рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Дела об обжаловании правовых актов, нарушающих экологические права граждан

Дела об обжаловании правовых актов, нарушающих экологические права граждан - раздел Экология, Экологическое право: курс лекций   К Сожалению, Экологические Дела Достаточно Редко Рассматриваю...

 

К сожалению, экологические дела достаточно редко рассматриваются в судах, поэтому в данном пособии пришлось использовать весь опыт рассмотрения данной категории дел за последние десятилетия. Будем надеяться, что они послужат примером для дальнейшего развития данного вопроса в судебной практике.

Дело о переведении земель, занимаемых лесами первой группы, в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом

Согласно ст. 56 Лесного кодекса 1997 г. (на данный момент принят новый ЛК). "Леса первой группы": "К лесам первой группы относятся леса, основным назначением которых является выполнение водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных, иных функций, а также леса особо охраняемых природных территорий.

Леса первой группы разделяются на следующие категории защитности: запретные полосы лесов по берегам рек, озер, водохранилищ и других водных объектов; запретные полосы лесов, защищающие нерестилища ценных промысловых рыб; противоэрозионные леса; защитные полосы лесов вдоль железнодорожных магистралей, автомобильных дорог федерального, республиканского и областного значения; государственные защитные лесные полосы; ленточные боры; леса на пустынных, полупустынных, степных, лесостепных и малолесных горных территориях, имеющие важное значение для защиты окружающей природной среды; леса зеленых зон поселений и хозяйственных объектов; леса первого и второго поясов зон санитарной охраны источников водоснабжения; леса первой, второй и третьей зон округов санитарной (горно-санитарной) охраны курортов; особо ценные лесные массивы; леса, имеющие научное или историческое значение; памятники природы; орехово-промысловые зоны; лесоплодовые насаждения; притундровые леса; леса государственных природных заповедников; леса национальных парков; леса природных парков; заповедные лесные участки".

17 февраля 1998 г. Верховный Суд РФ рассмотрел гражданское дело по жалобе граждан, а также Социально-экологического Союза, Совета представителей демократических сил Хабаровского края, Дальневосточной межрегиональной писательской организации Союза российских писателей, Союза экологов Республики Башкортостан, Эколого-правового центра и других о признании недействительными распоряжений Правительства РФ от 27 января 1996 г. N 99-р, от 6 марта 1996 г. N 331-р, от 15 апреля 1996 г. N 611-р, от 1 мая 1996 г. N 700-р, от 11 июня 1996 г. N 920-р, от 17 июля 1996 г. N 1139-р, от 13 августа 1996 г. N 1240-р, от 9 сентября 1996 г. 1347-р, от 14 октября 1996 г. N 1555-р, от 23 ноября 1996 г. N 1745-р, от 8 января 1997 г. N 25-р и от 18 января 1997 г. N 71-р о разрешении перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы. По мнению заявителей, Правительством РФ при принятии распоряжений о разрешении перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы в подтверждение необходимости такого перевода каких-либо исключительных обстоятельств, как это предусмотрено законом, не приведено. Кроме того, проекты указанных распоряжений подлежали предварительной государственной экологической экспертизе, поскольку их реализация может повлечь негативное воздействие на окружающую природную среду, однако такой экспертизы не проводилось. Заявители полагали, что данными распоряжениями Правительства РФ нарушено их конституционное право на благоприятную окружающую среду. Представители Правительства РФ с заявленным требованием не согласились и просили об оставлении жалобы без удовлетворения, указав на то, что принятые Правительством РФ распоряжения о разрешении перевода лесных земель в нелесные сами по себе не могут повлечь какого-либо воздействия на окружающую природную среду, поскольку их реализация возможна только лишь после принятия местными органами власти решения о переводе этих земель в нелесные. Перед принятием такого решения должна проводиться государственная экологическая экспертиза на уровне субъекта Федерации. [...] Перечень исключительных обстоятельств, которые должны учитываться правительством при принятии распоряжения о разрешении перевода лесных земель в нелесные, законом также не предусмотрен, а поэтому в каждом конкретном случае правительство решает этот вопрос по своему усмотрению. Проведение государственной экологической экспертизы при принятии Правительством РФ оспариваемых распоряжений на федеральном уровне не требовалось, поскольку они не касались территорий федерального значения.

По мнению представителя Государственного комитета РФ по охране окружающей среды, принятые Правительством РФ распоряжения сами по себе не могли повлечь негативного воздействия на окружающую природную среду, а поэтому проведения предварительной государственной экологической экспертизы их проектов не требовалось. Государственной экологической экспертизе, проводимой на уровне субъекта Федерации, в данном случае подлежали проекты правовых актов органов власти субъектов Федерации о переводе лесных земель в нелесные.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ нашла жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с ч. 2 ст. 22 Основ лесного законодательства (действовали до принятия Лесного кодекса РФ. - Авт.) перевод лесных земель в нелесные в лесах первой группы для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, осуществляется в исключительных случаях с разрешения Правительства РФ по согласованию с соответствующими органами государственной власти. [...] Как установлено судом, из содержания распоряжений следует, что ни в одном из них каких-либо данных об исключительности обстоятельств разрешения перевода таких земель в нелесные не приводится и необходимость в этом никак не обосновывается. При таких данных оспариваемые распоряжения Правительства РФ не могут быть признаны законными. Суд не согласился с доводом представителей Правительства РФ о том, что оспариваемые распоряжения не могли повлечь негативного воздействия на окружающую природную среду и в связи с этим не требовалось проведения государственной экологической экспертизы, поскольку они не согласуются с требованиями Федерального закона "Об экологической экспертизе", из содержания ст. 11 и 12 которого, в частности, следует, что проекты правовых актов, документация на изменение функционального статуса, вида и характера использования территорий федерального значения, в том числе материалы, обосновывающие перевод лесных земель в нелесные, а также иные виды документации, которая обосновывает хозяйственную и иную деятельность, реализация которых может привести к негативному воздействию на окружающую природную среду, подлежат государственной экологической экспертизе. Суд не нашел оснований для признания пропуска срока заявителями на обращение в суд по неуважительным причинам и признал оспариваемые распоряжения Правительства РФ недействительными.

На это решение в Президиум Верховного Суда заместителем Председателя Верховного Суда РФ был внесен протест по мотивам существенного нарушения норм процессуального права. Заместитель Генерального прокурора РФ полагал протест необоснованным. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23 сентября 1998 г. N 48пв98 решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Заявители обратились в суд 29 апреля 1997 г., и поэтому имеет существенное значение вопрос о соблюдении срока на обращение заявителей в суд. Однако в нарушение ст. 197 ГПК РСФСР суд в решении не привел никаких мотивов по поводу того, почему причины пропуска срока являются уважительными. В решении также не содержится ссылок на доказательства, подтверждающие доводы заявителей относительно того, с какими обстоятельствами они связывают обращение в суд лишь 29 апреля 1997 г. Как следует из дела, распоряжения Правительства РФ фактически исполнены; на их основании в субъектах Федерации компетентными органами приняты решения об изъятии земель, строительстве объектов, в том числе имеющих хозяйственное значение; строительство по ряду объектов закончено. К надзорной жалобе приобщены материалы, свидетельствующие о том, что большая часть изъятых земель (76,3%) использована для жилищного строительства, возведения объектов хозяйственного назначения. При таких обстоятельствах разрешение вопроса о причинах пропуска срока на обращение в суд с указанным заявлением имело существенное значение (с последним суждением вполне можно согласиться. - Авт.).

Кроме того, как следует из содержания ст. 1 Федерального закона "Об экологической экспертизе", экологическая экспертиза проводится, в частности, для решения вопроса о том, может ли повлечь негативные последствия для окружающей среды реализация планов, связанных с хозяйственной либо иной деятельностью. Таким образом, при рассмотрении дела суду необходимо было установить юридически значимые обстоятельства, а именно повлекли либо не повлекли негативные последствия решения о переводе лесных земель в нелесные по каждому переведенному участку лесного фонда. Однако в нарушение ст. 50 ГПК РСФСР суд этих обстоятельств не исследовал, хотя они имеют существенное значение для дела. [...] Суду важно было исследовать утверждение представителей Правительства РФ о том, что каждое из оспариваемых распоряжений принято на основе землеустроительных материалов, в которых имелись данные об отсутствии негативных последствий для окружающей среды. Поскольку эти обстоятельства судом не выяснялись, нельзя признать правомерным вывод в решении о том, что оспариваемые распоряжения повлекли негативные последствия для окружающей среды.

Формулировка из решения судебной коллегии от 17 февраля 1998 г.: "Учитывая, что оспариваемые распоряжения Правительства Российской Федерации приняты без соблюдения требований закона, они подлежат признанию недействительными" не делает акцент на то, что наступили негативные последствия. Эта позиция Президиума Верховного Суда означает, что в случаях непроведения обязательной государственной экологической экспертизы на суды возлагается обязанность проверить наличие негативных последствий уже совершенной деятельности и в зависимости от результата принимать решение, то есть самого факта отсутствия положительного заключения экспертизы недостаточно для признания правового акта незаконным. На наш взгляд, такой подход, даже если он и оправдан в данной конкретной ситуации с точки зрения процессуального законодательства, все же не вполне соответствует смыслу и принципам экологической экспертизы.

Дело о процессуальных сроках и о юридическом значении заключения государственной экологической экспертизы, проведенной после принятия экологически значимого решения

Часть экологических споров, касается решений экологической экспертизы. Экологическая экспертиза - установление соответствия намечаемой хозяйственной и иной деятельности экологическим требованиям и определение допустимости реализации объекта. Закон "Об экологической экспертизе" указывает на то, что установление соответствия экологическим требованиям производится не только в отношении хозяйственной деятельности, а и в отношении любой другой. Принципы экологической экспертизы закреплены в ст. 3 названного Закона. Наиболее важные из них:

- презумпция потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной и иной деятельности;

- и обязательность проведения государственной экологической экспертизы до принятия решения о реализации объекта государственной экологической экспертизы.

Обязательной государственной экспертизе подлежат проекты правовых актов Российской Федерации нормативного и ненормативного характера, реализация которых может привести к негативным воздействиям на окружающую природную среду.

Из этого следует, что объектом экологической экспертизы могут быть не только планируемые виды деятельности (намечаемое строительство и проч.), но и проекты актов высших органов государственной власти, включая проекты законов Российской Федерации и указов президента.

Глава 4 указанного Закона закрепляет право общественных объединений на проведение общественной экологической экспертизы и дает некоторый механизм ее осуществления. В разделе V "Государственная экологическая экспертиза" отмечается, что государственная экологическая экспертиза является обязательной мерой охраны окружающей природной среды, предшествующей принятию хозяйственного решения. Используя это требование закона, получив информацию о решении, строительстве какого-либо объекта или реализации любого другого вида деятельности, граждане и объединения вправе потребовать у авторов решения сведения о том, имеется ли положительное заключение государственной экспертизы, полученное до принятия решения. И второе требование: финансирование и осуществление работ по всем объектам и проектам производится только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Граждане, а также Социально-экологический союз Московской области обратились 9 апреля 1998 г. в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительными распоряжений Правительства РФ от 31 декабря 1995 г. N 1782-р; 10 февраля 1997 г. N 181-р; 1 марта 1997 г. N 275-р; 8 апреля 1997 г. N 493-р; 26 мая 1997 г. N 735-р; 8 июля 1997 г. N 954-р; 21 июля 1997 г. N 1026-р; 20 августа 1997 г. N 1185-р; 13 октября 1997 г. N 1472-р; 20 октября 1997 г. N 1502-р; 20 декабря 1997 г. N 1793-р; 30 декабря 1997 г. N 1859-р; 21 февраля 1998 г. N 266-р о разрешении перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы.

В обоснование заявленных требований заявители ссылались на то, что распоряжения Правительства РФ приняты с нарушением законодательства, определяющего порядок перевода лесных земель в нелесные. В частности, на федеральном уровне не проведена экологическая экспертиза проектов правовых актов и тем самым остался неразрешенным вопрос о возможных негативных воздействиях на окружающую среду при вырубке лесов первой группы при реализации хозяйственных объектов. Решением Верховного Суда РФ от 12 февраля 1999 г. признано незаконным распоряжение Правительства РФ от 21 февраля 1998 г. N 266-р.

В частном определении Верховного Суда РФ от 12 февраля 1999 г. в адрес Правительства РФ особо отмечено в качестве нарушения существующего порядка принятия решений то, что практически ни по одному из материалов по отводу земель под строительство с вырубкой лесов не было получено мнение общественности.

Обе стороны подали кассационные жалобы. Заявители не согласны с тем, что ими пропущен без уважительных причин срок на обращение в суд. Представители Правительства РФ, в свою очередь, не согласны с решением в части признания незаконным распоряжения правительства от 21 февраля 1998 г. N 266-р.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 8 июня 1999 г. рассмотрела дело и вынесла следующее определение. Кассационная коллегия согласилась с решением суда о том, что для обжалования распоряжений Правительства РФ, принятых в период с 31 декабря 1995 г. по 20 октября 1997 г., заявителями пропущен срок. [...] Суд пришел к правильному выводу, что закон, предоставляющий гражданину право обжалования актов органов управления в трехмесячный срок, закрепляет правило о том, что этот срок начинает течь со дня помещения официальной информации о принятом акте. Из дела усматривается, что все обжалуемые заявителями распоряжения правительства опубликованы в Собрании законодательства Российской Федерации, часть из них опубликована также в "Российской газете". Следовательно, необходимая информация по поводу принятых актов правительства была доведена до сведения неопределенного круга лиц и никаких объективных обстоятельств, затрудняющих получение информации об этих актах, у заявителей не имелось. Таким образом, заявители, обратившись в суд с жалобой 9 апреля 1998 г., пропустили без уважительных причин 3-месячный срок на обжалование распоряжений правительства, принятых в период с 31 декабря 1995 г. по 20 октября 1997 г. Суд обоснованно не принял во внимание и то, что срок пропущен по уважительной причине, поскольку заявители располагали информацией о принятых актах.

Суд пришел к правильному выводу о том, что распоряжение от 21 февраля 1998 г. N 266-р обжаловано заявителями в установленный срок. В то же время без достаточных оснований суд указал в решении на то, что жалоба о признании недействительными распоряжений от 20 декабря 1997 г. N 1793-р и от 30 декабря 1997 г. N 1859-р также подана в суд с нарушением сроков. Как видно из дела, указанные акты были опубликованы 6 и 19 января 1998 г. В соответствии с п. 6 Указа Президента РФ от 23 мая 1996 г. "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" акты Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после их первого официального опубликования. Распоряжения правительства о переводе лесных земель в нелесные в лесах первой группы затрагивают конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду и вступают в силу в вышеуказанном порядке. Следовательно, распоряжения от 20 декабря и 30 декабря 1997 г. также обжалованы в установленный 3-месячный срок.

Проверив доводы заявителей о незаконности обжалуемых распоряжений, суд пришел к правильному выводу, что распоряжение правительства от 21 февраля 1998 г. принято с нарушением федерального законодательства, [...] что проекты правовых актов правительства о переводе лесных земель в нелесные в лесах первой группы подлежали обязательной государственной экологической экспертизе, проводимой на федеральном уровне. Такой экспертизы при принятии оспариваемых распоряжений проведено не было. Заключения экологических экспертиз объектов строительства, оформленных на уровне субъектов Федерации, не могут быть приняты во внимание. [...] Исходяиз изложенного, указанное распоряжение правительства от 21 февраля 1998 г. обоснованно признано незаконным. Кассационная коллегия полагает, что по указанным основаниям должны быть признаны незаконными также распоряжения правительства от 20 декабря 1997 г. N 1793-р и от 30 декабря 1997 г. N 1859-р, жалобы на которые заявителями поданы в установленный законом срок.

Доводы представителей Правительства РФ о том, что в отношении распоряжения от 21 февраля 1998 г., признанного судом незаконным, к моменту рассмотрения дела проведена экологическая экспертиза на федеральном уровне, не могут служить основанием для постановки вопроса об отмене указанного решения. Экспертиза проведена после вынесения судом решения (28 апреля 1999 г.). Кроме того, в соответствии с Федеральным законом "Об экологической экспертизе" соответствующее заключение должно предшествовать принятию правового акта. Представленное заключение оформлено более чем через год после принятия распоряжения.

Кассационная коллегия изменила решение Верховного Суда РФ от 12 февраля 1999 г., признав незаконным распоряжения Правительства РФ от 20 декабря 1997 г. N 1793-р и от 30 декабря 1997 г. N 1859-р. В остальной части решение оставлено без изменения.

О соотношении и применении земельного и лесного законодательства

Для справки приведем нормы Земельного кодекса РСФСР 1991 г. (на данный момент не действует). Статья 25 "Изъятие земель пригородных и зеленых зон, земель, занятых лесами первой группы": "Изъятие земель пригородных и зеленых зон, земель, занятых лесами первой группы, для государственных и общественных нужд допускается только в исключительных случаях, указанных в статье 24 настоящего Кодекса".

По ст. 24 "Изъятие сельскохозяйственных угодий, земель, занятых особо охраняемыми природными и историко-культурными объектами": изъятие сельскохозяйственных угодий с кадастровой оценкой выше среднерайонного уровня с целью их предоставления для несельскохозяйственных нужд допускается лишь в исключительных случаях, связанных с выполнением международных обязательств, разработкой месторождений ценных полезных ископаемых, строительством объектов культуры и истории, здравоохранения, образования, дорог, магистральных трубопроводов, линий связи, электропередачи и других линейных сооружений при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов". Законодательством республик, входящих в состав РСФСР, могут предусматриваться другие случаи изъятия ценных сельскохозяйственных угодий.

Граждане обратились в Верховный Суд РФ с жалобой на распоряжение Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы в Московской области (4 гектара). По мнению заявителей, указанный лесной земельный участок, предназначенный для индивидуального жилищного строительства с правом вырубки отдельных деревьев под сооружения, для этих целей выделен в нарушение требований земельного законодательства и с нарушением прав заявителей (жителей деревни), лишенных возможности пользоваться лесным массивом вблизи этого населенного пункта. Кроме того, изъятием участка лесных земель наносится вред окружающей среде, право на которую заявители имеют согласно Конституции РФ.

Решением Верховного Суда РФ от 4 октября 2000 г. в удовлетворении заявленного требования было отказано. Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении жалобы, пришел к выводу о неприменении к возникшему спору норм Земельного кодекса РСФСР (ст. 24-29), сославшись на ст. 1 Лесного кодекса РФ, согласно которой нормы лесного права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать лесному законодательству Российской Федерации. А поскольку Лесной кодекс РФ не содержит положений, запрещающих и ограничивающих возможность перевода лесных земель в нелесные земли в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом и (или) изъятием земель лесного фонда, суд пришел к выводу о противоречии норм ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР нормам лесного права и, следовательно, о нераспространении действия этих статей на возникшие по спору правоотношения. Суд первой инстанции сослался также на пропуск заявителями трехмесячного срока на обращение в суд со дня опубликования оспоренного акта, а именно с 27 декабря 1999 г. (заявители обратились в Верховный Суд РФ с жалобой в августе 2000 г.).

В кассационной жалобе заявители поставили вопрос об отмене судебного решения, сославшись на ошибочность вывода о нераспространении на возникшие правоотношения земельного законодательства.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ определением от 2 ноября 2000 г. решение отменила и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям. Ст. 63 Лесного кодекса РФ, которой суд руководствовался при разрешении спора, предусматривает порядок перевода лесных земель в нелесные [...] и не касается вопроса об условиях, при которых изъятие земель, занятых лесами, ограничено либо вообще недопустимо в зависимости от группы лесов и целей такого изъятия. Этот вопрос регулируется нормами Земельного кодекса РСФСР (ст. 24 и ст. 25), в частности, предусматривающими, что изъятие земель, занятых лесами первой группы, допускается лишь для государственных и общественных нужд и только в исключительных случаях. [...] (В окончательном решении по данному делу от 27 июня 2001 г. (см. далее) Президиум Верховного Суда РФ дал ровно обратное толкование этого положения. Президиум посчитал, что поскольку в норме не указаны другие, кроме государственных и общественных, нужды, то для них можно изымать и не в перечисленных исключительных случаях. - Прим. авт.) Применение же ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР при разрешении спора по переводу лесных земель в нелесные и изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы предусмотрено положениями ч. II ст. 5 и ч. III ст. 7 Лесного кодекса РФ, согласно которым отношения в области использования и охраны земель лесного фонда регулируются лесным и земельным законодательством Российской Федерации; включение земель в состав лесного фонда и их изъятие из него осуществляются в порядке, установленном лесным и земельным законодательством Российской Федерации. 19 декабря 2000 г. Верховный Суд РФ вынес новое решение по делу.

Представители Правительства РФ просили оставить жалобу без удовлетворения, сославшись на то, что вопросы изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для индивидуального и дачного строительства Земельным кодексом РСФСР не урегулированы, а поэтому требования, содержащиеся в ст. 24 названного Кодекса, касающиеся изъятия таких земель только для государственных и общественных нужд, на оспариваемое распоряжение Правительства РФ не распространяются. Лесной же кодекс Российской Федерации не содержит нормы о том, что перевод лесных земель в нелесные и изъятие их в лесах первой группы допускаются лишь в исключительных случаях, как это предусмотрено Земельным кодексом РСФСР при изъятии таких земель для государственных и общественных нужд. [...]

Суд обосновал следующее решение. В соответствии с ч. 3 ст. 7 Лесного кодекса РФ включение земель в состав лесного фонда и их изъятие из него осуществляются в порядке, установленном лесным и земельным законодательством Российской Федерации. Согласно же ст. 25 Земельного кодекса РСФСР изъятие земель, занятых лесами первой группы для государственных и общественных нужд, допускается только в исключительных случаях, указанных в ст. 24 Кодекса. Распоряжением Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 2092-р был разрешен перевод лесных земель в нелесные и изъятие их из лесов первой группы, в том числе и земель площадью 4 га, предназначенных под индивидуальное строительство.

Необходимость применения ст. 24 и 25 Земельного кодекса РСФСР при разрешении вопросов о переводе лесных земель лесного фонда в лесах первой группы предусмотрена ч. 3 ст. 7 Лесного кодекса РФ. [...] То обстоятельство, что ст. 25 Земельного кодекса РСФСР не предусмотрено изъятие указанных земель для иных нужд и целей, кроме указанных в ней, не может свидетельствовать о том, что положения данной нормы закона не регулируют вопросы изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы для иных нужд и целей, поскольку этого не следует ни из содержания, ни из смысла данной нормы закона. Положения этой нормы в совокупности с другими нормами земельного и лесного законодательства Российской Федерации свидетельствуют, по мнению суда, фактически о том, что изъятие указанных земель лесного фонда допускается только для указанных в ней нужд и только в исключительных случаях, перечисленных в ст. 24 этого же Кодекса. Иной подход к применению ст. 25 Земельного кодекса РСФСР, по мнению суда, свидетельствовал бы о неравенстве всех субъектов такого рода правоотношений перед законом, так как в противном случае изъятие земель лесного фонда в лесах первой группы для одних субъектов должно было бы производиться только в исключительных случаях, а для других - [...] без каких-либо ограничений и условий, что противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом.

По мнению суда, о принятом Правительством РФ распоряжении заявителям стало известно только 13 мая 2000 г. на сходе жителей деревни, поэтому срок на обращение в суд за защитой нарушенного права ими не пропущен. [...] Предусмотренные законом права заявителей и других жителей деревни на свободное пребывание на указанном лесном участке (ст. 21 Лесного кодекса РФ) нарушены без законных оснований. Распоряжение Правительства РФ от 17 декабря 1999 г. N 2092-р в части перевода лесных земель в нелесные в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства и пользованием лесным фондом, и изъятия земель лесного фонда в лесах первой группы Московской области площадью 4 га признано недействительным.

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25 января 2001 г. решение оставлено без изменения (в резолютивную часть внесено уточнение, касающееся места нахождения спорного участка).

27 июня2001 г. Президиум Верховного Суда РФ отменил судебные постановления и вынес новое решение - об отказе в удовлетворении жалобы заявителей. В силу ст. 1 Лесного кодекса РФ нормы лесного права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать лесному законодательству Российской Федерации (включающему в себя прежде всего Лесной кодекс РФ). Кроме того, Земельный кодекс РСФСР вступил в действие до принятия Конституции РФ. А поэтому приоритет имеет закон, принятый после принятия Основного закона. В связи с тем что рассматриваемый спор касается в первую очередь сохранения лесных экосистем (а именно это и является целью лесного законодательства, как указано в ст. 2 Лесного кодекса РФ), нормы, регулирующие лесные правоотношения, являются специальными по отношению к земельному законодательству. Исходяиз изложенного, при коллизии норм в Земельном кодексе РСФСР и Лесном кодексе РФ должны применяться нормы Лесного кодекса РФ. [...] Все полномочия, связанные с переводом и отнесением тех или иных лесов к той или иной группе защитности, законодатель возложил на Правительство РФ [...] Изменение условий и порядка перевода лесных земель в нелесные увязывается с принятием Лесного кодекса РФ, поэтому настоящий спор следовало рассматривать с применением именно этого Кодекса. Согласно ст. 63 ЛК РФ Правительство РФ было вправе издать оспариваемое распоряжение. [...] В Земельном кодексе РСФСР нет конкретной нормы о том, что изъятие земель, занятых лесами первой группы, допускается лишь для государственных и общественных нужд, как разъяснил суд первой инстанции. В ст. 25 этого Кодекса определено, что изъятие земель пригородных и зеленых зон, земель, занятых лесами первой группы, для государственных и общественных нужд допускается только в исключительных случаях, указанных в ст. 24 Кодекса.

Итак, в ст. 25 Земельного кодекса РСФСР не регулируются вопросы изъятия земель для иных нужд, кроме перечисленных в ней. Следовательно, для иных нужд, в частности для целей индивидуального жилищного строительства, вопрос об изъятии земель, занятых лесами первой группы, мог быть разрешен Правительством РФ в соответствии с предоставленными ему ст. 46, 60, 63 Лесного кодекса РФ полномочиями.

Президиум Верховного Суда РФ вынес теоретически проблемное решение, которое не дает однозначного ответа на вопрос о способе применения Лесного кодекса и нового Земельного кодекса (2001 г.) в случае возникновения между ними подобных коллизий. С одной стороны, суд определил нормы лесного законодательства как специальные (а значит, приоритетные) по отношению к земельным, но с другой стороны, принял во внимание тот факт, что Лесной кодекс вступил в действие позже. Но вступивший в действие позднее Лесного кодекса РФ Земельный кодекс РФ от 25 октября 2001 г. продолжает традиции старого Земельного кодекса в части особой охраны лесов первой группы.

Одним из основных принципов земельного законодательства новый Земельный кодекс РФ называет приоритет сохранения особо ценных земель и земель особо охраняемых территорий, согласно которому изъятие земель лесного фонда, занятых [...] лесами первой группы, для иных целей ограничивается или запрещается в порядке, установленном федеральными законами (ст. 1 ЗК РФ). Согласно п. 3 ст. 101 ЗК РФ изъятие земель, занятых лесами первой группы, для государственных или муниципальных нужд допускается только в исключительных случаях, предусмотренных подп. 1 и 2 п. 1 ст. 49 Кодекса. Изъятие в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных: 1) с выполнением международных обязательств Российской Федерации; 2) размещением объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов (подп. 1 и 2 п. 1 ст. 49 ЗК).

Однако Земельный кодекс РФ, так же как и его предшественник (ЗК РСФСР), не говорит о других (кроме государственных и муниципальных) нуждах, в целях которых допускается исключительное изъятие. Следовательно, в логике решения Президиума Верховного Суда РФ от 27 июня 2001 г. случаи изъятия таких земель для частных нужд не рассматриваются как исключительные и, значит, на них не должны распространяться ограничения, названные в ст. 49 ЗК РФ.

Нечеткость законодательства и противоречивость позиции высшей судебной инстанции делают неоднозначным решение ситуаций защиты экологических прав населения, подобных изложенной выше.

Обжалование распоряжения Правительства РФ, утвердившего порядок проведения буровых работ без заключения государственной экологической экспертизы

Граждане, а также Институт "Экоюрис", Всероссийское общество охраны природы, Социально-экологический союз и другие организации обратились в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительным распоряжения Правительства РФ N 1131-р от 15 июля 1999 г. об утверждении Временного порядка производства буровых работ по разведке морских нефтяных, газовых и газоконденсатных месторождений в пределах территориального моря и исключительной экологической зоны Российской Федерации в районах Дальнего Востока, принятого без предварительного проведения государственной экологической экспертизы. Кроме того, Временный порядок, разрешающий отведение в море сточных вод, содержащих технологические продукты нормальной эксплуатации буровых установок, в том числе отработанных буровых растворов на водной основе, сброс в море выбуренного грунта в смеси с морской водой, содержащего нефть, нарушает также и требования ст. 144 Водного кодекса РФ. В суде представитель Генеральной прокуратуры РФ поддержал требования граждан.

28 сентября 1999 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла решение об удовлетворении жалобы и признании распоряжения незаконным (недействительным) и не подлежащим применению со дня его принятия. Довод представителей Правительства РФ о том, что Временный порядок фактически исходит из норм и правил охраны морской среды в рамках действующего законодательства, распространяет на внутренние морские воды, территориальное море и исключительную экономическую зону Российской Федерации правила нормирования, ранее применяемые к этим объектам, вводит дополнительные запретительные и ограничительные нормы по предотвращению загрязнения морской среды и имеет целью обеспечить отсутствие негативного воздействия на окружающую природную среду, не был принят судом во внимание, поскольку в соответствии со ст. 11 Федерального закона "Об экологической экспертизе" по всем перечисленным обстоятельствам должно быть соответствующее заключение государственной экологической экспертизы, которое не может быть заменено различного рода согласованиями с заинтересованными в этом вопросе ведомствами.

Обжалование распоряжения Правительства РФ о предоставлении права пользования участком недр для захоронения жидких радиоактивных отходов

Текст распоряжения Правительства РФ от 23 октября 2001 г. N 1392-р: "Принять предложение МПР России, согласованное с администрацией Томской области, о предоставлении в установленном порядке федеральному государственному унитарному предприятию "Сибирский химический комбинат" (г. Северск, Томская область) права пользования участком недр для захоронения жидких радиоактивных отходов в глубоких горизонтах, обеспечивающих локализацию таких отходов, на площадках 18 и 18а полигона захоронения отходов этого предприятия".

В декабре 2001 г. граждане обжаловали распоряжение в Верховный Суд РФ, ссылаясь на то, что действие Правительства РФ по предоставлению Сибирскому химическому комбинату права пользования участком недр для захоронения жидких радиоактивных отходов в "глубоких горизонтах" на площадках 18 и 18а является неправомерным, а распоряжение N 1392-р недействительным по следующим основаниям: захоронение жидких радиоактивных отходов производится в подземные водоносные горизонты в опасной близости к Томскому подземному водозабору; захоронение жидких радиоактивных отходов в подземные водоносные горизонты запрещено действующим федеральным законодательством (ст. 104 Водного кодекса РФ, ч. 3 ст. 54 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды"). Заявители подчеркивают, что для них не имеет значения, на что выдано разрешение: на право осуществления деятельности по захоронению ЖРО или на право пользования недрами для их захоронения в водный объект, поскольку и в том, и в другом случае затрагиваются их права и интересы на благоприятную и безопасную окружающую среду и создается реальная угроза не только для их жизни и здоровья, но и для будущих поколений. Сам факт нарушения закона при предоставлении права на осуществление деятельности, запрещенной законом, свидетельствует о нарушении прав граждан, охраняемых данным Законом.

Обжалование распоряжения Правительства РФ о ввозе отработавшего ядерного топлива с венгерской АЭС "Пакш" без возврата образующихся при переработке радиоактивных отходов

Текст распоряжения Правительства РФ от 15 октября 1998 г. N 1483-р:

"В соответствии со статьей 9 Федерального закона "Об использовании атомной энергии" разрешить прием на переработку ограниченного количества отработанного ядерного топлива из Венгерской Республики в порядке, определенном решением Минатома России, Госкомэкологии России и Госатомнадзора России по организации приема ограниченного количества отработавшего ядерного топлива атомной электростанции "Пакш", сооруженной при технической помощи СССР в Венгерской Республике, от 16 июля 1997 г.".

Граждане обжаловали это распоряжение в Верховный Суд РФ, указав следующее. В 1966 г. между Правительством СССР и Правительством ВНР было заключено соглашение о сотрудничестве в сооружении атомной электростанции (АЭС) в Венгрии, которое было дополнено Протоколом от 1 апреля 1994 г. В межправительственном соглашении и протоколе к нему зафиксированы обязательства Российской Федерации в области обеспечения эксплуатации АЭС "Пакш".

Обязательств по окончательному приему Российской Федерацией отработанного ядерного топлива (ОЯТ) без последующего возврата радиоактивных отходов в Венгерскую Республику в данном соглашении не содержится. Захоронение радиоактивных отходов, образовавшихся при переработке ОЯТ других государств, на территории Российской Федерации запрещено законодательством. Тем не менее Правительство РФ утвердило решение Минатома России, Госкомэкологии России и Госатомнадзора России по организации приема ограниченного количества ОЯТ АЭС "Пакш", в соответствии с которым радиоактивные отходы не возвращаются в Венгерскую Республику, т.е. остаются в Российской Федерации и подлежат захоронению на территории Челябинской области (ПО "Маяк"). Реализация указанного решения правительства приведет к дальнейшему обострению проблемы радиационного загрязнения. [...] Радиоактивные отходы, образующиеся от переработки зарубежного отработанного ядерного топлива, согласно Порядка приема для последующей переработки на российских предприятиях отработанного ядерного топлива зарубежных атомных электростанций и возврата образующихся при его переработки радиоактивных отходов и материалов, утвержденного Правительством РФ N 773 от 29 июля 1995 г., должны обязательно быть возвращены стране-экспортеру.

По заключению Генеральной прокуратуры заявление подлежит удовлетворению. 26 февраля2002 г. Верховный Суд РФ вынес решение об удовлетворении жалобы.

Согласно ст. 1 Протокола к Соглашению (от 1 апреля 1994 г.) соответствующие организации Российской Федерации будут принимать отработавшее ядерное топливо АЭС "Пакш" в виде тепловыделяющих сборок и регулирующих кассет после пятилетней выдержки на АЭС "Пакш" в течение всего периода эксплуатации АЭС "Пакш" на условиях, аналогичных приему отработавшего ядерного топлива из других стран по межправительственным соглашениям, заключенным СССР до 31 декабря 1991 г. Указом Президента РФ от 21 апреля 1993 г. N 472 подтверждено выполнение Российской Федерацией как государством - продолжателем СССР обязательств, вытекающих из межправительственных соглашений о сотрудничестве в сооружении атомных электростанций за рубежом, заключенных СССР до 1991 г. и предусматривающих, в частности, поставки ядерного топлива из России и возврат в Россию на переработку отработавшего ядерного топлива этих атомных электростанций. [...] Правительство РФ, выполняя межправительственные соглашения, заключенные СССР до 1991 г., в которых не предусмотрены условия возврата государству-поставщику отработавшего ядерного топлива, образующихся при его переработке радиоактивных отходов и продуктов переработки, в каждом конкретном случае должно решать эти вопросы с учетом требований ст. 48 ФЗ "Об охране окружающей среды". [...] Необходимость проведения государственной экологической экспертизы при ввозе в Российскую Федерацию из иностранных государств облученных тепловыделяющих сборок ядерных реакторов для их переработки на основе международных договоров Российской Федерации также была предусмотрена ст. 4 Федерального закона "О внесении дополнений в ст. 50 Закона РСФСР "Об охране окружающей природной среды". Заинтересованное лицо не представило суду доказательств того, что государственная экологическая экспертиза проекта распоряжения Правительства РФ о разрешении приема на переработку ограниченного количества отработавшего ядерного топлива проводилась.

Доводы представителей заинтересованного лица о пропуске заявителями срока для обращения в суд с жалобой не могут служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. [...] С учетом того, что заявители получили информацию о порядке приема ограниченного количества отработавшего ядерного топлива АЭС "Пакш" в августе 2001 г., после чего обратились с заявлением, суд считает, что они пропустили установленный законом срок для обжалования ненормативного акта по уважительным причинам и пропущенный срок подлежит восстановлению. Суд признал распоряжение Правительства РФ недействительным.

Следующее дело связано с обжалованием положительного заключения государственной экологической экспертизы

Статья 14 Федерального закона "Об экологической экспертизе" "Порядок проведения государственной экологической экспертизы" гласит: 1. Государственная экологическая экспертиза, в том числе повторная, проводится при условии соответствия формы и содержания, представляемых заказчиком материалов требованиям настоящего Федерального закона, установленному порядку проведения государственной экологической экспертизы и при наличии в составе представляемых материалов государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями), организованных органами местного самоуправления.

Депутат областной Думы обратился в Котельничский районный суд Кировской области с просьбой признать недействительным приказ Министерства природных ресурсов РФ от 19 марта 2001 г. N 233 "Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы технико-экономического обоснования строительства объекта уничтожения химического оружия на территории Оричевского района Кировской области". По мнению заявителя, при проведении государственной экологической экспертизы не был соблюден установленный законодательством порядок ее проведения, а также нарушены права граждан и общественных организаций. Основания для такого утверждения следующие. Распоряжением администрации Оричевского района Кировской области от 31 марта 2000 г. N 222 "О государственной регистрации заявления о проведении общественной экологической экспертизы" была зарегистрирована Комиссия общественной экологической экспертизы проектной документации технико-экономического обоснования (ТЭО) строительства объекта уничтожения химического оружия (ОУХО), созданная Кировской областной общественной организацией Всероссийского общества охраны природы. Начиная с апреля 2000 г. Комиссия неоднократно обращалась к руководству Федеральной целевой программы "Уничтожение запасов химического оружия в РФ", Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия, Специального научно-исследовательского и проектного института "СОЮЗ-ПРОМНИИПРОЕКТ" - разработчику документации, администрации Оричевского района Кировской области и другим органам с просьбой о предоставлении материалов технико-экономического обоснования строительства объекта по уничтожению химического оружия в Кировской области для проведения общественной экологической экспертизы. 31 января 2001 г. администрация Оричевского района выдала Комиссии 53 тома (из 127 томов документации ТЭО). И лишь после обращений к Генеральному прокурору РФ и прокурору Кировской области необходимые для экспертизы документы были получены Комиссией 2 марта 2001 г. Поэтому свое заключение по объекту экспертизы Комиссия подготовила лишь 10 мая2001 г. Общественные обсуждения, опросы, референдумы среди населения Оричевского района о намечаемой деятельности по объекту УХО не проводились, соответственно в материалах ТЭО ОУХО отсутствуют документы таковых обсуждений с гражданами и общественными организациями (объединениями). [...] При проведении государственной экологической экспертизы не было учтено заключение общественной экологической экспертизы, что также является нарушением не только требований Федерального закона "Об экологической экспертизе", но и нарушением законных прав граждан и общественных организаций. Комиссия общественной экологической экспертизы считает недопустимым реализацию ТЭО для разработки рабочего проекта строительства этого объекта, так как он не отвечает принципам безопасности для населения и окружающей природной среды, не соответствует нормам действующего законодательства.

Решением Котельничского районного суда Кировской области от 30 ноября 2001 г. в удовлетворении требований было отказано. 10 декабря 2001 г. в судебную коллегию по гражданским делам Кировского областного суда направлена кассационная жалоба. По мнению заявителя, представители ответчика вместо материалов обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями), организованных органами местного самоуправления, представили суду три документа, которые не отвечают требованиям Федерального закона "Об экологической экспертизе" и Примерного положения по обеспечению прав общественности на участие в подготовке материалов, в проведении государственной экологической экспертизы и принятии решений, утвержденного постановлением администрации Кировской области от 27 августа 1997 г. N 257. [...] Суд счел, что материалы обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями) могут быть в любой форме, так как, по мнению суда, ст. 14 Федерального закона "Об экологической экспертизе" не регламентирует формы обсуждений, а упомянутое Положение по обеспечению прав общественности предназначено для внутриобластного пользования [...]. По мнению заявителя, не принимать во внимание Примерное положение не только неправильно, но и незаконно. [...] По вопросам, которые не урегулированы федеральным законодательством, субъект Федерации вправе принимать нормативные правовые акты. Это прямо закреплено и в Федеральном законе "Об экологической экспертизе" (ст. 2). Формулировка ст. 14 Федерального закона "Об экологической экспертизе" устанавливает три взаимосвязанных элемента требований. Критерии, через которые должна вестись оценка тех трех документов, представленных представителями ответчика вместо требуемых, заключаются в следующем: должны быть материалы обсуждений объекта экспертизы, т.е. материалов всех томов ТЭО строительства ОУХО (а объектом обсуждения в п. Мирном был лишь один том - оценка воздействия проектируемого объекта по уничтожению химического оружия на окружающую среду; предметом обсуждения научной конференции, как и заседания областной комиссии, была сама проблема уничтожения химоружия, а не документация ТЭО); обсуждение объекта экспертизы (документации) должно быть именно с гражданами и общественными организациями (объединениями), права которых затрагиваются объектом экспертизы; обсуждение должно быть организовано именно органами местного самоуправления. Выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела: обсуждения, опросы, референдумы не проводились, а вместо материалов обсуждений объекта государственной экологической экспертизы с гражданами и общественными организациями (объединениями), организованных органами местного самоуправления, представлены ненадлежащие документы. Права общественной организации - Кировской областной организации Всероссийского общества охраны природы, а также созданной им Комиссии общественной экологической экспертизы, нарушены: несвоевременно представлена документация ТЭО для проведения экспертизы, заключение Комиссии общественной экологической экспертизы не учтено при проведении государственной экологической экспертизы. Кроме того, заключения государственной и общественной экспертиз диаметрально противоположны. [...] Поэтому приказ МПР России, которым утверждено заключение комиссии государственной экологической экспертизы, не может являться актом, подтверждающим соответствие порядка проведения государственной экологической экспертизы требованиям Федерального закона "Об экологической экспертизе" и иных нормативных правовых актов субъекта Федерации.

Обжалование решения о предоставлении земельного участка на Воробьевых горах

Правительство Москвы предоставило ЗАО "Московский теннисный клуб" под строительство спортивно-оздоровительного центра земельный участок, находящийся на территории парка "Воробьевы горы". Группа граждан обратилась в Мосгорсуд с заявлением о признании недействительными двух постановлений правительства Москвы (1997 и 1999 гг.), принятых с нарушением законодательства и экологических прав граждан. На момент рассмотрения дела в Мосгорсуде не было представлено ТЭО проекта строительства, не была проведена государственная экологическая экспертиза, отсутствовало заключение санитарно-эпидемиологической службы, население не было проинформировано о предстоящем строительстве и его мнение не учитывалось.

В ноябре 2000 г. Мосгорсуд отказал в удовлетворении жалобы. Заявители обжаловали решение, ссылаясь на то, что Мосгорсудом были проигнорированы их требования о необходимости уточнения статуса территории планируемого строительства, ее назначения, режима и регламента, тогда как территория планируемого строительства входит в состав охранной зоны памятника истории и культуры, зоны регулирования застройки, зоны охраняемого культурного слоя, зоны охраняемого ландшафта. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 декабря 2000 г. отменила решение Мосгорсуда.

Обжалование решения о предоставлении земельного участка под строительство автостоянки

Районный суд г. Нижнего Новгорода 22 ноября 2001 г. принял решение по заявлению жителей и общественного объединения в интересах граждан о признании недействительным распоряжения главы администрации города N 2549-р от 25 августа 2000 г. о предоставлении в аренду земельного участка под строительство временной автостоянки и о сносе незаконно возведенного строения.

По мнению заявителей, распоряжение не соответствует действующему законодательству и нарушает права и интересы граждан, а именно их право на благоприятную окружающую среду и охрану здоровья. Там, где построена автостоянка, по генеральному плану развития города должен быть стадион, и ранее он был, но разрушился. В районе домов, которые ближе всех стоят к автостоянке, вообще нет какой-либо площадки отдыха, а от машин, находящихся на автостоянке, вся гарь и дым идут в окна, тем самым нарушается право жителей на благоприятную окружающую среду и охрану здоровья. Истцы также пояснили, что при подготовке этого распоряжения положительного заключения государственной экологической экспертизы получено не было. Суд счел заявление подлежащим удовлетворению в части признания недействительным распоряжения и сноса сооружений, расположенных на автостоянке. Суд установил, что [...] по заключению главного государственного санитарного врача города от 11 марта 1999 г. указанный участок непригоден для размещения автостоянки, так как противоречит детальной планировке жилого района. Но согласно письму главного государственного санитарного врача области от 12 апреля2000 г. считается возможным размещение временной стоянки. Однако первое заключение никем не отменено и каких-либо доводов о его неправомерности в письме от 12 апреля 2000 г. не имеется. Поэтому суд принимает во внимание заключение от 11 марта 1999 г. [...] По генеральному плану развития города целевое назначение данного земельного участка - размещение стадиона. Следовательно, указанное распоряжение издавалось в нарушение Градостроительного кодекса РФ. На момент издания распоряжения заключения государственной экологической экспертизы не имелось, оно появилось 2 ноября 2000 г. Из данного заключения усматривается, что "по диоксиду азота и суммации диоксида азота и диоксида серы приземные концентрации на границе санитарно-защитной зоны превышают ПДК м.р. ввиду высокого фонового загрязнения атмосферного воздуха диоксидом азота", однако, несмотря на то что даже без стоянки идет загрязнение окружающей среды, экспертиза делает вывод о возможной реализации проекта платной автостоянки. Судом была проведена санитарно-эпидемиологическая экспертиза, согласно заключению которой в санитарно-защитной зоне автостоянки установлено превышение ПДК по диоксиду азота и группе суммации, включающей диоксид азота и диоксид серы в 0,1-0,3 ПДК. Размещение любого объекта, оказывающего негативное воздействие на окружающую среду, в том числе временной автостоянки, в таких условиях является нарушением ст. 40 Закона "Об охране окружающей среды". Эксперт в судебном заседании полностью подтвердил свое заключение, пояснил, что нарушение ПДК по диоксиду азота и диоксиду серы приводит к нарушению кроветворной и иммунной системы. Если даже превышение ПДК будет снижено до 0,8 ПДК (0,8 ПДК - норматив качества атмосферного воздуха для мест массового отдыха населения согласно СанПиН 2.1.6.1032-01. - Прим. авт.), то автостоянка все равно должна быть в другом месте. Поскольку в связи с размещением автостоянки и ее эксплуатацией нарушается благоприятная окружающая среда, то суд пришел к выводу, что оспариваемым распоряжением нарушается конституционное право граждан на безопасную окружающую среду. С учетом изложенного суд считает, что распоряжение должно быть признано недействительным и не порождающим никаких последствий с момента издания. В связи с этим подлежат удовлетворению требования истцов о сносе возведенных строений на земельном участке, отведенном для размещения автостоянки. Снос всех строений должен быть произведен за счет той организации, которой этот участок выделялся. Вместе с тем суд не нашел оснований для удовлетворения требований истцов в части возложения обязанности восстановления зеленых насаждений на земельном участке, отведенном под автостоянку, поскольку истцами не представлено доказательств того, какие насаждения и в каком количестве имелись на данном участке до начала работ. В этом деле суд обоснованно назначил проведение судебной (санитарно-эпидемиологической) экспертизы, несмотря на положительное заключение государственной экологической экспертизы (то, что оно было принято позднее, в данном случае не комментируем). Такой подход вполне соответствует принципу состязательности гражданского процесса. В противном случае, если суды будут ориентироваться только на факт наличия положительного заключения экологической экспертизы, одна сторона в споре - органы исполнительной власти, заручившиеся заключениями, - будет априори выигрывать процессы.

Дело об оспаривании постановления департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы от 01 сентября 2005 г. N 031400169\5 о привлечении ООО "Маршрут" к административной ответственности

Арбитражный суд г. Москвы, рассмотрев дело по заявлению ООО "Маршрут" к департаменту природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы об оспаривании постановления ответчика от 1 сентября 2005 г. N 0314001692\5 от 14 июля 1999 г. о привлечении заявителя к административной ответственности по ст. 1 Закона г. Москвы от 14 июля 1999 г. за реализацию моторного топлива, не соответствующего экологическим требованиям.

Отбор проб производился в рамках осуществления ответчиком функций государственного контроля за соответствием реализуемого моторного топлива экологическим требованиям.

Как усматривается из протокола отбора проб, пробы отбирались в присутствии двух работников заявителя - сотрудников АЗС, что соответствует требованиям ст. 8 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 134-ФЗ.

Довод заявителя о том, что пробы топлива отбирались с нарушением требований ГОСТ 2517-85, суд считает необоснованным.

Данный ГОСТ устанавливает методы отбора проб нефти и нефтепродуктов и резервуаров, подземных хранилищ, нефтеналивных судов, железнодорожных и автомобильных цистерн, бочек, бидонов и других средств хранения и транспортирования.

В данном случае пробы отбирались из топливозаправочных колонок. Ни данные колонки, ни емкости, из которых топливо поступает в колонки, не являются средствами хранения и транспортировки топлива, а являются средствами его реализации. При проверке моделировалась ситуация приобретения топлива потребителем.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 169, 170, 211 АПК РФ, суд решил: в удовлетворении заявления ООО "Маршрут" об оспаривании постановления департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы от 1 сентября 2005 г. N 031400169\5 о привлечении ООО "Маршрут" к административной ответственности по ст. 1 Закона г. Москвы от 14 июля 1999 г. N 33 отказать.

Дела о защите права граждан на экологическую информацию и обжалование отказа в ее предоставлении

Для обеспечения конституционного права на благоприятную окружающую среду решающим является вопрос получения информации. Долгие годы в нашей стране практически любая экологическая информация была недоступной. Общеизвестны случаи, когда сокрытие представителями власти информации об экологическом неблагополучии, авариях приводило к трагическим последствиям. Авария на Чернобыльской атомной станции - яркий пример недопустимости сокрытия от граждан информации. Однако за последние годы ситуация существенно изменилась. В настоящее время право гражданина на получение информации, в том числе и экологической, законодательно достаточно хорошо защищено. Но само по себе это еще не является гарантией того, что гражданин беспрепятственно может получить экологическую информацию. Ведь мы уже говорили, что общественное сознание не меняется так же быстро, как законодательство. Поэтому часто на просьбу предоставить информацию граждане, как и в прежние годы, получают отказ.

Во всем мире право на информацию является одним из основополагающих прав личности. Это право закреплено в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Декларация прав и свобод человека и гражданина РФ принята 22 ноября 1991 г.

Российская Декларация во многом подтверждает гарантии прав человека, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., а также конкретизирует способы реализации прав личности.

Так, ч. 2 ст. 13 Декларации прав и свобод человека и гражданина гарантирует каждому право на получение и распространение информации. Ст. 31 обязывает государственные органы, учреждения и должностных лиц обеспечить каждому гражданину возможность ознакомления с документами, материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, а ч. 2 ст. 25 Декларации устанавливает обязательность ответственности должностных лиц за сокрытие информации (фактов, обстоятельств), создающее угрозу жизни и здоровью человека.

В статье 15 Конституции РФ имеются очень важные положения, принципиальные для решения любого вопроса, связанного с правами граждан. В ней сказано, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие. Эта же статья закрепляет приоритет международного права. Используя именно эту статью, можно ссылаться на Всеобщую декларацию прав человека и другие нормы международного права. Статья 18 закрепляет принципы, которые необходимо понять и полностью осознать, это даст вам внутреннюю убежденность и законодательные гарантии для того, чтобы требовать от органов государственной власти разрешения всех вопросов, связанных с правами и свободами человека, с позиции интересов человека: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".

Столь большое значение этим двум статьям Конституции мы придаем не случайно, они понадобятся вам при решении многих проблем по защите экологических прав. Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" прямо указал на обязательность применения ст. 15 и 18 Конституции, на обязательное применение Конституции при рассмотрении конкретных судебных дел.

Как и в Декларации прав и свобод человека и гражданина, в Конституции закреплено право на информацию и механизмы реализации этого права. Статья 29 гарантирует каждому право получать и распространять информацию. Часть 2 ст. 24 обязывает органы государственной власти, органы местного самоуправления и их должностных лиц обеспечивать каждому возможность ознакомления с документами, материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. Статья 41 предусматривает ответственность должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей. Необходимо обратить внимание на четкое закрепление в Конституции права гражданина на информацию, обязанность власти предоставить информацию и ответственность представителей власти. 31 декабря 1993 г. был принят Указ Президента РФ "О дополнительных гарантиях права граждан на информацию".

Ценность этого Указа состоит в том, что в нем сформулированы принципиальные положения: "Право на информацию является одним из фундаментальных прав человека"; "Деятельность государственных органов, организаций, предприятий, общественных организаций и должностных лиц осуществляется на принципах информационной открытости". В тексте Указа сказано, в чем выражаются эти принципы:

- в доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан о предполагаемых или принятых решениях;

- в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями.

25 января 1995 г. был принят Закон "Об информации, информатизации и защите информации". Статья 12 этого Закона называется: "Реализация права на доступ к информации и информационным ресурсам". В ней содержится важный момент, который принципиально меняет положение гражданина, обратившегося за информацией. Раньше существовала практика, в соответствии с которой чаще всего гражданину предоставляли даже самую необходимую информацию только на запрос какой-либо организации. Причем в запросе требовалось указать, для чего эта информация истребовалась.

Сегодня статья 12 указывает: "Граждане, органы государственной власти, организации, общественные объединения, органы местного самоуправления обладают равными правами на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость запрашиваемой информации".

В этой же статье указано, что доступ физических и юридических лиц к государственным информационным ресурсам является основой осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных, политических и иных организаций, а также за состоянием экономики, экологии, и других сфер общественной жизни.

Таким образом, ст. 12 Закона еще раз подкрепляет приведенное ранее указание на то, что доступ к информации является формой и гарантией контроля общества за деятельностью органов государственной власти.

В этой статье регламентирован и порядок предоставления информации. Так, перечень информационных услуг, сведения о порядке и условиях доступа к информации владелец информационных ресурсов предоставляет бесплатно. В любом случае, даже если информация является платной, то стоимость ее предоставления не может быть столь значительной, чтобы лишить гражданина его права на получение информации, затрагивающей его права и свободы.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Экологическое право: курс лекций

Вступление Состояние окружающей природной среды заставляет по новому подойти к определению правовых основ.. Экологическое управление в Российской Федерации..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Дела об обжаловании правовых актов, нарушающих экологические права граждан

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Вступление
  Состояние окружающей природной среды заставляет по-новому подойти к определению правовых основ взаимодействия человека, общества и природы. Все чаще проявляются следствия экологичес

Экологическое право и его исторические корни
  Возникновение и развитие отрасли экологического права - результат углубления противоречий между обществом и природой, результат осознания потребности и необходимости значительного р

Основы правового регулирования экологических отношений
  Основой развития экологического, как и любого другого, законодательства в нашей стране служит Конституция РФ 1993 г., определяющая общие, концептуальные подходы государства к регули

Зарубежный опыт организации управления охраной окружающей среды
  В период, предшествовавший экологическому кризису, который проявился в 60-е гг. ХХ в., государственное управление в области охраны окружающей среды осуществлялось многими государств

Экологический контроль
  Необходимым условием эффективности законодательства является контроль за его исполнением. Экологический контроль - это функция экологического управления, правовая форма экологическо

Организационно-правовой механизм обеспечения экологической безопасности
  В Законе РФ "О безопасности" от 5 марта 1992 г. экологическая безопасность нашла отражение как одна из составляющих национальной безопасности. В соответствии с Федеральным

Законодательное регулирование обращения с отходами производства и потребления
  Проблема экологической безопасности может на долгие годы объединить усилия ученых и специалистов различного профиля, поскольку в России сложилась серьезная ситуация как в различных

Юридическая ответственность за экологические правонарушения
  Под юридической ответственностью за экологические правонарушения понимается отношение между государством в лице специально уполномоченных органов в области охраны окружающей природн

Возмещение вреда, причиненного экологическими правонарушениями
  В числе недостаточно разработанных тем российского экологического права следует рассмотреть проблему возмещения вреда, причиненного экологическим правонарушением. Российское экологи

Особенности рассмотрения в судах дел о нарушении экологического законодательства
  В этой теме будет сделана попытка дать представление об особенностях рассмотрения в судах ранее не рассмотренных или рассмотренных фрагментарно дел по экологическим вопросам.

Подведомственность дел об экологических правонарушениях
  При определении подведомственности следует руководствоваться субъектным составом участников и характером правоотношений. Если нарушаются собственные права и охраняемые законом интер

Решения Конституционного Суда РФ
  Наряду с проверкой конституционности законов и других актов защита экологических прав граждан в рамках Конституционного Суда РФ связана с реализацией права граждан на конституционну

Нормативные правовые акты
  Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. N 237. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги