рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Проблемы рецепции и имплементации норм международного пенитенциарного права в Российской Федерации.

Проблемы рецепции и имплементации норм международного пенитенциарного права в Российской Федерации. - раздел Политика, Факторы, определяющие содержание и развитие уголовно-исполнительной политики, формы выражения, закрепления и способы её реализации Имплементация Норм Международного Пенитенциарного Права   ...

Имплементация норм международного пенитенциарного права

 

Как показывает практика, провозглашение международных договоров верховным правом страны - отнюдь не гарантия от нарушения международных договорных норм. Необходим внутригосударственный юридический механизм исполнения норм международного права. Вопрос о применении норм международного права, направленных на борьбу с преступностью в России, не может быть решен без рассмотрения проблем, связанных с механизмом их имплементации (осуществления), с изучением всех элементов этой сложной системы.

В международном праве для обозначения понятия "осуществление" норм международного права широкое распространение приобрел термин "имплементация". Имплементация (корень - "имплемент") как юридическое понятие означает осуществление, выполнение (в переводе с англ., латинского, исп.), а глагол to implement с англ. означает "проводить в жизнь"). Терминология же в международно-правовых актах затрагивает не только область правотворчества - юридической техники, но и сам процесс сотрудничества государств в борьбе с преступностью.

Совершенствование механизма имплементации норм международного права - главная цель, которую должна преследовать Россия, интегрируя в международное сообщество. Осознавая себя частью мирового сообщества, причем весомой его частью, в России, и на это надо обратить внимание государствоведам и теоретикам права, необходимо признать такую функцию государства, как имплементация норм международного права.

Эффективность этой функции государства может быть достигнута только посредством решения двух, на наш взгляд, наиболее важных задач: 1) достижение мобильности механизмов интеграции посредством правовых и организационных инструментов; 2) совершенствование методов "вживания" международных стандартов в России по всем направлениям (право, экономика, культура, сознание).

Эти элементы являются составными частями правовой системы России (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), а правовая система отдельного государства, понимаемая в широком смысле, помимо нормативной стороны, состоящей из юридических норм, институтов, отраслей права, также включает в себя организационную сторону (совокупность правовых учреждений) и правовую культуру (совокупность правовых взглядов, представлений, идей).

Под понятием "имплементация" мы понимаем не только узкий ее смысл, то есть инкорпорацию (перенос, включение в свой состав) норм международного права в национальное законодательство с целью их применения во внутригосударственных отношениях, но и более широкий. Так, с целью создания условий для осуществления норм международного права в правовой системе Российской Федерации наряду с указанными правовыми мерами должны использоваться международные и национальные организационные инструменты.

Процесс имплементации норм международного пенитенциарного права, механизм их действия не получили необходимого исследования. Научно обоснованный подход к вопросу имплементации международных норм дает возможность активно влиять и управлять внутригосударственными уголовно-исполнительными отношениями; реализация же предписаний норм международного пенитенциарного права находится в плоскости внутригосударственного права.

Проблема осуществления норм международного пенитенциарного права в России состоит в формировании соответствующей научно-практической концепции.

Практика свидетельствует, что, во-первых, имплементация норм международного права не сводится лишь к правотворческой деятельности государства в лице его органов, а предполагает, помимо этого, проведение широкого комплекса мер организационного (правоприменительного) характера, обеспечивающих непосредственную (материальную) реализацию предписаний международно-правовых норм.

И во-вторых, имплементация норм международного права вовсе не ограничивается лишь внутригосударственной правотворческой либо правоприменительной деятельностью. С ростом роли и значения международных межправительственных организаций государства все чаще прибегают к их использованию в качестве органов имплементации многосторонних международных договоров путем участия в деятельности международных организаций по борьбе с преступностью.

Таким образом, механизм имплементации международно-правовых стандартов основан на двух уровнях - национальном и международном, каждый из которых, в свою очередь, включает систему правовых и организационно-правовых инструментов. "Имплементация" по своему содержанию гораздо шире, нежели применяемое в отношении внутреннего права понятие "осуществление". Так, деятельность субъектов внутреннего права по реализации своих субъективных прав и обязанностей представляет собой опосредованную правом совокупность организационно-оперативных мер, как правило не связанных с правотворчеством.

На национальном уровне механизм имплементации - это система правовых инструментов, способствующих закреплению и отражению во внутригосударственном законодательстве тех международно-правовых норм, которые признаны государствами в качестве стандартов.

Национальный механизм имплементации норм международного права основывается на Конституции РФ, Законе РФ "О международных договорах РФ" и др., то есть те нормативные акты, которые определяют место международного права в национальной правовой системе, решают вопрос о соотношении этих двух систем. Нормы отраслевого законодательства (ч. 2 ст. 1, ч. ч. 3, 4 ст. 11, ч. ч. 2, 3 ст. 12 и ч. 2 ст. 13 УК РФ, ст. 3 УИК РФ и др.), основываясь на общих имплементационных нормах, закрепляют место норм международного права в своих сферах.

Важное значение в механизме национально-правовой имплементации норм права имеют постановления Верховного Суда РФ, которые, воздействуя на правосознание (путем разъяснения и толкования законодательных норм), способствуют более эффективной реализации правовых норм. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" <1> содержатся разъяснения и рекомендации судам и правоохранительным органам по применению общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно; в иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Одной из основных задач национального механизма имплементации норм международного права является установление и поддержание как можно более тесного взаимодействия между внутригосударственной системой имплементации и международной.

Если система национально-правовых инструментов способствует "гармонизации" национального законодательства (то есть приведению его в соответствие с международными стандартами в части их регламентации), то воплощение происходит в результате усилий второго звена механизма имплементации - системы организационно-правовых средств и методов.

Система национальных организационно-правовых инструментов состоит из конститутивных органов РФ - парламент, Правительство, Президент, суд, которые в своей деятельности так или иначе обеспечивают имплементацию норм международного права в нашей стране.

В каждом государстве также могут быть созданы специальные органы, способствующие повышению мобильности механизма имплементации международных стандартов в России (например, Комитет по правам человека при Президенте РФ, Комитет по защите женщин и т.д.).

Особое место в имплементации норм международного права занимают правоохранительные органы, такие как прокуратура, органы внутренних дел, таможенные органы, налоговая полиция и др.

В соответствии с местом и ролью международного права в национальной правовой системе также должны решаться проблемы признания и исполнения решений как иностранных, так и международных судебных (например, Международного военного трибунала по Югославии, в будущем - Международного уголовного суда) и правоохранительных органов (роль в борьбе с международной преступностью НЦБ Интерпола, вступление в нее России, совместная работа с МВД и Минюстом).

Система международно-правовых инструментов имплементации международных стандартов включает в себя сами международные соглашения, содержащие правовые нормы, которые подлежат обязательному исполнению государствами. А многосторонние конвенции представляют собой не только инструменты сотрудничества, но и упрощения: одна такая конвенция может заменить десятки двусторонних соглашений, заключаемых между государствами-членами.

К международным организационно-правовым инструментам имплементации следует отнести деятельность статутных органов организаций, например ООН, Совета Европы, соответственно Совет Безопасности и Европейский суд по правам человека.

К возможным способам оценки эффективности имплементации норм международного права, кроме методов судебной статистики, можно отнести: 1) достаточные знания руководителями (всех уровней) государственных судебных, правоохранительных и других органов норм международного права и практики его применения; 2) наличие ресурсов (необходимого потенциала) в программах социально-экономического развития, например, есть ли статьи расходов, учитывающие международно-правовые обязательства; 3) уровень общественного сознания.

Не только в интересах теории, но прежде всего в интересах практики необходима научная разработка оптимальной модели внутригосударственного и международного организационно-правового механизма имплементации норм международного права, основных принципов взаимодействия, способов и форм их функционирования. Удовлетворительное разрешение этих проблем едва ли возможно в рамках одной лишь юридической науки. Поэтому выдвигается потребность в проведении исследований на стыке нескольких юридических наук, в частности уголовного, уголовно-исполнительного права, криминологии, международного публичного, конституционного права и общей теории права.

Согласно общему правилу для реализации положений международного договора существует две возможности: или государство принимает национально-правовые нормы с целью реализации первых, или же оно санкционирует применение самих положений договора для регулирования соответствующих отношений с участием индивидов. В первом случае (национально-правовой инкорпорации) на основе и во исполнение положений договора издаются новые нормы национального права, изменяются либо отменяются существующие. Во втором случае для реализации положений международного договора в национальном праве применяются отсылочные нормы, санкционирующие применение международного договора.

Условия применения норм уголовно-исполнительного права России (норм, вытекающих из международно-правовых актов) содержатся в нормах международного права. Инкорпорация таких норм в национальное право, независимо от способа, не изменяет характера нормы как нормы международного права, а лишь обусловливает действие ее во внутригосударственной сфере, то есть обязывает национальные суды применять норму международного права, а физических лиц - исполнять ее. Следует отметить, что содержание реципированной нормы от этого не меняется, поскольку не изменяется сама норма международного права (то есть правило поведения), которая начинает действовать также и на территории государства.

Рассмотрим два способа инкорпорации норм международного права. Первый - рецепция (в переводе с латинского receptio - заимствование и приспособление данным обществом социальных форм, возникших в другой стране, другой правовой системе), этот универсальный способ применяется для обозначения точного воспроизведения во внутригосударственных правовых актах формулировок международно-правовых актов путем принятия государством норм национального права, направленных на исполнение международных обязательств.

Следующий способ исполнения требований международного права принято называть отсылкой, когда государство включает в свое национальное право норму (группу норм, правовой институт), отсылающую к международному праву и санкционирующую применение правил международного договора или обычая для регулирования конкретных национальных отношений).

Отсылка - использование согласно предписанию или дозволению внутригосударственного права для урегулирования каких-либо внутригосударственных отношений правил, установленных международными договорами или обычаями. Отсылочная норма лишь санкционирует применение норм "чужой" правовой системы в сфере действия данной системы права. Практически отсылка к международно-правовому договору есть не что иное, как отсылка к содержащимся в нем правилам. Сами международно-правовые правила (например, Европейская конвенция о надзоре за условно осужденными или условно освобожденными правонарушителями от 30 ноября 1964 г.) должны толковаться во внутригосударственных отношениях на основе и в соответствии с общепризнанными принципами, нормами международного права и существующей международной практикой. И в каждом конкретном деле правоприменитель должен выразить согласованную волю государств, предшествующую принятию этих правил.

Так, при толковании реципированных норм, или норм международного права, к которым отсылает национальное право, надлежит учитывать их международный характер и необходимо содействовать достижению единообразия их применения.

Спорным является сам термин "отсылка" как способ инкорпорации норм международного права, поскольку внутреннее право может отослать только к такой международной норме, которая признана государством в той или иной форме, действующей как национальная норма, восполняющая пробелы национального права. Другими словами, и при бланкетном (отсылочном) способе инкорпорации норм международного права речь идет о фактической рецепции (заимствовании) их положений национальным уголовно-исполнительным правом.

Ввиду того что и рецепция, и отсылка по сути есть одно и то же явление - инкорпорация реципированного (заимствованного для национальной правовой системы) международного права, речь должна вестись лишь о двух технических способах такой инкорпорации норм международного права, которые в рамках российской уголовно-исполнительной правовой системы начинают действовать вне зависимости от того, каким способом они были инкорпорированы в своей совокупности. Эти нормы являются реципированным правом (по форме и способу действия - национальным), а по сущности (юридической природе, материальным источникам) - международным).

В этом случае актуальной становится оценка понятия "источник правовой нормы" в двух значениях: 1) в смысле правотворческого решения и 2) в смысле фактического местопребывания норм права.

Приведение внутреннего уголовно-исполнительного законодательства в соответствие с международными обязательствами принципиально возможно в двух основных формах: 1) путем создания, изменения или отмены нормы национального права, объективированной в УИК РФ, 2) а также путем создания нормы национального права, объективированной по крайней мере в двух частичных источниках, один из которых - международный договор РФ, а другой - УИК РФ. Это так называемая бланкетная формула, или отсылка и реципированное право, которое при толковании также отсылает к международной правовой системе.

Из этого следует, что международный договор при отсылочном правотворчестве в национальном праве должен быть признан источником внутреннего уголовно-исполнительного права. То есть источниками унифицированной таким образом нормы следует признать национальный закон, в котором содержится бланкетная формула или реципированные нормы, и международный договор, в котором изложено правило поведения. Каждый из указанных актов предлагается именовать частичным источником унифицированной нормы и, следовательно, уголовного права.

Международное пенитенциарное право и российское уголовно-исполнительное законодательство

 

Реформа уголовно-исполнительной системы России выступает одним из критериев демократического развития страны. Необходимость реформы была связана прежде всего с тем, что УИС создавалась и долгое время функционировала как машина репрессий и эксплуатации заключенных. УИС - это огромная сеть учреждений - колоний, следственных изоляторов, тюрем, уголовно-исполнительных инспекций. Общее число людей, имеющих отношение к УИС, включая заключенных и персонал, - около 2 млн. человек. Численность заключенных составляет более 40% от общего числа тюремного населения европейских стран. Именно поэтому основным направлением реформы было уменьшение численности заключенных. В настоящее время, когда получены первые результаты сокращения численности заключенных, в частности содержащихся в следственных изоляторах (СИЗО), возможны дальнейшие преобразования, которые еще более приблизят фактическое положение в пенитенциарной системе России к международным и отечественным стандартам.

Принятие 8 января 1997 г. нового Уголовно-исполнительного кодекса РФ (УИК), заменившего Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, значительно приблизило национальное законодательство к международным стандартам.

Так, более четко была определена система контроля и надзора за деятельностью учреждений УИС. Впервые в уголовно-исполнительном законодательстве России были регламентированы функции судебного контроля (ст. 20 УИК), ведомственного контроля (ст. 21), прокурорского надзора (ст. 22), возможности участия общественных объединений в работе учреждений и органов, исполняющих наказания (ст. 23).

Произошло разделение условий содержания в каждом учреждении - на обычные, облегченные и строгие (ст. 87). Улучшение условий содержания стало зависеть как от отбытого срока, так и от поведения осужденного.

УИС предусматривает такие новые виды наказаний, как обязательные работы, ограничение свободы (в исправительных центрах) и арест (в арестных домах). Применение наказания в виде ограничения свободы будет осуществляться не позднее 2005 г., а наказание в виде ареста - не позднее 2006 г.

Принято считать, что большая часть нормативных положений российского уголовно-исполнительного законодательства соответствует международным стандартам. Вместе с тем выделяют некоторые области, где противоречия до конца еще не разрешены, это:

- социальная реабилитации освобождающихся;

- порядок информирования заключенных о своих правах;

- порядок привлечения к труду и принципы организации труда;

- участие общественных организаций в оказании помощи заключенным, в патронаже мест лишения свободы;

- обеспечение осужденных занятиями спортом и физическими упражнениями.

Сравнивать нормы международного права с национальным на предмет соответствия российского права международно-правовым пенитенциарным стандартам следует начиная с Конституции РФ. Потом анализируются законы, указы Президента, а также постановления и распоряжения Правительства, нормативные акты органов местного самоуправления, подзаконные акты и уставные документы различных учреждений.

Главным правилом такого соотношения является то, что внутреннее право не должно гарантировать меньше прав, чем международное, а больше оно гарантировать может.

Таким образом, анализ соответствия норм российского уголовно-исполнительного права международным пенитенциарным стандартам следует осуществлять по таким институтам УИС, как:

1) основные принципы;

2) процедура подачи и рассмотрения жалоб;

3) условия содержания;

4) медицинское обслуживание и охрана здоровья;

5) контакты осужденных с внешним миром;

6) труд;

7) образование и культурная деятельность;

8) спорт и отдых.

Мы же рассмотрим статью 3 "Уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и международно-правовые акты" УИК РФ. В части первой данной статьи сказано, что уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации учитывает международные договоры Российской Федерации, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными, в соответствии с экономическими и социальными возможностями.

Во второй части говорится: "Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора".

Если общепризнанные принципы и нормы международного права в силу их общепризнанности (должны быть признаны достаточно представительным большинством государств) редко вступают в противоречия с национальным правом и непосредственно включаются в право страны (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), то международные договоры содержат множество конкретных норм и могут устанавливать далеко не общепринятые правила, порой порождающие коллизии с национальным правом. Реализация же международных норм, затрагивающих основные права человека (а именно к этой сфере относятся нормы уголовно-исполнительного права), невозможна без издания соответствующих национальных законов. В результате государство, принимая такие нормы, берет обязательство издать соответствующие законы. Став частью права страны, соответствующее правило подлежит непосредственному применению.

В УИК РФ по этому поводу существует некоторое противоречие. Во-первых, вызывает сомнение юридическая сила термина "учитывает" применительно к договорам (ч. 1 ст. 3 УИК РФ), о чем будет сказано ниже, во-вторых, и ч. 1 и ч. 2 указанной статьи говорят об одном и том же - о международных договорах РФ. Но если ч. 2 в точности соответствует смыслу Конституции РФ, то ч. 1 отрицает приоритет международных договорных обязательств России. "Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств по международному праву" (Закон о международных договорах РФ от 15 июля 1995 г.). Верность международным обязательствам признается необходимым качеством правового государства <1>. Причем приоритетом пользуются лишь межгосударственные и межправительственные договоры. Межведомственные соглашения, являясь разновидностью международного договора, не могут обладать приоритетом в отношении национального закона.

Не секрет, что международное сообщество предъявляет порой повышенные, чем в России, требования к соблюдению и защите прав человека, но раз соответствующее международное соглашение ратифицировано нами, уйти от выполнения обязательств - значит нарушить принцип pacta sunt servanda, нарушить международный договор. Если экономические и социальные возможности России не позволяют выполнить договорные обязательства (Закон "О международных договорах РФ" предписывает обязательную ратификацию договоров, "устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законом" (ст. 15)), то, по-видимому, не следует их принимать (подписывать, присоединяться, ратифицировать) либо при необходимости прибегнуть к помощи оговорки к этому договору. Так, при ратификации международного договора, затрагивающего права человека, любое государство может сделать оговорку <1> о том, что оно не берет на себя ответственность за несоблюдение или неприменение определенных положений договора. Тем самым государство освобождает себя от обязанности применять указанное в международном договоре право или правило определенным образом и в соответствующем объеме, а также при наличии оговорки получает право отклонять жалобы по поводу нарушения прав и свобод, направленных лицами, находящимися под юрисдикцией этого государства.

Юридическая неопределенность уголовно-исполнительного закона по отношению к международным договорам РФ, а тем более противоречие УИК в ч. 1 ст. 3 Конституции России не может, по нашему мнению, оправдываться никакими экономическими и социальными проблемами в России. Противоречие первой и второй частей ст. 3 УИК РФ, по-видимому, стоит понимать так, что правоприменителю оставлена "лазейка", позволяющая в удобном случае, если национальная норма вступит в коллизию с правилами международного договора РФ, сослаться на тяжелое экономическое и социальное положение.

Не меньший интерес вызывают и последующие части ст. 3 УИК РФ. Так, в ч. 3 ст. 3 декларируется, что в соответствии с международно-правовыми нормами, Конституцией РФ уголовно-исполнительное законодательство РФ и практика его применения основываются на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными.

Что здесь вызвало сомнение? Первое словосочетание "законодательство РФ и практика его применения" скорее подходит для научного доклада или соответствующего отчета перед международной организацией (контролирующим органом), чем для текста федерального закона. Видимо, авторы текста данной статьи имели в виду, что соответствующие подзаконные акты также будут соответствовать международно-правовым нормам.

Без сомнения, положительна приверженность нового Кодекса соблюдению указанных в ч. 3 ст. 3 УИК РФ гарантий защиты, но тогда, на наш взгляд, это положение следовало закрепить в ст. 8 УИК РФ "Принципы уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации". Стремление авторов закона соответствовать международным стандартам и показать это мировому сообществу, которое при любом удобном случае старается "уколоть" Россию за плохое обращение с осужденными, по-видимому, побудило их внести этот принцип в статью о соотношении уголовно-исполнительного законодательства РФ и международно-правовых актов.

В ч. 4 ст. 3 говорится, что "рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения и обращения с осужденными реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве Российской Федерации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей".

По своему характеру эта норма, как и ее предшественница, также декларативна. Что касается актов, принимаемых международными организациями, то это не только декларации (именно их почему-то выделил законодатель). Неправовые акты - это резолюции конференций, совещаний и международных организаций, их органов. Влияние их на национальное право растет, но при этом они все же не носят юридический характер. Указанные акты относятся к морально-политическим обязательствам, которые должны учитывать участники в своей нормотворческой деятельности. Каждое государство-участник должно стремиться выполнить их положения. Статус рекомендаций имеют резолюции международных организаций, например резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Придать юридическую силу международным рекомендациям, использовать их в национальном правотворчестве или нет - суверенная воля каждого государства.

Так, Генеральная Ассамблея ООН рекомендовала странам-членам предпринять все от них зависящее для выполнения Минимальных стандартных правил обращения с заключенными при управлении пенитенциарными учреждениями, а также чтобы они учитывали их при разработке своего национального законодательства.

Одобряя эти Правила, Экономический и социальный совет ООН в 1955 г. рекомендовал правительствам информировать Генерального секретаря ООН каждые пять лет о прогрессе, достигнутом в их применении.

Хотелось бы обратить внимание на то, что принцип уважения прав человека (именно он и лежит в основе пенитенциарной системы) не только для России, но и для многих государств носит программный характер в результате неготовности их политических и социальных систем к реализации подобных международных стандартов в полном объеме. В связи с этим, думается, что не было особой необходимости в УИК РФ таким способом "заверять" международное сообщество в том, что наша пенитенциарная система когда-нибудь в полном объеме будет соответствовать и Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными и резолюциям Совета Европы.

В ст. 3 УИК РФ нашла свое отражение доктрина соотношения российского уголовно-исполнительного права и норм международного права. Эта тема достаточно нова в нашей науке, но существующие работы отечественных ученых-пенитенциаристов позволяют говорить о целой концепции.

На наш взгляд, ответы на некоторые вопросы, возникшие при анализе нового УИК РФ, с точки зрения соответствия его нормам международного права следует искать в работах таких ученых, как Н.А. Стручков, В.Н. Брызгалов, В.Т. Коломиец, И.В. Шмаров, Ю.А. Алферов, П.Г. Пономарев, А.Ф. Сизый и др.

Так уж сложилось в юридической литературе, что все нормы международного права, имеющие однородный объект и устанавливающие определенные правила поведения в той или иной сфере отношений, стали называть международно-правовыми стандартами. Для лучшего осмысления этих стандартов научными и практическими работниками была предложена их классификация. При разделении документов, закрепляющих международно-правовые стандарты обращения с заключенными в зависимости от их целевого назначения, содержания и возможности реализации на группы, на наш взгляд, не была учтена их различная юридическая сила <1>. Классифицируя международно-правовые стандарты, то есть нормы (правила поведения), на самом деле группировали международные акты и наоборот <2>. Так, наряду с резолюциями ООН, имеющими рекомендательный характер, в одну группу предлагалось вносить международные договоры, требующие обязательного выполнения со стороны государств-участников. В итоге вывод о том, что "внедрение" (точнее было бы - "имплементация" ("осуществление") - термин, который имеет мировое распространение, включает в себя систему правовых и организационно-правовых международных и национальных мер) международно-правовых стандартов - длительный процесс, благополучно перекочевал в ч. 1 ст. 3 УИК РФ, перенося подобный подход на международные договоры РФ.

На самом же деле вся классификация международных стандартов обращения с заключенными посвящена одному, наиболее важному для отечественной уголовно-исполнительной системы, документу - Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в Женеве 30 августа 1955 г. Именно эти стандарты не дают покоя и служат "головной болью" нашим пенитенциаристам. Отбросив внешнеполитический оттенок этого вопроса, отметим, что в последнее время возросла роль международных органов контроля, задача которых - оказывать содействие и помощь государствам в выполнении ими международных обязательств путем принятия соответствующих решений и рекомендаций. Так, Комитет по правам человека, созданный в соответствии со ст. 28 Пакта о гражданских и политических правах в 1966 г., призван рассматривать доклады стран-участниц о том, как учитываются положения международных соглашений по правам человека в рамках правовых систем государств. В качестве эталона для характеристики национальной уголовно-исполнительной системы, в том числе и для России, используются Минимальные правила.

Хотя в их преамбуле записано, что они не имеют нормативного характера и носят рекомендательный характер, однако уже в итоговом документе Венской встречи представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 15 января 1989 г. зафиксировано обязательство этих государств соблюдать принятые ООН Минимальные стандартные правила обращения с заключенными.

Но нельзя Правила сравнивать по юридической силе со Всеобщей декларацией прав человека, которая была принята в виде резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и поэтому носила лишь рекомендательный характер. В настоящее время права и свободы, провозглашенные в ней, рассматриваются государствами в качестве юридически обязательных обычных или договорных норм.

Принятые же в форме резолюций кодексы поведения (минимальные стандартные правила) имели и имеют сейчас рекомендательный характер, представляют собой разработанную на многосторонней основе определенную модель для принятия соответствующих норм внутригосударственного законодательства. Поэтому, по нашему мнению, и в соответствии с доктриной международного права "учитывать", а не соблюдать в национальной правовой системе следует только определенную, рекомендуемую модель поведения, а не международные договоры. Отношение к международным договорным обязательствам государства и в Конституции, и в федеральных законах должно быть одинаковым. Ведь подчас в самом тексте международного соглашения содержатся варианты реализации его норм. Так, например, из смысла п. 1 ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах вытекает, что менее развитые страны в силу недостаточного уровня экономического развития и нехватки средств имеют право ссылаться на эту статью для установления приоритета в постепенном предоставлении и обеспечении тех или иных прав, закрепленных в Пакте.

Хотелось бы также привести слова В.А. Карташкина, который считает, что после ратификации нашей страной Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Совету Европы и России следует по взаимной договоренности установить строго определенный срок, в течение которого российское законодательство и правоприменительная практика будут приведены в соответствие с европейскими стандартами <1>. В заключение добавим, что механизм имплементации норм международного права включает в себя и международно-правовой уровень, меры которого не могут быть пересмотрены или отменены каким-либо одним государством, и национально-правовые инструменты, установление и выбор которых хоть и обусловлен суверенной государственной волей, но все же не может противоречить правам человека, интересам третьих государств и международному правопорядку.

Источники МПП универсального и регионального характера.

Международные правовые и типовые акты, универсального характера:

1. Всеобщая декларация прав человека (Резолюция 217А(III) ГА ООН от 10 декабря 1948 г.).

2. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Резолюция 2200А(XXI) ГА ООН от 16 декабря 1966 г.).

3. Международный пакт о гражданских и политических правах (Резолюция 2200А(XXI) ГА ООН от 16 декабря 1966 г.).

4. Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах (Резолюция 2200А(XXI) ГА ООН от 19 декабря 1966 г.).

5. Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни (Резолюция 44/128 ГА ООН от 15 декабря 1989 г.).

6. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция 39/46 ГА ООН от 10 декабря 1984 г.).

7. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (I Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Резолюция от 30 августа 1955 г.).

8. Процедуры эффективного выполнения Минимальных стандартных правил, касающихся обращения с заключенными (Резолюция 1984/47 ЭКОСОС от 25 мая 1984 г.).

9. Основные принципы обращения с заключенными (Резолюция 45/111 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

10. Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) (Резолюция 45/110 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

11. Рекомендации в отношении обращения с заключенными-иностранцами.

12. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Резолюция 34/169 ГА ООН от 17 декабря 1979 г.).

13. Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Резолюция 1989/61 ЭКОСОС 24 мая 1989 г.).

14. Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (VIII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 1990 г.).

15. Основные принципы, касающиеся роли юристов (VIII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 1990 г.).

16. Принципы медицинской этики, относящиеся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (Резолюция 37/194 ГА ООН от 18 декабря 1982 г.).

17. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) (Резолюция 40/33 ГА ООН от 29 ноября 1985 г. и Резолюция 1989/66 ЭКОСОС от 24 мая 1989 г.).

18. Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде) (Резолюция 45/112 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

19. Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (Резолюция 45/113 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

20. Смертная казнь (Резолюция 2857(XXVI) ГА ООН от 20 декабря 1971 г.).

21. Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни (Резолюция 1984/50 ЭКОСОС от 25 мая 1984 г.).

22. Осуществление мер, гарантирующих защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни (Резолюция 1989/64 ЭКОСОС от 24 мая 1989 г.).

23. Смертная казнь (Резолюция 1990/29 ЭКОСОС от 24 мая 1990 г.).

24. Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция 3452(XXX) ГА ООН от 9 декабря 1975 г.).

25. Взаимная помощь и международное сотрудничество по уголовным делам (Резолюция 53/112 ГА ООН от 9 декабря 1998 г.).

26. Типовой договор о выдаче (Резолюция 45/116 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

27. Типовой договор о взаимной помощи по уголовным делам (Резолюция 45/117 ГА ООН от 14 декабря 1990 г. (в ред. Резолюции 53/112 ГА ООН от 20 января 1999 г.)).

28. Типовое соглашение о передаче заключенных-иностранцев.

29. Типовой договор о передаче надзора за правонарушителями, которые были условно осуждены или условно освобождены (Резолюция 45/119 ГА ООН от 14 декабря 1990 г.).

Международные правовые и модельные акты регионального характера:

Совет Европы.

1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 г.).

2. Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (28 апреля 1983 г.).

3. Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящий структурные изменения в созданный на ее основе контрольный механизм (11 мая 1994 г.).

4. Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам (20 апреля 1959 г.).

5. Дополнительный протокол к Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам (17 марта 1978 г.).

6. Европейская конвенция о международной действительности судебных решений по уголовным делам (28 мая 1970 г.).

7. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (26 ноября 1987 г.).

8. Протокола N 1 и N 2 к Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (4 ноября 1993 г.).

9. Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (8 ноября 1990 г.).

10. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (27 января 1999 г.).

11. Европейская конвенция о выдаче (13 декабря 1957 г.).

12. Дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче (15 октября 1975 г.).

13. Второй дополнительный протокол к Европейской конвенции о выдаче (17 марта 1978 г.).

14. Конвенция о передаче осужденных лиц (21 марта 1983 г.).

15. Европейская конвенция о надзоре за условно осужденными или условно освобожденными правонарушителями (30 ноября 1964 г.).

16. Резолюция 1044(1994) об отмене смертной казни (ПАСЕ, 4 октября 1994 г.).

17. Резолюция (62)2 Комитета министров государствам-членам относительно избирательных, гражданских и социальных прав заключенных (Комитет министров, 1 февраля 1962 г.).

18. Резолюция Комитета министров СЕ(75)25 о труде заключенных (Комитет министров, 18 сентября 1975 г.).

19. Рекомендация N R(87)3 Комитета министров государствам-членам относительно европейских пенитенциарных правил (Комитет министров, 12 февраля 1987 г.).

20. Пояснительная записка к европейским пенитенциарным правилам (переработанный вариант Европейских минимальных стандартных правил обращения с заключенными).

21. Резолюция Комитета министров СЕ(76)10 о некоторых мерах наказания, альтернативных лишению свободы (Комитет министров, 9 марта 1976 г.).

22. Рекомендация R(82)16 Комитета министров странам-участницам относительно предоставления краткосрочных отпусков заключенным (Комитет министров, 24 сентября 1982 г.).

23. Рекомендация R(82)17 Комитета министров странам-участницам относительно системы заключения и обращения с опасными преступниками (Комитет министров, 24 сентября 1982 г.).

24. Рекомендация R(82)12 Комитета министров странам-участницам об образовании в тюрьмах (Комитет министров, 13 октября 1989 г.).

СНГ.

1. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.

2. Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г.

3. Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г.

4. Модельный уголовно-исполнительный кодекс (рекомендательный законодательный акт СНГ) (Межпарламентская Ассамблея государств-участников СНГ от 2 ноября 1996 г.).

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Факторы, определяющие содержание и развитие уголовно-исполнительной политики, формы выражения, закрепления и способы её реализации

Факторам влияющими на уголовно исполнительную политику являются.. социально политическое и экономическое состояние общества состояние.. нравственности наличие идеологии уровень правового сознания состояние..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Проблемы рецепции и имплементации норм международного пенитенциарного права в Российской Федерации.

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Этапы становления и развития уголовно-исполнительного права в России.
. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ   Исследование прошлого может и должно служить средством познания настоящего, пред

Пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X — XVII вв.)
  В качестве первого этапа выделяется пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X — XVII вв.) Формирование уголовно-исполнительного законодательст

Становление уголовно-исполнительного законодательства в царствование Петра I и Екатерины II
  Важным историческим этапом становления уголовно-исполнительного законодательства на базе предшествовавшего отечественного и зарубежного опыта являлся период правления Петра I (1699

Пенитенциарное законодательство в XIX – нач. XX вв.
  В 1819 г. под покровительством Александра I в Петербурге было образовано Попечительское общество о тюрьмах, а к 30-м годам XIX в. в России уже действовала целая система новых общих

СОЗДАНИЕ УГОЛОВНОГО И ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СССР
Советский период уголовно-исполнительного права продолжался с 1917 по 1993 гг. и, безусловно, базировался на рассмотренных исторических корнях и преемственности. Основными положениями, исх

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Дальнейшее, современное нам развитие уголовно-исполнительного права продолжает осуществляться в рамках новой российской государственности. С 1 июля 1997 г. вступил в действие новый Уголовн

Источники уголовно-исполнительного права
Конституция Российской Федерации. Целый ряд конституционных норм имеет самое непосредственное отношение к уголовно-исполнительному праву: положение Конституции РФ о праве на образ

Пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X — XVII вв.)
    В качестве первого этапа выделяется пенитенциарное законодательство и право России допетровского периода (X — XVII вв.)   Формирование уголовн

Становление уголовно-исполнительного законодательства в царствование Петра I и Екатерины II
    Важным историческим этапом становления уголовно-исполнительного законодательства на базе предшествовавшего отечественного и зарубежного опыта являлся период правлени

Пенитенциарное законодательство в XIX – нач. XX вв.
    В 1819 г. под покровительством Александра I в Петербурге было образовано Попечительское общество о тюрьмах, а к 30-м годам XIX в. в России уже действовала целая сист

В теоретической юриспруденции и отраслевой науке понятие уголовно-исполнительного законодательства, как правило, рассматривается в двух значениях.
  Во-первых, в широком смысле, когда этим термином обозначается система нормативных правовых актов, регулирующих весь комплекс общественных отношений, возникающих по поводу и в процес

Юридические факты, вызывающие возникновение, изменения и прекращение уголовно-исполнительных правоотношений.
Основания возникновения уголовно-исполнительных правоотношений. Нормы уголовно-исполнительного права, определяя порядок и условия исполнения и отбывания всех видов уголовного наказания, регулируют

Задачи и функции следственных изоляторов. Структура управления и основные службы СИЗО.
Основными задачами СИЗО являются: 1) создание условий, исключающих возможность содержащимся под стражей, скрыться от следствия или суда, а осужденным — уклониться от отбывания наказания. 2) осущест

Правовая основа
Правовую основу деятельности следственного изолятора в России составляют: Конституция Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О содержании под

СИЗО как юридическое лицо
  Приказом Минюста РФ «Об утверждении Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации» [1] было закреплено соответствующее

Наполнение СИЗО
  Следственный изолятор создаётся, реорганизуется и ликвидируется Министром юстиции Российской Федерации. Лимит наполнения следственного изолятора также устанавливается Министром юсти

Осужденные могут направлять предложения, заявления, ходатайства и жалобы.
Предложения, заявления и жалобы осужденных могут быть изложены в устной и письменной формах. Они рассматриваются администрацией учреждений и органов, исполняющих наказания.  

Учреждения и органы, исполняющие уголовное наказание, их виды и задачи.
Задачами учреждений и органов, исполняющих наказания являются: а) исполнение приговора суда – под исполнением приговора суда понимается реализация требований приговора суда об исполнении н

Применение и использование сотрудниками уголовно-исполнительной системы оружия.
Применение физической силы, специальных средств и оружия   Статья 28. Общие требования к применению физической силы, специальных средств и оружия   1.

Судебный контроль за исполнением наказаний.
УИК РФ впервые выделил в качестве самостоятельного вида контроль суда за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания. Основные виды формы и методы контрольной деятельности суда достат

Статья 16. Полномочия членов общественной наблюдательной комиссии
1. Члены общественной наблюдательной комиссии при осуществлении общественного контроля вправе: 1) в составе не менее двух членов общественной наблюдательной комиссии без специального разре

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги