рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Концепции информации в современной науке

Концепции информации в современной науке - раздел Связь, Общая теория социальной коммуникации Еще В Прошлом Веке В Европе Термин «Информация» Производился От Предлога «In»...

Еще в прошлом веке в Европе термин «информация» производился от предлога «in» - в и слова «forme» и трактовался как нечто упорядочивающее, оформляющее. Тогда «информатором» называли домашнего учителя, а «информацией» - учение, наставление. В толковых словарях и энциклопедиях, изданных в России, слово «информация» отсутствовало. «Открытие» понятия информации современной наукой произошло в середине XX века и, согласно справочной литературе, под информацией ныне понимают:

1) сведения, сообщения о чем-либо, которыми обмениваются люди;

2) сигналы, импульсы, образы, циркулирующие в технических (кибернетических) устройствах;

3) количественную меру устранения неопределенности (энтропии), меру организации системы;

4) отражение разнообразия в любых объектах и процессах неживой и живой природы.

Есть еще и другие ответы на вопрос «что такое информация?» Беда в том, что все эти ответы несовместимы друг с другом: информацией именуется абстрактный концепт, физическое свойство, функция самоуправляемых систем; информация объективна и субъективна, материальна и идеальна, это и вещь, и свойство, и отношение. Информация проникла в терминологию почти всех современных наук, и по этой причине признается общенаучной категорией. Содержание этой категории можно представить в виде следующих концепций информации.

7.1.1. Математическая теория информации: информация - абстрактная фикция

Единственное определение информации, которое не вызвало открытых возражений в научном сообществе, принадлежит «отцу кибернетики», математику Норберту Винеру (1894-1964), который в 1948 году написал: «Информация есть информация, а не материя и не энергия»[1]. Из этого определения вытекает, что информация - не существующий реально объект, а умственная абстракция, т. е. созданная человеческим разумом фикция.

В этом же смысле, в смысле математической абстракции понятие информации используется в теории информации (теории коммуникации), развитой в конце 40-х годов американским математиком Клодом Шенноном (род. в 1916). В этой теории понятие информации служит для решения практических задач, с которыми сталкиваются инженеры-связисты: оптимизация кодирования сообщений, повышение помехоустойчивости, распознавание сигналов на фоне шумов, расчет пропускной способности каналов связи и т. п. К. Шеннон ориентировался на схему технической коммуникации, приведенную на рис. 1.3.

Каждому сигналу или их ансамблю (например, букве или слову), которые передаются по данному коммуникационному каналу, на основе известных статистических частот приписывалась априорная вероятность их появления. Считалось, что чем менее вероятно, т. е. чем более неожиданно, появление того или иного сигнала, тем больше информации для потребителя несет этот сигнал. Можно найти содержательные основания для подобной трактовки в обыденном понимании информации как новости, известия[2]. Удобство вероятностно-статистического представления коммуникационной деятельности состоит в том, что можно ввести количественную меру для оценки степени «неожиданности» сообщения. В простейшем случае формула информации К. Шеннона имеет вид:

где

I - количество информации,
PI - вероятность появления i-того сигнала,
n - количество возможных сигналов.

Если сигналов всего два, и они равновероятны, то формула принимает вид:

I = -1/2log1/2 - 1/2log1/2

В случае двоичных логарифмов log1/2 = -1, а I получается равным 1. Это значение принято в теории Шеннона в качестве единицы измерения информации и называется бит.

Отсюда - понимание информации как снятой неопределенности или как результата выбора из возможных альтернатив. Есть другие математические концепции, не связывающие информацию с вероятностью. Например, в алгоритмической теории информации А. Н. Колмогорова информация - это длина алгоритма, позволяющего преобразовать один объект в другой, т. е. мера сложности объекта.

Ограниченность математических теорий информации заключается в том, что они полностью абстрагируются от осмысленности и ценности информации для потребителя. Получается, что «совокупность 100 букв, выбранных случайным образом, фраза в 100 букв из газеты, из пьесы Шекспира или теоремы Эйнштейна имеют в точности одинаковое количество информации»[3].

В математических теориях понятие информации не связано ни с формой, ни с содержанием сообщений (сигналов), передаваемых по каналу связи. Информация, точнее количество информации, есть абстрактная фикция, умственный конструкт; она не существует в физической реальности, как не существуют логарифмы или мнимые числа.

С 60-х годов проблема информации привлекла внимание отечественных философов-материалистов, которые не могли примириться с тем, что информация - это идеальная фикция и попытались «материализовать» информацию, найти ей место в материально едином мире. Наиболее авторитетными в нашей философской науке считаются так называемые атрибутивная и функциональная концепции. Обе концепции утверждают, что информация существует в объективной действительности, но расходятся по поводу наличия ее в неживой природе. Первая рассматривает информацию как атрибут, присущий всем уровням материи, т. е. превращает информацию в материальный объект, а вторая - как функциональное качество самоуправляемых и самоорганизуемых (кибернетических) систем, превращая информацию в функцию. Рассмотрим более подробно содержание этих концепций информации.

7.7.2. Информация - физический феномен

Отражение в материалистической философии понимается как атрибут материи (отсюда -название концепции «атрибутивная»). В. И. Ленин писал: «вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением - свойством отражения»[4]. Связывая отражение и информацию, философы-материалисты превращают информацию в физический феномен, не нарушающий материального единства мира. Беда в том, что объявляя и отражение, и информацию свойствами материи, сторонники атрибутивной концепции потеряли критерий разграничения отражательных и информационных явлений. Об этом свидетельствует отождествление отражения и информации в предлагаемых ими дефинициях. Так, информация определяется как содержание (сущность) отражения, основная грань (сторона, аспект) отражения, инвариант отражения, отраженное разнообразие, наконец, - способ существования одной системы через другую. Так как сущность заключена прежде всего в содержании и качественной определенности объекта, то информационные процессы оказываются сущностью отражательных процессов, а отражательные процессы - проявлением информационных. Поскольку информация - сущность отражения, то дефиниции обоих понятий совпадают. Если вспомнить, что отражение в свою очередь трактуется как содержание (грань, аспект) взаимодействия, то информация оказывается содержанием содержания и гранью граней.

Чтобы выйти из затруднения, приходится прибегать к запутанным объяснением. Один из первооткрывателей проблематики информации в отечественной философии А. Д. Урсул, выдвинувший формулировку «информация есть отраженное разнообразие», видит отличие информации от отражения в том, что «информация включает в себя не все содержание отражения, а лишь аспект, который связан с разнообразием, различием», а отражаться может не только разнообразие, но и однообразие. Что такое «отраженное однообразие»? Многие авторы, в том числе и А. Д. Урсул, понимают отражение как «воспроизведение свойств, сторон, черт, составляющих содержание отражаемого объекта». Однообразие потому и называется однообразием, что оно никакими отличительными свойствами, сторонами и чертами не располагает. Если только не уподобляться средневековым схоластам, ухитрявшимся различать четыре сорта вакуума, то следует признать, что «отраженное однообразие» - это пустой образ, бессодержательное отображение. Отражение всегда воспроизведение разнообразия, есть отражение (отображение, образ), и ничего более. К этому же выводу приходим, если информация сводится к «способу существования одной системы через другую». Таким способом может быть лишь сохранение отражаемого в отражающем, например, в памяти.

Далее. Безнадежно запутывается вопрос о соотношении теории отражения и теории информации (не математической, а «общей»).Предмет первой - объективно существующие отражательные процессы, предмет второй - информационные процессы, которые атрибутивная концепция объявляет содержанием (сущностью, инвариантом и т. п.) первых. Совершенно непонятно, каким образом одна теория может изучать содержание предмета другой теории, не подменяя собой последнюю.

Статус физического феномена информация обретает в «естественнонаучной» концепции информации, ставящей ее в один ряд с категориями вещества и энергии. Эта трактовка воспринята многими научными авторитетами, в том числе А. И. Бергом, В. М. Глушковым, А. П. Ершовым, В. И. Сифоровым. Принципиальное отличие ее от атрибутивной концепции состоит в том, что в ней затруднительно обнаружить взаимосвязь отражения и информации, зато ясно просматривается тенденция к отождествлению информации с организацией. Информация выглядит уже «естественнонаучным подтверждением» не столько присущего материи свойства отражения, сколько свойства организации. Формула «материя = вещество + энергия + организация» вытесняется формулой «материя = вещество + энергия + информация». Следствием подобных взглядов является своеобразный «панинформизм», выводы о том, что информация «существовала и будет существовать вечно», что она «содержится во всех без исключения элементах и системах материального мира», «проникает во все "поры" жизни людей и обществ» и т. д. Из «панинформизма» вытекает, что информация в качестве одной из трех основ мироздания, должна служить первопричиной таких свойств материи, как отражение и организация. Значит, отражение нужно объяснять из информации, а не наоборот, как поступают атрибутивисты.

Другой крайностью «панинформизма» является информационный гносеологизм, следующим образом объясняющий познавательные процессы. Так как «всякую комбинацию частиц, веществ или умственных конструкций можно считать кодом "чего-то", следовательно, все, что нас окружает, есть в каком-то смысле информация»[5]. Познание сводится к декодированию информации, которая «внесена и закреплена» в анатомии животного или в структурах нейрофизиологического характера, в микроскопических или субмикроскопических особенностях клеточного ядра, короче - в познаваемых объектах. При этом ощущение трактуется как результат превращения внешней информации во внутренюю, материальной - в идеальную. В общем, чувственное и рациональное познание, опыт, интуиция, выявление сущночти вещей и событий, попытки истолкования «текста книги природы» - все это частные случаи декодирования информации «о чем-то», запечатленной в окружающей действительности. Напомним, что в «доинформационную эпоху» природе приписывались осмысленность и одухотворенность (см. параграф 1.2).

Популяризаторы и фантасты не могли обойти своим фниманием панинформизм. Появилось описание страны «Инфория», где информация выращивается на полях, из брикетов информации строятся дома, питаются не хлебом, а информацией, ибо хлеб - не что иное, как «порция информации для желудка, для нервных клеток, для кишечника и в конечном счете - для всего организма»[6].

Забавляясь игрой ума вокруг уравнений энтропии, негэнтропии, информации, некоторые авторы не замечают курьезности рассуждений о том, что камень на вершине горы обладает большей информированностью, чем камень у его подножия, ибо энтропия первого меньше; что «атом это в высокой степени информированная система... Ведь каждый электрон в точности знает, какие состояния для него разрешены, а какие запрещены»[7]. Как тут не вспомнить классического шилозиста Жана-Батиста Робине, уверявшего в XVIII веке доверчивую публику, что алмаз «обладает внутренним сознанием своего превосходства» над другими веществами, золото «знает» о своем «почете» у людей и т. п.

7.1.3. Информация - функция самоуправляющейся системы

Функциональная концепция информации представлена двумя разновидностями: кибернетической, утверждающей, что информация (информационные процессы) есть во всех самоуправляемых (технических, биологических, социальных) системах, и антропоцентристской, считающей областью бытия информации человеческое общество и человеческое сознание.

Кибернетики, в свою очередь, довольно отчетливо подразделяются на две группы. Одну группу образеют практически мыслящие специалисты, которые, определяя информацию как содержание сигнала или сообщения, как обозначение содержания, полученного кибернетической системой из внешнего мира, как означающее нечто воздействие, несущее в себе след какого-то факта или события, по сути дела попросту отождествляют информацию и сигнал, ибо сигнал не может не иметь значения, а информация не может не иметь материального носителя. «Сигнальная» трактовка информации вполне оправдывает себя в конкретных науках, особенно - в информационной технике. «Сигнал» и «информация» превращаются в синонимы, и можно было бы обойтись одним из них, как поступил, к примеру, И. П. Павлов, говоривший о сигнальных, а не информационных системах.

Другая группа состоит из философствующих кибернетиков, склонных к «панинформистскому» мировоззрению. Представители этой группы усматривают информацию не только в форме свободно распространяющихся сигналов, но и в форме свойственных материальным объектам структур (связанная, потенциальная, априорная, внутренняя информация, информация «в себе»). В отличие от свободной (актуальной) информации, информация «связанная» не способна самостоятельно переходить на другие носители; именно она представляет собой то закодированное «нечто», которое пытаются извлесь «информационные гносеологи».

Кстати, несовместимость атрибутивной и функциональной концепции ясно проявляется, если соотнести понятие «связанной» информации с формулировкой «информация - отраженное разнообразие». «Связанная» информация есть не что иное, как разнообразие, своейственное данному объекту[8]. Тогда выходит: «информация - отраженная разновидность информации».

Функционально-кибернетическая концепция страдает тем же недугом, что и концепции, рассмотренные в пункте 7.1.2, только она отождествляет информацию не с отражением или организацией, а с сигналом или структурой. Собственно информация остается столь же неопределенной сущностью, что и ранее. Тем не менее с помощью одного неизвестного предпринимаются попытки объяснить другое неизвестное и тем самым разрешить принципиальной важности философские проблемы, например, проблему жизни.

Многие авторы считают информационные процессы органическими качествами живых систем, отличающими их от неживой природы, непременной субстанцией живой материи, психики, сознания. «Специфика жизни связана с наличием информации, с помощью которой через особого рода регулярно обеспечивается процесс функционирования системы»[9], «жизнь - это способ существования органических систем, основанный на использовании внутренней информации»[10] и т. п. Информация выступает в качестве универсальной «жизненной силы», управляющей метаболическими процессами в живых существах (бытует еще термин «информационный метаболизм»), организующей отражение среды и адаптацию к ней, обеспечивающей хранение и передачу наследственных признаков, формирующей популяции, биоценозы, биосферу в целом[11], наконец, определяющей биологическую эволюцию.

Объяснение появления и эволюции жизни как перехода от неинформационных систем к информационным с последующим развитием последних внушало бы доверие, если бы подкреплялось убедительной трактовкой информации. Но этого нет. Авторы информационных теорий жизни характеризуют ее довольно сбивчива как «свойство материальных систем», «меру

организации», «воспроизводящую структуру» (Югай Г. А., с. 99-100), «существование явлений в несвойственной их природе материальной форме» (Серавин Л. Н., ее. 15, 144) и т. п. В результате эти теории превращаются в «информационную» версию витализма.

Антропоцентристские взгляды суживают область существования информации до пределов человеческого общества. Существование информации в живой, а тем более - в неивой природе отрицается; информация появилась в ходе антропосоциогенеза и оперировать ею могут только социализированные личности, владеющие языком, сознанием и самосознанием (отсюда -«антропоцентричность» этих взглядов). Антропоцентризм присущ обыденной речи и конкретным социально-коммуникационным дисциплинам (журналистика, педагогика, библиотековедение и др.). По сути дела антропоцентристская трактовка отождествляет понятия «информация» и «социальная информация», ибо никакой другой информации, кроме социальной, не признает.

В общественных науках поулчила распространение дефиниция В. Г. Афанасьева: информация «представляет собой знания, сообщения, сведения о социальной форме движения материи и о всех ее других формах в той мере, в какой они используются обществом, человеком, вовлечены в орбиту общественной жизни»[12]. «Знания, сообщения, сведения...» не что иное как смыслы; вовлечение их в орбиту общественной жизни означает не что иное как движение их в социальном времени и пространстве. Если сделать соответствующие подстановки в дефиницию В. Г. Афанасьева, оказывается, что социальная информация - это движение смыслов в социальном времени и пространстве, т. е. социальная коммуникация! Этот вывод имеет принципиальное значение для метатеории социальной коммуникации и мы к нему вернемся позднее.

7.1.4. Другие концепции

Точкам зрения, изложенным в пунктах 7.1.2 и 7.1.3, присуща одна общая черта: презумпция объективного (вне зависимости от человеческого сознания) существования информации. Их антиподами служат скептические рассуждения по поводу реальности информации, агностические заявления о непознаваемости информации (информация - неопределяемое исходное понятие), наконец, нигилистическое отрицание объективности (онтологизация, физикализация) информации. Например, «Никто еще не видел ни как субстанцию, ни как свойство эту загадочную информацию... Везде мы обнаруживаем лишь взаимодействие материальных веществ, наделенных энергией и нигде не обнаруживаем того, что обычно называем информацией. Почему? Да потому, что ее не существует в природе, как не существует флюидов, флогистона, эфира и т. д.»[13].

Предлагается использовать информацию в качестве меры самых разных свойств и отношений реальных объектов и систем. Например: неопределенности, присущей данному набору альтернатив; неоднородности распределения материи и энергии в пространстве и во времени; изменений, которыми сопровождаются все протекающие в мире процессы; разнообразия; сложности; организованности; активности отражения и т. д. Сюда можно для полноты картины включить еще негэнтропию как меру упорядоченности (Л. Бриллюэн) и негинформацию как «меру трудности познания состояния системы» (П. Шамбадаль).

7.7.5. Итоги

Полярными воззрениями на природу информации являются не атрибутивная и функциональная концепци, как думалось ранее, а, так сказать онтологическое[14] и методологическое ее понимание. Первое: информация принадлежит объективной действительности в качестве естественного явления материального мира или неотъемлемой функции высокоорганизованных систем, включая человека; второе - информация - продукт сознания, познавательный инструмент, абстрактная фикция, икусственно созданная людьми. Эти две крайности несовместимы, нужно выбрать одно что-нибудь. В противном случае информация оказывается одновременно феноменом, функцией, фикцией; вещью, свойством, отношением; существующей повсюду и нигде не обнаруживаемой; количеством и качеством, познаваемой и непознаваемой и т. д. Именно этот невообразимый хаос имеет место сейчас в научном сознании.

Казалось бы, нельзя не согласитсья со словами М.И. Сетрова, приведенными в пункте 7.1.4. Информация, подобно флогистону или эфиру, никак не проявляет себя в реальной действительности. Нет таких реалий, относительно которых можно было бы сказать: вот это информация, а не сообщение, не сигнал, не знание, не отражение, не структура и т. п. Информация в «чистом» виде - чистейшая абстракция. Но вопреки очевидности, подавляющее большинство ученых, инженеров, просто носителей современного языка говорят и делают так, как будто бы информацию можно реально создать, получить, передать, сохранить. Именно «онтологическое» понимание информации оказалось господствующим. Почему?

7.2. Эффект «информационных очков»

Принципиальное различие между онтологическими и методологическими концепциями заключается в том, что они отводят информации разное место в механизме общественного познания, который соответствует схеме на рис. 7.1. Поясним действие этого механизма. Объекты познания - живая и неживая природа, общество, человек, которые изучаются различными отраслями знания (субъектами познания). Результатом познания является общественное знание в документированной или недокументированной форме, которое включается в социальную память. Общественное знание - не беспорядочная сумма фактов и концепций, а относительно упорядоченная и структурированная идеальная система более-менее адекватно отражающая объективную реальность.


Рис.7.1 Схема общественного познания

Методологические концепции относят информацию к системе общественного знания и трактуют ее как метод осмысления изучаемых явлений, например, оценка их неопределенности и неожиданности, математическое моделирование, оптимизация кодирования сообщений и т. п. Так, математическая теория информации К. Шеннона успешно используется в области технической коммуникации и в вычислительной технике.

Онтологические же концепции видят в информации объект познания, который нужно обнаружить, открыть в реальной действительности, подобно тому, как открывались микробы или звездные туманности. К примеру, раньше было не известно, что информация - атрибут материи, и вот академик В. М. Глушков разъясняет: «Совершенно неправильно связывать с понятием информации требование ее осмысленности, как это имеет место при обычном, житейском понимании этого термина. Информацию несут не только испещренные буквами листы книги или человеческая речь, но и солнечный свет, складки горного хребта, шум водопада, шелест листвы и т. д.» Прежние биологи не могли найти критерий для разграничения живой и неживой природы, теперь же специфику жизни стали усматривать в информационных процессах, неведомых безжизненному космосу. Таким образом Вселенная предстала в «информационных красках». Как это случилось? Во всем виноват эффект «информационных очков». Поясним суть дела.

С детства всем известна замечательная фантазия «Волшебник Изумрудного города». Иллюзия изумрудности создавалась благодаря специальным очкам, которые обязаны были постоянно носить все горожане. Если очки снимались, изумрудный город исчезал. В науке после эпохальных публикаций Н. Винера и К. Шеннона получил повсеместное признание информационный подход, сущность которого состоит в рассмотрении объектов познания через призму категории информации. Именно информационный подход выполняет функцию «информационных очков», позволяющих увидеть мир в «информационном свете».

В 60-х годах началась подлинная эпидемия информатизации. Болгарский академик Тодор Павлов в это время не без удивления заметил: «Физиологи, психологи, социологи, экономисты, технологи, генетики, языковеды, эстеты, педагоги и другие ищут и находят информацию почти во всех органических, общественных и умственных процессах»[15]. Именно так: «ищут и находят»! Но поскольку общепринятой дефиниции информации не было, а были несовместимые друг с другом концепции (см. 7.1), то исследователи стали называть информацией то, что им через их «информационные очки» казалось на нее похожим. В результате появились десятки частнонаучных определений информации, приспособленных к нуждам физиологии, психологии, социологии и других частных наук. При этом феномен информации не обнаруживался заново, не открывался пытливыми исследователями в объекте познания, а информацией назывались уже известные вещи, свойства, явления. Например, последователи великого русского физиолога И. П. Павлова его знаменитые «сигнальные системы», служившие для раскрытия механизма условных рефлексов, стали именовать «информационными системами»; психологи стали создавать информационные модели восприятия и памяти (см. модель Р. Аткинсона в параграфе 3.2); инженеры и кибернетики принялись разрабатывать информационно-технические устройства, системы, сети; генетики обнаружили в хромосомах генетическую информацию и т. д.

Нельзя не обратить внимание на то, что «информационными» именовались чаще всего коммуникационные, иногда - организационные явления. Типы смысловой коммуникации, представленные на рис. 1.2, при взгляде на них через «информационные очки», выглядят типами информации. Действительно, генетическая коммуникация = генетический информационный процесс; психическая (внутриличностная) коммуникация = психический информационный процесс; социальная коммуникация = социаьно-информационная деятельность; техническая коммуникация (рис. 1.3) = передача машинной информации. При этом соответствующие смыслы и сообщения отождествлялись с информацией. Выходит, что информация и информационные процессы - это результат информационного подхода к коммуникации. Коммуникация представляет собой объект познания, существующий независимо от познающего субъекта. Но она выглядит информацией, если познающий субъект одевает «информационные очки», подобно тому, как выглядели изумрудными дома в царстве волшебника Изумрудного города. То же самое можно сказать в адрес организации, если вспомнить формулу материи М = В + Э + И (см. естественнонаучную концепцию информации).

Исходя из сказанного, наиболее общее, родовое понятие информации можно определить так:

Информация - инструментальное понятие информационного подхода, содежрание и объем которого переменны и зависят от изучаемых коммуникационных и организационных явлений. Говоря попросту, информация - это информационный подход к коммуникации и организации. Информация и информационный подход образуют единство, состоящее в том, что информационный подход обязательно связан с использованием понятия информации, а информация не существует вне информационного подхода.

Общенаучная экспансия информационного подхода причинно обусловлена не субъективными пристрастиями ученых и инженеров, а причинами вполне объективными. Эти причины заключаются в стремительном росте коммуникационных процессов в условиях индустриальной неокультуры. В индустриальной ОКС повысилась общественная значимость умственного труда, науки (вспомним «наукоцентризм»), политической деятельности (вспомним «политикоцентризм»), в геометрической прогрессии стали возрастать документные потоки и фонды, классические библиотечно-библиографические методы коммуникационного обслуживания массовых аудиторий и особенно - взыскательных специалистов оказались неэффективными. Короче - возникла ситуация коммуникационного кризиса, которая стала интерпретироваться как информационный кризис. Рассмотрим более внимательно эту ситуацию.

Документальные службы и документалистика как теория документального обслуживания (см. параграф 3.4) после второй мировой войны утратили социальный авторитет. Научное сообщество, а следом за ним и общественное мнение начали связывать надежды на преодоление информационного кризиса с образованием информационных служб, которые организовывались во всех развитых индустриальных странах. В нашей стране в 1952 г. был организован Институт научной информации Академии наук СССР, преобразованный в 1955 г. во Всесоюзный институт научной и технической информации (ВИНИТИ). Была создана мощная иерархически построенная Государственная система научно-технической информации (ГСНТИ), которая включала 4 уровня органов научно-технической информации (НТИ): всесоюзные, отраслевые (во всех министерствах и ведомствах), региональные (во всех экономических районах), местные (в крупных и средних научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро, на промышленных предприятиях, в вузах и т. д.). Эта система представляла собой не что иное как коммуникационную систему, обеспечивающую коммуникационное обслуживание специалистов народного хозяйства. Но эту систему никогда не называли «коммуникационной», а всегда - информационной. Причиной этому, по-видимому, был авторитет информационного подхода, а может быть, - отрицание коммуникационной проблематики идеологическими органами как якобы антимарксистской (см. Введение). Так или иначе, но произошло характерное «раскрашивание» социально-коммуникационной системы «информационными красками», которое выразилось в следующих

терминологических эквивалентах:

• Социальная коммуникация = Социальная информация:

• Коммуникационная система = Информационная система;

• Реципиент = Потребитель информации;

• Коммуникационный канал = Информационный канал;

• Коммуникационная деятельность = Информационная деятельность;

• Коммуникационное обслуживание = Информационное обслуживание;

• Коммуникационные средства = Информационная техника;

• Социальная память = Информационные ресурсы;

• Изображение = Визуальная информация;

• Устная коммуникация = Речевая информация;

• Документ = Документальная информация;

• Коммуникационная потребность = Информационная потребность и т. д.

Практические достижения ГСНТИ в части совершенствования коммуникационного обслуживания специалист весьма значительны и требуют особого рассмотрения, выходящего за рамки метатеоретических обобщений. Но для нас особый интерес представляют теоретические новации в области конкретных научных дисциплин, изучающих феномен информации. Эти дисциплины именуются информационной наукой (Information science), информатикой, информологией, информациологией и т. п. Их содержание может стать одним из источников метатеории социальной коммуникации. Поэтому мы остановимся на их характеристике в следующем параграфе. А сейчас вернемся к информационному подходу.

Использование информационной терминологии в качестве псевдонимов для обозначения коммуникационных реалий нельзя считать корректным использованием информационного подхода. Информационный подход корректно применяется в методологических концепциях, четко разграничивающих объекты познания и информационный инструментарий познающего субъекта. Так, К. Шеннон, предлагая математические формулы для подсчета количества информации в коммуникационных сообщениях, передаваемых по телефоно-телеграфному каналу, ни в коем случае не отождествлял выраженную в байтах информацию с сообщениями или содержанием сообщений. Точно так же в компьютерных экспериментах четко различают информационные модели от моделируемого ими фрагмента реальной действительности. Если же, вооружившись «информационными очками», информационные работники и инженеры, эксплуатирующие информационную технику, не оперируют никакими формулами и моделями, а попросту отождествляют информацию с сигналами, сообщениями, текстами, документами, то такое обращение с информационным подходом следует признать некорректным.

Еще одним примером путаницы, проистекающей из некорректного применения информационного подхода может служить проблема разграничения понятий «социальная информация» и «знание», к которой часто обращались различные авторы-обществоведы. Предлагаемые ими критерии разграничения можно суммировать следующим образом:

1. Информация - объективный энергетический процесс, который происходит в социуме, в машине или в живом организме, а знание субъективный продукт сознания, явление идеальное. В этом случае остается открытым вопрос об объективизации знания, т. е. превращении его в информацию, ибо в противном случае другие люди не смогут узнать об идеальных продуктах, выработанных сознанием субъекта; точно так же неясно, как реципиент превращает «объективную» информацию в субъективное содержание своего сознания.

2. Информация - знание в коммуникабельной форме, способ передачи (транспортировки) знания, движущееся знание. Здесь информация - не особое, отличное от знания явление, а обозначение определенного состояния знания, так же как пар - агрегатное состояние воды. На теоретическом уровне странно считать, что знание само по себе «не информация», но оно «превращается в информацию» как только начинает использоваться.

3. Информация - сырье для получения знания, полуфабрикат, суррогат знания; в свою очередь данные выступают в роли полуфабриката информации. Таким образом между понятиями данные - информация - знание устанавливается то же логическое отношение, что и между понятиями - зерно - мука - хлеб. Но эти логические отношения не есть критерии разграничения, ибо любое знание может выступать в качестве информации, а любые данные представляют собой знание - результат человеческого познания.

4. Семиотические трактовки информации выражаются в двух противоположных, на первый взгляд, суждениях: а) знание - данная в ощущениях информация, принявшая знаковую форму; б) информация - то знание, воплощенное в знаковой форме. Эти суждения совместимы, так как в первом имеется в виду познавательный процесс, а во втором - процесс коммуникационный. Но оба они не полны, поскольку первое выводит за пределы знания чувственные образы, эмоции, желания, не поддающиеся вербализации, а второе то же самое оставляет за пределами информации.

Итак, ясности достичь не удается. Причиной неудачи является некорректный подход: сначала знание замаскировали под информацию, а затем попытались их разграничить. Вывод из приведенных точек зрения можно сделать только один: социальная информация есть знание, точнее - псевдоним знания в рамках некорректного информационного подхода.

Однако, почему же некорректный подход столь популярен? Дело в том, что информационный подход в некорректном режиме выполняет следующие практически полезные функции:

A. Номинативная функция: слово «информация» изначально использовалось в качестве названия реально существующих вещей, например, «служба научно-технической информации», «информационный работник», «информационная техника» и т. д. Здесь «информация» выступает не как научное понятие, а как наименование предметов определенного класса.

Б. Конструктивная функция: инженеры, конструирующие и эксплуатирующие информационную технику, воспринимают информацию как реальное «рабочее тело», подобное жидкости в гидравлике или току в электротехнике, не ощущают некорректности этого восприятия (здесь отождествляются сигналы и информация) и не могут от нее отказаться.

B. Описательно-объяснительная функция часто реализуется в естественных и общественных науках. При этом имеет место своеобразное объяснение «неизвестного через неизвестное». Например, нам неведомы действительные механизмы памяти, понимания, мышления, но можно вразумительно обсуждать эти сложные психические явления посредством интуитивно постигаемого понятия информации: память - это хранилище информации (см. рис. 3.1. Структурно-функциональная блок-схема памяти); понимание - кодирование информации; мышление - обработки информации. Особенно удачно описываются и объяснятся посредством информационных моделей общение между людьми и сигнализация животных, управление и связь в технических устройствах и биологических системах. Здесь реализуется потенциал обобщения, всегда присутствующий в понятии информации. Можно сказать, что в описательно-объснительных схемах конкретных наук информация - это не «снятая неопределенность», в качестве которой она предстает в математической теории информации, а «вечная неопределенность», общенаучный умственный костыль, с помощью которого осуществляется восхождение от относительной к абсолютной истине.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Общая теория социальной коммуникации

Общая теория социальной коммуникации.. Режим доступа.. СОДЕРЖАНИЕ..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Концепции информации в современной науке

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Коммуникационные аспекты эволюции культуры
Культура всякого сообщества людей представляет собой, во-первых, культурное наследие, т. е. совокупность искусственных социальных смыслов (культурных ценностей), как овеществленных (изделия), так и

Социальная коммуникация как предмет исследования
История научного познания коммуникации начинается с античности. Античные мыслители наряду с разумом-логосом почитали речь-логос. Стимулом для этого послужило то, что политическая жизнь греков широк

Контуры метатеории социальной коммуникации
Независимо от прикладных приложений и корыстных расчетов бизнесменов и политических лидеров зарубежные ученые оценили фундаментальную значимость социальной коммуникации для человеческой цивилизации

Обыденное и научное понимание коммуникации
Обыденное толкование коммуникации, бытовавшее в русском языке, легко проследить по справочной литературе. В первом словаре иностранных слов «Лексикон вокабулам новым по алфавиту», правленном лично

Проблема смысла
Смысл (значение), по словам С. Лема, «сущее бедствие» лингвистов, логиков, психологов, философов[3]. Проблема смысла — бурный эпицентр многовековых споров идеалистов и материалистов, поскольку «смы

Проблема понимания
До сих пор мы акцентировали внимание на смысловых процессах в сознании коммуниканта, теперь обратимся к реципиенту, поскольку именно он является конечной инстанцией, определяющей эффективность смыс

Социальное пространство и время
Как уже отмечалось, существуют разные хронотопы (пространственно-временные координаты), и нужно пояснить, почему для социальной коммуникации нами выбран социальный хронотоп, а не материальное трехм

Коммуникационные действия и их формы
Коммуникационную деятельность мы определили как движение смыслов в социальном пространстве. Элементарная схема коммуникации (рис. 1.1.) соответствует коммуникационной деятельности, точнее — не деят

Виды, уровни и формы коммуникационной деятельности
В качестве коммуникантов и реципиентов могут выступать три субъекта, относящиеся к разным уровням социальной структуры: индивидуальная личность (И), социальная группа (Г), массовая совокупность (М)

Виды коммуникационной деятельности
2.3.1. Микрокоммуникация В таблице 2.1. представлены 7 форм микрокоммуникации, где индивидуальная личность выступает в качестве активного реципиента (подражание) или активного коммуниканта

Общение как социально-психологическая и коммуникационная категория
Категория «общение» часто отождествляется с категорией «коммуникация». Это отождествление происходит само собой в англоязычных текстах, где, кроме communication нет другого слова для перевода русск

Игры и псевдоигры
2.5.1. Игра как творческое коммуникационное действие Игра представляет собой общение между людьми, которое может происходить в трех вариантах: 1. Игра в рамках несловесной (невербал

Правда и ложь в коммуникационной деятельности
Смыслы (знания, умения, эмоции, стимулы), которые коммуниканты сообщают реципиентам, не всегда бывают правдивыми, искренними, достоверными. Ложь, обман, иллюзия, коварство — это коммуникационные яв

Групповая коммуникация
Правда и ложь во благо творится людьми верующими, и рассадниками их являются миссионеры и проповедники, маги, гадалки, астрологи. Утопии, сочиненные благородными мечтателями (Т.Мор, Т.Кампанелла, А

Массовая коммуникация
Массовые аудитории всегда рассматривались честолюбивыми и властолюбивыми индивидами и активными социальными группами как объект коммуникационного управления. Мало кто заботился о благе народа и поэ

Виды памяти и мнемические действия
В разделе 1 мы определили социальную память, или мнемическую деятельность как движение смыслов в социальном времени. Для раскрытия сущности и специфических особенностей социальной памяти полезно со

Информационная модель индивидуальной памяти
Структурно-функциональная блок-схема памяти, предложенная Р. Аткинсоном, приведена на рис. 3.1. Система памяти включает следующие функциональные блоки: Сенсорный регистр (С

Групповая социальная память
Структура и содержание групповой памяти зависит от субъекта-носителя, т.е. социальной группы, которой принадлежит эта память. В социологии различат малые социальные группы, большие социальные групп

Структура социальной памяти общества
Содержание памяти стабильных массовых совокупностей типа общества (социума) образуют социальные смыслы — знания, умения, стимулы, эмоции, полезные для жизни данного общества (бесполезные смыслы из

Противоречия общественного познания
Социальная память - хранилище всевозможных смыслов: знаний, умений, стимулов, эмоций. Легко заметить, что общественные настроения, выражающие желания, симпатии, антипатии большинства членов обществ

Разновидности коммуникационных каналов
Коммуникационный канал - это реальная или воображаемая линия связи (контакта), по которой сообщения движутся от коммуниканта к реципиенту. Наличие связи - необходимое условие всяко

Устная коммуникация
4.2.1. Схема устной коммуникации Обычно схему устной коммуникации представляют подобной элементарной схеме коммуникационной деятельности (рис. 1.1), где имеются три участника: говорящий (ис

Социально-языковые функции
1а. Национально-культурная функция вытекает из сущностной функции социальной памяти, свойственной языку. Подчеркнем, что национальный язык - это духовный генофонд народа, подобный генетическому фон

Индивидуально-языковые функции
Всякий человек рождается и, как правило, проводит дни свои в атмосфере родного языка: мы не только разговариваем, но и мыслим на родном языке, и это обстоятельство неизбежно накладывает свой отпеча

Социально-речевые функции
3а. Регулятивная функция - управляющая сила слова. В. Маяковский провозглашал: Я знаю силу слов, я знаю сил набат... В Шефнер написал более сдержанно: Словом можно убить

Индивидуально-речевые функции
4а. Функция развития интеллекта - использование внутренней речи для осмысления внешних впечатлений и самоопределения способствует развитию рационального мышления, т. е. интеллекта личности.

Документная коммуникация
4.3.1. Система документной коммуникации в XX веке Документная коммуникация соответствует элементарной схеме коммуникационной деятельности (рис. 1.1) только в случае непосредственной перепис

Электронная коммуникация
4.4.1 Маршалл Маклюэн - пророк электронной коммуникации Маршалл Маклюэн (М. McLuhan) (1911-1980), канадский профессор, первоначально специализировавшийся в области английской литературы, а

Древо коммуникационных каналов
В параграфе 4.1, открывавшем настоящую главу, произведен обзор эволюции коммуникационных каналов (рис. 4.1), начиная стадией пракультуры и заканчивая нынешней электронной коммуникацией. Поскольку н

Хронология общественных коммуникационных систем
Общественная коммуникационная система (ОКС) есть структурированная (упорядоченная определенным образом) совокупность коммуникантов, реципиентов, смысловых сообщений, коммуникационных каналов и служ

Археокультурная словесность
Археокультурная словесность соответствует общинной ОКС (см. табл. 5.1). Общинная коммуникационная система - это первобытнообщинная коммуникационная система, в которой все члены общины выступают в р

Палеокультурная книжность
Письменность, сформировавшаяся на основе археокультурных символьно-иконических документов, явилась исключительно важным культурным достижением. Среди историков письма нет единства в объяснении его

Мануфактурная неокультурная книжность
Палеокультурная рукописная книга - представитель первого поколения книжности, когда в роли книги выступали папирусные свитки, а со II в. до н. э. - пергамен (нем. «пергамент»); мануфактурная книга

Индустриальная неокультурная книжность
XIX век - время торжества капитализма в Западной Европе, которое сопровождалось тремя важными для социальной коммуникации явлениями: а) благодаря индустриализации материального производства, резко

Мультимедийная коммуникационная культура
Мы живем в период бифуркации IV, когда господство машинной полиграфии постепенно уступает место мультимедийным телевизионно-компьютерным каналам. Однако о становлении мультимедийной ОКС говорить ещ

Объект и предмет семиотики социальной коммуникации
Стандартные словарные дефиниции сообщают, что семиотика (семиология) - научная дисциплина, изучающая природу, виды и функции знаков, знаковые системы и знаковую деятельность человека, знаковую сущн

Семиотика текстов
Принятое большинством ученых стандартное толкование определения Ч. Пирса, согласно которому знаком является тот предмет, который репрезентирует (представляет, замещает) другой объект, нуждается в у

Семантика, синтактика, прагматика
Среди методологических приемов, успешно применяемых во всех случаях обращения к арсеналу семиотики, нельзя не назвать введенное еще Ч. Пирсом и развитое Ч. Моррисом разделение семиотики на три част

Социальная информация
15.В научной литературе часто встречается толкование социальной коммуникации как обмена (передачи) информации между людьми. При этом значение термина «информация» не считают нужным

Концепции социальных информатик
Информационный подход играет в науке две роли: а) роль одного из научно-исследовательских инструментов в арсенале какой-либо конкретной науки, например, генетики или психологии, лингвистики или биб

Определение и типология коммуникационных потребностей
Существует причинно-следственная связь между потребностью (П) и деятельность (Д), выражаемая зависимостью П - Д. Потребность есть источник и побуждающий фактор всякой человеческой деятельности. Нет

Личностные коммуникационные потребности
Личностные потребности отличаются тем, что их носитель - индивид является природным существом, но сущность его не биологична, а социальна. В связи с этим абсолютные индивидуальные потребности (АИ)

Общественные коммуникационные потребности
Общество представляет собой самовоспроизводящуюся устойчивую массовую совокупность, сложившуюся естественно-историческим путем. Общество - не искусственно созданный механизм и не результат соглашен

Сущностные и прикладные функции социально-коммуникационных явлений
В предыдущем параграфе было показано наращивание сущностных и прикладных функций ОКС по мере перехода от археокультуры к неокультуре. Функциональный подход наглядно демонстрирует динамику развития

Система социально-коммуникационных наук
Методология научного познания предписывает различать объекты и предметы науки. Определив социальную коммуникацию как движение смыслов в социальном пространстве и времени, что мы определили: объект

Общая характеристика метатеории социальной коммуникации
Рис. 10.1. показывает, что метатеория социальной коммуникации занимает центральное место (служит ядром) системы социально-коммуникационных наук. Это ее положение в сфере научного знания обусловлено

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги