рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Нормальное и аномальное в первобытной половой жизни

Нормальное и аномальное в первобытной половой жизни - раздел Искусство, В «антихристианине», одном из главных произведений позднего периода творчества ницше Монополизация Секса Навязывает Партнерам Роли Господина И Раба, Любовь Же Сто...

Монополизация секса навязывает партнерам роли господина и раба, любовь же стоит выше господства и подчинения, она есть специфическое равенство двух существ, специфическое в том смысле, что каждый воз­вышает достоинство другого и желает ему блага, не думая о своем собственном. Любовь не могла бы возникнуть и в условиях промискуитета, по­тому что ближайшим следствием беспорядочных половых связей является их поверхностный хара­ктер. Интенсивность и глубина настоящей любви обусловлена тем, что два существа, оставаясь самими собой, полностью принадлежат друг дру­гу. Они принципиально незаменимы, а промиску­итет предполагает всеобщую, неограниченную заменяемость. Там, где эротические влечения удовлетвряются столь же просто, как, например, жажда, трудно ожидать характерного для любви подъема душевных сил, который преображает до неузнаваемости и самого человека и мир в его глазах.

Культурный генезис любви отнюдь не отменя­ет ее биологического основания. Социальные за­преты сами по себе, сколь бы жестокими и дета­лизованными они ни были, не могут вызвать такое интенсивное положительное чувство, каким является любовь. Из одних запретов вывести лю­бовь нельзя, как невозможно, скажем, заставить кого-то любить одну конкретную женщину, за­претив ему смотреть на всех остальных.. Одевать своих детей в брачный наряд может и сама природа. Но способностью любить одари­вает одна лишь культура. Эту способность, в от­личие от полового влечения, люди не получают от рождения, а усваивают, разыгрывая жиз­ненную драму. Воспитание любви неотделимо от всего процесса становления человеческого в чело­веке. Настоящее чувство возникает тогда, когда в существе противоположного пола научатся вос­принимать не только объект собственных вожделений, но и все богатство человеческих определений.

Чтобы защитить свои совершенные, но хруп­кие творения, культура старается пресечь все то, что она оценивает как сексуальные отклонения, аномалии. Идеальной нормой в отношениях между полами она сделала любовь и брак. Таким способом культура вплетает биологическую ос­нову в ткань общественной жизни и обрезает все те части, которые остаются неувязанными. Следовательно, сексуальные аномалии по своей сущ­ности являются не противоестественными, а противокулыпурными. Половая распущенность. — это, как правило, не извращение естественного порядка вещей, а разрыв и спутывание социальных связей.

Факторы, детерминирующие возникновение се­ксуальных аномалий, лежат главным образом не в биологической, а в социальной плоскости. Нет никаких доказательств того, что стремление к ин­цесту, прелюбодейству, бесстыдной демонстра­ции своих половых принадлежностей, к связи с лицами своего пола и животными и так далее предопределены биологической конституцией от­дельных индивидов или, тем более, выступают универсальными свойствами человеческой при­роды. За каждым сексуальным отклонением сто­ит органическое влечение, которое по каким-либо причинам не удалось включить в систему куль­турных механизмов. Эти отклонения возникают в результате перехода от инстинктивной регуля­ции репродуктивного поведения к попыткам со­знательного овладения им. Первобытные люди уже научились активно вмешиваться в процесс воспроизводства, но не обрели еще способности улавливать и поддерживать его целостность. Те мифологические структуры, в которых происхо­дило осознание смысла репродуктивной деятель­ности, будучи неадекватными, сами стимулировали извращенное сексуальное поведение. Тотемические верования, например, санкционировали возможность интимных связей между человеком и тотемным животным. Убежденность в единст­ве всех форм плодородия способствовала вклю­чению коллективных оргий в земледельческую практику.

Аномальные формы удовлетворения сексуаль­ных потребностей в родовом обществе особенно часто возникали там, где происходило изменение условий воспроизводства населения: нарушался баланс между представителями различных по­лов, рушился привычный уклад жизни, менялась социальная структура общества и т. п. Поступа­тельное развитие культуры в возрастающей сте­пени регламентировало половую активность. Однако эта растущая регламентация одновременно рас­ширяла границы отклоняющегося поведения.

Первобытный человек менее склонен к поло­вым извращениям, чем гражданин цивилизован­ного мира. Порог сексуальной возбудимости у него несколько выше, и поэтому тенденция к замещению полноценного сексуального акта различными суррогатами и превращению подго­товительных эротических действий в автономные процедуры проявляется значительно слабее. Та­кие отклонения, как мастурбация, скотоложест­во, гомосексуализм и прочее, совершаются толь­ко теми лицами, которых действующий в обще­стве иерархический механизм исключает из нор­мальной половой жизни. Дурачкам, косноязыч­ным, увечным и альбиносам трудно рассчиты­вать на брак и взаимную любовь, поэтому они вынуждены пользоваться случайными связями или извращенным сексом. Этот разряд отклоне­ний считается крайне постыдным, не достойным настоящего человека. Представители высших со­циальных рангов — вожди, дети вождей, кол­дуны, просто сильные индивидуальности — склонны к аномалиям иного рода: прелюбодейству, насилию и нарушениям запрета на ин­цест. Если в первом случае причина отклонения заключается в невозможности удовлетворить свои биологические потребности нормальным путем, то во втором — речь идет уже об откры­том вызове общественному мнению. Особы, об­ладающие властью и влиянием, могут позволить себе выйти за рамки дозволенного, рассчитывая на безнаказанность. Здесь распущенность приоб­ретает черты прямого посягательства на чужие интересы и сближается с враждебностью. Первобытное нравственно есознание отчетливо представляло различие этих типов отклонения. Если аномалии социальных «аутсайдеров» вызывали у окружающих только насмешки, презрение, то вольности «сильных мира сего» - осуждение, смешанное с завистью. Высшие и низшие слои общества и в дальнейшем оказались наиболее предрасположенными к нарушению норм сексуальной морали. Закрепление их в классовой структуре социального организма сделало аморализм массовым явлением.

 

Табуацня как способ избегания зла. На основе психологической реакции избегания и мифологи­ческих представлений сложилась древнейшая форма социальных запретов — система табуации. Полинезийское слово "tаbоо" не имеет точного перевода ни на русский, ни на другие цивилизован­ные языки. Табу — это запрет, налагаемый на людей, животных, растения, вещи, действия или; слова и имеющий мифологическое основание. В форме табу сознание первобытного человека пыталось локализовать, зафиксировать и нейтра­лизовать источники зла. Табуация охватывала практически все стороны жизни общества: охоту, рыбную ловлю, военные действия, половые отно­шения, быт и т. д. Свести все табу к какому-то одному общему принципу невозможно: крайне разнообразны те объекты, которые подвергались табуации. Например, табу считались умершие и все, что связано со смертью. Вероятно, причиной установления этого табу был инстинктивный страх перед смертью, характерный не только для челове­ка, но и для животных. Табу налагалось на вождей и колдунов, их одежду, пищу, орудия и т. д. Племя казембов в Анголе верило, что одно прикоснове­ние к их вождю убивает на месте. Вполне возмож но, что за этим запретом стояло стремление изба­вить лиц, имеющих особый статус в первобытном коллективе, от посягательств. Табуировались так­же роженицы и все женщины в период менструа­ции. Особый разряд табу составляли необыкновен­ные, противоестественные, из ряда вон выходящие явления: дети-уроды, куры, поющие по-петушино­му, альбиносы, дети, у которых верхние молочные зубы выпадают раньше нижних, и т. д. "...Всякое необычайное явление рассматривается как знаме­ние и одновременно как причина неприятного происшествия, долженствующего случиться позже".

Табуированный объект не считался злом в собственном смысле слова. Табу — это не болезнь, не смерть и не стихийное бедствие. Оно является чем-то вроде особой материальной субстанции или силы, присутствующей в некоторых объектах вре­менно, а в некоторых — постоянно, и требующей — во избежание губительных последствий — чре­звычайно осторожного обращения. По эмоциона­льно-психологическому содержанию табу высту­пает обычно как подавленное страхом влечение. Женщина, к примеру, вызывает к себе естественное влечение, но если она табуирована (как родствен­ница, во время родов и менструации, перед охотой и сражением), то это влечение подавляется страхом перед воображаемыми последствиями.

Насколько эффективно система табуации регу­лировала поведение первобытного человека? Частыми ли были нарушения коллективных за­претов? При ответе на эти вопросы среди этно­графов нет единого мнения. Одни утверждают, что система табу действовала практически безот­казно. Другие считают, что нарушения табу

— вполне обычное явление для первобытного человека, особенно если его действия не конт­ролируются никем из сородичей. Б. Малиновс­кий, например, отмечает тот факт, что для нару­шения табу и избежания негативных последствий дикари используют магические процедуры и кол­довство. Если есть гарантии скрыть свое дея­ние от огласки, то возможен и инцест. В повсед­невной жизни кровосмешение сильно осуждается только тогда, когда оно становится достоянием гласности. Если возник скандал, то все отворачи­ваются от провинившейся пары, и оба они могут быть доведены обвинениями или бойкотом до самоубийства. А нарушение экзогамии связью с дальними родственниками вообще стало повсе­дневным и простительным нарушением. Так что не приходится говорить о том, что табу регулировало действия древнего человека с безотказным автоматизмом.

Табуация как древнейшая система социальных запретов могла успешно функционировать толь­ко при осуществлении санкций по отношению к тем, кто их нарушал. Наказание за нарушение табу обычно представлялось неотделимым от самого факта нарушения. Нарушитель сам как бы наказывал себя тем, что вызывал своими действия­ми катастрофические последствия: болезни, смерть, стихийные бедствия и т. д. Злодеяние оборачива­лось само против себя, против своего инициатора и исполнителя. Одним из сильных стимулов, удер­живающих первобытного человека от нарушения запретов, был, несомненно, страх перед воображае­мыми последствиями запрещенных действий. Но этот страх нужно было постоянно поддерживать на высоком уровне, чему способствовали соответству­ющие реакции окружающих. Смысл этих реакций заключался, очевидно, в целенаправленной дегра­дации нарушителя, т. е. в перемещении его на более низкий социальный ранг со всеми вытекающими отсюда, удручающими для него последствиями. В пределе это могло быть убийство виновного или изгнание его из общины. Изгой был первым социа­льным типом, познавшим на себе всю тяжесть отрицательных санкций группы.

Если бы практика табуации основывалась то­лько на вере в естественное или сверхъестествен­ное возмездие за каждое нарушение табу, то она бы очень скоро рухнула под напором реальных потребностей и житейского опыта, который очень скуп, как известно, на свидетельства о со­впадении деяния и воздаяния. Секрет продолжительного влияния мифологических запретов со­стоит как раз в том, что общинное сознание не удовлетворялось ожиданием естественных ре­зультатов нарушения или сверхъестественной ка­ры, которую к тому же можно было отвести магическими процедурами, а стало применять собственные карательные меры. Подчас они но­сили крайне суровый характер: удавление, чет­вертование, нанесение тяжелых увечий и т. п. Человеческая общность начала осозна­вать запреты как собственные волеизъявления, как то, что соответствует ее интересам и охраня­ется всеми доступными ей средствами. Практика табуации сохранилась в виде пережитка "на за­дворках" современной культуры. Представление "западло", широко распространенное в нашем уголовном и "блатном" мире, в других зонах "нравственной разреженности", имеет много сходств с табу. Вещи, подпадающие под это пред­ставление, также группируются по аффективным, а не по когнитивным основаниям. Жестокость и, самое главное, смысловое совпадение санкций говорит о близком родстве этих феноменов.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

В «антихристианине», одном из главных произведений позднего периода творчества ницше

Какой смысл вкладывал немецкий философ в этот сам по себе неприглядный тезис ницше прежде всего имел в виду критику христианства которое считал.. социальная база христианской религии как раз люди внутренне несвободные более.. нацизм в свое время ухватился за эти рассуждения ницше истолковав их на свой лад и объявив войну слабым а именно..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Нормальное и аномальное в первобытной половой жизни

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Зло в предыстории человечества
По вопросу об исторической генеалогии зла издавно наметились две противоположные позиции. Одна из них, идущая от античного мифа о «золотом веке», Бугенвилля и Руссо, идеализировала первобытного чел

Культурные запреты в отношениях между полами
Регулируя отношения между полами, общество должно было обеспечить появление как можно более здорового, жизнеспособного потомства. В теории культуры сложилась традиция представлять аномалии сексуаль

Практика временной отмены запретов
Древняя культура (не только первобытная, но и раннеклассовая) характеризовалась периоди­ческой отменой на некоторый срок практически всех запретов. Этот феномен подробно описал Фрэзер. По его слова

Моральное зло в истории цивилизации
Происхождение зла - важнейшая проблема в религии и этике. Ее решение характеризовалось борьбой между этическим дуализмом и этическим монизмом. Согласно первому, добро и зло

Психические корни безнравственности
Параллельно определению места злаво все­ленной, его роли в космической драме проис­ходило развитие и углубление представлений о связи аморализма со способностями челове­чес

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги