рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

ПО КУРСУ РИМСКОЕ ПРАВО: Правовая система Древнего Рима

ПО КУРСУ РИМСКОЕ ПРАВО: Правовая система Древнего Рима - раздел Право, Вопросы Для Экзамена ...

ВОПРОСЫ ДЛЯ ЭКЗАМЕНА

ПО КУРСУ РИМСКОЕ ПРАВО

 

Вопрос №1: Правовая система Древнего Рима. Предмет и метод частного права.

Система римского права, не будучи разработанной и установленной единовременно, а сложившаяся в ходе длительной традиции юридической практики и разработок юрис­пруденции, отличается от отраслевого (или иного) подразделения право­вых систем современности. Главным квалифицирующим признаком клас­сификации институтов и в целом системы римского права явилось деление на право публичное и право частное. Со­гласно основополагающему определению, «публичное право есть то, ко­торое рассматривает состояние римского государства, частное — то, ко­торое посвящено интересам отдельных лиц».

Подробной и законченной дифференциации этих двух областей права в римской юридической культуре не сложилось, и подразделение носило условно-категориальный характер. Так, римский юрист-классик Ульпиан в качестве поясняющего примера отмечал, что «публичное пра­во есть то, что обращено к положению Рима, к святыням, жрецам, магист­ратам частное же право относится к пользе отдельных лиц». Спецификация сформировалась только в области право защиты и источников пра­ва, признаваемых для данной сферы допустимым. Публичное право, отражая интересы римского народа, подлежало правовой охране от име­ни римского народа и исключительно с его санкции. Традиционно поэто­му в эту область включались принципы и институты, которые современ­ная правовая культура относит к государственному, административному, уголовному, финансовому праву, регулированию священно-культовых вопросов, общим началам судебного процесса (с существенными изъя­тиями), наконец, международному праву. В область римского частного права вошли такие институты и принципы, которые позднее стали отно­ситься к гражданскому материальному и процессуальному праву, частич­но к сфере уголовного права и процесса (поскольку там шла речь об ох­ране личности гражданина от личностных же посягательств). Частное право, подразумевалось, отражало интересы индивидуума и не могло охраняться помимо желания и интересов отдельного лица. Свои источ­ники право черпало не только в общегосударственных установлениях, но и в воле частных лиц; в традиции римского права сформировалось при­знание поэтому частных соглашений в этой области как имеющих силу общеправовых установлений.

Взаимоотношения требований публичного и частного права так­же были отрегулированы условно. Категорично признавалось, что «пуб­личное право нельзя менять частными соглашениями», однако в строгом смысле это означало лишь, что вопросы, признанные предметами регу­лирования публичного права, не могут регулироваться соглашениями частных лиц, и вовсе не требовало, чтобы сделки частного характера сле­довали установлениям государства (например, соглашение двух лиц о порядке деятельности судебных органов или форме сбора налогов в го­роде изначально не могло иметь никаких юридических последствий, в том числе и для самих этих двух лиц, будучи примитивной тратой време­ни и юридических навыков). Вместе с тем подразумевалось, что требова­ния публичного права не вмешиваются в установления, традиционно счи­тающиеся сферой частного права, и что публичное право только создает правовые условия и должные гарантии реализации индивидуально-сво­бодного поведения. Основными постулатами всех требований частного права полагались такие, что «никто не понуждается действовать против своих желаний» и что «кто пользуется своим правом, никому не вредит». Соответственно, индивидуальная автономия составляла признанный пре­дел вмешательству публичного права в эту область.

Римское частное право (РЧП)– это исторически сложившаяся система права, регулирующая имущественные и личные неимущественные отношения в сфере частного интереса.

Таким образом, основу римского частного права составляли отношения лиц, защищавших свои частные, индивидуальные интересы.

Исходя из определения можно выделить предмет РЧП:

Имущественные отношения. Речь идёт об отношениях, объектом которых выступало материальное благо (имущество), т.е. благо, физически осязаемое, имеющее материальную оболочку – дом, зерно, корова, земля и т.п. Более того, это материальное благо должно обладать определённой стоимостью, иметь определённую цену и только тогда оно может быть предметом имущественных отношений.

Личные неимущественные отношения. Это отношения, связанные с духовными, нематериальными благами, такими как честь, достоинство, честное имя. При этом данные отношения должны быть связаны с имущественными, т.е. основанием их возникновения являются блага неимущественные, но в дальнейшем они приобретают имущественный характер. В качестве примера можно привести такой частноправовой деликт, как обида, наказание за которую выступало в виде денежного штрафа.

Процессуальные отношения. Всё то, что ныне относится к отрасли гражданского процесса, в Риме относилось к разряду частного права. Римским частным правом регулировались отношения, касающиеся судебной защиты прав лица по частноправовым спорам, а именно: процесс подачи иска, процедура судебного разбирательства, порядок вынесения судебного решения и т.п.

Отношения в сфере частноправовых нарушений. Как уже отмечалось, своеобразие римского уголовного права заключалось в том, что существовало две категории деликтов – публичные деликты, преследование по которым осуществлялось государственными органами и частные деликты, преследование по которым осуществлялось по инициативе потерпевшего. Именно последние и входили в предмет регулирования римского частного права.

Следует также отметить, что несмотря на то, что римское частное право заложило основу для формирования цивилистических конструкций, т.е. по сути являлось предтечей гражданского и торгового права, тем не менее гражданское право является лишь частью римского частного права, и нельзя полностью отождествлять эти категории. Это объясняется тем, что РЧП являлось универсальной системой права, включавшей в себя многие современные отрасли права–торговое, гражданское, уголовное, гражданский процесс, семейное право, но в силу специфики РЧП не делилось на отдельные отрасли, а представляло собой единую, унифицированную систему права, регулирующую любые отношения в сфере частного интереса.

Вопрос №2: Значение римского частного права для современной юриспруденции.

Значение РЧП для современной юриспруденции трудно переоценить. РЧП явилось наиболее развитой и законченной системой права, создавшей наиболее законченные и универсальные юридические формулы. Право Древнего Рима оказало огромное влияние на историю всего европейского континента, заложило основу для формирования правовой культуры. Кроме того, роль РЧП для современного юриста можно отразить следующим образом:

1. РЧП заложило основу для формирования понятийного аппарата юриста(понятия и термины, которыми оперируют юристы, особенно в области гражданского права, были разработаны древнеримскими юристами).

2. РЧП является правовым обеспечением экономической, и прежде всего, торговой деятельности (только там, где существует развитый торговый оборот, сложная структура отношений собственности, договорных отношений, возможно применить конструкции римского частного права. Именно поэтому римское частное право было предано забвению в период феодализма, когда господствовало натуральное хозяйство; в советский период, когда господствовали не естественные рыночные механизмы, а плановая экономика).

3. РЧП закрепило принцип приоритета судебной защиты прав лица (римские юристы разработали совершенную систему процессуальной защиты по частноправовым спорам, что заложило основу современного гражданского процесса).

4. РЧП является базой для становления современного гражданского законодательства (РЧП сформировало юридическое мышление Западной Европы).

Однако при всех его достоинствах, РЧП обладало и рядомнедостатков. Так, для РЧП была характерна слабая научная разработанность – как уже отмечалось. РЧП было построено, главным образом, на правоприменительной деятельности юристов. В силу этого, в римской юриспруденции отсутствовала единая научная концепция и теоретическим разработкам римские юристы предпочитали "живое" право

– описание и анализ конкретных юридических казусов.

Кроме того, римское право в некоторых случаях было весьма примитивной системой права, что вполне объяснимо с позиций патриархальности римского общества. Ряд юридических конструкций (например, манципация, легисакционный процесс) могут быть применимы только в таком патриархальном обществе и укладе жизни, которые существовали в Риме в силу их громоздкости и формализованности.

 

Вопрос №3: Периодизация римского частного права.

За свою более чем тысячелетнюю историю римское право с развитием общества не раз претерпевало глубокие структур­ные изменения.

История Западной римской империи насчитывает около 1200 лет.

В политическом отношении римская история делится на:

1. Царский период (VIII-VI в.в. до н.э.)

2. Период республики (V-I в.в. до н.э., а именно: ранняя республика – V-III в.в. до н.э., и поздняя республика – II- I в.в. до н.э.);

3. Период империи (I-V в.в. н.э.). Императорский период в свою очередь делится на период принципата (I-III в.в. н.э.), при котором власть императора не передавалась по наследству, монарх (принцепс) выбирался из состава Сената, власть императора была существенно ограничена Сенатом; иначе говоря, это был период ограниченной монархии. Вторая часть императорского периода – доминат (IV-V в.в. н.э.), который представлял собой абсолютную монархию – власть императора ничем и никем не была ограничена, власть передавалась по наследству.

Современному состоянию романистики — науки о римском праве — отвечает деление на пять основных периодов:

  1. архаический (753—367 гг. до н. э.),
  2. предклассический (367—17 гг. до н. э.),
  3. классический (17 г. до н. э.—235 г. н. э.),
  4. постклассический (IV—V вв.),
  5. юстиниановский (527—565 гг.).

Границы между периодами условны, хотя в большинстве случаев определяются с точностью до года, когда произошло значительное событие, с которым связан целый комплекс пере­мен в правовой системе.

Архаический период (753—367 гг. до н. э.)

Указанные даты — годы основания Рима и учреждения должности городского претора — эмблематичны: традиции право­вой организации римлян уходят корнями в эпохи, предшествую­щие заселению италиками (народом кельтской группы) Апенни­нского полуострова и выведению в болотистом Лации скромной колонии на берегах Тибра, а архаическое мировосприятие и соот­ветствующие правовые институты не изменили своей природы в одночасье. В начале этого периода римляне живут боль­шими семьями, основанными на культе предков, и эти коллективы поглощают индивида, — то уже в IV в. до н. э. утверждается малая семья, построенная на идее детопроизводства как продолжения су­ществования во времени отдельной личности.

Древний коллективизм в Риме отражал особенности той ста­дии развития, когда человек мыслил себя не иначе как часть се­мейного организма, определенного во времени прародителем, а в пространстве — территорией семейства. Границы семейных вла­дений включали могилы предков и почитались священными. Предметный обмен носил внеэкономический характер и имел коммуникативное зна­чение как установление личной связи с представителями других семейств, которые таким образом становились из чужих своими, из врагов друзьями.

Чистота форм и следование освященному традицией стандарту обеспечивались на надобщинном уровне особой коллегией жрецов — понтификами, которые ведали религиозными и светскими порядками римской жизни. Особая группа жрецов этой коллегии — фециалы — специализировалась на междуна­родных отношениях. Собственно понтифики занимались также пуб­личным правом. Частные правоотношения в ту эпоху регулировались как на основе представления о должном и правильном, так и в соответствии с религиозным порядком. С самого раннего периода своей правовой истории римляне различали особую судебную власть, которой обладали цари, начиная с Ромула. Разбирая частные споры и конфликты, царь определял и выносил санкции за правонарушения. Царю принадлежала и законодательная власть: формулируя общие правила социального поведения (возможно, с помощью понтификов), он объявлял их народному собранию по куриям, которое лишь одобряло его волю. С изгнанием царей (509 г. до н. э.) судебная власть и право за­конодательной инициативы переходят к двум высшим магистра там — консулам и сенату — аристократическому совету. Законы принимались только с одобрения сената, но должны были обязательно вотироваться комициями. Установле­ние республики означало торжество суверенитета на­рода и превращение Рима в гражданс­кую общину. В начале V в. до н. э. в Риме складываются два сословия: патриции и плебеи. В ходе борьбы за полноправие плебс добился признания собственных магистратов — трибунов, которые обладали властью иного, не военного, ха­рактера, которая давала им право законодательной ини­циативы в центуриатных комициях. Трибуны также могли парализо­вать распоряжение любого другого магистрата, в том числе — исполнение судебного решения. Однако их власть ограничи­валась чертой Города. Понтифики обладали монополией на толкование XII таблиц и составление судебных исков по запросу частных лиц, однако их роль при этом была именно консультационная поскольку информация о Законах, хранившихся в храме Сатурна вместе с государственным архивом, не была поставлена под кон­троль коллегии.

До нашего времени дошли как цитаты из самих XII таблиц, так и формулы некоторых исков. Текст Законов был опубликован на рубеже III—II вв. до н. э.

Предклассический период (367—17 гг. до н. э.)

В эту эпоху римская Республика достигает своего расцвета и приходит в упадок: в конце периода устанавливается власть Августа (с 27 г. до н. э.).

Предклассический период — время становления новых форм сделок и правовой науки. Контракты, заключенные без соблюдения ритуальной формы и основанные лишь на изъявлении воли сторон, получают защиту претора — городского, если сделка состоялась меж­ду римскими гражданами, и претора перегринов (должность введена в 242 г. до н. а), если одна или обе стороны в согла­шении были чужестранцами. Вступая в должность, каж­дый из преторов издавал эдикт, в котором объявлял, какие правоот­ношения получат защиту в течение его магистратуры.

Расцвет правотворчества претора совпадает со становлением римской правовой науки. Римскую юриспруденцию эпохи Республики отличает не столько светский, сколько аристократический характер: среди юристов II века немало понтификов, между тем понтификами, как правило, становились экс-магистраты. От предклассического периода в надписях на камне или брон­зе дошли некоторые законодательные нормы: постановления сената, римские и муниципальные законы. Большинство из них относятся к административному и уголовному праву, но язык па­мятников является важнейшим источником для реконструкции понятийной системы правосознания эпохи.

Классический период (17 г. до н. э. — 235 г. н. э.)

Этот период римского права хронологически совпадает с но­вым политическим режимом — принципатом, установленным по­бедителем гражданской войны Октавианом Августом и пришед­шим в упадок со смертью императора Александра Севера в 235 г., когда начался затяжной политический кризис ("эпоха сол­датских императоров").

Во 2 г. н. э. Август учредил должность префекта претория, командира специальных войск — преторианской когорты, расположенной в Риме. Как командующий всеми войсками в Италии и правая рука императора в Городе префект претория сосредоточил в своих руках огромную власть, в том числе и судебную — за пределами Рима. Для всех провинций он был высшей апелляционной инстанцией по гражданским делам, замещая императора; его уголовная юрисдикция при Септимии Севере распространилась на всю Италию, за исключением Города.

Основной прогресс правовой системы связан с творчеством не­зависимых prudentes, авторитет которых, начиная с Августа, стремятся поддержать своим влиянием и императоры. Обращаясь к отдельным примерам систематики, которые отражают развитие права и правовой науки в классическую эпоху, можно проследить скорее влияние времени, чем школы.

В работе Сабина выделяются четыре части.

1. Наследственное право (завещание: правила составления и принятие наследства по завещанию; наследование без завещания; легаты).

2. Право лиц (формы власти над свободными и рабами; эманципация и отпущение на волю).

3. Обязательственное право (купля-продажа, фидуциарная манципация, договор товарищества); обязательства из деликтов; литтеральные и вербальные сделки.

4. Вещное право: способы приобретения права собственности, включая specificatio и дарение, сервитуты, вещное право креди­тора и распоряжение залогом.

Во II веке провинциальный профессор, известный только по имени — Гай, пишет "Институции". Общая структура "Институций" Гая (лица — вещи — иски) стала моделью для Институций Юстиниана и Кодекса Наполеона 1804 г. и зависящих от него современных гражданских кодексов. Значительную роль в творчестве классических юристов за­нимали комментарии к трудам предшественников, авторов об­щих работ по цивильному праву или фундаментальных монографий по отдельным вопросам. Гай и его современник Помпоний напи­сали комментарии к труду Квинта Муция-понтифика. Комментарий Гая, о котором он сам говорит в "Институциях", более нигде не упоминается. Крупнейший комментарий к эдикту написал Помпоний, который цитируется другими авторами, но компиляторами не использовался. Жанр, который непосредственно связан с практической про­фессиональной деятельностью юрисконсультов — response (ответы на консультациях), стал выражением наивысшего рас­цвета правовой мысли классической эпохи.

Законодательные акты этой эпохи, дошедшие в надписях, не так разнообразны по содержанию, как республиканские памятни­ки. Наибольшую научную ценность представляют варианты му­ниципального закона, изданного при Доми­циане для гражданских общин Испании, на которую отныне рас­пространялись права латинского гражданства.

Постклассический период (IV-V вв.)

Хронологически этот период ограничен концом классического и началом правления Юстиниана. Такая периодизация отражает традиционно негативное отношение к этой эпохе, определяемой по контрасту с предшествующим расцветом и последующим синтезом. Пять десятилетий общего кризиса римского общества во второй половине III в. вряд ли вообще поддаются включению в рамки какого-либо периода, каждый из которых, несомненно, об­ладает своей исторической ценностью. Эпоха позднего Рима отме­чена глубокими политическими (становление домината), культур­ными (утверждение христианства) и правовыми переменами, ко­торые на многие столетия определили облик Европы.

Практика союзов с варварами и приглашения их на римскую службу привела к тому, что в 476 г. в результате политического конфликта знаки императорской власти были отняты у юного узурпатора по имени Ромул (которого традиционно считают последним императором, стремясь подчеркнуть иронию истории) варварским вождем Одоакром и отосланы в Константинополь им­ператору Зенону, у которого Одоакр испрашивал для себя управ­ление Италией.

Снижение уровня научной разработки права и подготовки практикующих чиновников получило название постклассического вульгаризма. Юристы этой эпохи не об­ладают интеллектуальной самостоятельностью: слишком велик авто­ритет научного наследия их предшественников. Подчиняясь общей установке эпохи на стабилизацию и унификацию позитивного права, они предпочитали вносить изменения в те немногие труды клас­сиков, которые продолжали служить учебной литературой, одновре­менно сокращая их в объеме. Иногда из-под их пера выходили ком­пиляции, составленные из разных трудов классического автора, так­же подвергшихся переработке. Начиная с конца IV в. в юридических школах получает развитие классицистическая тенденция в отношении к праву. В моду входят ссылки на признанные авторитеты классического периода, стиль признанных мастеров, дискуссии по правовым проблемам. Этому на­правлению, однако, чужд исторический подход к классическому наследию, напротив, профессора юридических школ в Бейруте, Константинополе, Александрии, Риме стремятся установить некий канон, который они воспринимали как наивысшее выражение правовой науки. Три текста Ульпиана имеют соответ­ствия в Дигестах Юстиниана. Во всех трех усматривают интерпо­ляции, которые, таким образом, оказываются доюстиниановского происхождения. Интерес к институтам цивильного права указывает на учебный характер комментария.

Юстиниановский период (527-565 гг.)

В правление Юстиниана тенденция к возрождению юридической культуры и юридического образования, которая обозначилась на Востоке Империи, была востребована на государственном уровне (юстиниановский классицизм).Стремясь к нормативной стабиль­ности, император и его канцелярия опираются на преемственность научной традиции, восстанавливая классическую логику многих институтов и лишь на этой основе разрешая старые контроверзы и противоречия. Сам факт упразднения древних ритуалов ряда сделок указывает на то, что они восприни­мались как действующие и законодатель обратился к классическому наследию как к целостной системе. Благодаря правовой политике Юстиниана и осуществленной при нем кодификации права для европейской культуры (чему немало способствовало и временное восстановление власти императора вслед за Африкой также над Италией и частью Испании к 555 г.) были сохранены бесценные текс­ты римских классических юристов и императорских конституций.

Кодекс Юстиниана объединяет в порядке преторского эдикта императорские конституции с Адриана до Юстиниана (по 534 г. включительно). Digesta — самое яркое явление в кодификации Юстиниана. Именно это издание сохранило для нас наибольший объем класси­ческих юридических текстов, послужив новому открытию римского права в Италии в XI в. и став с тех пор объектом постоянного науч­ного и дидактического изучения со стороны европейских юристов. Порядок расположения материалов в Дигестах своеобразно объединил структуру Институций и преторского эдикта: книга 1 говорит о формах права, праве лиц, классифи­кации вещей и о должностных лицах Империи; книги 2—46 сле­дуют (с некоторыми отклонениями) порядку эдикта; книги 47—48 посвящены уголовному праву; 49-я апелляциям, финансам и во­енному праву; 50-я муниципальному и международному праву. Два последних титула подобны специальным ука­зателям: первый содержит фрагменты, где говорится о значении терминов, второй — regulae iuris.

Дигесты объединяют выдержки из 275 сочинений 38 юрис­тов, каждая из которых сопровождается указанием имени автора, названия сочинения и номера книги. Принцип отбо­ра материала и техника составления антологии во многом опреде­ляют, в каком качестве до нас дошли фрагменты сочинений клас­сических юристов.

 

Вопрос №4: Основные системы римского частного права.

Римляне считали, что частное право распадается на три вида, так как оно состоит из законов естественного права, или общенародного, или цивильного. Естественное право римляне трактовали весьма своеобразно: это право есть то, которое природа внушила всем живым существам. Так определяется естественное право в элементарном учебнике римского права - Институциях Юстиниана. Право это свойственно не только человеческому роду, но вообще всем существам, которые рождаются или в воздушном пространстве, или на земле, или на море. Союз мужчины и женщины (брак), рождение и воспитание детей - все это институты естественного права. По естественному праву все люди рождались свободными.

Цивильное право. Все народы, по мысли римлян, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью - своим собственным правом, частью - правом, общим для всех. Право, которое установил у себя каждый народ сам, есть его собственное право, цивильное право, как право, свойственное обществу граждан.

Право, которым пользуется римский народ, - это цивильное право римлян (или квиритское право, от Квирина, имени обожествленного Рекса - царя Ромула, VIII в. до н.э.). Начало цивильному праву было положено знаменитым единым сводом законов - Законами XII Таблиц. Они были составлены коллегией децемвиров (десять ученых мужей), утверждены народным собранием в середине V в. до н.э. (451-450 гг.) и выставлены на двенадцати таблицах. Свод не дошел до наших дней и был реконструирован по цитатам из римских источников. Его содержание охватывало все известные в ту пору области правового регулирования: право собственности и владения, семейное и наследственное право, обязательства из договоров и причинения вреда, преступления и наказания. Изучение Законов XII Таблиц оставалось в Риме обязательной предпосылкой обучения праву.

Цивильное право составляли и все те законы, которые принимались народными собраниями, а с начала III в. до н.э. (Закон Гортензия) - плебейскими собраниями. Среди таких законов можно назвать Закон Петелия (326 г. до н.э.), которым было запрещено казнить или продавать в рабство (за границу) неоплатных должников. Сравним с Законами XII Таблиц. Третья таблица гласит:

"...Тем временем (т.е. пока должник находился в заточении) он имел право помириться (с истцом), но если (стороны) не мирились, то (такие должники) оставались в заточении 60 дней. В течение этого срока их три раза подряд в базарные дни приводили к претору на народное собрание и объявлялась присужденная с них сумма денег. В третий базарный день они предавались смертной казни или поступали в продажу за границу (за Тибр)".

Закон Лициния-Секстия (IV в. до н.э.) ограничивал частное землевладение 500 югерами (125 га) и определял максимальное количество скота в одном хозяйстве. Закон Аквилия (289 г. до н.э.) устанавливал денежную ответственность за убийство чужого раба или животного, а также повреждение чужих вещей.

Цивильное право - древнейшая система права Рима. Оно распространяло свое действие только на граждан Рима (квиритов). Римскому цивильному праву в большой степени был свойствен формализм, символика, сильное влияние религии. Иностранцы никакой правовой защитой не пользовались и назывались врагами.

Право народов. По определению римлян, "право, которое между всеми людьми установил естественный разум, оберегается у всех народов во все времена и называется общенародным как право, которым пользуются все народы. Общенародное право является общим всему человеческому роду. Под влиянием потребностей и нужд человеческих некоторые народы установили у себя известные порядки: войны, захват в плен и рабство; на основании того же общенародного права введены почти все договоры: купля-продажа, договор найма, товарищества и др.". В Римском государстве право народов распространялось на все население, в том числе на перегринов (так назывались жители римских провинций). Оно регулировало отношения между перегринами, а также между ними и римскими гражданами, а потому составляло одну из ветвей римского права. С развитием производства и обмена появилась необходимость защиты прав иностранцев, населяющих Римское государство. Первоначально эта защита осуществлялась по законам страны, из которой прибыл иностранец, а затем и по римским законам.

В результате деятельности перегринского претора (высшее руководство судопроизводства) сформировалось право народов. В Средние века этим термином стали обозначать международное право. Право народов отличается большей свободой, избавлением от формализма, упрощением формы. Один из самых почитаемых римских юристов, Папиниан, писал: "Важно не то, что сказано, а что имелось в виду". Различия между цивильным правом и правом народов благодаря деятельности преторов и римских юристов постепенно сглаживаются.

Римское право постепенно утрачивает свои исконно национальные черты, проникается началами универсализма, в основу которых кладут понятия справедливости, доброй совести, естественного права.

В республиканский период Римского государства право развивалось в виде параллельных систем: цивильное право и право народов. Эти системы находились во взаимодействии и оказывали взаимное влияние друг на друга. При этом влияние права народов оказалось более значительным. Одним из каналов такого влияния была деятельность преторов (так называемое преторское право).

В классический период различия между цивильным правом и правом народов еще сохраняются. В 212 г. н.э. эдикт Каракаллы предоставил всем свободным жителям Римской империи права римского гражданства, что свело на нет эти различия.

В I в. н.э. в отдельных провинциях применяется местное право (египетское, греческое, чаще всего субсидиарно (дополнительно)). Греческое и восточное право, в свою очередь, оказало некоторое влияние на римское право. Таковы, например, институты римского права греческого происхождения: синграфы и хирографы (долговые расписки); ипотека (форма залога).

При императоре Юстиниане (середина VI в. н.э.) цивильное право и право народов составило единую систему частного права. Именно это единое право представляет собой частное право в его классическом выражении.

Таким образом, в республиканский период римской истории римское частное право развивалось в виде параллельных систем: цивильного права и права народов. Понятия естественного права, категории справедливости, доброй совести становились критерием сближения этих систем.

С течением времени цивильное право и право народов благодаря деятельности юристов и преторов (деятельность преторов составила так называемое преторское право) сближаются и при Юстиниане (середина VI в. н.э.) уже составляют единую систему права.

 

Вопрос № 5: Источники римского частного права.

В литературе термин "источник права" употребляется в разных значениях:

1. как источник содержания права, источник в материальном значении. К нему относятся материальные условия жизни общества. В рабовладельческом Риме - это рабовладельческие производственные отношения, поскольку римское право является правом рабовладельческого эксплуататорского государства;

2. как способ, форма образования, фиксирования норм права, юридическая форма права. К юридическим источникам римского права относились:

‒ обычное право;

‒ законы (в республиканский период - постановления народных собраний, позднее - плебейских сходок - плебесциты; в эпоху принципата - постановления Сената, сенатус-консульты; в более поздний период и период домината - конституции императоров);

‒ эдикты магистратов;

‒ деятельность юристов (юриспруденция).

3. как источник познания права.

Источником знаний о римском праве являются юридические памятники и произведения римских юристов. Например, Свод Юстиниана (VI в.) дошел до нас в более поздних рукописях, но первый Кодекс Юстиниана (529 г.) не сохранился, до нас дошла лишь вторая редакция (534 г.) в рукописях XI-XII вв. Не сохранились Законы XII Таблиц - они были реконструированы по цитатам и пересказам, сохранившимся в произведениях римских юристов. Единственным сочинением классического периода, дошедшим до нас почти полностью, являются Институции Гая (провинциальный профессор, известный только по имени) и т.д.

К источникам познания римского права относятся памятники римской литературы, историков (Тит Ливий, Тацит, Авл Гелий и др.), римских ораторов (знаменитый Цицерон, I в. н.э.), философа Сенеки.

Надписи на дереве, камне, бронзе, на стенах построек, раскопки города Помпеи, засыпанной лавой при извержении Везувия в 79 г. н.э., папирусы (например, папирус с эдиктом Антония Каракаллы, 212 г. н.э., о предоставлении прав римского гражданства всем подданным Римской империи), нумизматика (изучение монет) и т.д. - все это также источники познания римского права.

Еще в одном значении термин "источник" употребил римский историк Тит Ливий, назвав Законы XII Таблиц "источником всего публичного и частного права".

ОБЫЧАИ И ОБЫЧНОЕ ПРАВО

Обычай является древнейшим источником обычного права. Повторяющееся и типичное в повседневном социальном поведении фиксируется членами общества как… В постклассическую эпоху обычай приравнивается к закону, если только он не… Таким образом, обычаями называются выработанные в процессе повседневного социального общения правила поведения,…

ЗАКОНЫ

Писаное право, как указано в римских источниках, состоит из законов, решений плебса, решений Сената, постановлений императоров, эдиктов должностных лиц и из ответов юристов.

Главным источником римского права является закон.

Основной вехой становления римского законодательства были Законы VII Таблиц, принятые в V в. до н.э.

Период писаного права начался в Риме после того, как плебеи в упорной борьбе с патрициями добились записи обычаев, применяемых в государстве. Так были созданы Законы XII Таблиц. Для этого была создана комиссия из трех членов, которая отправилась в Грецию изучать законы Солона. По возвращении в Риме был упразднен консулат и избраны десять человек, которые в течение 451 г. до н.э. написали 10 Таблиц и вынесли их на одобрение центуриатных комиций. На следующий год новые децемвиры вынесли на одобрение народа еще две таблицы. Так возникли Законы XII Таблиц, которые представляли собой очень важную кодификацию римского цивильного права. Законы были записаны и выставлены на форуме на деревянных (по некоторым сведениям - медных, и даже слоновых досках), которые погибли и до нас не дошли, но были позднее реконструированы.

В республиканском Риме законодательным органом были народные собрания (комиции). Принятие закона проходило несколько стадий. Сначала компетентный магистрат вырабатывал письменный проект закона и вносил его в народное собрание. Народное собрание могло принять или отвергнуть проект целиком, не имея права его обсуждать. Наконец, предложенный магистратом и принятый народом закон одобрялся Сенатом.

Римские законы получали наименование по их инициаторам (например, Закон Петелия, иногда по двум именам консулов - Закон Лициния - Секстия).

Закон состоял из трех частей:

1) введение, где указывались наименование закона, дата принятия народным собранием, обстоятельства издания;

2) текст закона;

3) последствия его нарушения и ответственность нарушителя (санкция).

В зависимости от санкции различали четыре вида законов:

1) совершенные, в которых в качестве последствий нарушения предписаний закона устанавливалась недействительность запрещенных актов, но никаких других невыгодных последствий не устанавливалось. Например, если завещание было составлено вопреки требованиям закона (скажем, не назначен наследник), оно считалось недействительным, "ненаписанным";

2) не вполне совершенные, в качестве санкции за их нарушение - наказание, штраф. Закон Фурия о завещаниях первой половины II в. до н.э. запрещал принимать отказы (легаты) по завещанию свыше 1000 ассов и наказывал нарушителя штрафом в четырехкратном размере;

3) несовершенные, которые вовсе не имели санкции. Например, Закон Цинция, 204 г. до н.э., запрещал дарение стоимостью выше определенной (она неизвестна) суммы;

4) более чем совершенные, которые объявляли юридически недействительным деяние, запрещенное правом, и налагали наказание на нарушителя. У Ульпиана, который предложил эту классификацию, четвертый вид не упоминается, его называют средневековые юристы, основываясь на ряде римских законов.

Большинство известных римских законов принадлежит к несовершенным либо менее совершенным законам.

Со временем сложились два подвида римских законов республиканского периода: закон в собственном смысле слова как постановления народного собрания, т.е. всего народа, и плебесциты - постановления только плебейских собраний.

Плебесциты - решения плебейских собраний - изначально были обязательны только для плебса. Плебесциты, таким образом, отличались от других законов лишь по форме принятия, совпадая по всем существенным характеристикам.

Сенатус-консульты - постановления сената. Гай так определил сенатус-консульты: "Постановление Сената - это то, что Сенат повелел и постановил, оно имеет силу закона, хотя об этом спорили". До начала II в. н.э. SC не имели силы закона, о чем мы имеем указания в Дигестах, и поэтому не участвовали в формировании цивильного права непосредственно. В эпоху принципата нормотворческая власть Сената возрастает, поскольку народные собрания (комиции) пришли в упадок.

С начала II в. постановления Сената часто сопровождаются предварительной речью принцепса. Постепенно постановления Сената исчезают как самостоятельная форма права.

Конституции императоров. Принцепс как законодатель приходит на смену народу. Римляне обосновывали власть императора, его право издавать законы тем, что сам народ посредством особого закона о власти принцепса переносит на него всю свою власть. Принцепс пожизненно воплощает в себе волю народа.

Различалось несколько видов императорских конституций:

‒ эдикты - нормы общего действия. Они выставлялись на побеленных деревянных досках у резиденции принцепса;

‒ декреты - судебные решения, обычно в ответ на апелляцию на решения судов низших инстанций;

‒ рескрипты - ответы на запросы должностных и частных лиц;

‒ мандаты - общеобязательные указания чиновникам, которые вышли из употребления.

ЭДИКТЫ МАГИСТРАТОВ. ПРАВО ЦИВИЛЬНОЕ И ПРАВО ПРЕТОРСКОЕ

Сами римляне придавали эдиктам преторов немалое значение, называя их почетным правом. Эдикты магистратов. Полномочия издавать правообразующие эдикты имели только… Правотворческая деятельность магистратов развивалась постепенно. Сначала претор лишь содействовал применению…

Вопрос №7: Иски в римском частном праве: вещные, личные.

Иск – это средство защиты через суд нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Данное определение относится к нашему времени.

После принятия законов XII таблиц были составлены иски, посредством которых люди могли защитить свои права в суде. Как известно, преторы, обладавшие огромными полномочиями, могли дать судебную защиту, а могли и отклонить жалобу. Первоначальное значение иска как раз и заключалось в судебной преторской защите. Претор предоставлял иски, основанные на цивильном праве и данные непосредственно претором (т. н. составленные по факту). Довольно часто претор включал в формулу цивильного иска аналогичный случай. Этот метод назывался фиктивной формулой. Постепенно эти иски систематизируются. Иски были постоянными, дабы их не искажали по собственному усмотрению. Постоянные иски назывались законными. Магистрат мог отказать в иске, считая его необоснованным. При устранении причины иск давался тем же или другим магистратом.

При оценке ущерба истец давал клятву судье, который определял сумму штрафа. Выделяются вещные и личные иски. Вещные иски были направлены на защиту вещи, находящейся у другого лица или неизвестного. Личные иски направлены против конкретного лица – должника. С помощью иска с фикцией претор давал защиту лицу, если нормы цивильного права не защищали его от правонарушений. В этом иске претор излагал несуществующий факт для того, чтобы защитить не предусмотренные законом правоотношения.

В римском праве оговаривалась возможность рабам предоставлять иск своим хозяевам.Рабам разрешается предъявлять иск к господам; так, если они утверждают, что уничтожено завещание, в котором, по их заявлению, им была предоставлена свобода. Рабам разрешается также указывать, что господа виновны в недостаточной раздаче хлеба римскому народу, в утайке пошлин, подделке монеты.

Возможно, было удваивание суммы исков из-за запирательства. Некоторые иски, если не признаются ответчиком, удваиваются, как, например, при вынесении решения о штрафах, о выплате легатов, об ущербе, предусмотренном законом Аквилия, а также о размере земельных участков, в случае обмана покупателя продавцом. По тем делам, которые удваиваются вследствие запирательства, нельзя заключать полюбовную сделку для их прекращения.

Вещный искявлялся средством защиты вещных прав какого-либо лица (право собственности, владения и т. д.). Основным вещным иском был виндикационный иск.

Личные искизащищали обязательственное право какого-либо лица (например, право требования передачи имущества по договору). Такие иски назывались личными, поскольку предъявлялись против заранее известного конкретного лица.

Вопрос №8: Типизация и конкуренция исков.

Иск – это требование о судебной защите нарушенного права лица.

Иски различались:

1. Вещные иски – иски, объектом которых является вещь. Речь идёт о признании права в отношении определённой вещи. Эти иски называли абсолютными, поскольку ответчиком могло быть любое лицо, нарушившее право на вещь.

Личные иски – это иски, предметом которых выступают действия лица (должника). Данные иски являлись относительными, поскольку в качестве ответчика может выступать только определённое лицо, заранее известно – должник. Данный иск имеет целью получения от должника долга – обязанности что-либо дать или сделать.

2. Цивильные иски – иски, основанные на цивильном праве и доступные только квиритам. Гонорарные иски – иски, основанные на преторском праве, т.е. предоставлявшие защиту и иным социальным категориям.

3. Персекуторные иски - иски о возврате утраченной вещи или ценности (в частности, виндикационный иск – иск об истребовании вещи из чужого незаконного владения). Реперсекуторные иски – иски о возврате вещи или о компенсации убытков, понесённых истцом из-за неисполнения обязательства. Штрафные иски – иски, содержащие требование о компенсации убытков или ущерба. Смешанные иски – иски, содержащие требование о возмещении убытков и о дополнительном наказании ответчика (например, за повреждение вещей ответчик должен был уплатить не только их стоимость, но и высшую цену, которую они имели в течение последнего года или месяца).

4. Популярные иски – иск, который мог быть предъявлен любым гражданином к тому лицу, которое что-либо подвесило или поставило так, что оно может упасть на улицу.

5. Иски "строго права" – иски, основанные на буквальном применении и толковании норм закона. Иски "доброй совести" – иск, при которых судья выносит решение, руководствуясь доброй совестью, справедливостью, независимо от строгих предписаний закона.

6. Иски с фикцией – иски, в которых судья допускал существование несуществующего факта (фикции) с целью защиты интересов стороны.

Такие иски применялись нередко в наследственных отношениях (например, при толковании истинной воли завещателя), при отпуске раба на волю. Например, "Если бы Авл Агерий был наследником Люция Тиция и если бы тогда это поле, о котором идёт спор, принадлежало ему по праву квиритов…".

7. Иски по аналогии – иски, применяемые в случае отсутствия конкретной правовой нормы, регулирующей определённые отношения, когда в основе иска лежал иск, содержащий в себе схожие требования.

Данные иски ещё называли производными, поскольку новый иск создавался по аналогии с другим иском, по его образцу, содержащему сходные обстоятельства.

Это лишь основные виды исков. В целом же римское право насчитывало до 30 типов исковых требований в зависимости от содержания, объёма, способа исполнения и других критериев.

Субъективные и объективные ограничения на повторение процесса представляют собой не что иное, как определения самого требования — предмета судебного разбирательства — в про­цессуальных категориях. Принцип "He должно быть двух процессов по одному делу" конкретизи­руется в понятиях конкуренции лиц или исков.

Если пассивная сторона в обязательстве представлена не­сколькими лицами, отвечающими солидарно, вчи­нить иск по этому делу можно только против одного из долж­ников. "Раз из­бран один путь, не дозволено прибегать к другому", — гово­рили средневековые юристы. Этот принцип называется аль­тернативной конкуренцией лиц.

Иногда одно отношение защищается несколькими исками. Возможность параллельно предъявить разные иски (кумуля­тивная конкуренция)или необходимость использовать эти средства избирательно (альтернативная конкуренция)опре­деляется характером исков.

Первоначально иски делились только на 2 группы: первые подчинялись правилам аль­тернативной, вторые — кумулятивной конкуренции. Убедитель­ный пример кумулятивной конкуренции дает гипотеза кражи, когда пострадавший располагал штрафным иском из во­ровства (actio furti, вид которого определялся в зависимости от состава кражи) и нештрафным иском для истребования самой ве­щи. Два иска разного типа могли быть предъявлены к каждому из нарушителей, так что кумулятивная конкуренция исков сопрово­ждалась кумулятивной конкуренцией лиц.Однако для истребо­вания вещи мог быть предъявлен лишь один из нештрафных ис­ков.

Штрафные иски носят строго личный характер: они не пе­реходят по наследству и не допускают процессуального представительства на стороне ответчика. Считалось, что пострадавший преследует особый интерес, наказывая наруши­теля: получение им известных выгод от взимания штрафа в свою пользу рассматривалось как побочный эффект отноше­ния. Различие оснований определяло и допустимость парал­лельного вчинения нештрафного иска. Избирательная конку­ренция нештрафных исков, напротив, связана с единством ин­тереса, защищаемого несколькими исками. В то же время сле­дует иметь в виду, что недопустимость кумулятивной конку­ренции в этом случае достигалась не за счет преклюзивного действия litis contestatio, а специальным вмешательством судьи. Это явление показывает, что наличие нескольких исков зависит от наличия нескольких требований, даже если они имеют общее основание.

В дальнейшем вырабатывается категория исков смешанного характера. Эта категория исков, посредст­вом которых преследуются и интерес, и наказание, распа­дается на две группы. Первую составляют иски, о которых Гай говорит как о тех, посред­ством которых истребуется стоимость вещи в двойном размере в том случае, если должник отрицает свой долг. Режим этих исков такой же, как и при истребовании простой стоимости вещи, то есть — нештрафной: здесь нет кумулятивной конкуренции. Их систематизация как "смешанных" связана с анализом значе­ния двойного объема требования: взыскание одной стоимости вещи представлялось нормальным, а другой— штрафным. Со­четание двух simplum при таком подходе выявляло комбини­рованный характер иска.

Другую группу составляют штрафные иски, за которыми позже признали качества нештраф­ных: в их отношении не допускается кумулятивная конкуренция с нештрафными исками, но они не переходят по наследству и их можно вчинить всем солидарным должникам по отдельности (ку­мулятивная конкуренция лиц).

Вопрос №9: Легисакционный процесс.

Самый древний легисакционный процесс велся посредством законных исков.

К основным чертам легисакционного процесса относятся следующие:

1) он являлся обычным процессом, делился на две стадии: перед магистратом и перед судом; в нем существовали дополнительные элементы, предусматривающие участие частных лиц, благодаря которым он назывался также "частным судопроизводством"; все виды законных исков вводились и регулировались законом и относились к цивильным искам строгого права;

2) строгий формализм; процесс обставлялся ритуальными формами и жестами, и малейшее отступление от этого порядка приводило к проигрышу дела;

3) исковое требование отклонялось, если расходилось с тем, что был должен ответчик;

4) органами легисакционного процесса на стадии по закону являлись в основном преторы (городские и перегринские), эдилы и некоторые другие магистраты. На стадии перед судьейими были судьи, арбитры, рекуператоры и постоянные судьи.

Судья являлся частным лицом, римским гражданином. Судьями могли назначаться лица, имена которых были занесены в списки судей.

Арбитры не зависели от судей и участвовали обычно в спорах по разделу имущества. Судили, принимая решение большинством голосов. Постепенно различия между арбитрами и судьями стерлись.

Рекуператоры - судьи, рассматривавшие споры между римскими гражданами и перегринами, а также между перегринами разных народностей, судили в совете, принимая решения большинством голосов.

Постоянный суд в Риме разрешал статутные споры, семейные, наследственные, по вещным правам. Этот суд избирался на трибутных комициях. В конце республики он был заменен на суд центумвиров (из 10 отделений). Стороны свободно выбирали, перед каким судом вести спор.

Стадия по закону имела несколько особенностей:

‒ она велась только на форуме, под открытым небом. Процесс был публичным;

‒ для ведения процесса было точно определено время - заранее утвержденные 40 дней. В дни nefasti или в дни религиозных церемоний процесс был запрещен;

‒ завершающим и торжественным актом являлся litis contestatio (утверждение спора перед свидетелями и направление спора судье для вынесения решения).

Формализм легисакционного процесса иллюстрируется известным примером, когда истец, назвав виноградные лозы (вместо деревьев, как этого требовали Законы XII Таблиц), проигрывал тяжбу.

Стадия 2 проводилась судьей в публичных местах во все дни, кроме дней публичных торжеств. Стороны имели два дня для подготовки. Сторона, не явившаяся в суд, считалась проигравшей спор. Суд выносил решение в пользу присутствующей стороны. Приговор (решение) был окончательный и в принципе обжалованию не подлежал.

Формы (виды):

По Закону иск вменялся пятью формами: сакраментальной; посредством требования назначить судью для разбирательства дела; посредством кондикиций; наложением руки; захвата (задержания) какой-либо вещи должника в залог.

Рассмотрим первую форму, которая применялась во всех случаях, если законом не предусматривался иной иск.

Иск в сакраментальной форме (посредством присяги, посредством пари - так по-разному современные ученые называют эту форму).

Один из древнейших законных исков подробно описан в Институциях Гая. Если спор велся о движимой вещи, предмет спора должен был быть представлен магистрату; если это была недвижимая вещь, представлялся какой-либо символ вещи (ее часть) - одна овца, если спор шел о стаде, глыба земли, черепица и т.д.

Истец и ответчик должны были подтвердить свои требования перед магистратом с помощью ритуальных слов и жестов. Потом они взаимно призывались дать залог или гарантию о сакраментуме, который первоначально подразумевал клятву, а позднее сумму денег. Сторона, выигравшая спор во второй стадии процесса, получала залог обратно. Проигравший утрачивал залог в пользу храмов, а позднее государства.

Спор заканчивался уже на первой стадии, если ответчик признавал иск.

 

Вопрос №10: Формулярный процесс.

В практике перегринского (а затем и городского) претора стал складываться новый порядок судопроизводства - формулярный процесс.

Претор стал давать судье в конце стадии производства перед законом письменную формулу (программа, директива), на основе которой судья должен был вынести решение. При этом претор не был связан буквой закона, а учитывал все конкретные обстоятельства дела с позиции доброй совести и справедливости.

Таким образом, он мог дать иск в тех случаях, когда такого иска не было по цивильному праву. К существенным особенностям формулярного процесса следует отнести: во-первых, его неформальность, так как стороны свободно выражали свои исковые требования, и, во-вторых, усиление роли магистрата, который стал активным создателем формулы и тем самым новых правовых норм преторского права.

Хорошо известен в истории римского права такой эпизод. Некий Луций Вераций расхаживал по улицам Рима и бил прохожих по лицу пальмовой ветвью. За ним шел раб с корзиной медных денег, который по приказу господина тут же отсчитывал пострадавшим сумму штрафа (25 ассов), предусмотренную Законом XII Таблиц. Такое глумление над законом дало преторам повод предусмотреть в эдикте новое судебное разбирательство, позволявшее судье дать по своему усмотрению справедливую оценку "обиде".

Формулярный процесс был введен в третьей четверти II в. до н.э. Законом Эбуция, предоставлявшим сторонам право выбора формы процесса. Две формы процесса - легисакционный и формулярный - существовали параллельно до XVII в., когда легисакционный процесс был отменен.

Основные черты формулярного процесса

‒ Формулярный процесс, как и легисакционный, имел две стадии: перед магистратом и перед судьей. Органы формулярного процесса были теми же, что и в легисакционном. Вызов в суд ответчика, как и в легисакционном, также осуществлялся истцом. Время и место обоих процессов были идентичны. Однако в конце cтадии перед законом претор составлял формулу иска и в присутствии свидетелей передавал ее истцу, а тот ответчику.

‒ Формула и ее части. Формула представляла собой письменную инструкцию, в которой магистрат назначал судью (номинация) и предписывал ему, как разрешить спор.

‒ Формула содержала четыре основные (главные) части (демонстрация, интенция, адьюдикация, кондемнация) и две неосновные (прескрипция, эксцепция).

‒ Интенция. Гай определяет интенцию как ту часть формулы, которая выражает притязания истца. Она обязательно присутствует в любой формуле, хотя другие части могут отсутствовать.

‒ Кондемнация - часть формулы, на основании которой судья уполномачивается осудить или оправдать ответчика. Кондемнация синтаксически связана с интенцией: "если окажется, осуди, если не окажется, оправдай". Присуждение в формулярном процессе могло быть только денежным.

‒ Эксцепция (возражение) представляет собой ссылку ответчика на такое обстоятельство, которое делает неправильным удовлетворение иска, даже если интенция иска основательна.

‒ Павел определял эксцепцию как условие, которое или освобождает ответчика от присуждения или только уменьшает присуждение. Ульпиан писал, что эксцепция названа так, будучи как бы некоторым исключением, которое обычно противопоставляется иску по какому-нибудь делу, для исключения того, что требуется в интенции или кондемнации.

 

Вопрос №11: Экстраординарный процесс.

Легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы. Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой. Все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии, решение становилось приказом государственного органа, а не частным мнением судьи.

Экстраординарный процесс (или когниционное производство) явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В провинциях уже в эпоху республики существовали различные формы экстраординарного процесса для решения дел между перегринами без отечества. Во второй половине II в. н.э. формулярный процесс практически исчезает в провинциях, полностью уступая место когниционному производству к началу III в.

Полное и повсеместное упразднение формулярного процесса происходит в первой половине IV в.

Основные черты экстраординарного процесса:

‒ процесс перестал делиться на две стадии (перед законом и перед судьей) и велся государственным чиновником. Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу;

‒ судья объявлял решение, а копии вручались сторонам. Решение содержало диспозитив (распоряжение) и аргументацию.

‒ решение выносилось не позднее трех лет. Присуждение по делу необязательно выражалось в определенной денежной сумме (как в формулярном процессе), а могло быть направлено на выдачу определенной вещи;

‒ вызов в суд на определенный день вошел в круг административных обязанностей судьи, тогда как в ординарных процессах это была обязанность истца. Никто не вправе был уклоняться от явки в суд;

‒ в случае неявки ответчика разбирательство могло быть заочным. При неявке истца дело оставалось без рассмотрения;

‒ вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, процесс стал проходить в закрытом помещении. Государственные служащие работали в специальных канцеляриях;

‒ были установлены судебные расходы и пошлины, которые оплачивали стороны по предварительно утвержденной таксе. Процесс стал платным;

‒ велся протокол. Все процессуальные действия совершались письменно. Процесс стал письменным;

‒ допускалась апелляция (обжалование) решения, причем неоднократная. Против чиновников низшего разряда можно было подать жалобу высшим чиновникам и даже императору. Жалоба подавалась сразу после вынесения решения. При Юстиниане срок для обжалования был установлен в 10 дней;

‒ доказательства применялись те же, что и прежде. Однако теория об оценке доказательств устанавливала иерархию доказательств.

В процессе применяются презумпции, связанные с распределением бремени доказывания; некоторые факты в нормативном порядке считаются несуществующими, пока заинтересованная сторона не докажет обратное. В оценке доказательств судьи опираются на нормативный материал, что ограничивает их произвол в сравнении с формулярным процессом.

Исполнение решения перестало быть частным делом, а входило в компетенцию магистрата. Для исполнения решения требовалось прохождение определенного срока (в четыре месяца), когда должник мог сам исполнить решение. В случае неисполнения истец мог требовать судебного исполнения; решение суда, по которому разрешалось исполнение, направлялось в государственные органы, они и приводили решение в исполнение.

Таким образом, легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы. Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой - экстраординарный процесс, который явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В экстраординарном процессе все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии: перед законом и перед судьей, решение становилось приказом государственного органа, а не частным решением судьи.

Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу.

Преклюзивный эффект процесса связывается уже не с litis contestatio, а с вынесенным решением.

 

Вопрос №12: Особые средства преторской защиты. Сроки в римском частном праве.

Особые (или специальные) средства преторской защиты претор применял сам, без судебного разбирательства, в силу своего империума. К ним относились интердикты, преторские стипуляции, введение во владение, реституция.

Интердикты. Интердикты - это приказ претора совершить определенное действие (например, претор мог принудить лицо произвести похороны) либо воздержаться от определенного действия (например, не нарушать владения).

Лицо должно немедленно повиноваться интердикту, но может, не выходя от претора, оспорить его, потребовать назначения судьи.

Интердикты бывают:

‒ запретительные, которыми определенным лицам запрещаются какие-то действия, например, применять насилие к правильно владеющему, не осквернять священного места;

‒ восстановительные, с помощью которых приказывалось восстановить прежнее состояние;

‒ предъявительские, с помощью которых осуществлялось основание новых отношений.

Интердикты могут быть простыми и двойными. Простые имеют место, когда претор запрещает ответчику что-либо делать (в священном месте, в публичной реке, на ее берегу). Истцом является тот, кто требует, чтобы чего-то не делали. Ответчик - тот, кто предпринимает какое-то действие, и претор запрещает ему это действие. Простыми являются все восстановительные или предъявительные интердикты.

Двойными являются интердикты, которыми претор запрещал изменение существующих отношений обеим сторонам. Запретительные интердикты могут быть и простыми, и двойными. Двойными они называются потому, что положение обоих тяжущихся представляется одинаковым. Никто из них не считается по преимуществу истцом либо ответчиком, но оба они равно являются в роли истца и ответчика, так как и претор относительно обоих употребляет одинаковые выражения.

Владельческие интердикты давались в защиту владения:

‒ интердикты об удержании владения;

‒ интердикты, для восстановления нарушенного владения.

Преторские стипуляции. Преторские стипуляции (в отличие от обычного вербального договора стипуляции, который заключается не по приказу претора или судьи) - это вербальные договоры, заключаемые сторонами по указанию магистрата (претора), данному для конкретного случая или случая, предусмотренного преторским эдиктом.

Цель преторских стипуляций

Стипуляция - устный (вербальный) договор древнего римского права. Защита таких интересов сторон, которые недостаточно защищены другими правовыми средствами.

Например, в случае, если нерадивость хозяина создавала угрозу (еще не нанесенный ущерб) для соседнего участка, по жалобе на аварийное состояние строения соседа (или на угрозу, возникшую в результате проведения работ или по естественным причинам, например, угроза оползня или накренилось дерево на границе участков) собственник аварийного строения принуждался претором дать стипуляцию, в результате которой возникала ответственность возместить возможный ущерб.

Преторские стипуляции давались и во время ведения гражданского процесса. Вступая в процесс, ответчик должен был защищаться. Защищаясь, он принимал на себя в стипуляционной форме (на стадии перед законом - преторские; на стадии перед судом - судебные) с предоставлением гарантов ряд обязательств: исполнить судебное решение, активно участвовать в процессе, воздерживаться от умышленных действий, которые могут сорвать процесс.

Введение во владение. Претор разрешал кредиторам устанавливать владение имуществом должника или отдельными частями этого имущества, если кредиторы не могли принудить должника другим способом исполнить свою обязанность. Это могло иметь место в случаях, когда должник отсутствовал, не являлся лицом самостоятельным, не хотел предстать перед судом или отказывался предоставить соответствующее поручительство, не исполнял добровольно решения суда.

Ввод во владение применялся впервые или на основании второго декрета. Он мог иметь место в отношении отдельных вещей или всего имущества.

В приведенном нами примере с аварийным домом, если его хозяин отказывался дать стипуляцию, следовало введение во владение, и сосед получал свободный доступ к источнику угрозы. Сосед мог сам отремонтировать дом и компенсировать свои расходы.

Если введение во владение производилось на основании второго декрета, сосед становился преторским собственником участка, а через два года (срок приобретательной давности для недвижимых вещей по Закону XII Таблиц) становился его квиритским собственником.

Реституция. Реституция - восстановление в прежнем состоянии. В классическом праве этот термин обозначал особое экстраординарное вмешательство магистрата в гражданские отношения, посредством которого он не в силу закона, а на основании своего усмотрения, руководствуясь справедливостью, восстанавливал прежнее состояние отношений.

В позднейшее время реституция утратила свои особенности как экстраординарное средство преторской защиты: случаи ее применения были определены правом, и при Юстиниане она получила значение субсидиарного (дополнительного) иска для оспаривания на указанных в законе основаниях какого-либо юридического отношения.

Условия реституции:

‒ ущерб;

‒ правомерное основание;

‒ своевременное заявление потерпевшего.

К правомерным основаниям применения реституции источники относят следующие:

1) недостижение лицом 25-летнего возраста. Такое лицо могло быть реституциировано против всякого ущерба, понесенного им вследствие своих действий или упущений и действий своих представителей;

2) насилие, страх. Если сделка заключена лицом старше 25 лет под влиянием принуждения, насилия, страха, то наряду с иском и эксцепцией была возможна реституция;

3) заблуждение. В этих случаях реституция в источниках поминается только в некоторых исключительных случаях;

4) злой умысел;

5) отсутствие потерпевшего и другие препятствия к осуществлению права лицом старше 25 лет (например, нахождение в плену).

Своевременно просьба о реституции считалась предъявленной по классическому праву в течение одного года со дня обнаружения вреда, по праву Юстиниана - в течение четырех лет.

Легисакционный и формулярный процессы не знали обжалования судебных решений. Недовольная сторона могла просить у претора реституцию, в соответствии с чем аннулировались все последствия такого решения.

Таким образом, к особым средствам преторской защиты относятся средства, которые магистрат мог применять без судебного разбирательства и имевшие своей целью дополнение, улучшение или устранение недостатков гражданского процесса или обычных правовых средств. Это интердикты, преторские стипуляции, введение во владение, реституция.

 

Вопрос №13: Физические лица в римском частном праве. Статусы правоспособности. Изменение правоспособности.

"Все право, - говорили римляне, - относится или к лицам, или к вещам (объектам), или искам".

Право, относящееся к лицам, делилось на статусное и семейное право. Статусное представляло собой собрание правовых установлений, регулирующих правовое положение отдельных лиц и целых категорий населения Римского государства.

Субъектами права выступают прежде всего физические лица (люди). Однако римское право признавало субъектами права и юридические лица - организационно оформленные коллективы людей.

Правовое положение разных категорий лиц было различно в зависимости от статуса, который имели эти лица в обществе. Римскому праву были известны три статуса: статус свободы, статус гражданства и семейный статус.

С точки зрения статуса свободы, все люди делились на свободных и рабов. Это разделение в праве римляне считали главным. Рабы, не обладая статусом свободы, не признавались субъектом права, а были его объектом, "говорящим орудием". Рабство римляне относили к установлениям ius gentium, так как, с точки зрения естественных законов природы, все люди свободны. Этими законами они обосновывали другой институт - освобождение из рабства.

Из свободных людей одни - свободнорожденные, другие - вольноотпущенные. Последние даже в праве Юстиниана не сравнялись полностью в правах со свободнорожденными.

С точки зрения статуса гражданства, подданные Рима делились на римских граждан и неграждан. По объему только римские граждане обладали всей полнотой прав. Некоторые неримляне приближались к ним по объему своих прав и легко становились римскими гражданами - это латины.

Остальное свободное население Римского государства - перегрины - вначале было лишено всяких прав, и лишь постепенно его правовое положение стало приближаться к положению римских граждан. Законом Каракаллы 212 г. всем подданным Римской империи было дано римское гражданство, и хотя в праве появилась абстрактная личность с равным объемом прав, никогда правовое положение римского населения не было равным. Более того, период домината усилил сословное различие, появилась новая категория полубесправных лиц - колоны, прообраз крепостных феодальной Европы.

С точки зрения семейного статуса, в римской семье был один отец семейства и его подвластные. Только отец семейства обладал всей полнотой прав, он был лицом самостоятельным, а остальные члены семьи - подвластные, лица чужого права обладали весьма ограниченным кругом прав, находились в полной зависимости от домовладыки.

Таким образом, в римском обществе всей полнотой власти могли обладать свободные, самостоятельные римские граждане. Для оспаривания или установления статуса были установлены статусные суды и давались специальные иски.

ПРАВОСПОСОБНОСТЬ. УТРАТА И ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ.

Правоспособность в области публичного права включала в себя право участвовать в общественной жизни Римского государства, избирать и быть избранным,… Частная правоспособность включала в себя право заключения полноценного брака с… Изменение правоспособности лица могло иметь место в сторону ее ухудшения при утрате одного из статусов. Различали:

Вопрос №14: Правовое положение римских граждан.

Приобретение римского гражданства. Римское гражданство приобреталось по рождению или путем натурализации. Римское гражданство получали дети, рожденные в браке между римскими гражданами; внебрачные дети, рожденные римской гражданкой или рабыней, если во время беременности она хотя бы какое-то время была римской гражданкой.

Лица могли получить римское гражданство и не по рождению, а путем натурализации: путем усыновления римским гражданином, освобождения из рабства по решению государственных органов в виде исключения за выдающиеся заслуги перед Римом.

В I в. до н.э. римское гражданство получили все свободные жители Италии, а по конституции 212 г. - все свободные жители империи, кроме тех, кто находился в положении покоренных. Со времен Юстиниана все свободные жители империи были и ее гражданами. Однако содержание прав римских граждан в отдельные периоды развития Римского государства в зависимости от их общественного статуса было различным.

Правами, составляющими правоспособность в полном объеме, могли пользоваться только высшие слои римского населения.

Общие ограничения правоспособности устанавливались для женщин, подвластных детей, варваров, еретиков, отступников, евреев, колонов. Лица определенных профессий не имели права менять занятие и заключать браки с лицами других профессий.

Ограничение дееспособности физических лиц по возрасту. Римское право различало:

‒ малолетние, полностью недееспособные лица в возрасте до 7 лет;

‒ несовершеннолетние, лица, не достигшие половой зрелости, пубератного возраста - от 7 до 14 лет (для мужчин), 12 лет - для женщин (малолетние лица, вышедшие из детства). Эти лица обладали ограниченной дееспособностью, они имели право совершать только сделки, которые улучшали их имущественное положение;

‒ лица, не достигшие 25 лет.

Мужчины с 14, женщины с 12 лет считались - совершеннолетними.

Классическое право констатировало тот факт, что совершеннолетние 14 (12) лет недостаточно опытны, и претор стал давать реституцию по сделкам лиц моложе 25 лет, когда они в силу своей молодости и неопытности терпели ущерб. И хотя с достижением 14 (12) лет опека над несовершеннолетними прекращалась, лицам моложе 25 лет, но старше 14 (12) лет стали назначать попечителя.

Таким образом, полное совершеннолетие и полная дееспособность наступали с 25 лет. Император мог предоставить несовершеннолетнему возрастную льготу, досрочно делавшую его дееспособным; при доминате она предоставлялась только с 20 лет (женщинам - с 18).

Ограничение правоспособности женщин. Женщины, не находящиеся ни под чьей властью, после 12 лет освобождались из-под опеки над несовершеннолетними, но попадали под опеку над совершеннолетними. По Законам XII Таблиц даже совершеннолетние женщины вследствие присущего им легкомыслия должны состоять под опекою. Однако в более позднее время это положение критиковалось как несправедливое и дееспособность женщин стала расширяться, а опека над совершеннолетними женщинами достаточно рано утратила практическое значение. Женщины не имели политических прав, не могли занимать общественные должности, не могли быть опекунами и попечителями, не могли (за некоторыми исключениями) быть усыновителями, вместе с тем они имели некоторые привилегии своего пола: они могли ссылаться на незнание законов, не могли брать ответственность за чужие долги. Окончательно опека над женщинами отмирает к началу IV в.

Безумные признавались недееспособными

По Законам XII Таблиц запрещалось управлять своим имуществом и составлять завещание расточителям, так как поведение расточителя приравнивалось древними к безумию. Такой запрет был установлен еще обычаями предков. Им назначался попечитель. Безумный был лишен дееспособности, и над ним устанавливалось попечительство.

Ограничению дееспособности подвергались иногда лица с физическими недостатками, но лишь в связи с теми правовыми действиями, которые не могли быть совершены из-за этого физического недостатка. Например, не могли совершать сделки стипуляции глухие и немые, так как они не могли ни задать вопроса, ни дать на него ответа.

Умаление чести. Римское право знало ограничение правоспособности и вследствие умаления гражданской чести лица:

- свидетели, или весовщики, в некоторых формальных сделках, отказавшиеся свидетельствовать обстоятельства сделки, лишались права быть свидетелями или прибегать к помощи свидетелей при совершении гражданских сделок;

- поражала лиц, опорочивших себя в связи с определенными обстоятельствами (удаление из состава легионов за недостойное поведение, двойное обручение и т.д.) либо в связи с обвинением в процессах, показывавших преступность или недобросовестность лица (например, принуждение по искам из договоров поручения, хранения и др., основанных на доверии сторон). Jnfamia влекла за собой лишение права выступать в суде в качестве представителя, права быть опекуном, права быть избранным на общественные должности;

- умаление чести, связанное с занятием некоторыми профессиями, которые римляне считали недостойными, - актера, сводника и т.д. Они ограничивались в наследственных правах и др.

Римское гражданство прекращалось смертью лица, утратой гражданства путем продажи в рабство, попаданием в плен, осуждением к наиболее тяжким видам уголовного наказания или изгнанию из Рима. Смерть лица как субъекта права имела далеко идущие последствия для его родных и третьих лиц. Прежде всего, открывалось наследство, как по закону, так и по завещанию, и для родственников возникали общественные и религиозные обязанности:

  1. начало траурного периода для вдовы
  2. необходимость поддерживать семейный культ
  3. прекращались обязательства, возникшие из деликтов, договоры поручительства и договоры товарищества.

Римский гражданин имел право распорядиться похоронить себя или кого-нибудь другого в определенном месте. Это право защищалось энтердиктом о сооружении могилы и надгробия.

Вопрос №15: Правовое положение латинов.

Латинами признавались древнейшие жители Лациума и их потомство. Затем правовой статус латина стали предоставлять некоторым италийским общинам и за пределами Лациума. После того как в I в. до н.э. римское гражданство распространилось на всю Италию, статус латина остался лишь за населением внеиталийских общин или провинций, которым он предоставлялся особыми актами Римского государства.

Его также приобретал раб, которого отпускал на свободу господин-латин или римский гражданин, но при условии предоставления вольноотпущеннику этого статуса. Таким образом, статус латина получает определенное юридическое значение и соответствующее оформление. Приобретается он в результате:

а) рождения в семье латинов, при этом действуют те же правила, что и для римских граждан: статус брачного ребенка определяется по статусу отца, внебрачного — по статусу матери;

б) присвоения статуса латина актом государственной власти;

в) добровольного перехода римского гражданина в число латинов с целью получения земельного надела;

г) освобождения из рабства господином — латином или римским гражданином, но при условии предоставления правового статуса латина.

Правовое положение латинов существенно отличалось от римских граждан В сфере публичного права ограничения заключались в том, что латаны не могли служить в римских легионах, избираться на должности римских магистратов. Однако во время пребывания в Риме они имели право принимать участие в работе народных собраний и голосовать в них.

В гражданско-правовой сфере латины по правовому статусу приближались к римским гражданам, однако далеко не все. Основная часть латинов — жители Лациума, также как и римские граждане, обладала правом вступать в брак и правом торговать. Остальные латины — рабы, отпущенные на волю и получившие статус латина (они назывались «латины Юниана» по названию закона, предоставившего им этот статус), — не обладали правом вступать в брак, завещать свое имущество, наследовать его по закону. После смерти такого латина его имущество переходило к господину, предоставившему ему свободу. Обязательства же умершего к господину не переходили, т.е. латины «жили как свободные, умирали как рабы».

При желании латины могли сравнительно легко приобрести римское гражданство. Оно предоставлялось в силу общих постановлений Римского государства, присваивавших его целым категориям латинов при определенных обстоятельствах. Переехав на постоянное место жительства в Рим, они также получали статус римского гражданина. Позже это привело к резкому уменьшению мужского населения в городах Лациума. Поэтому было установлено правило: переезжающий в Рим латин обязан оставить на месте прежнего места жительства мужское потомство.

Права римского гражданина получали также латины, избранные в своих общинах на должности магистров или сенаторов. Латины Юниана могли получить римское гражданство только за особые услуги Римскому государству (охрана безопасности дорог, хорошие поставки). Как уже отмечалось выше, в I в. до н.э. все население Италии имело правовой статус римского гражданина.

 

Вопрос №16: Правовое положение вольноотпущенников (либертинов).

Вольноотпущенниками признавались освобожденные по завещанию или внесением в списки ценза рабы. Они представляли собой категорию лиц свободного состояния, однако отличались в своих правах от полноценных римских граждан.

Положение вольноотпущенников различалось в зависимости от условий их прежнего рабского состояния. Отпущенные из рабства, связанного с военным пленом, никогда не могли приобрести прав римского гражданства. Только отпущенные на свободу в самом Риме считались римскими гражданами, но не полноправными.

Вольноотпущенники навсегда оставались носителями некоторой ограниченной правоспособности.

В сфере публичного права ограничения прав вольноотпущенников заключались в том, что они не служили в римских легионах, а в I в. н. э. утратили и права участвовать и голосовать в народных собраниях, в связи с чем указание трибы и не фигурировало в составе гражданского имени вольноотпущенников, они не имели ни права занимать должность в магистратах, ни права быть включаемыми так же, как и их дети, в число сенаторов.

В период империи ограничения публичных прав вольноотпущенников усилились, в то же время сложился институт присвоения вольноотпущенникам полной политической правоспособности специальным постановлением императора, которая сообщала им полную правоспособность и в сфере частного права, или путем присвоения императором золотого перстня.

В праве Юстиниана ограничения политических прав вольноотпущенников больше нет. Сохранялись, однако, ограничения их правоспособности в области частноправовых отношений: воспрещались браки вольноотпущенников с лицами сенаторского сословия, как до I в. были воспрещены браки со всеми свободнорожденными. Вольноотпущенник нес по отношению к освободившему его из рабства господину ряд личных и имущественных обязанностей, построенных по типу обязанностей детей в отношении отца: вольноотпущенник обязан господину своей гражданской жизнью, как сын обязан отцу своей жизнью физической. Отсюда отношения патроната между бывшим господином – патроном и его вольноотпущенником – клиентом, отношения, в которых выражается продолжающаяся эксплуатация бывшего раба.

Правоотношения, составляющие в совокупности патронат, могут быть сведены к следующим группам:

– совокупность личных и имущественных, семейного характера прав патрона (право домашнего суда над клиентом и другие);

– обязанность вольноотпущенника оказывать патрону личные услуги;

– взаимная обязанность помогать друг другу в материальной нужде, давать алименты.

К этому присоединялось также право патрона наследовать по закону после вольноотпущенника, не оставившего нисходящих и умершего без завещания.

Отношения патроната отражались в структуре гражданского имени вольноотпущенника: он носил имя в собственном смысле слова и наименование семьи или рода патрона, указывая и имя последнего в родительном падеже в качестве имени отца и превратив свое прежнее имя раба в прозвище.

Патрон утрачивал свои права, если отказывал вольноотпущеннику в алиментах, если возбуждал против него судебное обвинение, грозившее смертной казнью, в случаях, когда патрон пытался на возмездных началах передать другому лицу свое право на личное пользование рабом.

 

Вопрос № 17: Правовое положение рабов.

Рим был рабовладельческим государством на всех этапах своей истории. Собственники рабов - в основном физические лица, но Рим знал и государственных рабов, и рабов отдельных муниципий.

Способы установления рабства:

основной способ - захват пленных на войне;

пиратство и частное порабощение рабов по всему Средиземноморью;

в древнем праве - продажа римского гражданина за долги и частные сделки самозаклада;

присуждение к некоторым видам наказаний за совершение тяжких преступлений (работы в рудниках, борьба с дикими зверями);

вступление свободной женщины в связь с рабом и после нескольких предупреждений не прервавшей с ним связи.

Способы освобождения от рабства

В древнем праве освобождение раба могло происходить тремя способами:

- освобождение путем мнимого процесса о свободе;

- освобождение по завещанию;

- освобождение путем занесения раба в цензорские списки, как налого- и военнообязанного.

В классическом праве наряду с формальными способами появилось неформальное освобождение: на основании обычного письма и освобождение в присутствии друзей.

Классическое право ввело ряд ограничений для освобождения из рабства:

‒ можно было освободить не всех, а лишь определенную часть рабов, но не больше 100;

‒ нельзя было освобождать рабов моложе 30 лет;

‒ господин не может быть моложе 20 лет;

‒ если освобождение было совершено вопреки интересам кредитора.

В постклассическом праве из ограничений остались два: господин должен быть старше 20 лет и освобождение не должно иметь место вопреки интересам кредитора.

Раб мог стать свободным независимо и даже вопреки воле господина. На основании закона или решения государственных органов свободными становились рабы, донесшие о подготовке бунта или восстания; указавшие или обнаружившие убийц своих господ; старые и больные рабы; рабы, имеющие заслуги перед Римом.

Правовое положение рабов в разное время истории Рима было различным. Если в Древнем Риме хозяин имел в отношении своего раба право жизни и смерти, т.е. мог даже убить его, то в христианскую эпоху, безусловно, запрещалось убивать своих рабов даже за совершение тяжких преступлений. Рабы пользовались правом убежища в храме, церкви, монастыре. Излишняя жестокость в отношении рабов рассматривалась как злоупотребление правом, и господин принуждался продать такого раба.

Убийство чужого раба наказывалось по Закону Аквилия уплатой его наивысшей стоимости в течение последнего года. За вред, причиненный рабом, отвечал его хозяин по ноксальному иску: он должен был сам возместить вред или выдать раба "головой" для обработки долга потерпевшему.

Вместе с тем положение рабов при патриархальном рабстве было менее тяжелым, чем во времена классического рабства. Раб был членом семьи хозяина, и работа в натуральном хозяйстве не была столь обременительной, как в последующие века на плантациях.

Государство жестоко расправлялось с рабами, восстававшими против своих хозяев из-за непереносимо тяжких условий жизни.

Несмотря на полное правовое бесправие рабов, они пользовались некоторым признанием своей человеческой личности. Хозяин обязан был похоронить раба после его смерти, и место погребения считалось священным. Признавались родственные и кровные связи рабов, наличие семейно-брачных связей, родительских отношений. Вместе с тем правовых отношений из этих фактических связей не возникало, хотя некоторые правовые последствия признавались.

Так, брак рабов влек за собой два последствия:

‒ кровное родство, проистекавшее из таких связей, было препятствием для заключения брака и после освобождения раба;

‒ нельзя было распродавать рабскую семью в разные места и разным господам.

С развитием хозяйственного оборота Римского государства возникла необходимость правового урегулирования некоторых отношений с участием рабов. Раб мог заключать отдельные сделки, ответственность по которым нес хозяин раба, однако лишь в определенных пределах: если господин сам уполномочил раба на совершение сделок в качестве управляющего, приказчика и т.п., то он полностью отвечал по таким сделкам.

Практиковалось выделение в управление рабу обособленного имущества для ведения самостоятельного хозяйства (пекулий). Пекулий оставался собственностью господина, он отвечал по сделкам раба в объеме пекулия, но после смерти господина пекулий подлежал специальному наследственному регулированию, а в случае освобождения раба закреплялся за ним.

 

Вопрос №18: Правовое положение колонов.

Под именем колона в классическую эпоху подразумевали арендатора земли (мелкого фермера), формально свободного, хотя экономически зависимого от землевладельца. Распространение мелкой земельной аренды было вызвано экономическим положением Римского государства. С прекращением завоевательных войн, дававших Риму огромные массы рабов, прилив рабской силы приостановился, а невыносимые условия, в которых содержались рабы, приводили к тому, что их смертность значительно превышала рождаемость. Рабской силы перестало хватать для обработки земли. Процветавшее в последние годы республики плантаторское хозяйство с рабским трудом перестало быть выгодным; римские землевладельцы стали предпочитать сдавать землю в аренду мелкими участками, нередко даже не за денежное вознаграждение, а за известную долю урожая (арендаторы-дольщики) и с возложением на арендатора также обязанности обрабатывать и землю собственника ("баранщина"). Эти мелкие арендаторы по маломощности своих хозяйств в большинстве случаев были вынуждены прибегать к займам у своих хозяев, оказывались в долговой от них зависимости. В период абсолютной монархии положение колонов осложнилось еще в связи с налоговой политикой императоров. Колоны были обложены натуральной податью, причем в налоговых документах они приписывались к соответствующим земельным участкам.

Эти обстоятельства приводили к тому, что, с одной стороны, землевладелец зорко следил за тем, чтобы его неоплатный должник-арендатор не уходил с участка, а, с другой стороны, и государство было озабочено тем, чтобы земли не оставались без обработки и чтобы налоги с земли и подати с самого колона поступали исправно. На этой почве фактическое бесправие колонов стало превращаться в юридическое путем издания соответствующих постановлений. В IV в. н. э. закон запретил свободным арендаторам, сидящим на чужих землях, оставлять арендуемые участки, а землевладельцам было запрещено отчуждать свои земли отдельно от колонов, сидящих на них. В результате колоны из свободных (хотя бы формально юридически) людей превращаются в крепостных, в "рабов земли". Колонат в этом смысле был зародышем феодализма.

На положение крепостных переводились иногда покоренные народы, переселявшиеся на римскую территорию. В некоторых провинциях (например, в Египте) подобного рода отношения были известны еще до завоевания этих провинций Римом. В колонат перерастало иногда также и пользование пекулием со стороны рабов, которые прикреплялись в этих случаях к земельным участкам. Последнее обстоятельство еще более стирало различия между рабом и крепостным колоном. Колон становится лицом хотя и свободным, но очень близким по социальному и юридическому положению к рабу. Колон становится связанным с землей, которую он сам по своей воле не может оставить и от которой не может быть оторван против своей воли. Колон имеет право вступить в брак, иметь собственное имущество. Но он прикреплен к земле, притом не только лично: дети его также становятся колонами. Подобно рабам колоны могли в отдельных случаях отпускаться на свободу, но это освобождение означало для них и "освобождение" от земельного участка, которым они кормились.

 

Вопрос №19: Правовое положение перегринов.

Перегрины — соседние с Италией покоренные Римом народы Они не обращались в рабство и не получали правового статуса римского гражданина. В древнейшие времена это были враги, которые не пользовались правовой охраной со стороны Римского государства. Однако с течением времени, изменениями в социально-экономической жизни римского общества гостес постепенно образуют самостоятельную группу свободного населения и получают правовой статус перегринов.

Статус перегрина приобретал также ребенок, рожденный в семье перегринов или перегринкой вне брака. За некоторые уголовные преступления римский гражданин мог быть лишен звания и выслан в места обитания перегринов, где получал их статус.

Перегрины политическими правами римских граждан не обладали, хотя были подданными Рима. В области гражданско-правовых отношений они руководствовались собственным национальным правом. Формальным основанием для этого был закон о провинции, устанавливающий для нее особый правовой режим. Таким образом, сложилась разноликая система правового регулирования имущественных отношений в различных провинциях, к тому же не было общей правовой основы для контакта с Римом в этой сфере. Указанные факторы затрудняли нормальное развитие гражданского оборота между самими перегринами, перегринами и римскими гражданами. В их устранении неоценимую роль сыграл перегринский претор. Именно он в творческом союзе с городским претором кропотливо вылавливал ценнейший опыт правовой культуры других народов, обобщал его и преломлял в практической деятельности. Это был один из богатейших источников правовой мудрости, отраженный в правотворческой деятельности преторов.

Перегринам в отдельных случаях предоставлялось римское гражданство. Так, за особые заслуги перед Римским государством отдельным перегринам или даже группам жаловался этот статус. Чаще Римское государство предоставляло его группам перегринов специальным актом государственной власти по определенным политическим, экономическим, иным соображениям, например, с целью пополнения воинами римских легионов, в которых, как известно, могли нести службу только римские граждане.

В начале III в. все отличия в правовом положении различных категорий свободного населения утратили свое значение. В 212 г. н.э. император Каракалла распространил статус римского гражданина на всех подданных огромной империи, что объяснялось скорее фискальными соображениями, чем политическими. Как бы то ни было, но все население Римской империи стало ее гражданами. Остались только некоторые ограничения. Так, прибывающие на территорию Римского государства иностранцы, не являвшиеся подданными Рима, оставались на положении перегринов (варвары, славяне, германцы и др.), как и подданные Рима, совершившие определенные преступления. Тем не менее, предоставление статуса римского гражданина всему населению Рима формально уравняло подданных и «возникло, по крайней мере, для свободных, то равенство частных лиц, на почве которого развилось римское право, совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность».

 

Вопрос №20: Юридические лица в римском праве: виды, признаки, особенности правового статуса.

Еще со времен Законов XII Таблиц в имущественных отношениях наряду с физическими лицами участвовали и организации (объединения), определенным образом организованные и располагавшие обособленным имуществом, по современной терминологии - юридические лица. Термин был неизвестен римскому праву. Постглоссаторы ввели в оборот понятие фиктивное лицо. Римляне использовали целый ряд наименований: муниципии и т.п.

Не создали римские юристы и законченной теории юридических лиц, так как в то время юридические лица только зарождались и мало участвовали в товарообороте. Признание юридической личности организации складывалось постепенно.

Первыми юридическими лицами были, по-видимому, муниципии, городские общины, которым государство предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность. Претор признавал за муниципиями право искать и отвечать в суде через особых представителей, назначавшихся для каждого дела декретом муниципального совета. Вслед за муниципиями и по их образцу были признаны субъектами права и частные корпорации. Ряд государственных учреждений, латинские и перегринские общины, храмы, коллегии жрецов, коллегии государственных служащих осуществляли функции за счет своего имущества. Законы XII Таблиц предоставляли коллегиям (сообществам) право заключать любые соглашения, лишь бы они не нарушали какого-нибудь постановления, касающегося общественного порядка. Создавались в это время коллегии свободно. В классическом праве возникли крупные и многочисленные корпорации всадников, банкиров и т.д. Юридические лица, кроме религиозных и некоторых привилегированных (например, похоронных), стали создаваться с разрешения Сената и санкции императора.

В кодификации Юстиниана были четко разделены на 2 категории. Появился новый вид: принудительные объединения.

Первые являлись юридическими лицами либо с хозяйственной, либо с религиозной (и т.д.) целью, обладали собственным имуществом и имели в своем составе отдельных членов. Члены имели право голоса на собраниях, могли избираться в управление объединения.

Вторые не имели отдельного членства. К ним относились, например, сиротские дома, дома для престарелых, больницы, церкви и т.д. В постклассическом праве появились принудительные юридические лица. При их основании преобладало административное принуждение, членство было постоянным и длилось до самой смерти. Это профессиональные корпорации ремесленников, работников и торговцев. Членскими билетами в них были клейма, нанесенные на тела их членов.

Прекращалась деятельность юридических лиц с достижением цели либо с распадением личного состава (по классическому праву минимальное число членов - три), если их деятельность принимала противозаконный характер.

Относительно содержания категории юридического лица положения римского права можно свести к следующим:

Юридические лица могут рассматриваться в сфере частного права как физические лица, т.е. являются наряду с физическими лицами субъектами частного права.

Юридическое лицо не прекращается выходом отдельных членов из его состава. Ульпиан пишет, что для советов муниципий и других совокупностей не имеет значения, все ли члены этой совокупности остаются, или остается часть, или весь состав переменился.

Юрист Алфен приводил сравнение с кораблем. Время от времени на корабле приходится менять то одну часть, то другую, и может наступить момент, когда все составные части корабля сменятся, а корабль будет все тот же.

Юридическое лицо может быть истцом и ответчиком в суде.

От имени юридического лица действует не любой, а тот, кто уполномочен на это законом или решением самого юридического лица.

Юридическое лицо обладает имуществом, на которое его члены не имеют права. Марциан пишет, что театры, стадионы и т.п. принадлежат общине как совокупности, как целому, а не отдельным ее членам. Поэтому общий раб, принадлежащий общине, не считается принадлежащим отдельным лицам по долям, но принадлежит совокупности.

Юридическое лицо само отвечает по своим долгам своим имуществом. Члены юридического лица не отвечают по его долгам, так же как и юридическое лицо не отвечает по долгам своих членов. Ульпиан пишет, что если имеется долг в пользу совокупности, то это не является долгом отдельных лиц.

Правоспособность юридических лиц включала в себя права патроната (в отношениях со своими вольноотпущенниками). За немногими исключениями юридические лица не имели права наследовать после граждан.

Таким образом, как справедливо считают ученые, хотя римское право не знало термина "юридическое лицо" и не выработало законченной теории юридического лица, основная мысль о юридическом лице как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо. В римском обществе юридические лица только зарождались и существовали в форме муниципий, религиозных организаций, профессиональных союзов ремесленников, работников, торговцев, благотворительных организаций и т.п.

 

Вопрос №21: Понятие родства в римском частном праве: агнаты и когнаты.

Определение семьи дал известный римский юрист Ульпиан.

Он указал, что этот термин "имеет различные значения, так как может относиться и к вещам, и к лицам". Он также различал семью в узком, смысле и в широком - семью по общему праву.

Родовая община являлась наиболее обширным родственным союзом. Члены одного рода имели общего предка, носили общее имя этого предка, у них был общий родовой культ, жертвенник.

Имущественная дифференциация внутри рода с образованием государства способствует выделению из рода более мелких союзов - семей.

По своей сути древнейшая римская семья являлась строго патриархальной. Она строилась на началах абсолютной власти главы семьи над женой, подвластными детьми, другими родственниками, рабами, кабальными работниками, а также над всем имуществом.

Сначала это была одинаковая власть над всеми. Однако со временем эта власть стала делиться на:

- над вещами, рабами;

- над женой;

- над детьми;

- над кабальными.

Власть домовладыки прекращалась только с его смертью или по его воле. После смерти домовладыки происходило изменение семейного состояния всех подвластных лиц.

Только домовладыка обладал полной правоспособностью. Он являлся лицом своего права, все другие члены семьи были подвластными ему лицами - лицами чужого права.

Постепенно, однако, очень медленно, происходит ослабление власти домовладыки над подвластными лицами. Жена и дети получают признание своих прав, положение свободных подвластных значительно улучшается по сравнению с положением рабов.

Римское право знало два вида родства: агнатское и когнатское.

Агнатское родство соответствует характеру древнеримской семьи, которая основывалась на подчинении власти одного владыки, - это родство по власти. Агнаты между собой соединены гражданским родством. Агнатское родство возникало по мужской линии. Дочь, вышедшая замуж в другую семью, становилась юридически чужой своей прежней семье, так как, подпадая под власть нового домовладыки, она становилась агнатской родственницей новой семьи. В то же время усыновленный становился агнатским родственником семьи усыновителя. Цивильным правом признавался только этот вид родства.

Родство по крови - когнатическое родство первоначально вообще не принималось во внимание.

Юридическое значение оно получает только в преторском праве. По мере ослабления патриархальных устоев семьи когнатское родство приобретало все большее значение. В Юстиниановом праве оно полностью вытеснило агнатское.

Родство римляне определяли по линиям и степеням.

Лица, происходящие одно от другого (отец и дочь), называются родственниками по прямой линии.

По восходящей линии - это родственники от потомка к предку (отец, дед, прадед); по нисходящей линии - это родственники от предка к потомку (прадед, дед, отец).

Лица, происходящие от общего предка (дядя и племянник, брат и сестра), называются родственниками по боковой линии.

Боковое родство могло быть полнородным, если и мать, и отец общие; и неполнородным: если общая мать, то оно называлось единоутробным; если общий отец - единокровным.

Степень родства определялась числом рождений, отделяющих родственников друг от друга. Мать и сын - родственники 1-й степени, дед и внук - 2-й степени.

Различалось также свойство, отношение одного супруга к когнатам другого (свекор, теща, зять).

 

Вопрос №22: Лица своего права и лица чужого права.

Основываясь на зависимости остальных членов семьи от отца, можно говорить о том, что власть домовладыки была так называемым "лицом своего права" т.е. мог самостоятельно совершать сделки и нести ответственность по обязательствам. Остальные домочадцы были "лицами чужого права", т.е. самостоятельно сделки совершать не могли, за них сделки совершал домовладыка, однако при этом неся и ответственность за действия подвластных лиц. Общие тенденции развития отцовской власти были таковы: изначально власть отца над подвластными была бесконтрольной и безграничной, но в дальнейшем законодательно ограничена и смягчена, прежде всего, в отношении сыновей. Итак, первоначально объём отцовской власти был довольно широк. Домовладыка имел следующие права в отношении подвластных:

1. Право жизни и смерти.

2. Право признавать ребёнка своим.

3. Право совершения сделок за подвластных.

4. Право отдавать подвластных третьим лицам в возмещение ущерба или внаём как рабочую силу.

В период республики власть отца была существенно ограничена. Так, был введён запрет на наложение наказаний на детей, если они производились не из дисциплинарных соображений. Подвластным сыновьям было предоставлено право обращаться к магистрату с жалобами на домовладыку, право требовать алименты, право на заключение сделок. Таким образом, была предпринята попытка законодательного признания дееспособности подвластных детей. Сыновья, несущие военную службу, могли самостоятельно приобретать имущество, так называемый военный пекулий. Аналогичное правило касалось и сыновей, несущих государственную службу.

 

Вопрос №23: Узуфрукт и квазиузуфрукт.

Личный сервитут возникал в отношении определенного лица. Этот сервитут являлся делимым и формировался с помощью завещательного отказа или же по давности владения вещью. Первые личные сервитуты образовывались при наделении вдовы (не находившейся под властью мужа, в браке сине ману) частью имущества для пожизненного пользования вещами. Права и обязанности узуфруктария полностью сформировались к концу республики.

Вещь, передаваемая в узуфрукт, должна быть непотребляемая, т.е. такая, какая сохраняла в целостности свои природные качества после пользования (дача коровой молока). Сервитуарий обязан заботиться о вещи, как добрый хозяин. Все, что находилось на участке, могло использоваться узуфруктарием.

Примером узуфрукта может послужить сад, в котором росли яблони. После смерти патерфамилиаса сад переходил в собственность его сыну, а с помощью легата устанавливался узуфруктарий – друг отца. Обладатель личного сервитута имел право потреблять яблоки сам и также продавать их. Но действовал сервитут лишь на товарища отца, после его смерти он прекращался. Он не имел право продать, передать свое право на чужую вещь другому лицу. Несомненно, узуфрукт тяготил собственника сада. Продавая дом с садом, собственник не мог лишить узуфруктария его прав, что, безусловно, сказывалось на цене – она значительно снижалась.

Узуфруктарий имел право передачи в найм вещи третьему лицу, но при этом нес ответственность перед собственником вещи за ее сохранность.

По решению третейского суда на обладателя узуфрукта могла накладываться обязанность ремонтировать здание, но лишь в тех пределах, чтобы здание было в исправном состоянии.

Обладатель сервитута обязан заботиться о полученной вещи, как добрый хозяин, производить необходимые улучшения, не изменять сущности вещи, сохранять вещь в определенном качестве. Нанесение вреда вещи преследовалось по закону Аквилия, так же если вред вещи нанесло третье лицо.

Во время действия узуфрукта собственник не имел права на доходы вещи, его собственность была «голой». Собственник служащей вещи назывался голым собственником. Он довольно серьезно ограничивался в своих правах. Узуфрукт мог принадлежать нескольким лицам, он делился на равные доли.

Объектом узуфрукта, устанавливаемого посредством legatum per vindicationem, могло быть все наследственное имущество — узуфрукт на все имущество. Сама логика юридической конструкции узуфрукта предполагала, что объектом uti frui могут быть только вещи, непотребляемые при их хозяйственном использовании. Однако в начале I в. н. э. было принято сенатское постановление, которое предус­матривало защиту легатария, даже если объектом такого легата были потребляемые вещи, например деньги. Интерпрета­ция (Кассий и Прокул) распространила этот порядок и на требо­вания по обязательствам. Легатарий должен был гаран­тировать собственнику (наследнику) восстановление такого же количества таких же вещей после своей смерти или capitis deminutio посредством специальной cautio. Таким образом, он получал не узуфрукт, а право собствен­ности на вещи, которыми мог располагать по своему усмотрению. Личное обязательство легатария перед наследником никак не обусловливает его реальное право, и классики не признавали эту фигуру узуфруктом. возможности передать ее другому лицу или сдать в аренду, а также без извлечения плодов. Пользователь участка мог лично потреблять плоды с участка как алименты, но не препятствовать собственнику эксплуатировать свою вещь. Субъект пользования чужим рабом или скотом мог обращать в свою пользу их рабочую силу, но не плоды или продукты, получаемые от них, и не приобретения, сделанные ех operis servi.

Практический интерес узуария к вещи получил юридическое выражение в его управомочении на actio furti.

В отличие от узуфрукта узус неделим: если узуариев несколько, то каждый из них пользуется вещью в целом.

Узуарий обязывался предоставить собственнику cautio usuaria, подобную cautio usufructuaria.

Защита пользователя осуществляется посредством vindicatio узус.По способам установления и прекращения узус также подо­бен узуфрукту.

Право на личное пользование жилищем — прожи­вание в предклассический и классический периоды было одним из вариантов права пользования и носило строго персональный характер: субъект вещное право жительства в чужом помещении не мог передавать жилье другим ли­цам, ни даже подселять к себе кого-либо. Исключение для ближайших родственников стало возможным только в ре­зультате interpretatio prudentium: впервые его сделал Кв.Муций для супругов, считая, что желание состоять в браке не должно конкурировать с желанием пользоваться жилищем. Ог­раничивалось и право на гостеприимство. Расходы на ре­монт дома ложились на собственника, поскольку ему принадле­жали и плоды от него.

Право на проживание было непременно срочным или пожиз­ненным, но не прекра­щалось ни в результате умаления правоспособности, ни из-за длительного неиспользования.

вещное право жительства в чужом помещении становится самостоятельным вещным правом только при Юстиниане, который также дозво­лил легатарию, получившему право на жилище, сдавать его в аренду за плату.

Сходным образом, только в юстиниановской праве становится особой фигурой и право на личное пользование рабочей силой чу­жого раба,которое классики рассматривали либо как узус, либо как узус fructus, в зависимости от интерпрета­ции воли наследодателя. Так, орегае servorum можно было сдать в аренду за плату. Особенность этого права состояла в том, что оно не только не прекращалось capitis deminutione или из-за поп узус, но также не было пожизненным и переходило по наследству.

 

Вопрос №24: Брак в римском праве: понятие, виды, формы заключения, условия вступления и прекращения.

"Брак, или так называемый матримоний, представляет собой союз мужчины и женщины, предполагающий общность жизни". Данное определение закреплено в Институциях Юстиниана. Классический юрист Модестин характеризует брак как "союз мужа и жены, объединение всей жизни, общение в праве божественном и человеческом".

Из приведенных определений видно, что римляне признавали моногамный брак.

Они различали настоящий, законный римский брак, в который могли вступать только лица, имевшие право вступать в законный брак, при котором дети получали права римского гражданства. Только от такого брака дети считались законными и подлежали отцовской власти, имели право наследования.

Союз между лицами, не имевшими права вступать в законный брак, являлся незаконным браком. Он не имел указанных выше правовых последствий, хотя и дозволялся законом.

Постоянный союз мужчины и женщины без обоюдного намерения вступить в брак назывался конкубинатом. Данное сожительство имело место в тех случаях, когда брак между определенными категориями лиц в силу норм цивильного права был невозможен.

Сожительница (конкубина) не разделяла социального состояния сожителя. С развитием права дети от конкубината получают некоторые права.

Сожительство между рабами, между рабами и свободными вообще не имело никакого значения.

Чтобы брак был признан действительным, имеющим юридическую силу, он должен был отвечать определенным условиям.

Римский юрист Ульпиан писал: "Брак является законным, если между теми, кто его заключил, существует право на законный брак, если и мужчина, и женщина достигли брачного возраста, если получено их согласие как лиц "своего права" или же если они являются подвластными лицами, то и согласие их родителей".

Право заключения законного брака первоначально принадлежало только римским гражданам и жителям Лациума.

В разные исторические периоды законами вводились различные ограничения для заключения некоторыми лицами законного брака.

Так, до Закона Канулея 445 г. до н.э. были запрещены браки между патрициями и плебеями. До Закона Августа 18 г. до н.э. был запрет на браки между вольноотпущенниками и свободнорожденными.

Препятствием к заключению брака являлось родство по прямой линии без ограничений и по боковой с различными ограничениями в зависимости от изменявшегося законодательства.

Запрещались браки между сенаторами и либертинами, сенаторами и актрисами; между опекуном и подопечной; между правителем провинции и жительницей этой провинции; между лицами, из которых хотя бы одно дало обет целомудрия.

Браки, заключенные в нарушение установленных запретов, подлежали аннулированию. Никаких правовых последствий такие браки не влекли.

В постклассическом праве термин право вступать в законный брак теряет свое значение и перестает употребляться.

Брачный возраст был установлен с 12 лет - для женщин, с 14 лет - для мужчин.

Согласие на брак в древнейшее время требовалось от домовладыки и жениха в том случае, если он являлся самостоятельным лицом. Позже стало требоваться согласие подвластных жениха и невесты, их домовладык, а со стороны жениха дополнительно согласие того лица, под отеческой властью которого он мог оказаться в случае смерти домовладыки.

Позже в ряде случаев детям было предоставлено право вступать в брак и без согласия домовладыки.

Заключению брака предшествовала помолвка, которая, по определению Флорентина, "есть предложение и обещание будущего брака". Совершалась она посредством двух стипуляций. Как писал Ульпиан: "Помолвка так называется от слова обещать; поскольку у древних был обычай стипулировать и через торжественное обещание приобретать себе жен".

Заключалась она между домовладыкой невесты и женихом или его домовладыкой. В случае нарушения соглашения виновный мог быть подвергнут наказанию за нанесенный ущерб.

В постклассический период при помолвке была введена практика внесения залога или свадебного задатка.

По Юстинианову праву расторжение помолвки без достаточного основания влекло за собой для виновного имущественную ответственность в виде потери данного задатка или обязанности возврата задатка в двойном размере.

ВИДЫ БРАКА. ФОРМЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА

"Конфареационным образом женщины вступают во власть мужа через некоторого рода священнодействие, которое совершается невестой и при котором… "Что касается "купли", то на основании ее женщины вступают во… Законы XII Таблиц указывают на существование другого брака - брака посредством брачного соглашения, при котором жена…

ПРЕКРАЩЕНИЕ БРАКА

Свобода развода существовала в римском праве на всем протяжении его истории. Расторжение брака в обрядовой форме было возможно только по инициативе мужа (в… Расторжение брака, заключенного посредством брачного соглашения, допускалось по соглашению сторон и по одностороннему…

Вопрос №25: Личные и имущественные отношения супругов. Правовое положение приданого.

Действительный брачный союз предполагал взаимные права и обязанности супругов как личного, так и имущественного характера. Неравенство партнеров внутри римского брака выражалось в том, что на жену приходи­лись по преимуществу требования обязательного характера, тогда как мужу предоставлялись значительные права в отношении жены.

Жена в правильном браке следовала сословному и гражданскому положению своего мужа. Ее внутрисемейный статус был подчиненным: она приравнивалась как бы к дочери, а муж приобретал над нею власть домовладыки. Жена не могла жить одна, рецепированное право прямо ввело в обиход требование об обязательности ее следовать местожитель­ству своего мужа. Муж имел право заставить жену жить в своем доме, прибегнув для этого или к насильственным действиям, или к помощи властей. Жена обязывалась к домашним работам, к поддержанию дома в состоянии, отвечающем сословному положению семьи (т.е. ее невыпол­нение этих требований делало причину развода уважительной и для нее влекущей штрафные последствия). Супруги (и муж в том числе) обязаны были поддерживать нормальные отношения в семье как личного, так и сексуального свойства. Отказ в выполнении супружеского долга, прелю­бодеяние жены (измена мужа трактовалась римским правом ограничи­тельно — наравне с двоеженством) также считались основаниями для требования о прекращении брака. Прелюбодеяние жены могло караться домашней саморасправой, на которую имели право муж и отец жены (но только второй имел право полностью безнаказанно убить нарушительни­цу супружеских устоев).

Имущественные отношения супругов различались в зависимос­ти от формы заключения брака по римскому праву. При заключении бра­ка в обрядовой форме все имущество жены и ее, условно, рабочая сила с абсолютностью переходили к мужу, он имел право винди­кации на любое принадлежащее жене имущество как полноправный соб­ственник даже в отношении ее прежней семьи. Все возможные приобре­тения в это имущество (как до, так и после брака) переходили мужу. Он имел полное право по распоряжению имуществами жены, при том, что родственники ее не могли в это вмешиваться. Известным вознагражде­нием жене за такое лишение ее собственнических прав было предостав­ление ей прав на наследование в качестве агнатической родственницы. При заключении брака посредством брачного соглашения в семье действовал принцип раздельности имуществ супру­гов. Управление и распоряжение доходами с имущества жены принадле­жало мужу, но отчуждать эти имущества муж не имел права без специ­ального разрешения супруги либо ее прежнего домовладыки. Прежние родственники имели право не только предъявить мужу требования о вос­становлении имущества, но даже иски по поводу злоупотреблений в уп­равлении им. Но и жена не могла ни­коим образом самостоятельно распоряжаться этими имуществами в хозяйственном отношении. Супругам запрещались при этой форме зак­лючения брака взаимные дарения (имелись в виду, конечно, прежде все­го, дарения мужу). За женой сохранялось пассивное право выступать участницей цивильного оборота: дарить, занимать, участвовать в управлении имуществами, наследовать другие имущества. Ответственность возлагалась также на супругов раздельно, за исключением случаев конфис­кации имуществ по уголовным преступлениям.

Независимо от формы заключения брака на особом правовом положении находились две категории брачных имуществ: приданое и брачные дары.

Приданое (dos)представляло материальный дар супругу со сто­роны семьи жены для возмещения его расходов в браке по содержанию супруги. Передача приданого, как правило, составляла особый обрядо­вый акт либо оформлялось особым документом отдельно от событий зак­лючения брака. Считалось, что сохранение приданого в целости — в ин­тересах не только семьи, но и сообщества. Поэтому римское право строго придерживалось принципа определения имущества как приданого в ка­честве постоянного: оно не могло быть заменено другим, даже большей стоимости или ценности, не могло изменять своего статуса. В течение брака приданое признавалось во власти мужа, фактически он был его пользователем: имел право на все доходы, но нес издержки по управле­нию и обязывался к возмещению ущерба. Документ о передаче придано­го должен был содержать условия и оговорки относительно судьбы приданого при прекращении брака (идет ли оно после смерти жены мужу, после смерти мужа — жене, пределы возможных вычетов из стоимости приданого и т.п.). Приданое категорически воспрещалось отчуждать в течение брака. При разводе судьба приданого зависела от признания той или другой стороны виновной в этом; в этом же случае приданое пользо­валось некоторыми привилегиями во взысканиях со стороны кредиторов.

Брачные дары представляли как бы «антиприданое», это был подарок жене от мужа соответственно с их общественным положением в ходе заключения брака, которым супруга как бы обеспечивалась на случай вдовства. Делать брачные дары требовали правила общественного приличия, хотя стороны не могли заявлять претензии об отсутствии таковых. Основным условием для признания брачного дара в качестве такового было поднесение его строго до заключения брака, но не в связи с обручением (дары по поводу обручения имели специальное положение, при незаключении брака или при его прекращении они не возвращались).

 

Вопрос №26: Институт отцовской власти: понятие, личные и имущественные отношения между отцом и детьми.

В Институциях Гая указывается, что такой власти над детьми, как у римлян, нет почти ни у каких других народов. Он отмечает это как "особенность (исключительное достояние) римских граждан". В древнейший период эта власть над детьми была абсолютной, безграничной. Ей подлежали дети независимо от своего возраста, общественной должности и вида брака родителей. Абсолютное право отцовской власти распространялось как на личность детей, так и на приобретаемое ими имущество.

В личном отношении домовладыка обладал правом жизни и смерти, ограниченным лишь мнением родственников; правом выбрасывать новорожденного ребенка, ограниченным согласием ближайших соседей; правом продажи в рабство на чужой территории, правом манципации (кабала) внутри государства.

В имущественном отношении, будучи подвластными, дети, хотя и обладали гражданской правоспособностью (имели право совершать имущественные сделки и право вступать в законный брак), все, что они приобретали на основании своих прав, становилось собственностью отца. Они имели правоспособность не для себя, а для своего отца. Причем отец не отвечал по обязательствам из сделок подвластных сыновей, отвечая только по деликтам детей. Однако позже претор стал предоставлять иски против домовладыки по сделкам подвластных. Ответственность на самих подвластных стала возлагаться тогда, когда они становились самостоятельными лицами.

Постепенно абсолютный характер власти ослабевает: в области личных отношений права домовладыки ограничиваются, а в области имущественных подвластные дети становятся более независимыми в связи с признанием за ними некоторой правоспособности и дееспособности. Положение подвластных детей меняется с конца республики. Сначала было запрещено право выбрасывать новорожденных детей, затем право продажи детей (остаются случаи крайней нужды и только новорожденных). Согласно Законам XII Таблиц, право продажи сыновей в кабалу ограничивалось троекратной продажей, после чего сыновья освобождались от отцовской власти.

Убийство детей стало резко ограничиваться, за него стали карать, а император Константин исключил это право.

Со временем расширяется имущественная самостоятельность сыновей. Для экономической деятельности отцы стали выделять сыновьям имущество - пекулий, собственником которого оставался домовладыка.

Постепенно за сыновьями имущество стало закрепляться в собственность. Имущество, которое сын приобретал на военной службе или в связи с военной службой (военная добыча, жалованье, подарки), стало называться военным пекулием. Сын мог им свободно пользоваться и распоряжаться, в том числе и завещать. Если сын не завещал его, то в случае смерти сына военный пекулий наследовал отец.

В период империи правила о военном пекулии стали распространяться на все имущество, полученное на государственной или духовной службе, от юридической деятельности в качестве адвоката и так называемый квазивоенный пекулий.

Позже в собственность детей стало переходить имущество по наследству от матери, которым отец не мог распоряжаться, а обладал лишь правом пожизненного пользования.

По Юстинианову праву отцу принадлежало только то имущество, которое сын приобрел, используя имущество отца. Все остальное имущество являлось собственностью сына, на которое отец имел только право пожизненного пользования (хотя мог быть лишен и этого).

УСТАНОВЛЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЛАСТЬ РИМСКОГО ДОМОВЛАДЫКИ

Из изречений Ульпиана видно, что ребенок считался рожденным от мужа, состоящего в законном браке с матерью ребенка, если роды произошли, по крайней… Но если отец сам находился под властью римского домовладыки, то ребенок… Прекращение власти римского домовладыки. Эманципация

Вопрос №27: Усыновление и узаконение: понятие, основания установления, правовые последствия.

Акт усыновления совершался двумя способами: или властью народа, или по приказу высшего сановника, например претора. Соответственно первый способ назывался adrogatio, второй - adoptio.

Усыновлению подлежали чужие дети. Властью народа можно было усыновлять только тех, кто пользовался правовой независимостью. Совершалось это в народных собраниях по куриям под председательством великого понтифика, а позже перед 30 ликторами (по числу курий) в форме специального закона. Ввиду этого и усыновители, и усыновляемые должны были иметь право участвовать в народных собраниях, поэтому нельзя было усыновить женщин и малолетних. Женщины не могли усыновлять еще и потому, что, как указал Гай: "... они и родных детей не имеют в своей власти". Усыновленный приобретал родовое имя и фамильное имя новой семьи, становился участником семейного культа усыновителя. Он становился членом новой семьи, приравниваясь к родным сыновьям, получал право наследования. Под власть усыновителя также переходили и дети усыновленного в качестве внуков.

Имущество усыновленного целиком переходило к усыновителю.

В постклассическом праве адрогация осуществлялась в упрощенной форме - посредством рескрипта императора или официального заявления перед претором в Риме или наместником в провинции. Стало возможным усыновление женщин и несовершеннолетних.

Другой способ усыновления носил название adoptio и был установлен для усыновления лиц чужого права. Процедура эта проходила перед претором в форме частной сделки.

В отличие от adrogatio, здесь не требовалось согласия усыновляемого, так как сделка заключалась между двумя patres.

В постклассическом праве формы усыновления упрощаются и осуществляются путем соглашения между родным отцом и усыновителем или заявления отца в присутствии наместника провинции. Закрепляется право усыновления за женщинами, устанавливается разница в возрасте между усыновителем и усыновляемым не менее 18 лет. Юстиниан ввел две формы усыновления: полную и неполную. Полное усыновление осуществлялось восходящими родственниками, которые не имели подвластных потомков со всеми последствиями усыновления. Неполное осуществлялось посторонним лицом. При этом сохранялась власть римского домовладыки кровного отца, за усыновленным сохранялось право наследования в родной семье, а также он наследовал после усыновителя.

Незаконнорожденные дети в период абсолютной монархии могли быть узаконены, вследствие чего над ними устанавливалась отцовская власть. Узакониванию подлежали только свои свободнорожденные дети. После легитимации дети получали все права законного рождения.

Известны три способа узаконения:

а) со времени Феодосия и Валентиниана - зачислением сына в члены муниципального сената (курии), дочери - путем выдачи замуж за члена муниципального сената (курии);

б) со времени императора Анастасия - последующего вступления родителей в законный брак;

в) со времени Юстиниана - посредством императорского рескрипта.

 

Вопрос №28: Опека и попечительство в римском праве: понятие, основания установления и прекращения.

Самостоятельность в сфере частного права и тем самым полноп­равность не были в римской юридической традиции обстоятельством безусловным и непреходящим. Признавалось, что существуют условия, при которых возможность активного участия в коммерческом обороте и в установлении вообще частноправовых отношений (то, что в поздней­шее время стало пониматься как дееспособность) ограничивается в пользу других лиц. Таким образом, римское право исходило из того, что могут быть субъекты с частичным или с ограниченным статусом. Такие огра­ничения правового положения лиц. происходили по поводу опеки или попечительства. Предметом опеки или попечительства могли быть толь­ко лица (personae), притом вполне говорить о законном содержании опе­ки и попечительства можно только в отношении лиц равнозначного граж­данского и сословного статуса.

ОБРАЗОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

Формы «охраняющего управления» в главном различались по тому, в отношении кого устанавливались опека или попечительство. Опека несовершеннолетних устанавлива­лась временно, до достижения опекаемым… Опека над женщинами устанавливалась по­стоянно и не зависела от наступления совершеннолетия женщины, но была уже по…

ТРЕБОВАНИЯ К ЛИЧНОСТИ И ДЕЙСТВИЯМ ОПЕКУНА

Опекун (или попечитель) не должен был обогащаться за счет имущества опекаемого лица, он не имел права отчуждать все имущество целиком, а также… Опека или попечительство (исключая опеку над женщинами) прекращались с… Различные злоупотребления, совершенные опекуном или попечи­телем в процессе управления имуществами, также могли быть…

Вопрос №29: Понятие и краткая характеристика вещных прав.

1. Классификация имущественных прав на вещные и обязательственные права не упоминается у римских юристов. Они говорили о различии иски вещные и иски личные.

Разграничение же вещных и обязательственных прав выработано позднейшими учеными, однако на материале, содержащемся у римских юристов. Так, классический юрист Павел' подметил различие двоякого положения лица, которому нужна какая-то вещь для удовлетворения той или иной потребности. Одно дело, если лицо приобретает себе необходимую вещь в собственность; другое дело, если оно договаривается с собственником вещи о том, что этот последний обязуется предоставить вещь в пользование первого лица на известный срок. Между этими двумя способами удовлетворения потребности в вещи разница не только в том, что в первом случае лицо приобретает вещь не на время, а навсегда, во втором же случае вещь предоставляется или на определенный срок, о котором договорились эти два лица, или впредь до востребования со стороны того, кто предоставил вещь.

Еще важнее другое различие. Когда лицо приобретает вещь в собственность, оно получает возможность непосредственного воздействия на вещь (пользования вещью, уничтожения ее, передачи другому лицу и т.п.), не­посредственного в смысле независимости от какого-либо другого лица. Напротив, во втором случае, когда лицо, нуждающееся в известной вещи, вступает в соглашение с ее собственником о том, что этот последний обязуется предоставить данному лицу свою вещь на некоторое время, возможность воздействовать на вещь и более ограниченная (пользоваться вещью, но не уничтожать ее), и условная: фактически вещь поступит к первому лицу лишь в том случае, если лицо, обязавшееся передать эту вещь, действительно ее передаст. Другими словами, тот, кому необходима вещь, не будет иметь непосредственной возможности воздействовать на нее, как в первом случае, а только через посредство лица, обязавшегося ее дать;

если это лицо не исполнит принятого на себя обязательства, с него можно по римскому праву потребовать возмещения убытков, причиненных его неисправностью, но нельзя принудить к передаче вещи.

2. В тех случаях, когда лицо имеет такое право на вещь, которое предоставляет его носителю возможность непосредственного воздействия на нее (когда предметом права является вещь), право называется вещным (т.е. правом на вещь); в тех же случаях, когда у субъекта нет непосредственного права на вещь, а только есть право требовать от другого лица предоставления вещи, такое право называется правом обязательственным. Таким образом, различие вещных и обязательственных прав проводится по объекту права: если объектом права является вещь, то перед нами право вещное; если объектом права служит действие другого лица, так, что субъект права может лишь требовать совершения условленного действия (или воздержания от него), — это право обязательственное.

3. Из такого различия по объекту права вытекает то различие в защите, которое римские юристы выражают противопоставлением вещным искам и личных исков. Поскольку вещное право имеет объектом вещь, телесный предмет, а на телесный предмет может посягнуть каждый, вещное право и защищается иском против всякого нарушителя права, кто бы им ни оказался; вещное право пользуется абсолютной (т.е. против всякого нарушителя) защитой.

Обязательственое право состоит в праве лица требовать от одного или нескольких, но точно определенных лиц совершения известного действия. Поэтому нарушителями обязательственного права могут быть одно или несколько определенных лиц, и только против них субъект права может предъявить иск (личный иск). В этом смысле защита обязательственного права имеет относительный характер.

4. К вещным правам относится право собственности (в связи с которым изучается также фактическое владение вещью) и права на чужие вещи. В последнюю группу входят: сервитутное право, залоговое право (или право залога), а также эмфитевзис (вещное право долгосрочного, отчуждаемого, наследственного пользования чужим сельскохозяйственным участком за вознаграждение) и суперфиций (вещное долгосрочное, наследственное и отчуждаемое право пользоваться за вознаграждение строением на чужом городском земельном участке).

 

Вопрос №30: Классификация вещей и ее значение для торгового оборота.

В классическом римском праве выработано понятие вещей в широком значении - не только вещи в обычном смысле как материальные предметы внешнего мира, но также юридические отношения и права. Римляне различали вещи телесные и бестелесные. Телесные вещи - предметы, существующие в материальном мире независимо от правовых предписаний. Бестелесные вещи не существуют в физическом мире, но лишь в человеческих отношениях на основании предписаний права.

Деление вещей на виды производится по их специальным свойствам, имеющим значение для экономического и правового оборота.

Главным делением римляне считали деление вещей на вещи божественного права и вещи человеческого права. К вещам божественного права принадлежат три вида: вещи священные, посвященные богам, в том числе храмы, рощи, алтари, статуи, культовые предметы; вещи святые, священно неприкосновенные, находящиеся под защитой богов, главным образом - городские стены и ворота, межи; вещи религиозные, посвященные подземным богам, особенно гробницы и могилы, в том числе рабов.

Священной вещь делается только вследствие утверждения и признания со стороны римского народа (закона). Религиозной вещь делаем мы сами, хороня умершего.

Вещи божественного права не находятся ни в чьем владении, с точки зрения принадлежности римляне делили вещи на пять групп. Одни вещи доступны в пользовании всем (реки, гавани, морской берег, театры, ристалища, общественные сооружения и т.п.); другие образуют государственную собственность, третьи принадлежат юридическим лицам; четвертые не находятся ни в чьем частном обладании; наконец большая часть вещей принадлежит отдельным лицам, которые приобретают их по разным законным основаниям.

Близким по значению является деление на вещи в обороте и вещи вне оборота. Первые могли быть объектами гражданского оборота, с ними совершались разнообразные сделки; вторые были изъяты из гражданского оборота и не могли быть объектом сделок. К вещам вне оборота относились вещи божественного права, постоянно текущие реки, большие дороги, общественные здания, воздух, море и т.п.

Исключительно римским было деление вещей на манципируемые и неманципируемые. В праве Юстиниана это деление уже утратило значение. К манципируемым относятся вещи, для приобретения права собственности на которые требовался специальный формальный обряд манципации. К ним относились рабы, земля Италии и строения на ней, скот (быки, лошади, мулы), сельские сервитуты. Остальные вещи были неманципируемыми и для отчуждения требовали простой передачи.

Вещи движимые и недвижимые

К движимым относились вещи, которые могли изменять свое положение в пространстве без повреждения сущности. Недвижимые не могли его изменять: земля и все, что тесно соединено с нею (строения, посеянное и посаженное, недра, воздушное пространство над землей как часть поверхности). Уже Законы XII Таблиц установили разные сроки приобретательной давности - 2 года для недвижимых и 1 год для движимых вещей.

Вещи делимые и неделимые

К делимым относились те, которые могли быть разделены на части без изменения их сущности и функции. Каждая отдельная часть такой вещи представляет ту же вещь, только в меньшем объеме. Например, земля, здания (в Риме они делились по вертикали), сырье, руда, песок и т.п.

Вещи потребляемые и непотребляемые

Потребляемые при первом же пользовании материально уничтожались (продовольствие). Непотребляемые не изнашивались от употребления (драгоценный камень), а если уничтожались, то постепенно (одежда).

Вещи, определяемые родовыми признаками и индивидуально определенные

Родовые обладали чертами данной группы вещей, они определялись по их роду, мере, весу, числу. Еще с римских времен установилось правило, по которому случайная гибель родовых вещей не прекращает обязательства, а индивидуально-определенных - прекращает.

Соответственно родовые вещи считаются заменимыми, а индивидуально-определененные - незаменимыми вещами.

Вещи простые и сложные (составные), совокупность вещей

вещи, сомкнутые в искусственное единство человеческим трудом; вещи, которые были и остаются отдельными или собранными, но право считает их… При этом второй вид сложных вещей - совокупные вещи - можно, в свою очередь, разделить на подвиды:

Вопрос №31: Владение: понятие, элементы, виды, способы установления и прекращения, защита.

Владение определяется как фактическое господство лица над вещью. В римском праве владение и право собственности представляют собой две различные категории.

Объектом владения выступали только материальные вещи. Владение в отношении прав (например, сервитутов) римляне называли квазивладением.

Владение имело два элемента: фактическое обладание вещью и субъективный момент - намерение, волю лица владеть вещью как своей. Держание второго элемента в своем составе не имело. Пассессором является, например, собственник вещи, держателем - ее арендатор.

Владение - это фактическое обладание лица вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей.

Фактическое обладание лица вещью в древнем праве понималось как обладание в физическом смысле (в руках, в доме, во дворе). В развитом праве господство лица над вещью, обладание ею стали понимать более широко, как такое состояние, когда при нормальных условиях для лица обеспечена возможность длительного беспрепятственного проявления господства над вещью. Так, дикие звери и птицы лишь до тех пор остаются в нашем владении, пока они состоят под нашей охраной и не вернулись в естественное состояние свободы. Домашнее животное не выходит из нашего владения, даже если уйдет со двора, пока сохраняет привычку возвращаться обратно.

Римские юристы считали, что безумный и малолетний без одобрения опекуна не могут владеть, так как у них отсутствует желание (намерение) обладать. Владение может быть приобретено через своих подвластных. "Что бы подвластный сын ни приобрел себе в пекулий, этим сразу же завладевает его домовладыка".

ВИДЫ ВЛАДЕНИЯ

Цивильное владение. Его еще называют титульным владением, которое имеет правовое основание. Ему противостоит естественное. Цивильное владение… Наличие правового основания (титула) владения дает возможность приобретения… Законное и незаконное: Законное владение – собственника. Незаконное владение - владение вора.

Производное владение

УСТАНОВЛЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЛАДЕНИЯ

Установление владения

Захват вещи мыслился не как простое прикосновение к вещи, а как окончательное завладение ею, обеспечивающее фактическое господство, т.е. обычное… Римляне допускали приобретение владения через других лиц. Например,… Самовольный захватчик чужого владения в отсутствие и без ведома владельца окончательно приобретал владение только в…

Прекращение владения

Владение прекращалось при смерти владельца, утрате господства над вещью, при изъятии вещи из оборота и ее гибели. Если представитель утрачивал обладание вещью, которой он владел для хозяина, то хозяин вещи утрачивал владение, если только для него была исключена возможность воздействия на вещь. Следует различать забытое и потерянное, домашних и диких животных. Так, случайно забытые вещи в определенном месте или помещении, блуждание домашнего скота по окрестностям не влекли потери владения, так как могли быть устранены розыском. Оставление имения владельцем без обработки и в пренебрежении влекло к утрате владения. "Каждый может без насилия приобрести владение также чужим имением, которое пустует, или вследствие небрежности собственника, или потому что собственник умрет, или будет долгое время отсутствовать".

Специфика владельческой защиты владения

Она осуществлялась не в форме судебного разбирательства, а посредством приказов претора - интердиктов, которые давали ход особому интердиктному… Поссессорная защита не решала вопрос о правовом основании владения, а защищала… Владельческие интердикты

Вопрос №32: Держание: понятие, содержание, защита, отличие от владения.

Римское право признавало владением не любое фактическое обладание вещью и различало в связи с этим владение и держание. Близким к владению по своей юридической природе римские юристы считали держание или, иначе говоря, посредственное владение.

Владение как право существует лишь настолько, насколько оно признано и защищено позитивным правом. В узком смысле говорят о юридическом владении. Удобнее различать в этом отношении владение и держание — фактическую ситуацию индивидуальной принадлежности, взятую независимо от ее официального признания и защиты.

Держание— фактическое обладание вещью на основе договора с другим лицом (собственником), не связанное с намерением относиться к этой вещи как к своей.

Держание чаще всего возникало на основе договора с собственником вещи (договор аренды, хранения и т.д.). Юридическое значение различия между владением и держанием заключалось в том, что владельцы могли самостоятельно (от своего имени) защищаться от всяких незаконных посягательств на вещь, в то время как держатель вещи (например, арендатор) вынужден был каждый раз обращаться за защитой к собственнику и сам подавать иск не мог. Таким образом, владение по римскому праву — это фактическое обладание вещью, соединенное с намерением относиться к ней, как к своей.

Практическое значение различия владения и держания выражалось в том, что в то время как владельцы защищались от всяких незаконных посягательств на вещь непосредственно сами, арендатор как “держатель от чужого имени” мог получить защиту только через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого построения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за помощью к собственнику позволяли собственнику сильнее эксплуатировать арендатора, принадлежавшего обычно к малоимущим слоям населения.

Держание не признается владением, когда воля обладать вещью опосредована соглашением с ее владельцем, поставлена в зависимость от другого лица, чья связь с вещью признается основой такого соглашения. Римляне различали владение на свое имя и пребывание во владении от чужого имени.

Вопрос №33: Право собственности: понятие, способы установления и прекращения, основания ограничения.

Право собственности во всякой системе права является центральным институтом, предопределяющим характер всех других институтов частного права - договоров, семьи, наследования и др.

Римским юристам принадлежит приоритет в разработке основ права частной собственности. Римляне, собственно, впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности.

Классическая римская собственность была высшим проявлением господства лица над землей и рабами.

С образованием Римского государства оно наделяло всех своих граждан в наследственное пользование двумя юнерами земли. Государственный земельный фонд непрерывно расширялся благодаря завоеваниям, что давало Римскому государству возможность предоставлять своим гражданам большие земельные наделы, чем более всего пользовалась верхушка рабовладельческого общества. Первоначально государство предоставляло землю лишь в пользование. Из этого наследуемого владения развилось право частной собственности на землю.

Собственность, по мнению римских юристов, представляет собой полную власть над вещами. Право собственности рассматривается как право господства над вещью, высшее среди других. Оно могло существовать и без фактического осуществления как "голое" право. Но характерной его особенностью являлась способность восстанавливаться во всей полноте после отпадения установленных собственником ограничений своего права; оно распространялось на все приращения вещи, кем бы они ни были сделаны.

Право собственности давало собственнику всестороннюю возможность пользоваться вещью, извлекать из нее плоды, распоряжаться вещью вплоть до ее уничтожения.

Право собственности имело абсолютный характер, оно исключало вмешательство всех посторонних лиц в сферу господства частного собственника и давало ему защиту от всех и каждого, нарушающего это право.

Анализируя содержание права собственности как полное господство лица над вещью, в нем просматривается несколько правомочий собственника:

- право пользоваться вещью, употреблять ее для себя;

- право распоряжаться вещью вплоть до ее уничтожения;

- право собирать плоды и вещи.

На основе высказываний римских юристов пандектисты создали дефиницию права собственности: "собственность является правом употреблять вещь, пользоваться ее плодами и распоряжаться собственной вещью, поскольку это допускает правовой порядок".

ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Еще в древние времена римское право устанавливало границы власти отдельных собственников с тем, чтобы не мешать другим таким же собственникам и дать… По Законам XII Таблиц собственник участка обязан был допускать на свой участок… В классическом праве ограничения древнего права в основном сохраняются, но вводятся и новые, обусловленные развитием…

ПРИОБРЕТЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

В римских источниках различаются цивильные и естественные способы приобретения права собственности. Важнейшее современное деление способов приобретения на первоначальные и… Первоначальные (оригинальные) - это такие, при которых право собственности на вещь возникает впервые или независимо от…

Вопрос №34: Виды права собственности по римскому частному праву.

Самым древним видом права собственности была квиритская собственность. Квиритскими собственниками могли быть наряду с Римским государством и римскими юридическими лицами только римские граждане. В сравнении с другими появившимися позднее видами это была "наилучшая" собственность. Для приобретения этой собственности на манципируемые вещи требовался особый обряд манципации или уступка права в ходе процесса - уступка в суде. Квиритскую собственность можно было приобрести по давности правильного юридического владения. Эта собственность защищалась с помощью двух основных исков: виндикационного и негаторного.

Преторская, или бонитарная, собственность была введена и защищалась претором. Бонитарными собственниками становились: покупатель, купивший манципируемую вещь у квиритского собственника без обряда манципации; преторский наследник и др.

Создавалось раздвоение собственности, на одну и ту же вещь могло существовать два права собственности: голое квиритское право у квиритского собственника и преторское право у преторского.

Преторский собственник мог стать квиритским по давности владения. В случае утраты вещи он имел особое средство защиты - Публицианов иск. Против квиритского собственника претор давал ему. В классическом праве квиритская и бонитарная собственность существовали параллельно.

Собственность перегринов

Неримские граждане - перегрины подчинялись праву своей родины. Jus gentium открыло перегринам доступ к квиритской собственности в интересах прежде всего самих римских граждан путем совершения сделок ius gentium. Права перегринов по таким сделкам защищались перегринским претором исками по аналогии и исками с фикцией, где за истцом-перегрином признавалось свойство римского гражданина (фикция).

Провинциальная собственность

Земли в провинциях не входили в группу манципируемых вещей и не могли быть объектом ни квиритской, ни бонитарной собственности. Собственность на землю в провинциях принадлежала народу или Сенату либо императору. Часть провинциальных земель предоставлялась прежним владельцам для пользования согласно их национальным законам и обычаям. Права отдельных граждан в провинциях обозначались как право владения, узуфрукт, как право иметь, владеть, пользоваться и извлекать плоды, но не право собственности, хотя по содержанию это право было идентично праву собственности и лишь право распоряжения несколько ограничивалось. Собственники провинциальных земель платили в пользу казны особые платежи. В сфере частного оборота провинциальные собственники могли пользоваться только предписаниями ius gentium (но не частного права). Все это упрощало оборот недвижимости и способствовало его развитию. Защита осуществлялась с помощью эксцепции и модифицированного Публицианова иска.

Собственность в праве Юстиниана

В постклассическом праве постепенно сглаживается противоположность между цивильным правом и преторским, между цивильным и правом народов. Была признана возможность переносить право собственности на манципируемые вещи простой передачей, исчезает различие между манципируемыми и неманципируемыми вещами. Законодательство Юстиниана в интересах прежде всего рабов и землевладельцев отменяет дуализм квиритской и бонитарной собственности, на италийские земли распространяется земельный налог, который ранее существовал лишь на провинциальные земли, вводится публичная регистрация сделок с недвижимостью. Все это сглаживает различие в правовом положении италийских и провинциальных земель.

В законодательстве Юстиниана устанавливается единый вид собственности - частное право абстрактной личности.

Историки римского права утверждают, что "внутреннюю историю Рима до эпохи Августа можно свести целиком к борьбе мелкой земельной собственности, с крупной, разумеется в той специфической видоизмененной форме, которая обусловлена рабством.

Общая собственность - это право собственности нескольких лиц на одну и ту же вещь. Она могла возникнуть у товарищей по договору товарищества, у сонаследников, у легатариев, при соединении вещей. Каждый из сособственников является субъектом идеальной доли в праве на вещь, а не на материальную часть вещи. Каждый из собственников мог независимо от других отчуждать свою долю, обременять ее узуфруктом, закладывать, нес расходы на содержание вещи и имел право на ее плоды в соответствии со своей долей, нес соответственно доле ущерб, связанный с общей вещью, и т.д. В некоторых случаях требовалось согласие остальных сособственников: например для установления сервитута, отпущения на волю общего раба. В классическую эпоху каждый из сособственников имел право воспрещения в отношении действий сособственников, при этом большинство не имело преимущества над меньшинством. Право общей собственности защищалось против третьих лиц виндикационным и негаторным иском. Сособственники имели иск о разделе общей собственности.

 

Вопрос №35: Способы защиты права собственности.

Право собственности защищалось с помощью двух основных исков: виндикационного и негаторного.

Виндикационный иск - это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об отобрании вещи.

Истец по виндикационному иску - это собственник вещи, который утратил владение ею.

Ответчик - это владелец вещи. Он мог быть добросовестным и недобросовестным, от чего зависел объем ответственности владельца в отношении гибели вещи, плодов, извлеченных от вещи, возмещения владельцу его расходов на вещь.

Ответчиком мог быть и мнимый владелец, лицо, не владеющее вещью, так как ввиду предстоящего иска умышленно сбыло с рук находившуюся у него вещь.

Предмет иска - вещь со всеми ее плодами и приращениями.

Виндикационный иск был вещным, петиторным иском, в котором собственник должен был доказать свое право на вещь и факт владения вещью ответчиком.

Доказательство права было достаточно трудным, так как в случае договорного способа приобретения права собственности истцом следовало доказывать право и всех предшественников. Истцу приходилось воспроизводить всю историю переходов права собственности от начала завладения. Средневековые юристы называли доказательство в виндикационном иске дьявольским (оно ограничивалось лишь сроками приобретательной давности).

Для установления истцом тождества его вещи отыскиваемой имелся иск с требованием предъявить спорную вещь для осмотра истцом. Этот иск заявлялся до предъявления виндикации, являлся личным иском против того, у кого находился спорный предмет. Этим иском пользуется собственник для определения, является ли сторона, с которой он начнет петиторное производство, владеющей. Римляне называли этот иск иском о предъявлении.

Цель виндикационного иска - возврат собственнику вещи со всеми плодами и приращениями, с обязанностью возмещения ущерба от гибели, повреждения и ухудшения вещи, а также предоставление обеспечения на случай возможного ущерба.

Добросовестный владелец отвечал за состояние вещи, ее гибель и повреждение только с момента предъявления к нему иска. Недобросовестный владелец отвечал за вещь за все время своего владения, а с момента предъявления к нему иска - независимо от своей вины.

Добросовестный владелец возвращал собственнику только те плоды, которые имелись у него в наличии, а с момента предъявления к нему иска - все плоды. Недобросовестный владелец обязан был вернуть все плоды за время своего недобросовестного владения: потребленные и сохранившиеся и даже те, которые он не получил, но должен был бы получить при надлежащей заботливости, а за время после предъявления иска - даже стоимость тех плодов, которые он сам не мог бы получить, если только для собственника получение этих плодов было бы возможно.

Добросовестному владельцу собственник возвращал понесенные им издержки на вещь - необходимые (для сохранения вещи) и полезные (увеличившие хозяйственную ценность вещи). Издержки для роскоши добросовестный владелец мог оставить у себя, если их отделение было возможно без вреда для вещи.

Недобросовестный владелец мог требовать возмещения лишь расходов, необходимых для сохранения вещи. Вор не получал возмещение никаких расходов на вещь.

Ответчик мог задержать выдачу вещи, пока собственник не возместит ему причитающиеся издержки. Это право удержания осуществлялось в форме эксцепции против виндикационного иска.

Негаторный иск - это иск собственника вещи, не утратившего владения, об устранении каких-то помех и стеснений его права, чинимых третьими лицами. Истец должен был доказать свое право и нарушение его ответчиком. Истец вправе был требовать гарантии от нарушений своего права в будущем. Связанные с нарушением выгоды ответчика и убытки собственника подлежали возмещению истцу.

Прохибиторный иск, иск о воспрещении, существовал параллельно негаторному.

Собственник-истец требовал свободы своей собственности и доказывал только свое право воспрещения вмешательства ответчика. Ответчик мог выставлять возражения и доказывать свои полномочия.

 

Вопрос №36: Права на чужие вещи: сервитуты.

Сервитуты - это право лица пользоваться чужой вещью в том или ином отношении. В римских источниках имеется целый ряд высказываний, разъясняющих сущность сервитута.

Таким образом, со стороны собственника служащей вещи требуется только терпеть и не делать. Он не обязан что-либо делать в пользу сервитуария. Единственное исключение из этого правила составлял городской сервитут - несение тяжести надстройки, при котором на собственнике обремененного участка лежала обязанность производить ремонт и восстановление опоры.

Во всех сервитутах производство ремонта возлагается на того, кто утверждает, что ему принадлежит сервитут. Например, дорога, по которой проезжает сосед, имеющий сервитут дороги, из-за ливня пришла в негодность. Ремонт дороги, если он и дальше хочет ею пользоваться, лежит на соседе. И только в вышеназванном сервитуте такая обязанность лежит на собственнике строения. Однако римляне считали, что, поскольку сервитут обязывает вещь, а не человека, собственник вправе бросить свою вещь.

Сервитуты имеют постоянный характер. Нельзя установить сервитут на время. Вещный сервитут обременяет вещь, и смена собственника служащей вещи не прекращает сервитут, так же, как и смена собственника господствующей вещи. Личный сервитут устанавливается на срок жизни управомоченного лица.

Постоянство сервитута делает невозможным, например, установление сервитута проведения воды из пруда или бассейна. Сервитут стока воды также должен иметь постоянный характер. Вместе с тем сервитут, не утрачивая своего постоянства, может быть установлен так, что вода будет предоставляться лишь ежегодно летом или постоянно, но через день в течение одного месяца (сервитут проведения воды).

Сервитуты - единые и неделимые права. Никто не вправе отягощать свои сервитуты правами в интересах третьих лиц. Собственник вещи не может обладать сервитутным правом на свою же вещь. Сервитуты должны использоваться с соблюдением интересов собственника вещи (по-граждански, обходительно, как следует поступать в общине).

"Поэтому не следует ходить и ездить через сам дом или через середину виноградника, так как проход или проезд с одинаковым удобством может производиться через другую часть имения с меньшим вредом для имения, которое обременено сервитутом". Сервитуты были безвозмездными правами.

Сервитуты как права относились к бестелесным вещам. При этом сельские сервитуты относились к манципируемым вещам. Только при Юстиниане была проведена систематизация сервитутов. Различались реальные или вещественные (земельные) сервитуты и личные, персональные.

Вещественные сервитуты назывались еще земельными, так как относились к земле.

Земельные сервитуты, в свою очередь, делились на сельские (относящиеся к незастроенным участкам) и городские (к застроенным).

Древнее право знало только земельные сервитуты, при которых подчинение одного земельного участка (служащего) другому в пользу его собственника было формой восполнения хозяйственной полезности господствующего участка. Гораздо позднее возникли личные сервитута, на которые этот термин был перенесен только в позднеклассическое время.

Таким образом, в римском праве имели место следующие виды сервитутов: земельные и личные. К земельным относились сельские и городские земельные сервитуты. Личные сервитуты включали в себя: узуфрукт, узус, вещное право жительства в чужом помещении, пожизненное право на пользование чужими рабами или животными.

Приобретение, утрата и защита сервитутов

Приобретение сервитутов могло иметь место:

По воле собственника служащей вещи:

а) односторонним актом воли, например завещанием, отказом по завещанию;

б) договором.

По цивильному праву любой сервитут можно было установить перед судящим магистратом, а сельские еще и посредством манципации. Эдикты провинциальных правителей установили неформальные способы приобретения сервитутов - пакты и стипуляции.

Судебным решением. При разделе общей земельной собственности судья мог установить сервитут в пользу одного из участков для уравнивания их хозяйственной ценности.

В силу закона. Так, отец имел узуфрукт на имущество подвластного сына.

По давности владения.

В начале республики допускалось приобретение сельских сервитутов по давности. К ним применялся срок в 2 года. Однако впоследствии этот способ был отменен.

В императорский период была установлена преторская давность для приобретения сервитутов в 10 и 20 лет, подобно праву собственности.

В праве Юстиниана остались лишь такие способы, как пакты и стипуляции, завещание, а также давность владения.

Прекращение сервитутов осуществлялось следующим образом:

‒ путем отказа управомоченного лица в процессуальных формах уступки своего права собственнику. Если же отказ происходил постороннему лицу, то акт считался недействительным;

‒ в случае гибели предмета сервитутного права (вещи). Личные сервитуты прекращались и в случаях существенных перемен в характере их объекта, изменявшего свою способность к личному использованию. Смерть управомоченного или умаление его правоспособности также влекли утрату личных сервитутов;

‒ когда собственник служащего участка становился одновременно собственником господствующего;

‒ путем погасительной давности. Личные сервитуты погашались в силу неиспользования в течение двух лет при недвижимых и одного года при движимых вещах. Сельские земельные сервитуты погашались при их неиспользовании в течение двух лет. Городские сервитуты для своего погашения требовали, чтобы собственник служащего участка создал такое его состояние, которое противоречило сервитуту и продолжалось два года.

Защита сервитутов

Управомоченный на сервитутное право имел в свою защиту особые иски и интердикты. Наиболее ранним иском был иск vindicatio servitutis. Исковое требование состояло в том, чтобы признать за истцом право на сервитут и устранить препятствия в его пользовании. Истец должен был доказать наличие у него сервитутного права. По преторскому праву это был иск по аналогии с виндикационным. Позднее этот иск стал называться actio confessoria. В праве Юстиниана этот иск давался против всякого, кто препятствовал осуществлению права, а не только против собственника служащей вещи. Цель иска сближала его с негаторным иском собственника. Претор установил также ряд специальных интердиктов для защиты земельных сервитутов - как сельских, так и городских. Носители личных сервитутов могли употреблять и другие владельческие интердикты по аналогии.

Земельные сервитуты

Сельские земельные сервитуты. Многие из них были известны еще по Законам XII Таблиц. Участок, в пользу которого устанавливался сервитут, назывался господствующим. Участок, который служил господствующему, - служебным. Сервитут - это служба одного имения другому, рабство, право господствующего участка, свойство участка, необходимое для его хозяйственной полноценности, - так описывают сервитуты римские юристы. Один из критериев сервитута - его полезность участку, а не собственнику. Например, право выгонять свой скот на соседний участок (пастбище соседа) может быть установлено только в пользу имения, специализирующегося на скотоводстве. Участки должны быть соседними, однако не обязательно имеющими общую границу. Сервитут должен обеспечивать своими естественными ресурсами постоянное служение нуждам господствующего участка, а не возникать случайно и по произволу. Сервитут продолжает существовать, какие бы перемены ни происходили на стороне собственников обоих участков вследствие договоров отчуждения или наследования. Сервитут остается неделимым. Если, например, господствующий участок перешел к нескольким наследникам, они не вправе разделить сервитут. Все сельские сервитуты можно разделить на дорожные, водные и разные другие сервитуты.

К дорожным относились древнейшие:

- право проходить пешком через служебный участок;

- право проезжать на лошади;

- право проезжать на телеге.

К водным сервитутам относились:

- право проведения воды через служебный участок;

- право черпания воды;

- право поить скот на служебном участке.

К третьей группе относятся: право пасти скот на чужом пастбище (так называемые пастбищные сервитуты), право добывания песка с чужого участка, право варить известь на чужом участке и др.

Городские земельные сервитуты. Эти сервитуты устанавливались на застроенные участки, где бы они ни находились, сельской или городской местности. Они делились в основном на четыре вида: право на опору, право на пространство, право на вид, право на сток.

Право на опору давало собственнику господствующего участка право использовать чужую стену для опоры строения на своем участке (право опирать свои балки на чужую стену и право опирать собственное строение на дом соседа). Это единственный сервитут, который обязывал собственника служащего участка к положительным действиям - ремонтировать свое строение.

Право пространства давало собственнику господствующего участка право выводить части своего строения в воздушное пространство соседа.

Право на вид ограничивало собственника служебного участка в ведении строительных работ, которые портят вид или ухудшают освещение зданий, воздвигнутых на господствующем участке (право света, право вида).

Право на сток давало собственнику господствующего участка право на отвод через служебный участок дождевой воды, право спуска воды и других жидкостей, скапливающихся на господствующем участке (право дождевой воды, право проведения нечистот).

Личные сервитуты

Узуфрукт. Личные сервитуты - это пожизненные права пользования чужой вещью. Узуфрукт - самое обширное право пользования чужой вещью, это право пользования и извлечения плодов. Он устанавливается в пользу конкретного лица и не может быть ни очужден, ни передан по наследству. Смерть лица или гибель вещи прекращают узуфрукт. По римскому праву возможен был узуфрукт в пользу юридического лица, для муниципий его продолжительность была установлена в 100 лет. Объект узуфрукта - плодоносящая непотребляемая вещь. Узуфруктуарий становится собственником плодов с момента их сбора. Он не имеет права менять хозяйственное назначение вещи, изменять субстанцию вещи. Использование вещи не по назначению рассматривается как злоупотребление собственностью. Он не может даже производить улучшения вещи, тем более ухудшать ее. За нанесение ущерба вещи он отвечает перед собственником по Закону Аквилия.

Вместе с тем собственник вещи был практически лишен полномочий в отношении своей вещи: не мог устанавливать сервитут даже с согласия узуфруктария, изъять вещь из оборота, сделать ее религиозной, отпустить раба на волю. Юристы считали, что у собственника остается "голое" право.

Узуфруктуарий обязан был пользоваться вещью как добрый хозяин.

Узус - этот личный сервитут предоставлял только право пользования вещью. Плоды могли быть использованы только для личного потребления. Пользователь мог допустить к пользованию вещью своих близких. Если завещано пользование стадом, то, по словам Лабеона, лицо может пользоваться только навозом, не шерстью, ягнятами или молоком. Однако Ульпиан считал, что сверх того оно может умеренно пользоваться молоком. Если завещано пользование упряжкой быков, то лицо будет иметь полное пользование и для пахания, и для прочего, к чему пригодны быки. Пользователь не мог ни передавать свое право другому, ни делить его. Право пользования могло принадлежать нескольким лицам, но был неделим.

вещное право жительства в чужом помещении - право пожизненно обитать в чужом доме или в части его. В праве Юстиниана это право считалось самостоятельным, но юристы-классики спорили по этому вопросу. Пользователь мог сдавать свое право в наем, но безвозмездная уступка не разрешалась.

Opere servorum vel animalium - пожизненное пользование чужими рабами и животными. Пользователь мог сам пользоваться ими или сдавать в наем.

 

Вопрос №37: Права на чужие вещи: суперфиций, эмфитевзис.

Эмфитевзис - вещное, отчуждаемое, передаваемое по наследству право долгосрочной аренды чужой земли сельскохозяйственного назначения для ее обработки. Это право сходно с сервитутами, так как тоже представляет собой пользование чужой вещью. Однако имеет большое своеобразие в сравнении с сервитутами - очень широкое содержание. Право собственности при наличии этого права остается номинальным. Сам институт возник в Греции. В Риме ему предшествовала долгосрочная аренда земли за определенную годовую плату - vectigal. При Юстиниане существовал уже один институт - эмфитевзис.

Эмфитевта имел право пользоваться земельным участком даже с изменением его характера, но без ухудшения, собирать урожай, имел право залога, передачи по наследству и даже право отчуждения своего права. Однако собственник имел право первой покупки или получения 2% покупной цены. Эмфитевта обязан был обрабатывать земельный участок, платить арендную плату собственнику - сanon, государственные налоги. Права эмфитевты прекращались при нанесении им большого ущерба, при трехлетней неуплате арендной платы или публичных налогов, при нарушении правил о продаже. Эмфитевта имел в защиту своего права особый иск и все владельческие интердикты, защищаясь не только против собственника, но и против третьих лиц (против всех). Этим защита эмфитевты отличалась от защиты простого арендатора по личным искам только против наймодателя. Собственник земли, в свою очередь, имел особый иск против эмфитевты.

Суперфиций - вещное, отчуждаемое, передаваемое по наследству право долгосрочной аренды чужого строительного участка для возведения на нем строения и право пользования этим строением. Суперфициарий обязан был платить собственнику земли ежегодную плату - solarium. Застройщику возведенного на средства суперфициария строения принадлежало лишь право пользования этим строением. Суперфициарий мог передавать свое право по наследству, отчуждать с согласия собственника, закладывать, обременять сервитутами, но без ущерба для прав собственника земли. Суперфициарий оплачивал все государственные подати и налоги. Он получал в свою защиту иск против всех, аналогичный иску о собственности, а также специальный преторский интердикт о суперфиции, предназначенный для защиты пользования от третьих лиц.

 

Вопрос №38: Обязательства: понятие, система, условия исполнения.

До нас дошли два определения обязательство римских юристов, и оба они относятся к позднейшему периоду римского права.

Одно из них содержится в Институциях Юстиниана:

"Обязательство - это оковы права, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства". Понятие обязательство как уз (оков) права в древнейшем праве означало буквальное их применение. Сделка nexum предполагала "самозаклад" с целью обеспечения выплаты долга. Таблица 3 содержит положение о наложении кредитором на должника в случае неисполнения им судебного решения колодок или оков определенного веса. В указанных случаях ответственность возлагалась на саму личность, собственно тело передавалось во власть кредитора.

Но и с течением времени, когда ответственность была перенесена с личности на имущество должника, приведенное определение соответствует истине. Оно точно отражает суть юридического отношения между кредитором и обязанным лицом - дебитором (должником). Из него следует, что это такое юридическое отношение, в силу которого одно лицо принуждается что-либо исполнить.

Другое определение обязательство, данное Павлом, содержится в Дигестах Юстиниана: "Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь или сделал, или предоставил". Здесь раскрывается содержание обязательства. Значение указанных действий заключается в следующем:

дать - передать какую-либо вещь кредитору в собственность или во владение либо установить на вещь иное особое вещное право;

сделать - любое действие, как положительное, так и отрицательное, исключая установление вещного права;

предоставить - обязанность возместить причиненный вред.

В этом же определении Павла указывается различие между вещным и обязательственным правом, а именно: по предмету (в вещном праве - вещь, в обязательственном - действие).

Какое различие существует между этими понятиями, видно из других источников римского права. В Институциях Гая содержится понятие личного иска, который вытекает из обязательственных отношений; в Дигестах приводятся определения Ульпиана вещного, вытекающего из права на вещь, и личного исков.

 

Вопрос № 39: Виды обязательств.

В Дигестах Юстиниана Марциан указывает следующие виды обязательств: цивильные; установленные претором; натуральные.

Цивильными обязательствами являлись те, которые возникали на основе цивильного права и пользовались исковой защитой. По таким обязательствам судья не выяснял, достигнута ли сторонами цель сделки. Для принятия решения судье достаточно было установить факт заключения сделки и суть требований кредитора.

Преторские обязательства также пользовались исковой защитой, но она была основана не на законе – частном праве, а на преторском праве.

В отличие от цивильных, судья по этим обязательствам в каждом конкретном случае должен был установить, достигли ли стороны правовую цель сделки, не было ли при этом обмана, принуждения, заблуждения, добавочных соглашений и т.д.

Натуральные обязательства - это особый вид обязательств, в виду того, что они были лишены исковой защиты. Такие обязательства возникали при заключении сделок лицами alieni iuris. Позже к ним стали относиться обязательства из сделок несовершеннолетних без участия опекунов или попечителей. Указанные лица не могли самостоятельно выступать стороной в обязательстве, а следовательно, ни они не могли предъявить иск, ни к ним иск не мог быть предъявлен.

Если платеж был произведен при незнании, что кредитор не имеет иска, то нельзя было требовать возврата суммы ввиду исполнения недолжного, как это было предусмотрено по другим обязательствам.

Однако права по натуральным обязательствам были гарантированы следующими правовыми последствиями:

‒ долги могли быть зачтены в отношении цивильных обязательств;

‒ натуральные обязательства должны были учитываться при увеличении или уменьшении размера пекулия;

‒ они подлежали новации;

‒ они могли послужить основанием для установления персонального или реального обеспечения кредиторов;

‒ совершенная подвластным покупка признавалась законным основанием для установления срока приобретательной давности.

Вопрос №40: Гарантии (средства обеспечения) обязательств: поручительство.

1. Стипуляция допускала присоединение или к кредитору, или к должнику еще других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или должников, либо в качестве добавочных (акцессорных).

В форме добавочной стипуляции на стороне должника в Риме устанавливалось поручительство. Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная (акцессорная) ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение должником данного обязательства.

После того как кредитор задал должнику вопрос и получил на него совпадающий ответ, он обращался к другому лицу (которое должно выступить в качестве поручителя) с вопросом: «обещаешь ли дать то же самое?» (т.е. то, что только что обещал должнику), а поручитель отвечал: «обещаю».

В качестве добавочного (к главному) обязательство поручителя существовало лишь постольку, поскольку существовало главное обязательство (обеспечиваемое поручительством), притом в размере, не превышающем размера главного обязательства.

2. Поручительство было в Риме распространенной формой обеспечения обязательств. Отчасти тому способствовало несовершенство римского залогового права;

но прежде всего здесь сказывались, как и вообще в праве, социально-экономические условия римского общества. Бедняк, нуждавшийся в кредите, не мог обеспечить кредитора установлением залогового права, так как не распо­лагал свободным имуществом, которое можно было бы заложить, и должен был прибегать к поручительству. Богатые рабовладельцы не прочь были выступать в качестве поручителей, потому что, оказывая нуждающимся в пору­чительстве лицам эту услугу, они таким путем ставили их в зависимость от себя, приобретая и лишние голоса при выборах, и иные возможности лучшего использования своего влияния. Кроме того, оказывая такого рода «услугу» бедняку, богатый поручитель фактически умел вознаградить себя также в форме прямой эксплуатации должника, за которого он ручался.

3. Назначение поручительства как средства обеспечения должнику возможности получить необходимый кредит естественно требовало предоставления поручителю каких-то правовых средств для возмещения понесенных поручителем затрат, если ему приходилось удовлетворять кредитора. Право поручителя, уплатившего кредитору по обязательству главного должника, переложить эту сумму на главного должника носит название «право регресса». Для осуществления права регресса служил иск из того юридического основания, по которому было установлено поручительство (обычно главный должник заключал с поручителем договор поручения, которым просил его выступить в качестве поручителя: иском из этого договора и пользовались для осуществления права регресса). Если в стипуляции, служившей для установления поручительства, вопрос и ответ выражались с помощью глагола sponsio (обещаю), то для осуществления регресса поручитель имел еще иск на основании закона Публилия (вероятно, III в. до н.э.); по этому закону уплаченная поручителем сумма взыскивалась им затем с главного должника в двойном размере.

4. Классическое римское право, подчеркивая добавочный (акцессорный) характер поручительства, не признавало, однако, за поручительством субсидиарного характера, т.е. не считало ответственность поручителя запасной, вспомогательной, наступающей лишь при невозможности для кредитора получить удовлетворение с главного должника. Напротив, кредитору, не получившему в срок исполнения по обязательству, предоставлялось на его усмотрение обратить взыскание или на главного должника, или на поручителя.

Институт поручительства был изменен 4-й Новеллой (гл. I) императора Юстиниана (535 г.). Названным законом Юстиниана поручителю было предоставлена льгота, позволяющая стряхнуть с себя первоочередную ответственность, или льгота, состоящая в очередности ответственности). На основании 4-й Новеллы Юстиниана поручитель, против которого кредитор предъявлял иск, не попытавшись взыскать с главного должника, мог выставить возражение против иска с требованием, чтобы кредитор в первую очередь обратил взыскание на главного должника.

Вопрос №41: Гарантии (средства обеспечения) обязательств: задаток, неустойка.

Задаток, неустойка - это специальные юридические средства, обеспечивающие исполнение обязательства в целях защиты интересов кредитора. Они гарантировали кредитору возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения должником обязательства.

Задаток

Задаток - это определенная денежная сумма или имущество, передаваемые одним из контрагентов другому, удостоверяя уже возникший договор. В Институциях Гая указывается: "...то, что дается в виде задатка, есть... доказательство заключения купли и продажи". Он подтверждал наличие соглашения сторон и засчитывался в счет причитающихся будущих платежей. Но в классическом праве он практически ничем не отличался от аванса. Затем постепенно его характер меняется и ему придается штрафная функция. Если передавшая задаток сторона нарушала договор, она теряла задаток. Если получившая сторона не исполняла договор, она была обязана возвратить задаток в двойном размере. Но стороны могли договориться об ответственности в размере задатка.

Неустойка

Это штрафная сумма, которую обязывался уплатить должник кредитору при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства. Неустойка заключалась в форме стипуляции. Это была дополнительная плата к основному обязательству - наказание. По общему правилу, в случаях, когда соглашением сторон не обусловлено иное, должен быть взыскан или основной долг - предмет договора, или штраф. В случаях, предусмотренных контрактом, могла иметь место кумуляция (совокупность) требований: взыскивались и основной долг, и штраф.

Вопрос №42: Гарантии (средства обеспечения) обязательств: фидуция, пигнус, ипотека.

Древнейшей формой реальной гарантии обязательства является фидуциарная сделка с креди­тором, при которой вещь должника передавалась кредитору по­средством обряда per aes et libram или уступка в суде, с тем чтобы кредитор удержал вещь у себя в случае неис­полнения или вернул ее должнику в случае полу­чения ожидаемого предоставления. Сама эта форма является сур­рогатом древней nexi datio, сохранившимся после отмены личной расправы (и гарантии в форме потенциального личного подчине­ния должника кредитору) по lex Poetelia Papiria 313 г. до н. э. Nexum (nexi datio) — это институт периода перехода к гомогенно­му обязательству, когда установление долга сопровождалось при­нятием должником на себя личной ответственности в форме под­верженности manus iniectio с последующей редукцией статуса (личной расправой и продажей в рабство trans Tiberim). Обяза­тельство прекращалось посредством solutio per aes et libram — actus contrarius к nexi datio. Сходным образом фидуция cum creditore расторгалась в форме remancipatio — обратного ак­та посредством меди и весов. Отличие этих двух форм nexi datio друг от друга состоит в том, что при фидуцияcum creditore власть кредитора над вещью устанавливается сразу, так что исполнение предстает формой выкупа вещи должником, тогда как при nexum переход должника (как рабочей силы) во власть креди­тора откладывается до выявления неисполнени, так как в противном случае исполнение стало бы невоз­можным.

Фидуция cum creditore сохраняется и в классическую зпоху, но исчезает в постклассическую эпоху вместе с mancipatio и с уступка в суде, так что в текстах юстиниановской компиляции слово "фидуция" везде заменено на "пигнус". Только в "Институциях" Гая, "Сентенциях" Павла и в "Collatio" сохранились прямые упоминания института. В текстах Дигест Юстиниана интерполяции выявляются на основе анализа палингенезии классических сочи­нений: установив, в какой части своего труда классик рассмат­ривал фидуциарную сделку, можно реконструировать первона­чальное содержание фрагментов, включенных в Дигесты.

Режим фидуциарного соглашения вызвал в науке дискуссию, продолжающуюся по сей день. Проблема заключается в согласо­вании реального эффекта манципаций или уступка в суде с обязан­ностью фидуциария возвратить фидуцианту вещь, данную в обес­печение исполнения основного обязательства. Господствующий подход предполагает, что в древности обязан­ность фидуциария носила моральный характер (на основе fides, которой отказывают в юридическом значении), а в предклассическую эпоху стала основываться на дополнительном соглаше­нии сторон. Между тем права фидуцианта из сделки защищались посредством цивильной actio fiduciae — одно­го из древнейших исков bonae fidei. Представляется, что обязанность фидуциария основывалась на особом заявлении, которое он совершал во время манципационного акта. Эта nuncupatio должна была отличаться от "MEUM ESSE АЮ" стандартной манципаций (или уступка в суде), нацеленной на пере­нос собственности. В пользу такого взгляда говорят известные особенности вещноправового положения сторон в результате сделки.

Если фидуциант произвольно завладевает вещью, данной в обеспечение обязательства, то акт не квалифицируется как кра­жа, даже если такой захват совершен до уплаты долга. Этот факт говорит об однотипности положения сторон во владении. О том, что фидуциант сохраняет определенную юридически значимую связь с вещью, свидетельствует также его управомочение на обратное приобретение res fiduciae data по давности — usureceptio ex causa fiduciae, при котором даже не­движимые вещи приобретаются в течение года, а не двух, как при обычной usucapio (Gai, 2,59). Наконец, некоторые полномочия, связанные с вещью, по-прежнему принадлежат фидуцианту. Так, фидуциарий обязывался засчитывать плоды, полученные от ве­щи, в счет погашения долга и не имел права продавать res fiduciae data без согласия фидуцианта. Фидуциант же мог ее продавать, хотя и был обязан передать вы­рученную цену кредитору в уплату долга; мог обе­щать вещь в приданое, отказывать ее по за­вещанию; был пассивно управомочен на ноксальные иски, если объектом фидуциарной сделки был раб, а также активно управомо­чен на иск из воровства.

Такая однотипность вещноправового положения сторон в ре­зультате сделки per aes et libram может быть результатом разде­ления собственности, но может указывать и на особый статусный эффект древнего ритуала, когда каждый из контрагентов отчасти утрачивал собственную автономию и оба они оказывались обладателями-распорядителями вещи, как это свойственно древнейшей форме коммерческого оборота. Таким образом, можно считать, что сделка имела специфический вещноправовой эффект, в соответствии с синкре­тизмом вещноправовых и обязательственных субъективных юри­дических ситуаций в древности. Так, в систематике Сабина фидуциярассматривалась среди способов приобретения вещных прав.

Уже в конце III в. до н. э. развивается другая форма реаль­ной гарантии — переданный залог, реальный контракт установления залога, при котором к кредитору по основному обязательству переходит владение вещью должника. Первоначально datio pignoris име­ла своим объектом только движимые вещи, что указывает на применимость этой формы к res пес mancipi, то­гда как залог res mancipi осуществлялся в форме fiducia. При­знание владения на стороне залогового кредитора приводит к тому, что должник, произвольно овладевая данной в залог ве­щью до исполнения долга, совершает кражу собственной вещи.

Со II в. до н. э. получает развитие и форма установления залога без перехода владения к кредитору — залог по соглашению или ипотека.Первоначально разли­чение pignus от ипотека было чисто терминологическим, термин "ипотека" утвердился для обозначения конвенциональной формы реальной гарантии только в конце классического периода.

Именно в отношении pignus conventum, когда к кредитору не переходило владение, получили развитие особые преторские средства защиты залогового кредитора, которые определили вещноправовой характер залогового права. Пер­вое вмешательство (с начала I в. до н. э.) связано с предоставлением interdictum Salvianum — интердикта для получения владения вещами арендатора земельного участка, задолжавшего с уплатой ренты. Кредитор-арендодатель мог захватить все внесенное и ввезенное арендатором в соответствии с конструкцией договора аренды, ставшей нормой уже во II в. до н э.

В середине I в. до н. э. Сервий Сульпиций в качестве претора ввел петиторный иск для защиты кредитора, посредством которого он мог истребовать invecta et illata у третьих лиц, а позже — любую вещь, объект conventio pignoris. Уже в конце I в. до н. э. actio Serviana стала применяться и при переданный залог Благодаря этому иску вещноправовое положение залогового кредитора оказалось сильнее, чем у всех третьих лиц, включая залогодателя (поэтому иск называется также vindicatio pignoris или actio pigneraticia in rem. Бонитарная собственность на стороне кредитора возникала с момента установления залога (при условии, что залогодатель был собственником вещи, по меньшей ме­ре — бонитарным), так что только исполнение долга могло восста­новить вещное право залогодателя.

Вопрос №43: Средства защиты ипотечных отношений.

Должники нередко были в не состоянии возвратить занятые деньги, и законодатель принуждал кредиторов брать в уплату землю. За неимением наличных денег должник отдавал землю во владение и в пользование кредитору с тем, что плоды поступали в покрытие процентов; это носило название "антихрезис", что по-гречески означает "пользование... вместо...", т.е. пользование плодами вместо процентов. (В случае залога земли или дома по антихрезе, кредитор вместо процентов собирает плоды либо путем сдачи в аренду, либо путем непосредственного сбора плодов, или проживая в доме.) Основное право, принадлежащее кредитору в случае неполучения от должника удовлетворения в срок, состоит в реализации (продаже) заложенной вещи. Но если даже по договору кредитор был лишен права продажи залога, то все таки после 3х кратного предупреждения такая продажа допускалась. Если при реализации залога получается излишек, этот излишек кредитор обязан возвратить должнику, если наоборот денег вырученных от продажи не хватает на покрытие долга, то недостающее взыскивается с прочего имущества должника. При этом кредитор не имел права приобрести вещь ни сам, ни через подставных лиц. И только в случае договорённости между сторонами кредитор мог оставить вещь себе, без её реализации. При Юстиниане должнику дано было право в течение двухгодичного срока выкупить имение, перешедшее таким образом кредитору, это мотивируется соображениями милосердия. Если должник уплачивал долг, то для защиты его интересов ему предоставлялось право, по которому он мог требовать от кредитора возвращения заложенной вещи. В свою очередь кредитор мог требовать возмещения необходимых затрат, произведенных на заложенную вещь; кредитор имел право удержать заложенную вещь впредь до возмещения произведенных им затрат.

Вопрос №44: Исполнение обязательств: место, время, иные условия.

Исполнение обязательств подразумевало совершение должником в отношении кредитора действий или воздержание от таковых в соответствии с содержанием обязательства. С исполнением обязательства оно прекращалось.

В древнее время, когда для установления обязательства необходимо было соблюдение формального акта, прекращалось обязательство при помощи такого же, но противоположного содержания, формального акта: стипуляционные обязательства погашались путем произнесения обратной словесной формулы; литтеральные - записью получения долга; консенсуальные - обратным соглашением. В классическом праве уже известны неформальные формы: простой платеж.

В классическое время для признания исполнения обязательства действительным требовалось соблюдение следующих условий. Исполнение и принятие исполнения должно быть осуществлено надлежащим лицом. В личных обязательствах (поручение) им должен быть сам должник, а во всех других - должник или любое третье лицо. Принятие исполнения могло быть совершено как кредитором, так и любым третьим лицом, управомоченным на это.

Исполнение должно точно соответствовать содержанию обязательства. Взаимные обязательства исполняются одновременно, а не по частям (если это не предусмотрено соглашением сторон). Замена предмета исполнения допускалась только с согласия кредитора.

Обязательство должно быть исполнено в срок. Срок мог быть оговорен сторонами. Если срок сторонами установлен не был, то первоначально считалось, что долг возникал немедленно. Впоследствии это мнение изменилось ввиду того, что это не всегда было возможно. Тогда стали исходить из разумного срока, необходимого для исполнения того или иного обязательства, на основании обстоятельств и характера содержания обязательства.

Досрочное исполнение допускалось, если это не противоречило интересам сторон (так как срок устанавливался не только в интересах должника).

Если в отношении должника действовало положение, что до наступления срока исполнение не может быть потребовано, то в защиту интересов кредитора, например, были запрещены мировые сделки о досрочной выплате предстоящих алиментных сумм.

Обязательство должно быть исполнено в надлежащем месте.

Как правило, место исполнения определялось соглашением сторон. Если была установлена альтернатива относительно места исполнения, то выбор принадлежал должнику; а при неисполнении выбор принадлежал кредитору. Когда место исполнения не указывалось, то им считалось то место, где мог быть предъявлен иск из договора - по месту жительства должника либо в Риме.

Исполнение было возможно посредством депозита (хранения в случаях уклонения кредитора от принятия исполнения).

 

Вопрос №45: Преторские средства защиты интересов кредитора.

Преторские эдикты защиты интересов кредитора. Претор предоставляет стороне сделавшей волеизъявление, под влиянием угроз или насилия:

(1) Либо восстановление в первоначальное положение.

(2) Либо actio metus causa. Лицу, которое заключило договор под влиянием угроз или насилия, предоставляется право в течение года требовать четырех кратного возмещения, если ответчик не произведет добровольно реституции; по истечении года иск дается в однократном размере, по оценке обстоятельств дела.

(3) По аналогии, если к лицу предъявлялось исковое требование на основании сделки, заключенной под влиянием угроз и насилия, то ему давалась exceptio metus.

Для защиты интересов кредиторов в преторском эдикте существовало право кредиторов требовать отделения имущества, входящего в наследственную массу, от личного имущества наследника.

Вопрос №46: Основания прекращения обязательств: замена исполнения, смерть должника или кредитора, освобождение от долга, депозит, конкуренция обязательств, конфузия, невозможность исполнения.

По общему правилу исполнение должно в точности соответствовать обязательству - без согласия кредитора нельзя ему платить одно вместо другого. Но с согласия кредитора можно. Таким образом, перед нами замена исполнения, его суррогат, буквально - дача в уплату. Чаще всего это происходит в виде уплаты вещи вместо денег; такой вещью в Риме был в особенности земельный участок. Как правило, смерть кредитора или должника не прекращала обязательственного отношения. Поскольку наследник являлся в принципе универсальным преемником, постольку права требования переходили на него. Однако долги по деликтам не переходили на наследников и прекращались со смертью виновного. В древнейшее время освобождение от долга происходило путём манципации, далее – путём составления соглашения о непредъявлении требования, всё это были двусторонние сделки. В итоге прощение долга закрепилось как односторонняя сделка, которая не требовала согласия должника. Депозит. Исполнение иногда оказывается невозможным по обстоятельствам, зависящим от кредитора - рекомендуют должнику предложить кредитору платеж капитальной суммы с процентами, удостоверив это обстоятельство при свидетелях. Конкуренция обязательств. Нет ничего нового в том, чтобы рядом существовали два обязательства одного итого же лица об одном и том же предмете. Одно и то же может нам причитаться по нескольким основаниям. Разумеется, в силе остается правило, что добрая совесть не терпит, чтобы одно и то же взыскивалось дважды. Совпадение (конфузия). Обязательство прекращается также в тех случаях, когда в обязательственном отношении кредитор и должник сливаются в одном лице. Чаще всего это имеет место, когда должник становится наследником кредитора и наоборот. Невозможность исполнения (физическая, юридическая, превоначальная).

1. Главный случай прекращения обязательства вследствие невозможности исполнения - это тот, когда предмет обязательства, индивидуальная вещь, погиб физически или стал юридически невозможен для исполнения, притом без вины должника.

2. Пример юридической невозможности: если я продал чужого раба, а он хозяином отпущен на волю, то я от обязательства освобождаюсь.

3. Обязательство, предмет которого невозможен, ничтожно.

Вопрос №47: Основания прекращения обязательств: зачет встречных требований, новация, цессия.

В основе прекращения обязательств лежали различные юридические факты, наступление которых влекло прекращение юридических отношений между кредитором и должником.

Самым естественным способом погашения обязательства является исполнение обязательства. Собственно на это оно и направлено. Однако исполнение обязательства могло быть прекращено по основаниям, описанным ниже.

Новация - обновление.

Это договор, который прекращал существующее обязательство путем установления вместо него нового обязательства.

Римляне считали, что при новации создавалось новое обязательство в силу того, что погашалось старое. Совершалась новация на основе устного договора, стипуляции по обоюдному согласию. Обновление заключалось в изменении содержания, либо сроков, либо субъектов обязательства. Юстиниан признал возможным изменение объекта обязательства, когда стороны обязательства имеют намерение произвести обновление, и установил, что о его наличии может свидетельствовать только открытое заявление.

Другой разновидностью новации была необходимая новация. Устанавливалась она процессуальным путем: на стадии litiscontestatio в судебном процессе существовавшие прежде отношения (обязанность исполнить обязательство между кредитором и должником) прекращались, по мнению римлян, а возникали новые, по которым стороны приобретали право требования. После присуждения устанавливалась еще одна новация: прекращалось требование, и ответчик подлежал ответственности на основании судебного приговора.

Зачет

Это взаимное погашение долга и встречного однородного требования, срок которого наступил.

Модестин дает такое определение зачета: "Зачет - есть взаимный расчет долга и требования". Происходил зачет при наличии двух встречных требований, когда каждая из сторон является должником и кредитором другой стороны. Появляется этот способ погашения обязательств только в период формулярного процесса и применяется он в первое время только в исключительных случаях:

в операциях банкира. Банкир, предъявляя иск своему клиенту, должен был сам в случае предъявления ему встречных требований зачесть их;

при несостоятельности. Покупатель имущества несостоятельного должника, предъявляя иск к его должникам, должен был вычесть долги самого должника;

при обязательствах, основанных на доброй совести. Судье, как писал Гай, была предоставлена полная возможность определить, сколько следует возвратить истцу, и, "приняв во внимание то, что со своей стороны истец должен заплатить на основании того же иска, присудить к уплате остального того, против кого предъявлен иск". Имеются в виду встречные требования из одного и того же основания.

Последующие реформы императора Марка Аврелия (II в. н.э.) и Юстиниана расширили случаи применения зачета. Юстиниан установил, что судья, произведя зачет, должен был приговорить ответчика к платежу разности.

Условия применения зачета:

‒ оба требования должны быть встречными;

‒ оба долга должны быть однородными;

‒ наступил срок требования;

‒ оба требования являются ликвидными.

К зачету стали допускаться натуральные обязательства. Однако не подлежали зачету долги, возникающие из поклажи, ссуды, насилия, кражи, в отношении фиска.

Слияние, соединение в одном лице качеств должника и кредитора (при наследовании).

Освобождение от долга. Это добровольный отказ кредитора от взыскания по обязательству, отказ кредитора от права требования. Осуществлялось это в форме символической уплаты при помощи меди и весов; формального устного заявления кредитора о получении долга, Аквилиевой стипуляции, посредством которой обязательства из разных оснований между одними и теми же лицами сводились в одно и прекращались путем формального устного заявления кредитора о получении.

Соглашение о неистребовании долга или о непредъявлении требования заключалось между должником и кредитором, по которому кредитор посредством простого пакта (неформально) ручался не требовать взыскания.

Обратное соглашение. Обязательства из консенсуальных договоров, которые были установлены между лицами путем простого соглашения, могли быть прекращены по обоюдному согласию сторон при условии, что ни одна из них не приступила к исполнению обязательства. Отказ от договора возможен был также при наличии согласия обеих сторон и если это не влекло наступление убытков.

Невозможность исполнения (не по вине должника). Физическая невозможность наступала при случайной гибели предмета обязательства - индивидуальной вещи, являющейся незаменимой.

Юридическая невозможность исполнения наступала в случае превращения предмета обязательства из оборотного во внеоборотный.

Смерть субъектов

Деликтные обязательства прекращались в случае смерти виновного лица. Однако по преторскому эдикту за обманные действия и угрозы наследодателю наследник отвечал в пределах обогащения. Прекращались только те договорные обязательства, которые были связаны с личностью участника договора (товарищество, поручение, наем услуг).

Изменение семейного состояния должника и кредитора в силу наступления недееспособности лица прекращала обязательство.

Истечение давности - это невозможность предъявления иска из обязательства ввиду истечения срока.

Выводы

Римляне достаточно точно определили понятие и содержание обязательства, виды обязательств, привели их в систему и классифицировали. Особое внимание римскими юристами было уделено условиям ответственности контрагентов. Были установлены способы обеспечения обязательств.

 

Вопрос №48: Договор: понятие, виды, толкование.

В наидревнейшем римском праве термины contractus еще не обозначали один из источников возникновения обязательства, т.е. правоотношения, в силу которого определенный субъект обязан произвести в пользу другого субъекта определенные действия имущественного характера, а лишь указывали на сами обязательственные узы, на те узы, которые происходят из законного действия, из юридической сделки, которая определяется здесь как contractus.

Договоры (а также пакты, снабженные юридической защитой) подразделяются на односторонние и двухсторонние. Критерием такого деления является наличие обязанности на одной или на двух сторонах. Так, в договоре займа обязанность лежит на заемщике, состоящая в возвращении в срок такой же денежной суммы или такого же количества вещей того же рода, какие были получены. Заимодавец никакой обязанности не несет, но управомочен требовать возврата вещей, составляющих предмет договора. Это — односторонний договор. А договор купли-продажи — двухсторонний, ибо обязанности в нем несут обе стороны — продавец, обязанный предоставить другой стороне в собственность вещь, и покупатель, обязанный уплатить продавцу определенную сумму.

В двухсторонних договорах взаимные обязанности не всегда равноценны, не всегда эквивалентны. В принципе равнозначны обязанности сторон в договоре купли-продажи (ибо, как правило, цена соответствует товару). Двухсторонние договоры, в которых обязанности сторон эквивалентны, называются синаллагматическими.

Безвозмездный договор ссуды также двухсторонний, но обязанности сторон в нем не равнозначны. Ссудополучатель обязан вернуть вещь в срок в целости и сохранности. Обязанность же ссудодателя случайна, не всегда имеет место, а возникает лишь в случае причинения вреда имуществу ссудополучателя предоставленной ему в ссуду вещью (например, пред­метом ссуды было больное животное, заразившее животных ссудополучателя).

Односторонние договоры (каковой была и стипуляция) соответствовали натурально-патриархальному хозяйству. Следствие восходящих экономических отношений — договоры, адекватно опосредствующие встречные действия сторон. Не случайно в классическую эпоху и позже преобладали синаллагматические договоры.

Толкование договора

В старом цивильном праве господствовал культ слова: и законы, и договоры толковались по их буквальному тексту. Несоответствие между внешним выражением договора и тем, что сторона имела в виду, во внимание не принималось. Предпочтение отдавалось форме, но не мыслям, в ней выраженным, что отражено в словах знаменитого юриста старой школы Квинта Муция Сцеволы: «Иногда, больше значит написанный текст, чём намерение сторон». Соответственно, договоры этого периода получили наименование договоры строгого права.

Со временем приоритет слова в толковании договоров (и норм права) вошел в противоречие с потребностями товарооборота. В римской юриспруденции обозначается тенденция, предпочитающая в толковании намерение, волю сторон, о чем свидетельствует Цицерон: «Мальчики у учителей упражняются на том, что одни учатся защищать написанный текст, а другие — справедливость». Основой в осмыслении нового научного направления была греческая культура. Римские юристы опирались в своих выводах на соответствующие идеи великих греков.

Таким образом, восторжествовала точка зрения, утверждавшая в толковании договора превалирующее значение намерения сторон. При рассмотрении споров, возникших из договоров, принимались во внимание различные ситуации, не вытекавшие непосредственно из их буквального содержания, например, учитывалась недобросовестность стороны. Как говорили римские юристы, договоры толковались по доброй вере (доброй совести). Соответственно договоры, допускавшие такое толкование, именовались договорами доброй веры. На основе принципа доброй веры сформировались новые типы договоров — консенсуальные и реальные.

Вопрос №49: Умысел: понятие, виды, последствия при заключении сделок.

Должник несет ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Как правило, эта ответственность наступает при наличии вины должника. Под виной понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом.

В римском праве выделяли две формы вины – умысел и неосторожность. Умысел - лицо сознает противоправность своих действий (бездействия), предвидит наступление неблагоприятных последствий и желает их наступления или сознательно допускает. Умысел при заключении сделки – сознательное введение другой стороны в заблуждение. Римские юристы подошли вплотную к вопросу о том, что необходимо привести в систему объем ответственности должника по каждому из договоров и установить, в каких случаях он отвечает лишь за умысел, в каких также за вину, и в каких даже за случайную гибель вещи, т.е. без вины. В основу деления был положен вопрос о том, чьи преимущественно интересы имеет в виду заключенный договор:

1. Если обязательство имело в виду интересы и должника и кредитора, то при его нарушении должник нёс ответственность и за умысел, и за неосторожность.

2. Если обязательство имело в виду только интересы кредиторы, то должник нёс ответственность только за умысел.

3. По некоторым обязательствам ответственность должника ограничивалась той степенью заботливости, которую должник был обязан проявить по отношению к своим собственным делам (например, в договоре товарищества).

Вопрос №50: Насилие и угроза: понятие, значение при заключении договора.

Теоретически порок волевого момента в сделке может определяться применением как абсолютного (когда воля лица совершенно подавлена), так и относительного насилия, однако первое представляет собой дидактическую ситуацию: напри­мер, силой вывести подпись на документе рукой другого ли­ца. Практическое значение имеет относительное насилие, когда физической силой или угрозами лицо принуждается к совершению нежелательного для него юридического акта. Здесь агент сделки стоит перед выбором: исполнить неспра­ведливое требование или подвергнуться худшим испытаниям. Таким образом, волеизъявление субъекта имеет место, что и определяет действительность результирующей сделки.

Подавить волю лица и принудить его к заключению сделки можно прямым насилием, в виде пыток, похищения с последующим заключением и т. п., или иными методами, когда жертва не испытывает непосредственного воздействия на свое тело (но насилие, например, применяется к его близким), — однако в любом случае психологический эффект воздействия в отношении воли к совершению юридического акта одинаков: субъект действует под влиянием страха.

Единство психологического основания отразилось в переме­не в преторском эдикте, отрицавшем действительность таких сделок.

Страх должен быть обоснован: опасность должна действи­тельно существовать. Угроза или приме­нение силы должны относиться к моменту заключения сделки: если нарушитель лишь добивается исполнения обязательства, прибегая к силе или угрозам. Известно, что Цельс по вопросу о принятии наследства под влиянием страха придерживался взгляда, противоположного высказанному Павлом, — исходя из необходимого волевого содержания акта, он отвергает действенность формы. Важнейшим преторским средством защиты от насилия в обо­роте является восстановление в первоначальное положение. Лицо, совершившее сделку под влиянием насилия, может действовать, как если бы сделка была ни­чтожна. По иску, предъявленному в течение года к любому лицу, получившему выгоду от сделки, заключенной под воздействием страха, можно было взыскать истца на основе arbitrium de restituendo. При этом нарушитель принуждался не только отказаться от прав тре­бования по сделке, но и восстановить все обеспечения (личные и реальные) на стороне пострадавшего. В случае получения вещи в результате порочной сделки он должен был вернуть все плоды и доходы от нее и т. д. Штрафной характер иска не по­зволял вчинить его против наследников нарушителя, у которых можно было истребовать лишь неосно­вательное обогащение. В отличие от штрафного иска, этот иск не субси­диарный, и его вчинение возможно, несмотря на наличие других процессуальных средств.

Вопрос №51: Основания ответственности при неисполнении и ненадлежащем исполнении договоров.

Основания ответственности при неисполнении и ненадлежащем исполнении договоров.
В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства он нес ответственность перед кредитором. Формы ответственности неисправных должников были неодинаковые в различные исторические периоды. В более отдаленные эпохи ответственность имела личный характер: в случаях неисполнения должником лежащей на нем обязанности к нему применялись (притом самим кредитором) меры воздействия, направленные непосредственно на его личность (заключение в тюрьму, продажа в рабство, даже лишение жизни). С течением времени формы ответственности были смягчены: за неисполнение обязательств должники стали отвечать не своей личностью, а имуществом.

В развитом римском праве последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должника возместить кредитору понесенный им ущерб.
Ответственность должника строилась в римском праве на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в возникшем для кредитора ущербе.

Вопрос №52: Вина: понятие, формы, степени.

По римскому праву ответственность должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, как правило, наступала при наличии вины должника. Под виной (culpa) понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом, что выражалось в следующем положении: «Нет вины, если соблюдено все, что требовалось».

Вина (culpa) в широком смысле слова включала в себя два вида вины: умысел (dolus), когда должник предвидит последствия своего нарушения (действий или бездействия) и желает этих последствий, и небрежность (culpa в тесном смысле этого слова), когда он не предвидел, но должен был предвидеть эти последствия. В случае умышленного (dolus) неисполнения обязательства всегда наступала ответственность. Данное положение носило императивный характер и не могло быть устранено соглашением сторон: «…недействительно соглашение об устранении ответственности за умысел».

Вина в форме небрежности (culpa) определялась следующим образом: «Вина имеется налицо, если не было предвидено то, что заботливый мог предвидеть».

Источники римского права различали несколько степеней вины в форме небрежности (culpa в тесном смысле слова). Во-первых, грубая вина, грубая небрежность (culpa lata), когда должник не проявляет ту меру заботливости, которую можно требовать от всякого, а в его действиях (бездействии) проявляется «непонимание того, что все понимают».

Во-вторых, легкая вина (culpa levis или просто culpa), когда должником не проявлена мера заботливости, присущая доброму хозяину, заботливому главе семьи. Римские юристы выработали тип заботливого и рачительного хозяина, который служил мерилом степени заботливости должника при исполнении им обязательства и в связи с этим степени его ответственности за вину. Поскольку легкая вина предполагала несоблюдение этого определенного юристами мерила, этот вид вины получил впоследствии название culpa in abstracto, т. е. вина по абстрактному мерилу.

В-третьих, в отличие от вины по абстрактному критерию римские юристы говорили о третьем виде вины – culpa in concreto, т. е. о вине, определяемой по конкретному мерилу, когда должником не соблюдена та мера заботливости, которую он проявляет в собственных делах.

Таким образом, по римскому праву culpa (вина) чаще всего означала culpa levis, т. е. легкую вину, которая проявлялась в отсутствии степени заботливости, присущей доброму хозяину; реже имела место culpa lata, т. е. грубая вина, которая практически приравнивалась к умыслу. Dolus (умысел) и culpa (вина) объединялись в обобщающем понятии culpa в широком смысле этого слова.

Как видим, римское право не оставляло места для гипотетического «психического» отношения должника к своим действиям (бездействию) и их результату.

Следует обратить внимание на то, как выглядели положения римского права о вине в интерпретации российских юристов, ибо именно это в наибольшей степени предопределяло российскую гражданско-правовую доктрину (ее соответствующие положения). В этом смысле чрезвычайно любопытна работа К. Анненкова «Система русского гражданского права», вышедшая в свет в 1901 г. (второе издание). Автор отмечал, что «по праву римскому… на должнике лежала обязанность отвечать перед верителем за убытки, происшедшие оттого, что исполнение обязательства в целом или в части сделалось невозможным по его вине, и притом одинаково как в тех случаях, когда исполнение его сделалось невозможным вследствие его dolus'a in faciendo или in non faciendo, так и в тех, когда исполнение его сделалось невозможным вследствие его culpa. Эта обязанность должника считалась до такой степени безусловной, что соглашение об освобождении его от нее, как безнравственное, считалось недействительным, хотя соглашение о прощении убытков, должником уже причиненных, допускалось и считалось, напротив, действительным. Впрочем, ответственность должника за убытки, происшедшие от неисполнения обязательства вследствие его culpa levis, определялась правом римским… не всегда одинаково, т. е. иногда объем ответственности его увеличивался, а иногда, напротив, уменьшался».

В качестве примера увеличения ответственности по римскому праву автор ссылался на обязательства тех лиц, которые занимались чужими делами безвозмездно, не получая никакого вознаграждения, если они сами «навязались» на заключение какой-либо сделки; уменьшение ответственности иллюстрировалось обязательствами, которые или существовали в обоюдном интересе должника и верителя, или же касались собственного интереса должника. В отношении тех случаев, когда обязательство существовало в обоюдном интересе двух сторон, автор подчеркивал, что ответственность за убытки, происшедшие от culpa levis, падала по праву римскому на обе стороны.

По общему правилу, отмечает К. Анненков, по римскому праву каждый должник обязан был отвечать за убытки, происшедшие от неисполнения обязательства только по его собственной вине, за неисполнение же обязательства по чужой вине или, все равно, за неисполнение его по вине другого должник обязан был отвечать, только как исключение из общего правила, за custodia rei в случаях нахождения у него на руках чужих телесных вещей, когда он обязан был отвечать за убытки, происшедшие от их повреждения или похищения третьими лицами, если только похищение не было насильственным, каковое, наравне с непреодолимой силой, освобождало его от ответственности.

По римскому праву должник отвечал за «целость» (сохранность) чужой вещи, в том числе и за действия третьих лиц в отношении этой вещи (custodia rei), в случаях: а) принятия им возмездно на сохранение вещей в его склад в качестве его хозяина; б) принятия им в качестве корабельщика или хозяина гостиницы или постоялого двора груза или вещей путешественников; в) принятия им вещей в качестве поклажепринимателя, или закладопринимателя, или даже и рабочего; г) принятия им вещей как лицом, ведущим чужие дела без поручения. Впрочем, в указанных случаях договором допускалось как расширение, так и сужение ответственности должника за custodia.

По римскому праву, подчеркивал К. Анненков, должник по общему правилу не отвечал за неисполнение обязательства, последовавшее от случая (casus), за особый вид которого считалась также непреодолимая сила (vis major), как чрезвычайный, необыкновенный случай, например пожар, наводнение, землетрясение, кораблекрушение, моровая язва, вторжение неприятеля, нападение разбойников и т. п. Но и из этого правила были исключения, когда ответственность все же возлагалась на должника. К числу таких исключений относились следующие случаи. Во-первых, когда casus, сделавший невозможным исполнение обязательства, наступил или по вине должника, или же во время просрочки должником обязательства. Во-вторых, когда соглашением сторон устанавливалась ответственность должника, в том числе и за случайно наступившую невозможность исполнения обязательства. В-третьих, когда в силу случайных обстоятельств не исполнялось обязательство, предметом которого были деньги или вещи, определяемые родовыми признаками. В-четвертых, в случаях обращения должника, действующего в чужом интересе, к занятию такими новыми предприятиями, которыми хозяин обыкновенно не занимается.

В остальных случаях вследствие случайной гибели предмета обязательства должник освобождался от обязанности его исполнения, если обязательство его не было альтернативным, по которому должник мог быть освобожден от исполнения лишь в случае гибели всех предметов указанного обязательства.

Более жесткие и детальные правила устанавливались римским правом в отношении ответственности должника, допустившего просрочку исполнения обязательства. Для должника, «впавшего в просрочку», наступали известные важные последствия, которые заключались: в его обязанности возместить верителю убытки, уплатить проценты и предоставить полученные плоды; в обязанности должника отвечать даже за случайные гибель или ухудшение вещи, составляющей предмет его обязательства; в праве верителя по двухстороннему договору отступиться от договора, если принятие просроченного исполнения противно его интересам, однако для того чтобы такие последствия просрочки в исполнении обязательства могли наступить, римским правом требовалось, чтобы должником не только было пропущено назначенное время для его исполнения, но и чтобы обязательство было не исполнено в установленный срок по его вине. От верителя же требовалось сделать должнику напоминание об исполнении обязательства. Такое напоминание заключалось во внесудебном требовании верителя представления должником удовлетворения или платежа по обязательству, которое должно было быть предъявленным должнику до наступления срока исполнения обязательства.

Должник признавался невиновным в неисполнении обязательства, в том числе и при наличии просрочки его исполнения, в случаях, когда: должник по извинительному заблуждению не знал или о самом существовании обязательства, или его размере, или же сроке его исполнения, что признавалось возможным, например, если наследник был недостаточно осведомлен о положении наследства или его поручитель не знал о неисполнении обязательства должником; внешние обстоятельства, не зависящие от должника, помешали исполнению обязательства, к примеру отсутствие верителя или самого должника по случаю нахождения в плену у неприятеля или в отлучке по делам службы.

Невыгодные для должника последствия просрочки в исполнении обязательства отпадали также в случаях, когда: обязательство прекращалось посредством его исполнения или иным образом; веритель сам прямо или молчаливо давал отсрочку на его исполнение; должник предлагал верителю исполнение просроченного обязательства вместе с возмещением вреда, имевшего место в связи с просрочкой исполнения обязательства.

Предложение исполнения обязательства признавалось римским правом совершенным должником надлежащим образом в зависимости от того, подлежал ли предмет удовлетворения обязательства доставлению со стороны должника верителю, или же, напротив, веритель обязан был взять его у должника. В первом случае должник вместе с предложением о предоставлении исполнения обязательства должен был доставить верителю и самый предмет обязательства. Во втором – должник только заявлял верителю о своей готовности исполнить обязательство.

В случае непринятия верителем предложения исполнения обязательства от должника, совершенного последним надлежащим образом, веритель по римскому праву считался просрочившим в принятии исполнения обязательства и должен был нести невыгодные последствия. Суть этих последствий заключалась в том, что: веритель обязан был терпеть вред, происшедший от случайной гибели вещи, предлагавшейся должником в исполнение обязательства; должник не обязывался долее хранить вещь, составлявшую предмет обязательства, если для хранения ее требовались издержки; в случае же сохранения должником этой вещи он имел право требовать от верителя возмещения понесенных им от этого убытков.

Аналогичный подход к определению существа вины должника в форме небрежности, неосторожности (culpa) по римскому праву, а также к критериям разграничения отдельных видов такой вины мы находим и у В.М. Хвостова, который определял суть culpa следующими словами: «Тот действует неосторожно, кто не обдумывает своих действий с той степенью заботливости, применения которой право требует от него в данном случае».

Степень заботливости, которую право требует от действующего лица, отмечал В.М. Хвостов, определяется в разных случаях по различным масштабам и в различных границах. В частности, применяются два масштаба определения должной меры заботливости: абстрактный и конкретный. Абстрактный масштаб состоит в том, что право требует у каждого лица соблюдения той степени заботливости, которую обыкновенно при подобных обстоятельствах обнаруживает средний человек, как его мысленно представляют себе законодатель и судья. Причем этот средний человек сам может быть двоякого типа. Иногда требуется только такая мера заботливости и осмотрительности, какую при данных условиях проявил бы всякий обыкновенный человек. Отсутствие такой осмотрительности называется culpa lata (грубая неосторожность). В других случаях требуется соблюдение той степени заботливости, которую обнаружил бы хороший, заботливый представитель данной профессии и человек данного положения в обществе. Отсутствие такой осмотрительности составляет легкую вину (culpa levis). Конкретный масштаб при определении необходимой степени заботливости применялся по римскому праву лишь к определенным отношениям, возникающим на почве некоторых обязательств (опека, ответственность мужа за приданое). От действующего лица требовалось применение к чужому делу той степени заботливости, которую он сам обыкновенно применяет к своим собственным делам. Отсутствие этой заботливости называется culpa in concreto.

Как видим, понятие вины должника как проявление им необходимой степени заботливости было характерным для трактовки российскими юристами соответствующих положений римского права. Данное обстоятельство предопределило подход российской гражданско-правовой доктрины к определению понятия вины должника, нарушившего обязательство.

Вопрос №53: Возмещение убытков: объем, пределы взыскания.

Ответственность должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства выражалась в Риме преимущественно в обязанности возместить убытки.

Объем возмещения убытков:

а) сколько эта вещь будет стоить, столько денег присуди

б) что поэтому делу надлежит исполнить по доброй совести, столько присуди.

(1) В первом случае возмещение убытков сводится к возмещению действительной стоимости вещи

(2) В развитом римском праве чаще всего имеем дело со вторым способом возмещения убытков, в этих случаях говорят о присуждении "интереса". Интерес бывает больший, чем стоит вещь. Слово «интерес» означает "составлять разницу". Присуждается разница между тем предположительным состоянием имущества кредитора, какое было бы, если бы договорное обязательство было исполнено должником, и тем действительным имущественным положением которое создалось в следствие неисполнения договора. Эти два элемента впоследствии стали называться возникший ущербиупущенная выгода.

Возмещались только ближайшие последствия того факта, который служил основанием возмещения (прямые убытки), но не косвенные (более отдаленные) убытки; например, лицо, повредившее чужое здание, отвечало за стоимость необходимых исправлений, но не кражу, совершенную рабочими, производившими необходимые исправления.

Упущенная выгода — неполучение предполагаемого дохода. Например, убит раб-певец, раб-художник. Уменьшение имущества рабовладельца на стоимость одного раба — это положительный ущерб, но раб приносил его собственнику определенную выгоду своим талантом, которого рабовладелец лишался — это упущенная выгода.

Размер вреда определялся в денежном выражении с учетом конкретных обстоятельств, времени и рыночной конъюнктуры. Должник нес ответственность в размере причиненного вреда. Упущенная выгода подлежит возмещению в пределах прямых, но не косвенных убытков: возмещались только ближайшие последствия неисполнения договора.

 

Вопрос №54: Классификация договоров: общая характеристика.

Основное в понятии договор – это добровольность волеизъявления сторон. Только соглашение лиц может квалифицироваться как договор.

При классификации договоров целесообразно применять следующие критерии:

1) способ толкования договора;

2) распределение прав и обязанностей между сторонами;

3) предоставление юридической защиты;

4) предмет договора;

5) момент вступления в юридическую силу.

С точки зрения предоставления юридической защиты различали контракты и пакты. Пакты – это неформальные соглашения, не снабжённые исковой защитой. Со временем некоторым пактам была предоставлена исковая защита, получив название «одетых». В целом договор должен соответствовать закону, а также нормам морали и нравственности, в связи с чем выделяли договоры противозаконные и противоречащие "добрым нравам". В зависимости от юридической значимости каузы договора выделяли абстрактные и каузальные договора. Каузальные договоры – это обязательства, в которых кауза имеет юридическое значение и при недостижении каузы обязательства, оно является недействительным. Абстрактные договоры – это договоры, для которых кауза юридически безразлична, т.е. основание возникновения не имеет юридического значения, в связи, с чем недостижение каузы в договоре не делает его порочным. Среди литеральных договоров необходимо различать литеральный контракт, который фиксировал заёмные отношения, но при этом реальной передачи денег не происходило и контракты, оформлявшие реальную передачу денег. Кроме того, к литеральным контрактам относились: журналы, приходно-расходные книги, синграфы и хирографы.

Реальные контракты вступали в силу с момента фактической передачи вещи или денежных средств. К таковым в римском праве относились: договор займа, договор ссуды, договор хранения и договор заклада. По договору займа вещь передавалась должнику в собственность. В договоре ссуды, вещь передавалась ссудополучателю в пользование. Кроме того, первый договор являлся возмездным, второй договор – безвозмездным. Консенсуальные - это договоры, порождающие правовые последствия в момент достижения соглашения между сторонами.

 

Вопрос №55: Формализованные договоры: манципация, нексум, фидуция.

МАНЦИПАЦИЯ

Предметом квиритской собственности были как манципируемые, так и неманципируемые вещи. Неманципируемые вещи переходили в квиритскую собственность по… Первоначально сделки были очень редки в Риме, согласно предписаниям обычного… Еще до принятия Законов XII таблиц понтификсы создали облегченную форму манципации – манципацию с одной монетой. С…

NEXUM

Nexum - это договор личного займа. Заключался он в такой же форме, как и mancipatio. Только здесь вещи не передавались, а взвешивали условленное количество металла до введения чеканной монеты, позднее - монету, символизирующую подлинные деньги. Произносилась определенная словесная формула, придававшая сделке характер займа. Уплата долга производилась в форме противоположного акта, который и описывается Гаем в Институциях. Если в назначенный срок должник долг не уплачивал, он подлежал аресту в домашнюю тюрьму кредитора, где его всячески истязали. Кредитор мог продать должника в рабство, даже убить и расчленить. Никакого предварительного иска для этого не требовалось. В этом выражалась непосредственная исполнительная сила nexum.

Положение должников еще более ухудшалось в связи с тем, что долги увеличивались за счет начисления на них процентов.

Должник подлежал насильственному захвату.

При заключении nexum должник как бы связывал самого себя, закладывал сам себя. Закон Петелия 326 г. ограничил права кредитора, запретив наложение цепей на должников, за исключение тех, которые совершили преступление. Но самое главное - кредитор должен был обратиться с иском в суд, доказать свое требование и получить судебный приговор. Взыскание должно было быть распространено не на личность, а на имущество должника.

В результате принятого закона nexum утратила свою исполнительную силу, а с появлением других форм займа она постепенно исчезает из жизни.

ФИДУЦИЯ (лат. fiducia) - в римском праве вид залога, по которому товар передавался лицу на условии, что после того, как его требования будут удовлетворены, он возвратит товар.

Fiducia является реликтом древней универсальной сделки nexum, заключавшейся в манципационной форме и расторгавшейся посредством solutio per aes et libram Эффект либрального ритуала определялся содержанием сопровождавшего акт заявления (nuncupatio), за которым закон XII таблиц (6,1) признал нормативную силу. Со становлением института частной собственности среди сделок per aes et libram выделился акт с реальным эффектом — mancipatio, с которым в классическую эпоху и ассоциировался либральный ритуал. Единство формы при функциональном разнообразии сказалось в том, что либральные сделки с обязательственным эффектом стали мыслиться как варианты манципаций. Этому способствовало также то, что все они, в том числе и собственно mancipatio, основывались на личной связи между сторонами — fides, определявшей конформность нормам принятого в таких случаях поведения. Можно предполагать, что первоначально fides была основой реального эффекта сделки: обязанность mancipio dans состояла в обеспечении титула приобретателя45, а позже, когда нормой стала индивидуальная принадлежность в обороте, роль fides свелась к средству побудить фидуциария к передаче вещи ее прежнему хозяину. Вещь возвращалась в форме обратной манципаций — remancipatio (если фидуциант, завладев ею, не осуществлял обратное приобретение по давности — usureceptio).

Фидуциарный договор в функции реальной гарантии обязательства — это вариант сделки, устанавливавшей ответственность в форме перехода во власть кредитора определенной вещи должника. Этот вид гарантии, сохранившийся после отмены nexum в узком смысле слова (когда было запрещено обращать взыскание на личность должника), стал восприниматься как самостоятельный контракт, при котором должник по основному обязательству — фидуциант — выступал кредитором, а кредитор-фидуциарий — должником. Обязанность фидуциария состояла в том, чтобы восстановить res fiduciae data фидуцианту. Условием реманципации, как и условием solutio per aes et libram при nexum, была уплата (или прощение) долга по основному обязательству.

Это условие предполагалось самой структурой контракта, поскольку по форме fiducia cum creditore не отличалась от fiducia cum amico и требование фидуцианта было защищено во всех случаях одинаковым иском — actio fiduciae. Этот иск, один из древнейших исков bonae fidei, был универсальным по содержанию: condemnatio в объеме "quidquid ob earn rem dare facere oportet" обусловливалась соблюдением правил поведения, принятых для каждой гипотезы.

 

Вопрос №56: Вербальные договоры: клятвенное обещание либертина, адстипуляция, адпромиссия.

При отпущении на волю либерт давал патрону клятвенное обещание, обязываясь к предоставлению в его пользу услуг. Promissio строго определяла содержание и качество, продолжительность и периодичность предоставлений, и патрон не мог потребовать большего. Если патрон был не в состоянии воспользоваться услугами либерта сам, он мог приказать ему исполнить обещанное в пользу своих друзей. Этот вид односторонней стипуляции отличает религиозный характер, несвойственный римскому праву. Гай говорит, что promissio iurata liberti представляет собой уникальную гипотезу, когда из клятвы возникает обязательство, и что другие случаи можно встретить только в практике перегринов. Источником обязательства либерта является не юридически значимая вербальная формула, а религиозная сила клятвы.

АДСТИПУЛЯЦИЯ

Полного совпадения по содержанию между стипуляцией основного стипулятора и добавочной стипуляцией adstipulator'a не требуется; но во всяком случае… Какие практические надобности преследуются этой новой формой? Какие… В Институциях Гая мы находим такое указание. Передавая содержание закона Аквилия, Гай сообщает, что второй главой…

АДПРОМИССИЯ

Из трех названных форм поручительства, sporisio и fidepromissio, по сло­вам Гая (3.118), являются сходными, положение же fideiussor сильно… Поручительство было в Риме распространенной формой обеспечения обязательств.… Назначение поручительства, как средства обеспечения должнику воз­можности получить необходимый кредит, естественно,…

Вопрос №57: Вербальные договоры: стипуляция.

Вербальные договоры - это договоры, которые заключались в словесной форме посредством произнесения вопроса и ответа, что и придавало им юридическую силу.

К вербальным договорам относились следующие: sponsi, stipulatio, iurata operarum promissio и dotis dictio.

До сих пор нет единого мнения относительно происхождения sponsio и stipulatio: является ли sponsio древнейшей формой stipulatio или нет, но можно привести некоторые отличия между ними.

Sponsio - это договор религиозного характера, при котором дававший обещание произносил клятву. Иногда это сопровождалось религиозным актом. Не установлено, имела ли договор религиозного характера юридические последствия для неисполнившего обещания. Договор религиозного характера заключалась только между римскими гражданами, а между всеми людьми. Других различий между ними не установлено.

Stipulatio - это основной вид вербальных контрактов, который заключался "посредством вопроса и ответа". Помпоний определял stipulatio как "словесную формулу, согласно которой одно лицо, отвечающее на вопрос другого, обязуется дать или сделать то, о чем его просят". "Обещаешь дать мне сто сестерциев? - Обещаю". С момента произнесения ответа договор считался заключенным. Процесс заключения стипуляции первоначально характеризовался следующими чертами.

Присутствие обеих сторон.

Устная форма заключения договора, в которой не могли участвовать глухие и немые.

Непрерывность действия: ответ должен следовать сразу за вопросом.

Соответствие глагола в ответе глаголу в вопросе.

Это обязательство stpicti juris: кредитор может требовать только то, что было обещано, без всяких дополнений; он не может требовать ни убытков, ни процентов.

Стипуляция носила абстрактный характер. Обязательство возникало независимо от основания и цели договора. В форму стипуляции могло быть облечено любое обязательство благодаря простоте ее заключения, что послужило ее широкому распространению.

Стипуляция была односторонним обязательством: у кредитора - право, у должника - обязательство. Форма договора упрощала рассмотрение судебного спора, так как устанавливалось только соблюдение формы, возражения должника не рассматривались.

Со временем в требованиях к договору происходят изменения.

С конца республики стипуляцию стали дополнительно оформлять письменно. Составлявшийся документ подтверждал сделку и получил название cautio. Постепенно значение документа возросло, и в постклассическую эпоху стали признавать стипуляцию заключенной, если она имела письменное подтверждение. В период империи допускается свобода оборотов речи на любом понятном друг другу языке. В праве Юстиниана стал допускаться разрыв во времени между произнесением вопроса и ответа.

С течением времени также происходит ослабление абстрактного характера сделки. Происходит это в связи с предоставлением претором должнику таких средств защиты, как exceptio doli и иска о признании сделки недействительной.

Стало возможным участие на каждой стороне договора по нескольку кредиторов и должников, т.е. соучастие.

Сложные формы стипуляции. Различалось соучастие солидарное (корреальное) и акцессорное (субсидиарное): несколько кредиторов или должников.

При корреальном соучастии сокредиторы (активно-солидарное) поочередно один за другим произносят вопрос, а должник отвечает всем сразу; содолжники (пассивно-солидарное) последовательно друг за другом отвечают на вопрос кредитора, который он задает каждому из них без перерыва.

Сначала стипуляция была единственным способом для установления такого соучастия. Но затем оно было признано и в ряде других случаев.

Сокредиторы и содолжники в солидарных обязательствах занимали равное друг с другом положение. Поэтому обязательство полностью погашалось, если долг уплачивался одному кредитору или одним из должников, а также в случае предъявления иска одним из кредиторов или одному из должников.

Акцессорное (дополнительное) соучастие, когда сокредиторы и содолжники не находятся в равном положении, так как один соучастник выступает в обязательстве в качестве главного, присоединив другого лишь в качестве дополнительного соучастника. Поэтому право и обязанность этого другого является дополнением к праву или обязанности главного. Впервые такие отношения были выражены также в форме stipulatio.

Акцессорное соучастие было возможно в виде adstipulatio и adpromissio:

а) при adstipulatio дополнительное лицо участвует на стороне кредитора. В этом случае сначала предлагает вопрос и получает ответ главный кредитор, потом тот же вопрос предлагает кредитор добавочный и получает второй ответ от должника. Адстипулятор - это лицо, которое стипулирует то же, что и сам стипулятор, но все, что адстипулятор получил (от должника), он обязан передать главному кредитору. Причина появления этой формы соучастия - недопустимость в легисакционном процессе представительства;

б) adpromissio - присоединение добавочного должника. Это более распространенное соучастие. Главной его целью является поручительство.

Защита кредитора в стипуляции осуществлялась с помощью специальных исков: в древнем праве - actio per pegnoris capionem, а в классическом и постклассическом - cоndictiones.

Все стипуляционные иски - абстрактные (устанавливался факт долга и предмет обязательства). Это иски строгого права намерения сторон, обстоятельства заключения договора в них не учитывались.

К вербальным контрактам также относятся:

Jurata operarum poromissio - торжественное (в форме клятвы) обещание вольноотпущенным услуг своему патрону.

Dotis dictio - обещание установителя приданого мужу или его домовладыка.

Эти контракты заключались в устной форме, но не посредством вопроса и ответа, а произнесением обещания.

 

Вопрос №58: Литеральные договоры: кассовые записи, синграфы, хирографы.

Литтеральный контракт - это договор, который заключался в письменной форме, основывался на письменном документе. Именно письменная форма придавала договору юридическую силу - возникало обязательство.

Различались древнеримские литтеральные контракты и контракты императорского периода. Они существенно отличались друг от друга.

Появились литтеральные контракты достаточно поздно - в конце II в. до н.э. Возникли они из практики деловых людей вести приходно-расходные книги и книги текущих счетов, необходимые для ведения хозяйственной деятельности. В эти книги глава семьи записывал приход и расход, долги. Из этих записей никаких новых обязательств не возникало.

Устанавливалось литтеральное обязательство посредством обновления прежнего обязательства новым, возникающим при новой бухгалтерской записи.

Это самый ранний литтеральный контракт, называвшийся expensilatio или nomina transcriptica - перезапись кредитных обязательств.

Гай писал: "Внесение долга в домашнюю книгу бывает двоякого рода; или от вещи к лицу, или от лица к лицу. Запись от вещи к лицу имеет место тогда, когда то, что ты мне должен по купле, найму или товариществу, я запишу за тобою как сумму, следуемую мне. Занесение долга в счетную книгу от лица к лицу имеет место в том, например, случае, когда то, что мне следует с Тиция, я занесу как сумму, тебе уплаченную, т.е. если долг Тиция переводился на тебя".

В первом случае происходит замена основания обязательства между теми же субъектами. Во втором - происходит замена должника.

Таким образом, древнереспубликанский литтеральный контракт можно определить как договор, заключавшийся посредством записи в приходно-расходную книгу кредитора долга данного должника (или долга другого должника, переведенного на данного) на основании соглашения сторон. Возникновение обязательства не зависело от действительной выдачи денег.

Прекращался литтеральный контракт внесением в книгу записи кредитора о получении долга.

В период империи этот литтеральный контракт выходит из употребления.

Кроме рассмотренного литтерального контракта письменное обязательство возникало, как пишет Гай, "вследствие долговых расписок, если кто напишет, что он должен или что он дает. Этот вид обязательств был распространен между иностранцами, но в классический период он стал применяться и между гражданами, и между гражданами и иностранцами и были двух видов: хирографа и синграфа.

Синграфа - это долговая расписка, изложенная от третьего лица. Возникла на почве процентных займов. Составлялась она в двух экземплярах в присутствии сторон и свидетелей; подписывалась свидетелями, должником и кредитором.

Хирографа заменила синграфу в императорский период. Излагалась она от первого лица и подписывалась должником.

Во времена Юстиниана было установлено, что любое письменное обязательство, которое не было отозвано в течение двух лет, становилось источником абстрактного литтерального договора.

 

Вопрос №59: Реальные договоры: понятие, краткая характеристика. Договор займа и его виды.

Реальные контракты возникали после реальной передачи вещи. Римляне рассматривали эти соглашения с точки зрения магических представлений: реальный переход вещи предполагал установление абсолютного господства над нею.

Договор займа. Договор займа – это соглашение, по которому одна сторона передает в собственность другой стороне вещь, наделенную родовыми признаками. Договор займа – односторонний контракт, лишь заемщик обязан был возвратить вещь. Случайная гибель вещи не прекращала обязательства. Заемополучатель обязывался возвратить в установленный срок вещь, наделенную такими же родовыми признаками. Возможно было невыполнение взятых на себя обязательств при договоре займа, если кредитор докажет в суде неплатежеспособность должника.

При невыполнении своих обязательств, возникших из договора займа, должник строго наказывался. По законам XII таблиц должник, не заплативший долг, разрывался на части. «В третий базарный день пусть разрубят должника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено им в вину». Часть исследователей скептически относятся к этой норме, хотя другие считают это реальностью.

Родовыми признаками считались вещи, определяемые следующими признаками: весом, числом, мерой. Род, считали древние, не погибает и может быть заменим на вещь этого рода. Например, заимодатель передает заимополучателю 10 кг яблок. Заемщик получает их в собственность и распоряжается ими по своему усмотрению. По истечении 3-х месяцев он обязан возвратить 10 кг других яблок, но такого же сорта и качества.

Договор займа считался заключенным только после реальной передачи вещи и согласия сторон. Заключенным считалось соглашение уже после передачи ключа от склада, где хранились мешки с зерном. Договор займа мог осуществить лишь собственник. Мнимый заем – передача вещи несобственником – являлся незаконным договором. При случайной гибели вещи ответственность ложилась на собственника.

В древности договор займа заключали с помощью манципации или стипуляции, позднее стало достаточно простой передачи вещи. Нередко стипуляцию закрепляли письменным соглашением. Хотя заем являлся безвозмездным контрактом, на практике часто устанавливались проценты, но они существенно ограничивались и не должны были превышать сам капитал.

Проценты регулировались специальным неформальным договором – пактом – или законом. В 342 г. до н.э. законом Генуция взимание процентов было запрещено. С I в. до н.э. проценты установились на уровне 12% годовых, а при Юстиниане устанавливалось до 6% годовых. Ограничение процентных ставок происходило под большим влиянием христианства, отрицательно относившегося к ростовщичеству. Проценты зависели и от общественного положения лиц. Юстиниан определил, что высокопоставленные чиновники не могли взимать более 4% годовых, купцы – не более 8%, в остальных случаях не более 6%, при морском займе до 12%.

Обычно проценты устанавливались с помощью стипуляции. Установление процентов на проценты запрещалось. Договоры займа устанавливались также в отношении самоуправляющих органов. Банкиры, проводящие ростовщические операции, обязаны были вести книги учета, представляемые на судебное разбирательство в качестве доказательства.

Существовал также морской заем, при котором риск гибели капитала ложился на заимодавца. Считалось, что на полученные взаймы средства торговец мог совершить удачную сделку, выгоду от которой он разделит со своим кредитором. Морской заем рассматривался как совместное дело ради достижения определенной цели. В этом договоре, рисковали как должник (предоставляя свой корабль, рискуя своей жизнью), так и кредитор (своим капиталом). При морском займе риск возлагается на кредитора с того дня, в который на основании соглашения корабль должен отплыть. Цервидий Сцевола сравнивал морской заем с получением денег атлетом и его обязательством возвратить долг своему кредитору в случае победы на соревнованиях, в большем объеме. Но в связи с огромным риском данного контракта разрешалось устанавливать любой процент (при Юстиниане – до 12%).

Вопрос №60: Реальные договоры: договор ссуды.

Специфический правовой вариант передачи вещи одной стороной другой с хозяйственной целью составляла ссуда. Ссудой признавался договор, по которому передавалась вещь, определяемая только индивидуальными признаками (дом, участок земли, конкретное орудие труда и т.п.). Эти вещи давались во временное пользование с обязательством вернуть не только с сохранением субстан­ции вещи, но и обусловленного ее качества.

Смысл договора ссуды состоял в том, что одна сторона передава­ла другой (ссудополучателю) право пользования на вещь, остававшуюся в собственности ссудодателя; ссудополучатель мог пользоваться вещью (мог и не пользоваться), мог извлекать из нее иные доходы, но не мог передавать вещи (предмета ссуды) третьим лицам. Для действительнос­ти требовалась только реальная передача вещи-предмета ссуды и не тре­бовалось никаких иных специальных условий о пределах и содержании соглашения, так как это рассматривалось как сопутствующее главному действию. В этом смысле ссуда также относится к категории реальных контрактов, момент реальной передачи вещи был моментом отсчета воз­можной ответственности и возможных претензий.

Предметом договора ссуды признавалась вещь телесная (ограни­чения, сходные с теми, что устанавливались для займа), но не обязатель­но находящаяся в гражданском обороте: может быть передана вещь, зап­рещенная к обороту, но дозволенная к частному обладанию (например, безнравственная или запрещенная книга). Предметом ссуды могла быть и недвижимость — что было важнейшим отличием от договора займа, придавшим ссуде более широкое хозяйственное значение. Качество вещей, становящихся предметом ссуды, необходимо для определения пределов возможной ответственности ссудополучателя.

Хозяйственную выгоду из договора ссуды формально извлекала только одна сторона — ссудополучатель, так как ссуда считалась строго безвозмездным договором, подобно займу; но в отличие от займа здесь невозможно было скрытое соглашение о процентах, о симуляционной оплате и т.п., поскольку не признавалось наличие «валюты» ссуды. Все возможные выгоды для ссудодателя должны были составлять предмет отдельного или сопутствующего, но особого соглашения — пакта. Одна­ко по возможным требованиям и последствиям договор ссуды был дву­сторонним договором.

Ссудодатель (кредитор) обязывался к тому, чтобы предоставить вещь надлежащего качества, гарантирующего ее хозяйственное использование с выгодой для ссудополучателя; при недостаточном качестве вещи на нем лежит дополнительная обязанность или по приведению вещи в нормальное состояние (чтобы плуг вспахивал почву, раб работал, а не болел, и т.п.), или по убыткам, причиненной этой вещью другому (откармливание рабочего скота до нормального состояния, почин­ка повозки и т.д.). Ссудополучатель обязывался, во-первых, вернуть именно эту вещь — или в срок, или по востребованию (с учетом законной отсрочки), а также возместить все возможные ухудшения вещи срав­нительно с тем отправным качеством, в каком она была ему передана. Должник нес ответственность практически за любую свою вину.

При ссуде право собственности на вещь оставалось за кредито­ром, поэтому, по общему правилу римского права, он же нес ответствен­ность за возможную случайную гибель вещи при ее использовании. Ее стоимость (но не такая же вещь) возвращалась — должником только при наличии вины с его стороны. Однако это не значило, что должник находился в более выгодном сравнительно с кредитором положении: бремя доказывания обстоятельств ухудшения вещи (по моей — не по моей вине и в какой степени) возлагалось на ссудополучателя. Кредитору следова­ло доказать только право собственности на вещь, а сам факт пребывания вещи в руках другого обязывал того ко всем гарантиям и к доказатель­ству своей невиновности в ухудшении свойств вещи.

При договоре ссуды кредитор не обязывался принимать особых забот о качестве вещи, предоставляемой в ссуду: она должна только исполнять предположенную хозяйственную функцию, но не исполнять ее наилучшим образом (по принципу «дареному коню зубы не смотрят»), поскольку ссуда рассматривалась как безвозмездный договор и вариант хозяйственной благотворительности (реально хозяйственно используемая вещь не могла улучшать своих свойств).

 

Вопрос №61: Реальные договоры: договор хранения.

Еще один пример оборота-передачи вещи одной стороной другой представлял договор хранения, или поклажи. По договору хранения передавалась вещь любого качества и любой спецификации на безвозмездное сохранение с обяза­тельством хозяйственно не использовать вещь и вернуть ее в целости и надлежащем качестве.

Смысл договора хранения состоял в том, что одна сторона (кредитор) не передавала никакого вещного права на данную вещь, усту­пая только фактическое владение на время, т.е. это было своего рода обязательство по поводу услуги в отношении некоей вещи. Для действи­тельности договора необходима только реальная передача вещи (даже без обмена какими-либо условиями, молчаливо принятая); дополнительное соглашение может устанавливать условия возврата, порядок дополнительных гарантий, обеспечения и т.п., но не касается основных обязанностей сторон из этого договора.

Предметом договора поклажи признавалась любая телесная вещь — определяемая индивидуально или родовыми признаками, безразличного свойства в отношении возможности к гражданскому обороту. Кредитор может и не быть собственником этой вещи, так как признавалось возможным хранить и чужие вещи у другого лица.

Поклажеприниматель выступал перед всеми третьими, посторон­ними данному договору лицами в качестве фактического добросовестно­го владельца, но право владения его было весьма ограниченным. Любые посягательства на предмет поклажи со стороны третьих лиц отвергались правовыми средствами преторской защиты, но, с другой стороны, поклажеприниматель не имел права хозяйственно использовать вещь: за это он нес ответственность как за причинение ущерба.

Хозяйственную выгоду из поклажи извлекал формально только кредитор поскольку договор также считался как строго безвозмездный; наличие какой-либо оплаты а условиях договора покла­жи дискредитировало договор и переводило его в другое качество. Риск случайной гибели вещи, отданной на хранение, оставался на кредиторе, должник нес обязанности только добросовестно хранить вещь, как «доб­рый хозяин», но не более, т.е. не проявляя особой рачительности.

Договор был двусторонним в отношении возможных претензий и обязанностей вследствие поклажи. Кредитор обязан был дополнитель­но возместить возможные и тем более реально понесенные должником издержки по хранению вещи (например, по кормлению отданного на по­стой коня, по выгуливанию скота и т.д.), а также возможные причиненные вещью убытки. Поклажеприниматель обязывался к тому, чтобы вернуть вещь в физической целости, но без строгого соблюдения ее первоначаль­ного качества (например, отданная на хранение статуя покрылась паутиной, мрамор заветрел и т.п.). В случае поклажи вещей, определенных ро­довыми признаками, возникал особый случай договора — т.н. необычная поклажа. В этом случае должник обязан был возмес­тить все прямые потери, происходившие с вещами во время хранения (уменьшение количества зерна, молока и т.п.). К нерегулярной поклаже относилось и отдание на хранение денег — в незапечатанном виде (с запе­чатанными деньгами спецификации не возникало). По признаку смешения вещей они переходили в собственность поклажепринимателя (как прави­ло, банкира), а кредитор приобретал вытекающее из поклажи требо­вание о возмещении суммы, а кроме того — о прямых потерях, в качестве которых теперь выступали проценты по пользованию деньгами.

Еще один специализированный случай поклажи с особыми по­следствиями для сторон наступал в экстраординарных обстоятельствах, когда кредитор вынужден был прибегнуть к помощи хранителя (стихий­ные бедствия, пожар и т.п.). Если договор возни­кал как вынужденный ответ на предложение услуги со стороны поклажепринимателя, то, чтобы избежать злонамеренного использования тягостных обстоятельств, кредитору давался иск о возмещении воз­можных убытков от незаботливого хранения в двойном размере против реальной стоимости его вещей.

Ответственность по договору поклажи начиналась с момента при­нятия вещей на хранение и строго обуславливалась поступлением этих вещей в реальное обладание, т.е. поклажа также относилась к категории реальных контрактов.

 

Вопрос №62: Консенсуальные договоры: купля-продажа.

Вторым главнейшим институтом хо­зяйственного оборота, наряду с займом, стала купля-продажа — сделка, в едином правовом акте объединявшая два самостоя­тельных действия: передачу вещи и ее оплату. Купля-продажа — «договор такой, посредством которого одна сторона передает другой в собствен­ность вещь, а вторая сторона передает первой обусловленную цену в деньгах. Смысл договора купли-продажи в двойном действии: одна сторона получает необходимую ей по тем или другим соображениям вещь в собственность, вторая сторона (продавец, или кредитор) получает в собственность деньги в оговоренном размере — иначе говоря, происходит взаимная передача прав собственности в отношении разных, не совпадающих друг с другом вещей (купли-продажи нет, если цену проданной вещи бу­дет составлять сама эта вещь).

Предметом договора купли-продажи могут быть вещи как теле­сные, так и бестелесные (можно продать и обязательство); главное — не­изъятие этих вещей из гражданского оборота. Можно продать и купить даже право требования (но нельзя — право, вытекающее из публичных, семейных обязанностей, в том числе право наследования). Можно прода­вать и покупать вещи как родовые, так и определенные индивидуальны­ми признаками. Но для действительности купли-продажи любая вещь должна быть точно определена, в отношении родовых вещей — выделе­на и поддаваться коммерческому исчислению (мере, весу и т.п.). Особен­ность римского отношения к купле-продаже заключалась в том, что вещь должна быть предварительно выделена (т.е. происходила покупка не во­обще зерна, а, скажем, 20 мер зерна, обособленных и ставших как бы са­мостоятельным целым — в этом было трансформированное представле­ние о купле-продаже, пришедшее из самых древних для римского права времен, как о конкретном обмене двумя совокупностями вещей: товара и денег). Могли также продаваться вещи, должные появиться в будущем (урожай будущего года) или даже шансы (вся добыча, взятая при захвате крепости, и т.п.).

Хозяйственную выгоду в результате купли-продажи получают две стороны, поэтому это двусторонний договор с одинаковыми по силе встречными обязанностями и, соответственно, возможностями для встреч­ных требований. Помимо этого, двусторонность договора подразумевает наличие специально обусловленного отношения к совершаемому дей­ствию также с обеих сторон.

Необходимое для действительности договора согласие должно подразумевать конкретную вещь, о которой согласились обе стороны, и также конкретную цену, о которой они договорились; отсутствие любого из этих моментов изначально уничтожает куплю-продажу. Поскольку предполагалось, что согласие о товаре логически первенствует (договор не начинается: «продай мне что-нибудь за 1000 талантов»), согласие о цене служит правовым завершением заключения сделки, выплата ценовых денег для действительности согласия не существенна: «Не уплата цены, но согласие совершает куплю-продажу». При отсутствии обоих элемен­тов — и товара, и цены — также нет и договора. Цена должна быть выра­жена в деньгах, а не в чем-либо ином, пусть и равной ценности. Необхо­димое для действительности согласие должно подразумевать и приемле­мость товара, также оговоренную с двух сторон: со стороны его качества и со стороны его обладания продавцом.

Купля-продажа в своем юридическом свойстве распадается на 2 стадии: соглашение о договоре и собственно исполнение договора; ста­дии могут совпадать по времени, но могут быть отдалены значительным промежутком (в отношении будущих вещей, например, это безусловно подразумевается). Последующие обязанности сторон порождает уже само соглашение (содержащее два элемента), купля-продажа есть консенсуальный по своей категории контракт. Поэтому до исполнения договора его можно расторгнуть только по обоюдному согласию, после исполнения — также только по взаимному и обоюдному согласию.

В силу множественности оговаривающих подразумеваемых при купле-продаже условий для ее действительности, обязанности сторон при этом договоре также разветвлены и подразделяются на основные, вытекающие из свойств договора, и дополнительные. Основные обязан­ности продавца при купле-продаже:

а) предоставить вещь-предмет договора в фактическое обладание покупателя и в дальнейшем не препят­ствовать этому обладанию;

б) получить от покупателя оговоренную сум­му.

Покупатель обязан:

а) оплатить товар в означенной сумме денег и в срок, забирать товар к себе он не обязан (т.е. невзятие товара у продав­ца не уничтожает купли-продажи и не дает основания для требования о признании ее несовершившейся). Из этого последнего обстоятельства вытекала та особенность, что риск случайной гибели вещи при купле-продаже возлагался на покупателя, даже если он не вступил в фактическое обладание этой вещью (разумеется, без препятствий со стороны продавца); в отношении вещей громоздких или недвижимых сложились определенные символические правила уступки вещи (передача ключей от дома или амбара, рострального навершия для корабля и т.п.).

Дополнительные обязанности продавца состояли в том, что:

а) он обязан был гарантировать качество вещи, предупредить о ее скрытых недостатках, а если покупатель был несовершеннолетний, слепой и т.п. — и о явных;

б) он обязан был гарантировать покупателю против истребования вещи кем-то третьим — против evictio, т.е. выступить в качестве полноправ­ного собственника вещи. Покупатель в свою очередь был обязан осмот­реть вещь, при коллизиях вещь подразумевалась осмотренной (нежелание этого было уже пренебрежением своей обязанностью по договору и не уничтожало сделки). Из несоблюдения этих дополнительных обязан­ностей вытекали главные требования, которые стороны могли предъя­вить друг другу.

При несоблюдении продавцом обязанности гарантировать каче­ство вещи покупатель мог требовать восстановления ситуации, т.е. рас­торжения договора и возвращения ему денег; этот иск мог быть предъяв­лен в течение 6 месяцев с момента совершения сделки; покупатель мог также потребовать не расторжения сделки вообще, но уменьшения по­купной цены соответственно выявившимся недостаткам товара — этот иск можно было предъявлять в течение года. При несоблюдении продав­цом второй обязанности, т.е. если вещь оказывалась несобственной, по­купатель, к которому объявившийся собственник предъявлял виндикационный иск, в свою очередь имел право потребовать от продавца двукрат­ного возмещения понесенного им ущерба (стоимости вещи).

При выражении цены товара не в деньгах, а в других единицах или в другой вещи, купли-продажи не возникало. Но такая сделка также признавалась правом в качестве консенсуального констракта «доброй совести» или т.н. безымянного контракта. Менасостояла в обмене правами собственности на две разные вещи, принад­лежащие разным сторонам. Содержание договора и обязанности сто­рон были абсолютно схожими с куплей-продажей, но уже гарантиро­вать качество вещей и против эвикции обязывались обе стороны одно­временно. Для действительности соглашения недостаточно простого соглашения, надо, чтобы договор был исполнен хотя бы одной из сто­рон (если вещи не были переданы в течение некоторого времени, дого­вор уничтожался).

Вопрос №63: Эвикция: понятие, основания применения.

Эвикцией вещи (от слова evincere — вытребовать, отсудить) называется лишение покупателя владения полученной от продавца вещью, вследствие отсуждения ее каким-либо третьим лицом на основании права, возникшего до передачи вещи продавцом покупателю.

Все эти признаки:

а) утрата покупателем фактического владения купленной вещью,

б) по судебному решению,

в) состоявшемуся по основанию, возникшему до передачи вещи от продавца покупателю, — являются существенными.

Кроме основных обязанностей продавец должен был нести ответственность за эвикцию вещи.

Эвикция - это лишение покупателя в судебном порядке вещи, проданной ему несобственником, которая подлежала возврату действительному собственнику. Для наступления ответственности продавца за эвикцию покупатель должен был сообщить ему о предъявленном иске, для того чтобы получить от продавца помощь и защиту. В случае отказа в защите или проигрыша в процессе, покупатель мог взыскать с продавца двойную цену вещи в качестве штрафа. В классический период стали заключать дополнительную стипуляцию об ответственности за эвикцию. Это было возможно, если не истек срок для приобретения вещи по давности.

Ответственность за эвикцию устанавливалась в двойном размере от полученной цены (in duplum), как и ответственность mancipio dans по actio auctoritatis, автоматически возникавшая из манципаций, к которой генетически восходит договор купли-продажи. Если объектом купли были res пес mancipi и манципация не производилась, стороны обменивались стипуляциями и продавец, в частности, давал покупателю гарантию "habere recte licere", которая предполагала ответственность продавца в случае эвикции проданной вещи. А затем ответственность за эвикцию теперь взыскивалась по иску из договора купли в объеме положительного интереса покупателя.

Вопрос №64: Консенсуальные договоры: договор найма вещей (аренды).

Совокупность разнопорядковых сложных дей­ствий двух сторон по поводу возмездного использования одной из них вещей или действий другой получила обобщенное регулирование в каче­стве договора найма. Подобно купле-продаже в этом договоре в едином правовом акте соединялись два самостоятельных дей­ствия, в равной степени рождавшие обязанности для двух сторон: пере­дача вещи или действия и их оплата. Наем — это такой договор, по которому одна сторона передает другой вещь или услугу другой на срок, а другая сторона передает первой в собственность вещь или деньги в качестве возмещения.

Смысл договора найма в том, что наймодатель передает наймополучателю предмет договора во временное пользование, а сам получает в порядке возмещения деньги или вещи на праве собственности; т.е. происходит обмен права собственности на право пользования или на чистое обязательство.

Предмет договора найма разнообразен, и в зависимости от предмета римское право выделяло внутренние подвиды этого договора: можно нанимать вещи для своего хозяйственного использования, можно нанимать работу-услуги безотносительно к ее конкретному содержанию, можно нанимать человека на работу, имея в виду ее результат, т.е. хозяйственный смысл для наймодателя представляет не процесс, а то, что выйдет в итоге.

Подобно купле-продаже, наем также распадается в своем юридическом свойстве на 2 стадии:

‒ соглашение о найме и собственно исполнение договора;

‒ в отношении первого подвида может быть совпадение этих стадий по времени, в отношении найма услуг и работы (подряда) безусловно подразумевается разрыв по времени соглашения и исполнения;

‒ при найме услуг специально имеется в виду некоторая длительность исполнения, поскольку без этого требования нет качества найма услуг, а пойдет речь только о подряде.

Хозяйственную выгоду из договора получают две стороны, по­этому это двусторонняя сделка, и обязательства в равной мере касаются обеих сторон. Наймодатель обязан предоставить вещь, услуги или рабо­ту точно в срок в соответствии с соглашением и соответственного каче­ства и количества со всеми принадлежностями и подразумеваемыми ито­гами. Наймополучатель обязан, во-первых, принять вещь, услуги или работу и оплатить, во-вторых, либо в точно обусловленной договором сумме, либо пропорционально использованию. Возмещение по найму может иметь вид не строго денежного вознаграждения: например, при найме недвижимости может иметь место выплата вознаграждения в виде продуктов с этого участка (оброка).

В отличие от договора ссуды наем вещей не обязывает наймодателя возмещать издержки по содержанию вещи, поскольку изначально это договор возмездный (поддержание вещи в нормальном состоянии, прокормление нанявшегося в услужение человека лежит на наймополучателе).

Наниматель вещи нес ответственность за сохранение физического качества вещи, но не за неизменность этого качества: поскольку смысл договора заключался в использовании, что предполагало возможность из­нашивания. Улучшение вещи, не вызванное необходимостью, не оплачи­валось; ухудшение расценивалось по мере этого изменения вещи. В про­цессе найма допускалось изменение условий найма в пользу нанимателя по его одностороннему требованию; изменение в пользу наймодателя (либо нанявшегося) не допускалось.

Договор найма считался действительным с момента соглашения, т.е. это был консенсуальный контракт. Обязанности сторон определялись также с момента соглашения: даже если исполненная работа погибнет или не состоится без вины подрядчика, наниматель обязан оплатить ее пол­ностью в соответствии с первоначальным соглашением.

Вопрос №65: Консенсуальные договоры: договор найма услуг.

Договором найма услуг называется такой договор, по которому одна сторона (нанявшийся) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а наниматель принимал на себя обязательство платить за эти услуги условленное вознаграждение.

В отличие от locatio-conductio operis, имевшего целью предоставление подрядчиком готового результата работы, договор найма услуг имел предметом выполнение отдельных услуг по указанию нанявшего. Это обстоятельство приводило неизбежно к известной зависимости нанявшегося от нанимателя. Нанявшийся выполнять из­вестные работы за плату фактически ставил себя в положение, близкое к положению раба. В тех случаях, когда по характеру отношения зависимость нанявшегося от нанимателя признавалась недопустимой, прибегали к договору получения.

Необходимо заметить, что в условиях рабовладельческого общества договор найма личных услуг вообще не мог иметь большого распространения и сколько-нибудь существенного значения: для выполнения всякого рода услуг в распоряжении рабовладельца были прежде всего рабы, в известной мере также вольноотпущенники. Обращаться к услугам свободных граждан путем заключения locatio-conductio operarum приходилось нечасто. Содержание договора составляли главным образом повседневные домашние работы, не предполагающие специальных знаний или особых способностей.

Договор найма услуг мог быть заключен или на точно определенный срок, или без указания такого срока. В последнем случае каждая сторона могла в любое время заявить об отказе от договора.

Нанявшийся был обязан исполнять в течение срока договора те именно услуги, которые предусмотрены в договоре, притом исполнять лично, без замены себя другим лицом. Наниматель был обязан оплачивать услуги в условленном размере. Как и при найме вещей, уплата наемной платы по договору найма услуг производилась postnumerando, т.е. по истечении той единицы времени, за которую производился расчет. Если нанявшийся не мог вследствие болезни или иной причины выполнять условленные услуги, он не имел права и на вознаграждение. Если же нанявшийся готов был оказывать условленные услуги, но его услугами наниматель не воспользовался по независящим от нанявшегося причинам, последний сохранял право на вознаграждение.

Однако неиспользование нанимателем услуг нанявшегося не должно было служить для последнего источником обогащения путем получения платы за один и тот же период времени от двух нанимателей: заработанное (на стороне) нанявшимся за то время, пока наниматель не пользовался его услугами, засчитывалось в счет вознаграждения, причитающегося нанявшемуся по данному договору.

 

Вопрос №66: Консенсуальные договоры: договор найма работ (подряд).

1. Договором подряда (найма работы) назывался договор, по которому одна сторона (подрядчик) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (заказчика) известную работу, а заказчик принимал на себя обязательство уплатить за эту работу определенное денежное вознаграждение.

Отличие этого договора от предыдущего договора (найма услуг) заключалось в том, что по договору найма услуг нанявшийся обязан был к предоставлению отдельных услуг; договор же подряда направлен на то, чтобы подрядчик дал определенный opus, законченный результат.

Договор подряда в тех случаях, когда подрядчик работает со своим материалом (полностью или в части), близко подходит к договору купли-продажи. Различие между обоими этими договорами проводилось римскими юристами в зависимости от того, кто дает главный (основной) материал для выполнения работы.

2. Подрядчик обязан был исполнить и сдать работу как законченный результат, в соответствии с договором, надлежащим образом, в установленный срок, в надлежащем состоянии по качеству работы.

Подрядчик отвечал за всякую вину, не исключая легкой. Подрядчику разрешалось пользоваться при исполнении договора услугами других лиц, но с тем, что за их вину подрядчик отвечал как за свою собственную.

По вопросу о том, кто несет риск случайной гибели или порчи работы, указания источников несколько разноречивы. Основной принцип, по которому решаются в источниках отдельные казусы, сводится к тому, что случайная гибель или порча работы, происшедшая до сдачи работы, ложится на подрядчика, после ее сдачи — на заказчика.

3. На обязанности заказчика (нанимателях) лежала уплата условленного вознаграждения.

Если в процессе исполнения работы выяснилась невозможность исполнить работу за условленную цену, в основание которой положена смета, составленная подрядчиком, от заказчика зависело или согласиться на увеличение вознаграждения подрядчика, или приостановить работу и отказаться от договора.

Если заказчик произвольно отказывался принять от подрядчика исполненную им работу, то он не освобождался от обязанности уплатить подрядчику предусмотренное договором вознаграждение. Если заказчик прервал выполнение заказанной работы раньше срока и подрядчику удалось использовать освободившееся время на другой работе, его заработок по этой второй работе засчитывался в счет вознаграждения, причитающегося ему от первого нанимателя.

Вопрос №67: Консенсуальные договоры: договор товарищества.

Объединение хозяйственных усилий нескольких лиц (услуг, работы, но не объединение только вещей!) в дос­тижении совместной цели определялось как товарищество. Римское товарищество характеризовалось как особый институт частного права, восходящий к семейно-патриархальным связям: «Товарищество — своего рода братство».

Товарищество представляло собою объединение средств и уси­лий нескольких лиц (в римском праве не было точного решения, сколько лиц могут минимально считаться товариществом; по-видимому, двое тоже могли образовать товарищество) в достижении единой цели, представля­ющей несколько обособленное качество по сравнению с личными инте­ресами каждого из лиц, т.е. полагалась определенная цель товарищества. Бесцельное товарищество, не стремящееся к выгоде для своих членов, ставило под сомнение действительность договора. В деятельности сто­рон интересы товарищества должны были доминировать: «Прежде всего следует принимать во внимание интерес товарищества, а не одного из членов». Формально члены товарищества находились в нем на равном положении.

Товарищество не создавало самостоятельного субъекта права, тем более оно не признавалось юридическим лицом, способным к самостоя­тельным юридическим действиям. Если в итоге деятельности товарище­ства получалась материальная прибыль или ценностные вещи, то они рассматривались как совместная собственность членов товарищества; «вступая в товарищество, никто не пере­стает быть собственником своего имущества» — т.е. особой собственно­сти товарищества не существовало.

Товарищество учреждалось простыми неформальными действи­ями: «Товарищество можно учредить словами, действиями или через ве­стника». Его действительность и обязательность для сторон согласова­ния своих действий с интересом товарищества начиналась с момента соглашения, т.е. товарищество представляло также консенсуальный кон­тракт. Главной целью товарищества предполагалась итоговая прибыль. Распределение этой прибыли должно было быть предметом специально­го соглашения между членами товарищества: она могла распределяться пропорционально имущественному вкладу в деятельность товарищества, вложенным усилиям и т.п. Если не было специального соглашения, то распределение прибыли осуществлялось равными долями. Не допускалось (т.е. ставило под правовое сомнение смысл договора) т.н. «львиное товарищество», когда в пользу одной стороны шли все прибыли от дея­тельности, а на другие возлагались все обременения деятельности. Убытки от возможной деятельности товарищества также возлагались либо поров­ну, либо в соответствии с вкладами. Установление внутренней вины сре­ди членов товарищества (кто больше виноват в убытке, кто меньше) пра­вом не принималось.

Прекращалось товарищество с выходом хотя бы одного из его чле­нов, согласия на это других не требовалось (правда, в конце классической эпохи устанавливались некоторые временные ограничения, обязывающие товарищей к продолжению предпринятой деятельности). Прекращалось, товарищество с окончанием (исполнением) его цели (например, дом выст­роен). Перед третьими лицами от имени товарищества мог выступать только специальный представитель, член товарищества действовал от себя.

 

Вопрос №68: Консенсуальные договоры: договор поручения.

Безвозмездное выполнение услуг или ра­боты одной стороной в пользу другой получило регулирование как спе­циальный договор поручения. Поручение было односторонним договором, и требование безвозмездности было главнейшим определяющим его свойством: «Оплата уничтожает поручение». Соглас­но этому договору предполагалось, что одна сторона дает некоторое по­ручение о выполнении в свою пользу действий, а вторая принимает на себя эти обязанности из соображений вспомоществования или «обыча­ев торгового оборота». Предметом договора поручения могло быть вы­полнение услуг или работы, во-первых, реальных, во-вторых, дозволен­ных, в-третьих, нравственных; кроме того, предполагалось, что первая сторона (поручатель) имеет некоторую хозяйственную выгоду от пору­чения — отсутствие этого ставило под сомнение договор по причине возможной doli.

Поскольку договор рассматривался как односторонний, поручи­тель мог в любой момент заявить о прекращении договора; вторая сторо­на обязана была выполнить поручение в любом случае, не могла произвольно снять с себя поручения, не могла и изменить условия поручения (продать вещь, например, не за предписанные 100 сестерций, а за 80; но и за 200 тоже не могла). Ответственности за качество и «количество» выполненного тоже не было, главным было следование условиям поручения по форме; все возможные оговорки и исключающие условия мож­но было совершать только в дополнительных соглашениях-пактах к основному договору, которые не имели самостоятельной силы.

Обязанности оплатить у поручителя за исполненное поручение в собственно правовом смысле не было; у принявшего поручение не было и оснований для требований этой оплаты. Однако следование «добрым нравам» предполагало, что поручение будет оплачено. В отношении по­ручения особым категориям исполнителей (лицам интеллектуальных или почетных профессий — врачам, учителям, юристам) сложилось специ­альное понятие honorarium, которое не имело отношения ни к содержа­нию поручения, ни к его интересности для поручителя, но только к лич­ному качеству того, к чьим услугам прибегали.

Исполнитель поручения мог претендовать на возмещение убыт­ков, понесенных им в ходе исполнения поручения — но только действи­тельных, а не подразумеваемых; упущенная выгода хозяйственной дея­тельности от исполнения поручения также возмещению не подлежала. Исполнимость поручения лежала только на взявшем его: не можешь ис­полнить — не берись.

 

Вопрос №69: Безыменные договоры: понятие, виды.

Несмотря на связанное с ius gentium усвоение консенсуальных договоров, описанная до сих пор система контрактов оказалась в зрелую классическую эпоху недостаточной для все усложнявшихся деловых отношений, так что стала ощущаться потребность юридически признать новые контрактные отношения, которые уже были широко распространенны на практике.

Римские юристы свели вновь образованные договоры в одну группу, получившую впоследствии название безымянных контрактов. Возникновение юридической силы безымянных контрактов приурочивалось к тому моменту, когда одна из сторон уже выполнила принятое на себя в неформальном соглашении обязательство.

По мнению большинства исследователей, безыменные контракты с точки зрения основания и вместе с тем момента установления обязательства ближе всего стоят к реальным. Но от реальных их отличает то, что исполнение заключается не только в одной передаче и возврате вещи, но также и в совершении каких-либо действий.

Важной особенностью, отличающей безыменные контракты от всех остальных, является возможность контрагента, исполнившего обещание, требовать наряду с исполнением обязанности или возмещением убытков также и возврата сделанного предоставления.

Примерами безыменных контрактов могут служить договор мены и оценочный договор (немецкая школа рассматривает его как вид поручения). Все вышеперечисленные виды контрактов черпают силу из цивильного права, а не из преторского эдикта.

У римских юристов встречается противопоставление новых договоров, выходивших за рамки замкнутого перечня, таким договорам, которые “имеют своё название”. На этом основании была выделена категория contractus innominati, т.е. безымянные, непоименованные контракты.

В Дигестах Юстиниана они сведены к четырем основным типам: do ut des: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы ты передал мне право собственности на другую вещь; do ut facias: я передаю тебе право собственности на вещь с тем, чтобы ты совершил известное действие; facio ut des: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы ты передал мне право собственности на известную вещь; facio ut facias: я совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы и ты

Совершил для меня какое-то действие.

За стороной, выполнившей свое обязательство и не получившей удовлетворения от другой стороны, было сохранено право взамен предъявления иска о понуждении контрагента к встречному предоставлению предъявить кондикционный иск о возврате исполненного первой стороной как неосновательного обогащения, т.е. право отступиться от договора.

Договор мены по своему хозяйственному значению близок к договору купли-продажи. При купле-продаже обязательству одной стороны предоставить “в прочное обладание” другой стороне продаваемую вещь соответствует обязательство другой стороны уплатить цену; вещь как бы обменивается на деньги.

При договоре мены происходит обмен вещи на вещь; одна из сторон передает в собственность другой стороне определенную вещь, вследствие чего другая сторона становится обязанной передать в собственность первой стороне другую вещь.

2) Оценочный договор - такой договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по известной оценке с тем, чтобы другая сторона или предоставила первой сумму, в которую оценена переданная вещь, или возвратила самую вещь. Не было препятствий к тому,

Чтобы лицо, принявшее вещь для продажи, оставило её за собой, уплатив контрагенту сумму оценки. Если лицу, принявшему вещь для продажи, удавалось продать её дороже оценки, излишек шел в его пользу.

Прекарий - в классическом праве это было безвозмездное и отзываемое по первому же желанию, пожалование вещи (первоначально недвижимости), с тем, чтобы прекарист пользовался ею как желает. Он становился владельцем, но у лица совершившего пожалование имелся против него для возврата вещи интердикт о прекарном владении. В юстиниановском праве прекарий стал одним из безымянных контрактов.

Transactio ( отказ от притязаний) -это отказ от требования, на который идет одна сторона, удовлетворившись получением меньшего по сравнению со своими первоначальными притязаниями, или частичный взаимный отказ сторон от существующих между ними обязательств с целью избежать

Возникновения или продолжения судебной тяжбы. В классическом праве transactio не имела характера самостоятельной сделки, но была основанием разнообразных сделок.

В юстиниановском праве контрагент, который отказался от части собственных притязаний, получал защиту от другого, не желавшего принимать во внимание совершенную transactio, с помощью иска посредством слов в исковом предписании, что и оправдывало включение этой схемы в число безымянных контрактов.

Вопрос №70: Неформальные соглашения: понятие, виды.

Контрактам противостояли пакты, которые, по общему правилу не пользовались исковой защитой. Отличие пактов от консенсуальных контрактов состоит в том, что к последним относятся только четыре определенных договора. Категория же пактов охватывает разнообразные соглашения за пределами защищенных ius civile контрактов.

В силу расширения гражданского оборота некоторые пакты получил юридическую защиту. В преторском эдикте, либо путем присоединения их (в качестве оговорки) к какому-либо контракту, либо путем признания в императорском законодательстве. Этот факт наделения некоторых пактов исковой защитой послужил основанием для разделения их на pacta vestita (защищенные) и pacta nuda (голый пакт).

В противоположность контрактам, под именем pacta были известны неформальные соглашения, не пользовавшиеся, по общему правилу, исковой защитой.

Категория pacta охватывала самые разнообразные соглашения, какие только встречались в жизни, за пределами перечисленных выше контрактов, получивших защиту в нормах цивильного права.

С течением времени из этой широкой категории неформальных соглашений – pacta – некоторые все-таки получили признание, одни – путем присоединения их (в качестве дополнительной оговорки) к какому-либо контракту (так называемые pacta adiecta, добавленные, присоединенные), другие получили защиту в преторском эдикте (pacta praetoria), третьи – в императорском законодательстве после классической эпохи (pacta legitima). Этот факт наделения некоторых pacta исковой защитой послужили основанием для разделения pacta на pacta vestita («одетые», т.е. снабженные иском) и pacta nuda («голые», исковой защитой не снабженные).

Пакт есть неформальное соглашение. В отличие от контракта пакт, как правило, есть соглашение, не пользующееся исковой защитой. С течением времени некоторые категории пактов все же получили в виде исключения и исковую защиту. Возникли две категории пактов:

. pacta nuda, “голые” пакты, не снабженные иском;

. pacta vestita, пакты “одетые”, снабженные иском.

Последние, в свою очередь, делятся на:

1. pacta adiecta – пакты, присоединенные к договору, защищаемому иском;

2. pacta praetoria – пакты, получившие защиту от претора;

3. pacta legitima – пакты, получившие исковую защиту от императоров, в императорском законодательстве.

Присоединенные к контракту – это дополнительные к какому-нибудь защищаемому иском договору соглашения, имеющие целью внести какие-либо видоизменения в юридические последствия главного договора, в частности возложить на ту или другую сторону в договоре какие-либо дополнительные обязанности. Как правило, такие добавочные пакты присоединялись к главному договору непосредственно при его заключении. Пакт, присоединенный к договору по истечении некоторого времени, защищался иском только в том случае, если по своему содержанию он был направлен на то, чтобы сделать положение должника более льготным, а не более тяжелым.

К числу пактов, первоначальная защита которым была предоставлена претором и потому называемых pacta praetoria, принадлежали:

1. клятвенное соглашение (pactum de jurejurando), по которому, например, в ответ на требование кредитора о производстве платежа лицо, ответственное по этому требованию, но не считающее себя должником, заявляло: “Поклянись, что я тебе должен, и я поверю”. Если кредитор приносил клятву, обязательство признавалось неоспоримым и могло быть осуществлено в принудительном порядке уже на сновании одного только клятвенного соглашения;

2. соглашение об установлении денежного долга (pactum de pecunia constituta) применялось в случаях, когда ответчик признавал предъявленный к нему иск об уплате долга, но просил об отсрочке платежа, и истец на отсрочку соглашался. Если бы впоследствии должник уклонился от платежа, соответствующая сумма могла быть взыскана в силу состоявшегося соглашения с увеличением её размера от 1/3 до 1/2 по усмотрению претора.

3. принятие выражалось в трех различных формах, сходных не по существу, а лишь вследствие примененного к ним общего наименования:

4. принятие платежа применялось в случаях, когда банкир обязывался уплатить чужой долг;

5. принятие имущества судами, постоялыми дворами, означало, что хозяева этих объектов брали на себя ответственность за принятое от их клиентов имущество независимо от того, будет ли ущерб вызван виной или случаем;

6. арбитрирование состояло в том, что по соглашению со спорящими сторонами разрешение спора принимал на себя избранный ими арбитр, и его решение, не исполненное сторонами добровольно, приводилось в исполнение по приказу претора.

Пакты, получившие исковую защиту в императорском законодательстве назывались pacta legitima (законные пакты). Это были соглашения, защита которых была закреплена в правовых нормах, исходивших от императора.

 

Вопрос №71: Соглашение о дарении. Ограничения дарения.

Pactum donationis — неформальное соглашение о дарении. Дарением называется договор, которым одна сторона, даритель, предоставляет другой стороне, одаряемому, какие-то ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому (animus donandi). Дарение может быть совершено в различных правовых формах: посредством передачи права собственности на вещь, в частности, платежа денежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д. Частным случаем дарения было обещание что-то предоставить, совершить известные действии и т.д. — дарственное обещание.

В классическом праве дарственное обещание имело обязательную силу только в том случае, если оно было облечено в форму стипуляции; неформальное дарственное обещание не порождало обязательства. Помимо этого формального требования, классическое право, стремясь сохранить имущества в руках аристократических семейств, установило еще ограничение размера дарения (закон Цинция, 204 г. до н.э.), за исключением дарений, совершаемых в пользу ближайших родственников, и пр.; максимальный размер дарения, допущенный законом Цинция. до нас не дошел. Закон Цинция принадлежит к числу так называемых leges imperfectae, т.е. в этом законе не предусматривались последствия его нарушения. Для проведения закона в жизнь претор стал давать exceptio legis Cinciae (возражение против иска об исполнении дарственного обещания) и repflicatio legis Cinciae (чтобы отпарировать возражение, которое может выставить одаренный, если даритель, исполнивший дарение, станет требовать подаренное обратно).

В императорскую эпоху lex Cincia утратила значение (в начале IV в. н.э.) С другой стороны, императорским законодательством была установлена необходимость совершения так называемой судебной инсинуации дарственных актов, т.е. требовалось заявлять их перед судом с занесением в реестр. Первоначально требование этой публичности дарения относилось к дарению на всякую сумму (С. Th. 3. 5. 1), но Юстиниан ограничил применение insinuatio лишь дарениями на сумму свыше 500 золотых и установил, что дарения на меньшие суммы получают силу, независимо от каких-либо формальностей (С. 8. 53. 36. 3). Тем самым pactum donationis получил исковую силу:

Если стипуляция не заключена, тем не менее даритель принуждается к передаче подареннего на основании нашего закона.

Ввиду того, что даритель не только не получает от договора дарения никакой utilitas, но даже и теряет нечто (ибо дарение предполагает обогащение одаряемого за счет имущества дарителя, который непременно должен претерпеть некоторое уменьшение имущества), ответственность дарителя (за возможную эвикцию подаренной вещи, за обнаруженные в ней недостатки и пр.), ограничивается только случаями dolus и culpa lata:

Если мне кто-нибудь подарит чужую вещь, и после того, как я понесу на нее большие затраты, она будет у меня эвинцирована, я не получу иска к дарителю; конечно, actio doli мне будет дана против него, если он подарил чужую вещь с намерением причинить мне ущерб.

В некоторых случаях допускается отмена дарения: патрон может отменить дарение, совершенное в пользу вольноотпущенника, в случае неблагодарности одаренного (С. 8. 55. 1. рг.). Эта норма является частным отражением зависимости, в которой находились в Риме вольноотпущенники по отношению к патронам и которая нередко переходила в эксплуатацию вольноотпущенников.

Юстинианом установлено уже в качестве общего правила для всех случаев дарения, что неблагодарность одаренного служит основанием отмены дарения:

В той же 1.10. даются и примеры неблагодарности: нанесение грубой обиды (iniuriae atroces), создание опасности для жизни дарителя, причинение ему значительного имущественного вреда. Патрон, не имевший детей в момент, когда совершалось дарение в пользу вольноотпущенника, имел право потребовать дар обратно в случае последующего рождения детей (С. 8. 55. 8).

Вопрос №72: Квазиконтракты: понятие, основания возникновения, виды. Ведение чужих дел без поручения.

Квазиконтракты - это обязательства, которые возникали при отсутствии между сторонами соглашения, но по своему характеру и содержанию сходные с обязательствами, возникающими из договоров и порождающими последствия, подобные договорным. Основанием их возникновения являлись либо односторонние сделки, либо иные факты, не являющиеся ни договорами, ни деликтами.

Основными видами квазиконтрактов являются: ведение чужих дел без поручения и обязательства из неосновательного обогащения.

Ведение чужих дел без поручения (negotiоrum gestio)

В силу того, что одно лицо (гестор), не имея поручения, добровольно по своей инициативе взяло на себя ведение чужих дел, между ним и лицом (доминус, хозяин дела), чьи дела оно вело, возникало обязательство. Это было двусторонне-неравное обязательство.

Окончательно институт negotiorum gestio сложился только в позднем классическом праве.

Преторским эдиктом был сначала предусмотрен прямой иск отсутствующего хозяина против того, кто вмешался в его дело, и лишь потом ведущий дело (гестоp) получил обратный иск для возмещения понесенных расходов.

Вмешательство в дела другого лица допускалось лишь при наличии определенных условий:

‒ дело, осуществляемое гестором, должно быть чужим;

‒ отсутствие поручения (договора, указания закона, акта магистрата о назначении опекуна), т.е. гестор действует по собственной инициативе;

‒ полезность для хозяина совершаемых гестором действий;

‒ наличие у гестора намерения потребовать у хозяина возмещения расходов, связанных с ведением дела;

‒ отсутствие вознаграждения, гестор ведет дела безвозмездно.

Обязанности сторон были двусторонними, но не равными.

Гестор был обязан относиться к чужому делу с вниманием и заботиться о нем как о своем собственном, отвечая за любую вину. За всякую оплошность он отвечал в размере culpa levis in abstracto. Но если он взялся за ведение дела в связи с возникшей опасностью для чужого имущества, он нес ответственность лишь за умысел и грубую небрежность. Также гестор должен был предоставить отчет хозяину и передать ему весь доход от своих действий (все полученное от своих действий).

Доминус (хозяин дела) должен был принять отчет и доход от гестора и возместить ему понесенные им издержки тогда, когда действия гестора отвечали интересам хозяина дела, являлись хозяйственно целесообразными.

Гестор мог потребовать возврата денег, вещей у хозяина дела в случае его обогащения.

Для осуществления своих требований хозяин дела мог требовать предоставления ему преторского иска actio negotiorum gestorum directa, a гестор - actionegotiorum contraria.

Вопрос №73: Обязательства из неосновательного обогащения.

Неосновательное обогащение - приращение (увеличение или сбережение) имущества одного лица за счет другого без надлежащего на то юридического основания. "Ибо согласно природе справедливо, чтобы никто не обогащался в ущерб другому лицу".

Таким образом, характерными признаками этих обязательств являются: приобретение из чужого имущества и безосновательность приобретения.

Неосновательное обогащение порождало condiсtio - личный иск о выдаче обогащения. Он берет свое начало от legis actio per condictionem, является абстрактным иском stricti juris. В нем не указывалось основание, из которого возникла обязанность ответчика. Иски из неосновательного обогащения - condictiones sine causa. Римская юриспруденция постепенно установила следующие случаи неосновательного обогащения.

1. иск о возврате недолжно уплаченного. Этот иск существовал для защиты лица, уплатившего несуществующий долг, вследствие ошибки, заблуждения. Обогатившееся лицо (получатель) не должно знать о его заблуждении, в противном случае - это furtum (Ульпиан, D. 12.6.1)*(101). Обогатившийся должен был вернуть обогащение и все приращения. "Кондикция недолжно уплаченного является естественной, и потому в состав кондикции входят приращения вещи, переданной в качестве исполнения". Риск случайной гибели лежал на плательщике.

2. Condiсtio causa data causa non secuta - иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась. Это требование о возвращении вещи лицу, давшему ее кому-либо, обязав и его что-либо дать или что-то сделать (безыменные контракты), но им это обязательство не было исполнено.

Возврату подлежала предоставленная вещь со всеми плодами и приращениями, а также возмещался причиненный ущерб.

3. иск о возврате полученного посредством кражи. Иск давался для защиты лиц, у которых было что-либо украдено. Истец - собственник, ответчиком мог быть только вор. Ответчик должен был вернуть украденное имущество, а в случае его случайной утраты - возместить наивысшую цену вещи за время между похищением и присуждением.

Возвращались не только фактически полученные плоды, но и все то, что собственник мог получить, если бы он владел вещью.

Кондикция была необходима, несмотря на наличие других средств защиты (деликтного иска, виндикациационного иска). Виндицировать можно было только индивидуально-определенную вещь, а кондикция могла быть применена в отношении родовых вещей независимо от того, где находилась вещь, и даже если она погибла без вины нарушителя.

4. иск о возврате переданного для цели, запрещенной законом, или для цели, противоречащей нравственности (causa turpis, нo turpitudo - безнравственность не должна быть на стороне дающего).

Целый ряд других случаев, которые нельзя было подвести под перечисленные condictiones, оставался под общим названием condctiones sine causa.

Вопрос №74: Деликты как источники обязательств: понятие, виды ( частная месть, композиция, публичные и частные деликты).

Деликт - это правонарушение, противоправное деяние. В римском праве деликты делились на частные и публичные.

Они отличались друг от друга объектом посягательства и санкциями, применяемыми к деликвенту.

Публичные уголовные деяния были направлены против интересов государства. Они влекли за собой физические наказания вплоть до казни нарушителей или денежный штраф в доход государства.

Частные деликты - это посягательства на интересы частных лиц. Они влекли за собой возмещение ущерба или денежный штраф в пользу потерпевшего. Поэтому именно они являлись, как уже было ранее сказано, источниками обязательств.

Элементами частных деликтов являлись:

‒ совершение какого-либо внешнего действия, в классическом праве - также воздержание от какого-либо действия;

‒ наличие последствий, наступивших от действий или бездействий;

‒ наличие причинной связи между совершенными действиями (бездействиями) и их последствиями;

‒ противоправность совершенных действий и причинение ущерба этими действиями;

‒ виновность лица, совершившего противоправное деяние в форме умысла или грубой небрежности, легкой небрежности;

‒ установление частноправовых последствий противоправного деяния - возмещение ущерба или денежный штраф, заранее определенный законом или наложенный судом.

В отличие от договорных обязательств, обязательства из деликтов отличались следующими особенностями:

‒ деликтные обязательства непередаваемы и ненаследуемы, за исключением обогащения, полученного в результате совершения деликта наследодателем;

‒ в деликтных обязательствах штраф взыскивался с каждого виновного в полном размере по принципу кумулятивной солидарности (а в договорных - долевая или солидарная);

‒ деликтные обязательства являлись ноксальными - Pater familias нес ответственность за деликты лиц alieni juris и рабов, животных (а в договорных обязательствах только по сделкам, заключаемым с его одобрения);

‒ деликтные обязательства, кроме древнего цивильного права, действовали в течение года, т.е. были временными, а договорные существовали долгие годы, т.е. были постоянными;

‒ деликтные обязательства погашались в силу самого закона.

Вопрос №75: Обязательства из деликтов: понятие, виды, срок действия.

Той областью, в которой прежде всего зародились обязательства, была область правонарушений, деликтов. Мы уже видели, что государственная власть в древнейшее время не вмешивалась в столкновения между частными лицами; реагировать так или иначе на причиненную обиду было делом самого обиженного. Отсюда институт мести: своим преступлением преступник отдавал себя на произвол обиженного; самая личность преступника была объектом для мщения, причем содержание преступления было безразлично – нанесение ран, личной обиды, причинение имущественного вреда. Во всех случаях потерпевший мстил самому обидчику: личность последнего отвечала за преступление. В таком виде впервые возникло понятие ответственности одного лица перед другим. Но это еще не обязательство: обидчик подлежит мщению, но еще ничего не должен; есть ответственность, но нет еще долга.

Месть, однако, может быть отстранена путем соглашения между обиженным и обидчиком: обиженный отказывается от мести под условием, если обидчик уплатит что-либо. Но и в этом отношении мы не имеем еще обязательства: обязанности для обидчика уплатить не существует; если он не уплатит, все возвращается в прежнее состояние, т. е. он будет подлежать мести обиженного.

Мало-помалу государство начинает вмешиваться в эту область и сначала ограничивает, а потом и вовсе запрещает месть; взамен ее устанавливаются известные частные (т. е. идущие в пользу обиженного) штрафы. То, что раньше было добровольным, теперь делается обязательным. Вместе с тем государственная власть естественно берет на себя задачу гарантировать получение обиженным установленного штрафа. И вот здесь-то впервые возникает юридическое состояние долга, обязательства: обидчик уже должен, обязан уплатить потерпевшему штраф (poena). Но неисполнение этого обязательства еще долго влечет за собой последствия, подобные тем, которые наступали прежде при неисполнении добровольного соглашения о выкупе, т. е. мести.

Выступая со своими ограничениями и запретами мести, государственная власть на первых порах действует очень осторожно: все ее запреты могут оказаться бессильными там, где они столкнутся с раздраженным до крайности чувством обиженного. Вследствие этого указанная фиксация штрафов прежде всего получает применение по отношению к деликтам более легким, при которых личное раздражение не так интенсивно. Нормы об отношениях из деликтов имеют поэтому долго смешанный, переходный характер, и именно такой смешанностью, переходностью отмечено старейшее римское право – право законов XII т.. В этих законах мы имеем следующие виды delicta privata.

1) Injuria – т. е. посягательство на личность. Законы XII т. различают три степени injuria. Во-первых, самую тяжкую степень составляет членовредительство – membrum ruptum; для этого случая в законах XII т. сохраняется еще старый порядок – мщение по началам око за око, зуб за зуб (talio), если не состоялось добровольного соглашения между сторонами: «si membrum rupsit, ni cum eo pacit, talio esto». Вторую степень составляют другие, не столь тяжкие, ранения – os fractum; здесь уже мщение запрещается: обидчик должен уплатить обязательный штраф в 300 ассов, если пострадавший был человеком свободным, и 150 ассов, если ранение было причинено рабу. Наконец, третий вид injuria состоит в нанесении иной, но все же физической, обиды: в побоях без поранений, оскорбительных ударах и т. д. – verberatio, pulsatio; обидчик должен уплатить штраф в 25 ассов (Girard P. Textes. P. 17-18).

2) Furtum – воровство. Последствия furtum различны, смотря по тому, был ли преступник захвачен на месте преступления или нет; в первом случае мы будем иметь furtum manifestum, во втором – furtum nec manifestum.

Если вор захвачен на месте преступления (furtum manifestum), то, по законам XII т., его постигает тяжелая кара. Если воровство произошло ночью, а также хотя бы и днем, но вор оружием противился своему задержанию, то он может быть безнаказанно убит («Si nox furtum faxit, si im occisit, jure caesus esto. Luci… si se telo defendit»). Требуется только, чтобы захвативший вора немедленно криком созвал народ («endoque plorato», «cum clamore testificetur» – fr. 4. 1. D. 9. 2). В других случаях вора дневного убивать уже запрещается; он подвергается телесному наказанию и отдается обокраденному (Gat. III. 189: «verberatus addicebatur ei, cui furtum fecerat»). Но каково было его положение, это, по свидетельству Гая, было уже неясно для самих римских юристов: по мнению одних, он попадал в положение раба; по мнению других – в положение addictus, т. е. приговоренного должника. Практически разница сводилась только к тому, что в последнем случае вор имел еще возможность в течение 60 льготных дней выкупить себя; но, разумеется, в отношении выкупа он находился уже в полной зависимости от обокраденного: так как poena не была таксирована, то последний мог потребовать от вора, сколько хотел. Если вором был раб, то он подвергался смертной казни посредством сбрасывания с Тарпейской скалы.

Если вор не был захвачен на месте преступления (furtum nec manifestum), то он должен был только уплатить штраф в размере двойной стоимости украденной вещи – poena dupli.

Столь резкая разница в последствиях между furtum manifestum, очевидно, не может быть объяснена теми соображениями, которыми руководимся мы при повышении или понижении степени наказания, – ни степенью напряженности злой воли преступника, ни размерами причиненного вреда. Напряженность злой воли может быть одинакова, но будет ли вор захвачен или нет – это зависит от многих случайностей. Что касается размеров вреда, то при furtum manifestum, по общему правилу, вреда вовсе нет, так как вещь осталась у хозяина. Наконец, и понятное для нас различие между воровством (тайным) и грабежом (явным) также для законов XII т. не имеет значения, ибо различие между furtum manifestum и furtum nec manifestum с этим различием не совпадает: если грабитель убежал, то, хотя бы он и был хорошо известен, он будет отвечать только как fur nec manifestus.

Все эти нормы законов XII т. могут быть поняты только с точки зрения той переходности, которая была отмечена выше. Они продиктованы не разумом, а чувством; закон считался не с такими или иными социально-политическими соображениями, а с психологией потерпевшего. Если вор захвачен на месте преступления, гнев потерпевшего выливается тотчас же в виде естественного для примитивного человека мщения, и закону ничего другого не остается, как признать, что убийство при подобных условиях не вменяется в вину («jure caesus esto»). И если законы XII т. запрещают убийство вора дневного, то это уже с точки зрения того времени значительный шаг вперед: закон, хотя бы ценой отдачи вора в распоряжение обокраденного, стремится спасти его по крайней мере от немедленной смерти.

Другое дело, если вор не был захвачен и воровство было обнаружено только впоследствии. Непосредственное чувство уже несколько улеглось, и потерпевший более склонен, вместо бесполезного для него убийства, вступить с вором в соглашение о выкупе. Законы XII т., опираясь на эту психологию, делают этот выкуп обязательным, определяя его размеры в виде poena dupli.

Но государственная власть еще не берет на себя обнаружения и преследования преступника – все это остается еще делом самого потерпевшего. Вследствие этого ему должны быть предоставлены и необходимые для этого средства. Одно из важнейших средств для обнаружения вора составляет обыск. Но производство обыска связано с вторжением в дом подозреваемого, а мы знаем, что дом римлянина был неприкосновенным: даже для того, чтобы позвать на суд, надо было выжидать ответчика перед его домом, так как войти в дом против его воли было нельзя. Этим объясняется, что, устанавливая нормы о furtum, законы XII т. содержат также и положения об обысках. При этом они знают два вида обыска.

Один обыск – строго формальный, обставленный несколько странной с нашей нынешней точки зрения процедурой – так называемой quaestio lange et licio. По свидетельству Гая (III. 192), законы XII т. постановляли, что тот, кто желал произвести обыск, должен был войти в дом голым (nudus), лишь имея повязку вокруг бедер (licio cinctus) и держа в руках сосуд (lancem habens). Позднейшие римские юристы пытались дать объяснение этим формальностям с точки зрения целесообразности: голым нужно быть для того, чтобы нельзя было пронести в одежде и подбросить якобы украденную вещь; быть licio cinctus – для того, чтобы все же не оскорблять стыдливости находящихся в доме женщин; держать в руках lanx (сосуд) – либо опять-таки для того, чтобы руки обыскивающего были заняты, либо для того, чтобы положить туда вещь в случае ее нахождения (Gai. III. 193). Но понятно, что с этой точки зрения все эти формальности не выдерживают критики и что Гаю весь этот закон казался только смешным («ridicula est»). Вероятно, однако, что происхождение всей этой процедуры другое, что мы имеем здесь некоторый пережиток отдаленной эпохи, тем более, что нечто аналогичное мы встречаем и в истории других народов. По мнению Иеринга, quaestio lange et licio есть отголосок общеарийской старины, след той жаркой прародины, где все обыкновенно ходили голыми, только с повязкой вокруг бедер. Что касается сосуда, lanx, то, по мнению Иеринга, он нужен был лишь как внешнее выражение того, что дело идет о поисках вещи. Вернее, однако, предположить, что lanx есть нечто вроде жертвенного сосуда: в дом входят и обыск совершается под покровительством и руководством божества, как некоторое религиозное действие. Этот сакральный характер обыска открывал доступ в дом и обезоруживал возможное сопротивление. Во всяком случае, если при таком обыске вещь будет найдена, собственник дома отвечает, как fur manifestus: опять-таки, вероятно, потому, что в древнейшее время это была общая ответственность для всяких видов воровства.

Quaestio lance et licio была, по-видимому, единственной формой обыска в древности. Но законы XII т. знают уже и обыск простой с пониженной ответственностью. Как производился этот обыск, мы не знаем; Гай (III. 186) сообщает только, что он происходил со свидетелями (testibus praesentibus). Если вещь была найдена, то хозяин дома отвечал штрафом втрое – poena tripli – за так называемую furtum conceptum; но если он сам не был вором, если вещь он получил от кого-либо другого, то он может взыскивать уплаченную им poena tripli с этого последнего – furtum oblatum (Gai. III. 187).

3) Что касается третьего деликта, известного несколько более позднему цивильному праву, именно damnum injuria datum (повреждение или уничтожение чужих вещей), – то положение его в законах XII т. неясно. Несомненно, что некоторые отдельные виды этого деликта были предусмотрены в XII т.ах. Так, выше было указано, что поджог влек за собой даже уголовное наказание – poena capitalis. Мы видели далее, что поранение чужого раба рассматривалось, как injuria его хозяину, и влекло штраф в 150 ассов. До известной степени сюда же относится архаический деликт – повреждение чужих посевов при помощи колдовства.

Но все это только специальные постановления. Существовала ли, кроме них, еще какая-либо общая норма относительно damnum injuria datum, спорно. По свидетельству Феста, в законах XII т. встречались слова rupitias» (= damnum dederit) и «sarcito» (= damnum solvito), но в какой связи – неизвестно. На основании этих слов некоторые из современных ученых (Гушке, Селл) полагают, что уже законы XII т. знали общий иск о повреждении или уничтожении чужих вещей – actio de rupitiis sarciendis. Но основания для такого утверждения столь слабы, что большинство современных историков относится к нему отрицательно. Вероятнее, что законы XII т. ограничивались лишь некоторыми специальными видами нашего деликта, тем более, что, по сообщению Ульпиана (fr. 1 pr. D. 9. 2), после XII т. были издаваемы другие законы, по-видимому, также казуистически восполнявшие проблемы децемвирального кодекса.

Как бы то ни было, но все эти казуистические постановления были отменены потом общим законом об ответственности за damnum – lex Aquilia, законом, который послужил затем базисом для дальнейшего развития права в этом вопросе.

Вопрос №76: Деликты по преторскому праву.

Вопрос №77: Квазиделикты: понятие, виды, особенности исковой защиты.

Квазиделикты, согласно ранее приведенной классификации Гая, являлись источниками обязательств. Общего их понятия римлянами не было выработано.

В Юстиниановом праве к ним относились следующие случаи:

1. Иск о выброшенном или вылитом. Иск предъявлялся хозяину дома в случае причинения вреда вылитым и выброшенным на общественную дорогу. Ответственность была предусмотрена в виде штрафа, размер которого различался в зависимости от последствий. Ответчик имел право регресса к виновному лицу.

2. Иск о поставленном и подвешенном. Иск предъявлялся к хозяину дома, с которого могут упасть предметы на общественную дорогу еще до наступления вреда, но при наличии опасности их наступления. Иск мог быть предъявлен любым римским гражданином. Ответственность была предусмотрена в виде 10 тыс. сестерциев (10 золотых при Юстиниане).

3. Иск против судьи, который умышленно вынес несправедливое судебное решение. Ответственность была установлена в размере ущерба.

4. Иск к хозяевам судов, постоялых дворов, гостиниц в случае причинения ущерба их подчиненными. Ответственность была установлена в виде двукратного размера суммы ущерба.

 

Вопрос №78: Общие положения наследственного права: понятие, наследственные правоотношения, наследственная масса, способы наследования, наследники.

Наследованием называется переход имущества умершего лица к (одному или нескольким) другим лицам. Наследование (в собственном смысле) есть преемство универсальное. Это значит, что наследник, вступая в наследство, приобретает единым актом все имущество наследователя (или — при наличии нескольких наследников — определенную долю имущества) как единое целое. Универсальный характер наследования проявляется в том, что к наследнику переходят сразу и права и обязанности, входящие в состав наследства. Наследование возможно было или по завещанию, или по закону (если завещание данным лицом не оставлено, либо оно признано недействительным, либо наследник, назначенный в завещании, не принял наследства). Недопустимо было, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства — к наследникам по закону (т.е. не может быть наследования в одной части имущества умершего лица по завещанию, а в другой части — по закону). В процессе наследования необходимо различать открытые наследства и вступление в наследство. Наследство открывается в момент смерти наследодателя (наследовать вообще можно только после умершего физического лица). С открытием наследства для определенных лиц связано получение права приобрести наследство. Но эти лица еще не становятся в момент открытия наследства собственниками вещей. Переход прав происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство. Необходимо, впрочем, заметить, что в древней агнатской семье непосредственно подвластные домовладыке (дети, а также внуки от ранее умерших детей) считались «необходимыми» наследниками и приобретали наследственное имущество независимо от акта принятия наследства. «Необходимым» наследником был также раб завещателя, который отпускался по завещанию на свободу и назначался наследником.

Вопрос №79: Особенности наследования по цивильному праву.

Наследование по древнему цивильному праву (hereditas) регламентировалось Законами XII таблиц, которые уже предусматривали наследование по завещанию и наследование по закону. В силу семейного характера собственности древнего периода основным видом наследования было все же наследование по закону. Считалось вполне нормальным после смерти главы семьи оставлять его имущество той же семье, поскольку оно создавалось трудами всех ее членов. Однако Законы XII таблиц наследование по завещанию признают уже в основном преимущественной формой наследования. Принцип свободы завещания почти утвердился. Однако кровное родство еще не стало господствующим и потому наследование по закону не ограничивает утверждавшейся свободы завещания.

В этот же период получил признание сохранившийся во все времена принцип единого основания наследования — нельзя одновременно наследовать по завещанию и по закону одно и то же наследство. Это правило берет начало также из Законов XII таблиц. В соответствии с ним наследник, назначенный преемником только в части наследства, получает все наследство. Например, завещатель назначил наследником сына на 1/4 часть наследства, остальное осталось незавещанным. В таком случае назначенный на четвертую часть наследник получает все наследство, поскольку наследники по закону к наследованию не призываются.

Вопрос №80: Особенности наследования по преторскому праву.

Существенные изменения в наследственное право внесли преторские эдикты и практика их применения. Преторские реформы наследственного права начались еще в раннереспубликанский период и были особенно активными в период принципата.

Ослабление семейного характера частной собственности, разложение агнатского родства, ограничение отцовской власти как результат изменения производственных отношений и развития товарооборота обусловили потребность существенных изменений наследственного права. Претор пошел по пути значительного ослабления формализма при составлении завещаний. В одном из преторских эдиктов было объявлено, что он (претор) будет признавать завещания, составленные с отступлением от жестких формальных требований древнего времени. Так была упрощена форма завещания.

По древнему цивильному праву эманципированные дети не могли быть наследниками после смерти своего отца. Так, единственная дочь, вышедшая замуж и перешедшая на постоянное жительство к мужу, переставала быть агнаткой своего отца и права на наследство после его смерти не имела. В новых социально-экономических условиях это не устраивало и самих рабовладельцев. И претор опять проявляет свое незаурядное искусство. Поскольку в соответствии с нормами цивильного права нельзя было признать наследницей эманципированную дочь, он только вводит ее в фактическое владение наследством (bonorum possessio). Если других претендентов на это наследство не было, оно оставалось за ней. Позже претор признает право на наследство за таким наследником и в случае, когда наследство оспаривается другими лицами, не имеющими, по мнению претора, достаточных правовых оснований на это. Так постепенно, подобно тому как существовали квиритская и бонитарная собственность, параллельно с цивильным наследованием возникает и развивается преторское наследование.

Преторская система наследования расширила круг наследников по закону, все больше утверждая его одновременно с основой — когнатским родством. В этот же период наблюдается определенное ограничение свободы завещаний в пользу ближайших кровных родственников. Важным нововведением преторов была практика признания наследственного преемства за лицами, которые по цивильному праву к наследованию не призывались. Претор призывает к наследованию следующих по порядку родственников, признавая, таким образом, преемство очередей. Дело в том, что по цивильному праву к наследованию призывались только ближайшие к умершему в момент смерти родственники. Если их не было или они отказывались от наследства, то следующие за ними родственники к наследованию не призывались, а наследство считалось выморочным.

В период принципата эти две системы наследственного права — hereditas и bonorum possessio — существовали параллельно, взаимообогащаясь и проникая одна в другую. Однако в этом процессе взаимного слияния утверждались более прогрессивные идеи преторского наследственного права соответствовавшие новым социально-экономическим условиям, характеру производственных отношений. Кроме преторов важное воздействие на усовершенствование римского наследования оказала практика так называемых центум-виральных судов, которым подлежали споры о наследовании. Она определила правила о необходимом наследовании, установила круг лиц, имеющих право на обязательную долю. При этом были выработаны четкое определение понятия обязательной доли, размер и способы оставления обязательной доли. Практика центумвирального суда сформировала лишения обязательной доли и другие правила необходимого наследования.

В период принципата и абсолютной монархии было принято немало сенатусконсультов и императорских конституций, направленных на дальнейшее совершенствование римского наследственного права. Под влиянием прежде всего меняющегося характера производственных отношений, развивающегося оборота, усиления индивидуальной частной собственности римское наследственное право далеко отошло от старого цивильного наследования. Однако все еще не стало четкой, законченной системой. Ко времени Юстиниана римское наследственное право, особенно наследование по закону, оставалось довольно сложным, обремененным многочисленными дополнениями и уточнениями, запутанным институтом. В таком виде оно и представлено в кодификации Юстиниана. Он еще не был готов реформировать римское наследование.

Несколько позднее, в 542 г. новелла 115 приводит в четкую систему наследование по завещанию и, в частности, так называемое необходимое наследование. В 543 г. новеллой 118, а в 548 г. новеллой 127 реформируется наследование по закону. Таким образом, реформа Юстиниана завершила становление римского наследования, создав четкий правовой институт, в котором были учтены новые социально-экономические условия римской империи, закончено утверждение когнатского родства, что нашло выражение в упрочении наследования по закону.

Юстиниан разбил всех родственников умершего на 5 классов (очередей) в зависимости от степени родства. При этом к наследованию могли призываться все родственники без ограничения степени родства. Важным нововведением Юстиниана было установление очередности призвания наследников по классам. Раньше при отсутствии у наследодателя ближайших родственников наследство признавалось выморочным и переходило к государству. В праве Юстиниана при отсутствии наследников первой очереди к наследованию призывались наследники второй очереди и т.д.

Римское наследственное право, реформированное Юстинианом, вобрало в себя многовековой опыт народных традиций и обычаев, законодательной деятельности, касавшейся наследования, и особенно плодотворной преторской практики. В результате был создан четкий порядок наследственного преемства, который лежит в основе и современного наследственного права.

Нельзя, однако, забывать, что он был продуктом эксплуататорского общества, где господствовала частная собственность, и это не могло не отразиться на самом наследовании. Носителем частной собственности был домовладыка, и в силу этого незыблемого положения жена после смерти могла быть призвана к наследованию в самую последнюю очередь. Практически она могла стать наследницей в очень редких случаях.

Вопрос №81: Особенности наследования по императорскому праву.

В период принципата эти две системы наследственного права — hereditas и bonorum possessio — существовали параллельно, взаимообогащаясь и проникая одна в другую. Однако в этом процессе взаимного слияния утверждались более прогрессивные идеи преторского наследственного права соответствовавшие новым социально-экономическим условиям, характеру производственных отношений. Кроме преторов важное воздействие на усовершенствование римского наследования оказала практика так называемых центум-виральных судов, которым подлежали споры о наследовании. Она определила правила о необходимом наследовании, установила круг лиц, имеющих право на обязательную долю. При этом были выработаны четкое определение понятия обязательной доли, размер и способы оставления обязательной доли. Практика центумвирального суда сформировала лишения обязательной доли и другие правила необходимого наследования.

В период принципата и абсолютной монархии было принято немало сенатусконсультов и императорских конституций, направленных на дальнейшее совершенствование римского наследственного права. Под влиянием прежде всего меняющегося характера производственных отношений, развивающегося оборота, усиления индивидуальной частной собственности римское наследственное право далеко отошло от старого цивильного наследования. Однако все еще не стало четкой, законченной системой. Ко времени Юстиниана римское наследственное право, особенно наследование по закону, оставалось довольно сложным, обремененным многочисленными дополнениями и уточнениями, запутанным институтом. В таком виде оно и представлено в кодификации Юстиниана. Он еще не был готов реформировать римское наследование.

Несколько позднее, в 542 г. новелла 115 приводит в четкую систему наследование по завещанию и, в частности, так называемое необходимое наследование. В 543 г. новеллой 118, а в 548 г. новеллой 127 реформируется наследование по закону. Таким образом, реформа Юстиниана завершила становление римского наследования, создав четкий правовой институт, в котором были учтены новые социально-экономические условия римской империи, закончено утверждение когнатского родства, что нашло выражение в упрочении наследования по закону.

 

Вопрос №82: Наследование по завещанию. Виды завещаний.

Модестин определял завещание как "законное выражение нашего волеизъявления, когда кто-то желает, чтобы нечто было сделано после его смерти".

Завещание - это одностороннее формальное распоряжение лица на случай смерти, содержащее назначение наследника и другие распоряжения на случай смерти.

Завещание является строго односторонним актом, в котором содержится только волеизъявление самого завещателя.

Для признания завещания действительным оно должно было отвечать определенным требованиям.

Условия действительности завещания:

‒ завещание должно было быть совершено в определенной форме;

‒ завещатель должен был обладать активной завещательной способностью;

‒ наследник должен был обладать пассивной завещательной способностью.

Древнейшими формами завещания являлись:

а) перед куриатными комициями (народные собрания по куриям) 2 раза в год;

б) воины во время войны перед строем вооруженного войска, отправляющегося в стражение;

в) путем обряда манципации (пять свидетелей).

В классическом праве завещания составлялись путем обряда манципации, но без формальностей древнего права. Завещание подписывалось семью свидетелями.

Воины стали составлять завещания без каких-либо формальностей, простым волеизъявлением.

В постклассическом праве различали формы публичного и частного завещания. Публичные завещания совершались при участии органов государственной власти: путем занесения в протокол суда; в протокол магистрата; путем вручения на хранение в императорскую канцелярию.

Частные завещания составлялись в устной и письменной формах при участии семи свидетелей.

Завещания, составленные в чрезвычайных обстоятельствах, не требовали особой формы (во время чумы, составленное в деревне; завещание, по которому наследниками становились дети наследодателя). Для завещания воинов не требовалось никаких формальностей.

Завещание слепых подписывало определенное лицо - нотариус.

Активная завещательная способность - способность совершать завещания.

Завещатель должен был быть полностью правоспособным.

Не всякое правоспособное лицо было способно совершать завещание. Этой способностью не обладали: перегрины, не имеющие commercium, частные рабы, пасквилянты, вероотступники и некоторые еретики, безумцы, малолетние, женщины (до II в. н.э.) глухонемые при устной форме завещания.

На момент составления завещания требовалось наличие активной завещательной способности.

Пассивная завещательная способность - способность быть наследником.

Не могли быть назначены наследниками: перегрины; лица, лишенные чести; рабы; юридические лица до императорского периода, женщины.

Способностью быть назначенным наследником лицо должно было обладать в момент составления завещания и в период с момента призвания к наследству и до приобретения наследства.

Способность быть наследником включает в себя также способность приобретать что-либо по завещанию. Этой способностью лицо должно было обладать с момента призвания к наследству и до приобретения наследства. По праву Юстиниана, если вдова нарушила траурный год и вступила во второй брак, она могла оставить второму мужу не более 1/2 имущества; при наличии детей от законного брака нельзя было оставлять конкубине и детям от нее более 1/12 имущества всем вместе и более 1/24 одной конкубине; и др.

Содержание завещания

Главным в содержании завещания являлось обязательное указание наследника. Как указывал Гай: "Завещания получают силу от назначения наследников, и посему назначение наследника считается как бы существеннейшим условием и основанием целого завещания". Им могло быть одно или несколько лиц, которые принимали наследство одновременно.

Кроме того, в завещании содержались специальные распоряжения. Могло содержаться назначение исполнителя завещания, назначение опекунов и попечителей, освобождение рабов, определялся размер наследственных долей.

Наследодатель мог назначить другого наследника (заместителя) на тот случай, если первый не захочет или не сможет принять наследство. Он призывался к наследованию только тогда, когда первый не примет наследства.

Наследодатель также мог лишить наследства в завещании, причем сыновья должны быть указаны поименно.

Дополнение к завещанию, составленное отдельным документом, содержащее распоряжения, которые своевременно не смогли войти в завещание, называлось кодициллами.

Завещатель мог в любое время отменить составленное завещание путем уничтожения, составления нового.

Недействительность завещания и ничтожность

Завещание может не иметь силы с самого начала (ничтожное) или потерять ее впоследствии.

Завещание ничтожно, если:

‒ завещатель не имел активной завещательной способности;

‒ не соблюдена форма завещания;

‒ нет действительного назначения наследника.

Завещание оспоримо, если оно составлено под влиянием обмана, принуждения, заблуждения.

Первоначально действительное завещание может затем потерять силу:

‒ в случае отмены завещателем завещания;

‒ если завещатель в силу capitis deminutio потеряет активную завещательную способность по совершении завещания;

‒ если все назначенные наследники утратят пассивную завещательную способность, или умрут раньше завещателя, или не примут наследства по завещанию;

‒ при нарушении интересов необходимых наследников.

Необходимое наследование (вопреки завещанию).

Необходимое наследование ограничивает свободу завещания в интересах определенного круга лиц, особенно близких к завещателю (дети, родители).… Материальные ограничения свободы завещания были созданы в практике… Этим лицам давался иск для осуществления права на необходимую долю - querella inofficiosi testamenti. При этом…

Вопрос №83: Необходимое наследование. Наследственная трансмиссия.

В древнем римском праве завещания были редкими, потому что наследодатель не имел права полностью и свободно распоря-жаться своим имуществом, особенно когда имел наследников из разряда heredes sui. Позднее, когда наследодатели составляли за-вещания, в которых не назначали наследниками своих ближайших родственников, пострадавшие heredes sui требовали уничтожения такого завещания. Тогда возникло необходимое наследственное прав как право определенного "круга законных наследников требовать уничтожения завещания, в котором не соблюдались их права по наследованию.

Формально необходимое наследственное право

Формально необходимое наследное право являлось правом heredes sui быть по отдельности и поименно упомянутыми в завещании -- для сыновей, или, по общей формуле, для дочерей и других домочадцев, хотя бы и исключенных из наследования.

Причиной для упоминания heredes sui в завещании являлось то, что они еще при жизни наследодателя считались хозяев семейного имущества, и в согласии с принципом семейной солидарности, если они не становились наследниками, то должны были быть упомянуты в завещании и лишены наследства. Если это совершалось правильно, heredes sui оставались без доли в наследстве.

Когда de cuius не лишал наследства поименно сыновей, дочерей и других heredes sui, завещание было абсолютно или относительно ничтожным.

Материально необходимое наследственное право

Материально необходимым наследственным правом являлось право ближайших интестатных наследников получить определенную долю в наследстве, если не существовало причин для лишения их наследства.

В появлении и развитии материально необходимого наследственного права участвовали преторы, юридическая наука и импера-торские решения.

Завещания, в которых не были поименованы как наследники uade libri, центуриатный суд, отвечающий за тяжбы по завещанию, расценивал как акты, наносящие вред устоям римской семьи и как акты, выражающие волю умственно неполноценных лиц, не прини-мающих во внимание своих близких. Поэтому правомочными счи-тались только те завещания, по которым ближайшие, интестатные наследники получали хотя бы четверть того, что они наследовали бы по закону, если бы не было завещания. Иском, предъявляемым для осуществления права на нёобходимую долю, являлась querella inofficiosi testamenti. Она исходила из фикции о том, что наследодатель -- сумасшедший. Иск предъявляли liberi -- дети наследодате-ля, другие его потомки и, в порядке исключения, братья и сестры. По querella inofficiosi testamenti судились завещательные на-следники. Когда судья убеждался, что не существует оправданных причин для исключения их из наследства, пострадавшие наследни-ки получали bonorum possessio contra tabulas cum re.

Материально необходимое наследственное право при Юстиниане

Новеллой 115 Юстиниан завершил оформление института материально необходимого наследственного права. В ней были точно установлены причины, по которым завещатель мог исключать из наследования необходимых наследников (например, посягательство с их стороны на жизнь наследодателя). Если не существовало ни одной из причин для исключения из наследования, право необходимой доли имели все десценденты и асценденты, и, вероятно, братья и сестры de cuius. Для осуществления необходимых наследственных прав они применяли и далее querella inofficiosi testamenti, a для получения того, что им полагалось согласно предписаниям action ad suplendam legitimam.

Юстиниан увеличил необходимую долю законных наследников до 1/3 всего наследства и до половины того, что им полагалось по закону.

НАСЛЕДСТВЕННАЯ ТРАНСМИССИЯ

Институт наследственной трансмиссии (перехода права на принятие наследства) не является характерной чертой наследственного права любого государства, в том числе в континентальной правовой семье. Обусловливается это, наверное, тем, что и в римском праве первоначально открытие наследства (delatio hereditatis) предоставляло наследнику строго личное субъективное право к его приобретению, поэтому не переходило к наследникам этого лица, а по праву приращения отходило другим наследникам, увеличивая их долю в наследстве. В качестве общего правила действовало, что если лицо, которому открылось наследство, умрет, не совершив приобретения наследства, то открывшееся ему наследство открывается вторично уже не его собственным наследникам, а следующему за ним наследнику самого наследодателя.

Только в последующем (в постклассическую эпоху) римское право допустило некоторые исключения, которые получили общее наименование "transmissio hereditatis", когда при неприобретении лицом, которому открылось наследство, этого наследства наследство могло быть приобретено не следующим наследником наследодателя, а каким-либо другим лицом, которое опирается на первое открытие наследства, т.е. основывает свою способность к приобретению наследства не на своих отношениях к наследодателю, а на своих отношениях к тому лицу, в пользу которого открылось наследство впервые. Как отмечает профессор Хвостов, большей частью такая transmissio происходила в пользу наследников того лица, который не воспользовался сам своей способностью, вытекающей из delatio hereditatis. Иногда transmissio совершалась и в пользу домовладыки.

Первым случаем transmissio hereditatis стало transmissio ex capite infantiae, когда, если наследство открывалось не достигнувшему годовалого возраста ребенку - infans (в последующем не достигнувшему семилетнего возраста), отец его (безразлично, имеет ли он patria potestas или нет) мог приобрести наследство за него и для него. Если infans умирал раньше, нежели отец успел сделать это приобретение наследства для сына, отец мог приобрести наследство для себя.

При Феодосии II было установлено правило, если в завещании наследниками назначены нисходящие наследодателя и эти наследники умрут до открытия завещания, то их собственные нисходящие наследники могут за них приобрести наследство (transmissio Theodosiana).

И наконец, при Юстиниане общее правило о личном характере права на приобретение наследства было нивелировано transmissio Justinianea, когда если наследник умирал, не воспользовавшись возможностью совершить aditio hereditatis, и со времени извещения наследника об открытии ему наследства не прошло еще года, то его наследники могли приобрести открывшееся ему наследство. Если наследник до самой смерти не знал об открытии ему наследства, то год считался со дня его смерти.

Помимо общей transmissio Justinianea были установлены transmissio ex capite in integrum restitutionis и transmissio ex jure patvio. В первом случае (transmissio ex capite in integrum restitutionis) если наследник не мог приобрести наследства по такой причине, которая давала бы ему основание просить об in integrum restitutio в случае утраты способности к приобретению наследства (например, вследствие отсутствия rei publicae causa), и затем умер, не приобретя по этой причине наследства, то его наследники могли вместо него просить об in integrum restututio и принять наследство на себя. Было безразлично, потерял ли уже сам наследник способность к приобретению наследства вследствие указанной причины или же эта способность самим наследником еще не была утрачена, но исчезла вследствие его смерти раньше приобретения наследства <3>. О втором случае говорилось выше: при transmissio ex jure patvio если подвластному открывалось наследство и он вопреки воле отца отказывался его приобрести, то его домовладыка мог приобрести наследство для себя.

Вопрос №84: Завещательный отказ: понятие, формы установления.

Завещательный отказ (легат) - это дарение, оставленное по завещанию".

Легат (завещательный отказ) - это распоряжение завещателя наследнику о выдаче из полученной наследственной массы денежных сумм или вещей или о выполнении и определенных действий в пользу третьих лиц (легатарии).

Легатом (или завещательным отказом) называлось распоряжение, которое делалось в завещании наследодателем и состояло в предоставлении определенному лицу какого-то права или иной выгоды за счет наследственного имущества.

Из определения легата следует, во-первых, так называемый сингулярный характер преемства легатария (т.е. лица, в пользу которого назначен легат) в имуществе наследодателя. Это значит, что он преемник наследодателя в отдельном праве, но не в какой-то доле наследства и что получение легата не сопровождалось ответственностью (в какой бы то ни было мере) за долги наследодателя. Во-вторых, поскольку легат можно было оставить только в завещании, нельзя было возложить легаты на наследника по закону (ab intestate).

2. Различалось несколько видов легатов. Наиболее существенным было различие легатов per vindicationem и легатов per damnationem. С помощью легата per vindicationem устанавливалось непосредственно право собственности легатария на известную вещь завещателя (отсюда и название этого вида легатов: легатарий получает виндикационный иск). Легат per damnationem назван так потому, что он назначался в форме “heres damnas esto dare”, т.е. наследник пусть будет обязан передать то-то такому-то. В этом случае легатарию предоставлялось только обязательственное право требовать от наследника исполнения воли завещателя.

Различали четыре вида легатов:

отказ посредством виндикации, при котором легатарий получал предмет легата в собственность (чаще всего в момент принятия наследства наследниками), в связи с чем он получал виндикационный иск;

отказ посредством дамнации или посредством присуждения к выдаче вещи (принадлежащей даже другому лицу), при котором легатарий получал какую-либо вещь, но не в собственность или по другому виду вещного права; в связи с чем легатарий приобретал личное право против наследника;

отказ способом дозволения: наследник был обязан не препятствовать легатарию самому взять и унести отказанную ему вещь наследодателя или наследника;

отказ "посредством получения вещи наперед".

В Юстиниановом праве произошло слияние всех типов легатов в единый, а его - с фидеикомиссом. Легат мог быть признан недействительным по тем же основаниям, что и завещание, но и независимо от действительности завещания. Его можно было отозвать.

Вопрос №85: Юридические факты в системе римского частного права.

Юридические факты — это любые явления, которые имеют юри­дическое значение, то есть приводят к возникновению и изменению в правах и обязанностях субъектов оборота. Субъективные юридичес­кие ситуации (приобретенные права и соответствующие обязан­ности), обычно именуемые субъективными правами, бывают двух видов: вещноправовыми (или реальными, от "res" — "вещь") и личноправовыми. Реальное (вещное) правоосновано на непосредствен­ной связи субъекта с вещью и потому абсолютно: оно значимо против всех, предполагая на стороне любого члена общества обязанность воздерживаться от нарушения этой связи. Личное право (право из обязательства)основано на юридически значимой связи с конкретным лицом и потому относительно: оно значимо только про­тив данного лица, которое несет определенную юридическую обязан­ность в пользу субъекта личного права. В соответствии с таким деле­нием различаются юридические факты, акты и сделки с реальным (вещноправовым) и обязательственным (личноправовым) эффектом.

Среди юридических фактов различают события— явления внешнего мира, не зависящие от воли людей (наступление срока, рождение и смерть, природные изменения объектов права: реч­ной нанос, кораблекрушение, пожар, гниение продуктов и т. д.), и акты,или деяния людей, совершаемые сознательно.

Юридические акты могут иметь для окружающих значение, по­добное явлениям природы, когда действие одного лица не обращено к воле и сознанию другого. Например, воровство, вторжение на чужой участок, строительство на своей земле сооружения, которое закрыва­ет соседям вид из окон, устройство водостока, угрожающего затопить соседний участок; или безобидное собирание на своем участке пло­дов, упавших с чужого дерева, поимка заблудившегося домашнего животного, находка потерянной другим вещи; или же ведение собст­венного хозяйства, создание или уничтожение своих материальных благ, рыбная ловля и прочее, если это не предполагает установления контакта с другими людьми. Те же юридические акты, которые на­правлены на общение и имеют коммуникативную природу, назы­ваются юридическими сделками.

Сообщение, имеющее юридическое значение, является сделкой, независимо от того, носит ли оно характер констатации или волеизъ­явления. Если от констатации зависит перемена в правах и обязан­ностях субъекта права (автора сообщения или адресата — безраз­лично), она может быть классифицирована как юридическая сделка. Сомнения на этот счет в науке Нового времени связаны со справед­ливым акцентом на волевом характере сделки; но не всякое волеизъ­явление получает юридическое значение, тогда как сообщение не мо­жет не иметь волевого характера, если от него зависит перемена в субъективной правовой ситуации. Например, объявление должника находящимся в просрочке — волевой акт, выражающий опре­деленный интерес, и не может считаться фактическим событием. Римские юристы демонстрируют именно такой подход к проблеме, рассматривая, например, исполнение обязательства по пере­носу собственности как юридическую сделку. Передача информации может осуществляться как языко­выми, так и неязыковыми средствами: любое действие, пред­назначенное для того, чтобы быть воспринятым другим лицом (передача вещи, помощь в ведении хозяйства, прокладывание тропы через участок соседа), предполагает волевое отношение со стороны реципиента (лица, воспринимающего сообщение) и установление взаимозависимости соответствующих прав учас­тников общения. Согласование воль (выраженных или небезос­новательно предполагаемых) ведет к такому изменению прав и обязанностей сторон, что все третьи лица должны считаться с новой ситуацией в сфере гражданского оборота. Такое всеоб­щеепризнание и означает, что совершившийся факт — юри­дический. Юридическое значение получает не всякое волеизъ­явление или согласование воль, но только то, которое признано в данном обществе соответствующим праву.

Различают правомерныеи неправомерные акты (деяния).Если первые производят эффект, соответствующий воле лица, то вторые, как правило, — противоположный. Неправомерный акт влечет ухудшение правовой ситуации и для агента (лица его со­вершившего), и для других участников правового общения. В том случае, если негативный эффект затрагивает общество в целом (или признан таковым), задача пресечения действий нарушителя и их последствий возлагается на государство. Правонарушения, имеющие публичный характер, называются уголовными и наукой гражданского права не изучаются. Гражданские правонарушения, так же как и правомерные акты, делятся на собственно акты и сделки.

Сущность правомерной сделки заключается в признанном право­порядком волеизъявлении. В зависимости от того, требуется ли для наступления эффекта волеизъявление на всех сторонах отношения, различают односторонниеи многосторонние сделки.При односто­ронней сделке (как, например, завещание) изменение правовой си­туации для всех вовлеченных сторон наступает по воле одного лица. Так, наследник по завещанию станет собственником наследственного имущества независимо от своей воли. Более того, правовая ситуация изменится и в том случае, если исполнение воли наследодателя за­висит от согласия лица, обремененного завещательным распоряже­нием. Например, нежелание легатария (лица, которому по завеща­нию отказана, то есть предоставлена, часть наследства) принять ле­гат (отказ по завещанию) само по себе не освобождает наследника от обязанности перенести указанные в завещании выгоды на это лицо: потребуется специальное освобождение от обязательства — новая сделка между вовлеченными в отношение лицами. Многосторонние сделки могут быть собственно многосто­ронними (как договор товарищества) и двусторонними — наи­более распространенный случай. Следует иметь в виду, что по­нятие двусторонней сделки определяется не числом участни­ков, а числом сторон в данном правоотношении. Например, если сособственники дома сообща сдают его в наем, сделка жи­лищного найма будет двусторонней. В случае, когда одна из сторон сделки представлена несколькими лицами, могут воз­никнуть проблемы при определении пороков воли каждого из участников и соответствующем заключении о действитель­ности сделки. Наличие множества лиц на одной стороне отно­шения иногда позволяет оформить его в виде нескольких сде­лок (в нашем примере — несколько договоров найма от лица каждого из сособственников дома); в этом случае среди таких лиц возникнут особые правоотношения, но первая сделка не станет многосторонней. Сторона в отношении может быть предварительно составлена из нескольких лиц на основе спе­циальной сделки таким образом чтобы одно лицо представ­ляло другое, — такая ситуация также не изменит двусторон­ний характер последующих сделок .

Соблюдение принципа формального равенства и соответствия (справедливости) предполагает, что воля субъекта, преследую­щего собственный интерес, не задевает волю других участников правового общения (что и делает такую волю свободной, а удовле­творение интереса справедливым). При многосторонних сделках это означает необходимость согласования волеизъявлений, то есть до­стижение соглашения.

Сущность соглашения как основы многосторонней сделки сво­дится к установлению согласия, непосредственному согласованию вольучастников сделки. Однако возможна и сделка против воли од­нойиз сторон, когда наличие положительного желания вступить в правоотношение приписывается лицу по формальным основаниям. Наконец, при односторонних сделках волеизъявление других субъ­ектов вовсе не требуется. Но при всех возможных отклонениях, принцип согласования воль остается определяющим в отношении правовой квалификации акта: при отсутствии достаточных формаль­ныхоснований для того, чтобы считать остальных участников право­вогообщения согласными с волеизъявлением отдельного лица, на­правленным на изменение его правовой ситуации, желаемое не полу­чит признания и ситуация останется прежней.

Общий баланс интересов в обществе может обусловить утрату отдельного требования вопреки воле лица, — но ради упрочения его прав как члена данного общества, то есть в их формальном и абстрактном измерении. С другой стороны, формальный подход к воле субъекта в праве, позволяющий обеспечить типичный ре­зультат независимо от личных психических качеств отдельного лица, может повлечь для него и известные выгоды, что в конеч­ном счете и означает достижение определенной степени свободы (независимости от внешних обстоятельств), ставшее возможным на основе утверждения принципа формального равенства в регулирова­нии волевых отношений.

Сказанное позволяет понять, насколько естественны предъяв­ляемые к юридическим сделкам требования по форме манифес­тации воли. Соблюдение предписанной формы волеизъявления позволяет не только уверенно ориентироваться в гражданских правоотношениях, но и равным для всех участников способом определить характер интереса. Правовое регулирование — как оно устанавливается в жизни любого общества — воздействует на поведение людей прежде всего через формы, в которых осуществ­ляется социально значимое взаимодействие членов общества. От­ражение этой нормативной реальности в позитивном праве ведет к тому, что определение и типизация сделок (как и других юри­дических фактов) происходит по формальному признаку.

Римское юридическое наследие сохранило следы попыток об­щей систематизации юридических сделок, однако они так и не привели к разработке сколь-нибудь устойчивой схемы. За основу классификации принимается форма волеизъявления, что отража­ет ориентацию на естественно развившиеся формы оборота, потому знакомство с этим систематизаторским опытом может стать введением в изучение сделок римского частного права.

Различают сделкив виду смерти, когда эффект волеизъявления должен реализоваться после смерти субъекта, и сделкисреди живых, эффект которых предназначен воплотиться независимо от смерти одной из сторон. Сделки ввиду смерти обусловлены смертью распорядителя, и в этом случае форма, в которой воплощено волеизъявление, должна пережить самого субъекта.

Итак, по форме манифестации воли сделки могут быть са­мыми разнообразными. Существенно, чтобы такая форма адекватно воплощала волеизъявления, определяющие содержание сделки. В этом отношении представляется надуманным различение фор­мальных и неформальных сделок, распространенное в современном учении о юридической сделке. Сделка всегда имеет определенную форму, поскольку бесформенное волеизъявление невозможно. Чтобы возникнуть (получить наличное бытие, в терминологии Гегеля), воля должна приобрести определенную форму, вступив в контакт с внеш­ним миром. Оформленное лингвистически (человек мыслит в языко­вых формах) желание субъекта должно быть соотнесено с возмож­ностью удовлетворения интереса, что — в ситуации общественного бытия (когда только и возможно правовое общение) — означает со­гласование с другими интересами, представленными в обществе. Не­одушевленная материя способна подчиниться направленной на нее воле (поскольку она лишена собственной цели), но присутствие в ней других воль ограничивает реализацию задуманного. Для того чтобы интерес получил признание, желание должно быть сообщено другим волящим субъектам. Неоформленная воля не может быть выражена, непонятное сообщение — воспринято. Поскольку речь идет о поло­жительном требовании к сделке, форма должна быть признана ее неотъемлемым элементом (реквизитом).

Более приемлемый вид указанная оппозиция получает в терми­нах "фиксированная форма — свободная форма". Однако свободной формы ни одна юридическая сделка не имеет. Признание сделки существующим в обществе правопорядком само по себе означает оп­ределение формы такого волеизъявления: оформленная в соответст­вии с требованиями правовой системы манифестация воли и получа­ет юридическое значение. Примером сделки с так называемой сво­бодной формой в римском праве может служить сделка по переносу собственности на определенные категории вещей. Однако сделка по переносу собственности производит эффект только при переходе объекта права соб­ственности — вещи — от одного контрагента к другому. Голое сооб­щение о намерении (и даже соглашение по этому поводу) не ведет к переходу собственности, несмотря на волю отчуждателя. В данном случае она требует дополнительного оформления в виде передачи вещи. Требование определенной формы манифестации воли как ог­раничение индивидуального произвола является одним из проявле­ний нормативного характера социального взаимодействия и имеет правовую природу. Необходимость придания волеизъявлению надлежащей формы, разнообразие и развитие этих форм высту­пает как требование и проявление прогресса свободы в общест­венных отношениях.

Вопрос №86: Элементы (реквизиты) сделок.

Признание юридической сделки — как определяемое фор­мальными признаками — зависит от соблюдения сторонами уста­новленных требований к такого рода юридическим актам. Отсут­ствие необходимых реквизитов в конструкции сделки лишает ее силы. При этом перемена в правах и обязанностях сторон, свя­занная с совершением такого акта, к делу не относится, — важно, что тот эффект, который должно производить волеизъявление, не наступает. Ограничение эффекта сделки может также происхо­дить по воле сторон. В соответствии с этим различают:

— ничтожность сделки— сделка признается несуществующей;

— недействительность— сделка не производит ожидаемого эффекта, и требование кредитора лишено исковой защиты, одна­ко исполнение по такой сделке не считается исполнением недолж­ного; при восполнении отсутствующих реквизитов в дальнейшем такая сделка может получить силу;

— обратимость— сделка действительна, но по требованию одной из сторон ее эффект может быть отменен;

— оспоримость— эффект, производимый сделкой, может быть блокирован решением суда по заявлению одной из сторон.

В римском праве категории оспоримости и обратимости принима­ют своеобразный вид, поскольку они связаны с взаимодействием ме­жду цивильным правом и ius honorarium (а также ius extraordinarium). Отмена сделки, действительной по цивильному праву, возможна только преторскими средствами (in integrum restitutio). Оспоримость означает, что сделка, действительная в плане цивильного права, остается в силе, даже если ее эф­фект парализован преторской защитой. При этом, если сторона не прибегла к преторским средствам защиты, сделка — как цивильная, так и преторская — произведет свой эффект.

Римские юристы не различали ничтожность и недействитель­ность: для них отсутствие эффекта сделки выра­жается как признание ее несуществующей (поп esse), даже если остается принципиально допустимой реанимация эффекта перво­начально недействительного акта (невозможная в отношении ни­чтожной сделки в строгом понимании) — convalescere. При вос­полнении необходимых для эффекта сделки реквизитов, впосле­дствии сделка как бы совершается заново, так что для ее дейст­вительности существенны и другие обстоятельства этого момента: реквизиты, которые могли быть удовлетворительными в про­шлом, могут теперь отсутствовать и сделка так и не получит илы9. Для римлян юридический акт не может не иметь силы, если он получил существование. В отличие от современных юристов, prudentes смотрят не на эффект, а на сам акт, что и отразилось в терминологии: "поп valere" (не иметь силы), "inutile" (ничтожное), "inane" (пустое), "imperfectum" (несовершенное, недействительное), "irritum" (неправильное) — характеризует сделку, а не ее эффект. С другой стороны, они никогда не говорят о сделке, действительной в материальном плане, но оспоримой или обратимой в плане процессу­альном, что она недействительна. Prudentes рассуждают о возмож­ностях добиться лучшего эффекта или парализовать наступление нежелательных последствий, принимая произведенную сделкой пе­ремену в правовом положении сторон как данность.

К реквизитам сделки — существенным элементам, опреде­ляющим ее действенность, относятся субъект и его формализо­ванная воля.От субъекта требуются правоспособность, дееспо­собность,а также управомочение,или легитимация — власть распоряжаться объектом сделки. В отношении волеизъявления существенно, чтобы оно выражало правомерный общепризнан­ный интерес,чтобы была использована надлежащая форма ма­нифестации волии соблюдалось соответствие между интересом и волеизъявлением.

Неправоспособность стороны в отношении предопределяет ни­чтожность сделки. Любая сделка с рабом ни при каких обстоя­тельствах не порождает эффекта.

Недееспособность стороны в отношении определяет ничтож­ность сделки: сумасшедший (furiosus) не может эффективно отчу­ждать вещи, собственником которых он остается несмотря на по­терю рассудка. Исключение составляет категория лиц моложе 25 лет (minores XXV annis), которые в случае заключения нежела­тельной сделки (по неопытности) могли либо прибегнуть к ехсер-tio legis Laetoriae, либо просить у претора восстановления в пер­воначальное состояние (restitutio in integrum). В данном случае можно говорить об обратимости (или оспоримости), зависимой от недееспособности субъекта. Важно подчеркнуть, что указанное ог­раничение — преторского происхождения. В плане цивильного права такая категория недееспособности не существует, и сделки, заключен­ные лицами моложе 25 лет, действительны. Другие случаи не­дееспособности определялись законом (женщины, малолетние, бе­зумные и расточители), что влекло недействительность сделок, заключенных такими лицами, в плане цивильного права, то есть их нич­тожность.

Категория признанной распорядительной власти над объектом сделки (управомочение на сделку) не связана с понятием дееспо­собности: недееспособное лицо может действовать через предста­вителя, тогда как неуправомоченное лицо в любом случае совер­шает ничтожную сделку.

Правомочие предполагает правоспособность как основу и от­носится к независимости распоряжения от воли других лиц и объективных обстоятельств. Только та вещь, которая открыта для вторжения в нее воли распорядителя, та, судьба которой в дан­ном отношении определяется только стороной, указанной в сдел­ке, может стать объектом новых прав и обязанностей в соответст­вии с волеопределением такого лица. Распоряжение чужой вещью или чужим правом в пределах, превышающих компетенцию рас­порядителя, лишает сделку силы. Так, только собственник может перенести право собственности на другого субъекта. С другой стороны, собственник не управомочен приобретать собственную вещь, и сделка по переносу собственности в его пользу невоз­можна.

Некомпетентность стороны в сделке может быть предусмот­рена по закону. Например, SC Macedonianum, принятый при Веспасиане (в связи с тем, что юноша по имени Македо, запутавшись в долгах, убил своего отца), запрещал заключать сделки займа с подвластным сыном. По санкции эта норма была lex imperfecta (как и большинство подобных установлений): сделка, пассивной стороной в которой выступал подвластный, не была ничтожна, но сам подвластный мог сослаться в суде на постановление сената (оспоримость). В последнем случае недействительность сделки имеет своеобразные последствия: кредитор не может истребовать сумму долга, и подвластный остается ее собственником. Так сдел­ка, лишенная эффекта, все же производит перемены в правах и обязанностях сторон.

Выше мы рассмотрели такой реквизит сделки, как форма ма­нифестации воли, признав, что он входит в само понятие сделки. Но если бесформенная сделка невозможна, то сделка с нарушени­ем формы рассматривается римскими юристами как возможный случай. Для наступления желаемого сторонами эффекта тре­буется, чтобы форма выражения воли была признана адекватной длясделки данного типа. Так, ряд контрактов может быть заклю­чен, только если вещь, объект соглашения, переходит от одной стороны к другой (реальные контракты). Иногда сама форма воле­изъявления определяет качества возникающего соглашения. Ска­жем, лицо, заключившее обязательство в форме торжественного обещания — стипуляции, может освободиться от обязательства (даже после его исполнения) только в форме обратной стипуляции.

К некоторым односторонним сделкам предъявляется требо­вание рецептивности (воспринятости). При этом сторона, воспринимающая такое волеизъявление, не обязательно стано­вится участником сделки. Например, при назначении замести­теля в судебном процессе следовало торжествен­но объявить об этом другой стороне судебного спора. Односторонняя по содержанию сделка может иметь двусторон­нюю форму, несоблюдение, которое, таким образом, по форме должно отвечать и требованию рецептивности. Преторское завещание — пример нерецептивной сделки: его эффект не зависит от того, ознакомлен наследник с волей наследодателя или нет. Возможна и двусторонняя нерецептив­ная сделка — ведение чужих дел без поручения, сущность которой в том и состоит, что одно лицо управляет делами другого без его ведома, объективно обязы­вая его самим фактом такой заботы.

Праву небезразлично и содержание воли — сам интерес, преследуемый сторонами. Интерес сторон может считаться признанным по двум основаниям: сделка не должна противо­речить закону и нравственности, а также должна преследовать признанную правопоряд­ком социальную или хозяйственную цель — iusta causa.Несо­ответствие этим требованиям (негативному и позитивному) де­лает сделку ничтожной.

Удовлетворение социально-экономических интересов прини­мает в обществе устойчивые формы, и сами интересы типизи­руются по формальному признаку. Так, если в обществе сделка купли-продажи рассматривается как нормальная, то особенность подлежащего интереса (мотив) сама по себе не окажет влияния на эффект сделки. Формальный подход к интересам ставит проблему учета специфических намерений и их адекватного выражения в правовой форме. Распространение новых идей и их консолидация в социально признанные интересы имеет тенденцию к стандартизации. В правовом плане это означает возникновение социально значимой формы реализации интересов, так что со временем они могут даже мыслиться в этих формах. Обыватель часто выражает идею приобретения, прибегая к термину купли, который имеет строго определенное значение договора о возмездной передаче вещи. Такое понятийное сближение говорит об адекватности правовой формы.

Типизация интересов в формах сделок предполагает абстрагиро­вание от мотивов. Так, покупатель обязывается уплатить договорную цену, каков бы ни был специфический интерес, подтолкнувший его к сделке (получше вложить деньги, сделать подарок близкому и т. п.); продавец обязан передать вещь покупателю независимо от того, по­чему у него возникло такое желание (избавиться от обязанностей по уходу за ней, освободить место для другой вещи, выручить сумму денег и проч.). Мотив не влияет на форму сделки даже тогда, когда он предполагается типичным для интереса. Например, вступление в брак обычно совершается по любви; но если к заключению брака лю­дей подтолкнула другая причина, особенность которой не влияет на саму возможность совершения сделки, — форма никак не отразит эту специфику.

Типизация может достигать весьма высокого уровня абстрак­ции, улавливая существенные моменты в согласовании воль субъ­ектов. Некоторые правовые формы абстрагируются даже от под­лежащего интереса, ориентируясь на стандарты устойчивого и признанного в обществе коммуникативного поведения (обещание, передача вещи). При таких формах наступление правового эф­фекта не зависит от того, с какой целью к ним прибегли, и они могут регулировать самые разнообразные отношения. В отличие от тех сделок, при которых требуется наличие юридически зна­чимой цели акта — causa и которые называются поэтому кау­зальными, — эти, независимые от causa, сделки именуются абст­рактными.

В римском цивильном праве к абстрактным сделкам относит­ся stipulatio — торжественный диалог в форме вопросов и от­ветов: "Обещаешь дать раба Стиха?" — "Обещаю". Обязав­шийся в такой форме должен исполнить обещанное, даже если намерение, с которым он принимал на себя обязательство, не осуществилось. Сделка производит эффект немедленно и соз­дает на стороне стипулятора правовое требование, защищен­ное цивильным иском.

Древние ритуальные формы настолько независимы от под­лежащей causa, что в этом отношении иногда характеризуются как символические самими римскими юристами. Так, Гай называет обряд обратной стипуляции, необходимый для пре­кращения обязательства из стипуляции, — acceptilatio— вооб­ражаемым исполнением.Обязательство, заключенное в стипуляционной форме, со­храняется несмотря на исполнение, и требуется специальная сделка по прекращению обязательства. Acceptilatio, также будучи ритуальной формой, освобождает должника от обя­зательства, даже если исполнения по договору не последо­вало.

Символизм связан с абстрактным характером сделки так, что для достижения цели на практике иногда оказывается не­обходимым совершить несколько сделок: сам договор (осно­ванный на causa) и его символический эквивалент (неза­висимый от надлежащего согласования воль). Возможные кон­фликты между действительной целью сторон и автоматичес­ким эффектом абстрактной формы так и не нашли разрешения в римском праве. Расхождение между волей и формой, вольное (симуляция) или невольное (ошибка), не сказывается на дейст­вительности сделки. Защита от злоупотреблений, в принципе допускаемых абстрактными сделками, оказалась возможной — когда развитие товарного оборота и предметных интересов вы­явили прежде несущественное противоречие — только преторскими средствами и так, что сделка, оставаясь действительной по цивильному праву, становилась оспоримой в плане ius honorarium. Безосновательность манципации порождала на стороне отчуждателя требование к новому собственнику; порочность стипуляции давала пострадавшему право возразить на иск противника, указав на его умысел. При этом бремя доказательства пороков causa лежало на обвиняемом. В этих случаях говорят о сделках, абстрактных в процессуальном смысле. Важно подчеркнуть, что в плане цивильного права сделка остается абстрактной в материальном смысле: цивильных средств указать на пороки causa не было.

Примером каузальной сделки может служить traditio —сделка iuris gentium по переносу права собственности посредст­вом передачи вещи. Она имеет эффект только в том случае, если совершается по признанному правом основанию для пе­реноса собственности (продажа, дарение, исполнение обяза­тельства dare и др.) и стороны согласовали эту цель между со­бой. Отсутствие causa или расхождение между сторонами в от­ношении цели намечаемой сделки лишает акт силы: фактичес­кий переход вещи из рук в руки не перенесет права собствен­ности от одного лица другому. Поднимая вопрос о существовании договора займа, Юлиан имел в виду сделку с обязательственным эффектом. Ульпиан принимает во внимание реальную структуру договора займа (при котором для возникновения обязательства необходим перенос собственности на объект сделки) и отвечает на вопрос отрица­тельно: раз traditio лишена реального эффекта — монеты в соб­ственность принявшего не перешли, — займа быть не может. По­нятно, что для обоих юристов ничтожность traditio при пороке causa выступает отправным пунктом рассуждений.

Порок causa предопределяет ничтожность сделки. В некоторых преторских соглашениях — дополнительных к контрактам iuris gentium и в соглашениях, направленных на улучше­ние положения пассивной стороны в контракте, — causa не требова­лась. Однако такие соглашения имели силу только в процессуальном плане, порождая возможность блокировать иск противника, но не считались действительными в материальном плане. Здесь ослабление каузальности не означает признания абстрактного ха­рактера сделок.

Если стороны сошлись на определенном намерении, которое все же отличалось от выраженного в соглашении (относительная симуляция), сделка считалась действительной. Оспоримость таких сделок, если они носили противоправный характер, определялась пороком намерения, а не самой сделки. Это явление зависит от категории правомерности сделки.

Недействительны сделки, запрещенные законом. Так, договор подряда с убийцей или стипуляция женщины, обещающей за­няться проституцией, не порождает правового эффекта: претен­зия активной стороны в соглашении не будет принята судом к рассмотрению именно на том основании, что право требования из такой сделки не возникает. Даже если causa отдельного акта за­конна (скажем, договор о снабжении убийцы оружием может при­нять форму продажи, ссуды, аренды), но порочна общая цель — сделка ничтожна. При этом взаимные претензии регулируются принципом, который в средние века был выражен максимой: "При ра­венстве порочных оснований лучшее положение имеет владе­лец". В нашем примере — ничтожность любого договора с убий­цей приведет в римском праве к тому, что заказчик не сможет истребовать свое оружие обратно.

В отношении абстрактных сделок, которые не принимают идею causa, законодательное указание на порочность основания затруднено. Как правило, такая сделка будет иметь эффект. Од­нако, если порочное намерение прямо выражено в соглашении, сделка ничтожна.

Известны случаи, когда эффект абстрактной сделки блокируется нормой позитивного права. Основанный на mores (додецемвиральной эпохи) запрет на дарения между супругами лишал силы даже манципацию, совершенную с такой целью. В 195 г. Септимия Севе­ра запретила сделки с недвижимостью малолетних, даже совершен­ные с согласия опекуна. Формально безупречная манципация отныне не переносила права собственности на такие вещи.

Пороки субъективного момента могут относиться к формирова­нию воли субъекта, которая непроизвольно (из-за ошибки) или в результате сознательных действий со стороны оказалась несоответствующей интересу участника правового обще­ния. Разработка вопросов субъективного момента в обязательстве по­лучила в римской правовой науке значительное развитие.

 

Вопрос №87: Понятие и виды дееспособности римских граждан. Основания ограничения дееспособности.

Правовое положение субъектов права определяется объемом их правоспособности и дееспособности. Дееспособность человека всегда и везде зависит прежде всего от возраста, так как понимание смысла совершаемых действий и способность владеть собой и трезво принимать то или иное решение приходит лишь с годами. В Римском праве различались: до 7 лет — вполне недееспособные; мальчики от 7 до 14 лет, девочки от 7 до 12 лет.

Мальчики 7-14 лет и девочки 7-12 лет признавались способными самостоятельно совершать такие сделки, которые ведут к одному лишь приобретению для несовершеннолетнего (без каких-либо потерь или установления обязанностей). Для совершения действий, которые могут привести к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению его обязанности, требовалось разрешение опекуна, которое должно было даваться непременно при самом совершении сделки (не раньше и не позже). Опекуном был обычно ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в его завещании, или по назначению магистрата. Опекун обязан был заботиться о личности и имуществе несовершеннолетнего. Отчуждать имущество несовершеннолетнего опекун не имел права, за исключением случаев, когда это было безусловно необходимо.

Если несовершеннолетний совершал сделку без разрешения опекуна, она юридически обязывала его только в пределах полученного от нее обогащения.

Следующую ступень возраста составлял период с 14 (для женщин с 12) до 25 лет. В этом возрасте лицо было дееспособно. Но по просьбе таких лиц претор (в последние годы республики) стал давать им возможность отказаться от заключенной сделки и восстановить то имущественное положение, какое было до совершения сделки. Со II в. н.э. за лицами, не достигшими 25 лет, стали признавать право испросить себе куратора (попечителя). Источники римского права дают материал для того, чтобы определить, чем попечительство отличается от опеки. Исторически эти два института сложились так, что опека назначалась над несовершеннолетними, а также (вплоть до классического периода) над женщинами независимо от возраста; попечительство же устанавливалось в отношении совершеннолетних, не достигших 25 лет, а также в отношении душевнобольных.

Дееспособность – это возможность своими действиями приобретать права и создавать для себя обязанности. Дееспособность возникала по достижении определенного возраста и при наличии очевидных умственных способностей. Совершеннолетие наступало с 25-летнего возраста, хотя императоры могли предоставить его отдельным юношам с 20-летнего возраста, девушкам – с 18-летнего возраста.

Если совершеннолетний, не достигший 25 лет, испрашивал назначения попечителя, он становился ограниченным в своей дееспособности в том смысле, что для действительности совершаемых им сделок, с которыми связано уменьшение имущества, требовалось согласие попечителя, которое могло быть дано в любое время (заранее или при совершении сделки, или в виде последующего одобрения). Молодые люди в возрасте 14 (12) — 25 лет могли без согласия попечителя совершать завещание, а также вступать в брак.

На дееспособность физического лица влияли также всякого рода душевные болезни. Душевнобольные и слабоумные признавались недееспособными и находились под попечительством. Телесные недостатки влияли только в соответствующей сфере деятельности; например, так как договор стипуляции совершался в форме устного вопроса и ответа, то его не могли совершать ни немые, ни глухие и т.п.

Ограничивались в дееспособности также расточители, т.е. лица слабовольные, не способные соблюдать необходимую меру в расходовании имущества и потому так расточающие его, что создавалась угроза полного разорения. Расточителю назначали попечителя, после чего расточитель мог самостоятельно совершать только такие сделки, которые направлены лишь на приобретение;

кроме того, расточитель признавался ответственным за деликты (правонарушения). Сделки, связанные с уменьшением имущества или установлением обязательства, расточитель мог совершать только с согласия попечителя. Составлять завещание расточитель не мог.

В течение ряда веков существовали серьезные ограничения правоспособности и дееспособности для женщин. В республиканском римском праве женщины находились под вечной опекой домовладыки, мужа, ближайшего родственника. В конце классического периода было признано, что взрослая женщина, не состоящая под властью ни отца, ни мужа, самостоятельна в управлении и распоряжении своим имуществом, но не вправе принимать на себя в той или иной форме ответственность по чужим долгам. В праве Юстиниановой эпохи ограничения правоспособности и дееспособности женщины были ослаблены, но равноправия полов все-таки не было и тогда.

4. В качестве обстоятельства, отражавшегося на правовом положении римского гражданина, следует упомянуть еще умаление чести. Одной из самых серьезных форм умаления чести была infamia, бесчестье. Infamia наступала:

а) как следствие осуждения за уголовное преступление или за особо порочащее частное правонарушение. в результате присуждения по искам из таких отношений, где предполагается особая честность (например, из договора поручения, товарищества, хранения, см. ниже, разд. VII), из отношения по поводу опеки и т.п.;

б) непосредственно в силу нарушения некоторых правовых норм, касающихся брака (считалась за infamis вдова, вступившая в новый брак до истечения года после смерти первого мужа), или ввиду занятия позорной профессией (например, сводничеством и т.п.). В классическом праве ограничения, связанные с infamia, были довольно значительны. Personae infames не могли представлять других в процессе, а также назначить процессуального представителя себе; таким лицам не разрешалось вступать в законный брак с лицом свободнорожденным, они были ограничены в области наследственного права.

От personae infames отличались personae turpes — это лица, которые признавались общественным мнением бесчестными по общему характеру своего поведения. Наиболее существенным ограничением personae turpes было ограничение в области наследования.

Имела немаловажное значение и такая форма бесчестья, как intestabilitas. Еще в законах XII таблиц было постановление, что лицо, участвовавшее в сделке в качестве свидетеля и отказавшееся потом дать на суде показание по поводу этой сделки, признается intestabilis, т.е. неспособным так или иначе участвовать (ни в качестве стороны, ни в качестве свидетеля) в совершении сделок, требующих участия свидетелей (например, не способно составить завещание).

Вопрос №88: Возникновение и развитие института судебного представительства.

На стадии по законустороны могли выставить заместителей. Известно два вида процессуальных представителей: cognitor и procurator ad litem. О назначении когнитора противнику сообщалось посредством одностороннего акта. Когнитор вел дело от своего имени, поэтому ис­пользовалась формула с перестановкой лиц. Если когнитор выступал на стороне ответчика, то в intentio упоминалось имя dominus litis, а в condemnatio присуждению подвергался когнитор. Datio cognitoris новировало тре­бование, поэтому если когнитор представлял истца, то его требо­вание все равно погашалось посредством litis contestatio. В приго­воре указывалось имя когнитора, и actio iudicati давалась ему или против него (если он представлял ответчика). Претор, однако, да­вал представляемому (или против него) иск, аналогичный иску из судебного решения, — actio iudicati utilis.

Прокуратором в процессе мог быть управляющий всем имуществом представляемого, а мог быть специально назначенный по воле dominus litis (посредством приказа или поручения) заместитель. О назначении прокуратора противнику не сообщалось, так как эта фигура обычно появляется именно в отсутствие dominus litis. Прокура­тором считалось и лицо, взявшее на себя ведение процесса без специального приказа или поручения — по доброй совести. Поскольку в этом случае требование не погашалось вследствие litis contestatio, добровольный про­куратор должен был пообещать, что представляемый не нач­нет процесс вновь, посредством особой cautio rem ratam dominum habiturum (клятвы в том, что dominus litis одобрит его действия), называемой также cautio de rato.

Если прокуратор представлял ответчика, то чтобы счи­таться достойным заместителем в процессе, он давал обещание исполнить судебное решение. При назначении когнитора такую cautio давал сам dominus litis: логично, что он отвечал и по actio iudicati utilis.

Прокуратор также вел процесс от своего имени, и претор со­ставлял формулу с перестановкой субъектов, но в этом случае он не давал actiones utiles в пользу и против представляемого. Взаимоотношения прокуратора и dominus litis регулирова­лись договором поручения или теми отношениями, на основании которых сторона в процессе дала iussum. Обычно посредством этого вида представительства достигалась цессия долгового требования или перенос своего долга на другое лицо. Тогда прокуратор защищал в процессе свой собственный интерес — хотя его требование и было основано на чужом праве (а ответственность — на чужом обязательстве, если он представлял ответчика).

В постклассическую эпоху исковое требование утрачива­лось и в том случае, если истца представлял прокуратор. Со­ответственно отпала и необходимость в cautio de rato, которая требовалась лишь при представительстве без поручения со стороны dominus litis.

От указанных случаев добровольного представительства следует отличать процессуальное представительство, устанав­ливаемое по необходимости в отношении лиц с ограниченной дееспособностью. Безумный и расточитель не могут выступать в суде самостоятельно: вместо них дело ведет куратор, но процесс производит эффект не­посредственно на стороне представляемого. Сходный режим установлен для ведения дел опеку­ном малолетнего или женщины в отсутствие подопечных, тогда как в нормальном случае — они действуют в суде сами, но при условии утверждения акта опекуном. Женщина нуждалась в услугах опекуна, только если процесс являлся iudicium legitimum. Назначить прокуратора она могла и без auctoritas tutoris. Младенца всегда представляет опекун.

 

Вопрос №89: Древнеримские юридические школы: сабинианская и прокулианская.

К началу классического периода относится деятельность двух таких выдающихся юристов, как бы связывающих республиканскую юриспруденцию с классическим периодом, как Лабеон и Капитон. В классическом праве были знамениты две юридические школы. Первую школу основал в начале I в. н.э. Марк Антистий Лабеон, автор более чем 400 книг, умер где-то между 10 и 22 г. н.э. В свое время он отказался от предложенной ему Августом политической карьеры, предпочитая, находясь в оппозиции, заниматься чистой наукой, известен своим реформаторским подходом к праву. Сторонники учения Лабеона по имени его ученика Прокула стали называться прокульянцами.

Основателем второй школы считается Гней Атей Капитон, юрист, сделавший прекрасную политическую карьеру при Августе (был консулом, понтификом), придерживался консервативных, традиционных взглядов. Его сторонники также по имени его ученика Сабина стали называться сабиньянцами.

В период принципата сформировались два основных направления в римской юриспруденции, две школы: прокулианская и сабиньянская. Являясь приверженцами монархии, сторонники первой допускали более широкое толкование республиканских правовых норм. Сабианцы в вопросах толкования права занимали более консервативную позицию, отдавали предпочтение квиритскому праву. Самым знаменитым представителем и основателем прокулианской школы был Лабеон. Он оказал продолжительное влияние на дальнейшее развитие юриспруденции. Его политический противник Капитон, имевший меньшее значение, был основателем другой юридической школы – сабиньянской, названной по имени его знаменитого ученика Мазурия Сабина. Сабин был величайшим юристом I века н.э., комментировавшим цивильное право. Ученик Сабина – Африкан много сохранил от своего учителя, следуя ему иногда дословно, но отличается трудностью для понимания. Трудно сказать, к какой школе относился Помпоний, которому история римского права обязана сведениями о развитии юриспруденции и отдельных ее представителях. Последним саинианцем считается Гай, не отличавшийся глубиной, но оставивший учебное руководство – Институции, написанные с большой ясностью. Различия в позициях представителей этих двух школ приводятся по более чем 30 вопросам, но в целом трудно усмотреть доктринальные отличия между ними. Принято считать, что сабиньянская школа была более формальной, монархической, а прокульянской - республиканской. В конце II в. н.э. о различии школ уже не упоминается.

 

Вопрос №90: Фидеикомиссы: понятие, юридическая сила, виды.

Фидеикомисс – обращение к чести другого, доверительное поручение, порученное к совести. Формулы фидеиокомиссов: требую, прошу, доверяю, хочу.

Фидеикомисс – это неформальный легат, представляющий неформальную просьбу умирающего что-либо сделать под честное слово. «Тот, кто отказывает фидеикомисс, может говорить и с тем, кому отказывают, например (сказать): «Я прошу тебя, Гай Сей, чтобы ты был удовлетворен этой вещью» или «я хочу, чтобы тебе это было предоставлено». Мог совершаться фидеикомисс и в форме просьбы (прошу, поручаю, желаю). Условие о легате помещалось в завещании, но позже возможно было его отдельное оформление (с помощью кодицилл). Фидеикомиссы направлялись на тех лиц, которые по различным причинам не могли получить имущество через наследство или легат. В период республики фидеикомисс не имел правовой защиты.

Другой формой отказа был фидеокомисс, возникший в период империи. К завещанию прилагались таблички с неформальной просьбой завещателя что-либо сделать в пользу третьих лиц. Первоначально фидеикомиссы предназначались также в пользу перегринов, латинов, гражданских общин и лиц, считавшихся неопределенными. Но несколько сенатусконсультов объявили ничтожными фидеикомиссы, направленные на перегринов и на неопределенных лиц.

Юстиниан установил ограничение объема фидеикомисса до 3/4 наследства. Выполнение фидеикомиссов зависело от чести (fides) принявшего просьбу, фидеикомиссарий не мог подать иск, а его защита возникла лишь при императоре Августе.

Объектом фидеикомисса могла быть любая вещь из состава наследства, а также вещь третьего лица. Если наследник отрицает отказ, с него взыскивается двойной штраф. Наследодатель с помощью фидеикомисса мог распорядиться, что какая-то выгода могла быть использована разными лицами. Делалось это в интересах членов семьи, наследниками могли быть разные поколения семьи (Юстиниан установил до четырех поколений).

Наследодатель передавал выгодополучателю часть имущества с помощью манципации с одной монетой. С помощью фидеикомисса можно было предоставить свободу рабу. Если раб чужой, наследник обязан был его выкупить и отпустить на волю. Но если собственник раба отказывался от этого предложения или устанавливал слишком высокую цену, фидеикомисс считался погашенным.

С помощью фидеикомисса можно было передать как собственную вещь завещателя, наследника, легатария, так и чужую вещь. Наследник обязан выкупить и передать фидеикомиссарию чужую вещь или возместить ее стоимость.

Фидеикомисс и легат мог устанавливаться с помощью кодицилла (отдельного документа, письма на имя наследника). Фидеикомисс получает исковую защиту в I в. до. н.э., а в VI в. н.э. сливается с легатом.

В этой форме отказа развивается специфический элемент сделки – модус, при котором выгодополучатель обязывался к определенным действиям. Например, наследополучатель обязан воздвигнуть памятник.

Император Адриан установил, что фидеикомиссы, направленные на иностранцев, шли в казну государства. По закону Папия, холостые не могли принимать фидеикомисс.

Существовал универсальный фидеикомисс. Он представлял собой форму, в которой, назначив наследника по завещанию, он просит его передать все наследство другому лицу. В I в. н.э. был принят Пегасов сенатусконсульт, обязывающий принять наследство (чтобы избежать недействительность фидеикомиссов в случае непринятия наследства) и давал право наследнику удерживать 1/4 часть наследства. Фидеикомисс мог быть отозван без торжественной формы, посредством любого действия.

 

– Конец работы –

Используемые теги: ПО, курсу, Римское, право, Правовая, система, Древн, Рима0.154

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: ПО КУРСУ РИМСКОЕ ПРАВО: Правовая система Древнего Рима

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

В КУРС ОСНОВЫ РИМСКОГО ПРАВА В центре внимания нашего курса находится правовая система, сложившаяся в Древнем Риме
ВВЕДЕНИЕ... В КУРС ОСНОВЫ РИМСКОГО ПРАВА Право Древнего Рима это яркая и значительная страница мировой истории В своем зрелом классическом состоянии оно восходит к наиболее выдающимся...

ЛЕКЦИИ ПО ОСНОВАМ РИМСКОГО ПРАВА Лекция 1. РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО КАК СРЕДА ФОРМИРОВАНИЯ РИМСКОГО ПРАВА Образование Римского государства
Лекция РИМСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО КАК СРЕДА ФОРМИРОВАНИЯ РИМСКОГО... Образование Римского государства...

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ КУРСОВОГО ПРОЕКТА Курсовой проект выполняют в соответствии с заданием на проектирование систем водоснабжения
Курсовой проект выполняют в соответствии с заданием на проектирование систем водоснабжения водоотведения и внутренних водостоков объекта... В задании приводятся все необходимые для проектирования исходные данные... В характеристике объекта проектирования указываются следующие основные данные назначение зданий их число этажность...

Краткий курс механики в качестве программы и методических указаний по изучению курса Физика Краткий курс механики: Программа и методические указания по изучению курса Физика / С
Федеральное агентство железнодорожного транспорта... Омский государственный университет путей сообщения...

Лекция 1. Тема: Операционная система. Определение. Уровни операционной системы. Функции операционных систем. 1. Понятие операционной системы
Понятие операционной системы... Причиной появления операционных систем была необходимость создания удобных в... Операционная система ОС это программное обеспечение которое реализует связь между прикладными программами и...

Основные черты афинского права. Источники, право собственности, обязательственное право, брачно-семейное право, уголовное и процессуальное право
Это подтвердили и археологические раскопки. Ремесло, достигшее в некоторых отношениях высокого развития, начинает уже отделяться от земледелия,… Каждая семья получала по жребию определенный надел, с которого кормилась и… Базилевс был военным вождем, он осуществлял суд в присутствии народа, выполнял жреческие функции.Главной обязанностью…

Система ордеров Древней Греции и Древнего Рима
В растущих греческих городах создаются каменные жилые здания, укрепления, портовые сооружения, но самое важное и новое появилось не в жилых зданиях… Прямоугольное в плане, строгое и величественное сооружение, возвышающееся на… Построенный по правилам ордера греческий храм был самой значительной постройкой в городе по своему назначению, и по…

МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ по выполнению курсовой работы по курсу МОДЕЛИРОВАНИЕ СИСТЕМ
Кафедра Автоматизации технологических процессов... В А Шевцов Д Н Великанов МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ...

Экологическое право. Курс лекций В настоящее время издано немало учебников и учебных пособий по учебной дисциплине Экологическое право
Предисловие... В настоящее время издано немало учебников и учебных пособий по учебной дисциплине Экологическое право обязательной для всех юридических высших...

0.058
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам