рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Пересматривая теорию демократии

Пересматривая теорию демократии - раздел Государство, Политология [...] Уже Довольно Нами Сказано О «Большинстве» — Во Всем Мно­Жестве Вкладыва...

[...] Уже довольно нами сказано о «большинстве» — во всем мно­жестве вкладываемых в этот термин смыслов. Пора теперь заняться «меньшинством», и не только множеством смыслов термина, но и переизбыточностью [реальных] обозначений: политический класс, пра­вящий (господствующий) класс, элита (элиты), властвующая элита, правящая элита, руководящие меньшинства, руководство и ряд других. Это обилие наименований никоим образом не означает, будто термин «меньшинство» обладает (по сравнению с «большинством») тем пре­имуществом, что каждому его смысловому значению соответствует одно имя. Наоборот, богатство наименований лишь добавило путаницу к сумятице. [...]

Приступая к наведению порядка, заметим для начала, что все выше­приведенные выражения относятся к той или иной конкретной меньшей


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 387

 

 

части, а не к «меньшинству» как артефакту демократических про­цедур (такому, например, как проигравшая на выборах часть голосую­щего населения или меньшая часть парламента). Далее. Когда полити­ческий аналитик обращается к исследованию вертикальной демократии, его интересует не всякое возможное реальное меньшинство, а лишь такое, из которого складывается та или иная контролирующая груп­па. Разумеется, религиозные, этнические, языковые и иные меньшин­ства играют важную роль в политике, но значимость в функционирова­нии вертикальной демократии они приобретают лишь в том случае, если выступают в качестве политической контролирующей группы. Итак, объект нашего исследования мы можем обрисовать следующим обра­зом: это — мера и характер (modality) политической контролирующей власти, коей обладают группы численностью менее половины того со­циума (universe), в отношении которого такая власть осуществляется. Нет нужды говорить, что ресурсы политической власти могут быть не­политическими (экономическими или иными). Необходимо в связи с этим иметь в виду, что контролирующая власть является политической в том случае, когда ее ресурсной базой служит политическая инстанция (office), и/или во всех случаях, когда она действует через каналы поли­тики и влияет на решения тех, кто делает политику. [...]

Еще одно предварительное замечание касается разницы между во­просами: «что такое контролирующее меньшинство?» и «кто принад­лежит к контролирующему меньшинству?» Первый вопрос выводит на концептуальную проблему, второй — на эмпирическую. Концептуаль­ная задача — выработать определение «контролирующих групп», имея в виду их характеристики, и дать различающимся между собой группам соответственно различные названия. Эмпирическая проблема — уста­новить, существуют ли в действительности контролирующие группы, а также выяснить, кем и что контролируется. От концептуального ана­лиза мы требуем принципиальной схемы (a framework) и/или типоло­гии, эмпирическая задача состоит в том, чтобы выявить, какая контро­лирующая группа существует в том виде, как она определена, т.е. зада­на вмененными ей характеристиками.

Критерии для выделения контролирующего меньшинства многочис­ленны. Два из них — первостепенной важности. Первый критерий — альтиметрический: контролирующая группа является таковой пото­му, что располагается — по вертикальному разрезу строения об­ществ — «наверху». Соответственно мы можем сказать, что во всяком обществе власть находится у высшего властвующего класса. Согласно

 


388 Раздел 111. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

альтиметрическому критерию, предполагается: кто наверху, тот и «властвует», — предположение, основывающееся на том мудром до­воде, что власть возносит наверх, а обладающий властью потому и об­ладает ею, что находится наверху. Может последовать возражение, что наш критерий работает благополучно, покуда перед нами пирамида власти без вершины (нестрогая и усеченная пирамида). Альтиметрический критерий, однако же, применим и к стратархии при условии, что каждая страта будет иметь собственную «вершину» (и что будут при­няты в расчет вытекающие из этого сложности). Заметим же, что в свете альтаметрического критерия всякое общество представляет собой стратархию и что складывающаяся в итоге стратократия может быть либо сконцентрирована в одной вершине, либо распределена между различными вершинами.

Альтиметрический критерий сводит дело к оправданию фактическо­го положения вещей: кто наверху, тот наверху, а кто там находится, тот и «могуществен», он обладает властью и властвует. Но может ли этим все исчерпываться? Средневековье и общества феодального типа ос­новывались на том принципе, что каждый должен жить сообразно свое­му собственному статусу; однако уже в средние века были подвергнуты разбору и толкованию принципы valentior, melior и sanior pars (могуще­ственнейшей, лучшей и разумнейшей частей. — Перев.). А старый режим был ниспровергнут как раз во имя того ценностного критерия, согласно которому вертикальная структура (fabric) общества должна быть вверена ведению достойнейших (признанных таковыми). Соглас­но этой более выигрышной точке зрения, некто не потому оказывается наверху, что обладает властью, а как раз наоборот — лицо обладает властью и находится наверху потому, что того заслуживает. Итак, дру­гой критерий — критерий заслуги (a merit criterion).

Как эти два критерия переводятся на язык нынешней терминологии и как они ею выражаются? Поскольку возобладал в конечном счете термин Парето элита (через посредство Лассуэлла, как увидим [...], важно понять, почему Парето взял этот термин и как он его себе мыс­лил. В его «Трактате» («Трактат всеобщей социологии». — Г.А.) четко сказано, что аттестация «элита» относится к людям высшего уровня «компетентности» («capacity») в своей области деятельности. [...] Но ближе всего к полному определению этого понятия Парето подошел в более ранней своей работе [...]: «Эти классы [«люди, занимающие вы­сокое положение соответственно степени своего влияния и политичес­кого и социального могущества» и/или «так называемые высшие клас-


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 389

 

 

сы»] составляют элиту, «аристократию» (в этимологическом значении слова: агistos=лучший). Покуда сохраняется устойчивое социальное равновесие, большинство тех, кто в нее входит, как представляется, в незаурядной степени обладают определенными качествами — неваж­но, хорошими или дурными, — которые обеспечивают власть». [...]

Несомненно, Парето остановил свой выбор на термине «элита» по­тому, что вместе с этим словом во французский и итальянский — два его родных языка — вносилась латинская коннотация eligere (слово подразумевает отбор, выбор с разборчивостью), а с нею вместе, хотя и опосредованно, изначальный смысл греческого aristoi — лучшие по до­стоинствам (не по рождению). Таким образом, вводимое Парето поня­тие является в первую очередь качественным, а имплицитно становится альтиметрическим. Без сомнения, эта импликация дает ключ к паретовскому «круговороту элит». В самом деле, когда заслуги и власть совме­щены, мы наблюдаем состояние устойчивого общественного равнове­сия; когда они оказываются разведены, наступает неравновесие, по­рождающее круговорот: элиты «де-факто», т.е. альтиметрические, вы­тесняются элитами «по способностям», т.е. подлинными элитами. Хотя, таким образом, и можно сказать, что концепция Парето была и меритократической, и альтиметрической, тем не менее оба критерия связаны между собой именно в таком порядке, и победителем у Парето в конечном счете всегда в истории оказывается элита по способностям, а не элита у власти.

Лассуэллу, я полагаю, более, чем кому-либо другому, термин «элита» обязан своим утверждением в качестве общепринятой катего­рии, применяемой при обсуждении конструкции, которую мы вслед за ним стали называть «моделью правящей элиты». Лассуэлл, однако, воспринял у Парето слово, но не понятие. Качественная коннотация термина «элита» у Лассуэлла исчезает. Одно из типичных для него оп­ределений гласит: «Политическая элита есть высший властвующий класс» [...] Это чисто альтиметрическая коннотация. В других случаях элита просто совпадает у него с «обладанием властью», как, например, в следующем определении: «элиты — это обладающие наибольшей властью» [...] Здесь, как всякий легко убедится, налицо коренная трансформация концепции Парето — трансформация, достоинству ко­торой противостоит не меньший недостаток. Достоинство — аналити­ческого свойства, оно состоит в аналитическом преимуществе — в воз­можности отделить альтиметрическую характеристику (или охаракте-ризование по признаку власти «де-факто») от качественного охаракте-


390 Раздел 111. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

ризования. Недостаток — семантического свойства: надо говорить «элита», совершенно не имея в виду того, что этот термин значит, т.е. выражает в силу своей семантической значимости. Далее, если «элита» уже не указывает на качественные черты (способность, компетент­ность, талант), то какой же термин мы употребим, когда эти характе­ристики будут иметься в виду? Таким образом, семантическое искаже­ние, описав круг, возвращается, чтобы породить в свою очередь иска­жение концептуальное. [...]

Если бы я сейчас взялся конструировать или реконструировать общую схему, в рамках которой формулировки губят ядро концепций, это завело бы меня слишком далеко. Позволю себе просто закрепить в форме резюме развиваемые выше положения. Во-первых, нашим предметом является контролирующая власть контролирующих групп. Представляется, что в данной формулировке лучше, чем в какой-либо другой, концентрированно выражена суть проблемы. Во-вторых, если мы хотим дальнейшего усовершенствования концепции Парето с помощью Лассуэлла и, наоборот, мы хотим подправить Лассуэлла с помощью Парето, тогда следует проводить различие как тер­минологически, так и концептуально между властной структурой и элитной структурой. Не все контролирующие группы являются по определению либо в силу той или иной необходимости «элитными меньшинствами» (в лассуэлловском смысле). Коли так, будем их так и называть, ибо, если не провести разграничения в названиях, неизбежно окажутся перепутаны и оба явления.

[...] Пора приступить к нормативному определению демократии как системы управления. Хотя к этой проблеме редко обращаются не­посредственно, именно она обнаруживается за нашим отношением к оценке руководства. Являются ли элиты и руководящие меньшинства необходимым (или даже не необходимым) злом, или же они представ­ляют собой насущное и благотворное достояние? В конце концов аль­тернатива такова: придавать ли меньше значения руководству или ста­вить его значение высоко?

Ряд авторов, высказывающихся в пользу второго варианта, внуши­телен как по своей протяженности в историческом времени, так и по незаурядности состава. Из древних не кто иной, как Фукидид, напоми­нает нам, что величие Афин достигло высшей точки при Перикле имен­но потому, что «его высокое достоинство, одаренность и прославленная честность позволили ему самостоятельно руководить людским множе­ством» («История Пелопоннесской войны»). [...]


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 391

 

 

Очевидный факт состоит в том, что идеалы демократии остались в большой мере тем же, что они представляли собой в IV в. до н. э., за одним важным исключением: стала «цениться» отдельная личность. [...] Но это исключение не имеет касательства к настоящему рассужде­нию. А если идеалы демократии — это все еще в основном греческие ее идеалы, то, значит, они адресуются к прямой, а не к представитель­ной демократии. Это означает, что и сегодня деонтология и ценностное воздействие демократии апеллируют только к горизонтальному изме­рению политики. Конечно, были и у греческого полиса магистраты и он обладал некоторой минимальной вертикальностью. Однако сравнивать вертикальное измерение античной полисной демократии с вертикаль­ным измерением представительной демократии национального мас­штаба — все равно что сравнивать венецианскую колокольню с Эве­рестом. Поразительный факт, стало быть, состоит в том, что мы создали представительную демократию — сотворяя тем самым то почти чудо, которое Руссо объявлял невозможным, — без ценностной опоры. Мало того, что воздвижение крупномасштабной вертикальной демо­кратии не вдохновлялось соответствующим идеалом; те идеалы, что имеются, как мы это вновь обнаружили в 60-е гг., могут за одну ночь превращаться в «боевой клич» против представительной демократии. Наименьшее, что можно сказать: демократия в вертикальном своем из­мерении по сей день остается безыдеальной; и хуже всего то, что в наших идеалах она легко обнаруживает идеалы, ей враждебные.

Очевидно, что прямая демократия (будь то в прошлом или в насто­ящем) не нуждается в ценностном воздействии, по вертикали, для ко­торого в ней и места нет. Но должно быть столь же очевидно, что мы давно и окончательно переросли греческий трафарет. Сколько бы мы ни преуспели в возрождении малых образований прямой демократии, остается фактом, что такие — непосредственные — демократии могут лишь входить в качестве частей в более крупные единицы, являя в ко­нечном счете микросоставляющие одного большого целого, которое всегда есть непрямая демократия, строящаяся на вертикальных про­цессах. Если дело так и обстоит, то следует ли нам указанные процессы предоставить их стихийному (inertial), «грешному естеству»? Может ли соответственно этому наш подход к будущему строиться просто на оживлении идеалов прошлого — идеалов, которым чужды проблемы представительной демократии? Именно так, по всей видимости, счита­ют антиэлитисты и, говоря более общо, новые левые, ибо как суть, так и предлагаемое ими средство воплощения их идей составляют простой,


392 Раздел 111. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

 

в чистом виде, возврат к горизонтальной политике и ее широкое развертывание.

Опасаясь быть неверно понятым и пытаясь, пусть даже тщетно, этого избежать, подчеркну, что если существует (а она существует) слишком лицеприятная литература о демократии, где проводится мысль, что мы показываем себя настолько хорошо, насколько позво­ляет человеческое несовершенство, то такого взгляда я не разделяю. Если бы я не испытывал неудовлетворенности тем, как работают наши демократии, я довольствовался бы демократией в дескриптивном (опи­сательном) определении ее — как диффузной, открытой системы кон­тролирующих групп, конкурирующих между собой на выборах, и, таким образом, избавил бы себя от труда продвигать разработку нормативной проблемы в том направлении, в каком я сейчас ее продвигаю.

В дескриптивном плане, я сказал, демократия есть выборная поли-архия. Но чем ей должно быть? Если полиархия есть фактическое по­ложение вещей, то какова же соответственно ее деонтология, каково нормативное положение вещей? Вопрос по сути не только в том, способна ли в конечном счете представительная демократия рабо­тать — и, оправдывая соответствующие надежды, работу свою улуч­шить, — не неся в себе собственного ценностного воздействия; вопрос, причем даже еще более настоятельный, в том, как она может продол­жать работать, сталкиваясь с тем ценностным воздействием, которое все более обесценивает вертикальное измерение.

Это обесценение с очевидностью удостоверяется текущим состоя­нием нашей лексики. Группу слов, характерным образом адресующую к вертикальному измерению, составляют термины: «выборы, избра­ние» (election), «элита» (elite) и «отбор, подбор» (selection). Все эти термины изначально понимались в смысле оценочного просеивания. «Избрание» означало на протяжении примерно пятнадцати веков ка­чественное выбирание, отбирание, как, например, в слове «избран­ные», т.е., на языке протестантизма, призванные Богом. Слово «элита» производно от того же корня и было пущено в оборот (когда слово «аристократия» утратило первоначальный смысл и стало просто обозначать сословие) именно для обозначения «лучших», аristoi, от­борной части (это и было, как мы знаем, то значение, в котором Парето взял данный термин на вооружение). Термин, «отбор, подбор» [...] по­степенно подключается к термину «выбирать, избирать» (когда слово «выборы» становится специфическим термином для обозначения акта голосования) в передаче идентичного значения: отбирание, избрание,


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 393

 

 

выбор по признаку совершенства или пригодности. В нынешнем языке политики все эти коннотации либо утрачены, либо подвергаются напад­кам. Термин «выборы, избрание» сведен к одному лишь значению — простого акта голосования. «Отбор, подбор» означает уже едва ли что-либо большее, чем простое волевое предпочтение, да и то лишь когда его не толкуют превратно, в предосудительном смысле, как проявление «дискриминации». Следовательно, на нашем языке «избранные» — это просто лица, которые в результате голосования прошли на долж­ности; а слова о том, что избранные должны быть «отобранными», ско­рее поразят наш слух как избыточная синонимика, чем будут восприня­ты как ценностно значимая оговорка. Наконец, «элита» сначала пре­образуется Лассуэллом в нейтральное слово, а затем у нынешних анти-элитистов становится словом бранным. В обоих случаях термин «элита» — вопреки самому смыслу его существования — ассоцииру­ется с власть имущими и/или с привилегированными.

В указанных трансформациях можно усмотреть органическое про­должение того идеологического извращения языка, которое так хорошо проследил и проиллюстрировал Оруэлл. [...] Но если это и верно в от­ношении позднейших эксцессов, все же трансформации, о которых идет речь, главным образом отражают горизонтально-целостное виде­ние политики. Как бы то ни было, мы оказываемся в порочном кругу, который, ускоряясь, превращается в порочный водоворот. При отсут­ствии ценностных коннотации мы получаем ценностный вакуум; а когда положительное слово инвертируется в негативное, мы остаемся с лек­сикой, которая только предубеждение и может выражать. В конце кон­цов дело оборачивается тем, что реальность за неимением годных к со­ответствующему употреблению слов остается аксиологически невос­принятой. Из этого порочного водоворота нельзя вырваться, если вновь не ввести в оборот (to the fore) акциологический элемент, что в свою очередь можно осуществить, лишь восстановив выражавший его язык.

Начну с «отбора, подбора». Здесь дело отнюдь не безнадежно: это только в политике — что весьма показательно —. термин если и не ис­кажался, так превращался в нейтральный [...] Многие, кто пользуется терминами «избрание» и «отбор, подбор» как взаимозаменяемыми, в любых неполитических областях [дискурса] автоматически переключа­ются на оценочное значение. Научному учреждению, чтобы быть науч­ным, требуется «подбирать» свой штат. Предполагается, что «подбор» кандидата на место в академии означает, что выбранный является лучшим.


394 Раздел III. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

Когда фирма набирает работников, она осуществляет их «отбор», а иначе, вероятнее всего, в скором времени выбывает из сферы бизне­са. Неужели же демократическая политика — дело настолько простое или в корне настолько отличное от других происходящих в обществе процессов, что здесь отбор есть нечто излишнее либо даже греховное? Если же все-таки нет, то пусть мое первое акциологическое определе­ние прозвучит так: Демократия должна представлять собой селектив­ную систему конкурирующих избирательных меньшинств. Пусть оно будет сформулировано также и по-другому, еще короче (и симметрично дескриптивному определению): Демократия должна представлять собой селективную полиархию.

Если вдуматься, «селективная полиархия» — выражение уже само по себе сильное, полное смысла. Тем не менее нельзя рассчитывать, что его смысловая наполненность легко заговорит и сама обо всем рас­скажет. Чтобы плыть против приливной волны языкового убожества, требуется постоянное усилие. Поэтому я теперь собираюсь сменить на­правление атаки и рассмотреть ту же проблему под углом зрения проблемы равенства. Ясно, что наш способ трактовки вертикальной про­блемы демократии решающим образом зависит от того, как мы тракту­ем понятие «равенство». Впрочем, данная связь становится не столь ясна, если привести тот довод, что равенство, представляя собой важ­нейшую ценность горизонтальной демократии, в силу этого как раз тем более не является и не может являться важнейшей ценностью верти­кальной демократии (для которой такая ценность — свобода). Пусть даже так, но я все-таки хочу задаться вопросом: может ли понятие ра­венства — и каким образом — вписаться в вертикальное измерение?

Монтескье повторял уроки Платона и Аристотеля, когда писал, что «принцип демократии извращается не только тогда, когда утрачивается дух равенства, но и тогда, когда утверждается дух предельного равенства и каждый хочет быть равным с теми, кого он выбирает себе в правители». [...] Поскольку люди являют огромное разнообразие, индивид сплошь и рядом мерит другого на свой аршин. Тем не менее мы все-таки непре­станно судим и оцениваем других как людей превосходящих, равных или низших качеств. Означает ли вышесказанное, что мы очутились в цар­стве, откуда равенство изгнано? Нет, необязательно. Я бы скорее вы­разил суть дела так: устремлять ли движение к равенству в направлении высшего или же низшего уровня — вот какой ныне перед нами выбор.

Когда доходит до этого выбора, антиэлитисты фактически, пусть даже непреднамеренно, нажимают на акселератор уравнивания в на-


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 395

 

 

правлении низшего уровня, ибо ценят только горизонтальную концеп­цию демократии, на чем явственно основывается их позиция. Но вот действительно ли «элитисты» обосновывают каким-либо адекватным образом противоположный выбор — движение к равенству в направ­лении высшего уровня? Это поистине интригующий вопрос. Поскольку так называемые элитисты не представляют собой группы, которая каким-либо образом держалась бы вместе, и так как мы не знаем даже, какой критерий определяет элитиста как такового, у нас остается вмес­то путеводной нити лишь одно: возможность проследить за тем, кто в каком значении (значениях) употребляет термин «элита». Я уже отме­чал в данной связи, что Лассуэлл изменил значение, в котором термин фигурировал у Парето, превратив «элиту» в чисто альтиметрическое понятие, определяемое как «обладающие наибольшей властью», «высший властвующий класс» или «власть имущие данного государст­ва» [...], и что это серьезное, семантическое изменение. По всей веро--ятности, Лассуэлл свел термин «элита» к значению «обладающие властью» ради Wertfreiheit, т.е. ради соблюдения принципа свободы от оценочных суждений; даже если так, все же, придавая «элите» ней­тральную коннотацию, он взял на себя излишний труд и при этом сам создал трудность; он взял на себя излишний труд, так как мог восполь­зоваться каким-либо из уже существующих нейтральных терминов. У Моски термин «политический класс» вполне свободен от оценочности. Властвующая группа, контролирующее меньшинство, власть иму­щие — все это тоже свободные от оценочности термины. Трудность же он создал, по крайней мере для теории политики, тем, что введенное им переопределение лишило этот терминологический ряд единственного остававшегося в нем ценностно нагруженного термина.

Если элитам, специфически политическим элитам, определение да­ется просто по признаку обладания властью или по альтиметрическому основанию, то уже само по себе такое определение мешает рассмотреть противоречие между элитными качествами (и стандартами), с одной стороны, и властными позициями (неравномерно уподобляемыми элитным позициям) — с другой. В результате от исследователей элит ускользает фундаментально важная искомая истина — а она не в том, что существуют власть имущие, и не только в том, плюральна ли вла­ствующая элита (элиты), а в том, в конечном счете представлены ли в лице власть имущих элиты подлинные или лишь выдаваемые за тако­вые. (Интересно отметить, что все это, равно ускользая от элитистов и антиэлитистов [...], составляло, однако, предмет серьезного интереса


396 Раздел III. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

Ч. Райта Миллса, который четко различал властвующую и интеллекту­альную элиты и нацеливал поиск на достижение подотчетности первой по отношению ко второй.) Итак, скрытый смысл, который неизбежно таит в себе лассуэллский подход, состоит в конечном счете в том, что этот подход либо безосновательно вменяет ценностное достоинство элиты всякой властной структуре, какая только существует, либо обесценивает все то в ней, что может таким достоинством обладать, либо, наконец, совмещает в «нечестивом союзе» то и другое. Отсюда мы можем прийти к полнейшей его профанации. В этом случае наилуч­шее оправдание для своих нападок находят антиэлитисты, во втором — их естественные предшественники. В обоих случаях мы грешим смеше­нием факта с легитимностью, а в принципе также и тем, что выхо­лостили ценностное содержание ценностной проблемы.

Вернемся к проблеме выбора между направлениями к высшему или же к низшему уровню в движении к равенству. Мы остановились на том, что если антиэлитистская позиция может способствовать (каковы бы ни были намерения) лишь уравниванию по низшему уровню, то ин­тригующий вопрос в том, действительно ли предполагаемых элитистов заботил противоположный выбор — движение к равенству в направ­лении высшего уровня. Отчасти на вопрос уже отвечено: лассуэллианская школа, если судить по ее теории элиты, не проявляет такой заботы. А остающаяся часть ответа такова же, поскольку в последние десяти­летия в теории демократии упор всюду делался на горизонтальной де­мократии; а чем больше демократия мыслится нами единственно в го­ризонтальном измерении, тем больше мы имеем (перефразируя Маркузе) одномерную демократию, которая соответствует в высшей степе­ни обыденному одномерному равенству.

Конечно, в публикуемых работах авторы продвигаются вперед — от «равенства власти», понимаемого как горизонтальное равенство (рав­ная власть демоса), к «равенству возможности», т.е. к равенству, пред­полагающему вертикальные процессы. Однако равные возможности указывают на некоторый начальный момент, на исходное, а не конечное состояние. Если нас интересует, какой ценностный смысл несет в себе каждый тип равенства, то, думается, равенство возможности, оправды­вая продвижение, выход в люди (an emerging), не обязательно придает такому выходу в люди ценностное качество. Представляется поэтому, что равенством, которое решающим образом качественно определяет (centrally qualifies) вертикальные процессы и технологию демократии, является «равенство по основанию достоинств», т.е. аристотелевское


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 397

 

соразмерное равенство. Для того чтобы равенство понималось как воз­вышающая ценность, соответствующая такому назначению максима такова: равным — равное (The same to sames), иными словами, каж­дому — по его заслугам, способностям или таланту. [...]

Сформулированное выше нормативное определение гласило: Демо­кратия должна представлять собой селективную полиархию. Его можно теперь дополнить следующим определением: Демократия должна пред­ставлять собой полиархию по основанию достоинств. Нас может оставить равнодушными довод, что уравнивание неравных талантов не являет собой справедливое, но представляет несправедливое равенст­во. Однако уж вряд ли можно подвергнуть нападкам тот аргумент, что равенство по основанию достоинств (соразмерно компетентности) бла­готворно для общества в целом, тогда как равенство по основанию не­достоинств (неравным — равное положение) есть равенство, выпол­няющее вредную службу, коллективно пагубное равенство. По фор­мулировке Ролза, «социальное и экономическое неравенства должны быть приведены к такому порядку, (а) при котором можно с разумным основанием ожидать, что оба вида неравенства пойдут на пользу каж­дому, и (б) при котором оба они затрагивают положения и должности, открытые для всех». Что ж, если бы все было приведено к такому по­рядку, это была бы достаточно выразительная картина полиархии по ос­нованию достоинств.

Развернутое выше изложение вызовет наряду с прочими и то наре­кание, что на слишком уж абстрактном уровне это изложение парит. Вопрос, который особенно необходимо поставить, чтобы придать аргу­ментации известную конкретность, таков: равенство [по основаниям, применяемым] в соотнесении с кем? А чтобы ответить, я намерен об­ратиться к понятию «референтная группа», точнее, к элите (в исходном значении термина), понятой как референтная группа. Связь здесь та, что термин «элита», выражая идею «достойный избрания», указывает тем самым на референтную группу, и именно ценностную референтую группу. (Заметим, что, как и в случае с «отбором, подбором», термин «элита» оказался лишен ценностного значения только в сфере полити­ки. Когда мы говорим, например, об элитах интеллектуальных, исход­ная коннотация остается.) Стало быть, на вопрос: «равенство в соот­несении с кем?» — можно ответить: в соотнесении с ценностными параметрами элиты. Подразумевается, что конкретные элиты вовсе не состоят из власть имущих (из тех, кто фактически составляет поли­тический класс) и не совпадают с ними. Отнюдь: при подходе, основан-


398 Раздел III. МЕХАНИ3M ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

ном на использовании референтных групп, конкретные группы нахо­дятся под постоянным пристальным наблюдением; с них снимаются «эталонные данные», формируемые на основе их добродетелей, если — и только если — у них есть добродетели. Мы можем резюми­ровать суть дела так: равенство конкретно вызывает возвышение, цен­ностное продвижение, будучи увязано с «элитой», если [последний] термин толковать в смысле референтной группы, включив его в референтную теорию элит.

Поскольку мы проделали в этой главе немалый путь, воспроизведем нить нашего рассуждения. Когда мы начинаем рассматривать демокра­тию как систему управления, мы сталкиваемся с проблемой контроли­рующих групп и руководства. Один способ отношения к проблеме — признание того, что власть распределена неравномерно, что существу­ют властвующие группы и что они, по всей вероятности, будут сущест­вовать и впредь. Это можно назвать реалистической позицией; и мое возражение по данному поводу состоит не в том, что тут что-либо не так с фактической стороны (empirically), а в том, что такая позиция остав­ляет все как есть. Противоположный способ отношения к проблеме виден на примере антиэлитистской позиции; и здесь мое возражение сводится к тому, что отдельным достижениям полемического свойства в активе антиэлитистской позиции противостоит намного более серьез­ная ущербность ее по части глубины. [...]

Если ориентировать обсуждаемый предмет на перспективу, то уместно поставить вопрос: откуда исходят уже существующие и надви­гающиеся новые угрозы демократии как политической форме? От ка­кого-либо вида «правления меньшинства»? Не думаю. Ибо очевидный факт состоит в том, что все демократические правительства — некото­рые в большей, некоторые в меньшей степени — переживают убыль авторитета (are in less authority) и находятся под натиском непомерного количества требований, которых не в состоянии принять к выполне­нию. Кстати, перегруженность не означает большего объема управле­ния. Хоть первое, может быть, и облегчается вторым, все же одно от­нюдь не обязательно предполагает другое. Итак, мы живем в условиях демократии, постоянно испытывающей затор, находящейся под давле­нием с разных сторон, характеризуемой низкой способностью к управ­лению, т.е. нестойкостью в отношении предъявляемых ей требований и слабой способностью к принятию и осуществлению решений. Для 60—70-х гг. наиболее типичны были нерешительность, недальновид­ность и чрезмерные расходы [...] Не во всем приведенный перечень вы-


Глава 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ 399

 

зывает непременно неудовлетворенность. Фактически все это убеди­тельно свидетельствует — вопреки противоположным утверждениям перфекционистов, сторонников концепции участия и популистов, — что народ лишен своей власти. Ибо все это подтверждает, до какой сте­пени представительная система связей максимизировала момент от­клика (responsiveness). Однако отклик, отзывчивость — лишь один из элементов представительной системы управления. Правление, которое просто уступает требованиям, просто соглашается, — такое правление оказывается в высшей степени безответственным, не оправдывающим своих ответственных обязательств. Тот, кто представительствует, несет ответственность не только перед кем-то, но и за что-то. Можно в этом смысле сказать, что представительствование по самой своей сути складывается из двух составных элементов: отзывчивости (откли­ка) и самостоятельной ответственности. И чем более системы управле­ния становятся отзывающимися на что-то в ущерб своей ответствен­ности за что-то, тем вероятнее мы окажемся с плохим управлением или вообще без управления. А это опять-таки значит, что, чем дальше мы зашли в отзывчивости, тем сильнее необходимость в самостоятельной ответственности, в чем реально и состоит руководство.

Мы, таким образом, возвращаемся к вопросу, с которого начали, а именно: является ли руководство неотъемлемым элементом демокра­тии? Старая, но ныне с новой энергией высказываемая точка зрения состоит в том, что в руководстве есть нужда лишь постольку, поскольку остается второстепенной роль народа. Этому охотно аплодируют. Если бы, однако, те, кто выступает с изложением такой точки зрения, сами в нее верили, тогда почему бы не заменить руководителей «администра­торами», назначаемыми по жребию? Подождем, пока такая альтерна­тива будет поставлена на испытание, а я тем временем завершу свое резюме.

Осуществляя у себя демократию, определяемую как выборная (elective) полиархия, мы не обращаемся тем самым к налаживанию «хо­рошего» функционирования системы, так как соперничество на выбо­рах не обеспечивает качества результатов, а только демократичность , способа их достижения. Остальное же — то, насколько ценен конеч­ный результат, — зависит от качества (не только от отзывчивости) ру­ководства. Однако, хотя сплошь и рядом признается жизненно важная роль руководства, тем не менее оно получает в теории демократии лишь весьма незначительный статус. Мой поиск вертикального нормативно­го определения представляет собой попытку продвинуться в решении


400 Раздел III. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

 

данной проблемы. С этой целью я предложил референтную теорию элит и два кратких (shorthand) определения, которые по замыслу долж­ны представлять собой (а) селективную полиархию и (б) полиархию по основанию достоинств (заслуг). Как выразился Джон Стюарт Милль: «Когда нам хочется иметь хорошую школу, мы не сбрасываем со счетов учителя» [...] Многого или немногого стоят данные предложения, в любом случае не уйти от сути проблемы, заключающейся в том, что во­обще теория демократии не спроецировала равенство как ценность на вертикальное измерение. Если бы было вообще возможно свободное от руководства общество, мы могли бы поистине радоваться; в этом от­ношении мы в последнее время славно себя показывали. Ну, а если от­сутствие руководства или безлидерство все-таки отнюдь не выход, тогда наше нынешнее принижение элит или опасения перед ними представ­ляют собой анахронизм, который не дает увидеть стоящие перед нами проблемы и грозящие опасности. Чем больше мы теряем из виду демо­кратию как систему управления, тем больше осложняются наши за­труднения и тем неотступнее они нас одолевают.

Печатается по: Сартори Дж. Вертикальная демократия // Полис. 1993. №2. С. 80—89.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Политология

политология... Под редакцией профессора М А Василика...

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Пересматривая теорию демократии

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

ББК66.0
В оформлении переплета использован фрагмент картины X. Йонекура «Предчувствие Второй мировой войны» (1936) © «Гардарики», 1999 © «Юристъ». Оформление. 1999 I

Политика как призвание и профессия
[...] Что мы понимаем под политикой? Это понятие имеет чрезвы­чайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. [...] Мы намереваемся в данном случае го

Понятие политического
Понятие государства предполагает понятие политического. Соглас­но сегодняшнему словоупотреблению, государство есть политический статус народа, организованного в территориальной замкнутости. Таково

Демократия и тоталитаризм
В термин «политика» вкладывают много понятий. Говоря о полити­ке внутренней и внешней, о политике Ришелье и о политике в области виноделия или свекловодства, подчас безнадежно пытаясь найти хоть чт

Политическая наука: история дисциплины
Если бы мы построили графическую модель истории развития поли­тической науки в виде кривой, отражающей прогресс в изучении поли­тики на протяжении столетий, то начать ее следовало бы с зарождения э

Профессионализация политической науки в XX веке
Во второй половине XIX в. и на протяжении первых десятилетий XX и. быстрый рост и процесс концентрации промышленного производства в Соединенных Штатах наряду с разрастанием крупных городов, насе­ле

Вторая мировая война и послевоенная поведенческая революция
Чикагская школа продолжала свою плодотворную работу до конца Ч 1-х гг., пока университетская администрация во главе с Хатчинсом не подвергла сомнению ценность эмпирических исследований в области об

Развитие политической науки в Европе
Политическая наука зародилась и прошла первую стадию становле­ния на средиземноморском побережье в эпоху античности, продолжая развиваться при средневековом католицизме. Ренессансе, Реформа­ции, Пр

Янь Юань
2. Чжунгун спросил о том, что такое человечность. Учитель ответил: — Это когда ведут себя на людях так, словно вышли встретить важ­ную персону, руководят народом так, словно совершают важн

Младший
1. Когда Младший решил выступить против владения Чжуаньюй, Жань Ю и Цзи Лу встретились Конфуцием и сообщили: — Младший решил начать боевые действия против Чжуаньюя. Конфуций ответил:

Яо сказал
1. Яо сказал: —О, Ты, Шунь! По преемству, установленному Небом, выбор пал на тебя. Держись твердо незыблемой середины. Если народ в пределах четырех морей будет терпеть ли

О справедливости как выгоде сильнейшего
[...] — Устанавливает же законы всякая власть в свою пользу: демокра­тия — демократические законы, тирания — тиранические, так же и в остальных случаях. Установив законы, объясняют их спра

К н и г а в т о р а я
Справедливость и несправедливость (продолжение) [...] Говорят, что творить несправедливость обычно бывает хорошо, а терпеть ее — плохо. Однако, когда терпишь несправедливо

Двоякое воспитание стражей: мусическое и гимнастическое
— Каким же будет воспитание? Впрочем, трудно найти лучше того, которое найдено с самых давнишних времен. Для тела — это гимнас­тическое воспитание, а для души — мусическое. — Да, это так.[

Отбор правителей и стражей
[...] — Значит, из стражей надо выбрать таких людей, которые, по нашим наблюдениям, целью всей своей жизни поставили самое рев­ностное служение государственной пользе и ни в коем случае не

Быт стражей
— В дополнение к их воспитанию, скажет всякий здравомыслящий человек, надо устроить их жилища и прочее их имущество так, чтобы это не мешало им быть наилучшими стражами и не заставляло бы их причин

К н и г а ч е т в е р т а я
Модель идеального государства (утопия) — Я думаю, мы найдем, что сказать, если двинемся по тому же пути. Мы скажем, что нет ничего удивительного, если наши стражи именно т

Устранение богатства и бедности в идеальном государстве
[...] — Счастлив ты, если считаешь, что заслуживает названия государ­ства какое-нибудь иное, кроме того, которое основываем мы. — Но почему же? — У всех остальных названи

Роль правильного воспитания, обучения и законов в идеальном государстве
[...] — Следовательно, ты не воздашь хвалы и государству, которое все Целиком, как мы недавно говорили, занимается чем-то подобным. Или Тебе не кажется, что то же самое происходит в плохо

Четыре добродетели идеального государства
— Ясно, что оно мудро, мужественно, рассудительно и справедливо. [...] — Значит, государство, основанное согласно природе, всецело было бы мудрым благодаря совсем небольшой части населения

Три начала человеческой души
[...] — Поистине справедливость была у нас чем-то в таком роде, но не в смысле внешних человеческих проявлений, а в смысле подлинно внутреннего воздействия на самого себя и на свои способн

Справедливое государство и справедливый человек
— Ну что ж, — сказал я. — Если мы признаем, что определили справедливого человека и справедливое государство, а также прояв­ляющуюся в них справедливость, то нам не покажется, думаю я, будто мы в ч

Соответствие пяти типов душевного склада пяти типам государственного устройства
— Сколько видов государственного устройства, столько же, пожа­луй, существует и видов душевного склада. — Сколько же их? — Пять видов государственного устройства и пять видов души

Роль женщин в идеальном государстве
[...] — Итак, здесь надо сперва прийти к соглашению, исполнимо это или нет, и решить спорный вопрос — в шутку ли или серьезно, как кому угодно: способна ли женская часть человеческого рода

Соотношение своего и общего в государстве
— Так не будет ли вот что началом нашей договоренности: мы сами себе зададим вопрос, что можем мы называть величайшим благом для государственного устройства, т.е. той целью, ради которой законода­т

Правителями государства должны быть философы
[...] — Пока в государствах не будут царствовать философы либо так на­зываемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основа­тельно философствовать и это не сольется воедино — госу

Еще раз о подлинных правителях государства
[...] — Попытаюсь разобрать это, если смогу. Я думаю, всякий согла­сится с нами, что такой человек, который обладал бы всем, что мы от него требуем для того, чтобы он стал совершенным фило

Четыре вида извращенного государственного устройства
— Насколько помню, ты говорил, что имеется четыре вида пороч­ного государственного устройства и что стоило бы в них разобраться, дабы увидеть их порочность воочию; то же самое, сказал ты, касается

Тимократический» человек
— Каким же станет человек в соответствии с этим государственным строем? Как он сложится и каковы будут его черты? [...] — Он пожестче, менее образован и, хотя ценит образованность и охотно

Олигархия
— Следующим после этого государственным строем была бы, я так думаю, олигархия. — Что за устройство ты называешь олигархией? — Это строй, основывающийся на имущественном цензе: у

Олигархический» человек
— Вслед за тем давай рассмотрим и соответствующего человека — как он складывается и каковы его свойства. — Конечно, это надо рассмотреть. — Его переход от тимократического склада

Демократия
— Демократия, на мой взгляд, осуществляется тогда, когда бедня­ки, одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских правах и в замещении го

Демократический» человек
[...] — Когда юноша, выросший, как мы только что говорили, без долж­ного воспитания и в обстановке бережливости, вдруг отведает меда трутней и попадает в общество опасных и лютых зверей, к

Тирания
— Ну, так давай рассмотрим, милый друг, каким образом возникает тирания. Что она получается из демократии, это-то, пожалуй, ясно [ ] —Да. — А ненасытное стремление к богатству и п

Трутни, богачи и народ
— Разделим мысленно демократическое государство на три части — да это и в действительности так обстоит. Одну часть составят подобного рода трутни: они возникают здесь хоть и вследствие своево­лия,

Политика
К н и г а п е р в а я (А) I. 1. Поскольку, как мы видим, всякое государство представляет собой своего рода общение, всякое же общение организуется ради ка­кого-либо блага

Скольких видов бывают государства и как они приобретаются
Все государства, все державы, обладавшие или обладающие влас­тью над людьми, были и суть либо республики, либо государства, уп­равляемые единовластно. Последние могут быть либо унаследованны­ми — е

О наследственном единовластии
Я не стану касаться республик, ибо подробно говорю о них в другом месте. Здесь я перейду прямо к единовластному правлению и, держась 126 Раздел 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПР0БЛЕМЫ ИСТОРИИ И

О смешанных государствах
Трудно удержать власть новому государю. И даже наследному госу­дарю, присоединившему новое владение — так что государство стано­вится как бы смешанным, — трудно удержать над ним власть прежде всего

Или порицают
[...] Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по на­добности. Если же говорить не о вымышленных, а об истин

О том, как государи должны держать слово
Излишне говорить, сколь похвальная в государе верность данному слову, прямодушие и неуклонная честность. Однако мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался

О том, каким образом избегать ненависти и презрения
Наиважнейшие из упомянутых качеств мы рассмотрели; что же ка­сается прочих, то о них я скажу кратко, предварив рассуждение одним общим правилом. Государь, как отчасти сказано выше, должен следить з

Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали
Ничто не может внушить к государю такого почтения, как военные предприятия и необычайные поступки. [...] Величию государя способствуют также необычайные распоряжения внутри государства, [.

О советниках государей
Немалую важность имеет для государя выбор советников, а каковы они будут, хороши или плохи, — зависит от благоразумия государей. Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе п

Как избежать льстецов
Я хочу коснуться еще одного важного обстоятельства, а именно одной слабости, от которой трудно уберечься правителям, если их не отличает особая мудрость и знание людей. Я имею в виду лесть и льсте­

О причинах, возникновении и определении государства
Цель государства — главным образом обеспечение безопасности.Конечной причиной, целью или намерением людей (которые от природы любят свободу и господство над другими) при наложении

И о преемственности верховной власти
Различных форм государства может быть только три. Различие го­сударств заключается в различии суверена, или лица, являющегося представителем всех и каждого из массы людей. А так ка

Об отеческой и деспотической власти
Государство, основанное на приобретении. Государство, основанное на приобретении, есть такое государство, в котором верховная класть приобретена силой. А верховная вл

О свободе подданных
Что такое свобода. Свобода означает отсутствие сопротивления (под сопротивлением я разумею внешнее препятствие для движения), и это понятие может быть применено к неразумным

О подвластных группах людей, политических и частных
Различные виды групп людей. Изложив свой взгляд на возникновение, формы и власть государств, я намерен в ближайшем говорить об их частях. И прежде всего я буду говорить о группах л

О естественном состоянии
[...] 4. Для правильного понимания политической власти и опреде­ления источника ее возникновения мы должны рассмотреть, в каком естественном состоянии находятся все люди, а это — состояние пол­н

О состоянии войны
16. Состояние войны есть состояние вражды и разрушения. И сле­довательно, сообщая словом или действием не об опрометчивом и по­спешно принятом, но о продуманном и твердом решении лишить жизн

О возникновении политических обществ
95. Поскольку люди являются, как уже говорилось, по природе свободными, равными и независимыми, то никто не может быть выведен из этого состояния и подчинен политической власти другого без своего с

О целях политического общества и правления
123. Если человек в естественном состоянии так свободен, как об этом говорилось, если он абсолютный господин своей собственной лич­ности и владений, равный самым великим людям и никому не подчинен­

О формах государства
132. Поскольку с момента объединения людей в общество большин­ство обладало, как было показано, всей властью сообщества, то оно могло употреблять всю эту власть для создания время от времени за­кон

О природе трех различных образов правления
Есть три образа правления: республиканский, монархический и деспотический. Чтобы обнаружить их природу, достаточно и тех пред­ставлений, которые имеют о них даже наименее осведомленны

О том, что честь не есть принцип деспотических государств
Сверх того, так как честь имеет свои законы и правила, от соблюде­ния которых она не может уклониться, так как она зависит от своих собственных прихотей, а не от чужих, то по всему этому она может

О принципе деспотического правления
Как для республики нужна добродетель, а для монархии честь, так для деспотического правительства нужен страх. В добродетели оно не нуждается, а честь была бы для него опасна.

И деспотических государствах
В умеренной монархии верховная власть ограничивается тем, что составляет ее движущее начало, я хочу сказать — честью, которая, как монарх, господствует там над государем и народом. Там ссылаются не

Размышления обо всем этом
Таковы принципы трех видов правления. Это не значит, что в такой-то республике люди добродетельны, но это значит, что они должны быть Глава 2. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ ПОЛИТОЛОГИИ 157

О гражданском состоянии
[...] Переход от состояния естественного к состоянию гражданскому производит в человеке весьма приметную перемену, заменяя в его поведении инстинкт справедливостью и придавая его действиям тот нрав

О границах верховной власти суверена
Если Государство, или Гражданская община, — это не что иное, как условная личность, жизнь которой заключается в союзе ее членов, и если самой важной из забот ее является забота о самосохранении, то

О законе
Общественным соглашением мы дали Политическому организму Существование и жизнь; сейчас речь идет о том, чтобы при помощи за­конодательства сообщить ему движение и наделить волей. Ибо первоначальный

О правительстве вообще
Я предупреждаю читателя, что эту главу должно читать не торопясь, со вниманием и что я не владею искусством быть ясным для того, кто не хочет быть внимательным. Всякое свободное действие и

О признаках хорошего правления
Когда, стало быть, спрашивают в общей форме, которое из Правлений наилучшее, то задают вопрос неразрешимый, ибо сие есть вопрос неопределенный, или, если угодно, он имеет столько же верных реше­ний

К свободным институтам
Равенство, делающее людей независимыми друг от друга, вырабатывает в них привычку и склонность руководствоваться в частной жизни лишь собственными желаниями и волей. Та полная независимость, которо

Способствуют концентрации власти
Идея промежуточных институтов власти, находящихся между мо­нархом и его подданными, представлялась вполне естественной в арис­тократическом обществе, где эта власть оказывалась в руках отдельных­

Соответствуют их идеям о концентрации власти
Если в эпоху равенства люди легко воспринимают идею сильной центральной власти, то лишь потому, что признавать и поддерживать эту власть людей заставляют их обычаи и чувства. Постараюсь пояс­нить э

Устройстве Империи
Представляя Вашему Величеству продолжение известных Вам бумаг о составе Уложения, долгом правды и личной моей к Вам приверженности считаю подвергнуть усмотрению Вашему следующие раз­мышления мои о

Всякое общество имеет свою цель и избирает средства для достижения оной
Всякое соединение нескольких человек для достижения какой-либо цели называется обществом. Побуждением к сему соединению или целью оного бывает удовлетворение общим нуждам, которые, проис­ходя от об

Взаимные отношения правительства и народа
Правительство имеет обязанность распоряжать общим действием и избирать лучшие средства для доставления в государстве благоденст­вия всем и каждому. А посему имеет оно право требовать от народа, что

Каждое право основано быть должно на предшествующей обязанности
Об обязанностях было упомянуто здесь прежде, нежели о правах, потому, что право есть одно только последствие обязанности и сущест­вовать иначе не может, как основываясь на обязанности, ему предше­с

Основное понятие о государственном благоденствии и сопряженных с ним обязанностях
Главное дело в государстве есть посему понятие об обязанностях, из коих каждая имеет соответствующее ей право. Обязанности в государстве истекают из цели государства. Цель же государственного устро

Основное понятие о народе и его значении
Выше пояснено, что государство состоит из правительства и народа. Народ есть совокупность всех тех людей, которые, принадлежа к одно­му и тому же государству, составляют гражданское общество, имеющ

Определение, цель и действие Русской Правды
Русская Правда есть посему верховная Всероссийская грамота, оп­ределяющая все перемены, в государстве последовать имеющие, все предметы и статьи, уничтожению и ниспровержению подлежащие, и, наконец

О гражданах
3. Гражданство есть право определенным в сем Уставе порядком участвовать в общественном управлении: посредственно, т.е. выбо­ром чиновников или избирателей; непосредственно, т.

О состоянии, личных правах и обязанностях русских
10. Все Русские равны перед Законом. 11. Русскими почитаются все коренные жители России и дети ино­странцев, родившиеся в России, достигшие совершеннолетия, доколе пни не объявят, что не х

Русский народ и социализм
Письмо к И. Мишле1 (1851) Милостивый государь, Вы стоите слишком высоко в мнении всех мыслящих людей, каждое слово, вытекающее из вашего благородного пера, принимается

Различия в ходе исторического воспитания
[...] Народности, национальности суть органы человечества, посред­ством которых заключающаяся в нем идея достигает в пространстве и во времени возможного разнообразия, возможной многосторонности ос

Европейничанье — болезнь русской жизни
[...] Кроме трех фазисов развития государственности, которые пере­нес русский народ и которые, будучи в сущности легкими, вели к уст­ройству и упрочению Русского государства, не лишив народа ни одн

Федерализм, социализм и антитеологизм
[...} Государство — это самое вопиющее, самое циничное и самое полное отрицание человечности. Оно называет всеобщую со­лидарность людей на земле и объединяет только часть их с целью уничтоже

Государственность и анархия
[...] Мы уже несколько раз высказывали глубокое отвращение к тео­рии Лассаля и Маркса, рекомендующей работникам если не последний идеал, то по крайней мере как ближайшую главную цель — основание

Хлеб и воля
[...] Всякое общество, покончившее с частной собственностью, должно будет, по нашему мнению, организоваться на началах анархи­ческого коммунизма. Анархизм неизбежно ведет к коммунизму, а ком

Современная наука и анархия
[...] В силу различных исторических, политических и экономических данных, а также в силу уроков новейшей истории, у анархистов сложил­ся, как мы уже сказали, свой взгляд на общество, совершенно ино

О государственной форме
[...] Социальная наука едва родилась, а люди, пренебрегая опытом веков и примерами ими же теперь столь уважаемой природы, не хотят видеть, что между эгалитарно-либеральным поступательным дви

Национальная политика как орудие всемирной революции
(Письма к О.И. Фуделю) [...] «Движение современного политического национализма есть не что иное, как видоизмененное только в приемах распро­странение космополитической демократизации».

О Российском государстве
Ст. 1. В порядке Божьего изволения возникшее, Божьим Промыс­лом в веках ведомое, Российское Государство утверждается как уста­новление по духу своему христианское и национальное, призванное ко хран

Политика как призвание и профессия
Государство, равно как и политические союзы, исторически ему предшествующие, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное (т.е. считающееся легитимным) насилие как с

Т. ПАРСОНС
О понятии «политическая власть» Власть понимается здесь как посредник, тождественный деньгам, циркулирующий внутри того, что мы называем политической системой, но выходящи

Преамбула
Государства — члены Совета Европы, подписавшие настоящую Хартию, Считая, что целью Совета Европы является достижение более проч­ного единства между его членами во имя торжества и защиты со

Часть 1
Статья 2. Конституционные и законодательные основы местного самоуправления Принцип местного самоуправления должен быть признан в законо­дательстве страны и, по возможности, в консти

Статусные почести
В противоположность классамстатусные группы являются нор­мальными сообществами. Правда, в большинстве своем они аморфны. В противоположность чисто экономически детерминированной «к

Гарантии статусной стратификации
По содержанию статусную почесть можно выразить следующим образом: это специфический стиль жизни, который ожидается от тех, к то высказывает желание принадлежать к данному кругу людей. Связан

Статусные привилегии
С точки зрения практических целей, стратификация по статусам идет рука об руку с монополизацией идеальных и материальных товаров или возможностей. Помимо специфической статусной почести, которая вс

Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии
I. Наличие гражданского общества (вернее, наличие граждан­ского общества определенного уровня, дистрибуции и типа) спо­собствует консолидации (а затем — и сохранению) демокра­тии. 1

Элиты и их циркуляция
Начнем с теоретического определения данного феномена, точит и, насколько это возможно; затем рассмотрим практические ситуации необходимые для анализа в первом приближении. Мы пока не касаемся хорош

Неокорпоративизм
Из более чем сорока стран мира, пытавшихся, начиная с 1974 г., «перейти» от какой-либо формы авторитаризма к какой-либо форме демократии, многие, возможно даже большинство, в тот или иной мо­мент п

Определение понятия
У корпоративизма — как явления политической жизни, равно как и концепта политической теории — довольно странная судьба. Ему пели осанну как новому и многообещающему пути достижения гармонии [интере

Неокорпоративистский подход
«Неокорпоративистский подход» — это лишь один из подвидов более широкого класса теоретических подходов в политической эконо­мии, известных под названием «институционализм». Общим для всех институци

Корпоративизм и демократия
Длительное существование неокорпоративистских институтов на общенациональном и макроэкономическом уровнях несомненно имело определенные позитивные следствия: рост управляемости населения, падение з

Перспективы неокорпоративизма
Согласно современным представлениям о природе корпоративизма в передовых индустриальных (капиталистических) обществах, его по­явление обусловлено скорее определенным набором обстоятельств, нежели ф

Категории системного анализа политики
Вопрос, придающий смысл и цель строгому анализу политической жизни как поведенческой системы, следующий: каким образом полити­ческим системам удается выживать как в стабильном, так и меняющем­ся ми

Политические институты и конституционное право
Ни термин «институт», ни термин «политический» совершенно точ­ного значения не имеют: в этом-то и кроется трудность определения по­нятия политических институтов. Для начала попытаемся выделить кон­

Дорога к рабству
[...] На протяжении двадцати пяти лет, пока призрак тоталитаризма не превратился в реальную угрозу, мы неуклонно удалялись от фунда­ментальных идей, на которых было построено здание европейской ци­

Начала тоталитаризма
Тоталитарные движения возможны везде, где имеются массы, по той или иной причине приобретшие вкус к политической организации. Массы держит вместе не сознание общих интересов, и у них нет той отчетл

Демократия на распутье
Со временТоквиля... в политической литературе неоднократно вы­сказывалась мысль, что развитие государственных форм с неизменной и неотвратимой закономерностью приводит к демократии

Капитализм, социализм и демократия
  Думаю, что большинство изучающих политику к настоящему време­ни уже согласились с критикой классической доктрины демократии. [...] Я думаю также, что большинство из них согласны или

Последствия исторических сдвигов, связанных с изменением пространства
Сдвиг в местоположении демократии от небольших городов-госу­дарств к крупным и даже гигантским, нациям-государствам привел к важным последствиям как практического, так и теоретического харак­тера,

Великая ложь нашего времени
Что основано на лжи, не может быть право. Учреждение, основан­ное на ложном начале, не может быть иное, как лживое. Вот истина, которая оправдывается горьким опытом веков и поколений. Одно

Конституционные альтернативы для новых демократий
Две основополагающие альтернативы, перед которыми оказывают­ся творцы новых демократических конституций, — это, во-первых, выбор между избирательными системами, основанными, соответствен­но, на при

В объяснение уже сделанного в прошлом выбора
Я ставлю перед собой цель не просто описать [взаимно] альтерна­тивные демократические системы и их мажоритарные или консенсусные характеристики, но и дать некоторые практические рекомендации тем, к

Исторические типы демократии
    Президентская форма правления Парламентская форма правления Выборы по мажоритарному принципу

Оценивая демократию в действии
Каким образом можно оценивать фактическое действие этих раз­личных типов демократии? Глава 9. ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ 427     [...] Я в своем анализ

Активность избирателей; неравенство доходов; показатель качества демократии по Р. Далю
Представи­тельство женщин, % 1980-1982 Политика в области поддержки семьи 1976-1980 Участие в голосова­ниях, % 1971-1980

Уроки для развивающихся стран
Политологи склонны считать, что страны с мажоритарными систе­мами, такие, как Соединенное Королевство и Соединенные Штаты, пре­восходят [других] по качеству демократии и по эффективности управле-

Пропорциональное представительство и экономическая политика
На вопрос о том, которая из форм демократии наиболее благопри­ятна для экономического развития, ответить труднее. Для вынесения определенной оценки просто нет достаточного числа примеров дли­тельно

Процесс стратегического планирования
Процесс стратегического планирования включает в себя 4 стадии: 1. сбор информации, поступающей из двух источников: обследова­ния общественного мнения и изучения соперников;

Шесть книг о государстве
Государство есть осуществление суверенной властью справедливо­го управления многими семьями и тем, что находится в их общем вла­дении. Всякое государство либо происходит от семьи, которая

Часть вторая
§ 45 Государство (civitas) — это объединение множества людей, подчи­ненных правовым законам. Поскольку эти законы необходимы как ап­риорные законы, т.е. как законы, сами собой вытекающие и

УЧЕНИЕ МАРКСИЗМА О ГОСУДАРСТВЕ И ЗАДАЧИ ПРОЛЕТАРИАТА В РЕВОЛЮЦИИ
Г л а в а I КЛАССОВОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО 4. «Отмирание» государства и насильственная революция [...] Во-первых. В самом начале этого рассуждения Энгельс говорит, что,

КОММУНЫ 1871 ГОДА. АНАЛИЗ МАРКСА
  2. Чем заменить разбитую государственную машину? [... ] Итак, разбитую государственную машину Коммуна заменила как будто бы «только» более полной демократией: уничтожение п

ЭНГЕЛЬСА
  6. Энгельс о преодолении демократии [...] В обычных рассуждениях о государстве постоянно делается та ошибка, от которой здесь предостерегает Энгельс и которую мы отме­чали

Открытое общество и его враги
Правовая, или юридическо-политическая, система — система пра­вовых институтов, созданная государством и навязанная им общест­ву, — должна, согласно представлениям Маркса, рассматриваться как одна и

Сравнительный федерализм
Долгие годы федерализм считался объектом, не заслуживающим внимания политологов, разве что в качестве системы взаимоотношений между правительствами различных уровней в особых — федератив­ных — обра

Типология федерализма
Становится все более очевидным, что сам федерализм, если исполь­зовать взятую из биологии аналогию, является родовым понятием и включает в себя несколько подвидов. Первый из них (именно его, как пр

Сравнительный анализ федерализма
Повсеместное распространение компаративных методов в изучении федерализма объясняется теми же причинами, по которым компарати­вистика обрела столь высокую популярность в других областях науки. Срав

Что мы уже знаем о федерализме
Что же удалось узнать в ходе проведения международных сравни­тельных исследований федерализма? Набор общепризнанных на сегод­ня положений в этой области можно свести примерно к следующему:

Всеобщая декларация прав человека
10 декабря 1948 г. Преамбула Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их яв­ляется основой св

Социология политической партии в условиях демократии
Большинство социалистических школ считают в будущем возмож­ным достижение демократии, а большинство людей аристократических взглядов признают ее хотя и общественно вредной, но осуществимой. Вместе

С.Л. ФРАНК
По ту сторону «правого» и «левого» [...] Мы привыкли употреблять слова «правый» и «левый» как по­нятия, которые, во-первых, имеют всем известный, точно определен­ный смысл

Г л а в а 11
Настоящая книга — это исследование политической культуры де­мократии и тех социальных структур и процессов, которые поддержи­вают демократию. Вера в неизбежный триумф человеческого разума и свободы

Г л а в а 15
[...] Существует ли демократическая политическая культура, т.е. некий тип политических позиций, который благоприятствует демокра­тической стабильности или, образно говоря, в определенной степени «п

Техника современных политических мифов
Если мы попытаемся разложить наши современные политические мифы на их составные части, то обнаружим, что они не содержат ни одной новой черты. Все они были уже достаточно хорошо известны. Вновь и в

Психология народов и масс
Явления бессознательного играют выдающуюся роль не только в ор­ганической жизни, но и в отправлениях ума. Сознательная жизнь ума составляет лишь очень малую часть по сравнению с его бессознательной

Типы и синдромы. Методологический подход
(фрагменты из «Авторитарной личности») Конструирование психологических типов не просто предполагает произвольную, навязчивую попытку внести некоторый «порядок» в сумбурность человеч

Идеология и утопия
[...] Слово «идеология» не имело вначале онтологического оттенка, ибо первоначально означало лишь учение об идеях. Идеологами назы­вали, как известно, сторонников одной философской школы во Фран­ци

Истинная теория прав человека
Я не отрицаю теоретически и не утаиваю на практике (если бы в моей власти было давать и отнимать) реальные права человека. Отрицая фальшивые требования прав человека, я вовсе не хочу оскорбить ре­а

Истинная суть правления
Правительство не создано посредством естественных прав, которые могут существовать и существуют независимо от него: причем их со­вершенство достаточно, но их абстрактное совершенство есть их же пра

Законы природы не применимы к сложному обществу
Эти законы метафизики, вступая в обычную жизнь, как лучи света, проникающие в плотную среду, по законам природы преломляются по прямой линии. Действительно: в большой и сложной массе человечес­ких

Различные виды либерализма
[...] Идея свободы сосредоточивает в себе все, что дает цену жизни, все, что дорого человеку. Отсюда то обаяние, которое она имеет для возвышенных душ, отсюда та неудержимая сила, с которой она охв

Замечания к программе германской рабочей партии
[...] Свободное государство — что это такое? Сделать государство «свободным» — это отнюдь не является целью рабочих, избавившихся от ограниченного верноподданнического обра­за мыслей. В Ге

I. Исторический очерк
[...] Подготовлявшие революцию французские философы XVIII в. апеллировали к разуму как к единственному судье над всем существу­ющим. Они требовали установления разумного государства, разумного обще

Развитие социализма от утопии к науке
[...] Пролетариат берет государственную власть и превраща­ет средства производства прежде всего в государственную соб­ственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пролета­риат, тем

Что такое фашизм?
  Едва появившись в политическом лексиконе, слово фашизм1 стало служить для обозначения самых различных режимов, движений, кол­лективных и индивидуальных действий и образов

Переходы к демократии: попытка динамической модели
Методологические положения [которые отстаиваются в данной ра­боте] могут быть выражены в виде набора кратких тезисов. 1. Факторы, обеспечивающие устойчивость демократии, не обяза­тельно ра

Либерализация
Всем диктатурам, каким бы ни были в них пропорции «кнута и пря­ника», свойственна одна общая черта: они терпеть не могут и не терпят независимых организаций. Дело в том, что когда нет «коллективных

Высвобождение
Поскольку проблема высвобождения была подробно исследована, ограничусь схематическим изложением результатов. Следуя 0'Доннеллу (1979), а также 0'Доннеллу и Шмиттеру (1986), различим четыре политиче

Конституирование
Представим себе, что высвобождения не требуется: вооруженные силы распались, как это случилось в Греции и Восточной Германии, или же поддерживают переход к демократии, как это произошло в ряде вос­

Будущее демократического процесса: от экспансии к консолидации
Широкое распространение демократии в мире, — несомненно, наи­более важный политический феномен последних трех десятилетий XX в. Получившая начальные импульсы в Южной Европе — в Испании, Португалии,

Общество и свобода
[...] В то время как общее объяснение структурной подоплеки всех социальных конфликтов невозможно, процесс развертывания кон­фликтов из определенных состояний структур, по всей вероятности, примени

Обзор «переменных», влияющих на ход конфликта
[...] Рассматриваем ли мы конфликт между профсоюзом и руковод­ством предприятия, между народами, между мужем и женой или между детьми, мы должны знать: 1. Характеристики конфликтующих с

Функции конфликта
Правомерность употребления одинаковых концепций при обсужде­нии конфликтов между различными социальными единицами подчерки­вается с целью оправдать подход к вопросу в этом томе. Главный вопрос каса

Некоторые определения
Здесь будет полезно дать определения некоторым ключевым терми­нам, используемым в тексте. Конфликт возникает при столкновении несовместимых действий. Несовместимые действия могут возникнуть

Метод легкого изучения истории
[...] Так как тело и дух наделены противоположными свойствами, то, чем сильнее первое, тем слабее второй. И тот, кто сильнее духом, будет менее крепок телом. [...] Таким образом, очевидно, что дух

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ОСЬ ИСТОРИИ
[...] В настоящее десятилетие мы впервые находимся в ситуации, когда можно попытаться установить, с известной долей завершенности, связь между широкими географическими и историческими обобщения­ми.

Реалистическая теория международной политики
Целью данной книги является представление теории международ­ной политики. Оценка этой теории должна носить не априорный, а эм­пирический, прагматический характер. Другими словами, теория долж­на оц

Модель грядущего конфликта
Мировая политика вступает в новую фазу, и интеллектуалы неза­медлительно обрушили на нас поток версий относительно ее будущего обличия: конец истории, возврат к традиционному соперничеству между на

Природа цивилизаций
Во время холодной войны мир был поделен на «первый», «второй» и «третий». Но затем такое деление утратило смысл. Сейчас гораздо уместнее группировать страны, основываясь не на их политических или э

Почему неизбежно столкновение цивилизаций?
Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи-восьми крупных цивилизаций. К ним относятся за

Линии разлома между цивилизациями
Если в годы холодной войны основные очаги кризисов и кровопро­лития сосредоточивались вдоль политических и идеологических границ, то теперь они перемещаются на линии разлома между цивилизациями. Хо

Запад против остального мира
По отношению к другим цивилизациям Запад находится сейчас на вершине своего могущества. Вторая сверхдержава — в прошлом его оппонент, исчезла с политической карты мира. Военный конфликт между запад

Расколотые страны
В будущем, когда принадлежность к определенной цивилизации ста­нет основой самоидентификации людей, страны, в населении которых представлено несколько цивилизационных групп, вроде Советского Союза

Конфуцианско -исламский блок
Препятствия, встающие на пути присоединения незападных стран к Западу, варьируются по степени глубины и сложности. Для стран Ла­тинской Америки и Восточной Европы они не столь уж велики. Для пра­во

Человеческие качества
[...] Представленные здесь шесть целей связаны с «внешними пре­делами» планеты, «внутренними пределами» самого человека, по­лученным им культурным наследием, которое он обязан

Третья цель: культурное наследие
Защита и сохранение культурных особенностей народов и наций со­вершенно справедливо объявлены, в особенности в последние годы, ключевым моментом человеческого прогресса и самовыражения. Эти положен

Четвертая цель: мировое сообщество
Большинство людей — в отличие от некоторых современный уч­реждений — сейчас уже вполне ясно осознают, что национальное го­сударство не может более идти наравне с ходом времени. Оно — за ис­ключение

Пятая цель: среда обитания
Одной из важнейших проблем, уже сейчас глубоко поражающей че­ловеческое воображение, но еще не осознанной во всех ее поистине грандиозных масштабах, является проблема размещения на планете в течени

Шестая цель: производственная система
Другим аспектом глобальной проблематики, который начинает все больше волновать людей, служат явные неполадки в нынешних эконо­мических механизмах и их взаимосвязях с обществом в целом. В самом деле

Д.Л. МЕДОУЗ
За пределами роста Чтобы настроиться на нужную «волну», представьте себе сообще­ние в вечерней информационной программе о том, что один астроном обнаружил метеорит,

Запредельная ситуация
Следующие характеристики позволяют представить общество, ко­торое в своем развитии выходит за допустимые пределы, использует земные запасы быстрее, чем они могут быть восстановлены, освобож­дается

Модель «Мир — З»: взгляд в будущее
  Один из возможных путей развития мирового сообщества, предло­женный в Сценарии 1, заключается в том, что мировое сообщество продолжает свой исторический путь без принудительных изме

Шесть шагов во избежание катастрофы
Здесь представлены шесть возможных программ, которые ведут к предупреждению глобальной катастрофы согласно модели «Мир — З». Каждая из этих программ описывается в общих понятиях и может быть реализ

ИМЕННОЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК
  АДОРНО Теодор (1903¾1969) ¾ немецкий философ, представитель франкфуртской школы, музыкальный критик. Социально-политическая про­блематик

ИЛЬИН Иван Александрович
(1882¾1954) ¾ крупнейший религи­озный мыслитель ХХ в. Он был «чело­веком разно- и многосторонним: ора­тором, лектором, педагогом, публи­цистом и редактором; ученым-иссле­дователем — ф

КРОПОТКИН Петр Алексеевич
(1842¾1921) ¾ ученый, путешест­венник, видный революционер-на­родник, крупнейший идеолог анархиз­ма конца XIX — начала XX в. В 1872 г. Кропоткин присоединил­ся к народническо

МУРАВЬЕВ Никита Михайлович
(1796—1843) — один из идеологов и организаторов Северного общества декабристов, капитан гвардии. Свою политическую программу Муравьев изложил в трех проектах 822 ИМЕННОЙ СЛОВ

САВИЦКИЙ Петр Николаевич
(1895-1968) — географ и экономист, идеолог евразийства. Евразийство ¾ идейное и общест­венно-политическое движение рус­ской эмиграции 20 — 30-х гг. XX в. Главными представителями ев

ХАЙЕК Фридрих Август фон
(1899¾1992) ¾ австрийский эконо­мист и политический философ. Лау­реат Нобелевской премии в области экономики. В книге Хайека «Дорога к рабству» (1944) генезис тоталитаризма с

ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ
Глава I ПОЛИТОЛОГИЯ КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА......... 7 М. Вебер......................................................................................... 7 К

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
Глава 7 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА.................................... 319 Д. Истон.....................................................................................

ЛИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА
Глава 12 ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ................... 559 Г. Алмонд.................................................................................... 559

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
Глава 15 ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ................... 656 Д.А. Растоу ................................................................................. 656

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Глава 17 ГЕОПОЛИТИКА............................................................................... 721 Ж. Боден...........................................................

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги