рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ - раздел Экономика, Мистер Лейсестер Пейтон – ее жених, бизнесмен   Кухня. В Одном Углу Газовая Плита, В Другом – Буфет С Тарелка...

 

Кухня. В одном углу газовая плита, в другом – буфет с тарелками и блюдами. В задней стене дверь и окно с железной решеткой. За стеной – лестница. В окно можно видеть людей, которые поднимаются и спускаются по ней. Посреди кухни стол. Тут и там стоят стулья. На полу линолеум. В кухне просторно, чисто и светло.

Уильям сидит на стуле, положив ногу на ногу, и читает книгу в обложке. Входит Фредерик с ведром угля.

 

ФРЕДЕРИК (ставя ведро на пол). Ужасно тяжелый уголь. Ты мог бы отнести ведро наверх.

УИЛЬЯМ (весело). Могу, но не хочу.

ФЕДЕРИК. Я бы не просил тебя, если бы не болела раненая рука.

УИЛЬЯМ (подозрительно). И в какую руку тебя ранили?

ФРЕДЕРИК. В обе.

УИЛЬЯМ. Тогда носи уголь на голове. Говорят, это легче всего и улучшает фигуру.

ФРЕДЕРИК. Ты бессердечный дьявол.

УИЛЬЯМ. Я бы помог тебе, старина, но доктор запретил мне поднимать тяжести. Кроме того, это не входит в мои обязанности. Я готовлю еду, а ты делаешь все остальное.

ФРЕДЕРИК. Ты готовишь еду? А мне представляется, что ты читаешь книгу. Не понимаю, почему я должен потеть за двоих?

УИЛЬЯМ. Видишь ли, тебе не хватает организованности. Работа по дому не займет много времени, если делать все по порядку. Главное – это система.

ФРЕДЕРИК. И зачем я взял на себя домашнее хозяйство? Чувствовал же, что ты выбираешь работу полегче.

УИЛЬЯМ. Естественно, я берусь за то, что могу сделать. Это один из моих принципов. Приготовление пищи – искусство. А вести домашнее хозяйство может каждый дурак.

ФРЕДЕРИК. Еще одно слово, и я дам тебе в ухо. Ты пот попробуй почистить пару ботинок, и поймешь, как это трудно.

УИЛЬЯМ. Да ты, небось, не знаешь, как чистят обувь. Ты плевал на ботинки?

ФРЕДЕРИК. Нет, только на столовое серебро.

УИЛЬЯМ. В общем, перестань спорить и накрой на стол, пока я дочитаю книгу.

ФРЕДЕРИК (мрачно). Это ленч или обед?

УИЛЬЯМ. Еще не знаю, но есть будем здесь. Так проще.

ФРЕДЕРИК. А что сказала Виктория?

УИЛЬЯМ. Я не успел с ней поговорить.

 

ФРЕДЕРИК. Сегодня у нее отвратительное настроение.

УИЛЬЯМ. Почему?

ФРЕДЕРИК. Потому что утром никто не нагрел воду для ванны.

УИЛЬЯМ. Разве?

ФРЕДЕРИК. Как будто ты этого не знаешь?

УИЛЬЯМ. Холодная вода полезней для здоровья. Закаливает организм.

ФРЕДЕРИК. Расскажи это своей бабушке. Просто ты слишком ленив, чтобы встать вовремя и нагреть воду.

УИЛЬЯМ. Лучше бы ты занимался своими делами и не лез в мои.

ФРЕДЕРИК. Пока я не вижу, чтобы ты что-то делал.

УИЛЬЯМ. Сначала я хочу узнать, стала гувернантка женой герцога или нет. Советую тебе прочитать эту книгу.

ФРЕДЕРИК. У меня нет времени. Если я берусь за работу, то делаю ее на совесть.

УИЛЬЯМ. Не слышу, что ты там бормочешь.

ФРЕДЕРИК. Что у нас на ленч? (Подходит к плите и снимает крышку с кастрюли). Что это?

УИЛЬЯМ. Картошка. Можешь взять вилку и проверить, сварилась ли она.

 

Фредерик берт вилку и с трудом достает картофелину.

 

ФРЕДЕРИК. Черт побери, они не чищены.

УИЛЬЯМ. Естественно.

ФРЕДЕРИК. Я не люблю картошку в мундире (бросает картофелину обратно).

УИЛЬЯМ. Зато в ней сохраняются витамины.

ФРЕДЕРИК (принюхивается). Похоже, бифштекс уже готов.

УИЛЬЯМ. Готов? Он жарится только четверть часа.

ФРЕДЕРИК. Но в гриль-баре его готовят за десять минут.

УИЛЬЯМ. Мне на это наплевать. Даже дети знают, что фунт мяса нужно жарить четверть часа.

ФРЕДЕРИК. Ну и что?

УИЛЬЯМ. Я купил три фунта, то есть они будут готовы через сорок пять минут.

ФРЕДЕРИК. А мне кажется, пора приступать к еде.

УИЛЬЯМ. Середина еще совсем сырая.

ФРЕДЕРИК. Но, если бы у тебя было три куска по фунту, ты бы жарил их по четверти часа каждый?

УИЛЬЯМ. Точно. Именно про это я и толкую. Раз кусок в три фунта, он должен жариться сорок пять минут.

ФРЕДЕРИК. Но, черт побери, это же одна и та же четверть часа.

УИЛЬЯМ. Ты меня утомляешь. С тем же успехом ты можешь сказать, три человека прошли за час двенадцать миль, если каждый прошел по четыре мили.

ФРЕДЕРИК. Именно об этом я и говорю.

УИЛЬЯМ. Но ведь это абсурд.

ФРЕДЕРИК. Да нет. Я утверждал обратное. Ты меня совсем запутал. Давай начнем сначала.

УИЛЬЯМ. Похоже, я никогда не прочитаю книгу.

ФРЕДЕРИК. Вопрос очень серьезный. Я возьму карандаш и бумагу и мы все запишем.

ВИЛЬЯМ. Ради Бога, лучше почисти ножи и перестань совать нос в чужие дела.

ФРЕДЕРИК. А кто будет есть этот бифштекс?

УИЛЬЯМ. Если ты не замолчишь, тебе не достанется ни кусочка.

ФРЕДЕРИК. Боюсь, я и так не смогу его есть. Послушай, если ты разрежешь кусок на три части, у тебя все равно останется три фунта мяса.

УИЛЬЯМ. Разумеется, нет. У меня будут три куска по фунту, а это совсем другое дело.

ФРЕДЕРИК. Но мясо одно и то же!

УИЛЬЯМ (возбужденно). Совсем наоборот. Мясо будет совершенно другое.

ФРЕДЕРИК. Ты хочешь сказать, что кусок мяса в сто фунтов надо жарить двадцать пять часов.

УИЛЬЯМ. Именно. А тысячу фунтов я бы жарил десять дней.

ФРЕДЕРИК. Сколько же на это уйдет газа?

УИЛЬЯМ. Ничего не поделаешь. Против логики не попрешь.

 

Входит Виктория.

 

ВИКТОРИЯ. Это никуда не годится. Я звоню уже четверть часа. В доме двое мужчин, и никто даже не пошевельнулся.

УИЛЬЯМ. Мы увлеклись спором.

ФРЕДЕРИК. Сейчас я тебе все объясню, Виктория.

УИЛЬЯМ. Оставь Викторию в покое. Повар – я, и никому не позволю вмешиваться в мою работу.

ФРЕДЕРИК. Ты должна что-то сделать, Виктория. Он сожжет мясо.

ВИКТОРИЯ. Мне все равно. Я мясо не ем.

УИЛЬЯМ. На ленч у нас больше ничего нет.

ВИКТОРИЯ. Я не останусь на ленч.

УИЛЬЯМ. Почему?

ВИКТОРИЯ. Потому что… потому что мистер Лейсестер Пейтон сделал мне предложение, и я согласилась стать его женой.

ФРЕДЕРИК. Виктория, у тебя уже есть два мужа.

ВИКТОРИЯ. Полагаю, вы поможете мне обрести свободу.

 

Слышится звонок в дверь.

 

ФРЕДЕРИК. Кто это?

ВИКТОРИЯ. Мой адвокат.

ФРЕДЕРИК. Твой кто?

ВИКТОРИЯ. Я просила его прийти в час дня. Пожалуйста, Фредди, открой дверь.

ФРЕДЕРИК. А что ему нужно?

ВИКТОРИЯ. Он займется моим разводом.

ФРЕДЕРИК. Однако, ты не теряешь времени даром (выходит).

УИЛЬЯМ. К чему такие крайности, Виктория?

ВИКТОРИЯ. Я должна что-то сделать. Ты же понимаешь, женщина не может обходиться без прислуги. Сегодня мне пришлось одеваться самой.

УИЛЬЯМ. И как тебе это удалось?

ВИКТОРИЯ. С большим трудом.

УИЛЬЯМ. Но ты все равно прекрасно выглядишь.

ВИКТОРИЯ. Мне не нужны твои комплименты, Билл.

УИЛЬЯМ. А почему?

ВИКТОРИЯ. Теперь, когда я помолвлена с Лейсестером Пейтоном, мне кажется это неприлично.

УИЛЬЯМ. Значит, ты твердо решила развестись со мной?

ВИКТОРИЯ. Да.

УИЛЬЯМ. Тогда я буду ухаживать за тобой, как за чужой женой.

ВИКТОРИЯ (улыбаясь). Твои ухаживания мне ни к чему.

УИЛЬЯМ. Но я просто обязан сказать, что не встречал более очаровательного создания.

ВИКТОРИЯ. Я сейчас заткну уши.

УИЛЬЯМ (берет ее за руки). Я возьму тебя за руки, чтобы ты этого не сделала.

ВИКТОРИЯ. Я закричу.

УИЛЬЯМ. Тебе это не удастся, потому что я закрою тебе рот (целует ее).

ВИКТОРИЯ. Билл, как жаль, что ты был моим мужем. Из тебя вышел бы отличный любовник… Осторожно, они идут. Я не хочу, чтобы адвокат застал меня в объятьях собственного мужа.

УИЛЬЯМ. Это произведет ужасное впечатление.

 

Фредерик приводит на кухню мистера Рэма, адвоката. Это все, что можно о нем сказать.

 

ВИКТОРИЯ. Добрый день, мистер Рэм. Это мои мужья.

МИСТЕР РЭМ. Рад С вами познакомиться, джентльмены. Чтобы упростить дело, хотел бы узнать, кто первый муж, а кто – второй.

ВИКТОРИЯ. Вот майор Кардью, мой первый муж, а это – майор Лаундес.

МИСТЕР РЭМ. Все ясно. И оба майоры. Забавное совпадение.

УИЛЬЯМ. Полагаю, миссис Лаундес объяснила вам, что к чему, мистер Рэм.

МИСТЕР РЭМ. Да, вчера у нас состоялась долгая и обстоятельная беседа.

ФРЕДЕРИК. Надеюсь, вы понимаете, что для миссис Кардью ситуация очень щекотливая.

МИСТЕР РЭМ (удивленно). Миссис Кардью? Какая еще миссис Кардью?

ФРЕДЕРИК. Вот миссис Кардью.

МИСТЕР РЭМ. Да, конечно. Но все-таки, кто эта дама – миссис Лаундес или миссис Кардью. Впрочем, это не столь важно, поскольку ее не устраивают обе эти фамилии.

ВИКТОРИЯ. Я только что сообщила им об этом.

УИЛЬЯМ. Мы никак не оправимся от шока.

ФРЕДЕРИК. Да, нам так тяжело.

МИСТЕР РЭМ. Она решила развестись с вами обоими. Я объяснил миссис Кардью-Лаундес, что это не обязательно, так как фактически она замужем только за одним из вас.

ВИКТОРИЯ. Тогда кто же я для второго?

МИСТЕР РЭМ. Видите ли, миссис Кардью-Лаундес, я бы не хотел упоминать это слово в присутствии дамы, но вы – его наложница.

УИЛЬЯМ. Ах, на меня так и поверяло Востоком.

ВИКТОРИЯ (негодующе). Что вы хотите этим сказать?

УИЛЬЯМ. Фатима. Твое лицо, что полная луна, а глаза ярче, чем у молодой газели. Подойди ко мне и потанцуй под пение лютни.

ВИКТОРИЯ. Хватит, Билл. Я разведусь и с тем, и с другим. Чтобы доказать всем, что они оба – мои мужья.

ФРЕДЕРИК. Мне кажется, это разумно.

МИСТЕР РЭМ. Как я понимаю, джентльмены не возражают?

УИЛЬЯМ. Лично я готов пожертвовать своей любовью ради счастья Виктории.

МИСТЕР РЭМ. Благородный поступок.

ВИКТОРИЯ. Он всегда был джентльменом.

МИСТЕР РЭМ (Фредерику). А вы, майор Кардью?

ФРЕДЕРИК. Лаундес.

МИСТЕР РЭМ. Ах, прошу меня извинить. Так вы согласны дать этой даме желанную свободу?

ФРЕДЕРИК. Да.

МИСТЕР РЭМ. Идем дальше. Чтобы сэкономить время, я предлагаю развестись по суду. Так как вы оба готовы дать развод миссис Кардью-Лаундес, вам не надо прибегать к услугам других адвокатов. Сейчас я объясню вам все тонкости.

ВИКТОРИЯ. Вы можете положиться на мистера Рэма. Он устроил не одну сотню разводов.

МИСТЕР РЭМ. Да, забот у меня хватает. Разъяренный муж, обманутая жена, чего только не увидишь в моем деле. Мое кредо: сделать все быстро и без лишнего шума. Эта система доказала свои неоспоримые преимущества. Я мог бы назвать вам имена дам, которые сменили трех или четырех мужей, не запятнав скандалом своего честного имени.

УИЛЬЯМ. Вы, должно быть, очень занятый человек.

МИСТЕР РЭМ. Уверяю вас, майор, у меня нет ни минуты свободного времени.

УИЛЬЯМ. Но ведь есть счастливые семьи.

МИСТЕР РЭМ. Мне кажется, вы заблуждаетесь, майор Кардью.

ВИКТОРИЯ. Вы – пессимист, мистер Рэм. Мои мужья были счастливы со мной.

МИСТЕР РЭМ. Однако, мы отвлеклись. Я хочу напомнить джентльменам, что требуется для развода по законам нашей страны. Если развестись хочет муж, он должен доказать, что жена изменила ему. В то же время английские законы признают за мужчиной право на многобрачие, и жена, чтобы получить развод, должна, кроме измены, доказать, что муж подвергает ее жестокому обращению или не выполняет своих обязанностей, покинув е. Так что давайте сначала установим причину развода. Что вы предпочитаете, жестокое обращение или невыполнение своего долга?

ВИКТОРИЯ. Лично я предпочла бы второе.

УИЛЬЯМ. Разумеется. Я даже в мыслях не могу причинить боль Виктории.

ФРЕДЕРИК. Всем известно, что я не обижу даже муху.

МИСТЕР РЭМ. Тогда остановимся на невыполнении супружеского долга. Процедура достаточно проста. Миссис Лаундес-Кардью напишет вам по письму, с просьбой вернуться к ней и обязательно с фразой “чтобы восстановить семью”, а вы откажетесь это сделать. Я предлагаю написать ответы прямо сейчас.

УИЛЬЯМ (удивленно). До того, как мы получили письма?

МИСТЕР РЭМ. Да. Письмо, которое она напишет для последующего оглашения в суде, столь трогательное, что в одной семье собравшийся развестись муж, прочитав его, немедленно вернулся к жене. Она страшно рассердилась, и теперь я прошу писать ответ заранее.

УИЛЬЯМ. Трудно писать ответ на еще не полученное письмо.

МИСТЕР РЭМ. Предвидя возможные осложнения, я заготовил и ответы. У вас есть ручка?

УИЛЬЯМ. Да.

МИСТЕР РЭМ (достает один исписанный и два чистых листа бумаги). Вы напишите ответы под мою диктовку. Вот вам лист бумаги.

УИЛЬЯМ (берет лист). Обратный адрес – отель “Маджестик”?

МИСТЕР РЭМ. Позднее вы поймете, в чем дело. Ваш листок, майор (передает второй чистый лист Фредерику).

ФРЕДЕРИК. Мы напишем один и тот же ответ?

МИСТЕР РЭМ. Разумеется, нет. У меня есть два варианта ответа, и мы ими воспользуемся. Один более печальный, второй – грубый. Вы сами решайте, кто на каком остановится.

ВИКТОРИЯ. Они оба выражаются в моем присутствии, но особенно усердствует Билл.

МИСТЕР РЭМ. Вот и разобрались. Вы готовы, майор Лаундес?

ФРЕДЕРИК (склоняясь над чистым листом). Да.

МИСТЕР РЭМ (диктует). Моя дорогая Виктория. Я тщательно обдумал твое письмо. Если бы у меня оставалась хоть капля надежды на то, что мы, забыв прошлое, сможем начать все сначала, я бы первым стал на путь примирения.

УИЛЬЯМ. Как трогательно.

МИСТЕР РЭМ (продолжает). Но, к сожалению, я пришел к выводу, что возвращение к тебе лишь положит начало новому кругу страданий. Поэтому я твердо решил ответить отказом на твою просьбу, и не вернусь ни при каких обстоятельствах. Искренне твой… Теперь подпишитесь. Только разборчиво.

ВИКТОРИЯ. Какое теплое письмо. Я бы хотела оставить его у себя.

МИСТЕР РЭМ. Теперь вы, майор Кардью.

УИЛЬЯМ. Диктуйте.

МИСТЕР РЭМ. Моя дорогая Виктория. Я получил письмо, в котором ты просишь меня вернуться. Хочу напомнить тебе, что наша совместная жизнь была сущим адом, и я давно понял, что совершил ошибку, женившись на тебе. Ты надоела мне бесконечными сценами и замучила ревностью. Я не желаю больше тебя видеть и не вернусь даже под страхом смерти.

УИЛЬЯМ. Не слишком ли грубо?

МИСТЕР РЭМ. Чтобы смягчить впечатление, закончите письмо вежливой фразой: “Надеюсь остаться твоим преданным другом”. И распишитесь.

УИЛЬЯМ. Готово.

МИСТЕР РЭМ. Теперь мы можем обратиться в суд по поводу пренебрежения супружескими обязанностями, и через шесть месяцев возбудить дело о разводе.

ВИКТОРИЯ. Через шесть месяцев! Когда же я стану свободна?

МИСТЕР РЭМ. Примерно через год.

ВИКТОРИЯ. Нет, так не пойдет. Слишком долго.

МИСТЕР РЭМ (пожимая плечами). Тогда придется прибегнуть к жестокому обращению.

ВИКТОРИЯ. Ну, что ж, я согласна.

ФРЕДЕРИК. Не нравится мне эта идея, Виктория.

ВИКТОРИЯ. Дорогой, попробуй хоть сейчас не выставлять напоказ свой эгоизм.

УИЛЬЯМ. Я не смогу ударить женщину.

МИСТЕР РЭМ. Жестокое обращение имеет свои преимущества. Во всяком случае, доказательства выглядят очень убедительно.

ВИКТОРИЯ. Моя мама подтвердит, что угодно.

МИСТЕР РЭМ. Показания слуг все-таки лучше. Судьи почему-то с подозрением относятся к словам тещи. Конечно, тут необходима предельная осторожность. Однажды муж, следуя моим указаниям, чуть сильнее, чем следовало, ударил в челюсть жену и вышиб ей вставные зубы. К сожалению, при этом присутствовал джентльмен, за которого собиралась выйти замуж моя клиентка. Вид выбитых вставных зубов так потряс его. Что он первым же поездом уехал на континент, и больше о нем никто не слышал.

УИЛЬЯМ. Я рад, что у Виктории нет вставных зубов.

МИСТЕР РЭМ. В другом случае я предложил джентльмену взять плетку и несколько раз ударить жену. Не знаю почему, но он вошел во вкус и устроил ей настоящую порку.

ВИКТОРИЯ. Как ужасно.

МИСТЕР РЭМ. Самое ужасное состояло в том, что потом она бросилась мужу на шею, говоря, что обожает его, и не пожелала разводиться. Кстати, она собиралась замуж за полковника, и тот, узнав об изменении ее планов, рассвирепел и во всем обвинил меня. Мне пришлось послать за полицией, чтобы выставить его из моего дома.

ВИКТОРИЯ. У вас опасная работа, мистер Рэм.

МИСТЕР РЭМ. Я просто объясняю, что может произойти. И на основе горького опыта я разработал систему, которая не дает сбоев. Я предлагаю три варианта жестокого обращения. Первый – за обеденным столом. Джентльмены. Слушайте меня внимательно. Итак, вы сидите за столом. Пробуете суп, бросаете ложку в тарелку и говорите: “О, Боже, суп несъедобен. Неужели нельзя найти приличную кухарку?” Вы, мадам, должны ответить: “Я делаю все, что в моих силах”. На что джентльмен с громким криком: “Ешь это сама, идиотка”, - бросает тарелку в жену. При удаче дама может увернуться от супа и пачкается только скатерть.

ВИКТОРИЯ. Это меня устраивает.

МИСТЕР РЭМ. Второй вариант заключается в следующем. Вынув из револьвера все патроны, джентльмен звонит горничной и, как только она открывает дверь, целится в даму и говорит: “Ты лжешь, я тебя убью”. Вы, мадам, испускаете истошный вопль и кричите: “Спасите меня. Спасите!”

ВИКТОРИЯ. Мне это нравится. Так драматично.

МИСТЕР РЭМ. И эффективно. Когда горничная рассказывает об этом в зале суда, у присутствующих по коже пробегает холодок.

ВИКТОРИЯ (репетирует). Спасите меня, спасите!

МИСТЕР РЭМ. В третьем случае необходимы два свидетеля. Джентльмен хватает даму за горло, одновременно говоря: “Клянусь Богом, я тебя задушу!” Очень важно, чтобы на шее остался синяк, и доктор, за которым посылают незамедлительно, мог бы подтвердить его насильственное происхождение.

ВИКТОРИЯ. Я бы не хотела, чтобы меня хватали за горло.

МИСТЕР РЭМ. Поверьте мне, это не страшнее удаления зуба. Если один из джентльменов подойдет к даме, я покажу, как это делается. Майор Кардью, вы не возражаете?

УИЛЬЯМ. Разумеется, нет.

ВИКТОРИЯ. Билл, только осторожно.

УИЛЬЯМ. Я должен схватить ее одной рукой или двумя?

МИСТЕР РЭМ. Только одной.

 

Уильям хватает Викторию за шею.

 

МИСТЕР РЭМ. Отлично. Если он давит слишком слабо, стукните его по коленке.

УИЛЬЯМ. Осторожнее, Виктория, а не то я дам сдачи.

МИСТЕР РЭМ. Вот это дело. Какой же синяк без эмоций. Теперь говорите.

ВИКТОРИЯ. Я задыхаюсь.

МИСТЕР РЭМ. Говорите, говорите.

УИЛЬЯМ. Клянусь Богом, я тебя задушу.

МИСТЕР Рэм. Превосходно. Настоящий артист. Считайте. Что вас уже развели.

ВИКТОРИЯ. Как он это сказал! У меня кровь застыла в жилах.

ФРЕДЕРИК. Теперь моя очередь.

МИСТЕР РЭМ. Раз идея вам ясна, вы можете потренироваться на майоре Кардью.

ФРЕДЕРИК. Благодарю.

МИСТЕР РЭМ. Теперь мы переходим к довольно тривиальному, но необходимому по английским законам условию. Я говорю про нарушение супружеской верности.

УИЛЬЯМ. Ну, с этим мы справимся сами. Хороший ужин плюс мое обаяние, и я представлю вам требуемые доказательства.

МИСТЕР РЭМ. Я просто шокирован вашим предложением. Неужели вы думаете, что я могу потворствовать аморальному поведению.

УИЛЬЯМ. Но другого выхода нет. Как говорится, цель оправдывает средства.

МИСТЕР РЭМ. Совсем наоборот. И должен предупредить, если вы не выбросите из головы эти непристойные мысли, вам придется искать другого адвоката.

ВИКТОРИЯ. Как ты мог подумать об этом, Билл?

УИЛЬЯМ. Но, Виктория, я хотел лишь ускорить дело. Извините меня, мистер Рэм. Я готов во всем положиться на ваш опыт.

МИСТЕР РЭМ. Тогда слушайте. Я сниму номер в отеле “Маджестик”. Как вы помните, ваши письма написаны на фирменном бланке этого отеля. Судья обязательно это отметит. В определенный день вы придете ко мне в контору, где и встретитесь с дамой.

УИЛЬЯМ. Значит, вы предоставляете и женщину?

МИСТЕР РЭМ. Разумеется.

ФРЕДЕРИК. И кто она?

МИСТЕР РЭМ. У нее безупречная репутация. Она помогает мне уже много лет.

УИЛЬЯМ. То есть, зарабатывает этим на жизнь?

МИСТЕР РЭМ. Да.

ФРЕДЕРИК. Однако!

МИСТЕР РЭМ. Видите ли, она считает, и я с ней полностью согласен, что в наш век, век узкой специализации, кто-то должен взять на себя обязанности третьего лица в акте нарушения супружеской верности, необходимом для получения развода. Ее услугами пользуются все известные юридические фирмы Лондона. Кстати, о деньгах. Она берет всего лишь двадцать гиней.

УИЛЬЯМ. Я бы обошелся гораздо меньшей суммой.

МИСТЕР РЭМ. Не забывайте, она специалист своего дела.

УИЛЬЯМ. Да, да, у большинства из нас такое случается только раз в жизни.

МИСТЕР РЭМ. Итак, вместе с дамой вы поедете в отель “Маджестик”, где зарегистрируетесь, как майор и миссис Кардью. Вас проведут в номер и вы закажите ужин. С шампанским.

УИЛЬЯМ. Марку я бы хотел выбрать сам.

МИСТЕР РЭМ (великодушно). У меня нет возражений.

УИЛЬЯМ. Благодарю.

МИСТЕР РЭМ. Потом вы будете играть в карты. Мисс Монтморенси – прекрасный игрок. Ночь пройдет незаметно. А утром вы закажите завтрак.

ФРЕДЕРИК. Боюсь, у меня не будет аппетита.

МИСТЕР РЭМ. Можете ограничиться бренди с содовой. Заплатив по счету, вы привезете мисс Монтморенси ко мне в контору.

ФРЕДЕРИК. Я бы хотел предварительно с ней встретиться.

МИСТЕР РЭМ. Нет ничего проще. Я взял на себя смелость привезти мисс Монтморенси сюда, так как в большинстве случаев жена хочет знать, с кем ее муж проведет ночь в отеле, даже если она твердо решила разводиться. Мисс Монтморенси ждет в такси, и, если позволите, я приглашу ее сюда.

ФРЕДЕРИК. Не беспокойтесь, я ее приведу.

ВИКТОРИЯ. Вы считаете, ее можно приглашать в дом?

МИСТЕР РЭМ. Она – настоящая леди, ее семья – одна из самых известных в графстве Шропшир.

ВИКТОРИЯ. Приведи ее, Фредерик. Я чувствую, должна встретиться с ней. Мужчины слабы, их так легко сбить с пути истинного.

 

Фредерик уходит.

 

УИЛЬЯМ. И вы уверены, что полученных улик будет достаточно для развода?

МИСТЕР РЭМ. На все сто процентов.

УИЛЬЯМ. Я всего лишь солдат и, возможно, многого не понимаю, но почему нам приходится преодолеть столько преград, чтобы получить развод?

МИСТЕР РЭМ. Когда-то я тоже задавал себе этот вопрос. Действительно, ели двое взрослых людей хотят развестись, это их личное дело. Я бы считал разумным, если бы они могли обратиться в соответствующее учреждение, заявить о своем решении и через шесть месяцев стать свободными. И никто бы не лгал, не тряс перед публикой грязное белье, а семейные узы стали бы гораздо прочнее. Но после долгих размышлений я, наконец, нашел ответ.

УИЛЬЯМ. Какой же?

МИСТЕР РЭМ. Если бы закон всегда был мудр и справедлив, повиновение ему вошло бы в привычку. Но всеобщее повиновение закону не выгодно обществу. Поэтому наши уважаемые предки придумали некоторые двусмысленные и абсурдные законы, чтобы люди нарушали их, а заодно и остальные.

УИЛЬЯМ. Но почему обществу невыгодно всеобщее повиновение законам?

МИСТЕР РЭМ. Дорогой мой, а как бы тогда адвокаты смогли зарабатывать на жизнь?

УИЛЬЯМ. Да, знаете ли, я как-то упустил это из виду.

МИСТЕР РЭМ. Надеюсь, я вас убедил.

УИЛЬЯМ. Абсолютно.

 

Входит Фредерик. Бледный, как полотно. У него походка человека, перенесшего страшное потрясение.

 

УИЛЬЯМ. Что случилось?

ФРЕДЕРИК. Бренди.

 

Наливает полстакана и выпивает залпом. Голос за дверью.

 

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Мне сюда?

МИСТЕР РЭМ. Да, да, мисс Монтморенси.

 

Она входит. Мисс Монтморенси – старая дева неопределенного возраста. Она могла бы быть гувернанткой в каком-нибудь провинциальном поместье. Ее благопристойность не вызывает сомнений.

 

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Но это кухня.

 

Уильям окидывает ее долгим взглядом, встает и идет к бутылке бренди. Его рука так дрожит, что горлышко стучит о стакан.

 

ВИКТОРИЯ. Боюсь, это единственное теплое место во всем доме.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Как говорят французы, налицо признаки семейного несчастья.

МИСТЕР РЭМ. Мисс Монтморенси – миссис Лаундес… майор Кардью… майор Лаундес.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Рада с вами познакомиться. (поворачивается к Виктории). Как я понимаю, вы – оскорбленная жена.

ВИКТОРИЯ. Э… да.

МИССИС МОНТМОРЕНСИ. Так грустно, так грустно. Война разрушила столько семей. Мои ночи расписаны далеко вперед. Так грустно, так грустно.

ВИКТОРИЯ. Присядьте, пожалуйста.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Благодарю. Вы не будете возражать, если я достану записную книжку? Люблю точность и не полагаюсь на память.

ВИКТОРИЯ. Разумеется, нет.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. И кто из этих джентльменов согрешивший муж?

ВИКТОРИЯ. Они оба.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. А после развода вы собираетесь выйти замуж за одного из них?

ВИКТОРИЯ. Нет.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Удивительное дело. Увидев двух джентльменов, я, естественно, сделала вывод, что дин из них – муж настоящий, а второй – будущий. Как говорится, вечный треугольник.

УИЛЬЯМ. В нашем случае у треугольника четыре стороны.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Да, крайне необычная ситуация.

МИСТЕР РЭМ. Чего только не увидишь в нашем деле, мисс Монтморенси.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Кто знает об этом лучше меня, мистер Рэм?

ВИКТОРИЯ. Не подумайте, что я сверхлегкомысленна. В том, что у меня два мужа, моей вины нет.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Как интересно. И с кем из них вы разводитесь?

ВИКТОРИЯ. С обоими.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Понимаю. Грустно, так грустно.

УИЛЬЯМ. Мы пытаемся сохранить присутствие духа.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Да, да. Я всегда…

ФРЕДЕРИК (прерывая ее). Когда?

ВИКТОРИЯ. Успокойся, Фредди.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Должна предупредить, я не могу скомпрометировать обоих джентльменов.

МИСТЕР РЭМ. Но, мисс Монтморенси, с вашим опытом это не составит никакого труда.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Нет, нет. Я должна помнить о самоуважении. Один джентльмен – это работа, два – уже разврат.

МИСТЕР РЭМ. Но миссис Лаундес хочет ускорить развод.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Думаю, моя подруга, миссис Онслоу Джевис, сможет нам помочь, если я попрошу ее.

ВИКТОРИЯ. Вы уверены, что ей можно доверять?

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Она – почтенная дама, вдова священника. У нее два сына в армии.

МИСТЕР РЭМ. Если мы не уговорим мисс Монтморенси, нам придется обратиться к миссис Онслоу Джевис.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Я тверда, как скала, мистер Рэм.

ФРЕДЕРИК. Лично я – за миссис Онслоу Джевис.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Значит, мне достаетесь вы, майор… Я не запомнила вашу фамилию.

УИЛЬЯМ. Кардью.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Надеюсь, вы играете в карты?

УИЛЬЯМ. Иногда.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Я так люблю карты. Пикет, экарте, криббидж, баккара, безик. Как приятно встретить джентльмена, знающего толк в карточной игре.

УИЛЬЯМ. Иначе ночь тянулась бы слишком долго.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Только не для меня. Общение с новыми людьми доставляет мне огромное удовольствие. Но мои джентльмены начинают немного нервничать, если я разговариваю с ними шесть или семь часов кряду.

УИЛЬЯМ. Я не могу в это поверить.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Один даже заявил, что хочет лечь в постель, но я, разумеется, ему не позволила.

ВИКТОРИЯ. Прошу заранее извинить меня, но вы же знаете, что представляют из себя мужчины, и я хочу спросить, неужели никто из них не позволял себе вольностей?

МИСС МОНТМОРЕНСИ. О, нет. Благовоспитанная дама знает, как поставить мужчину на место. И мистер Рэм берется за самые лучшие разводы. Единственная неприятность случилось у меня с джентльменом, направленной ко мне провинциальной адвокатской конторой. Мне он не понравился с первого взгляда, а когда заявил, что за ужином будет пить только пиво, я насторожилась. И не напрасно. Покончив с третьей бутылкой, он безо всякого предупреждения сказал: “Сейчас я вас поцелую”. Я притворилась, будто приняла его слова за шутку, и ответила: “Мы пришли сюда по делу, а не для удовольствия”. И что, вы думаете, услышала от него? “Это один из редких случаев, когда можно совместить и первое, и второе”. Я не потеряла присутствия духа и попыталась урезонить его, заметив, что я – женщина и совершенно беззащитна. Так он только хмыкнул: “Тем лучше”. Конечно, его нельзя назвать джентльменом. Я не знала. Что предпринять, и тут меня осенило. Я бросилась к двери и позвала частного детектива, наблюдавшего за нашим номером. Он меня спас.

МИСТЕР РЭМ. Слишком рискованно, мисс Монтморенси. Судья мог отказать в разводе.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Как говорят эти ужасные немцы, мистер Рэм, необходимость не знает законов. И, кроме того, я действительно испугалась.

УИЛЬЯМ. Уверяю вас, мисс Монтморенси, я не позволю себе никаких вольностей.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. И уж конечно, не вздумайте раздеваться.

УИЛЬЯМ. Наоборот, я собираюсь надеть еще один костюм.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Мистер Рэм, пожалуйста, не забудьте, что я пью только “Поммери”. При разводе Твикенэма они прислали бутылку “По Роже”, а от “По Роже” у меня бывает расстройство желудка. К счастью, у дорогого маркиза нашлись закрепляющие таблетки, а не то я бы не знала, что и делать.

МИСТЕР РЭМ. Не беспокойтесь, мисс Монтморенси, этого больше не повторится.

МИСС МОНТМОРЕНСИ (Уильяму). Я уверена, мы проведем чудную ночь. Я вижу, у нас так много общего.

УИЛЬЯМ. Благодарю Вас.

МИСС МОНТМОРЕНСИ (Фредерику). Вам наверняка понравится миссис Онслоу Джевис. Настоящая леди. У нее безупречные манеры. Видите ли, она часто принимала гостей, когда ее муж был викарием Клактона.

ФРЕДЕРИК. Я сочту за честь познакомиться с ней.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Только следите за своей речью. Все-таки она жена священника.

ЫРЕДЕРИК. Можете на меня положиться.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Мистер Рэм, а почему бы вам не снять один номер? Мы могли бы сыграть в бридж. Миссис Онслоу Джевис прекрасно разбирается в тонкостях игры.

МИСТЕР РЭМ. Я всегда иду вам навстречу, мисс Монтморенси, но, думаю, на этот раз у нас ничего не получится. Судьи нынче слишком подозрительны.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Да, да, их ни в чем не убедишь.

МИСТЕР РЭМ. Недавно один их них заявил, если мужчина и женщина наедине провели в комнате три четверти часа, то это ровным счетом ничего не значит.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. Да, придется обойтись без бриджа и коротать ночь вдвоем. Предупредите меня заранее о роковой дате.

МИСТЕР РЭМ. Разумеется, мисс Монтморенси. А теперь, миссис Лаундес, раз мы обо всем договорились, я и мисс Монтморенси откланяемся.

ВИКТОРИЯ. Да, мне все ясно.

МИСС МОНТМОРЕНСИ. До свидания (Уильяму). С вами я не прощаюсь.

УИЛЬЯМ. С нетерпением жду нашей новой встречи.

МИСТЕР РЭМ. До свидания, миссис Лаундес (направляется к двери черного хода). Мы выйдем здесь.

 

Мисс Монтморенси кланяется и следует за ним.

 

УИЛЬЯМ. Однако, Виктория, ты втравила нас в хорошенькую историю.

ВИКТОРИЯ. Дорогой, впервые в жизни я обратилась к тебе с просьбой, и не понимаю, почему ты жалуешься.

УИЛЬЯМ. Хорошо, дорогая, я вынесу все, как христианский мученик.

ВИКТОРИЯ. А теперь давайте попрощаемся.

ФРЕДЕРИК. Уже?

ВИКТОРИЯ. Приличия требуют, чтобы я покинула этот дом. Кроме того, я не могу обходиться без прислуги.

УИЛЬЯМ. Ты даже не останешься на ленч?

ВИКТОРИЯ. Нет, благодарю. У мамы меня накормят гораздо лучше.

ФРЕДЕРИК. Так ты едешь к ней?

ВИКТОРИЯ. А куда может податься женщина в такой ситуации?

УИЛЬЯМ. Фредди, мне кажется, бифштекс готов.

ФРЕДЕРИК. Чтобы не сомневаться, я бы пожарил его еще часа полтора.

ВИКТОРИЯ. Я, конечно, понимаю, сколь тяжело для вас прощание, но оттяжкой времени ничего не изменишь.

УИЛЬЯМ. Ты, как всегда, права.

ВИКТОРИЯ. До свидания, Билл. Я прощаю тебе все и надеюсь, что мы останемся друзьями.

УИЛЬЯМ. До свидания, Виктория. Я уверен. Тебе еще не раз придется обращаться к мистеру Рэму.

ВИКТОРИЯ. Когда все уляжется, ты должен прийти к нас на обед. У Лейсестера лучшие вина и сигары, какие только можно купить за деньги (подставляет Уильяму щеку для поцелуя).

УИЛЬЯМ (целует ее). До свидания.

ВИКТОРИЯ. Твоя очередь, Фредди. Раз уж между нами все кончено, верни мне эту булавку.

ФРЕДЕРИК (вынимает булавку из галстука). Пожалуйста.

ВИКТОРИЯ. И портсигар.

ФРЕДЕРИК (достает из кармана портсигар). Вот он.

ВИКТОРИЯ. Говорят, после войны золото сильно подорожало. Портсигар я подарю Лейсестеру на свадьбу.

УИЛЬЯМ. Ты всегда так делаешь.

ВИКТОРИЯ. Мужчинам нравятся такие подарки. До свидания, Фредди. Я буду вспоминать тебя (подставляет Фредерику вторую щеку).

ФРЕДЕРИК (целует ее) До свидания, Виктория.

УИЛЬЯМ. Ты поедешь на такси?

ВИКТОРИЯ. Нет, пройдусь пешком (выходит через черный ход).

ФРЕДЕРИК. Изумительная женщина.

УИЛЬЯМ. Я не раскаиваюсь в том, что женился на ней. А теперь давай поедим.

ФРЕДЕРИК. Честно говоря, твое предложение не вызывает у меня особого энтузиазма.

УИЛЬЯМ. Старина, неужели это трогательное прощание лишило тебя аппетита?

ФРЕДЕРИК. С аппетитом у меня все в порядке. В отличие от бифштекса.

УИЛЬЯМ. О бифштексе можешь не беспокоиться. Сейчас принесу его (подходит к плите и пытается вынуть мясо из сковородки). Ну-ка вылезай оттуда. Он не вылезает.

ФРЕДЕРИК. Это твои трудности.

УИЛЬЯМ (приносит сковородку на стол). Поедим из сковородки. Разрезать его?

ФРЕДЕРИК (садится к столу). Конечно.

 

Уильям берет нож и начинает резать бифштекс. Тот не режется. Уильям давит сильнее. Бифштекс упорно сопротивляется. Уильям давит изо всех сил. Безрезультатно. Уильям краснеет от натуги. На его лбу выступают капельки пота. Фредерик с интересом наблюдает за своим другом. Наконец, Уильям в раздражении бросает нож.

 

УИЛЬЯМ (в ярости). Что ты молчишь, как истукан?

ФРЕДЕРИК. Может, принести топор?

УИЛЬЯМ (схватив нож, набрасывается на бифштекс). Моя теория верна. Если фунт мяса жарят четверть часа, то три фунта – сорок пять минут.

 

В окно виден мальчик, поднимающийся по лестнице с большой, закрытой бумагой корзиной. Он стучит в дверь.

 

ФРЕДЕРИК (подходит к двери и открывает ее). Что тебе, сынок?

КЛАРЕНС. Здесь живет миссис Фредерик Лаундес?

ФРЕДЕРИК. В общем-то, да.

КЛАРЕНС (входит). Из отеля “Риц”.

ФРЕДЕРИК. А что это? Поставь корзину на стол.

УИЛЬЯМ (смотрит на визитную карточку, пришпиленную к корзине). “С наилучшими пожеланиями от Лейсестера Пейтона”.

ФРЕДЕРИК (заглянув в корзину). Это ленч.

КЛАРЕНС. Если дамы нет дома, я отнесу корзину назад.

УИЛЬЯМ (торопливо). Она сейчас спустится (подходит к двери, ведущей в комнаты). Виктория, дорогая, мистер Лейсестер Пейтон прислал деликатесы из отеля “Риц”.

ФРЕДЕРИК. Вот тебе полкроны, дружок.

КЛАРЕНС. Благодарю, сэр (берет монету и уходит).

ФРЕДЕРИК. Если ты не возражаешь, вместо твоего бифштекса я съем ленч Виктории.

УИЛЬЯМ. Только беспринципный человек может пойти на такое. Пожалуй, я составлю тебе компанию.

 

Они торопливо срывают бумагу.

 

ФРЕДЕРИК. Что у нас тут? Курица?

УИЛЬЯМ. Точно. Дай-ка мне бутылку (берет бутылку и начинает открывать).

ФРЕДЕРИК. Салат. Отлично. Икра! Нет, семга. Этот Лейсестер Пейтон знает толк в еде.

УИЛЬЯМ. Сколько можно болтать? Выкладывай все на стол.

ФРЕДЕРИК. Сию минуту (выкладывает содержимое корзины на стол).

УИЛЬЯМ. У меня создается впечатление, что войну выиграли не мы, а эти ловкачи, вроде Лейсестера Пейтона.

ФРЕДЕРИК. Клубничный мусс. По-моему, он решил, что Виктория ест за троих.

УИЛЬЯМ. Мой друг, любовь слепа.

ФРЕДЕРИК. И слава Богу. Как у тебя дела?

УИЛЬЯМ. Одну минуту. Сейчас вытащу пробку.

ФРЕДЕРИК. Ну что ж, пора и закусить.

УИЛЬЯМ (открывает бутылку). Бах! Давай сюда фужер.

ФРЕДЕРИК. Вот он. Я голоден, как волк.

УИЛЬЯМ (разливает шампанское). Сначала я хотел бы произнести тост (поднимает фужер). За третьего мужа Виктории.

ФРЕДЕРИК. Да поможет ему Бог.

УИЛЬЯМ. И за нашу свободу.

 

Пока они пьют шампанское, занавес опускается

 

Перевел с английского Виктор Вебер

 

Переводчик Вебер Виктор Анатольевич

127642, г. Москва Заповедная ул. дом 24 кв. 56. Тел 473 40 91. E-mail: v_weber@go.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Мистер Лейсестер Пейтон – ее жених, бизнесмен

Красотка и семья.. Пьеса в х действиях.. Действующие лица..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
  Спальня Виктории. Большая кровать с красивым покрывалом. Рядом туалетный столик, уставленный косметикой. Кресла, пуфики, диван. При необходимости спальня может стать и гостиной. Ваз

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
  Гостиная в доме Виктории. Вероятно, приглашенной хозяйкой дизайнер по интерьерам был поклонником футуризма. Камин не топится, все окна открыты. Фредерик сидит в шинели и читает газе

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги