рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Сектор Корпоративной Окраины. Система Валерайн

Сектор Корпоративной Окраины. Система Валерайн - раздел Искусство, Обитатели саванны не обращали внимания на пронзительный, высекаемый порывами ветра звук «Станция «Мантикора». Палуба 12. Коммерческий Сектор». – Дверь Бесшумн...

«Станция «Мантикора». Палуба 12. Коммерческий сектор». – Дверь бесшумно скользнула в сторону, открывая взгляду Анвара Тагиева один из самых оживленных сегментов космического города.

Жизнь здесь не замирала ни на минуту. Торговые центры, представительства крупнейших корпораций Окраины, многочисленные магазины и офисы располагались по всей площади огромного зала в форме концентрических окружностей. Современные технологии раздвигали рамки реальности, голографические небеса создавали иллюзию открытого пространства: планета Варл едва виднелась сквозь вуаль разреженных газопылевых облаков, несколько крупных обломков, оставшихся после битв тысячелетней давности, двигались по орбитам вокруг «Мантикоры». Их не утилизировали, оставили как память об эпохе, когда последние регулярные подразделения Земного Альянса, потрепанные в битве за Солнечную систему, отступили в глубины Периферии[2], основали тут независимое космическое поселение, постепенно превратившееся в самый крупный рукотворный объект, созданный людьми на просторах Обитаемой Галактики.

Население космического мегаполиса недавно достигло миллиона человек. На борту станции работали школы, больницы, высшие учебные заведения, в структуре палуб располагались зоны отдыха, административные и промышленные сегменты, две космоверфи, порт – всего не перечислишь.

Анвар воспользовался гравилифтом, расположенным в центре торговой площади, спустился на два уровня, вышел в магистральный коридор жилой палубы, напоминающий оживленную улицу. По проезжей части двигались электромобили, декоративная отделка стен придавала входам в отсеки вид фасадов одноэтажных зданий, под сводами потолка голографическое небо алело зарей – в жилой части станции время было синхронизировано с общегалактическим, и это означало, что на далекой планете Элио[3], в часовом поясе Раворграда сейчас наступал рассвет.

В глубине души Анвар жалел, что приходится покидать космический город, ставший для него вторым домом, но решение принято, и сейчас ему оставалось уладить лишь одно незавершенное дело.

Двигаясь хорошо знакомым маршрутом, он оказался на уровне грузовых палуб, остановился подле массивных ворот. Во всех технических спецификациях станции они обозначались как вход в складское помещение, но на самом деле за ними располагался шлюз, миновав который Анвар оказался в коротком отрезке коридора, оканчивающегося тупиком.

Системы безопасности считали данные с личного кодона, и переборка, преградившая путь, раскололась на четыре остроугольных сегмента, пропуская Анвара в скрытые от посторонних глаз помещения.

* * *

Появление посетителя не осталось без внимания вездесущих кибернетических систем.

– Джелави[4], – синтезированный голос произнес приветствие на безукоризненном ганианском языке. – Аттах[5] Холмогоров сейчас занят. Присядьте.

В последний раз Анвар заходил к Алексею пару месяцев назад, после своего возвращения из системы Найрус.

– Хорошо, я подожду. – Он сел в кресло, осмотрелся.

Лаборатория по изучению логров вызывала неоднозначные ощущения.

Многочисленные артефакты создавали сложный, непривычный для человека интерьер. В первый момент лишь датчики имплантов позволяли сориентироваться, определить, где расположены реальные предметы, а где всего лишь голографические модели, связанные в единый контекст чуждого для человека пространства.

«Интересно, это часть исследования или антураж, позволяющий Холмогорову сосредоточиться на изучаемой теме?» – подумал Анвар.

Дальняя часть помещения, имитирующая обзорный экран, растворялась в бесконечности космоса.

Детальная оптическая иллюзия невольно притягивала взгляд, мгновенно перестраивала восприятие.

Анвару был знаком этот ракурс. Так выглядит панорама Рукава Пустоты, если запечатлеть ее из системы «Счастье». Только оттуда открывался вид на Логрис.

Не многие знают, что крохотное красноватое пятнышко, расположенное в глубинах Рукава, почти незаметное на фоне яркого света шарового скопления звезд О’Хара, обозначает реальное местоположение древнейшей и, наверное, самой мощной в обозримой Вселенной кибернетической сети.

Большинство жителей Обитаемых Миров знакомы лишь со стилизованными изображениями Логриса – воспроизведение и распространение его реальных моделей запрещены специальным постановлением Совета Безопасности, но здесь, в исследовательском центре «Мантикоры», многие ограничения теряли смысл – независимое космическое поселение не входило в состав Конфедерации Солнц.

Анвар уже не впервые наблюдал Логрис так близко, во всех уникальных подробностях, но каждый раз находил для себя что-то новое, не замеченное раньше.

В бездонном мраке космоса, на удалении в десятки световых лет от пограничных миров человеческой цивилизации, медленно вращался вихрь, составленный из биллионов похожих друг на друга кристаллов.

Каждый логр свободно умещался на ладони, но по своим характеристикам не имел аналогов среди когда-либо созданных вычислительных устройств. Кристаллы сопрягались гранями, образуя устойчивые соединения, собранные из них нити причудливо переплетались, формируя исполинский, медленно вращающийся конус, по размерам сопоставимый с планетой.

Каждый логр поддерживал отдельный виртуальный мир, где обитал разум его хозяина.

Прошло уже больше полувека с тех пор, как технология логров была передана людям. Теперь каждый гражданин Конфедерации Солнц носил при себе черный колючий кристалл – гарант виртуального бессмертия души и рассудка. Матрица личности, существующая в логре, обновлялась ежедневно, и люди постепенно начали привыкать к мысли о том, что их жизнь не оборвется, она получит продолжение в рамках личных Вселенных Логриса.

К величайшему и наиболее загадочному из явлений современности относились по-разному. Многие просто принимали факт существования Логриса, не задаваясь лишними вопросами, кто-то считал кристаллическую машину злом, называя ее «космической усыпальницей», но большинство видело в древних технологиях иной цивилизации шанс на бессмертие, и это определяло отношение не только к Логрису, но и к логрианам.

Взгляд Анвара некоторое время следил за медленным вращением кристаллического вихря, подмечая, как время от времени отдельные нити отделяются от Логриса, отчего тот выглядит разлохмаченным, словно грозное атмосферное явление.

Древнюю машину окружало множество современных объектов. Станции гиперсферных частот и элементы системы противокосмической обороны образовывали сферическое построение. Отдельный боевой флот Конфедерации Солнц осуществлял патрулирование прилегающего космического пространства, в зоне дальних орбит располагались ремонтно-технические базы, космические верфи, доки для приема грузов и узкоспециализированные порталы, через которые осуществлялась транспортировка вновь прибывающих кристаллов к основному скоплению Логриса.

Пространство искусственно созданной системы озарял красноватый свет. Тепловая накачка кристаллического вихря осуществлялась непрерывно, при помощи устройств, выведенных на ближние орбиты.

Взгляд Анвара впитал величественную картину, эмоциональная окраска восприятия улеглась, и он обратил внимание на обстановку лаборатории.

На фоне голографического изображения в воздухе парили собранные в цепочки кристаллы, так называемые «логр-компоненты». Десятки логров, сопряженные гранями, образовывали различные конфигурации, их нити причудливо изгибались, некоторые находились в плавном движении, претерпевая трансформации, размыкаясь и соединяясь вновь.

В воздухе остро пахло озоном. Между гранями кристаллов, в местах соединений проскакивали крохотные искры микроразрядов, некоторые из конфигураций источали неяркое холодное свечение, окутывающее их, словно аура.

В красноватом сумраке лаборатории появился Холмогоров.

– Анвар, дружище! – Алексей искренне обрадовался приходу ганианца. – А я уж подумал, что ты меня избегаешь! Сколько раз пытался связаться с тобой!

– Был на задании, – скупо ответил Анвар, пожав его руку. – Вернулся всего пару дней назад.

Холмогоров сел в кресло напротив. Выглядел он, мягко говоря, неважно. Осунулся, похудел, видимо, много и напряженно работал в последние месяцы.

– Выпьешь что-нибудь? – неожиданно предложил он.

Анвар удивился. Он знал Алексея уже десять лет и никогда не замечал за ним тяги к крепким напиткам. Они познакомились в центре прогрессивного имплантирования. Холмогоров в ту пору готовился возглавить отдел перспективных исследований, Тагиев заключил свой первый контракт с «Мантикорой», принял под командование эскадрилью «Х-страйкеров», – оба прошли через операции по вживлению расширителей сознания. Третьей в их группе была Джессика Фобс. Она мечтала стать планетным управляющим и также согласилась на прогрессивную имплантацию ради продолжения карьеры. Они сдружились в период послеоперационной реабилитации – молодые, амбициозные, полные надежд. Мир, измененный расширителями сознания, казался им удивительным, а новые возможности – безграничными.

Воспоминания промелькнули и угасли.

– Нет, Леша, я ненадолго.

– Значит, по делу? За лограми? – Холмогоров потянулся к столику, выбрал эреснийскую росу – напиток, обостряющий восприятие, созданный на основе смеси слезы диахра и некоторых трав с планеты Эрес.

Анвар коснулся ворота одежды. Ткань, состоящая из нанобов, мгновенно трансформировалась, обнажая гнездо адаптера, вживленное в правое плечо ганианца. Он извлек из него резервный логр, выданный Алексеем несколько месяцев назад. Кристалл являлся собственностью «Мантикоры».

– Держи. Возвращаю в целости и сохранности. С моими разобрался? Выяснил причину сбоя?

– Да разобрался. – Алексей взял кристалл, внимательно осмотрел его. – Логры, логры… – он покачал головой. – Если бы ты знал, какие факты открываются при их изучении!..

Человек несведущий мог подумать, что Холмогоров пытается рассмотреть какой-то внешний дефект плоскостей и граней, но на самом деле он сканировал кристалл, используя имплантированные датчики.

– Структура в норме, – констатировал он, протянул руку, ловко поймал парящую в воздухе цепочку из двенадцати логров, присоединил к ней еще один элемент.

– Может, все-таки выпьешь со мной?

– Леша, я спешу.

– Ты не спешишь, а боишься, ожидая моего вердикта, – усмешка Алексея показалась Анвару неприятной, вызывающей. Действие эреснийской росы обладало ярко выраженным эффектом: экстракт диахра обострял присущие человеку чувства, одновременно нивелировал внутренние комплексы, притуплял страх. – На самом деле я ждал твоего появления. Нам нужно серьезно поговорить. – Холмогоров протянул руку, и ближайшие логр-компоненты неожиданно пришли в движение, начали формировать новую структуру, один из кристаллов отделился от них, проплыл по воздуху, коснулся раскрытой ладони.

– Со мной, как с доктором, нужно быть откровенным. Вот твой личный логр.

– А остальные?

Два месяца назад, после событий на Найрусе, Анвар отдал Алексею пять кристаллов, самопроизвольно объединившихся между собой.

– Не все сразу, – резко ответил Холмогоров. – Ты должен мне помочь. Необходимо повторить условия, при которых соединились логры!

– Необходимо?! – На смуглом лице ганианца вдруг проступили серые пятна. Ярость на миг захлестнула рассудок, вырвалась древним проклятием: – Шиист ворум! Я обратился к тебе как к другу!

Холмогоров тяжело взглянул на него:

– Я выполнил твою просьбу, между прочим, злоупотребив служебным положением! Кристаллы исправны. Но пойми: сформированная ими последовательность уникальна! Мне просто необходимо ее изучить!

Анвар с трудом взял себя в руки. Четыре из пяти отданных на тестирование логров принадлежали погибшим на Найрусе ганианцам! Он что, не понимает этого?! Собирается потревожить души павших в бою воинов ради каких-то исследований?!

– Леша, что с тобой случилось?!

Холмогоров пожал плечами, вновь тяжело, исподлобья взглянул на Анвара.

– Со мной все в порядке. А вот ты ведешь себя странно. Ругаешься, злишься.

– Ты требуешь невозможного!

– Думаю, мы просто не понимаем друг друга! Присядь. Успокойся. Конечно, ты можешь просто забрать логры и уйти! Но это не выход! Я, между прочим, не о своей карьере сейчас думаю!

– Тогда о чем же? – с вызовом спросил Анвар.

– О тебе!

– Не понимаю!

– На Найрусе произошло нечто уникальное! Кроме самопроизвольного формирования компонента из пяти логров, ты пережил явление, не укладывающееся в рамки современных знаний!

– Это была галлюцинация, плод воображения! – отрезал Анвар. – Ты сам сказал: мой кристалл в порядке! Значит, проблема вот тут! – он выразительно коснулся своего лба. – Не забывай, мы сражались против инсектов. Их телепатические способности известны всем. Сам знаешь, общественный разум легко препарирует человеческий рассудок. Я справлюсь с этим!

– Галлюцинации повторялись?

– Нет. Но я не хочу развивать эту тему!

– А придется. Ты ведь разорвал контракт с «Мантикорой», верно?

– Да, – насупился Анвар.

– Решил сбежать от самого себя? – Алексей больше не усмехался, говорил тихо, сдержанно. – Ничего не выйдет! Я знаю, что с тобой происходит. Ты собираешься вернуться на Ганио, пройти Путем Предков. Но это ничего не даст, уверяю. Без современных знаний ты не найдешь истины.

– Почему?

– Между юношей, покинувшим Ганио двадцать лет назад, и тобой сегодняшним лежит пропасть! – теперь Алексей говорил с непонятной Анвару убежденностью. – Древние верования твоего народа заслуживают уважения, но, прости, они конфликтуют с современными знаниями! Сомнения, даже раскол в твоей душе вполне понятны, закономерны! Ты двадцать лет назад покинул родную планету, приобрел опыт, не совместимый с прошлым укладом жизни, побывал во многих звездных системах, посетил десятки обитаемых миров. Изменился образ твоего мышления, но события на Найрусе вновь возродили убеждения юноши, воспитанного в рамках уникальной, но примитивной культуры…

– Замолчи!

– Нет. Не замолчу! Я изучил доступные материалы и пришел к определенным выводам! Прежде чем забрать кристаллы и уйти, прошу, выслушай меня!

– Хорошо… – Анвар, действительно намеревавшийся уйти, снова опустился в кресло, Алексей же, наоборот, принялся нервно расхаживать, машинально отмахиваясь рукой от пытавшихся приблизиться к нему логр-компонентов.

– Во-первых, я изучил записи, полученные от систем твоего боевого скафандра, – после недолгой паузы, заговорил он. – Показания датчиков говорят об исправной работе мнемонического блокиратора, что исключает вмешательство со стороны инсектов. Твои воспоминания оставались под надежной защитой, ими никто не манипулировал! Нет, прошу, не перебивай! Тест расширителя сознания, сделанный сразу после твоего возвращения с Найруса, четко указывает: у тебя не было видений! Не хочешь разобраться, что произошло на самом деле?

Анвар угрюмо промолчал.

– Ладно. Последуем дальше! Я изучил мифологию Ганио! К сожалению, сведения, доступные в рамках сети, скудны, но легенды и предания не возникают на пустом месте! В каждом эпосе скрыто зерно реальных событий – это доказано многими исследованиями! Вера в Путь Предков, ведущий к бессмертию, и легенды о душах воинов, обитающих в песках Великой Пустыни, должны иметь обоснованный первоначальный источник! Ни для кого не секрет, что на Ганио обнаружены порталы древней внепространственной сети, построенные по технологии инсектов. Есть мнение, что эти устройства эксплуатировали хараммины. Упоминание двух древних цивилизаций заставило меня обратиться к перечням артефактов. Смотри, что удалось обнаружить! – Кибстек Холмогорова воспроизвел объемное изображение.

Анвар невольно вздрогнул, взглянув на него.

– Ты видишь устройство связи, используемое логрианами, – пояснил Алексей. – Ничего не напоминает?

– Похоже на сформированный лограми браслет!

– Именно так! Мне удалось получить этот снимок через нашего торгового агента, он часто бывает на борту логрианских станций. Но, – Холмогоров вздохнул, – устройство, собранное по аналогии, не работает! – с досадой сообщил он. – Дело в том, что все логр-компоненты оснащены механизмами защиты. Кристаллы самопроизвольно меняют соединение одной или нескольких граней. На вид устройство остается прежним, но при попытке активации ничего не происходит!

– «Браслет», сформировавшийся на Найрусе, тоже изменил конфигурацию? – спросил Анвар. – Но почему?

– Много причин. Например, сохранение тайны технологии, или «защита от дураков». – Холмогоров снова сел в кресло. – Достаточно реконфигурировать одно соединение, и логр-компонент превращается в муляж! Ты можешь описать мне, как соединились логры на Найрусе?

– Нет. Мне вообще непонятно, как ты их различаешь. Все грани выглядят одинаковыми!

– В этом и заключается основная трудность исследований. Но мы можем помочь друг другу!

– Отдай мне логры погибших, – Анвар был непреклонен.

Холмогоров мрачно промолчал, затем, придя к какому-то внутреннему решению, обернулся, безошибочно выбрал из роящихся в воздухе логров четыре кристалла.

– Держи. Но знай, это не бессмертие! – с неожиданной злостью добавил он. – Отдашь их для транспортировки в Логрис, убьешь во второй раз, только своими руками, и поверь – безвозвратно!

– Что ты несешь?! – опешил Анвар.

Холмогоров безнадежно махнул рукой. Его покрасневшие глаза говорили о бессонных ночах и злоупотреблении стимуляторами.

– Я не могу это обсуждать!

Ганианец нахмурился. На протяжении последних месяцев он тоже работал на износ, пытаясь как можно быстрее закрыть свой контракт. Алексей правильно определил причину: Анвар хотел вернуться на Ганио, к истокам, которые утратил. Но прежде он должен был позаботиться о лограх погибших.

– Ты же сказал: они исправны!

– Дело не в кристаллах, – ответил Холмогоров.

– Тогда в чем?! Что происходит, Леша?! – Анвар вновь обвел взглядом обстановку лаборатории и нашел ее такой же мрачной – его ощущения не изменились, по-прежнему хотелось забрать логры и уйти, словно тут, в красноватом свете, таился лютый холод…

– Это не объяснить в двух словах, – Алексей выглядел удрученным, подавленным. – Просто поверь мне: будет лучше, если ты оставишь кристаллы у себя. Хотя бы на некоторое время. Кстати, откуда у тебя древние логры? Они ведь не произведены на заводах Конфедерации?

– Мы купили их у рейдеров.

– Давно?

– Лет пятнадцать назад. Так поступают многие вольные пилоты, если удается скопить достаточно денег.

– Я так и предполагал…

– Нас обманули?

– Нет. Не обманули. Просто все сходится одно к одному! Анвар, почему ты не хочешь помочь мне?!

– Леша, если речь о моем кристалле – забери его и делай что нужно! Но они, – взгляд остановился на четырех лограх, – они неприкосновенны! Мы были связаны узами крови! Я не могу разрешить экспериментировать с ними!

Губы Холмогорова дрогнули.

– Я же говорил: мы не понимаем друг друга! – Он приободрился. – Мне не нужны логры погибших ганианцев! Все ответы скрыты в твоем сознании, Анвар!

– Ванг Шиист! Ты не мог сказать об этом сразу и прямо?!

– Я пытался, но ты не слушал! Для экспериментов с составлением последовательностей у меня достаточно других кристаллов! Но только твое сознание хранит правильную конфигурацию важного для меня устройства! Оно поможет выяснить, как возникло… – он запнулся, подбирая слово.

– Мое видение? – завершил его мысль Анвар.

– Да. Ты должен виртуально вернуться на Найрус!

– Это возможно?

– Более чем! – За спиной Холмогорова в красноватом, тяжелом, как будто предгрозовом воздухе вдруг начала формироваться структура из сотен логров! Алексей обернулся, изучающе взглянул на необычный логр-компонент. – Я называю его «визуализатор», – пояснил он. – Мое последнее открытие в области древних технологий. Все готово, – спустя некоторое время заключил он. – Теперь помести свой логр в имплантированное гнездо, закрой глаза и думай только о Найрусе.

Анвар не торопился последовать полученной инструкции. Устройство, парящее за спиной Холмогорова, вызывало невольную дрожь. Тонкая кристаллическая нить, плавно извиваясь в воздухе, медленно тянулась к ганианцу.

– Леша, мой кристалл два месяца находился у тебя. Почему же ты не получил нужных сведений из записанной в нем матрицы моей личности?

– Пока это невозможно, – сухо ответил Холмогоров. – Информация, хранящаяся в лограх, защищена. Я еще не разобрался, как отключить эту функцию.

– Но собираешься?

– Вопросы этики всегда стоят на пути науки, – серьезно, без тени иронии, ответил он. – Но в данном случае – да, я готов поступиться многим! Извини, Анвар, нам пора действовать! Визуализатор – нестабильная структура. Мне не удалось собрать абсолютно точную конфигурацию. Устройство работает пять-шесть минут, затем связи между лограми исчезают. Ты все еще колеблешься?

– Нет! – Тагиев защелкнул фиксаторы адаптера и закрыл глаза.

* * *

Абсолютная память.

Она полыхнула жаром близкого разрыва, осыпала градом осколков, полоснула веером лазерных разрядов.

Дымящийся скат воронки, морось дождя, тающие в воздухе завитки пара, тревожный писк мнемонического блокиратора, жгучая боль в висках…

Тагиев рывком поднялся на одно колено. Мир перед глазами терял очертания, но оглушающий эффект телепатического удара продолжался недолго, блокиратор отработал как положено, инсектам не удалось парализовать рассудок, боль еще вплеталась в мысли, но уже не мешала действовать.

Он ползком добрался до края воронки.

Бескрайние поля, между ними сетка дорог, перелески да редкие строения агротехнических ферм. Ничего примечательного, за исключением массивного мегалитического сооружения, которое колонисты по незнанию сохранили, – вот оно возвышается над свежевспаханным полем.

Найрус – одна из потерянных колоний эпохи Великого Исхода. Ее открыли недавно, всего лет десять назад. Планета с умеренным климатом, развитым сельским хозяйством и длинной благополучной историей. Уникальный пример обособленного развития. Население – около миллиона человек. Жителей Найруса минули ужасы Галактической войны, они избежали повторной колонизации, удаленная звездная система не привлекла внимания корпораций сектора, да и проблем, связанных с вторжением иных космических рас, у них не возникало.

Картографический крейсер Конфедерации Солнц, исследовавший звездные системы на границе Рукава Пустоты, обнаружил потерянную колонию незадолго до нашествия механоформ, вызвавших массовые миграции Диких Семей цивилизации инсектов.

Совет Безопасности включил этот мир в список объектов наследия эпохи Великого Исхода, что защитило Найрус от экспансии корпораций. Последние несколько лет жители планеты успешно торговали с «Мантикорой» – космический город нуждался в бесперебойных поставках продовольствия.

Портал древней транспортной сети, построенный цивилизацией инсектов, изученный, признанный безопасным[6], заработал внезапно, выплеснув на просторы Найруса несколько сот инсектов – жалкие остатки потрепанной в боях, фактически уничтоженной Семьи. Казалось, ничто не может спасти жителей мирной аграрной планеты от быстрого и беспощадного порабощения, но к моменту вторжения на Найрусе находился автоматический транспортный корабль «Мантикоры». Его кибернетические системы распознали опасность и транслировали сигнал бедствия.

Реакция со стороны космического города последовала немедленно. Ближе всех к месту внезапных, трагических событий оказалась группа наемников Анвара Тагиева. Он получил приказ: высадиться на планету, связать боем силы инсектов, продержаться несколько часов до прибытия подкреплений. Только так можно было спасти жителей Найруса, совершенно беззащитных перед силой телепатического воздействия общественного разума.

…Анвар привстал, оценивая обстановку. Обломки двух истребителей, сбитых в первые минуты схватки, догорали среди полей. Их пилоты успели катапультироваться и уже присоединились к группе. В трех километрах от портала автоматика десантного модуля вела ожесточенный, но неравный бой с основными силами инсектов.

«Долго не продержится», – он прочел энергоматрицы, заметил, как слабеет сопротивление кибернетических систем: двалги, вооруженные тяжелыми лазерными установками, сражались с отчаянием обреченных. На карту было поставлено выживание Семьи, а в таких условиях насекомые бьются насмерть, до последнего, они не контактны, одержимы единственной целью: отвоевать жизненное пространство.

В полукилометре от портала возвышались руины аграрного комплекса. Пожар там уже пошел на убыль.

– Ашбек, прикрой нас! – Анвар первым покинул укрытие, передавая по сети указание новых позиций. – Прорываемся к агроферме!

Пять бронированных фигур поднялись вслед за командиром. Немногочисленные силы инсектов, рассредоточенные в зоне лесопосадок, тут же отреагировали, открыв по наемникам шквальный огонь из стрелкового оружия[7].

Бойцы в бронескафандрах приняли удар. Прикрывая друг друга, меняя позиции, они сконцентрировали на себе внимание двалгов, позволяя пилотам сбитых машин, облаченным в легкую экипировку, продвинуться к спасительным руинам.

У горизонта появились стремительно растущие точки. Еще секунда – и два оставшихся в строю «Х-страйкера» обрушили на инсектов всю мощь бортовых вооружений.

Кустистые разрывы вздыбились сплошной стеной.

– Вперед! Не останавливаться!

Теперь наемники двигались под прикрытием огненного вала; два истребителя ткали в небесах кружево туманных полос, стремительно заходили на цели, не давая инсектам ни секунды передышки.

Анвар намеренно отстал, переместился в арьергард группы. Хуже всего приходилось пилотам сбитых машин. Бойцы в бронескафандрах уже занимали позиции среди закопченных, истекающих дымом построек, множественные термальные всплески служили для них отличной маскировкой – восприятие боевых особей муравейника смещено в сторону инфракрасного спектра, двалги плохо различают цели при наличии мощных фоновых источников тепла.

– Быстрее!

В нескольких километрах ударила ослепительная вспышка.

Десантный модуль уничтожен! Теперь основные силы инсектов, подчиняясь ментальным приказам нескольких разумных особей, ринутся на штурм позиций горстки наемников. Контроль над территориями, прилегающими к порталу, – обязательный элемент их стратегии, выработанный на протяжении миллионов лет, доведенный общественным разумом до стадии рефлекторного действия.

Анвар не строил предположений, он знал, как поступят насекомые. С первых мгновений боя он формировал ситуацию, жертвовал техникой, стараясь сберечь жизни людей.

– Быстрее! – вновь выкрикнул он, нашел укрытие, открыл огонь, прикрывая пилотов. Их летная экипировка и травмы, полученные при катапультировании, не позволяли двигаться быстро.

Положение резко осложнилось. Зона боевых действий стремительно сужалась, численность противника возрастала, вновь последовала серия мнемонических ударов, к сухому треску очередей добавились разряды тяжелых лазерных установок.

Двалги ринулись в атаку.

Один из пилотов внезапно взмахнул руками, рухнул в грязь свежевспаханного поля.

Из руин зданий били частые одиночные выстрелы. Наемники экономили боекомплект, вели огонь только на поражение, не зная, сколько еще придется сдерживать инсектов, прежде чем прибудет помощь.

Анвар резко обернулся, меняя магазин.

– Хасан!

– На связи!

– Прикрой меня! Зарфид ранен!

Не дожидаясь ответа, он метнулся к пилоту, корчащемуся в грязи.

– Герам хеташ… – сиплый вздох умирающего ганианца потонул в звуках шквального огня: «Х-страйкеры», расходуя остаток боекомплекта, вновь заходили на цель.

– Ашбек, Зурам, приказываю – уходите! – Расширитель сознания ткал в рассудке Анвара беспощадную паутину боя, он взвалил на плечо тело погибшего, рванулся к зданиям, одновременно фиксируя до сотни инсектов, которые, уничтожив десантный модуль, разворачивались цепью, намереваясь атаковать постройки агропромышленного комплекса.

Два аэрокосмических истребителя, подчиняясь приказу, пронеслись над головой Анвара и ушли к горизонту.

Двалги, вооруженные тяжелыми лазерными установками, представляли огромную опасность. Достаточно двух-трех массированных залпов, и от зданий комплекса останется лишь груда раскрошенного неравномерным нагревом стеклобетона.

Бойцы, успевшие занять позиции в руинах, соображали не хуже своего командира. В ход пошли индивидуальные средства защиты. Штатные ОРК[8], которыми оснащались бронескафандры, ударили из оконных проемов частыми сполохами запусков, ракеты, выпущенные в сторону атакующих, взорвались, распыляя облака специальных частиц, сформировали плотную завесу, преломляющую и рассеивающую лазерные разряды.

Это всего лишь передышка…

Анвар добежал до ближайшего строения. Его крыша полностью выгорела, балки рухнули внутрь. Вокруг, плюясь искрами, тлели уголья. Он не остановился, рванулся дальше, к двухэтажной постройке.

Истребители возвращались.

«Какого фрайга?! Я же приказал – уходить!» – Анвар бежал, считывая показания имплантов: «Х-страйкеры» пронеслись над руинами агрофермы, сбросили фантом-генераторы, огрызнулись ракетным запуском и вновь ушли ввысь, в стратосферу.

Все. Теперь мы одни против сотни двалгов – Анвар бережно положил тело погибшего на обломок рухнувшей бетонной плиты, расстегнул ворот летной экипировки, снял с шеи Зарфида тонкую цепочку с логром.

Несколько слов древнего обряда – вот все, что он мог сейчас сделать.

Пусть предки примут тебя в свой чертог…

– Анвар! – в закопченном дверном проеме появилась могучая фигура Хасана. – Вот, – ганианец протянул Тагиеву еще два кристалла.

– Кто?! – голос Анвара дрогнул.

– Мартуф и Серим…

Он взял логры, чувствуя, как немеют пальцы. «Только бы сохранить их, не выронить, сберечь…» – билась в рассудке тоскливая, одинокая мысль.

* * *

Инсекты не стали дожидаться, пока осядут облака антилазерных частиц. Они поднялись в атаку, осознавая свой неоспоримый численный перевес, в руинах зданий вспыхнула ожесточенная перестрелка, затем завязалась рукопашная схватка.

Таяли силы, энергия бронескафандров, боезапас.

Они сражались за каждый клочок руин. В помещении, где держали позицию Анвар и Хасан, уже некуда было ступить, повсюду валялись разорванные очередями тела двалгов, ноги оскальзывались на покрытом сукровицей хитине.

Инсекты заняли несколько соседних построек, установили тяжелые лазеры и теперь методично обстреливали позиции наемников.

– Хасан, ракету! У меня ОРК пустой! – Анвар обернулся.

Фигуру могучего воина разрезало надвое. Он не успел даже вскрикнуть, разряд тяжелого лазера, способный расплавить броню космического корабля, принес мгновенную смерть.

Долю секунд рассудок Анвара балансировал на зыбкой грани всепоглощающей ненависти к чуждым тварям.

Древнее проклятие сорвалось с его губ. Тагиев присел, снял окровавленную гермоперчатку, на ощупь нашел логр Хасана.

– Доложить! – хрипло выдохнул он в коммуникатор.

Ему ответили трое. Всего лишь трое…

– Джелави, корабли «Мантикоры» на подлете! Расчетное время прибытия – десять минут!

Десять минут… Десять минут необузданного гнева, ненависти…

Колючий кристалл на ладони. Где остальные логры? Мысли путались, серия оглушающих телепатических ударов не прошла бесследно. Анвар сглотнул. Имплантированные подсистемы вышли на максимальный уровень быстродействия. Расширитель сознания, усилитель рефлексов, метаболический корректор работали как единое целое, гнев и ненависть мобилизовали все силы, единственное, что сдерживало Анвара от немедленных действий, – это мысль о лограх погибших. Он открыл подсумок, бережно достал их и вдруг периферийным зрением уловил стремительный прыжок незаметно подкравшегося двалга.

Резко уклоняясь, Анвар выронил логры. Инсект промахнулся, оттолкнулся лапами от стены, но повторная атака не удалась: он рухнул, перерубленный очередью.

Логры!

Анвар с трудом отыскал один из них, затем заметил второй, непроизвольно сжал кристаллы в ладони, и между их гранями внезапно сверкнул разряд энергии.

– Где же остальные кристаллы? – Мысль заполнила рассудок, и, словно отвечая на немой призыв, еще два логра самостоятельно взмыли в воздух, соединились между собой.

Две сборки по два кристалла сблизились, сверкнул микроразряд, цепочка из четырех звеньев изогнулась, как будто искала пятый, явно не достающий ей элемент.

Слова древнего обряда срывались с губ. Он разгерметизировал броню, извлек из адаптера свой личный кристалл.

Анвар не понимал сути процесса, не знал, зачем логры стремятся объединиться, но без тени сомнения разжал ладонь, позволив личному кристаллу присоединиться к остальным.

Пять логров сомкнулись, образовали окружность, похожую на браслет, который медленно покачивался, левитируя в метре над забрызганным кровью полом.

– Семь минут до прибытия основных сил! Инсекты засекли приближение кораблей! Они отступают к порталу!

Анвар неотрывно смотрел на сборку из пяти кристаллов.

Его рука на ощупь нашла окровавленный подсумок на теле Хасана, пальцы цепко сжались на корпусе последней ракеты. Портал… Один выстрел из ОРК отрежет инсектам путь к бегству… Ни одна тварь не уйдет с планеты безнаказанной… Анвару было сейчас все равно, какие процессы происходят на просторах Обитаемой Галактики, его не волновал тот факт, что разрушение портала приведет к полному уничтожению уникального общественного разума Семьи, – рассудок ганианца переполняли иные чувства.

– Предки, примите их души… – шептали побелевшие губы. – Вы были храбрыми воинами… – Ракета скользнула в жерло пускового тубуса.

Внезапно внутри образованной лограми окружности ударила яркая вспышка, и в следующий миг сотканная из света фигура возникла перед затуманенным взглядом ганианца.

– Сын, не делай этого, – голос отца прозвучал отчетливо, узнаваемо. – Ненависть – худший советчик. Не дай ей взять верх. Иначе однажды она заведет тебя на край света и бросит там умирать, в тоске и одиночестве.

Анвар оцепенел.

– Твоя душа заблудилась во мраке. Вернись. Пройди Путем Предков.

Любой ответ казался бессмысленным, лишь дрожь гуляла по телу, пробегая крупными мурашками.

Призрачная фигура исказилась, а затем стремительно истаяла, сияние угасло, лишь между лограми ветвились микроскопические разряды энергии…

– Портал закрылся! Они ушли! – короткий доклад потонул в грохоте: десантно-штурмовые модули с борта боевых кораблей «Мантикоры» пробили облачность, снижаясь над полями и перелесками Найруса.

* * *

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Обитатели саванны не обращали внимания на пронзительный, высекаемый порывами ветра звук

Пролог.. за границами обитаемой галактики.. огромный серп коричнево желтой луны быстро поднимался над горизонтом его нижняя часть постепенно угасала скрываясь в..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Сектор Корпоративной Окраины. Система Валерайн

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Пояс астероидов в безымянной звездной системе
Три корабля рейдеров сближались с группой малых космических тел. Два истребителя класса «Х-страйкер» выглядели вполне заурядно. Многочисленные следы ремонта, потемневшая, покрытая шрамами

Пояс астероидов в безымянной звездной системе
Три корабля рейдеров сближались с группой малых космических тел. Два истребителя класса «Х-страйкер» выглядели вполне заурядно. Многочисленные следы ремонта, потемневшая, покрытая шрамами

Станция «Мантикора». Лаборатория по изучению логр-компонентов
– Это действительно был твой отец?! – голос Холмогорова с трудом проник в сознание Анвара. Он открыл глаза. Реальность далекой планеты медленно таяла перед мысленным взором. – Да.

Система Валерайн
Три «Х-страйкера» вышли из гиперсферы в пятидесяти миллионах километров от орбиты космического города. Они двигались, будто призраки, реакторы работали на минимальной мощности, фантом-генераторы на

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги