рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Градостроительство Урарту

Градостроительство Урарту - Лекция, раздел Архитектура, Архитектура Урарту   Исключительное Значение В Жизни Урарт­Ского Военно-Рабовладел...

 

Исключительное значение в жизни урарт­ского военно-рабовладельческого государства имели города-крепости, ядром которого являлась резиденция царя или правителя – цитадель. Как правило, цитадели возводились на холмах или на высоких утесах. Сложенные из сырцового кирпича на каменном основании, изредка целиком из камня, мощные стены обычно были усилены прямоугольными в плане башнями и контр­форсами. Планы городов зависели от при­родных условий. Однако, как правило, крепост­ные стены шли по прямой линии и пересека­лись под углом. Крепостные ворота обычно по­мещались между двумя массивными башнями, напоминающими по плану хеттские и месопотамские. Судя по ассирийским изображениям урартских цитаделей, пролеты ворот иногда пе­рекрывались сводами.

Стены обычно имели высоту 6-12 метров. Конфигурация укреплений зависела от особенностей рельефа, однако сами стены выполнялись прямыми или с легким изгибом в сторону противника (мера против стенобитных орудий – таранов, метательных машин). Наиболее слабые участки стены усиливались контрфорсами или башнями прямоугольного сечения. Некоторые башни засыпались щебнем («ложные башни»).

Входы в крепость обычно фланкировались двумя башнями, далеко выступающими вперед с целью организации перекрестного обстрела пространства перед воротами.

Если крепость была окружена двумя рядами стен, то башни второго ряда прикрывали с тыла участок стены между двумя башнями первого ряда. При этом ворота второго ряда были смещены таким образом, чтобы противник, оказавшийся между стенами, обратил к защитникам второй стены свой правый бок, не защищенный щитом. Входы в башни обычно располагались выше уровня верхней площадки стены. Проникнуть в них можно было только по приставной лестнице, которую во время боя убирали внутрь башни. Таким образом, башня превращалась в самостоятельный узел обороны. Освещение башен и казематов (помещений для стрелков внутри стен) осуществлялось через потолок при помощи небольших световых колодцев.

Стены и башни обычно имели в верхней части декоративные членения. В их роли выступали окна-бойницы (настоящие и ложные) и кирпичные зубцы ступенчатой формы, традиционной для стран Древнего Востока. Такая конфигурация зубцов была наиболее удобной для установки заградительных щитов и метательных орудий (опыт Ассирии). Фриз украшался характерным сетчатым орнаментом из равносторонних треугольников, напоминающим древнерусский «бегунец» (рис. 7.9).

 

 

Рис. 7.9. Военная казарма урартов (реконструкция К.Л. Оганесян)

 

Этот орнамент в те времена был присущ только архитектуре Урарту. Иногда в качестве украшений выступали стилизованные розетки (влияние Ассирии, Нового Вавилона). Приведем примеры наиболее известных урартских крепостей.

 

У подножия Ванской скалы разместилась Тушпа – государственная столица урартов.

Центральным объектом города была Ванская скала – цитадель и резиденция урартских царей. Эта скала высотой около 50 метров представляла собой естественное крутое возвышение горной породы над окружающей местностью. Поэтому не случайно она была использована урартами для строительства крепости. Скала вытянута с востока на запад. Её западная оконечность выходит к берегам озера Ван (рис. 7.10).

 

 

 

Рис. 7.10. Урартская крепость Тушпа на скале около озера Ван

 

Это был политический, экономический и религиозный центр страны. Здесь имелась мощная цитадель. От нее сохранились стены IX века до н.э., сложенные насухо из правильно обработанных огромных глыб известняка (до 0,75 м высотой и до 6 м длиной). По-видимому, они были закончены в VIII вв. до н. э. при царе Сардури I и его преем­никах. Как видно на ассирийских изображениях, стены крепости были завершены зубцами. Жилая застройка занимала обширную территорию на побережье озера Ван (рис. 7.11).

 

 

Рис. 7.11. Руины города Тушпы. В основании стены – урартская каменная кладка

 

В непосредственной близости от скалы располагались другие несохранившиеся городские постройки, камни которых были позднее использованы впоследствии окрестными жителями в качестве строительного материала. Рядом со скалой располагалось также и царское кладбище. В непосредственной близости от Тушпы располагались царские виноградники. В период своего расцвета Тушпа представляла собой цветущий город. Оросительные каналы, проложенные урартами, орошали берега озера Ван в этом месте значительно интенсивнее, чем в настоящее время. Традиции садоводства и виноградарства сохранялись на берегах озера до XX века. Урарты, знаменитые своим виноделием в древнем мире, регулярно выращивали большое количество винограда.

На главных дорогах, в расстоянии 10-15 км от Тушпы, была создана система опорных крепостей, построенных царем Менуа. Они охватывали столицу полукольцом и были связаны с другими крепостями, располо­женными по путям следования войск к грани­цам.

 

Одной из них является крепость Тейшебаини (что означает «город бога Тейшеба»).

Город расположен в излучине реки Роздан, протекающей в глубоком ущелье. С трех сторон город был защищен неприступными отвесными берегами. Со стороны Араратской равнины город защищала мощная крепостная стена (рис. 7.12). К расположенной на вершине холма крепости примыкал большой город. Территория города вытянулась с востока на запад и превышает 40 га, из которых 4 га приходится на цитадель – дворец наместника. Длинные прямые улицы города, пересекаемые поперечными переулками, расходились от главных ворот цитадели. Ши­рина улиц колеблется от 6 до 8 м. На улицу, как и в Месопотамии, выходили общие для целого квартала глухие гладкие стены одноэтажных жилищ. Плоские крыши, вероятно из жердей с земля­ной засыпкой, поддерживались деревянными стойками на каменных базах, обычно круглых, но иногда и четырехугольных в плане. Обособ­ленные друг от друга жилища, связанные об­щими стенами, состояли из нескольких комнат каждое.

 

 

Рис. 7.12. Крепостная стена Тейшебаини. Фрагмент

 

Основное население Тейшебаини составляли ремесленники, работавшие на государственных землях крестьяне, рабы, воины с семьями, местная администрация. Администрация и воины размещались в центральной части города в богатых особняках и многокомнатных секционных домах. Беднейшее население, пригнанное для исполнения различных хозяйственных работ, размещалось на юго-западной окраине города. Их дома из мелкого булыжника, подобно ласточкиным гнездам, лепились к береговым склонам.

Большую часть самой крепости занимало сравнительно хорошо сохранившийся дворец урартского наместника. Он состоял из многих помещений и занимал площадь около 4000 м2. Высота стен, расчлененных башнями и контрфорсами, превышала 10 м. Здание было построено усту­пами по склону холма, так, что окна комнат, поднятые под самое перекрытие, выходили на крышу нижних. Стены сложены из крупных сырцовых кирпичей (52×35×14 см) на цоко­ле из громадных грубо обработанных камней, причем толщина внешних стен достигает 3,5 м, а внутренних – 2,1 м. Цоколь и сами стены были покрыты снаружи глиняной обмазкой. Стены же двухэтажной центральной части дворца были снабжены башнями, целиком сло­женными из прекрасно отесанных базальтовых блоков.

Назначение внутренних помещений Тейшебаини (парадные комнаты, кладовые, хозяйственные помещения) определяло особен­ности их плана. Типичными для раскопанной части являются длинные и узкие комнаты, до­стигающие 34 м длины при ширине 4 м, веро­ятно, хозяйственного назначения. Встречаются и более широкие помещения с массивными сырцовыми квадратными столбами, на которые опиралось бревенчатое покрытие. Полы чаще всего земляные или сырцовые. Дверные про­емы, обычно прямоугольные, перекрывались деревом. Кое-где найдены лестницы из сырца. Стены парадных помещений были украшены цветными тканями и циновками, прикрепляв­шимися бронзовыми гвоздями. В некоторых комнатах висели большие бронзовые декора­тивные щиты и колчаны. Найдены также рос­писи с орнаментальными мотивами и культо­выми сценами.

 

Совершенно иной плановой структурой характеризуется другой военный город Урарту – Зернаки-Тепе. Его остатки находятся на северных берегах оз. Ван, на равнине, у небольшого холма близ Эрджиша (рис. 7.13).

 

 

Рис. 7.13. План Зернаки-Тепе. По К. А. Барнею и Р. И. Лавсону.

 

Плановая композиция определяется строго регулярной сетью улиц с единым типом жилого дома для всего города, что представляет весьма уникальную ситуацию в урартском градостроительстве. Безусловно, это отвечало войсковым потребностям, поскольку жилые дома, стоящие в данных кварталах четким армейским строем, как палатки в лагерях, по единой программе застройки, приближались к казармам, что было обусловлено удобствами войсковых расчетов и быстрым построением воинов в маршевые боевые колонны прямо на месте.

Как подсчитано К. А. Барнеем и Р. И. Лавсоном, город в указанных границах мог вмещать около 7000 человек, что, по их мнению, можно было бы удвоить, если признать жилые дома двухэтажными постройками. Весьма важно наблюдение В. Клейса о наличии в этом городе конюшен, что свидетельствует о стоявшей здесь коннице, а может быть, и боевых колесницах. Как военный центр Зернаки-Тепе благодаря своему местонахождению (вдали от беспокойных ассирийских границ, в глубине страны) был, надо полагать, стратегическим резервом урартских царей. Плановая композиция города представляется нам прообразом поздних схем регулярных планировок городов или сетчатых композиций известных военных лагерей. Потому можно утверждать, что регулярная планировка, которая в более позднюю эпоху вошла в историю как эллинская градостроительная новинка под наименованием «гиподамовый метод», являлась древневосточной традицией. Более того, комплексное решение городской планировки и типового жилого дома – важнейшее достижение всей градостроительной культуры Урарту и древнейший пример этого принципа. Однако в то же время Зернаки-Тепе отличается одной, характерной для урартского градостроительства традицией — наличием построек на возвышенности, доминирующей над городом. Возможно, это были административно-хозяйственные строения, а также культовые сооружения.

 

Другая крепость – города Эрбуни, или Эребуни (современный Ереван) – отно­сится к первой половине VIII века до н. э. По­стройки дворцового типа, окруженные мощными стенами, расположены на высоком холме в юго-восточной части Еревана. К числу наиболее ранних и крупных городских посе­лений относился Эребуни, расположенный на холме Арин-берд (юго-восточная окраина Еревана), важней­ший административно-хозяйственный центр северной части страны.

Эребуни, по Хорхорской клинописи и иден­тичным ей двум другим, обнаруженным в цитадели, построен царем Аргишти I в 782 году до н. э. (дата, считаемая временем основания города Еревана). Ее текст гласил: «Величием бога Халди Аргишти, сын Менуа, эту величественную крепость построил, установил [для нее] имя – Эребуни. [Построил ее] для могущества страны Биайнили [и] для усмирения вражеской страны…» (рис. 7.14).

 

 

 

Рис. 7.14. Памятная стела Аргишти I и фигурка воина на месте закладки города Эребуни

(совр. Ереван)

 

В честь закладки города была также изготовлена деревянная раскрашен­ная статуэтка вооруженного воина с клинописью на бронзовой подставке, подтверждающей значение Эре­буни как важного военно-опорного пункта страны. Эта небольшая скульптура принадлежит к интересным об­разцам урартского искусства.

 

 

 

Рис. 7.15. Панорама крепости Эребуни на вершине холма

 

 

Рис. 7.16. Макет крепости Эребуни (Музей Эребуни, г. Ереван)

 

Эребуни, выстроенный по типу урартских поселений, имел довольно четкую планировочную структуру. Го­родские кварталы располагались у подножия высокого, около 65 метров, холма, венчаемого цитаделью, слу­жившей архитектурной доминантой окружающей мест­ности. Из цитадели хорошо просматривались не только плотная городская застройка, но и Араратская равнина с ее поселениями и ведущими к Эребуни магистраль­ными дорогами Конфигурация вершины холма определила треуголь­ную форму плана цитадели. Глухие, завершавшие кру­тые склоны стены 12-метровой высоты, усиленные рит­мично расположенными прямоугольными контрфорса­ми, придавали внешнему облику цитадели впечатление мощности и неприступности (рис. 7.15, рис. 7.16, рис. 7.17).

 

 

 

Рис. 7.17. Макет цитадели Эребуни (южный фасад, главные ворота)

 

Цитадель включала дворцовые, культовые и хозяй­ственные помещения, располагавшиеся в зависимости от рельефа холма на разных связывавшихся лестни­цами уровнях. Это обстоятельство, а также различная высота парадных и служебных помещений придавали силуэту цитадели Эребуни характерное для подобных сооружений Армянского нагорья живописное по очер­танию ступенчатое построение объемов. Здесь встречаются антисейсмические конструкции, подобные хеттским и эгейским. Так, между круп­ными блоками цоколя и возвышавшейся на нем сырцовой кладкой стен проходили деревянные поперечные связи. Помещения дворца сгруппи­рованы вокруг большого двора (26×33 м) (рис. 7.18, рис. 7.19).

 

Этому немало способствовал располагавшийся слева от дороги шестиколонный портик, акцентировавший въезд в цитадель. Он был расписан яркими фресками, а по сторонам ведущей к нему лестницы стояли бронзо­вые фигуры крылатых быков с человеческими головами (рис. 7.20).

 

Основной вход вел в главный двор, служивший парад­ной частью цитадели. Здесь устраивались торжествен­ные приемы, проводились смотры личной охраны Аргишти I и гарнизона крепости (рис. 7.21).

 

Рис. 7.18. План крепости Эребуни (по О.Х. Халпахчьяну): 1 – южный портик; 2 – главный вход; 3 – главный двор; 4 – ападана на месте храма бога Халди; 5 – перистильный двор; 6 – храм Суси; 7 – хозяйственные дворы и складские помещения; 8 – парадный зал; 9 – малый Храм огня.

 

 

Рис. 7.19. Вход в цитадель Эребуни. Ритуальный сосуд

а б

 

Рис. 7.20. а – функциональная схема цитадели; б – южный портик цитадели Эребуни

 

 

Рис. 7.21. Вход в главный двор цитадели

 

Юго-западную сторону двора занимал храм бога Халди – вытянутый большой зал с подсобной комнатой и помещением с лестницей, ведшей на кровлю башни, и открытый двенадцатиколонный, с колоннами в два ряда, портик, где, вероятно, размещался гарнизон. Храм при общей длине фасада около 53 м состоит из башенного сооружения, галереи с 12 деревянными колоннами, зала со смежным помещением. Перед храмом находился двор, где могло разместиться большое количество воинов, проживающих как на цитадели, так и в городе. Вдоль стен колонного зала стояли скамьи для знатных персон, а у левой тор­цовой стены – алтарь для жертвоприношений. В этом развитом по поперечной оси храме ажурная колоннада контрастировала с мощной, напоминающей зиккурат башней, сооруженной в соответствии с месопотамской традицией (рис. 7.22).

 

 

Рис. 7.22. Храм бога Халди в Эребуни. Реконструкция

 

Храм имел богатое художественное убранство. Стены стоящего на фоне белоснежной горы Арарат храма были покрыты многоцветными изображениями шествий воинов, богов, геометрическим и раститель­ным орнаментом. Композиция росписи одноплановая, построена на чередовании горизонтальных полос орна­мента с фигурами животных и людей. Вдоль всех стен галереи шла полоса, на которой ритмично повторялись изображения стоящего на льве бога Халди, с жезлом в левой руке и рогатой тиарой на голове. Оно аналогично подобному рельефному изображению бога Тейшебы в Адильджевазе и многим другим, извест­ным как в искусстве Урарту, так и Древнего Востока. На стенах храма были развешаны бронзовые щиты. Их храму бога Халди принес в дар Аргишти I. Так повествует сделанная на них надпись.

 

Северо-западную сторону двора замыкал дворец Аргишти I, состоявший из больших залов, храма Суси, перистильного и хозяйственного дворов, окруженных жилыми и служебными комнатами (рис. 7.23).

 

Перистильный двор, один из древнейших в Арарат­ской равнине, судя по богатой росписи стен, его окру­жавших, видимо, служил для деловых встреч и приемов (рис. 7.24, рис. 7.25).

 

Из него попадали в дворцо­вый храм Суси, посвященный богу Иушбе. Это небольшое, прямоугольное в плане, со­оружение, предназначавшееся для Аргишти I и его при­ближенных. Храм освещался устроенным в перекрытии над жертвенником проемом, служившим одновременно и для вытяжки дыма алтаря. Имелся и второй жертвен­ник, стоявший вне храма, посередине перистильного двора. Внутренние и внешние стены здания имели синюю окраску, имитирующую небесный свод.

 

а б

 

Рис. 7.23. Цитадель Эребуни. Входы в царский дворец (а) и в храм Суси (б)

 

 

Рис. 7.24. Перистильный двор цитадели Эребуни. Общий вид

 

Наибольший из залов, примыкавший к перистилю с северо-востока, видимо, служил покоями Аргишти I. В отличие от других помещений он имел более богатую красочную роспись, состоявшую из ритмических полос с изображениями пальметок, ступенчатых башенок, древ жизни со служителями культа, розеток, квадратов с вогнутыми сторонами, львов и быков. Нижние части стен, под фризом, завешивались коврами. Рядом с храмами обычно размещались хозяйственные помещения, в их числе два винохранилища с огромными (до 600 литров) карасами (сосудами для вина), обязательного при жертвоприношениях (рис. 7.26, рис. 7.27).

 

 

Рис. 7.25. Перистильный двор цитадели Эребуни. Фрагменты

 

 

Рис. 7.26. Урартский бомбовидный сосуд для хранения вина. Винное хранилище в Тейшебаини

 

Клинописные тексты, высекавшиеся не только на камнях стен, но и на базах колонн, повествуют, что дво­рец вскоре после своего возведения был расширен. Тот же Аргишти пристроил в юго-восточной части цитаде­ли новые помещения.

 

Особый интерес представляет парадный зал с пятью деревянными колоннами. Несколько сдвинутые с про­дольной оси к юго-западной стороне зала, они вносили в пространство огромного зала (480 кв. м) определенное ритмическое начало. Колонны в сочетании с росписью усиливали торжественность помещения, играли роль в организации пространства.

 

 

Рис. 7.27. Цитадель Эребуни: зал с карасами (сосудами для вина). Лестница, ниши для сосудов

 

 

На одной из фресок была представлена большая сцена охоты знатной персоны на колеснице в сопровождении диких животных (пятнистый леопард и др.). Другая фреска изображала сцену обработки земли пахарем с упряжкой быков, а третья – стадо круп­ного и мелкого рогатого скота, дар царю. Здесь впер­вые в урартских фресках появилась светская тема, близкая по стилю и исполнению более ранним росписям парадных помещений Эребуни.

 

Преемники Аргишти I – Сардур II (760-730 гг. до н. э.) и Руса I (730-714 гг. до н. э.) –продолжили строи­тельные работы по благоустройству цитадели.

Потеря урартами в VI веке до н. э. государственной независимости и утверждение в стране господства Ахеменидов привело к значительным изменениям архитек­турной композиции цитадели Эребуни. Сильно умень­шенный по площади главный двор потерял значение центрального ядра планировочной структуры ком­плекса, застройка стала более плотной.

 

Храм бога Халди был перестроен в тридцатиколонную ападану, предназначавшуюся для официальных приемов иранского наместника в Араратской равнине. Усиленные пилястрами внешние стены создавали впе­чатление подчеркнутой мощности, что составляло рази­тельный контраст с интерьером. Ритмично располо­женные по фасаду и в глубину интерьера стройные ко­лонны придавали четкость его композиции (рис. 7.28).

Перестройки коснулись и перистильного двора, по­терявшего свое первоначальное назначение. Храм Суси был превращен в Храм огня, в северо-восточном углу двора был сооружен еще один такой же храм.

 

 

 

Рис. 7.28. Ападана. Интерьер. Реконструкция

 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Архитектура Урарту

Лекция... Архитектура Урарту Наступательная и оборонительная...

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Градостроительство Урарту

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Архитектура Урарту
План лекции:     1. Наступательная и оборонительная политика Урарту, классификация урартских крепостей. 2. Градостроительство Урарту. 3

Жилища, строительные традиции Урарту
  Археологические исследования на территории Армении дали богатый материал для реконструкции домов местных жителей. Коренные жители Араратской долины обычно сооружали свои строения не

Особенности монументально-декоративного искусства Урарту
  Из произведений монументально-декоративного искусства Урарту наиболее знаменита разноцветная каменная инкрустация пола из крепости Топрак-кала близ озера Ван (VII-VI вв. до н. э.).

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги