рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Философия как предельная интерпретация

Философия как предельная интерпретация - Лекция, раздел Физика, Лекции по метафизике Исходный Базис Философских Обобщений Чрезвычайно Широк И Их Результатом Стано...

Исходный базис философских обобщений чрезвычайно широк и их результатом становится создание своеобразной "вторичной" реальности, внутри которой работает философ. Результатом философской рефлексии выступает, прежде всего текст, который фактически представляет собой собственную, личностную интерпретацию философом проблем, что, в свою очередь порождает известную многозначность философского понимания даже одних и тех же проблем.

Поэтому для философии, текст является источником информации, источником новых смыслов и прочтений, но не только. Здесь не менее важны ценностно-эмоциональные критерии, а философский текст, в некоторых случаях может доставлять чисто эстетическое удовлетворение. Философским текстом можно восхищаться как продуктом высокохудожественного творчества, можно быть удивленным или даже оскорбленным, встречая слишком обыденную терминологию, и почти всегда испытывать трудности, связанные с пониманием философского языка.

Последнее проявляется в особой «непереводимости» философского текста на язык другой культуры. Многие философские тексты (хотя бы таких философов как Хайдеггер или Сартр) представляют собой огромную проблему для переводчиков. Перевод философского текста, то есть языковой системы насыщенной смыслами и значениями, связанными с данной культурой, всегда представляет его интерпретацию и адаптацию к воспринимающей культуре. В философском переводе, как особом произведении вполне допустима ситуация, когда авторский текст после интерпретационно-адаптационной работы над ним переводчика, может значительно отличаться от своего изначального варианта, с позиции передачи смысла и значения, при сохранении внешней схожести с ним. В свою очередь, понятно, что читатель перевода, в этой ситуации может быть введен в заблуждение, так как различия между содержанием первичного текста и переводом могут оказаться весьма существенными.

Философия, как мы указали выше, реализуется в создании особых текстов, которые являются личностными смысловыми конструктами разных культур, представляя собой, таким образом, разновидность особой, предельной интерпретации. Причем, интерпретационное поле философии носит безграничный во времени характер, что определяет смысловую вечность философских проблем, которые независимо от времени интерпретации могут приобретать свой новый смысл и значение для современника, переходя от эпохи к эпохе.

С позиции философии важен этот вечно привносимый и вечно интерпретируемый смысл. В этом проявляется вечность текстов Платона и Аристотеля, Шекспира и Гете, которые предоставляют нам безграничные возможности их интерпретации с наших сегодняшних позиций. «Предмет гуманитарных наук – выразительное и говорящее бытие. Это бытие никогда не совпадает с самим собою и потому неисчерпаемо в своем смысле и значении»[249]. Ясно при этом, что есть качественная разница между гениальным, талантливым и тривиальным текстом. За гениальным текстом стоят слои смыслов, интересных для каждой эпохи и для всего спектра развитых индивидуальных сознаний. Талантливый текст что называется “на любителя”; отнюдь не всем сознаниям захочется вступать с ним в творческий диалог и находить в нем созвучные смыслы. За тривиальным же текстом кроется смысловое небытие. Там - нулевое поле для творческих интерпретаций, и диалог с ним исчерпывается мгновенно, даже не успев начаться.

Конечно, и в естественных науках определенная персонификация научных теорий происходит, но это не является ведущей тенденцией в них, тогда как в явлениях исследуемых с гуманитарных позиций (с позиции наук о духе), без учета этой особенности, постижение смысла просто не состоится. Читая Платона, я персонифицирую его текст, я не могут его читать, так как его читал бы сам Платон. Я вношу в него свое «Я», развиваю близкие мне смысловые возможности текста, которые детерминированы иным пространственно-временным положением, другими социокультурными обстоятельствами.

С этим связана присущая всем гуманитарным наукам сложность «объективного изложения» исторических событий. Научная объективность здесь выполнима лишь в простых случаях, например, в более или менее полном перечне имен, дат рождений. Но это формальное (математическое или как говорил Хайдеггер, калькулирующее) познание не затрагивает глубин целостного исторического процесса. Ведь пишется бесконечное количество историй стран и народов, хотя в основе их лежат одни и те же факты и казалось достаточно лишь один раз дать их полный перечень.

Ю.М. Лотман в связи с этим обращал внимание на то, что история, прежде всего хорошо "объясняет настоящее"[250], поэтому как только общество оказывается на эволюционной стадии своего развития интерес к истории оборачивается чаще всего ее переписыванием, интерпретацией. Происходит конструирование, «но уже не будущего, а прошлого. Рождается квазиисторическая литература, которая особенно притягательна для массового сознания, потому что замещает трудную и непонятную, не поддающуюся единому истолкованию реальность легко усваиваемыми мифами»[251]. Отделить друг от друга квазиматериал и «научное» исследование, безусловно, является важнейшей задачей исторической науки, которая, тем не менее вряд ли выполнима полностью, как и попытки философов провести четкую демаркацию между философией и наукой, между научными и ненаучными высказываниями.

Такая противоречивость истории как разновидности гуманитарного познания, нравится нам это или нет, неизбежна. И причина заключается в том, что реальная история предстает перед нами в виде совокупности текстов,в основе которых могут быть смешаны как реальные, так и вымышленные события. Первичный текст может зависеть от личных и социокультурных обстоятельств, в которых оказался летописец, дающий оценки действиям исторических лиц и событий, ранжируя их согласно собственным представлениям. Следовательно, мы имеем здесь дело не с самой реальностью, не с фактами, а со вторичной действительностью, выраженной в текстах. Весь массив исторических текстов представляет для нас лишь своеобразную цитату из прошлого. Поэтому часто и получается, что у одних историков Иван Грозный – это собиратель земли русской. У других – он разрушитель экономической структуры, подорвавший ее основы с помощью опричнины. При написании истории очень часто первичным оказываются не столько сами исторические события, сколько идея автора, который интерпретирует данные события.

Л.Н. Гумилев, которого так не любят некоторые представители современной исторической науки показал, что оставленные нам исторические тексты требуют очень большой осторожности при их восприятии в качестве адекватного описания реальных событий. Не упоминая предложенные им наиболее нашумевшие реконструкции моментов русской истории, коснусь лишь проблемы специфики изложения истории в летописных текстах. Ссылаясь на текстологические работы Д.С. Лихачева[252] по данной проблеме, он, в частности, подвергает критическому анализу «Повесть временных лет» Нестора, которая грешит неточностями и авторскими интерпретациями. Это и ложная схема событий, когда варяги и хазары предстают врагами, а не союзниками, это и знаменитый эпизод со щитом прибитым «на врата Царьграда» (событие такой важности почему-то не зафиксировано историками самой Византии).

Гумилев связывает такие «неточности» с тем, что летописец описывал события 200-летней давности, что он был сторонником Святополка II и Владимира Мономаха и, соответственно, врагом черниговского князя Олега. «Нестор понимал историю «как политику, обращенную в прошлое» и защищал интересы своего монастыря и своего князя, ради чего грешил против истины. Д.С. Лихачев охарактеризовал «Повесть временных лет» как блестящее литературное произведение, в котором исторические сведения либо преображены творческим воображением автора, как, например, легенда о призвании варягов, либо подменены вставными новеллами, некоторые из которых восходят к бродячим сюжетам»[253].

Таким образом, оказывается, что в силу того, что ( как мы уже указывали) история представляет собой систему текстов, уже удаленных от действительности, своеобразный вторичный уровень бытия, полная объективность в ней трудно достижима и она всегда будет представлять собой более или менее точную интерпретацию. Перед нами не объективное описание событий и мы не находимся здесь в ситуации отвлечения от субъективных моментов хода исторического процесса, а особого рода историческая интерпретация – интерпретация не только самих фактов, но и первичных интерпретаций этих фактов. Да и само понятие исторического факта не тождественно его естественнонаучной форме, так как при изложении истории большую роль выполняют идеи, позволяющие из отдельных фактов создавать общую историческую картину, даже за счет сознательного или несознательного их игнорирования.

На эту же особенность исторического познания указывает и Р. Дж. Колингвуд, являющийся сторонником объективной научной истории. В частности, критикуя позитивистский подход к изучению истории, он указывает на то, что исторический текст не может быть понимаем нами как исторический факт. А поскольку мы имеем дело с историческим текстом, то необходимо применять другие методы, в частности, филологические. Использование же последнего на примере анализа сочинения Ливия, сделанного Нибургом доказало, «что большая часть того, что обычно принимали за раннюю историю Рима, на самом деле является патриотической выдумкой, относящейся к значительно более позднему периоду; самые же ранние пласты римской истории у Ливия, по Нибургу, – не изложение истинных фактов, а нечто, аналогичное балладной литературе, национальному эпосу... древнеримского народа»[254]. Это дало повод ученому иронизировать и представлять историю, как «историю ножниц и клея».

Таким образом, и здесь, идея, мысль оказываются первичными даже в написании истории, быть может самой «научной» из гуманитарных наук, так как она претендует на освоение фактического материала. Однако, этот фактический материал изначально вторичен и несет нам информацию об области вторичного бытия, области уже проинтерпретированных фактов. История есть «не что иное, как воспроизведение мысли прошлого в сознании историка»[255]. Собственно говоря, именно поэтому история всегда излагается в близкой к художественному изложению форме, имея целью убедить нас в истинности, прежде всего идей, а не фактов, то есть воздействуя не только на рациональные, но и на эмоциональные структуры нашего сознания.

Это справедливо и для других гуманитарных наук, но в наибольшей степени для философии, которая представляет собой интерпретацию смыслов, то есть уже проинтерпретированной в текстах реальности. И это действительно одна из специфических черт философии. В противном случае для «объективного» изложения истории достаточно было бы просто составить список дат и деяний, что и было бы полной и окончательной единой историей. Идеи выраженные в истории, принадлежащие перу того или иного автора «принадлежат прошлому, но это прошлое не мертво; понимая его исторически, мы включаем его в современную мысль и открываем перед собой возможность, развивая и критикуя это наследство, использовать его для нашего движения вперед»[256].

Таким образом, объектом гуманитарного знания выступает текст в его наиболее широком значении как знаковой системы, «которая способна быть (или в действительности есть) носителем смысловой информации и имеет языковую природу»[257].Соответственно, в качестве такой системы носителя смысла может выступать как некоторая сложная особым образом организованная система (например, наука, искусство, религия и т. д.), так и отдельный факт, явление, действие, которые могут стать источником раскрытия иных смыслов.

Но текст, это не только некая совокупность знаков и предложений в виде книги, текст это еще и конкретный язык, на котором данная совокупность фиксируется, то есть это средство коммуникации. Таким образом, текст реализуется как особая форма общения между людьми, в котором в конкретно-историческом виде фиксируется культура человечества в целом и в ее конкретных вариантах. Таким образом, культуру можно рассматривать как знаковую систему, как Текстс большой буквы, а значит, она также выступает источником смысла, то есть имеет коммуникационную и символическую природу[258].

Исходя из этого, выяснение сущности всей системы культуры является предметом философии, которая исследует культуру как текст, в его наиболее широком понимании, как некой смысловой вторичной реальности. Задача философского исследования заключается в расшифровке символов данного текста, посредством интерпретации, исходящей из сегодняшней социокультурной и пространственно-временной заданности. Именно поэтому, философию часто обозначают как самосознание культуры. Философское исследование культуры это сознательная постановка познающего субъекта, одновременно, внутрь конкретной культуры с целью уяснения ее синхронной сущности[259], то есть со стороны такого ее качества как локальная (этническая, национальная и др.) стабильность. А с другой стороны – постановка познающего субъекта вне рамок отдельной культуры, его освобождение от локальных ценностей и традиций, что позволяет осуществлять познание собственной культуры, сквозь призму иной культуры. Исследуя культуру, философ участвует в межкультурном диалоге, в рамках особого семиотического пространства.

Таким образом, философия представляет собой вторичный интерпретационный уровень, на котором происходит «интерпретация интерпретаций» (Поль Рикёр). Она осуществляется как особая герменевтическая деятельность. Философия всегда окрашена в «герменевтические тона» (В.Г. Кузнецов). «Герменевтика – один из методов при помощи которого возможно понимание, – соединяется с природными свойствами философского знания. Герменевтика – искусство интерпретации, постижения смысла диалогических отношений – «сплетается» с философскими методами исследования, обогащает их и сама выводится на рациональный уровень, приобретает философский статус»[260]. Это своеобразие философской интерпретации было достаточно давно замечено в философии, выступая как ее важнейшая специфическая особенность.

Конкретное гуманитарное знание посредством интерпретации текста пытается соотнести находимые смыслы с фактами, сориентировано на них. Направленность интерпретации здесь понятна – это как можно более адекватная интерпретация, то есть по возможности приближение к действительному положению дел. В целом, как мы видели данная задача также представляется достаточно сложной (вряд ли вообще полностью выполнимой), но тем не менее сам вектор интерпретационной деятельности, например, историка направлен именно к такой цели.

Философская интерпретация основана на том, что ее объектом выступает текст, который вообще может не иметь никакой связи с реальной действительностью, с материальными фактами и явлениями. Любая интерпретация представляет собой работу мышления, «которая состоит в расшифровке смысла, стоящего за очевидным смыслом, в раскрытии уровней значения, заключенный в буквальном значении»[261]. Философская интерпретация основываясь на этой общей основе, одновременно выступает как деятельность мышления, которая приумножает смыслы, создает новые, которые изначально могли не содержаться в тексте. Условие здесь одно: лишь бы сам текст был достаточен информативен для такого преумножения.

Анализ культуры как текста не может быть сведен к отдельным филологическим, лингвистическим или другим специальным исследованиям. Он должен представлять собой комплексный подход, осуществляемый «рубеже двух сознаний, двух субъектов». Культурный диалог осуществляется в особом коммуникационном поле, обеспечивающим взаимопроникновение и открытость культур друг для друга. Если такое коммуникационное поле отсутствует, диалог становится невозможным и культура оказывается как бы закрытой для проникновения в ее смыслы. Поэтому диалог культур есть прежде всего смысловой диалог, который осуществляется не в поле прямого их пересечения, где смыслы тождественны, а в непересекаемых частях, которые требуют своей интерпретации со стороны другой культуры. «Более того, чем труднее и неадекватнее перевод одной непересекающейся части пространства на язык другой, тем более ценным в информационном и социальном отношении становится факт этого парадоксального общения»[262]. Здесь, правда, возникает одна “герменевтическая ловушка”. В непересекающемся поле другой культуры могут встречаться столь малосущественные элементы, что попросту не заслуживают перевода, а вот в рамках пересекающихся частей возможны как раз значимые нюансы решения всеобщих, общечеловеческих проблем. Поэтому сама проблема “пересечения-непересечения” смысловых пространств различных культур представляется как нетривиальная герменевтическая проблема.

Диалог культур есть символическая коммуникация, в качестве носителей информации которой могут выступать любые материальные образования имеющие смысл и значение. Или, иначе говоря, культурное общение есть обмен смыслами. Это все то, что имеет характер знаковой системы и несет информацию. "Вещи навязывают нам манеру поведения, поскольку создают вокруг себя определенный культурный контекст"[263]. Когда-то для мужчины было важным "уметь носить фрак", так же как сегодня водить машину. А ведь быт это еще и ритуал поведения, выполнения обычаев. В этом плане синхронная (или одновременная) культура всегда опирается на традиции, предрассудки, некоторые из которых могут казаться ненужными современному человеку.

В качестве носителей языка (носителей смысла) в конечном счете, выступают конкретные люди или их совокупность, которые формируются в конкретно-исторической культурной ситуации и несут в себе особенности этого формирования, традиции своего этноса, то, что можно назвать исторической памятью. Следовательно, абсолютная идентичность представителей разных культур невозможна. Структурно-лингвистический подход к языку также оказывается неправомерным, так как происходит интерпретация понятия «язык» и замена его понятием «код». То есть мы можем перекодировать язык согласно воспринимающей системе, но это образование не будет тождественным языку, или точнее оно будет тождественным по форме, по структуре. По этой модели предпринимались попытки создания искусственных языков, в том числе и для межличностного общения (типа «эсперанто»), который оказался слишком бедным и неспособным передавать смысловые оттенки разных культур. «Код не подразумевает истории... «Язык» же бессознательно вызывает у нас представление об исторической протяженности существования. Язык - это код плюс его история»[264].

Ортега-и-Гассет справедливо отмечал, что такой искусственный язык, даже если он претендует выступать в качестве средства общения, всегда останется лишь еще одной терминологией, то есть «псевдоязыком», который требует своего перевода, так как же, как его требует терминология любой научной теории. Мысли человека лишь облекаются в некую принятую терминологическую форму. Это дает такому языку внешнее преимущество, его легко переводить, однако, «по той же причине они кажутся непроницаемыми, непонятными или, по крайней мере, очень сложными для понимания людям, говорящем на настоящем языке, хотя на первый взгляд они написаны на нем же»[265].

Таким образом, понимание другой культуры – это глубокое проникновение на все ее уровни, своеобразное вживание в нее, а не только восприятие того, что эта информационная система имеет на выходе и этим должна заниматься философия как особая герменевтическая деятельность. Философия, таким образом, является особым гуманитарным знанием, своеобразной его квинтэссенцией, так как она увеличивает, если так можно сказать, сам массив смыслов. Она стоит в центре того, что когда-то было принято называть «науками о духе». Она оперирует не просто со вторичным бытием, представленным нам в виде текстов, а с интерпретациями этого бытия. Более того, даже та часть философии или те философские концепции, которые претендуют на познание мира как такового, на самом деле в значительной мере представляют собой его интерпретации. Философ фиксирует тот или иной взгляд на мир лишь в тексте (произнесенным или написанным, неважно), который, став частью истории философии, также подвергается дальнейшей интерпретации.

Поэтому предметная область философии, то есть область применения герменевтического метода принципиально неограниченна. Анализируя «вторичный» материал, в качестве «первичного», философ имеет дело с иной реальностью, чем фактическое, материальное бытие. Работая на уровне понятий и категорий, на уровне идей, он, в каком-то смысле всегда является идеалистом. Любая часть метафизики, равно и спекулятивно-метафизическая, и натурфилософская, и тем более антропологическая[266] имеет герменевтическое измерение. Правда, метафизическая мысль о бытии никогда не может быть полностью сведена к символическому интерпретирующему акту. В философском мышлении всегда остается место и для умозрения, и для созерцания, и для непосредственного переживания, и для живого поступка.

В этой диалектике “текстовости” и “внетекстовости” философского знания - еще одно проявление его принципиальной двойственности и синтетичности. Не будь ее - не было бы двух великих философов и личностей ХХ века - Швейцера и Флоренского, сумевших оставить потомкам не только великие философские тексты, но и великие образцы героически прожитых жизней. Конечно, сами их жизни мы в какой-то мере рассматриваем как своеобразный текст,, да они и доходят до нас в виде написанных и рассказанных биографий, однако жизненные поступки такой силы и масштаба апеллируют не столько к интерпретирующему интеллекту, сколько к нашему сердцу и совести; учат нас праведно жить, а не играть в бесконечный бисер слов и текстов.

Однако вернемся к специфической герменевтической природе философского знания. Если наука пытается добиться однозначности результатов, то в философии такая установка имеет место в гораздо меньшей степени. Субъект и объект познания в ней слишком тесно переплетены. В качестве объекта могут выступать субъективные переживания, мысли субъекта о мире. Философия имеет личностный характер, фиксируя самовыражение человека посредством создания особого образования – философского текста. Последний возникает как результат особого «вживания» в текст, то есть постановки себя в каком-то смысле на место автора текста. Это позволяет освободиться от его первичной субъективной формы, приблизиться к первичному уровню интерпретации, который тем не менее всегда является вторичным по отношению к бытию. Поэтому и понятие объективности в философии столь многозначно и не должна рассматриваться лишь как адекватное соответствие действительности. Философ исследует не только действительность как таковую, но в качестве ее может выступать, как мы уже отмечали вторичная действительность, действительность текстов. Последнее составляет необозримое поле философской деятельности как герменевтической интерпретации.

Указанное герменевтическое поле это особое образование, в котором осуществляется вневременной диалог между эпохами и мыслителями их представляющих. Здесь нет понятия истории как чего-то прошедшего и нет понятия будущего, как чего-то наступающего. Здесь царство одновременности, в котором все мыслители и реального прошлого и настоящего становятся современниками, ведут между собой диалог, взаимоотрицая и взаимодополняя друг друга. Преодолевая временное расстояние, «становясь современником текста, интерпретатор может присвоить себе смысл: из чужого он хочет сделать его своим, собственным; расширение самопонимания он намеревается достичь через понимание другого. Таким образом, явно или неявно, всякая герменевтика выступает пониманием самого себя, через понимание другого»[267]. Имея перед собой первичный текст, смысл и значение которого заданы конкретно-историческим социокультурным фоном и самосознанием мыслителя, являющегося творцом данного текста, философ изначально проникает внутрь текста, чтобы затем разыскать в нем новые смыслы и значения, связанные с его самосознанием и новыми социокультурными обстоятельствами.

Философ, осуществляя герменевтическую работу, выступает как наиболее свободный интерпретатор текста, что выводит его размышления за рамки самого текста. То есть степень интерпретаторского творчества здесь может достигать силы импровизации. В науках однажды открытый смысл, зафиксированный в соответствующей концепции, остается в истории. Даже если он подвергается интерпретации, то на его базе возникает другая концепция, а к той первой концепции возвращения не происходит. Поэтому научные концепции, как только возникают новые теории, превращаются в научно-исторические памятники, которые интересны прежде всего историкам науки. Смысловое поле науки как бы «вытянуто» к будущему, и связь с предшествующими концепциями выступает лишь как генетическая. Смысловое богатство и влияние ушедшей в историю концепции незначительно. Философский же текст (кроме специальных историко-философских задач) на является только культурно-историческим памятником, смысл которого был задан раз и навсегда, а представляет собой открытую для других концептуальную систему, в которой массив смыслов ничем не ограничен. Философ ищет в тексте новые смыслы, более того он вправе допустить такую интерпретацию (крамольную лишь с позиции историка философии), которая, может даже исказить изначальный смысл текста, так как его значение сопрягается с личной рефлексией философа над сегодняшним бытием, оно вставляется в канву его собственных рассуждений.

Философ интерпретирует с целью поиска смысла и ценностей, которые заложены в тексте потенциально и раскрываются в контексте новой социокультурной и пространственно-временной заданности. Философское понимание текста есть такая его интерпретация, которая делает его нужным сегодня. И то, что в результате такой интерпретации мы, в некоторых случаях отступаем от канонизированного философского текста, давая ему продолжение в мыслительной деятельности современников является одной из задач философии. Это один из источников приращения теоретического философского знания, о чем мы говорили выше. Именно поэтому, часто происходит, что мысль философа, которая была второстепенна в контексте ушедшей эпохи, может оказаться очень современной в наше время. Изучение истории философии осуществляется поэтому не столько ради того, что было, сколько для прояснения наших сегодняшних мыслей о бытии и человеке. Платон или Кант современны для меня не в силу внутренней ценности их размышлений (что само по себе, конечно, тоже очень важно и составляет главную цель эмпирической истории философии), а в силу потенциальной возможности новой теоретической интерпретации их текстов сегодня .

Как мы уже отметили, для философа текст, который является предметом его интерпретации, не сводим только тексту как совокупности понятий или терминов, а представляет собой некое вместилище раскрытых и потенциальных смыслов. По-видимому, понятно, что смыслом обладают самые разнообразные знаковые системы. Свобода философского творчества здесь проявляется также очень широко и интерпретации могут быть подвергнуты любые феномены, дающие нам возможность их смыслового раскрытия. В этом также проявляется отличие философии от других наук. В последних, любой поиск смысла ограничен предметной областью и в рамках научной теории не будут рассматриваться, например, какие-то отдельные, случайные, единичные явления. Философ же может как раз отдельные факты и явления рассматривать как имеющие неограниченную возможность смысловой интерпретации. Другое дело, подчеркнем это еще раз, великие философские тексты являются наилучшим источником для творческой герменевтической работы, особенно же - для только еще вступающих на трудную философскую стезю.

Особенностью философской интерпретации является также то, что создаваемые новые смыслы могут значительно перерастать рамки интерпретируемых произведений даже по объему. Это самостоятельный творческий процесс смыслообразования, поиска и создания новых смыслов. Именно этот процесс переводит работу любого философа как бы во вневременные рамки, создавая предпосылки для уже упоминаемого нами вневременного диалога философов друг с другом посредством текста, в рамках единого смыслового семиотического пространства, границы которого определяются общей философской проблематикой, а решения тех или иных проблем чрезвычайно разнообразны за счет растянутости указанных проблемных границ.

Философия реализуется в пульсирующем многообразии вариантов решения тех или иных проблем, исторических подходов и все вместе это создает поле философской деятельности. В ней никогда предшествующий материал (за исключением философских глупостей, тривиальностей или откровенного цинизма) не отбрасывается полностью как устаревший и ненужный ( как часто бывает в конкретных науках), но платой за это является его постоянная интерпретация последующими философами, которые могут весьма значительно изменить смысл, стиль, и даже ценностные ориентиры автора.

Философия интерпретирует, исходя из анализа предельных взаимоотношений (закономерностей), которые существуют между миром и человеком на всех уровнях и личностных переживаний мира и самого себя. Причем это знание, в силу того, что оно не может носить абсолютного характера носит глубоко личностный характер. Философ интерпретирует, учитывая весь социокультурный контекст эпохи, те ценности, которые носят общечеловеческий и индивидуальный характер, преломляя их через свое собственное миропонимание и мироощущение, импровизируя и рассуждая. Поэтому философия является интегральной формой интерпретации, осуществляемой на уровне самосознания всей общечеловеческой культуры. Это особая герменевтическая деятельность ищущая, находящая и конструирующая смыслы бытия и человеческого существования.

И опять-таки, масштаб личности философа будет в первую очередь определять и метафизическую глубину отправляемого им в мир философского текста, и новые смысловые истолкования тех текстов, которые он получит от предшествующей традиции. В сущности, именно философские гении образуют “золотые герменевтические узлы” на непрерывной нити философской традиции. Они со всех точек зрения открывают перед собратьями по философскому цеху и перед просто любителями философии новые горизонты истолкования себя и мира. Именно им дано пролагать новые тропы философской мудрости.

 


 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Лекции по метафизике

Университетские лекции по метафизике..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Философия как предельная интерпретация

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Сложности восприятия предмета философии: круги и парадоксы понимания.
  Философия происходит из соединения двух достаточно простых для понимания греческих слов “philia” (любовь) и “sophia” (мудрость), что означает этимологически «любовь к мудрости». Одн

Проблема соотношения теории и истории философии
Безусловно, что важнейшей предпосылкой обучения философии является изучение истории идей, которые в ней возникали. Как отмечал К. Ясперс: «Чтобы прийти к философии, нужно пройти путь через ее истор

Самооправдание философии или несколько слов о ее практической пользе
Еще один важный момент относительно понимания специфики философии мы хотели бы специально отметить. Существует расхожее убеждение, что философия – совершенно внеутилитарная область занятий, некая и

Метафизическая сущность и структура философии
Метафизический подход к исследованию бытия проявляется в предельности философского знания. А одной из форм формулирования предельности выступают наиболее общие закономерности, относительно самых ра

Гносеологический уровень.
Являясь частью бытия, человек в тоже время определенным образом противостоит ему и осознает это свое противостояние. Одна из реализаций такой ситуации позволяет рассматривать весь окружающий мир ка

Аксиологический уровень.
Человек, живя в мире, является существом одухотворенным. Он не только познает мир, но и живет в нем как его часть, эмоционально переживая свое существование, взаимоотношения с другими людьми, свои

Праксеологический уровень.
  Человек осуществляет свою деятельность в результате практического освоения бытия, предметного мира. В этом смысле практика является как бы активным связующим моментом между миром и

Любовь к мудрости как источник и сущность философии.
  Как мы уже отметили в предыдущей лекции, философия в своем первичном значении означает – любовь к мудрости. Совершеннейший образ этой любви, как указывает Г. Майоров, был наиболее я

Философия и миф
  Философия как форма духовного освоения бытия возникла, конечно, не на пустом месте. Важным источником ее возникновения выступал в человеческой культуре миф, который на самых ранних

От мифа к философии
Зарождение философии в VII – VI веках до н.э. сразу в нескольких культурах по масштабам всемирной истории события почти одновременные. Но в данном случае для нас более важно не столько хронологичес

Между наукой и искусством.
  Античная философия пройдя от путь от мифа к логосу, формируется как рациональная сфера духовной культуры. В этом виде она постепенно приобретает собственную форму самовыражения, неу

Философия и религия
Философия - и об этом мы уже говорили выше - не является формой чисто рационально-теоретического сознания. Это лишь одна из ее одежд. Истинный мудрец понимает, что внерациональные компоненты постиж

Разработка понятия метафизики в античности. Метафизика и онтология.
Разработка философии как метафизического знания впервые осуществляется в античности. Философия и начинается не как этика, эстетика, социальная философия или логика, а прежде всего как метафизическо

Поиски субстанциального начала бытия
Ответ на вопрос о том, что такое субстанция по существу выступает как вопрос о том, какое реальное начало лежит в основе мира. Это может быть материалистический подход к пониманию бытия

Развитие метафизики в средние века: онтология и теология, Бог и Человек
  В средние века онтология как учение о бытии теологизируется. Развивая тезис Аристотеля об изначальном божественном начале, философы средневековья вкладывают в это совершенно иное со

Рационализм
Дуалистический вариант в понимании бытия создает в своей метафизике Рене Декарт(1596 – 1650). “Разумея субстанцию, - отмечает философ,– мы можем разуметь лишь вещь, которая существ

Просветительство
Самым ярким выразителем просветительского духа классической философии выступает философия французского Просвещения. Здесь центральная философская установка основана на идее об особой роли знаний в

Критика догматической философии И. Кантом
  Под давлением развивающихся наук и признания эффективности методов научного познания в философии наступает определенный кризис абстрактного рационализма с его и спекулятивно-метафиз

Онтология Гегеля как диалектика абсолюта
В своем наиболее развернутом виде онтология в классической философии развивается в системе Гегеля. Причем Гегель изначально исходит из тезиса о совпадении бытия и мышления, следовательно о совпаден

Философия как рационально-теоретическое сознание
  Кратко проследив пути развития европейской метафизики[195], мы постарались показать, что главной целью философии всегда являлось целостное осмысление мира и человека, где спекулятив

Философия как теоретическое мировоззрение
  Наряду с характеристиками философии, позволяющими ее соотносить с другими формами рационально-теоретического знания и прежде всего с наукой, существует ряд ее особенностей, которые

Функции философии
Философия как форма рационально-теоретического знания и как особый синтетический тип мировоззрения, органично связана с другими науками и с иными видами (сферами, формами) духовного освоения бытия.

Взаимоотношения философии с религией и искусством
  Двойственность предмета философии позволяет ей занимать особое интегративное положение в человеческой культуре. Она находится как бы в центре всевозможных способов познания и постиж

Особенности исходного базиса философии
Важной особенностью проблемного поля философии выступает широкий исходный базис, на который она опирается в своих решениях. О взаимосвязи философии и науки и о важности научных знаний для развития

Специфика языка в философии
Широта, исходного базиса философии определяет и многообразие ее языкового самовыражения. Человека, который впервые знакомится с философией, может смутить язык, которым пользуется философ, излагая с

Можно выделить три основных языковых слоя философии.
Во-первых, понятия, которые используются для своеобразной иллюстрации философских положений. Эти понятия любых иных языковых систем, включая понятия обыденного языка. Для них характерна наименьшая

Проблема самообоснования философии
  Широта исходного базиса и вечный характер философских проблем определяют и несколько иное понимание доказательства и обоснования философского знания. В философии ее положен

Гуманитарная сущность философии и диалог как форма ее самовыражения
Философия занимает в человеческой культуре особое место. Будучи самосознанием общечеловеческой культуры, она размышляет над феноменами, попадающими в предметную область как естественных, так и гума

Категория бытия. Диалектика бытия и небытия.
Выше мы выяснили, что онтология является важнейшим разделом метафизики как учения о предельных основаниях бытия, познания и ценностного отношения человека к миру. Исторически она формируется в перв

Вещь, свойство, отношение.
Понятие "вещь" появляется достаточно рано в человеческой культуре, когда человек начинает отделять самого себя, свое сознание, от окружающей действительности. Осознание самого себя в каче

Соотношение части и целого: принцип системности
Бытие вещей, которые могут быть простыми, а могут быть и чрезвычайно сложными по своему составу и строению, их собственная включенность в различные природные и культурные образования более высокого

Разнообразие структурных уровней бытия
Системный подход и современные синергетические исследования позволяют нам рассматривать мир тоже как особого рода систему. Это означает, что мы можем выделять в нем различные уровни и подуровни, вы

Модели единства мира
Та онтологическая проблематика, которой мы занимались на протяжении последних страниц, относится прежде всего к “философии природы” (или общей космологии). Фактически мы обсуждаем здесь общефилософ

Учение о формах движения материи у Ф. Энгельса и разработка онтологических проблем в диалектическом материализме
  В истории философии и науки, как мы уже отмечали выше, всегда была важной идея субстанциальности в качестве объясняющего фактора как природных, так и общественных процессов и явлени

Слои бытия Н. Гартмана.
Один из тех, кто наиболее ярко решал задачу «реабилитации онтологии», был немецкий философ Николай Гартман[348]. Основной пафос его концепции заключается в обосновании нео

Антропологические версии онтологии ХХ века.
  Диалектический материализм и стратификационистская модель бытия Н. Гартмана оказались все же единичными примерами неклассической разработки классических ветвей онтологии – философии

Фундаментальная онтология М. Хайдеггера.
Хайдеггер усматривает сущность философии в особом философском созерцании, которое является предпосылкой мышления. “Я должен через это созерцание уловить особенности мира, чтобы затем мыслить о нем”

Интегральные онтологические модели. Русская софиология.
Осознание необходимости совмещения трех имманентных линий в онтологии (философии природы, спекулятивной метафизики и антропологического вектора)[387] привело в конце 19- начале 20 века к созданию н

Проблема движения в истории философии и логические векторы ее решения
Проблема движения всегда стояла в философии очень остро. При внешне неоспоримом факте, что движение существует, в истории философии были концепции которые отрицали это. С чем это связано? Попробуем

Диалектика и метафизика. Движение как сущность бытия.
Итак, движение само по себе противоречиво. Оно включает в себя моменты изменчивости и устойчивости, прерывности и непрерывности. Возникает проблема возможности описания данной противоречивости на я

Движение и развитие. Проблема прогресса.
  В мире присутствуют самые различные типы и виды изменчивости. Самая общая их градация может быть проведена как разделение их на качественные и количественные. Это разделение, конечн

Основные модели развития.
Прежде всего выделим концепции регрессивного развития,где необратимые качественные изменения идут в направлении постоянного понижения качественных характеристик бытия, его неуклонн

Развитие и детерминизм
  В основе диалектических представлений о бытии лежат две фундаментальных философских идеи (или два принципа), неразрывно связанных между собой. Первый принцип может быть наз

Законы диалектики: материализм или идеализм?
Не имея возможности детально изложить диалектику Гегеля (это предмет специального анализа)[455], отметим лишь ее некоторые узловые моменты. Рассматривая соотношение идеи и реальнос

Закон отрицания отрицания
  Данный закон утверждает, что в процессе развития каждая последующая ступень является, с одной стороны, отрицанием предшествующей ступени (через отрицание каких-то свойств и качеств)

Закон перехода количественных изменений в качественные.
  Данный законпроясняет механизмы развития, утверждая что в процессах развития “количественные изменения на определенном этапе приводят к качественным, а новое качество порождает новы

Закон взаимодействия противоположностей.
Онвыражает самую суть процесса развития. Его в марксизме даже именовали “ядром диалектики”. На то есть несколько причин. Во-первых, даже самое беглое и поверхностное рассуждение на обыденн

Принцип детерминизма. Детерминизм и индетерминизм.
  Перед философами всех времен и народов всегда вставал важнейший онтологический вопрос, без которого нельзя было построить цельного и рационального мировоззрения: является ли бытие н

Основные детерминационные связи
  Мы не будем здесь детально описывать различные формы детерминации. Целевую и системную детерминацию мы уже отчасти разбирали на предыдущих страницах. Дадим ниже лишь краткую характе

Категории детерминизма
  Анализ мы начнем с категории “закон”. С одной стороны, все закономерное всегда противостоит всему хаотичному и бессистемному, а в предельном случае - и безз

Сущность и грани свободы
  Безусловная ценность свободы признается всеми людьми. Гораздо сложнее сказать, чем она является по самому своему существу: спектр мнений здесь колеблется в диапазоне от наивного «чт

Опыт диалектического определения: свобода и ее иное.
  Дабы правильно уяснить суть какого-либо объекта, процесса или понятия, надо сначала указать на то, чем они не являются, т.е. на их иное, говоря диалектическим языком Гегеля. Примени

Этическое измерение свободы
Однако человек, вроде бы и не подрывая в целом основы своего природного, социального и индивидуального бытия, может отрицать прошлую целесообразность исключительно ради удовлетворения собственных т

Свобода абсолютно несовместима с аморальностью: ложью, корыстью, разгулом телесных похотей, властолюбием и эгоизмом во всех его проявлениях.
С другой стороны, если понимать «общественно значимые цели» в самом широком смысле, то свободным следует признать человека, занимающегося личным самовоспитанием и нравственным совершенствованием. П

Познавательный аспект свободы
Известно определение свободы, которое восходит еще к Спинозе и Гегелю. Оно гласит, что свобода – это познанная необходимость. В таком ее истолковании есть глубочайший смысл и правда. В самом деле,

Экзистенциальное измерение свободы
До сих пор мы говорили о свободе в единстве ее социального и личностного измерения, теперь же есть смысл обратиться к собственно личностному (или экзистенциальному) аспекту свободы. Он, конечно, те

Политическая грань свободы
Несомненен факт, что свобода человека подразумевает свободу его политического существования. Тирания и тоталитаризм не совместимы с человеческим достоинством. В обществе должны быть и свобода полит

Экономические аспекты свободы
  Сегодня часто можно услышать, что частная собственность дает экономическую свободу, а свобода экономическая – необходимое условие свободы политической и личной. Подобные рассуждения

Становление представлений о пространстве и времени в человеческой культуре
Пространство и время всегда интересовали людей. Данные феномены были экзистенциально близки человеку, ибо он непосредственно жил в них, но одновременно, они выступали для него и некой внешней силою

Основные парадигмы истолкования пространства и времени
  В философии и науке существовали самые разнообразные интерпретации данных структур бытия, поэтому мы выделим здесь лишь ключевые теоретические позиции[521]. Простра

Лекция 17. РАЗНООБРАЗИЕ ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННЫХ УРОВНЕЙ БЫТИЯ
    Мы уже не раз в ходе нашего лекционного курса подчеркивали важную для нас мысль: физика (как и любая иная наука) всегда интерпретирует мир в рамках своей собственной

Социокультурное восприятие времени и пространства
Для человека феномены пространства и времени всегда имели сверхфизический смысл, и это их культурное и личностное восприятие имеет для человека огромное значение. В связи с этим интересно проследит

Quot;Нефизические" представления о времени и пространстве в естественных науках
В естественных науках пространственно-временные представления хотя и базируются на физических моделях, выступающих в качестве их фундаментальной основы, тем не менее значительно специфицируют понят

Духовно-экзистенциальное и духовно-культурное время и пространство.
Человеческая личность существует в особом духовно-экзистенциальном (или биографическом) времени – времени ее уникальных поступков и внутренних размышлений, общения с другими людьми

Место и значение теории познания в философии и человеческой культуре
Теория познания (или гносеология) является важнейшим разделом метафизики как философского учения о первоосновах сущего. В самом общем и абстрактном виде теория познания может трактоваться к

Метафизичность теории познания и ее соотношение с частными когнитивными дисциплинами.
Определение предмета теории познания представляет собой сложную задачу, вытекающую из сложности определения предмета метафизики как таковой. Дело в том, что в рамках метафизики всегда легче указать

Фундаментальные проблемы и основные категории теории познания
  У философского учения о знании, как полноправной части метафизики, есть свой набор вечных проблем, которые конституируют его как самостоятельный и весьма почтенный раздел философско

Пессимистические доктрины».
Одной из самых древних познавательных программ подобного рода является скептицизм ( от греч. skeptikos – рассматривающий, познающий), восходящий еще к античной философской традиции. Сущность скепти

Наивный реализм.
Исторически первой разновидностью этого подхода является позиция наивного реализма, распространенная среди ученых в период господства классической европейской науки и вплоть по сию

Натурализм
Кнатуралистическимтеориям познания могут быть причислены те модели, которые не сомневаются в существовании объективного внешнего мира, но рассматривают знание как нечто про

Праксеологические концепции.
К праксеологическимтеориям познания можно отнести те, которые рассматривают знание как следствие активной предметно-практической деятельности человека в окружающем его мире

Платонические»[633] теории познания.
К ним относятся доктрины, утверждающие, что знание образует особый идеально-духовный мир, являющийся трансцендентным (от лат. transcendens – выходящий за пределы) относительно индивидуально

Имманентный субъективизм
Данная позиция, которую иногда более привычно обозначают термином «субъективный идеализм», в наиболее ярком виде представлена Дж. Беркли. По его мнению, все, что мы можем воспринимать во внешнем оп

Имманентный объективизм[644].
К нему, с известными оговорками, могут быть отнесены взгляды таких мыслителей как В. Шуппе, И. Ремке, Дж. Ст. Милль, Р. Авенариус. В противовес солипсизму, данная позиция направлена на то, чтобы не

Платонический имманентизм
Эта позиция, которая также может быть названа идеал-реалистическим имманентизмом, [647] исходит из того, что в недрах самого человеческого сознания заключен весь универсум возможных знаний о мире и

Трансцендентализм
Трансцендентализм – гносеологическая установка, рассматривающая знание как продукт активной конструктивной деятельности человеческого сознания и направленная на выявление всеобщих и констит

Современная гносеологическая ситуация
  Она является крайне неоднозначной и определяется рядом тенденций, отражающих как противоречивость и даже кризисность современной общекультурной ситуации, так и радикальные перемены

Лекция 20. Субъект и объект познания. Сущность знания и его атрибутивные характеристики.
    Категории субъекта и объекта являются важнейшими условиями последовательного и рационального осмысления любого вида познавательной деятельности. Аналоги этих категор

Критика субъект-объектной дихотомии и ее ограниченность.
  Критика классической субъект-объектной познавательной установки (вплоть до попытки выбросить ее за борт философии как ненужный «метафизический хлам») обусловлена в ХХ веке целым ряд

Объект познания
Под объектом познавательной деятельности в самом широком смысле слова следует понимать все то, на что направлен взор познающего субъекта.Соответственно, не все, что объективно суще

Субъект познания
На первый взгляд может показаться, что с пониманием субъекта познания дело обстоит намного проще и его можно напрямую отождествить с человеческим индивидом, осуществляющим познавательный акт. Такая

Специфика научного и философского осмысления феномена языка.
  Язык – это неизменный спутник человека и в быту, и в социальном общении, и в творчестве, и, как мы уже говорили, в познании. Немудрено, что за последние 100 лет к нескольким старейш

Базовые характеристики языка как целостной системы
Сущность языка, как целостной и относительно автономной смысловой системы, опосредствующей взаимоотношения между людьми и окружающим миром, характеризуется, соответственно, двумя взаимосвязанными м

Функции языка.
  Существуют различные попытки выделения функций языка, однако все исследователи, расходясь в частностях, едины в том, что существуют две безусловно важнейшие функции, которые язык вы

Функциональные модальности языка.
  Высший полюс реализации творческого потенциала языка являет собой национальная литература, а в ней в первую очередь - философия, проявляющая базовые рациональные возможности пониман

Онтологический философский подход к языку
  В противовес этой традиции, ориентированной на доминанту языковой произвольности и производности от нужд человеческой коммуникации, в истории филологии и философии сложилась и иная

Самоочевидность и ускользающая предметность
На первый взгляд, нет ничего более очевидного, чем бытие собственного сознания. В стихии повседневной жизни факт существования сознательного "я" (за исключением, разумеется, психопатологи

Сложности исследования сознания
  Однако, если бы парадоксы рационального исследования сознания ограничивались только философско-умозрительными трудностями! На самом деле, они естественно преломляются в целом спектр

Основные антиномии сознания
В отечественной литературе на принципиальную двойственность сознания (сущность-существование; внешнее-внутреннее; индивидуальное-надиндивидуальное) указывает в своей содержательной монографии А.Н.

Определение сознания
На первый взгляд может показаться, что вскрытые выше антиномии лишь усугубили впечатление о методологической ограниченности и неадекватности любых подходов к изучению сознания, а все бывшие и будущ

Основные сферы сознания.
  Модель сознания, предлагаемая вниманию читателя, будет строиться через последовательное выделение и анализ его существенных частей и компонентов. Для облегчения подобной задачи весь

Уровни сознания. Феномены бессознательного и сверхсознательного
Если пытаться углублять и конкретизировать предложенную схему, то возникает соблазн позаимствовать из архаических мифопоэтических моделей мира и другой важнейший классификационный принцип, а именно

Диалектика развития представлений о собственном "Я".
  В научной и философской литературе отмечается несколько этапов становления самосознания. В качестве первичной стадии - внутриутробный и ранний постнатальный период - можно выделить

Лекция 24. Онтологический статус явлений сознания. Проблема идеального.
  На фоне великих достижений и, одновременно, разрушительных порождений человеческой мысли в ХХ столетии перед философией со всей остротой встал вопрос: каков онтологический статус яв

Идеальность сознания
  В рамках диалектического материализма реальность сознания твердо квалифицируется (по крайней мере в большинстве работ) как идеальная (субъективная) реальность, отражающая ре

Идеальность природных процессов
Зададимся на первый взгляд, сугубо онтологическим вопросом, вроде бы не имеющем прямого отношения к гносеологии: «что лежит в основе бытия двух берез, одна из которых растет в России сегодня, а вто

Материальность сознания.
При всей обоснованности нередукционистских взглядов на явления сознания совершенно ясно, что его идеально-сущее содержание каким-то неуловимо-тончайшим и фундаментальным образом связано с м

Рационалистическая позиция
  В противовес позиции эмпиризма и сенсуализма рационалистическая(от лат. ratio – рассудок) установка провозглашает разум единственным источником наших истинных знани

Чувственное познание. Проблема первичных и вторичных качеств.
Факт получения многообразных и жизненно необходимых знаний посредством органов чувств не вызывает сомнений. К чувственно-сенситивным источникам наших знаний могут быть отнесены следующие конкретные

Аспекты рациональности. Иррационализм и его разновидности.
Особое звучание и остроту проблема рациональности приобрела в связи с кризисными процессами, явственно проявившимися в развитии человеческой цивилизации и научной мысли во второй половине ХХ века.

Вненаучный иррационализм.
Его суть состоит в том, что провозглашается наличие таких видов знания и методов их получения, которые принципиально недоступны для освоения средствами научного и философского разума. Такая иррацио

Научный иррационализм.
Данная позиция, являясь оборотной стороной вненаучного иррационализма, его своеобразным "зеркальным отражением", связана с априорным отрицанием значимости вненаучных видов знания и, наобо

Философский иррационализм.
Его воплощает современная философия так называемого постмодерна, представленная преимущественно франкоязычными авторами - Делезом, Деррида, Фуко и др. Во-первых, постмодерн отрицает наличи

Логико-понятийное рациональное познание.
Традиционно рациональное познание ассоциируется с деятельностью логического мышления, как оно проявляется в науках логико-математического цикла, в естественных, обществоведческих и технических дисц

Логическое мышление
Науки, тяготеющие к логико-понятийной рациональности, в основном отвечают на вопросы "как?" и "почему?", реже - "откуда?" и практически не задаются ценностно-метафизич

Ценностно-гуманитарное познание[873].
Мы будем придерживаться предельно широкого истолкования гуманитарного рационального познания, которое включает в себя не только гуманитарные науки (историю, культурологию, литературоведение, морале

Лекция 26. Внерациональные виды опыта
Когда произносятся словосочетания «внерациональный опыт» или «внерациональное знание», то обыкновенному человеку чаще всего приходит на ум туманное и загадочное, но потому особо западающее в душу,

Интуитивное знание в обыденном опыте, в науке и в философии.
В строгом смысле слова интуитивное знание не противостоит знанию рациональному. Рациональному знанию в самом широком смысле, противостоит, с одной стороны, чувственное познание (перцепция и эмоция)

Чувственная интуиция.
Она может трактоваться трояким образом. В рамках эмпирико-сенсуалистическойтрадиции она зачастую отождествляется с чувственным отражением предмета, с его непосредственной данностью в перцептивном о

Эмоциональная интуиция (эмпатия).
Ее можно трактовать как способность к психологическому вживанию в эмоционально-психологические движения чужого живого "я" без опоры на традиционные средства языкового общения. Ясно, что в

Рациональная (интеллектуальная) интуиция.
Это понятие разрабатывалось преимущественно в рамках рационалистической европейской традиции, а ее классическое определение принадлежит Р. Декарту. Для него она есть "понимание (conceptum) ясн

Мистическое знание
Относительно мистического опыта в полной мере сохраняют свою актуальность выводы, которые сделал классик его изучения У. Джемс. В частности, он отметил два момента: а) исключительное много

Религиозное знание
Религию, как особый тип духовного опыта, не следует идентифицировать ни с церковью (это - социальный институт), ни с религиозной общиной верующих (это - социальная общность), ни с культовыми действ

Экзистенциально-жизнеустроительное знание.
Для того, чтобы разобраться в природе этого вида знания, целесообразно вернуться к анализу системообразующей "оси" сознания. Там основное внимание было уделено структурной характеристике

Природа экзистенциальных категорий.
  Любопытно, что "логика" стяжание личных качеств в процессе жизнеустроения определяется своими собственными категориями, которые можно назвать категориями душевной

Сомнение и неудовлетворенность.
Сомнение и его крайняя форма - скепсис - всегда являются изнанкой догматизма. Скептик - часто разуверившийся догматик и наоборот: догматик - зачастую уверовавший скептик. Но оба - и скептик, и догм

Раздражение и негодование.
Негодование духа, восстающего против зла и несправедливости, свидетельствует о наличие прочного нравственного стержня. При этом праведно негодующий не испытывает чувства личной ненависти к носителю

Вместимость и всеядность.
Вместимость - критерий широты сознания, умение покрыть отрицание синтетическим утверждением. Всеядность - набор несовместимых идей и ценностей. Вместимость - способность упорядочить различное вокру

Свободное самоопределение и иерархическое служение.
Если у человека есть представление об иерархии духовных ценностей, если у него есть идеалы и духовные авторитеты, которым он бескорыстно служит и которым беззаветно доверяет, то это не только не по

Мужество и сострадание.
Мужественный человек тем и отличается от жестокосердного, что способен сострадать другому человеку и вбирать в себя чужую боль. Мужественный прежде всего умеет любить. Жестокий же всегда ненавидит

Онтологический аспект.
Истина рассматривается здесь как свойство самого бытия и даже как само бытие. Еще А.С. Хомяков, а позднее - П.А. Флоренский[919] обратили внимание, что в основе русского слова «истина» лежит древни

Логико-семантический аспект.
Чаще всего он присутствует в так называемых дедуктивных науках и фиксируется терминами «правильность», «корректность», «достоверность».Под этим понимается формальная безупречность

Ценностно-экзистенциальный аспект.
Он фиксируется в русском языке словами правда, праведность, правота. Под правдой в экзистенциальном аспекте понимается личностно продуманная и прочувствованная ценность, которая пр

Априористская концепция.
Она достаточно древняя и может трактоваться как некое имманентно присущее душе доопытное знание, которое лишь раскрывается в ходе индивидуальных и общечеловеческих познавательных усилий. Таково уче

Когерентная теория истины.
Она существует в нескольких различных вариантах. Самый популярный и известный из них утверждает, что истинное знание всегда внутренне непротиворечиво и системно упорядоченно. Здесь происходит сближ

Прагматистская концепция.
Мы уже упоминали о ней при анализе основных стратегий решения фундаментальных теоретико-познавательных проблем. Ее суть сводится к тому, что знание должно быть оценено как истинное, если способно о

Экзистенциалистские концепции.
Они достаточно разнородны, но сближаются в плане ценностного истолкования истины. Во-первых, может быть выдвинут тезис, что истиной следует считать такое знание, которое способствует творч

Истина и формы ее инобытия.
При гносеологическом подходе к феномену истины необходимо избежать двух крайностей: наивного объективизма и догматизма с одной стороны; субъективизма и релятивизма – с другой. Надо, следовательно,

Истина и мнение.
В греческой философии истина устойчиво противополагается мнению (doxa). Наиболее последовательно его проводит в своих диалогах Платон (см. его знаменитый «Теэтет»). Мнение есть знание субъективное,

Истина и ложь, истина и заблуждение.
Поиск истины неотделим от заблуждений и появления разного рода ложных представлений. О крайних позициях (К. Поппер, М. Фуко), абсолютизирующих значимость заблуждений и избавления от лжи в познании,

Практика как критерий истины
Безусловной заслугой марксизма является то, что он в ясной и недвусмысленной форме постарался найти критерий истины не внутри системы знания, а вне ее – в общественно-исторической практике

Эмпирические критерии истины
Формой научного проявления критерия практики является эксперимент, т.е. строго описанная и желательно техническая воспроизводимая процедура проверки опытных (эмпирических) следствий, выводимых из к

Логические критерии
Существуют логическиекритерии истины. Важнейшим их них является непротиворечивость, т.е. запрет на одновременное наличие суждений А и не-А внутри научной гипотезы или теории. Форма

Специфицированные теоретические критерии
Поэтому в естественных и обществоведческих, а отчасти и гуманитарных, науках используется целый спектр собственно теоретических критериев истины. Одним из них является кри

Красота как критерий истины
  Наконец, в науке используется еще один критерий, пожалуй, наименее прозрачный и рациональный, но часто оказывающийся решающим в ситуации выбора. Имеется в виду критерий красоты науч

Проблема универсальных критериев истины.
Есть все основания предположить, что вступление в эпоху диалога и синтеза различных форм духовного опыта рано или поздно приведет к принятию единых критериев истины, не важно, носит ли эта истина н

Синтетичность.
Современный этап в развитии цивилизации настоятельно требует синтеза знаний. Следовательно, не плюралистичность и не унификационизм, а органичное соединение в едином кристалле теории или духовного

Личностность.
Объективность истины вовсе не исключает личностного начала, а прямо подразумевает его. Чем нравственнее и ответственнее человек живет и чем альтруистичнее он творит - тем более глубокое, объективно

Специфика ценностного отношения к миру
  Для установления своеобразия ценностного отношения к миру по сравнению с онтологической и гносеологической установками сознания - полезно обратиться к конкретному примеру. Предполож

Ценность и бытие. Ценность и истина.
  Совершенно ясно, что жестко оторвать аксиологическое измерение бытия от онтологического и гносеологического можно лишь в философской рефлексии, ибо в повседневном существовании чело

Функции ценностей
  Ценности - и это вытекает из их определения, данного выше – выполняют четыре важнейших функции в человеческом существовании:   1) Без ценностей невозможны акт

Ценностная рефлексия и истоки рождения аксиологии
  Внимание к ценностным аспектам бытия может стимулироваться у личности самыми разными обстоятельствами – общением с носителями иных ценностных ориентаций и культурных традиций, когда

Лекция 29. Становления аксиологии и её основные программы
  Рождение аксиологии, как относительно самостоятельной метафизической дисциплины со своим концептуальным аппаратом, проблемным фондом и корпусом классических текстов, происходит отно

Кризис традиционных религий и “просвещенческих” идеалов на рубеже Х1Х- ХХ веков.
  Последняя четверть ХIХ - начало ХХ веков ознаменовались возникновением целого ряда принципиально новых тенденций во всех сферах общественной жизни. В области техники происходит пере

Основные аксиологические парадигмы до эпохи ценностного кризиса
Важнейшей же идейной причиной ее рождения стали труды одного-единственного незаурядного мыслителя, чье творчество впитало в себя все противоречия и изломы своей эпохи и отразило их не только в текс

Софистическо-скептическая и платоническая альтернативы. Специфика восточной аксиологии
  Ницше выглядит безудержным бунтарем и абсолютным нигилистом лишь на первый взгляд. На самом деле, у него есть явные идейные предшественники в аксиологических исканиях прошлого, а во

Синтетическая аксиологическая концепция Рерихов
  В ХХ столетии восточный религиозно-философский подход к ценностям, но обогащенный достижениями европейской науки и философии, а также учитывающий достижения отечественной аксиологич

Развитие платонической парадигмы в аксиологии
А пока - вернемся к основной дилемме европейского ценностного сознания, которую будет обсуждать германский философ в своей последней работе и которая была достаточно четко сформулирована уже в анти

Развитие софистически-скептической линии в аксиологии
  Прежде чем перейти к исследованию позиции извечного оппонента платонизма в лице софистически-скептической линии философствования, скажем несколько слов о как бы “промежуточной”

Ницшеанский опыт “переоценки” всех ценностей
  Если попытаться дать краткий ответ на поставленный вопрос, то он будет следующим: “Безграничный, доведенный до последовательного иррационализма, волюнтаризм”. Он вычитывается уже с

Основные теории ценностей после Ницше.
Конечно, отнюдь не только социально-политические коллизии европейского бытия и идейный “ницшеанский вызов”, вызвали к жизни лавинуаксиологических исследований на рубеже ХIХ-ХХ веков. На то были чис

Г. Риккерт
Ключевая идея Г. Риккерта - обоснование специфики гуманитарного (прежде всего исторического) познания, основанного не на номотетическом (обобщающем), как в естественных науках, а н

Н. Гартман
Этот “стыдливый” неокантианский платонизм в решении проблемы онтологического статуса объективных и абсолютных ценностей, особенно зримо проявится в аксиологических построениях

Аксиологический натурализм Э. Геккеля
В это же время, на рубеже ХIХ-ХХ веков, весьма популярной становится натуралистическая трактовка природы ценностей, опирающаяся вовсе не на философские спекуляции Ницше, а на конкр

Социобиологическая аксиология К. Лоренца
Вот, к примеру, общефилософская позиция К.Лоренца - одного из самых тонких социобиологов современности: “Сущность того, что называется человеческим духом, составляет сверхличное единство опыта, уме

Психоаналитическая аксиология Юнга
К натуралистическим вариациям аксиологии относится также психоаналитическая трактовка ценностей, связанная с исследованием феномена бессознательного. В большей степени она присуща З. Фрейду, в мень

Социоцентрические аксиологии
Именно недостатки натуралистических подходов становятся “козырными картами” в социоцентрическихаксиологических доктринах. Их генезис можно усмотреть в концепциях софистов, скептико

Трансцендентально-феноменологические аксиологии
  Другой попыткой преодолеть аксиологический релятивизм, а также некритическую натуралистическую и платоническую метафизику в понимании природы и структуры ценностей, - является

Синтетическая аксиология М. Шелера
  Многие из недостатков классического феноменологического подхода к проблеме ценностей были преодолены Максом Шелером - выдающимся мыслителем-аксиологом ХХ века. Его

Лекция 30. Многомерность ценностного бытия. Идеальная природа ценности.
Попытки человека, даже имеющего опыт систематической философской рефлексии, с ходу ответить на вопросы: что конкретно может быть отнесено к ценностям; отделимы или, наоборот, не отделимы они от мат

Парадоксальность ценностного бытия: четыре вывода.
  Погружение в теоретическую проблематику аксиологии мы начнем с анализа подчеркнуто простого примера, помогающего наглядно очертить всю парадоксальную сложность и многомерность ценно

Ценностный акт: попытка интегрального подхода
  Попробуем теперь синтезировать проанализированные выше и, вроде бы, противоречащие друг другу закономерности ценностного бытия человека, обратившись к структуре ценностного акта. Пр

Идеальность ценности
Однако вернемся к структуре ценностного акта. Во всех его элементах (в строении ценностного Я, в его актах и переживаниях, в бытии предметных носителей ценностей и т.д.) ценность, как таковая, несо

Метафизические основания аксиологии
Теоретическая аксиология, как полноправный раздел метафизики, имеющий к тому же и отчетливую практическую направленность, не может успокоиться на сугубо дескриптивной констатации многообразия идеал

Иерархичность.
Исходя из элементарной объективности и порядка в идеальных ценностных содержаниях и, соответственно, в основанных на них ценностных актах – мы вынуждены всегда решать проблему иерархического взаимо

Бинарность ценностных модальностей
Реальными универсальными ценностными “ступеньками”, образующими иерархическую “лестницу ценностей”, а точнее, как бы две совмещенных основаниями ступенчатых пирамиды (пирамида позитивных ценностей,

Запрет на инверсию ценностных полюсов.
Любая культура всячески препятствует ценностным инверсиям(произвольному оборачиванию полюсов добра и зла, прекрасного и безобразного, высокого и низкого, героизма и предательства, нормального и изв

Соподчинение позитивных и, соответственно, негативных ценностей.
Иерархические отношения между ценностными модальностями внутри позитивной и внутри негативной “ценностных пирамид” носят иной характер. Здесь имеет место отношение не оппонирования, бинарного проти

Наличие идеала
Огромную роль в становлении гармоничной системы ценностных модальностей, а также в ее продуктивном практическом функционировании играет ценностный идеал. Подобно царской короне, он

Витальные ценности.
Вопрос, который, наверное, уже давно вертится на языке у читателя заключается в следующем: а на каком, собственно, основании всем ценностям столь безапелляционно приписан идеальный статус? Относите

Социальные ценности.
В их характеристикемы будем предельно кратки.[1093] Начнем же с круга ценностей, которые занимают промежуточное положение между витальными и социальными ценностями, но все же должны быть отнесены с

Синтетические ценностные идеи в русской культуре. Основные аксиологические постулаты.
  Необходимо отметить выдающиеся заслуги отечественной культуры в деле защиты высших ценностей и в выработке методологии аксиологического синтеза. Три имени воплощают этот дух наиболе

Методологические проблемы и принципы исследования ценностей
  При обращении к содержательным и экзистенциально значимым философским проблемам, тем более аксиологического характера, исследователь неизбежно сталкивается с проблемой нарастания ги

Объективное и субъективное в ценностном бытии
Начнем с того, что сразу зафиксируем абсолютную ложность жесткой, рассудочной дихотомии “объективное-субъективное” применительно к сфере ценностей и ценностного бытия человека. Эта искусственная ди

Общечеловеческое и национальное в бытии ценностных максим
Будем предельно краткими в обсуждении этой категориальной пары, учитывая, что она издавна служила предметом обстоятельнейших дискуссий в истории отечественной философской и социально-политической м

Лекция 33. Высшие ценности и их носители.
    В ходе предыдущего изложения мы подробно остановились на всеобщих формальных свойствах ценностных модальностей (ценностных категорий), образующих специфическим образ

Псевдоидеалы и антиидеалы.
ХХ век выработал у интеллигенции стойкую аллергию на разные идеалы[1146]. И это отчасти можно понять: все чудовищные эксперименты над духом и плотью человека осуществлялись (и, увы, осуществляются

Идеал и его функции в сфере ценностей
Носителями ценностей (как, впрочем, и антиценностей) могут быть самые разнообразные явления и предметы, окружающие человека. В том-то и заключается одно из краеугольных отличий человека от животных

Святыня, её метафизические лики и значение в культуре
  Коренные слова языка редко обманывают носителей языковой традиции. “Если бы... направленному на целокупность языков изучению, - писал в этой связи выдающийся немецкий филолог Вильге

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги