рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Иван Стренски

Иван Стренски - раздел Религия, Магия, наука и религия Почему Мы По-Прежнему Читаем Работы Малиновского О Мифах?*...

ПОЧЕМУ МЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧИТАЕМ РАБОТЫ МАЛИНОВСКОГО О МИФАХ?*

Прошло почти восемь десятков лет с тех пор, как Малиновский написал свою первую работу о мифе. Может ли он и сегодня научить нас чему-то важному? Со времени Малиновского столько потруди­лись над разработкой теории мифа Клод Леви-Строс, Мирча Эли-аде, Карл Юнг, Джозеф Кэмпбелл и многие другие! Сказал ли Малиновский что-то такое, чего эти теоретики не смогли выразить лучше? Зачем вообще нам читать Малиновского?

Главная причина, по которой мы продолжаем читать Малинов­ского о мифах, состоит в том, что многие из его прозрений по-преж­нему сохраняют свою значимость. Эти прозрения принадлежат к четырем сферам: функция и практика, контекст и значение, антро­пология и психоанализ, а также концептуальное определение мифа.

Во-первых, Малиновский сумел, как никто другой до него, четко сформулировать программу видения мифа как части культуры в ее функциональном, прагматическом измерении реализуемого, — т.е. видение мифа как составляющей деятельности, которая на практике решает определенные задачи конкретного человеческого сообщест­ва. Во-вторых, он сформировал сознание и чувство решающего зна­чения контекста для интерпретации мифологических смыслов. Мифы лишены какого-либо скрытого смысла, их смысл задан кон­текстом ситуации, в которой они возникают и бытуют. Мифы, таким образом, представляют собой отнюдь не первичные тексты или са­мостоятельные литературные формы. Это тексты, вплетенные в кон­текст. В-третьих, Малиновский был пионером в применении уроков психоанализа к изучению культуры. В то же время, он предпринял

* Отрывок из введения к книге: "Malinowski and the Work of Myth", New Jersey, 1992. Ed. by Ivan Strensky.



Иван Стренски


РАБОТЫ МАЛИНОВСКОГО О МИФАХ



 


плодотворную попытку пересмотра психоаналитических обобщений с помощью этнологического кросс-культурного анализа. И наконец, в-четвертых, он продемонстрировал образец концептуального осоз­нания эпистемологического статуса категории "миф". Он понимал, что, назвав нечто "мифом", мы должны обозначить его специфику, отграничить его от явлений, которым приписывается иная природа. Это влечет за собой ответственность в применении категориального аппарата, ибо тщетно тешить себя иллюзией, что для оправдания любых наших теоретических изысков достаточно одной лишь ссыл­ки на некую объективную природу мифа как на данность.

И наконец, мы еще и потому читаем работы Малиновского о мифах, что это просто очень увлекательно и приятно. Малиновский был мыслителем удивительной широты, его интересы охватывали множество сфер знания, и не меньшее их число обогатили его идеи. Сначала он получил образование в области физики и математики (с изрядным креном в философию) в Краковском университете. Здесь же в 1906 году он получил докторские степени (с особой квалифи­кацией — rigorosum) и по физике, и по философии. Затем после­довал год совместных исследований совместно с экспериментальным психологом (а также выдающимся философом) Вильгельмом Вун-дтом и известным экономистом Карлом Бюхером в Лейпцигском университете, где в свое время учился и отец Малиновского. Эта тяга к фундаментальным наукам, очевидно, отчасти и обусловила его растущее увлечение так называемыми примитивными культура­ми, возможно вдохновленное также трудом Вундта "Психология народов" (W.Wundt, "Volkerpsychologie"). В 1910 году Малинов­ский переезжает в Лондон для выполнения обстоятельной програм­мы изучения антропологии в Лондонской Школе Экономики под руководством Чарльза Зелигмана и Эдварда Вестермарка. Незадо­лго до начала Первой мировой войны он перебирается в Австралию и оттуда уже отправляется в Новую Гвинею, чтобы приступить к принесшим ему мировое признание полевым исследованиям (1914-1918). Эти годы полевой работы заложили основу для интенсивных исследований по проблемам мифологии.

Работы, которые он написал по результатам своих полевых на­блюдений, выявили в Малиновском фигуру гораздо более крупную, чем просто собиратель этнографических фактов. Он был интеллек­туальным гением. Помимо разработки собственно этнологических проблем, его исследования, посвященные мифу, вступают в дискус­сионные области фольклористики, литературной критики, лингвис-


тики, философии, психологии, психоанализа, религиеведения и те­ории сексуальности. Малиновский нашел свое место в интеллекту­альной жизни междувоенного Лондона, вращаясь в элитарном кругу, завсегдатаями которого были мыслители самого широкого спектра — от Бертрана Рассела до Хейвлока Эллиса. Он трудился в Лондонской Школе Экономики на протяжении почти двадцати лет и только примерно за год до смерти оставил Лондон, приняв при­глашение Иельского университета. Малиновского, который прошел через опыт двух мировых войн и стремительной трансформации всего западного мира, ознаменовавшей начало двадцатого века, вполне закономерно занимали задачи приложения уроков антропо­логии к решению современных социальных проблем — войны и агрессии, сексуальных нравов, преступления и наказания. Мали­новский был мыслителем, обладавшим замечательной способностью будоражить умы, стремившимся соединить в своих трудах научный стиль мышления и великие таинства жизни и смерти, наши так на­зываемые экзистенциальные проблемы человеческого бытия. Все это дает нам самые веские основания вновь и вновь обращаться к посвященным мифу трудам Малиновского.


БРОНИСЛАВ МАЛИНОВСКИЙ



 


Клод Леви-Строс БРОНИСЛАВ МАЛИНОВСКИЙ*

Малиновский, бесспорно, был великим этнологом и великим со­циологом. Его творчество, удивительное по своему разнообразию и богатству, хотя он основывался исключительно на изучении огра­ниченного региона в Меланезии, не может не производить неизгла­димое впечатление на всякого, кто исповедует свободу научного по­иска. В социальных науках он совершил величайшей важности шаг вперед. В известном смысле не будет преувеличением сказать, что с появлением трудов Малиновского этнология вступила на путь сво­боды. Он был первым антропологом, который после пророческих, несмотря на все последующие разочарования, открытий Фрейда и его последователей сумел связать воедино две самые революцион­ные области современной науки — этнологию и психоанализ. Что касается фактов и их интерпретации, Малиновский, вне сомнения, сумел отрешиться от безосновательных установок ортодоксального фрейдизма. Сами фрейдисты в один прекрасный день должны осоз­нать, что подчиняя психологическую биографию индивида стерео­типам культуры, которая его формировала, вместо того, чтобы вы­водить его воображаемую эволюцию из какого-то универсального психического начала, одному Богу ведомого, Малиновский придал новый импульс психоанализу — в той сфере, где сами психоанали­тики оказались совершенно некомпетентны — причем импульс, аутентичный для этого научного направления как такового. Он также был первым, кто выработал особый, сугубо индивидуальный, подход к примитивному обществу — подход, в основу которого положены не отвлеченные чисто научные интересы, но прежде всего — подлинные человеческие симпатия и понимание. Он без­оговорочно принял туземцев, чьим гостем он был, возложив на ал-

* C.Levi-Strauss, Bronislav Malinowski (VVV, No 1, June 1942, p.36-37).


тарь понимания запреты и табу своего собственного общества, эмис­саром которого он не пожелал служить. После Малиновского этно­логия уже не может быть только ремеслом или профессией, но до­лжна быть истинным призванием. Чтобы стать этнологом, отныне требуются изрядная независимость мысли и великая любовь. Нельзя отрицать, что в своей позиции он не был чужд известной аффекта­ции и желания шокировать академическую публику (что, кстати, вовсе не требует больших усилий). Но несмотря на это, его влияние было столь глубоко и столь плодотворно, что в будущем труды этнологов можно будет, пожалуй, относить к разным направлени­ям — "премалиновскому" и "постмалиновскому" — в зависимости от степени личностной вовлеченности и самоотдачи автора.

Собственно теоретические сюжеты в работах Малиновского дают повод для серьезной критики. Этот замечательный в своей конкрет­ности ум отличался неустранимым и почти абсолютным пренебре­жением и к исторической перспективе и к артефактам материальной культуры. Его отказ видеть в культуре нечто большее, чем только актуальные и виртуальные психологические состояния, привел к построению своеобразной системы интерпретации — функциона­лизма* — позволяющей с опасной легкостью оправдать любой су­ществующий режим.

Зачарованный высоким полетом его мысли, ее утонченными хо­дами и силой жизненной убедительности, испытываешь искушение не замечать очевидные иной раз несогласованности и даже проти­воречия. Но и будучи явно не прав, Малиновский всегда с удиви­тельным мастерством пробуждает научную рефлексию ученого-со­циолога. Его наследие, безусловно, не избежит периодов критичес­кого неприятия и даже забвения. Однако для тех, кто будет откры­вать его заново после провалов небытия, от коих не застрахован ни один из когда-либо живших мыслителей, его творения будут всегда нести новизну и трепетную свежесть.

Здесь имеется ввиду не научная методология функционализма, но ее идеологические коннотации. (Здесь и далее звездочками помечены приме­чания научного редактора, цифрами — примечания автора, особо оговорены в скобках примечания переводчика).


МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Магия, наука и религия

Isbn серия isbn рефл бук.. из во рефл бук.. перевод а п хомик под ред..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Иван Стренски

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

От редактора
Бронислав Малиновский (1884-1942)— виднейший представи­тель британской социальной антропологии (этнологии), родивший­ся и выросший в Польше. Вряд ли кто другой, за исключением разве что Дж.Фрэзера,

Роберт Редфилд
  По крайней мере, относительно двух, близко связанных тем

Человек примитивного общества и его религия
Нет обществ, какими бы примитивными они ни были, без религии и магии. Но тут же следует добавить, что нет и диких племен, люди которых были бы начисто лишены науч

Магия, наука и религия
 

Б. Малиновский
  действий и всех "жизненных кризисов", если она

Рациональное овладение окружающим миром
Проблема развития знания в примитивной культуре до сих пор по преимуществу игнорировалась антропологами. Изучение психо­логии дикаря ограничивалось почти исключительно ранней рели­гией, магией и ми

Б. Малиновский магия, наука и религия
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
  III. ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ И СУДЬБА В РАННЕЙ ВЕР

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Публичный характер примитивных культов
Праздничный и публичный характер культов является заметной особенностью религии в целом. Большинство священных действ проводится коллективно; в самом деле, торжественный конклав ве­рующих, объедини

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Искусство магии и сила веры
Магия — само это слово, кажется, обещает нам целый мир таин­ственных и неожиданных возможностей! Даже для тех, кто не раз­деляет тяги к оккультному — этого легковесного стремления крат­чайшим путем

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

МАГИЯ, НАУКА И РЕЛИГИЯ
 

Миф в примитивной психологии
  МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ ПОСВЯЩЕНИЕ

Миф в примитивной психологии
 

Б. Малиновский
в примитивной психологии  

Б. Малиновский миф в примитивной психологии
 

Миф в примитивной психологии
 

Б. Малиновский
бумаге. Эти сказания живут в памяти человека, в способе их пере­дачи и даже в еще большей мере — в совокупном интересе, который не дает им умереть, который заставляет рассказчика пересказывать их с

Миф в примитивной психологии
мифологические аллюзии, и сами священные действия включают элементы, которые стано

Б. Малиновский
  ложным, потому что мифы рассматриваются как просто расск

П. Мифы о происхождении
Лучше всего нам начать с начала начал и рассмотреть некоторые из мифов о происхождении. Туземцы говорят, что мир был заселен из-под земли. Человечество первоначально обитало под землей и вело там с

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  III. МИФЫ О СМЕРТИ И ПОВТОРЯЮЩИХСЯ ЖИЗНЕ

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
 

Б. Малиновский
  близости и доступности потустороннего мира, поддерживаем

Б. Малиновский
Таким образом, сущностью всякой магии является ее традицион­ная целостность. Магия может быть действенной только в том слу­чае, если она без упущений и ошибок передается из поколения в поколение, о

МИФ В ПРИМИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ароматическая трава, и эта трава является самым сильнодействую­щим ингредиентом в

Б. Малиновский
  с настоящим каннибализмом и охотой за головами. Антропол

Б.Малиновский * БАЛОМА
 

Б. Малиновский
когда не заходил в эту рощу не столько из страха нарушить табу, сколько из-за бояз

Quot;-,69
ствие этого оттеснением первичных знании i Я бы вообще не стал вступать в эту дискуссию, если бы не желание привести некоторые дополнительные факты, отчасти полученные в результате

Б. Малиновский
ющие новые и трудоемкие приемы. Теперь же я ясно вижу, что если бы я приложил боль

Б. Малиновский
             

Б. Малиновский
ства (при том, что в физическом смысле его не существует для данного племени)! Но

Б. Малиновский
МАТРИЛИНЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС И МИФ*  

Б. Малиновский
 

Миф как драматическое развитие догмы
 

Миф как драматическое развитие догмы 281
Таким образом, развиваемая здесь точка зрения имеет своей глав­ной философской осн

Прежние фольклористические теории
Речь пойдет о взглядах, которые в то или иное время преобладали в научном и донаучном понимании мифа. Давние и современные эвгемеристы утверждают, что миф всегда сосредоточен вокруг ядра или сердце

Миф как драматическое развитие догмы
 

Миф как драматическое развитие догмы
 

Б. Малиновский
  но отыскать взаимосвязь между фольклором и религией, кот

Список иллюстраций
Стр Фронтиспис 128 145 146 240 241 269 270 282 Бронислав Малиновский Бронислав Малиновский с тробрианскими женщинами, 1917 г. (Права

Мишель Фуко Забота о себе
Идея о том, что человек - это изобретение недавнее, мне всегда казалась попросту басней. Стоит подумать об Оде человеку в "Антигоне" Софокла, где сказано: "Полон мир чудесами, но нет

Тайная жизнь карла юнга
Сенсационная книга профессора Гарвардского университета Ричарда Нолла вышла в США осенью 1997 г. На основании прежде неопубликованных материалов из частных архивов доктор Нолл делает неожи

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги