым помочь ме­неджеру встретить его более уверенно.

10.1 Особенности модернизации российского общества.

Длительное время, примерно 900 лет, Россия представляла собой доиндустриальное общество. На своем десятом веку она стала постепенно превра­щаться в индустриальную державу. В настоящее время, несмотря на неурядицы и неразбериху, наша страна приобретает такие черты, которых раньше никогда не было. Самая характерная из них — за­кат (не упадок) индустриальной силы, что вызыва­ет у многих людей опасения. Однако оснований для этого нет.

Вряд ли кто-то может утверждать, что Россия со­вершила откат к аграрному обществу: в сельском хозяйстве у нас занята сравнительно небольшая часть населения. Она не определяет образ жизни россиян, хотя остается до сих пор ощутимой силой. В последние годы наблюдается резкий спад промыш­ленного производства. Он происходит не только из-за экономического кризиса, но и по причине расширения сектора услуг, который включает в себя транспорт, торговлю, финансовое дело, страхование, недвижимое имущество, органы управления и др. Следовательно, индустриальная сила также теряет позиции в определении образа жизни россиян.

Какое значение это имеет для реформирования российского общества, для его будущего? Для того чтобы ответить на этот вопрос, полезно обратиться к теориям модернизации. Термин «модернизация» (осовременивание) используется для описания пе­рехода от доиндустриального к индустриальному, а затем и к постиндустриальному обществу. Теории модернизации опираются на понятие «социального прогресса», полагая, что все общества вовлечены в единый, универсальный процесс восхождения к цивилизованным формам бытия.

У этих теорий нет общепризнанных создателей и четких исходных предпосылок. И все же выделяют­ся, как минимум, две модели модернизации: органи­ческая и неорганическая. Первая — естественная, подготовленная собственным ходом развития стра­ны. Пример тому, переход Англии от доиндустриаль­ного (феодального) к индустриальному (капиталис­тическому) обществу в результате промышленной революции. Органическая модернизация начина­ется не с экономики, а с культуры, ментальности людей, является следствием изменения их традиций, взглядов, творческой деятельности: в промышлен­ности — это замена человека машиной, благодаря чему происходит переход от традиционных (ручных) методов производства к механизированным, связан­ным с применением научных знаний; в сельском хозяйстве — смена мелких ферм крупными пред­приятиями, использующими наемную рабочую силу; следствием этого является развитие городов и урбанизация сельских поселков,

Неорганическая модернизация — способ «дого­няющего» развития стран — последователей. Она отдает приоритет экономическому и политическо­му факторам, выделает роль государства в соци­альных преобразованиях. Это модель модернизации отсталых стран, которые с трудом проходят путь первоначального накопления и объединения разроз­ненных действий мелких владельцев. Поэтому го­сударство берет на себя инициативу индустриализа­ции, организацию нужной для нее культурной ре­волюции, контроль за потреблением и пр. Пример­но так осуществлялись реформы в России. Как вид­но, отличие заключается в том, что первая модель модернизации предусматривает инициативу граж­данского общества, она разворачивается снизу, а вторая — государства. Это принудительная модер­низация, она навязывается сверху.

Сверхзадачей теорий модернизации было такое обобщение конкретных моделей развития, которое открывало бы универсально необходимые предпо­сылки экономического роста и обязательные изме­нения, какие должны произойти в укладе обществен­ных отношений, в культурных образцах социаль­ного поведения, чтобы традиционное общество пре­одолело барьер, за которым его организация станет способной к самостоятельному развитию, к пере­стройкам и приспособлениям в быстро меняющем­ся мире.

«Развитой», «современной» может считаться стра­на со значительным уровнем индустриализации, ус­тойчивой экономикой при высоком валовом внут­реннем продукте, широким использованием источников энергии, верой общества в силу рациональ­ного научного знания как основы прогресса; высо­ким уровнем и качеством жизни; развитыми поли­тическими и управленческими структурами; профес­сиональной структурой мобильного населения, за­нятого преимущественно в промышленности, науке, сфере обслуживания; большим удельным весом «среднего класса» в системе социальной стратифи­кации, и т.д.

Многие черты индустриального общества харак­терны и для России. Несмотря на социально-поли­тические потрясения, две мировых войны, наша страна к середине XX в. сумела создать новую тех­нологическую базу и стать второй супердержавой мира. Этот статус был достигнут благодаря форми­рованию системы научного обеспечения производ­ственных задач. В советском обществе произошла невиданная по темпам урбанизация. Сложился ги­гантский военно-промышленный комплекс.

В отличие от других индустриальных стран у нас было построено общество по сталинским чертежам социализма с претензией на выход к высшей в ис­тории человечества формации. Однако волюнтарист­ское вмешательство партийно-государственного ап­парата в естественный ход жизни привело к со­зданию искусственной социальной организации, не имеющей механизмов самовоспроизводства и чре­ватой к самораспаду. Гражданское общество в Рос­сии было полностью огосударствлено. В нем отсут­ствовала самоуправляемая автономия основных сфер жизни: экономической, социальной, политической, духовной. Государство спаяло их в монолитную си­стему, и потому любая попытка реформировать хотя бы одну из них ставила под угрозу существование всей системы в целом.

Это проявилось уже в 60-е гг. (времена «хрущев­ской оттепели»), когда цивилизация исчерпала ин­дустриальный потенциал своей эволюции. Постмо­дерн, т.е. этап постиндустриального развития по­требовал новой технологической базы и качествен­но нового работника. И если высокоразвитые инду­стриальные сообщества сумели ответить на вызов времени, то для Советского Союза это оказалось не по силам. В нем стимулировались только те процес­сы, которые не выходили за рамки индустриализ­ма. Попытки осуществить качественный поворот в сторону постиндустриального развития, гибкого эко­номического саморегулирования, предполагающего демократические механизмы, оказались неприемле­мыми в рамках госсоциализма,

В результате сталинская модель общежития пол­ностью себя исчерпала, проиграв большинству раз­витых стран по таким важнейшим показателям, как эффективность производства, уровень народного бла­госостояния, степень свободы личности, и тем са­мым обнаружила свою историческую несостоятель­ность. Осознание этой ситуации подталкивало кри­тически настроенную часть общества к мысли о не­обходимости полной замены устоев государственно­го социализма. В 1991 г. власть выпала из рук «ре­форматоров» сверху и ее подобрали «реформаторы» снизу.

Как же распорядилась «новорусская» элита этой возможностью? Нынешняя Россия представляет со­бой среднеиндустриальное общество. Она уже про­шла первый этап индустриализации, но в социали­стическом варианте, ликвидировав основы капита

лизма. Теперь ей предстоит скорректировать этот перекос, выйти на более высокий уровень индуст­риализации с тем, чтобы органично, на собственной основе войти в фазу постиндустриального развития.

Мировой опыт показывает два взаимоувязанных способа реализации такой стратегии. Во-первых, мо­дернизации снизу, путем формирования граждан­ского общества с развитой системой связей и отно­шений между людьми, соответствующих институ­тов и организаций. Во-вторых, модернизации сверху, путем строительства правового государства. Оторван­ность этих путей друг от друга опасна. Модель со­здания гражданского общества, отрицающего роль сильного государства, приведет к анархии, 1 соци­альным столкновениям и, как следствие этого, к установлению нетоталитарного режима. Абсолюти­зация сильного государства, отрицающего само гражданское общество, ведет к тому же результату. Круг замыкается.

К сожалению, курс, взятый на коррекцию перво­го этапа индустриализации, т.е. «первоначального накопления капитала», еще больше усугубил тра­диционное для России состояние «догоняющего» раз­вития. «Верхушечная» модернизация, преобразую­щая лишь институты собственности и государства, не затрагивает большинства населения, т.е. граж­данского общества, и потому не получает социаль­ной поддержки.

Рассмотрим положение дел в той сфере обществен­ной жизни, за которую взялись реформаторы, — в экономике. Известно, что советские экономические структуры к началу 90-х гг. отличались дистрофи­ей в силу тотального огосударствления собственнос­ти, уравнительного подхода в распределении и потреблении, деградации материальных стимулов к труду. Все это стало причиной формирования стой­кого синдрома неприятия прежней экономической модели.

Каковы результаты монетаристских реформ? Обобщающим макропоказателем состояния эконо­мики является динамика валового внутреннего про­дукта (ВВП). Этот показатель снизился за прошед­шие годы более, чем в 2 раза.

Под угрозой находится самообеспечение населе­ния продуктами питания. Правительство России закупает сейчас половину потребляемых продуктов питания, а крупные города еще больше.

Одно из следствий реформ — безработица. По официальным данным, она достигает 6% активно­го населения. Однако с учетом скрытой безработи­цы ее реальный уровень специалисты оценивают в 13%, что на 3—5% выше критической ситуации.

Как это влияет на экономические ориентации на­селения*! Несмотря на тревогу по поводу свертыва­ния деятельности предприятий, нарастающего об­нищания, роста безработицы, большинство россиян (64,5%) являются сторонниками рыночной эконо­мики.

Этот тезис подтверждается нашими панельными исследованиями, проведенными в Ростовской облас­ти в 1994-1999 гг. Вот ответы на вопрос «Как вы реагируете на происходящий процесс перехода к ры­ночным отношениям?»: 8,9% — «однозначно под­держиваем и сами участвуем в этом»; 42,2 — «при­нимаем как необходимость и ищем свое место в но­вой жизни»; 23 — «не принимаем, но вынуждены как-то приспосабливаться»; 15,2 — «подавлены, растеряны, не знаем, как жить дальше»; 1,7% — «ка­тегорически не принимаем, готовы сопротивляться».

Вместе с тем россияне выражают неудовлетворен­ность практическими результатами монетаристских реформ, их социальными издержками. Об этом сви­детельствует отношение людей, в частности к при­ватизации. Число ее сторонников не превышает одной пятой опрошенных. Важно подчеркнуть, что люди относятся отрицательно не к приватизации как таковой, а к сценарию ее осуществления. Большин­ство (70%) респондентов считают, что решающее слово здесь должно принадлежать трудовым кол­лективам, а не администрации, как получилось на практике.

Принятая модель реформирования экономики, в том числе схема приватизации, привела к резкому снижению мотивации экономического поведения ра­ботников и производительности труда. Сопоставле­ние результатов исследований, проведенных за пос­ледние годы, показывает, что доля россиян, счита­ющих, что люди стали относиться к работе хуже, достигла 40%. Мнение о существенном разрыве меж­ду трудом и его оплатой, о том, что основной способ достижения материального благополучия связан не с трудом, а с деятельностью, противоречащей зако­ну и морали, превращается в устойчивый стереотип массового сознания.

Вот как объясняют свое материальное положе­ние жители Ростовской области: 9Д% — «живем, как работаем»; 28,3 — «работаем много, но платят мало»; 28 —«работаем честно и потому бедствуем»; 11,7% — «не умеем заниматься предприниматель­ством и потому живем плохо».

Не имея возможности реализовать свой потенци­ал, люди как и прежде работают вполсилы. Невостребоваыность способностей работников, особенно тех, кто вынужденно простаивает из-за перебоев про­изводства, оборачивается депрофессионализацией специалистов, переходом их в маргинальное состо­яние, выражающееся в утрате достигнутого стату­са, в ощущении своей ненужности обществу.

Опросы показывают, что большинство работни­ков рассчитывают на мобилизацию собственных ресурсов, видят перспективу выживания предприя­тий в обновлении технической и технологической базы. Однако именно модернизация производства стала сейчас ахиллесовой пятой экономики. Про­блемы научно-технического прогресса давно выпа­ли из сферы влияния государства. Нестабильность финансового рынка, безудержный рост ставок по кредитам, жесткая налоговая политика закрывают возможность предприятиям обновлять производство.

В настоящее время темпы снижения капитало­вложений опережают падение ВВП, их объем со­ставляет лишь треть от уровня 1990 г. Резко сокра­тились инвестиции в науку. Опыт передовых в тех­нологическом плане стран показывает, что доля от ВВП государственных ассигнований на науку не может быть ниже 2%. В России этот показатель не выдерживается.

Таким образом, пока в стране сложились квази­рыночные отношения, ибо нет необходимых стиму­лов и мотивов деловой активности трудящихся. Ре­зультаты экономической деятельности существен­но влияют на социальное самочувствие людей. Оп­росы ростовчан свидетельствуют о наличии следую­щих «болевых точек»: 1) расслоение людей на бед-

ных и богатых (14%); 2) рост коррупции во всех сферах жизни (12,7); 3) явная и скрытая безработи­ца (11,1); 4) рост цен (11); 5) экологическая ситуа­ция (10,9%); и др.

С началом монетаристских реформ реальные до­ходы россиян снизились, по различным оценкам, в 2—3 раза. Разрыв в доходах 10% самых обеспечен­ных и такой же доли самых бедных россиян посто­янно увеличивается (по оценкам независимых экс­пертов, в 50 раз).

Социальная практика экономически стабильных стран показывает, что на пороге бедности по объек­тивным причинам могут проживать не более 10% населения. У нас данный показатель многократно «зашкаливает». В гл. 5 было показано, что в Рос­сии фактически сложилась пирамида бедности, от­ражающая процесс обогащения одних за счет обни­щания других.

От внимания людей не ускользает своеобразие формирования бизнес-слоя. Многие указывают, что в когорту владельцев собственности попадают в ос­новном оборотистые хозяйственные руководители, а также лица, получившие льготы для осуществле­ния предпринимательской деятельности.

Так, на вопрос: В обществе появились бедные и богатые. Справедливо это или нет? — каждый де­сятый ростовчанин ответил: справедливо; каждый пятый — скорее да, чем нет; каждый четвертый — скорее нет, чем да; остальные (свыше 40%) — не­справедливо.

Нарастают признаки негативных институциональ­ных изменений в социальной сфере. Разрушается государственная система здравоохранения. Ежегод­ное субсидирование этой отрасли на душу населения составляет 8 долларов. В США этот показатель равен 2354 долл, Великобритании — 836, Греции — 371 долл.

Все это сказывается на депопуляции, т.е. интен­сивном росте смертности и снижении рождаемости. Пересечение этих тенденций (так называемый рус­ский крест) привело к снижению численности насе­ления с 148,7 млн чел. (1992 г.) до 146,4 млн чел. (1999 г.)п Для России характерна сверхсмертность мужчин (продолжительность жизни — 58 лет). Это вызвано обострением «внешних причин?: несчаст­ные случаи, отравление, травмы, убийства и само­убийства.

Серьезные проблемы связаны не столько с чис­ленностью, сколько с качеством населения, состоя­нием его генофонда. Остросоциальный характер имеют три момента: рост туберкулеза и смертность от него; угрожающий подъем венерических болез­ней; нарастающее увеличение больных СПИДом.

По оценкам Всемирной организации здравоохра­нения, до 30% заболеваний населения обусловлено загрязнением окружающей среды. Статистика сви­детельствует, что около 15% территории России от­носится к зонам экологического неблагополучия. Почти 2/3 населения живут в условиях опасного загрязнения воздуха. Жители 100 городов (50 млн человек) дышат воздухом, содержание токсичных веществ в котором в 5 раз превышает предельно допустимые концентрации. Около 75% открытых водоемов загрязнены»,

В последние годы в обществе нарастают девиант-ные явления. Ежегодно совершается 6 тыс. зареги­стрированных и латентных (две трети от общего объема) преступлений на 100 тыс. населения. Рас-

тет число самоубийств (42 случая на 100 тыс чел.). За последние 10 лет наркоманов стало в 6,5 раза больше, а больных алкогольными психозами — в 4,2 раза. Каждая шестая семья имеет наркологи­ческие проблемы. В стране потребляется 14—15 л чистого алкоголя в год на душу населения (крити­ческий порог — 8л)..

Снижение уровня и качества жизни людей — се­рьезная опасность для становления гражданского об­щества. Политические институты могут проводить структурные перестройки мирно, путем реформ, прежде всего потому, что имеют возможность удов­летворять новые требования масс за счет увеличи­вающегося "экономического «пирога». Если же он уменьшается, то борьба за него неизбежно обостря­ется. Чтобы избежать этого, добиться устойчивого социального компромисса, необходимо сформировать у людей готовность жертвовать своими интересами для общего блага. Но это возможно лишь при усло­вии гражданского мира, устранения враждебности между социальными группами. Возможно в том случае, когда государственные структуры воспри­нимаются как система служения всему народу, а не отдельным лицам и группам.

Однако на вопрос к населению Ростовской облас­ти о том, чьи интересы в большей степени выража­ют и отстаивают местные органы власти, 13,8% рес­пондентов подчеркнули — «всех жителей региона», 15,4 — «отдельных групп населения», 24,0 — «от­дельных лиц» и 26% — «самих работников адми­нистрации». В результате, низкий уровень доверия к руководству местных администраций: 9,2% — «полностью доверяют», 17,7 — «в основном доверяют», 26,7 — «не совсем доверяют» и еще 35% — «не доверяют».

Недоверие к органам государственной власти, об­винение ее в возросшей коррумпированности, в уси­лении бюрократизации и произвола чиновников, в других грехах свидетельствует о том, что построить в России современное «правовое государство» как саморегулирующийся механизм поддержания соци­ального равновесия в живом мегасоциуме пока не удалось.

Прежде чем сделать выводы, вытекающие из ана­лиза проводимых реформ в России, отметим, как минимум, два недостатка теорий модернизаций. Во-первых, для них характерна приверженность евро-центризму. За «норму развития», отклонение от которой считается мерой отсталости, они принима­ют обобщенные черты социальной жизни, отвечаю­щие западным ценностям и критериям рациональ­ности, эффективности и производительности. Отсюда отождествление модернизации с «вестернизацией». Но почему образец жизни для России находится именно на Западе, а не на Востоке, в той же Япо­нии, например? Аргументированного ответа на этот вопрос пока нет. Во-вторых, теории модернизации опираются на идею линейного прогресса и поступа­тельность стадий развития общества. Это мы уже проходили практически, опираясь на учебники мар­ксизма. Результат хорошо известен.

Такого рода недостатки, а также особенности мот дернизации в России, выявленные социологами, дол­жны быть учтены менеджерами в социальном уп­равлении. Ведь кризис российского общества — это кризис принятой модели управления, устаревшего типа взаимодействия государства и общества. Надо

осуществить переход от старой философии реформ к новой, предполагающей последовательное разгра­ничение социальных регуляций и регламентации, смешанных ныне понятий. Главной фигурой совре­менных реформ должен стать социологически гра­мотный менеджер.

Проблема реформирования России — это пробле­ма изменения мышления самих реформаторов. Кры­латая фраза «хотели как лучше, а получилось как всегда» — свидетельство бюрократической логики управленцев. Только после того, как произойдут подвижки в мышлении реформаторов, можно изме­нить ментальностъ россиян — избавиться от на­ивного патернализма, отчаянного эгалитаризма, ос­трой нетерпимости ко всякому «другому», в том чис­ле и передовому. Словом, необходимо мобилизовать культурный потенциал общества. Менеджеры всех рангов призваны постоянно разъяснять конкретным людям суть проводимых реформ, выгоду, которую каждый может получить для себя сейчас и для сво­его потомства в перспективе.

Для того чтобы достигнуть успеха, требуется мо­билизовать социальный потенциал, человеческие ре­сурсы. Самая большая бесхозяйственность у нас в сфере человеческих ресурсов. Ими пренебрегают, их плохо используют, часто растрачивают впустую. Надо создать стратификационные условия для «до­минирования» среднего слоя, тех, кто не обременя­ет ни бедных, ни богатых. С их помощью можно сформировать активное, самоуправляемое граждан­ское общество.

Важно мобилизовать и политический потенциал. Публичные политики и профессиональные чинов­ники недопонимают, что перестройка политико-административного механизма важнее тех целей из­менения общества, которые они ставят. Вместо при­менения устаревшего механизма к воздействию на общество, нужно, напротив, использовать общество в целях модернизации самого механизма управле­ния. Для этого полезно сформировать трипартистс-кую инфраструктуру, обеспечивающую социальное партнерство.

Только при наличии всего вышеизложенного есть смысл приступать к мобилизации экономического и научно-технического потенциала. Нельзя успеш­но реформировать экономику только средствами эко­номики. Без учета социальной среды любые макро­экономические схемы «повиснут в воздухе».

Ключевые слова

Модерн.

Модернизация.

Модернизация органическая.

Модернизация неорганическая.

Постмодернизация.

Реформа.

10.2. Россия в мировом сообществе

Несмотря на недостатки, теории модернизации сходятся в одном — мы живем в сложном индуст­риализированном мире, хрупком во многих отно­шениях. Научно-техническое развитие вызвало ряд нежелательных последствий, угрожающих нарушить равновесие между человеческим обществом и при­родной средой. Вызывают беспокойство две угрозы — истощение природных ресурсов и загрязнение ок­ружающей среды

Существует опасность полного истощения запа­сов некоторых природных ресурсов. Нельзя ожи­дать, что в обозримом будущем мы сможем удов­летворить наши потребности, используя основные источники энергии (уголь, нефть, газ, ядерную энер­гию) без коренных перемен в технологии. В то же время научно-техническое развитие зачатую нано­сит непоправимый вред окружающей среде, угро­жает нашему здоровью, подрывает социальную жизнь.

В связи с этим в социологии выдвинулась тео­рия мировой системы, предложенная И. Валлерстайном и его последователями. Национальным государ­ствам в ней придается второстепенное значение, а на первый план выдвигаются глобальные соци­альные процессы. Валлерстайн проводит различие между мировыми империями (или несколькими тер­риториями, охваченными единым военным и поли­тическим управлением) и мировыми экономически­ми системами (или территориями, объединившимися на хозяйственной основе, но лишенными централь­ной политической власти).

Теория мировой системы во многом соответству­ет действительности. Тот факт, что транснациональ­ные корпорации находятся вне контроля единого правительства, дает им возможность свободно пере­брасывать денежные ресурсы через государственные границы. Это стимулирует процессы формирования емкого и вместе с тем глобального экономического пространства, усиливающего взаимозависимости всех стран и народов мира. В результате распрост­ранения потребительства глобализируется и куль­тура. Стратегия потребительства распространяется через маркетинговую деятельность транснациональных корпорации и средства массовой коммуника­ции, в большинстве своем принадлежащих этим корпорациям. Благодаря мобильности капитала и потребительской культуре среднеиндустриальные и развивающиеся страны получают возможность ус­корить свое экономическое развитие.

Однако существует и другой подход к понима­нию глобализации, который нашел свое выражение в теории зависимости. В ней подчеркивается тот факт, что развитые индустриальные державы сдержи­вают поступь отсталых стран. По мнению А. Фран­ка, всем миром управляет гигантский деловой центр (Европа и США). Он осуществляет контроль над слабыми странами, извлекая из них капитал, из­лишки продукции и сырье. В Бразилии, например, Ф. Кардозо, используя эту теорию, пришел к следу­ющему выводу. Поскольку в силу ряда причин мес­тным предпринимателям не удается в достаточной мере увеличивать свой капитал дома, они обраща­ются к международным банкам и корпорациям за помощью. Займы предоставляются в том случае, если местные предприниматели способны оказывать воздействие на политические решения по вопросам налогообложения, расходов на оборону, контроля уровня безработицы и т.д. Таким образом, иност­ранные банки становятся своеобразным теневым правительством. Эта теория также соответствует дей­ствительности. Глобальная экономическая система характеризуется крайне неравномерным распреде­лением доходов: 20% мирового населения, прожи­вающего в индустриально развитых странах, потреб­ляют 85% мировых богатств.

Отсюда за пределами «восьмерки» (точнее, 7+1) самых развитых и богатых стран мира (Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция, Япония и Россия) развертывается движение антиглобалистов, которое приобретает радикальные фор­мы. В основе антиглобализма находится протест по поводу неэквивалентных форм обмена деятельностями между индустриальным центром (производи­телем технологий) и сырьевой периферией (постав­щиком ресурсов). В результате нарастает зависи­мость развивающихся стран от постиндустриальных.

Подчеркивая еще раз плодотворность теории ми­ровой системы, следует высказать сомнение по по­воду способов, какими Валлерстайн формулирует понятие мировой системы и изучает ее эмпиричес­ки. Выступая против концепций эндогенного раз­вития, он отправляется в другую крайность. Миро­вая система предстает столь же целостной и всеохватной, каковыми оказываются отдельные общества. Исследователь приписывает воздействию мировой системы все процессы, которые происходят в пре­делах отдельных государств. Более того, в его рабо­тах находит продолжение «редукционистское» тол­кование современности. Все и вся рассматривается как результат глобального распространения капи­талистических отношений. На экономических же факторах зиждется и структурирование мировой, системы, включающей центр, полупериферию и пе­риферию.

Одна из важных проблем заключается в установ­лении того, в чем же состоит «системность» миро­вой системы. Напомним, что под социальной систе­мой обычно понимается совокупность взаимосвязан­ных частей. Однако социальные системы можно изображать в виде сетей, «системность» которых не предполагает их полную внутреннюю взаимосвязанность. Такой подход позволит установить несколь­ко перекрещивающихся, но при этом частично не­зависимых друг от друга наборов связи внутри не­которого целого, которое тем не менее остается «си­стемой».

Исходя из этого, Э. Гидденс, например, выводит следующие измерения мировой системы. Прежде всего, это нарастание международного разделения труда, лишающего автономии многие национальные экономики и влияющего, в частности, на глобаль­ные сдвиги в производстве. Расширение капиталис­тических рынков и деятельность транснациональ­ных корпораций поддерживают этот процесс. На него также влияет гегемонистская позиция США, которую эта страна удерживает в мировой экономи­ке начиная со второй половины XX в. Это один, но, разумеется, не единственный аспект взаимодействия между глобальным разделением труда и распреде­лением власти в планетарной системе национальных государств, являющийся второй основной ее осью. Ее третья ось — это мировой военный порядок, т.е. сеть оборонных союзов. Хотя военная власть тесно связана с уровнем экономического развития, меж­ду ними никогда не наблюдается полного соответ­ствия.

Специалисты констатируют глобальное противо­стояние бедного Юга и богатого Севера. В связи с этим возникает вопрос о месте России в мировом пространстве. Она находится не только на линии противостояния (Север—Юг), но и на линии взаи­модействия (Восток—Запад). В настоящее время для нашей страны актуальна вторая линия мирового пространства.

Концепция «запаздывающей модернизации» (чи­тай Запад—Восток) утверждает абсолютное лидер­ство западных стран по отношению к восточным. Эти страны отличаются не только географическим положением, но и типами культуры (см. гл. 7). От­сюда подчеркивается расово-этническое неравенство восточных (генетически неполноценных) народов, в том числе славянских, по отношению к западным и делается вывод об исторической обреченности «до­гоняющего Востока».

Россию иногда называют «сердцем мира». Она на­ходится между Востоком и Западом, ее населяют представители двух больших конфессий: христиане (носители западной культуры) и мусульмане (носи­тели восточной культуры). У них общая судьба. Такое положение страны в условиях глобализации определяет ряд трудных вопросов. Вестернизация для России безысходность или необходимость? Спо­собна ли она если не догнать, то хотя бы «войти в двери» постиндустриальной цивилизации? Не по­теряет ли она там «своего лица», т.е. культурной самобытности? Мировой опыт дает положительный ответ. Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Япония и др. сумели освоить западную технологическую куль­туру, «трансплантировать» ее в тело собственной культуры, не разрушив при этом культурное ядро. Глобализация для России имеет еще одну грань проблемы: открытого — закрытого общества (тео­ретически этот вопрос был рассмотрен в гл. 4). Оче­видно, что в процессе модернизации наша страна вынуждена открываться для интеграции с «боль­шой восьмеркой». Но при этом она рискует своей безопасностью. Тревожный вопрос — расширение НАТО на Востоке, т.е. приближение этого военного блока к границам России. Здесь возможны три сце­нария поведения: безучастность (при этом придется отдать свою судьбу в чужие руки), конфронтация (вряд ли хватит ресурсов) и компромисс (видимо, оптимальный вариант).

Итак, Россия, как «сердце мира», является цен­тром устойчивости и неустойчивости глобального развития человечества. Мировое сообщество объек­тивно заинтересовано в закреплении за нашей стра­ной соединительной, а не разделительной функции. В этом и состоит историческая миссия России. По мере своего развития она должна все больше обре­тать своих союзников на Западе и на Востоке.

 

Ключевые слова

Глобализация.

Интеграция.

Мировая система.

Мировой порядок.

10.3. Взгляд в будущее

Представления о будущем обществе складывают­ся с помощью нынешних тенденций. Хотя это всего лишь тенденции, а не свершившиеся факты, они, тем не менее, дают нам некую картину среды, в которой мы, вероятнее всего, окажемся в ближай­шее время.

Анализ процессов модернизации и глобализации показывает, что мы являемся свидетелями перехо­да человечества к постиндустриальной цивилизации. Современникам таких перемен трудно быть спокой­ными наблюдателями. Ведь они являются не толь­ко участниками, но и жертвами этих перемен. Требовать же от жертв рассудочного отношения к реаль­ности просто невозможно. И все же перед нами сто­ит задача хотя бы в самом общем виде показать пер­спективу и содержание грядущих изменений.

Задача эта осложняется тем, что процесс пере­хода к новой цивилизации в разных странах про­текает с различной скоростью и размахом. Безус­ловно, этот процесс обладает определенными при­знаками упорядоченности, а именно — взаимодей­ствием составляющих его потоков и соотношением различных фаз движения. Однако вряд ли в ка­кой-либо другой стране можно обнаружить такой же социальный поток, как у нас, состоящий из мно­жества сопряженных * струй», «течений», «вих­рей», имеющих особую направленность, скорость, плотность и т.д.

Трезво оценивая эту ситуацию, мы все же далеки от безнадежного пессимизма. Потрясения, которые мы переживаем, свидетельствуют не столько о бес­перспективности информационной революции, сколько об обреченности привычных социальных структур, норм обыденной жизни, о неустойчивос­ти и неизбежном крушении устаревших институ­тов. Все будет зависеть от того, какой путь изберет общество. Если оно дойдет до высокого уровня ин­дустриального развития и уже на собственной осно­ве войдет в фазу постиндустриального развития, то наверняка станет демократическим, процветающим и благополучным. Исходя из этого, можно прогно­зировать развитие социальных, экономических, по­литических и культурно-технологических тенден­ций, позволяющих представить среду, в которой предстоит действовать нынешним менеджерам.

Социальные тенденции. Существуют прогнозы, в соответствии с которыми в 2025 г. в России будет проживать 115 млн жителей, с уменьшением на 33 млн чел. Произойдет увеличение сельского насе­ления при снижении городского. Это новое явле­ние, которое возникает в результате миграции. Спе­циалисты утверждают, что в перспективе процесс переселения из городской в сельскую местность бу­дет нарастать. Основу мигрантов составят высоко­оплачиваемые специалисты, которые стремятся увез­ти свои семьи подальше от перенаселенных горо­дов, загрязнения окружающей среды, преступного мира и наркомании.

Возрастная структура населения еще длительное время будет находиться на стадии демографической старости. Доля пожилых людей ежегодно растет (в Ростовской области она составляет 21,5%), доля же детей до 15 лет сокращается (сейчас она составляет 22,4%). Последствия тенденции «седеющих волос» будут весьма серьезные. Возрастет нагрузка на тру­доспособное население. Увеличится число нуждаю­щихся в фондах пенсионного обеспечения. Потре­буется больше расходов на здравоохранение.

Семейная структура также будет подвержена се­рьезным изменениям. По причинам, описанным в гл. 8, увеличится число разводов (в Ростовской об­ласти сейчас на 1000 браков приходится 585 разво­дов), резко возрастет количество матерей-одиночек (63% разведенных пар имеют детей, которые, как правило, остаются с матерью). Они будут вынужде­ны пополнять рынок рабочей силы для того, чтобы обеспечить семью. Кроме того, эти женщины стол­кнутся с проблемой воспитания детей во время вы­нужденного присутствия на работе.

Уменьшение численности молодежи к увеличе­ние доли женщин на рынке труда заставят работо­дателей пересмотреть политику в области занятос­ти. Ясно, что им потребуется бороться за наиболее ценных работников, а для этого придется изменить практику найма и выработать более гибкие подхо­ды в управлении человеческими ресурсами. Можно ожидать пересмотра позиций по вопросу выхода на пенсию, более широкого использования работников на часть ставки, распространения практики работы на дому, улучшения ситуации с дошкольными уч­реждениями.

В обозримом будущем радикально изменится по­ложение людей труда, т.е. большинства населения. Квалифицированные рабочие, инженеры и менед­жеры, учителя и врачи составят костяк среднего класса. На смену психологии обманутых и побеж­денных придет чувство социального оптимизма. Появится уверенность в фундаментальных инсти­тутах общества, укрепится вера в демократию, пат­риотизм. У молодежи возникнет стремление к праг­матизму и независимости. Они будут энергично вы­ступать за справедливую оплату своего труда, по­требуют более активного участия в процессе приня­тия решений.

В ближайшей перспективе должно наступить при­знание приоритета здоровья человека. Для исправ­ления неблагоприятной ситуации в этой области со­вершенно недостаточно даже отлично налаженной медицинской службы, так как здоровье населения лишь на 8—12% зависит от уровня развития здраво­охранения, в большей степени от социально-эконо­мических условий и образа жизни (52-55%), состояния окружающей среды (20-25%), наследствен­ности (18-20%).

Информированность общества о вопросах, связан­ных со здоровьем человека, медицинское страхова­ние граждан, достижения в медико-биологических технологиях, сдерживание цен на лечебно-профи­лактическое обслуживание, беспошлинный ввоз жиз­ненно важных медикаментов, безусловно, скажут­ся на улучшении состояния здоровья людей. Одна­ко в двух других областях (экономически задавлен­ных городах и экологически неблагоприятных ре­гионах) серьезные трудности останутся.

Национальная экономика. У специалистов су­ществует два мнения относительно развития россий­ской экономики в обозримой перспективе. Одни ве­рят в приватизацию и рынок, делают ставку на ча­стный сектор, видят на этом пути возрождение стра­ны, сопровождающееся повышением производитель­ности труда. Другие опасаются утраты плановых начал, роста безработицы, делают ставку на госу­дарственный сектор экономики, что обеспечит уве­личение валового национального продукта. Однако эти взгляды нельзя рассматривать как цели эконо­мического курса. Они — лишь средства достиже­ния достойного качества жизни россиян.

Независимо от того, какая точка зрения окажет­ся доминирующей, важнейшим фактором экономи­ческого развития будет предпринимательство. Рез­ко возрастет число новых деловых организаций, чему должны способствовать технологические достиже­ния, налоговая политика, стремление работников к самоуправлению.

Для этого требуется пересмотреть приоритеты, увеличить долю производственных инвестиций, обеспечить государственное регулирование структурных сдвигов в экономике с тем, чтобы осуществить:

— в краткосрочной перспективе стабилизацию экономики с приоритетным развитием отрас­лей, удовлетворяющих первостепенные жиз­ненные потребности, и одновременным нара­щиванием инвестиционных возможностей для технологического обновления производства;

— в среднесрочной перспективе структурные сдви­ги и развитие базовых ресурсосберегающих тех­нологий, которые в значительной степени бу­дут сориентированы на потребительский ры­нок;

— в долгосрочной перспективе переход к иннова­ционной экономике, обеспечивающей соци­альный прогресс.

Поляризация доходов, видимо, будет нарастать в силу того, что технически оснащенные предприя­тия имеют тенденцию содержать высокооплачивае­мый аппарат управления и низкооплачиваемых ра­ботников, составляющих основную массу рабочей силы. Кроме того, уволенные работники, как пра­вило, устраиваются на низкооплачиваемые места.

О перспективах занятости можно судить по мате­риалам ВЦИОМ. В сохранении своего рабочего мес­та уверены 48% опрошенных. Мужчин среди них в 1,2 раза больше чем женщин. Степень этой уверен­ности находится в прямой зависимости от уровня образования и квалификации. Те, кто владеет не­сколькими специальностями или стремится пере­квалифицироваться, воспользуются своими шанса­ми на успех в условиях безработицы.

Рабочая сила стареет. Продвижение работников старших возрастов на более высокие должности вызовет конкуренцию среди молодых, претендующих на их места. Если «старики» засидятся, не займут другие должности или не уйдут на пенсию, то моло­дежи будет не легко продвигаться по ступеням ка­рьеры. Пополнение рабочей силы за счет женщин породит такие проблемы, как равная плата за рав­ный труд, пособия по беременности, гибкие рабо­чие графики и др.

Политика. По мере ухода избирателей старших возрастов, воспитанных в «советском духе», в рос­сийской политике будет ослабевать консервативная тенденция. Новое поколение избирателей отличает­ся большей независимостью. Не исключено, что менеджеры XXI в. будут придерживаться элемен­тов различных идеологий, соответствующих основ­ному вектору общественного развития.

Изменение политических идей трансформирует государственные учреждения. Когда какие-то идеи получают широкое распространение, то право при­дает им законодательную основу, а исполнительные органы власти должны выполнять требования зако­нодательства. Несмотря на призывы различных по­литических сил к ослаблению государственного ре­гулирования, федеральное правительство контроли­рует военно-промышленный и топливно-энергети­ческий комплексы, ряд других отраслей народного хозяйства, землепользование, образование, здраво­охранение, культуру.

Вместе с тем намечается тенденция к децентра­лизации государственных структур. Переход к но­вому организационному укладу вертикали власти изменит функции органов местного самоуправления, которые в большей мере будут заниматься оказани­ем услуг населению.

Образование и технология. Средняя школа на основе равного доступа к образованию будет стре­миться к оптимальному развитию интеллектуаль­ного потенциала ребенка и обучению его навыкам самообразования. Увеличится прием в высшую шко­лу, получат развитие научно-образовательные и про­изводственно-образовательные комплексы. В стра­не сложится единая система непрерывного образо­вания.

Для решения этой проблемы обществу придется приложить огромные усилия. У федерального пра­вительства не хватит ресурсов для централизован­ного финансирования учебных заведений. Основная часть расходов будет покрываться за счет муници­пальных средств. В силу функциональной неграмот­ности взрослого населения возрастет заинтересован­ность производственных предприятий в программах подготовки и переподготовки специалистов, повы­шения квалификации рабочих и служащих.

Без технологии невозможно представить нашу жизнь. Благодаря освоению термоядерной реакции мы получили неограниченные источники энергии. Спутниковая связь способна моментально соединить людей, находящихся в противоположных концах земного шара. Компьютеры проектируют изделия и контролируют процесс их изготовления. Внедрение информационных технологий изменяет облик орга­нов государственного управления, процесс приня­тия решений, освобождает чиновников от рутины.

Вместе с тем технологическая революция несет немало и трудных проблем. По мере перехода от экономики, базирующейся на производстве продук­ции, к экономике, опирающейся на информацию, миллионы трудящихся потеряют работу. Исчезнут одни специальности, появятся другие. Огромному числу людей придется пройти переподготовку. На­верняка появятся и такие проблемы, которые мы не в состоянии предвидеть. Поэтому органы госу­дарственного управления призваны выработать но­вые подходы, проявлять необходимую заботу о лю­дях. Ведь компьютер никогда не заменит человека, его приверженность делу, стремление отличиться. Итак, перспективы развития российского обще­ства связаны с постиндустриальной цивилизацией. Мы вкратце рассмотрели некоторые социальные, экономические, политические и культурно-техноло­гические тенденции, которые ведут нас в ближай­шее будущее. Хотя это только наметки, а не факты, важно учитывать их, если мы хотим избежать нео­жиданностей и подготовить эффективные планы.

Ключевые слова

Тенденции культурно-технологические.

Тенденции социальные.

Тенденции политические.

Тенденции экономические.

Резюме

 

  • Россия находится на среднем уровне индуст­риального развития. Она уже прошла первый этап индустриализации, но в социалистичес­ком варианте, ликвидировав основы капита­лизма. Теперь ей предстоит скорректировать этот перекос, выйти на более высокий уровень индустриализации с тем, чтобы органично, на собственной основе войти в фазу постиндуст­риального развития.
  • К сожалению, курс на «первоначальное накоп­ление капитала», «верхушечную» модерниза­цию затронул лишь институты собственности и государства. В результате в стране сложи­лась квазирыночная экономика, а государство так и не приобрело правовые формы.
  • В мировом пространстве Россия находится на линии противостояния (Север—Юг) и на ли­нии взаимодействия (Восток—Запад). Она яв­ляется центром устойчивости и неустойчивос­ти глобального развития человечества. Миро­вое сообщество заинтересовано в закреплении за нашей страной соединительной функции. По­этому она должна все больше обретать своих союзников.
  • В главе дан краткий обзор социальных, эконо­мических, политических и культурно-техноло­гических тенденций. Важно иметь информа­цию об этом, для того чтобы встретить его бо­лее уверенно.

 

Глава 11.Технология социологического анализа

 

Цели главы:

* Рассмотреть процедуры разработки программы ис­следования.

* Показать план действий социолога.

* Объяснить методы сбора, обработки и анализа дан­ных.

11.1. Разработка программы

Каждый из нас в той или иной мере является социологом. Мы читаем газеты, смотрим телепере­дачи, беседуем с людьми, т.е. знакомимся с инфор­мацией о различных социальных событиях, строим предположения, делаем выводы и т.д. Однако для того чтобы детально изучить какой-либо вопрос важ­но уметь организовать социологическое исследова­ние.

Проведение такого исследования состоит из по­следовательных этапов, каждый из которых вклю­чает в себя ряд процедур: 1) разработка программы; 2) подготовка плана исследования; 3) сбор, анализ и интерпретация полученных результатов. Расскажем о них вкратце, опираясь на опыт проведенного нами исследования по теме: «Становление персона­ла местной администрации».

Тема эта актуальна. Ведь среди различных слоев населения распространено мнение, что работники государственного аппарата некомпетентны, их дей­ствия не отличаются оперативностью. Зачастую они подбираются по принципу личной преданности и потому равнодушны к интересам людей. Очевидно,

что для преодоления этих недостатков необходимо организовать профессиональную, независимую от по­литических структур и их лидеров государственную службу.

Разработка программы обычно начинается с по­становки проблемы, суть которой составляет реаль­ное противоречие, в данном случае, между требова­ниями к персоналу местной администрации и не­знанием способов реализации этих требований.

Заказ социологу чаще всего формулируется в виде проблемной ситуации или указания на неудовлет­ворительное состояние дел (в нашем случае — в ра­боте с кадрами). Для перевода этой ситуации в про­блему социолог должен выполнить ряд процедур:

1) провести анализ внутренней обстановки, т.е. установить реальное наличие данной проблемы, со­брать по этому поводу информацию из материалов заказчика, проверить ее достоверность;

2) провести анализ внешней обстановки посред­ством проведения бесед с людьми — носителями данной проблемы, т.е. выяснить, кто участвует в этой проблеме, какое влияние здесь оказывают их интересы;

3) изучить вторичные источники информации, т.е. публикации по исследованию аналогичных про­блем.

Социальную проблему можно описать с помощью следующих характеристик:

Сущность. Например, недостаточный уровень профессиональных и деловых качеств работ­ников. При определении проблемы важно ус­тановить, с каким стандартом эти качества сравнивать и на каком основании?

Местонахождение. В каком подразделении (от­деле, департаменте, службе) эта проблема вы­явлена, насколько широко она распростране­на в организации?

Владение. Кого конкретно (руководителей ме­стной администрации или население) затрону­ла эта проблема, кто заинтересован в ее реше­нии?

Значимость. Насколько значима проблема в абсолютном и относительном выражениях? Как она влияет на те подразделения администра­ции, в которых обнаружена? Что может полу­чить администрация от ее решения?

Тенденция. В каком состоянии проблема: ста­билизировалась, нарастает или затухает?

Итак, предварительный анализ обстановки позво­ляет навести, пусть еще не очень четкий, фокус на заинтересовавшую нас проблему.

Приступаем теперь к определению целей и задач исследования. Поскольку мы сформулировали про­блему как недостаточный уровень профессиональ­ных и деловых качеств работников, то цель состоит в анализе состояния персонала местной админист­рации и определении путей оптимизации его функ­ционирования. Задачи исследования представляют собой содержательную, методическую и организа­ционную конкретизацию целей.

Все это дает возможность описать объект и пред­мет исследования. В нашем случае в качестве объек­та выступают кадры местной администрации. Фо­кус становится резче. Анализ показал, что госслу­жащим в настоящее время недостает компетентнос­ти, управленческой культуры, психологической ус­тойчивости, умения работать в кризисных и экстремальных ситуациях. Отсюда возникают вопро­сы: чем должен заниматься госслужащий в новых условиях, что обязан знать и уметь, какими навы­ками и качествами обладать? Выяснение этих воп­росов и составляет предмет исследования.

Работа над описанием объекта и предмета иссле­дования подготовила нас к выдвижению гипотез — обоснованных предположений о структуре изучае­мого объекта, характере связей между социальны­ми явлениями, возможных подходов к решению по­ставленной проблемы.

В частности , в нашем исследовании выдвигалась объяснительная гипотеза: предполагалось, что в ме­стных органах власти и управления, особенно в сель­ских районах, персонал не соответствует современ­ным требованиям. Многие должностные лица не обладают достаточным уровнем профессионализма, необходимыми деловыми способностями и личнос­тными качествами. Адаптация служащих местной администрации к новым социально-экономическим условиям идет медленно и противоречиво. В гипо­тезе указывались причины такого положения пер­сонала.

Важно, чтобы гипотеза имела необходимый инст­румент для проверки, чтобы соответствующие поня­тия были сведены до ясных, однозначно трактуемых и подлежащих фиксации фрагментов социальной дей­ствительности. Этому служит процедура операциона-лизации понятий: их поэтапное расчленение до эле­ментарных составляющих, которые впоследствии мо­гут быть исследованы количественным методом. Прежде всего следует провести структурную интер­претацию понятий, описывающих предмет исследования, затем — факторную, т.е. систему его связей с внешними и внутренними факторами.

Конечным результатом этой работы является оп­ределение понятий, доступных фиксации. Понятия, обозначающие такие элементарные фрагменты со­циальной реальности, называются индикаторами.

Операционализация и интерпретация понятий по­зволяет уточнить гипотезы. Для этого нередко про­водят предварительное, пилотажное исследование. В зависимости от интерпретируемых понятий гипо­тезы делятся на основные и выводные (причины и следствия). Таким образом, гипотезы составляют иерархические цепочки, дублирующие теоретичес­кую интерпретацию понятий, что создает основу для сбора и анализа эмпирических данных.

Ключевые слова

Программа исследования.

Проблема исследования.

Объект исследования.

Предмет исследования.

Гипотезы исследования.

Операционализация понятия.

Интерпретация понятия.

Индикатор.

11.2. План действий социолога

На следующем этапе разрабатывается план ис­следования. Особое значение здесь имеет обоснова­ние выборки. Если объект исследования сравнитель­но невелик, то его можно изучить целиком. В про­тивном случае осуществляется выборка. Такое ис­следование должно быть репрезентативным, т.е.

представлять параметры генеральной совокупности социальных объектов, подлежащих изучению.

Применение данного метода вызывает следующие вопросы:

— какого рода людей мы должны опросить (гене­ральная совокупность)?

— каков должен быть объем выборки?

— как должен происходить отбор конкретных лю­дей для опроса?

— в какой мере можно положиться на результа­ты выборки, т.е. в какой степени они отража­ют истинное положение вещей?

В практике прикладных исследований получили развитие вероятностная (случайная) и квотная, (невероятностная) выборки. Вероятностная выборка опирается на статистическую «случайность»: каж­дый элемент генеральной совокупности (и любое со­четание элементов) может быть включен в выборку. В рамках данного типа выборки выделяются: 1) ме­тод механической выборки, когда из генеральной совокупности через равные промежутки отбирается необходимое количество респондентов (например, каждый 10-й); 2) метод гнездовой выборки, когда в качестве единиц отбора выступают не отдельные рес­понденты, а группы с последующим сплошным опро­сом их; 3) метод многоступенчатой выборки, когда на каждой ступени меняется единица отбора (на­пример, на первой ступени производится отбор го­родских, районных администраций, на второй — отбор подразделений этих администраций, на тре­тьей — отбор специалистов данных подразделений).

Квотная выборка применяется при большой ге­неральной совокупности и требует для отбора рес­пондентов использования не менее четырех признаков. Квоты, как статистические пропорции, созда­ют в миниатюре картину генеральной совокупнос­ти. Это более оперативная и менее трудоемкая вы­борка по сравнению с вероятностной.

Репрезентативным считается такое исследова­ние, при котором отклонение в выборочной сово­купности по контрольным признакам не превыша­ет 5%. В прикладных исследованиях применяются и другие методы выборки. Степень их точности оп­ределяется целью исследования. Благодаря аккурат­ности выборочных опросов существенно расшири­лась социологическая тематика: маркетинговые, электоральные исследования, изучение обществен­ного мнения и др.

Наиболее распространенным методом сбора ин­формации является опрос. По способу, которым за­даются вопросы отдельным лицам, опрос может быть устным и письменным. При опросе небольшого числа людей, как правило, используется интервью. Су­ществует несколько разновидностей этого метода: прямое интервью (когда социолог непосредственно беседует с респондентом); опосредованное (беседа по телефону); формализованное (по заранее разработан­ному вопроснику); фокусированное (в центр внима­ния ставится конкретное явление); свободное интер­вью (беседа без заранее заданной темы).

При опросе большого числа людей применяется анкетирование. По существу, это предварительно подготовленное интервью, изложенное в письменной форме. Пути распространения анкет среди лиц, от­веты которых интересуют исследователя, различны. Они могут доставляться по почте или публиковаться в печати с призывом к читателям ответить на по­ставленные вопросы. Анкеты могут быть и непосредственно вручены опрашиваемому. Это более пред­почтительный способ распространения анкет.

Подготовка анкеты включает прежде всего состав­ление вопросника, который должен соответствовать культурному уровню отвечающего. Следует учиты­вать формулировку вопросов, порядок употребления слов, ибо это влияет на ответ. Кроме того, вопросы следует располагать не в логической, а в психоло­гической последовательности, чтобы они вызывали внимание опрашиваемого и побуждали его к точно­му ответу.

В нашем исследовании, целью которого выдвига­лась оценка персонала местной администрации, про­цедура требовала проведения аттестации кадров. Она осуществлялась на основе применения двух мето­дов: экспертной оценки и самооценки. Для аттеста­ции кадров было выделено 30 признаков. В каче­стве экспертов выступали непосредственные руко­водители госслужащих.

При определении методов сбора информации важ­но учитывать следующие моменты: 1) оперативность и экономичность исследования не должны наносить ущерб качеству данных; 2) каждый метод имеет спе­цифические познавательные возможности. Нет ме­тодов универсальных, хороших или плохих. Есть методы адекватные или неадекватные поставленной задаче; 3) надежность метода обеспечивается не толь­ко его обоснованностью, но и соблюдением правил его применения.

Выше рассказывалось о том, как проводится оп­рос. Этот метод используется в следующих случа­ях: 1) когда анализируемая проблема недостаточно обеспечена документальными источниками инфор­мации; 2) когда предмет исследования недоступен для наблюдения; 3) когда изучаются элементы со­знания: потребности, интересы, мотивы, настроения, ценности, убеждения людей и т.д. Словом, выбор метода исследования требует учета всех обстоя­тельств.

Если источником информации выступают люди, обычно прибегают к методу опроса. Если источни­ком информации предстают внешние характерис­тики социального явления, используют метод на­блюдения. В том случае, когда социолог имеет дело с письменными источниками информации, он при­меняет метод анализа документов. Если необходи­мо добраться до глубины истоков поведения людей (мотивы, отношения), разрабатываются тесты (про­ективный метод).

Наблюдение — пожалуй, самый древний метод сбора данных. В отличие от обычного, научное на­блюдение является систематизированным, планомер­ным, направленным на точное познание явлений.

Существуют различные виды научного наблюде­ния. Свободное — т.е. не заданное конкретной про­граммой исследования. Контролируемое — прове­дение которого определяется планом исследования. Прямое — в ходе которого исследователь непосред­ственно наблюдает явление. Косвенное — когда уче­ный наблюдает не само изучаемое явление, а дру­гое, посредством которого он получает сведения о предмете исследования. Невключенное — когда уче­ный отслеживает поведение людей со стороны, не принимая участия в их жизни. Включенное — на­оборот, предполагает участие исследователя в жиз­недеятельности какой-либо социальной группы.

Особой и наиболее сложной формой научного на­блюдения является эксперимент. Основная трудность его применения определяется тем, что искус­ственно вызванные социальные явления не тожде­ственны спонтанным, ибо люди, участвующие в эк­сперименте, ведут себя иначе, нежели в естествен­ных условиях.

Для того чтобы понять ценность эксперимента, сравним его с методом опроса. Путем анализа воп­росников социолог может выявить взаимосвязи меж­ду переменными. Известна, например, взаимосвязь образования, рода занятий и дохода. Возникает воп­рос: какие из этих факторов следует считать неза­висимыми, а какие зависимыми переменными?

По логике вещей, образование — независимая пе­ременная (причина), а род занятий и доход — зави­симые (следствия). Однако в реальной жизни бывает так, что уровень дохода предшествует уровню обра­зования. Такого рода вопросы снимаются при экспе­риментировании благодаря возможности контроля.

Применяя данный метод, социолог подразделяет испытуемых на экспериментальную и контрольную группы. Испытуемые из первой группы «подверга­ются воздействию» независимой переменной, т.е. их либо стимулируют к повышению образования, либо санкционируют и т.п. Точно так же анализируют данные, получаемые из второй (контрольной) груп­пы, но на них не оказывает влияния независимая переменная. Затем в обеих группах замеряется за­висимая переменная. Если экспериментальная и контрольная группы по-разному реагируют на воз­действие зависимой переменной, это различие дол­жно быть вызвано особенностями независимой пе­ременной.

Преимущество метода наблюдения состоит в том, что он позволяет фиксировать события в момент их свершения, в то время как другие методы основы­ваются на предварительных или ретроспективных суждениях людей. Однако в этом методе имеется элемент субъективизма. Исследователь неразрывно связан с объектом наблюдения, что накладывает отпечаток и на восприятие, и на понимание сути события, и на его интерпретацию.

Особый метод сбора данных — анализ докумен­тов. Под документом понимают всякую информа­цию об изучаемом явлении, которая так или иначе зафиксирована и тем самым доступна исследовате­лю: доклады, протоколы, публикации, письма, лич­ные дела, архивные материалы и пр.

Это наиболее экономичный метод. Он позволяет оперативно получать фактографические данные, на­пример, о качественном составе персонала админи­страции. Вместе с тем такого рода информация имеет некоторые ограничения: 1) статистика не всегда до­стоверна; 2) она устаревает; 3) цели создания доку­ментов чаще всего не совпадают с целями исследо­вания. Поэтому документальная информация дол­жна соответствующим образом перерабатываться.

Можно назвать немало примеров, когда с помо­щью этого метода были решены крупные проблемы в социологии. Так, М. Вебер выдвинул гипотезу о существенной роли социокультурного (в данном слу­чае — религиозного) фактора в развитии общества, а также тех конкретных форм, которые обретает эко­номика. Он проанализировал большое число пропо­ведей протестантских лидеров для того, чтобы по­казать на фактах, как религиозная этика, в сочета­нии с упорным трудом и бережливостью, во многом предопределила рационализм, присущий западно­европейскому предпринимательству.

Следует обратить внимание на контент-анализ документов. Этот метод связан с переводом тексто­вой информации в количественные показатели. Про­цедура контент-анализа начинается с выявления смысловых единиц, в качестве которых используют понятия, темы, имена выдающихся личностей и т.п. Наряду со смысловыми выделяют единицы счета. Цель исследования — отыскать индикаторы, ука­зывающие на наличие в тексте темы, значимой для анализа, что позволяет раскрыть содержание доку­мента.

К примеру, для изучения роли районной газеты в разъяснении проблем реформирования госслуж­бы к публикациям на эту тему могут быть отнесены статьи, очерки, заметки, в которых прямо или кос­венно говорится об опыте работы администрации.

В качестве проективного метода социологи обыч­но используют тесты. Это — инструмент получения информации о склонностях, предрасположенностях и реакциях индивидов в связи с определенной ситу­ацией. С помощью тестирования исследуется интен­сивность и специфика склонностей, а также их зна­чение. Тест чаще всего состоит из систематически выстроенного ряда вопросов или утверждений, на которые тестируемое лицо должно отреагировать.

Если данный метод применяется в целях изуче­ния тенденций, складывающихся в крупных соци­альных группах, тестируемые лица должны быть репрезентативны в отношении этих групп. На осно­ве полученных данных могут быть сделаны выводы о распространенности определенных характеристик в той или иной группе, о частоте их распростране­ния среди членов группы, а также о количестве индивидов, которым присущи эти характеристики.

Выбрав методы исследования, социолог присту­пает к разработке инструментария: анкеты, кар­точки наблюдателя, бланка контент-анализа и др. Причем инструментарий отрабатывается в тесной связи с операционализированным понятием по сле­дующей схеме: выбор показателя — эмпирических индикаторов — источника.

Ключевые слова

Выборка.

Репрезентативность.

Генеральная совокупность.

Анкетирование,

Наблюдение.

Эксперимент.

Анализ документов.

Тестирование.

11.3. Сбор, обработка и анализ данных

На третьем этапе проводится сбор данных. Это уже полевая (внекабинетная) работа. Особое значе­ние здесь имеют процедуры редактирования и ко­дирования (проверка полученных результатов с це­лью устранения ошибок и их трансформация в сим­волы для обеспечения целевых операций), а также табулирования, т.е. сведения всех данных в табли­цы, схемы, графики и т.д.

На данном этапе осуществляется анализ и интер­претация социологической информации в основном с помощью математико-статистических методов. Со­циолог формулирует выводы применительно к це­лям и задачам исследования, а также рекоменда­ции относительно практических действий.

В зависимости от методов получения эмпиричес­кой информации применяются различные приемы обработки и анализа данных. Так, если исследова­тель определенную часть информации извлекает из документальных источников, то он использует два основных метода: неформализованный (традицион­ный) и формализованный (контент-анализ). Тради­ционный анализ основан на восприятии, понима­нии, интерпретации содержания документов в со­ответствии с поставленной целью (М. Вебер). Кон-тент-анализ опирается на специально разработанную технику, включающую около 20 операций.

При обработке и анализе данных, полученных ме­тодом опроса, применяются методы ранжирования и шкалирования. Ранжирование — это процедура установления относительной значимости (предпоч­тительности) исследуемых объектов на основе их упорядочивания. Ранг — показатель, характеризу­ющий порядковое место оцениваемого объекта в группе. Для каждого объекта вычисляют сумму ран­гов, полученную от всех экспертов, затем эта сумма упорядочивается. Самый высокий ранг присваива­ют объекту, получившему наименьшую сумму, са­мый низкий ранг — объекту с наивысшей суммой. Как правило, ранжирование дополняется другими методами экспертных оценок.

Шкалирование — процедура расположения объек­тов в том порядке, который соответствует количе­ству имеющегося у них свойства: от тех, которым данное свойство наименее присуще, до тех, которым оно присуще в наибольшей мере. Шкала — это из­мерительная часть инструмента, оценивающая эм­пирические индикаторы (внешние признаки измеря­емых социальных свойств) и упорядочивающая изуча-емые социологические характеристики. Тем самым она выполняет своеобразную роль эталона. Шкалы могут быть номинальные (в качестве показателей выступают объективные признаки: пол, возраст, об­разование и т.д.) и ранговые, где показатели пере­числяются в порядке значимости. С помощью зара­нее разработанных шкал могут быть измерены са­мые сложные социальные явления.

Статистические методы в социологии чаще все­го применяются для выявления закономерностей, средних величин и корреляций. Статистическая закономерность выражает, например, определенный способ поведения значительного числа социальных явлений. На основе таких закономерностей можно предвидеть события путем вычисления вероятности их возникновения. Средняя величина получается пу­тем измерения совокупности явлений, от которой каждая отдельная величина каждого конкретного явления более или менее отличается. С помощью корреляций выясняют отношение между явления­ми, а не только их структуру, как в случае средних величин.

От умелого использования статистических мето­дов зависит глубина интерпретации данных. Оче­видно, что анализ политических настроений обще­ства существенно углубится, если наряду с общими сводными данными о рейтинге того или иного по­литического блока на выборах в Думу будут приве­дены сведения по различным группировкам: по ре­гиону, по возрасту, социальному положению. Те же самые 26% общероссийского показателя какого-либо политического блока могут по пенсионерам выра­зиться в 65%, а по молодежи — в 12%; по Северо-Западному региону — 14%, а по Югу России в 46%. Согласитесь, что в этих разбросах рейтинга по реги­онам, возрастным группам содержится, быть может, самая важная информация.

В заключение есть смысл рассмотреть ряд эти­ческих вопросов. Они концентрируются вокруг воз­можности своего рода обмана, вина за который воз­лагается на исследователя. В любой общности су­ществуют люди, занимающиеся деятельностью, о которой они предпочитают умалчивать. В таких ситуациях социологи иногда сообщали о себе лож­ные сведения; чтобы завоевать доверие они выдава­ли себя за лиц, в чем-то похожих на них, напри­мер, за верующих. Объясняли это возможными на­падками сторонников культа. В других ситуациях исследователи полностью раскрывают себя, но скры­вают подлинные цели работы. Однако и в этом слу­чае социологи вводят людей в заблуждение, опаса­ясь искажения в сообщаемой ими информации.

В принципе это неэтично. Когда обман становит­ся нормой в повседневной деятельности профессио­налов, наверное, они заслуживают суровой крити­ки. Такое поведение необходимо сопоставить с важ­ностью полученных результатов. Если существует риск нанесения людям психологического ущерба, даже потенциальная ценность исследовательских проектов не может служить оправданием обмана.

Ключевые слова

Сбор данных. Обработка информации. Анализ информации. Интерпретация информации

Математика-статистические методы.

Ранжирование.

Шкалирование.

Этика исследователя.

Резюме

  • Социологическое исследование представляет со­бой инструмент анализа социальных явлений посредством методов измерения и обобщения информации. Проведение такого исследования состоит из последовательных этапов, каждый из которых включает в себя ряд процедур, а именно: 1) разработка программы; 2) подготов­ка плана исследования; 3) сбор, анализ и ин­терпретация полученных результатов.
  • Программа исследования — это изложение кон­цепции, общей схемы, инструментария и пла­на работы. Она содержит три раздела: теорети­ко-методологический, позволяющий поставить научную проблему и подготовить основы для ее решения; методический, определяющий спо­собы сбора данных и описания ожидаемых ре­зультатов; организационный, помогающий спланировать действия социолога.
  • План исследования предусматривает обоснова­ние выборки (представительной модели соста­ва обследуемых людей), определение методов сбора данных (опрос, наблюдение, анализ до­кументов, тестирование) и разработку инстру­ментария. Подготовка инструментов осуществ­ляется исходя из операционализации понятия, т.е. установления количественных контуров изучаемого явления, которые выражены в на­блюдаемых признаках.
  • Собрав информацию, социолог приступает к ее анализу и интерпретации с помощью математико-статистических методов. Он формулиру­ет выводы применительно к целям и задачам исследования, а также рекомендации относи­тельно практических действий.

 

 


[1] Термин «социетальное» (в русском языке имеется его аналог — «общественное») употребляется для описа­ния систем на уровне общества в целом. В отечественной традиции к ним относят экономическую, социальную, по­литическую и духовную сферы общественной жизни. Со­циальные системы как бы вложены в социетальные.

 

– Конец работы –

Используемые теги: Социология, менеджеров0.079

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: СОЦИОЛОГИЯ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Социология. Краткий курс Социология. Краткий курс. : ООО Питер Пресс ; Санкт-Петербург; 2007 Социология. Краткий курс Предмет и история социологии Борис Акимович Исаев
Социология Краткий курс... RU http www litru ru bd b Социология Краткий курс ООО Питер Пресс Санкт Петербург...

Модуль 1. Системное обеспечение информационных процессов. Лекция №2. Файловые менеджеры. Программы для обслуживания и настройки компьютера. План лекции. Работа с файловой системой при помощи Проводника. Альтернативные файловые менеджеры Total Commander
Лекция Файловые менеджеры Программы для обслуживания и настройки компьютера... План лекции... Работа с файловой системой при помощи Проводника Альтернативные файловые менеджеры Total Commander Far...

Лекция первая. ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ КАК ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ Лекция вторая. ИЗ КАКИХ ИДЕЙ РОДИЛАСЬ СОЦИОЛОГИЯ: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ИСТОКИ НОВОЙ НАУКИ Лекция третья. СОЦИОЛОГИЯ ОГЮСТА КОНТА ЛЕКЦИИ
Оглавление... ОТ АВТОРА... Лекция первая ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ КАК ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ Лекция вторая ИЗ КАКИХ ИДЕЙ РОДИЛАСЬ СОЦИОЛОГИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ИСТОКИ НОВОЙ НАУКИ...

Социология. Социология личности
Ответственный за разработку учебно методического комплекса модуля дисциплин магистр социальных наук ст преподаватель Аязбаева... КАЗАХСКИЙ ГУМАНИТАРНО ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ...

Менеджер и предприниматель. Имидж менеджера
Сфера предпринимательства включает разработку предпринимательской идеи, изыскание ресурсов и определение способов их эффективного использования.… Таким образом, предприниматель и менеджер имеют ряд общих черт. Это находит… Предприниматели действуют на стыке бизнес-идей с правовой средой, экономической ситуацией, политической конъюнктурой и…

Менеджер в организации и система менеджмента.Функции и роли менеджера
Появление термина «менеджмент» - необходимое уточнение в русском языке понятия «управление» применительно к хозяйственной сфере, бизнесу,… Субъектами менеджмента являются менеджеры («управленцы») – руководители…

Социология: Психология и социология личности
ХРЕСТОМАТИЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ... Магнитогорск Часть Психология и социология личности...

Современное представление о менеджере. Содержание труда и функции менеджера. Власть, влияние, лидерство и партнерство в организации.
Современное представление о менеджере Содержание труда и функции менеджера Власть влияние лидерство и партнерство в организации... Теории лидерства Профессиональные и личные требования к менеджеру Стиль... Этика делового общения Самоменеджмент...

Социология образования методические указания к изучению дисциплины для студентов очной формы обучения по программе специалитета специальности «Социология»
Утверждаю... Ректор университета...

Социология. Социология в строительной и автодорожной сферах.Учебное пособие
Социология Социология в строительной и автодорожной сферах Учебное пособие... К ф н Сорокин Геннадий Вениаминович... Рецензент к ф н доцент кафедры философии и методологии науки факультета философии и культурологи...

0.119
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам