рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Основные представители

Основные представители - раздел Архитектура, Архитектура зодчество семиотика культура Ю. М. Лотман А. М. Пятигорский Б. М. Гаспаров ...

  • Ю. М. Лотман
  • А. М. Пятигорский
  • Б. М. Гаспаров
  • Вяч. Вс. Иванов
  • В. Н. Топоров
  • Б. А. Успенский
  • В. А. Успенский
  • А. К. Жолковский
  • Ю. И. Левин
  • М. Л. Гаспаров
  • Ю. К. Щеглов
  • И. И. Ревзин
  • Ю. К. Лекомцев
  • Е. В. Падучева
  • С. Ю. Неклюдов
  • П. Тороп

ВВЕДЕНИЕ Почепцов. Русская семиотика до 1917 годп и после.

· Русская семиотика, истоки которой мы рассматриваем в той книге,

· оказалась практически единственной гуманитарной областью бывшего СССР,

· получившей мировую известность. Формальное литературоведение, В.Я.Пропп,

· М.М.Бахтин, потом московско-тартуская школа во главе с Ю.М.

· Лотманом всегда привлекали внимание ученых. Мы же остановимся на более

· раннем срезе этого явления, попытаемся обнаружить корни данной

· исследовательской парадигмы. Нашим объектом станет семиотика в еще не

· оформленном окончательно инструментарии, это скорее семиотические наблюдения

· ряда прозорливых ученых, чем сформулированные концепции. Но ценны и

· прозрения, которые мы попытаемся воссоздать на этих страницах.

· Чтобы сберечь специфику мысли каждого автора, мы подаем материал в

· максимально цитатной форме. Оригинальность приводимых взглядов хорошо видна

· сегодня, когда они получили дальнейшее, более системное развитие, для

· современников же в ряде случаев все это могло казаться просто ересью.

· Книгу мы и посвящаем научным еретикам. Еретики получают свою

· известность только спустя определенное время, их никогда не признают

· современники. Тем существеннее их вклад, который удается сделать, лишь

· преодолев сопротивление среды. С точки зрения семиотики, это люди со своими

· голосами. Их принципиально не манит хор. Именно с такими людьми и знакомит

· данная книга.

· Заметим, что сходное по тематике исследование Вяч. Вс. Иванова

· "Очерки по истории семиотики в СССР" (М., 1976), практически единственное в

· бывшем Союзе и последующем Содружестве, описывает иной период и другие

· персоналии. Это же мы можем сказать и о хрестоматии Игоря

· Чернова, поскольку, касаясь формального направления, мы намеренно

· отказались от анализа его литературоведческой

·

·

· предыстория семиотики в России 6

· составляющей как наиболее известной (Хрестоматия по теоретическому

· литературоведению -- Тарту, 1976). Тем более, что теперь имеется и перевод

· работы Виктора Эрлиха (Русский формализм: история и теория. СПб.,

· 1996), где формальное направление подвергнуто монографическому исследованию.

· Семиотика остается в основе своей дисциплиной, которая все еще

· формирующейся, и поэтому в некотором роде отторгает попытки своей

· собственной истории. Осознание своей истории признак взросления. Но

· современники не могут увидеть того, что становится заметным в период жизни

· следующих поколений. Для нас таким периодом является время Юрия

· Лотмана, во многом благодаря личности которого удалось удержать научную

· нить поколений, идущую от начала века до сегодняшнего дня.

· Заметим также, что первые семиотические наблюдения не всегда были

· выражены в той научной форме, к которой мы привыкли сегодня. Но это было

· начало, и здесь важны первые ростки.

· Семиотика родилась не сегодня. Давайте заглянем в период, когда она еще

· робко стучится в храм науки. Лишь после она становится там полноправной

· хозяйкой.

·

·

· ГЛАВА ПЕРВАЯ

· ПРЕДЫСТОРИЯ СЕМИОТИКИ В РОССИИ

· 1.1. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ

· Начало XX века дает странное ощущение эпохи Мне кажется, что именно

· увлеченность новым и стало определяющим фактором. Н.А.Бердяев

· в своем "Самопознании" называет этот период русским культурным Ренессансом.

· Он пишет, что "тогда было опьянение творческим подъемом, новизна,

· напряженность, борьба, вызов. В эти годы России было послано много даров"

· (Бердяев Н.А. Самопознание. Опыт философской автобиографии. -- М.,

· 1991 С.140) И приводит интересный пример. Кто мог рассчитывать на успех в

· любви? В 60-е годы -- материалист и мыслящий реалист В 70-е -- народник. В

· 90-е -- марксист А затем вновь настало время романтиков И революция 1917

· года также обладала таким элементом новизны, хотя Н. А. Бердяев и

· написал- "Русская революция была также концом русской интеллигенции.

· Революции всегда бывают неблагодарны Русская революция отнеслась с черной

· неблагодарностью к русской интеллигенции, которая ее подготовила, она ее

· преследовала и низвергла в бездну" (Там же. С 231) И далее "Свобода

· не демократична, а аристократична Свобода не интересна и не нужна восставшим

· массам, они не могут вынести бремени свободы" (Там же) Так

· Н.А.Бердяев, вероятно, объясняет отмеченное им несовпадение интересов

· интеллигенции и революции

· Сходно анализировал монархию и республику другой русский философ И А

· Ильин. Для монархии, по И. А. Ильину, характерен культ ранга,

· то есть внимание к проявлениям лучшего во всех областях Для республики нечто

· обратное -- культ равенства. Правда, еще в 1908 году в своих лекциях М.М.

· Ковалевский говорил студентам. "Равенство в политическом бесправии так

· же содействует упадку сословных предубеждений, как и проводимое законом

· равенство в правах"

· Однако все ощущали наступление новой эпохи, которая совпала со временем

· молодости многих будущих талантов Произошла смена моделей поведения во всех

· областях. Модели письма А. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского

· уже не были живыми, не были образцами для подражания.

·

·

· предыстория семиотики в России 8

· Вновь науки слились в одну, в пучок, чтобы затем снова разделиться. В

· момент такого слияния и рождается интерес к универсальным законам. Ведь что

· такое, например, формальное литературоведение, как не универсальные законы

· построения Текста. Семиотика -- это универсальные законы построения Языка.

· Надо было уйти от случайных факторов -- кто автор: А.Н.Толстой или

· В.Шекспир -- и видеть только повторяющиеся во всех текстах структуры.

· Это была невероятно трудная задача, поскольку и сегодня автор со своей

· биографией и живым поведением заполняет и предопределяет изучение текста.

· Слияние наук можно увидеть даже там, где его не замечали сами авторы. Я

· имею в виду, например, музыкознание, труды по которому не упоминаются в

· работах по истории семиотики. Статьи и книги 20-х годов Б.В.Асафьева,

· А.В.Финагина, Р.И.Грубера, Б.А. Яворского показывают нам зарождение

· практически тех же идей, только на ином, музыкальном материале, форма в

· музыке, музыкальный быт и др. -- это те же проблемы (даже термины

· повторяются), что и в формальном литературоведении. Такова, вероятно, была

· общая атмосфера, общее видение мира, впрочем, один и тот же город --

· Петроград.

· И экспериментальная, модернистская литература тоже принадлежит этому

· времени. Свои романы, например, как бы конструируют В.А.Каверин,

· И.Г.Эренбург. Мощные литературные языки порождают Н.М.Олейников,

· Д.И.Хармс, Велимир Хлебников, Андрей Белый. Это потом не без помощи

· И.Сталина произойдет унификация всех областей мысли. А тогда

· основоположниками были люди типа отца Павла Флоренского, философа и

· священнослужителя, но не в бытовом, а в высоко научном смысле. Его лишают

· всех возможностей для работы -- он пишет статьи для "Технической

· энциклопедии". Творческая мысль его продолжает работать даже в заключении --

· в лагере он занимается проблемой вечной мерзлоты. Н.Д.Кондратьев

· создает свой огромный труд в Бутырской тюрьме. Эти люди, выросшие и

· сформировавшиеся в атмосфере свободы и творчества, на всю жизнь остаются

· недосягаемыми для последующих поколений советских людей, впрочем до самого

· недавнего времени и не подозревавших о существовании возможных образцов для

· подражания.

·

·

· интеллектуальный компонент 9

· Мы потеряли сегодня сочетание уровня знаний и уровня генерации новых

· идей. Люди теперь относятся либо к тем, кто знает, либо к тем, кто создает.

· И чем лучше знание, например, современной литературы, тем беднее собственные

· оригинальные идеи. Тогда по непонятным причинам это сочеталось. Может, в

· этом плодотворном сочетании и лежит зарождение семиотики в России.

· 1.2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ

· Любая идея возникает в своем качественном варианте лишь на базе

· предшествующей реализации, причем очень часто неоднократной. Таких имен, с

· которыми мы можем связать реализацию семиотических идей в России, три. Это

· А.Н.Ввселовский, это Н.В.Крушевский и это A.A-Потебня.

· Они вышли за пределы конкретики своего материала, задавая определенные

· теоретические вехи, которые активно были использованы их последователями.

·

· 1.2.1. А.Н.Веселовский

·

· Александр Николаевич Веселовский (1838-1906) приходит к своим

· теоретическим решениям, отталкиваясь от конкретных наблюдений в области

· сравнительного литературоведения. Можно увидеть последовательность

· зарождения его идей по названиям работ -- путеводным вехам ученого. Открывая

· первый том его сочинений, изданный в Санкт-Петербурге в 1913 году, читаем:

· 1895 год -- "Из истории эпитета", 1897 год -- "Эпические повторения как

· хронологический момент", 1898 год -- "Психологический параллелизм и его

· формы в отражениях поэтического стиля". И во второй том попадает не изданная

· при жизни ученого "Поэтика сюжетов"...

· А.Н. Веселовский обнаруживает единые схемы организации речевого

· материала. Практически всюду при исследовании текстов мы видим, что

· литературоведение пытается повторить путь лингвистики, найти явления,

· сходные по своей обобщенности с грамматикой языка. С другой стороны,

· А.Н.Веселовскому удается даже сделать следующий шаг -- в своем

· анализе он опускается до единиц элементарных, до условных "кирпичиков",

· когда он приходит к разграничению мотива и сюжета.

· В предисловии ко второму тому Б.Ф.Шишмарев перечисляет курсы,

· прочитанные А.Н.Веселовским в университете, пред-

·

·

· предыстория семиотики в России 10

· варяя это перечисление словами: "в громадной глыбе Поэтики

· сюжетов угадываешь больше того, что в ней успела высечь рука мастера"

· (Шитмарев В.Ф. Предисловие // Веселовский А.Н. Собрание сочинений:

· Том второй. Вып.1. Поэтика. Поэтика сюжетов (1897-1906). СПб., 1913. С.5).

· Курсы эти таковы:

· 1897/1898 -- "Историческая поэтика (история сюжетов)";

· 1898/1899 -- "Историческая поэтика (история сюжетов, их развитие и

· условия чередования в поэтической идеализации)";

· 1899/1900 -- "История поэтических сюжетов; разбор мифологической,

· антропологической, этнологической теорий и гипотезы заимствований. УСЛОВИ

· хронологического чередования сюжетов";

· 1900/1901 -- "Романы бретонского цикла, вопрос об их происхождении и

· развитии";

· 1901/1902 -- "Эпоха немецкого романтизма. Общественные и литературные

· идеи немецкого романтизма";

· 1902/1903 -- "Эпоха немецкого романтизма. Поэтика сюжетов".

· Движение мысли А.Н.Веселовского шло в поиске повторяющихся

· элементов, и это повторение он впервые находит в эпитетах, с

· современной точки зрения вроде бы наименее повторяющемся материале.

· А.Н.Веселовский, напротив, подчеркивает постоянство эпитета

· при определенных словах. Например: море "синее", леса "дремучие", поля

· "чистые", ветры "буйные" и т.п. То есть найденные эпитеты постепенно из

· единицы синтаксической становятся лексически обусловленными. Соответственно

· степень свободы, свойственная единице синтаксической, сменяется на степень

· несвободы, свойственной единице лексического уровня. "Из ряда эпитетов,

· характеризующих предмет, -- пишет А.Н.Веселовский, -- один

· какой-нибудь выделялся как показательный для него, хотя бы другие были не

· менее показательны, и поэтический стиль долго шел в колеях этой условности,

· вроде "белой" лебеди и "синих" волн океана" (.Веселовский А.Н.

· Собрание сочинений. Том первый Поэтика (1870-1899). СПб., 1913. С.454).

· Смена эпохи приводит к постепенной смене символизаций. "Когда в

· поэтическом стиле отложились таким образом известные кадры, ячейки мысли,

· ряды образов и мотивов, которым привыкли подсказывать символическое

· содержание,

·

·

· теоретический компонент 11

· другие образы и мотивы могли находить себе место рядом со старыми,

· отвечая тем же требованиям суггестивности, упрочиваясь в поэтическом языке,

· либо водворяясь ненадолго под влиянием вкуса и моды. Они вторгались из

· бытовых и обрядовых переживаний, из чужой песни, народной или

· художественной, наносились литературными влияниями, новыми культурными

· течениями, определявшими, вместе с содержанием мысли, и характер ее

· образности" (Там же. С.455). Далее А.Н.Веселовский отмечает,

· что с приходом христианства яркие эпитеты сменяются на полутона.

· В целом А.Н.Веселовский выделяет эти существенные для общения

· элементы, отмечая, что "поэтические формулы -- это нервные узлы,

· прикосновение к которым будит в нас ряды определенных образов, в одном

· более, в другом менее, по мере нашего развития, опыта и способности умножать

· и сочетать вызванные образом ассоциации" (Там же. С.475).

· Выделение поэтического языка, свойственное последователям

· А.Н.Веселовского в школе ОПОЯЗа, заложено тоже здесь, на этих

· страницах. Он писал: "Язык прозы послужит для меня лишь противовесом

· поэтического, сравнение -- ближайшему выделению второго. В стиле прозы нет,

· стало быть, тех особенностей, образов, оборотов, созвучий и эпитетов,

· которые являются результатом последовательного применения ритма, вызывавшего

· отклики, и содержательного совпадения, создававшего в речи новые элементы

· образности, поднявшего значение древних и развившего в тех же целях

· живописный эпитет. Речь, не рифмованная последовательно в очередной смене

· падений и повышений, не могла создать этих стилистических особенностей.

· Такова речь прозы" (Там же. С.477).

· Следующий этап движения мысли исследователя состоит в выделении

· повторяющихся формул. Его аргументация заключается в том, что личность на

· этом этапе еще не выделена из коллектива, ее эмоциональность коллективна:

· "Слагаются refrains, коротенькие формулы, выражающие общие, простейшие схемы

· простейших аффектов, нередко в построении параллелизма, в котором движения

· чувства выясняются бессознательным уравнением с каким-нибудь сходным актом

· внешнего мира" (Там же. С.327).

· Первые процессы выделения индивидуального А.Н.Веселовский

· прослеживает на примере греческой лирики. И здесь вновь мы видим, что

· индивидуализация как бы коллективна.

·

·

· предыстория семиотики в России 12

· "Выход из старого порядка вещей предполагает его критику, комплекс

· убеждений и требований, во имя которых и совершается переворот; они ложатся

· в основу сословно-аристократической этики. Эта этика обязывает всех;

· оттого аристократ типичен, процесс индивидуализации совершился в нем в

· формах сословности. Он знатен по рождению, по состоянию и занятиям, блюдет

· заветы отцов, горделиво сторонясь черни; не вырасти розе из луковицы,

· свободному человеку не родиться от рабыни, говорит Теогнис. А между тем

· завоеванное, не обеспеченное давностью положение надо было упрочить, и это

· создавало ряд требований, подсказанных жизнью и отложившихся в правила

· сословной нравственности, которыми греческая аристократия отвечала в свои

· лучшие годы: жить не для себя, а для целого, для общины, гнушаться стяжаний,

· не стремиться к наживе и т.п." (Там же. С.333). Здесь мы видим

· интересные наблюдения по семиотизации поведения, которые затем развились в

· работы Г.О.Винокура о биографии и Ю.М.Лотмана о декабристах.

· Основным же открытием А.Н.Веселовского стало выделение таких

· понятий, как мотив и сюжет. Здесь именно сравнительное

· литературоведение подсказывает А.Н.Веселовскому элементный,

· структурный характер повествования. Достигнув уровня схемы, элемента,

· кванта, А.Н.Веселовский совершил настоящее открытие. Последующая критика

· по поводу возможной разложимости мотива лежит в области улучшения имеющейся

· идеи.

· Итак, что же такое мотив? "Под мотивом я разумею формулу,

· отвечавшую на первых порах общественности на вопросы, которые природа всюду

· ставила человеку, либо закреплявшие особенно яркие, казавшиеся важными или

· повторяющиеся впечатления действительности. Признак мотива -- его образный

· одночленный схематизм" (Веселовский А.Н. Собрание сочинений: Том

· второй. Вып.1. Поэтика. Поэтика сюжетов (1897-1906). С.3).

· Если в подобном определении ощущается некоторый социологизм, то

· развитие его становится уже чисто структурным описанием: "Простейший род

· мотива может быть выражен формулой а + б: злая старуха не любит красавицу --

· и задает ей опасную для жизни задачу. Каждая часть формулы способна

· видоизмениться, особенно подлежит приращению б; задач может быть две, три

· (любимое народное чис-

·

·

· теоретический компонент 13

· ло) и более; по пути богатыря будет встреча, но их может быть и

· несколько" (Там же).

· Таким образом, А.Н.Веселовский выделил "простейшую

· повествовательную единицу" -- мотив. Сюжетом же стала тема, "в

· которой снуются разные положения-мотивы" (Там же. С.11).

· Грамматика же сюжета стала одним из основных течений семиотической

· мысли в дальнейшем. Достаточно назвать такие имена в русской семиотике, как

· В.Б.Шкловский, В.Я.Пропп, Б.В.Томашевский.

· И последняя важная для будущего тема, которая тоже получает свое

· начальное развитие в работах А.Н.Веселовского. Это соотношение языка

· прозы и языка поэзии. Мы уже упоминали об этом ранее, это работа "Три главы

· из исторической поэтики" (1899). "Исторически поэзия и проза, как стиль,

· могли и должны были появиться одновременно: иное пелось, другое сказывалось"

· (Веселовский А.Н. Собрание сочинений: Том первый. Поэтика

· (1870-1899). С.480). Завершается работа проблемой взаимовлияния:

· "Взаимодействие языка поэзии и прозы ставит на очередь интересный

· психологический вопрос, когда оно является не как незаметная инфильтрация

· одного в другой, а выражается, так сказать, оптом, характеризуя целые

· исторические области стиля, приводя к очередному развитию поэтической,

· цветущей прозы. В прозе является не только стремление к кадансу, к

· ритмической последовательности падений и ударений, к созвучиям рифмы, но и

· пристрастие к оборотам и образам, дотоле свойственным лишь поэтическому

· словоупотреблению" (Там же). И далее: "Язык поэзии

· инфильтруется в язык прозы; наоборот, прозой начинают писать произведения,

· содержание которых облекалось когда-то или, казалось, естественно облеклось

· бы в поэтическую форму. Это явление постоянно надвигающееся и более общее,

· чем рассмотренное выше" (Там же. С.481).

· В целом работы А.Н.Веселовского обладают как наличием богатого

· материала, так и интересными теоретическими обобщениями, что вообще

· характерно для русской семиотической традиции, получившей затем свое

· окончательное развитие в работах Ю.М.Лотмана.

·

· 1.2.2. Н.В.Крушевский

·

· "Николай Вячеславович Крушевский (1851-1887) - второе имя,

· выносимое нами в список предшественников русской семио-

·

·

· предыстория семиотики в России 14

· тики -- концентрировал свои исследования в области языкознания. Для

· него в сильной степени характерна попытка системного взгляда, связывающего

· воедино разнородные языковые параметры. Приведем некоторые примеры из его

· книги "Очерк науки о языке", изданной в Казани в 1883 году. Он является

· учеником И.А-Бодуэна де Куртенэ, и это многое объясняет.

· На страницах этой книги сразу просматриваются параллели к будущим

· наблюдениям. Например: "наше предложение является субститутом не одной

· мысли, а целой группы мыслей; оно служит итогом этой группы и притом итогом

· только приблизительным, так как самая группа не есть место постоянное и

· строго определенное, а колеблющееся и неопределенное" (Крушевский

· Н.В. Очерк науки о языке. -- Казань, 1883. С.10).

· На страницах 64-65 Н.В.Крушевский пытается ответить на вопрос --

· почему "все люди с нормальными умственными способностями довольно скоро и

· довольно легко научаются владеть языком" (Там же. С.64)? Это вопрос

· Н.Хомского. Ответ самого Н.В.Крушевского лежит в системности

· языка:

· "усвоение и употребление языка было бы невозможно, если бы он

· представлял массу разрозненных слов. Слова связаны друг с другом

· непосредственно: 1) ассоциацией по сходству и 2) ассоциацией по смежности.

· Отсюда происходят гнезда или системы и ряды слов. Ассоциации сходства делают

· возможным творчество в языке" (Там же. С.69).

· Н.В.Крушевский обращает внимание не только на факторы,

· способствующие созданию системы, но и на факторы, разрушающие систему,

· названные им деструктивными. Их он выделил четыре: фонетические,

· морфологические, производящие и воспроизводящие. Последние два относятся

· к явлению существования параллельных форм, а также воспроизводства слов из

· другой системы (См.: Там же. С.96-97).

· Даже терминология, которой пользуется Н.В.Крушевский, достаточно

· приближена к современным рассуждениям: "И мы не можем сказать, что слово

· "волчий" имеет такую форму только потому, что оно постоянно

· воспроизводится; оно производится, но производится по образцу

· своих структурных, а не материальных родичей" (Там же. С.123). И

· далее "Следовательно, только то, что основано на одном воспроизводстве,

· только те формы, которые помнятся как отдельные

·

·

· теоретический компонент 15

· формы -- сами по себе или входя в состав рядов, -- стоят вне языковой

· системы" (Там же).

· В этом же стиле письма звучит следующее высказывание:

· "Язык имеет собственную археологию" (Там же. С. 134).

· "Очерк науки о языке" завершается основными положениями, которые мы

· приведем:

· "I. Язык изменяется благодаря сложности и неопределенности своих

· элементов: звуков, морфологических частей и слов.

· II. Беспредельность этой изменяемости объясняется символическим

· характером слова.

· III. Языковые элементы: звуки, морфологические части и слова не только

· изменяются, но тоже исчезают. Потому язык, путем переинтеграции наличного

· материала, вечно создает новый.

· IV. Законы ассоциации одинаково важны для понимания как психических,

· так и языковых явлений.

· 1. Эти законы превращают бесконечную массу слов в одно стройное целое.

· Благодаря ассоциации по сходству слова образуют множество координированных

· систем или гнезд; ассоциация по смежности строит их в ряды.

· 2. Эти законы делают возможным существование языка:

· без ассоциации сходства невозможно производство слова, без ассоциации

· смежности -- его воспроизводство.

· 3. Ассоциация сходства дает начало слову, а ассоциация смежности дает

· ему значение.

· V. Развиваясь, язык вечно стремится к полному общему и частному

· соответствию мира слов миру понятий" (Там же. С.149).

· Эта последняя страница книги полна ассоциаций с Ф. де Соссюром,

· что и понятно, поскольку своим учителем Н.В.Крушевский называет

· И.А.Бодуэна де Куртенэ.

· Перед нами теоретическая работа, стоящая явно впереди своего времени.

· Н.В.Крушевский даже позволяет себе критиковать стандартный метод

· сравнительной грамматики "все сходное в языках а, b, с... первично и

· унаследовано ими от общего их родоначальника, языка А; все несходное

· вторично, произошло впоследствии, на почве отдельных языков" (Так же.

· С.2). Сам же Н.В.Крушевский придерживается иного правила: "простой

· эмпирический прием сравнения недостаточен; на каждом шагу нам необходима

· помощь дедукции из

·

·

· предыстория семиотики в России 16

· прочно установленных фонетических и морфологических законов" (.Там

· же. С.3).

· В конце своей жизни Н.В.Крушевский сходит с ума. И жаль, что

· этот названный им самим "предварительный очерк" не находит дальнейшего

· развития.

· В заключение приведем еще последние слова из "Введения" к этой книге:

· "Читатель, который умеет ценить обобщение само по себе и помнит, что не

· всякий настолько счастлив, чтобы располагать своим временем и иметь

· достаточно физических сил для продолжительной и кропотливой обработки

· частностей, -- такой читатель, надеюсь, отнесется снисходительно к

· многочисленным недостаткам моей книги" (Там же. С.9).

·

· 1.2.3. А.А.Потебня

·

· В обычном перечне классиков А.А.Потебня соседствует с А.Н.Веселовским,

· мы же "разбавили" список именем Н.В.Крушевского. Прежде чем перейти

· непосредственно к воззрениям А.Потебни приведем по воспоминаниям

· Д.Овсянико-Кулнковского впечатление, которое производил его облик: "И

· у меня, как и других, в отношении к этому человеку как-то само собой

· сложилось внутреннее, безотчетное убеждение в том, что те обыкновенные

· чувства уважения, удивления, симпатии, приверженности и т.п., какие мы

· питаем к людям, в обычном смысле выдающимся, одаренным высокими, но

· не так уж редко встречающимися качествами ума и души, для Потебни должны

· быть признаны совершенно недостаточными: он был выше всего этого.

· Упомянутые чувства уважения, симпатии и т.д. нейтрализовались, распускались

· в каком-то другом, особенном чувстве, какого не может вызвать в нас самый

· выдающийся, самый обаятельный "обыкновенный смертный". В Потебне

· чувствовался смертный необыкновенный" (Овсянико-Куликовский

· Д.Н. Воспоминания. П., 1923. С.169-170).

· Основные работы Александра Афанасьевича Потебни (1835-1891):

· "Мысль и язык", "Из записок по теории словесности", "Из лекций по теории

· словесности", "Из записок по русской грамматике". Работы по теории

· словесности, отмеченные выше, изданы по записям его слушательниц, словно

· "Курс общей лингвистики" Ф. де Соссюра. Для его более точной

· характеристики следует добавить, что А.А.Потебня находился под

· сильным влиянием В. фон Гумбольдта, сочинение которого даже было

· переведено в России в качестве

·

·

· теоретический компонент 17

· учебного пособия по теории языка и словесности для военно-учебных

· заведений: "О различии организмов человеческого языка и о влиянии этого

· различия на умственное развитие человеческого рода" (Санкт-Петербург, 1859).

· Соответственно и идеи А.Потебни послужили толчком для развития ряда

· направлений гуманитарной мысли. Как пишет О.Пресняков, "Теоретики символизма

· (а позже и футуризма) в различных рассуждениях о "магии слова", о его

· многозначительной символичности и самоценности не раз пытались опереться на

· некоторые мысли Потебни о символичности "внешней" формы, использовать их для

· научного подкрепления своих концепций художественного творчества"

· (Пресняков О. Поэтика познания и творчества. Теория словесности

· А.А.Потебни. - М., 1980. С.127).

· Основные идеи А.А.Потебни лежат в следующих областях:

· внутренняя форма слова, человеческая коммуникация, поэтическое

· мышление, мифическое мышление, анализ поэтических текстов (басня, пословица,

· поговорка), соотношение слова и мысли.

· Приведем некоторые его высказывания (по современному изданию его

· избранных сочинений "Слово и миф"):

· "Внутренняя форма слова есть отношение содержания мысли к сознанию; она

· показывает, как представляется человеку его собственная мысль. Этим только

· можно объяснить, почему в одном и том же языке может быть много слов для

· обозначения одного и того же предмета и, наоборот, одно слово, совершенно

· согласно с требованиями языка, может обозначать предметы разнородные"

· (Потебня А.А. Слово и миф. - М., 1989. С.98).

· "Внутренняя форма есть тоже центр образа, один из его признаков,

· преобладающий над всеми остальными" (Там же. С.130).

· "Кажется, что символизм звука застает готовым не только звук, но и

· слово с его внутренней формой, и для самого образования слова был не нужен.

· Он мог быть причиной преобразования звуков в готовых уже словах" (Там

· же. С.105).

· "Слово, взятое в целом, как совокупность внутренней формы и звука, есть

· прежде всего средство понимать говорящего, апперципировать содержание его

· мысли" (Там же. С.123).

· "Слово есть настолько средство понимать другого, насколько оно средство

· понимать самого себя" (Там же. С.127).

·

·

· предыстория семиотики в России 18

· "Язык есть средство понимать самого себя" (Там же. С.133).

· "Слово как сущность вещи в молитве и заклятии получает власть над

· природой. <...> Сила слова не представлялась следствием ни нравственной силы

· говорящего (это предполагало бы отделение слова от мысли, а отделения этого

· не было), ни сопровождающих его обрядов. Самостоятельность слова видна уже в

· том, что как бы ни могущественны были порывы молящегося, он должен знать,

· какое именно слово следует ему употребить, чтобы произвести желаемое.

· Таинственная связь слова с сущностью предмета не ограничивается одними

· священными словами заговоров: она остается при словах и в обыкновенной речи"

· (Там же. С.159).

· "Искусство есть язык художника, и как посредством слова нельзя передать

· другому своей мысли, а можно только пробудить в нем его собственную, так

· нельзя ее сообщить и в произведении искусства; поэтому содержание этого

· последнего (когда оно окончено) развивается уже не в художнике, а в

· понимающих. Слушающий может гораздо лучше говорящего понимать, что скрыто за

· словом, и читатель может лучше самого поэта постигать идею его произведения.

· Сущность, сила такого произведения не в том, что разумел под ним автор, а в

· том, как оно действует на читателя или зрителя, следовательно, в

· неисчерпаемом возможном его содержании. Это содержание, проецируемое нами,

· то есть влагаемое в самое произведение, действительно условлено его

· внутренней формой, но могло вовсе не входить в расчеты художника, который

· творит, удовлетворяя временным, нередко весьма узким потребностям своей

· жизни" (Там же. С.167).

· "Язык представляет множество доказательств, что такие явления, которые,

· по-видимому, могли бы быть непосредственно созданы и выражены словом, на

· самом деле предполагают продолжительное подготовление мысли, оказываются

· только последней в ряду многих предшествующих, уже забытых инстанций"

· (Там же. С.195).

· "Слово для самого говорящего есть средство объективировать свою мысль.

· Это не значит, чтобы слово было средством выражать уже готовую мысль, ибо

· если бы мысль уже раз была готова, то зачем ее объективировать" (Там

· же. С.213).

· "Говоря словами Гумбольдта, всякое понимание есть вместе непонимание,

· всякое согласие в мыслях -- вместе несо-

·

·

· теоретический компонент 19

· гласие. Когда я говорю, а меня понимают, то я не перекладываю целиком

· мысли из своей головы в другую, -- подобно тому, как пламя свечи не

· дробится, когда я от него зажигаю другую свечу" (Там же. С.226).

· "Поэзия и проза представляют только усложнение явлений, наблюдаемых в

· отдельном слове" (Там же. С.233).

· "В мифе образ и значение различны, иносказательность образа существует,

· но самим субъектом не создается, образ целиком (не разлагаясь) переносится в

· значение. Иначе:

· миф есть словесное выражение такого объяснения (апперцепции), при

· котором объясняющему образу, имеющему только субъективное значение,

· приписывается объективность, действительное бытие в объясняемом" (Там

· же. С.259).

· "Язык есть главное и первообразное орудие мифического мышления. Но

· немыслимо орудие, которое своими свойствами не определяло бы свойств

· деятельности, производимой при его посредстве: то, что мы делаем, зависит от

· того, чем мы делаем: иначе пишут пером, а иначе углем, кистью и т.д. Стало

· быть, влияние языка на мифы бесспорно" (Там же. С.261).

· И несколько цитат из "Из лекций по теории словесности", поскольку эта

· книга не вошла в вышеуказанное издание:

· "Поговорка есть элемент басни или пословицы, частью происшедшей из

· пословицы и басни, как остаток, сгущение их, частью недоразвившийся до нее"

· (Потебня А.А. Из лекций по теории словесности. -- Харьков, 1930.

· С.97).

· "Вне слова и до слова существует мысль; слово только обозначает

· известное течение в развитии мысли" (Там же. С.108).

· "В понимающем происходит нечто по процессу, т.е. по ходу, а не по

· результату, сходное с тем, что происходит в самом говорящем" (Там же.

· С. 109).

· "Говорить значит не передавать свою мысль другому, а только возбуждать

· в другом его собственные мысли" (Там же.С.111).

· Чем больше мы вчитываемся в то, что предлагается А.А.Потебней,

· тем больше убеждаемся в стройности выдвигаемых положений. И уже с точки

· зрения дня сегодняшнего видим, как те или иные его элементы получают

· дальнейшее развитие. А.А.Потебня даже формулировал для себя четкую

· задачу. Он писал: "практическое значение теоретического языкознания должно

· состоять в том, чтобы сообщить челове-

·

·

· предыстория семиотики в России 20

· ку убеждение в субъективном содержании слова и уменье выделить этот

· элемент из объективного сочетания мысли и слова" (Потебня АЛ. Слово и

· миф. С.206).

· Как и А.Н. Веселовский, А.А.Потебня уделял больше внимания

· материалу фольклорному, но одновременно именно он ставит перед собой задачу

· раскрыть, как протекают процессы коммуникации. В этот период филология

· плодотворно сочетала в себе и языкознание, и литературоведение, что

· достаточно ярко воплотилось в фигуре А.Потебни.

· * * *

·

· Какие же общие выводы мы можем сделать? Что позволило нам внести эти

· три имени в список предшественников семиотики в России в XIX веке? Сразу же

· следует подчеркнуть, что этот список может быть продолжен. В нем следует

· упомянуть Ф.Ф. Зелинского, И.А.Бодуэна де Куртенэ, Ф.Ф.Фортунатова.

· То есть уже наличествует достаточно общая тенденция, и нам следует ее более

· четко сформулировать.

· Во-первых, это сильная теоретичность обобщения, больший отрыв от

· материала, чем это происходит в обычной работе. Еще нет пресловутого

· переноса методов и анализов на совершенно иной материал, как это имеет место

· в семиотике в 60-е годы, когда усиленному изучению могло подвергнуться все:

· мода, карточная игра, пища и т.п. Тогда И.Рввзин иронично определил

· объект семиотики как то, что можно изучать методами лингвистики. Но метод

· уже достаточно четко отрывается от материала, он готов к подобному переносу,

· просто еще нет соответствующей традиции. Мы видим, что хорошая теоретичность

· вырывает данную теорию из данного материала, распространяя ее на иные

· области.

· Во-вторых, теоретичность задает гораздо большую системность,

· структурность. Особенно ярко это видно на примере

· Н.В.Крушевского. Хорошая модель не только позволяет описывать другой

· материал, но и преобразует упорядоченность основного материала. Он предстает

· теперь перед исследователем в иной, структурной своей ипостаси.

· В-третьих, хотя это общая характеристика вообще психологизма того

· периода, данные три имени не замыкаются в чисто вербальном материале, они

· все время пытаются нащупать, говоря современным языком, когнитивные

· параллели. Именно в когнитивных механизмах они видят решение всех

· проблем.

·

·

· теоретический компонент 21

· Таким образом, число предшественников семиотических идей отнюдь не

· замыкается этими именами, но они наиболее ярко задают теоретичность своих

· подходов, которая позволяет вычленить новый инструментарий и применить его

· на новом материале. Именно здесь заданы два основных параметра,

· предопределившие ряд последующих подходов: четкость отработки

· лингвистического инструментария и внимание к художественному тексту как

· основному объекту семиотического подхода. В нашем случае эти два параметра

· как бы распределены между разными людьми, в дальнейшем они совместятся, и

· эта "искра" и задаст тот вид семиотики, к которому мы привыкли в ее

· современном варианте.

· 1.3. СИСТЕМНЫЙ КОМПОНЕНТ

· Начало XX века было периодом очень сильной системной тенденции,

· когда накопленные и часто разнородные факты начали складываться

· исследователями в системные образования нового порядка. В связи с этим

· постепенно менялись представления о науке. Эта тенденция общего порядка

· получила свое развитие и в России. Приведем некоторые характерные

· рассуждения ведущих в то время ученых. К примеру, о первом из них теперь

· известно следующее мнение М. Бахтина: "Я помню я сам туда ходил и все ходили

· на лекции профессора Петражицкого, юриста Петражицкого. Нужно сказать,

· слушать его было трудно, потому что у него был чрезвычайно сильный польский

· акцент. И вообще он не был оратором. Но его лекции были в высшей степени

· интересны. Он был человек философски образованный. Он пытался вообще к праву

· подойти с новых философских позиций. Это было очень интересно" (Беседы

· В.Д.Дувакина с М.М.Бахтиным. М., 1996. С.69). Вероятно, именно

· университетская среда составляла тот своеобразный тигель, где зарождались

· новые направления. Это происходило, с одной стороны, из-за большей

· динамичности устной коммуникации, с другой -- из-за более сильной ориентации

· на новое молодого поколения, которое и было аудиторией этого типа

· коммуникации.

· Л.И.Петражицкий: "Известно, какую роль в истории естественных

· наук играл переход от более или менее несущественных и случайных признаков

· изучаемых категорий явлений, например, животных и растительных организмов

· как

·

·

· предыстория семиотики в России 22

· исходных объяснительных и классификационных точек, к существенным

· (Линней). Сколь различный вид получает социология, смотря по тому из какого

· понятия общества исходит данная система" (Петражицкий А.И. Очерки

· философии права. СПб., 1900. - Вып.1. С.3-4).

· Л.И.Петражицкий: "Теоретическое знание вообще отнюдь не есть

· какая-то копия или протокол действительности и содержит в себе принципиально

· отличное от того, что могло бы быть констатировано путем наблюдения. (...)

· Все-таки каждая теория, как таковая, содержала бы в себе нечто принципиально

· отличное от того, что может быть констатировано путем наблюдения; ибо теория

· -- классовые суждения, т.е. они содержат утверждения не о тех объектах,

· которые существовали или существуют и случайно были подвергнуты наблюдению,

· а о классах, т.е. о чем-то принципиально бесконечно большем, чем то, что

· могло быть подвергнуто наблюдению, хотя бы таких наблюдений были сделаны

· миллионы" (Петражицкий А.И, Введение в изучение права и

· нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908. С.99).

· А.А.Чупров: "Наука номографическая стремится схватить то, что

· есть в явлениях вечного. Наука идиографическая улавливает то, что есть в них

· преходящего -- их конкретный облик в условиях обстановки их времени и места"

· (Чупров А.А. Очерки по теории статистики. СПб., 1909. С.82).

· А.А.Чупров: "Не переход от единичного случая ко многим дает

· скачок в сферу номографии, а переход к неопределенно многим случаям" (Там

· же. С.85).

· Л.С.Берг: "Наука полезна прежде всего вовсе не содержанием тех

· фактов, которые она трактует, а своим методом, т.е. тем способом,

· каким она классифицирует факты" (Берг А.С. Наука. Ее содержание,

· смысл и классификация. -- Петербург, 1922. С.53).

· С.Л.Франк: "Обществоведение отличается той методологической

· особенностью, что в нем субъект знания в известном отношении совпадает с его

· объектом. Исследователь муравейника не есть сам участник муравейника,

· бактериолог принадлежит к другой группе явлений, чем изучаемый им мир

· микроорганизмов, обществовед же есть сам -- сознательно или бессознательно

· -- гражданин, т.е. участник изучаемого им общества" (Франк С.Л. Очерк

· методологии общественных наук. -- М., 1922. С.36).

·

·

· системный компонент 23

· Следует подчеркнуть, что в разные периоды истории мы имеем различные те

· или иные "модные" направления. В 60-е годы этого века, например, мы делились

· на "физиков" и "лириков" с преобладанием первых над последними. В начале XX

· века такой модной наукой, нам представляется, была юриспруденция. Потом, за

· время советской власти, она ушла в загон и выправилась лишь в самое

· последнее время. Но в начале века именно она привлекала наиболее талантливую

· в научном отношении молодежь. Поэтому тексты этого направления наиболее

· характерны. Если взять для примера "Общее конституционное право" профессора

· М.М.Ковалевского, изданное студентами по его лекциям в

· Санкт-Петербургском университете и политехникуме, то даже на сегодняшний

· взгляд поражает проступающая сквозь бесконечный ряд примеров разных времен и

· народов система конституционного права. Здесь и разделение властей, и

· система противовесов к каждой из властей, парность партий, роль единогласия,

· возрастание личных прав по мере развития государства. И все излагается ярким

· афористичным языком. Теоретический, системный порядок, как мы видим, стал

· преобладающим типом научных рассуждений.

· Время создания систем отразил в своих воспоминаниях и Р.О

· Якобсон: "в 1929 году Богатырев прочел нам яркий доклад о сюжетной

· классификации сказок и анекдотов о дураках. Кажется, во вторую категорию его

· схемы попали дураки, делавшие разумные вещи, но в неурочный момент:

· например, встречавшие свадьбу возгласом "Вечная память", а похороны

· пожеланием -- "Носить вам, не переносить". В этой связи докладчик шутливо

· назвал Евгения Онегина дураком второй категории" (Якобсон Р., Поморска

· К. Беседы. -- Иерусалим, 1982. С.14).

· Однако был в этот период системщик, который поднялся на порядок выше и

· занялся созданием системы всех систем, получившей у него название

· "Тектологии". Это Александр Александрович Богданов (Малиновский)

· (1873-1928).

·

· 1.3.1. А. А.Богданов

· Это направление занимает такие же

· непривычно широкие позиции, становясь как бы наукой всех наук. (Кстати,

· из-за этих широких претензий существует и некое неприятие семиотики. Так,

· американская исследовательника К.Паглиа, например, считает, что в

· гуманитарных науках принципиально не может быть подобной обобщающей науки,

· поскольку их прннципиаль-

·

·

· предыстория семиотики в России 24

· ный интерес содержится в конкретике (См.: Paglia С. Junk Bonds

· and Corporate Raiders: Academe in the Hour of the Wolf// Arion. - 1991. -

· Vol.1. - No 2)

· Обобщающая наука, о которой мы говорим, называется общая теория

· систем и создана она канадским ученым А. фон Берталанфи (См.:

· Bertalanf/y L. топ. General System Theory. -- N.Y., 1968) с очень

· пристальным вниманием к биологическим системам. Однако в России эти идеи

· были представлены задолго до Запада в тектологии

· A-А.Богданова. Но поскольку в свое время он резко спорил с

· "Материализмом и эмпириокритицизмом" В.И.Ленина, мы получили первое

· переиздание его работ лишь в 1989 году. Приведем весьма симптоматичную

· цитату из этого его сочинения под названием "Вера и наука": "Значение слов в

· авторитарных идеологиях всегда было решающим: слова -- это именно то, в чем

· верховные авторитеты себя выражают, и потому только слова бесспорны,

· правоверующего можно узнать только по "исповеданию", т.е. открытому

· признанию надлежащих словесных формул" (Богданов А.А. Тектология.

· Всеобщая организационная наука. -- М., 1989. -- Кн.1. С.162).

· А.А.Богданов был интересным ищущим человеком, который

· одновременно занимался разными областями знания, писал фантастические

· романы. Даже смерть иллюстрирует его неординарный характер. К концу жизни он

· становится директором института по переливанию крови, проводит эксперименты

· по омоложению организма путем переливания ему более молодой крови, и во

· время одного из этих экспериментов получает заражение и умирает. Его

· основной труд "Тектология" имеет подзаголовок "Всеобщая организационная

· наука". Сегодня АЛ.Богданова называют предшественником кибернетики,

· но, точнее говоря, он был создателем как бы гуманитарной кибернетики.

· Приведем для иллюстрации некоторые из его идей.

· Общенародный язык А.А.Богданов называет хранилищем житейского

· опыта. Метафоричность языка заключена в том, что он одинаково описывает и

· социальные активности, и активности стихийные: "один и тот же глагол, одно и

· то же прилагательное может выступать как сказуемое при всех этих разнородных

· подлежащих, т.е. как их прямая характеристика" (Там же. С.91).

· В основу описания своей системы А.А.Богданов полагает

· активности отдельных составляющих ее комплексов, их раз-

·

·

· системный компонент 25

· личные сочетания могут либо усиливать, либо взаимно гасить часть

· активности. Например: "активности одного комплекса и активности другого

· комплекса соединяются так, что не делаются "сопротивлениями" одни для

· других, следовательно, без всяких "потерь": предельный положительный

· результат" (Там же. С.145). Или: "два комплекса соединяются таким

· образом, что их элементы-активности частично складываются, частично являются

· взаимными сопротивлениями, т.е. организационно вычитаются. Так, два

· работника вступают в сотрудничество, комбинируя более или менее удачно свои

· усилия, но в то же время невольно и мешая Друг другу" (Там же.

· С.146). Или метод ингрессии, т.е. введения промежуточного звена между

· двумя противоположными комплексами. Это звено на одном языке, на одной

· системе сигналов говорит с одним комплексом, на другом -- с другим. "Путем

· ингрессии возможно связывать такие комплексы, которые при непосредственном

· соединении взаимно разрушались бы. Пример из социальной жизни --

· примирительное посредничество между двумя враждующими или воюющими

· сторонами. Посредником выступает третье лицо или организация, связанные

· какими-то общими интересами -- материальными или моральными -- с той и

· другой стороной. Когда римляне и сабиняне сошлись, чтобы вступить в бой,

· похищенные сабинянки, для которых первые уже стали мужьями, а вторые были

· родственниками, успешно вмешались между ними" (Там же. С.158).

· Более общие формы организации получили у А.А.Богданова названия

· агрессии и дегрессии. Эгрессия представляет собой концентрацию

· активностей. "В социальной жизни эгрессивный тип организаций за всю

· историческую эпоху был повсюду преобладающим. Для исследования громадной

· массы случаев развития таких организаций положение, которое мы только что

· сформулировали, является необходимой и надежной руководящей нитью. В

· революционные эпохи особенно часто и особенно ярко выступает процесс

· преобразований организаций с зародышевой эгрессией в виде едва заметной

· авторитарности в организации вполне выраженной эгрессии, строгой

· авторитарной дисциплины, "твердой власти" (Там же. - Кн.2. С.108).

· "По мере удлинения эгресснвной цепи ее низшие звенья все меньше и

· меньше определяются центральным комплексом. Так, в деспотической монархии

· султан, царь или шах

·

·

· предыстория семиотики в России 26

·

· может реально руководить своими министрами, те -- своими ближайшими

· чиновниками и т.д., вплоть до последнего крестьянина, но связь этого

· крестьянина с монархом по своей отдаленности очень ничтожна, она столь

· косвенна, что представляет лишь слабый намек на реальное руководство"

· (Там же. С.115).

· В агрессии имеет место накопление системных противоречий. "Если

· наблюдать их развитие за достаточный период времени, то постоянно получается

· одна и та же в общих чертах картина. Частичные противоречия обнаруживаются

· почти с самого начала. Между центральным комплексом и периферическими, между

· "организаторами", или властвующими, и "исполнителями", или подчиненными,

· идет психологическое расхождение: их взаимное понимание становится неполным,

· а затем тенденция к его уменьшению все более усиливается. Отсюда чаще и чаще

· "ошибки", несознательно дезорганизующие акты с той и с другой стороны.

· Например, офицер, не умея вникнуть в душевное состояние солдат, отдает

· нецелесообразные и фактически невыполнимые приказания; солдаты, привыкшие

· только слепо повиноваться, впадают в растерянность при перемене обстановки,

· не предусмотренной в приказаниях, хотя бы и незначительной" (Там же.

· С.116).

· Символ, по А.А.Богданову, является примером дегрессии:

· "символы фиксируют, т.е. скрепляют, удерживают и охраняют от

· распадения живую пластичную ткань психических образов, совершенно аналогично

· тому, как скелет фиксирует живую, пластичную ткань коллоидных белков нашего

· тела" (Там же. С. 131). Поэтому слово -- устойчивее того

· "содержания", которое оно фиксирует.

· Каждая дегрессивная система состоит из двух частей:

· "выше организованной, но менее устойчивой по отношению к некоторым

· разрушительным воздействиям, мы ее обозначим как "пластичную"; ниже

· организованной, но более устойчивой, мы ее назовем "скелетной" (Там

· же. С. 136).

· Мы видим, что дегрессия представляет собой как бы защитную оболочку для

· более сложной и, следовательно, более "нежной" системы. Однако одновременно

· она не только защищает, но и ограничивает дальнейший возможный рост системы.

· Область идеологии А.А.Богданов относит к социальной дегрессии:

· "символы вообще, а в частности главная их группа --

·

·

· системный компонент 27

·

· слова, понятия, выполняют скелетную роль для социально-психологического

· содержания. Вся и всякая идеология складывается из таких элементов, разного

· рода символов: из слов-понятий образуются суждения, теории, догмы, равно как

· правила, законы и иные нормы; из специальных символов искусства --

· художественные комплексы. Следовательно, вообще природа идеологий --

· дегрессивная, скелетная со всеми ее необходимыми чертами" (Там же.

· С.138).

· Примеры ограничивающей функции дегрессии видны также и на слове: "слово

· не только закрепляет живое содержание опыта, но и своим консерватизмом также

· стесняет его развитие. В науке, философии привычная, но устаревшая

· терминология часто служит большим препятствием к прогрессу, мешая овладеть

· новым материалом, искажая самый смысл новых фактов, которых не может со всей

· полнотой и точностью выразить. Термин "окостенение догмы", применяемый и к

· религиозным, и к научным, и к юридическим, политическим, социальным

· доктринам, недаром заимствован из физиологии скелета: их отставание в

· процессе развития от живого содержания жизни, их задерживающая роль

· тектологически такова же, как роль всякого скелета" (Там же).

· Затем А.А.Богданов сводит эгрессию и дегрессию в одну плоскость,

· рассматривая их как частные случаи асимметрической связи. При этом он

· приводит такие примеры, которые ясно показывают, что эта книга не могла быть

· переиздана в СССР ранее 1989 года: "Идеологический скелет остается даже

· тогда, когда старый патриарх уже умер. Его заветам продолжают повиноваться,

· на его волю ссылается его преемник. Он умер, но его руководящая власть, его

· авторитет сохраняется, и притом как высший по сравнению с авторитетом

· его преемника. А когда умрет и этот, его авторитет в свою очередь

· удерживается также как высший по сравнению с авторитетом третьего, который

· его заменил, и т.д. В этой цепи авторитет умерших таким образом возвышается

· над авторитетом живых и тем больше, чем дальше уходит в прошлое. Самый

· отдаленный предок, заветы которого еще передаются в живущих поколениях,

· вырастает в гигантскую, сверхчеловечески авторитетную фигуру -- в божество"

· (Там же. С. 147).

· Или, оценивая российскую социал-демократию 1904-1906 годов,

· A.A-Богданов замечает: "Примеры противоречий и растраты сил на почве

· негибкости, "ригидности" дегрессив-

·

·

· предыстория семиотики в России 28

· ной иди формальной системы приспособлений можно найти в истории почти

· каждой организации, пережившей значительную прогрессивную эволюцию. Мне,

· например, случалось наблюдать такой парадоксальный случай: в партии, вполне

· демократической по своим стремлениям и принципам, возник ряд внутренних

· разногласий и расхождений, обусловленных ее быстрым ростом по разным

· направлениям: явилась необходимость реформ, но благодаря

· скелетно-неподвижному уставу понадобились огромные усилия, долгая борьба и

· внутренние перевороты только для того, чтобы добиться конгресса партии для

· демократического решения вопроса об ее реформах. И значительная часть всего

· этого могла быть избегнута, если бы формальные условия конгрессов были с

· самого начала определены иначе, в более эластичном виде" (Там же.

· С.144).

· Третий том "Тектологии" был посвящен кризисам и путям восстановления

· формы при этих кризисах. Кризис возникает, например, при потере центрального

· звена; восстановление возможно, если кто-то примет его функции. "В роте

· могут уцелеть, положим, фельдфебель, получивший свои нашивки за долгую

· службу, но по недостатку знаний и психологической гибкости совершенно

· неспособный руководить ротой в критическом положении; рядом с ним, может

· быть, простой рядовой, к этой роли вполне пригодный по своему жизненному

· опыту и быстрой приспособляемости. Военная организация имеет свою дегрессию

· в виде устава и дисциплины; согласно их правилам командование должно перейти

· к старшему чину, т.е. фельдфебелю, причем в данном случае реального

· восстановления организации не произошло бы. Тогда исход кризиса будет

· зависеть от того, насколько прочна дегрессия системы, ее авторитарная

· идеология. Если она слишком устойчиво кристаллизовалась и закрепилась в

· сознании большинства солдат роты, они не решатся или, может быть, слишком

· поздно, после долгого колебания, после новых повреждений, решатся разорвать

· уставную норму, нарушить "порядок", и получится исход в последовательное

· разрушение целого" (Там же. С.246-247).

· Разрушающее воздействие действует по-разному на ранние л на

· поздние связи, ранние оказываются более устойчивыми, поздние -- менее:

· "когда общественная организация в неблагоприятной среде подвергается

· разложению, например, революционная партия приходит в упадок под гнетом

· глухой

·

·

· системный компонент 29

· акции, -- то процесс в общем захватывает раньше всего ее позднейшие

· наслоения: отпадают больше недавние члены партии, разваливаются новейшие

· ячейки; при вынужденном пересмотре партийных доктрин легче всего при прочих

· равных, конечно, условиях отбрасываются наиболее недавние, наименее

· "установившиеся" их элементы; и тактика вообще обнаруживает меньше

· прочности, чем программа, которая лежит исторически глубже ее" (Там

· же. С.279).

· Можно констатировать, что теория А.А.Богданова интересна тем,

· что представляет анализ многих чисто гуманитарных проблем, таких, как,

· например, идеология в совершенно новой трактовке. Он неизбежно выходит при

· этом и на некоторые чисто семиотические понятия, хотя и без употребления

· привычных нам терминов. Одновременно можно пытаться реинтерпретировать

· А.А.Богданова в русле чисто семиотических идей. Так, под знаком можно

· понимать простейшую ингрессию, поскольку в знаке соединяются две

· неоднородные сущности --

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Архитектура зодчество семиотика культура

Дополнительная информация тезисы.. вопрос..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Основные представители

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Литературное произведение
Предыдущие три главы были посвящены общим проблемам теории литературы и связям этой научной дисциплины с эстетикой и искусствоведением, аксиологией и герменевтикой. Теперь же (в этой и следующих гл

История школы
Основатели школы опиралась на труды русских формалистов (Ю. Н. Тынянов, В. Б. Шкловский, В. Я. Пропп). С 1964 года проходили Летние школы по вторичным моделирующим системам (до 1970 года),

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги