рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Культурные запреты в отношениях между полами

Культурные запреты в отношениях между полами - раздел Искусство, В «антихристианине», одном из главных произведений позднего периода творчества ницше Регулируя Отношения Между Полами, Общество Должно Было Обеспечить Появление К...

Регулируя отношения между полами, общество должно было обеспечить появление как можно более здорового, жизнеспособного потомства. В теории культуры сложилась традиция представлять аномалии сексуальной жизни в качестве определенных фаз общественного развития. Ланг, Аткинсон, Фрейд и др. считали исходной стадией социальной организации гаремную семью. Морган, Файсон, Энгельс и многие советские этнографы были убеждены в первоначальности промискуитетных (от promiscuis – «смешанный», «всеобщий») отношений. Ю.Семенов предпринял попытку описать гаремную семью и промискуитет как сменяющие друг друга стадии.Все эти подходы не представляются убедительными. То, что явля­ется аномалией, не могло быть фазой обществен­ного развития. Ни абсолютная монополизация секса, ни полный промискуитет ни в каком этносе не обнаружены, разве лишь там, где всеобщее разложение предвещало неотвратимую гибель всей цивилизации. (Известная упорядоченность существует даже в сексуальной жизни извращенных, деградировавших сообществ, например, в местах лишения свободы среди уголовников. Эта жизнь тоже подчинена особым, очень жестким правилам, которые, правда, по своему содер­жанию и духу весьма далеки от норм цивилизованного мира и в чем-то сходны со стереотипами павианьих "гаремов".)

Кстати, полного промиску­итета не допускали и сами авторы концепции о его первоначальности. Законам природы человек может противопоставить только правила, но не произвол. У произвола ведь нет никакой внутренней закономерности, которая позволила бы человеческому обществу выжить, полагаясь на него. Хаос в половой жизни привел бы к деградации с такой же необратимостью, с какой протекают все энтропийные процессы. Промискуитет разру­шает социальную иерархию, а без нее общество теряет свой динамический потенциал и распада­ется.

Словом, говорить о промискуитете и монопо­лизме в половой жизни можно лишь в относи­тельном смысле, как о тенденциях, одна из кото­рых может временно преобладать над другой, а не как о самостоятельных фазах общественного развития. Мы хотели бы присоединиться к тем авторам, которые, не пускаясь в смелые и остро­умные спекуляции, считают исходным состояни­ем и нормой половой жизни человека парную семью, а промискуитет и гаремы — только ис­ключениями и отклонениями от нормы. Челове­ческая культура стремилась найти способы со­вмещения противоположных тенденций, вводя сексуальную жизнь в рамки существующих со­циальных структур. Наиболее эффективными из них оказались, очевидно, экзогамия, индивиду­альный брак и любовь. Они сделали половую жизнь одновременно и избирательной и общедо­ступной.

Экзогамия и запрет на инцест. В родовом строе основу регуляции половых отношений составля­ли брак и экзогамия — обязательство выбирать жену или мужа за рамками своего родового коллектива (клана, подклана, брачного класса и т. п.) и соответственно запрет на брак внутри рода. Нарушение экзогамного запрета расценивалось первобытной культурой как самая пагубная форма распущенности. Супружеская неверность ("прелюбодейство") была, как правило, менее злостным, но все равно осуждаемым образом действий.

Экзогамия является чисто человеческим, куль­турным феноменом, ибо в животном мире обнаружить что-либо ей подобное не удалось. У некоторых высших животных действуют биологические механизмы, препятствующие спариванию близкородственных особей. Например, в обезьяньих стадах очень ограничены половые контакты между представителями разных поколений. В ко­лонии шимпанзе сексуальные связи братьев и се­стер крайне редки (охотно допуская к себе других самцов, самка энергично протестует против сбли­жения с братьями), а между сыновьями и мате­рью они отсутствуют вовсе. Но такие частные предпочтения и ограничения имеют только внешнее сходство с экзогамией, не совпадая с ней.

Проблема происхождения этого института эт­нографической наукой не разрешена однозначно. Многие из существующих объяснений сущности экзогамного запрета вызывают серьезные сомне­ния. Введение экзогамии не может быть объясне­но ни сознательным, ни инстинктивным стремле­нием избежать вредных биологических последст­вий инцеста — кровнородственной сексуальной связи. Дело здесь не только в проблематичности таких последствий и не только в том, что у дика­рей, практиковавших экзогамию, не было еще, как утверждал Б. Малиновский, отчетливого по­нимания связи между половым актом и рождени­ем детей. Экзогамия едва ли возникла из стрем­ления избежать инбридинга (появления потомст­ва от близкородственных особей, имеющего явные признаки вырождения), ибо она в тех фор­мах, в каких существовала, не исключала инцест. Матрилинейная система родства устраняла кро­восмешение между родственниками всех поколе­ний по материнской, но не по отцовской линии. Так называемые "кросс-кузенные браки" (с доче­рями сестры отца или брата матери) были систе­мой у многих первобытных народов, тогда как они в биологическом смысле кровосмесительны. Кроме того, если бы в основании экзогамного запрета лежала только забота о здоровье буду­щего потомства, то изобретение надежных про­тивозачаточных средств должно было бы поло­жить конец осуждению инцестуозных связей. Од­нако в эпоху массового применения контрацепторов мораль не изменила своего негативного от­ношения к инцесту, хотя сама экзогамия как ин­ститут давно прекратила существование. К тому же для пресечения наследственных аномалий эк­зогамия совсем не нужна, если в сообществе пра­ктикуется описанный выше инфантицид. Короче говоря, причину возникновения экзогамии и за­прета на инцест следует искать не в биологичес­кой сфере.

Потребности воспроизводства здорового насе­ления, по-видимому, вообще не были ведущей причиной установления экзогамии. Понятие инцеста, а также запрет на инцест не предшествуют экзогамии, а порожда­ются ею. Инстинктивное отвращение к инцесту, если оно имелось у древнего человека, могло, самое большее, существовать одновре­менно с экзогамным запретом и в какой-то мере стимулировать его, но не могло породить экзогамии как сложного социального института, Однако более вероятно то, что природа не снаб­дила человека (во всяком случае, мужчину) яв­ными указаниями на недопустимость инцеста. Люди стали избегать его благодаря культуре, возбуждающей жгучий стыд в тех, кто не нашел себе более подходящего партнера для сексуаль­ной жизни. Оргиастические празднества и ритуалы посвящения, в рам­ках которых инцест совершался легально, свиде­тельствуют о том, что если социальные запрета сняты, то исчезает и предубеждение против поло­вой связи с дочерью, племянницей, двоюродной сестрой и т. п.

Культурное происхождение запре­та на инцест подтверждает и вариативность его содержания. В обществах с матрилинейной фили­ацией связь между родным братом и сестрой считается самым кощунственным преступлением. Но у древних персов подобные браки в царских фамилиях выглядели даже предпочтительными. В родовом строе запрещались браки "параллель­ных кузенов" (с дочерями сестры матери), а ев­ропейская культура классового общества не об­наружила никакой разницы между параллельны­ми и кросс-кузенами, дозволяя супружество меж­ду теми и другими в равной степени. Такие вари­ации едва были бы возможны, если бы запрет на инцест имел естественное происхождение.

В понятии инцеста первобытная культура вы­разила и закрепила особый статус родства. Формирующаяся социальная структура требова­ла дальнейшей дифференциации межчеловечес­ких отношений, в том числе более избиратель­ного полового поведения. По от­ношению к женщине он стал не самцом, удовлет­воряющим свои органические влечения, когда, где и с кем попало, но отцом, сыном, братом, а именно лицом, сохраняющим строго предпи­санную дистанцию и несущим четко очерченные обязанности. Родство между людьми возникло не естественным, а культурным путем. Оно воз­водилось веками для того, чтобы связать людей прочными узами, сделать их необходимыми друг для друга. Очевидно, и родственные чувства, за исключением материнской любви, — это по­зднейшая надстройка над искусственно установ­ленными отношениями.

Крайне резкая реакция на инцест, характерная для первобытной культуры, объясняется не тем, что такая форма распущенности несла в себе потенциальную угрозу для потомства, а тем, что она символизировала подрыв всего родового уклада. Тот, кто вступает в половую связь со своей сестрой, разрушает сложившийся и освященный традицией порядок, систему взаимных обязательств. Он ведет себя не так, как принято у людей и потому заслуживает самого беспощадного наказания: убийства, кастрации. Главное то, что подобное поведение вносит хаос в систему родственных отношений. Это обстоятельство очень важно для понимания отношения к инцесту в последующей, неродовой культуре. Инцест остается инцестом, т. е. исключительно позорных и бесстыдным деянием, независимо от того, совершается ли он родным отцом или отчимом, есть ли опасность инбридинга или же половая связь осуществляется таким способом, который заведомо исключает рождение потомства. Разница здесь и качественная, а чисто количественная. И в том и в другом случае оскверняется святость родственного отношения — самая глубинная основа нравственности. Наиболее радикальным образом культу­ра осуждает то, что разрушает ее фундамент.

Экзогамная регуляция брака сыграла важную роль в развитии человечества. Во-первых, запретив сексуальные влечения по отношению к сородичам, она способствовала созданию небывалых прежде, чисто человеческих связей — родственных обязанностей и привязан­ностей. Их развитие вело в конечном счете к обо­гащению внутреннего мира человека. Наряду с системой доминирования возникла совершенно новая система взаимной поддержки и покровите­льства: отцовство, братство, супружество и т. п. Соединение человеческих усилий и способностей стало возможным без насилия и принуждения, на основе общепринятого и сохраняемого традиция­ми порядка..

Во-вторых, экзогамия послужила ограничению межгрупповой вражды. Благодаря ей расшири­лись возможности превращения "чужих" в "сво­их". В первобытном обществе чужеродец, как это ни парадоксально, мог быть объектом убийства, съедения или реализации матримониальных на­мерений. Альтернатива между возможностью быть съеденным и возможностью вступить в брак считалась делом обыкновенным.

Загадочная природа стыда. В родовом строе иерархический принцип организации сообщества продолжал, как было сказано, действовать, но изменил свой характер. Место индивида в иерар­хии стало определяться не столько реальным противоборством сил, сколько оценкой обще­ственного мнения. В этих условиях первостепен­ное значение приобрела зависимость индивида от непосредственного окружения и, стало быть, чув­ствительность к его суждениям и предписаниям. Все это способствовало усилению роли стыда в социальной жизни вообще и в отношениях меж­ду полами в частности.

Согласно широко известному заключению русского философа В.С.Соловьева, чувство по­лового стыда не зависит от каких-либо практи­ческих потребностей человека. "Самостоятельное и первоначальное значение чув­ства стыда было бы устранено, если бы удалось связать этот нравственный факт с какою-нибудь материальною пользою для особи или для рода в борьбе за сущест­вование. В таком случае стыд можно было бы объяс­нить как одно из проявлений инстинкта животного самосохранения — индивидуального или общественно­го. Но именно такой связи и невозможно найти" (Соло­вьев В. С. Оправдание добра. Нравственная философия // Соч. В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 124—125).

Действительно, загадочный феномен стыда нельзя вывести непо­средственно из нужд людской практики. Стыдли­вый, застенчивый человек чаще проигрывает, чем выигрывает в борьбе за достижение тех или иных жизненных благ с менее щепетильными и чувст­вительными конкурентами. Не зря же Шекспир говорил о могуществе бесстыдства. Однако это могущество не означает, что стыд вовсе лишен практического значения. Смысл данного поведен­ческого механизма заключается в поддержании качеств, способностей, внешнего вида и действий субъекта на уровне требований общественного мнения. Стыд практически значим, но не в уз­ко-утилитарном, а в более широком социокультурном отношении. Ошибка В. С. Соловьева состояла в том, что он, следуя за корифеями идеалистической этики Кантом и Гегелем, считал, что человек стыдится своей мате­риальной природы, естественных влечений и функций своего организма (см. там же. С. 123). На самом деле человек стыдится не своей телесности, а утраты конт­роля над нею (и над психическими функциями тоже), причем в таких ситуациях, когда общественное мнение предписывает его сохранять, а другие люди могут это делать.

Он направлен непосредственно против того, что оценивается как распу­щенность, т. е. внутреннее несовершенство, ущер­бность, зависящая от самого субъекта.

Связь стыда с экзогамией можно обнаружить в своеобразном обычае взаимного избегания или, "взаимного неговорения", практикуемом многими первобытными народами. Система родства, определяющая стандарты поведения, содержала в числе прочего требования избегать кого-то, ограничивать отношения с кем-либо, проявлять осмотрительность в общении и т. д. У австра­лийских аборигенов мужчина должен избегать свою тещу, тестя, брата жены или мужа сестры и брата матери жены. Лица, состоящие в таком родстве, точнее, свойстве, должны уклоняться от встреч лицом к лицу, не разговаривать и не про­износить имен друг друга. Ограничения бывали иногда столь жесткими, что для общения зятя и тещи создавался особый язык. Избегание рас­пространялось не только на действительных род­ственников, но и на классификационных.

Стыд и ценность целомудрия.

Наличие молодых людей низкого социального ранга, вынужденных какое-то время жить холостяками порождает спрос на внебрачный секс. Этот спрос может удовлетворяться опять-таки двояко: либо милостями влиятельных особ, добровольно усту­пающих своих жен в знак доброжелательности или покровительства, а также тайными прелюбодеяни­ями; либо связью с женщинами, пребывающими вне брака. Но первый путь расшатывал семейные узы, а второй вел к выбрасыванию отдельных женщин из круга семьи в сферу беспорядочных отношений. Цивилизация предпочла второй путь и образовала слой женщин, половая жизнь кото­рых построена на промискуитетной основе.

Тут явно прослеживается та закономерность, что монополизация секса не только не исключает промискуитета, но даже стимулирует его. Когда возможность создать семью реальна не для всех, а только для избранных, неудачники вынуждены довольствоваться суррогатами. Ради укрепления семьи человечество пожертвовало частью своих представительниц, сделав их своего рода "козами отпущения" и вознаградив за это праздностью и роскошными одеждами. Этот процесс начался еще в первобытности, но завершенные формы приобрел в классовом обществе, когда религия возвеличила целомудрие как таковое — не только супружескую верность, но и добрачную девственность.

Первобытная культура такого значения цело­мудрию еще не придавала. Это видно, в частно­сти, по тому, что женщина, бывшая замужем и имеющая брачный опыт, ценилась иногда вы­ше, чем та, которая выходит замуж впервые. У некоторых туземцев девушки определенное время находились в распоряжении мужских клу­бов, где каждый из членов мог в любой момент предъявить на них свои права; а потом, через несколько лет, выходили замуж, чаще всего за одного из членов клуба. Об индифферентном отношении к целомудрию свидетельствует и так называемый "насамонийский обычай", по кото­рому все гости, присутствующие на свадьбе, по очереди овладевают невестой, и обычай предбрачной дефлорации (лишения девственности) девушек отцами, колдунами, вождями и т. д. Наконец, на это указывает прак­тика уступать своих жен гостям в знак гостепри­имства.

Поскольку целомудрие значило не более чем ничто, торговать собой или своими близкими ради достижения каких-либо выгод не считалось в первобытном обществе постыдным. При всей склонности к мифологии дикарь или варвар смо­трел на такие вещи чрезвычайно просто. Половая потребность была для него столь же естественна, как потребность в пище или в отдыхе. Конечно, ни один уважающий себя дикарь не будет зани­маться любовью публично, но и принятие пищи некоторые из них считали делом столь деликат­ным, что его никак нельзя совершать в присутст­вии посторонних.

 

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

В «антихристианине», одном из главных произведений позднего периода творчества ницше

Какой смысл вкладывал немецкий философ в этот сам по себе неприглядный тезис ницше прежде всего имел в виду критику христианства которое считал.. социальная база христианской религии как раз люди внутренне несвободные более.. нацизм в свое время ухватился за эти рассуждения ницше истолковав их на свой лад и объявив войну слабым а именно..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Культурные запреты в отношениях между полами

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Зло в предыстории человечества
По вопросу об исторической генеалогии зла издавно наметились две противоположные позиции. Одна из них, идущая от античного мифа о «золотом веке», Бугенвилля и Руссо, идеализировала первобытного чел

Нормальное и аномальное в первобытной половой жизни
Монополизация секса навязывает партнерам роли господина и раба, любовь же стоит выше господства и подчинения, она есть специфическое равенство двух существ, специфическое в том смысле, что каждый в

Практика временной отмены запретов
Древняя культура (не только первобытная, но и раннеклассовая) характеризовалась периоди­ческой отменой на некоторый срок практически всех запретов. Этот феномен подробно описал Фрэзер. По его слова

Моральное зло в истории цивилизации
Происхождение зла - важнейшая проблема в религии и этике. Ее решение характеризовалось борьбой между этическим дуализмом и этическим монизмом. Согласно первому, добро и зло

Психические корни безнравственности
Параллельно определению места злаво все­ленной, его роли в космической драме проис­ходило развитие и углубление представлений о связи аморализма со способностями челове­чес

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги