рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Тема 1. Объект изучения социологии и его особенности

Тема 1. Объект изучения социологии и его особенности - раздел Социология, Тема 1. Объект Изучения Социологии И Его Особенности...

Тема 1. Объект изучения социологии и его особенности

 

План

§ 1. Объект изучения социологии и его особенности.

§ 2. Задачи социологии: поиск закономерностей или «понимание»?

§ 3. Предмет современной социологии.

Социология и другие науки об обществе.

§ 4. Структура современного социологического знания.

Функции социологии.

 

§ 1. Что изучает наука социология

Социология – это наука об обществе. Этот ее основной смысл выражает и термин «социология», образованный из сочетания латинского слова societas (общество) и греческого logos (учение). Также можно с полной уверенностью определить социологию как науку о коллективных формах жизни людей, о поведении людей в группах, общностях и организациях, образующих общество. Общество же как объект изучения обладает рядом особенностей.

Во-первых, общество изменчиво, что отличает его от природных явлений и процессов. Изменчивость вызвана тем, что люди создают формы своей социальной жизни. Коллективная, социальная жизнь существует не только у людей, но и у животных: муравьев, пчел, волков и т.д. Но социальная жизнь животных определяется инстинктами и поэтому не меняет своих форм. Муравейник сегодня живет по тем же "законам", что и тысячи лет назад. Человеческое же общество за такой период значительно изменилось. Каждое человеческое общество формируется в уникальных природных и исторических условиях, к которым люди должны приспособиться. Поэтому не существует одинаковых обществ, каждое отличается своеобразием. Черты же сходства между человеческими обществами объясняются единством биологической природы человека, сходством базовых человеческих потребностей. Так, во всех обществах существует семья, что обусловлено половой структурой человеческого рода, необходимостью продолжения рода. Однако формы семьи отличаются значительным многообразием. То же самое можно сказать и о других важных элементах социальной жизни: политическом устройстве, религии, производстве и др.

Во-вторых, общество обладает двойственной природой. С одной стороны, каждому конкретному человеку общество предстает как нечто внешнее, от него не зависящее, существующее само по себе. С другой стороны, именно люди своими ежедневными действиями и создают общество. Каждый из нас, выполняя определенную функцию, участвуя в тех или иных социальных процессах, реально поддерживает социальную реальность, участвует в ее "строительстве". Эта двойственность общества нашла отражение и в социологических теориях, среди которых можно выделить "объективистские" и "субъективистские" (часто два этих подхода называют социологическим реализмом и социологическим номинализмом). Представители первых считают, что общество – это объективная реальность, первичная по отношению к человеку, существующая согласно собственным законам Представители субъективистского направления полагают, что общество не обладает самостоятельной реальностью и возникает как нечто производное от индивидуальной деятельности людей. Таким образом, общество "вторично" по отношению к конкретным людям - участникам социального взаимодействия. Лишь они существуют реально, общество же - всего лишь сумма их действий, и нет никаких особых "законов", управляющих жизнью общества как целого.

 

§ 2. Задачи социологии: поиск закономерностей или «понимание»?

Социальная реальность – это реальность искусственная, созданная человеком. Однако это не означает", что человек может произвольно "перекраивать", переделывать общество. Попытки масштабных социальных экспериментов всегда приводили к негативным последствиям. Формы социальной жизни складываются медленно, и, сложившись, обретают собственную логику развития, оказывающую воздействие на человеческую активность, задающие ей определенные границы. Выявить, понять эту логику и призвана социология.

Социология, как и любая наука, имеет эмпирическую основу. Это означает, что она опирается на факты, которые даны человеку в опыте. Любая наука стремится к выявлению закономерностей – то есть устойчивых, повторяющихся связей между явлениями. Однако выявление закономерностей в социальной жизни людей сопряжено со значительными трудностями.

Во-первых, на поведение людей и групп воздействует слишком много факторов и психологического, и биологического, и культурного, и собственно социального характера. Очень сложно в анализе какого-либо социального явления выявить именно те причины, которые привели к конкретному следствию.

Например, такое значимое для жизни общества явление, как падение рождаемости, объясняется и биологическими факторами (определенными закономерностями демографического развития), и культурными стереотипами (наличие или отсутствие убеждений в ценности деторождения и т.д.), и социологическими причинами (участие женщин в профессиональной деятельности наравне с мужчинами, повышение уровня их образования, и обусловленное этим стремление к личностной самореализации, чему деторождение служит помехой; или кризисное состояние общества, падение уровня жизни). Какие из этих факторов являются решающими? Что можно признать причиной падения рождаемости? Однозначного ответа не существует.

Во-вторых, социальная жизнь – это жизнь людей, каждый из которых наделен чувствами, разумом и относительно свободной волей. Это вносит значительный элемент случайности в социальную действительность. Трудно предвидеть поведение одного человека, тем более сложно предсказать итог совокупной деятельности множества людей.

Необходимо отметить еще один важный момент: этот совокупный результат зачастую не имеет ничего общего с индивидуальными целями и намерениями людей, вносящих в нею свой вклад. Самый простой пример – автомобильные "пробки" па городских улицах по утрам. Каждый водитель действует совершенно обдуманно и рационально – спешит на работу. Но совокупный итог индивидуальных действий всех водителей создает затор на дороге, который совершенно не входил в планы водителей.

Вернемся к проблеме случайности. От действия случайности не застрахован не только конкретный индивид, но и общество в целом. Формирование западной индустриальной цивилизации вполне можно считать исторической случайностью - такой уникальной комбинацией факторов она была порождена. Но после ее формирования само существование индустриального Запада стало определяющим фактором для остальных обществ, вынужденных под внешним воздействием резко менять вековые традиции. Такие масштабные изменения трудно признать случайностью, и были предприняты многочисленные попытки представить случайное закономерным. Так, возникновение того же индустриального общества можно истолковать как закономерный этап социальной эволюции, к которому рано или поздно придут и другие общества. Соотношение случайности и закономерности в жизни общества и его историческом развитии - отдельная и сложная проблема. Возможно, "закономерное" кажется нам таким только потому, что уже свершилось, и ничего нельзя изменить? Закономерен или случаен распад СССР? Аргументы можно подобрать для обоснования любого подхода.

Указанные причины приводят к тому, что многие исследователи с большой осторожностью относятся к выявлению социальных закономерностей. Известный и влиятельный мыслитель ХХ века Карл Поппер отрицал возможность выявления каких-либо закономерностей в развитии обществ Законы истории выявить невозможно потому, что выявление любого закона подразумевает повторяемость определенного типа явлений и условий, им сопутствующих. История же каждого общества уникальна. К. Поппер считал поиск законов истории не только бессмысленным, но и опасным делом, поскольку тот, кто убежден в своем знании путей истории, может попытаться подогнать общество под предсказанные теорией образцы. А это, как показывает исторический опыт, чревато социальными катастрофами.

Соглашаясь с К. Поппером в отношении законов социального развития, нельзя, тем не менее, исключить закономерность из социальной жизни вообще. Мы можем хотя бы в общих чертах предвидеть (пусть и не всегда), к чему приведут те или иные действия. В развитии общества можно выявить те или иные тенденции, появление и развитие который связано с предшествующим развитием общества- Т.е. мы можем сказать, что такие-то причины в таких-то условиях могут привести к такому-то следствию. Если бы этого нельзя было сделать, наука об обществе не могла бы существовать. Проблема, однако, в том, что, учитывая все перечисленные выше особенности социальной реальности, "следствия и причины" выделить сложно.

Однако анализ общества возможен не только на путях поиска "закономерностей" и "тенденций". Существует и другой подход, восходящий к научной деятельности Макса Вебера, может быть самого выдающегося социолога за всю недолгую историю этой науки. Общество складывается из действий конкретных людей, а люди - существа разумные. Их поведение (в большинстве случаев) наделено определенным смыслом. Человек всегда вкладывает в явления окружающей действительности какой-то смысл, и на основе этого смысла действует. Учитывая эту особенность человеческой деятельности, задачу социологии можно видеть не в установлении закономерностей социальной жизни, а в понимании смысла социального поведения людей. Именно так и понимал задачу социолога М. Вебер, и эта точка зрения получила дальнейшее развитие во многих направлениях социологической мысли.

 

§ 3. Предмет современной социологии.

Социология и другие науки об обществе

Возникнув более полутора веков назад, социология выступала как часть тех или иных философ­ских учений, но не ограничивалась лишь проблемами общества как целого, движущих сил развития общества. Она касалась в том числе проблем государства, политики, права, экономики, морали, искусства, религии, других сторон общест­венного развития, которые впоследствии стали предметом изучения отдельных наук. По мере развития и накопления знаний об обществе социология постепенно теряла роль единой универсальной теории общества. От нее отпочковались политология, правоведение, политическая экономия, этика, а затем и религиоведение, культурология и ряд других наук.

Во второй половине XIX – начале XX в. предметом внимания и изучения социологии все более становились фундаментальные основы развития общества как целостного социального организма, взаимодействие его объективных и субъективных сторон, диалектика материального и духовного в историческом процессе, факторы социального прогресса, проблемы гражданского общества, гуманизма и социальной справедливости. Уже в то время появился ряд общесоциологических концепций, предлагающих решения указанных проблем. И в дальнейшем многие поколения ученых приумножали принципы нового знания, что, собственно, и позволяет определять предмет современной социологии как концептуальную, понятийную схему социальной реальности.

Сложная, многоуровневая структура социологического знания, различные ракурсы и уровни социологического анализа обусловливают тот факт, что в десятках учебников и учебных пособий, опубликованных в последние годы, даются различные определения социологии, по-разному указываются ее предмет и объект. К примеру, социология определяется как «наука об общих и специфических социальных законах, о закономерностях развития и функционирования исторически определенных социальных систем, наука о механизмах действия и формах проявления этих законов в деятельности личностей, социальных групп, общностей, классов, народов»; или как «наука о становлении, развитии и функционировании социальных общностей, социальных организаций и социальных процессов как модусов их существования...».

Весьма интересно и такое определение социологии: «наука о движущих силах сознания и поведения людей как членов гражданского общества», в соответствии с которым «предмет социологии включает: реальное общественное сознание во всем его противоречивом развитии; деятельность, действительное поведение людей, которые выступают как предметное воплощение знаний, установок, ценностных ориентаций, потребностей и интересов, фиксируемых в живом сознании...».

Кроме того, во многих учебниках по социологии, изданных в США и Западной Европе, можно также обнаружить различные определения этой науки: социология – «это научное изучение образцов человеческого взаимодействия и поведения... это особый путь изучения общества и социальной активности человеческого бытия; это учение о социальных группах – как систематическое изучение человеческого общества, уделяющее особое внимание современной индустриальной системе...», и т. д.

Несомненно, эти и многие другие определения социологии имеют право на существование, содержат в себе опре­деленное рациональное зерно, отражают тот или иной аспект социологического анализа. Однако обратимся к выяснению предмета науки социологии в нынешних его характеристиках.

Объект науки – это определенная часть действительности, которая отра­жается, исследуется конкретной наукой, находясь за ее пределами. А предмет – это содержание науки, ее основные положения, это система категорий и законов, отражающих объект. В соответствии с этим, под объектом социологии, как мы уже отмечали, понимается общество в целом и общественные яв­ления, их функционирование и развитие. А предметом же социологии вы­ступает концептуальная (т. е. понятийная) схема социальной реальности, в которой ее главные черты и элементы приведены в систему и логически выводятся друг из друга. Предмет современной социологии – результат длительного исторического развития, плод усилий многих поколений ученых, каждое из которых прибавило принципы нового знания, и речь о которых впереди. А поскольку мы неоднократно подчеркивали в определениях социологии поведение людей и социальные отношения между ними, постольку можем смело утверждать, что первопричинами предмета социологии являются два понятия – социальный статус и социальная роль. Первое дает статическую, а второе – динамическую картину общества.

Общество, общественные явле­ния изучаются и другими гуманитарными науками: социальной филосо­фией, экономикой, политологией, культурологией и т. д. В отличие от других гуманитарных наук социологию и социальную философию сбли­жает то, что они рассматривают общество в целом. В то же время, в от­личие от социальной философии, социология – эмпирическая наука. Провести четкую границу между социологией и социальной философией довольно сложно. Многие социологические теории вполне могут быть отнесены и к сфере социальной философии. Единственное четко отличие: применение социологией эмпирических методов исследования. Эти методы знакомы не только социологам: каждый хоть раз, но сталкивался с социологическими опросами, исследованиями общественного мнения и т.д. Социологи применяют и другие методы эмпирических исследований для анализа социальной реальности. Философия же полагается на силу умозрения, интуицию исследователя.

Следовательно, можно сделать вывод, что социология, во-первых, глубоко изучает жизнь людей, их потребности и интересы, их мнения; во-вторых, рас­сматривает общество, общественные явления в аспекте отношений меж­ду социальными группами, в аспекте взаимоотношений людей как личностей; в-третьих, имеет эмпирический уровень, включает эмпирические прикладные исследования.

Социальная (и культурная) антропология близка социологии и по задачам, и по методам исследования, но ее интерес сосредоточен прежде всего на так называемых «примитивных», архаичных общностях, в то время как социология изучает современные сложные общества. В изучении социального поведения человека социология тесно соприкасается с социальной психологией. В случае изучения поведения человека в группе, процесса социализации, межличностного взаимодействия сфера интересов социальной психологии и социологии фактически совпадает. Однако социальная психология не изучает такие социальные феномены, как социальные институты, социальные изменения, социальное неравенство и т.д. Социология кроме общества в целом и социальных отношений может изучать все общественные явления, экономические, политические, духовные, трудовые, бытовые и другие отношения, анализируя их в со­циальном аспекте, в аспекте жизнедеятельности человека. Человек – основное звено общественной системы, и социальный аспект имеется во всех сферах, явлениях общества. Таким образом, можно еще раз определить социологию как отрасль науки о человеческом поведении, ставящей своей целью раскрытие причинно-следственных связей, образующихся в процессе социальных отношений между людьми, в процессе взаимодействия и взаимосвязей между индивидами и группами.

Кроме того, можно конкретнее отмечать, что объектом социологии на различных уровнях исследования являются: микрогруппа (семья, первичный учебный или трудовой коллектив; неформальная группа, т. е. группа друзей, приятелей), макрогруппа (население го­рода, рабочего поселка, села, коллектив крупной организации, объединения), общность (рабочие, крестьяне, предприниматели, горожане) и, наконец, общество. Для изучения объекта соответственно рассматриваются поступок, действие, процесс, тенденция и закономерность. Двигаясь от отдельных поступков к социальным действиям, от них – к социальным процессам, можно наблюдать уменьшение разнообразия действий, сокращение вариантов деятельности и получить определенную возможность для выявления тенденций, закономерностей.

§ 4. Структура современного социологического знания.

Функции социологии

Социологическое знание неоднородно и имеет свою достаточно сложную, многоуровневую структуру, обусловленную прежде всего различием ракурсов и уровней изучения со­циальных явлений и процессов. Так, например, социоло­гия исследует эти явления и процессы и на уровне всего общества в целом, и на уровне более или менее широких социальных общностей и их взаимодействий, и на уровне личности, межличностных взаимодействий. Это, в частно­сти, дает объективное основание для подразделения социо­логической науки на такие составные части: а) обще­тео­ре­тическая социология как макросоциологическое иссле­дование, направленное на выяснение общих закономерно­стей функционирования и развития социума как целого, в том числе глобальных проблем всего человечества (демографические перекосы с целым комплексом сопутствующих проблем, потоки миграции, противостояние христианской и мусульманской цивилизаций, четко обозначившееся к рубежу столетий, социальную экологию, становление информационных обществ и т.д.); б) социология среднего уровня как исследования меньшей степени общности, ориентированные на изучение закономерностей действия и взаимодействия отдельных структур­ных частей социальной системы, т. е. частные, специаль­ные социологические теории, включая отраслевые соци­ологии (например, социология социальных групп, соци­ология города, социология деревни, этносоциология, эко­номическая социология, социология образования, соци­ология политики, социология права, социология пропа­ганды, социология семьи, социология культуры, социология кино, социология СМИ, социоло­гия труда и др.); в) микросоциология, изучающая соци­альные явления и процессы сквозь призму действия и вза­имодействия людей, их поведения. В такой структуре соци­ологического знания, как нам представляется, находит свое выражение соотноше­ние общего, особенного и единичного.

В зависимости от уровня получаемого знания социоло­гические исследования подразделяются на теоретические и эмпирические. Для теоретического социологического ис­следования решающее значение имеет глубокое обобще­ние накопленного фактического материала в области со­циальной жизни. В центре эмпирических социологиче­ских исследований находится само накопление, сбор фак­тического материала в указанной области (на основе не­посредственного наблюдения, опроса, анализа докумен­тов, данных статистики и т. д.) и его первичная обработка, включая и начальный уровень обобщения.

Следует особо отличать в структуре социологии фундаментальную и прикладную социологию. Основанием для такого деления служит различие в целях и задачах, которые ставятся перед социологическими исследованиями: одни из них направлены на построение и совершенствование теории и методологии, на обогащение основ самой социологической науки, а другие – на изучение практических во­просов преобразования социальной жизни, на выработку практических рекомендаций. Поэтому особо следует подчеркнуть, что и ту и иную направленность могут иметь как теоретические, так и эмпирические исследования.

Социология выполняет многообразные функции, в которых проявля­ется ее предназначение и роль. В наиболее общем виде эти функции можно подразделить на три основные: теорети­ко-познавательную, практически-политическую и идей­но-воспитательную. Разграничение этих функций не дол­жно быть, конечно, чрезмерно жестким, исключающим их взаимосвязь и взаимодействие.

Реализация теоретико-познавательной функции позволяет социологии расширить и конкретизировать знание о сущности общества, его структуре, закономерностях, основных направлениях и тенденциях, путях, формах и механизмах его функциони­рования и развития. Обогащение научного социологиче­ского знания происходит как на основе внутреннего совер­шенствования теоретической социо­логии, так и в резуль­тате динамичного развития самого объекта познания этой науки – социальной действительности. И здесь особая роль принадлежит эмпирической социологии и непосред­ственно связанным с ней специальным социологическим теориям.

Практически-политическая функция социологии свя­зана с тем, что данная наука не ограничивается познанием со­циальной реальности. Опираясь на это, она вырабатывает предложения и рекомендации для политики и практики, направленные на совершенствование социальной жизни, на повышение эффективности управления социальными процессами. Социология не только описывает социальную жизнь, ее проявления в различных сферах и на разных уровнях, но и дает им оценку с позиций гуманизма, обще­человеческих ценностей. И здесь обогащение и совершен­ствование теории не самоцель, а необходимая предпосылка и условие рационализации и оптимизации социальной жизни в интересах свободного и всестороннего развития личности. В этом плане социология – одна из теоретиче­ских основ политики и практики.

Тот факт, что в рамках социологии осуществляются не только теоретические и фундаментальные, но и эмпириче­ские и прикладные исследования, подчеркивает особенно близкую связь и тесное взаимодействие социологической теории и социальной политики и практики. Прежде всего на основе эмпирических социологических исследований обнаруживается социальное нездоровье общества, рост со­циальной напряженности и т. д., а в связи с этим должны вырабатываться политические и практические меры по их преодолению и предотвращению. Особенно большое зна­чение имеют в этой связи социальное предвидение, плани­рование и прогнозирование как конкретные формы реализации практически-политической функции социологии. Поэтому еще выделяются такие функции социологии: социальное проектирование и конструирование; управленческая функция, организационно-техническая функция (разработка и внедрение социальных технологий).

Идейно-воспитательная функция социологии находит свое выражение в той роли, какую играют социологические исследования и их результаты в воспитательной работе. Сама по себе социология как наука, как объективное отражение социальной действительности нейтральна по отношению к классам и другим социальным группам, к их интересам и целям. Однако сами эти классы, слои и группы широко используют социологические исследования и их результаты (нередко в средствах массовой информации) для выражения и защиты классовых и иных социально-групповых целей и интересов, для обоснования своей политики и оправдания своей практической деятельности.


Тема 2. Основные направления развития мировой социологии в XIX – XX веках

 

План

§ 1. Социальные учения Возрождения и Нового времени –

теоретические предпосылки социологии

§ 2. Возникновение социологии в первой половине XIX века.

Огюст Конт – основатель социологии

§ 3. Герберт Спенсер – социолог-позитивист

§ 4. Социально-философская теория марксизма

§ 5. Французский социолог Эмиль Дюркгейм и его теория аномии

§ 6. Немецкий философ Георг Зиммель – основоположник

формальной социологии

§ 7. Макс Вебер, его «понимающая социология» и теория социального действия

§ 8. Развитие социологии в России.

§ 9. Российско-американский социолог Питирим Сорокин.

§ 10. Развитие социологии в США (очень краткий очерк).

§ 11. Современная западная социология (классификация направлений).

 

 

§ 1. Социальные учения Возрождения и Нового времени –

теоретические предпосылки социологии

Следующий этап в развитии социальной мысли связан с эпохой Возрождения. Возрождение - эпоха очень противоречивая. В мировосприятии этого времени причудливо переплетается глубокий интерес к античной философии и мифологии, античному искусству (именно интерес к античности, ее "возрождение" дало название эпохе) с зарождением научных знаний и языческими суевериями, занятиями астрологией и алхимией. В отношении мысли социальной в эту эпоху важно не столько создание какой-либо новой теории общества, сколько коренной переворот в отношении к человеку. В мировоззрении мыслителей этой эпохи человек становится центром мироздания. О его греховности не говорят, говорят о его величии и достоинстве.

Центром Возрождения была Италия, состоящая из политически независимых городов, в одних из которых установились республики, в других – единоличное правление. Итальянские города жили в основном за счет ремесла и торговли, в них развивались т.н. "свободные искусства". Люди, жившие в итальянских городах, чувствовали себя более свободными и самостоятельными, чем сельское и городское население Европы. Однако, начавшись в Италии, Возрождение распространилось и в другие страны.

Вернемся к социальной теории. С этой точки зрения наибольший интерес представляют Н. Макиавелли, Т. Кампанелла, Т. Мор. Интересный взгляд на мировую историю формирует на исходе эпохи Возрождения неаполитанский философ Джамбаттиста Вико (1668-1744). Несмотря на то, что человек создан Богом, история человеческая - целиком плод рук человека, его творчества и разума Эпохи человеческой истории связаны с развитием самого человека Вико выделяет три эпохи эпоху богов, эпоху героев эпоху людей. Эпоха богов – эпоха человеческого невежества и дикости, когда слабый человеческий разум создает себе ложные объяснения мира Боги же этого времени суровы и жестоки, ибо только таким богам под силу обуздать жестокий нрав человека этой эпохи Эпоха героев – следующий "возраст" человеческой истории. В это время человеческие общности уже управляются вождями, героями, которые держат в руках жизнь соплеменников. Герои выражают волю богов, и спорить с ними бесполезно. Это эпоха вражды и соперничества между разными вождями и племенами. Третья эпоха – эпоха людей – характеризуется пробуждением человеческого разума. Однако она не свободна от борьбы после долгой борьбы городов и народов между собой человечество добивается узаконения гражданских прав. Осознается тщетность эгоизма, единство человеческой природы, появляются философия, науки и т.д.

Эти три периода представляют собой цикл, проходимый каждой нацией в своем развитии и завершающийся кризисом и распадом общества. Новизна теории Вико в том, что человеческая история рассматривается как плод деятельности самих людей, хотя "автором" законов истории все же является Бог. Вико одним из первых увидел общество в развитии, динамике. Его концепция истории позволяла увидеть ценность каждого из этапов развития общества.

Назовем еще два имени: Никколо Макиавелли и Томмазо Кампанелла. Первому принадлежит книга "Князь" (или "Государь"), где он исследует известные к тому времени формы государства и дает советы "вождям", как правильно завоевывать и удерживать политическую власть. Макиавелли впервые рассматривает политику как самостоятельную сферу человеческого общества, не зависящую ни от морали, ни от религии. И, наконец, Кампанелла. С его именем (и именем Т. Мора) связано возрождение жанра утопии, впервые созданного Платоном. Кампанелла в своей книге "Город Солнца" рисует совершенное общество, где нет неравенства и несправедливости, а все жители похожи друг на друга и счастливы. Там нет собственности, поскольку все принадлежит государству, нет свободного времени, поскольку люди все время заняты, нет вражды, потому что всем всего хватает, однако есть рабы и даже смертная казнь, а также процветают различные науки. Его утопия похожа на утопию англичанина Т. Мора, точно также как все последующие "утопии" будут похожи друг на друга, и непременным их условием будет равенство граждан, отсутствие частной собственности и всепроникающий контроль государства.

Эпоха Возрождения сменяется эпохой Нового времени. Между этими эпохами нет четкой хронологической границы. В разных странах переход осуществлялся в разные строки. Это время дальнейшего роста и укрепления городов, промышленности и торговле. В европейских странах постоянно усиливается влияние тех слоев населения, которые связаны с этими видами деятельности - "буржуа", "бюргеров" т.е. попросту "горожан" Растет значение и людей, занятых умственным трудом - их существование тоже тесно связано с городом. В эту эпоху возникает новое видение социального мира. Начнем с теорий "естественного права" и "общественного договора".

Разработка этих теорий связана с именами Томаса Гоббса (1588-1679), Джона Локка (1632-1704), Жана Жака Руссо (1712-1778) и др. Сущность теории естественного права заключалась в том, что все люди, независимо от происхождения, наделены от рождения суммой естественных прав: прежде всего, правом на жизнь, личную безопасность, собственность. Теория общественного договора объясняла происхождение государства. Согласно этой теории люди первоначально жили в так называемом "естественном состоянии". Оно понималось по-разному у Гоббса это - "война всех против всех", а у Руссо, напротив, бесконфликтное, почти райское существование. В какой-то момент люди, живущие в естественном состоянии, заключают между собой договор, в результате которого и образуется государство, которому люди обязуются подчиняться с тем, чтобы оно защищало их естественные права. Т.о. государство рассматривается как вторичный по отношению к обществу институт, цель которого - служить интересам граждан. Это новый взгляд на государство. Ранее считалось, что индивид должен всемерно служить государству, а не наоборот.

Теория общественного договора подрывала идею о божественном происхождении государства. Теория естественного права разрушала веками складывавшиеся устои сословного неравенства. Несмотря на то, что эти теории не имели под собой реального исторического основания (во всяком случае, теория общественного договора), несмотря на то, что они, по существу, не были чем-то новым (были известны еще античности), они сыграли большую роль в утверждении новых демократических ценностей в западных обществах, способствовали обновлению политических институтов этих обществ.

Говоря об эпохе Нового времени, невозможно не упомянуть такого мыслителя, как Шарль Луи Монтескье (1689-1755). Его основной труд - "О духе законов" представляет собой трактат и по социальной, и по политической философии. В этом труде философ анализировал известные формы политического правления; влияние физической среды на характер и нравы народов; обычаи и законы; такие факторы как численность населения, форма религии, денежные отношения и др.

Монтескье выделял три основных формы правления: монархию, республику и деспотизм. Формы правления различаются по числу тех, в чьих руках находится власть, а также по типу чувств, лежащих в основании каждой формы правления. Так, республика опирается на добродетель, деспотизм - на страх. Монархия же основывается на чувстве чести. Установлению той или иной формы правления связано с определенными графическими условиями. Так, деспотизм характерен для государств с обширной территорией. Географическая среда влияет не только на формы правления, но также на черты характера народа, что, в свою очередь, тоже определяет форму правления. Монтескье исследовал также то, что сегодня назвали бы "социальными нормами". Он выделил нравы, обычаи и законы, сформулировал различия между ними, определил три основных вида законов (гражданские, уголовные и политические). Монтескье принадлежит обоснование такой значимой политической идеи, как необходимость разделения властей. Важное достижение Монтескье, позволяющее считать его одним из основоположников социологического, научного подхода к изучению общества, - стремление искать за социальными явлениями их причины и основания, которые нельзя свести ни к случайности, ни к произволу человека, ни к действию Провидения.

В 18 – начале 19 вв. развиваются подходы к изучению общества, которые можно считать истоком современной эмпирической, прикладной социологии, использующей количественные методы Л. Кетле (1796-1374) стал создателем научной статистики. Он полагал, что и социальные, и природные явления подчиняются общим законам и должны изучаться с помощью математики Кегле старался доказать, что такие явления, как рождаемость, смертность, преступность подчиняются статистическим закономерностям. В связи с этим следует упомянуть Т.Р.Мальтуса (1766-1834) – автора работы «Опыт о законе народонаселения», который утверждал, что население имеет тенденцию увеличиваться в геометрической прогрессии, а средства существования растут лишь в арифметической прогрессии, что негативно сказывается на благосостоянии. По его мнению, население может и должно уменьшаться в результате войн, болезней, воздержания от брака и половых отношений. В современных условиях проблемы, связанные с быстрым ростом народонаселения в развивающихся странах, служат основанием для периодического возрождения модифицированных форм теории Мальтуса («неомальтузианские теории»).

В 18 веке начинаются исследования экономической жизни общества, формируется новая область знания – политическая экономия ( У. Петти, А. Смит, Д. Рикардо и др.). Появление экономической теории, попытки выявить закономерности, присущие экономической деятельности, было связано с усложнением экономической жизни европейских обществ в 18 - 19 вв. усовершенствованием форм труда, его растущей специализацией, началом промышленной революции, ростом научного знания.

Под влиянием коренных изменений в обществе в эту эпоху формулируется идея социального прогресса - постепенного поступательного развития общества, обусловленного прежде всего развитием и усовершенствованием разума. Наиболее наглядное выражение эта идея получила в работах Кондорсе, Г. Гегеля, А. де Сен-Симона, Тюрго.

 

§ 2. Возникновение социологии в первой половине XIX века.

Огюст Конт – основатель социологии

В эпоху Нового времени, эпоху расцвета естественных наук, классической европейской философии, возникает впервые и замысел создания науки об обществе, такой же точной, как науки естественные. В XIX в. настает время выхода из рамок философии социологии – науки, изучающей самую сложную форму движения материи – общественную. Это произошло в Западной Европе, где тогда наиболее развито было теоретическое осмысление процессов окружающей действительности. Кроме этой предпосылки причинами становления социологии были переход к рынку и связанные с ним усложняющиеся социальные процессы. Прежде всего – остро заявившая о себе необходимость осмыслить на качественно новом уровне диалектику прав и обязанностей гражданина и государства, которую тогда определял бурно развивающийся капиталистический способ производства. Лозунги «Свобода», «Равенство», «Братство», с которыми на заре XIX в. произошла Великая французская революция, в той или иной степени становились политическими, правовыми и нравственными реалиями в более развитых странах Западной Европы и в Северной Америке.

Экономический уклад капитализма с необходимостью требовал и добивался освобождения своей основной производительной силы – рабочих от традиционных для феодального общества кастовых, сословных, религиозных и других ущемлений и преследований. Понятно, что данные изменения происходили не сразу и весьма болезненно, что определялось специфическими традициями и укладом страны, порождая разного рода социальные конфликты. Кроме того, именно с середины XIX в. формируется статус науки в ее современном понимании как производительной силы. Поэтому среди других наук об обществе в тот период именно социология с ее универсальным и методологическим, и прикладным характером формировалась и развивалась наиболее ощутимо.

Огюст Конт (1798-1857) – мыслитель, чей вклад в науку отнюдь не ограничен введением термина «социология» – достаточно резко противопоставил новую дисциплину философии. Огюст Конт хотел создать науку об обществе столь же точную, как науки естественные, достигшие к его времени значительных успехов. Однако социология до сих пор не сумела достичь этого идеала. Но современным исследователям, в отличие от Конта, уже очевидна невозможность создания науки об обществе, построенной по образцу естественных наук: у социологии слишком своеобразный объект изучения.

По замыслу Конта, социология должна была венчать все здание наук, как естественных, так и наук о человеке. Этим проектам Конта не суждено было осуществиться. Обратимся к некоторым идеям "отца" социологии. Конт считал, что социология должна делиться на два раздела: социальную статику и социальную динамику. Социальная статика должна была изучать устройство общества, т.е. устойчивый аспект бытия общества. Социальная динамика должна была изучать процесс социальных изменений. В области социальной динамики Конт сформулировал свой хрестоматийный "закон трех стадий" развития человеческого общества. Конт был сторонником идеи прогресса, он считал, что по ходу истории человеческое общество совершенствуется. Основным, фактором развития общества является развитие человеческого разума, и три стадии развития общества являются, в сущности, тремя стадиями развития разума: теологической, метафизической и позитивной.

На теологической стадии несовершенный человеческий разум еще не в силах объяснить происходящие в мире явления и прибегает к помощи фантастических образов. На этой стадии над умами людей господствует религия. На метафизической стадии человек объясняет мир, создавая сложные абстрактные теоретические построения (философия). Позитивная стадия ознаменована переходом человеческого разума к истинному типу познания мира - научному. Человек не старается придумать всеобъемлющие объяснения мировых явлений, но кропотливо собирает факты и устанавливает закономерности, позволяющие познать реальную природу явлений окружающего мира. Однако, считая теологическую стадию развития мысли преодоленной, Конт не отказался от религии вообще. Напротив, он решил создать свою, истинную религию, объектом поклонения которой было человечество – "Великое Существо", – по отношению к которому отдельный человек – лишь незначительная часть. Великое Существо включало все бывшие и будущие поколения. Эта новая религия должна была обеспечить духовное единство общества.

Более важным в свете последующего развития социологи» было проведенное Контом разделение двух типов общества военного более примитивного, и промышленного, индустриального, которое складывалось как раз в эпоху Конта. Характерными чертами индустриального общества, по Конту, является появления крупного промышленного производства, научной организации этого производства, формирование нового слоя общества – рабочих, занятых в промышленности, возникновение противоречий между рабочими и предпринимателями. Конт считал, что в дальнейшем совершенствование организации производства позволит преодолеть эти противоречия, а рост промышленной продукции приведет к материальному благополучию населения.

Большое значение в своем исследовании общества Конт придавал морали и нравственности. Так, он полагал, что высшие классы общества должны проникнуться чувством долга и ответственности, соответствующими их положению в обществе и поддерживать в обществе социальную гармонию.

Вообще, прогресс в обществе, по мнению Конта, даже развитие промышленности, более зависят от моральных добродетелей, нежели, например, от политики. Конт, несмотря на свой лозунг научности социологии, все же больше похож на философа, чем на социолога, а многие свои идеи он почерпнул у своего учителя – социалиста-утописта Анри де Сен-Симона, у которого Конт долго работал секретарем. У него, в частности, Конт нашел идею индустриальною общества и развил ее.

О. Конт считал, что историческая логика развития науки состоит в переходе к наукам более высокого порядка, каждая из которых имеет предшествующей необходимую предпосылку: математика → астрономия → физика → химия → биология → социология. Позитивистская доктрина, отстаиваемая Контом, была направлена против умозрительного теоретизирования социальной философии и философии истории, на создание «позитивной социальной науки» столь же доказательной и общезначимой, как естественнонаучные теории, основанные на фактах в их связи, изучаемых методами наблюдения, сравнения, эксперимента, точного измерения. Позитивисты рассматривали общество как эволюционизирующий социальный организм, законы которого имели общность с природными.

Социологию Конта можно рассматривать как попытку понять устройство общества, его политико-динамическую структуру с помощью научных методов. На формирование такого образа общества большое влияние оказал опыт революции; прагматический проект общественного устройства утверждался на научном прогрессе. Наука должна была заменить собой произвольный авторитет королей и стать основой для разумного общественного порядка. Научное знание, согласно представлениям Конта и его предшественников — ученых-энциклопедистов (Д. Дидро и др.), выступает в качестве единого целого. Законы природы должны распространяться и на человеческое общество. Единство всех наук раскрывает единство законов. Контовская социология является положительной наукой, подобной естественным наукам. Огюст Конт может считаться основателем социологии, поскольку он не только занялся изучением общества и социальных вопросов, но и создал проект систематики наук и определил в ней место социологии, что послужило основой для будущей академической институционализации социологии как отдельной науки.

Две идеи, берущие начало в работах О. Конта, четко просматриваются в ходе развития социологии: 1) применение научных методов для изучения общества; 2) практическое использование науки для осуществления социальных реформ.

Главные произведения О. Конта: «Курс позитивной философии» (1842), «Система позитивной политики» (1850-1854).


 

Ситуация в науке, когда неудовлетворенность ученых-обществоведов возможностями философии привела к основанию новой социальной науки, имела широкий общественный контекст. Появление социологии, как уже отмечалось, было вызвано общественной потребностью понимания сущности и направлений крупномасштабных социальных перемен, происходящих в передовых странах во второй половине XVIII – первой половине XIX в. (американская и французская буржуазные революции, промышленная революция в Западной Европе). Это был цивилизованный сдвиг к индустриальному и гражданскому обществу (плюралистическому, организованному, самостоятельному по отношению к государству). Это была эпоха широкого интереса к социальному реформаторству, в котором многие общественные деятели стремились опереться на науку, изучающую функционирование и развитие общественного строя. Идеология прав человека, гражданина, республиканское и демократическое государственное устройство, предпринимательство и конкуренция, рост городов были той социальной средой, в которой социальная наука должна была обратиться к изучению конкретного человека, его повседневного поведения. Итак, формирующееся гражданское общество составило социальную основу возникновения социологии, а позитивистская школа – теоретическую.

Вторая половина XIX – первые десятилетия XX в. стали для социологии классическим этапом, который характеризуется ее институционализацией, т.е. окончательным самоопределением, созданием классических парадигм (научно-теоретических моделей), ставших фундаментом социологии, выделением специальных социологических теорий. Временные рамки этого этапа не бесспорны. В литературе классический этап социологии иногда начинают с О. Конта, довольно часто с К. Маркса, но следует учесть, что социологическое прочтение Маркса – как основоположника социологии, теоретика социального отчуждения – было дано впоследствии (в период «марксистского ренессанса» 1960-х гг.) неомарксистами Франкфуртской школы, существующей с 1930-х гг. А Герберта Спенсера, по времени идеально вписывающегося в классический этап, иногда вместе с Контом относят к «протосоциологии» (предсоциологии), считая, что эти ученые поставили, но не решили задачу перехода от умозрительной к верифицируемой, т. е. проверяемой, доказуемой теории.

§ 3. Герберт Спенсер – социолог-позитивист

Вторая половина XIX в. в интеллектуальной истории Запада – время увлечения успехами естествознания и расцвета позитивистско-натуралистического мировоззрения, под влиянием которого развивалась тогдашняя социология. Широкое распространение получила эволюционная теория, опирающаяся на представление о единстве законов истории природы и человека, о единстве метода естественных и общественных наук. Виднейшим представителем натуралистической ориентации в социологии был Герберт Спенсер (1820-1903), чье учение получило название «социальный дарвинизм».

Эволюция для английского социолога – универсальный процесс, одинаково объясняющий все изменения как природной всеобщности, так и самых частных социальных и личностных феноменов. Он сторонник так называемого организмического подхода к социальным фактам и рассматривает общество по аналогии с единым биологическим организмом.

Плодотворной была догадка о том, что процесс развития («разрастания») любой единицы или совокупности единиц сопровождается прогрессирующей дифференциацией их структур и функций: чем более развит организм, тем он более сложен. В таком организме, как общество, Спенсер обнаруживает выделившиеся подсистемы, которые в свою очередь подразделяются дальше: внутренняя система выполняет задачу сохранения организма путем приспособления к условиям «пропитания», внешняя система выполняет функции регулирования и контроля между подсистемами и в отношении окружающей систему среды, промежуточная же система ответственна за распределение, транспортировку и коммуникацию. Таким образом, четко просматривается функционализм Спенсера: системный характер общества как совокупности действий, которую невозможно свести к отдельным действиям индивидов, и концепция структуры системы, которая образуется благодаря дифференциации и стабилизируется через интеграцию.

По степени интеграции Спенсер различал простые, сложные, вдвойне сложные общества, по сравнительному значению он располагал общества как типы развития между двумя полюсами: военные общества и индустриальные общества. «Военные (воинствующие)» общества регулируются путем жесткого принуждения, а в «индустриальных» обществах контроль и централизация слабее. Спенсер усматривает принципиальный путь развития от военных к индустриальным обществам, причем в качестве прототипа индустриально-демократических обществ имеет в виду, безусловно, Англию. Спенсер не исключает и возврата к военным формам (социальную деградацию) и даже усматривал его в социалистических идеях, которые в его время получали все большее распространение. Спенсер отвергал не только их, но и все формы парламентаризма и вмешательства государства как «тиранию организации» и преимущественное право государства перед индивидом.

Спенсер выделял три фазы «большой эволюции»: неорганическую, органическую и надорганическую, которые плавно переходят друг в друга. Социальная эволюция – часть надорганической эволюции, которая подразумевает взаимодействие многих особей, скоординированную коллективную деятельность, но своими последствиями превышающую возможности любых индивидуальных действий. Поначалу социальное вырастает из простого сложения индивидуальных усилий, но потом, по мере роста размеров и сложности обществ, приобретает собственный характер.

Взгляды Спенсера, чрезвычайно популярные в свое время, позже были отвергнуты наукой, а во второй половине XX в. вновь наметился интерес к его теории, поскольку Спенсер оказался важным предшественником структурного функционализма и системного анализа, занявших первостепенное место в современной социологии.

Основные произведения Г. Спенсера: «Социология как предмет изучения», «Основные начала», «Основания социо­логии».

Любопытно отметить, что имя Герберта Спенсера и некоторые положения его социологического учения встречаются, к примеру, в произведениях великого американского писателя Джека Лондона, в частности, в романах: «Железная пята», «Мартин Иден». Воистину Г. Спенсер «владел умами» своих современников.

§ 4. Социально-философская теория марксизма

Карл Маркс (1818-1883) и Ф. Энгельс (1820-1895) еще с 1840-х гг. проводили, в связи со своей теоретической работой, конкретные социологические исследования (анкетирование, наблю­дения, анализ официальных документов и периодической печати) – о немецких виноделах, о положении рабочих на английских предприятиях и др. (например, работа Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» 1845 г., которая является одной из первых в науке попыток конкретного социологического исследования, объединившего богатые эмпирические данные с масштабными теоретическими выводами). Как отмечал Ф. Энгельс, научные подходы Маркса и его самого включали собственно социологическую компоненту, статистическую оценку социального процесса и его законов.

Карл Маркс считал, что произвел переворот в понимании природы человеческого общества. Сущность этого переворота заключалась в том, что история человеческого общества у Маркса предстала в «материалистическом», а не «идеалистическом» истолковании. Действительно, большинство мыслителей до Маркса понимали историю общества как результат саморазвития Абсолютной Идеи или Духа – некой абстрактной сущности. По Марксу же – история человечества – это история людей, наделенных от природы определенными потребностями, ради удовлетворения которых человек вынужден трудиться. То, каким образом человек добывает средства к существованию, определяет «способ производства» - одно из основных понятий теории Маркса. Сознание же человека, идейный багаж общества не первичны, а вторичны по отношению к способу производства и определяются им.

Главным фундаментальным трудом К. Маркса, в котором материалистическое понимание истории получило всестороннее развитие, является четырехтомный «Капитал» (1843-1883 гг.). А впервые материалистическое понимание истории, как целостная конструкция, было разработано в совместной работе К. Маркса и Ф. Энгельса «Немецкая идеология» (1846 г.). Марксистское материалистическое понимание истории исходит из положения, что способ производства, а вслед за ним обмен его продуктов составляют основу всякого общественного строя. Материалистическое понимание истории предполагает рассмотрение общества как социального организма, как единой социальной системы, источник развития и формирования которой заключается прежде всего в ней самой, а не находится вовне.

Теория общества, основанием которой является материалистическое понимание истории, признает действие многих факторов. Производственные отношения – это базис, но на ход исторического развития воздействуют политические формы классовой борьбы и ее результата – государственный строй и т. п., правовые формы, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения (надстройка).

Обосновывая материалистическое понимание истории, К. Маркс и Ф. Энгельс подчеркивали основной принцип, а именно, что развитие исторического процесса обусловлено способом производства материальных благ и прежде всего производительными силами; что с их изменением меняется способ производства, а вместе со способом производства – все экономические отношения, а затем и вся надстройка общества.

Анализ производственных отношений дал им возможность подметить повторяемость явлений общественной жизни; объединить явления и процессы, происходящие в разных странах, понятием общественной формации. Маркс выделял следующие формации: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и будущую, коммунистическую, формацию. (А также некий специфический тип социального устройства, характерный для восточных обществ, например, для Китая – «азиатский способ производства»). В результате внутренних конфликтов, вызревающих внутри каждой формации, они сменяют друг друга.

Конфликт этот имеет вид столкновений классов. По сути же, у истоков конфликта, движущего человеческую историю, лежит возникающее в определенный момент существования формации противоречие между «производительными силами» (людьми, включенными в производство и определенным образом организованными, обладающими некоторой совокупностью знаний и представлений), и «производственными отношениями» (сложившимися на основе производства отношениями собственности, права, управления и т.д.). «Производительные силы» и «производственный отношения» - основные элементы «способа производства».

С созданием теории общественных формаций, разработанной Марксом, появилась возможность рассматривать каждую стадию общественного развития в ее реальной целостности как особый социальный организм. Общественная формация – основа того общественного бытия, которое, с одной стороны, определяет сознание, характер содержания социальной деятельности людей, а с другой, – сама является ее результатом.

Теория классовой борьбы и социальной революции отражены в работах Маркса: «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», 1852 г.; «Гражданская война во Франции», 1871 г.; «Критика Готской программы», 1875 г.; работа Энгельса «Крестьянская война в Германии», 1850 г. и других.

Социальный детерминизм Маркса – это одна из теорий, объясняющих процессы взаимодействия общества и личности. Она противостоит рассуждениям об обществе и личности вообще. Так, «пороки» общества детерминируются не «испорченностью» человеческой природы, а самим обществом.

Признание объективной неизбежности исторического процесса перехода общества от одного качественного состояния к другому не означает отрицания сознательной деятельности, участия людей в ломке старых и создании новых общественных отношений. Напротив, научное понимание объективных закономерностей развития и функционирования общества создает предпосылки для действительно созидательной, целеустремленной деятельности человека.

В 1884 г. Энгельс написал книгу «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в которой применил материалистическое понимание общественной жизни к истории первобытного общества. Эта работа Ф. Энгельса является значительным вкладом в развитие материалистически трактуемой антропологии.

Такова в общих чертах марксистская социально-философская теория, несшая в себе мощный революционный заряд, ибо Маркс был убежден в необходимости революций для исторического развития, которое с каждой эпохой все ближе подходит к совершенному состоянию общества. Однако если аналитическая сторона концепции Маркса оказала большее влияние на социологию и позволила лучше понять общество, то ее «практический» и прогностический аспекты привели к печальными историческим последствиям.

Роль К. Маркса и Ф. Энгельса в развитии социологии еще требует уточнения и переосмысления, освобождения от идеологических подходов и предубеждений.

 

§ 5. Французский социолог Эмиль Дюркгейм и его теория аномии

Классиком социологии является французский ученый Эмиль Дюркгейм (1858-1917), который был убежденным республиканцем и защитником политической демократии, национального единства и социальной солидарности. Он происходил из семьи раввина, в детстве изучал древнееврейский язык, Тару и Талмуд. Однако Дюркгейм довольно рано отказался продолжать семейную традицию. Далее он воспитывался в Высшей Нормальной школе в Париже и учился там совместно с такими выдающимися в будущем личностями-интеллектуалами, как философ Анри Бергсон и политический деятель-социалист Жан Жорес. В 1898 году Дюркгейм, читавший тогда курс лекций по социальным наукам в г. Бордо, основал социологическое общество, которое стало основой его школы. С 1902 года Эмиль Дюркгейм преподавал в Сорбонне.

К числу общих условий, необходимых для превращения социологии в самостоятельную науку, Дюркгейм относил наличие особого предмета, изучаемого исключительно данной наукой, и соответствующего метода исследования. Социология должна изучать, полагал он, социальную реальность, имеющую особые, только ей одной присущие качества. Элементами социальной реальности являются социальные факты, совокупность которых есть общество. Эти факты и составляют предмет социологии.

«Социальным фактом», по определению Дюркгейма, является всякий образ действия, четко определенный или нет, но способный оказывать на индивида внешнее давление и имеющий в то же время свое собственное существование, независимое от него. При рождении индивид находит готовыми законы и обычаи, правила поведения, религиозные верования и обряды, язык, денежную систему, функционирующие независимо от него. Эти образы мыслей, действий и чувствований существуют самостоятельно, объективно.

Общество для Дюркгейма – это прежде всего совокупность идей, убеждений и чувств, среди которых то, что он именует моралью, занимает первое место. Мораль ориентирована на общество, а общество является целью любого морального действия. Общество становится своего рода персоной, которой соответствует определенная мораль. «Мораль (однако)… начинается там, где начинается связь с обычной группой». И «всякая мораль представляется нам системой правил поведения».

Каждое общество имеет свою систему, соответствующую его структуре. Обнаружить и продемонстрировать ее – это задача «науки морали». При этом она должна использовать окольные пути, ибо то, какова мораль в определенном обществе, лучше всего становится очевидным на примере такого поведения, которое отклоняется от нее и потому вызывает применение социальных санкций. Представление о том, как Дюркгейм понимал связь между общественными структурами и соответствующими им системами оценок, дает его раннее произведение «О разделении общественного труда» (1893).

В качестве связующего звена между обществом и ценностными представлениями Дюркгейм вводит понятие «солидарность» – как взаимодействие индивидуальных сознаний. Это взаимодействие создает системы общих ценностей и чувств – «коллективное сознание», которое несводимо к отдельным индивидам. Его содержание и коллективные представления воспринимаются индивидом как обстоятельство, которое оказывает на него давление извне. В этом смысле они являются «социальными фактами» и обладают своего рода реальностью. Социальные факты настолько же реальны, как и действия отдельных индивидов. Дюркгейм выделял солидарности – «механическую» и «органическую». При этом во второй фазе разделение труда призвано сыграть роль механизма общественных связей, а решающее значение в деле социальной интеграции приобретали коллективные представления (идеалы и верования).

В вышедшем в 1895 г. труде «Метод социологии» он объявил овеществление социальных фактов основным требованием объективного научного рассмотрения. Социальные факты следует рассматривать как вещи, которые, подобно вещам в природе, могут быть поняты объективно и эмпирически. Коллективное социальное поведение становится социальным фактом тогда, когда оно приобретает обязательный характер, т. е. когда его нарушение влечет за собой негативные санкции. Задачей социологии, согласно Дюркгейму, является установление нормального через выявление девиантного поведения, влекущего за собой санкции. Лишь девиантное указывает на то, что всеми считается нормальным.

С помощью сравнительного метода Дюркгейм пытался проанализировать отражение определенных социальных фактов на всех социальных типах, которые находятся на одинаковой стадии развития. Согласно Дюркгейму, социо­логическое объяснение складывается из анализа фактов и функций, причем причинами всегда являются социальные факты, а не индивидуальные явления. Если бы за исходный пункт принимались индивидуальные явления, то социологии неизбежно угрожала бы опасность стать просто довеском к психологии личности. Таким образом, социальные факты являются причинными фактами, нахождение которых позволяет объяснить определенные обстоятельства воздействием этих причин. Однако в то же время социальные факты всегда функциональны, т. е. полезны для коллектива, для целого, для общества, пока они носят принудительный характер. Их функциональность относится к целому и потому независима от их вклада в определенные ясные и специфические политические, экономические или религиозные цели.

То, как он представляет себе подобный социологический анализ, Дюркгейм продемонстрировал в 1897 г. на примере своей работы «Самоубийство». Она стала образцом обоснования социологии как эмпирической науки. Эта книга Дюркгейма постоянно переиздается и в наши дни, ею часто пользуются психологи, работающие «на телефоне доверия».

Суицид (самоубийство) является, по Дюркгейму, крайней формой отклоняющегося девиантного поведения. Причины девиации Дюркгейм исследовал в теории аномии («nomos» по-гречески «закон», «а» - отрицательная частица). По Дюркгейму, основной причиной девиации является аномия, буквально – «отсутствие регуля­ции», «безнормность». По сути аномия – это состояние дезорганизации общества, когда ценности, нормы, социальные связи либо отсутству­ют, либо становятся неустойчивыми и противоречивыми. Все, что на­рушает стабильность, приводит к неоднородности, неустойчивости со­циальных связей, разрушению коллективного сознания (кризис, сме­шение социальных групп, миграция и т. д.), порождает нарушения об­щественного порядка, дезорганизует людей, и в результате появляют­ся различные виды девиаций. (Не правда ли, как это актуально для исследования современного российского общества?)

Э. Дюркгейм считает девиацию столь же естественной, как и ко­нформизм. Более того, отклонение от норм несет не только отрица­тельное, но и положительное начало. Девиация подтверждает роль норм, ценностей, дает более полное представление о многообразии норм. Реакция общества, социальных групп на девиантное поведение уточняет границы социальных норм, укрепляет и обеспечивает соци­альное единство. И, наконец, девиация способствует социальному из­менению, раскрывает альтернативу существующему, ведет к совершенствованию социальных норм.

§ 6. Немецкий философ Георг Зиммель – основоположник

формальной социологии

Творчество немецкого ученого Георга Зиммеля (1858-1918) охватывало философию, социальную психологию, культуру. Его интеллектуальная биография оказалась тесно связанной с духовной и культурной аурой Берлина – города, где Зиммель сформировался и вырос как ученый. Эволюция Берлина, превращение его из провинциальной столицы прусского королевства в «мировой город», центр складывающейся германской колониальной империи запоздали (по европейским меркам) и отражались в каждом элементе культуре, в нравах и образе жизни берлинцев и, в целом, немцев, что наложило отпечаток на развитие философских и социологических идей Г. Зиммеля. Близким другом и покровителем Зиммеля был Макс Вебер.

Социология, считал Зиммель, должна конструироваться не традиционным путем – путем выбора не «занятого» другими социальными науками предмета, а как метод науки, не обладающей своим собственным содержанием. С этой точки зрения, все предметы каждой из социальных наук являются особым образом оформленными «каналами», по которым течет общественная жизнь. Напротив, то новое социологическое видение, которое предлагает Зиммель, имеет свои задачи изучения закономерностей, недоступных каждой из этих наук.

Цель социологического метода – выявление в совокупном предмете социальных наук чистых форм «социации», или общения, за которым должны последовать их систематизация, психологическое обоснование и описание в историческом развитии.

Согласно Зиммелю его концепция, с одной стороны, гарантирует четкость отделения социологии от других социальных наук, поскольку она изучает чистые формы «социации», с другой стороны, позволяет провести границу между науками в обществе, в которых возможно применение социологического метода, и науками о природе.

«Формы обобществления» – таков подзаголовок книги Зиммеля «Социология» (1908) – являются собственно предметом этой науки. Он не может быть сам по себе изъят из действительности, а «производится» лишь через разделение форм и содержания. При этих предпосылках социология может быть отдельной или даже точной наукой.

Формы обобществления можно определить как структуры, возникающие на основе взаимовлияния индивидов и групп. Общество основывается на взаимовлиянии, на отношении, а конкретные социальные взаимовлияния имеют два аспекта – форму и содержание. Социальное содержание не требует собственной, специфически социологической интерпретации, поскольку она одновременно является предметом других наук. Поэтому социология должна заниматься формальными аспектами. Абстрагирование от содержания позволяет проецировать «факты, которые мы считаем общественно-исторической реальностью, на плоскость чисто социального». Содержание становится общественным только через формы взаимовлияния или обобществления.

Зиммель превосходил ряд существенным положений современной социологии групп. Он особенно подчеркивал значение количества членов групп. Вначале выработка правил и организационных форм, органов и т. п. зависит от количества, т. е. только при некой определенной величине группы структурируются и образуют органы на разделение труда.

Группа, согласно Зиммелю, является образованием, которое обладает самостоятельной реальностью, существует по своим собственным законам и независимо от индивидуальных носителей. Она, как и индивид, благодаря особой жизненной силе имеет тенденцию к самосохранению, основы и процесс которого Зиммель и исследовал. Эта способность группы к самосохранению проявляется в продолжении ее существования, несмотря на исключение отдельных членов.

Зиммель всегда интересовался проблемами современной культуры. Особое внимание он уделял культурной роли денег («Философия денег» (1900)). Его основным намерением было изучение экономических факторов как результата психических, метафизических предпосылок. Зиммель критиковал ситуацию в современной ему культуре, когда денежная стоимость заменила другие – более глубокие – значения и тем самым привела к психическому обеднению и опустошению чувств. Интересы владения соответственно устремлены на сами деньги; деньги, которые в силу своей природы могут быть только средством, становятся целью. С другой стороны, использование денег обусловило тенденцию к взвешенности, расчету, математизации повседневной жизни, которая в то же время воздействовала на рационализацию в плане контроля и уменьшения аффектов. Характерно, что Зиммель свел социализм к технике организации. В то же время он указал на возможность реализации принципов социалистического общества.

Постоянной темой у Зиммеля является трагедия культуры. В ходе культурного развития вследствие процессов дифференциации и разделения труда произошло расхождение субъективной и объективной культуры. В то время как группы культурных достижений, знания, открытия, изобретения, стили и формы культуры и т. п. все более накапливаются, развиваются и утончаются, субъективная культура значительно отстает от этого объективного развития. Пропасть между ними постоянно расширяется по мере развития объективной культуры. Человек больше не в состоянии усвоить все знания своего времени, а форма жизни совсем не соответствуют его возможностям.

Исследования Г. Зиммера по проблемам борьбы, конфликта и конкуренции являются классическими для целого научного направления, ориентированного, в первую очередь, на изучение противоречий и конфликтов в современном обществе, то есть социологии конфликта и конфликтологии.

 

§ 7. Макс Вебер, его «понимающая социология»

и теория социального действия

Одним из самых влиятельных теоретиков социологии, оставивших выдающийся след в ее истории, является Макс Вебер (1864-1920). Становление концепции исторической социологии, к которой немецкий социолог продвигался на протяжении всего своего творческого пути, было обусловлено довольно высоким уровнем развития современной ему исторической науки, накоплением ею большого количества эмпирических данных о социальных феноменах во многих обществах мира. Именно пристальный интерес к анализу этих данных помог Веберу определить свою основную задачу – сочетать общее и специфическое, выработать методологию и понятийный аппарат, с помощью которого можно было бы упорядочить хаотический разброс социальных фактов. Труды Вебера представляют собой удивительный по широте охвата и смелости обобщений сплав исторических изысканий и социологической рефлексии.

Если мысль Маркса можно считать освобождением от эзотерически-идеалисти-ческой философии и мелкобуржуазного провинциализма небольших германских государств, что, в значительной мере, сделало его всемирным провозвестником социализма, то творчество Макса Вебера интеллектуально и эмоционально очень тесно связано с новой, уже не раздробленной, а объединенной канцлером Бисмарком Германией – молодом и полном амбиций национальным государством.

С полной ответственностью можно утверждать, что развитие обществоведческой мысли в ХХ веке шло под влиянием интеллектуального наследия двух титанов науки: Карла Маркса и Макса Вебера.

Известность Веберу принесла работа «Протестантская этика и дух капитализма» (1904). Основное внимание Вебера в этой и других работах по хозяйственной этике было направлено на изучение культурного значения современного капитализма, т. е. его интересовал капитализм не как экономическая система или результат классовых интересов буржуазии, а как повседневная практика, как методически-рациональное поведение.

Единственным в своем роде признаком современного западного капитализма Вебер считал рациональную организацию формально свободного труда на предприятии. Предпосылками этого стали: рациональное право и рациональное управление, а также интернационализация принципов методически-рационального поведения в рамках практического поведения людей. Поэтому он понимал современный капитализм как культуру, крепко укоренившуюся в ценностных представлениях и мотивах действий и во всей жизненной практике людей его эпохи.

Важным вкладом Вебера в социологии было введение понятия «идеальный тип». «Идеальный тип» представляет собой искусственно, логически сконструированное понятие, позволяющее выделить основные черты исследуемого социального феномена (например, идеально типическое военное сражение должно включать в себя все основные компоненты, присущие реальному сражению, и т. п.).

Современная американская социология сформировалась в значительной степени благодаря развитию веберовской концепции свободы от ценностных суждений. Однако сам Вебер не отрицал полностью значение оценок. Он лишь считал, что процедура исследования разделяется на три этапа. Ценности должны фигурировать в начале и в конце исследования. Процесс же сбора данных, точное наблюдение, систематическое сравнение данных должны быть беспристрастны. Веберовское понятие «отнесение к ценности» означает, что исследователь производит отбор материала на основе современной ему системы ценностей.

Основа социологической теории Вебера – это концепция социального действия. Он отличал действие от чисто реактивного поведения. Его интересовало действие, включающее мыслительные процессы и осуществляющее посредничество между стимулом и реакцией: действие имеет место в том случае, когда индивиды субъективно осмысливают свои поступки.

В трудах Вебера блестяще исследованы феномены бюро­кратии и всеподавляющей прогрессирующей бюрократизации («рационализации») общества. Важная категория, введенная Вебером в научную терминологию, – «рациональность». Рационализация, по Веберу, это результат воздействия нескольких феноменов, несших в себе рациональное начало, а именно — античной науки, особенно математики, дополненной в эпоху Возрождения экспериментом, экспериментальной наукой, а затем и техникой. Здесь же Вебер выделяет рациональное римское право, которое получило на европейской почве дальнейшее развитие, а также рациональный способ ведения хозяйства, возникший благодаря отделению рабочей силы от средств производства. Фактором, который позволил как бы синтезировать все эти элементы, явился протестантизм, создавший мировоззренческие предпосылки для осуществления рационального способа ведения хозяйства, поскольку экономический успех был возведен протестантской этикой в религиозное призвание.

Так сложился современный индустриальный тип общества, который отличается от традиционных. А главное его отличие – в том, что в традиционных обществах отсутствовало господство формально-рационального начала. Формальная реальность – это то, что исчерпывается количественными характеристиками. Как показывает Вебер, движение в направлении формальной реальности – это движение самого исторического процесса.

Наиболее известным произведением М. Вебера является «Хозяйство и общество» (1919).

М. Вебер является основоположником «понимающей» социологии и теории социального действия, применивший ее принципы к экономической истории, исследованию политической власти, религии, права. Главной идеей веберовской социологии является обоснование возможности максимально рационального поведения, проявляющегося во всех сферах человеческих взаимоотношений. Эта мысль Вебера нашла свое дальнейшее развитие в различных социологических школах Запада, что вылилось в 70-е гг. в своеобразный «веберовский ренессанс».

В качестве необходимой предпосылки социологии Вебер ставит не «целое» (общество), а отдельного осмысленно действующего индивида. Согласно Веберу, общественные институты – право, государство, религия и т. д. – должны изучаться социологией в той форме, в какой они становятся значимыми для отдельных индивидов, в какой последние реально ориентированы на них в своих действиях. Он отрицал идею, что общество первичнее составляющих его индивидов, и «требовал» исходить в социологии из действий отдельных людей. В этой связи можно говорить о методологическом индивидуализме Вебера.

Но Вебер не остановился на крайнем индивидуализме. Неотъемлемым моментом социального действия он считает «ориентацию действующего лица на другого индивида или окружающих его других индивидов». Без этого введения, т. е. ориентации на другое действующего лицо или социальные институты общества, его бы теория осталась классической «моделью робинзонады», где в действиях индивида нет никакой «ориентации на другого». В этой «ориентации на другого» получает свое «признание» и «социально общее», в частности «государство», «право», «союз» и т. д. Отсюда «признание» – «ориентация на другого» – становится одним из центральных методологических принципов социологии Вебера.

Социология, по Веберу, является «понимающей», поскольку изучает поведение личности, вкладывающей в свои действия определенный смысл. Действия человека обретают характер социального действия, если в нем присутствуют два момента: субъективная мотивация индивида и ориентация на другого (других). Понимание мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» и отнесение его к поведению других людей – необходимые моменты собственно социологического исследования, отмечал Вебер.

Предметом социологии должно, по мнению Вебера, стать не столько непосредственное поведение, сколько его смысловой результат. Ибо характер массового движения в значительной мере определяется смысловыми установками, которыми руководствуются составляющие массу индивиды.

Перечисляя возможные виды социального действия, Вебер указывает четыре: целерациональное; ценностно-рациональное; аффективное; традиционное.

1. Целерациональное действие характеризуется ясным пониманием деятелем того, чего он хочет добиться, какие пути, средства для этого наиболее пригодны. Деятель рассчитывает возможные реакции окружающих, как и в какой мере их можно использовать для своей цели и т. д.

2. Ценностно-рациональное действие подчинено сознательной вере в этическую, эстетическую, религиозную или какую-либо другую, иначе понимаемую безусловно собственную ценность (самоценность) определенного поведения, взятого просто как такое независимо от успеха.

3. Аффективное действие обусловлено чисто эмоциональным состоянием, осуществляется в состоянии аффекта.

4. Традиционное действие диктуется привычками, обычаями, верованиями. Оно осуществляется на основе глубоко усвоенных социальных образцов поведения.

Как отмечал Вебер, описанные четыре идеальных типа не исчерпывают собой всего многообразия видов ориентации человеческого поведения. Однако их можно считать самыми характерными.

Стержнем веберовской «понимающей» социологии является идея рациональности, нашедшая свое конкретное и последовательное выражение в современном ему капиталистическом и, что очень важно, германском обществе с его рациональным хозяйствованием (рационализация труда, денежного обращения и т. д.), рациональной политической властью (рациональный тип господства и рациональная бюрократия), рациональной религией (протестантизм).


 

§ 8. Развитие социологии в России

В России становление социологии началось во второй половине XIX в., когда ускорилось социально-экономическое развитие страны и наметилось формирование гражданского общества.

В первые десятиле­тия XX в. можно отметить признаки институционализации социологии. В 1910 г. был опубликован капитальный труд М. М. Ковалевского (1851-1916) – «Социология», в котором прослеживается влияние европейской социологической науки, контовской и дюркгеймовской линии, но при­сутствует и самостоятельный подход к вопросу о социальных детерми­нантах. Ведущую роль в своей социологической теории он отводил учению о социальном прогрессе, сущность которого, по его мнению, - развитие солидарности между социальными группами, классами и народами. Ковалевский подвергал критике так называемые однофакторные теории. Основная задача науки, по его убеждению, - выявление сущности солидарности общественной жизни, описание и объяснение многообразия ее форм. В своих работах М. Ковалевский активно использовал сравнительно-исторический метод и впервые сформулировал идею об общественно-историческом прогрессе как основном вопросе социологии. М. Ковалевский был активным продолжателем идей позитивизма – западного классического направления. В процессе анализа социально-политический явлений общества (будучи депутатом Государственной Думы от кадетов) Ковалевский, пожалуй, одним из первых применил понятие «системный анализ».

В 1916 г. основано Русское социологическое общество, у истоков которого стоял молодой ученый П.А.Сорокин (1889-1968), в будущем один из крупнейших социологов XX в. А в то время он был лидером правого крыла эсеров, после Февральской революции 1917 г. – секретарь А.Ф.Керенского, а с 1920 г. – профессор Петроградского университета, организовавший там и в Ярославском университете кафедры социологии. Среди видных российских социологов конца XIX – начала XX в. следует отметить Н.Я.Данилевского (1822-1885), Л.И.Мечникова (1838-1888), П.Л.Лаврова (1823-1900), Н.К.Михайловского (1842-1904) - общественного деятеля, идеолога народничества, Н.И.Кареева (1850-1931), Л.И.Петражицкого (1867-1931). Выдающимися представителями марксистского течения социологической мысли в России были Г.В.Плеханов (1856-1918) и В.И.Ле­нин (1870-1924) – ортодоксальные марксисты, а среди «легальных марксистов» следует отметить П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановского, С.Н.Булгакова, Н.А.Бердяева (в начале его научного пути). Следует особо отметить, что работы Петра Бергардовича Струве (1870-1944) по экономическому направлению социологии и в настоящее время входят в обязательный курс изучения в Оксфорде.

В 1920-е гг. развитие социологической науки в России шло чрез­вычайно противоречиво. Сорокин в числе других видных ученых был вынужден эмигрировать на Запад. Основ­ные теоретические разработки переместились в область философского исторического материализма, во многом вульгаризированного. Но специальные и конкретные социоло­гические исследования – по проблемам труда, быта, культуры, социаль­ной структуры – до начала 30-х гг. проводились достаточно широко. В этот период социологическая наука в России и СССР изучала такие проблемы: методология и методика конкретных социальных исследований (С.Г.Струмилин, А.В.Чаянов и др.); народонаселение и миграция (Б. Смулевич, Н. Анцыферов и др.); труд и быт рабочих и крестьян (А.К.Гастев, П.А.Анисимов и др.).

В 30-е годы в Ростове-на-Дону психотерапевтом в детской поликлинике работала выдающийся ученый-психолог Сабина Николаевна Шпильрейн, которая в начале века была ученицей и сотрудницей З. Фрейда, К. Юнга и стояла у истоков школ психоанализа и аналитической психологии. Она внесла заметный вклад в исследование процессов социализации личности, в изучение структуры личности и сознания.

Однако, в 1930-е гг. (после выхода книги «Краткий курс истории ВКП(б)» под ред. И.В.Сталина, где места социологии не нашлось среди общественных наук) данная наука получила в нашей стране идеолого-политический ярлык «одной из буржуазных лженаук» и надолго была исключена из системы науки и образования.

После длительного перерыва в конце 50-х гг. в связи с либерали­зацией политического режима социологическая наука в России получи­ла, хотя и ограниченные, возможности возрождения. При этом следует отметить позитивную роль секретаря ЦК КПСС, академика Л.Ф.Ильичева. В 1958 г. была создана Советская социологическая ассоциация. В 1969 г. организо­ван в системе АН СССР Институт конкретных социальных исследова­ний, далее переименованный в Институт социологических исследований, ныне Институт социологии. Даже эти переименования одного и того же научного учреждения показывают, что первоначально социология у нас признавалась только как прикладная наука, а осознание ее теорети­ческой значимости произо­шло в последние годы. С 1974 г. издается журнал «Социологиче­ские исследования», с 60-х гг. появились социо­логические службы на промышленных предприятиях. Стали широко проводиться исследования в области социо­логии труда, культуры, семьи, молодежи. Завершение институционализации социологии в нашей стра­не и мощный импульс дальнейшего развития этой науки связаны с кар­динальными переменами во всей общественной жизни начиная с 1987 г. Тогда был создан Всесоюзный – затем – Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ), а также ряд независимых социологических служб. Опросы на­селения по самым разным вопросам, практическое использование со­циологической информации стали обычным явлением. Социология во­шла в структуру высшего образования. Открылись широкие возмож­ности контактов и интеграции с мировой социологической наукой.

Широкое признание получили работы современных российских социологов: Т.И.Заславской (академика РАН), Г.В.Осипова (академика РАН), Ю.Г.Волкова (проректора РГУ), В.А.Ядова, В.Н.Иванова, О.И.Шкаратана, И.С.Кона (академика Академии педагогических наук), Р.В.Рывкиной, Ю.А.Левады (главы ВЦИОМ), И.В.Бесту-жева-Лады, В.В.Радаева, А.Г.Здравомыслова, Н.М.Римашевской (директора Института социально-экономических проблем народонаселения), Б.А.Грушина (основателя и руководителя службы «Глас народа»), А.В.Дмитриева (члена-корреспондента РАН), Д.Б.Дандурея (гл. редактора журнала «Искусство кино») и др.

Очень важным и ценным источником социологической информации являются литературные художественные и художественно-публицистические произведения (к примеру, так же как и для науки этики). Среди наиболее интересных произведений для российской социологической науки следует отметить письмо М.В.Ломоносова графу И.И.Шувалову «О сохранении и размножении российского народа» (1761); уникальную книгу А.П.Чехова «Остров Сахалин» (1891-1895), в которой великий русский писатель исследовал все тогдашние слои населения на острове, специфику пенитенциарной системы в России, уровень и причины преступности и за семь лет до первой переписи населения в России по самостоятельно разработанным анкетам и опросным листам провел перепись населения Сахалина, рассматривая его как модель российского общества.

Особое место в ряду значимых для социологов публицистических произведений занимает эпохальный труд А.И.Солженицына «Архипелаг Гулаг» (1973). Третья часть этого произведения «Истребительно-трудовые» – пример объективного анализа социальной структуры и стратификации советского общества 30-х – 50-х гг. в их преломлении через призму государственной карательной системы.

Также следует отметить книгу М.С.Восленского «Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза» (1980).

Примером яркого этносоциологического исследования является труд выдающегося современного русского писателя В.И.Белова «Лад. Очерки о народной эстетике» (1982), где описаны образ и уклад жизни, традиции, нормы и ценности, обычаи и этикет крестьян русского Севера.

 

§ 9. Российско-американский социолог Питирим Сорокин

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) – выдающийся ученый XX столетия, многочисленные фундаментальные труды которого (40 книг и несколько сот статей) во многом определили характер и основные направления развития современной социологии. В 1930 г. он возглавил социологический факультет Гарвардского университета.

В истории социологии трудно найти другого, кто уделил бы столь пристальное внимание выяснению исходных, методологических проблем этой науки – ее сущно­сти, специ­фики, структуры и предназначения. К этим воп­росам П. А. Сорокин неоднократно возвращался не только в специальных работах по данной теме, но и в трудах, по­священных самым разным социологическим проблемам (например, проблемам революции, социокультурной ди­намики и др.). Он рассматривал их как в научно-исследо­вательском, так и в учебно-педагогическом плане.

По Сорокину, общество – это «совокупность людей, находящихся в процессе общения», а феномен социального – в «связи, имеющей психическую природу и реализующейся в созна­нии индивидов».

Элементами взаимодействия, по Сорокину, являются: индивиды, акты (действия) и проводники общения (сим­волы интеракции), т. е. язык, письменность, орудия труда, деньги, живопись, музыка и др. По своему характеру вза­и­модействия подразделяются на антагонистические и солидаристические, односторонние и двусторонние, шаблон­ные и нешаблонные.

Социология, отмечал П. А. Сорокин, изучает специфи­чески социальные явления, которые обладают «внешним бытием» и непосредственно наблюдаемы, т. е. поведение взаимодействующих лиц. Социология – это «наука, изуча­ющая поведение людей, живущих в среде себе подобных». В этом смысле она выступает как теория «социального поведения», основанного на психофизиологических механизмах рефлекторного типа (акция – реакция). Вся социальная жизнь – это бесконечная цепная реакция акций – реакций, взаимодействие которых лежит в основе исторического процесса.

Ученый рассматривает социальное взаимодействие как родовое понятие различных проявлений общественной жизни, которая представляет собой «системные комбинации взаимодействий разного толка». Отсюда любое общественное явление, по мнению Сорокина, можно разложить на элементы взаимодействия двух или большего числа людей. И наоборот, комбинируя эти взаимодействия, можно получить любой сложнейший социальные процесс – от увлечения танго и футуризмом до мировой атомной войны. Анализируя взаимодействия социальных групп, П. Сорокин выстраивает теорию социально-культурной динамики, согласно которой отношения между самими группами могут быть солидарными, антагонистическими или нейтральными.

Исключительно велика заслуга П.А.Сорокина в разра­ботке структуры социологии. В труде «Система социоло­гии» он выделял три основных раздела в теоретической социологии: социальная аналитика (социальная анатомия и морфология); социальная механика, т. е. изучение соци­альных процессов; социальная генетика, т. е. теория эво­люции общественной жизни.

Социология, по Сорокину, – наука, рассматривающая социокультурную систему как целое. В этом отношении она существен­но отличается от таких тоже генерализирующих наук, как экономическая теория, политология или правоведение, ибо последние имеют дело лишь с одной сферой социокультурного пространства, в то время как социология – со всеми сферами, с родовыми, общими свойствами, при­знаками социальных явлений во всех сферах, не изучае­мыми как таковые ни одной другой из социальных наук. Социология, писал П.А.Сорокин, – это «наука о родовых свойствах и основных закономерностях социально-психо­логических явлений», «генерализирующая наука о социокультурных явлениях, рассматриваемых в своих родовых видах, типах и разнообразных связях».

Любопытно отметить, что наблюдая в начале 60-х годов движение хиппи, Сорокин посвятил статьи этому явлению, у него есть работа о сексуальной революции, как составляющей «идеологии хиппи».

Огромным вкладом П.А.Сорокина в развитие социологии является его теория «социальной стратификации» и исследование тесно связанных со стратификацией проблем социальной мобильности, о которых пойдет речь в соответствующей теме.

 

§ 10. Развитие социологии в США (очень краткий очерк)

Если в XIX в. центром социологической мысли была Западная Европа, то начи­ная с 20-х гг. XX в. США прочно удерживают позиции лидера ми­ровой социологии. Решающее влияние на бурное развитие социологии в США оказал ряд факторов: довольно быстрая институционализация американской социо­логии; большой объем конкретных, эмпирических социологических исследований. Эти основные факторы, в свою очередь, обусловлены целым рядом обстоятельств и состоят из более мелких, частных причин и факторов.

Эволюция молодого американского государства – вероятно, главная причина, определяющая развитие и изменение теории и проблем американской социологии. Проблемы обустройства границ и их закрытия, процессы урбанизации и индустриализации, крупномасштабная иммиграция, политическая демократизация и антидемократические движения, все более развивающая сфера образования, глубокое признание христианских доктрин, а также растущая бюрократизация во всех областях жизни общества – таковы социально-политические и экономические факторы развития американской социологии. Конечно, не последнюю роль в этом сыграли две мировые войны и Великая депрессия конца 20-х – начала 30-х гг. XX в.

И если в Европе социология долго развивалась на инициативной основе (так, О. Конт не имел постоянного заработ­ка, а М. Вебер, Э. Дюркгейм были вынуждены работать вне уни­верситетской сферы), то в США социология сразу стала складыва­ться как университетская дисциплина. В1892 г. в Чикагском университете были открыты первая в мире кафедра социологии и факультет социологии. Уже в 1901 г. курс социологии преподавался в 169, а к концу 80-х – почти в 250 университетах и колледжах. Параллельно растет численность членов Американской ассоциации, насчитывавшей в конце 30-х гг. несколько сот человек, в середине 60-х – около 10 000, а к середине 70-х – более 15 000 человек. В 80-х гг. в США ежегодно защища­лось около 600 докторских диссертаций по социологии.

С самого начала американская социология стала формироваться как прикладная (эмпирическая) наука. Уже в 1910 г. в стране проведено более 3000 эмпирических исследований (большинство — на втором этапе истории американской социоло­гии: 1918 – 30-е гг.). В настоящее время количество исследований достигает около 6000 в год.

Интересно, что в начале века эмпирическая социология в США не пользовалась авторитетом в официальных кругах. Так, в 1946 г. Сенат США отверг предложение об учреждении в Национа­льном научном фонде (NSF) организации, финансирующей науч­но-исследовательские программы отделения социальных наук. В этот период исследования в основном проводили частные фир­мы, фонды и университеты. И лишь с 1955 г. социологические ис­следования стали получать правительственные дотации, а после разработки программы президента Линдона Джонсона (1963) прави­тельственные чиновники стали все чаще привлекать социологов для прогноза и оценки эффективности подобных программ.

В настоящее время на проведение социологических исследова­ний в Соединенных Штатах Америки ассигнуется до 2 млрд. долл. Причем около половины этой суммы выделяется правительством, а остальная часть – частным бизнесом. При этом правительство и предприниматели рассматривают социологию как важный инструмент преодоления социальных конфликтов и обеспечения социальной стабильности, как инстру­мент социального контроля и управления, повышения производи­тельности труда и обеспечения благосостояния граждан. Именно благодаря развитию эмпирических исследований, раз­работке фундаментальной методологии, использованию математи­ческого и статистического аппарата, моделирования и экспери­мента социология США превратилась в точную науку.

Основные персоналии и школы американской социологии

Трудно, пожалуй, найти ученого, чьи сочинения оказали бы большее влияние на развитие социологической теории в XX в., чем сочинения Толкотта Парсонса (1902-1979). Основной целью его изысканий были попытка охватить все аспекты социального мира, а также согласование понимания общественной жизни с до­стижениями естественных наук. Идеи Парсонса доминировали в англоязычной социальной теории с конца второй мировой войны до середины 60-х гг. Но и в настоящее время они высоко оценива­ются социологами.

Т. Парсонс начинал карьеру как экономист: университет в Гар­варде, затем стажировка в Германии, где он знакомится с работами ведущих социологов того времени (Ф. Тенниса, Г. Зимеля, М. Вебера и др.). Основные усилия Парсонса на протяжении всей его жиз­ни были направлены на создание общей теории действия, которая согласовывалась бы с терминологическим аппаратом и представле­ниями других ученых и наук о поведении сложных систем.

Разрабатывая свою теорию, Парсонс воспринял многие идеи Вебера и Дюркгейма: у первого он заимствовал идею социального действия, суть которой – рассмотрение общества как совокупно­сти первичных социальных действий отдельных индивидов (Вебер идет от человека к обществу как целому), у второго – идею «соци­ального факта» как действия, существующего над отдельным чело­веком (Дюркгейм идет от общества как объективной реальности к человеку).

В своих фундаментальных работах «Социальная система» (1951) и «К общей теории действия» (1951) Парсонс формулирует понятие общей модели действия, называемой им «единичным ак­том». Это своего рода аналитическая абстракция, обобщенная мо­дель любого действия человека, взятая в ее сущностных чертах. Она включает в себя, во-первых, действующее лицо (человека с его стремлением действовать), а во-вторых, ситуационное окруже­ние – изменяемые и неизменяемые факторы окружения, по отно­шению к которым направлено действие и от которых оно зависит. При этом Парсонс делит факторы ситуационного окружения на следующие группы:

физические факторы – совокупность биологических характе­ристик человека;

культурные факторы – культурные традиции, идея, верования, ценностные образцы и т.п.;

факторы, составляющие социальную систему, – другие инди­виды и социальные группы, окружающие человека;

сама личность индивида как уникальная его часть, рассматри­ваемая в отрыве от биологического и культурного аспекта самого человека.

Сама модель действия представляет собой систему действия (систему существования) человека – совокупность взаимосвязан­ных частей, несводимых к простой их сумме, имеющей собствен­ные правила развития с избирательным характером деятельности.

Общество по Парсонсу – это особый тип социальной системы, достигшей наивысшего уровня развития и самодостаточности по отношению к своему окружению. Структурно оно состоит из диф­ференцированных и взаимодействующих систем и подсистем действия.

Работы Парсонса справедливо считаются «трудными для пони­мания», Вместе с тем они считаются одними из самых лучших в социологии с точки зрения масштабности исследования системных аспектов социальной действительности, не имеющей себе рав­ных ни у предыдущих, ни у последующих авторов.

Таким образом, рассмотрев общество как некую систему, со­стоящую из других систем (подсистем), выполняющих как в отде­льности, так и в целом определенные функции, Т. Парсонс зало­жил основы структурно-функционального метода, который имену­ется иногда и функциональным анализом, и структурным функционализмом, и просто функционализмом.

Продолжателем теории функционализма Парсонса стал его ученик Роберт Мертон (р. 1910). Предмет рассмотрения большин­ства его работ – социальная структура и ее влияние на социальное действие. Мертон считает, что взгляды Парсонса слишком абстрактны, недетализированны, а потому неприменимы в исследовании соци­альной реальности из-за чересчур большого отвлечения от эмпи­рических феноменов (действительности). Поэтому своей основной задачей Р. Мертон видит создание «теории среднего уровня» – своеобразного мостика между эмпирическими обобщениями и аб­страктными схемами.

Критикуя функциональный анализ, Р. Мертон вносит в него поправки, не изменяя вместе с тем сущности функционализма, став родоначальником структурно-функционального анализа; кро­ме того, он один из авторов «теории аномии» - разложения системы социальных ценностей. Р. Мертон тщательно исследовал девиантное поведение.

Важнейшее направление американской социологии – социо­логия труда, хотя в США ее чаще принято называть индустриаль­ной социологией, или менеджментом, главный постулат которого заключается в том, что наряду с самим трудовым процессом на ра­бочем месте огромное значение имеют структура, методы и стиль управления. С точки зрения отечественной социологии это, по су­ти, эмпирическая (прикладная) социология.

Эмпирическая социология стала своеобразной альтернативой теоретическому обобщению социальной жизни, выводы которого, как показало историческое развитие, нередко расходятся с социа­льной действительностью. Именно поэтому статус «большой тео­рии» был поставлен под сомнение: «То, что объясняет все, не объ­ясняет ничего конкретно». К тому же необходимость эмпирических социологических ис­следований была обусловлена общественными потребностями.

Центром формирования эмпирической американской социологии стал Чикагский университет, называ­емый «Чикагской школой социологии», отличительными чертами которой являются:

органическое соединение эмпирических исследований с теоре­тическими обобщениями;

выдвижение гипотез в рамках единой организованной про­граммы, направленной на конкретные и практические цели;

наличие не «научной школы» в классическом ее понимании, а своеобразной хартии единомышленников, поддерживающих и ис­пользующих достижения друг друга.

Центральной фигурой Чикагской школы социологии и ее основателем считается Роберт Парк (1864-1944). Он учился в университетах США (в том числе Гарвардском), затем продолжил учебу в Германии (Берлин, Страсбург, где прослушал курсы фило­софии, а также курс социологии у Г. Зиммеля). По возвращении в США Парк работает на различных должностях: от преподавателя философии в Гарварде и редактора научного издания до секретаря Букера Вашингтона - известного негритянского общественного деятеля. Именно 7 лет работы в качестве секретаря дали ученому огромный социальный материал.

С 1914 г. Парк по приглашению У. Томаса читает лекции на факультете социологии Чикагского университета, создав в итоге Чикагскую школу социологии.

Работы Р. Парка посвящены двум главным темам: расовые от­ношения и городская среда. Весомым вкладом в науку являются его сочинения, посвященные проблемам социальной эволюции (конкуренция – конфликт – приспособление – ассимиляция), выходу рас и народов из различных видов изоляции; культурным процессам и культурной адаптации и др.

Второй крупнейший представитель Чикагской школы социоло­гии – Эрнст Берджесс (1886-1966) – учился и преподавал в Чикагском университете. Он первый защитил докторскую диссер­тацию по социологии не в Германии, а в американском универси­тете. Основными его заслугами являются: придание общеметоди­ческим идеям Р. Парка конкретной формы; разработка оригиналь­ного прикладного варианта социально-экологической теории для исследования города; глубокий анализ процессов формирования семьи и личности в ней и др.

Свежую струю интеллектуализма в осмысление эмпирической реальности внесли представители Гарвардской школы социологии. В частности, наш соотечественник Питирим Сорокин, который еще в 1927 г. в своей работе «Социальная стратификация и мобильность» попытался органично связать эмпирический подход к исследова­нию проблемы с теорией.

Но наибольшее влияние на разработку социологии в США (в первую очередь – эмпирической) оказало вышедшее в 1918 г. пятитомное исследование Ф. Знанецкого (1882-1958) и У. Томаса (1863-1947) «Польский крестьянин в Европе и Аме­рике», в котором ученые подробнейшим образом рассмотрели проблемы адаптации эмигрантов к условиям США. Именно в этой работе были вычленены основные принципы методологии и мето­дики конкретно-социологических исследований.

Принято считать, что в истории социологии труда или менедж­мента США существовали три главные школы:

«классическая школа», или движение за «научный менеджмент» (1890-1920); ее ведущие представители – Ф. Тейлор, Г. Эмер­сон, Г. Таун и др.

«человеческие отношения в промышленности», сформировав­шиеся в конце 20-х гг. и существующие по настоящее время; пред­ставители – Э. Мэйо, А. Маслоу, Д. Макгрегор и др.

«эмпирическая» школа, связанная с именами П. Друкера, Д. Дэвиса, А. Слоуна, Г. Саймона и др. Коротко рассмотрим основные из них.

Еще в рамках протестантской трудовой этики XIX в. возникли предпосылки для гуманистического взгляда на человека. Уже тогда либерально настроенные управленцы воспринимали рабочего как партнера. Развитие же и техническое перевооружение промышлен­ности, просветительские теории прогресса, разработка методоло­гических проблем политэкономии – все это способствовало воз­никновению научного подхода к проблемам организации труда и управления.

Предприниматели, инженеры и ученые движения «ранних на­учных менеджеров» (еще за десятки лет до Ф. Тейлора) занимались социально-психологическими вопросами: практиковали попечите­льский, заботливый стиль руководства, занимались укреплением морали рабочих, их социальным обеспечением (жильем, бытом и т.д.).

В 90-х гг. XIX в. американский менеджер, ученый Фридерик Тейлор (1856-1915) провел комплексные исследования на пред­приятии, в результате которых сформулировал первую в мире сис­тему научной организации труда (НОТ). Изучив социально-эконо­мическую организацию предприятия, он пришел к выводу, что технические и организационные нововведения неэффективны без учета так называемого человеческого фактора, материального и морального стимулирования, искусства администрации управлять предприятием. Тейлор одним из первых объяснил феномен реструкционизма (в пер. с англ. – ограничение), т.е. «работы с про­хладцей», сознательного ограничения рабочими нормы выработки.

Ф. Тейлор разработал и внедрил сложную систему организацион­ных мер: хронометрию, инструкционные карточки, методы пере­обучения работников, плановое бюро, сбор социальной информа­ции и т.д.

Спустя четверть века Элтон Мэйо (1880-1949) с коллегами в ходе хоторнских экспериментов на предприятиях компании «Дженерал электрик», положивших начало доктрине «человеческих отношений», обнаружили тот же феномен неформа­льных связей и норм, что и Тейлор. В результате этого экспери­мента исследователи открыли и обосновали явление неформаль­ной организации трудовых коллективов. Суть ее – в наличии в каждой формальной (официальной) группе своих неформальных (неофициальных) лидеров, аутсайдеров, а также подгрупп, имею­щих свои неформальные нормы. Последние регулируют отноше­ния как в самой группе, так и отношения группы с руководством.

Методологической основой доктрины «человеческих отноше­ний» являются следующие принципы:

- человек как социальное существо ориентирован на других людей и включен в контекст группового поведения;

- природой человека несовместимы жесткая иерархия и бю­рократическая организация подчиненности;

- руководители предприятий должны ориентироваться в боль­шей мере не на чисто технические факторы поднятия произ­водительности труда, а на удовлетворение потребностей лю­дей;

- производительность труда будет более эффективной, если индивидуальное вознаграждение подкрепляется групповым, коллективным, а экономические стимулы – социально-пси­хологическими (благоприятным моральным климатом, удов­летворенностью от результатов труда, демократическим сти­лем руководства и т.д.)

На основе доктрины «человеческих отношений» Абрахам Мас­лоу разработал в 1943 г. иерархическую теорию потребностей, ко­торые условно можно разделить на две группы: базисные (основ­ные) и производные (мета-потребности). К первым относились потребности в пище, жилье, одежде, безопасности, воспроизводст­ве и т.д., ко второй – потребности в справедливости, благополу­чии, порядке и т.д. Иерархичность расположения объяснялась зна­чимостью каждой потребности и их обусловленностью. Так, потребности каждого нового уровня становятся актуальными лишь после удовлетворения предыдущих. Именно поэтому, по мнению ученого, физиологические потребности располагаются внизу, а ду­ховные – наверху. В этом проявляется схожесть позиций Маслоу со взглядами классиков марксизма.

На основе идей Маслоу в 1957 г. Д. Макгрегор разработал ин­тересную теорию о стилях управления:

• авторитарный стиль (жесткий контроль, принуждение к тру­ду, применение негативных санкций и акцент на материаль­ном стимулировании);

• демократический стиль (использование творческих способно­стей подчиненных, гибкий контроль, отсутствие принужде­ния, самоконтроль, участие работников в управлении, акцент на моральные стимулы к труду и т.п.);

• смешанный стиль (чередование элементов первого и второго стилей).

Для выбора определенного стиля управления, по мнению Макгрегора, необходимо сначала провести предварительное (диагнос­тическое) исследование и определить уровень доверительности между подчиненными и руководством, состояние трудовой дис­циплины, уровень сплоченности, профессионализма работников и ряд других социально-психологических моментов.

Большое распространение в исследовании малых групп полу­чило направление, называемое социометрией. Оно было создано в США в 1934 г. психиатром Дж. Морено (1892-1979). Представи­тели этого направления концентрируют внимание на количествен­ном анализе внутригрупповых процессов, где центральным вопро­сом является характер межличностных отношений, т.е. отношений между членами группы. С помощью опроса участников группы (как они относятся к своим товарищам, кто им нравится или не нравится, с кем бы они хотели или не хотели работать) делалось графическое изображение структуры социально-психологических отношений. Это давало возможность изменить социальную орга­низацию рабочей группы.

При социометрическом анализе используются социометрические тесты, социоматрица и различные социограммы. Социометрический тест – это один из методов опроса в малых группах, в ходе которого получают «коллективное самовыражение опрашиваемых» благодаря количественному измерению характеристики межличностных отношений. Социоматрица или социограмма – это таблица или схема, в которых при помощи графических или числовых обозначений за­носятся данные, характеризующие взаимоотношения людей в изу­чаемой группе. Кроме того, в социометрии используются разнообразные индексы и коэффициенты, позволяющие количественно выразить характеристику изучаемого процесса.

Данные исследования позволили Д. Морено сделать вывод, что социальная напряженность и разного рода конфликты могут быть ликвидированы путем реорганизации не только микро-, но и макроструктуры, т.е. путем перегруппировки людей для того, чтобы одной группе оказывались люди, симпатизирующие друг другу.

 

§ 11. Современная западная социология (классификация направлений)

Уже в начале XX в. начинает проявляться специфика нацио­нальных школ в социологии, связанная с особенностями их фор­мирования. Так, во Франции социология отпочковывается от историко-философской традиции, в Герма­нии – от философско-экономической, в Италии социология «вызрела» в лоне полити­ческих наук, в Велико­британии – управленческих. Американский этап (30-е – начало 50-х гг.) в развитии социологии опреде­ляется перемещением «географического» центра социологических исследований из Европы в США. Содержательно этот пе­риод характеризуется интенсивным развитием и совер­шен­ствованием эмпирических исследований и разработкой новых методов изучения социальных явлений.

Современный этап (50-е гг. – настоящее время) знамену­ется созданием академической социологии, ориентированной прежде всего на решение познавательных и практических про­блем и опирающейся на прочный фундамент эмпирических фактов. В этот период происходит окончательное утверждение и общественное признание социологии. Она превращается в равно­правную университетскую дисциплину наряду с философией, экономикой и историей. Социологические факультеты в 60-х гг. становятся одними из самых популярных среди факуль­тетов социально-гуманитарного профиля. Начинается массовая подготовка дипломированных социологов. Социологи пригла­шаются в качестве советников-консультантов при разработке правительственных проектов и крупных социальных программ национального и международного уровня. Однако с 70-х гг. наблюдается некоторое снижение «социологического бума».

Современная западная социология – чрезвычайно сложное и противоречивое образование, представленное множеством различных школ и течений. Они отличаются друг от друга по своей теоретической направленности, по политической ориен­тации, по времени возникновения, по исторической судьбе. Существовало и существует немало попыток систематизации современных социологических воззрений. Один из наиболее плодотворных вариантов классификации современных социо­логических направлений предложен шведским социологом П. Монсоном. Он выделяет четыре основных подхода к решению вопроса о взаимосвязи личности и общества.

Первый подход исходит из примата общества по отноше­нию к отдельному индивиду и сосредоточивают свое внимание на изучении закономерностей «высокого» порядка, оставляя в тени сферу субъективных мотивов и смыслов. Общество по­нимается как система, которая возвышается над индивидами и не может быть объяснена их мыслями и действиями. Логика рассуждений при обосновании такой позиции примерно такова: целое не сводится к сумме его частей; индивиды приходят и уходят, рождаются и умирают, а общество продолжает существовать. Эта традиция берет свое начало в социологической концепции Э. Дюркгейма и еще раньше — во взглядах О. Конта. Из современных течений к ней относятся прежде всего школа структурно-функционального анализа (Т. Парсонс) и теория конфликта (Л. Козер, Р. Дарендорф).

Второй подход, напротив, смещает центр своего внимания в сторону личности, утверждая, что без изучения внутреннего мира человека, его побудительных мотивов и смыслов невозможно создать объяснительную социологиче­скую теорию. Эта традиция связана с именем немецкого социолога М. Вебера. Среди современных теорий, соответствующих данному подходу, можно назвать: символический интеракционизм (Г. Блюмер), феноменологию (А. Шюц, Т. Лукман) и этнометодологию (Г. Гарфинкель, А. Сикурел).

Третий подход сосредоточивается на изучении самого механизма процесса взаимодействия общества и инди­вида, занимая как бы «срединную» позицию между двумя первыми подходами. Одним из основателей этой традиции считается ранний П. Сорокин, а одной из современных социо­логических концепций – теория действия, или теория обмена (Дж. Хоманс).

Наконец, четвертый подход – марксистский. По типу объяснения социальных явлений он схож с первым подходом. Однако принципиальное отличие состоит в том, что в русле марксистской традиции предполагается активное вме­шательство социологии в преобразование и изменение окру­жающего мира, тогда как три первые традиции рассматривают роль социологии скорее как рекомендательную.


Тема 3. Общество как социальная система

План

§ 1. Понятие и содержание общества как целостной системы

§ 2. Типы человеческих обществ

§ 3. Социальные институты и социальные организации. Типы организаций

§ 4. Социальная общность и социальная группа.

Малые группы

§ 5. Понятие социальной структуры. Подходы к структурированию общества

§ 6. Причины социальных изменений. Теоретические подходы

к проблеме социальных изменений.

§ 7. Социальные движения и их типология. Социальные движения

в современном обществе.

§ 8. Общая характеристика мирового сообщества и

мировой рынок. Постиндустриальное общество.

§ 9. Современные тенденции международных экономических отношений.

Международное разделение труда.

§ 10. Место России в мировом сообществе.

§ 11. Глобализация.

§ 12. Информационное общество.

§ 13. Некоторые социальные аспекты развития

Сети Интернет. Электронное правительство.

§ 14. Социоструктурные образования в виртуальном сетевом

пространстве. Социальная общность киберпространства.

§ 15. Специфика социальных связей и отношений в сетевом обществе.

 

 

§ 1. Понятие и содержание общества как целостной системы

В социологии понятие «общество» имеет широкое, уни­версальное значение. Как отмечал социолог Георг Зиммель, общество имеет смысл только в том случае, если так или иначе противопоставляется про­стой сумме отдельных людей.

Чтобы выяснить суть понятия «общество», следует различать три разных понятия – «страна», «государство», «общество».

Страна – часть света или территории, которая имеет опреде­ленные границы и пользуется государственным суверенитетом.

Государство – политическая организация данной страны, включающая определенный тип режима власти (монархия, респуб­лика), органы и структуру правления (правительство, парламент).

Общество – социальная организация данной страны, основой которой является социальная структура.

Если быть более точным, то необходимо отметить, что общест­во существовало и в ту далекую эпоху, когда не было стран и госу­дарств. С этой точки зрения «общество» – социальная организа­ция не только страны, но и нации, народности, племени.

В самой социологии имеются различные трактовки понятия «общество». Э. Дюркгейм рассматривал общество как надындиви­дуальную духовную реальность, основанную на коллективных представлениях. П. Сорокин считал общество надорганической си­стемой бытия. По М. Веберу, общество – это взаимодействие лю­дей, являющееся продуктом социальных, т.е. ориентированных на других людей, действий. С точки зрения основоположника матери­алистической социологии К. Маркса, общество – это исторически развивающаяся совокупность отношений межу людьми, складыва­ющихся в процессе их совместной деятельности, «ансамбль чело­веческих отношений».

Понятие «общество» применимо к любой исторической эпохе, к любой по численности груп­пе или объединению людей. Общество – самая большая из проживающих на данной террито­рии группа. К нему применимы признаки, которые в концентрированном виде выразил амери­канский социолог Эдвард Шилз (р. 1911)

Обществом называется объединение, отвечающее следующим критериям:

1. Оно не является частью какой-либо более крупной системы.

2. Браки заключаются между представителями данного объединения.

3. Оно пополняется преимущественно за счет детей тех людей, которые уже являются признанными представителями.

4. Объединение имеет территорию, которую считает своей собственной.

5. У него собственное название и собственная история.

6. Оно обладает собственной системой управления.

7. Объединение существует дольше средней продолжительности жизни отдельного индиви­да.

8. Его сплачивает общая система ценностей (обычаев, традиций, норм, законов, правил, нравов), которую называют культурой.

Признаки общества Э. Шилза достаточно полно характеризуют общество с социологической точки зрения, ибо указывают на семейно-брачные и кровно-родственные отношения, описыва­ют способ социального воспроизводства, систему управления (государство) и культуру, кото­рые связаны социальной структурой, социальными институтами и социальной стратификацией.

Очевидно, что во всех этих определениях в той или иной сте­пени отражено восприятие общества как целостной системы эле­ментов, находящихся в тесной взаимосвязи. Такой подход к обществу называется системным. Наиболее емко и образно выра­зил системное понимание общества Т. Парсонс. По его мнению, общество – это такой тип социальной системы, который обладает наивысшей степенью самодостаточности относительно своей сре­ды. Самодостаточность же, в свою очередь, означает стабильность отношений взаимообмена с окружающими системами и способ­ность контролировать этот взаимообмен в интересах своего функционирования.

Основная задача системного подхода в исследовании обще­ства – объединение различных знаний по поводу общества в целостную систему, которая могла бы стать теорией общества. И это понятно – ведь только при таком условии снимается глав­ная проблема рассмотрения общества как суммы индивидов. Уло­вить, проанализировать устойчиво-повторяющееся, типичное в жизни общества, отвлекаясь при этом от жизнедеятельности конк­ретных людей, помогает именно метод системного анализа. С точки зрения системного подхода социальная система – это целостное образование, формируемое состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами.

Таким образом, рассматривая общество как целостную социетальную (т.е. суперсложную многоуровневую социальную систему), можно сказать, что оно представляет собой системную организацию социального взаимодействия и социаль­ных связей, обеспечивающую удовлетворение всех основных потребностей людей, стабильную, саморегулирующуюся и самовоспроизводящуюся.

В качестве социетальной системы общество обладает структурно-функциональной целостно­стью, которая ревизуется через ряд дифференцированных функций. Дифференциация обществен­ных функций сопровождается созданием социальных структур (экономических, политических институтов, институтов родства и семьи, воспитания, социализации, морали и религии и других институтов, традиционно относимых к составляющим прогресс культурного развития), которые заполняются людьми, обладающими необходимыми качествами. Общество включает в себя все многообразие социальных связей и структур, т.е. оно шире рамок любого института, регулирующего отдельные виды взаимодействий.

Общество обладает высоким уровнем внутренней саморегуляции, обеспечивающим поддержку и постоянное воспроизводство сложной системы социальных отношений. Общество постоянно воспроизводит социальное качество своих структур и соответственно социальные качества индивидов и групп индивидов, включенных в их функционирование. Вот почему, в первой теме, ведя речь о предмете социологии, мы отметили, что первопричинами этого предмета, главнейшими категориями социологии являются социальная роль и социальный статус. Способность к воспроизводству социальных взаимодействий характерна и для каждого института, организации, общности в от­дельности.

Общество обладает внутренними механизмами включения в сложившуюся систему взаимосвя­зей социальных новообразований. Оно подчиняет своей логике вновь возникающие институты, ор­ганизации, общности, заставляет их действовать в соответствии со сложившимися социальными нормами и правилами. Таким образом, идет процесс адаптации структурных элементов к формам и способам функционирования социетальной системы.

Общество как суперсистема предстает как совокупность систем (социальная группа, социаль­ный институт, личность). Социальные системы выступают в качестве структурных элементов об­щества. На своем уровне каждая социальная система в той или иной мере детерминирует действия входящих в нее индивидов и групп и в определенных ситуациях выступает как единое целое.

Итак, общество можно представить в виде многоуровневой системы. Первый уровень – это со­циальные роли, задающие структуру социальных взаимодействий. Социальные роли организованы в различные институты и общности, которые составляют второй уровень общества. Каждый ин­ститут и общность могут быть представлены в виде сложной системной организации, устойчивой и самовоспроизводящейся. Различия выполняемых функций, противостояние целей социальных групп требуют такого системного уровня организации, который поддерживал бы в обществе единый нормативный порядок. Он реализуется в системе культуры и политической власти. Культура задает образцы человеческой деятельности, поддерживает и воспроизводит нормы, апробирован­ные опытом многих поколений, а политическая система законодательными и правовыми актами регулирует и укрепляет связи между социальными системами.

Функционирование общества – это его постоянное самовоспроизводство, устойчивый процесс воссоздания структур, функциональных связей, составляющих организацию социетальной систе­мы. Общество утверждает себя как целостность в постоянном противостоянии окружающей среде. Самосохранение, функционирование общества есть не что иное, как его способность проти­востоять деструктивному влиянию извне. Функционировать – значит поддерживать равновесие системы с окружающей средой.

С определенной долей условности можно отметить некоторые основные («несущие») функции общества: производство материальных благ и обмен результатами производства, духовное воспроизводство, воспроизводство человека, регламентация поведения, деятельности и управления.

В заключение следует отметить, что современное общество состоит из целого системного комплекса социальных институтов, взаимодействие которых обеспечивает ему возможность функционирования и развития как совокупности базовых и надстроечных общественных отношений.

 

§ 2. Типы человеческих обществ

Известные нам человеческие общества очень разнообразны. Существует множество способов их классификации. Согласно марксисткой традиции, тип общества определяется способом производства, т.е. тем, как используются и контролируются экономические ресурсы, которыми оно владеет. (В связи с этим различаются, например, феодальное, капиталистическое, социалистическое и коммунистическое общества). Классификация обществ может быть составлена также на основе господствующих в них религий (например, мусульманское общество) или языка (франкоязычное общество).

Любая попытка типологизации всегда в некотором роде условна. Учитывая эту неизбежную условность, можно все же выделить некоторые обобщенные характеристики, позволяющие выделить несколько типов обществ. К примеру, Г. Ленски и Дж. Ленски в 1970 г. классифицировали общества в соответствии с основными характерными для них способами получения средств к существованию, но в то же время выявили и другие важные черты.

1. Общества, живущие охотой и собирательством. Первобытные охотники и собиратели жили небольшими коллективами – несколько десятков человек. Их жизнь проходила в постоянном поиске пищи. Такие коллективы часто вели кочевой образ жизни, перемещаясь вслед за животными – объектами охоты, или меняя место жительства, когда собираемой пищи становилось недостаточно. Структура таких обществ была простой. Все занимались одним и тем же: мужчины – охотой, женщины – собирательством и примитивным «домашним хозяйством» («домов», как правило, еще не было). В таких обществах фактические не было имущественного неравенства. Добытое на охоте делилось между всеми. Уже существовали религиозные верования, магические обряды и ритуалы. Древние охотники оставили первые произведения искусства – наскальную живопись и другие виды художественного творчества.

Некоторые общности, ведущие такой образ жизни, сохранились до сегодняшнего дня, например, бушмены Юго-Западной Африки и аборигены Центральной Австралии, обычно ведут кочевой образ жизни, занимаются охотой, сбором ягод, корней и другой съедобной растительной пищи. Охотники и собиратели имеют самые примитивные орудия труда: каменные топоры, копья, ножи; их имущество ограничено самыми необходимыми предметами, которые они носят с собой, кочуя с места на место. Их социальная жизнь организуется на основе родственных связей; известно, что в обществе охотников и собирателей растений каждый знает, кто кому приходится близким и дальним родственником. Политической структуры в этом обществе почти не существует, во главе его обычно стоит старейшина или вождь, другие властные структуры в нем не сложились

2. Огороднические общества впервые возникли на Ближнем Востоке примерно за четыре тысячи лет до нашей эры; в дальнейшем они получили распространение от Китая до Европы; в настоящее время они сохранились, главным образом, в Африке, на юге Сахары. В самых примитивных огороднических обществах при разделывании садов не применялись металлические орудия и плуги. В более развитых огороднических обществах имелись металлические орудия и оружие, но не использовались плуги. Так же как и общество охотников и собирателей растений, огороднические общества не производят прибавочного продукта: люди, которые трудятся, используя лишь мотыгу, не в состоянии создать высокопродуктивную систему сельского хозяйства. Политические структуры простых огороднических обществ имеют до двух социальных слоев, но в более развитых обществах этого типа их насчитывается четыре и более. Система родственных связей также является основой социальной структуры этих социумов, но здесь она значительно усложняется; иногда общества состоят из многих кланов, отличающихся сложными взаимосвязями, включая правила, регулирующие брачные отношения между представителями различных родов.

3. Аграрные общества впервые возникли в Древнем Египте, чему способствовало прежде всего усовершенствование плуга и использование животных в качестве рабочей силы. Благодаря возросшей продуктивности сельского хозяйства эти общества могли производить больше продуктов, чем требовалось для обеспечения сельского населения. Появление прибавочного сельскохозяйственного продукта создало возможность для возникновения городов, развития ремесел и торговли. На основе аграрных обществ возникло государство (которое сформировало ограниченный бюрократический аппарат и армию), была изобретена письменность, появились первые денежные системы и расширилась торговля. Стали складываться более сложные формы политической организации, поэтому система родственных связей перестала быть основой социальной структуры общества. Тем не менее родственные связи продолжали играть важную роль в политической жизни; крупные гражданские и военные должности переходил» от отца к сыну, большинство коммерческих предприятий были семейными. В земледельческом обществе семья по-прежнему оставалась основной производственной единицей.

Модификации обществ аграрного типа еще принято называть традиционными цивилизациями или традиционными государствами (обществами). Помимо Древнего Египта они появились в Шумере, на Крите в 4-3 тысячелетии до нашей эры и стали очагами нового типа социальной организации. Несколько позже возникают похожие цивилизации в Китае и Индии и других регионах. С возникновением традиционных цивилизаций связаны следующие важные изменения:

1. появление письменности;

2. возникновение городов как центров управления, культуры и ремесленно-торговой деятельности;

3. появление централизованной государственной власти,

4. появление писанного права или закона;

5. формирование религиозной организации и сложных религиозных доктрин;

6. накопление первых научных знаний.

Подавляющая часть населения занималась сельским хозяйством. Города представляли собой островки в земледельческом мире. Высокая культура традиционных цивилизаций была достоянием лишь незначительной части населения.

Традиционные государства вели постоянные войны, обороняясь или нападая. Военные катастрофы стали причиной падения многих из них.

Огромную роль в этих обществах играла религия. Религиозные и государственные организации были очень тесно связаны между собой. Как уже отмечалось, традиционные общества-государства имели довольно сложную социальную структуру, делились на множество групп и слоев. Принадлежность к тому иди иному слою, как правило, наследовалась. Очень ярко было выражено социальное неравенство. Большинство древних традиционных государств были рабовладельческими.

Традиционные государства возникали и гибли на протяжении тысячелетий. Если первые традиционные государства исчезли с лица земли еще в начале нашей эры, а некоторые - и намного раньше, то другие, возникшие гораздо позже, просуществовали вплоть до 19 века и были окончательно вытеснены индустриальной цивилизацией.


4. Промышленные или индустриальные общества возникли лишь в современную эпоху, в конце XVIII в., под влиянием индустриализации в Великобритании. Самые передовые современные промышленные общества сложились в Северной Америке, Европе (включая Восточную Европу), в Восточной Азии (Япония, Тайвань, Гонконг и Южная Корея); во многих других странах, например в Индии, Мексике, Бразилии и некоторых странах Африки, также произошла значительная индустриализация. Как и при переходе от огороднических обществ к аграрным, совершенствование технологии и использование новых источников энергии сыграли основную роль в развитии промышленных обществ. Промышленное производство связано с применением научных знаний, необходимых для управления производственным процессом; мускульная сила человека и животных уступает место использованию тепловой энергии (получаемой путем сжигания каменного угля), а также электрической и в дальнейшем атомной энергии.

Прибавочный продукт, производимый в условиях высокоразвитого промышленного производства, огромен по сравнению с теми излишками, которыми располагали общества других типов. Это дает возможность обеспечить жизнь огромных масс населения, сосредоточенных в крупных городах. В большинстве промышленных обществ сложились высокоразвитые системы государственного управления, включающие бюрократический аппарат и мощные вооруженные силы. Индустриализация способствует дальнейшему ослаблению роли семьи.

Профессиональная структура индустриального общества гораздо сложнее, чем в обществах традиционных. Невозможно перечислить все виды деятельности, характерные для него.

Традиционные общества изменялись крайне медленно. Темп изменения и обновления в индустриальном обществе неизмеримо выше. Рост научного знания и усложнение профессиональной деятельности вызвал широкое распространение образования в индустриальных обществах.

Если в традиционном обществе человек, как правило, наследовал свое социальное положение и не мог его изменить, то в индустриальном обществе социальное положение человека определяется собственными усилиями и в очень малой степени зависит от происхождения. Человек в традиционном обществе проводил свою жизнь там, где он родился (за исключением людей «странствующих профессий» - прежде всего торговцев). Для индивида индустриального общества смена места жительства становится нормой.

В традиционных обществах большинство населения жило своей жизнью, почти не зависящей от государственной власти. Она лишь изредка напоминала о себе - в случае сбора налогов или военных приготовлений. В индустриальном обществе государство контролирует фактически все сферы жизни общества.

Традиционные общества были «сегментарными». Это означает, что они состояли из множества отдельных, самодостаточных «сегментов», связи между которыми не играли большой роли в выживании этих сегментов. Индустриальное общество представляет собой единое целое благодаря сложному разделению труда, а также развитой системе транспорта и связи.

В конце XX века развитые индустриальные общества подошли к новому рубежу в своем развитии. Но к этому вопросу мы еще вернемся.

Развитие индустриальной цивилизации вовлекало в свою орбиту все новые и новые традиционные общества. Для многих ид них переход от традиционализма к индустриализму стал «устойчивым состоянием». Общества, переживающие этот переход, можно назвать «модернизирующимися» или «переходными» Для них характерно противоречивое сочетание традиционных и индустриальных черт. О процессе модернизации также речь впереди.

А два следующих параграфа будут посвящены важнейшим социоструктурным образованиям внутри общества (его подсистемам): социальным институтам, социальным организациям, социальным общностям и группам, которые нами уже неоднократно упоминались.

 

§ 3. Социальные институты и социальные

организации. Типы организаций

Социальный институт – это относи­тельно устойчивые типы и формы социальной практи­ки, посредством которых организуется общественная жизнь, обеспечивается устойчивость связей и отношений в рамках социальной организации общества. Дея­тельность социального института опре­деляется, во-первых, набором специфических социальных норм и предписаний, регулирую­щих соответствующие типы поведения; во-вто­рых, интеграцией его в социально-политическую, идеологическую и ценностную структуры общества, что позволяет узаконить формально-правовую основу деятель­ности того или иного института и осуществлять социальный контроль над институциональными типами дей­ствий; в-третьих, наличием материальных средств и условий, обеспечивающих успешное выполнение нормативных предписаний и осуще­ствление социального контроля. В связи с этим социальные институты мо­гут быть охарактеризованы с точки зрения как внешней, формальной (материальной) их структуры, так и внутренней, т.е. с позиции содержательного анализа их деятельности.

Социальный институт – это не только совокупность лиц, уч­реждений, снабженных определенными мате­риальными средствами и осуществляющих конкретную общественную функцию. Успешное осущест­вление данной функции связано с наличием в рамках соответствующего социального института целостной систе­мы стандартов поведения, обязательных для осу­ществления функции данного института. С содержа­тельной стороны социальный институт — это набор целесообразно ориентированных стандартов поведения конкрет­ных лиц в типичных ситуациях.

Каждый социальный институт характеризуется наличием цели своей деятельности, конкретными функция­ми, обеспечивающими достижение такой цели, набором социальных статусов и ролей, типичных для данного института. Социальные институты обеспечивают возможность членам общества, социальных групп удовлетворять свои потребности, стабилизируют социальные отношения, вносят согласованность, интегрированность в действия членов общества. Социология интересует­ся в первую очередь деятельностью главных социальных институтов, связанных с реализацией основополагающих потребностей общества (институты семьи и образования), обеспечением материальной жизнедеятельности (институт экономики), интеграцией социальных групп и кол­лективов (политические и государственно-правовые институты), поддержанием и сохранением духовных ценно­стей (институты культуры) и др. Понятию «социальный институт» отводится центральное место в системно-струк­турном анализе социальных явлений, оно подразумева­ет возможность обобщения абстрагированных из многообразных действий людей наиболее суще­ственных типов деятельности и социальных отношений путем соотнесения их с фундаментальными це­лями и потребностями социальной системы. В этом смыс­ле социальный институт может быть определен как ведущий ком­понент социальной структуры общества, интегрирующий и координирующий множество индивидуальных действий людей, упорядочивающий социальные отноше­ния в отдельных сферах общественной жизни.

Социальная организация – при­менительно к социальным объектам термин «организа­ция» употребляется в трех смыслах. Во-первых, так может называться искусственное объедине­ние институционального характера, занимающее определенное место в обществе и предназначенное для выполнения более или менее ясно очерчен­ной функции. В этом смысле социальная организация выступает как социальный институт с известным статусом и рассматривается как автономный объект. В таком значении слово «организация» относится, например, к пред­приятию, органу власти, добровольному союзу и т. д. Во-вторых, этот термин может означать оп­ределенную деятельность по организации, вклю­чающую в себя распределение функций, нала­живание устойчивых связей, координацию и т. д. Здесь организация выступает как процесс, связанный с целена­правленным воздействием на объект и, значит, с присутствием фигуры орга­низатора и контингента организуемых. В этом смысле понятие «организация» совпадает с по­нятием «управление», хотя и не исчерпывает его. В-третьих, имеется в виду характеристика сте­пени упорядоченности какого-то объекта. Тогда под социальной организацией понимается определенная структура, строение и тип связей как способ соединения частей в целое, специфический для каждого рода объектов. В этом смысле организация объекта выступает как его свойство, атрибут. Такое со­держание термина употребляется, например, когда речь идет об организованных и неорганизован­ных системах, политической организации общества, эф­фективной и неэффективной организации и т. д. Именно это значение подразумевается в поня­тиях формальной и неформальной организации.

Социальные свойства социальной организации следующие: организация создается как инструмент решения общественных за­дач, средство достижения целей. С этой точки зрения на первый план выступают организационные цели и функции, эффективность результатов, мотивация и стимулирование персонала и т. д.; организа­ция складывается как человеческая общность, специфическая социальная среда. С такой позиции организа­ция выглядит как совокупность социальных групп, ста­тусов, норм, а также отношений лидерства, от­ношений сплоченности – конфликтности и т. д.

Наиболее часто различаются формальные и неформальные организации. Критерием этого разграничения, как следует из названных типов организаций, служит степень формализации существующих в них связей, взаимодействий и отношений. Известный ученый А.И.Пригожин характеризует формальную организацию как способ организационного построения на основе социальной формализации связей, статусов и норм. В основе формальной организации лежит разделение труда, возникающее как результат необходимой специализации. Разделение труда выступает в виде системы статусов – должностей, каждая из которых наделена специфическими функциями таким образом, что все функциональные задачи оказываются распределенными между членами организации. Должностные статусы упорядочиваются в иерархическую структуру по сходству функциональных задач, в различные организационные подразделения по принципу руководящие – подчиненные, в лестницу зависимостей между низшими (подчиненными) и высшими (руководящими).

Формальная организация обеспечивает прохождение деловой информации, необходимой для функционального взаимодействия. Она включает в себя различные регуляторы, нормирующие и планирующие деятельность данной социальной организации: нормы и образцы служебного поведения, программы деятельности, принципы и нормы вознаграждения. Формальная организация рациональна, т. е. в ее основе лежит принцип целесообразности, сознательного движения к известной цели. Она принципиально безлична, т.е., рассчитана на абстрактных индивидов, между которыми не предусмотрено никаких отношений, кроме служебных, проходящих по определенной программе.

Формальная организация имеет сильную тенденцию превращаться в бюрократическую систему. Вебер считал формирование бюрократии (управленческого аппарата) главным аспектом процесса рационализации. Для описания характерных особенностей бюрократии он использовал ее идеальный тип, или модель.

Под бюрократией обычно понимается организация, состоящая из ряда официальных лиц, должности и посты которых образуют иерархию и которые различаются формальными правами и обязанностями, определяющими их действия и ответственность. Термин «бюрократия» французского происхождения, от слова «бюро» – офис, контора.

Бюрократия в современном, буржуазном виде возникла в Европе в начале XIX в. и сразу же стала означать, что официальные должности, чиновники и управляющие, обладающие специальными знаниями и компетенцией, становятся ключевыми фигурами в управлении. Возникновение бюрократии в обществе с развивающейся фабричной системой было, безусловно, явлением прогрессивным. Бюрократия имела доступ ко всем рычагам управления и подчинялась только «интересам дела»; она обеспечивала четкость и однозначность потоков информации в организациях. Бюрократ должен быть профессионалом высокого класса. Идеальный тип бюрократа, его отличительные свойства лучше всего описаны М. Вебером:

– индивиды, входящие в органы управления организации, лично свободны и действуют только в рамках «безличных» обязанностей, существующих в данной организации. «Безличный» здесь означает, что все обязанности и обязательства принадлежат должно­стям и постам, а не индивиду, который может занимать их какое-то определенное время;

– ярко выраженная иерархия должностей и позиций. При иерархических отношениях индивид, занимающий определенную должность, может принимать решения относительно индивидов, занимающих более низкие должности, и подчиняется решениям лиц, находящихся на более высоких должностях;

– ярко выраженная спецификация функций каждой из должностей и позиций;

– индивиды нанимаются и продолжают работу на основе контракта;

– отбор действующих индивидов производится на основе их квалификации;

– людям, занимающим должности в организациях, выплачивают зарплату, размер которой зависит от занимаемого ими уровня в иерархии;

– бюрократия представляет собой карьерную структуру, в которой продвижение производится по заслугам или по старшинству, независимо от суждений начальника;

– должность, занимаемая индивидом в организации, рассматривается им как единственное, или, по крайней мере, главное занятие;

– деятельность представителей бюрократии основывается на строгой служебной дисциплине и подлежит контролю.

Определив специфические свойства бюрократии, М. Вебер разработал таким образом идеальный тип управления организацией. Бюрократия в таком идеальном виде представляет собой наиболее эффективную машину управления, основанную на строгой рационализации.

Однако такого идеального положения не существует в действительности, более того, бюрократия, первоначально предназначенная для достижения целей организации, на деле часто отходит от них и начинает не только работать вхолостую, но и тормозить все прогрессивные процессы. Она доводит формализацию деятельности до абсурда, ограждаясь формальными правилами и нормами от реальности.

 

§ 4. Социальная общность и социальная группа. Малые группы

Социальная общность – это относи­тельно устойчивая совокупность людей, отличаю­щаяся более или менее оди­наковыми чертами (во всех или некоторых аспектах жизнедеятельно­сти) условий и образа жизни, массового созна­ния, в той или иной мере общностью социальных норм, ценностных систем и интересов. Общности раз­ных видов и типов – это формы совместной жизнедеятельности людей, формы человеческо­го общежития.

В отличие от социальных институтов и организаций общ­ности не создаются сознательно людьми, а скла­дываются исключительно под воздействием объ­ективного хода общественного развития, совместного характера человеческой жизнедеятельности. Раз­ного вида общности образуются на разной объ­ективной основе. Одни виды общностей непосред­ственно и исключительно порождаются общественным производством (производственный коллектив, общественный, класс, социально-профессиональная группа); иные вырастают на этнической основе (народности, нации), и наряду с экономикой их природа и характер определяются еще и другими факторами; объективной основой третьих ви­дов – социально-демографических – общностей вы­ступают естественные демографические факторы – пол, возраст; имеются еще виды общностей, возникающие на различных, присущих им объек­тивных основаниях.

Исторически первыми видами общности бы­ли возникшие сразу же с образованием челове­ческого общества такие объединения, как семья, род, племя. Объективную основу их образова­ния составляли и кровнородственное единство, и совместная производственная деятельность, и зародившие­ся в тех условиях общие этнические при­знаки. С переходом от первобытнообщинного строя к общественному устройству, основанному на частной собственности, существенные изменения претерпевает семья, возникают новые общности: социальные классы и другие социальные группы, а на иной основе образуются общ­ности социально-этнические – народности и затем нации. Разделение труда порождает профессиональные группы, несущие на себе отпечаток конкретного социально-экономического строя (сравнить, например, средневековые цехи и корпорации). Возникают и приобретают все большее значение такие общности, как трудовые коллективы.

Под социальной группой понимается совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выпол­няющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда и деятельности. Понятие «социальная группа» является общесоциологическим, обобщающим сущностные характеристи­ки коллективных субъектов общественных отношений, образовавшихся в результате исторической дифференциа­ции общества как единого целого на отдельные струк­турные составляющие. Понятие социальная группа является родовым по отношению к понятиям «класс», «социальный слой», «коллектив», «нация», а также по отно­шению к понятиям этнической, территориальной, ре­лигиозной и других общностей, так как фиксирует социальные различия, возникающие между отдельными со­вокупностями людей в процессе разделения тру­да и деятельности на основе отношения к сред­ствам производства, власти, характера труда, профессии, образования, уровня и структуры доходов, пола, возраста, национальной принадлежности, места жительства, образа жизни и др.

Социологи конца XIX – начала XX в. (Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, Ч. Кули, Ф. Теннис и др.) предпринимают первые попыт­ки создания социологической теории групп в виде двух концепций, в которых проблема группы решалась или путем соотнесения групповых процессов с индивидуальным поведением, или признанием существования некой «мистической групповой связи», имеющей независимую «реальность саму по себе».

Общегуманистический подход к обществу в совре­менной социологии признает значимость всех социальных групп, поскольку различие в их положении при­водит к разным интересам, согласование которых является основной целью социальной политики общества.

Все многообразие социальных групп можно классифицировать в зависимости от:

- размеров групп,

- социально-значимых критериев;

- типа идентификации с группой.

Номинальные группы. Их выделяют только для статического учета населения, и поэтому у них есть второе название — социальные категории.

Пример:

- пассажиры пригородных автобусов;

- состоящие на учете милиции;

- бездетные, многодетные и малодетные семьи;

- имеющие временную или постоянную прописку;

- имеющие двойное гражданство;

- проживающие в отдельных или коммунальных квартирах.

Социальные категории – искусственно сконструированные для целей статического анализа группы населения, и поэтому такие группы называют номинальными, или условными. Они необходимы в хозяйственной практике. К примеру, чтобы правильно организовать пригородное движение электричек, надо знать, какова общая или посезонная численность пассажиров.

Реальные группы. Они называются так потому, что критерием их выделения служат реально существенные признаки:

пол – мужчины и женщины;

доход – богатые, бедные и зажиточные;

национальность – русские, англичане, эвенки, турки;

возраст – дети, подростки, молодежь, взрослые, старики;

родство и брак – холостые, женатые, родители, вдовые;

профессия (род занятий) – водители, учителя, военнослужащие;

место жительства – горожане, сельские жители.

Эти и некоторые другие признаки относятся к числу социально значимых.

Поскольку это реальные признаки, то они не только существуют объективно (биологические пол и возраст или хозяйственно-экономические доход и профессия), но осознаются субъективно. Молодежь ощущает свою групповую принадлежность и солидарность точно так же, как пенсионеры ощущают свою. У представителей одной и той же реальной группы схожие стереотипы поведения, образ жизни, целостные ориентации.

В самостоятельный подкласс реальных групп иногда выделяют два типа и называют их главными:

стратификационные – рабство, касты, сословия, классы;

этнические – расы, нации, народы, народности, племена, кланы;

территориальные – выходцы из одной местности (земляки), горожане, селяне.

За реальными группами находятся агрегаты. Так называют совокупности людей, выделенные на основе поведенческих признаков. К ним относят аудиторию (радио, телевидения), публику (кино, театра, стадиона), некоторые разновидности толпы (толпа болельщиков, прохожие). Они сочетают в себе черты реальных и номинальных групп, поэтому размещаются на границе между ними. Термин «агрегат» обозначает случайное скопление людей. Агрегаты не изучаются статистикой и поэтому не относятся к статистическим группам.

Малая группа – малочисленная по со­ставу социальная группа, члены которой объединены об­щей деятельностью и находятся в непосредст­венном устойчивом личном общении друг с дру­гом, что служит основой для возникновения как эмоциональных отношений, так и особых груп­повых ценностей и норм поведения. Родовым признаком малой группы является принадлежность к социальным группам, видовым – непосредственный устой­чивый личный контакт (общение, взаимодейст­вие). Примерами малой группы являются семья, производ­ственная бригада, школьный класс, научный, во­инский и другие первичные коллективы, коллекти­вы космических, арктических и антарктических станций, спор­тивная команда, религиозная секта, группа дру­зей, подростки-сверстники и др. Минимальный размер малой группы – два человека, максимальный – несколько десятков человек. По данным социально-психологических исследований, наиболее эффективной является малая группа из 5-7 чел. Виды малой группы: формальная, нефор­мальная, первичная.

Кроме того, малая группа – это непосредственное социальное окружение индивида. В этом смысле она выполняет функ­ции связующего звена в системе «личность – общество». Человек осознает свою принадлежность к обществу и свои общественные интересы через принад­лежность к определенным социальным группам и орга­низациям, посредством которых он участвует в жизни всего общества. Малая группа играет важную роль в воспитании и становлении личности, ее социа­лизации, являясь проводником тех идей, уста­новок, ценностей и норм поведения, которые су­щест­вуют в данном обществе как целостной систе­ме. Малые группы являются относительно самостоятельны­ми субъектами общественных отношений. С одной сто­роны, они отражают в себе те общественные отноше­ния, в которые они органически включены, и пре­ломляют их в своеобразные внутригрупповые отношения, с другой — на основе личных кон­тактов между членами группы возникает сеть эмоциональных, психологических отношений.

Имеется отдельная об­ласть социологии, изучающая малые социальные груп­пы и контактные коллективы. Предметом ее ис­следования являются: формирование, функцио­нирование и развитие малых групп на разных исторических этапах общественного развития; их роль в социализации личности; вопросы повышения эффективно­сти групповой (коллективной) дея­тельности.

У социологии малых групп появился сино­ним – «микросоциология», на которую приходи­лась основная доля эмпирических исследований. За полувековую историю исследований малых групп сложились три главных направления микросо­циологии: социометрия, групповая динамика и бихевиористское направление.

В отечественной социологии изучение ма­лых групп преследует двоякую цель: получение теоретических знаний о сущности малых групп как специфического социального явления и выработка практических рекомендаций по управ­лению групповыми про­цессами.

§ 5. Понятие социальной структуры.

Подходы к структурированию общества

Понятие «структура» вос­ходит к латинскому слову «struere», которое означает «строить» или «соединять».

Наиболее общим образом социальная структура может быть определена как черты социального целого (общества или группы в пре­делах общества), которые имеют определенное постоянство во вре­мени, взаимосвязаны и определяют или обусловливают в значитель­ной степени функционирование этой целостности как таковой и деятельность ее членов.

Из этого определения можно вывести несколько идей, содержа­щихся в понятии социальной структуры. Понятие социальной структуры выражает идею, что люди формируют социальные отношения, ко­торые не произвольны и случай­ны, но обладают некоторой регулярностью и постоянством. Далее, социальная жизнь не аморфна, а дифференцирована на социальные группы, позиции и институты, которые являются взаимозависимыми или функционально взаимосвязанными. Эти дифференцированные и взаимосвязанные характеристики человеческих групп, хотя и образу­ются социальными действиями индивидуумов, – не являются прямым следствием их желаний и намерений; напротив, индивидуальные пре­дпочтения формируются и огра­ничиваются социальной средой. Дру­гими словами, понятие социальной структуры подразумевает, что лю­ди не полностью свободны и автономны в выборе своих действий, но огра­ничены социальным миром, в котором они живут, и социальными отношениями, в которые они вступают друг с другом.

Социальная структура иногда просто определяется как устояв­шиеся социальные отношения – регулярные и повторяющиеся аспекты взаимодействий между членами данного соци­ального целого. Даже на этом описательном уровне понятие социальной структуры является предельно абстракт­ным: в него входят только определенные элементы текущих социальных действий. В самом простом определении: «социальная структура» – это мо­дель повторяющегося (устой­чивого) поведения или совокупность относительно устойчивых, стабильных общностей людей, определенных порядком их взаимодействия и взаимосвязи.

С этой точки зрения социальную структуру общества часто рассматривают как совокупность следующих структур: социально-классовая, профессионально-квалифи-кационная, социально-этни­ческая, территориально-поселенческая, и др.

1. Социально-классовая структура: классы, социальные группы, общности, социальные слои. Эта классификация основана па раз­личном отношении между людьми по поводу производства, обме­на. распределения и потребления материальных благ. Будучи за­данным объективной необходимостью производственных отноше­ний, общество еще в древнейшие времена было разделено на группы людей, одна из которых – имущая – эксплуатировала дру­гую – неимущую. Помимо объективных характеристик, отражаю­щих положение того или иного класса в обществе, каждому классу присущи и субъективные качества – осознание общностью своих интересов. Последнее выражается на уровне как обыденного, так и теоретического сознания, т.е. на уровне психологии или идеологии.

На основе общественного разделения труда формируются не только классы, но и другие общности людей, к которым принадле­жат и общности людей умственного и физического труда. Однако отношения собственности придают им различную социальную значимость. Если каждый тип классов порождается своим и лишь своим типом собственности, то все другие общности безотносите­льны к ним. Поэтому-то классы и являются основным элементом социальной структуры, оказывая влияние на все остальные.

2. Профессионально-квалификационная структура также позво­ляет оценить целый ряд сторон общества, в том числе уровень его социального развития. В то же время различие по формам собст­венности со временем перестает выполнять роль основного при­знака динамики исторического процесса.

Разделение умственного и физического труда стало на опреде­ленном этапе развития человечества объективной необходимостью, вызванной ростом и усложнением производства, и соответствен­но – его интеллектуализацией. Обособившийся в деятельности господствующих и эксплуатированных классов умственный и фи­зический труд образовал социальные общности, различающиеся характером труда, уровнем квалификации, объемом приложения труда.

На основании этого, к примеру, отечественные социологи выделяли три основных слоя рабочего класса: неквалифицированные и малоквали­фицированные рабочие; рабочие средней квалификации; высококвалифи­цированные рабочие. Среди интеллигенции обычно выделяют также три слоя: техники и другие специалисты, имеющие среднее специальное обра­зование; инженеры, врачи, учителя и другие специалисты, имеющие выс­шее образование; наиболее квалифицированные специалисты.

3. Многие социологи – сторонники социокультурного подхода в качестве компонента социальной структуры общества рассматри­вают этнические общности в тесной связи с такими социальными группами, как классы, слои, территориальные общности. Социаль­но-этническая структура предполагает рассмотрение в качестве важных источников самодвижения и саморазвития общества такие этнические общности как семья, кланы, племена, нации и народы. Эти общности называются также кровнородственными.

Значимость социально-этнических общностей определяется следующим. Во-первых, именно этническая общность вырабатыва­ет и передает новым поколениям национальную культуру, ценно­сти, нормы, образцы поведения; во-вторых, самосознание этниче­ской общности объединяет людей вокруг идей сохранения и разви­тия духовных и материальных ценностей; в-третьих, интеграция людей внутри общества во имя ее процветания приводит в движе­ние внутренние потенции человека. На национально-этнической основе происходит развитие конкретных обществ, если они терри­ториально и государственно совпадают с расселением данной на­ционально-этнической общности, а если конкретное общество многонационально, то характер его развития обусловлен направ­ленностью внутреннего развития входящих в него этнических об­щностей.

В современном обществе этническая общность рассматривает­ся как национальная общность, т.е. как более высокий и развитый тип этноса.

4. Определенный интерес у социологов вызывает рассмотрение территориально-поселенческой структуры общества. С развитием капитализма начался бурный рост городов и отток в них сельского населения. Несовпадение процессов урбанизации и индустриали­зации вызвало появление острых социальных проблем: преступ­ность, безработица, голод и др. История развития территориаль­ных общностей (города и деревни) дает основание утверждать, что:

отражением социального прогресса становится сокращение численности сельскохозяйственного населения. Нарастание интен­сивности сельскохозяйственного производства с развитием произ­водительных сил приводит к избытку аграрного населения, вызы­вая его закономерную миграцию в города;

ликвидируется закрепление индивида за определенным поселе­нием как непосредственной средой его жизнедеятельности. Разви­тие человечества отменяет постоянное место жительства, что было характерно для прежних времен.

Важность изучения социальных общностей объясняется тем, что социальные процессы (демографический, миграционный, ур­банизация, индустриализация) могут оказать деструктивное, дезорганизационное воздействие на само общество – как на его внешнюю (формальную) структуру, так и на внутреннюю, функци­ональную характеристику.

Так, если такие процессы, как миграция, развитие городов, промыш­ленности и т.д. внешне ведут к распаду больших семей, в производствен­ных группах – к текучести кадров и т.д., в территориальных общностях – к росту числа мигрантов в составе коренного населения, нарушению есте­ственной половозрастной структуры, то дезорганизация функций таких об­щностей выражается в переоценке ценностей, нарастании противоречивос­ти стандартов и образцов поведения, ослаблении нормативной структуры общности, что, в свою очередь, обусловливает нарастание отклонений в поведении членов общности.

Как отмечалось, элементы общества как социальной системы могут и сами рассматриваться как самостоятельные системы. Основу их различий составляеет тип социальных связей самих эле­ментов.

Каждая структура регламентирует и воспроизводит определен­ные виды жизнедеятельности и взаимосвязи. Вместе с тем социа­льные структуры не являются неизменными, данными раз и на­всегда. Они выполняют свою роль поддержания стабильности только при условии своей легитимности, т.е. признания их целесо­образности большинством населения.

В зависимости от подхода к структурированию основными элементами социаль­ной структуры общества как системы могут считаться: социаль­ные связи и отношения, социальные институты, социальные об­щности, группы, страты (деление социальных слоев общества по вертикали в зависимости от уровня доходов и образа жизни), со­циальные организации, ценности, нормы, социальные роли. Каж­дый из этих элементов привносит в социальную жизнь организу­ющее начало и, следовательно, может быть рассмотрен как нача­льное звено в логических построениях социальной структуры общества.

Из всех рассмотренных определений можно извлечь главное: социальная структура не представляет собой нечто конкретное, «зримое», то, что находится в некоем учреждении или оформлено в виде документа. Напротив, социальная структура незрима, нео­сязаема, даже неуловима. В этом и состоит парадокс любого обще­ства: то, что наиболее важно для него, то и скрыто от посторонних глаз. Но не от социолога.

Социальная структура присутствует во всем, что имеет место в обществе, во всех формах социального поведения, в социальных институтах, группах, движениях.

Таким образом, можно отметить, что социальная структура охва­тывает размещение всех отношений, зависимостей, взаимодействий между отдельными элементами в социальных системах разного ранга. В качестве элементов выступают социальные институты, социальные группы и общности разных типов: базовыми единицами социальной структуры являют­ся нормы и ценности. Социальная структура есть качественная определенность общес­тва, поэтому изменение первой выражает коренной, качественный сдвиг во втором. Структура социального объекта обеспечивает необходимую устойчивость в функционировании взаимосвязанных соци­альных элементов (т. е. групп и институтов), позволяющих накапливать количественные изменения вплоть до того момента, когда наступает историческая необходимость структурных сдвигов в обществе. Отно­сительный консерватизм социальной структуры выступает как момент динамизма общественных процессов в целом.

§ 6. Причины социальных изменений. Теоретические

подходы к проблеме социальных изменений

В обществе постоянно что-то изменяется, особенно в современном. Появляются новые виды техники и лекарств, новое оружие, новые стили в одежде, новые произведения искусства, новые виды деятельности и др. Однако все это еще нельзя назвать социальными изменениями.

Под социальным изменением следует понимать изменение организации общества, его структуры. Появление новых групп, смена властных элит, масштабной изменение форм поведения масс людей, появление новых социальных институтов - все это примеры социальных изменений. Процесс социальных изменений переживает сегодня Россия; коренная переоценка ценностей, разрушение прежней политической структуры, возникновения огромного числа новых групп, связанных с новыми дня нашего общества профессиями только некоторые аспекты этого масштабного процесса.

Общества изменялись всегда. Однако считается, что ранние общества изменялись гораздо медленнее, чем общество современное. Если для доиндустриальных обществ было характерно настороженное отношение к нововведениям и переменам, то современное общество считает «новое» безусловной ценностью. Темп изменений так высок, что человеку становится трудно к ним приспосабливаться. Американский футуролог Э. Тоффлер даже ввел специальный термин – «футурошок» – шок будущего, для обозначения того стрессового состояния растерянности перед потоком изменений, в котором находится современный человек.

Какие факторы способствуют социальным изменениям? Во-первых, рост численности населения. Этот фактор отмечал еще Э Дюркгейм. Он ввел понятие «моральной плотности», повышение которой ведет к изменению структуры общества. Что он имел в виду? Если на определенной территории людей становится настолько много, что традиционных занятий не хватает на всех, а ресурсы позволяют прокормиться всем, то возникают новые типы деятельности, что вызывает появление новых профессиональных групп, т.е. усложняет структуру общества. Усложнение структуры общества, специализация групп населения в той или иной сфере, способствует совершенствованию их профессиональных навыков, а что, в свою очередь делает возможным дальнейшие нововведения и усовершенствования, ведущие в перспективе к новым социальным изменениям, дальнейшему усложнению социальной структуры.

Рассмотрим влияние численности населения на конкретном примере.

Следующий фактор, влияющий на социальные изменения - различные изобретения во всех сферах человеческой жизни. Новая религия может изменить привычную мораль и изменить систему ценностей. Приход к власти носителей новой религии меняет социальную структуру, оттесняя с политической сцены одни группы и выдвигая другие. Религиозная активность приверженцев ислама привела к формированию огромного арабского государства, включавшего самые разные народы. Согласно Веберу, религиозное рвение протестантов немало помогло формированию капиталистического типа хозяйственных отношений, что привело к ошеломляющим успехам европейской цивилизации. Изобретение письменности дало возможность накапливать информацию гораздо эффективнее, чем устная традиция и народная память. Недаром именно народы, создавшие письменность стали творцами первых цивилизаций - Египетской, Китайской, Шумерской и др. Изобретение колеса сделало возможным путешествия, торговый и культурный обмен, что также явилось мощным стимулом развития общества. О значении изобретений современной науки можно и не говорить. Открытия и изобретения могут создаваться самим обществом, а могут заимствоваться. Чем интенсивнее контакты между обществами, тем большее значение в их жизни начинает играть культурный обмен, приток новых идей. Явление проникновения культурных образцов в другие общества называют диффузией. Надо отметить, что заимствования культурных образцов носит выборочный характер. Общество принимает те образцы, которые не противоречат собственным ценностям и те, практическая польза которых очевидна. Многие африканские народы с легкостью научились пользоваться европейским и американским оружием, чего нельзя сказать об образцах западной политической культуры.

Важной предпосылкой социальных изменений является внутренняя неоднородность общества, конфликты и противоречия между разными группами на почве идеологии, разного видения мира, неравномерного распределения власти и богатства. Эти противоречия в случае особого обострения могут вести к восстаниям или социальным революциям, которые часто полностью меняют структуру общества и приводят к власти новые группы. Усиление политического влияния новых элит ведет к распространению новой системы ценностей. Однако захват политической власти ранее угнетаемыми группами - необязательное условие распространения их идеологии. Первые христиане вовсе не стремились к политическому господству, напротив, они всячески дистанцировались от политической и гражданской жизни Римской империи, за что и подвергались жестоким гонениям. Однако с течением времени некоторыми политическими лидерами Империи было осознано, что новая религия может принести большую пользу официальной власти, сплотить разнородное в этническом и религиозном отношении население империи. В итоге христианство стало официальной идеологией Восточной римской империи, что привело к огромным социокультурным последствиям.

Важным фактором социальных изменений является такой феномен социальной жизни, как харизматическое лидерство. Слово «харизма» («божественный дар»), греческое по происхождению, ввел в широкий научный оборот М. Вебер. Он понимал под «харизмой» сверхординарные способности, которыми наделены некоторые люди. Человек, наделенный «харизмой», обладает большим влиянием на других людей. Великие реформаторы, герои и полководцы, могут своей волей изменить сложившиеся вековые традиции только силой своего личного авторитета, своей «харизмы».

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные факторы могут способствовать социальным изменениям, но могут и не приводить к ним. «Действенность» того или иного фактора (или группы факторов) всегда зависит от конкретной сложившейся ситуации в том или ином обществе.

Проблема социального изменения являлась основой для социологии XIX в. Интерес к ней был следствием осознания масштаба социальных последствий индустриализации для европейских обществ и понимания значения фундаментального различия между европейскими индустриальными и так называемыми «примитивными обществами». Таким образом, теория социального изменения была направлена на изучение природы капиталистического или индустриального развития при видимом отсутствии такого развития в обществах, ставших частью европейских колониальных империй. Такая теория связана с вопросами долговременного и крупномасштабного развития или с макроразвитием.

Социологические подходы к изменению, в особенности те, что характерны для XIX в., могут быть разделены на теории социальной эволюции и теории революции. В первом случае предполагается, что социальное изменение включает основные стадии развития, такие как «военное» или «индустриальное общество», посредством которых общество постепенно прогрессирует от простых сельских, аграрных форм к более сложным дифференцированным индустриально-городским формам. Такого рода эволюционные теории развивались О. Контом, Г. Спенсером и Э. Дюркгеймом. Подход к анализу социального изменения в рамках функционализма в некоторой степени остается зависимым от эволюционного взгляда, поскольку при таком подходе и изменение рассматривается как адаптация социальной системы к окружающей среде в процессе дифференциации сознания индивидов и увеличения структурной сложности. Теории революционного социального изменения, в частности основанные на идеях К. Маркса, подчеркивают значение классового конфликта, политической борьбы и целей капитализма как основных механизмов фундаментальных структурных изменений.

Основным различием в подходах к социальному изменению остается различие между теориями эволюционными и революционными, однако эти подходы можно классифицировать иначе, а именно:

1) исходя из уровня анализа («макро» или «микро»);

2) на основании рассматриваемых факторов, вызывающих изменение (являющихся либо внутренними, либо внешними по отношению к конкретному обществу, институту или социальной группе);

3) с точки зрения причины социального изменения (демографическое давление, классовый конфликт, изменения в способе производства, технологическая инновация или развитие новых систем идей и убеждений);

4) на основании движущих сил изменения (новаторские интеллектуальные элиты, девианты, рабочий класс);

5) с точки зрения характера социального изменения (постепенное распространение новых ценностей и институтов или полное разрушение существующей социальной системы).

Несмотря на то, что проблема долговременного структурного изменения все еще рассматривается современной социальной наукой, большинство социологов считает, что общая теория не может быть достаточно определенной для того, чтобы способствовать полному анализу исторического изменения. Социология XX в. тяготеет к теории среднего уровня, объясняющей развитие отдельных институтов, социальных групп, культурных единиц или отдельных идей и убеждений, а не трансформацию обществ в целом.

 

§ 7. Социальные движения и их типология.

Социальные движения в современном обществе

Социальное движение – это массовые действия представителей какой-либо одной большой социальной группы или нескольких, направленные на обес­печение групповых или общественных интересов, удов­летворение потребностей.

В тех случаях, когда соответствующие дей­ствия реализуются в деятельности государствен­ных органов или выражаются в требованиях, обращенных к государству, более того, связываются с завоеванием государственной власти, социальное движение при­обретает характер политического движения. Нередко массовые действия социальных групп по обеспечению своих интересов не принимают политического характера, не направлены на завоевание государственной власти (например, движение за аль­тернатив­ную медицину). Это движения за вос­становление гражданского достоинства людей и обеспечение прав, за улучшение условий труда и жизни (во многих случаях приобретающие форму забастовок), за возрождение и защиту национальной культуры, охрану природы и др. Одни из таких социальных движений оказываются в большей мере политизированными, другие – в меньшей, но в них всегда можно видеть их собственное социальное содержание. Бы­вает, что оно имеет прогрессивный характер, например возрождение и защита национальных куль­турных ценностей, а их политическая ориентация приобретает реакционную направленность – на обострение социальных и межклассовых противоречий, против демократизации общества, за восстановле­ние или сохранение антидемократических авторитар­ных структур и порядков.

Участников социального движения объединяет определенная система ценностей, именно ценности играют роль вектора направленности движения. Социальные ценности, являясь составной частью массового сознания, выполняют функции социально-нормативных регуляторов массовых действий. Социальное движение не имеет управленческого аппарата, четких уставных требований. Совокупность требований к его участникам определяется целями и ценностями движения и устанавливается лидерами, поддерживается их авторитетом. Участники социального движения достаточно автономны в своих решениях и действиях. Социальное движение, как правило, возникает стихийно, по инициативе «снизу». К таким движениям относятся гражданские инициативы, представляющие собой добровольные объединения людей.

Широкий размах во многих странах прини­мают в современную эпоху такие социальные движения, как жен­ское и молодежное. В некоторых своих аспектах в развитых формах они включают в себя требова­ния к государственной власти, т. е. приобретают политический ха­рактер. Но во многих других эти движения не имеют политической направленности, не выходят за рамки социальной сферы, например, молодежь стремится отстоять некоторые свои формы культуры, стили поведения и т. п.

Социальные движения включают огромное количество людей, мобилизованных для отстаивания социальных изменений или сопротивления социальным изменениям. Они представляют собой организованную и массовую форму поведения больших групп. Социальные революции и религиозные реформации – наиболее яркие примеры.

В соответствии с целями, которые преследуются, социальные движения подразделяются на четыре типа.

Реформаторские движения выступают за постепенное и прогрессивное изменение существующей системы.

Регрессивные движения выступают за возвращение (частичное или полное) к старым порядкам. Обычно такие движения организуют те политические силы, которые раньше были у власти.

Утопические движения выступают за построение для группы истинных последователей идеального общества. Средневековые коммуны, движение зеленых, движение кришнаитов и другие относятся к утопическим. Англий­ский предприниматель, а затем теоретик утопического социализма Роберт Оуэн (1771-1858) основал опытные коммунистические колонии в США («Новая Гармония») и Англии, лишенные частной собственности, классов и эксплуатации. Его начинания оказались неудачными, а вскоре данное утопическое движение прекратило свое существование.

Революционные движения подразумевают коренное изменение существующего строя, его ценностей и институтов.

Такие цели требуют экстраординарных средств. Хотя и не все революционные движения участвуют в акциях насилия, террористическая тактика (захват заложников, ограбление банков, убийство политических лидеров, взрывы в местах массового скопления народа) является «визитной карточкой» революционеров на Ближнем Востоке, в Ирландии, в Западной Европе, Латинской Америке.

Среди современных социальных движения можно привести примеры и реформаторского – экологическое движение, и регрессивного – фундаменталистские движения.

Большой размах во второй половине 20 века приобрели экологические движения. Экологические движения стали результатом осознания реальной опасности исчезновения человечества по причине хищнического и неразумного отношения к природной среде. Экологические движения, приобретающие вей больше влияния, отличаются разнородностью. Реформистски настроенные «зеленые» видят свою задачу в информировании общественности об «экологических рисках», разумном контроле деятельности промышленных объектов, отслеживании состояния окружающей среды и т.д. Они стремятся войти в законодательные органы своих стран, чтобы иметь возможность реально влиять на политику. Существуют более радикально настроенные «зеленые», для которых решение экологических проблем означает переустройство существующего социального порядка. Они часто являются сторонниками анархических идей и предпринимают решительные акции протеста - таранят танкеры и т.д.

Экологическое движение имеет огромное позитивное значение. Оно привлекло внимание общественного мнения к экологическим проблемам, заставило осознать степень риска, которую несет в себе техническая цивилизация, и принять ряд мер, смягчающих этот риск. Экологическая экспертиза товаров и промышленных объектов стали нормой жизни в цивилизованных странах. Однако решение экологических проблем очень далеко от завершения. Глобальные экологические проблемы продолжают нести реальную угрозу выживанию человечества.

Говоря о социальных движениях в современном мире, невозможно обойти вниманием фундаменталистские движения. Термин «фундаментализм» был применен впервые для обозначения консервативно настроенных групп протестантов в США в начале 20 в. Позже этот термин получил более широкое распространение.

Фундаменталистские движения – движения религиозные. Они существуют сегодня во многих религиях - христианстве, иудаизме, буддизме и др. Но особенно известен исламский фундаментализм, благодаря его активной политической деятельности и связи многих фундаменталистских исламских организаций с терроризмом. Все, что будет сказано ниже, относится, прежде всего, к исламскому фундаментализму.

Фундаменталисты отвергают основы современной цивилизации и призывают к возврату к той или иной религиозной традиции. Фундаменталисты уверены, что именно они сохранили истинную веру во всей чистоте и полноте, поэтому они могут противопоставлять себя не только «безбожному миру», но и традиционным религиозным организациям, «исказившим» истинное учение.

Фундаментаписты стремятся создавать собственные замкнутые анклавы «истинных верующих», отгораживаясь от «лежащего во зле» мира. Это не мешает, однако, многим фундаменталистким организациям вести активную вербовку новых сторонников.

Обвиняя современную цивилизацию, фундаменталисты, тем не менее, пользуются ее плодами, например, оружием. Многие фундаменталистские организации вербуют сторонников и распространяют информацию через «Интернет», имеют собственные издательские центры.

Фундаменталистские движения отличаются воинствующей нетерпимостью к любому инакомыслию, которое способно подорвать веру. Участники таких движений считают себя богоизбранными. Результат деятельности победившего фундаментализма можно было наблюдать на примере недавних событий в Афганистане, находившемся под властью сторонников движения «Талибан».

Фундаментализм наиболее распространен в странах «Третьего мира» и представляет собой реакцию на доминирование в мире западной цивилизации. Фундаментализм можно толковать и как попытку отстоять свою культурную традицию перед натиском «западных» ценностей и идеалов. Однако средства для «противостояния Западу» зачастую с Запада и привлекаются.

Отмечая причины возникновения, в частности, исламского фундаментализма, нельзя сбрасывать со счетов такой фактор, как непродуманная политика некоторых западных стран. Тот же самый «Талибан» поддерживался США для противостояния советскому влиянию в Афганистане. Результат же оказался совершенно неожиданным.

Перечисленными движениями отнюдь не исчерпывается перечень всех социальных движений, существующих в современном обществе. Мы остановились лишь на наиболее заметных. Можно назвать еще многочисленные фашистские и националистические движения; антиглобалистское движение, направленное против процессов международной интеграции; многочисленные движения за равноправие тех или иных меньшинств, новые религиозные движения (не связанные с фундаментализмом) и др.

В заключение скажем несколько слов о социальных движениях в России. Политическое устройство СССР не благоприятствовало возникновению социальных движений, хотя само советское государство возникло в результате мощнейшего социального движения. Движения и общественные организации, существовавшие в СССР, создавались и контролировались государством. Можно назвать, пожалуй, только одно социальное движение, возникшее самостоятельно - диссидентское движение, появившееся в 60-х годах. Цель диссидентов состояла в, защите прав человека. Их деятельность заключалась в распространении запрещенной советской цензурой литературы («Самиздат»), организации акций протеста (причем эти акции не могли быть масштабными и чаше всего принимали форму протеста нескольких человек или индивидуального протеста). Диссидентское движение было малочисленным и не имело большого влияния. Отсутствие возможности свободного распространения информации, постоянный контроль и репрессии со стороны правоохранительных органов приводили к тому, что о деятельности диссидентов подавляющее большинство населения вообще не знало.

Демократические преобразования в советском обществе, начавшиеся во второй половине 80-х годов, привели к активизации социальных движений. Во многих республиках возникли так называемые «народные фронты», стремящиеся к достижению национальной независимости и созданию собственной государственности. Возникли политические движения – «Демократическая Россия» и др. Сформировались политические партии. В стране стало распространяться экологическое и женское движение. Интерес к прошлому вылился в создание движений возрожденческого типа, характерным примером которых является движение за возрождение казачества.

К сожалению, возникли движения и организации фашистского и националистического толка. Среди исламского населения бывшего СССР стали распространяться фундаменталистские идеи.

Большинство социальных движений, возникших за последние годы в российском обществе, пока не отличаются стабильностью и большим влиянием на общественное мнение.

 

§ 8. Общая характеристика мирового сообщества и

мировой рынок. Постиндустриальное общество

Современное мировое общественное развитие характеризуется усилением связей и взаимодействия между странами. Тенденция к объединению вызвана потребностью решения стоящих перед человечеством глобальных проблем, таких как угроза ядерной катастрофы, экологическая проблема, здравоохранение и космос. Но самую глубокую основу укрепления целостности мира составляет нарастающая взаимозависимость государств в экономической сфере. Ни одна страна мира не может претендовать на полноценное развитие мирохозяйственных связей.

Международное сообщество объединяет государства, имеющие свою национальную и экономическую самобытность. Основными критериями, отличающими различные хозяйственные системы, являются возможности использования передовой техники и технологии производства, а также степень овладения принципами рыночного устройства экономики.

В соответствии с данными классификационными признаками можно выделить «промышленно развитые» и «новые индустриальные» страны; «высокодоходные государства», экспортирующие сырье и энергоносители; наименее развитые и бедные страны мира. Различают страны развитой, развивающейся рыночной экономики, а также страны с нерыночной экономикой. Для сравнения достижений государств используется итоговый показатель – валовой национальный продукт (ВНП) в расчете на душу населения. Несмотря на попытки некоторых государств жить в условиях национальной экономической самообеспеченности («автаркии»), движение товаров, услуг, денежных платежей оказывается сильнее воздвигнутых барьеров.

В эпоху реактивных самолетов и ракет, исследования космоса, спутниковой связи и ядерного оружия автаркия противоречит потребностям народов. Следовательно, выход за переделы национальных границ имеет в своей основе потребность страны в решении внутренних проблем за счет внешних связей. Поэтому необходимы усилия правительства и других властных структур, обеспечивающие разумность и согласованность международных контактов.

Мирохозяйственные связи берут начало в мировой торговле, которая прошла путь от единичных внешнеторговых сделок до долгосрочного крупномасштабного торгово-экономического сотрудничества. Возникнув на мануфактурной стадии развития общественного производства (XVI в.), мировой рынок активно формировался под воздействием движения торгового капитала, экономически и политически утвердившегося в большинстве европейских стран.

Специфика более поздних ступеней развития мирового рынка связана с промышленной революцией XVIII-XIX вв., предавшей большую зависимость крупной промышленности от международного обмена. Завершающий этап формирования мирового рынка, который относится приблизительно к концу XIX – началу XX в., означал нарастание объема международной торговли, изменение в структуре товарных потоков, приведших к взаимному переплетению национальных экономик.

Мировой рынок является производным от внутренних рынков стран. Вместе с тем он оказывает активное обратное влияние на макроэкономическое равновесие обособленных хозяйственных систем.

Сегменты мирового рынка определяются как традиционными факторами производства – землей, трудом и капиталом, так и относительно новыми – информационной технологией и предпринимательством, значимость которых возрастает под влиянием современной НТР.

Рынки товаров и услуг, капиталов и рабочей силы, сформировавшиеся на наднациональном уровне, являются результатом взаимодействия мирового спроса, мировых цен и мирового предложения, испытывают на себе влияние циклических колебаний, функционируют в условиях монополии и конкуренции.

Зрелость мирохозяйственных связей определяется соотношением темпов роста товарооборота и материального производства. Об изменениях, происходящих в сфере международных экономических отношений, свидетельствуют данные о структуре товарообмена, удельном весе сделок, осуществляемых на рынке труда и рынке капитала, динамике мировых цен, направлениях движения товаров, услуг, капитала. Анализ объемов ввозимых в страну благ (импорт) и вывозимых из страны промышленных изделий, ресурсов и инвестиций (экспорт), взятых в денежном выражении, используется для составления баланса расходов и доходов государства, получившего название платежный баланс.

«Открытость» экономики страны, степень ее вовлеченности в мирохозяйственные связи может быть оценена на основе исчисления показателей экспортной квоты и объема экспорта на душу населения. Экспортная квота равняется отношению стоимости экспорта к стоимости валового национального продукта (ВНП).

Важное место в объяснении закономерностей развития международных экономических отношений занимает мобильность факторов производства, обусловленная совершенствованием производительных сил общества, процессами международного разделения труда.

Понятие «постиндустриальное общество» впервые было предложено Д. Беллом в 1962 г. Впоследствии оно разрабатывалось при описании экономических и социальных изменений в конце XX в. в работе «Грядущее постиндустриальное общество». Белл говорит о том, что в обществах модерна теоретическое знание становится «осевым принципом» общества и является источником инновации и формирования политики. В экономике это приводит к упадку производства товаров как основной формы экономической деятельности и замене его производством услуг. Что касается классовой структуры, новый осевой принцип способствует преобладанию профессионалов и технических специалистов, составляющих новый класс. Во всех сферах – экономической, политической и социальной – основное воздействие на принятие решений оказывают новые интеллектуальные технологии и новый интеллектуальный класс.

Другие исследователи также рассматривают растущую власть технократов в экономической и политический жизни. Дж. К. Гелбрейт полагает, что власть в экономике Соединенных Штатов, а следовательно, и во всем американском обществе находится в руках технической бюрократии, или «техноструктуры» крупных корпораций. А. Турен говорит о таком же технократическом контроле над француз­ской экономикой и политической жизнью.

В 1973 г. Даниэл Белл отметил появление постиндустриального общества. Согласно Беллу, этот новый тип экономики имеет шесть характеристик: 1) широкие торговые отношения между странами; 2) большой излишек товаров; 3) сектор обслуживания настолько широкий, что позво­ляет нанимать большое количество рабочих; 4) широкое разно­образие и количество товаров доступных среднему челове­ку; 5) «информационный взрыв»; 6) «глобальная деревня», т. е. технологический прогресс делает возможным мгновенные всемирные коммуникации.

Наиболее важные черты постиндустриального общества – это «информационный взрыв» и появление «глобальной деревни». Сегодня новости относительно политических и экономических изменений, мгновенно переданные спутником, не только воздействуют на цены на Нью-Йоркской фондовой бирже, но и отражаются также на Японской фондовой бирже. Поскольку государственные границы теперь представляют меньше препятствий, чем когда-либо, к обмену товарами и информацией, мир стал гораздо более доступным.

Последствия глобального технического прогресса особенно видимы в Европе, где семнадцать государств сформировали экономическую и политическую реальность – Европейский Союз (ЕС). Каждая страна остается независимой и сохраняет свой собственный законодательный орган, суды и правительство, но наряду с ними имеются также Европейский парламент и суд. В настоящее время вышла в обращение евровалюта.

Постиндустриальная экономика позволяет среднему гражданину высокоразвитых стран жить на таком уровне, о котором несколько поколений назад только мечтали.

§ 9. Современные тенденции международных экономических

отношений. Международное разделение труда

Интеграция означает взаимопроникновение отдельных национальных хозяйств, согласование действий правительств в выработке экономической политики, отвечающей интересам всех участвующих в интеграционном процессе сторон, а также по отношению к третьим странам. Интеграция обеспечивается концентрацией и переплетением капиталов.

Интеграционные процессы носят региональный характер, приобретают форму объединений, направленных на достижение общих экономических целей. Первоначально интеграционные объединения создавались для отмены таможенных барьеров во взаимной торговле между странами-участницами, т. е. возникали так называемые «свободные зоны». Более сложные формы были направлены на организацию таможенных союзов, которые предполагают свободное перемещение товаров и услуг внутри группировки и использование таможенного тарифа (налога на ввоз товаров) по отношению к третьим странам. Создание общего рынка связано с ликвидацией барьеров между странами не только в торговле, но и при перемещении рабочей силы и капитала. Высшей формой проявления интеграционного объединения является экономический союз, который предполагает проведение государствами-участниками системы мер межгосударственного регулирования социально-экономических процессов, протекающих в регионе.

Наибольшей зрелости межстрановая интеграция достигла в Европейском экономическом сообществе (ЕЭС), создан­ном в 1957 г. В настоящее время в данном интеграционном сообществе решаются проблемы свободного перемещения товаров, услуг и рабочей силы. По сути дела, речь идет о создании «единого экономического пространства». Американо-канадское соглашение о свободе торговли, подписанное в 1989 г., содержит ряд положений, являющихся реальными шагами к созданию североамериканского общего экономического пространства. Общие рынки созданы в Юго-Восточной Азии, арабском мире, в Африке и Центральной Америке.

Региональная консолидация не исключает противоречий внутри отдельных группировок и между ними. Однако для современного этапа характерна тенденция межрегиональных интеграционных процессов. Примером может служить интенсивно развивающееся экономическое взаимодействие Североамериканского и Азиатско-Тихоокеанского регионов, возможность подключения Японии к американо-канадской интеграции.

Транснационализация – это межгосударственная интеграция, реализуемая на уровне частных фирм. Организационное воплощение международные связи частных капиталов получили в деятельности транснациональных корпораций (ТНК). Транснациональные структуры объединяют национальные экономики не по географическому признаку (общность границ), а на основе глубоких воспроизводственных связей. Различают транснациональные корпорации, которые являются национальными трестами и концернами, имеющими значительные зарубежные активы (вложения), и собственно межфирменные союзы, возникшие на основе объединения, слияния частных капиталов. Если первый вид ТНК национален по капиталу и контролю, но международен по сфере своей деятельности, то второму присуща международная сосредоточенность акционерного капитала и многонациональный состав ядра треста или концерна, ставшего его организационным воплощением.

Следует отметить, что развитие торговли между странами, формирование мирового рынка на основе углубления международного разделения труда, интенсификация мирохозяйственных связей, обусловленная интеграцией экономик и образованием ТНК, способствовали укреплению мирового хозяйства, повышению зависимости роста национального производства от стабильности мировой экономики.

В настоящее время международные экономические отношения утвердились и реализуются в следующих основных формах:

- международная торговля товарами и услугами;

- межстрановая кооперация производства;

- обмен в области науки и техники;

- движение капиталов и зарубежных инвестиций;

- миграция рабочей силы;

- валютно-кредитные отношения.

Устойчивая тенденция быстрого роста вывоза капитала и рабочей силы отражает объективное требование развития производительных сил в условиях НТР. Производство технологически сложной наукоемкой продукции передовых отраслей требует усилий и объединения капиталов и производств различных стран. Рамки внутренних рынков становятся узкими. Потребность эффективного ведения производства требует международной производительной кооперации и научно-технического обмена.

Прогресс в сфере производства передовых технических и информационных средств (например, компьютеров) приводит к быстрому их старению, а значит, необходимости постоянного обновления. Массовое производство может стать эффективным при ориентации на отрасли, обладающие высокой технологией. Все это требует обеспечения благоприятных условий для научно-технического развития через концентрацию усилий в области фундаментальных и прикладных научных исследований, финансовых средств. Следовательно, современное производство ориентируется не на национальные или региональные масштабы, а на мировое экономическое пространство.

Под воздействием научно-технической революции изменяется значимость структурных элементов производительных издержек. Новыми, требующими значительных вложений, являются затраты на приобретение знаний, информации, компетенции. Все это приводит к расширению обмена производительными, научно-техническими, финансовыми услугами. Экспорт-импорт данных видов услуг стимулирует международную торговлю товарами производственного назначения. Подавляющее число внешних закупок комплектного оборудования сопровождается оказанием инженерно-консультационных услуг.

Таким образом, новые формы международных экономических отношений, связанные с распространением передового опыта, отражают эволюцию в способах использования иностранных капиталов на территорию тех или иных государств: от частичного и полного владения – к контрактным соглашениям, связанным с передачей технологий, сбытовых и информационных услуг. Цели, преследуемые партнерами, безусловно, различны. Для одних – это достижения мирового лидерства, для других – преодоление отставания.

Углубление международного разделения труда идет на основе конкурентной борьбы. Основной аргумент соперничества участвующих сторон – это сравнение научных потенциалов и технологических возможностей, которыми обладают страны. Характерной чертой современного мирового хозяйства является раздел технологической власти. Следствие этого – специализация развитых стран на экспорте наукоемких и техноемких изделий (радиоэлектроника, приборостроение). На долю же развивающихся стран приходится экспорт ресурсоемких и трудоемких изделий, производство которых зачастую ведет к нарушению экологического равновесия. Некоторые страны продолжают оставаться в русле монокультурной сырьевой специализации.

Мировой рынок оформился как целостность к началу XX в. До машинной стадии международное разделение труда базировалось на своей естественной основе – различиях природно-климатических условий страны, географическом положении, ресурсах и энергии. Поэтому и экономические отношения стран в основном были сконцентрированы на обмене продуктами, которые не производились в данной или других странах.

С утверждением крупной машинной индустрии углубляется дифференциация производства, развивается специализация и кооперация, выходящая за национальные границы. Связь с естественной основой проявляется в зависимости промышленного производства передовых стран от поставок ископаемого или сельскохозяйственного сырья из тех регионов мира, где для этого есть достаточные условия. Кроме того, индустриально развитые страны предъявляют растущий спрос на сельскохозяйственную продукцию извне, так как значительная часть населения собственной страны отвлекается от занятия сельским хозяйством и пополняет рынок труда для промышленного производства, сосредоточенного в городах. Таким образом, устанавливается устойчивый товарный обмен между странами, производящими промышленную продукцию, и государствами, поставляющими сырьевые ресурсы.

Конкурентная борьба активизирует производителей в поиске наиболее экономичных технологий, снижающих затраты сырья и энергоносителей. Предпринимаются многообразные действия по ограничению затрат на оплату труда работников, в том числе за счет привлечения дешевой рабочей силы из-за рубежа. Усиливается миграция рабочей силы, налаживается производство более дешевых искусственных заменителей сырья.

Центр мирохозяйственных связей перемещается из сферы обращения в сферу производства, закладывается объективная основа для движения капиталов.

Данные тенденции не могли не отразиться на мировом товарообороте. Так, объем промышленных изделий в структуре поставок начинает преобладать над сырьевыми товарами, включая продовольствие и топливо.

Индустриализация сельского хозяйства развитых стран усилила их самообеспеченность продуктами питания. Поставки сельскохозяйственной продукции из стран, традиционно специализировавшихся на производстве данного вида благ, стали сокращаться. Одновременно ограничивалось потребление натуральных сырьевых товаров, импортируемых из экономически слаборазвитых стран. Возросшие капиталовложения требовали увеличения импорта оборудования, что и обусловило потребность в инвестициях. Возросла торговля товарами длительного пользования и новыми видами промышленной продукции, связанными с достижениями научно-технической революцией. Увеличению удельного веса готовых в международной торговле способствовал опережающий рост цен на сырье и продовольствие по сравнению с ценами промышленных товаров. Произошло расширение торговли между развитыми странами продукцией отраслей тяжелой промышленности.

Таким образом, международное разделение труда постепенно охватило все структурные элементы общественного разделения труда. Обмен, осуществляемый на международном уровне, способствовал и сам явился результатом углубления разделения труда между крупными сферами экономики — промышленностью и сельским хозяйством, между отраслями этих сфер, усилил предметную, технологическую и подетальную специализацию.

Современный этап развития мирохозяйственных связей характеризуется нарастанием зависимости, обусловленной переводом производства в развитых экономических странах на новую технологическую базу, с преобладанием информационных технологий. Новое качественное состояние производительных сил стимулировало интернационализацию воспроизводственных процессов, которая проявилась в двух основных формах: интеграции (сближение, взаимоприспособление национальных хозяйств) и транснационализации (создание межнациональных производственных комплексов).

 

§ 10. Место России в мировом сообществе

Рассмотрим альтернативные пути развития, предлагаемые для современной России различными политическими партиями:

1. Социал-демократический вариант, или строительство «социализма с человеческим лицом». Речь идет не о возврате к прошлому, а о переходе к социальному, «облагороженному» западным опытом, – заимствованиям из «шведской модели», практики американских коллективных предприятий или израильских киббуцев. Зачастую утверждается и то, что никакого социализма при советском строе у нас построено не было (на помощь приходят метафоры, заимствованные из марксистской историософии: «государственный феодализм», «государственное рабовладение», «азиатский деспотизм»), а вот теперь мы построим социализм «истинный».

2. Эконом-либеральный вариант, или культивирование капитализма и переход к рыночной экономике. Говорят, что мы съехали со столбовой дороги мировой (западной) цивилизации, заразились коммунизмом и азиатчиной, задавили рынок административно-командными мерами. Теперь же должны вернуться и стать «нормальным капиталистическим обществом с социально ориентированной рыночной экономикой».

3. Умеренно-западнический вариант, или осуществление «догоняющей» модернизации. Россия поздно вступила на путь модернизации, а большевистские эксперименты ее еще более задержали, направили на ложный модернизационный путь. «Запаздывающая» модернизация полна противоречий, но имеет и немалые преимущества – можно активно заимствовать готовые формы, пропущенные через фильтры западного опыта.

4. Технократический вариант, или прорыв в постиндустриальное общество. Мы могли бы пойти не к капитализму и рынку, но, используя мощный военно-промышленный потенциал, перейти в постиндустриальное общество – с административным управлением и высокими технологиями, со скромным достатком и мощными ракетами, с высокой ролью научно-технической интеллигенции и закрытыми элитными городами.

5. Имперский вариант, или обустройство евразийской платформы. Россия находится на перекрестке между Западом и Востоком. Но Запад враждебен, а Восток населен комплиментарными этносами, зависимыми от нас хозяйственно и культурно. Ставится вопрос: был ли «советский народ» чудовищной этнической химерой? Или же «новая историческая общность советский народ» уже наметилась, пусть в самых общих контурах? В первом случае Л. Н. Гумилев заранее предсказал события в Нагорном Карабахе и Приднестровье, Абхазии и Чечне. Во втором случае, быть может, распад Союза и война суверенитетов, перерастающая в гражданские войны, явились следствием безумной политики и амбиций центральной и региональных политических элит. И возникает вопрос о возможной новой интеграции бывших республик (конечно, не всех и на других основаниях).

6. Почвеннический вариант, или построение Всеславянского Союза. Предполагается возрождение российского национального самосознания на базе нашего особого культурно-исторического типа. И здесь возникает очередной вопрос: предположим, что Н.Я.Данилевский был прав и России предначертано стать центром славянского мира. Разве не выполнена была эта миссия в рамках Советского Союза и социалистического содружества (пусть даже способ осуществления идеи заставил бы Н.Я. Данилевского содрогнуться)? Причем к славянской оси этого содружества, завернутой в коммунистическую оболочку, был притянут целый ряд иных культурно-исторических типов. Или, может, это был «ложный старт», путь к деградации? Можно ли считать попытки интеграции с Белоруссией началом нового объединения?

§ 11. Глобализация

Под термином «глобализация» понимается процесс нарастающего влияния различных факторов общемирового международного характера (экономических, политических, информационных) на социальную действительность в различных странах, то есть глобализация – это постепенное формирование единой мировой экономики, единого мирового рынка: рынка капитала, рынка товаров и услуг, рынка рабочей силы (каким раньше были только рынки национальные). И, что важно при этом, национальные границы никак не должны мешать процессам интеграции. По сути, речь идет об естественном и неизбежном процессе, предсказанном еще Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом 150 лет назад в знаменитом «Манифесте Коммунистической партии» (на этот документ, кстати говоря, ссылается Международный валютный фонд в теоретическом обосновании процессов глобализации).

В сфере экономики глобализация проявляется в форме международного разделения труда, растущей экономической интеграции стран как в сфере миграции капитала, так и в сфере международной торговли. В политической сфере глобализацию можно наблюдать в повышении роли международных организаций при решении самых различных проблем волнующих человечество (экологических, экономических, социальных), при координации действий в борьбе с международным терроризмом и др. В информационной сфере глобализация проявляется в развитии глобальных компьютерных сетей (Интернет, SWIFT и других), в международном обмене телевизионными и радиопрограммами, глобальном распространении знаний, религиозных верований и т.п. В конце ХХ века в развитых странах стали формироваться основы информационного общества, в основе которого лежит экономика основанная на знаниях и эффективной обработке информации.

Широко распространено заблуждение в том, что феномен глобализации появился только в конце ХХ века. Международный обмен товарами возник, конечно же, не в восьмидесятые годы прошлого столетия, а значительно раньше. По-видимому, причины указанного заблуждения объясняются тем, что в эти годы усиление роли транснациональных корпораций совпало с развитием глобальных информационных сетей (спутникового телевидения, Интернет и иных компьютерных технологий). Мы выскажем предположение о том, что процессы культурной диффузии, сопровождающие всю социальную историю человечества, являются прообразом нынешней глобализации. Это и узнавание друг другом бесчисленных племенных и этнических общин на заре человеческого общества, это обмен материальными ценностями и знаниями между племенами, это и смешение народов в результате миграций. Кроме того, осмелимся утверждать, что распространение технических инноваций, философских и религиозных знаний, культурных ценностей, формирование общепринятых моделей человеческого поведения – все это процессы глобализации. В этом смысле провозвестниками глобализации были Христос, Магомет, Будда, великие писатели, художники и, конечно же, ученые, чье творчество перешагнув национальные границы стало неотъемлемой частью целостной мировой культуры.

В том, что современная цивилизация будет и в дальнейшем продолжать движение в направлении, определенном тысячелетия назад – сомнений нет. Проблема в другом: как в развитых, так и в развивающихся странах миллионы людей задумываются о последствиях нынешнего процесса глобализации для национальных правительств, для «всемирного общества» и для отдельно взятого индивидуума. При этом важно учитывать, что вся история объединения человечества это не только история успеха отдельных стран и личностей, но и история поражений целых народов, утрачивавших национальную идентичность, ухудшавших свое экономическое положение и наносивших необратимый ущерб природной среде.

Для многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой глобализация означает форсированную адаптацию к требованиям международных рынков. В конце 2000 года большая группа американских экспертов, подготовила для правительства США подробный доклад о глобальных тенденциях мирового развития до 2015 года. Как считают авторы этого документа, государства с неэффективной и некомпетентной властью не только не смогут воспользоваться преимуществами современной глобализации, но в некоторых случаях будут плодить конфликты у себя и за рубежом, усугубляя и без того широкий ныне разрыв между региональными лидерами и аутсайдерами. В числе «проблемных» стран находится и Россия. Теме нынешней глобализации посвящены тысячи книг, в многочисленных дискуссиях приводятся различные аргументы «за» и «против», и при этом ни в одной из серьезных работ на эту тему не дано однозначного ответа на вопрос: глобализация это хорошо или плохо? Для осознания всей сложности проблемы приведем лишь некоторые аргументы сторонников и противников глобализации.

Известно, стоимость инноваций при производстве высокотехнологичных продуктов во всем мире постоянно повышается. Вместе с тем сегменты рынка все сильнее распадаются на отдельные ниши, а жизненные циклы продукта, во время которых могут амортизироваться инвестиции, сокращаются. Вывод однозначен: инвестиции выгодны лишь в том случае, если их можно распределить на больший объем продукции. А это означает, что необходим сбыт во всемирном масштабе и освоение новых рынков. Однако растущая экономическая интеграция приводит к повышенной уязвимости национальных экономик от внешних рисков, поскольку в «глобальной деревне» все ошибочные тенденции развития и упущения соответствующей национально-государственной политики проступают беспощадным образом. В индустриально развитых странах глобализация может привести к эрозии социального согласия в вопросе о сохранении открытых рынков. Индустриальные нации не могут получать выгоду от преимуществ мирового хозяйства и одновременно уклоняться от участия в международной конкурентной борьбе за привлекательность мест вложения капитала. Таким образом, нельзя исключить и возврата к эпохе протекционизма.

Другие голоса предостерегают от негативных последствий экономической глобализации для демократического общества. Ввиду того, что недостаточно (пока) действенных механизмов контроля и регулирования, глобальные процессы не доступны для вмешательства со стороны представителей гражданского общества. Дело обстоит даже хуже: кажущееся или действительное уменьшение, в результате глобализации, способности правительств решающим образом влиять на благополучие нации может привести к резкой потере легитимности правительства в глазах населения. Кроме того, широко распространена точка зрения, согласно которой глобализация низводится до новой формы получения максимальной прибыли транснациональными корпорациями. Тем не менее новые компьютерные сетевые технологии создают перспективы и для предпринимательских действий каждого из пользователей такой, к примеру, глобальной сети как Интернет. Уже обосновано, что половина всех известных профессий могут с успехом функционировать в рамках телеработы, осуществляемой с помощью интернет-технологий.

Таким образом, глобализация это не только сложное экономическое, политическое и социальное явление и действо, но и феномен, окутанный множеством мифов, некоторые из которых с упорством тиражируются средствами массовой информации. Один из таких мифов связан с идеологией антиглобализма. В конце ХХ века, движение «антиглобалистов», сформировавшееся в значительной мере благодаря процессам межличностного сетевого общения во всемирном масштабе, продемонстрировало свою силу. Участники антиглобалистского движения сами себя «антиглобалистами» не называют и на том настаивают. Эти люди именуют себя «новым антикорпоративным движением» или «новым антикапиталистическим движением». Или же, чаще всего, «движением за глобальную демократизацию» (ДГД). Это общественное движение, объединяющее самые разные организации, выступает не против глобализации, а против тех форм, в которых транснациональные корпорации (ТНК) навязывают ее человечеству.

Как известно, ТНК добились открытия границ для свободного перемещения капиталов (в частности, в офшорные зоны, где можно прятать украденные миллиарды), но, с их же подачи, постоянно затрудняется въезд в развитые западные страны извне, т.е. налицо свобода для капитала и отсутствие свободы для рядовых граждан. Все ТНК имеют где-то штаб-квартиру и кому-то платят налоги. Когда ДГД попыталось разобраться в этом вопросе, выяснилось, что подавляющее большинство ТНК обогащают финансовую верхушку США, и что эти действия обусловлены "Вашингтонским консенсусом" - пакетом полулегальных соглашений, заключенных в 80-е гг. между Министерством финансов США, МВФ и Всемирным банком. МВФ и Всемирный банк предоставляли займы разным странам только при условии выполнения ими требований "Вашингтонского консенсуса", основными из которых являются:

· свобода передвижения капиталов;

· приватизация даже в тех областях, где невозможна конкуренция, что дает возможность частным владельцам необоснованно завышать цены;

· высокие процентные ставки, что препятствует развитию промышленности, но облегчает финансовые спекуляции;

· сокращение до минимума всех социальных программ;

· поддержка стабильности национальной валюты путем ограничения реальной денежной массы, что приводит к невыплатам зарплат, пособий и дефициту наличных денег, а это, в свою очередь, бьет по бедным, но не затрагивает богатых;

· сокращение зарплаты и ограничение прав трудящихся;

· налоговые реформы, которые увеличивают давление на бедных и облегчают налоговое бремя богатых.

Сегодня в борьбе против «глобализации по МВФ» участвуют уже миллионы людей. Понятно, что для финансирования участия в акциях протеста нужны средства. Для их сбора организаторы через сеть Интернет призвали всех сочувствующих прислать на проведение акции по 1 доллару. На эти призывы откликаются миллионы людей, которые присылают не по одному, а по пять, десять и пятьдесят долларов. Таким образом сетевые связи через Интернет подготовили организационные контакты, плодом которых стали международные демонстрации.

Другим феноменом процесса глобализации является появление виртуальных сетевых сообществ пользователей компьютерных сетей. Сетевые сообщества имеют достаточно сложную структуру и, как любое сообщество людей, должны являться объектом не только социологических, но и междисциплинарных исследований.Изучение интересов, ценностей, норм поведения и взаимодействия разных сообществ, функционирующих в сети Интернет, носит не только теоретический характер, но и имеет весьма важную практическую составляющую, необходимую для выстраивания перспектив развития социальной структуры общества.

§ 12. Информационное общество

Начиная с 60-х годов ХХ века в индустриально развитых странах стала прослеживаться тенденция, в соответствии с которой, лидерами экономического производства становились те из них, кто не только производил товары, но и при этом активно внедрял в производство достижения научно-технического прогресса. Для описания структурных изменений происходящих как в области изменения процесса общественного производства, так и в сфере взаимодействия личности с государственными институтами рядом ученых была разработана концепция развития «информационного общества».

Повышение роли информации в жизни общества отнюдь не означало, что до периода о котором идет речь, человечество не использовало различные открытия, изобретения и усовершенствования. Проблема заключалась в другом – если в предыдущие эпохи научно-технический прогресс основывался исключительно на творческом потенциале личности, то на новом витке развития цивилизации человеку стали необходимы дополнительные интеллектуальные инструменты, позволяющие обрабатывать огромные объемы информации. К примеру, для создания новых лекарств требуется проводить анализ сотен миллионов комбинаций различных химических веществ. Без применения компьютеров такое не под силу ни одному научному коллективу.

Проектирование микросхем, содержащих миллионы элементов, расчеты траектории движения космических кораблей и даже высококачественное воспроизведение музыки – всюду требуется обрабатывать с помощью компьютерных устройств большие объемы информации. Подобного рода примеры, подтверждающие возрастание в жизни общества роли компьютерных технологий, можно приводить до бесконечности.

Было бы заблуждением считать, что в будущем обществе потребление информации заменит потребление энергии и материальных продуктов. В информационном обществе технический прогресс позволяет получить значительные результаты с меньшими затратами труда, природных ресурсов, энергии.

Сам термин «информационное общество» был веден в научный оборот в начале 60-х годов ХХ века фактически одновременно в США и Японии учеными, занимавшимися динамикой развития наукоемких производств Ф. Махлупом и Т. Умесао. В 70-е и 80-е годы наибольший вклад в развитие концепции информационного общества внесли Й. Масуда, М. Порат, Т. Стоуньер, Д. Белл, Э. Тоффлер и ряд других исследователей.

Первоначально, при разработке концепций информационного общества, упор делался на необходимость усиления роли информации в жизни общества. Однако, со второй половины 80-х годов, большинство американских и европейских исследователей стали акцентировать внимание не столько на самой информации, сколько на роли знаний, получаемых в результате обработки информационных потоков.

Появился ряд новых определений современного общества, среди которых есть и такое, как «общество знаний» (knowledge society). Тем не менее термин «информационное общество» продолжает быть наиболее употребительным. Отмечая характерные черты концепции информационного общества, как правило, выделяют следующие особенности:

· возможность любому индивиду или организации в любе время на основе подключения к общей информационной сети получать любую необходимую информацию;

· обеспечение глобального единства человечества на информационной основе;

· возможность разрешения обостряющегося противоречия между информационным взрывом и информационным голодом;

· гуманистические принципы основ информационного общества, обеспечивают его бескризисное развитие.

· все необходимые информационные ресурсы производятся как ресурсы развития основных сфер жизнедеятельности данного общества.

Значительная часть из вышеприведенных положений уже сегодня подтверждается реальными тенденциями изменений, доминирующих в первую очередь в наиболее развитых в экономическом отношении странах. Еще К. Маркс утверждал, что более развитая страна указывает менее развитой черты его собственного будущего. Этот тезис не утратил своей актуальности и сегодня.

Поэтому нельзя не признать, что процессы массовой компьютеризации самых разных сторон жизни, характерные для постиндустриальных стран, в перспективе охватят и страны находящиеся на более низких ступенях экономического и социального развития. Изменение технологической базы общества, ведет к изменению характера труда.

Возникают более творческие и независимые виды труда, которые не пригодны для конвейеризации. Для информационного общества характерно радикальное изменение социальной структуры за счёт снижения числа работающих в традиционных сферах и резкого увеличения (не менее 50%) занятых в информационной сфере. Элитой нового общества являются люди, обладающие теоретическими знаниями, а не землей и капиталом.

Появление новых технологий приводит к динамическим изменением и в общественном устройстве, в первую очередь в вопросах культуры, этики, законодательства. Не нуждается в особых доказательствах влияние информационной компоненты на процессы глобализации и взаимопроникновения культур. С этой точки зрения, даже менее однородное монокультурное пространство отдельных стран в условиях информационной открытости становится поликультурным, не говоря уже о сфере бизнеса, где на практике осуществляется идея единого пространства информационного взаимодействия.

В постиндустриальном обществе производство услуг превалирует над индустриальным производством. При этом, как отмечал Д.Белл: «слово «услуга» не должно вызывать вводящих в заблуждение образов быстрого приготовления еды и низкооплачиваемых работников; основными являются финансовые, профессиональные и конструкторские услуги, здравоохранение, образование и социальная сфера, и лишь на последнем месте этой шкалы стоят бытовые услуги» (Bell D. The World and the United States in 2013. – N.Y., 1987. P.8).

Информационное общество может рассматриваться с разных точек зрения как:

· социальная система – поскольку не только включает социальные процессы и осуществляет реализацию социальных целей виртуальных сетевых сообществ, но и потому что субъектами являются люди как создатели и потребители информационной продукции;

· материально-техническая система, поскольку её инфраструктуру составляет информационно-телекоммуникационная составляющая, т.е. компьютерные сети и каналы коммуникации, программные средства управления коммуникационными потоками и т.д.;

· экономическая система, поскольку создается инфраструктура создания, распределения и потребления информационных продуктов, представляемых в цифровой форме;

· процессуальная система – её сущностью выступают информационные процессы, составляющие более общий процесс информатизации жизнедеятельности общества, обеспечивающий построение, развитие и регулирование всех видов информационных потоков;

· абстрактно-научная система – поскольку в её основе лежат информационные знания, их выражение и преобразование, получение и представление.

 

§ 13. Некоторые социальные аспекты развития

Сети Интернет. Электронное правительство

Информационное общество, трансформируя традиционные общественные институты, при этом опирается и на новую социальную конфигурацию. Среди элементов этой конфигурации существенное место занимают сообщества пользователей компьютерных сетей, наиболее известной из которых является сеть Интернет. Сегодняшнее состояние Интернет, его положение и роль в современном обществе характеризует его как новый, динамично развивающийся социальный институт, обладающий теми качествами, которые необходимы для возникновения и развития такого структурного элемента общества

Во-первых, очевидна всё более растущая и осознаваемая потребность в информационно-коммуникативной системе обладающей оригинальными свойствами (не воспроизводимыми никакими другими системами информации) Интернет.

Во-вторых, сложилась и совершенствуется система операциональных средств, специальных информационных технологий позволяющих адекватно удовлетворять общественную потребность.

В-третьих, в распоряжении Интернет имеются все необходимые (материальные, финансовые, трудовые, организационные) ресурсы.

В-четвёртых, вся система представляет собой специфическую совокупность упорядоченных социальных связей, ориентированных на определённые ценности и нормативно регулируемых по разным основаниям, что позволяет говорить о достаточности условий для самовоспроизводства особой субкультуры, присущей каждому социальному институту.

Широко используемая в качестве источника разнообразной информации, Интернет по сути своей качественно меняет всю созданную ранее систему накопления, хранения и распространения коллективного человеческого опыта, воплощённого в культуре. Сегодня уже можно с уверенностью говорить о сложившейся социальной общности членов сетевых сообществ - пользователей сети Интернет и самой сети как специфического социального института. Эта совокупность индивидов отличается относительной целостностью и единством целей и задач.

Трудно подобрать емкое и точное определение или найти аналог в истории человечества такому социальному феномену как Всемирная сеть Интернет или как еще ее называют World Wide Web (что впрочем, не совсем верно). Точно также трудно оценить роль Сети в жизни общества сегодня и в ближайшем будущем.

Перечислим только некоторые из функций Сети:

· способ существования (распространения) продукции средств массовой информации;

· среда для ведения бизнеса;

· дополнение к библиотечным фондам;

· канал личной переписки и виртуального общения;

· игровая среда.

Этот список можно продолжать очень долго. Именно это обеспечивает сети Интернет возможность реализовать функции общения людей, высвобождённого от этнических условностей и социальных барьеров, преодолевая религиозные убеждения и государственные границы.

Виртуальная реальность создаёт предпосылки организации «пространства свободного творчества», в котором каждый может стать не только участником, но и творцом событий. Может стать не только исполнителем, но и сценаристом, режиссёром открытого театра человеческих отношений в их новом измерении. А это, в свою очередь, оказывает существенное влияние на изменение социальных качеств самих «пользователей», которые они реализуют уже в привычной для них среде деятельности.

Таким образом, не сама по себе научно-техническая возможность, реализованная в создании информационно-коммуникационной глобальной сети, а некоторое сообщество людей, пользователей этой сети определяет сущность и образ нового социального пространства. Именно здесь и трансформируются, устоявшиеся традиционные формы социальных отношений, обретая иную жизнь. При этом важно отделять технические средства доставки информации, то есть среду киберпространства от полезной нагрузки, называемой контент (content).

Интернет отличается универсальностью, эта сеть допускает все формы выражения и социального взаимодействия. Контент может быть представлен как в виде текстов, графических изображений, аудио- и видео файлов. В этой среде проблема социально-культурного самовыражения членов общества (проблема самореализации и самовыражения людей) приобретает особую значимость, поскольку сама среда даёт для этого принципиально иные основания.

До настоящего времени существует значительное расхождение научного обоснования беспрецедентно быстрого, по меркам человеческого общества, развития компьютерных сетей. Среди объяснений этого явления можно встретить самые различные причины. Одно из объяснений звучит так: бурный рост Сети – это реакция на изоляцию субъекта современного социума. Другими словами, Сеть компенсирует процесс атомизации общества, включает генетическую память об исходном социуме, помещает человека в виртуальную сетевую группу. Интернет, таким образом, прекрасно вписывается в генетический код общества.

В другом случае речь идёт о нейробиологической причине привлекательности Сети. По мнению академика П.В.Симонова: «Положение о том, что нормальная жизнедеятельность требует притока из внешней среды не только вещества и энергии, но и информации, подтверждают эксперименты, свидетельствующие о драматических последствиях «информационного голода», особенно для развивающегося мозга». (Симонов П.В. Созидающий мозг. М., 1993. С. 16-17.)

В этом кроется и одно из объяснений особой привлекательности Интернета как в молодежной среде, так и в среде людей преклонного возраста, нуждающихся в энергетической «подпитке». К перечисленному выше, можно добавить ещё целый ряд причин, подчёркивающих степень остроты и зрелости этой проблемы как общественно значимой. Ограничимся ещё одной, подчёркивающей её социальную сторону: социум в разных странах мира уже готов ставить и решать проблемы с помощью Интернета.

Конечно же, среди предпосылок возникновения этой уникальной компьютерной сети и революционные изменения во взаимодействии некоторых фундаментальных принципов создания информационно-вычислительных сетей, сформировавшихся на стыке кибернетики, информатики, математики и многих других отраслей знания.

Как уже указывалось выше, если до недавнего времени информационное общество трактовалось как фокусированное на использовании информации, то сегодня оно рассматривается как общество, базирующееся на применении знаний. Итальянский философ Лючиано Флориди утверждает, что: «Глобальная сеть является всего лишь одной из стадий в бесконечном процессе саморегулирования, посредством которого энциклопедия человеческих знаний постоянно стремится отреагировать на свой собственный рост». (Floridi, L. INTERNET: WHICH FUTURE FOR ORGANIZED KNOWLEDGE, FRANKENSTEIN OR PYGMALION? // The Information Society, vol. 12, no. 1, January-March 1996, pp. 5-16.)

В этом отношении сеть Интернет может рассматриваться как одно из важнейших хранилищ информации, служащей в качестве основы формирования знаний; как инструмент передачи знаний и как инструмент межличностного общения, способствующий появлению стимулов для развития личности, ориентированной на поиск и обработку информации.

В информационном обществе компьютер является не пишущей машинкой с улучшенными свойствами, а главным инструментом для получения и обработки информации, для глобальной коммуникации с другими пользователями. В будущем компьютерные технологии будут играть основополагающую роль в качестве рабочего инструмента и в условиях появления новых знаний поддерживать процесс повышения квалификации. Необходимость обучаться в течение всей жизни становится предпосылкой для обеспечения личного благосостояния.

С развитием электронных коммуникаций, благодаря возможностям, предоставляемым сетью Интернет, идеи формирования эффективного гражданского общества приобретают необходимую материальную базу. При этом уже в обозримой перспективе всеобщий доступ к сети Интернет может быть признан общественным благом, вследствие высоких положительных внешних эффектов его распространения для развития общества в целом.

Диалектичность развития информационного общества проявляется, в частности, в обострении противоречий между информационным взрывом и информационным голодом. В условиях глобальных рынков с высокой конкуренцией и интенсивным использованием информации менеджеры сталкиваются с новыми проблемами при принятии решений. По мере того как объемы собираемых данных продолжают расти, а время и понимание становятся дефицитными ресурсами, менеджерам приходится решать как проблемы, связанные с чрезмерным объемом информации, так и проблемы связанные с фильтрацией второстепенных сообщений. Это приводит к изменению структуры производственных процессов.

Диалектичность развития компьютерных технологий состоит также и в том, что с одной стороны, без них невозможно развитие социальных институтов государства, а с другой стороны для того же государства возникают новые угрозы связанные с кибертерроризмом, ростом преступности в виртуальном пространстве и иными действиями виртуальных сетевых сообществ деструктивной направленности.

С каждым годом мы наблюдаем все больший прогресс в совершенствовании компьютерных систем искусственного интеллекта. В то же время, эволюция человека, как биологического вида, происходит гораздо более медленными темпами. При этом опасность заключается в том, что человечеству в связи с совершенствованием компьютерной техники, все труднее проводить четкую границу между виртуальным и реальным. И что будет если виртуальный мир не захочет размещаться в рамках мира реального? И как в таком случае обеспечить совместимость социальных норм поведения индивидов в онлайне и офлайне?

Американский социолог Роберт Мертон, развивая понятие аномии, определял его как социальные ситуации и индивидуальные ориентации, несоответствующее определяемым культурой целям и доступностью институционализированных (приписываемых обществом, нормативных) средств их достижения. В качестве примера аномии можно привести социальные условия, при которых в некоторых странах нормой поведения в киберпространстве становится нарушение общепринятых этических норм.

Взаимосвязь событий, происходящих в виртуальном и реальном пространствах не слишком часто очевидна, а последствия для развития цивилизации в целом трудно прогнозируемы. Речь может идти не только о виртуальных войнах, но и о перерастании сетевых конфликтов в вооруженные с применением военной силы. Вероятность такого рода событий, которые могут быть спровоцированы представителями экстре

мистских маргинальных сетевых сообществ, чрезвычайно высока1. Информационное оружие кроме того является средством воздействия и на культуру, то есть на духовно-ценностное, нормативно-целевое измерение социума.

Всеобщность категории кибертерроризма позволяет оценить содержание соответствующих норм не только с точки зрения морального единства социума (дать оценку, в частности, реализации требования социальной справедливости по свободному доступу к любой информации, как центральной политической задачи групп хакеров), но и с позиции более широкой системности. При рассмотрении в аспекте кибертерроризма на первое место выходят объективные (метасистемные) критерии, которые позволяют преодолеть ограниченность субъективности, присущей правовому подходу как из-за специфики национальных юрисдикций в киберпространстве (правовых систем или отсутствия таковых), так и вследствие свойственной праву психологической причинности (виновности) при традиционном решении вопроса о юридической ответственности.

Эта ограниченность права наиболее ярко проявляется в неспособности адекватного реагирования на угрозы, исходящие от виртуальных коллективов – организаций, отдельных сетевых сообществ, политических институтов, государств как субъектов правопорядка в киберпространстве. Очевидно, что раскрываемая так общая теория коммуникации в виртуальном пространстве, становится теорией политики, включающей и подчиняющей себе теорию правового регулирования.

Информационное общество зачастую представляют как общество лишенное коллективистских начал. При этом об изоляции личности от общества речь ведется основываясь лишь на отдельно взятых примерах. В то же время уже в конце ХХ века существовали множество проектов, в ходе реализации которых были на добровольной основе задействована интеллектуальные усилия сотен тысяч пользователей (к примеру, создание операционной системы с открытыми кодами Linux или международная научная сеть распределенных вычислений Grid1).

То, что информация размещенная в виртуальном пространстве, а следовательно и деятельность виртуальных сетевых сообществ, могут оказывать серьезное влияние на жизнь социума в офлайне, косвенным образом подтверждается официальной политикой целого ряда государств, применяющих цензуру в киберпространстве или же вообще запрещающих доступ своих граждан к Интернету. В первые годы XXI века появилось даже такое понятие, как интернет-диссидентство.2

Сейчас в развитых странах мира работа государственных служб активно переводится в сеть Интернет. Английский термин e-Government, характеризующий этот процесс, переводится на русский язык как "электронное правительство", что не совсем соответствует действительности. Фактически речь идет не о каком-то новом правительстве, а об электронном управлении государством, с использованием современных телекоммуникационных технологий. Таким образом, под «электронным правительством» понимаются государственные компьютерные системы, предназначенные для взаимодействия как с населением страны, так и с коммерческими структурами. При этом внутри правительственные компьютерные системы, не предназначенные для взаимодействия с внешними сетями, не входят в структуру «электронного правительства».

Внедрение технологий «электронного правительства» в конечном счете направлено на:

- повышение «прозрачности» и контроля власти со стороны общества;

- упрощение для граждан доступа к информации;

- уменьшении влияния человеческого фактора в деятельности исполнительных органов государственного и муниципального управления;

- привлечения широких слоев населения к управлению страной.

В России основными препятствиями на пути практической реализации идеи «электронного правительства» являются:

- низкий уровень социальной и гражданской ответственности как со стороны чиновников, так и со стороны граждан;

- слабое распространение телекоммуникационных технологий, недостаточные технологическая грамотность и уровень информационной культуры большей части населения;

- противодействие коррумпированной части чиновничества внедрению механизмов «прозрачности» в деятельность органов государственного и муниципального управления.

Технологии информационного общества позволяют перевести гражданскую активность и демократию на новый уровень. Активность граждан в глобальных компьютерных сетях – это не представительная, а прямая форма демократии. Гражданин не делегирует свои права на участие в политической жизни некоему депутату, а участвует в ней самостоятельно. Ареал и влияние деятельности участников виртуальных сетевых сообществ более не ограничен географическими рамками.

 

§ 14. Социоструктурные образования в виртуальном сетевом

пространстве. Социальная общность киберпространства

Пользователи различных телекоммуникационных сетей (Интернет, интранет, Usenet, Fidonet и др.) осуществляют в сетях процессы передачи и приема сообщений, используя персональные компьютерные устройства. Пользователи могут быть представлены и как индивиды, входящие в социальные группы, составляющие социум виртуальных сетевых сообществ. Социальные группы сетевых сообществ являются элементами социальной структуры киберпространства. В свою очередь социальная система киберпространства выступает как новая глобальная социальная общность.

Как мы уже отмечали в Теме 4, основой любой социальной общности являются факторы сознания. Интегрирующую роль фактора сознания нельзя отождествлять с сознательным причислением каждого пользователя телекоммуникационных сетей к глобальной социальной общности киберпространства. Но это не означает, что в данном случае нет общих черт, которые бы не сплачивали данную общность, не отличали ее как социальную целостность.

Основа связи, объединяющей пользователей телекоммуникационных сетей в социальную общность, всегда объективна. В отношении общности киберпространства это заинтересованность в бесперебойном функционировании инфраструктуры глобальных сетей, установлении единых технических стандартов передачи и приема информации, развития международных структур электронной коммерции, телеработы и др.

В отношении локальных общностей могут превалировать экономические интересы, связанные с расценками на доступ к сетям, вопросы свободы распространения информации, разнообразия информационных ресурсов и другие параметры объективной общественной реальности. Именно поэтому социальные общности в виртуальном пространстве объективны по своей природе и на них распространяется действие существующих в физическом мире законов развития социума, разумеется, с учетом специфики виртуального пространства.

Социальная общность киберпространства является формой общественной жизни людей, впервые в истории человечества носящей глобальный, наднациональный, надклассовый и надполитический характер. При этом локальные общности могут иметь национальную специфику, отражать особенности политических режимов своих стран и в этом проявляется диалектичность социальных отношений в виртуальной реальности.

Механистическое сопоставление разных общностей или технологических решений используемых этими общностями для осуществления процессов коммуникации, не может дать объективную картину социальных отношений в виртуальных сетевых сообществах, ибо эти общности не просто сосуществуют и используют те или иные технологии, а переплетены множеством социальных связей. Само киберпространство каждое мгновение изменяет свою структуру: появляются и прекращают свое существование информационные ресурсы, изменяют свое направление информационные потоки, создаются новые технологии обработки и передачи информации.

Информационные технологии изменяют характер работы человека, его социальные связи, организационные формы и социальные отношения. История развития информационных технологий может быть представлена как завышение оценок того, что может быть достигнуто в производственной и социальной сферах в настоящий момент, и заниженная оценка долгосрочных последствий для развития общественных отношений. В этом отношении социальные общности киберпространства могут быть представлены как динамично развивающиеся общественные структуры.

Если же говорить о структуре глобальной социальной общности киберпространства, то она состоит из макросоциальных и микросоциальных виртуальных сетевых сообществ. В свою очередь макросоциальные сообщества (большие группы) могут состоять как из отдельных микросоциальных сообществ (малых групп), так и не иметь деления на устойчивые микросоциальные сообщества.

Классификационным критерием отнесения сообществ к микросоциальным автор предлагает считать следующие:

1. Наличие иерархической структуры сообщества (необходимое, но недостаточное условие).

2. Существование устойчивых межличностных коммуникаций внутри сетевой структуры, в которых принимают участие члены данного микросоциального сообщества (необходимое и достаточное условие).

При выполнении условий 1 и 2 сообщество может считаться микросоциальным. Сам термин «микросоциальное виртуальное сетевое сообщество» означает особый тип человеческого коллектива, а не просто механическую агрегацию пользователей информационного ресурса. Применяя принципы современной социологии малых групп к реалиям киберпространства, можно утверждать, что микросоциальные виртуальные сетевые сообщества отличают четыре основные характеристики.

1. Микросоциальное сообщество есть долговременное объединение пользователей в виртуальном пространстве.

2. Микросоциальное сообщество предполагает наличие взаимодействия и отношений между его членами. Это взаимодействие может осуществляться как путем межличностной коммуникации участников сообщества, так и коммуникации с создателями информационного ресурса через ознакомление на регулярной основе с содержанием контента.

3. Микросоциальное сообщество структурировано и в нем существует информационная стратификация.

4. Микросоциальное сообщество имеет ограниченное членство, подразумевающее право доступа к информационным ресурсам сообщества и участия в его деятельности.

Важно отметить, что объединение двух пользователей не может быть отнесено к категории микросоциального виртуального сетевого сообщества. Объясняется это тем, что любая сеть состоит минимум из трех узлов и только в этом случае устанавливаются отношения, не зависящие от конкретного лица и возможно использование технологий сетевой коммуникации. Указанное положение лежит в основе существования социальной группы в виртуальном пространстве.

Макро- и микросоциальные сообщества взаимосвязаны. К примеру, макросоциальные сообщества национальных сегментов сети Интернет включают в себя порталы, электронные СМИ, сообщества, объединенные вокруг персональных страничек пользователей и т.д. Кроме того, один и тот же пользователь может входить в состав разных виртуальных социальных структур.

Однако роль макро- и микросоциальных общностей в вопросах развития структуры киберпространства неодинакова. Именно большие группы пользователей компьютерные сетей оказывают определяющее влияние на малые группы, именно в существовании социума больших групп воплощены объективные законы функционирования виртуальных сетевых сообществ.

При этом важно отметить, что виртуальные сетевые сообщества относятся к категории саморегулирующихся и самопреобразующихся социальных систем. Общий принцип, определяющий характер развития социальной системы виртуальных сообществ заключается в ее стремлении обеспечить свою целостность и повысить эффективность коммуникационных процессов. В основе реализации этого принципа лежат процессы интеграции и дифференциации, притяжения и отталкивания, составляющие суть становления материи.

В деятельности же микросоциальных сообществ очень многое зависит от субъективных факторов связанных с коммуникативными, экономическими и психологическими аспектами взаимодействия их участников и ряда других обстоятельств. Само же изменение общественной роли микросоциальных сообществ осуществляется под влиянием законов развития виртуальных макроструктур. Например, опыт многих стран свидетельствует о том, что резкие качественные изменения роли компьютерных сетей в жизни общества проявляются после того, как услугами этих сетей начинают пользоваться более чем 15% населения страны.

Развитие микросоциальных общностей, при всем многообразии их функционирования, подчиняется закономерностям развития больших социальных групп киберпространства. Так, деятельность отдельного электронного магазина неэффективна, если законодательно не определен статус электронной коммерции в целом, отсутствуют платежные системы, единые стандарты безопасности электронных транзакций и т.п. Соответственно, создание вышеуказанных элементов инфраструктуры экономической деятельности осуществляется не в интересах сообщества отдельно взятого электронного бизнеса, а руководствуясь потребностями больших групп пользователей компьютерных сетей.

В основе деятельности виртуальных сообществ лежат процессы коммуникации. Различные типы сообществ имеют разные модели межличностной и межгрупповой коммуникации. Необходимо также учитывать и тот факт, что модели коммуникации в виртуальном пространстве, хотя и имеют много общего с коммуникационным процессами офлайнового (физического) мира, тем не менее, имеют некоторую специфику, связанную с особенностями киберпространства как коммуникационной среды.

Само же пространство сетевого общения описывается оригинальными качественными параметрами. Среди них:

· виртуальное пространство не связано с социальным пространством прямолинейно;

· общение и коммуникации здесь как синхронны так и асинхронны;

· в виртуальном пространстве партнёры по общению вступают в бестелесную коммуникацию;

· основной формой встречи и опознания в виртуальном пространстве является текст (от знака до символа);

· отсутствует давление статусной позиции из реального мира в виду анонимности адресата (общение на уровне обмена смыслами);

· принципиально иные требования к нравственным основаниям общения (искус абсолютной свободы).

Некоторые выводы из представленной характеристики виртуального пространства, в целом, и особенностей общения в нём, в частности, имеют существенное значение для выявления теоретических оснований исследования виртуальных сообществ.

Во-первых, в отличие от традиционно понимаемой схемы общения виртуальное пространство принципиально открыто, оно не замыкается на исходную личность. Традиционные системы сообществ определённым образом закрыты, здесь всегда есть читаемый алгоритм непосредственных отношений.

Во-вторых, в традиционных социальных отношениях порядок образования и функционирования всегда связан с определёнными формами насилия и жёсткого контроля. В виртуальном пространстве – ненасильственные основания организации отношений.

В-третьих, безстатусное общение, выступая традиционно не структурированным, способствует созданию эффекта «фиктивной персоны», из чего следует, что в виртуальном пространстве может быть принята совершенно другая идентичность, чем в реальном социуме.

Глобальные компьютерные сети относятся к феноменам коммуникационной среды, для которых невозможна пространственная локализация. Можно зафиксировать расположение конкретного компьютера, кабельной или спутниковой линии связи, но невозможно локализовать в пространстве всю сеть.

Распространение информации в глобальных компьютерных сетях также относится к таким феноменам. У глобальных сетей нет единого владельца. В виртуальном пространстве не существует и не может существовать единого координирующего деятельность всех сетевых сообществ центра.

Глобальные компьютерные сети полицентричны и потому в них невозможна вертикальная иерархия. При отсутствии единого центра любой сервер может рассматриваться как вершина микроиерархии интересов пользователей. А поскольку каждое виртуальное сетевое сообщество формирующееся вокруг информационного ресурса может иметь собственную систему духовных ценностей, то не может идти речи об общесетевых духовных ценностях.

При этом очевидна и неизбежность возникновения противоречий между отдельными виртуальными коллективами, которыми являются виртуальные сетевые сообщества. Представляя сообщества и как коллективы автор исходит из точки зрения неоднократно упоминаемого нами американского социолога Талкотта Парсонса, согласно которой коллективом является любая система, включающая в себя согласованные действия группы личностей, ориентированных на достижение коллективной цели или системы коллективных целей.

В развитие идей Т.Парсонса можно прогнозировать, что неизбежность возникающих противоречий связана с невозможностью полной интеграции целей группы как в горизонтальной плоскости взаимоотношений с однопорядковыми социальными образованиями (единицами виртуальных сетевых сообществ), так и в вертикальной плоскости - с объединяющими эти единицы социальными системами более высокого уровня.

Это дает основание рассматривать глобальное киберпространство как совокупность «частных сетей, каждая со своим правопорядком». Степень расхождения в коллективных целях разного уровня может доходить до разных значений, вплоть до прямого противостояния. Так, виртуальные сетевые сообщества кибертеррористов, стремясь установить свой «квазипорядок» в глобальном сетевом сообществе, вступают в конфликт с остальным социумом киберпространства, включая государственные структуры, отвечающие за соблюдение законности.

Поскольку причины девиантного поведения кибертеррористов могут лежать не только в поведении индивидов, но и в поведении коллективов, возникает необходимость регулирования поведения в киберпространстве отдельных социальных сообществ (к которым относятся и государства). Речь при этом может идти не только о национальном законодательстве, но и о нормах международного права. При таком подходе к исследованию кибертерроризма, можно говорить и о наличии феномена аномии.

 

§ 15. Специфика социальных связей и отношений в сетевом обществе

В основе функционирования социальной системы виртуальных сетевых сообществ лежат стратификационные основания. При этом именно социальные основания позволяют рассматривать виртуальное сетевое пространство в стратификационном ключе, что в свою очередь, дает возможность рассматривать социальный мир сквозь призму информационно-стратификационного подхода как многомерное социальное пространство.

Дифференцирующие процессы стратификации способствуют самоорганизации сетевых сообществ, а интегрирующие процессы делают указанные свойства устойчивыми в рамках уже сформировавшейся социальной общности. Это позволяет в рамках социологической науки оптимизировать разработку научных подходов управления взаимодействием сетевых сообществ в электронном бизнесе и других сферах человеческой деятельности посредством глобальных и локальных компьютерных сетей.

Несмотря на все приведенные выше противоречия, совокупность сетевых сообществ образует социальную систему обладающую функциями целостного образования. Дополняя друг друга, сообщества тем самым заполняют информационные ниши интересов пользователей, способствуют выработке новых идей, обеспечивая тем самым развитие человечества в целом. Таким образом, разнородность сообществ представляется важнейшим условием социальной целостности киберпространства.

Границы социальной системы виртуальных сетевых сообществ создают устойчивую сферу детерминации, в пределах которой под влиянием формообразующего фактора развертываются содержательные процессы. Содержательные же процессы передачи и обработки компьютерной информации, связаны как с взаимодействием виртуальных сообществ, создающих эту систему, так и с процессами информационного взаимодействия внутри указанных групп пользователей.

Важно отметить и существование еще одного аспекта функционирования социальной системы в киберпространстве. Любая социальная система может рассматриваться не только как определенное множество социальных групп, но и как определенное множество индивидов. Индивиды являются такими же равноправными элементами системы на индивидуальном уровне ее организации, как и группы на групповом уровне.

Речь при этом можно вести не только о самих пользователях, которые принимают участие в процессах групповой коммуникации, сидя при этом перед экранами персональных компьютеров, но о получивших распространение компьютерных сообществах, функционирующих на основе технологии индивидуального взаимодействия «peer-to-peer». Таким образом, в компьютерных сетях достаточно наглядно проявляется существование двух базовых элементов социальной системы и соответственно двух уровней организации человеческой жизнедеятельности (индивидуального и группового).

При этом оба уровня организации, связаны между собой реципкорно, то есть чем больше конкретная ситуация воспринимается как вызываемая межгрупповым контекстом, тем менее вероятно человек будет конструировать свое поведение как межиндивидуальное. Тем не менее, границы социальной системы должны быть определены. Сделано это должно быть, не только для того, чтобы указать на существование достаточно очевидной стратификационной дихотомической пары (люди владеющие доступом к компьютерным сетям и не владеющие указанной возможностью), но и для подчеркивания наиболее важных системных качеств, к которым можно отнести целенаправленность и целостность.

Многообразие видов виртуальных сетевых сообществ, ставит вопрос о том, что же объединяет в социальном плане столь разнородные объекты, имеющие при этом разную стратификационную структуру (к примеру, сообщества, образующие вокруг «домашних» компьютерных страничек и сообщества пользователей корпоративных интрасетей, локальные сообщества пользователей беспроводных компьютерных устройств и системы «электронного правительства», системы электронной коммерции и сетевые проекты альтруистической направленности и т.д.). Без осознания единства социальной системы, в которую входят указанные сообщества пользователей, невозможно не только понять процессы формирования информационного общества в целом, но и разрабатывать, нормативные акты, регулирующие вопросы функционирования телекоммуникационных сетей, совершенствовать технические средства, обеспечивающие процессы коммуникации и т.д.

Информационные технологии уже сейчас способствовали появлению в компьютерных чатах и системах автоматизации обработки запросов от клиентов, электронных устройств, способных общаться с человеком. Появились компьютерные программы, способные на равных с человеком играть в такую интеллектуальную игру как шахматы. За этими достаточно широко известными фактами упускается осмысление достаточно серьезных тенденций. По прогнозам уже в обозримой перспективе по своей способности осмысления данных компьютерные системы искусственного интеллекта могут сравняться с человеком и даже в некоторых аспектах превзойти его. Общество не только должно быть готово к взаимодействию с более совершенными формами интеллектуальной деятельности компьютеров в виртуальных сетях, но и осознать уже существующие модели коммуникации в виртуальных сетевых сообществах, в которых процессы коммуникации осуществляют пока еще исключительно люди, без участия интеллектуальных роботов.

В конечном счете, взаимодействие индивида с обществом происходит посредством инструментов, которыми он управляет или которые воздействуют на него. Первые помогают человеку познать окружающий мир, наполняя его смыслом, вторые, в той мере, в которой он им подчинен, определяют восприятие индивидом самого себя. Компьютер позволяет, в результате взаимодействия с другими пользователями в рамках сетевых сообществ, в определенном смысле познать индивиду свои возможности, так и обогатить окружающий мир результатами своего труда.

Однако для того чтобы направлять эти процессы, прогнозировать конкретные временные рамки, определяющие разную степень зрелости, необходимо четко представлять себе как архитектуру динамично развивающегося феномена, так и динамику ее изменения, что невозможно без соответствующего анализа социальной структуры виртуальных сетевых сообществ.

Формирование сетевых сообществ является достаточно сложным процессом. Безусловно, невозможно отразить в полном объеме мотивацию создателей локального сетевого социума. Основными интересами пользователей в участии в создаваемом коммьюнити являются: потребность в общении, бизнес интересы, стремление утолить информационный голод, игровой интерес (entertaiment).

Потребность в общении может реализовываться как в форме анонимного участия (чаты, конференции и т.п.), так и путем индивидуализации пользователя (участие в клубах по интересам – спортивных, музыкальных, политических и др.). Важным фактором участия в тех или иных сетевых сообществах является фактор моды и престижа. Тематика существующих в Интернете информационных ресурсов отражает все разнообразие реальной жизни: от развлечений до бизнеса.

Сетевое сообщество выступает как некоторая социальная целостность в форме базовой единицы социальной организации пользователей компьютерных сетей. Основными свойствами такого рода социальной группы являются: наличие членов группы (пользователей информационных ресурсов), критерии членства (доступ в сеть), совокупность предписанных ролей (поставщик контента, пользователь, участник чата, конференции и т.п.), наличие норм, которые должны придерживаться члены группы. Необходимо особо отметить, что появление сетевого сообщества возможно как результат закрепления устойчивых взаимодействий и отношений, возникающих первоначально на основе межличностных контактов в сети или контактов с поставщиками сетевого контента.

Формирование сетевых сообществ, это искусство коммуникации. Даже если сообщества не относятся к категории сообществ межличностного общения, создателям виртуальных сообществ все равно приходится прилагать ежедневные усилия по привлечению внимания и организации коммуникации через привлекательный обновляемый контент.

В виртуальных сетевых сообществах присутствует феномен группового сознания в форме совокупности идей, взглядов, представлений, присущих данной социальной группе. Именно из группового сознания члены виртуальных сообществ «черпают» представления, этические нормы поведения в киберпространстве, идеи, взгляды, модифицируя их на основе групповых ценностей. Именно в процессе групповой самоорганизации происходит осознание членами группы своих интересов как членов виртуального коллектива, своих отношений с другими группами и владельцами информационных ресурсов.

По возможности доступа новых участников, виртуальные сетевые сообщества могут быть классифицированы на открытые, открытые с ограничениями по доступу и закрытые. В открытых сетевых сообществах процесс вступления в сообщество ничем не ограничен и в их деятельности могут принимать все желающие. В качестве примера открытых сетевых сообществ можно привести примеры «электронных магазинов», сетевых СМИ, порталов «электронного правительства» и т.п.

В сообществах открытых с ограничениями по доступу, ограничения могут производиться на основании следующих стратификационных оснований: финансовых, профессиональных, национальных и др.

Доступ к участию в деятельности сообществ закрытого типа осуществляется только по решению владельца или руководящего органа сообщества. К последнему типу сообществ могут быть отнесены корпоративные сообщества на основе интрасетей, криминальные и иные виды.

В деятельности закрытых сетевых сообществ могут принимать участие только пользователи, получившие в установленном порядке разрешения на доступ к информационным ресурсам. В качестве примера сетевых сообществ закрытого типа можно привести сообщества пользователей сетей Интранет, корпоративные В2В системы, профессиональные сетевые сообщества сотрудников разведки, силовых ведомств и правоохранительных органов1 и т.п.

На сайты, в момент их создания, могут привлекаться как уже существующие в он-лайне или офф-лайне группы (к примеру, сообществу читателей печатного издания, предлагается стать одновременно посетителями сайта издания в виртуальном пространстве). Электронные рассылки (maillists) являются одним из способов формирования сообществ по интересам2. Под термином «электронные рассылки» понимается один из видов сервиса телекоммуникационных сетей, не имеющий собственного протокола и работающий исключительно через электронную почту. При этом процессы коммуникации осуществляются передачей сообщений всем подписчикам списка рассылки с одного специального адреса.

Важной характеристикой виртуальных сообществ является их ориентация на прошлое или будущее. Как считают исследователи Льюис Косер и Роза Косер, «то, как члены группы соотносят себя с прошлым и будущим, т.е. их временной перспективой, в большей степени зависит от ее структуры и функции». (Coser L.A., Coser R. Time Perspective and Social Structure. – Hassard, 1990, РР. 191, 192.) Сообщества ретроспективной ориентации обращены к достижениям прошлого, тогда как сообщества перспективной ориентации игнорируют традиции и нацелены в будущее.

В качестве примера виртуальных сетевых сообществ ретроспективной ориентации можно привести сообщества пожилых людей, большинство сообществ религиозной направленности и т.д. Большинство же сообществ сформированных по профессиональным признакам, сообществ политической направленности, игровых сообществ нацелены на будущее.

В перспективных сообществах обмен идеями, нацеленность на активное отношение к будущему способствует как процессам развития самого сообщества, так и укреплению межличностных связей. Такого рода процессы, говоря словами Энтони Гидденса, «это осознание линейной протяженности своей собственной трансформации». (Giddens A. Central Problems in Social Theory. –N.Y., 1979, P. 221.)

При рассмотрении функционирования виртуальных сетевых сообществ необходимо учитывать временные характеристики социальных процессов в киберпространстве. Время является универсальным измерением социальных изменений. Питирим Сорокин писал об этом так: «...любое становление, изменение, процесс, сдвиг, движение, динамическое состояние, в противоположность существованию, предполагает время». (Sorokin P. Social Dynamics. Vol. 1, -N.Y., 1937, P.156.)

Уилберт Моор определил триединую функцию времени, связанную с тремя универсальными аспектами социальной жизни: синхронизацией одновременных действий, последовательностью действий, совершаемых одно за другим, определением уровня действий внутри временной единицы. (Moore W.E. Man, Time and Society. –N.Y., 1963.)

Первое универсальное требование социальной жизни в киберпространстве – синхронизация активности. Основная часть этой жизни наполнена совместными действиями групп пользователей и создателей информационных ресурсов. К примеру, для того чтобы участвовать в процессах синхронной межличностной коммуникации пользователям необходимо подключиться к одному из ресурсов.

Второе универсальное требование – координация. Координацию деятельности в виртуальных сетевых сообществах осуществляют владельцы ресурсов, системные администраторы, модераторы или иные специально уполномоченные на то или выбранные самим сетевым сообществом лица. В совокупности все они приводят к единой цели осуществляя в виртуальном пространстве процессы социальной координации.

Третье универсальное требование социальной жизни – последовательность. Социальные процессы проходят различные стадии. При этом множество действий по формированию сообществ и организации их функционирования проходят в определенной последовательности (вход в сеть, выбор IP адреса по которому находится сообщество, знакомство с размещенным контентом и т.д.). Для осуществления всех указанных действий необходимы последовательность и отсчет времени.

Четвертое требование – своевременность. В виртуальных сетевых сообществах межличностного общения данное требование наиболее актуально в условиях синхронного процесса коммуникации. Для электронных СМИ своевременность означает оперативность размещения контента.

Пятое требование – измерение. В виртуальном пространстве длительность различных коммуникационных процессов зачастую имеет решающее значение. Так, в чатах длительные паузы при осуществлении межличностной коммуникации могут трактоваться как отрицательное отношение собеседника к процессу коммуникации. Кроме того, стоимость коммуникации в сети определяется расценками провайдера и также может иметь решающее социальное значение.

Шестым требованием социальной жизни в киберпространстве является ее дифференциация. В виртуальном пространстве дифференциация проявляется в переходе пользователей от одного сообщества к другому, от одних информационных ресурсов – к другим.

Значимость указанных выше функций изменяется по мере усложнения процессов социальной коммуникации в виртуальных сетевых сообществах. Циклические ритмы социальной жизни самым тесным образом связаны с ритмической сущностью социальных процессов. Можно рассматривать три цикла социальной жизни, базирующихся на трех естественных последовательностях, которые можно определить как единицы времени, - суточный цикл, недельный цикл и времена года.

Несмотря на то, что телекоммуникационные сети носят глобальные характер, суточная активность виртуальных сетевых сообществ в значительной мере зависит от часового пояса в котором находятся пользователи. Суточная активность пользователей зависит не только от чередования дня и ночи, но и от места выхода пользователей в сеть (работа, дом или интернет-кафе), стоимости доступа в сеть в зависимости от времени суток. Недельный цикл определяется в первую очередь юридическим статусом рабочего места пользователя (корпоративные пользователи больше пользуются сетью в рабочие дни, в то время как в выходные дни возрастает активность частных лиц). От времени года зависит активность пользователей определенных типов ресурсов (образовательной направленности, туристических, специализирующихся на сезонных товарах электронных магазинах и т.д.).

С каждым годом растет число людей пользующихся возможностями компьютерных телекоммуникационных сетей (уже сегодня ими пользуются по всей планете несколько сотен миллионов человек), а это значит, что будет увеличиваться количество виртуальных сетевых сообществ. Соответственно будет возрастать роль социологических знаний о процессах создания и функционирования сообществ в киберпространстве.

Тема 4. сОЦИОЛОГИЯ КультурЫ

 

План

§ 1. Понятие культуры

§ 2. Культурные универсалии

§ 3. Основные элементы культуры

§ 4. Формы культуры. Субкультура

§ 5. Социокультурные суперсистемы

 

§ 1. Понятие культуры

Первоначальное значение слова «культура» (от лат. cultura) – возделывание, обрабатывание. Обычно под культурой понимается все то, что не само по себе возникает из природы, а сделано человеком. Предпосылки возникновения культуры – человеческие потребности и требования социальной жизни.

Культура может быть определена как поведение, специфичес­кое для Homo sapiens, и как совокупность материальных объектов, используемых в качестве неотъемлемой части этого поведения. В частности, культура состоит из языка, идей, верований, традиций, ко­дексов, институтов, орудий, технологий, произведений искусства, риту­алов, церемоний и т. д. Развитие культуры зависит от способно­сти к научению и передаче знаний следующим поколениям. Существование и использование культуры основано на способ­ности, которой обладает только человек.

Эту способность, способность к рациональному или абстрактно­му мышлению, понимали по-разному, но открытие раци­онального поведения среди высших животных показало недостаточность такого понимания. Термин «обозначе­ние» был предложен как более адекватное понятие для оп­ределения уникальной умственной способности человека, состоящей в наделении вещей и событий определенными значениями, которые не могут быть схвачены одними чув­ствами. Членораздельная речь – язык – является хоро­шим примером. Значение слова «собака» не в самих по себе звуках; оно приписывается людьми звукам свободно и произвольно. Обозначение – это вид объективно опре­деляемого поведения, и его не следует путать с символи­зацией, которая имеет совершенно другой смысл.

Социологи и антропологи предложили множество оп­ределений человеческой культуры, отражающих различ­ные направления мысли. Э. Тайлор в своей «Первобытной культуре» (1871) дал классическое определение, согласно которому культура включает в себя все способности и при­вычки, приобретенные человеком как членом общества. Клайд Клакхон (1967) считает: «Понятие культуры вызва­но к жизни самой пластичностью человеческого существа. Новорожденных в различных группах населения приуча­ют выполнять «одни и те же» действия, причем почти бесконечным множеством способов... Даже такие явно био­логические процессы, как чихание, ходьба, сон и половой акт, всегда несут печать человеческой индивидуальности. Если людей, несмотря на все их отличия друг от друга, можно научить думать, чувствовать, верить и действовать определенным образом, примерно одинаковым для целых групп... если целые группы или общества научаются делать определенные вещи более или менее однотипно, мы мо­жем сделать некоторое обобщение относительно их пове­дения. Такое поведение, особенности которого усвоены всей группой, которое передается от старших поколений потомкам или в какой-то мере воспринимается от другой группы, называется «культурой». Можно сказать, культура организует человеческую жизнь. В жизни людей куль­тура в значительной мере осуществляет ту же функцию, которую в жизни животных выполняет генетически за­программированное поведение.

Культура создается людьми, культуре обучаются; поскольку она не передается генетически, каждое поколение воспроизводит ее и пе­редает следующему поколению. Этот процесс является основой соци­ализации. В результате усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов происходят формирование личности ребенка и регулирование его поведения. Если бы процесс социализации прекратился в массовом масштабе, это привело бы к гибели культуры. Культура формирует личности членов общества, тем самым она в значительной степени регулирует их поведение.

Именно феномен культуры позволяет органически соединить в себе не просто производство вещей и сознания в его абстрактных формах, а производство самого человека как общественного человека, т. е. производство его во всем богатстве общественных связей и отношений. Выступая одной из форм проявления сущностных сил человека, показателем уровня и меры прогресса общества, его классов и социальных групп, культура представляет собой единство различных форм общественного сознания и практической деятельности, которые направлены на материальное или духовное воплощение идей, взглядов, ценностных ориентаций. В культуре отражаются и закрепляются социально-личностные качества созидательного труда.

Каждое человеческое общество имеет собственную специфичес­кую культуру, или социокультурную систему, которая в некоторой сте­пени совпадает с другими системами. Различия среди социокультурных систем связаны с физическими условиями и ресурсами; диапазо­ном возможностей, свойственных различным областям деятельности, типа языка, ритуалов и традиций, изготовления и использования инст­рументов; степенью социального развития. На отношения, ценности, идеалы и верования индивида очень влияет культура, в которой он жи­вет, и, конечно, индивид может жить или перемещаться в рамках нес­кольких различных культур.

В социологии выделяются два вида культуры: материальная (продукты ремесел и производства; орудия труда, инструменты; сооружения, здания; техника и др.) и нематериальная (представления, ценности, знания, идеология, язык, процесс духовного производства и др.).

Среди основных функций культуры называют: познавательную, аксиологическую, запрещающую, стимулирующую, регулирующую, гармонизирующую, преобразующую, гедонистическую (наслаждения), функцию преемственности.

 

§ 2. Культурные универсалии

Культурные универсалии – это такие нормы, ценности, правила, традиции и свойства, которые присущи всем культурам, независимо от географического места, исторического времени и социального устройс­тва общества.

Культура рассматривается в социо­логии как сложное динамичное образование, имеющее социальную природу и выражающееся в социальных отношениях, направленных на создание, усвоение, сохранение и распространение предметов, идей, ценностных представлений, обеспечивающих взаимопонимание лю­дей в различных социальных ситуациях. Объектом социологического исследования являются конкретное распределение существующих в данном обществе форм и способов освоения, создания и передачи объектов культуры, устойчивые и изменчивые процессы в культурной жизни, а также обусловливающие их социальные факторы и механиз­мы. В этом контексте социология изучает широко распространенные, устойчивые и повторяющиеся во времени многообразные формы от­ношений членов социальных общностей, групп и общества в целом с природным и социальным окружением, динамику развития культуры, которая позволяет определить уровень развития культуры сообществ и, следовательно, говорить об их культурном прогрессе или регрессе.

Каждое конкретное сообщество (цивилизация, государство, наро­дность и т. д.) создает на протяжении многих веков свою собственную культуру, которая сопровождает индивида на протяжении всей его жи­зни и передается из поколения в поколение. В результате возникает множество культур. Перед социологами встает проблема определить, существует ли что-то общее в человеческой культуре или, выражаясь научным языком, существуют ли культурные универсалии.

В 1959 г. американский социолог и этнограф Джордж Мердок выделил более 70 универсалий – общих всем культурам элементов: возрастная градация, спорт, нательные укра­шения, календарь, соблюдение чистоты, общинная организация, приготовление пищи, кооперация труда, космология, ухаживание, танцы, декоративное искусство, гадание, толкование снов, разделение труда, образование и т. д.

Культурные универсалии возникают потому, что все люди, в какой бы части света они ни жили, физически устроены одинаково, они имеют одни и те же биологические потребности и сталкиваются с общими проблемами, которые ставит перед человечеством окружающая среда. Люди рождаются и умирают, поэтому у всех народов существуют обычаи, связанные с рождением и смертью. Поскольку они живут совместной жизнью, у них появляются разделение труда, танцы, игры, приветствия и т.п.

 

§ 3. Основные элементы культуры

Такие элементы культуры, как знаки и символы, представлены главным образом в языке. Благодаря им становится возможным упорядочить опыт и поведение человека. Язык – это объективная форма аккумуляции, хранения и передачи человеческого опыта. Термин «язык» имеет по крайней мере два взаимосвязанных значения: 1) язык вообще, язык как определен­ный класс знаковых систем; 2) конкретный, так называемый этнический язык – конк­ретная, реально существующая знаковая система, используемая в кон­кретном социуме, в конкретное время и в конкретном пространстве.

Язык возникает на определенной стадии развития общества для удовлетворения многих потребностей. Поэтому язык является поли­функциональной системой. Основные его функции – создание, хране­ние и передача информации. Выступая средством человеческого об­щения (коммуникативная функция), язык обеспечивает социальное по­ведение человека.

Ценности – это общепринятые убеждения относи­тельно целей, к которым человек должен стремиться. Они составляют основу нравственных принципов. В христианской морали, например, Десять заповедей, помимо других требований, предусматривают сох­ранение человеческой жизни («не убий»), супружескую верность («не прелюбодействуй») и уважение к родителям («чти отца своего и мать свою»).

Разные культуры могут отдавать предпочтение разным ценнос­тям (героизму на поле боя, художественному творчеству, аскетизму), и каждый общественный строй устанавливает, что является ценностью, а что не является.

Правила – регулируют поведение людей в соответствии с ценностями определенной культуры.

А социальные нормы могут представлять собой стандарты поведения. Социальные наказания или поощрения, способствующие соблюдению норм, называются санкциями. Наказания, удерживающие людей от определенных поступков, называются негативными санкциями. К ним относятся штраф, тюремное заключение, выговор и др. Позитивными санкциями (например, денежное вознаграждение, наделе­ние властью, высокий престиж) называются поощрения за соблюде­ние норм. Санкции обретают законность на основе норм.

Привычки возникают на основе навыков и закрепляются в ре­зультате многократного повторения. Привычки – это установившаяся схема (стереотип поведения в определенных ситуациях).

Манеры – внешние формы поведения человека, получающие по­ложительную или отрицательную оценку окружающих. Они основаны на привычках. Манеры отличают воспитанных от невоспитанных, аристократов и светских людей от простолюдинов. Если привычки приобретаются стихийно, то хорошие манеры надо воспитывать. Манеры чрезвычайно разнообразны, одни относятся к светским, другие к повседневным. По отдельности манеры составляют элементы, или черты культуры, особый культурный комплекс, называемый этике­том. Этикет – принятая в особых социальных кругах система правил поведения, составляющих единое целое. Этикет включает особые манеры, нормы, церемонии и ритуалы. Он характеризует высшие слои общества и относится к области элитарной культуры.

В отличие от манер, обычаи присущи широким массам людей. Обычай – традиционно установившийся порядок поведения. Он также основан на привычке, но относится не к индивидуальным, а к коллективным привычкам. Обычай – воспринятая из прошлого форма социальной регуляции деятельности и отношений людей, которая воспроизводится в определенном обществе или социальной группе и является привычной для его членов. Обычай состоит в неуклонном следовании воспринятым из прошлого предписаниям. В роли обычая могут выступать различные обряды, праздники, производственные навыки и т. д. Обычаи – неписаные правила поведения.

Если привычки и обычаи переходят от одного поколения к друго­му, они превращаются в традиции. Традиции – элементы социального и культурного наследия, передающиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в опре­деленном сообществе, социальной группе в те­чение длительного времени. Традиции функционируют во всех соци­альных системах и являются необходимым условием их жизнедея­тельности. Пренебрежительное отношение к традиции приводит к на­рушению преемственности в развитии общества и культуры, к утрате ценных достижений человечества. Слепое же преклонение перед тра­дицией порождает консерватизм и застой в общественной жизни. Тра­ди­ция – все то, что унаследовано от предшественников.

Обряд – это совокупность символических стереотипных коллек­тивных действий, воплощающих в себе те или иные социальные идеи, представления, нормы и ценности и вызывающих определенные кол­лективные чувства. В них выража­ются какие-то религиозные предста­вления или бытовые традиции. Обряды не ограничиваются одной со­циальной группой, а относятся ко всем слоям населения. Обряды соп­ровождают важные моменты человеческой жизни. Сила обряда в его эмоционально-психологическом воздействии на людей. В обряде про­исходит не только рациональное усвоение тех или иных норм, ценностей и идеалов, но и сопереживание их участниками обрядового дейст­вия.

Выполнение ритуалов, или церемониальных актов, пред­писыва­емых религиозной традицией, составляет специфический тип поведе­ния, который можно проследить в любом известном науке обществе. Поэтому ритуал можно рассматривать как информацию, позволяющую дать определение и описание человеческой реальности.

 

§ 4. Формы культуры. Субкультура

Элитарная, или высокая культура создается привилегированной частью общества либо по ее заказу профессиональными творцами. Она включает изящные искусства, классическую музыку и литературу. В отличие от элитар­ной народная культура создается анонимными творцами. Народная культура включает мифы, легенды, сказания, эпос, сказки, песни и танцы.

Массовая, или общедоступная культура не выражает изысканных вкусов аристократии или духовных поисков народа. Время ее появления – середина XX в., когда сред­ства массовой информации (радио, печать, телевидение, грамзаписи и магнитофоны) проникли в большинство стран мира и стали доступны представителям всех соци­альных слоев. Массовая культура может быть интернаци­ональной и национальной. Популярная и эстрадная му­зыка – яркий пример массовой культуры. Она понятна и доступна всем возрастам, всем слоям населения независи­мо от уровня образования.

Массовая культура, как правило, обладает меньшей ху­дожественной ценностью, чем элитарная или народная культура. Но у нее самая широкая аудитория и она явля­ется авторской.

Популярная культура. Проблемы популярной культуры, неточно обозначаемой как культура масс или подчинен­ных классов, обсуждаются в двух основных теоретических областях. Критики популярной культуры, например, представители франкфуртской школы, определяют ее как тривиальную, коммерциализированную и пассивную. В рамках этой концепции «популярная культура» уравнива­ется с «массовой культурой», однако, согласно противо­положному подходу, она обладает качествами созидательности и подлинности. Существует также расхождение во мнениях относительно того, является ли популярная культура специфическим продуктом современного урба­низированного общества или ее можно также рассматри­вать, например, как феномен культуры средних веков.

В Британии дискуссии в основном велись о том, явля­ется ли популярная культура оппозиционным движением, бросающим вызов общепринятым вкусам и ценностям, или же она консервативна и коммерциализирована. В слу­чае с популярной музыкой монополизация рынка и дея­тельности популярных групп крупными корпорациями в целом вела к маргинализации радикального творчества, обеспечивая производство стандартизированных продук­тов.

Популярная культура не обязательно является культу­рой общедоступной; ее разнообразие отражает возраст­ные, половые и классовые различия в аудитории. Социо­логические исследования молодежной культуры в частности говорят о том, что существует определенное множества субкультур, основанных на специфических массовых, региональных и половых различиях.

Культура функционирует в общественных взаимосвязях на различных уровнях в определенных конкретных фор­мах. Для отражения этой конкретной формы бытия куль­туры в социологии используется понятие субкультуры. Субкультура – это набор символов, убеждений, ценнос­тей, норм, образцов поведения, отличающих то или иное сообщество или какую-либо социальную группу. Каждое сообщество создает свою субкультуру. Субкультура не от­рицает господствующей культуры, но в то же время она имеет свои специфические отличия. Эти отличия связа­ны с особенностями жизнедеятельности тех или иных со­обществ.

В современном обществе существует значительное многообразие таких субкультур, однако в социологии это понятие находит наиболее частое применение в исследо­ваниях молодежных культур и девиантности. Например, считается, что делинквентные, или преступные, субкуль­туры имеют своей задачей решение проблем принадлежа­щих к ним людей, видящих в принадлежности к субкуль­туре некоторую компенсацию своей «неудачи» в большом обществе. Молодежные культуры, часто рассматриваемые как девиантные, развиваются на основе своеобразных сти­лей в одежде и музыке, которые отличают их от прочих членов общества. Некоторые исследователи рассматрива­ют практику субкультур как выражение оппозиции гос­подствующей культуре.

Понятие субкультуры связано с двумя основными ана­литическими проблемами. Остается неопределенным, что является основными факторами развития субкультур. Некоторые исследователи полагают, что новейшие суб­культурные феномены фактически представляют собой уклонение рабочего класса от требований культуры клас­са господствующего. Понятие субкультуры предпола­гает существование ярко выраженной господствующей культуры, однако сегодняшняя культурная фрагментация делает проблематичным выделение такой по определению обобщенной культуры.

Можно выделить западные, восточные, национальные, конфессиональные, профессиональные субкультуры, суб­культуры организаций, социальных групп и т. д. Термин «национальная культура» применяется для определения символов, верований, ценностей, норм и образцов пове­дения, которые характеризуют человеческое сообщество в той или иной стране, государстве. В государстве, однород­ном в лингвистическом и этническом отношении, может быть одна национальная культура. Однако в большинстве стран земного шара имеется несколько различных наци­ональных культур. Другой важнейшей формой является конфессиональная субкультура. Конфессиональная куль­тура складывается на основе общности вероисповедания, принадлежности к той или иной церкви. На базе этой об­щности формируется общность символов, ценностей, иде­алов и образцов поведения. Например, можно говорить о христианской, мусульманской, буддийской культурах в целом. Отдельные ветви, направления в мировых религи­ях создают свои субкультуры: например, православную, католическую, протестантскую. Опять-таки, в этих суб­культурах возможны свои субкультуры.

Профессиональная субкультура образуется на основе общих символов, ценностей, норм и образцов поведения, разделяемых той или иной профессиональной группой. Она тесно связана с содержанием работы и ролью, кото­рую в обществе играют ее представители.

 

§ 5. Социокультурные суперсистемы

В современном мире четко просматриваются идущие из истории две основные социокультурные тенденции (взаимо­действующие, обогащающие друг друга, но сохраняющие свою целос­тность): Запад и Восток. Запад и Восток как две мировые тра­диции выявляют свои различия при решении коренных вопросов бытия: 1) в отношении к личности западный че­ловек основывает видение мира на себе самом, будто он есть его начало и творец, а Восток основывается на идее ложности индивидуальных форм духовной жизни, культивирует идею отказа от личного «Я» в пользу без­личного абсолюта; 2) отношение к миру, к реальности: Запад склонен подчеркивать активное отношение че­ловека к условиям своего существо­вания, к внешнему миру, в том числе и социальному; Восток скорее пред­почитает доктрину «недеяния» во внешнем мире, уход в себя, в поиск нирваны как подлинного смысла бы­тия человека; 3) в отношении к возможностям разу­ма: для Запада характерна ни перед чем не останавливающаяся рацио­нальность, открытая силе логической мысли и эмпирической данности, прагматизм; Восток тяготеет к интуи­тивному познанию, чем обусловлено внимание к медитации и самовнуше­нию.

Анализ великих культур человечест­ва или ло­кальных цивилизаций всег­да привлекал внимание ученых; но с конца XIX в. он был подкреплен новыми наблюдениями, новой системой ар­гументации научных теорий. Большинство исследователей (О. Шпенглер, А. Тойнби, Н. Данилев­ский) особое внимание уделяли раз­личиям между цивили­за­циями; адре­совали свой интерес к группам наро­дов, близких друг другу географичес­ки; стремились выделить повторяющи­еся этапы, циклы развития подобных цивилизаций (их возникновение, рост, «надлом», упадок и разложение).

П. Сорокин, и в этом его большая за­слуга перед социологической мыслью, принципиально изменил подход к ана­лизу великих культурных традиций. В основу своего исследования он пол­ожил не анализ локальных культур, а сделал акцент на внутренней причин­но-смысловой логике функционирова­ния культуры как самостоятельной сис­темы.

В социокультурных суперсистемах, по П. Сорокину, в качестве основных иде­ологических предпосылок выступают представления о природе конечной цен­ности (истинной реальности). По П. Сорокину, истинная конечная реальность и ценности вос­принимаются органами чувств и на этом основывается огромная чувственная су­персистема, соот­ветственно и потреб­ности в ее рамках будут воспринимать­ся как преимущественно физические (голод, жажда, секс, материальный ком­форт). Способы удовлетворения этих потребностей: активный – борьба со средой, ее изменение, пассивный – паразитическая эксплуатация среды как источника чувственного наслаждения. Эта суперсистема господствует, по П. Сорокину, в Европе с XVI по XX в.

Сегодня начался переход к новой куль­турной суперсистеме.

Умозрительная (идеациональная) культура характеризуется следующими признаками:

1) реальность по своей природе духовна, нематериальна, скрыта за чувственными проявлениями (например, Бог, нирвана, дао, Брахма); она вечна и неизменна;

2) потребности и цели людей в основном духовны (спасение души, служение Господу, исполнение священного долга, моральные обязанности);

3) для удовлетворения этих целей предпринимаются усилия по освобождению личности от чувственных соблазнов, повседневных земных забот.

Отсюда вытекают по меньшей мере два вывода: истина постигается лишь посредством внутреннего опыта (откровения, медитации, экстаза, божественного вдохновения), и потому она абсолютна и вечна; идея добра коренится в нематериальном, внутреннем, духовном, в сверхчувственных ценностях (вечная жизнь, Град Господень, слияние с Брахмой).

Посылки второго типа (чувственной культуры) прямо противоположны:

1) реальность по своей природе материальна, доступна чувствам, она перемещается и постоянно изменяется;

2) потребности и цели чисто плотские, или чувственные (голод и жажда, секс, убежище, комфорт);

3) для удовлетворения этих целей необходимо использовать внешнее окружение.

Отсюда также вытекают два вывода: истина может быть найдена лишь в чувственном опыте, и потому она имеет временный и относительный характер.

Добро коренится в чувственных, эмпирических, материальных ценностях (удовольствие, наслаждение, счастье, полезность), и потому моральные принципы гибки, относительны и зависят от обстоятельств.

Промежуточная, «идеалистическая культура» представляет собой сбалансированное сочетание умозрительных и чувственных элементов. Она признает, что реальность и материальна, и сверхъестественна, потребности и цели людей телесны, и духовны; удовлетворение целей требует как улучшения самого себя, так и трансформации окружения. Короче, «признавая идеальный мир высшим, она не объявляет чувственный мир простой иллюзией или негативной ценностью; напротив, поскольку чувства находятся в гармонии с идеальным, они обладают позитивной ценностью».

На основе этой типологии Сорокин осуществляет периодизацию исторического процесса. Принципом периодизации является смена доминирующих типов культурного менталитета и культурных систем: повторяющаяся последовательность умозрительной, идеалистической и чувственной культур.

Греция, VIII-VI века до н. э. Умозрительная

Греция, V век до н.э. Идеалистическая

Рим, IV век до н.э. – IV век н.э. Чувственная

Европа, IV-VI века н.э. Идеалистическая

Европа, VI-XII века н.э. Умозрительная

Европа XII-XIV века н.э. Идеалистическая

По настоящее время Чувственная

В силу этого новая философия истории должна исходить из тезиса о том, что в пределах, заданных относительно константными физическими условиями (климат, географическое положение), наиважнейшим фактором социокультурных изменений (то есть собственно динамики) становится распад той или иной доминантной культурной сверхсистемы – «идеациональной» («ideational»), «идеалистической» («idialistic»), «чувственной» («sensete»). Именно в этом смысле тождественны социология и философия истории, ибо они концентрируют свое внимание на проблематике генезиса, эволюции, распада и кризиса доминантных систем, в результате чего проясняются вопросы «как?», «почему?» и «когда?», происходят те или иные социокультурные изменения.

В каждый исторический момент господствует одна из суперсистем, хотя на периферии ее ценностного ядра можно обнаружить как осколки предыдущей, так и ростки новой суперсистемы. Каждая суперсистема относительна, ее ценности лишь частично объясняют бытие, а имманентное человеческой природе развитие познания ведет к дина­мике суперсистем, к их флуктуации, в основе чего лежит принцип лимита. Кульминация развития одной из них означает достижение предела ее познавательных возможностей, и дальнейшее существование суперсистемы лишь увели­чивает относительность ее истин и ценностей. Одновременно расширяется поиск новых ценностей, так что в целом развитие общества представляет собой непрерывную флуктуацию от сенсативных к умозрительным суперсистемам с относительно короткими периодами баланса между ними в виде идеальных ценностных суперсистем. Кризис современного общества с его сенситивным типом культуры, по Сорокину, — это один из этапов флуктуации, который будет преодолен с наступлением господства умозрительной суперсистемы.

Тема 5. Личность в социологии

 

План

§ 1. Понятие личности и теории личности.

§ 2. Понятие «социальная роль» и ролевые концепции личности.

§ 3. Социально-ролевой конфликт и социальная адаптация.

§ 4. Концепция личности Зигмунда Фрейда и теория

«жизненных кризисов» Э. Эриксона.

§ 5. Социализация личности. Десоциализация и ресоциализация.

§ 6. Отклоняющееся поведение и социальный

контроль. Причины девиации по Э. Дюргейму.

 

§ 1. Понятие личности и теории личности

Одной из фундаментальных междисциплинарных проблем яв­ляется проблема человека, личности. С древних времен она зани­мает умы мыслителей и ученых. И хотя накоплен огромный теоре­тический и эмпирический материал, эта проблема и сегодня остается одной из самых сложных, самых непознанных. Ведь не зря говорится, что человек вмещает в себя целый мир.

Каждый человек тысячами нитей, видимых и невидимых, свя­зан с внешней средой, обществом, вне которого он не может сформироваться как личность. Люди являются элементами любых социальных систем. Включение человека в общество осуществля­ется через различные социальные общности: социальные группы, социальные институты, социальные организации и культуру. В си­лу этого человек оказывается включенным во множество социаль­ных систем, но и сам представляет систему, имеющую сложнейшую структуру.

Говоря о личности, чаще всего имеют в виду отдельного чело­века. Но ведь кроме понятия «личность» в нашем распоряжении имеется еще целый ряд близких понятий: человек, индивид, инди­видуальность. В обыденной речи эти понятия часто употребляются в одном и том же значении, но в науке они обозначают разные ве­щи.

Понятие «человек» – это родовое понятие, указывающее на принадлежность данной особи к человеческому роду – высшей ступени развития живой природы, генетически связанной с други­ми формами жизни. Человек – существо биосоциальное. Как жи­вое существо он подчиняется основным биологическим и физио­логическим законам. Специфика человека по сравнению с други­ми живыми существами заключается в том, что он обладает членораздельной речью, мышлением, сознанием, потребностью и способностью к практической деятельности. Эти фундаментальные отличительные признаки формировались примерно в период с 2,5 млн. лет до 40 тыс. лет до н.э. Это было время биологической эволюции.

Понятие «индивид» характеризует отдельного конкретного человека как единичного представителя человеческого рода и его «первокирпичик» (от лат. individ – неделимый, конечный), это единичная особь, принадлежащая человеческому роду, конкрет­ный носитель всех социальных, психологических и биологических качеств человечества: разума, воли, потребностей, интересов и т.д. Аналогичную смысловую нагрузку несет понятие «индивидуаль­ность». Оно может быть отнесено к человеку как к организму и к личности. Личность всегда индивидуальна, поскольку каждая лич­ность неповторима, хотя индивидуальность присуща также и жи­вотным, и растениям, и вещам. Индивидуальность определяется как совокупность черт, отличающих одного индивида от другого, причем различия проводятся на самых разных уровнях – биохимическом, нейрофизиологическом, психологическом, социальном и др. Понятие «личность» вводится для выделения, подчеркивания неприродной («надприродной» социальной) сущности человека и индивида, т.е. акцент делается на социальном начале.

В социологии личность определяется как: 1) системное качество индивида, определяемое его включенностью в общественные отношения и проявляющееся в совместной деятельности и общении; и - 2) субъект социальных отношений и сознательной деятельности. Таким образом, под «личностью» в социологии понимается конкретное выражение сущности человека, определенным образом реализованная в индивиде интеграция социально значи­мых черт и социальных отношений, относящихся к сущности дан­ного общества.

Понятия «человек» и «личность» относятся к одному объекту и часто в обыденной речи употребляются в качестве синонимов. Од­нако между ними имеются глубокие смысловые различия, корни которых уходят в глубины человеческой культуры. Эти понятия используются на протяжении около 2000 лет. Их возникновение связывают с античным театром, где слово «персона» (личность) означало маску, которую надевал актер, играя определенную роль: воина, ревнивца, раба. При этом человек, с одной стороны, маски­ровал свое Я, а с другой стороны – соотносил себя с определен­ной социальной группой. На первый взгляд может показаться, что вопрос о содержании понятия «личность» имеет лишь абстрактное, теоретическое значение. Однако при более внимательном анализе обнаруживается его большое практическое значение. Дело в том, что та или иная его интерпретация оказывает влияние на решение многих теоретических и практических вопросов, относящихся к человеку и обществу. По сути дела, это ключевой вопрос социоло­гии личности: является ли каждый человек личностью или нет? Если человек признается личностью, то что из этого следует для него самого и для общества?

Рассматривая проблему человека, социология взаимодействует прежде всего с другими общественными и гуманитарными наука­ми.

В современной науке существует два подхода к определению личности:

формально-логический, в соответствии с которым понятие личности определяется посредством подведения его под более широ­кое, родовое понятие - «человек», а затем указываются его видо­вые отличия, т.е. перечисляются признаки, отличающие личность от человека вообще. Вывод очевиден: личностью признаются не все люди, а только те из них, кто обладает определенными поло­жительными качествами. Таким образом, личностью нельзя при­знать, к примеру, феральных людей («изолянтов» типа Маугли – персонажа книги Киплинга); но личностью, несомненно, является Агафья Лыкова, родившаяся в таежном лесу в Хакасии и до сорока лет не общавшаяся с другими людьми, кроме четырех членов своей семьи, воспитавшими ее в традициях, обычаях и нравственных устоях русского старообрядчества и передавших ей трудовые и прочие житейские навыки, типичные для сибирской деревни 30-х годов двадцатого века, т.е. тот социальный опыт, который они сами имели.

Следующий подход к определению личности – диалектико-логический, в соответствии с которым личность определяется посредством диалектики единичного и общего – как особенное, взятое в социальном аспекте. Все люди обладают опре­деленными общими чертами, биологическими и социальными. В то же время каждый человек имеет только ему присущие особенности, свою биографию, свою профессию, свои отношения с обществом. Если рассматривать общие характеристики человека, связанные с социальной сферой его жизнедеятельности, и соотнести их с его ин­дивидуальными особенностями, это и будет особенное – личность.

Как мы уже отмечали, личность является объектом изучения ряда наук, и прежде всего философии и психологии. Философия рассматривает личность с точки зрения ее положе­ния в мире как субъекта деятельности, познания и творчества, психология – с точки зрения устойчивой целостности психиче­ских процессов, свойств и отношений: темперамента, характера, способностей и т.д.

Социология же выделяет в личности социально-типическое и предполагает не простое рассмотрение личности во всем ее много­образии, а изучение ее как совокупности общественных отноше­ний, т.е. как продукта общества. Это предполагает, с одной сторо­ны, изучение закономерной связи личности и общества, личности и группы, регуляции и саморегуляции социального поведения лич­ности, а с другой стороны – самовключение личности в различные сферы социальной деятельности, ее отношение к этой деятельности, т.е. признание человека в качестве социального существа. Все это означает, что присущее человеку многообразие желаний, стремле­ний, жизненных и ценностных ориентации и потребностей, реали­зуемых в ходе социального взаимодействия с другими людьми, имеют по сути один источник – общественную жизнь человека. Поэтому человек с социологической точки зрения является и субъ­ектом, и объектом общественных отношений. Правильно говорят: каковы люди – таково и общество. Но не менее верно и то, что каково общество – таковы и люди, составляющие это общество. Как справедливо заметил видный югославский социолог Р. Лукич, человек есть продукт общества и его законов, но и общество явля­ется таким, каким оно есть именно потому, что в нем объединены люди, а не другие существа. Это не означает, отмечает он далее, что общество всецело определяется человеком или даже в первую очередь человеком, но это означает, что человек является одним из факторов, которые определяют общество.

Рассматривая вопрос о взаимодействии социальной среды лич­ности, необходимо еще раз обратиться к некоторым общим поло­жениям и, прежде всего к положению о сущности или природе че­ловека.

Широко распространена восходящая к ранним работам К. Марк­са мысль о том, что сущность человека есть ансамбль всех обще­ственных отношений. Сущность же «особой личности» составляет не ее борода, не кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество» (Маркс. К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 4) - не индивидуальное, а именно социальное, общественно значимое качество, встречающееся у многих людей. Проще говоря, человек таков, какова окружающая его социальная среда. Это не мешает проявляться каждой личности конкретно и не­повторимо. Однако для социологии такие «одиночные» проявления социальных качеств значительного интереса не представляют. Лич­ность с точки зрения этого подхода рассматривается как целостность социальных качеств человека, результат включения индивида в со­циальную систему посредством активной предметной деятельности и общения, способного изменять среду своего обитания.

Таким образом, своеобразие социологического подхода к чело­веку характеризуется тем, что он изучается прежде всего как соци­альное существо, представитель социальной общности, носитель характерных для нее социальных качеств. При исследовании про­цессов взаимодействия человека и социальной среды личность рассматривается не только как объект внешних воздействий, но главным образом как социальный субъект, активный участник об­щественной жизни, имеющий собственные потребности, интере­сы, устремления, а также способности и возможности оказывать собственное воздействие на социальную среду.

Как видно, социологов интересуют социальные аспекты жиз­недеятельности человека, закономерности его общения и взаимо­действия с другими людьми, группами и обществом в целом. Од­нако интересы социологов не ограничиваются лишь социальными свойствами человека. В своих исследованиях они учитывают влия­ние биологических, психологических и других свойств.

Многогранность процесса становления, развития и формирова­ния личности породила различные концепции, которые особенно бурно стали развиваться во второй половине XIX – начале XX вв., по-разному подчеркивая те или иные аспекты этой проблемы. Именно поэтому социология содержит множество теорий личности, кото­рые отличаются друг от друга методологическими установками.

В начале 30-х гг. XIX в. в социологии сформировалось научное направление – структурный функционализм (или просто функцио­нализм), основателем которого был Э. Дюркгейм. Функционали­сты считали, что единицей социального анализа в социологии яв­ляется не столько сам действующий индивид, сколько роль, вы­полняемая им в обществе в зависимости от ожиданий группы, в которую он включен. Следовательно, можно говорить о ролевом поведении отца, друга, студента и т.д. Не случайно американские ученые Дж. Морено и Р. Мертон определяли личность как функ­цию той совокупности социальных ролей, которые исполняет индивид в обществе.

Очень близкой к этой концепции по ряду методологических подходов и во многом перекликающейся с ней является ролевая теория личности, сформулированная американским социологом Дж. Мидом и активно разрабатываемая в дальнейшем Р. Мертоном и Т. Парсонсом, а также западногерманским социологом Р. Дарендорфом. (Об этой теории речь пойдет в следующем параграфе.)

В марксистской теории личности акцент смещен на взаимодейст­вие личности и общества. Личность рассматривается как целост­ность социальных качеств человека, как (по выражению авторов учебника «Социология» под ред. Г.В. Осипова) «определенным об­разом реализованная в индивиде интеграция социальных отноше­ний данного общества», продукт исторического развития и в то же время как результат включения индивида в социальную среду по­средством его активной предметной деятельности и общения. Лич­ность рассматривается здесь как объект и предмет общественной деятельности и общения.

В отечественной социологии в дореволюционный период проблемы личности были проанализированы достаточно детально в трудах П.А.Лаврова, Е.В. де Роберти, П.А.Сорокина. Но осо­бенно значительна роль Н.Н.Михайловского, который предложил рассматривать личность в трех ипостасях: биогенном, психогенном и социальном. Много внимания он уделил проблеме индивидуали­зации.

В советский период развитием теории личности и ее социоло­гической и социально-психологической интерпретацией занимались Б.Г.Ананьев, Г.М.Андреева, В.Г.Алексеева-Харчева, Л.П.Буева, И.К.Кон, А.Г.Здравомыслов, А.В.Петровский, Г.П.Смирнов, И.Т.Фролов, В.Я.Ядов и др.

Теоретическая обоснованность и практика показывают, что на процесс формирования личности влияют как биологические, со­циальные, так и физические факторы.

Биологический фактор необходимо учитывать, так как он, во-первых, создает ограничения и предпосылки для социальных черт личности, а во-вторых, благодаря этому фактору возникает беско­нечное разнообразие темпераментов, характеров, способностей, которые делают из каждой человеческой личности индивидуаль­ность, т.е. неповторимое, уникальное создание.

Физическое окружение также имеет определенное значение в развитии личности. В теориях многих ученых – от Конфуция, Аристотеля, Гиппократа до философа Г.В.Плеханова, историка Л.Г.Гумилева и др. – групповые различия в поведении личностей в основном определяются различиями климатических и природных условий их формирования. При этом признает­ся, что влияние физического окружения на личность незначитель­но и несравнимо с влиянием на личность культуры группы, груп­пового поведения или индивидуального опыта.

Под социальными факторами формирования личности понима­ется обычно культура общества, под воздействием которой возни­кает характерная личностная конфигурация, типичная для пред­ставителей данного социума.

Итак, на формирование личности определенное влияние ока­зывают биологические факторы, факторы физического рождения и общие культурные образцы поведения конкретной социальной группы, общества.

Вовлекая в круг своих размышлений данные самых различных наук, социология, между тем, преимущественно концентрируется на одном ракурсе изучения личности - личность как источник социальной жизни, как ее реальный единственный носитель и деятель, как первичный элемент социальной жизни, социальных отношений и институтов и т.д. Причем задача социологии личности - не просто исследование субъективных и объективных аспектов самих по себе, а изучение механизма их взаимодействия.

 

В завершение этого объемного и сложного параграфа можно сделать следующие выводы:

1. В момент рождения ребенок еще не является личностью. Он всего лишь индивид (представи­тель вида, продукт филогенетического и онтогенетического развития). Чтобы сделаться личностью, чело­век должен пройти определенный путь развития. Непремен­ным условием этого развития являются биологические, генетически заданные предпосылки и наличие соци­альной среды, мира человеческой культуры, с кото­рым ребенок взаи­модействует. Ребенок, не взаимодействующий с социальной средой, еще не человек в собственном смысле слова.

2. Каждая личность обладает совокупностью внутренних качеств, свойств, которые составляют ее структуру. Подойти к задаче характеристики личности можно двояким образом:

- с точки зрения ее структуры;

- с точки зрения ее взаимодействия с окружающими, общения с другими людьми.

Понятие «личность» показывает, как в каждом человеке индивидуально отражаются социально значимые черты и проявляется его сущность как совокупность всех общественных отношений. Социология стремится выявить социальные основы формирования личностных качеств, социальное содержание и социальные функции существующих в обществе типов личности, т. е. изучить личность и как источник общественной жизни, и как ее реальный носитель.

3. Личность, с точки зрения социологии, обозначает единичного человека, проявляющего социально значимые черты индивидуальной жизнедеятельности благодаря взаимодействию с другими людьми и тем самым способствующего стабилизации и развитию общественных отношений.

4. Социология личности – отрасль знаний социологии, имеющая предметом изучения личность как объект и субъект социальных отношений в пределах социально-исторического процесса и ценностных общественных систем, на уровне взаимосвязей личности и социальных общностей. Социология личности сосредоточена на трех основных проблемах: 1) изучение личности как социальной системы, элемента социальных общностей и институтов; 2) изучение личности как объекта социальных отношений (воздействие общества на личность, в том числе и в процессе ее социализации, воспитания); 3) рассмотрение личности как субъекта общественных отношений, в том числе социальную деятельность и активность личности.

 

§ 2. Понятие «социальная роль» и ролевые концепции личности

Каждый человек, живущий в об­ществе, включен во множество различных социальных групп (семья, учебная группа, дружеская компания и т.д.). В каждой из этих групп он занимает определенное положение, обладает неким статусом, к нему предъявляются определенные ожидания. Таким образом, один и тот же человек должен вести себя в одной ситуации как отец, в другой – как друг, в третьей – как начальник, т.е. выступать в разных ролях.

Социальная роль – соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе, в системе межличностных отношений.

Освоение социальных ролей – часть процесса социализации личности, непременное условие «врастания» человека в общество себе подобных. Социализацией называется процесс и результат усвоения и активного воспроизведения индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности.

Примерами социальных ролей являются также половые роли (мужское или женское поведение), профессиональные роли. Усваивая социальные роли, человек усваивает социальные стандарты поведения, учится оценивать себя со стороны и осуществлять самоконтроль. Однако поскольку в реаль­ной жизни человек включен во многие виды деятельности и отношения, вынужден исполнять разные роли, требования к которым могут быть противоречивыми, возникает необходимость в некотором механизме, который позволил бы человеку сохранить целостность своего «Я» в условиях множественных связей с миром (т. e. оставаться самим собой, исполняя различные роли). Личность (а точ­нее, сформированная подструктура направленности) как раз и является тем механизмом, функциональным органом, который позволяет инте­грировать свое «Я» и собственную жизнедеятельность, осуществлять нравственную оценку своих поступков, находить свое место не только в отдельной социальной группе, но и в жизни в целом, вырабатывать смысл своего существования, отказываться от одного в пользу друго­го. Развитая личность может использовать ролевое поведение как инструмент адаптации к определенным социальным си­туациям, в то же время не сливаясь, не идентифицируясь с ролью.

Итак, социальная роль – это совокупность тре­бований, предъявляемых обществом к лицам, зани­мающим определенные социальные позиции. Эти требо­вания (предписания, пожелания и ожидания со­ответствующего поведения) воплощаются в кон­кретных социальных нормах. Система социальных санкций по­зитивного и негативного характера направлена на обеспечение надлежащего исполнения требо­ваний, связанных с социальной ролью.

Возникая в связи с конкретной социальной позици­ей, заданной в общественной структуре, социальная роль вместе с тем – конкретный (нормативно одобряемый) способ поведения, обязательный для индивидов, выполняющих соответствующие социальные роли. Социальные роли, выпол­няемые индивидом, становятся решающей ха­рактеристикой его личности, не теряя, однако, своего социально-производного и в этом смысле объек­тивно-неизбежного характера. В совокупности социальные роли, выполняемые людьми, персонифицируют господствующие общественные отношения.

Понятие «социальная роль» появилось в начале XX в. в работах Э. Дюркгейма, М. Вебера, а затем Т. Парсонса, Т. Шебутани, Р. Линтона и др. В дальнейшем это понятие получило отражение в различных социоло­гических построениях. Широкое распространение это понятие получило благодаря работам американских социологов и социальных психологов, и прежде всего Г. Мида и Д. Морено.

Совокупность парадигм, рассматривающих значение социаль­ной роли, принято называть ролевыми теориями или концепциями личности. Коротко охарактеризуем основные положения теорий разных авторов, их особенности.

Дж. Мид акцентировал внимание на механизмах «научения ро­лей», освоения ролей в процессах межличностного взаимодействия (интеракции), подчеркивая стимулирующее воздействие «ролевых ожиданий» со стороны «значимых» для данного индивида лиц, с которыми он вступает в общение.

Р. Линтон обратил внимание на социально-культурную приро­ду ролевых предписаний и их связь с социальной позицией лично­сти, а также на назначение социальных и групповых санкций.

Р. Дарендорф (западногерманский социолог) рассматривает че­ловека как деиндивидуализированный продукт ролевых предписа­ний, что, в свою очередь, отражает отчуждение личности.

Представители марксистской социологии различают институционализированные и конвенционные (по соглашению) роли. Пер­вые являются ведущими, так как обусловлены социальной структу­рой общества, а вторые возникают относительно произвольно в групповых взаимодействиях и предполагают субъективную окраску их реализации. Вместе с тем, в марксистской социологии отмеча­ется ограниченность ролевых теорий личности вследствие ее пре­имущественно описательного характера, недооценки устойчивости свойств личности как субъекта социальных отношений.

Г. Парсонс одним из первых предпринял попытку систематиза­ции социальных ролей. Он считал, что для любой роли характерен набор следующих основных пяти характеристик: эмоциональная содержательность; способ получения роли (предписывание или приобретение); масштаб; формализация (строго установленная или размытая); мотивация.

Дж. Морено в своей книге «Кто должен выжить?» следующим образом классифицирует социальные роли:

«психосоматические роли», когда поведение связано с основ­ными биологическими потребностями, определенными культурой;

«психодраматические роли», когда поведение личности опреде­ляется в соответствии с конкретными требованиями данного соци­ального окружения;

«социальные роли», когда личность ведет себя так, как этого ожидают от представителя той или иной социальной категории.

Следует отметить, что любая роль не является чистой моделью поведения. Главным связующим звеном между ролевыми ожида­ниями и ролевым поведением является характер индивида. Это значит, что поведение конкретного человека не укладывается в чистую схему – оно является продуктом уникального, свойствен­ного только этому человеку способа интерпретации истолкования ролей. Поэтому и сами роли могут меняться в зависимости от по­зиции самой личности.

Как справедливо отмечает в своей работе В. Харчева (Основы социологии: Учебник. – М., 1997), процесс реализации ролей зависит от:

биопсихологических возможностей человека, которые могут способствовать или тормозить выполнение той или иной социаль­ной роли;

личностного образца, определяющего комплекс идеальных черт, которые человек должен проявлять при выполнении ролей, а также комплекс идеальных способов поведения, которые группа ожидает от человека;

характера роли, принятой в группе, и характера социального контроля, призванного следить за выполнением членами группы ролевого поведения;

структуры группы, ее сплоченности и степени идентификации индивида с группой.

Поскольку каждый человек исполняет несколько ролей во множестве различных ситуаций, между ролями может возникнуть конфликт. Ситуация, в которой человек сталкивается с необходи­мостью удовлетворять требованиям двух несовместимых ролей и более, называется социально-ролевым конфликтом, речь о котором пойдет в следующем параграфе.

 

§ 3. Социально-ролевой конфликт и социальная адаптация

Социально-ролевой конфликт – это противоречие либо между нормативными струк­турами социальных ролей, либо между структурными элементами социальной роли.

В сложно дифференцированном обществе ин­дивид выполняет требования не одной, а несколь­ких ролей, кроме того, сама конкретная роль, связанная с данной социальной ситуацией, чаще всего неоднородна. Значение этих положений стано­вится ясным либо в случае, когда требования одной социальной роли противоречат, вступают в кон­фликт с требованиями другой социальной роли того же са­мого лица, либо тогда, когда подобное противоречие харак­теризует взаимоотношение отдельных элементов в преде­лах той же самой роли. Наряду с подобного рода внутри­ролевыми конфликтами важнейшее значение для характери­стики общества имеют структурно-обусловленные межролевые конфликты, самые острые из которых принимают форму классовой борьбы.

В системе формальных социальных ролей прежде всего находят свое воплощение отношения вла­сти, формальной (законной, официальной) струк­туры общества. Вне формальной системы социальных ролей немыслимо упорядоченное взаимодействие ин­дивидов в рамках общества и государ­ства. Здесь взаимо­действия индивидов заранее предопределены такой системой.

Одновременно с этим в обществе складывается и воспроизводится разветвленная система нефор­мальных ролей, основанных на отношениях род­ства, участия в общих социальных группах, многочис­ленных видах неформальных спонтанных взаи­модействий.

Отсюда видно, что если система формаль­ных социальных ролей существует по необходимости, то неформальные социальные роли возникают на основе согласия. В идеальном случае формальные и неформальные роли соответствуют друг другу по указанным выше параметрам дополнитель­ности и взаимности. По мере нарушения этих принципов взаимодействия требования формальных и неформальных социальных ролей могут вступать между собой в конфликт.

Опыт показывает, что очень немногие роли свободны от внут­ренних напряжений и конфликтов, которые часто приводят к от­казу от выполнения ролевых обязательств, внутреннему стрессу. Образовавшаяся напряженность может быть снижена или снята посредством рационализации, разделения и регулирования ролей.

Рационализация роли – это неосознанный поиск неприятных сторон желаемой, но недостижимой роли с целью собственного ус­покоения.

Классический пример: девушка, которая не может найти жениха, убеждает себя в том, что она будет счастлива, если не выйдет замуж, пото­му что все мужчины обманщики, грубияны и эгоисты.

Разделение ролей снижает ролевую напряженность путем вре­менного изъятия из жизни одной из ролей и выключения ее из со­знания индивида. При этом человек как бы переключает свои ро­ли, чередует их, избавляясь от неприятного несоответствия.

Именно поэтому жестокий правитель в дружеской компании может быть добрейшим и милейшим человеком, а коррупционер и махинатор на родительском собрании может убежденно говорить о законности и право­порядке.

 

Регулирование ролей – формальная процедура, посредством ко­торой индивид освобождается от личной ответственности за по­следствия выполнения им той или иной роли.

На практике это может выглядеть в форме ссылки индивида на началь­ство или какую-то третью силу, заставляющую его выполнять действия, которые он совершил. Так, муж оправдывается перед женой на длительное отсутствие, ссылаясь на служебную необходимость.

 

Первые два вида действий считаются неосознанными защит­ными механизмами, третий же способ в основном используется осознанно и рационально (см. Фролов С.С. Социология: Учебник. – М. 1998. С. 103-106).

Социальная адаптация – вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой в процессе которого происходит согласие их взаимных требований с учетом потенциальных тенденций развития как субъекта, так и социальной среды. Социальная адаптация может быть двух видов: активная – когда индивид стремится воздействовать на социальную среду с целью ее изменения, и пассивная – когда индивид не стремится к такому воздействию.

Социальная адаптация – объективный процесс, обусловленный механизмом внутренней саморегуляции и общества, и коллектива, и личности. Пассивная форма социальной адаптации, как правило, осуществляется на индивидуально-психологическом уровне, носит пассивный характер. Однако пассивная форма социальной адаптации осуществляется и под влиянием социальных факторов, через воздействие соответствующих мотивационных механизмов. Активная форма социальной адаптации характеризуется тем, что общество, социальная группа (коллектив) и индивид стремятся целенаправленно изменить свое сознание и социально-экономическое положение для того, чтобы соответствовать меняющимся условиям, прежде всего экономическим. И в этом случае речь может идти о сознательном формировании адаптационного механизма. Поэтому под механизмом социальной адаптации следует понимать всю совокупность форм и методов воздействия как в целом на общество, так и на составляющие его социальной группы и индивидов, определяющих их приспособление к изменяющимся условиям.

На макроуровне процесс представляет собой, в настоящее время, существенное изменение и усложнение всей социальной структуры, усиление ее динамики. Причем позитивными признаками социальной адаптации в данном аспекте можно назвать появление класса собственников и наемных работников, повышение социального статуса и денежных доходов некоторых профессиональных групп: менеджеры, финансовые работники, государственные чиновники.

Признаками же, отражающими болезненность и противоречивость социальной адаптации, выступают падение жизненного уровня большинства населения, рост социальной поляризации, усиление социальной напряженности и конфликтности в обществе.

Принято выделять критерии социальной адаптированности индивидов или социальных групп к новым социально-экономическими условиям: 1) лица с высокой степенью социальной адаптированности, считающие реформы необходимыми и полезными, и испытавшие в сегодняшних условиях состояние психологического комфорта; 2) лица со средней степенью социальной адаптации, состояние которых характеризуется озабоченностью, тревогой, большей критичностью в оценке влияния реформ на их жизнь; 3) лица с низкой степенью социальной адаптации, пессимистично воспринимающие экономические преобразования, с доминированием негативного в эмоциональных пере­живаниях, что нередко приводит к безысходности и отчаянию.

Заслуживает особого внимания также апробированный подход к изучению социальной адаптации как к виду отношений между индивидом (группой) и социальной средой (прежде всего власть имущими группами как побудителями и проводниками нынешних реформ). В связи с чем принято дифференцировать социальную адаптацию на добровольную и враждебную. При таком подходе очень тонко отслеживается процесс соотнесения новых ценностей и способов действия, которые стали предлагаться социальной средой, с которыми, в той или иной степени, группы и индивиды уже не могут не считаться и не способствовать их реализации, дабы удовлетворить свои жизненно важные цели, и ранее сформировавшихся у этих индивидов и социальных групп представлений, установок, ценностных ориентаций.

§ 4. Концепция личности Зигмунда Фрейда и

теория «жизненных кризисов» Э. Эриксона

3. Фрейд (1856-1939) рассматривал человека как систе­му нужд, а общество – как систему запретов, табу. Бессо­знательные (в первую очередь сексуальные) стремления личности образуют ее потенциал и основной источник ак­тивности, задают мотивацию ее действий. В силу невоз­можности удовлетворения инстинктивных потребностей в их естественно-природной форме из-за социальных норма­тивных ограничений, человек вынужден постоянно искать компромисс между глубинным влечением и общественно приемлемой формой его реализации. Модель личности, со­зданная Фрейдом, представляет собой трехуровневое образование: низший слой (Оно, или Ид), представленный бессознательными импульсами и «родовыми воспоминания­ми», средний слой (Я, или Эго) и верхний слой (Сверх-Я, или Супер-Эго) – нормы общества, воспринятые челове­ком. Наиболее жесткие, агрессивные и воинственные слои – Оно и Сверх-Я. Они с обеих сторон «атакуют» пси­хику человека, порождая невротический тип поведения. Это модель личности, постоянно обороняющейся от обще­ственного давления и находящейся в конфликте с соци­альным окружением. Поскольку по мере развития общества верхний слой (Супер-Эго) неизбежно увеличивается, ста­новится более массивным и тяжелым, то и вся человечес­кая история рассматривается Фрейдом как история нарас­тающего психоза.

Главная проблема, которую пытался разрешить Фрейд – проблема противоречия между человеком и обществом. Отношение к обществу, к системе социального контроля, норм, запретов и т. п. у Фрейда двойственно. С одной сто­роны, он относился к ним как к необходимому инструмен­ту обуздания человеческих инстинктов, освобождение ко­торых привело бы человечество к самоуничтожению, а с другой стороны, как к чему-то такому, что с неизбежнос­тью ведет к нарастанию неврозов и другим патологиям лич­ности. Фрейд колебался между критико-радикалистским и адаптационно-конформистским решениям проблемы. Он склонялся то к пессимизму антиисторической концепции, согласно которой человеческая природа слишком консер­вативна, чтобы могли произойти серьезные социальные изменения и был разрешен драматический конфликт человека и общества; то к осторожно оптимистической эволю­ционистской позиции, согласно которой, в конечном сче­те, с помощью психоаналитической терапии и правильно организованной социализации личности может все-таки произойти трансформация человека и общества – массы будут подняты до уровня элиты, разум станет управлять страстями, сексуальные инстинкты окажутся отчасти удовлетворенными, отчасти сублимированными, а агрессивные инстинкты превратятся в средство управления миром. Однако к такого рода перспективам Фрейд относился все же скорее скептически, в большей мере тяготея к футурологическому пессимизму.

Опираясь на представления Фрейда о психосексуаль­ном развитии человека, Э. Эриксон (1950) разработал те­орию, в которой акцентируются социальные аспекты это­го развития. Оно рассматривается как процесс интеграции индивидуальных биологических факторов с факторами воспитания и социокультурного окружения.

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфи­ческих для каждого возраста, благоприятный или небла­гоприятный исход которых определяет возможность по­следующего расцвета личности.

Первый кризис человек переживает на первом году жиз­ни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у ребенка развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором, наоборот, — недоверие к нему.

Второй кризис связан с первым опытом обучения, осо­бенно с приучением ребенка к чистоплотности. Если ро­дители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, ребенок получает опыт авто­номии. Напротив, слишком строгий или слишком непо­следовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным обра­зом со страхом потерять контроль над собственным орга­низмом.

Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства ини­циативы. Наоборот, переживание повторных неудач и бе­зответственности могут привести его к покорности и чув­ству вины.

Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зависимости от царящей в школе атмо­сферы и принятых методов воспитания у ребенка развива­ется вкус к работе или же, напротив, чувство неполноцен­ности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризис переживают подростки обоего пола в поисках идентификаций (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта подростка, его потенциальных возможностей и выборов, которые он дол­жен сделать. Неспособность подростка к идентификации или связанные с ней трудности могут привести к ее «рас­пылению» или же к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.

Шестой кризис свойствен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит совершать цикл «рабо­та – рождение детей – отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опы­та приводит к изоляции человека и его замыканию на са­мом себе.

Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохране­ния рода (генеративности), выражающегося главным образом в «интересе к следующему поколению и его воспитанию». Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных об­ластях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдо­близости (стагнация), что обрекает супругов на существо­вание лишь для самих себя с риском оскудения межлич­ностных отношений.

Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненно­го пути, а разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. Достижение человеком цельности основывает­ся на подведении им итогов своей прошлой жизни и осо­знании ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить. Если человек не может свести свои про­шлые поступки в единое целое, он завершает свою жизнь о страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жизнь заново.

 

§ 5. Социализация личности. Десоциализация и ресоциализация

Социализация личности представляет собой процесс формирования личности в определенных социальных ус­ловиях, процесс усвоения человеком социального опыта, в ходе которого человек преобразует социальный опыт в собственные ценности и ориентации, избирательно вво­дит в свою систему поведения те нормы и шаблоны пове­дения, которые приняты в обществе или группе. Нормы поведения, нормы морали, убеждения человека определя­ются теми нормами, которые приняты в данном обществе.

Термин «социализация» соответствует концепции, со­гласно которой человек (ребенок) изначально асоциален или его социальность сводится к потребности в общении. В этом случае социальность – процесс превращения изна­чально асоциального субъекта в социальную личность, вла­деющую принятыми в обществе моделями поведения, вос­принявшую социальные нормы и роли. Считается, что та­кой взгляд на развитие социальности характерен прежде всего для психоанализа.

Понимание процесса усвоения социальных норм, уме­ний, стереотипов, формирования социальных установок и убеждений, обучения принятым в обществе нормам пове­дения и общения, вариантам жизненного стиля, вхожде­ния в группы и взаимодействия с их членами как социали­зация имеет смысл, если изначально индивид понимается как несоциальное существо, и его несоциальность должна в процес­се воспитания в обществе не без сопротивления преодолеваться. В иных случаях термин «социализация» при­менительно к социальному развитию личности избы­точен. Понятие «социализация» не подменяет и не заменя­ет собой известных в педагогике и в педагогической психо­логии понятий обучения и воспитания.

Понятие «формирование личности» подразумевает единство объективных и субъективных условий, определяющих процесс ста­новления и развития человека.

Понятие «развитие личности» характеризует последователь­ность и поступательность изменений, происходящих в сознании и поведении личности.

Воспитание – это целенаправленное формирование у индиви­да определенных качеств, а социализация – усвоение социальных ролей того общества, в котором человек живет, будь оно тотали­тарным, демократическим, единым, преступным, богатым и т.д. Социальное качество общества в данном случае не имеет значе­ния.

Можно быть социализированным, но невоспитанным, и на­оборот – воспитанным и совершенно не социализированным, т.е. не знающим жизни.

Социализация – это долгий и трудный процесс становления личности, постепенное усвоение ею требований общества: опреде­ленной системы знаний, норм, ценностей, установок, образцов поведения, необходимых для успешного функционирования лич­ности в данном обществе.

Конкретные группы, в которых личность приобщается к систе­мам норм и ценностей и которые являются своеобразными транс­ляторами социального опыта, получили название институтов соци­ализации. На каждой стадии социализации существуют особые ин­ституты, которые еще называют агентами социализации, – это люди и учреждения, ответственные за обучение культурным нор­мам и усвоение социальных ролей.

На каждой стадии социализации существуют особые институты социализации: семья, дошкольные детские учреждения, школа, трудовые коллективы, неформальные объединения, группы по ин­тересам и т.д. Их обычно разделяют на две группы:

агенты первичной социализации – близкие родственники, учи­теля, друзья семьи и т.д. Особенно велика роль первичной социа­лизации на раннем этапе становления и развития личности;

агенты вторичной социализации – руководители и официаль­ные представители государства и его органов (армия, милиция, уч­реждения и т.д.)

Агенты социализации осуществляют две основные функции: обучение и контроль.

Сам институт социализации, воздействуя на личность, как бы сталкивается с системой воздействия, которая задается большой социальной группой, в частности посредством традиций, обычаев, привычек, образа жизни. От того, какой будет та равнодейству­ющая, которая сложится из систем таких воздействий, зависит конкретный результат социализации.

Выделяют следующие стадии социализации:

1. Первичная социализация, или стадия адаптации (от рождения до подросткового периода ребенок усваивает социальный опыт некритически, адаптируется, приспосаб­ливается, подражает).

2. Стадия индивидуализации (появляется желание вы­делить себя среди других, критическое отношение к обще­ственным нормам поведения). В подростковом возрасте ста­дия индивидуализации, самоопределения «мир и я» харак­теризуется как промежуточная социализация, так как все еще неустойчиво в мировоззрении и характере подростка.

Юношеский возраст (18-25 лет) характеризуется как устойчиво концептуальная социализация, когда вырабаты­ваются устойчивые свойства личности.

3. Стадия интеграции (появляется желание найти свое место в обществе, «вписаться» в общество). Интеграция проходит благополучно, если свойства человека принима­ются группой, обществом. Если не принимаются, возмож­ны следующие исходы:

- сохранение своей непохожести и появление агрес­сивных взаимодействий (взаимоотношений) с людь­ми и обществом;

- изменение себя, «стать как все»;

- конформизм, внешнее соглашательство, адаптация.

4. Трудовая стадия социализации охватывает весь пе­риод зрелости человека, весь период его трудовой деятель­ности, когда человек не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его за счет активного воздействия че­ловека на среду через свою деятельность.

5. Послетрудовая стадия социализации рассматривает пожилой возраст как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта, в процесс передачи его новым поколениям.

Следует особо отметить, что социализация проходит этапы, совпадающие с так на­зываемыми жизненными циклами. Они отмечают важней­шие вехи в биографии человека, которые вполне могут служить качественными этапами становления социально­го «Я»: поступление в вуз (цикл студенческой жизни), женитьба (цикл семейной жизни), выбор профессии и трудоустройство (трудовой цикл), служба в армии (армей­ский цикл), выход на пенсию (пенсионный цикл).

Жизненные циклы связаны со сменой социальных ро­лей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменением привычного образа жизни.

Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучать­ся. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия.

Отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией.

Принцип, согласно которому развитие личности в те­чение всей жизни идет по восходящей и строится на ос­нове закрепления пройденного, является непреложным. Но свойства личности, сформировавшиеся ранее, не яв­ляются незыблемыми. Ресоциализацией называется усво­ение новых ценностей, ролей, навыков вместо прежних, недостаточно усвоенных или устаревших. Ресоциализация охватывает многие виды деятельности – от занятий по ис­правлению навыков чтения до профессиональной пере­подготовки рабочих. Психотерапия также является одной из форм ресоциализации. Под ее воздействием люди пы­таются разобраться в своих конфликтах и изменить свое поведение на основе этого понимания.

Десоциализация и ресоциализация – две стороны од­ного процесса, а именно взрослой, или продолженной, социализации.

В детском и подростковом возрасте, пока индивид вос­питывается в семье и школе, как правило, никаких резких изменений в его жизни не происходит, исключая развод или смерть родителей, продолжение воспитания в интер­нате или и детском доме. Его социализация проходит плавно и представляет собой накопление новых знаний, ценностей, норм. Первое крупное изменение происходит только со вступлением во взрослую жизнь.

Хотя процесс социализации продолжается и в этом возрасте, он существенно меняется. Теперь на первый план выходят десоциализация (отвержение старого) и ресоциализация (обретение нового). Иногда человек попа­дает в такие экстремальные условия, где десоциализация заходит столь глубоко, что превращается в разрушение нравственных основ личности, а ресоциализация является поверхностной. Она не способна восстановить все бо­гатство утраченных ценностей, норм и ролей.

Именно с такими условиями сталкиваются те, кто по­падает в концентрационные лагеря, тюрьмы и колонии, психиатрические больницы, а в некоторых случаях – и проходящие службу в армии.

Видный американский социолог Ирвинг Гоффман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тоталитар­ные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях:

- изоляция от внешнего мира (высокие стены, решет­ка, спецпропуска и т. п.);

- постоянное общение с одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает, спит;

- утрата прежней идентификации, которая происхо­дит через ритуал переодевания (сбрасывание граж­данской одежды и облачение в спецформу);

- переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной;

- замена старой обстановки на новую, обезличенную;

- отвыкание от старых привычек, ценностей, обычаев и привыкание к новым;

- утрата свободы действий.

В подобных условиях индивид не просто дезориенти­руется, но нравственно деградирует.

Дело в том, что то воспитание и та социализация, ко­торые человек получил в детстве, не могли подготовить его к выживанию в подобных условиях.

Детская социализация имеет совсем другие признаки:

- отсутствие изоляции от внешнего мира;

- общение с разными людьми;

- укрепление прежней идентификации;

- отсутствие всяких переименований и переодеваний;

- широкая свобода действий.

Десоциализация может быть столь глубокой, что пози­тивная ресоциализация уже не поможет – разрушенными окажутся основы личности.

В тех случаях, когда человек, что называется, «надло­мился», происходит негативная ресоциализация (и маль­чик из благополучной семьи становится бандитом).

Однако, к примеру, русский, эмигрировавший в Аме­рику, попадает в совершенно новую, но не менее разно­стороннюю и богатую культуру. Отвыкание от старых тра­диций, норм, ценностей и ролей компенсируется новым жизненным опытом. Уход в монастырь предполагает не менее радикальные перемены в образе жизни, но духов­ного обнищания не происходит и в этом случае.

 

§ 6. Отклоняющееся поведение и социальный

контроль. Причины девиации по Э. Дюргейму

Исходным понятием для изучения девиантного (отклоняющегося) поведения и социального контроля является понятие «норма» - основной элемент культуры. Социальные нормы – это требования, предписания, пожелания и ожидания соответствующего поведения. Возникновение и функционирование социальных норм, их место в соци­ально-политической организации общества определены объективной потребностью в упорядочении обществен­ных отношений.

В основе возникновения социальных норм («общих правил») лежат прежде всего потребности материального производства. Повторяемость актов производства, рас­пределения и обмена, т.е. повторяемость социальных взаи­модействий, требует наличия таких общих правил, которые позволили бы регулярно и одинаковым образом вступать в данные взаимодействия участникам соответствующих обще­ственных отношений. Социальные нормы в силу этого во­площают абстрактную модель указанных взаимодействий, позволяющую индивидам предвидеть действие иных участников общественных отношений и соответствующим образом строить собственное поведение.

Социальные нормы в силу этого становятся – приме­нительно к индивиду – мерой его поведения, а примени­тельно к обществу – масштабом оценки этого поведения. Такова модальная функция социальных норм: мерой поведения руководствуется индивид - оценка принадлежит обществу.

Содержание социальных норм выводится прежде все­го из реального поведения индивидов и социальных групп. Именно здесь воспроизводятся изо дня в день социальные нормы, проявляя свое действие часто стихийно, не всегда получая исчерпывающее отражение в сознании людей.

Социальные нормы, упорядочивая поведение людей, регулируют самые разнообразные виды общественных от­ношений. Они складываются в определенную иерархию норм, распределяясь по степени социологической значи­мости.

Соблюдение норм регулируется обществом с различной степенью строгости. Строже всего караются нарушения табу (в примитивных обществах) и юридических законов (в индустриальных обществах), мягче всего - привычек.

Социальные нормы выполняют в обществе очень важ­ные функции. Они:

- регулируют общий ход социализации;

- интегрируют индивидов в группы, а группы - в об­щество;

- контролируют отклоняющееся поведение;

- служат образцами, эталонами поведения. Нормы формируют систему социального воздействия, которая включает мотивы, цели, направленность субъек­тов действия, само действие, ожидание, оценку и средства.

Нормы выполняют свои функции в зависимости от того, в каком качестве они себя проявляют:

- как стандарты поведения (обязанности, правила);

- как ожидания поведения (реакция других людей).

Как видим, социальные нормы – действительно стра­жи порядка и хранители ценностей. Даже простейшие нормы поведения олицетворяют собой то, что ценится группой или обществом.

Различие между нормой и ценностью выражается так:

- нормы – правила поведения,

- ценности – абстрактные понятия о том, что есть добро и зло, правильное и неправильное, должное и недолжное.

Соблюдения социальных норм добиваются с помощью санкций, которыми являются не только наказания, но так­же поощрения.

Социальные санкции – разветвленная система вознаг­раждений за выполнение норм, за согласие с ними и на­казаний за отклонение от них, т.е. за девиантность.

Выделяют четыре типа санкций: позитивные и негатив­ные, формальные и неформальные. Они дают четыре типа сочетаний, которые можно изобразить в виде логическо­го квадрата (см. рис. 1).

 

  Позитивные Негативные
  Формальные   Ф+     Ф–    
  Неформальные   Н+     Н–    
         

 

Рис. 1. Типология социальных санкций

Формальные позитивные санкции (Ф+) – публичное одобрение со стороны официальных организаций (прави­тельства, учреждения, творческого союза): правитель­ственные награды, государственные премии и стипендии, пожалованные титулы, ученые степени и звания, соору­жение памятника, вручение почетных грамот, допуск к высоким должностям и почетным функциям (например, избрание председателем правления).

Неформальные позитивные санкции (Н+) – публичное одобрение, не исходящее от официальных организаций: дружеская похвала, комплименты, молчаливое признание, доброжелательное расположение, аплодисменты, слава, почет, лестные отзывы, признание лидерских или экспер­тных качеств, улыбка.

Формальные негативные санкции (Ф–) – наказания, предусмотренные юридическими законами, правитель­ственными указами, административными инструкциями, предписаниями, распоряжениями: лишение гражданских прав, тюремное заключение, арест, увольнение, штраф, депрёмирование, конфискация имущества, понижение в должности, разжалование, низложение с престола, смер­тная казнь, отлучение от церкви.

Неформальные негативные санкции (Н–) – наказания, не предусмотренные официальными инстанциями: пори­цание, замечание, насмешка, издевка, злая шутка, нелес­тная кличка, пренебрежение, отказ подать руку или поддерживать отношения, распускание слухов, клевета, недоброжелательный отзыв, жалоба, сочинение памфле­та или фельетона, разоблачительная статья.

Итак, социальные санкции выполняют ключевую роль в системе социального контроля.

Социальный контроль – это способ саморегуляции си­стемы, обеспечивающий упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов посредством нормативного (в том числе правового) регулирования. Стабилизирующая функция системы социального контроля заключается в воспроизводстве господствующего типа общественных отношений, социальных (групповых, классовых, государ­ственных) структур. Направленность и содержание соци­ального контроля зависят от исторически обусловленных социально-экономических, политических, идеологичес­ких, моральных и иных социологически-культурных ха­рактеристик данной социальной системы.

Социальный контроль – элемент более общей систе­мы регулирующих воздействий на поведение индивидов со стороны общества. Отличительной чертой этой формы воздействия являются упорядоченность, формализованность, категоричность требований, предъявляемых инди­виду, их нормативность, обеспеченность санкциями (как формального, так и неформального порядка). Система социального контроля использует социальные нормы, которые находят отражение в идеологии, философско-этических воззрениях, художественном творчестве.

Социальное (групповое) действие, выступая в системе социального контроля в виде реакции на индивидуальное поведение, выполняет функцию социального стимула (по­зитивного или негативного), предопределяющего харак­тер последующих индивидуальных действий, в силу чего они становятся реакцией на социальные действия. Инди­видуумы (индивидуальное действие) и социальная груп­па (социальное действие) – таковы исходные элементы системы социального контроля. К ним относятся также те промежуточные переменные социально-психологического характера, которые, будучи структурными элементами субъектов (индивида и социального образования), непо­средственно влияют на характер и направленность их дей­ствий. К их числу относятся:

а) самосознание и самооценка субъекта (как индиви­да, так и социальной группы);

б) восприятие и оценка субъектом социальной ситуа­ции (социальная перцепция), присущие как инди­виду, так и социальной группе. Социальный контроль может либо усиливать возника­ющие в обществе отклонения, либо смягчать их, приво­дить в норму

Социальный контроль – это особый механизм социаль­ной регуляции поведения и поддержания общественного порядка. Он включает, уже известных нам, два главных элемента – нормы и санкции. Социальный контроль – фундамент стабильности в обществе. Его отсутствие или ослабление ведут к анома­лии, беспорядкам, смуте и социальному хаосу.

Нормативные системы общества не являются застыв­шими, навсегда данными. Изменяются сами нормы, изменяется отношение к ним. Отклонение от нормы столь же естественно, как и следование им. Полное принятие нормы выражается в конформизме, отклонение от нормы – в различных видах девиации, девиантного поведения. Во все времена общество пыталось подавлять неже­лательные формы человеческого поведения. Резкие откло­нения от средней нормы как в положительную, так и в отрицательную сторону грозили стабильности общества, которая во все времена ценилась превыше всего.

Социологи называют отклоняющееся поведение девиантным. Данное понятие подразумевает любые поступки или действия, не соответствующие писаным или неписа­ным нормам.

В большинстве обществ контроль девиантного поведе­ния несимметричен: отклонения в плохую сторону осуж­даются, а в хорошую – одобряются. В зависимости от того, позитивным или негативным является отклонение, все формы девиаций можно расположить на некотором континууме. На одном его полюсе разместится группа лиц, проявляющих максимально неодобряемое поведение: революционеры, террористы, политические эмигранты, предатели, атеисты, преступники, вандалы, циники, ни­щие. На другом полюсе расположится группа с макси­мально одобряемыми отклонениями: национальные ге­рои, выдающиеся артисты, спортсмены, ученые, писатели, лидеры, миссионеры, передовики труда.

Итак, всякое поведение, которое вызывает неодобре­ние общественного мнения, называется девиантным. Это чрезвычайно широкий класс явлений: от безбилетного проезда до убийства человека. В широком смысле девиант – любой человек, сбившийся с пути или отклонив­шийся от нормы. При таком понимании следует говорить о формах и степени отклонения. К видам, или формам, де­виантного поведения относят уголовную преступность, алкоголизм, наркоманию, проституцию, гомосексуализм, азартные игры, психические расстройства, самоубийство.

В узком понимании под девиантным поведением под­разумеваются такие отклонения, которые не влекут за со­бой уголовного наказания, иначе говоря, не являются про­тивоправными. Совокупность противоправных поступков, или преступлений, получила в социологии особое назва­ние – делинквентное (буквально – преступное) поведе­ние. Оба значения – широкое и узкое – одинаково упо­требляются в социологии.

Развернутое социологическое объяснение девиации впервые дал Э. Дюркгейм. Он предлагает теорию аномии, которая раскрывает значение социальных и культурных факторов. По Дюркгейму, основной причиной девиации является аномия, буквально – «отсутствие регуляции», «безнормность». По сути, аномия – это состояние дезор­ганизации общества, когда ценности, нормы, социальные связи либо отсутствуют, либо становятся неустойчивыми и противоречивыми. Все, что нарушает стабильность, при­водит к неоднородности, неустойчивости социальных свя­зей, к разрушению коллективного сознания (кризис, сме­шение социальных групп, миграция и т.д.), порождает нарушения общественного порядка, дезорганизует людей, и в результате появляются различные виды девиаций.

Э. Дюркгейм считает девиацию столь же естественной, как и конформизм. Более того, отклонение от норм несет не только отрицательное, но и положительное начало. Девиация подтверждает роль норм, ценностей, дает более полное представление о многообразии норм. Реакция об­щества, социальных групп на девиантное поведение уточ­няет границы социальных норм, укрепляет и обеспечивает социальное единство. И, наконец, девиация способству­ет социальному изменению, раскрывает альтернативу су­ществующему, ведет к совершенствованию социальных норм. Нарушения социальных норм могут быть серьезны­ми и несерьезными, сознательными и неосознаваемыми. Все серьезные нарушения, сознательные они или нет, подпадающие под категорию противоправного действия, относятся к делинквентному поведению.

Девиантное и делинквентное поведение можно разли­чить следующим образом. Первое относительно, а второе абсолютно. То, что для одного человека или группы – отклонение, для другого или других может быть привыч­кой. Высший класс считает свое поведение нормой, а по­ведение представителей других классов, особенно низших, – отклонением. Поведение считается таковым относи­тельно культурных норм данной группы. Однако делинк­вентное поведение абсолютно по отношению к законам страны. Уличное ограбление представители социальных низов могут считать нормальным видом заработка или способом установления социальной справедливости. Но это не отклонение, а преступление, поскольку существу­ет абсолютная норма – юридический закон, квалифици­рующий ограбление как преступление.

Районы города, где чаще, чем в других, происходят пре­ступления, называют криминогенными, а категории насе­ления, которые более других склонны совершать девиантные или делинквентные поступки, – группами риска. Социология рассматривает преступность в качестве социального явления, которое носит деструктивный для об­щества характер. Ее можно определить как относительно устойчивую распространенную форму девиантного пове­дения, достигшую степени общественной опасности и подпадающую под действие уголовного законодательства.

Исследователи современных процессов обращают вни­мание на то, что девиантное и делинквентное поведение широко распространяются в обществах, переживающих трансформацию. Более того, в условиях общего кризиса общества это может приобретать тотальный характер. На фоне усиления кризисных явлений нарастает неудовлетво­ренность своим положением. Массовое чувство социаль­ной неудовлетворенности, невостребованности, приводит к отчуждению от общества, к нарастанию тревожности. Одним из последствий социальной неудовлетворенности является нарастание пессимистических настроений и даже появление деморализованности населения (упадок духа, растерянность). Типичными реакциями на аномию стано­вится безразличие к средствам достижения цели, цинизм, экстремизм. Механизм отклоняющегося поведения рас­крывается через анализ взаимодействия нормативного регулирования, особенностей личности, ее отношения к норме и реальной жизненной конфликтной ситуации.


Тема 6. Социальная структура общества и социальная стратификация

План

§ 1. Социальный статус и социальное неравенство: очень тесная взаимозависимость.

§ 2. Социальная стратификация и совокупный социально-экономический статус.

Информационная стратификация.

§ 3. Социальный слой и социальный класс – основные категории социальной стратификации. Что такое средний класс?

§ 4. Социальная мобильность и ее каналы.

§ 5. Что такое маргинальность?

§ 6. Основные изменения в социальной стратификации российского общества в XX в.

§ 7. Социальные группы и слои современного российского общества

(по Т.И.Заславской).

 

§ 1. Социальный статус и социальное неравенство:

очень тесная взаимозависимость

В каждом обществе существует социальное неравенство. Факт его наличия означает, что люда и группы имеют неравный доступ к ресурсам общества и его благам, различаются степенью влияния и власти, обладают неравными возможностями для личностного и профессионального роста. Возможны самые разные виды неравенства: половое и возрастное, национально-этническое и религиозное, политическое и экономическое, культурное и образовательное и т.д. Предпосылками социального неравенства является неравенство способностей и возможностей, а также ограниченность ресурсов общества.

Ресурсы общества - это не только богатство, но также власть, престиж, знание и др. Если материальные ресурсы в принципе поддаются уравниванию (хотя бы теоретически), то, как разделить поровну престиж? Ведь если все виды деятельности считаются одинаково престижными, то исчезает само понятие престижа. То же самое можно сказать и о власти. Неравенство как бы изначально заложено в структуру любого общества. Без него невозможна, в частности, координация усилия множества людей - кто-то должен направлять эти усилия. Неравенство также служит мощным фактором, влияющим на развитие общества, его обновление. Несмотря на «функциональное» значение неравенства, на протяжении всей человеческой истории предпринимались попытки преодолеть его. Однако ни одна из попыток не увенчались успехом. Менялась структура неравенства, но не исчезал сам феномен неравенства. В индивидуальной жизни неравенство служит стимулом борьбы за улучшение своего положения.

Таким образом, социальное неравенство – складывающаяся в обществе система отношений, которая характеризует неравномерное распределение дефицитных ресурсов общества (денег, власти, образования и престижа) между различными стратами, или слоями, населения, социальное неравенство является причиной и следствием социального расслоения (социальной стратификации). Основным измерителем неравенства вы­ступает количество ликвидных ценностей (в современном обществе эту функцию обычно выполняют деньги). Если неравенство представить в виде шкалы, то на одном полюсе окажутся те, кто владеет наибольшим количеством благ (богатые), а на другом – наименьшим (бедные). Богатство выражается денежной суммой, эквивалентной тому, чем владеет человек. Богатство и бедность задают многомерное расслоение или стратификационную иерархию. Количество денег определяет место индивида или семьи в социальной стратификации. Социальное неравенство во властных отношениях проявляется в возможности определенного социального субъекта (как правило, того или иного социального слоя) в своих интересах определять цели и направленность деятельности других социальных субъектов (безотносительно к их интересам), распоряжаться материальными, информационными и статусными ресурсами общества, формировать и навязывать правила и нормы поведения. Ключевое значение в измерении социального неравенства властными отношениями принадлежит распоряжение ресурсами, что позволяет властвующему субъекту подчинять себе других людей.

Основой социального неравенства являются социальные статусы отдельных индивидов, социальных групп и слоев. Как мы уже отмечали, социальный статус это одна из главнейших категорий социологии, это очень сложное, многомерное и противоречивое социальное явление. Ход и итоги жизни каждого человека, успехи или неудачи в профессиональной карьере, в общественной деятельности, в семейных отношениях, а, самое главное, оценка этих событий (при всей ее относительности) социальной группой, социальной организацией или общностью (да и обществом), где эта самая жизнь и протекает, определяются сложной и неоднозначной динамикой социального статуса этого человека, т.е. изменением его места в социальной иерархии по тем или иным позициям. А оценка окружающих, в большинстве случаев, является основой для самооценки каждого человека, если у него возникнет желание посмотреть на себя со стороны на том или ином жизненном этапе, либо подвести итоги всего пройденного пути.

Как мы уже подчеркнули, эти оценка и самооценка весьма и весьма относительны, причины тому – постоянно изменение некоторых социально-нравственных нормативов, ценностных ориентаций, понятий о престиже, общественном мнении. Кто-то необычайно горд, что к тридцати годам (при минимуме, чаще только по его мнению, стартовых условий) он стал, к примеру: миллионером, доктором наук, генералом, жителем мегаполиса, отцом троих детей, любовником известной манекенщицы или сожителем популярной певицы, начальником цеха или отдела, владельцем нескольких палаток на вещевом рынке, личным шофером или горничной высокопоставленного чиновника, берущего очень крупные взятки, старостой церковной общины или возглавил региональное отделение какой-либо политической партии и т.д. А у кого-то к двадцати пяти годам исполнилась вожделенная мечта стать уголовным авторитетом, и он теперь может с чувством выполняемого долга осуществлять соответствующую, в его представлениях, данному статусу социальную роль со всеми сопутствующими ей ритуалами и атрибутикой: быть «крышей» для того или иного вида бизнеса на строго определенной с равными по статусу коллегами территорией, «собирать дань», проводить досуг в престижных, опять же, по его мнению, казино и саунах, «бывать на стрелках», «заказывать конкурентов», а случись что – держать дисциплину в камере СИЗО или на зоне ходить на совещания к «куму». А еще кто-то, вновь в меру своего культурного и образовательного уровня и ценностных ориентаций, все-таки, чаще – «ближнего круга», будет и в зрелые и в преклонные годы с наслаждением вспоминать личный пик статусных и социально-ролевых достижений, пришедшихся на двадцатилетний возраст: как он выбивал признания у подследственных, как, будучи «дедом», на втором году службы издевался над новобранцами или, верховодя над местной шпаной, шантажировал зависимых от него наркоманов, проституток, бомжей.

Приводя эти примеры нам, к сожалению, не пришлось утрировать ситуации и «сгущать краски»: нынешнее пореформенное, переходное (транзитивное) состояние российского общества, переживающего слом основополагающих для социальной структуры отношений власти и собственности, характеризуется также изменениями нравственных и ценностных координат в сознании людей, в общественном мнении социальных групп и общностей. Означает ли это, что в сложившихся условиях («где разрешено все, что не запрещено») нет смысла синтезировать нравственные и рациональные составляющие успеха, престижа, индивидуальной или групповой высокостатусности? И что можно посоветовать в учебном курсе социологии современному российскому «юноше, обдумывающему житье» и просчитывающему прагматично либо «нащупывающему интуитивно» траекторию собственной жизни? Посоветовать, на наш взгляд, можно и нужно - помыслами и действиями своими неустанно осуществлять этот самый синтез нравственного и рационального, как бы сложно не приходилось делать это в конкретной ситуации, идя наперекор почти всегда лицемерным «штампам» и догмам, и не быть не поводу циничных крайностей воинствующего, весьма ограниченного эгоизма, переживающего расцвет в период рыночной стихии и дикого капитализма. Изучая социологию, впитывая информацию, приобретая опыт социальный можно научиться и успеха добиваться (с приобретением упомянутых ликвидных ценностей) и суть этого успеха объективно оценивать, но при этом на ценности непреходящие – общечеловеческие нравственные императивы, божьи заповеди – в душе своей не покушаться.

Кому же не дано отличать средства от цели, кто не умеет «ситуацию моделировать» - не изучал он социологию, его личный социальный опыт однобокий и ограниченный, представления о социальном статусе остались самыми примитивными (на уровне обыденного, часто весьма убогого, сознания), и тогда бог ему судья с его немерянными ликвидными ценностями, которые, надо признать, вознесли его на высокое место в социально-статусной иерархии трансформируемой социальной структуры модернизируемого российского общества. К затронутым здесь злободневным и актуальным для каждого вопросам мы еще обратимся в коротком эссе «Индивидуализация стилей жизни и социальное неравенством», завершающем данную тему № 6.

А продолжая вникать в социологическую теорию и упорно подниматься над уровнем обыденного сознания, разберемся, из чего складывается социальный статус, и как они с социальным неравенством друг друга обусловливают. Как уже отмечалось, каждый человек в социальной системе занимает несколько позиций. Каждая из этих позиций, предполагающая определенные права и обязанности, называется статусом. Человек может иметь несколько статусов. Но чаще всего только один определяет его положение в обществе. Этот статус называется главным, или интегральным. Часто бывает так, что главный, или инте­гральный, статус обусловлен его должностью (например, формальной – директор, профессор, либо реальной – олигарх «авторитет»). Социальные статус отражается как во внешнем поведении и облике (одежде, лексиконе и иных знаках социальной и професси­ональной принадлежности), так и во внутренней позиции (в установках, ценностных ориентациях, мотивациях и т. д.).

Социологи отличают предписанные и приобретенные статусы. Предписанный – это значит навязанный обществом вне зависимости от усилий и заслуг личности. Он обусловливается расовым, этническим проис­хождением, местом рождения, семьей и т. д. Приобретенный (достигнутый) статус определяется усилиями самого человека (например, писатель, ученый, директор, чемпион города, России, олимпийский чемпион и т.д.). Выделяются также ес­тественный и профессионально-должностной статусы. Естественный статус личности предполагает существенные и относительно устойчи­вые характеристики человека (мужчины и женщины, детство, юность, зрелость, старость и т. д.). Профессионально-должностной – это бази­сный статус личности, для взрослого человека чаще всего являющий­ся основой инте­грального статуса. В нем фиксируется социальное, экономическое и производственно-техническое положение (банкир, инженер, адвокат, глава фракции, настоятель собора, тренер сборной и т. д.).

Социальный статус обозначает конкретное место, которое за­нимает индивид в данной социальной системе. Таким образом, можно отметить, что социальные статусы – структурные элементы социальной организации общества, обеспечивающие социальные связи между субъектами общественных отношений. Эти от­ношения, упорядоченные в рамках социальной органи­зации, группируются в соответствии с социально-экономической структурой общества и образуют сложную координированную систему. Социальные связи между субъектами общественных отношений, устанавливае­мые по поводу обеспечиваемых социальных функций, образуют определенные пункты пересечения в обширном поле социальных отношений. Этими пунктами пересечения связей в поле общественных отношений и являются социальные статусы.

С этой точки зрения социальная организация общества может быть представлена в виде сложной, взаимосвя­занной системы социальных статусов, занимаемых индивидами, становящимися вследствие этого членами общества, гражданами государства.

Общество не только создает социальный статус, но и обеспечи­вает социальные механизмы распределения членов общества по этим позициям. Соотношение между социальными статусами, предписываемыми обществом индивиду вне зависи­мости от усилий и заслуг (предписанные пози­ции), и статусами, замещение которых зависит от самого человека (достигаемые позиции), – су­щественная характеристика социальной организации общества. Предписанными социальными статусами являются по преимуще­ству те, замещение которых происходит автоматически, в силу рождения человека и в связи с таки­ми его характеристиками, как пол, возраст, от­ношения родства, раса, каста и т. д.

Соотношение в социальной структуре предписан­ных и достигаемых социальных статусов есть, по существу, показатель характера экономической и политической власти, есть вопрос о характере общественной формации, либо процесса ее изменения, на­вязывающей индивидам соответствующую струк­туру социального статуса. Личные качества индивидов, отдель­ные примеры социального выдвижения в целом не меня­ют этого кардинального положения, но его меняют выдвижения или возникновения целых социальных слоев.

Многомерная, сложно организованная природа человека, широта и многообразие его социальных связей и отношений определяют множество теоретических подходов и позиций в понимании этого феноме­на, множество различных моделей, образов человека в современной социологии. Один из них – образ человека как совокупности социаль­ных ролей.

 

§ 2. Социальная стратификация и совокупный

социально-экономический статус. Информационная стратификация

Социальная стратификация – постоянное ранжирование социальных статусов и ролей в социальной системе (от малой группы до общества); это – распределение общественных групп в иерархически упорядоченном ранге (по возрастанию или убыванию какого-либо признака); это – понятие обозначающее, во-первых, структуру общества, во-вторых, систему признаков социального расслоения, неравенства. Социальная стратификация – структурирование неравенства между различными социальными общностями, слоями или группами людей или существующая в обществе иерархическая организованная структура социального неравенства. Термин «стратификация» заимствован из геологии, где он обозначает расположенных в вертикальном порядке социальных слоев. Социальная стратификация – представляет собой ранговое расслоение, когда высшие, или верхние, слои, которые значительно меньше по количеству входящих в них членов общества, находятся в более привилегированном положении (в отношении обладания ресурсами или возможности получения вознаграждения), чем низшие слои. Все сложные общества имеют несколько систем стратификации, в соответствии с которыми происходит ранжирование индивидов по слоям. Основными видами социальной стратификации являются: экономическая, политическая и профессиональная. В соответствии с данными видами социальной стратификации общества принято выделять критерием дохода (и богатства, т. е. накопления), критерии влияния на поведение членов общества и критерии, связанные с успешным исполнением социальных ролей, наличием знаний, умений, навыков и интуиции, которые оцениваются и вознаграждаются обществом. Социальная стратификация, фиксирующая естест­венное и социальное неравенство между людьми, устойчи­во поддерживается и регулируется различными институциональными механизмами, постоянно воспроизводится и модифицируется, что является условием упорядоченного существования любого общества и источником его развития.

Информационное неравенство (информационная стратификация) в эпоху формирования информационного общест­ва становится одним из важнейших факторов дифферен­циации социальных групп и целых слоев. В 1997 г. Программа развития ООН ввела новое измерение бедности – информационное, характеризующее возможность доступа к информационной магистрали широких слоев населения. В информационном обществе основным конфликтом в системе производственных отношений становится конфликт между знанием и некомпетентностью. При этом в развитых странах феномен зависимости успеха человека в современном мире от его отношения к телекоммуникационной революции получил название «цифровой барьер», или «цифровой разрыв» (Digital Divide). Социальные группы и слои, лишенные доступа к информационным ресурсам, изначально оказываются в заведомо проигрышном экономическом положении по сравнению с сетевым сообществом.

Информационная стратификация существует и внутри самой сети Интернет. Разными правами по доступу к информации обладают владельцы ресурсов и пользователи, администраторы, модераторы сетей межличностного общения и участники указанных сетей. Наиболее заметным в Интернете является лингвистическое неравенство. Подавляющее большинство ресурсов представлено на английском языке. Таким образом, пользователи, не владеющие этим языком, оказываются в экономически невыгодном положении.

Кроме лингвистического аспекта, существует еще когнитивно-семантический аспект информационной стратификации. Существо когнитивно-семантического аспекта состоит в том, что способность индивида к абстрактному логическому мышлению существенным образом зависит от богатства того языка, которым он свободно владеет.

Информационная стратификация пользователей может осуществляться и в зависимости от их гражданства. Кроме того, в многопользовательских компьютерных системах существуют различные системы ограничения доступа к информационным ресурсам, устанавливаемые владельцами этих систем.

Наиболее значимой и болезненной проблемой, способствующей информационной стратификации для России, с ее территориальной разбросанностью, является проблема доступа к Сети в малонаселенных и географически удаленных от региональных центров населенных пунктах.

Если заглядывать в будущее, то после становления информационного общества информационная стратификация, по всей видимости, будет определяться уже не столько социальными признаками, сколько соотношением в психике субъектов социальных отношений и политикой государственных или межгосударственных структур.

Можно сделать вывод о том, что социальная стратификация описывает социальное неравенство в обществе, деление социаль­ных слоев по уровню доходов и образу жизни, по наличию или отсут­ствию при­вилегий. В первобытном обществе неравенство было незна­чи­тельным, поэтому стратификация там почти отсутствовала. В слож­ных обществах неравенство очень сильное, оно поделило людей по до­ходам, уровню образования, власти. Возникли касты, затем сословия, а позже – классы. В одних обществах переход из одного социального слоя (страты) в другой запрещен; есть общества, где такой переход ограничен, и есть общества, где он полностью разрешен. Свобода соци­альных перемещений (мобильность) определяет то, каким является общество – закрытым или открытым.

Доход – количество денежных поступлений индивида или семьи за определенный период времени (месяц, год). Доходом называют сумму денег, полученную в виде зар­платы, пенсий, пособий, алиментов, го­нораров, отчислений от прибыли. Доходы чаще всего тратятся на под­дер­жание жизни, но если они очень высоки, то накапливаются и превращаются в богатство.

Богатство – накопленные доходы, т. е. количество наличных или овеществленных денег. Во втором случае они называются движимым (автомобиль, яхта, ценные бумаги и т.п.) и недвижимым (дом, произведения искусства) имуществом. Обычно богатство передается по наследству. Наследство могут получать как работающие, так и неработающие, а доход – только работающие. Главное достояние высшего класса не доход, а накопленное имущество. Доля зарплаты невелика. У среднего и низшего классов главным источником существования выступает доход.

Суть власти – в способности навязывать свою волю во­преки же­ланию других людей. В сложном обществе власть институционализирована, т.е. охраняется законами и традицией, окружена привилегиями и широким доступом к социальным благам, позволяет принимать жизненно важные для общества решения, в том числе зако­ны, как правило, выгодные высшему классу. Во всех обществах люди, обладающие тем или иным видом власти – политической, экономиче­ской или религиозной, – составляют институционализированную элиту. Она определяет внутреннюю и внешнюю политику госу­дарства.

Престиж – уважение, каким в общественном мнении пользуются та или иная профессия, должность, род занятия, т.е. чего добился в соответствие с уровнем и качеством полученного образования.

Таким образом, доход, богатство, власть, престиж и образование определяют совокупный со­циально-экономический статус, т. е. положение и место человека в об­ществе. В таком случае статус выступает обобщенным показателем стратификации. Приписываемый статус характеризует жестко закрепленную систему стратификации, т. е. закрытое общество, в ко­тором переход из одной страты в другую практически запрещен. К та­ким системам относят рабство и кастовый строй. Достигаемый статус характеризует подвижную систему стратификации, или открытое общество, где допускаются свободные переходы людей вниз и вверх по социальной лестнице. К такой системе относят классы (капиталисти­ческое общество). Наконец, феодальное общество с присущим ему со­словным устройством следует причислить к промежуточному типу, т. е. к относительно закрытой системе. Здесь переходы юридически запрещены, но на практике они не исключаются. Таковы исторические типы стратификации.

В современном, быстро меняющемся мире, в условиях глобализации и формировании информационного общества (о которых нам еще предстоит вести речь) возник новый тип стратификации – информационная стратификация.

 

§ 3. Социальный слой и социальный класс – основные категории

социальной стратификации. Что такое средний класс?

Социальный слой – большие группы, члены которых не могут быть связаны ни межличностными, ни формальными групповыми отношениями, не могут идентифицировать свое групповое членство и связаны с другими членами таких сообществ только на основе символического взаимодействия (на основе близости интересов, специфических культурных образцов, мотивов и установок, образа жизни и стандарта потребления); это – множество людей, которые в данном обществе находятся в одинаковой ситуации, это – разновидность социальной общности, объединяющая людей по статусным признакам, которые объeктивно приобретают в данном обществе ранговый характер: «выше-ниже», «лучше-хуже», «престижно-непрестижно» и т.д.; это – группы людей, отличающиеся по имущественному, ролевому, статусному и прочим социальным признакам. Они могут и приближаться к понятию класса, и представлять внутриклассовые или межклассовые прослойки. К понятию «социальный слой» могут быть отнесены также различные сословия, касты, деклассированные элементы общества. Социальный слой – социальная общность, которую выделяют по одному или нескольким признакам дифференциации общества – доходам, престижу, уровню образования, культуры и т.п. Социальный слой может рассматриваться как составная часть класса и больших социальных групп (например, рабочие, занятые трудом низкой, средней и высокой квалификации). При выделении слоев, различающихся, к примеру, по уровню доходов или другим признакам, можно определить расслоение всего общества. Такая стратификационная модель носит, как правило, иерархический характер: в ней выделяются выше- и нижележащие слои. Анализ слоевой структуры общества позволит объяснить многие стороны его дифференциации полнее, чем классовый анализ. В стратификационной модели могут быть выделены наибеднейшие слои, независимо от их классовой принадлежности, а также наиболее богатые слои общества. Различные признаки, характеризующие положение слоев на стратификационной шкале, могут быть сведены в систему математически вычисляемых индексов, которые позволяют определить положение того или иного слоя в системе социальной иерархии не по одному признаку, а по достаточно большому их множеству. Оказывается возможным выявить и взаимную связь признаков, степень тесноты этой связи.

Социальный класс – крупная таксономическая единица анализа в теории стратификации, рассчитанная на изучение наиболее существенных, предельно общих изменений в обществе; это – (в широком смысле) большая социальная группа людей, владеющих либо не владеющих средствами производства, занимающая определенное место в системе общественного разделения труда и характеризующаяся специфическим способом получение дохода; это – (в узком смысле) любая социальная страта в современном обществе, отличающаяся от других доходом, образованием, властью, престижем; это – большие по размерам группы людей, которые отличаются общественно-экономическими ресурсами, значительно влияющими на стиль их жизни. Социальный класс – большие группы людей, различающихся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению к средствам производства (закрепленному в праве собственности), по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают (в виде процента на вложенный капитал, зарплаты или иных доходов). Между социальными классами могут существовать как эксплуататорские отношения сотрудничества, справедливого обмена результатами их деятельности. Данное определение социального класса является достаточно общим и применимым к различным общественным системам, которое нуждается в конкретизации в связи с теми или иными общественными отношениям, с тем или иным этапом развития цивилизации. Поскольку частная собственность возникает в период зарождения государства, то уже на Древнем Востоке и в античной Греции существовали два противоположных класса – рабы и рабовладельцы. При феодализме и капитализме существуют антагонистические классы: эксплуататоры и эксплуатируемые. Такова точка зрения Карла Маркса, которой придерживается сегодня и российские и зарубежные социологи. В классовом обществе государство не занимается вопросами социально-классового закрепления своих граждан. Единственным контролером, в данном случае, является общественное мнение людей, которое ориентирует на обычаи, сложившуюся практику, доходы, образ жизни и стандарты поведения. Поэтому точно и однозначно определить количество социальных классов в той или иной стране, число страт, или слоев, на которые они разбиваются, принадлежность людей к стратам очень сложно. Необходимы критерии, которые выбираются достаточно произвольно. В научной литературе сложилось два принципиальных положения: как бы ни определялись социальные классы, но основных только три: богатые, зажиточные и бедные; неосновные социальные классы возникают за счет добавления страт, или слоев, лежащих внутри одного из основных классов.

 

Средний класс и дискуссии о нем

Средний класс – совокупность социальных слоев, занимающих промежуточное положение между основными классами в системе социальной стра­тификации. Характеризуется не­однородностью положения, противоречивостью интересов, соз­нания и политического поведения. Это дает право мно­гим авторам исследований говорить о нем во множественном числе: «средние классы», «сред­ние слои». Различают средний класс (средние и мелкие соб­ственники) и новый средний класс, включающий управляю­щих, профессиональных работников умственного труда («белые воротнички» или менеджеры).

Старые средние слои – мелкие предпри­ниматели, торговцы, ремесленники, представители свободных профессий, мелкое и среднее крестьянство, мелкие собственники товарного производства – подвержены разорению. Стре­мительный рост технологии и науки, «всплеск» сферы услуг, а также всеохватывающая деятель­ность современного государства способствовали появ­лению на современной арене армии служащих, техников, интеллигенции, не владеющих сред­ствами производства и живущих за счет прода­жи собственной рабочей силы.

Практически во всех развитых странах доля среднего класса составляет 55-60%.

Средние классы выражают тенденцию к уменьшению противоречий между содержанием труда различных профессий, городским и сельским образом жизни, являются проводниками ценностей традиционной семьи, что сочетается с ори­ентацией на равенство возможностей для муж­чин и женщин в образовательном, профессио­нальном, культурном отношении. Эти классы представляют собой оплот ценностей современ­ного общества, они – основные носители традиций, норм и знаний. Для средних слоев харак­терен незна­чительный разброс вокруг центра поли­тическо­го спектра, что делает их и здесь оплотом ста­биль­ности, залогом эволюционности общественного развития, формирования и функционирования гражданского общества.

В современном российском обществе средний класс нахо­дится в зародышевом состоянии, так как продолжают развиваться социальная поляризация, расслоение на бедных и богатых.

Социологи в течение долгого времени спорили о гра­ницах, однородности и даже существовании среднего класса, который определяется как класс, охватывающий тех, кто занят умственным трудом. Эта полемика развора­чивалась в двух направлениях. По-прежнему ведутся дискуссии в связи с положением, считающимся марксист­ским, о том, что в обществе существуют два главных клас­са, из-за чего среднему классу практически не остается места. Споры о среднем классе разворачиваются так­же в связи с ростом числа профессионалов, которых обыч­но относят к среднему классу.

Существуют два основных подхода к проблеме среднего класса. С одной стороны, подчеркивается, что средний класс является довольно большим и что его члены име­ют условия труда и заработную плату, лучшие по сравне­нию с рабочим классом, но худшие – по сравнению с высшим. Часто говорится о том, что относительно благо­приятная рыночная позиция среднего класса основывает­ся на высоком образовательном и квалификационном уровне ее представителей. Второй, более распространен­ный подход основы­вается на представлении о том, что средний класс состоит из ряда отдельных секторов, при этом один сектор является фактически частью рабочего класса, другой, меньший по размеру, – частью высшего, в середине же остается относительно небольшая группи­ровка, относящаяся к собственно среднему классу. Дан­ный подход по сути подрывает значимость различия меж­ду профессиями умственного и физического труда.

§ 4. Социальная мобильность и ее каналы

Понятие социальной мобильности означает перемещение индивидуумов (иногда групп) между различными позициями в иерархии социальной стратификации, связанное с изменением своего статуса. Согласно определению П. Сорокина, «под социальной мобильностью понимается любой переход индивида… от одной социальной позиции к другой».

Различают горизонтальную и вертикальную социальную мобильность. Горизонтальная социальная мобильность означает изменение социальной позиции без изменения ранга (человек работал учителем в одной школе, но перешел в другую). Вертикальная мобильность означает изменение своего статуса с изменением ранга: учитель становится директором школы, директор становится депутатом и др. Вертикальная социальная мобильность может быть восходящей и нисходящей.

Различают также внутрипоколенную и межпоколенную социальную мобильность. При внутригтоколенной мобильности изменение, социального положения происходит в пределах одной человеческой жизни, при межпоколенной - речь идет об изменении социального положения детей по сравнению с их родителями. Если такого изменения нет, то можно сделать вывод о ригидности (устойчивости, инертности) стратификационной структуры.

Интенсивность социальной мобильности зависит от проницаемости границ между стратами и классами общества. Если эти границы непроницаемы (закрытая структура), то социальная мобильность минимальна, в обществе преобладают предписанные статусы. Если границы между классами проницаемы (открытая структура), то социальная мобильность весьма интенсивна, преобладают достигаемые статусы. Надо отметить, что не существует абсолютно закрытых или абсолютно открытых систем, можно говорить лишь о большей или меньшей степени того или другого.

Наиболее ярким примером общества, близкого к закрытому типу, служит Древняя Индия с ее жесткой системой каст, когда принадлежность к касте наследовалась, освящалась религиозными верованиями и изменению не подлежало, а общение между членами каст ограничивалось. В современной Индии каст тысячи и они по-прежнему влияют на поведение людей. В частности браки представителей разных каст осуждаются.

Стратификационная система средневековых европейских обществ также была близка к закрытой. Рыцарем, аристократом также как и крестьянином человек был от рождения. Однако крестьянин мог стать ремесленником, монахом, торговцем. Феодал также мог стать клириком. В средневековых университетах Европы могли учиться представители почти всех сословий. Т.е. несмотря на трудность изменения социального положения и на то, что такое изменение своего статуса часто осуждалось, возможность для него все же существовала, а значит, система не была абсолютно закрытой.

К варианту абсолютной открытости приближается современное общество. Факт изменения своего положения скорее правило, чем исключение. Однако мы не можем сказать, что современное общество предоставляет всем равные шансы для социального роста. Таких шансов гораздо больше у сына богатых родителей, чем у сына родителей не очень зажиточных, у выпускника престижного ВУЗа больше, чем у выпускника провинциального института, у мужчины до сих пор больше, чем у женщины, у жителя крупного города больше, чем у жителя деревни и т.д. Это говорит о том, что одним людям проще изменить свой социальный статус, чем другим, а также о существовании чего-то подобного средневековым привилегиям. Т.о. и современное общество равных возможностей и всеобщей открытости тоже не является обществом с полностью открытой социальной структурой.

В любом структурированном обществе существуют определенные каналы социальной мобильности, т.е. пути, следуя которым индивид может изменить свой социальный статус. П. Сорокин выделил несколько таких каналов:

1) Образование - с древности и вплоть до сего дня овладение знанием давало шанс повысить свой статус. Поэтому доступ к образованию всегда был затруднен, предполагал достаточно жесткий отбор кандидатов. В принципе, даже в современном обществе при всей доступности образования, существуют элитные образовательные учреждения, доступ в которые ограничен.

2) Армия, или участие в военных действиях (на закате Римской империи преторианцы имели шанс не только выбирать императоров, но и самим становится императорами). Наполеон и де Голль также получили власть благодаря военным действиям. В современных обществах этот путь не самый распространенный. Однако он по-прежнему актуален в обществах, где военные – главная политическая сила.

3) Фаворитизм – близость к тем, кто имеет власть и влияние. Такой путь возвышения наиболее характерен для патриархальных обществ с закрытой структурой стратификации, а к таковым можно отнести все доиндустриальные общества. В современном обществе существует в виде «знакомств», неофициальных протекций и т.д.

4) Экономическая деятельность. В случае успеха приводит к богатству, которое дает возможность для дальнейшего социального восхождения.

5) Удачный брак, то есть брак с представителем более высокого класса.

К этим каналам можно добавить также характерный для современного демократического общества:

6) Участие в политических движениях и партиях. Надо отметить, что в качестве таких каналов могут выступать фактически все социальные институты, а также работа в разного рода бюрократических организациях, структуре которых присуща четкая иерархия уровней, восхождение по которым означает повышение статуса.

В обществе могут существовать и «обходные пути» для социальной мобильности. Это обусловлено тем, что легальные каналы доступны не всем и не в одинаковой мере. Наиболее известным нелегальным каналом является организованная преступность.

Коллективная (групповая) социальная мобильность

Групповая мобильность имеет место тогда, когда свое социальное положение меняет группа, слой или класс. Реформы Российского общества, проводимые с середины 80-х годов, привели к тому, что ряд групп утратил свое положение или существенно понизил свой статус (парт номенклатура, инженерно-технические работники, преподаватели школ и ВУЗов, представители военно-промышленного комплекса и др.). В то же время возникли новые группы и новые элиты в разных сферах деятельности (хотя новые элиты включили и многих наиболее активных представителей старых элит, той же партийной номенклатуры).

Коллективная мобильность характерна именно для обществ, переживающих коренные реформы или революции. Европейская буржуазия, чтобы закрепить свое экономическое господство, прошла через ряд революций, давших ей и политическую власть, оттеснив представителей наследственной аристократии. Российская революция 1917 года привела не только к подавлению, но фактически к полному физическому уничтожению прежний господствующий класс - дворянство, что может служить примером нисходящей групповой мобильности.

Коллективная социальная мобильность сопровождается как правило масштабными изменениями, в системе ценностей данного общества На смену преобладающей культуре прежних элит приходят ценности и нормы новых «хозяев жизни». Приход к власти класса буржуазии, что означало становление нового типа общества – капиталистического, привел к тому, что прежние аристократические ценности (честь рода, щедрость вплоть до расточительности, воинская доблесть, культ прекрасного и т.д.) сменились буржуазными добродетелями (трудолюбие, бережливость, простота и чистота нравов, скромность, расчетливость). В конце 60-х – начале 70-х годов нашего столетия переоценке подверглись и эти буржуазные добродетели. После молодежных бунтов, охвативших в этот период европейские страны и США, получили распространение новые ценности – гедонизм, потакание собственным желаниям, свободное отношение к моральным нормам, ориентация на развитие собственной индивидуальности. Эти ценности лежат в основе современного западного общества потребления и современной массовой культуры, создавая определенные трудности. Трудности заключаются в том, что подобные ценности сложно совместить с социальными обязательствами, долгом и ответственностью, без которых общество существовать не может.

Коллективная мобильность распространена в обществах, где индивидуальная мобильность сведена к минимуму. Примером такого общества служит Индия, где время от времени происходят изменения в положении отдельных каст. Индивиды же остаются прочно «привязанными» к своим кастам.

Произвольный выбор критериев для определения социальных классов и слоев обусловлен целым комплексом процессов в современных обществах, сглаживающих классовые различия. Мы вновь обратимся к данной проблеме в завершение темы № 6, в коротком эссе «Конец общества больших групп?»

 

§ 5. Что такое маргинальность?

Маргинальность – это специальный социологический термин для обозначения пограничного, переходного, структурно-неопределен­ного социального состояния субъекта. Людей, по разным причинам вы­падающих из привычной социальной среды и неспособных примкнуть к новым общностям (зачастую по причинам культурного несоответст­вия), испытывающих большое психологическое напряжение и пережива­ющих своеобразный кризис самосознания, называют маргиналами.

Теория маргиналов и маргинальных общностей была выдвинута в первой четверти XX в. одним из основателей Чикагской социологиче­ской школы (США) Р. Э. Парком. Но еще К. Маркс рассма­тривал проблемы социального де­классирования и его последствий, а М. Вебер прямо сделал вывод о том, что движение общества начина­ется тогда, когда маргинальные слои организовываются в некую соци­альную силу (общность) и дают толчок социальным изменениям – ре­волюциям или реформам.

С именем Вебера связана более глубокая трактовка маргинальности, которая позволила объяснить формирование новых профессиональных, статусных, религиозных и подобных им сообществ, которые, конечно же, не во всех случаях могли возникать из «социальных отб­росов» – индивидов, насильственно выбитых из своих общностей (безработных, беженцев, мигрантов и др.) или асоциальных по выб­ранному стилю жизни (бродяг, наркоманов и т. п.). С одной стороны, социологи всегда признавали безусловную связь между возникнове­нием массы людей, исключенных из системы привычных (нормальных, т. е. принятых в обществе) социальных связей, и процессом формиро­вания новых общностей: негэнтропийные тенденции и в человеческих сообществах действуют по принципу «хаос должен быть как-то упоря­дочен». (Именно подобные процессы происходят в современном рос­сийском обществе.)

С другой стороны, возникновение новых классов, слоев и групп на практике почти никогда не связано с организованной активностью попрошаек и бомжей, скорее оно может рассматриваться как строи­тельство «параллельных социальных структур» людьми, чья общест­венная жизнь до последнего момента «перехода» (который часто выг­лядит как «прыжок» на новую, заранее подготовленную структурную позицию) была вполне упорядоченной.

Под маргиналами понимаются индивиды, их группы и общности, формирующиеся на границах социальных слоев и структур и в рам­ках процессов перехода от одного типа социальности к другому или в пределаходного типа социальности при его серьезных деформа­циях.

Среди маргиналов могут быть этномаргиналы: национальные меньшинства; биомаргиналы, чье здоровье перестает быть предметом забо­ты социума; социомаргиналы, как, например, группы, находящихся в процессе незавершенного социального перемещения; возрастные маргиналы, формирующиеся при разрыве связей между поколениями; поли­тические маргиналы: их не устраивают легальные возможности и легитимные правила общественно-политической борьбы; экономичес­кие маргиналы традиционного типа (безработные) и так на­зываемые «новые бедные»; религиозные маргиналы – стоящие вне ко­нфессий или не решающиеся осуществить выбор между ними; и, нако­нец, криминальные маргиналы; а возможно, еще и просто те, чей ста­тус в социальной структуре не определен.

Классическим примером социомаргинала-мигранта можно назвать главного героя кинофильма «Афоня» (режиссер Г. А. Да­нелия, 1974 г.).

 

§ 6. Основные изменения в социальной стратификации

российского общества в XX в.

До революции 1917 г. в России официальным было сословное, а не классовое деление населения страны. Оно подразделялось на два основных сосло­вия — податных (крестьяне, мещане) и неподатных (дворянство, ду­ховенство). Внутри каждого сословия были более мелкие сословия и слои. Государство предоставляло им определенные права, закрепленные законодательством. Сами права гарантировались сосло­виям лишь постольку, поскольку они выполняли определенные повин­ности в пользу государства. Госу­дарственный аппарат, чиновники регулировали отношения между сословиями.

Согласно переписи 1897 г., все население страны, а это 125 мил­лионов россиян, распределялось на следующие сословия: дворяне – 1,5% ко всему населению, духовенство – 0,5; купцы – 0,3; ме­щане – 10,6; крестьяне – 77,1; казаки – 2,3%. Первым привилегированным сословием в России считалось дворянство, вторым — духовенство. Остальные сословия не являлись привилегированными. Те дворяне, которые являлись землевладельцами, составляли особую группу – класс помещиков.

Постепенно классы появляются внутри других сословий. Некогда единое крестьянство на рубеже веков расслоилось на бедняков (34,7%), середняков (15%), зажиточных (12,9%), кулаков (1,4%), а также мало- и безземельных крестьян, вместе составлявших одну треть всего крестьянства. Неоднородным образованием были мещане – средние городские слои, включавшие мелких служащих, ремесленников, кус­тарей, студен­тов и т. д. Из их среды и из крестьянства выходили русские промышленники, мелкая, средняя и крупная буржуазия. Казачество представляло собой привилегированное военное сословие, несшее службу на границе.

К 1917 г. процесс классообразования не завершился, он находился в самом начале. Главная причина – отсутствие адекватной экономи­ческой базы: товарно-денежные отношения находились в зачаточной форме, как и внутренний рынок страны. Они не охватили основную производительную силу общества – крестьян, которые даже после столыпинской реформы так и не стали свободными фермерами. Рабо­чий класс, численностью около 10 миллионов человек, не состоял из потомственных рабочих, многие являлись полурабочими, по­лукрестьянами. К концу XIX в. промышленный переворот не был полностью завершен. Буржуазия и пролетариат не стали основными классами общества.

Октябрьская революция разрушила старую социальную структуру российского общества. А новую назвали бесклассовой. Так оно и было на самом деле, поскольку уничтожалась объективная и единственная база для возникновения классов – частная собственность. Начавшийся процесс классообразования был ликвидирован на корню.

Социальная стратификация реального социализма принципиально отличалась от сложившихся исторических типов. В своих явных и учитываемых параметрах она была искусственной и конструировалась под высокую цель до­стижения социальной справедливости, которая понималась как гарантированный государством объем и уровень потребления. Характер потребления определялся такими социально-учетными параметрами, как прописка и место жительства, должность, занятость в более или менее важной отрасли народного хозяйства.

Новая социальная стратификация, в целом сложившаяся в 40-50-е гг., основывалась на распределительных отношениях, а не на отношениях к собственности, к средствам производства. Несомненными ее достоинствами были стабильность и определенность: отношения между социальными стратами (или, точнее для данной системы, – социальными группами) полностью определялись и контролировались государством. Содержание государственной социальной политики составляло формирование квот, норм, системы доплат и компенсаций. Такая деятельность в условиях реального социализма эквивалентна рыночным механизмам регулирования. А дефицит благ, товаров и услуг, сопровождающий ранжированное распределение, создавал особые центростремительные силы и структурировал население и рабочую силу, управленческий аппарат. Смысл и цель социальной активности состояли в том, чтобы, устроившись определенным образом, можно было «достать» и «получить». Социально-учетные группы определялись в территориальном, отраслевом и должностном аспектах, хотя при этом официально провозглашалось, что социальная структура советского общества состоит из двух классов (рабочих и крестьян) и прослойки (интеллигенции). При этом если классы определялись по отношению к двум формам собственности (государственной и колхозно-кооперативной), также провозглашенными (в Конституциях СССР 1936 и 1977 гг.), то для принадлежности к интеллигенции достаточно было иметь высшее образование.

Принято считать, что высшим и правящим классом советского общества был особый новый класс – номенклатура, куда входили те, кто состоял в штатной номенклатуре партийных органов, руководители предприятий, строительства, транспорта, сельского хозяйства, обороны, науки, культуры, министерств и ведомств. Общая их численность составляла около 750 тысяч человек, а с членами семей численность правящего класса номенклатуры в СССР доходила до 3 миллионов, т. е. 1,5% всего населения.

 

§ 7. Социальные группы и слои современного

российского общества (по Т.И.Заславской)

Современные представления о факторах, критериях и закономерностях страти­фикации российского общества позволяют выделить слои и группы, различающиеся как социальным статусом, так и местом в процессе его реформирования. Согласно принятой академиком Т.И.За­славской гипотезе, российское общество состоит из четырех социальных слоев: верхнего, среднего, базового и нижнего, а также десоциализированного «социального дна». Под верхним слоем понимается прежде всего реально правящий слой, выступающий в роли основного субъек­та реформ. К нему относятся элитные и субэлитные группы, занимающие наиболее важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Их объединяют факт нахождения у власти и возможность оказывать прямое влияние на процессы реформ.

Второй слой назван средним, во-первых, с учетом его положения на социальной шкале и, во-вторых, потому что он является зародышем «среднего слоя» в западном понимании этого термина. Правда, большинство его представителей не обладают ни обеспечивающим личную неза­висимость капиталом, ни уровнем профессионализма, отвечающим требованиям постиндустриального общества, ни высоким социальным престижем. К тому же, пока этот слой слишком малочислен, чтобы служить гарантом социальной стабильности. Однако полноценный средний слой в России может сфор­мироваться лишь на основе социальных групп, сегодня образующих соответствующий протослой. Это мелкие предприниматели, полупредприниматели, менеджмент средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, старшие офицеры, наиболее квалифицированные и дееспособные специалисты и рабочие.

Базовый социальный слой очень массивен. Он охватывает более двух третей российского общества. Его пред­ставители обладают средним профессионально-квали­фикационным потенциалом и относительно ограниченным трудовым потенциалом.

К базовому слою относится основная часть интеллигенции (специалистов), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства. Хотя социальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в переходном процессе достаточно сходна. Это в первую очередь приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус.

Структура и функции нижнего слоя, замыкающего основную, социализированную часть общества, представляются наименее ясными. Отличительными чертами его представителей являются низкий деятельностный потенциал и неспособность адаптироваться к жестким социально-экономическим условиям переходного периода. В основном этот слой состоит либо из пожилых малообразованных, не слишком здоровых и сильных людей, не заработавших достаточных пенсий, либо из тех, кто не имеет профессий, а нередко и постоянного занятия, безработных, беженцев и вынужденных мигрантов из районов межнациональных конфликтов. Определить данный слой можно на основе таких признаков, как очень низкий личный и семейный доход, малое образование, занятие неквалифицированным трудом или отсутствие постоянной работы.

Что касается социального дна, то главной его характеристикой служит изолированность от институтов большого общества, компенсируемая включенностью в специфические криминальные и полукриминальные институты. Отсюда замкнутость социальных связей преимущественно рамка­ми самого слоя, десоциализация, утрата навыков легитимной общественной жизни. Представителями «социального дна» являются преступники и полупреступные элемен­ты – воры, бандиты, торговцы наркотиками, содержатели притонов, мелкие и крупные жулики, наемные убийцы, а также опустившиеся люди – алкоголики, наркоманы, проститутки, бродяги, бомжи и т. д.1

Тема 7. Социология семьи как самостоятельная отрасль социологии

 

 

План

§ 1. Понятие семьи и ее функции.

§ 2. Историческое развитие семьи и ее типология.

Жизненный цикл семьи.

 

§ 1. Понятие семьи и ее функции

Семью можно считать начальной формой групповой жизни людей, так как в ней закладывается и формирует­ся умение жить в обществе. Семья по сравнению с други­ми социальными группами занимает во многих отноше­ниях совершенно особое положение. Все остальные социальные группы созданы обществом, т.е. их можно считать «изобретениями» культуры, сфера их существова­ния – общественная жизнь; сфера же семьи в первую оче­редь – личная жизнь.

В 1949 г. социолог Дж. Мердок, после изучения 250 се­мей различных слоев общества, определил семью как «со­циальную группу, характеризующуюся совместным прожи­ванием, общим ведением хозяйства и воспроизводством. Она включает взрослых обоих полов, причем по крайней мере двое из них поддерживают социально одобренные сексуальные отношения, и одного или более собственных или приемных детей». Но под это определение Мердока подпадают неполные семьи, сожительствующие пары, го­мосексуальные и лесбийские пары, люди, живущие в ком­муне, и т д. Современный социолог Энтони Гидденс дал более широкое определение, определив семью как «ячей­ку общества, состоящую из людей, которые поддержива­ют друг друга одним или несколькими способами, напри­мер, социально, экономически или психологически (любовь, забота, привязанность), либо чьи члены иденти­фицируют друг друга как поддерживающую ячейку».

Семья является предметом изу­чения многих общественных наук. Каждая из этих наук стремится дать дефиницию семьи и определить ее функции. С точки зрения содержа­ния, структуры и формы, семья есть исторически изменяющаяся со­циальная группа, универсальными признаками которой являются гетеросексуальная связь, система родственных отношений, обес­печение и развитие социальных и индивидуальных качеств личности и осуществление определенной экономической деятельности. Се­мья есть социальная группа, в которой мужчины и женщины удовлет­воряют естественные половые и иные (духовные, этические, эстети­ческие) потребности и обеспечивают воспроизводство общества путем рождения потомства. В семье осуществляются производительно-потребительские или только потребительские виды экономической деятельности.

Социологическая дефиниция семьи как парциальной социальной группы указывает на то, что характер отношений в семье, ее структура и форма исторически изменчивы, отчего и сама семья является исто­рически изменчивой социальной группой. Одновременно социологи­ческая дефини­ция семьи указывает на ее биологическую, биосоци­аль­ную и экономическую основу.

В любом обществе семья имеет двойственный характер. С одной стороны, это социальный институт, с другой – малая группа, имеющая свои закономерности функционирования и развития. Отсюда ее зави­симость от общественного строя, существующих экономических, поли­тических, религиозных отношений и одновременно — относительная самостоятельность. С институтом семьи тесно связан другой общест­венный институт – институт брака. Брак можно определить как санкци­онированную обществом, социально и личностно целесообразную, устойчивую форму половых отношений. Семья – малая группа, осно­ванная на родственных связях и регулирующая отношения между суп­ругами, родителями и детьми, а также ближайшими родственниками. Отличительным признаком семьи является совместное ведение до­машнего хозяйства.

Основу семьи составляет, как правило, брачная пара. Однако есть семьи, характеризующиеся совместным проживанием, общим ве­дением хозяйства, но юридически не оформленные. Количество таких семей в последнее время заметно увеличилось. Социологи вообще отмечают снижение желания и готовности населения к заключению брака, что особенно характерно для современных развитых стран. Кроме того, есть и неполные семьи, где отсутствует один из родителей или родительское поколение по каким-либо причинам не присутствует вообще (например, когда дети живут с бабушками-дедушками без ро­дителей).

Семьи в зависимости от представленности в них различных по­колений бывают нуклеарными (родители и дети) и расширенными (супружеская пара, дети, родители кого-либо из супругов, другие родс­твенники и пр.). Процессы индустриализации и урбанизации, широко развернувшиеся в современном мире, привели к преобладанию нуклеарной семьи.

Семья всегда выполняет целый ряд функций, среди которых важнейшими являются репродуктивная, воспитательная, хозяйственно-экономическая и рекреационная.

Репродуктивная функция – это воспроизводство в детях численности родителей.

С репродуктивной функцией тесно связана другая функция семьи – воспитательная. Давно известно, что для нормально­го, полноценного развития ребенка семья жизненно необходи­ма, и ее нельзя заменить никакими другими институтами или общественными учреждениями. Существенное влияние на формирование личности ребенка оказывает атмосфера внутри семьи.

Социологи выделяют несколько достаточно устойчивых стереотипов семейного воспитания:

1. Детоцентризм, т.е. всепрощенческое отношение к детям, ложно понимаемая любовь к ним.

2. Профессионализм, т.е. тенденция своеобразного отказа родителей от воспитания детей под предлогом того, что этим должны заниматься педагоги, воспитатели-профессионалы в детских садах и школах.

3. Прагматизм, т.е. воспитание, цель которого – выработка у детей «практичности», умения «ловко устраивать свои дела», ориентации прежде всего на получение непосредственной мате­риальной выгоды.

Хозяйственно-экономическая функция семьи охватывает различные аспекты семейных отношений: ведение домашнего хозяйства, составление и использование семейного бюджета, организацию семейного потребления, проблему распределения домашнего труда, поддержку и опеку над престарелыми и ин­валидами и т. д.

Рекреационная функция семьи приобретает все большее значение в наше время. В условиях убыстряющегося ритма жизни, роста всякого рода социальных и психологических на­грузок, увеличения количества стрессовых ситуаций семья принимает на себя особую терапевтическую роль.

Можно и более детально указать функции, которые выполняет в обществе семья:

- организация регулирование сексуального поведе­ния;

- рождение детей в законном браке;

- забота о детях, пока они не смогут сами заботиться о себе;

- социализация или неформальное обучение детей тому поведению, ценностям и позициям, которых ожидает от них общество;

- «распределение труда» между мужем и женой с точ­ки зрения заработка, содержания домохозяйства воспитания детей и так далее, чтобы семейная груп­па. могла действовать как эффективная и взаимосвя­занная ячейка;

- определение таких ролей, как жена, мать, отец муж внук, внучка, сын, дочь и т. д., - которые позволяют членам семьи знать, что от них требуется и чего требовать друг от друга;

- стремление окружить любовью, заботой, обеспечить эмоциональную безопасность и защиту всех членов семьи, что, в отличие от других групп, к которым могут принадлежать люди, создает глубокую, посто­янную ответственность в обществе;

- обеспечение досуга и отдыха для членов семьи и со­здание ячейки, внутри которой можно отмечать праздники и значительные события, такие как рож­дения, браки и смерть.

По мнению уже упомянутого социолога Мердока, можно определить четыре основ­ные жизненно важные для общества задачи. Это:

- регулирование потенциально деструктивной сексу­альности с помощью такой социально одобренной системы контроля, как брак;

- воспроизводство потомства легко определяемыми и ответственными родителями;

- производство и распределение таких ресурсов для поддержки населения, как пища, одежда, средства к существованию;

- обучение должно осуществляться так, чтобы культу­ра общества передавалась от поколения к поколе­нию.

Дж. Мердок утверждал, что семья вносит значительный вклад в каждую из данных жизненно важных функций, и это объясняет, по его мнению, то, что семьи существуют во всех обществах.

Мердок также считал, что семья положительно влияет как на отдельных членов общества, так и на всю соци­альную систему. Таким образом, он утверждал, что эти функции лучше осуществляют люди, сплоченные в семьи. Например, сексуальная функция обеспечивает личное удовлетворение, в то же время создавая нормы сексуаль­ных отношений внутри определенного общества. Она так­же помогает создать между мужем и женой более прочные отношения в семье,

Функционалистское направление было развито Толкоттом Парсонсом, связавшим эту точку зрения с современ­ными индустриальными обществами, такими как США. Заслуга Парсонса состоит в попытке объяснить то, как семья приспособилась к изменениям, связанным с переходом общества от сельского хозяйства к промышленно­сти.

Современные общества нуждаются в более специа­лизированных институтах. В феодальном обществе члены одной семьи работали сообща на земле или занимались вместе ремеслом. В семьях учили детей всему, что им было необходимо знать, чтобы выжить, и что определяло их статус и положение в обществе. По мере того, как струк­тура общества усложнялась, появлялись специализиро­ванные предприятия, например заводы; школы взяли на себя задачу обучить тем знаниям и умениям, которые не­обходимы в обществе и на работе; молодые люди все чаще покидали дом, чтобы самоутвердиться и создать себе по­ложение с помощью собственных талантов и умений. Другими словами, семья утратила некоторые из своих общественных функций и, следовательно, больше сосре­доточилась на тех вещах, которые могли быть осуществ­лены только в семье.

Парсонс утверждал, что в современных обществах фун­кции, которые может выполнять «только семья», свелись к двум жизненно важным задачам:

- первоначальная социализация молодежи;

- становление взрослой личности.

Первоначальная социализация остается важной, пото­му что именно в результате этого процесса передается культура общества – его нормы, ценности, обычаи и язык. Парсонс утверждал, что происходящее в семье – больше, чем просто форма социализации, потому что, знакомясь с этими аспектами культуры в годы становления личнос­ти, ребенок впитывает их более глубоко, и таким образом они становятся частью его личности. Это помогло утвер­дить внутри любого общества разделяемые всеми ключе­вые убеждения, а процесс социализации служил для того, чтобы найти общий взгляд на понятия, которые объеди­няли общество и сглаживали конфликт. В американском обществе к этим ценностям традиционно относились ин­дивидуальные достижения, конкуренция и патриотизм. В других обществах это могли быть смелость, альтруизм, уважение к старшим, забота об общем благе, и т.п.

 

 

§ 2. Историческое развитие семьи и ее типология.

Жизненный цикл семьи

Семья как социальная группа, в которой совершаются определенные процессы и которая осуществляет опреде­ленные функции, исторически развивается. Проблема ее исторического развития является предметом многих тео­рий в рамках общественных наук. Особый интерес пред­ставляют результаты этнологических исследований амери­канского ученого Льюиса Моргана (1818-1881), который долгое время жил в племени сенека североамериканских индейцев-ирокезов и результаты своих наблюдений, в ча­стности над родственными и семейными отношениями, изложил в книге «Древнее общество».

В своем исследовании семейных и родственных отно­шений Морган исходил из гипотезы, что в начальный пе­риод истории человеческого общества существовал пол­ный промискуитет, т.е. половые отношения между членами праобщины не регулировались никакими норма­ми. В дальнейшем, с установлением запрета на половую связь родителей и детей, а также других запретов, возник­ли определенные формы семейной жизни. Исходя из ре­зультатов многочисленных исследований, прежде всего исследований Моргана, большинство ученых сегодня при­держиваются точки зрения, что семья в своем развитии прошла через следующие фазы: промискуитет, кровнород­ственная семья, пуналуальная семья, синдиасмическая семья и моногамная семья. Общей характеристикой этого разви­тия является сужение круга половых партнеров и укреп­ление связей, объединяющих членов семьи.

Промискуитет характерен для низшей ступени дикос­ти. Это такая форма совместной жизни, когда отсутство­вали отдельные, обособленные семейные группы и семей­ная жизнь была идентична общественной. На основе этнологических данных и знаний о низком уровне разви­тия примитивного человека на низшей ступени дикости заключают, что существовали неограниченные половые отношения между всеми членами общества. Примитивно­му человеку неведомо понятие родства в смысле его, че­ловека, кровнородственной связи с отдельными членами группы; ему понятно лишь родство в смысле его принад­лежности и связи с целой группой.

Многие социологи оспаривали существование промис­куитета как предварительного этапа в развитии семейной жизни; тем не менее можно с уверенностью сказать, что первобытный человек мог существовать лишь в некоторой обширной общности и был с ней теснейшим образом свя­зан. Однако, согласно Моргану, весьма скоро происходит ограничение полового общения и начинают выделяться отдельные группы, между которыми такое общение раз­решено. Этот процесс, несомненно, длился весьма долго и привел к возникновению особой формы семьи – кров­нородственной.

Кровнородственная семья характеризуется групповым браком, а половое общение в ней разрешено лишь между теми, кто принадлежит к одному поколению. Все те, кто принадлежит к одному поколению, т. е. братья и сестры, независимо от степени их родства образуют одну семью. Такая семья является эндогамной общностью, ибо вклю­чает людей одного поколения, принадлежащих лишь к одному роду или племени. В современном обществе этот тип семьи не существует. Сужение круга половых партне­ров в рамках семьи подобного типа произошло под влия­нием развития общества и привело к возникновению бо­лее развитой формы семьи – пуналуальной.

В пуналуальной семье из полового общения исключают­ся сперва ближайшие кровные родственники по женской линии, а позже этот запрет распространяется и на осталь­ных, более дальних родственников того же поколения. Этому типу семьи все еще присущ групповой брак, одна­ко принцип эндогамии заменяется экзогамией, так что можно сказать, что это брак между людьми, принадлежа­щими к одному поколению, но к разным родам. Пуналуальная семья, таким образом, представляет собой такую форму брачных отношений, когда брачными партнерами являются группа сестер из одного рода и группа братьев из другого рода. В рамках такого типа семейной жизни все более частыми оказываются устойчивые и продолжитель­ные связи между одним мужчиной и одной женщиной. Это – первый шаг к появлению парного брака.

Переходным историческим типом выступает синдиасмическая семья, которая появляется на рубеже дикости и варварства и в которой один мужчина живет с одной жен­щиной, а полигамия (т. е. многобрачие, или, в данном, слу­чае, многоженство) остается исключительным правом мужчины. Брачные узы легко расторгаются, и тогда дети остаются с матерью. Регулируя половые отношения опре­деленного мужчины и определенной женщины, синдиасмическая семья делала известным действительного биологического отца и создавала условия для создания моногамной семьи, возникающей во времена разложения родового строя, появления частной собственности и клас­сов.

Моногамная семья отличается тесной связью между мужчиной и женщиной, причем данная связь может быть расторгнута не по воле какой-либо из сторон у но только по воле мужа. Непосредственной причиной возникнове­ния моногамной семьи было появление частной собствен­ности и стремление ее защитить, т. е. обеспечить бесспор­ность отцовства и право потомства на владение семейным имуществом. Одновременно с укреплением моногамной семьи шел и процесс разложения старого родового строя и возникновения новых форм человеческих общностей.

Исторически развитие семьи шло от нерегулируемых половых отношений к их ограничению в рамках моногам­ной семьи. По сути, в процессе развития человека как мыслящего существа он все больше стремился найти в своем половом партнере личность, а не только объект для полового удовольствия и продолжения рода. Разумеется, этот процесс имел свои особенности и детерминанты в оп­ределенные периоды развития общества и в отдельных об­щинах и сообществах.

Типы семейных структур многообразны и выделяются в зависимости от характера супружества, особенностей родительства и родства. Моногамное супружество – это брак одного мужчины с одной женщиной. Моногамия встречается в истории человечества в 5 раз реже, чем по­лигамия – брак одного супруга с несколькими, причем полигамия бывает двух видов: полигиния – брак одного мужчины с несколькими женщинами, полиандрия – брак одной женщины с несколькими мужчинами (редко встре­чающийся брак – в 20 раз реже моногамии и в 100 раз реже полигинии).

Экзогамные браки относятся к таким, где супружество воаможно лишь вне данной родственно-семейной группы, фратрии. Напротив, эндогамные браки заключаются ис­ключительно внутри данной фратрии.

Типы семейных структур, определяемые по критериям родительства-родства, многообразны и подчеркивают какие-либо свойства в связи с линиями отца или матери. В связи с этим в этносоциологии и социологии семьи и родства принято различать социальное отцовство «pаtег» и физиологическое отцовство – «genitor» и, соответствен­но, материнство. Отсюда, на основе принципов «патри-матри-» локализации семейных групп, прибегают к выде­лению патрилилизации семейных групп прибегают к выделению патрилинеальных и матрилинеальных семей, где наследование фамилии, имущества, социального положе­ния ведется по отцу либо по матери.

По критерию власти различают патриархальные семьи, где отец является главой семейного «государства», и мат­риархальные семьи, где наивысшим авторитетом и влияни­ем пользуется мать. Там, где нет четко выраженных семей­ных глав и где преобладает ситуативное распределение власти между отцом и матерью, имеет смысл говорить об эгалитарных семьях (эгалитарность понимается как рав­ное влияние супругов с взаимозаменяемыми ролями).

Выделяется еще так называемая партнерская семья с со­вместным обсуждением семейных решений, причем если муж имеет большее влияние, то это будет партнерская се­мья с доминированием мужа, если жена – то с доминированием жены. Кроме того, выделяются семьи с приня­тием решений одним из супругов – автономные семьи.

Далее, по критерию социального положения супругов (или родителей супругов), семьи могут быть гомогенными, где супруги примерно из одной социальной страты, и ге­терогенными, где они происходят из разных социальных групп, каст, классов. Применяется также для более широ­кой характеристики семей и браков по социальным и де­мографическим признакам различение гомогамных семей, однородных по национальности, возрасту, профессии, об­разованию и т. д., и гетерогамных семей, где наблюдают­ся различия по социальным индикаторам.

По критерию пространственно-территориальной лока­лизации семьи бывают патрилокальные, в которых молодо­жены переходят жить в дом отца мужа, и матрилокальные, где молодежь остается жить у родителей жены. Сегодня, когда молодожены-горожане вынуждены селиться у тех родителей, у которых есть для этого соответствующее жилище, точнее говорить об унилокалъных семьях. В этом случае поселение молодоженов или у родителей мужа, или у родителей жены состоялось не по причине следования традиции. Встречаются также неолокальные семьи, имею­щие возможность жить отдельно от родителей в своем доме.

Самыми распространнеными в современных урбанизи­рованных аглрмерациях являются нуклеарные семьи, со­стоящие из родителей и их детей, из двух поколений. Расширенная семья представляет собой две и более нуклеарных семей с единым домохозяйством и состоящая из трех и более поколений: прародителей, родителей и детей (внуков). Когда надо подчеркнуть наличие в нуклеарной семье, основанной на полигамном браке, наличие двух и более жен-матерей (полигиния) или мужей-отцов (поли­андрия), тогда говорят о составной нуклеарной семье.

В повторных семьях (основанных на повторном, не пер­вом браке) вместе с супругами могут находиться дети дан­ного брака и дети предшествующего брака кого-либо из супругов, имеющие родного отца или мать. Рост разводов увеличил долю повторных семей, которые в прошлом воз­никали по причине предшествующей смерти супруга, и в них дети гораздо реже могли иметь при одной матери двух отцов (при одном отце двух матерей).

Нуклеарная семья, состоящая из трех или только трех внутрисемейных позиций (муж-отец, жена-мать, дети-сыновья и братья, дочери и сестры), может быть двух ти­пов:

Репродуктивная семья – состоящая из родителей и не­совершеннолетних детей; и ориентационная семья – ро­дительская семья, из которой вышли взрослые дети, име­ющие свои репродуктивные семьи. Расширенная семья, состоящая более чем из трех вышеназванных позиций (если, например, добавляются тесть-теща, свекор-свек­ровь, братья и сестры с их супругами и детьми, братья и сестры самих супругов и т. д.), имеет несколько разновид­ностей.

Линеальная семья образуется, когда все дети одного пола после вступления в брак остаются в доме родителей (Индия). Стержневая семья возникает, когда вместе с ро­дителями остается кто-то один из всех детей со своей се­мьей (сельские регионы Европы). Полная расширенная се­мья формируется, если братья с женами остаются в доме отца и их сыновья после женитьбы также остаются с ними (Китай).

Расширенная семья всей своей структурой обнаружи­вает, что цементирующей связью является кровное родство родителей и детей, братьев и сестер. Поэтому иногда нуклеарные семьи именуются супружескими, а расширен­ные – кровнородственными.

Семьи послеразводные, с одним родителем и детьми, называются в отличие от семей с двумя родителями – не­полными (прежде эти семьи в основном были семьями вдов, ныне они итог чаще всего развода).

В социологии и демографии принято разделение семей по детности на три типа: малодетные семьи – это те, где мало детей с точки зрения социально-психологической. Для возникновения первичных групповых отношений среди детей двух детей недостаточно, двое лишь пара. Двухдетная семья – это семья, состоящая из двух пар – супругов и детей, парные отношения в них нельзя считать строго групповыми, так как первичногрупповые отноше­ния образуются начиная с трех членов группы. С другой стороны, мало детей в семье может быть с точки зрения воспроизводства населения (демографической) – чтобы предшествующие поколения замещались последующими, необходимо примерно 2,5 детей на семью, или четверть двухдетных семей, а треть – трехдетных, 20% – четырех-детных и 7% пятидетных и более, или 14% бездетных и однодетных. Реальная структура семей по детности в России, где уровень рождаемости упал ниже 16 рождений на 1000 жителей – границы простого воспроизводства населе­ния – и достиг 11,5 на 1000 в 1992 г., что соответствует в среднем 1,59 детей на семью. Это означает чрезмерное преобладание малодетных семей с 1-2 детьми до 16 лет – таковых в РФ примерно 90%. Многодетных семей с 5 и более детьми – где детей намного больше для замещения поколений – меньше 1%. Среднедетных семей с 3-4 деть­ми, где детей достаточно для слегка расширенного воспро­изводства – около 9%. Таким образом, структура семей по детности резко искажена: многодетных семей в 15 с лиш­ним раз меньше, чем следует, среднедетных – в 5 раз, тог­да как однодетных в 5 раз больше, поэтому рождаемость не компенсирует смертность. Более того, в 1992 г. уровень смертности 12,6 на 1000 жителей превысил рождаемость, обнажив процесс депопуляции, складывающийся из на­чавшегося в 60-е гг. в России распространения малодетности и ускоренного роста смертности с середины 70-х гг.

Огромное разнообразие семейных структур образуется, когда ставится задача классификации семей с учетом из­менения семьи во времени от старта к финишу семейной жизни. Введение параметра продолжительности, стажа брака и семьи, изменения семьи в ходе жизни привело к понятию «семейного цикла жизни» или «жизненного цик­ла семьи». Возможно, слово «цикл» здесь неточно, ибо только при смене семейных поколений повторяются одни и те же стадии становления и распада семьи как социаль­но-психологической целостности. Но в отличие от дина­мики взаимоотношений членов семьи, быстрых измене­ний состояний семейной атмосферы, термин «цикл семейной жизни» применим для характеристики повторяемости процессов, происходящих при последовательной смене стадий функционирования семьи.

Разработка схем семейного цикла представляет само­стоятельную задачу социологии семьи (на основе статис­тических данных о распространенности тех или иных эта­пов цикла в семейной структуре населения).

Семейный цикл определяется стадиями родительства по семейным событиям от начала до прекращения брака.

1-я стадия – стадия бездетности, предродительство; 2-ястадия репродуктивного родительства и 3-я – объединя­ются в стадию социализационного родительства; 4-я – стадия прародительства. Сегодня нет статистических дан­ных, позволяющих определить среднюю длительность каждой из четырех стадий. Чем больше в обществе доля семей, проходящих все стадии цикла, чем дольше длятся 2-я и 3-я стадии, тем выше качество семейной жизни. Ста­дия репродуктивного родительства включает в себя ре­продуктивный цикл семьи, который может быть полным, если повторяемость репродуктивных событий охватывает последовательность коитус – зачатие – роды, и непол­ным, если цикл сводится к коитусу с успешным примене­нием контрацепции, не допускающим зачатия либо родов. Семейный цикл может формироваться по разным основаниям, так, польский социолог Ян Щепаньский выделяет, при условии отсутствия развода, три фазы: до рождения ребенка, социализацию до отделения от родителей взрослых детей и фазу постепен­ного распада супружества. Другие ученые увеличивают чис­ло фаз, пытаясь совместить возрастной цикл с родительством. Учет возможных болезней, разлук, смертей, разводов и т.п. позволяет расширить и углубить картину различных семейных состояний и сконструировать исчерпывающую типологию семей, охватывающую все разновидности семей от старта до финиша семейной жизни.

 


Тема 8. Мир социальных конфликтов

 

План

§ 1. Природа социального конфликта.

§ 2. Понятие социального конфликта. Теории конфликтов.

§ 3. Функции и последствия социальных конфликтов, их классификация.

§ 4. Механизмы социального конфликта и его стадии.

§ 5. Субъекты конфликтных отношений и управление социальным конфликтом.

§ 6. Конфликты на производстве: их виды и типы.

 

§ 1. Природа социального конфликта

Не существует человеческой общности, в которой отсутствовали бы противоречия и столкновения между ее членами. К вражде и столкновениям человек склонен не меньше, чем к сотрудничеству.

Соперничество часто выливается в открытые столкновения, в конфликты. Определим социальный конфликт, как попытку достичь вознаграждения путем отстранения, подчинения или даже физического уничтожения соперников. Конфликтами пронизана вся жизнь общества, и мы можем наблюдать их повсеместно - от элементарной драки или семейной ссоры до войн между государствами.

Причины социальных конфликтов можно разделить на две большие группы. Обозначим их как личностные и социальные. Эти две группы причин взаимозависимы.

Основными социальными предпосылками конфликтов является: 1) социальное неравенство - т.е. неравномерное распределение между членами общества и группами богатства, влияния, информации, уважения и других социальных ресурсов.; 2) культурная, неоднородность - т.е. сосуществование в обществе различных систем ценностей, разных представлений о мире, разных поведенческих стандартов (ср. субкультуру уголовного мира с его специфическими ценностями, противоположными остальному законопослушному обществу).

Но социальные предпосылки сами по себе не обязательно приводят к конфликтным столкновениям. Субъектами конфликтов в конечном итоге всегда являются конкретные люди – либо отдельные лица, либо люди, объединенные в группы. Для того, чтобы социальные предпосылки конфликта действительно привели к конфликту, необходима личностная вовлеченность, осознание несправедливости сложившегося положения.

Основным личностным побудительным мотивом конфликта является неудовлетворенная потребность. Существует много разнообразных и весьма подробных типологий человеческих потребностей, мы приведем наиболее простую. Потребности человека могут быть разделены на следующие группы:

1. потребности физического существования (пища, материальное благополучие, потребности в продолжении рода и т.д.);

2. потребность в безопасности;

3. социальные потребности (потребности в общении, признании, любви, уважении и др.);

4. высшие потребности (в творчестве, духовном росте, самореализации). Этот тип потребностей проявляется не у всех людей, но если подобные потребности заявляют о себе, они способны оттеснить все остальные потребности, сводя их к минимуму.

Когда какая-либо потребность не находит удовлетворения, человек испытывает недовольство, беспокойство, страх и другие отрицательные эмоции. Чем дольше длится состояние неудовлетворенности, тем сильнее эти эмоции, тем тяжелее состояние человека. Каким образом действует человек в ситуации неудовлетворенности? Возможны три варианта поведения: 1) можно отступить, перестать стремиться к удовлетворению потребности; 2) поискать обходной путь удовлетворения потребности; 3) путем агрессии добиться желаемого. Третий путь чаще всего и ведет к конфликтам (хотя и второй чреват конфликтом, если «обходные пути» приводят к столкновению со сложившимися в обществе нормами). Объектом агрессии выступает тот объект который препятствует удовлетворению потребности. Это может быть человек, группа, общество в целом (поскольку трудно напасть на все общество, агрессия направляется на лиц, «ответственных» за сложившуюся в обществе ситуацию). Тот, на кого направлена агрессия, в свою очередь, отвечает агрессивным действием. Так возникает конфликт.

Объект агрессии может быть определен неправильно, то есть виновником ситуации считается тот, кто таковым не является. Это явления называется ложной идентификацией и встречается очень часто. Ложная идентификация может возникнуть непроизвольно, как результат ошибки. Однако возможно сознательное манипулирование сознанием возбужденных людей, их натравливание на неугодных лиц или группы, предпринимаемое обычно теми, кому такая дезинформация выгодна.

Однако и неудовлетворенные потребности сами по себе не приводят к конфликтам. Если человек или группа воспринимают свое подавленное, ущемленное положение как нечто обыденное, привычное, заложенное в самом «ходе вещей», то конфликт может и не возникнуть. В основе возникновения конфликта лежит осознание несправедливости сложившейся ситуации (естественно, с точки зрения заинтересованной стороны). Но и в таких условиях конфликт возникает не всегда. Неопределенность последствий будущего конфликта, страх возмездия, неорганизованность (если речь идет об общностях) препятствуют возникновению конфликтов.

Роль неудовлетворенных потребностей в возникновении конфликта очевидна, если мы имеем дело с конфликтом индивидов или небольших групп. Но если речь идет о конфликте государств? Какую роль играют «неудовлетворенные потребности» в этом случае? «Государство» само по себе не может ни принимать решений, ни вступать в конфликты. Принимать решения, вступать в конфликты могут лишь люди. Политику любого государства также определяют конкретные люди - члены правительства, президенты и т.д. Именно эти люди и определяют, что является «потребностью» того или иного государства в данный момент. Поэтому даже в таких глобальных конфликтах, как войны между государствами, значение личных побудительных мотивов весьма велико. Но применительно к таким случаям лучше говорить не об «удовлетворении потребностей», а о «защите интересов» субъектов конфликта (помня при этом о субъективном характере интерпретации этих интересов).

Общество с заложенным в его структуре социальным неравенством потенциально чревато конфликтами. В каждом обществе существуют группы, чьи потребности регулярно не удовлетворяются, а интересы игнорируются.

Общество провоцирует конфликты не только социальным неравенством. Каждое общество, как мы уже говорили выше, имеет определенные культурные модели, которым должны соответствовать его члены. Системы социальных ролей предписывают определенные типы поведения. Это ведет к тому, что люди, несоответствующие сложившимся стандартам, оказываются либо в изоляции, либо в состоянии конфликта с социальной средой.

Степень конфликтности в обществе возрастает в ситуациях аномии, политических и экономических кризисов. Нестабильность ситуации и неопределенность норм ведут, во-первых, к тому, что все больше людей не удовлетворяют свои потребности, и, во-вторых, людям легче «перешагнуть» рамки дозволенного, поскольку эти «рамки» в анемичном обществе теряют четкость.

Важной чертой кризисных обществ является широкое распространение чувства незащищенности и страха. А это сопровождается ростом агрессивности, что не только провоцирует конфликты, но и ужесточает их характер.

 

§ 2. Понятие социального конфликта. Теории конфликтов

Происходящие ныне в России радикальные изменения меха­низмов общественного развития, передел собственности и власти стимулировали конфликтность всех слоев общества, которым и без того в силу социально-экономической природы присущи различ­ного рода противоречия и столкновения. Поэтому многие совре­менные российские социологи считают самой злободневной и от­ветственной задачей исследование социальных противоречий и конфликтов на различных уровнях и разработку научно достовер­ных рекомендации по управлению конфликтностью в обществе, социальных группах и коллективах.

Что же представляет собой понятия «противоречие», «конф­ликт», каково их содержание и виды?

Социальное противоречие – это взаимодействие социальных слоев, групп, связанное с несовпадением их интересов и целей. Природа и суть его в том, что в силу стремления одних социальных субъектов удовлетворить, реализовать свои потребности, цели и их интересы, их действия не соответствуют действиям других социаль­ных субъектов, не согласуются с ними. Причинами социальных противоречий и проблем могут быть отсутствие средств и условий; препятствия на пути к цели; несогласованность целей между субъ­ектами и т.д. Будучи различными по уровню значимости противо­речия на определенном этапе зачастую приводят к социальному конфликту. Конфликтом (от лат. confliktus – столкновение) приня­то называть наивысшую стадию противоречия, его острую форму, когда существующие в противоречии противоположности превра­щаются в крайние противоположности, достигая момента отрица­ния друг друга. Социальный конфликт всегда связан с осозна­нием людьми противоречий своих интересов как членов тех или иных социальных групп с интересами других субъектов. Обострен­ные противоречия порождают открытые или закрытые конфликты.

Противоречия пронизывают все сферы жизни общества – эко­номическую, политическую, социальную, духовную. Обострение тех или иных противоречий создает зоны кризиса. Кризис прояв­ляется в резком усилении социальной напряженности, которая нередко перерастает в конфликт. Социологи марксистской и немарк­систской ориентации отмечают, что конфликт есть временное со­стояние общества, которое можно преодолеть рациональными средствами.

Большинство социологов склонны считать, что существование общества без конфликтов невозможно, ибо конфликт – неотъем­лемая часть бытия людей, источник происходящих в обществе из­менений. Конфликт делает социальные отношения более мобиль­ными. Привычные нормы поведения и деятельности индивидов, ранее удовлетворявшие их, с удивительной решимостью отбрасы­ваются, и порой без всякого сожаления. Под воздействием конф­ликтов общество может преобразовываться. Чем сильнее социальный конфликт, тем заметнее его влияние на течение социальных процессов, темпы их осуществления.

Истоки исследования проблемы конфликта восходят к глубокой древ­ности. Еще китайские философы в VII – VI вв. до н.э. видели источник развития природы и общества в борьбе противоположностей. Мыслители Древней Греции создали учение о противоположностях и их роли в воз­никновении вещей. Большое внимание исследованию конфликтов уделил Н. Макиавелли, отметивший их положительную роль в общественном раз­витии. Еще более основательно конфликт был рассмотрен А. Смитом, ко­торый в работе «Исследования о природе и причинах богатства народов» писал, что основу конфликта составляют деление общества на классы и экономическое соперничество между ними. Последнее рассматривалось как движущая сила развития общества.

Большой вклад в осмысление социальных конфликтов внес Гегель; одной из их причин он считал социальную поляризацию между «накоплением богатства» и «при­вязанным к труду классом».

Уже в прошлом веке многие мыслители (М. Вебер, Л. Гумплович и др.) исходили из того, что конфликт – это реальность, неиз­бежное явление в жизни общества и стимул социального развития. С позиций исторического материализма рассматривали СК К. Маркс и Ф. Энгельс, считавшие, что конфликты порождаются прежде всего социальным неравенством и проявляются в классо­вой борьбе. Именно классовая борьба не только неизбежна, но и необходима для обнаружения и разрешения противоречий капита­листического строя.

Критики марксизма отмечают, что проблема конфликта в марксизме не получила всестороннего обоснования, ибо конфликты рассматривались этим учением только как столкновение между антагонистическими класса­ми. К тому же в марксистской концепции абсолютизировались экономиче­ские отношения, считавшиеся главной причиной конфликта между класса­ми и другими социальными группами.

Современное же понятие «социальный конфликт» было впер­вые введено в научный оборот Георгом Зиммелем, немецким фи­лософом и социологом, который именно так назвал одну из своих работ, изданную в первой четверти XX в. Сегодня теорией и прак­тикой регулирования социальных конфликтов в западной и отечественной социологии занимается целый ряд отраслей.

При этом теория конфликта противостоит теории структурно-функционального анализа общества. Представители функционализ­ма придерживаются равновесной, бесконфликтной модели общества. Согласно взглядам сторонников этого направления, общество пред­ставляет собой «систему», жизнедеятельность и единство которой обеспечиваются благодаря функциональному взаимодействию ее со­ставных элементов, таких как государство, политические партии, промышленные объединения, профсоюзы, церковь, семья и т.д.

В середине XX в. в социологии оформилось направление, ко­торое всесторонне и глубоко исследует проблему социальных конфликтов. Наиболее из­вестными представителями этого направления являются Ральф Дарендорф, Льюис Козер, Кэннет Эварт Боулдинг и др.

Р. Дарендорф, немецкий социолог либеральной ориентации, создал теорию конфликтной модели общества, исходя из того, что любое общество постоянно подвержено социальным изменениям и вследствие этого ежемоментно испытывает социальный конфликт. Причиной форми­рования и развития СК ученый считал конфликт интересов. Любое общество, по его мнению, использует принуждение. Для членов общества изначально характерно неравенство социальных позиций (например, в распределении собственности и власти), это обуслов­ливает и различие их интересов и устремлений, что вызывает вза­имные трения и антагонизм. Дарендорф приходит к выводу, что социальное неравенство и порожденные им социальные противо­речия создают социальную напряженность и конфликтные ситуа­ции. Интересы субъектов непосредственно влияют на формирова­ние конфликта. Поэтому, чтобы понять природу конфликта, необ­ходимо прежде всего понять природу интереса и способы его осознания субъектами конфликта.

По мнению Дарендорфа, основу социального конфликта часто составляют полити­ческие факторы: борьба за власть, престиж, авторитет. Конфликты могут возникать в любом сообществе, в котором есть господству­ющие и подчиненные. Неравенство социальных позиций означает неодинаковый доступ к ресурсам развития индивидов, социальных групп или сообществ людей. А отсюда и противоречия их интере­сов. Неравенство социальных позиций отражено в самой власти, которая позволяет одной группе распоряжаться результатами дея­тельности других групп людей,

Борьба за обладание и распоряжение ресурсами, лидерство, власть и престиж делают социальные конфликты неизбежными. Конфликт восприни­мается не как благо, а как неизбежный способ разрешения проти­воречий.

Дарендорф утверждает, что конфликты – это обязательные компоненты общественной жизни. Их невозможно устранить толь­ко потому, что мы не желаем их возникновения, с ними надо счи­таться как с реальностью. Конфликты – источники инноваций и социальных перемен; они не позволяют обществу застаиваться, так как постоянно создают напряжение. Согласно Дарендорфу подав­ление и «отмена» конфликта приводят к его обострению. Поэтому задача состоит в том, чтобы уметь контролировать конфликт: он должен быть легализирован, институционализирован, развиваться и разрешаться на основе существующих в обществе правил.

Американский социолог Л. Козер в работах «Функции социа­льных конфликтов» (1956), «Продолжение исследования социаль­ного конфликта» (1967) обосновывает свою теорию позитивно-функционального конфликта. Под социальным конфликтом он понимает «борьбу за цен­ности и претензии на определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или устранение противника».

Козер подчеркивает, что любому обществу присущи неизбеж­ное социальное неравенство, вечная психологическая неудовлетво­ренность членов общества, порождающие напряженность между индивидами и социальными группами. Эта напряженность неред­ко разрешается посредством разного рода конфликтов.

Общая теория конфликта разработана также американским со­циологом К. Э. Боулдингом в работе «Конфликт и защита: общая те­ория» (1963). Он констатирует, что в современных обществах воз­можно и необходимо регулировать социальные конфликты. Боулдинг считает, что конф­ликт неотделим от общественной жизни. Представление о сущности социальных конфликтов позволяет обществу контролировать их и управлять ими, предвидеть их последствия. По мнению К. Боулдин-га, конфликт – это ситуация, в которой стороны понимают несо­вместимость своих позиций и стремятся опередить противника сво­ими действиями; конфликт является видом социального взаимодей­ствия, при котором стороны осознают свое противостояние и свое отношение к нему – тогда они сознательно организуются, выраба­тывают стратегию и тактику борьбы. Но все это не исключает того, что конфликты можно и нужно преодолевать или ограничивать.

В целом зарубежные социологи продвинулись далеко вперед в изучении социальных конфликтов. В исследованиях же советских ученых прежде всего подчеркивалась материально-экономическая и классовая природа конфликта. Это была марксистская концепция, которая сводилась к анализу столкновений между антагонистическими классами, – упрощенный подход к изучению проблемы. И поскольку счита­лось, что в социалистическом обществе отсутствуют антагонисти­ческие классы, значит, отсутствуют и конфликты. Поэтому науч­ные исследования по этой проблеме почти не велись.

В последнее же десятилетие эта тема стала широко освещаться в статьях, монографиях, появились монографические исследова­ния, проводятся круглые столы, посвященные проблеме социаль­ных конфликтов.

 

§ 3. Функции и последствия социальных конфликтов, их классификация

Рассматривая роль конфликта как неизбежного явления в развитии общества, можно выделить одну из его функций, которая состоит в разрядке психологи­ческой напряженности в отношениях противоборствующих сторон. Существование, так сказать, выходных клапанов и отводных каналов помогает взаимной адаптации индивидов, стимулирует положительные изменения.

Другой позитивной функцией конфликта является коммуникативно-связующая. Через эту функцию участники конфликта осознают свои и противостоящие им интересы, выявляют общие проблемы, приспосабливаются друг к другу.

Еще одна позитивная функция конфликта, вытекающая из предыдущих, проявляется в том, что он способен играть консо­лидирующую роль в обществе и даже быть движущей силой социальных изменений. Это происходит тогда, ко­гда в ходе разрешения конфликта люди по-новому воспринимают друг друга и у них появляется интерес к сотрудничеству, выявля­ются возможности для этого.

Но социальный конфликт может носить негативный, раз­рушительный характер, дестабилизировать отношения в соци­альных системах, разрушать социальные общности и групповое единство. Так, забастовки могут нанести серьезный урон пред­приятиям и обществу, ибо экономический ущерб от остановок предприятий способен стать фактором разбалансированности экономики. Национальные кон­фликты нарушают взаимосвязи между нациями.

В обществе происходит великое множество конфликтов. Их стараются классифицировать, например по сферам жизни. Речь идет о конфликтах в области экономики, национальных отно­шений, в социальной сфере и т.д. Конфликты можно классифицировать также в зависимости от субъектов и зон разногласий.

Начнем с описания рационального и эмоционального типов конфликтов. Рациональные конфликты охватывают сферу разумного делового соперничества. Борьба идей в науке, спор о назначении того или иного лица на руководящую должность, выработка стратегии управления организацией и т.д. Рациональные конфликты сравнительно легко разрешимы: необходимо только признать наличие противоречивых интересов, всесторонне обсудить ситуацию и придти к общему решению.

Однако сплошь и рядом бывает так, что агрессия участников конфликта переносится с причины конфликта на конкретные личности участников. Конфликт обретает эмоциональный характер. Причина конфликта может вообще забыться, а противостояние сопернику становится самоцелью. Противоположная сторона воспринимается как средоточие всех зол и бед,

Эмоциональные конфликты фактически не поддаются регулированию. Особенно опасен эмоциональный конфликт, когда в него включены большие массы людей. Ярким примером массового эмоционального конфликта является конфликт межнациональный. Такие конфликты отличаются длительностью и часто сопровождаются жестокостью.

А.Г.Здравомыслов (Социология конфликта. М., 1997. С. 105) приводит следующую типологию конфликтов.

1)Межиндивидуальные конфликты.

2)Межгрупповые конфликты, при этом в числе групп можно выделить:

группы интересов,

группы этно-национального характера,

группы, объединенные общностью положения.

3)Конфликты между ассоциациями (партиями);

4)Внутри и межинституциональные конфликты;

5)Конфликты между секторами общественного разделения труда.

6)Конфликты между государственными образованиями;

7)Конфликт между культурами или типами культур.

Эта типология основана на выделении субъектов конфликта. Можно типологизировать конфликты также по «объекту» конфликтного взаимодействия. В таком случае можно выделить:

1) Экономические конфликты (экономические интересы);

2) Политические конфликты (власть, влияние);

3) Ценностные конфликты (убеждения, идеи);

4) Статусные конфликты (положение, должность, престиж).

Конфликты могут иметь и комплексный характер, то есть порождаться целым комплексом причин. Комплексным характером обладают, как правило, межнациональные конфликты. Столкновение между представителями разных национальностей порождаются борьбой за повышение статуса, за политическое влияние, право следовать собственной культурной традиции и т.д.

В целом, классификация социальных конфликтов может быть представлена следующим образом:

– Личностный конфликт – включает конфликты, происхо­дящие так сказать внутри личности, на уровне ее индивиду­ального сознания.

– Межличностный конфликт — разногласия между двумя или более людьми из одной или из нескольких групп. К ним могут подключаться отдельные личности, не образующие группы.

– Межгрупповой конфликт – это конфликт между со­циаль­ными группами и общностями людей с противоположными интересами.

– Конфликт принадлежности – когда индивиды имеют как бы двойную принадлежность, например, конфликтующие обра­зуют группу внутри какой-то большой группы или когда ин­дивид входит одновременно в две конкурирующие группы, преследующие одну цель.

– Конфликт с внешней средой – индивиды, составляющие группу, испытывают давление извне, прежде всего со стороны административных и экономических норм и предписаний. Они вступают в конфликт с институтами, поддерживающими эти нормы и предписания.

Типологию социального конфликта можно представить и таким образом:

– Конфронтация – пассивное противостояние групп с противоборствующими политическими, экономическими или со­циальными интересами. Как правило, это противостояние не принимает форму открытого столкновения, но предполагает наличие неустранимых разногласий и оказание давления.

– Соперничество – борьба за признание личных достиже­ний и творческих способностей со стороны общества, социаль­ной группы, социальной организации. Цель соперничества – приобретение лучших позиций, признания; демонстрация пре­восходства путем достижения престижных целей.

– Конкуренция – особый тип конфликта, его цель – полу­чение выгоды, прибыли либо доступа к дефицитным благам.

Кроме того, есть конфликты типа схватки, когда противников разделяют непримиримые противоречия и рассчитывать можно только на победу; деба­тов, где возможны спор, маневры и обе стороны могут рассчи­тывать на компромисс; игр, если обе стороны действуют в рам­ках одних и тех же правил, поэтому они никогда не заверша­ются и не могут завершаться разрушением всей структуры от­ношений. Этот вывод имеет важное значение, так как снимает ореол безысходности и обреченности вокруг каждого из кон­фликтов, будь то в международных отношениях или внутри общества.

Конфликт с точки зрения социологии – это прежде всего модель поведения с особым распределением ролей, последова­тельностью событий, способами выражения взглядов, ценностных ориентаций, формами отстаивания интересов, целей.

Возможны и позитивные, и негативные последствия социальных конфликтов. Основные позитивные последствия конфликта заключаются в следующем: во-первых, конфликты способствуют разрешению накопившихся в обществе противоречий и , во-вторых, стимулируют процесс социальных изменений. Кроме того, конфликты дают возможность подавляемым группам занять более достойное место в обществе. Конфликты также, хоть это и кажется парадоксальным, могут способствовать сближению конфликтующих групп, так как конфликтное взаимодействие - это все же взаимодействие, а не полное отчуждение и изоляция групп. Конфликты также способствуют усилению сплоченности каждого из соперничающих лагерей, и таким образом служат интеграции пусть не всего, но хотя бы части общества.

Негативные последствия конфликтов более наглядны и очевидны. Это напряженность в обществе, возможные разрушения и жертвы, дестабилизация общества, дезинтеграция.

В заключение необходимо отметить, что для нейтрализации отрицательных последствий конфликтов в обществе формируются специальные институты, которые регулируют конфликты и вводят их в определяемые законом рамки. Так, институт политических партий ввел в формальные, законом очерченные рамки конфликт между разными группами и слоями общества. Для того, чтобы отстаивать свои интересы массам больше не обязательно прибегать к стихийным акциям протеста, выходить на улицы, поднимать восстания: существуют партии, которые организовано отстаивают интересы той или иной группы в законодательных органах государства (речь идет, конечно, о государствах, где партийная система сложилась и эффективно действует).

 

§ 4. Механизмы социального конфликта и его стадии

На пути перерастания противоречия в конфликт складывается своеобразное со­стояние, которое можно назвать предконфликтной ситуацией. Последняя непосредственно предшествует конфликту, развивается в него. Предкон­фликтное состояние весьма неустойчиво: незначительное, даже случайное событие может вызвать необратимые про­цес­сы, прямо ведущие к открытому конфликту. На этой стадии складывается сочетание разных обстоятельств, кото­рые пред­шествуют конфликтам и часто порождают несов­местимые требования. При этом удовлетворение интере­сов одной стороны препятствует удовлетворению интересов другой.

В предконфликтной стадии субъекты, прежде чем решиться на открытые действия, оценивают свои возможности (мате­риальные ценности, власть, информацию, связи и т.д.), пред­принимают шаги для консолидации сил каждой из противоборствующих сторон, поиска сторонников. Кроме того, предконфликтная стадия является периодом формирования каждой стороной своей стратегии действий.

Начавшийся конфликт в процессе своего развития претерпевает определенные изменения. Это связано с тем, что отношения, складывающиеся в начале и в конце конфликта, сущест­венно различаются: с разной степенью проявляется активность субъектов, могут возникать неожиданные повороты событий и т.д. Создаются дополнительные причины для углубления и разрастания конфликта.

Процесс разрастания конфликта длится до тех пор, пока не появятся первые ощутимые результаты противоборства. Эти результаты осмысливаются, анализируются субъектами кон­фликта. На этом начальный этап конфликта заканчивается.

Начальная стадия конфликта, как и предконфликтная ста­дия, имеет свое значение. На этой стадии создаются те или иные условия для вмешательства с целью преодолеть начав­шийся конфликт. Каждая сторона уже столкнулась с сопротив­лением противника, почувствовала его силу и может понять, как нелегко ей будет приблизиться к победе. Начало конфликта является периодом наибольших колебаний участников. Не­ случайно сторонники открытых кон­фликтов проводят работу по поддержанию боевого духа участников, убеждая их идти до конца. Именно на этом этапе могут быть предприняты дейст­вия, которые позволят остановить открытое столкновение, прийти к компромиссному решению.

В самом конфликте действия могут быть открытыми, непо­средственными, или же скрытыми, опосредованными. Они мо­гут быть физическими, психологическими, идеологическими и т. д. В них проявляется специфическое поведение людей. Эти действия могут быть предсказуемы и непред­сказуемы, но обычно они расширяют сферу кон­фликта.

Итак, для наличия конфликта требуются три условия: объ­ективно складывающаяся конфликтная ситуация, субъекты конфликтов (наличия одной только конфликтной ситуации еще недостаточно, если стороны миролюбивы) и нали­чие по­вода для конфликта, т. е. своеобразного «спускового механиз­ма», способствующего развитию событий.

Третьей стадией протекания социального конфликта явля­ется разрешение конфликта. Эта стадия предполагает знание объекта конфликта, состава его участников, его исторических корней и непосредственного повода, а также представление об уровне напряженности.

Признаком разрешения служит завершение инцидента. Это значит, что между конфликтующими сторонами прекращается конфликтное взаимодействие. Устранение инцидента – необходимое, но недостаточное условие для погашения конфликта, ибо при определенных обстоятельствах угаснувший конфликт может вспыхнуть вновь.

Разрешение конфликта возможно лишь при изменении конфликтной ситуации, точнее, если будет изжита коренная причина конфликта, когда изменится установка соперников в отношении друг друга и они перестанут видеть друг в друге противников, когда изменятся требования сторон и соперник идет на уступки (но возможны и одновременно обоюдные уступки).

 

§ 5. Субъекты конфликтных отношений и

управление социальным конфликтом

Важным вопросом при рассмотрении социальных конфликтов является во­прос о «действующих лицах и исполни­телях» конфликтных отношений. При этом не следует отождествлять участников и субъектов социальных конфлик­тов, так как это может привести к путанице в понимании вы­полняемых в конфликте ролей.

Участником конфликта может быть любой человек, органи­зация или группа лиц, которые принимают участие в кон­фликте, но не отдают себе отчета в целях конфликтного про­тиворечия. Участником может быть стороннее лицо, случайно оказавшееся в зоне конфликта и не имеющее своего интереса.

Субъектом же социального конфликта является отдельный человек или социальная группа, способные создавать конфликтную ситуацию, т. е. прочно и относительно самостоятельно влиять на ход конфликта в соответствии со своими интересами, оказывать влияние на поведение и положе­ние других, вызывать те или иные изменения в социальных отношениях.

Поскольку потребности субъектов, их интересы, цели, притязания могут реализовываться нередко только через исполь­зование власти, постольку в конфликтах непосредственное уча­стие могут принимать такие политические организации, как партии, парламентские организации, государственный аппарат, «группы давления» и т. д. Они являются выразителями воли соответствующих социальных групп и личностей. Нередко со­циальный конфликт принимает форму конфликта политиче­ских, этнических и других лидеров (широкие массы выходят на улицы лишь в моменты наивысшего обострения ситуации). Так, в большинстве социальных и национальных конфликтов в первые годы перестройки в нашей стране субъектами выступа­ли исключительно представители государственных структур власти.

Крупнейший специалист в области теории конфликтов Р. Дарендорф к субъектам конфликтов отно­сит три вида социальных групп:

– Первичные группы – непосредственные участники кон­фликта, которые находятся в состоянии взаимодействия по поводу достижения объективно или субъективно несовмести­мых целей.

– Вторичные группы – те, кто стремятся быть неза­мешан­ными непосредственно в конфликте, но вносят вклад в его разжигание.

– Третьи группы – силы, заинтересованные в разрешении конфликта.

Следует заметить, что социальный конфликт – это всегда борьба, порожденная конфронтацией общественных и группо­вых интересов.

Конфликт возникает не вдруг, причины его накапливаются и зреют иногда в течение довольно продолжительного времени, конфликт – это борьба противоположных интересов, ценно­стей и сил. Для того чтобы противоречие переросло в кон­фликт, необходимы осознание противоположности интересов и соответствующая мотивация поведения.

Разрешение конфликта может быть полное или частичное. Полное разрешение означает прекращение конфликта, кардинальную перестройку всего образа конфликтной ситуации. При этом «образ врага» трансформируется в «образ партнера», установка на борьбу сменяется ориентацией на сотрудничество.

При частичном же разрешении конфликта чаще изменяется только внешняя его форма, но сохраняются внутренние побу­дительные установки к продолжению противоборства.

Успешное разрешение конфликта связано с определенными условиями, а именно:

– своевременной и точной диагностикой его причин. В ходе этого выявляются объективно существующие противоречия, интересы, цели. На основе такого анализа определяется так на­зываемая деловая зона конфликта;

– обоюдной заинтересованностью сторон в преодолении про­тиворечий. Это возможно при взаимном признании интересов каждой из сторон, для чего субъ­ектам конфликтов необходимо освободиться от недоверия друг к другу;

– совместным поиском путей преодоления конфликта. В дан­ной ситуации могут быть использованы самые разные средства и методы.

В социологической науке соответствующее внимание уде­ляется выработке технологии регулирования конфликтов, управления ими.

Задача управления конфликтом в том и состоит, чтобы не допустить его разрастания и снизить негативные последствия. В качестве субъекта управления конфликтом может выступать как одна из его сторон, так и третья сила, не участ­вующая в нем, но заинтересованная в его урегулировании. Кто бы ни выступал субъектом управления социальным конфлик­том, важно найти способы или технологию регулирования конфликтных отношений. Этому могут способствовать сле­дующие меры:

– cделать социальные конфликты (прежде всего теневые, не­явные, латентные) достоянием гласности, максимально откры­тыми. Это позволит поставить их под контроль и своевременно отреагировать на процессы, происходящие в ходе противобор­ства сторон.

– cнизить степень социально-психологического возбуждения, чтобы воспрепятствовать появлению детонирующих ситуа­ций в отношениях сторон.

Разрешение социального конфликта – дело довольно слож­ное. Оно может идти различными путями, использовать раз­личные методы.

• Метод избегания конфликта может выражаться в уходе с политической арены того или иного политического деятеля или угрозе ухода, избегании встреч с противником и т. д. Од­нако избегание конфликта не означает его ликвидацию, ибо остается сама причина.

• Метод переговоров позволяет избежать применения наси­лия. В процессе переговоров стороны обмениваются мнениями, что неизбежно снижает остроту конфликта, помогает понять ар­гументы сторон, объективно оценить истинное соотношение сил и условия примирения. Переговоры позволяют рассмотреть альтер­нативные ситуации, добиться взаимопонимания, прийти к согла­сию, консенсусу, открыть путь к сотрудничеству.

• Метод использования посредничества — примирительная процедура. В роли посредников могут выступать как организа­ции, так и частные лица, а функции посредников могут вы­полнять не только правительственные, но и любые другие уч­реждения и организации. Практика подтверждает, что удачно подобранный посредник может быстро урегулировать кон­фликт там, где без его участия согласие было бы невозможно. Так, в сложных социальных конфликтах на Западе роль по­средников выполняют лауреаты Нобелевской премии. Такая практика наглядно демонстрирует те высокие требования, ко­торые предъявляются к личности посредника (авторитет, нрав­ственность, профессиональная компетентность, высокий ин­теллект).

• Метод откладывания, что нередко означает сдачу своих позиций. Это действие распространено на практике. Но здесь важно подчеркнуть, что сторона, «сдавшая свои позиции», по мере накопления сил и изменения ситуации в ее пользу сдела­ет, как правило, попытку вернуть утраченное.

• Метод третейского разбирательства, или арбитраж. При разборе строго руководствуются нормами законов, в том числе международного права.

Поиск путей выхода из конфликтных ситуаций спо­собству­ет выработке и других методов разрешения социальных кон­фликтов.

Осмысление природы и содержания общественных кон­флик­тов позволило ученым и практикам выработать сле­дую­щие рекомендации, которые могут помочь ускорить процесс разрешения конфликта:

– во время переговоров приоритет должен отдаваться обсуж­дению вопросов, касающихся содержания конфликта;

– стороны должны стремиться к снятию психологической и социальной напряженности;

– необходимо демонстрировать взаимное уважение друг к другу;

– участники переговоров должны гласно и доказательно обосновывать свои интересы и претензии друг к другу, сознательно создавать атмосферу публичного обмена мнениями;

– все участники переговоров должны проявлять склонность к консенсусу.

 

§ 6. Конфликты на производстве: их виды и типы

На производстве, в трудовых коллективах различаются конфликтные ситуации в рамках делового и личного общения: первые принято называть предметными; вторые – межличностными. При этом каждый конкретный случай конфликта в производственном коллективе содержит черты как первого, так и второго вида. Что касается различения конфликтов в зависимости от того, между кем он происходит, то конфликтные ситуации в трудовом коллективе можно разделить на два вида: горизонтальные (между коллегами) и вертикальные (между подчиненными и руководителями). По форме конфликты могут быть скрытыми (подспудными) и явными, а также «сглаженными» и острыми. Кроме того, конфликты принято делить на деловые, возникшие между людьми и группами из-за различия целей при выборе тактики действий, из-за различия в истолковании фактов и т. д., и эмоциональные, в основе которых могут лежать чувство антипатии или враждебности, личное несоответствие, психологическая несовместимость.

Наиболее полная типология производственных кон­фликтов основывается на взаимоотношениях людей в рамках их отношений в трудовом коллективе. Выделяются четыре основных типа конфликтов и ряд вариаций их в зависимости от горизонтальной или вертикальной направленности конфликтов.

I. Конфликты, возникающие в ситуациях, препятствующих достижению основных целей трудовой деятельности:

• Горизонтальные конфликты, возникающие при непосредственней техно­логической взаимосвязи работников в процессе труда, когда успешность деятельности одного определяет успешность деятельности другого (например, при работе в потоках, на конвейере и др.).

• Горизонтальные конфликты организационного характера, когда проблемы, решение которых должно было идти по вертикали, переносятся на горизонтальный уровень (например, конфликты из-за нехватки оборудования, инструментов и т. д.).

• Вертикальные конфликты, возникающие в ситуации, когда руководитель не обеспечивает условий успешной деятельности подчиненного.

• Вертикальные конфликты, когда подчиненный по тем или иным причинам создает препятствия для успеш­ного достижения руководителем целей его деятельности – обеспечения нормального функционирования производства, решения какой-либо производственной проблемы, выполнения задания и т. д. К этому варианту относится случай невыполнения подчиненным его прямых должностных обязанностей или поручений руководителя и т. д.

II. Конфликты, возникающие в ситуациях, препятствующих достижению вторичных целей трудовой деятельности:

• Горизонтальные конфликты, возникающие при наличии таких взаимосвязей, когда достижение цели одного зависит и от других людей (например, при работе на один наряд зарплата каждого зависит и от работы всех, нарушение одним членом коллектива трудовой дисциплины может привести к лишению премии всего коллектива).

• Горизонтальные конфликты организационного типа, возникающие из-за сменности, условий труда и других причин, являющихся следствием ряда нерешенных проблем по вертикали по причине слабости руководства.

• Вертикальные конфликты, когда руководитель не обеспечивает подчиненному удовлетворительных возможностей достижения личных целей (например, неритмичность в обеспечении работой приводит к простоям и влияет на заработную плату работающих сдельно).

• Вертикальные конфликты, когда достижение личных целей руководителей в процессе деятельности (например престиж, материальное поощрение и т. д.) зависит от подчиненных.

III. Конфликты, возникающие из противоречия действий человека принятым в коллективе нормам:

• Горизонтальные конфликты, возникающие в группах с развитой групповой моралью и имеющие характер требований, предъявляемых к человеку со стороны группы.

• Вертикальные конфликты, имеющие характер острого противоречия между стилем работы руководителя и ожиданиями его подчиненных.

• Вертикальные конфликты, возникающие в ситуации неудовлетворения требований, предъявляемых руководителем к качествам подчиненного как носителя определенной социальной роли.

IV. Личные конфликты:

• Горизонтальные личностные конфликты, возникающие как проявление той или иной личной несовместимости, т. е. несовместимости шаблонов поведения, потребностей и т.д.

• Вертикальные личностные конфликты, возникающие между лидерами и ведомыми, авторитетными и неавторитетными, предпочитаемыми и непредпочитаемыми членами коллектива из-за несовместимости культурных основ и уровней личных притязаний.

 

 

 

Тема 9. Методология и методика социологических исследований

План

§ 1. Социологические исследования, их виды и классификация.

§ 2. Методы сбора социологической информации.

§ 3. Обработка, анализ и использование результатов

социологического исследования.

 

§ 1. Социологические исследования, их виды и классификация

История возникновения и развития социологии неразрывно связана с эмпирическими (прикладными) исследованиями – ис­точниками новых знаний, необходимых как для обогащения тео­рий, так и для регулирования социальных процессов.

Непосредственное признание социологические исследования (СИ) получили в конце XIX – начале XX вв., они пришли на сме­ну индивидуальным способам накопления социологического зна­ния, находящим выражение в обзорных и тематических выступле­ниях, письмах, статьях, очерках, книгах, а также в откликах, кри­тических отзывах и комментариях к ним. СИ непосредственно опирались на практику социально-статистических наблюдений и социальных обследований. Так, с XVIII в. в ряде стран стала регулярно проводиться перепись на­селения. В XIX в. проводились и опросы населения в целях выяснения уровня жизни, в частности среди жителей Лондона.

Идея исследования была заимствована социологией из естест­вознания, экономики, психологии, этнографии, правоведения, где формы теоретических, а позднее эмпирических и эксперименталь­ных исследований утвердились ранее.

Бурное развитие эмпирической социологии отмечено в XX в. Это обусловлено объективными социально-экономическими при­чинами, а также развитием и совершенствованием самой науки, выходом ее на более высокий уровень.

В России конкретные эмпирические исследования занимали вид­ное место в научной жизни еще в дореволюционный период и особен­но в начале 20-х гг. Как мы уже отмечали, с 30-х годов они были диск­редитированы идеологическим догматизмом. Право же на существо­вание прикладная социология получила вновь в начале 60-х гг. Наибольшее количество изданий, посвященных методам прикладной социологии, появилось в 70-80 гг., когда расширяется круг ученых, проявивших интерес к этой отрасли обществоведческой науки.

Прикладную социологию часто называют эмпирической социоло­гией или упрощенно – социологическими исследованиями. Причем СИ следует отличать от социальных обследований, направленных просто на сбор систематической социальной информации – опро­сы, зондажи общественного мнения, статистические обследования и т.д. Подобные методы используются не только в сугубо практиче­ских целях, но и широко распространены в других социальных нау­ках и гуманитарных областях. СИ же направлено в первую очередь на расширение сферы социологического знания, чем и диктуются требования характеристики исходной познавательной ситуации, разработки гипотез, контролируемого применения методик, полно­ты отчетов об исследовании и другие соображения, составляющие в совокупности программу (нормативную модель) исследования.

На основе анализа преимущественной ориентации СИ послед­ние иногда делят на теоретические и прикладные (эмпирические). Деление это достаточно условно и исходит из того, что в теорети­чески ориентированном исследовании приоритет отдается науч­ным, а в прикладном — практическим задачам. Поэтому, говоря о СИ, правомочно понимать под этим и прикладную (эмпириче­скую) социологию. При теоретической или прикладной ориента­ции СИ неосновные задачи целесообразно решать на материале, полученном для поиска ответа на центральный вопрос, анализируя те же данные, но под другим углом зрения.

Что же мы понимаем под СИ?

Социологическое исследование – это система логически после­довательных методологических, методических и организационно-технических процедур, связанных единой целью – получить объ­ективно-достоверные данные об изучаемом социальном процессе или явлении для их последующего практического использования.

Из определения следует, что СИ (как и прикладная социоло­гия) состоит из трех уровней (групп задач); методологический, ме­тодический и процедурный.

Под методологическим уровнем следует понимать основанную на определенной позиции автора (ученого) теоретическую (мето­дологическую) точку зрения исследователя, являющуюся основой объяснения (интерпретации) социальных проблем, предмета и ре­зультатов исследования.

Методический уровень выражается в теории измерения социа­льных явлений и процессов, и основанных на ней методах сбора и обработки первичной информации.

Процедурный уровень характеризует непосредственную органи­зацию проведения самого исследования.

В результате подобного процесса познания мы получаем некую социологическую модель – основу для объяснения изучаемого социаль­ного явления.

Один из главных мотивов обращения к СИ – потребность получения информации о той или иной социологической проблеме, требующей решения. Проблема – это всегда противоречие между знаниями о потребностях людей в каких-то результативных прак­тических или теоретических действиях и незнанием путей и средств их реализации. Решить проблему – значит получить новое знание или создать теоретическую модель, объясняющую то или иное явление, выявить факторы, позволяющие воздействовать на развитие явления в желаемом направлении.

Исходя из полученного заказа на изучение проблемной ситуа­ции, социолог должен определить (выделить) именно такой вид СИ, который по своим характеристикам мог бы обеспечить в нуж­ном объеме и нужное время получение необходимой информации для решения поставленных задач. Исходя из целей, глубины и спе­цифики требуемого анализа предмета исследования и различаются (определяются) виды СИ (табл. 1).

 

Таблица 1

Виды социологических исследований

Теоретические   По цели   Эмпирические (конкретные)  
По задачам   По частоте проведения   По масштабности  
Разве­дывате­льные   Описа­тельные   Анали­тиче­ские   Разо­вые   Повтор­ные   Между­народ­ные   Обще-нацио-наль-ные   Регио-наль-ные   Отрас­левые   Локаль­ные  
                   
Пилотажные   Панельные   Лонгитюдные    
                   

 

 

Рассмотрим виды СИ подробнее.

I. Как уже отмечалось, СИ могут быть как теоретическими, так и практическими (эмпирическими);

теоретические СИ ориентированы в основном на разработку теорий, выявление социальных тенденций развития системы, ана­лиз общих противоречий;

эмпирические СИ касаются изучения конкретных социальных проблем, часто связанных с решением практических задач, регули­рованием межгрупповых и внутригрупповых отношений и социа­льных процессов.

II. Классификация по задачам:

разведывательное исследование (его иногда называют пилотаж­ным или зондажным) –наиболее простой вид СИ, преследующий цель получить оперативную социологическую информацию. В нем используют сжатый по объему инструмент, а изучению подвергается небольшая группа респондентов. Разведывательное исследова­ние может использоваться в качестве предварительного этапа глу­боких и масштабных СИ либо для сбора начальных сведений об объекте исследования для обшей ориентации. В этом случае мож­но говорить о такой разновидности разведывательного исследова­ния, как экспресс-опрос, цель которого — выявить отношение лю­дей к актуальным событиям и фактам (так называемый зондаж об­щественного мнения), а также степень эффективности только что проведенных мероприятий;

описательное исследование преследует цель получения сведений целостного характера об изучаемом явлении.

Результатом описательного исследования оказывается общая картина состояния его объекта. Здесь ставится задача целостного восприятия проблемы, но без очень глубокого проникновения в существо дела;

в ходе проведения аналитического исследования требуется выя­вить причины, противоречия, характер и способы разрешения проблем. Устанавливается связь между характеристиками изучае­мого явления, определяются факторы, влияющие на него изнутри и извне. Это самый сложный и глубокий вид СИ. Разновидность аналитического исследования – эксперимент, наиболее сложный вид СИ. В социологии эксперимент служит не столько методом сбора информации, сколько проверкой выдвинутой гипотезы не­посредственно на практике. К примеру, мы выдвинули гипотезу, что определенные изменения в организации учебного процесса студентов могут привести к более глубоко­му усвоению знаний. Для этого в одной группе реализуются данные изменения, а в контрольной – нет. Эксперимент проводится в течение семестра (года), затем анализируются результаты. Разумеется, это лишь упрощенная схема с целью дать некоторые представления о данном виде исследования.

 

III. Классификация по частоте проведения:

разовое исследование дает возможность получить знания о со­циальных явлениях и процессах на текущий момент:

повторные исследования исследуют явления, проблемы в дина­мике, изменении, развитии. Различают: а) панельные повторные ис­следования, изучающие одну и ту же социальную проблему с опре­деленным интервалом времени по единой программе и методике; 6) лонгитюдные повторные исследования, т.е. повторное изучение одной и той же совокупности людей в течение ряда лет по единым или близким проблемам.

IV. Классификация по масштабности: международные; общена­циональные, региональные; отраслевые; локальные и другие виды СИ.

Наряду с основными критериями различия видов СИ (по глу­бине, степени сложности эмпирического анализа и т.д.) могут ис­пользоваться и другие критерии, например особенности метода сбора информации, форма и характер проведения СИ. Так, в зави­симости от применяемого метода сбора эмпирических данных раз­личают три вида СИ: опрос, наблюдение, анализ документов. Суть их будет рассмотрена позже.

Из этого не следует, что социолог не волен свободно выбирать любой вид СИ. Предопределенность такого выбора обусловлена как минимум двумя обстоятельствами: цель, практическая либо на­учная целесообразность исследования, а также сущность и особеннос­ти того явления, которое предстоит изучить.

В классическом (полном) эмпирическом СИ можно выделить три основных этапа, каждый из которых включает в себя ряд важ­ных процедур: 1) подготовительный (разработка программы иссле­дования); 2) основной (проведение эмпирического исследования);

3) завершающий (обработка и анализ данных, формирование выво­дов и рекомендаций).

Рассмотрим подготовительный этап СИ.

Выбрав вид СИ, переходят к его непосредственной подготовке, т.е. к разработке программы, рабочего плана и вспомогательных документов исследования.

Программа СИ – теоретико-методологический документ, да­ющий теоретическое обоснование методологическим подходам, методики и техники изучения объекта и предмета анализа. Иначе говоря, программа включает теоретическое обоснование методоло­гических подходов и методических приемов изучения конкретного социологического явления или процесса.

Методологическая часть программы включает в себя формули­ровку и обоснование проблемы, указание цели, определение объ­екта и предмета исследования, логический анализ основных поня­тий, формулировку гипотез и задач исследования; методическая часть — определение обследуемой совокупности, характеристику используемых методов сбора первичной информации, логические схемы ее обработки на ЭВМ.

Рассмотрим наиболее значимые из указанных элементов.

I. Методологическая часть программы

Разработка программы начинается с формулировки и обоснова­ния проблемы, суть которой составляет реальное жизненное проти­воречие как частного, так и общего характера. Здесь важно знать, что уже известно о ней и что пока неизвестно. Формулировка проблемы во многом определяет также и вид СИ – разведыватель­ное, описательное или аналитическое.

Далее определяется цель СИ и его задачи. Цель – это общая направленность исследования, проект действия и его результат. Она может иметь как теоретический, так и практический, прикладной характер. Задачи конкретизируют цель, определяют средства ее достижения, они направлены на анализ и решение проб-1ем. Задачи могут быть основными и неосновными. Характер за­дач зависит от содержания цели.

Важной составляющей является разработка гипотезы, т.е. пред­положения об изучаемом явлении, которое в результате исследова­ния может быть подтверждено или опровергнуто. Могут быть основная и вспомогательные гипотезы. Сама по себе разработка гипотезы – сложный познавательный акт, требующий подготовки и основывающийся на предшествующем познании предмета иссле­дования. Дальнейшие этапы СИ непосредственно зависят от вы­двинутых гипотез. Разработка гипотез – своеобразное формирова­ние логических опор для сбора и анализа эмпирических данных.

Это часть программы включает также разработку понятийных и эмпирических индикаторов (показателей).

Все понятия (определения), с которыми мы сталкиваемся в по­вседневной жизни, дают нам возможность ориентироваться в со­циальной реальности. Полностью ли понятия бывают тождествен­ны реальности? Нет. Например, понятие «преступник» – человек, совершивший преступление или уже осужденный судом? Именно для соответствующего, адекватного определения понятий прово­дится их логический и операциональный анализ – процедура их ин­терпретации, смысл которой – четко указать, что понимается в исследовании под терминами или понятиями.

Социальные показатели (индикаторы) социального факта – это эмпирически (практически) измеряемые характеристики поведе­ния людей, групп; вербальных действий; взаимосвязей и взаимоот­ношений. Для этого используют наиболее «чувствительные», «ра­ботающие» показатели, отражающие различные социально-психи­ческие характеристики объекта. Показатели (индикаторы) могут быть: объективными (например, уровень образования), субъектив­ными (степень удовлетворенности и т.д.). Последовательность их расположения образуют шкалы измерения: номинальные, где пока­затели – объективные признаки и характеристики (пол, возраст, образование и др.); ранговые (порядковые), где показатели распо­лагаются по значимости, предпочтительности вариантов ответа с точки зрения опрашиваемого субъекта: («холодно», «тепло», «горя­чо»); интервальные, где объективные признаки распределяются по общепринятым искусственным эталонам (температура, расстояние и пр.).

В результате указанных операций социолог формирует ряд за­дач по подготовке конкретных методик и методов сбора и обработ­ки данных – инструментария. Этому посвящена следующая часть программы СИ.

II. Методическая часть программы

В методической части важное место отводится определению выборки (выборочной совокупности).

Вся общность (объект), на которую распространяется исследо­вание, носит название генеральная совокупность. Но поскольку обычно исследования носят не сплошной характер, то явления изу­чают по анализу выборки — определенного количества людей, ото­бранных по специальным параметрам. При этом система выборки должна точно отражать необходимые для изучения качества генера­льной совокупности. В этом случае микромодель генеральной со­вокупности называют выборочной совокупностью (выборкой).

Основные методы выборки:

метод серийной выборки. Генеральная совокупность разбивается на определенные части (серии) и из каждой части пропорциональ­но отбираются единицы для измерения (например, по 20% от групп студентов различных институтов);

метод механической выборки. Из генеральной совокупности че­рез равные промежутки отбирают необходимое количество респон­дентов (например, каждый 10-й);

метод гнездовой выборки – выбор для изучения определенной характерной группы из всей генеральной совокупности;

метод основного массива – опрос 60-70% всей генеральной со­вокупности;

метод квотной выборки – отбор определенного количества рес­пондентов по ряду признаков (по профессии, образованию, возра­сту, доходу и др.).

Репрезентативным (достоверным) считается исследование, при котором отклонение по контрольным признакам в выборочной со­вокупности от генеральной совокупности не превышает 5%. Существуют расчеты презентативности выборок в зависимости от объема генеральной совокупности. Так, при пилотажном опросе небольшой генеральной совокупности (например, в рамках института численностью 100-200 человек) репрезен­тативным будет сплошное анкетирование. В масштабах же университета достаточно будет опросить 25% от общего числа студентов.

 

 

§ 2. Методы сбора социологической информации

Важной частью методического раздела программы является обоснование «непосредственных» методов сбора эмпирических данных. Рассмотрим особенности содержания и применения основных из них.

Фактически любое научное знание начинается с наблюдения – непосредственного восприятия действительности.

Наблюдение в социологии – это метод сбора первичных данных посредством восприятия и регистрации событий, поведения людей и групп, касающихся изучаемого объекта и значимых с точки зре­ния цели исследования. Как правило, метод наблюдения в СИ при­меняется в сочетании с другими методами сбора информации.

Классификация метода наблюдения, приведена на рис.1.

 

                         
По степени фомализации       По положению наблюдателя       По условиям организации   По регулярности проведения  
  контролируемое неконтролируемое     невключенное включенное     полевое лабораторное     систематическое случайное  
                     

       
 
скрытое
 
открытое

 


Рис. 1. Основания для классификации наблюдения

Контролируемое наблюдение – это наблюдение, в котором эле­менты изучаемой ситуации заранее определены и именно они яв­ляются объектом внимания наблюдателя.

Неконтролируемое наблюдение – это наблюдение, в котором элементы, подлежащие изучению, заранее не определены и наблю­датель определяет и фиксирует их в ходе наблюдения.

Невключенным называется такое наблюдение, при котором ис­следователь находится вне изучаемого объекта.

При включенном наблюдении исследователь в той или иной степени включен в изучаемый объект и находится в непосредст­венном контакте с наблюдаемыми.

Если такое наблюдение проводится с согласия наблюдаемых, то оно носит название открытого; если участникам группы неиз­вестно, что за их поведением и поступками наблюдают, – это скрытое наблюдение.

Различие между полевым и лабораторным наблюдением заклю­чается в том, что в первом случае наблюдение проводится в реаль­ной жизненной ситуации, а во втором – в искусственно создан­ных и контролируемых условиях.

Систематическое наблюдение проводится с определенной пе­риодичностью, случайное – как следует из названия, проводится случайно.

Задачами наблюдения могут быть:

предварительная ориентировка на объекте и предмете наблю­дения;

доказательство выдвинутых гипотез;

уточнение результатов, полученных другими способами и т. д.

Наблюдение – это один из основных способов сбора данных, который либо наводит на гипотезы и служит трамплином для ис­пользования более представительных методов, либо применяется на заключительной стадии массовых исследований для уточнения и интерпретации основных выводов.

В практике СИ особое место занимает анализ документальных источников, в которых хранится разнообразная информация.

Документ – это любая информация, зафиксированная в печат­ном, рукописном виде, на магнитофонной или фотопленке. Клас­сификация документов приведена на рис. 2.

 

                         
По форме фик­сации материала       Авторство     По мотивации       По содержанию издания    
письменные (все виды печатной и рукописной продукции) иконографические (видео-, кино-, фотодокументы) официальные (правит-е, гос-ные, личного происх-ия) неофициальные спровоцированные (сочинения, отклики; объявления) неспровоцированные (личная переписка, дневники)   правовые статистические исторические др.  
                           

 

Рис. 2. Основания для классификации документов

 

Социолог в своей работе чаще всего имеет дело с письменны­ми документами, представленными либо в статистической форме (отчетные документы), либо в виде статей, очерков, заметок в СМИ. Эти и другие документы можно изучать двумя способами:

традиционным (неформализованным);

формализованным (контент-анализ, в пер. с англ. – анализ со­держания).

Традиционный анализ документов в отличие от простого озна­комления с ними или прочтения для приобретения нового зна­ния – это именно метод исследования, которое, как всякое науч­ное исследование, предполагает выдвижение рабочих гипотез, тщательное изучение анализируемого материала, логики текста, обоснованности и достоверности приводимых сведений. Этот ана­лиз стремится как бы до конца проникнуть вглубь документа, ис­черпать его содержание. Традиционный анализ есть анализ интен­сивный. Огромную роль здесь играют опыт исследователя, глубина его знаний по предмету и интуиция.

Как самостоятельный метод особое значение он приобретает при изучении уникальных документов: их число невелико, поэтому нет необходимости в количественной обработке информации. В связи с этим суть традиционного анализа – углубленное логическое исследование содержания документов. Этот вид анализа зачастую служит предпосылкой последующего формализованного изучения документов.

Потребность в социологическом изучении и обобщении боль­шого объема информации, ориентация на использование совре­менной вычислительной техники при обработке содержания текс­тов привели к становлению метода качественно-количественного изучения документов, контент-анализа.

Применение контент-анализа целесообразно:

когда требуется высокая степень точности или объективности анализа;

при наличии обширного по объему и несистематизированного материала, когда использование традиционного метода затруднено;

при работе с ответами на открытые вопросы анкет или ин­тервью;

когда большое значение для исследуемой проблемы имеет язык изучаемой информации, его специфические характеристики. Основные направления применения контент-анализа:

выявление и оценка характеристик текста как индикаторов определенных сторон изучаемого объекта;

выявление причин, породивших сообщение;

оценка эффекта воздействия сообщения.

В качестве смысловой единицы выступает социальная идея, со­циально-значимая тема, отображенная в операциональных поня­тиях. В тексте она выражается словом, сочетанием слов, описани­ем. Цель анализа – отыскать индикаторы, указывающие на нали­чие в документе темы, значимой для изыскателя, и раскрывающие содержание текстовой информации.

Читая статью, кодировщик раскладывает ее содержание по признакам, представленным в бланке, определяет градации и их коды. Бланки коди­ровки обрабатываются на ЭВМ, что облегчает работу социолога и расши­ряет возможности для анализа информации.

Социологический опрос – еще один метод СИ – это письмен­ное или устное, непосредственное или опосредованное обращение к респонденту с вопросами, ответы на которые раскрывают изуча­емую проблему. Исследователь прибегает к методу опроса в тех случаях, когда источником необходимой информации могут быть непосредственные участники изучаемых явлений и процессов. С помощью опросов получают сведения как о событиях и фактах, так и о мнениях, оценках опрашиваемых.

При изучении потребностей, интересов, мнений, ценностных ориентации людей опрос может быть единственным источником информации.

Иногда информация, полученная этим методом, дополняется другими источниками (например, если изучается состояние трудо­вой дисциплины, то можно использовать не только социологиче­ский опрос, но и документы, наблюдение).

Информация, высказанная респондентом, зачастую ярче и бо­гаче, чем та, которую можно получить другими методами.

Виды социологического опроса: письменный (анкетный опрос); устный (интервью); заочный (почтовые, телефонные, с помощью прессы); очный; экспертный; массовый. Очень эффективным при изучении малых групп является метод социометрии.

Анкетный опрос – один из основных видов социологического опроса, сущность которого заключается в том, что опрашиваемые, являющиеся носителями информации, отвечают в письменной форме на вопросы, предъявляемые им в виде опросных листов.

Взаимодействие между исследователем и респондентом осу­ществляется посредством анкеты. Особенностью анкетного опроса является то, что исследователь не может лично влиять на ход опро­са. Опрос проводят, как правило, анкетеры, т.е. подготовленные специалисты, прошедшие инструктаж у разработчиков проекта.

Недостатком заочного опроса является то, что он не гарантиру­ет полного возврата всех анкет.

Центральная проблема анкетного опроса – формулирование вопросов, на которые будут отвечать респонденты. Основным кри­терием для выбора тем вопросов, их содержания и структуры явля­ются результаты операционального определения основных поня­тий исследования и их операционализация.

Вопросы анкеты классифицируются в зависимости от:

содержания: вопросы о фактах; вопросы о знаниях, информи­рованности; вопросы о поведении; вопросы об установках;

формализованности вариантов ответов: открытые (без заранее сформулированных ответов); полузакрытые (наряду с вариантами ответов оставляется место для свободных ответов); закрытые (с заранее сформулированными вариантами ответов).

выполняемых функций: содержательно-функциональные, служа­щие непосредственно для сбора информации по теме опроса; вопро­сы-фильтры, позволяющие «отсеять» от следующего функциональ­ного вопроса тех респондентов, которым этот вопрос не предназна­чается; контрольные, предназначенные для контроля искренности респондента; функционально-психологические, служащие для уста­новления социально-психологического контакта с респондентом.

Для правильного построения вопросов важно соблюдать следу­ющие основные требования: вопрос должен строго соответствовать тому индикатору или операционному понятию, которое он описы­вает и измеряет; однозначно трактоваться респондентом; соответ­ствовать культурному и образовательному уровню респондента; быть сформулирован нейтрально; не должен заключать в себе не­сколько вопросов; должен подчиняться требованиям «случайной величины», т.е. варианты ответа на него должны быть равнознач­ными и составлять полную группу событий; сформулирован лекси­чески и грамматически корректно; текст вопроса не должен пре­вышать 10-12 слов.

Интервью – это беседа, проводимая по заранее намеченной те­ме, которая раскрыта в специально подготовленном опроснике.

Идеальное интервью напоминает оживленную и непринужден­ную беседу двух равно заинтересованных в ней людей. Однако это не совсем так. Интервьюер выступает в роли исследователя, кото­рый не только задает вопросы, но и направляет разговор, делая это незаметно.

Главное отличие между анкетным опросом и интервью – фор­ма контакта исследователя и опрашиваемого: при анкетировании оно осуществляется при помощи анкеты, а при интервью – путем беседы интервьюера и респондента. В этом преимущество ин­тервью: если опрашиваемый затрудняется с ответом, то ин­тервьюер может прийти ему на помощь.

Различают интервью по месту проведения (на рабочем месте; в непринужденной обстановке), по процедуре проведения (индиви­дуальные; групповые; одноактные; многократные).

Метод социометрии используется при изучении малых групп и позволяет оценить взаимоотношения в коллективе, а на этой осно­ве определить его неформальную структуру, неофициальные мик­рогруппы и взаимосвязь между ними. Это метод структурного ана­лиза коллектива.

Его суть – сбор информации о структуре межличностных от­ношений в малой группе путем изучения выбора, сделанных чле­нами малой группы по тому или иному критерию. После обработ­ки и отображения индивидуального выбора проявляются неформа­льная структура коллектива и картина взаимоотношений между его членами.

Критерии социометрических выборов формулируются в виде вопросов о желании члена коллектива участвовать с кем-то в опре­деленном виде деятельности: совместно выполнять ответственное задание (надежность); ликвидировать неисправность в техничес­ком устройстве (профессионализм); провести вместе выходной (дружеская предрасположенность) и т. д. Выбираемые критерии должны:

быть значимыми для коллектива (заинтриговать всех респон­дентов):

предоставлять возможность выбора сослуживцев в конкретной ситуации.

Порядок проведения социометрического опроса:

четко обозначают границы групп:

каждому опрашиваемому выдают список групп, в котором от­дельному ее члену присвоен определенный номер и предлагают сде­лать выбор из предложенного списка по определенному критерию;

респонденты установленными значками отмечают против фа­милий (или соответствующих им номеров) результаты своего вы­бора;

на основе матрицы строится социограмма – графическое изо­бражение схемы межличностных отношений.

Социограмма позволяет увидеть структурные элементы меж­личностных отношений в коллективе; лидеров коллектива; микро­группы.

Такие формы сбора первичной социологической информации, как анкетирование, интервьюирование, почтовый опрос, телефон­ное интервью и т.д., предназначены прежде всего для массовых опросов. Однако на практике могут возникнуть ситуации, когда для оценки какого-либо явления трудно или вообще невозможно выделить объект – носитель проблемы и, соответственно, исполь­зовать его в качестве источника информации. Такие ситуации обычно связаны с попыткой прогнозировать изменение того или иного социального процесса, явления.

Объективная информация в этом случае может исходить только от компетентных лиц – экспертов, имеющих глубокие знания о предмете или объекте исследования. Простейшими критериями от­бора экспертов являются род занятий и стаж работы. При необходи­мости учитываются также уровень, характер образования, опыт об­щественно-политической деятельности, возраст и др. Центральный критерий отбора экспертов – их компетентность. Для ее определе­ния применимы с той или иной степенью точности два метода: само­оценка экспертов и коллективная оценка авторитетности экспертов.

Опросы компетентных лиц именуются экспертными, а результа­ты опросов – экспертными оценками. В наиболее общем виде можно выделить две основные функции метода экспертной оценки в СИ:

оценка состояния (включая причины) и прогноз тенденций разви­тия различных явлений и процессов социальной действительности.

Сама процедура опросов может быть очной или заочной (почто­вый опрос, телефонное интервью). Одна из наиболее простых форм экспертного прогноза – обмен мнениями, предполагающий единовременное присутствие всех экспертов за «круглым столом», где и происходит выявление доминирующей позиции по дискути­руемому вопросу. Могут применяться и более сложные формы,

Затем составляется организационный план исследования, в кото­ром в строгой хронологической последовательности расписывается что, кому и когда делать: размножать анкеты, договориться о сро­ках и условиях проведения полевого исследования с конкретными организациями, учреждениями, заключить соглашения с центрами машинной обработки данных, определить срок окончания этапов исследования и подготовки отчета и т.д.

 

§ 3. Обработка, анализ и использование результатов

социологического исследования

Заключительный этап эмпирического СИ предполагает обра­ботку, анализ и интерпретацию данных, получение эмпирически обоснованных обобщений, выводов и рекомендаций. Этап обра­ботки данных включает в себя поочередно следующие действия.

1. Редактирование информации, основное назначение которо­го – проверка, унификация и формализация той информации, ко­торая была получена в ходе исследования. Вначале информация проходит стадию предварительной подготовки к обработке: провер­ка методического инструментария на точность, полноту и качество заполнения, выбраковка некачественно заполненных анкет. От ха­рактера заполненности анкет зависит качество первичной социоло­гической информации, а следовательно, достоверность выводов и обоснованность практических рекомендаций. Если в опроснике от­сутствуют ответы респондента более чем на 20% вопросов, либо на 2-3 в социально-демографическом блоке, то такие опросники следует исключить из основного массива как некачественные и спо­собные внести искажение в социологическую информацию. При контроле анкет целесообразно проверить их и на предмет наличия противоречивых ответов на вопросы. В сложных ситуациях, когда противоречие в ответах на два вопроса или более неразрешимо, часть вопросов либо все эти вопросы соответствующей анкеты иск­лючаются из обработки на ЭВМ. В случае исключения из обработки 20% вопросов и более анкета подлежит выбраковке.

2. Затем информация кодируется, т. е. переводится на язык формализованной обработки и анализа. Осуществляется создание переменных. Поскольку вопросы получили форму индикаторов в процессе операционализации, необходимо провести обратную процедуру, т. е. перевести данные в форму, которая отвечала бы на вопросы исследования.

3. После выяснения картины ответов на все вопросы анкеты можно приступать к составлению таблиц взаимной сопряженности между ответами на различные вопросы. Осуществляется стати­стический анализ. Этот действие является ключевым в процессе анализа социологических данных. В ходе статистического анализа выявляются некоторые статистические закономерности и зависи­мости, которые позволяют социологу сделать определенные обоб­щения и выводы. Для проведения статистического анализа социо­логи используют различные математические методы, позволяющие полно и всесторонне анализировать собранную информацию. В современной социологии для этой цели активно применяются ЭВМ, программы математико-статистической обработки.

4. Полученные с ЭВМ, сведенные в таблице или отображенные при помощи графиков и рисунков результаты СИ представляют собой числовые величины, пригодные для выводов о характере и признаках изучаемого явления. Сама же процедура всестороннего и правильного объяснения этих социологических данных называ­ется социологами интерпретацией, т.е. превращением социологи­ческих данных в показатели. Эти показатели уже не просто число­вые величины (проценты, средняя арифметическая и т.д.), а соци­ологические данные, получившие оценку путем их соотнесения с первоначальными замыслами исследователя (целью и задачами ис­следования), его знаниями, опытом. Каждый показатель, неся в себе определенную смысловую нагрузку, указывает на направлен­ность последующих выводов и рекомендаций.

Далее дается сама оценка полученных данных, указываются ве­дущие тенденции в результатах, объясняются предположительные причины ответов. Полученные данные сопоставляются с гипотеза­ми и устанавливается, какие гипотезы подтвердились, а какие не получили подтверждения.

На заключительном этапе результаты исследования оформля­ются документально – в виде отчетов, приложений к нему и ана­литической справки.

Отчет включает в себя обоснование актуальности исследования и его характеристику (цели, задачи, выборочную совокупность и т.д.), анализ эмпирического материала, теоретические выводы и практические рекомендации. Выводы, предложения и рекоменда­ции должны носить конкретный, реалистичный характер, иметь необходимые обоснования в материалах исследования, подтверж­даться документальными и статистическими данными.

В заключение отметим, что СИ являются одним из самых точ­ных инструментов измерения, анализа социальных явлений, хотя при всей значимости результатов их нельзя абсолютизировать. На­ряду с другими методами познания СИ расширяют наши возмож­ности познания общества, повышают эффективность практиче­ской деятельности.

 

 


1 Приведем только один пример. Как сообщило в начале 2002 года информационное агентство Associated Press, правительство США готово обезопасить компьютерные сети от проникновения злоумышленников любыми методами, вплоть до применения военной силы против стран или организаций, практикующих кибертерроризм. «Мы оставляем за собой право ответить на атаку кибертеррористов любым доступным нам способом: провести спецоперацию или применить военную силу, - заявил советник Белого дома по технологиям Ричард Кларк. Советник по технологиям отказался пояснить, какие именно действия могут повлечь за собой применение военной силы, сославшись на то, что «неведение может послужить сдерживающим фактором для террористов». Кларк отметил, что хотя пока ни одну страну или террористическую организацию не уличили в использовании Сети для ведения боевых действий против США, «нападение на Америку через Интернет практически неизбежно».

1 Под словом "grid" в англоязычных странах понимаются «электрические сети». Речь идет о том, что когда в розетку включается какой-либо электроприбор, в том числе и компьютер, неизвестно с какой электростанции эта электроэнергия идет. Так же и с проектом «Grid» – пользователь не знает, на мощностях каких компьютеров и в каких странах он работает в каждый конкретный момент реализации проекта.

2 К примеру, в начале 2002 года вьетнамские власти арестовали гражданина Фам Хонг Сана (Pham Hong Son), опубликовавшего в Интернете перевод статьи под названием «Что такое демократия», размещенной ранее на официальной Интернет-странице американского дипломатического представительства. В заявлении вьетнамского министерства общественной безопасности говорилось, что Фам Хонг Сан был задержан для «определения степени его вовлеченности в противоправную деятельность».

1 В качестве примера виртуального сетевого сообщества аналитиков разведывательного управления Пентагона можно привести систему JIVA, объединяющую усилия двадцати тысяч экспертов. Система может производить визуализацию информации, выявлять скрытые структуры в наборах данных. См. Военные известия// PC WEEK RE, 2002, № 8 (326), С.6.

2 К примеру, по данным на май 2001 года сервер рассылок www.subscribe.ru насчитывал 750 тысяч активных подписчиков, которые получали информацию из 2400 модерируемых электронных рассылок. Общее же количество рассылок на тот момент в России превышало 6 тысяч, через которые проходило 50 миллионов электронных писем в месяц. См. Пензин Д. Петербургский рекламный канал //PC WEEK RE, 2001, № 20(290). С.30.

 

 

– Конец работы –

Используемые теги: Тема, объект, изучения, социологии, особенности0.078

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Тема 1. Объект изучения социологии и его особенности

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Тема 1. Объект изучения социологии и его особенности
План... Объект изучения социологии и его особенности... Задачи социологии поиск закономерностей или понимание...

Тема 1. Предмет курса Система государственного и муниципального управления Цели и задачи изучения темы
Цели и задачи изучения темы... Формирование представления о содержании курса Система государственного и... Вопросы для повторения...

Билет 1. Объект и предмет теории коммуникации Объект науки – некоторый элемент, объективно существующей реальности, которую данная наука выбирает для изучения
Коммуникация эффективное опосредованное субъект субъектное синхронное и диохронное взаим е в ходе которого от одного субъекта к другому... Объект науки некоторый элемент объективно существующей реальности которую... Объект существует независимо от процесса познания и от факта наличия самой науки...

КРАТКИЙ КУРС ЛЕКЦИЙ Модуль 1 Лекция № 1. Предметная область социологической науки Определение социологии, ее объекта и предмета. Структура социологии
Модуль... Лекция Предметная область социологической... Определение социологии ее объекта и предмета...

ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ. Тема Предмет и система криминологии
Тема Предмет и система криминологии... Понятие криминологии Предмет криминологии Система криминологии и ее место в системе других наук...

Методические особенности комментированного обучения и применения поурочного балла при изучении трудных тем на уроках русского языка шестых классов
Данная деятельность осуществляется при использовании различных приемов. С поступлением в школу в жизни ребенка ведущей формой его деятельности… Схема структурирования текста 1. Содержание общего образования, Методы… Содержание.

В данной теме мы начнем изучение квантовых закономерностей явлений природы
Введение... В конце ХIX в даже у крупных ученых сложилось представление что в физике уже... Решение первой из указанных проблем привело к созданию Эйнштейном теории относительности а решение второй проблемы...

ТЕМА 1. ПРЕДМЕТ ЭТИКИ. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МОРАЛИ
ХАРЬКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ... ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ...

Классификация объектов. Тактика оснащения объектов системами охранной сигнализации
Объекты подгрупп Б I и Б II – это объекты, хищения на которых в соответствии с уголовным законодательством Республики Беларусь могут привести к… Объекты подгруппы А I - объекты особо важные, повышенной опасности и… Объекты подгруппы А-II (специальные помещения объектов особо важных и повышенной опасности): - депозитарии, хранилища…

Тема лекции №8. Статистическое изучение динамики социально- экономических явлений
План... Понятие и классификация рядов динамики и их... Основные принципы изучения рядов динамики...

0.048
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам