рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

МАСКИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

МАСКИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ - раздел Астрономия, Ефремов И.А   Фай Родис Не Смогла Увидеть Владыку До Своего Неожиданного Пе...

 

Фай Родис не смогла увидеть владыку до своего неожиданного переезда в Хранилище Истории. Он уклонился от прощальной аудиенции. Высокий, худой «змееносец»,служивший посредником между председателем Совета Четырех и Родис,объявил,что Великий предельно занят государственными делами.Совпадение занятости с приключениями прошлой недели позабавило бы Родис, если бы не тревога за друзей, находящихся в городе.Перед отъездом из дворца Цоам она все же успела установить микродатчик координат.

Новое жилище Фай Родис, несмотря на мрачность архитектуры и запустение, показалось ей уютнее,чем дворец садов Цоам. Оно не оправдывало пышного названия Хранилища Истории, будучи всего-навсего старым храмом, некогда построенным в честь Всемогущего Времени. Не божества, а скорее символа, которому встарь поклонялись нерелигиозные тормансиане. Храм Времени составляли шесть длинных зданий из крупного синего кирпича. Они стояли параллельно,примыкая к открытой галерее, проходившей на высоте двух метров над землей и обрамленной низкой балюстрадой из переплетенных змей. Фронтоны каждого из шести зданий поддерживались витыми колоннами из грубого чугуна. Запущенный сад с низкими колючими деревьями и кустарником разросся между храмом и высокой красной стеной, по гребню которой время от времени прогуливались «лиловые» охранники со своими раструбами на груди.Сухая земля, нагретая за день, ночью излучала пахнущее пылью тепло.

Внутри зданий не было ничего, кроме связок книг. В центре каждого зала стояли высокие плиты из серого и красного зернистого камня, испещренного замысловатым узором старинных надписей. Перед плитами располагались каменные лотки для сбора подношений.

Боковые приделы на верхних этажах были заставлены шкафами и стеллажами, набитыми книгами. В свободных простенках громоздились штабеля полуистлевших рукописей, газет, репродукций или эстампов. Картина уже достаточно знакомая Родис: на планете Ян-Ях не было специально построенных хранилищ, довольствовались кое-как приспособленными пустовавшими старинными зданиями. Не было здесь и настоящих музеев с широко развернутой экспозицией, специально созданными оптическими диорамами, особым освещением и защитой от пыли и температурных изменений.

На верхних этажах сохранились многочисленные комнаты и комнатки неизвестного назначения, узкие коридоры, шаткие балконы и антресоли.

Когда «змееносец» повел Родис выбирать жилье, Таэль, неизменно сопровождавший земную «владычицу», успел шепнуть ей, чтобы она настояла на пятом от ворот здании. «Змееносец»,ожидая, что Родис захочет поселиться поближе к воротам,обрадовался,но из трусливой осторожности спросил, почему ей понравился именно пятый храм.

– Здание лучше сохранилось,– не задумываясь,ответила Родис,– и,кроме того, на площадке лестницы там замечательная змея.

– В самом деле, в самом деле!– согласился «змееносец».

Фай Родис не кривила душой. Скульптура змеи в пятом храме действительно отличалась от двух типов изваяний,принятых на всей планете.Обычно изображали змею, поднимающуюся из широких колец, в угрожающей позе земной кобры. Или стоящую на кончике хвоста, развернутую вверх пружиной, с устремленной к небу пастью. Оба типа змеи выражали злобу и боевую готовность.

В пятом храме безвестный скульптор изобразил огромного чугунного змея в позе отчаяния: несимметричные, словно изломанные в судорогах извивы колец, мучительно отогнутая назад верхняя часть туловища, узкая пасть, раскрытая в немом крике.Змея,подобно людям,чувствовала свой плен и пыталась вырваться из него. Ваятель, без сомнения, предвосхищал концепцию инферно.

Родис отвели жилье из двух наскоро убранных,пропахших пылью и старой бумагой маленьких комнат в мезонине пятого здания.Внесли заранее привезенную мебель. Родис хотела выбрать две сравнительно уютные квадратные комнаты, соединенные с балконом, выходившим на обращенную к горам сторону храма. И снова Таэль,улучив минуту,посоветовал ей устроиться в двух асимметричных по очертаниям каморках,близких к торцу круто изогнутой крыши. «Змееносец» приказал «лиловым» расставить мебель (а весь скарб Родис состоял,как известно,из одного СДФ с сумкой запасных батарей),откланялся,объявив, что будет время от времени навещать владычицу землян для проверки удобств ее жилья и обслуживания.

– Великий и мудрый,– «змееносец» привычно согнулся,– повелел мне передать, чтобы ввиду крайней опасности вы не покидали Хранилище Истории.Здесь стража, способная отразить нападение. На улицах города всегда есть опасность, а владыка,– снова поклон,– убежден, что вы откажетесь от личной охраны.

– Откажусь!

– Великий Чойо Чагас все предвидел! А теперь я ухожу. Для помощи вам по-прежнему остается инженер Хонтээло Толло Фраэль.

«Змееносец» небрежно кивнул в сторону инженера и вышел. Под тяжелыми шагами проскрипел деревянный пол коридора и лестница. Тишина наступила в старом храме.

Стоявший молча, с отсутствующим видом Таэль ожил.Жестом призвав Родис к молчанию, он выхватил табличку для записей, начертил несколько знаков и протянул Родис.Та прочла: «Может ли СДФ служить детектором электронных устройств и химических ядов?»– утвердительно кивнула и оживила девятиножку. СДФ выставил мерцающий зеленоватый фонарик,луч которого обежал комнаты,но не изменил цвета.Зато черный шарик с лимбом для отсчетов сразу повел усиками, засекая два направления в первой комнате и четыре во второй. Следуя их указаниям,Таэль обнаружил в мебели, в шкафу и в нише окна шесть коробочек из темного дерева. Повинуясь указаниям инженера, Родис пронзила каждую разрушительным ультразвуком. Операция заняла всего несколько минут. Таэль вздохнул с облегчением и попросил Родис установить защитное поле.

– Теперь можно говорить свободно,– сказал он,занимая место на диване.

– Зачем такие предосторожности,– улыбнулась Родис,– пусть бы слушали и записывали.

– Ни в коем случае!–торжествуя,воскликнул инженер.– Сейчас вы все поймете! Чагас, выбрав уединенное место, сделал первую большую ошибку. В очень старых храмах есть лабиринты секретных помещений, забытые с течением времени и неизвестные владыкам, потому что дальновидные исследователи, историки и архитекторы,сумели сохранить тайну для нас, «джи».В двух подобных строениях – Зеркальной Башне,в хвостовом полушарии,и Куполе Белых Сот,в столице,сейчас размножают приборы ДПА и ИКП… А этот Храм Времени исследован недавно. Моему другу, архитектору по восстановлению старых зданий, удалось, и то случайно, найти древние планы. Вы здесь совершенно свободны. В любой момент под носом «лиловых» вы можете покинуть Хранилище Истории или встретиться здесь с кем захотите.

– Второе гораздо важнее,– обрадованно сказала Родис,– это гарантия безопасности для приходящих ко мне людей. Выход в город мне сейчас не нужен. Слежка за мной непременно навлечет на кого-нибудь беду. А вообще я могу всегда, когда захочу, пройти через стражу «лиловых».

– Неужели?– изумленно и благоговейно вскричал Таэль.– Как это возможно?

– Увидите,– обещала Родис,– но как нам посмотреть планы?

– Завтра я приведу архитектора, а сейчас покажу подземный ход. И мне пора уходить, чтобы не навлечь подозрения слишком долгим пребыванием у вас без свидетелей… Так вот.– Инженер вошел в заднюю комнату, выбранную спальней, опустился на колени около толстой стены и,взяв ногу Родис, поставил ее носок против незаметной ямки у пола. Легко ударив по пятке, он заставил Родис нажать на скрытую защелку. Мощные пружины утянули в сторону узкую и толстую плиту, из вертикальной щели пахло затхлым воздухом подземелья. Инженер вошел в черную тьму, поманив за собой Родис. Там он зажег фонарик и показал на ржавый рычаг, поворотом которого проход закрывался.

– Сюда можно только войти,а возвращаться надо другим путем.В те времена не существовало автоматики,да она и не уцелела бы на протяжении многих веков, – сказал Таэль.

Они спустились по узкой каменной лестнице в толще стены,повернули дважды и стали подниматься. На последней ступеньке из стен торчала серповидная рукоятка. Родис нажала ее и невольно прищурила глаза от света, очутившись в своей спальне, только с другой стороны.

Таэль подпрыгнул, ухватился за конец карниза над окном и плавно опустился на нем, задвинув стену.

– Если кто-нибудь случайно повернет рукоятку, стена все равно останется закрытой.– Тормансианин сиял,как мальчик,обнаруживший сокровища.– Завтра мы будем ждать вас за стеной в это же время. Если окажется какая-либо помеха, дайте сигнал инфразвуком СДФ.Пищу для вас будут привозить из дворца Цоам. Не ешьте ничего, мы сами будем кормить вас.Зная ваш простой вкус,не сомневаюсь, что вы найдете нашу пищу съедобной. Но сегодня придется попоститься.

Фай Родис только улыбнулась.

– А теперь я должен проститься с вами,– сказал Таэль, взяв руку Родис и намереваясь поднести ее к губам. После «дара смерти» она разрешила инженеру эту нежность и сама иногда целовала его в лоб. Но сегодня она слегка отвела руку и сказала:

– Я пойду с вами.

– Как? Зачем? А «лиловые»?

Фай Родис улыбнулась. Она спустилась к статуе змеи и вышла на открытую галерею под редкозвездное ночное небо.

«Лиловые», топтавшиеся у входа в пятый храм, свысока приветствовали знакомого им Таэля и не заметили Родис.

У главных ворот собралось несколько «лиловых» с командиром во главе. Соблюдая формальности, он потребовал карточку Таэля, не замечая идущей с ним рядом земной женщины.

Наконец Родис и Таэль вышли на площадь к памятнику Всемогущего Времени. Родис видела его мельком из машины и теперь решила рассмотреть. Четыре высоких фонаря бросали мертвенный ртутный свет на памятник.

– А как вы войдете обратно?– забеспокоился Таэль.

– Как вышла.

– Массовый гипноз!– догадался инженер.– У нас его применяют для общественного покаяния. Биологи разработали специальный аппарат в виде змеи. Сочетание музыки,ритмического движения и светового гипноза.

– У нас есть много людей с врожденными к тому способностями. Усиливая их особой тренировкой, люди становятся врачами, а я вот не стала врачом. Но бесполезный для историка дар неожиданно пригодился…

Вдали послышались чьи-то шаги.Инженер исчез за постаментом, а Родис принялась медленно обходить кругом древний памятник, пытаясь понять чувства народа Ян-Ях, жившего тысячелетие тому назад. Четыре воедино слитые мужские фигуры гигантского размера. «Всемогущему Времени»,– прочитала Родис огромные золотые знаки на круглом пьедестале.Лицом к открытому пространству, откуда сходились поднимавшиеся из города тесные улицы,стоял,расставив ноги,каменный гигант с бесстрастным, ничего не выражавшим лицом. Обеими руками он держал широкий щит с надписью, из-за верхнего края которого перегибалась змея тормансианской породы со сжатой с боков головой. В раскрытой пасти торчали огромные ядовитые зубы. «Кто потревожит могилу Времени, будет укушен разбуженным змеем»,– гласила надпись на щите. С правой стороны, скрывая улыбкой злое потаенное знание, Время, в его втором обличье, пропускало под простертой рукой череду безликих людей,выходивших из-под пьедестала. На другой стороне тот же гигант, жестоко растянув широкий рот и раздув ноздри приплюснутого носа,обрушивал на обогнувших сектор пьедестала толстую дубину, усаженную гвоздями. Люди корчились, защищая лица и головы, падали на колени, извиваясь, раскрывая чернеющие рты в застывших криках страдания. Там, где оружие уже не могло достать, шествие низвергалось в провал, закрытый едва заметной решеткой.

Четвертая сторона памятника, повернутая к храму, окаймлялась дорожкой из стекла того же цвета, что и камень памятника. Здесь четвертое лицо исполина озаряла улыбка, печальная, полная утешения и странного торжества. С ласковой осторожностью он склонялся над толпой стремившихся к нему молодых мужчин и женщин с сильными и красивыми телами. Они тянулись к гиганту, а он как бы приглаживал ладонью ниву поднятых к нему рук и опрокидывал широкую чашу на обращенные к нему с надеждой и радостью лица.

Тихая и сосредоточенная, Фай Родис вернулась в свои отрезанные от всего мира апартаменты и связалась по СДФ с Эвизой, описав ей расположение нового жилья. Эвиза подключила Вир Норина, и Родис успокоилась, что ее изгнание не отразилось на товарищах. Очевидно, недовольство Чойо Чагаса было обращено только против нее.

Сейчас у Родис не было никого дороже Чеди, Эвизы и Вир Норина, затерянных в огромной столице. За Чеди Родис опасалась больше всего. Находясь среди самой невежественной и недисциплинированной части населения, Чеди не могла рассчитать всех мотивов их поступков. Но Эвиза уверяла, что у Чеди все благополучно и она накопила много интересных наблюдений. И Родис спокойно уснула на новом месте, не обращая внимания на постоянное потрескивание деревянных балок и половиц.В непроглядной темноте,подобно древней лампадке, горел крошечный огонек СДФ; он немедленно поднимет тревогу, если появится непрошеный гость или переменится химический состав воздуха…

К условленному времени Родис оделась по-тормансиански– в широкие брюки, блузу из гладкой черной материи и твердые башмаки.Вместо фонаря Родис надела диадему, автоматически зажигающуюся в темноте,и нажала носком в углубление стены. Прежде чем ступить в открывшийся проем, она установила СДФ в первой комнате на автоматическое включение поля. Обезопасив свое жилье от нежданных гостей, Родис задвинула за собой стенную плиту.

В конце первой лестницы ее ждали Таэль и архитектор. Знакомство началось, как обычно, с продолжительного взгляда и отрывистых, как бы невзначай сказанных слов.И немудрено– застенчивому малорослому архитектору, привыкшему к невежливости сановников и грубости внешнего мира,Родис, сходящая по лестнице в светоносной диадеме,показалась богиней. Таэль только усмехнулся, вспоминая свое собственное потрясение от первой встречи с Родис. Зигзагообразный спуск привел в галерею,кольцом аркад окружавшую центральный зал с низким сводом. Каменные скамьи прятались в нишах между аркадами. Архитектор подвел своих спутников к той из них,где стояли новенький стол и массивный цилиндр со столбиком двойного фонаря, включил его. Сильный красноватый свет залил подземелье. Архитектор слегка отступил назад, поклонился и назвал себя.

– Гах Ду-Ден, или Гахден.

Он расстелил сводный чертеж подземелий Храма Времени,и Родис поразилась их размерам.Два яруса проходов и галерей,пронизывая почву, разбегались по всем направлениям, выбрасывая шесть длинных рукавов за пределы сада и стены.

– Вот эта галерея выходит под статуей Времени,– пояснил архитектор,– но мы оставили ее закрытой,там слишком людное место.Ход номер пять, налево от нее, один из самых удобных. Он кончается в старом павильоне, занятом сейчас электрическими трансформаторами высокого напряжения,куда мы, «джи», имеем свободный доступ. Еще лучше четвертый ход, углубленный в толщу скалы на поднимающемся к горам склоне,там,на уступе, стоит старое здание химической лаборатории имени Зет Уга. Из подвала лаборатории опускается вертикальный колодец, доступный всем,кто посвящен в тайну храма. Другие ходы идут в открытые места и при частом пользовании могут быть обнаружены, но в случае бегства пригодятся.

– Зет Уг– один из членов Совета Четырех?– спросила Родис.– Я не знала, что он ученый-химик.

– Вовсе нет!– рассмеялся архитектор.– У нас любой институт, театр, завод может быть назван именем великих,которые не имеют никакого отношения ни к науке, ни к искусству, вообще ни к чему, кроме власти.

– Таков обычай,– как бы извиняясь, подтвердил Таэль.

– И я могу видеться с людьми в этом зале?– Родис оглядела просторное подземелье.

– Мне думается, нападающим здесь удобно окружить нас. Пойдемте в Святилище Трех Шагов, оно на втором ярусе.

Подземелья второго горизонта оказались просторнее. Кое-где в них уцелела мебель, сделанная из черного дерева или рыхлого чугуна, широко употреблявшегося на планете при нехватке чистых металлов. На вещах лежала тончайшая пыль. Тщательно отполированные стены покрывал твердый стекловидный слой. Под ним сохранились фрески, расписанные по блестящему черному фону двумя излюбленными красками Торманса– алой и канареечно-желтой. Комбинация двух цветов, огрубляя изображения, в то же время придавала им первобытную дикость и силу. Родис, невольно замедляя шаги, с восхищением рассматривала творения древних художников Ян-Ях. Таэль и Гахден не обращали на стенные росписи никакого внимания.

Насколько могла судить Родис, фрески выражали неизбежный приход человека к смерти по неумолимому течению времени.

На правой стороне галереи чувства жизни медленно нарастали от беззаботной детской игры до опытной зрелости и угасали в старости,во вспышке отчаяния, за которой следовал резкий обрыв в смерть. Он выражался отвесной линией, срезавшей все,что подходило к ней.За этой гранью была только чернота. На том же черном фоне у черты скучилась группа людей, выписанных с особенной выразительностью. Деформированные возрастом и болезнями, люди упирались, сбиваясь в груду тел, но едва кто-либо прикасался к страшной линии, как во тьме исчезали, будто отсеченные, головы, руки, тела…

На левой,такой же черной стене шли уже не фрески,а барельефы, погруженные в стекловатый материал, из которого они проступали со сказочной реальностью. Художники изобразили здесь резкий переход от задумчивого отрочества к юности, выраженной нарастанием сексуальных чувств, будто весь мир сводился к ритмике танцующих юных тел в эротическом неистовстве.

Красные мужчины и огненно-желтые женщины сплетались в замысловатых позах. Однако этим удивительным изображениям все же не хватало божественного достоинства эротических скульптур Древней Индии и даже демонической глубины тантрических фресок Тибета или картин сатанистов Ирана.

Зеркально-черная тьма обрывала процессию фигур не в угасшем упадке, а в момент крещендо, кипения чувств. Левая стена, в противовес правой, отражала концепцию ранней смерти.

Идея быстрого оборота поколений с селекцией наиболее способных для технического прогресса, очевидно, возникла на Тормансе издавна.

Современное население планеты пожинало плоды мыслей, посеянных тысячу лет назад,– катастрофа перенаселенности оформила это в целую философию.

Черная галерея расширилась.Над головами идущих нависли чудовищные маски, грубо и пестро размалеванные. Огромные разверстые рты, искривленные язвительными усмешками, скалили не по-человечески острые зубы, презрительной издевкой щурились поразительно живые глаза. Ниже этих отвратительных рож тянулся ряд других масок, в естественном размере человеческих лиц, на них было написано выражение безнадежной меланхолии. Духовный упадок выражался в них так реально,что вызвал у Родис непреодолимо тяжелое чувство.Маски всегда были индикаторами психологических трудностей жизни, вызывающей необходимость сокрытия истинных лиц человека и общества. Аллегория масок здесь казалась предельно простой, но по грандиозности замысла и уровню исполнения они не уступали фрескам черной галереи.Родис высказала это архитектору. Оживившись, он попросил ее подождать.Вдвоем с Таэлем они принесли высокую скамью,сняли с крючков чудовищные изображения, пустотелые, слепленные из легкого материала. Маски прикрывали протянувшийся во всю длину галереи фриз великолепных скульптур молодых прекрасных людей, с мужественными и благородными лицами, в их обнаженных телах не было ни стыдливости, ни животной сексуальности фигур черной галереи.

– Зачем ж их закрыли этими рожами? И когда?– спросила Родис.

– В эпоху установления всепланетной власти,– ответил Гахден,– чтобы выбить еще одну духовную опору человека. Те, кто издавна приходил сюда, созерцали и задумывались– становились душевно похожими на людей прошлого, перенимали их силу,мудрость,ясность.Приобретали мужество,мечту и волю– качества,нетерпимые для владык. И вот потому фризы завесили масками Века Голода и Убийств… Поставим их на место, Таэль!

– Не надо. Пусть те, что придут сюда к нам, увидят и дутые призраки, и настоящую жизнь Ян-Ях.

Архитектор привел их в квадратную залу– по ее углам в циническом смехе надрывались маски. Три широких уступа поднимались к стене против входа. На каждом уступе стояло по два ряда каменных скамей. В стене была ниша, в ней винный стол.

– Святилище Трех Шагов,– сказал архитектор,– здесь я предлагаю устроить место встреч.

– Место подходящее,– одобрил Таэль и посмотрел на Родис.

– Это решать должны вы, знающие жизнь Ян-Ях. Меня же интересует только святилище. Почему Трех Шагов?

– Вам это кажется важным?– спросил архитектор.

– Да. Я догадываюсь,но нужно подтверждение.Мне это существенно необходимо для более глубокого понимания прошлой духовной жизни Ян-Ях.

– Хорошо. Я узнаю,– пообещал Гахден, – а теперь я ухожу. Надо подготовить помещение и проводников.

Архитектор исчез во тьме, не зажигая фонаря. Фай Родис решила последовать его примеру,не применяя инфралокатора. Она сказала об этом Таэлю, но инженер возразил:

– Какое имеет значение: со светом или без света, если вы можете заставить людей не замечать вас?

– И привести за собой тех, кто будет скрываться в боковых переходах вне моего внимания?

– Я,наверное,никогда не научусь думать,как земляне.Сперва– о других,потом – о себе.От людей– к себе– таков ход почти всякого вашего рассуждения. И вы улыбаетесь всем встречным, а мы, наоборот, заносчивым видом скрываем боязнь насмешки или оскорбления. Наша грубость все время выдает низкий психический уровень жизни в страхе.Между вами и нами полярная разница,– с горечью сказал Таэль.

– Но не столь серьезная,– улыбнулась Родис,– пойдемте со мной считать шаги и повороты. Или вы тоже должны уйти?

– Нет. Я хочу провести сигнализацию к вашим комнатам.

Они шли некоторое время молча.Родис помогала инженеру закреплять тончайшую проволоку.

– С вами хотят увидеться Серые Ангелы,– сказал Таэль.

– Ангелы? Да еще серые?

– Очень древнее тайное общество. Мы думали, что оно прекратило свою деятельность еще во время Веков Расцвета.Оказывается, они существовали, но бездействовали.Теперь,как они говорят,ваш ДПА возвращает их к жизни.Свидание с вами необходимо.

– Святилище Трех Шагов и Серые Ангелы,– задумчиво произнесла Родис,– удивительно! Неужели все это было и здесь?

– Что именно?

– Расскажу потом, когда Гахден добудет сведения о Трех Шагах и я повидаюсь с Серыми Ангелами.

Остаток дня Фай Родис провела, обдумывая дальнейшие действия. Уже восемнадцать дней ее спутники знакомятся с повседневной жизнью города Средоточия Мудрости. Еще немного, и миссия их закончится. Кроме Вир Норина и ее. Астронавигатору не так просто разобраться в интеллектуальной верхушке тормансианского общества. А она, Фай Родис, должна протянуть нити между разобщенными классами общества Ян-Ях– между людьми, многократно обманутыми историей, запутанными хитросплетениями политической пропаганды, утомленными скукой и бесцельностью жизни.Без цели не может быть осмысленной борьбы. Здесь самые выразительные слова и заманчивые идеи превратились в пустые заклинания, не имеющие силы. Еще хуже слова-оборотни, в привычное и привлекательное звучание которых исподволь вложен извращенный смысл.Дорога к будущему разбежалась тысячей мелких троп. Ни одна не внушает доверия. Все устои общества и даже просто человеческого общежития здесь полностью разрушены.Законность,вера,правда и справедливость,достоинство человека, даже познание им природы – все уничтожено владычеством аморальных, бессовестных и невежественных людей. Вся планета Ян-Ях превратилась в гигантское пепелище. Пепелище опустошенных душ, сила и достоинство которых тоже растрачены в пустой ненависти, зависти, бессмысленной борьбе. И везде ложь. Ложь стала основой сознания и общественных отношений на несчастной планете.

Беда этого общества, что вся социальная борьба в естественном ходе исторического процесса спустилась на дикий бандитский уровень насилия, подобно племенной вражде, знавшей только цель захвата власти, еды, женщин.

Когда-то борющиеся стороны были связаны определенными морально-религиозными основами и цели были– внедрить свои верования, организацию общества и правила жизни. А теперь борьба за власть совсем упустила из виду человека.Все можно,власть позволена кому угодно– кто сумеет возвыситься. Эти гнусные методы всепозволения внедрились везде и применяются в семье и научной лаборатории,в театре и магазине, не говоря уже об органах власти. И полностью утрачены честь и достоинство человека,ставшие теперь мишенью для уничтожения.

Это ужасное состояние безверия, скепсиса, непонимания пути порождает кроме всего еще шизофрению. По секретным подсчетам, на Тормансе около шестидесяти процентов населения– психически больные. До сих пор «кжи» презирали все, а «джи», запуганные «змееносцами», жили в постоянном страхе. Теперь назревает кризис. «Джи» и «кжи» поняли,что жить так больше нельзя,необходимо сбросить обман и ложь, которыми их опутали. Если удастся показать им правильный путь, разрушить недоверие – тогда можно возвращаться домой!

«Кораблю– взлет!» Сколько еще дней придется ждать этих волшебных слов! Сколько еще дней придется провести в мансарде и подземелье, пока она приобретет право сказать эти слова Гриф Рифту, становящемуся от тревоги все нетерпеливее.На днях предстоит опять трудное свидание с ним по СДФ.Нужна еще одна девятиножка или хотя бы ее проектор для установки в святилище Трех Шагов.

Засыпая, Родис с грустью подумала о своей «Мере» как о живом существе, оставшемся в садах Цоам.

Она встала при первых лучах светила и едва успела проделать утренние упражнения, как появился «лиловый» и объявил о прибытии (они никогда не приходили, а только «прибывали») специального уполномоченного владыки Ян-Ях. Несколько удивленная ранним посещением, Фай Родис встретилась с низкорослым, полноватым сановником.Золотые змеи на груди и плечах свидетельствовали об очень высоком ранге непосредственного помощника Совета Четырех.

«Змееносец» передал привет от Чойо Чагаса. Земная гостья никоим образом не должна рассматривать свое переселение как изгнание или немилость со стороны владыки. Великий и Мудрый решил, что во дворце ей одиноко и приятнее быть ближе к своим спутникам.

Родис,скрыв улыбку, поблагодарила,прибавив,что здесь она так же далека от города, как и во дворце.

Сановник вздохнул с притворным огорчением. Ян Гао-Юар, сказал он, примет меры,чтобы снабдить ее охраной, которая не мешала бы в прогулках по столице. Родис выразила вежливое сомнение. «Змееносец» спросил, хорошо ли заботятся о ней назначенные на то люди. Поговорив о пустяках, он встал. Скучающее, тупое лицо его сделалось настороженным,острые умные глаза забегали по сторонам. Он наклонился к Родис и едва слышно спросил, может ли она включить машину для защиты от подслушивания. Утвердительно кивнув, Родис повернула циферблат девятиножки, встала перед креслами и выдвинула пластинки излучателей. Магнитный луч обежал углы комнаты,складки занавесей и мебель на случай, если бы там установили новые аппараты. Успокоенный сановник вновь уселся в кресло и, не сводя упорного взгляда с Фай Родис, заговорил о недовольстве народа властью и современной жизнью.Некоторые высшие сановники,понимая это, готовы изменить действующее управление. В частности, у него в руках «лиловые» во главе с самим Ян Гао-Юаром.Если бы Фай Родис помогла ему, то власть Чойо Чагаса и всего Совета Четырех рухнула бы.

– Что я, по-вашему, должна сделать для этого?– спросила Родис.

– Очень немного. Дайте нам несколько ваших машин,– он покосился на СДФ,– и выступите по телевидению с заявлением,что вы на нашей стороне.Мы это беремся устроить.

– И что же произойдет после свержения власти?

– Вам,землянам, будет полная свобода передвижения по планете. Живите у нас сколько угодно, делайте что хотите! И когда придет второй звездолет, то для него также не будет никаких ограничений.

– Это для нас, гостей, а для народа Ян-Ях?

«Змееносец» нахмурился,словно Родис задала ему бестактный вопрос. Он начал пространно и путано говорить о несправедливостях, массовых казнях и пытках, глупых сановниках, ничтожестве трех членов Совета Четырех и большинства Высшего Собрания,специально подобранного Чойо Чагасом из наиболее невежественных и трусливых людей. Но Родис неумолимо возвращала его к существу вопроса, прося перечислить те реальные изменения в жизни планеты, которые последуют за свержением Совета Четырех.

«Змееносец»,сердясь,закусывал губу, барабанил пальцами по креслу и, поняв, что невозможно отделаться общими словами, принялся перечислять:

– Мы увеличим количество увеселений. В короткий срок построим много Домов Любви, Окон Жизни, дворцов отдыха на берегах Экваториального моря. Снимем ограничения на сексуальные зрелища, уничтожим ответственность мужчин за начальную стадию воспитания детей…Все это для обоих классов. Ну, а особо для «джи». Надо снять запрещение на передачи из космоса.Я не вижу в этом никакой опасности для государства. Передачи редко уловимы и непонятны…

Родис молча изучала сановника,стараясь понять ход его мыслей, затем медленно проговорила:

– Вы отмените закон о ранней смерти;ни «джи», ни «кжи» больше не будет. Не станете кормить детей фальсифицированными продуктами! Затратите в сотни раз больше средств на воспитание,на лучшие школы,путешествия, на общее улучшение жизни.Построите больше больниц,столовых, жилищ. Создадите музеи. Иными будут науки, искусства. Мы поможем вам изменить и улучшить многое в жизни народа.

– О! Все это гораздо труднее. Планета слишком бедна после Веков Голода. Нельзя все так сразу. Многие наши устроения необходимы. И поверьте, «кжи» счастливы, по-своему конечно.– Он пристально посмотрел на Родис и изрек: – Знаете ли вы, что исторический процесс подобен маятнику, качающемуся взад и вперед, проходящему пики противоположностей и глубокий спад. С нашей победой маятник качнется в пик экономической интенсивности жизни – и тогда…

– Но это же неверно! Фактический ход истории иной.Маятник – всего лишь образ, придуманный людьми однолинейного мышления, не знающими диалектики. Образ родился из страданий в массах людей при мелких изменениях системы управления, без коренной ее перемены. Ведь ничего не изменится, если принять доктрину,противоположную предыдущей, перестроить психологию, приспособиться. Пройдет время, все рухнет, причиняя неисчислимые беды. Ваши экономисты не умеют предвидеть и обороняться от количественно-качественной естественной пульсации жизни. Дело человека– уничтожить эти «маятниковые» страдания.

– Оставим дальние последствия! Разве один только прирост развлечений, увеселений не будет ценным достижением для народа?

– Разумеется,не будет!Разрыв между нищей жизнью и развлечениями станет тем страшнее, чем сильнее иллюзия. Обеднение и сужение индивидуальной и общественной жизни человека все сильнее расходятся с теми нереальными видениями, какими его отуманивают. Искусственное величие, напряженность, полнота чувств в иллюзиях вызывают расщепление психики между призрачным миром и реальностью жизни.

– Значит, вы не верите в нас, не считаете нужным переворот?

– Да. Я услышала лишь пустые слова.У вас и ваших сообщников нет знаний, не разработана программа и не исследована ситуация.Вы не знаете, с чего начать, к чему стремиться, кроме иерархических перестановок в высшем классе Ян-Ях.

«Змееносец» встал с каменным лицом.Сделав над собой усилие, он заявил, что есть еще просьба, в которой, он надеется, земляне ему не откажут.

– Сообщите нашим врачам меры для продления жизни. Как вы достигаете своей силы и красоты и живете вдвое дольше нашего.

– Зачем вам знать?

– Как зачем?– вскричал сановник.

– Все должно иметь цель и смысл.Долгая жизнь нужна тем,кто духовно богаче, кто может много дать людям, а если этого нет, тогда зачем? Вас миллионы ни о чем не заботящихся, кроме себя, своих привилегий, равнодушных паразитов, без совести,морали,долга. Вы уклоняетесь от своих прямых обязанностей и в то же время берете себе в сотни раз больше, чем здесь дается любому другому члену общества. Какие убеждения позволяют вам действовать подобно грабителям, довершая дело ваших глупых предшественников, истощивших ресурсы планеты и человечества Ян-Ях? Неужели не кружится у вас голова при взгляде в огромную пропасть между вами и народом?

«Змееносец» издал невнятный звук, сжал кулаки, топнул ногой и внезапно устремился к выходу.

– Стойте!

Необычайно резкий и неодолимо властный приказ земной женщины приковал его к месту. Повинуясь, он покорно уставился на Родис. Та неуловимо быстрым движением, характерным для землян, провела руками по его одежде, нашла во внутреннем кармане на груди тяжелую коробочку и вернулась к СДФ. Легкий щелчок – и все записи были стерты. И Родис вернула коробочку. Все это время сановник стоял столбом, повторял вслух: «Ничего не помню, совсем ничего не помню»,– не чувствуя, как и в голове его стирается память о происшедшем разговоре. Фай Родис при своих природных способностях не нуждалась в ИКП. «Змееносец» побрел к двери,поклонился и исчез.Родис выключила звукозащиту, и тотчас зазвучали сигналы вызова.Появилось изображение Эвизы, взволнованной и от этого еще более прелестной.

– Тяжело ранена Чеди. С раздроблением костей. Она у меня в госпитале.

Эвиза перечислила лекарства и инструменты, которые необходимо получить с «Темного Пламени»,и сказала,что они с Норином сейчас отправятся к начальнику города, чтобы предупредить его об отправке с «Темного Пламени» автоматического дисколета и договориться о месте для его посадки.

– Чеди в сознании?

– Спит.

– Я приду.

Родис поставила ладонь ребром (сигнал конца связи) и переключила СДФ на маяк корабля.

Вир Норин и Эвиза пришли к начальнику города в большой дом на холме, недалеко от Центрального госпиталя. Сотни людей сновали по темным высоким коридорам, куда выходило множество массивных дверей. Всемогущие карточки оказали свое действие. Обоих землян провели к начальнику, даже к секретарям которого рядовые «кжи» и «джи» столицы попадали лишь после нескольких месяцев ожидания.

Огромная комната с исполинским столом подчеркивала значение сановника – крупного, холеного и безмерно важного, восседавшего в глубоком кресле. Он поднялся с заметным усилием, поклонился и снова плюхнулся на свое место, молча указав Виру и Эвизе на сиденья перед столом.

Вир Норин в нескольких словах изложил просьбу.Последовало долгое молчание. Сановник перелистал какие-то лежавшие перед ним бумаги, поднял взгляд, и земляне увидели знакомую тупую надменность,делавшую похожими всех «змееносцев».

– Случай особенный. Никогда автоматами не стреляли по городу. Я не могу разрешить.

– Но срочные посылки такого рода тысячи лет практикуются на Земле. Это абсолютно безопасно!– заверил Вир Норин.

– А вдруг что-нибудь испортится? Вдруг диск упадет в место жительства важных лиц…

– Поймите, этого быть не может!

– Все равно такого нет в постановлениях. Надо запросить Совет Четырех!

– Так запросите! Дело идет о жизни человека!

«Змееносец» стал испуганно-негодующим, как если бы в его лице верховной власти нанесли оскорбление.

– Даже если я отважусь воспользоваться прямой связью,чтобы доложить,то все равно получить разрешение сразу нельзя. И я не уверен, что решение будет положительным.

Эвиза вскочила,глаза ее засверкали. Встал и Вир Норин. Они посмотрели друг на друга и вдруг рассмеялись.

– Верно ли, что высокие начальственные лица предназначены для принятия ответственных решений? – мягко спросила Эвиза.

– Только так!

– В законах нет ничего разрешающего посылку автомата. Но нет и запрещающего, не так ли?

«Змееносец» выразил некоторую растерянность, но быстро оправился.

– Не предусмотрено законами– следовательно, не положено.

– Вы назначены именно для решения непредусмотренных ситуаций, иначе зачем вы здесь?

– Я здесь для того,чтобы соблюдать интересы государства,– надменно сказал «змееносец».

Вир Норин положил руку на плечо Эвизы.

– Не станем терять времени. Это не более чем узко запрограммированный робот. На его функцию хватило бы простой звукозаписи.

Сановник угрожающе поднялся. Астронавигатор протянул к нему руку ладонью вперед.

– На место! Спите! Забудьте!

«Змееносец» упал в кресло, закрыв глаза и свесив набок голову. Эвиза и Вир Норин вышли из кабинета, сказав двум женщинам-секретарям, что сановник беседует с Советом Четырех. Священный страх на лицах секретарш говорил о том, что начальник города хорошо выспится.

– Сажать беспилотный дискоид без всяких там постановлений,– решил Вир Норин.– Таэль найдет место. Груза автомат возьмет столько, сколько успеют набить, и для Таэля тоже! Скорее к СДФ! Родис договорилась с Рифтом, и Таэль уже около нее.

Таэль и его друзья установили приводной маяк в засохшем саду, примерно в километре от Центрального госпиталя. Робот-диск за семнадцать минут покрыл расстояние между звездолетом и городом Средоточия Мудрости. Эвиза и Вир Норин,взяв необходимое,бегом понеслись к госпиталю, а группа Таэля осталась выгружать присланные для них материалы и приборы. Гриф Рифт обещал ночью прислать еще один диск и передал инструкцию управления автоматом. Тормансиане могли укрыть робот в надежном месте или утопить в океане.

 

Чеди принесли в госпиталь без сознания. Сначала ее положили в заставленный койками коридор. Дежурный врач не поверил заявлениям «лиловых» – на беду, самого низшего ранга– и лишь хохотал в ответ на уверения, что девушка эта прилетела с Земли.Слишком невероятным казалось ее появление ночью, в обычной одежде «кжи», да еще раненной в уличной драке. Последнее сомнение, возникшее было при осмотре ее дивно совершенного тела, развеялось, едва Чеди в забытьи произнесла несколько слов на хорошем языке Ян-Ях, со звонким акцентом хвостового полушария. Врач определил повреждения как смертельные.Он не считал себя в силах спасти девушку. Не стоило напрасно мучить ее, выводя из благостного шока. И хирург махнул рукой,не ведая,что в это самое время «глаз владыки» отдавал приказание во что бы то ни стало разыскать Эвизу Танет.

Сильная воля Чеди помогла ей вынырнуть из красного моря боли и слабости, затопившего сознание.Она лежала без одежды,прикрытая желтой тканью, на узкой железной кровати, под резким светом ничем не прикрытой вакуумной лампы. Эти режущие глаза лампы встречались на Тормансе во всех служебных помещениях и в жилищах «кжи». Здесь,в госпитале,резкий свет казался невыносимым,но никто из распростертых на соседних койках стонущих, мечущихся в бреду не обращал на него внимания.В ночное время больных не посещали сиделки, медицинские сестры или врачи.Люди проводили долгую ночь Торманса наедине со своими страданиями, слишком слабые для того, чтобы подняться или заговорить друг с другом.

Чеди поняла, что она умрет, предоставленная своей судьбе. Преодолевая невероятную боль и кружение в мозгу, Чеди приподнялась, спустив ноги с кровати, и снова потеряла сознание. Пронзающий укол привел ее в себя. Открыв глаза, Чеди увидела прямо над собой горящее от волнения лицо Эвизы.

В сопровождении извивающегося от испуга за свою ошибку дежурного врача Чеди повезли в свободную операционную. Эвиза,убедившись,что непосредственная опасность отошла, связалась с Родис и Вир Норином.

Последующие дела,включая бесплодный разговор со «змееносцем»,отняли больше двух часов.Чеди спала в операционной. Когда Эвиза примчалась как ветер, неся на плече сумку с необходимыми препаратами, весь врачебный персонал госпиталя был уже в сборе.Минутой позже прибежал Вир Норин,нагруженный двумя большими, туго скрученными тюками. Главный хирург нервно ходил перед дверями операционной, убежав из своего кабинета, где на большом экране попеременно появлялись то Зет Уг, то Ген Ши, требуя сведений о земной гостье. Предупрежденная Таэлем, Эвиза ничего не сказала о присланной со звездолета помощи.В госпитале думали, что она бегала за лекарствами не то домой, не то к своему товарищу.

Дезинфицируясь, Эвиза успела отдохнуть и немедленно взялась за операцию. Хирурги Торманса увидели странную технику земного врача. Эвиза смело распластала все пораженные участки продольными разрезами, тщательно избегая повредить не только мельчайшие нервные веточки, но и лимфатические сосуды. Она скрепила разбитые кости, вплоть до мелких осколков, какими-то красными крючками,изолировала главные кровеносные стволы,перерезала их и присоединила к ним маленький пульсирующий аппарат. Затем все операционное поле было пятикратно пропитано ОМН– раствором скоростной регенерации костей, мышц, нервов; разрезы соединены черными крючками. Появился второй прибор для массирования краев ран и одновременно втирания густой жидкости кожной регенерации– КР. Тотчас Эвиза разбудила Чеди, обильно напоив ее похожей на молоко эмульсией. Вир Норин, одетый братом милосердия, с бесконечной осторожностью снял Чеди с операционного стола.Земляне сейчас не заботились о соблюдении тормансианских приличий, не доверяя стерильности простынь. Астронавигатор нес на вытянутых руках совершенно нагую Чеди в отведенную ей маленькую палату.Там он положил ее на постель из особой, сверкающей серебром ткани и накрыл заранее натянутым на каркас прозрачным легким колпаком. Пепельно-голубая девятиножка Чеди уже стояла рядом с постелью. К ней подключили многоцилиндровый аппарат с системой трубок, концами закрепленных в колпаке. Эвиза Танет, отдыхая, вытянулась на твердом диванчике, слегка облокотясь на левую руку и закинув за голову согнутую правую.Она поглядывала на столбик индикаторов у своего изголовья, с проводами, укрепленными на висках, шее, груди и запястьях Чеди.

Вир Норин благодарно поглядел на Эвизу, крепко пожал локоть ее сильной руки, выступивший из-под густых, круто вьющихся волос ее затылка, и пошел к выходу, осторожно ступая по еще влажному от дезинфекции полу.

Астронавигатор не успел покинуть громадное здание госпиталя,как в палату к спящей Чеди и полусонной Эвизе вошел человек в измятом и застиранном желтом халате посетителя, с забинтованным наискось лицом. Эвиза вскочила и кинулась ему на шею.

– Родис!

– Я пришла сменить вас,– и Родис провела пальцами по запавшей щеке Эвизы.

Эвиза зажмурилась,как ребенок от попавшего в глаз мыла,и отчаянно замотала головой.

– Не сейчас. Отойдет нервное напряжение, и я буду спокойна.

– Я отведу. Ложитесь!

– Я так давно не разговаривала с вами, даже по СДФ. Вам надолго разрешили уйти?

Родис рассмеялась по-девичьи звонко и беззаботно.

– Никто не разрешал,как и посадку дискоида.Если бы я стала отпрашиваться, они бы и завтра не решили великого вопроса. А я буду здесь с вами сколько понадобится.

– А этот маскарад?

– Дело Таэля и его друзей.

Родис облачилась поверх черной тормансианской в жемчужно-серебристую паутинку земной врачебной одежды.

– А где ваш СДФ, Родис?

– Выключен. Привезут к ночи и выпустят у входа в этот корпус. Я его позову сюда.Ну,ложитесь,а я похожу по комнате,отведу возбуждение иного рода. Давно не испытывала такой радости от долгой ходьбы, как сегодня. Кажется, целую вечность я живу в тесноте– естественной на корабле и ненужно принудительной на Тормансе.

– Чеди тоже не могла привыкнуть к такой жизни. Ее долгие прогулки были полезны для знакомства с людьми и обычаями, но в конце концов привели к катастрофе, – сказала Эвиза.

– Чем вызвано нападение?

– Она ничего еще не могла сказать.Напавший на Чеди тут же покончил с собой. Она вряд ли знает об этом.

Родис задумалась и сказала:

– Всему причиной сексуальная невоспитанность,порождающая Стрелу Аримана. Кстати,я слыхала про вашу лекцию об эротике Земли. Вы потерпели неудачу даже с врачами, а они должны были быть образованны в этом отношении.

– Да, жаль,– погрустнела Эвиза,– мне хотелось показать им власть над желанием, не приводящую к утрате сексуальных ощущений, а наоборот, к высотам страсти.Насколько она ярче и сильнее,если не волочиться на ее поводке.Но что можно сделать, если у них, как говорила мне Чеди, всего одно слово для любви – для физического соединения,и еще десяток слов, считающихся бранью. И это о любви, для которой в языке Земли множество слов, не знаю сколько.

– Более пятисот,–ответила не задумываясь Родис,–триста– отмечающих оттенки страсти,и около полутора тысяч– описывающих человеческую красоту. А здесь, в книгах Торманса, я не нашла ничего, кроме убогих попыток описать, например, прекрасную любимую их бедным языком. Все получаются похожими, утрачивается поэзия, ощущение тупится монотонными повторениями. Олигархи (конечно, через своих образованных приспешников) отчаянно борются за сокрытие от людей их духовных способностей и связанных с этим великих сил человеческой природы. Точно так же они стараются умалить и обесценить физическую красоту, чтобы рядовой человек ни в чем не мог считать себя лучше или выше правителей. Их ученые слуги всегда готовы оболгать,отрицая духовные силы,и осмеять красоту.

В античное время Европы и Ближнего Востока, средневековой Индии, – продолжала Родис, физическая любовь переплеталась с религией, философией, обрядностью. Затем последовала реакция: Темные Века, превознесение религии и отвергание, подавление сексуальности. Новая реакция– и в ЭРМ возродилась примитивная эротика с отмиранием религиозности, на более слабой физической основе. Не получилось, как в прежние времена, мощного взлета чувств. Этот период– последний в существовании капиталистических отношений в обществах Земли– дополнительно охарактеризовался утилитаризмом. Эротика, и политика, и наука– все рассматривалось с точки зрения материальной пользы и денег… Утилитаризм неизменно приводил к ограниченности чувств,а не только мышления. Вот почему тормансианам нужно сперва восстановить нормальное ощущение мира. Только потом они будут способны на подлинную эротику.Вы взяли слишком быстро с места, Эвиза! Но довольно!

Родис принялась водить пальцами по телу Эвизы, нажимая на определенные точки и говоря размеренно-музыкальные слова. Не прошло и нескольких минут, как Эвиза спала с детской безмятежностью. Морщинки огорчения укрывались только в уголках губ,но скоро и они исчезли. Затем Родис встала на колени и, выгнувшись назад, головой коснулась пола, распрямляя спину. Ее спутницы принадлежали к возрасту, когда силы быстро восстанавливаются в крепком и здоровом сне.Родис любовалась обеими и радовалась.Они сделали что сумели для изучения Торманса и, естественно, не могли изменить здешнюю жизнь. Теперь они вернутся на «Темное Пламя».Ради крупиц,которые Эвиза и Чеди добавили бы еще в гигантскую задачу поворота истории Торманса, не стоило более рисковать их жизнью.Антрополог Чеди и врач Звездного Флота Эвиза еще побывают в разных местах вселенной,дадут Земле своих детей,проживут долгую, интересную жизнь. Безмерное унижение человека на Тормансе и перенесенные здесь страдания,тоска и жалость, родившаяся к собратьям, сотрутся, смягчатся и в конце концов перестанут тревожить их на Земле…

Дверь медленно приоткрылась вошел СДФ и замер у ног Родис. Она сняла с его колпака тяжелый белый барабан и, с некоторым усилием поставив его на окно, ввинтила синий корпус в специальный выступ верхнего края. Среди снаряжения Эвизы Родис нашла высокий стакан,прозрачный до невидимости, и, повернув конус,налила в сосуд столь же прозрачную жидкость. Родис осторожно пригубила ее, лицо ее засветилось удовольствием. После минерализованной, нечистой, пахнущей ржавым водопроводом и дешевым бактерицидом воды столицы был неописуемо приятен вкус земной воды. Нея Холли не забыла прислать со звездолета и земной концентрированной пищи.

Родис принялась готовить еду для Чеди и Эвизы.

В палату поспешно вошел бледный и потный главный врач.

– Я не подозревал,что у меня здесь владычица землян,–поклонился он Родис, – вам неудобно и тесно.Но это устроим после,а сейчас пойдемте в мой кабинет. Вас требуют из садов Цоам. Кажется,– лицо главного приняло молитвенное выражение,– с вами хочет говорить сам Великий и Мудрый…

Фай Родис предстала перед экраном двусторонней связи Ян-Ях, на котором вскоре появилась знакомая фигура владыки. Чойо Чагас был хмур. Резкий жест в сторону главврача– и тот, низко пригнувшись, ринулся из кабинета.

Чойо Чагас оглядел Родис в ее серебристом халате, сквозь который просвечивал костюм простой женщины Ян-Ях.

– Менее эффектно, чем ваши прежние одеяния. Но так вы кажетесь ближе, кажетесь моей… подданной,– с расстановкой сказал он.– И все-таки я удивлен, узнав, что вы здесь.

– Если бы не катастрофа с Чеди, я не покинула бы Хранилища. Там очень интересные материалы, и вы поступили мудро, отослав меня туда.

Чойо Чагас слегка помягчел.

– Надеюсь, что вы убедились еще раз, насколько небезопасно общение с нашим диким и злым народом? Чуть не погибла четвертая наша гостья!

Фай Родис захотела спросить, по чьей вине народ Ян-Ях находится в таком состоянии, но раздражать владыку не входило в ее планы.

– Как вы намерены теперь поступить?– спросил Чойо Чагас.

– Как только наш антрополог поправится, я отошлю ее и врача на звездолет. Теперь это вопрос нескольких дней.

– А дальше?

– Я вернусь в Хранилище Истории. Закончу работу над рукописями. Наш астронавигатор продолжит знакомство с научным миром столицы. Еще дней двадцать – и мы простимся с вами.

– А второй звездолет?

– Должен быть уже близко. Но мы не станем злоупотреблять вашим гостеприимством.Вероятно,он не сядет. Останется на орбите до нашего отлета.

Владыка, как показалось Родис, испытал удовольствие.

– Хорошо. Вас устроят здесь наилучшим образом.

– Не надо беспокоиться.Лучше прикажите, чтобы нас соединяли с вами или младшими владыками без проволочек.Иначе мы не сможем разобраться, где кончается ваша воля и начинается тупость и страх сановников.

Чойо Чагас милостиво кивнул, некоторое время он молча смотрел на Родис, а потом,не сказав ни слова, внезапно исчез с экрана. Она возвратилась к Чеди, уже сидевшей в подушках и без колпака.И Чеди и Эвиза наслаждались водой и пищей Земли, жмурясь от удовольствия.

– Не воображала, что консервированная земная еда в действительности так вкусна, – сказала Чеди.

– После тормансианской, – сказала Родис, погружая пальцы в густые волосы девушки,вновь принявшие свой естественный пепельно-золотистый цвет. Освобожденные от контактных линз глаза сияли прежней синевой.

– Удивляюсь,– Чеди привстала на локте,но Эвиза мгновенно водворила ее на место,– как могут они травить себя, своих детей, губить свое будущее, фальсифицируя и удешевляя пищу так,что она становится отравой? Представьте, что на Земле кто-нибудь стал принимать такую отраву. Бессмысленно!

– У них,–сказала Родис,– этим ужасающим путем увеличивают количество пищи, удешевляя производство ее.А продают по прежней дорогой цене– это называется косвенным налогом в обществе Торманса, и доход идет олигархам.

– Уверена, что ни одна лаборатория здесь не возьмется анализировать состав продуктов, чтобы не выплывала наружу его вредность,– сказала Эвиза,– надо взять образцы с собой на Землю.

– Отличная идея,– сказала Родис,– начнем сегодня же с госпиталя.

Родис долго,не торопясь,массировала на плече Чеди рубцы заживших разрезов со следами растворившихся черных крючков.Чеди уверяла, что совершенно здорова, но Родис и Эвиза боялись последствий внутренних повреждений. На маленькой тележке привезли книги развлекательного чтения. Чеди принялась проглатывать одну за другой со скоростью,непостижимой для тормансиан,но самой обычной для землян, мгновенно воспринимавших целые страницы.

К приходу Эвизы около постели Чеди выросла гора книг.

– Неужели так интересно?– спросила Эвиза.

– Я все искала что-либо путное. Не могла поверить, чтоб в технически развитой цивилизации можно было писать такие пустяки, похожие на земную литературу ЭРМ.Будто у них нет духовных проблем,тревог,болезней, несчастья. Истинные большие трагедии, великолепное человеческое геройство, скрытое в буднях серой повседневности, их не интересует. Видимо, и сам человек им не интересен и служит лишь фоном.Все сводится к временным глупостям, случайному непониманию или мещанскому недовольству. Здешние писатели ловко научились отвлекать и развлекать,пересказывая сотни раз одно и то же.Они же пишут и для телепередач,восхваляют счастье жить под мудрым руководством Чойо Чагаса, якобы избавившим их от скверного прошлого. Здесь история начинается с установления всепланетной власти теоретика олигархии великого Ино-Кау. Впечатление,что книги написаны для умственно неразвитых детей. Все книги – новые, мало читанные. Надо попросить какие-нибудь более старые издания.

Эвиза отправилась в библиотеку, долго рылась там, говорила с библиотекарем и вернулась в недоумении.

– Когда владыкой стал Чойо Чагас,– сказала Эвиза,– прежние книги под угрозой тяжкой кары изъяли из всех библиотек планеты,связали в сетки с камнями и утопили в море.Одиночные экземпляры переданы в специальные хранилища,где их нельзя ни читать,ни копировать.Запрещено всем, кроме особых доверенных лиц.

– Какое преступление против человека!– сурово заметила Родис.

– О, вы еще не все знаете,– сказала Чеди.– Здесь существует чудовищная система фильтрации. В каждом Доме Зрелищ, на телевидении, радио у них сидят «глаза владыки».Они вправе остановить любое зрелище,выключить всю сеть, если кто-нибудь попробует передать неразрешенное. Могут убить за пение неразрешенных песен.У «глаз владыки» есть список,что можно исполнять и чего нельзя… И так во всем. Как жалко этих бедных людей!– Голос Чеди дрогнул.

Родис с Эвизой переглянулись, и Родис подсела к изголовью Чеди, напевая и скользя концами пальцев по ее лбу и лицу. Синие глаза, заблестевшие было от слез, закрылись.Еще минута, и девушка погрузилась в глубокий, спокойный сон.

– А теперь пойдем по госпиталю,– предложила Эвиза.– Время позднее, врачи разошлись. Я принесла свежий халат.

Фай Родис надела желтую одежду с такой же шапочкой, и обе земные женщины вышли на резкий свет в заставленный кроватями коридор.

Никогда не смогли бы забыть они четырех ночей, проведенных на добровольных обходах хирургического отделения Центрального госпиталя столицы.Родис делала открытие за открытием. Страдальцам почти не давали болеутоляющих лекарств. Медицина Торманса не создала анальгетиков, не входивших в обмен веществ организма и не дававших привыкания– наркомании. Могущественные средства, как гипнотический массаж и аутогенное внушение, вовсе не применялись. Врачи не обращали внимания на сердечную тоску и страх смерти,а нудная боль при переломах считалась неизбежной.Уничтожить ненужные страдания было, в сущности, пустяком, ускорив исцеление одних, облегчив последние дни других…

С одиночеством больных,их бесконечными ночами страданий в непроветриваемых палатах не велось никакой борьбы.В госпитале преобладали женщины, более живучие,чем мужчины. Они лежали месяцами. Землянам объяснили, что жен и матерей «джи» спасают потому, что у мужчин без них бывают нервные надломы и они,подкупая чиновников,пробираются во Дворцы Нежной Смерти, губя в себе нужных государству специалистов.Утрата достоинства смерти в таких госпиталях представляла естественный диалектический парадокс планеты,где смерть вменялась в государственную обязанность для большинства.Тем отчаяннее цеплялись за жизнь «джи» в переполненных больницах. Родис вспоминала с усмешкой свои инфернальные испытания. Здесь она спустилась на куда более низкие круги инферно.

А Эвиза в сотый раз мысленно соглашалась с предводителем шести «кжи». Те в самом деле умирали здоровыми, не зная жалкой борьбы за жизнь в грязи и боли.

Фай Родис переходила от одной кровати к другой, присаживаясь на краешек, утоляла боль гипнозом, успокаивала песней, учила внушать самим себе сон или развлекаться воображением.Эвиза,не обладавшая такой психической силой,делала целебный массаж нервов. Придя к утру в палату к Чеди, обе, изнеможенные, свалились и заснули, исчерпав свою нервную силу.

Молва о необыкновенной женщине мгновенно разошлась по всему госпиталю. Теперь Фай Родис, как богиню, со всех сторон встречали мольбы и протянутые руки.Окружающее горе навалилось на нее, давя, лишая прежней внутренней свободы. Родис впервые поняла, как далека она еще от подлинного духовного совершенства.Следствием ничтожества ее сил в океане горя неизбежно возникала жалость,отклоняя от главной цели. Ее помощь здесь не соответствовала задаче, отныне лежавшей на людях Земли: помощи народу Ян-Ях в уничтожении инфернальной общественной системы целиком и навсегда.

Через четыре дня,проведенных в госпитале, Фай Родис снова шла по скрипучим полам Храма Времени в сопровождении подруг и всех трех СДФ. Два из них несли еще слабую Чеди в пружинящем гамаке, подвешенном на опорных столбиках. Безмерно обрадованный Таэль встречал их у ворот, и даже стража, на сей раз подобранная из особо обученных людей, смягчилась при виде синих глаз Чеди, смотревших на окружающее с восторгом выздоравливающей. Радость Чеди была короткой.Узнав о возвращении на звездолет,Чеди сильно огорчилась,и Фай Родис стоило большого труда убедить ее в такой необходимости.

Беспокойство заставило Эвизу требовать, чтобы ее оставили здесь на случай болезни Родис или Вир Норина.

– Мое здоровье превосходно,– возражала Родис,– а лечить внушением я умею лучше любого из вас.

– А Вир?

– Вот он,мне кажется,заболел, но так, что врач, хотя бы и Звездного Флота, не нужен.

– Неужели? Наш испытанный астронавигатор? Вы шутите?

– Хотела бы.

– Но это безумие! И вы так спокойны!

– Безумие не большее, чем жизнь Чеди среди «кжи», чем ваша работа в госпитале,чем все идеи,заставившие нас вторгнуться в бытие негостеприимной, замученной планеты.

– Родис, вы думаете о чем-то опасном? Я вас не покину.

– Покинете!– Родис привлекла Эвизу к себе,и ее волосы цвета воронова крыла на секунду сплелись с темно-рыжими прядями Эвизы.

Все три женщины совершили прогулку по подземелью с масками в святилище Трех Шагов.

– Здесь мы поставим ваш СДФ,– сказала Родис,обращаясь к Эвизе,–его зелено-серый цвет с серебристым отливом очень гармонирует с черными столами и скамьями.

– А мой?– спросила Чеди, полюбившая пепельно-голубую девятиножку.

– Свой вы подарите Таэлю и научите пользоваться им.

– И он будет у нас гореть зеленым огоньком?

– Да! Браслет Эвизы возьму я, но выключу его прямую связь на «Темное Пламя», когда вы будете в безопасности, за стенками корабля.

– За стенками корабля…– повторила Эвиза.– Может быть, это стыдно для настоящего исследователя,но я буду счастлива.Насколько лучше жить в корабле, совершая оттуда вылазки в чужой мир, чем оказаться, как мы, оторванными от «Темного Пламени», несомыми потоками странной жизни, в которой все будто сговорились вредить себе и другим,создавать горе и беды везде, даже там, где нет причины для несчастий.

Родис и Норин провожали молодых женщин к громоздкой, пропыленной и разболтанной машине.

Чеди крепко обняла Родис,поцеловала астронавигатора, а затем, опустившись на колени, погладила свой СДФ.

Двое землян и тормансианский инженер стояли на балконе пятого храма. Машина ушла по верхней обходной дороге, столб пыли еще долго был виден над городом. Таэль уже научился распознавать настроение своих, казалось бы, невозмутимых земных друзей. И сейчас, глядя на спокойные, устремленные вдаль лица, инженер решил отвлечь Родис и Норина от дум.

– Я еще не поблагодарил вас за драгоценный подарок,–сказал он,показывая на СДФ.

– У нас не благодарят за подарки. Самая большая радость человека Земли – отдавать. Мы должны сказать вам спасибо, – сказала Родис.

Таэль почему-то смутился и перевел разговор:

– Меня всегда интриговало число ног у СДФ. Почему 9, почему нечетное, а не двусторонняя симметрия 2–4–6–8–10?

– Вопрос не так прост,– ответил Норин.– Выше билатеральной симметрии – триада. Геликоидальная нечетность выше двустороннего равновесия противоположностей, обычно применяемого на Земле и соответствующего поверхностной структуре окружающего мира. 5–7–9 дают особое преимущество в преодолении противоречий в бинарных системах и стойкость в двусторонне противоречивом мире, то есть возможность переходить неодолимые препятствия. Нечетность, большая, чем единица,– это выход из инфернальной борьбы противоположностей, возможность избежать диалектического качания вправо-влево,вверх-вниз.В природе это многоосные фазовые системы или трехфазный ток,например.Нечетность как свойство подмечена еще в глубокой древности.Три, пять, семь, девять считались счастливыми и магическими числами. А у нас применяется методика косых, или геликоидальных, врезов в равновесные системы противоположных сил.

Таэль покачал головой.

– Все, что я понял,– это существование механизмов, работающих на более сложных принципах,чем внутренние противоречия. И эти механизмы, так сказать, выше стоят над силами диалектически построенного мира. Они могущественнее!

– Если хотите,так.В обычной жизни Земли СДФ нам не нужен. Роботы-спутники сопровождают нас только в трудных экспедициях в неизвестные дальние миры.Тут они незаменимы.

– И в плохо устроенном мире тоже незаменимы,– добавил Таэль.

Тень тревоги прошла по лицу Вир Норина, сделав его похожим на тормансианина.

– Вам надо идти, Вир?– сказала Родис, обняв его за шею и смотря в глаза. – Вас ждут! Вас что-то тревожит?

– Да, пришло неиспытанное, и оно породило тревогу.

– На Тормансе, где ничего не исполняется? Что же дальше, Вир?

– Не знаю. Я должен разобраться в себе, но дни летят…

– Да,времени так мало,Вир,хороший мой…– голос Родис смягчился от нежности.

Астронавигатор сбежал по лестнице и пронесся мимо оторопевшей стражи. Фай Родис стояла, упершись кончиками пальцев в перила балкона, в глубокой задумчивости, и потому Таэль, не прощаясь, ушел и увел в подземелье девятиножку.

Родис, не сводя глаз, долго смотрела на далекие голые горы, стоявшие в пурпурной дымке.Еще так остра в памяти катастрофа в городе Кин-Нан-Тэ,только что кончились осложнения с Чеди– и вот подступает что-то другое. И на этот раз она, Родис, не знает путей к решению. Что ждет Вира и его возлюбленную, кроме жертв с обеих сторон?И почему это обрушивается на Вир Норина,который на своих кораблях пронизал Галактику во многих направлениях, на человека такого ясного ума и энциклопедических знаний? Хотя по законам внезапных поворотов это, может быть, естественно у неодолимых преград?! Очнувшись от своих дум, она не заметила, как наступили сумерки. Фай Родис пошла в свои комнаты.

Еще перед первой дверью Родис почувствовала присутствие кого-то,знакомого по прежним ощущениям. Уходя, она не насторожила девятиножку и сейчас, не зажигая света, включила ее.Едва слышно прозвенел ее браслет, сигнализируя об изменении воздуха в помещении. Девятиножка зажгла крошечный розовый глазок. Родис увидела плотно закрытую дверь в спальню.Некто подстерегающий спрятался в первой комнате– дверь притворили неспроста. Родис открыла дверь, и едва уловимый запах проник в ее ноздри,он был настолько слабый, что, не настроившись заранее,она,возможно,и не почувствовала бы его. Вдруг в голову ударило что-то пьянящее сознание. Темная сила, словно пружина, начала разворачиваться внутри Родис. Ее охватило дикое желание выть, хохотать, кататься по полу. Могучая воля Родис справилась с первым ударом яда. Она отступила назад к СДФ, извлекла и вставила в нос биофильтры. Теперь было время подумать. Все еще с мутным сознанием она отыскала препарат Т-9/32 – универсальное противоядие от всех возбудителей таламуса. Даже не будучи врачом, Родис определила, что в комнате распылено вещество, подавляющее сознание,высвобождающее базальные примитивные рефлексы таламической группы и серого бугра мозга. Противоядие помогло. Как хорошо, что она предвидела возможность применения подобных веществ, готовясь к высадке на Торманс!

Обретя прежнюю ясность мысли и зрения,Родис приказала СДФ осветить комнату и внезапно рванула в сторону тяжелую портьеру, закрывавшую нишу окна. Там, сжавшаяся кошкой, пряталась Эр Во-Биа. Прозрачная маска с маленьким газовым баллоном под челюстью прикрывала лицо красавицы, стремительно прыгнувшей навстречу Родис.Ее глубоко посаженные глаза с ожиданием и удивлением смотрели на Фай Родис,спрашивая: «Что же ты не падаешь?» В руке возлюбленная Чойо Чагаса держала сложный прибор,применявшийся на Тормансе для киносъемки.

Эр Во-Биа протянула свободную р

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Ефремов И.А

На сайте allrefs.net читайте: ефремов и.а.

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: МАСКИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Ефремов И.А.
  Е92 Час Быка: Фантаст, роман. — М: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2001. — 496 с. — (Библиоте­ка приключений).   ISBN 5-17-004946-3 (ООО «Изда

ПЕРСОНАЖИ ПЛАНЕТЫ ТОРМАНС
  Председатель Совета Четырех, Владыка планеты– ЧОЙО ЧАГАС Его заместители– ГЕН ШИ, ЗЕТ УГ, КА ЛУФ Жена ЧОЙО ЧАГАСА– ЯНТРЕ ЯХАХ Любовница ЧОЙО ЧАГА

МИФ О ПЛАНЕТЕ ТОРМАНС
  – В заключение позвольте рассказать о происхождении названия.В пятом периоде ЭРМ в западной сфере мировой культуры нарастало недовольство цивилизацией,выросшей из капиталистической

ПО КРАЮ БЕЗДНЫ
  Двадцать дней, как плыли каравеллы, Встречных волн проламывая грудь. Двадцать дней, как компасные стрелы Вместо карт указывали путь.  

НАД ТОРМАНСОМ
  «Экваториальная скорость планеты гамма 1 дробь 16,период обращения 22 земных часа…»– докладывал сумматор, не по-человечески четко произнося слова. Широкая лента записей ползла в при

ОТЗВУК ИНФЕРНО
  Громада «Темного Пламени» приблизилась к поверхности планеты. Скорость облета возрастала, и разреженный на высоте в сотни километров воздух оглушительно ревел за неуязвимыми стенкам

В САДАХ ЦОАМ
  Нея Холли,переселившаяся под купол звездолета на место Гэн Атала, проснулась от глухого воя приборов наружного прослушивания.Она сообразила, что «Темное Пламя» перешел на низкую орб

ЦЕНА РАЯ
  – Эвиза, где Родис? – Не знаю, Вир. – Я не видел ее три дня.Чеди искала ее повсюду– от Круга Сведений до покоев верховного владыки, но туда ее не допустили.

ГЛАЗА ЗЕМЛИ
  «Темное Пламя» стоял как дикий утес на сухой и пустынной приморской степи. Ветер уже навеял ребристый слой тонкого песка и пыли на площадку спекшейся вокруг звездолета почвы.Ничей ж

ТРИ СЛОЯ СМЕРТИ
  Судно на двух сигарообразных поплавках скользило по морской глади. Длинный залив Экваториального океана недаром носил название Зеркального моря. Расположенное в поясе спокойной атмо

СКОВАННАЯ ВЕРА
  Вир Норин и Эвиза Танет, прилетевшие в Кин-Нан-Тэ, застали целое войско «лиловых».Гора обломков рухнувшей башни была уже разобрана, трупы «оскорбителей» убраны, оставшиеся в живых и

СТРЕЛА АРИМАНА
  Чеди Даан еще не привыкла к шуму тормансианской столицы. Неожиданные звуки доносились в ее крохотную комнатку на четвертом этаже дома в нижней части города Средоточия Мудрости.Постр

ХРУСТАЛЬНОЕ ОКНО
  Перед выходом на улицу Вир Норин осмотрел себя в зеркале. Он старался не выделяться среди жителей столицы и подражал им даже в походке.Люди отличного сложения и могучей мускулатуры

Час Быка
  Ответственный редактор A.M. Лактионов Художественные редакторы О.Н. Адаскнна, А.Е. Нечаев Компьютерный дизайн: С.В. Шумилин Технический редактор А.Е. Моло

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги