рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ

VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ - раздел Торговля, РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА   Как Известно, Мелкие Крестьянские Промыслы По­Рождают В Массе...

 

Как известно, мелкие крестьянские промыслы по­рождают в массе случаев особых скупщиков, специ­ально занятых торговыми операциями по сбыту про­дуктов и закупке сырья и обыкновенно подчиняющих себе в той или другой форме мелких промышленников. Посмотрим, в какой связи стоит это явление с общим строем мелких крестьянских промыслов и каково его значение.

Основная хозяйственная операция скупщика состоит в покупке товара (продукта или сырья) для перепро­дажи его. Другими словами, скупщик есть представи­тель торгового капитала. Исходным пунктом всякого капитала, — как промышленного, так и торгового, — является образование свободных денежных средств в руках отдельных личностей (понимая под свобод­ными — такие денежные средства, которые нет необхо­димости употребить на личное потребление и пр.). Каким образом происходит эта имущественная диффе­ренциация в нашей деревне, — было подробно пока­зано выше на данных о разложении земледельческого и промыслового крестьянства. Этими данными выяс­нено одно из условий, вызывающих появление скуп­щика, именно: раздробленность, изолированность мел­ких производителей, наличность хозяйственной розни и борьбы между ними. Другое условие относится к ха­рактеру тех функций, которые исполняет торговый капитал, т. е. к сбыту изделий и к закупке сырых ма­териалов. При ничтожном развитии товарного произ­водства мелкий производитель ограничивается сбытом изделий на мелком местном рынке, иногда даже сбытом непосредственно в руки потребителя. Это — низшая стадия развития товарного производства, едва выде­ляющегося от ремесла. По мере расширения рынка такой мелкий раздробленный сбыт (находившийся в полном соответствии с мелким, раздробленным произ­водством) становится невозможным. На крупном рынке сбыт должен быть крупным, массовым. И вот мелкий характер производства оказывается в непримиримом противоречии с необходимостью крупного, оптового сбыта. При данных общественно-хозяйственных усло­виях, при изолированности мелких производителей и разложении их, это противоречие не могло разрешиться иначе, как тем, что представители зажиточного мень­шинства забрали сбыт в свои руки, концентрировали его. Скупая изделия (или сырье) в массовых размерах, скупщики таким образом удешевляли расходы сбыта, превращали сбыт из мелкого, случайного и неправиль­ного в крупный и регулярный, — и это чисто экономи­ческое преимущество крупного сбыта неизбежно повело к тому, что мелкий производитель оказался отре­занным от рынка и беззащитным перед властью торго­вого капитала. Таким образом, в обстановке товарного хозяйства мелкий производитель неизбежно попадает в зависимость от торгового капитала в силу чисто экономического превосходства крупного, массового сбыта над разрозненным мелким сбытом[337]. Само собою разумеется, что в действительности прибыль скупщи­ков зачастую далеко не ограничивается разницей между стоимостью массового и стоимостью мелкого сбыта, — точно так же, как прибыль промышленного капита­листа зачастую состоит из вычетов из нормальной за­работной платы. Тем не менее для объяснения прибыли промышленного капиталиста мы должны принять, что рабочая сила продается по своей действительной стои­мости. Равным образом и для объяснения роли скуп­щика мы должны принять, что покупка-продажа продуктов совершается им по общим законам товар­ного обмена. Только эти экономические причины господства торгового капитала могут дать ключ к пониманию тех разнообразных форм, которые он при­нимает в действительности и среди которых постоян­но встречается (это не подлежит никакому сомнению) и самое дюжинное мошенничество. Поступать же на­оборот, — как делают обыкновенно народники, — т. е. ограничиваться указанием на разные проделки “кула­ков” и на этом основании совершенно отстранять вопрос об экономической природе явления, это зна­чит становиться на точку зрения вульгарной эко­номии[338].

Чтобы подтвердить наше положение о необходимой причинной связи между мелким производством на ры­нок и господством торгового капитала, остановимся подробнее на одном из лучших описаний того, как появляются скупщики и какую роль они играют. Мы имеем в виду исследование кружевного промысла в Московской губернии (“Пром. Моск. губ.”, т. VI, вып. II). Процесс возникновения “торговок” таков. В 1820-х годах, т. е. во время возникновения промысла, и позднее, когда кружевниц было еще мало, — глав­ными покупателями были помещики, “господа”. Потре­битель был близок к производителю. По мере распро­странения промысла крестьяне стали отсылать кружева в Москву “с каким-нибудь случаем”, напр., через гре­бенщиков. Неудобство такого примитивного сбыта ска­залось очень скоро: “где же мужику, не занимающе­муся этим делом, ходить по домам?” Стали поручать сбыт одной из кружевниц, вознаграждая ее за поте­рянное время. “Она же и привозила материал для плетения кружев”. Таким образом, невыгодность изоли­рованного сбыта ведет к выделению торговли в особую функцию, исполняемую одним лицом, собирающим из­делия от многих работниц. Патриархальная близость этих работниц друг к другу (родня, соседи, односель­чане и пр.) вызывает сначала попытку товарищеской организации сбыта, попытку поручать сбыт одной из мастериц. Но денежное хозяйство немедленно проби­вает брешь в старинных патриархальных отношениях, немедленно приводит к тем явлениям, которые мы констатировали выше по массовым данным о разложе­нии крестьянства. Производство продукта для сбыта приучает ценить время на деньги. Становится необхо­димым вознаградить посредницу за потерянное время и труд; посредница привыкает к своему занятию и на­чинает обращать его в профессию. “Подобные поездки, повторявшиеся несколько раз, и выработали тип торговки” (1. с., 30). Лицо, ездившее несколько раз в Москву, заводит там постоянные сношения, которые так необходимы для правильного сбыта. “Вырабаты­вается необходимость и привычка жить заработком от комиссионерства”. Кроме платы за комиссию тор­говка “норовит накинуть на материал, бумагу, нитки”, берет себе вырученное за кружева сверх назначенной цены; торговки объявляют, что получили цену ниже назначенной: “хочешь отдавай, хочешь нет”. “Торговки начинают доставлять товар из города и пользуются тут значительной прибылью”. Комиссионерка пре­вращается, следовательно, в самостоятельную тор­говку, которая уже начинает монополизировать сбыт и пользоваться своей монополией для полного подчи­нения себе мастериц. Наряду с операциями тор­говыми появляются и ростовщические, отдача денег в долг мастерицам, прием товара от мастериц по пониженным ценам и т. д. “Девушки платят за про­дажу по 10 коп. с рубля, причем очень хорошо пони­мают, что торговка и кроме того с них берет, продавая кружево за более дорогую цену. Но они положитель­но не знают, как иначе устроиться. Когда я им говорила, чтобы они по очереди в Москву ездили, — они отвечали, что хуже будет, не знают, кому сбы­вать, а торговка уже хорошо знает всякие места. Тор­говка сбывает их готовый товар и привозит заказы, материал, сколки (узоры) и проч.; торговка дает им всегда и деньги вперед, или взаймы, и ей даже прямо можно продать срезку, коли нужда случится. С одной стороны, торговка делается самым нужным, необходимым человеком, — с другой, из нее выраба­тывается постепенно личность, сильно эксплуатирую­щая чужой труд, женщина-кулак” (32). Необходимо добавить к этому, что вырабатываются такие типы из тех же самых мелких производителей: “Сколько ни при­ходилось расспрашивать, все торговки, оказывалось, прежде сами плели кружева, следовательно, были лицами, знающими самое производство; вышли они из среды этих же кружевниц; они не обладали какими-либо капиталами первоначально, и только мало-помалу принимались торговать и ситцами и другими товарами, по мере того как наживались своим комиссионерством” (31)[339]. Таким образом, не может подлежать сомнению, что в обстановке товарного хозяйства мелкий произво­дитель неизбежно выделяет из своей среды не только более зажиточных промышленников вообще, но и в частности — представителей торгового капитала[340]. А раз образовались эти последние, вытеснение мелкого раздробленного сбыта крупным оптовым сбытом ста­новится неизбежным[341]. Вот несколько примеров того, как на деле организуют сбыт более крупные хозяева из “кустарей”, являющиеся в то же время и скупщи­ками. Сбыт торговых счетов кустарями Московской губернии (см. статистические данные о них в нашей таблице; приложение I) производится главным обра­зом на ярмарках по всей России. Чтобы торговать самому на ярмарке, необходимо иметь, во-1-х, значи­тельный капитал, так как торговля на ярмарках ве­дется только оптовая; во-2-х, необходимо иметь своего человека, который бы скупал изделия на месте и присылал торговцу. Этим условиям удовлетворяет “единственный торговец-крестьянин”, он же и “кустарь”, имеющий значительный капитал, занимающийся фор­мовкой счетов (т. е. изготовлением их из рамок и кос­точек) и торговлей ими; “исключительно торговлей занимаются” его 6 сыновей, так что для обработки надела приходится нанимать двоих работников. “Не муд­рено, — замечает исследователь, — что он имеет воз­можность с своими товарами участвовать на всех ярмарках, сравнительно же мелкие торговцы сбывают свой товар обыкновенно поблизости” (“Пром. Моск. губ.”, VII, в. I, ч. 2, с. 141). В этом случае представитель торгового капитала настолько еще не дифференциро­вался от общей массы “мужиков-землепашцев”, что сохранил даже свое надельное хозяйство и патриар­хальную большую семью. Очешники Московской губер­нии находятся в полной зависимости от тех промышлен­ников, которым они сбывают свои изделия (очешные станки). Эти скупщики — в то же время и “кустари”, имеющие свои мастерские; они ссужают бедноту сы­рыми материалами с условием поставки изделий “хо­зяину” и т. д. Пытались было мелкие промышленники сами сбывать продукт в Москве, но потерпели неудачу: слишком нерасчетливо оказалось сбывать по мелочам, на какие-нибудь 10—15 рублей (ib., 263). В кружевном промысле Рязанской губернии торговки получают ба­рыша 12—50% к заработку мастериц. “Солидные” торговки установили правильные сношения с центрами сбыта и высылают товар по почте, что сберегает путе­вые расходы. До какой степени необходим оптовый сбыт, — видно из того, что торговцы считают расходы по сбыту не окупающимися даже при сбыте на 150— 200 руб. (“Труды куст. ком.”, VII, 1184). Организация сбыта белевских кружев следующая. В гор. Белове есть три разряда торговок: 1) “прасольщицы”, которые раздают мелкие заказы, сами обходят мастериц и сдают товар крупным торговкам. 2) Торговки-заказчицы про­изводят лично заказы или скупают товар у прасольщиц и возят его в столицы и пр. 3) Крупные торговки (2—3 “фирмы”) ведут дело уже с комиссионерами, отправляя им товар и получая крупные заказы. Везти свой товар в большие магазины провинциальным торговкам “почти невозможно”: “магазины предпочитают иметь дела с гуртовыми скупщицами, доставляющими изделия целыми партиями из самых разнообразных плетений”; торговки и должны сбывать этим “поставщицам”; “от них узнают все обстоятельства торговли; они же назначают цены; словом, помимо их—нет спасения” (“Труды куст. ком.”, X, 2823—2824). Число подобных примеров можно бы увеличить во много раз. Но и приведенных вполне достаточно, чтобы видеть, какой абсолютной невозможностью является мелкий раздробленный сбыт при производстве на крупные рынки. При раздроблен­ности мелких производителей и полном разложении их[342], крупный сбыт может быть организован только крупным капиталом, который в силу этого и ста­вит кустарей в положение полной беспомощности и зависимости. Можно судить поэтому о нелепости хо­дячих народнических теорий, рекомендующих помочь “кустарю” посредством “организации сбыта”. С чисто теоретической стороны, подобные теории относятся к мещанским утопиям, основанным на непонимании не­разрывной связи между товарным производством и капи­талистическим сбытом[343]. Что же касается до данных русской действительности, то они просто игнорируются сочинителями подобных теорий: игнорируется раздроб­ленность мелких товаропроизводителей и полное раз­ложение их; игнорируется тот факт, что из их же среды выходили и продолжают выходить “скупщики”; что в капиталистическом обществе сбыт может быть организован только крупным капиталом. Понятно, что, выкинув со счета все эти черты неприятной, но несомненной действительности, не трудно уже фантази­ровать in's Blaue hinein[344].[345]

Мы не имеем возможности вдаваться здесь в описа­тельные подробности относительно того, как именно проявляется торговый капитал в наших “кустарных” промыслах и в какое беспомощное и жалкое положение ставит он мелкого промышленника. Притом в следу­ющей главе нам придется характеризовать господство торгового капитала на высшей стадии развития, когда он (являясь придатком мануфактуры) организует в мас­совых размерах капиталистическую работу на дому. Здесь же ограничимся указанием тех основных форм, какие принимает торговый капитал в мелких промыс­лах. Первой и наиболее простой формой является по­купка изделий торговцем (или хозяином крупной мастерской) у мелких товаропроизводителей. При сла­бом развитии скупки или при обилии конкурирующих скупщиков продажа товара торговцу может не отли­чаться от всякой другой продажи; но в массе случаев местный скупщик является единственным лицом, кото­рому крестьянин может постоянно сбывать изделия, и тогда скупщик пользуется своим монопольным поло­жением для безмерного понижения той цены, которую он платит производителю. Вторая форма торгового капитала состоит в соединении его с ростовщичеством: постоянно нуждающийся в деньгах крестьянин зани­мает деньги у скупщика и потом отдает за долг свой товар. Сбыт товара в этом случае (имеющем очень широкое распространение) всегда происходит по искус­ственно пониженным ценам, не оставляющим часто в руках кустаря и того, что мог бы получить наемный рабочий. К тому же отношения кредитора к должнику неизбежно ведут к личной зависимости последнего, к кабале, к тому, что кредитор пользуется особыми случаями нужды должника и т. п. Третьей формой торгового капитала является расплата за изделия то­варами, составляющая один из обычных приемов дере­венских скупщиков. Особенность этой^формы состоит в том, что она свойственна не одним только мелким промыслам, а всем вообще неразвитым стадиям товар­ного хозяйства и капитализма. Только крупная машин­ная индустрия, обобществившая труд и радикально порвавшая со всякой патриархальностью, вытеснила эту форму кабалы, вызвав законодательное запрещение ее по отношению к крупным промышленным заведе­ниям. Четвертой формой торгового капитала является расплата торговца теми именно видами товаров, кото­рые необходимы “кустарю” для производства (сырые или вспомогательные материалы и т. п.). Продажа материалов производства мелкому промышленнику мо­жет составить и самостоятельную операцию торгового капитала, вполне однородную с операцией скупки из­делий. Если же скупщик изделий начинает расплачи­ваться теми сырыми материалами, которые нужны “кустарю”, то это означает очень крупный шаг в раз­витии капиталистических отношений. Отрезав мелкого промышленника от рынка готовых изделий, скупщик отрезывает его теперь от рынка сырья и тем оконча­тельно подчиняет себе кустаря. От этой формы остается уже один только шаг до той высшей формы торгового капитала, когда скупщик прямо раздает материал “кустарям” на выработку за определенную плату. Кустарь становится de facto наемным рабочим, рабо­тающим у себя дома на капиталиста; торговый капитал скупщика переходит здесь в промышленный капи­тал[346]. Создается капиталистическая работа на дому. В мелких промыслах она встречается более или менее спорадически; массовое же применение ее отнесшей к следующей высшей стадии капиталистического раз­вития.

VII. “ПРОМЫСЕЛ И ЗЕМЛЕДЕЛИЕ”

 

Таково обычное заглавие особых отделов в описаниях крестьянских промыслов. Так как на той первоначаль­ной стадии капитализма, которую мы рассматриваем, промышленник еще почти не дифференцировался от крестьянина, то связь его с землей представляется явлением действительно весьма характерным и требую­щим особого рассмотрения.

Начнем с данных пашей таблицы (см. приложение I). Для характеристики земледелия “кустарей” здесь при­ведены, во-1-х, данные о среднем числе лошадей у про­мышленников каждого разряда. Сводя вместе те 19 про­мыслов, по которым имеются такого рода данные, получаем, что на одного промышленника (хозяинаилихозяйчика) приходится в общем и среднем 1,4 лошади, а по разрядам: I) 1,1; II) 1,5 и III) 2,0. Таким образом, чем выше стоит хозяин по размеру своего промыслового хозяйства, тем выше он как земледелец. Наиболее крупные промышленники почти в 2 раза превосхо­дят мелких по количеству рабочего скота. Но и самые мелкие промышленники (I разряд) стоят выше сред­него крестьянства по состоянию своего земледелия, ибо в общем и целом по Московской губернии в 1877 г. приходилось на 1 крестьянский двор по 0,87 лошади[347]. Следовательно, в промышленники-хозяева и хозяйчики попадают только сравнительно зажиточные крестьяне. Крестьянская же беднота поставляет преимущественно не хозяев-промышленников, а рабочих-промышленников (наемные рабочие у “кустарей”, отхожие рабочие и пр.). К сожалению, по громадному большинству московских промыслов нет сведений о земледелии наемных рабочих, занятых в мелких промыслах. Исключением является шляпный промысел (см. общие данные о нем в нашей таблице, в прилож. I). Вот чрезвычайно поучительные данные о земледелии хозяев-шляпников и рабочих-шляпников.

 

Положение шляпников Число дворов Количество скота на 1 двор Число душевых наделов Из этого числа Число дворов Число безлошадных Недоимка в руб.
Лошадей коров овец обрабатывается пустует Обрабатывающих надел Не занимающихся хлебопашеством
сами наймом
Хозяева 1,5 1,8 2,5 - -
Рабочие 0,6 0,9 0,8

 

 

Таким образом промышленники-хозяева принадле­жат к очень “исправным” земледельцам, т. е. к предста­вителям крестьянской буржуазии, тогда как наемные ра­бочие рекрутируются из массы разоренных крестьян[348]. Еще более важны для характеристики описываемых отношений данные о способе обработки земли хозяе­вами-промышленниками. Московские исследователи раз­личали три способа обработки земли: 1) посредством личного труда домохозяина; 2) “наймом” — т. е. най­мом кого-либо из соседей, который своим инвентарем обрабатывает землю “упалого” хозяина. Этот способ обработки характеризует малосостоятельных, разо­ряющихся хозяев. Противоположное значение имеет 3-ий способ: обработка “работником”, т. е. наем хозяи­ном сельскохозяйственных (“земляных”) работников; нанимаются эти рабочие обыкновенно на все лето, при­чем в особенно горячее время хозяин посылает обыкно­венно на помощь им и рабочих из мастерской. “Таким образом способ обрабатывания земли посредством “зем­ляного” работника является делом довольно выгодным” (“Пром. Моск. губ.”, VI, I, 48). В нашей таблице мы свели сведения об этом способе обработки земли по 16 промыслам, из которых в 7 вовсе нет хозяев, нани­мающих “земляных работников”. По всем этим 16 про­мыслам процент хозяев-промышленников, нанимающих сельских рабочих, равняется 12%, а по разрядам: I) 4,5%; II) 16,7% и III) 27,3%. Чем состоятельнее промышленники, тем чаще среди них встречаются сельские предприниматели. Анализ данных о про­мысловом крестьянстве показывает, следовательно, ту же картину параллельного разложения и в промы­шленности и в земледелии, которую мы видели во II главе на основании данных о земледельческом кре­стьянстве.

Наем “земляных работников” “кустарями-хозяевами составляет вообще очень распространенное явление во всех промышленных губерниях. Мы встречаем, напр., указания на наем земледельческих батраков богатыми рогожниками Нижегородской губернии. Скор­няки той же губернии нанимают земледельческих работников, приходящих обыкновенно из чисто земле­дельческих окрестных селений. Занимающиеся сапож­ным промыслом “крестьяне-общинники Кимрской во­лости находят выгодным нанимать для обработки своих полей батраков и работниц, приходящих в Кимры во множестве из Тверского уезда и соседних местностей”. Красильщики посуды Костромской губ. посылают своих наемных рабочих, в свободное от промысловых занятий время, на полевые работы[349]. “Самостоятель­ные хозяева” (сусальщики Владимирской губ.) “имеют особых полевых работников”; поэтому бывает, что у них хорошо обработаны поля, хотя они сами “сплошь да рядом совсем не умеют ни пахать, ни косить”[350]. В Московской губернии к найму “земляных работни­ков” прибегают многие промышленники помимо тех, данные о которых приведены в нашей таблице, напр., булавочники, войлочники, игрушечники посылают своих рабочих и на полевые работы; камушники126, сусальщики, пуговичники, картузники, медношорники держат земледельческих батраков и т. д.[351] Значение этого факта, — найма земледельческих рабочих крестъянатла-промышленниками, — очень велико. Он по­казывает, что даже в мелких крестьянских промыслах начинает сказываться то явление, которое свойственно всем капиталистическим странам и которое служит подтверждением прогрессивной исторической роли ка­питализма, именно: повышение жизненного уровня населения, повышение его потребностей. Промышлен­ник начинает смотреть сверху вниз на “серого” земле­дельца с его патриархальной одичалостью и стремится свалить с себя наиболее тяжелые и хуже оплачиваемые сельскохозяйственные работы. В мелких промыслах, отличающихся наименьшим развитием капитализма, это явление сказывается еще очень слабо; промышлен­ный рабочий только еще начинает дифференцироваться от сельскохозяйственного рабочего. На последующих стадиях развития капиталистической промышленности это явление наблюдается, как увидим, в массовых раз­мерах.

Важность вопроса о “связи земледелия с промыслом” заставляет нас подробнее остановиться на обзоре тех данных, которые относятся к другим губерниям, кроме Московской.

Нижегородская губерния. У массы рогожников зем­леделие падает, и они бросают землю; “пустырей” около 1/3 озимого и ½ ярового поля. Но для “зажиточ­ных мужиков” “земля уже не злая мачеха, а мать-кор­милица”: достаточно скота, есть удобрение, арендуют землю, стараются исключить свои полосы из передела и лучше ухаживают за ними. “Теперь свой брат бога­тый мужик стал помещиком, а другой мужик — бедняк от него в крепостной зависимости” (“Труды куст. ком.”, III, 65). Скорняки — “плохие землепашцы”, но и здесь необходимо выделить более крупных хозяев, которые “арендуют землю у бедных односельцев” и т. д.; вот итоги типичных бюджетов скорняков разных групп: [см. таблицу на стр. 373. Ред.].

Типы семей по состоятельности Число душ об. Пола Работников муж. пола Наемных рабочих Земли десятин аренда сдача Доход в рублях Расход в руб. Баланс Процент денежного расхода
натурой деньгами От натурой деньгами всего
Земли земледелия скорняжества всего
Богатая 2 нанято - 212,8 409,8 909,8 212,8 715,8 +194
Средняя - - - -4
Бедная Сами нанимаются - -36

 

 

Параллельность разложения земледельцев и про­мышленников выступает здесь с полной очевидностью. О кузнецах исследователь говорит, что “промысел важнее земледелия”, с одной стороны, для богачей-хозяев, с другой стороны, для “бобылей”-работников (ib., IV, 168).

В “Промыслах Владимирской губернии” вопрос о соотношении промысла и земледелия разработан несравненно обстоятельнее, чем в каком-либо другом исследовании. По целому ряду промыслов даны точные данные о земледелии не только “кустарей” вообще (подоб­ные “средние” цифры, как явствует из всего вышеизло­женного, совершенно фиктивны), а о земледелии раз­личных разрядов и групп “кустарей”, как-то: крупных хозяев, мелких хозяев, наемных рабочих; светелочников и ткачей; промышленников-хозяев и остального крестьянства; дворов, занятых местным и отхожим про­мыслом, и т. п. Общий вывод из этих данных, сделан­ный г-ном Харизоменовым, гласит, что если разбить “кустарей” на три категории: 1) крупные промышлен­ники; 2) мелкие и средние промышленники; 3) наем­ные рабочие, то наблюдается ухудшение земледелия от первой категории к третьей, уменьшение количества земли и скота, увеличение процента “упалых” хо­зяйств и т. д.[352] К сожалению, г. Харизоменов взглянул на эти данные слишком узко и односторонне, не приняв во внимание параллельного и самостоятельного про­цесса разложения крестьян-земледельцев. Поэтому он и не сделал из этих данных неизбежно вытекающего из них вывода, а именно, что крестьянство и в земледелии и в промышленности раскалывается на мелкую буржуа­зию и сельский пролетариат[353]. Поэтому в описаниях отдельных промыслов он опускается нередко до тра­диционных народнических рассуждений о влиянии “промысла” вообще на “земледелие” вообще (см., напр., “Пром. Влад. губ.”, II, 288; III, 91), т. е. до игнориро­вания тех глубоких противоречий в самом строе и про­мысла и земледелия, которые он сам же должен был констатировать. Другой исследователь промыслов Вла­димирской губернии, г. В. Пругавин, является типичным представителем народнических воззрений по данному вопросу. Вот образчик его рассуждения. Бумаготкацкий промысел в Покровском уезде “вообще не может быть признан вредным началом (sic!!) в сельскохо­зяйственной жизни ткачей” (IV, 53). Данные свиде­тельствуют о плохом земледелии массы ткачей и о том, что у светелочников земледелие стоит гораздо выше общего уровня (см. там же); из таблиц видно, что некоторые светелочники нанимают и сельских рабочих. Вывод: “промысел и земледелие идут рука об руку, обусловливая развитие и процветание друг друга” (60). Один из образчиков тех фраз, посредством которых затушевывается тот факт, что развитие и процветание крестьянской буржуазии идет рука об руку и в промысле и в земледелии[354].

Данные пермской кустарной переписи 1894/95 года показали те же самые явления: у мелких товаропроиз­водителей (хозяев и хозяйчиков) земледелие стоит всего выше и встречаются сельские работники; у ремеслен­ников земледелие стоит ниже, а у кустарей, работающих на скупщиков, состояние земледелия наихудшее (о зем­леделии наемных рабочих и различных групп хозяев данных, к сожалению, не собрано). Перепись обнару­жила также, что “кустари”-неземледельцы отличаются сравнительно с земледельцами: 1) более высокой про­изводительностью труда; 2) несравненно более высо­кими размерами чистых доходов от промысла; 3) более высоким культурным уровнем и грамотностью." Все это — явления, подтверждающие сделанный выше вы­вод, что даже на первой стадии капитализма наблю­дается тенденция промышленности поднимать жиз­ненный уровень населения (см. “Этюды”, с. 138 и следующие[355]).

Наконец, в связи с вопросом об отношении промысла к земледелию находится следующее обстоятельство. Более крупные заведения имеют обыкновенно более продолжительный рабочий период. Напр., в мебельном промысле Московской губернии в округе белодерев-цев рабочий период равен 8 месяцам (средний состав мастерской здесь =1,9 рабочих), в округе кривья — 10 ^месяцев (2,9 рабочих на 1 заведение), в округе круп­ной мебели — 11 месяцев (4,2 рабочих на 1 заведение). В башмачном промысле Владимирской губ. рабочий период в 14 мелких мастерских равен 40 неделям, а в 8 крупных (9,5 рабочих на 1 заведение против 2,4 в мелких) — 48 неделям и т. п.[356] Понятно, что это явление находится в связи с большим числом рабочих (семейных, наемных промысловых и наемных земле­дельческих) в крупных заведениях и что оно выяс­няет нам большую устойчивость этих последних и их тенденцию специализироваться на промышленной дея­тельности.

Подведем теперь итоги изложенным данным о “про­мысле и земледелии”. На рассматриваемой нами низ­шей стадии капитализма промышленник обыкновенно еще почти не дифференцировался от крестьянина. Со­единение промысла с земледелием играет весьма важ­ную роль в процессе обострения и углубления кре­стьянского разложения: зажиточные и состоятельные хозяева открывают мастерские, нанимают рабочих из среды сельского пролетариата, скапливают денежные средства для операций торговых и ростовщических. Наоборот, представители крестьянской бедноты постав­ляют наемных рабочих, кустарей, работающих на скуп­щиков, и низшие группы кустарей-хозяйчиков, наи­более подавленных властью торгового капитала. Таким образом, соединение промысла с земледелием упро­чивает и развивает капиталистические отношения, рас­пространяя их с промышленности на земледелие и обратно[357]. Свойственное капиталистическому обществу отделение промышленности от земледелия проявляется на данной стадии еще в самом зачаточном виде, но оно уже проявляется и — что особенно важно — прояв­ляется совершенно не так, как представляют себе дело народники. Говоря о том, что промысел не “вредит” земледелию, народник усматривает этот вред в забрасывании сельского хозяйства из-за выгодного промысла. Но подобное представление о деле есть выдумка (а не вы­вод из фактов), и выдумка плохая, потому что она игно­рирует те противоречия, которые проникают собой весь хозяйственный строй крестьянства. Отделение промыш­ленности от земледелия идет в связи с разложением крестьянства, идет различными путями на обоих полю­сах деревни: зажиточное меньшинство заводит промыш­ленные заведения, расширяет их, улучшает земледелие, нанимает для земледелия батраков, посвящает про­мыслу все большую часть года и — на известной сту­пени развития промысла — находит более удобным выделить промышленное предприятие от земледельче­ского, т. е. передать земледелие другим членам семьи или продать постройки, скот и пр., и перевестись в мещане, в купцы[358]. Отделению промышленности от земледелия предшествует в этом случае образование предпринимательских отношений в земледелии. На другом полюсе деревни отделение промышленности от земледелия состоит в том, что крестьянская бед­нота разоряется и превращается в наемных рабочих (промысловых и земледельческих). На этом полюсе деревни не выгодность промысла, а нужда и разо­рение заставляет бросить землю, и не только землю, но и самостоятельный промысловый труд, процесс отде­ления промышленности от земледелия состоит здесь в процессе экспроприации мелкого производителя.

VIII. “СОВДИНЕНИЕ ПРОМЫСЛА С ЗЕМЛЕДЕЛИЕМ”

 

Такова излюбленная народническая формула, при помощи которой думают решить вопрос о капитализме в России гг. В. В., Н. —он и К°. “Капитализм” отделяет промышленность от земледелия; “народное производ­ство” соединяет их в типичном и нормальном крестьян­ском хозяйстве, — в этом незамысловатом противо­положении добрая доля их теории. Мы имеем теперь возможность подвести итоги по вопросу о том, как в действительности наше крестьянство “соединяет про­мыслы с земледелием”, так как выше были подробно рассмотрены типичные отношения и в земледельческом и в промысловом крестьянстве. Перечислим те разно­образные формы “соединения промысла и земледелия”, которые наблюдаются в экономике русского крестьян­ского хозяйства.

1) Патриархальное (натуральное) земледелие соеди­няется с домашними промыслами (т. е. с обработкой сырья для своего потребления) и с барщинной работой на землевладельца.

Этот вид соединения крестьянских “промыслов” с земледелием наиболее типичен для средневекового хозяйственного режима, будучи необходимой состав­ной частью этого режима[359]. В пореформенной России от подобного патриархального хозяйства, — в кото­ром еще совершенно нет ни капитализма, ни товар­ного производства, ни товарного обращения, — оста­лись только обломки, именно: домашние промыслы крестьян и отработки.

2) Патриархальное земледелие соединяется с про­мыслом в виде ремесла.

Эта форма соединения стоит еще очень близко к преды­дущей, отличаясь лишь тем, что здесь появляется то­варное обращение — в том случае, когда ремесленник получает плату деньгами и появляется на рынке для закупки орудий, сырья и проч.

3) Патриархальное земледелие соединяется с мелким производством промышленных продуктов на рынок, т. е. с товарным производством в промышленности. Патриархальный крестьянин превращается в мелкого товаропроизводителя, тяготеющего, как мы показали, к употреблению наемного труда, т. е. к капиталисти­ческому производству. Условием этого превращения является уже известная степень разложения крестьян­ства: мы видели, что мелкие хозяева и хозяйчики в промышленности принадлежат в большинстве случаев к зажиточной или к состоятельной группе крестьян. В свою очередь и развитие мелкого товарного произ­водства в промышленности дает дальнейший толчок разложению крестьян-земледельцев.

4) Патриархальное земледелие соединяется с рабо­той по найму в промышленности (а также и в земледе­лии)[360].

Эта форма составляет необходимое дополнение пре­дыдущей: там товаром становится продукт, здесь — рабочая сила. Мелкое товарное производство в про­мышленности необходимо сопровождается, как мы видели, появлением наемных рабочих и кустарей, рабо­тающих на скупщиков. Эта форма “соединения земледе­лия с промыслом” свойственна всем капиталистическим странам, и одна из наиболее рельефных особенностей пореформенной истории России состоит в чрезвычайно быстром и чрезвычайно широком распространении этой формы.

5) Мелкобуржуазное (торговое) земледелие соеди­няется с мелкобуржуазными промыслами (мелкое то­варное производство в промышленности, мелкая тор­говля и пр.).

Отличие этой формы от 3-ей состоит в том, что мелко­буржуазные отношения охватывают здесь не только промышленность, но и земледелие. Будучи наиболее типичной формой соединения промысла с земледелием в хозяйстве мелкой сельской буржуазии, эта форма свойственна поэтому всем капиталистическим странам. Только русским экономистам-народникам предстояла честь открытия капитализма без мелкой буржуазии.

6) Наемная работа в земледелии соединяется с наем­ной работой в промышленности. О том, как проявляется такое соединение промысла с земледелием и каково значение этого соединения, было уже говорено выше.

Итак, формы “соединения земледелия с промыслами” в нашем крестьянстве отличаются чрезвычайным разно­образием: есть такие, которые выражают собой самый примитивный хозяйственный строй с господством нату­рального хозяйства; есть такие, которые выражают высокое развитие капитализма; есть целый ряд переход­ных ступеней между теми и другими. Ограничиваясь общими формулами (вроде таких, как: “соединение про­мысла с земледелием” или “отделение промышленности от земледелия”), нельзя сделать ни шагу в деле уясне­ния действительного процесса развития капитализма.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА

В РОССИИ... ПРОЦЕСС ОБРАЗОВАНИЯ ВНУТРЕННЕГО РЫНКА... ДЛЯ КРУПНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ i...

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: VI. ТОРГОВЫЙ КАПИТАЛ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

НА СЧЕТ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОГО
  Так как в эпоху, предшествующую товарному хозяй­ству, промышленность обрабатывающая соединена с до­бывающей, а во главе этой последней стоиг земледелие, то развитие товарного хозяйс

III. РАЗОРЕНИЕ МЕЛКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ
  До сих пор мы имели дело с простым товарным про­изводством. Теперь мы переходим к капиталистическому производству, т. е. предполагаем, что вместо простых товаропроизводителей перед

О НЕВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛИЗОВАТЬ СВЕРХСТОИМОСТЬ
Дальнейший вопрос в теории внутреннего рынка состоит в следующем. Известно, что стоимость продукта в капиталистическом производстве распадается на три следующие части: 1) первая возмещает постоянны

И КРИТИКА ЭТИХ ВЗГЛЯДОВ У МАРКСА
  Для того, чтобы разобраться в учении о реализации, мы должны начать с Ад. Смита, который положил осно­вание ошибочной теории по данному вопросу, царившей безраздельно в политической

VI. ТЕОРИЯ РЕАЛИЗАЦИИ МАРКСА
  Из вышеизложенного следует уже само собой, что основные посылки, на которых построена теория Маркса, состоят в двух следующих положениях. Пер­вое — что весь продукт капиталистическо

II. ТЕОРИИ О НАЦИОНАЛЬНОМ ДОХОДЕ
  Изложивши основные положения теории Маркса о реализации, мы должны еще указать вкратце на гро­мадное значение ее в теории “потребления”, “распреде­ления” и “дохода” нации. Все эти в

ВНЕШНИЙ РЫНОК?
  По поводу изложенной теории реализации продукта в капиталистическом обществе может возникнуть вопрос: не противоречит ли она тому положению, что капиталистическая нация не может обо

РАЗЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА
  Мы видели, что основой образования внутреннего рынка в капиталистическом производстве является процесс распадения мелких земледельцев на сельско­хозяйственных предпринимателей и раб

I. ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О НОВОРОССИИ
  Г-н В. Постников в своем сочинении: “Южнорус­ское крестьянское хозяйство” (М. 1891)[xxxviii] собрал и обра­ботал данные земской статистики по Таврической, отчасти также Херсонской и

ПО САМАРСКОЙ ГУБЕРНИИ
  От южной окраины перейдем к восточной, к Самар­ской губернии. Берем Новоузенский уезд, последний по времени обследования; в сборнике по этому уезду дана наиболее подробная группиров

ПО САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
  Переходим теперь к средней черноземной полосе, к губернии Саратовской. Берем Камышинский уезд — единственный, по которому дана достаточно полная группировка крестьян по рабочему ско

ПО ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ
  Перенесем теперь наш обзор земско-статистических данных в губернию, находящуюся в совершенно от­личных условиях: Пермскую. Берем Красноуфимский уезд по которому мы имеем группировку

ПО ОРЛОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
  В нашем распоряжении находится 2 сборника по Елецкому и Трубчевскому уездам этой губернии, даю­щие группировку крестьянских дворов по количеству рабочих лошадей[71].  

ПО ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ
  Сборники по Воронежской губернии отличаются осо­бенной полнотой сведений и обилием группировок. Кроме обычной группировки по наделу мы имеем по нескольким уездам группировку по рабо

ПО НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ
  По трем уездам Нижегородской губернии — Княгининскому, Макарьевскому и Васильскому — данные земско-статистической подворной переписи сведены в групповую таблицу, разделяющую крестья

ПО ДРУГИМ ГУБЕРНИЯМ
  Как заметил уже читатель, мы пользуемся при изуче­нии разложения крестьянства исключительно земско-статистическими подворными переписями, если они охватывают более или менее значите

ДАННЫХ О РАЗЛОЖЕНИИ КРЕСТЬЯНСТВА
  Для того, чтобы сравнить между собою и свести во­едино вышеприведенные данные о разложении крестьян­ства, мы не можем, очевидно, брать абсолютные цифры и складывать их по группам: д

И ВОЕННО-КОНСКОЙ ПЕРЕПИСИ
  Мы показали, что отношения между высшей и нич-шей группами крестьянства отмечаются именно томи чертами, которые характерны для отношении сельской буржуазии к сельскому пролетариату,

ЗА 1888-1891 И 1896-1900 ГОДЫ
  Военно-конские переписи 1896 и 1899—1901 годов позволяют теперь сравнить новейшие данные с приве­денными выше.   Соединяя 5 южных губерний (1896) и 43 остальн

О КРЕСТЬЯНСКИХ БЮДЖЕТАХ
  Чтобы покончить с вопросом о разложении крестьян­ства, рассмотрим вопрос еще с другой стороны — по наиболее конкретным данным о крестьянских бюджетах. Мы увидим таким образом нагляд

Средний размер расходов на 1 хозяйство
    На пищу На остальное личное потребление На хозяйство Подати и повинности Всего

Приходится на 1 душу в рублях
группы Муки всякой и крупы Овощей, масла постного и фруктов Картофеля Всего земледельческих продуктов Всег

Приходится на одного взрослого работника
  Группы Потребляемых продуктов Расхода в рублях Муки ржаной, мер Муки ячневой и пшенной, пудов

I. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ БАРЩИННОГО ХОЗЯЙСТВА
  За исходный пункт при рассмотрении современной системы помещичьего хозяйства необходимо взять тот строй этого хозяйства, который господствовал в эпоху крепостного права. Сущность то

С КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ
  Барщинная система хозяйства была подорвана от­меной крепостного права. Подорваны были все главные основания этой системы: натуральное хозяйство, замк­нутость и самодовлеющий характе

III. ХАРАКТЕРИСТИКА ОТРАБОТОЧНОЙ СИСТЕМЫ
  Виды отработков, как уже было замечено выше, чрезвычайно разнообразны. Иногда крестьяне за деньги нанимаются обрабатывать своим инвентарем владель­ческие земли — так называемые “изд

IV. ПАДЕНИЕ ОТРАБОТОЧНОЙ СИСТЕМЫ
  Спрашивается теперь, в каком отношении стоит отра­боточная система к пореформенной экономике России? Прежде всего, рост товарного хозяйства не мирится с отработочной систем

V. НАРОДНИЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВОПРОСУ
  То положение, что отработочная система является простым переживанием барщинного хозяйства, не от­рицается и народниками. Напротив, его признают — хотя и в недостаточно общей форме —

VI. ИСТОРИЯ ХОЗЯЙСТВА ЭНГЕЛЬГАРДТА
  Совершенно особое место среди народников занимает Энгельгардт. Критиковать его оценку отработков и ка­питализма — значило бы повторять сказанное в преды­дущем параграфе. Гораздо бол

VII. УПОТРЕБЛЕНИЕ МАШИН В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  Пореформенная эпоха делится на четыре периода по развитию сельскохозяйственного машиностроения и употребления машин в сельском хозяйстве[154]. Первый период охватывает последние год

Производство, привоз и потребление
сельскохозяйственных машин и орудий Годы В Царстве Польском В 3-х Прибалт губ. В 4-х южных степных губ.: Донской, Ук

VIII. ЗНАЧЕНИЕ МАШИН В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ
  Установив факт в высшей степени быстрого развития сельскохозяйственного машиностроения и употребле­ния машин в русском пореформенном земледелии, мы должны теперь рассмотреть вопрос

IX. НАЕМНЫЙ ТРУД В ЗЕМЛЕДЕЛИИ
  Мы переходим теперь к главному проявлению земле­дельческого капитализма — к употреблению вольно­наемного труда. Эта черта пореформенного хозяйства всего сильнее проявилась на южных

X. ЗНАЧЕНИЕ ВОЛЬНОНАЕМНОГО ТРУДА В ЗЕМЛЕДЕЛИИ
  Попытаемся теперь обрисовать основные черты новых общественных отношений, складывающихся в земледе­лии при употреблении вольнонаемного труда, и опре­делить их значение. С.-

В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ И О ВИДАХ ТОРГОВОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ
  Взглянем прежде всего на общие статистические данные о производстве хлебов в Евр. России. Значи­тельные колебания урожаев делают совершенно непри­годными данные за отдельные периоды

II. РАЙОН ТОРГОВОГО ЗЕРНОВОГО ХОЗЯЙСТВА
  Этот район обнимает южную и восточную окраину Евр. России, степные губернии Новороссии и За­волжья. Земледелие отличается здесь экстенсивным ха­рактером и громадным производством зе

ОБЩИЕ ДАННЫЕ О РАЗВИТИИ МОЛОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА
  Мы переходим теперь к другому важнейшему району земледельческого капитализма в России, именно к обла­сти, в которой преобладающее значение имеют не зер­новые продукты, а продукты ск

В ОПИСЫВАЕМОМ РАЙОНЕ
  Выше были уже приведены свидетельства агрономов и сельских хозяев о том, что молочное хозяйство в по­мещичьих имениях ведет к рационализации земледе­лия. Добавим здесь, что анализ з

В РАЙОНЕ МОЛОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА
  В отзывах литературы по вопросу о влиянии молоч­ного хозяйства на положение крестьянства мы наты­каемся на постоянные противоречия: с одной стороны, указывается на прогресс хозяйств

VI. РАЙОН ЛЬНОВОДСТВА
  На описании двух первых районов капиталистиче­ского земледелия мы остановились довольно подробно ввиду их обширности и типичности наблюдаемых там отношений. В дальнейшем изложении м

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ПРОДУКТОВ
  Выше мы имели уже случай заметить (гл. I, § I), что сельскохозяйственные писатели, разделяя системы сель­ского хозяйства по главному рыночному продукту, относят к особому типу завод

Винокурение
  Мы рассматриваем здесь винокурение только с точки зрения сельского хозяйства. Поэтому нам нет надоб­ности рассказывать о том, как быстро шла концентра­ция винокурения на крупных зав

Свеклосахарное производство
  Переработка свекловицы в сахар еще сильнее скон­центрирована в крупных капиталистических предприя­тиях, чем винокурение, и составляет принадлежность точно так же помещичьих (и главн

Картофельно-крахмальное производство
  От технических производств, составляющих исключи­тельное достояние помещичьих хозяйств, переходим к таким, которые доступны более или менее крестьян­ству. Сюда относится прежде всег

Маслобойное производство
  Выделка масла из льна, конопли, подсолнечника и пр. тоже представляет из себя нередко сельскохозяй­ственное техническое производство. О развитии масло­бойного производства в порефор

Табаководство
  В заключение приведем краткие указания о развитии табаководства. В среднем за 1863—1867 гг. в России со­биралось 1923 тыс. пуд. с 32 161 дес.; в 1872—1878 гг.— 2783 тыс. пуд. с 46 4

ПОДГОРОДНОЕ ХОЗЯЙСТВО
  С падением крепостного права “помещичье садо­водство”, которое было развито в довольно значительной степени, “сразу и быстро пришло в упадок почти во всей России”[251]. Проведение ж

О СОВРЕМЕННОМ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ КРИЗИСЕ
  “Общинное начало препятствует захвату капиталом земледельческого производства” — так выражает г. Н. —он (с. 72) другую распространенную народническую теорию, построенную точно так ж

I. ДОМАШНЯЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И РЕМЕСЛО
  Домашней промышленностью мы называем перера­ботку сырых материалов в том самом хозяйстве (кре­стьянской семье), которое их добывает. Домашние промыслы составляют необходимую принадл

ЦЕХОВОЙ ДУХ В МЕЛКИХ ПРОМЫСЛАХ
  Мы уже заметили, что ремесленник появляется на рынке, хотя и не с тем продуктом, который он произ­водит. Естественно, что, придя раз в соприкосновение с рынком, он переходит со врем

ДВЕ ФОРМЫ ЭТОГО ПРОЦЕССА И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ
Из вышеизложенного вытекают еще следующие свойства мелкого производства, заслуживающие вни­мания. Появление нового промысла означает, как мы уже заметили, процесс роста общественно

ПОДВОРНЫХ ПЕРЕПИСЕЙ КУСТАРЕЙ В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ
  Посмотрим теперь, каковы те общественно-экономи­ческие отношения, которые складываются среди мел­ких товаропроизводителей в промышленности. Задача определить характер этих отношений

Предыдущей таблицы
Сплошная линия указывает в процентах (считая сверху) долю высшего, третьего, разряда кустарей в общей сумме числа заведений, рабочих и т.д. по 33-м промыслам.    

V. КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ ПРОСТАЯ КООПЕРАЦИЯ
  Из раздробленного мелкого производства вырастает ка­питалистическая простая кооперация. “Капиталистичес­кое производство начинается на деле с того момента, когда один и тот ж

О ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКЕ НАШЕЙ ДЕРЕВНИ
  У нас нередко сущность вопроса о “судьбах капита­лизма в России” изображается так, как будто бы глав­ное значение имел вопрос: как быстро? (т. е как быстро развивается капита

И ЕЕ ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ
  Под мануфактурой разумеется, как известно, коопе­рация, основанная на разделении труда. По своему возникновению мануфактура непосредственно примы­кает к описанным выше “первым стади

Ткацкие промыслы
  Ткачество полотняных, шерстяных, хлопчатобумаж­ных, шелковых тканей, позумента и проч. имело у нас повсюду следующую организацию (до появления круп­ной машинной индустрии). Во главе

Другие отрасли текстильной индустрии. Валяльное производство
  Если судить по официальной фабр.-зав. статистике, то войлочное производство представляет весьма слабое развитие “капитализма”: во всей Евр. России всего 55 фабрик с 1212 рабочими и

Шляпное и шапочное, пеньковое и веревочное производства
  Статистические данные о шляпном промысле Москов­ской губ. были приведены нами выше[381]. Из них видно, что 2/3 всего производства и всего числа рабочих сосредоточены в 18 заведениях

Производства по обработке дерева
  Наиболее типичным образчиком капиталистической мануфактуры в этой области является сундучный про­мысел. По данным, напр., пермских исследователей, “организация его такова: несколько

Продуктов. Кожевенное и скорняжное
  Наиболее обширные районы кожевенной промыш­ленности представляют особенно рельефные примеры полной слитости “кустарной” и фабр.-заводской промышленности, примеры весьма развитой (и

Остальные производства по обработке животных продуктов
  Особенно замечательный пример капиталистической мануфактуры представляет знаменитый сапожный про­мысел села Кимры, Корчевского уезда Тверской губ , и его окрестностей[419]. Промысел

Производства по обработке минеральных продуктов
  В отделе керамических производств пример капита­листической мануфактуры дают нам промыслы Гжель­ского района (округ из 25 деревень Бронницкого и Богородского уездов Московской губер

Производства по обработке металлов. Павловские промыслы
  Знаменитые павловские сталеслесарные промыслы охватывают целый район Горбатовского уезда Ниже­городской губернии и Муромского уезда Владимирской губернии. Происхождение этих промысл

Другие производства по обработке металлов
  К капиталистической мануфактуре относятся также промыслы села Безводного Нижегородской губернии и уезда. Это — тоже одно из промышленных сел, боль­шая часть жителей которого вовсе н

Ювелирное, самоварное и гармонное производства
Село Красное Костромской губернии и уезда — одно из тех промышленных сел, которые являются обыкно­венно центрами нашей “народной” капиталистической мануфактуры. Это большое село (в 1897 г. 2612 жит

И ОТДЕЛЕНИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ ОТ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  В непосредственной связи с разделением труда вообще стоит, как было уже замечено, территориальное разделение труда, специализация отдельных районов на производстве одного продукта,

V. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ МАНУФАКТУРЫ
  Во всех рассмотренных нами промыслах, организо­ванных по типу мануфактуры, громадная масса рабочих несамостоятельны, подчинены капиталу, получают только заработную плату, не владея

VI. ТОРГОВЫЙ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ КАПИТАЛ В МАНУФАКТУРЕ
“СКУПЩИК” И “ФАБРИКАНТ”   Из приведенных выше данных видно, что наряду с крупными капиталистическими мастерскими мы встре­чаем всегда на данной ступени разви

КАК ПРИДАТОК МАНУФАКТУРЫ
  Капиталистическая работа на дому, — т. е. домаш­няя переработка за сдельную плату материала, полу­ченного от предпринимателя, — встречается, как было указано в предыдущей главе, и в

VIII. ЧТО ТАКОЕ “КУСТАРНАЯ” ПРОМЫШЛЕННОСТЬ?
  В двух предыдущих главах мы имели дело глав­ным образом с той промышленностью, которую у нас принято называть “кустарною”; можно попытаться те­перь дать ответ на поставленный в заго

I. НАУЧНОЕ ПОНЯТИЕ ФАБРИКИ
И ЗНАЧЕНИЕ “ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ” СТАТИСТИКИ[xci]   Переходя к крупной машинной (фабричной) промыш­ленности, надо прежде всего установить, что

II. НАША ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКАЯ СТАТИСТИКА
  Основным источником фабрично-заводской статистики в России служат ведомости, доставляемые ежегодно фабрикантами и заводчиками в департамент торговли и мануфактур, согласно требовани

Производства текстильные
  Во главе производств по обработке шерсти стоит суконное, дающее в 1890 г. свыше 35 млн. руб. суммы производства и 45 тыс. рабочих. Историко-статистические данные об этом производств

Производства по обработке дерева
  В этом отделе наиболее достоверны данные о лесо­пильном производстве, хотя в прежнее время и сюда зачислялись мелкие заведения[540]. Громадное развитие этого производства в пореформ

Производства химические, по обработке животных продуктов и керамические
  Данные собственно по химическому производству отличаются сравнительной достоверностью. Вот све­дения о его росте: в 1857 г. потреблялось в России хи­мических продуктов на 14 млн. ру

Производства металлургические
  В фабрично-заводской статистике металлургических производств источником сбивчивости является, во-первых, включение мелких заведений (исключительно в 60-х и 70-х годах)[549], а во-вт

Производства питательных продуктов
  Эти производства заслуживают особенного внима­ния по интересующему нас вопросу, ибо сбивчивость данных фабрично-заводской статистики достигает здесь высшей степени. А в общем итоге

Производства акцизные и остальные
  В некоторых акцизных производствах мы наблю­даем уменьшение числа фабрично-заводских рабочих с 1860-х годов до настоящего времени, но размер этого уменьшения далеко не таков, как ут

В КРУПНЫХ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ?
  Рассмотрев данные о фабрично-заводской и горной промышленности, мы можем теперь попытаться отве­тить на этот вопрос, который так занимал экономистов-народников и который они решали

Число рабочих в крупных капиталистических
предприятиях (в тысячах) Годы В фабр.-зав. промышленности В горной промышленности На жел. дорогах Вс

Число лиц обоего пола
  Самостоятельных (т.е. таких, которые сами себя соджержат) Членов семей и прислуги Всего Хозяева

VI. СТАТИСТИКА ПАРОВЫХ ДВИГАТЕЛЕЙ
  Применение паровых двигателей к производству является одним из наиболее характерных признаков крупной машинной индустрии. Интересно поэтому рассмотреть имеющиеся по этому вопросу да

VII. РОСТ КРУПНЫХ ФАБРИК
  Доказанная выше неудовлетворительность данных нашей фабрично-заводской статистики заставила нас прибегнуть к более сложным подсчетам для определе­ния того, как развивалась после реф

VIII. РАЗМЕЩЕНИЕ КРУПНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  Кроме вопроса о концентрации производства на крупнейших заведениях для характеристики крупной машинной индустрии важен еще вопрос о концентрации производства в отдельных центрах фаб

IX. РАЗВИТИЕ ЛЕСОПРОМЫШЛЕННОСТИ И СТРОИТЕЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  Одним из необходимых условий роста крупной машин­ной индустрии (и чрезвычайно характерным спутником ее роста) является развитие промышленности, дающей топливо и материалы для постро

X. ПРИДАТОК ФАБРИКИ
  Придатком фабрики мы называем те формы наемного труда и мелкой промышленности, существование кото­рых непосредственно связано с фабрикой. Сюда отно­сятся прежде всего (в известной с

ОТ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ
  Полное отделение промышленности от земледелия производит только крупная машинная индустрия. Русские данные вполне подтверждают это положение, установленное автором “Капитала”

В РУССКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  Подведем теперь итоги тем основным выводам, к ко­торым приводят данные о развитии капитализма в нашей промышленности[668]. Главных стадий этого развития три: мелкое товарно

I. РОСТ ТОВАРНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  Как известно, товарное обращение предшествует то­варному производству и составляет одно из условий (но не единственное условие) возникновения этого послед­него. В настоящей работе м

Рост городов
  Самым наглядным выражением рассматриваемого про­цесса является рост городов. Вот данные об этом росте в Европейской России (50 губерний) в пореформенную эпоху[695]:  

Значение внутренней колонизации
  Как мы уже указали выше (гл. I, § II)[699], теория выводит закон роста индустриального населения на счет земледельческого из того обстоятельства, что в промышленности переменный кап

Рост фабричных и торгово-промышленных местечек и сел
  Кроме городов значение индустриальных центров имеют, во-1-х, пригороды, которые не всегда считаются вместе с городами и которые охватывают все больший и больший район окрестностей б

Отхожие неземледельческие промыслы
  Но и добавление к городам фабричных, заводских и торгово-промышленных сел и местечек далеко не исчер­пывает еще всего индустриального населения России. Отсутствие свободы передвижен

III. РОСТ УПОТРЕБЛЕНИЯ НАЕМНОГО ТРУДА
  В вопросе о развитии капитализма едва ли не наи­большее значение имеет степень распространения наем­ного труда. Капитализм, это — та стадия развития товарного производства, когда и

IV. ОБРАЗОВАНИЕ ВНУТРЕННЕГО РЫНКА НА РАБОЧУЮ СИЛУ
  Чтобы резюмировать те данные, которые были при­ведены по этому вопросу в предыдущем изложении, мы ограничимся картиной передвижения рабочих по Ев­ропейской России. Такую картину дае

V. ЗНАЧЕНИЕ ОКРАИН. ВНУТРЕННИЙ ИЛИ ВНЕШНИЙ РЫНОК?
  В первой главе было указано на ошибочность той теории, которая связывает вопрос о внешнем рынке для капитализма с вопросом о реализации продукта (стр. 25[755] и следующие). Необходи

VI. “МИССИЯ” КАПИТАЛИЗМА
  Нам остается еще в заключение подвести итоги по тому вопросу, который получил в литературе название вопроса о “миссии” капитализма, т. е. об его истори­ческой роли в хозяйственном р

Свод статистических данных о фабрично-заводской
промышленности Европейской России     Годы Данные о различном числе производств, о котором в разное время есть сведения

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги