рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Биоэтика в России

Биоэтика в России - раздел Культура, И. В. Силуянова Би...

И. В. Силуянова

Биоэтика в России:

Ценности и законы

Москва 2001

  И. В. Силуянова Биоэтика в России: ценности и законы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение.....................................................................................................................................5

 

Раздел I. Медицина как социальное естествознание ............................................................9

 

Глава 1. Медицина, этика, право и религия: формы взаимодействия ..............................10

1.1. Особенности правовой и моральной регуляции ..........................................................10

1.2. Этика о нравственности и профессиональной морали ................................................15

1.3. Типы этических теорий ..................................................................................................18

Глава 2. Исторические модели и моральные принципы биомедицинской этики ............23

2.1. Модель Гиппократа и принцип «не навреди» ..............................................................24

2.2. Модель Парацельса и принцип «делай добро» ............................................................29

2.3. Деонтологическая модель и принцип «соблюдения долга» .......................................31

2.4. Биоэтика и принцип уважения прав и достоинства человека .....................................33

Глава 3. Биоэтика в различных социокультурных контекстах………………...................36

3.1. Особенности «американской биоэтики ».......................................................................37 3.2. Общецивилизационные основания биоэтического знания …..………………….…..40

3.3. Биоэтика в России ...........................................................................................................42

3.4. «Христианская биоэтика » в католицизме и протестантизме .....................................46

3.5. Биоэтика и нравственная антропология Православия .................................................52

 

Раздел II. Ценности и законы биомедицинской деятельности ..........................................60

 

Глава 4. «Жизнь» как ценность .............................................................................................60

4.1. Этические проблемы аборта, контрацепции и стерилизации .....................................60

4.2. Этические проблемы новых «технологий зачатия » (искусственного оплодотворения) ………………………………………………...…………………………..87

4.3. Этические проблемы генных технологий ...................................................................101

4.4. Этические проблемы сексологии и сексопатологии .................................................120

Глава 5. «Физика» и «метафизика» смерти .......................................................................138

5.1. Критерии смерти и морально-мировоззренческое понимание личности ................139

5.2. Эвтаназия — моральные, правовые и социальные аспекты .....................................142

5.3. Последнее право последней болезни или смерть как стадия жизни ........................152

5.4. Информированное согласие: от процедуры к доктрине…………………...…….....155

5.5. Этические проблемы трансплантологии ....................................................................161

Глава 6. Идея справедливости в здравоохранении и медицине ……………………….174

6.1. Идея справедливости и формы организации здравоохранения ................................174

6.2. Справедливость как неравенство и частная медицина ..............................................176

6.3. Справедливость как равенство в праве на милосердие и общественные системы здравоохранения ...................................................................................................................180

6.4. Врачевание как деятельное проявление справедливости .........................................185

 

Введение

 

Биоэтика — порождение цивилизации конца ХХ века. Ее возникновение непосредственно связано с интенсивным развитием биомедицинского знания. Но можно ли упрекнуть хотя бы один век существования медицины в неинтенсивности ее развития, или хотя бы одно поколение врачей-исследователей в ненапряженности их поиска средств и методов спасения человеческой жизни? Вряд стоит отрицать, что рубеж конца ХIХ начала ХХ века был не менее богат открытиями и достижениями, чем конец века ХХ. Тем не менее именно со второй половины ХХ века изменения в медицине принимают принципиально новый характер. Современная медицина получает реальную возможность «давать» жизнь (искусственное оплодотворение), определять и изменять ее качественные параметры (генная инженерия, транссексуальная хирургия), отодвигать «время» смерти (реанимация, трансплантация, геронтология).

Новые возможности медицины, связанные не столько с лечением, сколько с управлением человеческой жизнью (например, генетическая коррекция особенностей человека, допущение донорства без согласия, уничтожение жизни на эмбриональных стадиях, отказ и прекращение медицинской помощи безнадежному больному), вступают в противоречие с установившимися моральными ценностями и принципами. В силу этого противоречия и формируется биоэтика как система знания о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека. Стремительный рост деклараций и документов этического характера, принимаемых национальными и международными профессиональными медицинскими ассоциациями, сопровождается формированием медицинского законодательства. При этом «ценности» и «законы» даже в пространстве одного государства не всегда совпадают, обнаруживая ценностное многообразие и различие между такими формами регулирования человеческих отношений, как мораль и право. В 1993 году в Общеправовой классификатор отраслей законодательства РФ впервые включается такая самостоятельная отрасль, как Законодательство об охране здоровья граждан, которое в свою очередь представлено рядом законов — «О трансплантации органов и (или) тканей человека», «О психиатрической помощи» и т. д. Своеобразие новой отрасли российского законодательства заключается в том, что оно было обусловлено политической волей к выходу на уровень соответствия принципам международного права и стандартам Всемирной организации здравоохранения. Российское Законодательство об охране здоровья граждан являет собой попытку организовать работу отечественного здравоохранения в новой для России, но отработанной западной культурой, либеральной парадигме права и законности. Именно поэтому в данном учебном пособии воспроизводятся не только основные положения и лаконичные формулировки того или иного закона, но и их основание — логика либеральной идеологии. Применение новых биомедицинских технологий в России с каждым годом расширяется, тем не менее о его полноценном правовом регулировании говорить еще рано. Это проявляется, в частности, и в отсутствии законодательного обеспечения гарантий и прав пациентов, и в отсутствии правового регулирования применения репродуктивных технологий, и в правовом беспределе практики фетальной терапии. Поэтому вопрос об этическом самосознании врачей-практиков, ученых-исследователей и моральной ответственности пациентов за согласие на принятие той или иной методики лечения приобретает в настоящее время особую важность. Нравственные убеждения людей остаются сегодня одним из основных способов защиты общества от разрушительных последствий использования новых биомедицинских технологий. Неоспоримым фактом истории человечества является непосредственная связь нравственных ценностей и религиозных представлений. Несмотря на 70-летнюю государственную, планомерную и разностороннюю борьбу с религией, социологические опросы последних лет свидетельству ют: 80% населения полагают, что религия играет в их жизни важную роль. Полнота культурной жизни современной России немыслима без учета религиозно-нравственных ценностей. При этом не следует забывать, что русская культура была и остается христианской православной культурой уже более 1000 лет. В 1992 году российская общественность ознакомилась с работой Совета Европы по выработке рекомендаций по вопросам биоэтики. Результат этой работы — книга «Медицина и права человека» явилась сборником норм и правил международного права, этики, католической, протестантской, иудейской, мусульманской и буддисткой морали. При этом отсутствовали рекомендации православного богословия. Это объяснялось организационными и политическими причинами: в 1992 году ряд стран Центральной и Восточной Европы, в том числе и Россия, не входили в Совет Европы. Тревогу европейского сообщества относительно процессов в современной медицине разделяет и российское общество. По Благословению Святейшего Патриарха Алексия II при Московской Патриархии был создан Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике, объединивший ведущих ученых, известных врачей и богословов. В течение 1998-1999 годов Совет принял ряд заявлений. Они носят уникальный характер, так как являются первыми в истории Русской Православной Церкви документами, выражающими этическое отношение православной общественности к проблемам, которые ставит каждая из новейших биомедицинских технологий. Глубокая озабоченность этими проблемами нашла свое отражение в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятой на Юбилейном архиерейском Соборе в августе 2000 года. «Провозглашая принцип свободы совести, общество ныне видит в Церкви равноправного участника преобразований, которыми занята страна, в первую очередь нравственных преобразований» 1. В связи с особенностями русской истории ХХ века нравственные преобразования связываются сегодня не столько с очередным нравственным «обновлением», сколько с обращением к забытым ценностям и традициям. «Беспамятство — разрушительно, память — созидательна», — напоминает Д. С. Лихачев 2. Естественно поэтому, что одно из направлений нравственных преобразований в современной России сориентировано на то духовно-культурное наследие, право на которое, в том числе и молодого поколения российских врачей, сегодня восстанавливается. Общество открывает для себя то, что оно обладает своеобразными культурными традициями, что оно имеет более глубокие корни и не только те, которые признавались недавно. «По счастью, — констатирует С. С. Аверинцев, — мы дожили до поры, когда не стоит больше вопрос о «выдворении» из истории русской философии идеалистов, и особенно мыслителей русской диаспоры ХХ века. Ясно, что Бердяев или Федотов — неотторжимая часть русской культуры, они входят в наше бытие, и мы уже не можем иначе»3 . В русской религиозной философии, для которой вопросы моральной жизни всегда были особенно значимы, в творчестве Вл. Соловьева, В. И. Несмелова, С. Н. Булгакова, В. В. Зеньковского, Н. А. Бердяева, П. А. Флоренского, Л. П. Карсавина, Н. О. Лосского, В. Н. Лосского, С. Л. Франка мы попытаемся найти опору в подходе к решению проблем жизни, смерти, здоровья, болезни, достоинства и свободы человека, существующего сегодня в условиях мощного вторжения техногенной цивилизации в «пространство» и «время» его бытия. Биомедицинские формы этого вторжения одинаковы, но формы морально-мировоззренческой реакции на это вторжение в разных культурах различны. Профессор Эдмунд Д. Пеллегрино, в прошлом директор Института этики Джорджтаунского университета (США, Вашингтон), констатирует: «Англо-американский аналитический образ действий, начинающий с этики, не годится, например, для культуры Востока, где менее всего заботятся о рациональных формах дискурса. Континентальные европейцы, наоборот, больше предрасположены обращаться к феноменологическим, герменевтическим или классическим этическим концепциям... В Америке... религиозные и теологические источники морали развиты относительно слабее и менее влиятельны, чем в других странах»4.

Подход к проблемам биомедицины, определяемый традициями и ценностями православной культуры, — это уникальная, а значит, и ценная, особенно в масштабах мирового сообщества, позиция. Одновременно — это свидетельство верности своему культурно-религиозному типу, что в немалой степени способствует его выживанию и сохранению.

Раздел I. Медицина как социальное естествознание

Современная медицина — это уникальная форма синтезирования достижений фундаментальных и прикладных отраслей естествознания. Но от «чистого» естествознания медицину отличает то, что она работает не с «веществом», «полем» или «информацией», а с человеком, знание о котором не ограничивается естествознанием, но предполагает социально-гуманитарное измерение.

Само слово «медицина», имеющее своим основанием латинское «medicina», свидетельствует об этом. Так, близкое к «medicinа» слово «medicare» имеет два значения — лечить и отравлять, а «medicamen» — медикамент и яд, волшебство, что постоянно напоминает о мере ответствен ности лечащего перед пациентом. Корень слова «медицина» — индоевропейское «med» — означает «середина», «мера». Смысл этих слов в зависимости от временных особенностей культуры связан и с нахождением средства (меры) исцеления, и с оценкой исцеления как действия между чудом и знанием, и с «срединным» местом медицины между естествознанием и социально-гуманитарным знанием. Это «срединное» место позволяет определить медицину как социальное естествознание. Социальная составляющая медицины предполагает изучение всей системы отношений между врачом и пациентом в диапазоне от традиционной заботы о психическом состоянии больного до принципов этического и законодательного регулирования врачебной деятельности. Традиционно социальная составляющая медицинского знания была представлена профессиональной этикой. В условиях современной культуры она дополняется медицинским правом.

 

 

Глава 1. Медицина, этика, право и религия: формы взаимодействия

Особенности правовой и моральной регуляции

Принудительный характер права сохраняется, несмотря на то, что в современной культуре произошли серьезные изменения судебно-правовой системы в… Секуляризированные ценности «естественных прав» и достоинства человека…  

Этика о нравственности и профессиональной морали

Нравственность — это внутренний код, определяющий человеческие отношения. Неудивительно поэтому, что религиозная культура, а также любая… Это различие сохраняется, когда поступок человека оценивается как нравственный…  

Типы этических теорий

 

Глава 2. Исторические модели и моральные принципы биомедицинской этики

Более 25 веков в пространстве европейской культуры формировались, сменяли друг друга различные морально-этические принципы, правила, рекомендации, сопровождавшие многовековое существование медицины. Возможно ли в этом многообразии вычленить подходы, имеющие непреходящее значение для современного врача? Если мы обозначим все многообразие врачебного нравственного опыта понятием «биомедицинская этика», то обнаружим, что сегодня она существует в четырех формах или моделях: модели Гиппократа, модели Парацельса, деонтологической модели и в виде биоэтики, которая в свою очередь представлена двумя формами — либеральной и консервативной. Исторические особенности и логические основания каждой из моделей определяли становление и выработку тех моральных принципов, которые составляют сегодня ценностно-нормативное содержание современной биомедицинской этики.

 

2.1. Модель Гиппократа и принцип «не навреди»

Исторически первой формой врачебной этики были моральные принципы врачевания Гиппократа (460-377 гг. до н. э.), изложенные им в «Клятве», а также в книгах «О законе», «О врачах» и др. Гиппократа называют «отцом медицины». Эта характеристика не случайна. Она фиксирует рождение профессиональной врачебной этики. В древних культурах — вавилонской, египетской, иудейской, персидской, индийской, греческой — способность человека врачевать свидетельствовала о его божественной избранности и определяла элитное, как правило, жреческое положение в обществе. Например, первые вавилонские врачи были жрецами, и основными средствами лечения были религиозные обряды и магия. Первый египетский целитель Имхотеп (около 2850 г. до н. э.) — жрец, который в последствии был обожествлен, и храм в его честь в Мемфисе был одновременно и госпиталем, и медицинской школой. Медицинская практика была исключительным правом магов Персии и рахманов Древней Индии. Исследователи предполагают, что отец Гиппократа был одним из жрецов Асклепия — бога медицины в древнегреческой цивилизации. Становление греческой светской медицины было связано не только с влиянием рационального знания и накоплением опыта врачевания, но и с принципами демократической жизни городов-государств Древней Греции. Освященные и необсуждаемые права врачующих жрецов постепенно, но неизбежно сменялись моральными профессиональными гарантиями и обязательствами лекарей перед пациентами. Так, в Клятве Гиппократа были впервые сформулированы и выписаны основные обязанности врача перед больными, перед своими коллегами по ремеслу. Гиппократ писал: «Клянусь Апполоном-врачом, Асклепием, Гигией, и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с родителями делиться с ним достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями ; и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никакому другому. Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободны ми и рабами. Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной»20. Практическое отношение врача к больному и здоровому человеку, изначально ориентированное на заботу, помощь, поддержку, безусловно, является основной чертой профессиональной врачебной этики. То, что впоследствии в христианской морали станет идеальной нормой отношения человека к человеку — «люби ближнего своего, как самого себя», «любите врагов ваших» (Мф.5,44) — в профессиональной врачебной этике является реальным критерием и для выбора профессии, и для определения меры врачебного искусства. Нормы и принципы поведения врача, определенные Гиппократом, являются не просто отражением специфических отношений в конкретно-исторической эпохе. Они наполнены содержанием, обусловленным целями и задачами врачевания, независимо от места и времени их реализации. В силу этого, несколько изменяясь, они работают и сегодня, приобретая в том или ином этическом документе, будь то «Декларация», «Присяга» и т. п., свой стиль, особую форму выражения. Примером документа, созданного в границах «модели Гиппократа», является «Клятва российского врача», принятая 4-й Конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г.: «Добровольно вступая в медицинское сообщество, я торжественно клянусь и даю письменное обязательство посвятить себя служению жизни других людей, всеми профессиональными средствами стремясь продлить ее и сделать лучше; здоровье моего пациента всегда будет для меня высшей наградой. Клянусь постоянно совершенствовать мои медицинские познания и врачебное мастерство, отдать все знания и силы охране здоровья человека, и ни при каких обстоятельствах я не только не использую сам, но и никому не позволю использовать их в ущерб нормам гуманности. Я клянусь, что никогда не позволю соображениям личного, религиозно го, национального, расового, этнического, политического, экономического, социального и иного немедицинского характера встать между мною и моим пациентом. Клянусь безотлагательно оказывать неотложную медицинскую помощь любому, кто в ней нуждается, внимательно, заботливо, уважительно и беспристрастно относиться к своим пациентам, хранить секреты доверившихся мне людей даже после их смерти, обращаться, если этого требуют интересы врачевания, за советом к коллегам и самому никогда не отказывать им ни в совете, ни в бескорыстной помощи, беречь и развивать благородные традиции медицинского сообщества, на всю жизнь сохранить благодарность и уважение к тем, кто научил меня врачебному искусству. Я обязуюсь во всех своих действиях руководствоваться этическим кодексом российского врача, этическими требованиями моей ассоциации, а также международными нормами профессиональной этики, исключая не признаваемое Ассоциацией врачей России положение о допустимости пассивной эвтаназии. Я даю эту клятву свободно и искренне. Я исполню врачебный долг по совести и с достоинством» 21. В 1999 году Государственная Дума РФ приняла текст «Клятвы врача», который составляет статью 60-ю Закона «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»: «1. Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома врача дают Клятву врача следующего содержания. «Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека; быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественно го и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии; хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту; доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы больного, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете; постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции медицины». 2. Клятва врача дается в торжественной обстановке. Факт дачи Клятвы врача удостоверяется личной подписью под соответствующей отметкой в дипломе врача с указанием даты. 3. Врачи за нарушение Клятвы врача несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации». В этом же году Церковно-общественным Советом по биомедицинской этике Московского Патриарха та был принят следующий текст Присяги врача России: «Вступая в медицинское сообщество и приступая к врачебной деятельности, перед лицом своих Учителей и Товарищей по науке и искусству врачевания, ТОРЖЕСТВЕННО ОБЯЗУЮСЬ: — посвятить свою жизнь служению идеалам милосердия, гуманности и уважения к человеческой жизни с момента ее возникновения и никогда, даже под угрозой, не использовать свои медицинские знания во вред людям; — никогда и никому не отказывать во врачебной помощи и оказывать ее нуждающемуся с одинаковым старанием и терпением независимо от его благосостояния, социального положения, возраста, национальности, вероисповедания и убеждений; — направлять лечение больных к их пользе, соблюдая их права, не разглашая доверенные мне секреты, даже после их смерти; — не давать никому просимого у меня смертельного средства и не участвовать в действиях преднамеренного лишения жизни пациента, даже по его просьбе или просьбе его близких; — почитать моих учителей, помогать им в их делах и нуждах, на всю жизнь сохранить благодарность и уважение к тем, кто научил меня врачебному искусству; — обращаться, если этого требуют интересы больного, за советом к товарищам по профессии и самому никогда не отказывать им в совете и помощи; — считать моих коллег братьями и сестрами и говорить им, не оскорбляя их личности, правду прямо и без лицеприятия, если того требуют интересы больного; — постоянно совершенствовать свои медицинские познания и врачебное мастерство, передавая свои знания, умения и опыт врачевания ученикам; — поддерживать всеми моими силами честь и благородные традиции отечественной медицины и медицинского сообщества, исполняя мой профессиональный долг по совести и с достоинством; Я ПРИНИМАЮ НА СЕБЯ ЭТИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА торжественно, свободно и честно». Ту часть врачебной этики, которая рассматривает проблему взаимоотношения врача и пациента под углом зрения социальных гарантий и профессиональных обязательств медицинского сообщества, можно назвать «моделью Гиппократа». Совокупность же рекомендаций, которые принимает медицинское сообщество, осознавая свою особую включенность в общественную жизнь, является принципами, заданными этикой Гиппократа. Речь идет об обязательствах перед учителями, коллегами и учениками, о гарантиях непричинения вреда, оказания помощи, проявления уважения, справедливости, об отрицательном отношении к эвтаназии, абортам, об отказе от интимных связей с пациентами, о заботе, о пользе больного, о врачебной тайне. Среди перечисленных принципов основополагающим для модели Гиппократа является принцип «не навреди». В «Клятве» говорится: «Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости ». Принцип «не навреди» фокусирует в себе гражданское кредо врачебного сословия. Модель Гиппократа содержит исходную профессиональную гарантию, которая рассматривается как условие и основание признания врачебного сословия не только обществом в целом, но и каждым человеком, который доверяет врачу ни много, ни мало — свою жизнь.

2.2. Модель Парацельса и принцип «делай добро»

Второй исторической формой врачебной этики стало понимание взаимоотношения врача и пациента, сложившееся в Средние века. Выразить ее особенно четко удалось Парацельсу (1493-1541). К. Г. Юнг так писал о Парацельсе: «В Парацельсе мы видим не только родоначальника в области создания химических лекарств, но также и в области эмпирического психического лечения» 22. «Модель Парацельса» — это форма врачебной этики, в рамках которой нравственное отношение с пациентом понимается как составляющая стратегии терапевтического поведения врача. Если в гиппократовской модели медицинской этики завоевывается социальное доверие личности пациента, то «модель Парацельса» — это учет эмоционально-психических особенностей личности, признание глубины ее душевно-духовных контактов с врачом и включенности этих контактов в лечебный процесс. В границах «модели Парацельса» формируется патернализм как тип взаимосвязи врача и пациента. Медицинская культура использует латинское понятие «pater» — «отец», распространяемое христианством не только на священника, но и на Бога. Смысл слова «отец» в патернализме фиксирует, что «образцом» связей между врачом и пациентом являются не только кровно-родственные отношения, для которых характерны положительные психоэмоциональные привязанности и социально-моральная ответственность, но и «целебность», некая «божественность» самого «контакта» врача и больного. Эта «целебность» и «божественность» определена, задана добродеянием врача, направленностью его воли к благу больного. Неудивительно, что основным моральным принципом, формирующимся в границах данной модели, является принцип «делай добро», благо, или «твори любовь», благодеяние, милосердие. Врачевание — это организованное осуществление добра. Добро же по сути своей имеет божественное происхождение. «Всякое деяние доброе ... нисходит свыше, от Отца светов» (Иак. 1,17). Максим Исповедник писал: «Всякая добродетель безначальна, и время не предшествует ей, поскольку она имеет от вечности своим Родителем единственнейшего Бога»23. Парацельс учил: «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководствоваться Богом и освещаться естественным светом и опытностью; важнейшая основа лекарства — любовь» 24. В Средние века характер и уровень развития медицинских знаний находился в гармоничной связи с христианской антропологией, в частности с постановкой и решением проблемы взаимоотношения души и тела. Патологические процессы в организме человека проявляли себя и фиксировались в опыте и медицинском знании только на уровне болевых ощущений. Средневековое понимание собственно болезни — это, прежде всего состояние переживания боли. Но боль так же, как и радость, благодарность, — это человеческое чувство. «А чувство, — учил Августин Блаженный (354_430 гг.), — есть то, благодаря чему душа осведомлена о том, что испытывает тело». Чувство боли, например, от ножевой раны испытывает душа, «боль не содержится в ножевой ране, так как чисто механическое повреждение не заключает в себе боли»25. Душа же является для тела деятельным и управляющим принципом 26. Десять веков спустя христианский философ Иоанн Жоденский так сформулирует этот принцип христианской антропологии: «Я верю и тверд в убеждении, что субстанция души наделена естественными способностями, чья деятельность независима от каких бы то ни было телесных органов... Такие способности относятся к более высокому уровню, чем телесность, и намного превосходят ее возможности» 27. Несомненно, под влиянием христианской антропологии Парацельс рассматривал физическое тело человека «лишь как дом, в котором обитает истинный человек, строитель этого дома; поэтому, рассматривая и изучая этот дом, нельзя забывать главного строителя и истинного хозяина — духовного человека и его душу»28. Считается, и не без достаточных оснований, что христианское понимание души способствовало становлению суггестивной терапии (терапии внушения), которую активно применял выдающийся врач XVI столетия Джероламо Кардано, рассматривая ее как необходимую и эффективную составляющую любого терапевтического воздействия. Кардано понял роль фактора доверия и утверждал, что успешность лечения во многом определяется верой пациента во врача: «Тот, кто больше верит, излечивается лучше»29. В терминологии современной психоаналитической медицины пациент, который «верит», т. е. всецело расположен к своему терапевту, готов поделиться с ним своими секретами, находится в состоянии «позитивной трансференции». В конце ХIX века З. Фрейд десакрализирует патернализм, констатируя либидонозный характер взаимоотношения врача и пациента. Его понятия «трансфер» и «контртрансфер» являются средством теоретического осмысления сложного межличностного отношения между врачом и пациентом в психотерапевтической практике. С одной стороны, Фрейд констатирует «целебный» характер личной включенности врача в лечебный процесс. С другой — говорит о необходимости ее максимальной деперсонализации (со стороны врача), в частности, и как средстве психо-эмоциональной защиты врача, работающего, как правило, одновременно с несколькими пациентами. Условием и средством достижения деперсонализации является этичность поведения врача. З. Фрейд полагал, что всякий психотерапевт, а деятельность врача любой специальности включает в себя психотерапевтическую компоненту, «должен быть безупречным, особенно в нравственном отношении» 30. Очевидно, речь идет не только о «безупречности» как теоретически выверенной стратегии терапевтического поведения, основывающегося и на особенностях природы лечебной деятельности, и на сущностных принципах человеческой жизни, но и о «безупречности» как почти механической точности соответствия поведения врача тем или иным нормативам этических требований.

 

2.3. Деонтологическая модель и принцип «соблюдения долга»

 

Нравственная безупречность — в смысле соответствия поведения врача определенным этическим нормативам — составляет существенную часть медицинской этики. Это ее деонтологический уровень, или «деонтологическая модель».

 

Термин «деонтология» (от греч. deontos — должное) был введен в советскую медицинскую науку в 40-х годах ХХ века профессором Н. Н. Петровым. Н. Н. Петров использовал этот термин, чтобы обозначить реально существующую область медицинской практики — врачебную этику, — которая в России была «отменена» в 1917 году за логическую и историческую связь с религиозной культурой. Но от этой связи никуда не уйти. Истоки представлений о «должном» находятся в религиозно-нравственном сознании, для которого характерно постоянное соизмерение, соблюдение себя с «должным» и осуществление оценки действия не только по результатам, но и по помыслам. Деонтологическая модель врачебной этики — это совокупность «должных» правил, соответствующих той или иной конкретной области медицинской практики. Примером деонтологической модели может служить хирургическая деонтология. Н. Н. Петров в работе «Вопросы хирургической деонтологии» выделял следующие правила: — «хирургия для больных, а не больные для хирургии»; — «делай и советуй делать больному только такую операцию, на которую ты согласился бы при наличной обстановке для самого себя или для самого близкого тебе человека»; — «для душевного покоя больных необходимы посещения хирурга накануне операции и несколько раз в самый день операции, как до нее, так и после»; — «идеалом большой хирургии является работа с действительно полным устранением не только всякой физической боли, но и всякого душевного волнения больного»; — «информирование больного», которое должно включать упоминание о риске, о возможности инфекции, побочных повреждений. Симптоматично, что, с точки зрения Н. Н. Петрова, «информирование» должно включать не столько «адекватную информацию», сколько внушение «о незначительности риска в сравнении с вероятной пользой операции» 31. Еще одним примером деонтологической модели являются правила относительно интимных связей между врачом и пациентом, разработанные Комитетом по этическим и правовым вопросам при Американской медицинской ассоциации. Они таковы: 1. «Интимные контакты между врачом и пациентом, возникающие в период лечения, аморальны . 2. Интимная связь с бывшим пациентом может в определенных ситуациях признаваться неэтичной. 3. Вопрос об интимных отношениях между доктором и пациентом следует включить в программу обучения всех медицинских работников. 4. Врачи должны непременно докладывать о нарушении врачебной этики своими коллегами» 32. Характер этих рекомендаций достаточно жесткий. Очевидно, что их нарушение может повлечь за собой определенные дисциплинарные и правовые последствия для врачей, которых объединяет данная Ассоциация. Принцип «соблюдения долга» — основной для деонтологической модели. «Соблюдать долг» — это, значит, выполнять определенные требования. Недолжный поступок — тот, который противоречит требованиям, предъявляемым врачу со стороны медицинского сообщества, общества и его собственной воли и разума. Когда правила поведения открыты и точно сформулированы для каждой медицинской специальности, принцип «соблюдения долга» не признает оправданий при уклонении от его выполнения, в том числе аргументы от «приятного и неприятного», «полезного и бесполезного» и т. п. Идея долга является определяющим, необходимым и достаточным основанием действий врача. Если человек способен действовать по безусловному требованию «долга», то такой человек соответствует избранной им профессии, если нет, то он должен покинуть данное профессиональное сообщество. Наборы «точно сформулированных правил поведения» разработаны практически для каждой медицинской специальности. Многочисленные советские издания по медицинской деонтологии периода 60-80-х годов представляют собой перечень и характеристику этих правил практически по всем медицинским областям. Примером тому является книга «Проблемы медицинской деонтологии», изданная в 1977 году, где помещено 90 статей, отражающих деонтологические аспекты различных клинических дисциплин и узкопрофильных специальностей 33.

 

Биоэтика и принцип уважения прав и достоинства человека

В отличие от медицинской этики на уровне деонтологической модели, например, в акушерстве и гинекологии, где речь идет об «осторожности в…  

Глава 3. Биоэтика в различных социокультурных контекстах

Биоэтика — это современная форма традиционной профессиональной биомедицинской этики, в которой регулирование человеческих отношений подчиняется сверхзадаче сохранения жизни человеческого рода.

Регулирование отношений со сверхзадачей сохранения жизни традиционно и непосредственно связано с самой сутью и назначением морали вообще. Например, З. Фрейд доказывал, что все завоевания культуры, и, прежде всего морально-этические нормы, произошли из необходимости защитить себя от «подавляющей сверхмощи природы». Природа, одарившая нас влечениями — сексуальностью, жаждой убийства, каннибализма, «нас губит, холодно, жестоко... как раз по случаю удовлетворения нами своих влечений. Именно из-за опасностей, которыми нам грозит природа, мы ведь объединились и создали культуру, которая, среди прочего, призвана сделать возможной нашу общественную жизнь»39. Упрощая позицию Фрейда, можно сказать, что «этическое» явилось своеобразной формой защиты от разрушительных начал «природно-биологического». Сегодня «этическое» вынуждено стать, и становится формой защиты «природно-биологического» от чрезмерных притязаний культуры к своим естественно-природным основаниям. Сам термин «биоэтика» — этика жизни — оказывается весьма информативным. Биоэтика как конкретная форма «этического» возникает уже из потребности природы защитить себя от «подавляющей сверхмощи» культуры в лице ее крайних претензий на преобразование и изменение «природно-биологического». Это общее культурно-историческое предназначение биоэтика реализует конкретными средствами, которыми располагает то или иное общество, или государство, или региональное объединение государств (например, Совет Европы), или религиозная традиция.

 

3.1. Особенности «американской биоэтики»

Конкретным фактом истории биоэтики является ее американское происхождение. Эдмунд Д. Пеллегрино справедливо утверждает, что принципиальные изменения в традиционной медицинской этике, которые привели к возникновению биоэтики, начались «раньше всего и отчетливее всего в США»40. Следующие даты и события являются не только приоритетными вехами в развитии биоэтики в США, но и историческими в развитии биоэтики как новой формы знания: 1969 г. — образование исследовательского центра в области биоэтики — Института общества, этики и наук о жизни (Гастингский Центр, штат Нью-Йорк); 1971 г. — образование Института этики им. Кеннеди в Джорджтаунском университете (штат Вашингтон); 1971 г. — выход журнала «Hastings Center Report»; 1972 г. — публикация «Билля о правах пациентов» Американской ассоциацией госпиталей; 1974_1978 гг. — организация национальной комиссии по защите человека как субъекта биомедицинских и бихевиористских исследований; 1976 г. — выход журнала «Journal of Medicine and Philosophi»; 1978 г. — выход в свет Энциклопедии по биоэтике (4 тома); 1979 г. — выход «A Review Research of Human Subject»; 1980 г. — создание президентской комиссии по изучению этических проблем в медицине и науках о поведении. Американское происхождение биоэтики, мощная организационная база и научно-исследовательский потенциал в значительной степени определяют правомерность повсеместного использования термина «американская биоэтика». Сами американские биоэтики признают, что США «играют выдающуюся роль в развитии современной биоэтики» 41.

В связи с этим возникает вопрос, есть ли основания и в какой мере можно говорить о биоэтике в России? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо, во-первых, проанализировать ту конкретно-историческую ситуацию, которая определила своеобразие американской биоэтики. А во-вторых, попытаться обнаружить в этом своеобразии те объективные силовые факторы современной культуры, которые в 60_70-х годах привели к формированию новой области знания. Что же определяет своеобразие американской биоэтики? Ответы на этот вопрос самих американских биоэтиков различны, однако это различие не носит принципиального характера. Д. Уиклер, Д. Брок, А. Каплан, Р.Деджордж, Б. Герт, Р. Вич, написавшие специально для России краткий очерк современной биоэтики в США, полагают, что к возникновению американской биоэтики привели два фактора. Во-первых, бурные социально-политические события конца 60 — начала 70-х годов: общественное движение за гражданские права черных американцев, споры вокруг участия США в войне во Вьетнаме, кампании за признание интересов «женщин, американских индейцев, инвалидов, умственно неполноценных». Авторы полагают, что именно это движение привело к формированию движения за права пациентов и созданию «Билля о правах пациентов». Во-вторых, набирающие силу изменения в медицинской науке и технологии и их «неоднозначные результаты». «Например, широкое использование аппаратов искусственного дыхания спасло жизнь одним больным, но другим пациентам лишь продлило процесс умирания. Эти условия, а также новаторские методы терапии, в частности пересадка органов, создали новые дилеммы, как для врачей, так и для пациентов. Появившиеся публикации, рассказывающие о злоупотреблениях в области медицинских экспериментов над людьми, побудили обратить внимание на этику врачей и ученых-медиков» 42. Э. Пеллегрино в специальной монографии, посвященной анализу биоэтики в США, которая так и называется «Биоэтика в США», утверждает, что к изменениям в профессиональной врачебной этике и возникновению биоэтики привело взаимодействие четырех основных сил: научного прогресса, морального плюрализма, демократизации и экономических факторов. Раскрывая содержание каждой из этих сил, он начинает с «показательного роста естественнонаучного знания и технологий». «Врачи сейчас обладают возможностями, о которых раньше не могли себе даже представить» 43. Это — «репродуктивные техники, генные технологии, господство над инфекционными болезнями, пересадка органов и изменение поведения, пренатальная хирургия и т. п.». Все перечисленное несет в себе «небывалый вызов традиционным моральным ценностям». Разрыв между традиционными моральными ценностями и технически ми возможностями современной медицины лишь усугубился «растущим моральным плюрализмом американского общества». Моральный плюрализм стал следствием мощного студенческого движения протеста в конце 60-х годов «против целой палитры до сих пор само собой разумеющихся ценностей американского общества — расового разделения, мужской доминанты, сексуальной морали, участия во вьетнамской войне, воспитательной власти родителей, потребительских отношений и т. д.» «Почти ни одна из старых американских высокозначимых ценностей не была не затронута» 44. К этим факторам добавилась демократическая активизация участия в повседневной общественной жизни. «Сегодня, — пишет Пеллегрино, — американская общественность высокочувствительна к этическим вопросам» 45. В качестве типичного примера он рассматривает случай с Карен Энн Куинлан (1975), в обсуждении которого принимали участие широкие слои американской общественности. Вопрос об отключении респиратора от пациентки, находящейся в хроническом устойчивом вегетативном состоянии в течение года, решался и на уровне ряда заседаний суда штата Нью-Джерси, и на уровне Верховного Суда. «Билль о правах пациента », активно работающий в американском обществе с 1972 года, Э. Пеллегрино называет «типично американским феноменом, который соответствует традициям буржуазной свободы» 46. Этот документ стал выражением растущего сомнения в однозначной полезности научных достижений и их индивидуальной приемлемости. Но «главную роль в преобразовании медицинской этики в сегодняшней Америке сыграли экономические критерии» 47. Система отношений в области медицинского обслуживания США соответствует отношениям «свободного рынка». Именно ими во многом определяются отношения между врачом и пациентом: пациенты могут подавать в суд на врачей за плохое лечение, врачи могут увеличивать гонорары. Медицина, ориентированная на прибыль, безусловно, и неизбежно вносит коррективы во взаимоотношениях врача и пациента в сторону формирования у пациентов осознанного права на автономное решение проблем, касающихся его здоровья. Столь ярко выраженная американская социокультурная специфика факторов, определивших формирование биоэтики, среди которых ведущую роль, безусловно, имеют национально-экономические, вполне может служить основанием мнения, что биоэтика является типично американским феноменом. С нашей точки зрения, своеобразные социокультурные факторы жизни американского общества к началу 70-х годов лишь позволили наиболее ярко и остро проявиться общим тенденциям в человеческой культуре. И первое свидетельство этому — интенсивная научно-практическая работа на уровне международных ассоциаций, конгрессов, конференций, изданий, в которых представ лены различные регионы и страны. Это говорит о существовании «интернационального измерения биоэтических дискуссий» 48. И у этого «интернационального измерения» также есть свои основания и предпосылки. 3.2. Общецивилизационные основания биоэтического знания Постановка вопроса об общих основаниях той или иной формы знания предполагает определенное отстранение от конкретных характеристик общества, в котором оно возникает. Существенными становятся лишь определяющие, порождающие знание силовые факторы культуры. К ним, с нашей точки зрения, относятся: научный, социальный и ценностно-мировоззренческий.

Первый — научный — представ лен новейшими биомедицинскими технологиями. Трансплантация, реанимация, искусственное оплодотворение, генная терапия — это конкретные направления современной врачебной практики в любой стране. Научное знание, в частности медико-биологическое, по своему определению универсально и всеобщно. Универсальность научного знания заключается в том, что «наука как система объективного знания не может быть связана в своем содержании с теми или иными особенностями отдельных наций, этнических групп и даже целых регионов. Это, конечно, не исключает и того, что в разных странах достигнут разный уровень ее развития»49. Всеобщность научного знания заключается в общем пользовании результатами науки и недопущении монополизации знания 50. Общее пользование и обмен результатами — условия существования и развития научного знания. Э. Пеллегрино справедливо полагает, что «биоэтические проблемы не имеют национальных и культурных границ» 51. И первое основание этому — универсальность и всеобщность биомедицинского знания.

Второй фактор — социальный. Он заключается в росте социальной чувствительности по отношению к новшествам и достижениям современной науки. Новый общецивилизационный феномен — реальность отрицательных и для отдельного человека и для общества в целом последствий научно-технической практики — ставит ряд практических задач по социальному регулированию научной деятельности и на уровне экспериментальных исследований, и на уровне практического внедрения и использования. В проблемном спектре современной культуры устойчивое место заняли проблема социального признания и социализации научных открытий, а также проблема социальной ответственности ученых-исследователей. Первым международным документом, который поставил вопрос о социальной ответственности ученых на уровень социально значимых общецивилизационных проблем, стал Нюрнбергский кодекс 1947 года, который был принят Международным Военным Трибуналом на основании материалов медицинских исследований с опытами на человеке в нацистской Германии. В 1975 году ВОЗ принимает Постановление «Защита человеческой личности и ее физической интеллектуальной целостности с учетом достижений биологии, медицины, биохимии». В 1976 году Всемирная медицинская ассоциация принимает Хельсинкскую Декларацию, на основании которой этическое обеспечение медицинских исследований становится обязательным условием их осуществления. Под влиянием роста факторов риска биомедицинской практики в национальных системах здравоохранения формируются от дельные социальные структуры, так называемые этические комитеты или этические комиссии, задачей которых является регулирование биомедицинских исследований и медицинской практики с целью предотвращения последствий, неблагоприятных для человеческой жизни и здоровья. Перечисление подобных документов — международных и национальных — может составить не один том. Принципиальное значение для социальной практики регулирования научной медико-биологической деятельностью приобретает Конвенция Совета Европы 1997 года «О правах человека и биомедицине». Растущая взаимозависимость научных и социальных реалий современной биомедицины создала своеобразную духовно-практическую ситуацию, которая во 2-й половине ХХ века потребовала своего теоретического освоения. Термин «биоэтика», который ввел в оборот в 1971 году Ван Ренселлер Поттер, в 90-х годах принимает форму понятия, включающего всю совокупность социально-этических проблем современной медицины, среди которых одной из ведущих оказывается проблема социальной защиты права человека не только на самоопределение, но и своего права на жизнь.

Третий фактор — ценностно-мировоззренческий. «Мировоззренческий плюрализм» конца XX века — это сосуществование различных форм миропонимания в границах государства, региона, мира в целом. Одно из проявлений демократических устремлений современной культуры — признание равноправия различных мировоззрений. В то же время признание равноправия не освобождает от реальной опасности мировоззренческой разъединенности человечества, и даже в определенном смысле закрепляет ее. Существование биоэтики в двух формах — либеральной и консервативной — определяется реальностью типологической несовместимости морально-мировоззренческих традиций. Их противостояние, именно в пограничных вопросах жизни и смерти, делает эту несовместимость особенно драматичной.

 

Биоэтика в России

Общецивилизационные предпосылки биоэтического знания в полной мере проявляются в России в начале 90-х годов. Однако это не означает, что…  

Христианская биоэтика» в католицизме и протестантизме

Принцип моральной автономии является основополагающим для протестантской этики. Моральная автономия человека поднимается здесь до уровня…

Биоэтика и нравственная антропология Православия

Могут ли быть найдены ответы на современные биоэтические проблемы в православном учении? Юбилейный архиерейский Собор Русской Православной Церкви… В христианстве происходит переоценка жизни: жизнь — не временное…  

Раздел II. Ценности и законы современной биомедицинской деятельности

В1800 году Фихте писал: «Мы не можем отречься от законов действия разумных существ, чтобы мир для нас, и мы вместе с ним не потонули в абсолютном ничто; но мы поднимаемся над этим ничто и держимся над ним лишь благодаря нашей моральности». Несмотря на двухсотлетнюю давность, это суждение и сегодня не только не теряет своего значения, но и задает смысл человеческой деятельности.

 

Глава 4. «Жизнь»» как ценность

 

«Трагедией нравственности» называл Гегель противоречивую связь прогресса с унижением человеческого достоинства. Как никакое другое направление научно-технического прогресса — новейшие биомедицинские технологии обнажают связь между достижениями биомедицины и падением ценности человеческой жизни. Как это ни парадоксально, но падение ценности человеческой жизни проявляет себя особенно ярко в технологиях, обеспечивающих воспроизводство человеческой жизни. Заготовка «запасных» зигот и их последующее уничтожение — условие процедуры искусственного оплодотворения. Отрицательные результаты пренатальной диагностики — еще одно мощное основание «показаний» для искусственного прерывания жизни. Превращение человеческих зародышей в фармацевтическое «сырье» является условием фетальной терапии. У данных, отличающихся друг от друга, и вполне самостоятельных технологий и связанного с ними блока этических проблем есть, тем не менее, одно общее основание или один «исход» — это практика искусственного прерывания беременности.

 

Этические проблемы аборта, контрацепции и стерилизации

Искусственный аборт, контрацепция и стерилизация — это современные формы медицинского вмешательства в репродуктивную способность человека.… Динамика юридических санкций — от смертной казни до полной легализации (не… Еще один выделяемый физиологический рубеж возникновения человеческой жизни — первое сердцебиение (4 недели). В то же…

История вопроса

 

Методика искусственного оплодотворения

1. Рождение детей — одна из основных, но не единственная цель брачных отношений, основанных на пожизненной и всецелой верности мужчины и женщины,… 2. Донорство половых клеток размывает семейные взаимоотношения, поскольку… 3. «Суррогатное материнство» — вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка…

Этические проблемы генных технологий

 

Постановка проблемы

Должна ли информация о результатах генетического обследования быть доведена до всех членов семьи? Должны ли люди знать свое генетическое будущее?…  

История генетических методов и технологий

   

Либеральная позиция

 

Консервативная позиция

В этой же Декларации отдельным пунктом рассматривается «Угроза использования генетической информации в немедицинских целях и угроза евгеники» и…  

Клонирование

 

История вопроса

 

Методика клонирования

 

Либеральная позиция

 

Консервативная позиция

Сегодня возможность сохранения человеческой цивилизации зависит от того, каким ценностям будет отдано предпочтение. От того, хватит ли моральных и…  

Этические проблемы сексологии и сексопатологии

Постановка проблемы

 

История вопроса

Содержание сексуальной революции, которую на протяжении нескольких столетий осуществляло христианство, заключалось и в утверждении принципа… Сексопатология и сексология конца ХХ века принципиально разводят… Согласно классификации, предлагаемой К. Имелинским, все сексуальные девиации разделяются на две группы. Первая группа…

Гомосексуализм как медицинское и социальное явление

Определяющим основанием является развитие медицинского знания. В течение многих веков гомосексуализм рассматривался как половое извращение, не… Практически все исследователи различают два вида гомосексуализма — активный… Формой оправдания гомосексуализма для многих исследователей является идеализация языческой сексуальности. Например,…

Религиозная оценка гомосексуализма

Библейская мораль на протяжении веков прочно и неизменно стоит на пути этой беды. В Книге «Левит» определяется: «И с мужчиной не ложись, как лежат с… В Новом Завете в «Послании к римлянам» Апостол Павел описывает «нечестие и… В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» гомосексуализм бескомпромиссно осуждается, «как греховное…

Транссексуализм

Во Введении к 10-му Пересмотру справедливо фиксируется, что в ХХ веке произошли существенные изменения в структуре патологии населения. Однако… Среди факторов негативно-настороженного общественного отношения к… Транссексуал стремится к «восстановлению» пола хирургическим путем, в отличие, например, от гомосексуала, который, как…

Глава 5. «Физика » и «метафизика » смерти

«Человек есть существо умирающее» — это суждение принадлежит к разряду банальных истин. Нет ничего более очевидного, и в то же время, в буквальном смысле, менее очевидного для человека, чем его собственная смерть. Отношение человека к смерти человека — это всегда отношение, моделирующее всю систему моральных взаимосвязей и взаимозависимостей. Символично, что смерть в иудео-христианском понимании стала первым проявлением и обнаружением «зла» как моральной реальности. Моральное отношение к смерти всегда являлось кардинальным, системообразующим и жизнеобеспечивающим принципом для любого человеческого сообщества. Новые медицинские критерии смерти человека — «смерть мозга» — и новые социальные подходы к индивидуальной смерти — «право на смерть» — не только частное, конкретное дело медицины. «Физика» смерти, такова уж ее особенность, непосредственно связана с «метафизикой» смерти, т. е. ее моральным и социальным измерением.

 

Критерии смерти и морально-мировоззренческое понимание личности

В XIX веке началось бурное развитие медицинских технических средств, которые успешно использовались для более точной констатации смерти и… Различие клинической смерти (обратимого этапа умирания) и биологи ческой… Формирование в 60-70-е годы реаниматологии многие считают признаком революционных изменений в медицине. Это связано с…

Эвтаназия — моральные, правовые и социальные аспекты

Эвтаназия как новый способ медицинского решения проблемы смерти (прекращения жизни) входит в практику современного здравоохранения под влиянием двух… Эвтаназия — неоднозначное действие. Прежде всего, различают активную и… В первом случае эвтаназия осуществляется по просьбе компетентногопациента. Недобровольная эвтаназия проводится с…

Либеральная позиция

Следующий аргумент может быть назван «альтруистическим». Это — желание тяжело больного человека не обременять собою близких ему людей. Это желание… Приемлемость эвтаназии связывается с «существенным постарением населения», с… К экономическим и социальным основаниям принудительной эвтаназии добавляется и генетический фактор — угроза…

Консервативная позиция

Но подлинная любовь к ближним состоит в том, что ваша болезнь и возможность долготерпеливой заботы о больном — это то, как реально и непосредственно… Консервативная позиция по проблеме эвтаназии проста и однозначна. «Этика… Подобная оценка эвтаназии отличает не только православное христианство, но и любую консервативную позицию, включая…

Последнее право последней болезни или смерть как стадия жизни

В настоящее время специалистам доступны многочисленные исследования психологии терминальных больных. Обращают на себя внимание работы доктора Е.… Результаты медико-психологических исследований оказываются в непротиворечивом… Право пациента на личный образ мира, и на свободу, и на самоопределение, несмотря на явное несоответствие того или…

Информированное согласие: от процедуры к доктрине

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Всемирная медицинская ассоциация (ВМА), признавая сосуществование различных этико-медицинских позиций… Утверждению принципа информированного согласия в системе отношений между… Очевидно, что эти факторы, определяющие сегодня медицинское знание, актуализируют проблему «информации» и «согласия»,…

Этические проблемы трансплантологии

В. В. Розанов утверждал: «Смерть также метафизична, как и зачатие». Для религиозного сознания — это очевидно. Для антропоцентризма данное суждение… Нельзя не обратить внимание, что даже такие выдающиеся открытия, как… В течение 20 лет вопрос о тождестве понятий «биологическая смерть» и «смерть мозга» не стоял. В 80-е годы под влиянием…

История трансплантации

Выделение истории научной трансплантации означает признание существования трансплантации «ненаучной», или точнее, донаучной. Ведущей идеей донаучной… Мифоидеологическое явление вампиризма с его ритуально-сакральны ми… Рассматривая историю трансплантации, мы не случайно останавливаемся на проблеме переливания крови. Переливание крови…

Этико-правовые принципы трансплантации человеческих органов.

В 1992 году законодательство России в сфере медицины было приведено в соответствие с принципами защиты прав и достоинства человека, разработанными… Основываясь на рекомендациях ВОЗ Закон РФ «О трансплантации органов и (или)… «Презумпция согласия» является одной из двух основных юридических моделей регулирования процедурой получения согласия…

Либеральная позиция

Современные трансплантологи не создают утопических концепций, но стремятся выйти на уровень этических правил и норм своей деятельности. Различные… Расширение практики трансплантации либеральные идеологи связывают с… Особое место в либеральной биоэтике занимает понятие «анатомические дары». Подчеркивая «дарственность», т. е.…

Глава 6. Идея справедливости в здравоохранении и медицине

 

Нравственная идея справедливости — одна из основных идей, регулирующих человеческие отношения. Известный современный исследователь проблемы справедливости Дж. Роулс полагает, что справедливость — первая добродетель социального института 293. Эта оценка традиционна для культуры. Еще Платон в «Законах», рассуждая о социальной жизни, именно в идее справедливости видел одно из оснований ее благоустройства 294.

Аристотель в «Большой этике» выделял два рода справедливого. Во-первых, «справедливое — это то, что велит делать закон». Во-вторых, «справедливое, по отношению к другому, есть, собственно говоря, равенство» 295. Идея справедливости во всех перечисленных смыслах имеет непреходящее значение для медицинской практики. С одной стороны, она непосредственно связана с системой государственно-правовых гарантий в области охраны здоровья граждан, с идеей права человека на жизнь, а с другой — является основанием нравственной культуры врача, милосердия и гуманного отношения к больному, независимо от его экономического положения и социального статуса.

 

Идея справедливости и формы организации здравоохранения

Вопрос о том, как должна быть организована охрана здоровья граждан в стране, относится не только к компетенции медицинского сообщества. Решение… В современной культуре сосуществуют такие формы организации медицинской… В поле нашего внимания — нравственная идея справедливости, ее различные смыслы и их регулятивная связь с процессами в…

Справедливость как неравенство и частная медицина

Исторически первой формой организации медицинской помощи была система платной (частной) медицины, в режиме которой медицинская помощь является… Такое понимание справедливости было близко и древним восточным культурам. Интересно, что слово «справедливость» отсутствовало в санскрите, в древних китайских и корейских языках. А в Новое…

Справедливость как равенство в праве на милосердие и общественные системы здравоохранения

Первичным основанием этой требовательности становится не интерес индивида, и не закон как результат соглашения индивидов. Согласно св. Иустину… Григорий Нисский писал: «Бог есть любовь и источник любви: Божественный Творец… Одна из форм справедливости как милосердия осуществляется в организации помощи больным. Не случайно, первая модель…

Врачевание как деятельное проявление справедливости

Суждение Гиппократа — «врач должен быть справедливым при всех обстоятельствах» — давно стало аксиоматичным в медицинской этике. История, с одной… Постоянные призывы к врачу быть справедливым и гуманным по отношению к… В этом суждении Ницше обостряет известный карамазовский вопрос «как можно любить своих ближних?» вопросом «как можно…

Литература

 

1.Иванов М. С. Церковь и мир. — О вере и нравственности по учению Православной Церкви. — М., 1991. — С. 247.

2.Лихачев Д. С. Память преодолевает время // Наше наследие. — 1988. — №1. — С.1.

3.Аверинцев С. С. Предисловие к статьям и письмам Вл. Соловьева // Новый мир. — 1989. — №1. — С. 194.

4.Pellegrino E. D. Einleitung. Bioethik in den USA. Hrsg. Hans-Martin Sass. Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 1988, s.17.

5.Соловьев Вл. Оправдание добра. Соч. в 2-х томах. — М., 1988. — Т. 1. — С. 448-449.

6.Ардашева Н. А. Проблемы гражданско-правового обеспечения прав личности в договоре на оказание медицинской помощи. — Тюмень, 1996. — С. 128_138.

7.Алексеев С. С. Теория права. — М.: БЕК, 1995. — С. 31. 8 Соловьев Вл. Оправдание добра. Соч. в 2-х томах — М., 1988 — Т. 1. — С. 448.

9.Трубецкой Е. Н. Лекции по энциклопедии права. — М., 1913. — С. 25.

10.Доссе Жан. Научное знание и человеческое достоинство // Курьер Юнеско. — Ноябрь, 1994. — С. 7.

11.Сурия Пракаш Синха. Юриспруденция. Философия права. — М.,1996. — С. 87.

12.Гиппократ. Избранные книги. — М.,1936. — С. 87-88.

13.Гиппократ. Избранные книги. — М.,1936. — С. 121.

14.Ницше Ф. Сумерки кумиров. Соч. в 2-х томах. — М.,1990 — Т. 2. — С. 611-612.

15.Цит. по кн.: Переломов Л. С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. — М., 1981 — С. 88.

16.Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Время и бытие. — М.,1993. — С. 21.

17.Августин Аврелий. Исповедь. — М.: Renaissance. 1991. — С. 53.

18.Lцw Reinhard. Antropologische Grundlagen einer christlischen Bioethik. — In: Bioethik. Philosophisch-Teologische Beitrдge zu einem brisanten Thema. — Koln,1990, s. 24.

19. Избранные места из творений святого Иоанна Златоуста. — М.,1897. — С. 11.

20.Гиппократ. Избранные книги. — М., 1936. — Т. 1. — С. 87-88.

21.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., 1995. — С. 7.

22.Корженьянц Б. Парацельс // Мир огненный . — 1994. — № 5. — С. 86-87.

23.«О Боге, человека и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви». — М., 1995. — С. 39.

24.Корженьянц Б. Парацельс // Мир огненный . — 1994. — № 5. — С. 86-87.

25.Майоров Г. Г. Формирование средневековой философии. — М.: Мысль, 1979. — С. 253.

26.Августин Аврелий. Исповедь. — М.: Renaissance, 1991. — С. 205.

27.Жильсон Э. Разум и Откровение в Средние века // Богословие в культуре Средневековья. — Киев, 1992 — С. 31.

28.Корженьянц Б. Парацельс // Мир огненный. — 1994. — № 5. — С. 87.

29.Gorton D. A. History of Medicine. № 4. a. l. U. P. Putnam's Sons., 1910, p. 205.

30.Шерток Л., Р. де Соссюр. Рождение психоанализа. — М.: Прогресс, 1991. — С. 54.

31.Петров Н. Н. Вопросы хирургической деонтологии. — Л., 1956. — С. 51.

32.Интимная связь между врачом и больным в медицинской практике // УМА. — 1992. — № 2. — С. 21.

33.Проблемы медицинской деонтологии. — М., 1977.

34.Персианинов Л. С. Деонтология в акушерстве и гинекологии // Проблемы медицинской деонтологии. — М., 1977. — С. 81.

35.Доссе Ж. Научное знание и человеческое достоинство // Курьер ЮНЕСКО. — Ноябрь, 1994. — С. 6.

36.Юдин Б. Г. Социальная институционализация биоэтики. — Сб. «Биоэтика: проблемы и перспективы». — М., 1992. — С. 113.

37.Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993), статья 16. — Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан Российской Федерации. — М., 1995. — С. 16.

38. О Боге, человеке и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви. — М., 1995. — С. 19.

39.Фрейд З. Будущность одной иллюзии. — Cумерки богов. — М.,1989. — С. 110.

40 Sass Hans-Martin (Hrsg). Bioethik in den USA, Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 1988, s. 1.

41.Ibid, s.16.

42.Уиклер Д., Брок Д., Каплан А. и др. На грани жизни и смерти. — М., 1989. — С. 15.

43.Sass Hans-Martin (Hrsg) Bioethik in den USA, s. 2.

44.Ibid., s. 3.

45.Ibid., s. 3.

46.Ibid., s. 4.

47.Ibid., s. 4.

48.Ibid., s. 16.

49.Ахундов М. Д., Баженов Л. Б. Естествознание и религия в системе культуры // Вопросы философии . 1992. — № 12. — С. 42.

50.Огурцов А. П. Аксиологические модели в философии науки // Философские исследования. 1995. — № 1. — С. 8.

51.Bioethik in den USA, s. 16.

52.Предисловие // Наука и культура. — М., 1984. — С. 4.

53.Келле В. Ж. Наука как феномен культуры // Наука и культура. — М., 1984. — С. 15.

54.Макешин Н. И. Наука, культура, общественный прогресс // Наука и культура. — М., 1984. — С. 314.

55.Фролов И. Т. Взаимодействие наук и гуманистические ценности // Наука и культура. — С. 329.

56.Петров М. К. Искусство и наука. — М., 1995. — С. 48.

57.Огурцов А. П. История естествознания, идеалы научности и ценности культуры //Наука и культура. — М., 1984.

58.Малявин В. В. В поисках традиции. — «Восток — Запад». — М.: Наука, 1988. — С. 33.

59.Сгречча Э. Католическая церковь и профессия врача // Медицина и права человека. — М., 1992. — С. 38.

60.Lцw Reinhard (HG.) Anthropologische Grundlagen einer christlichen Bioethik. — In: Bioethik. Philosophisch-Theologische Beitrдge zu einem brisanten Thema. Kцln. 1990, s. 8.

61.Ibid., s. 11.

62.Ibid., s. 12.

63.Ibid., s. 15.

64.Ibid., s. 16.

65.Ibid., s. 16.

66.Ibid., s. 17.

67.Ibid., s. 18.

68.Иоанн Павел II. Любовь и ответственность. — М., 1993. — С. 89.

69. Там же, с. 86.

70.Ibid., s. 22.

71.Ibid., s. 23.

72.Ibid., s. 24.

73.Сгречча Э. Католическая церковь и профессия врача. — Медицина и права человека. — М., 1992. — С. 38.

74. Там же. — С. 41.

75.Кант И. Основы метафизики нравственности. Соч. в 6-ти томах. — М., 1965. — Т. 4, ч. 1. — С. 278.

76.Кант И. Критика практического разума. Соч. в 6-ти томах. — М., 1965. — Т. 4, ч. 1. — С. 499.

77.С позиций православного богословия, например, с точки зрения В. В. Зеньковского, это произойдет по причине того, что в границах протестантской этической автономии осуществляется подмена понимания личности как «арены свободы» пониманием личности как «субъекта свободы»: «автономия в нас, но она не от нас» (В. В. Зеньковский. Автономия и теономия // Путь. — 1926. — № 3. — С. 311.

78.Колланж Ж.-Ф. Биоэтика и протестантизм. — Медицина и права человека. — М., 1992. — С. 41.

79.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 73.

80.Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань. 1994. — Т. 2. — С. 25.

81.Бердяев Н. Опыт философского оправдания христианства. — Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — С. 35.

82.Кураев А. Традиция, догмат, обряд: апологетические очерки. — М., 1995. — С. 120.

83.Бердяев Н. Самопознание. — М., 1990. — С. 163.

84. О вере и нравственности по учению Православной Церкви. — М., 1991, — С. 52.

85.Лосский В. Н. По образу и подобию. — М., 1995, — С. 24.

86.Кураев А. Традиция, догмат, обряд. — М., 1995. — С. 117.

87.Low R. Anthropologische Grundlagen einer christlichen Bioethik. — In: Bioethik. Philosophisch-Teologische Beitrдge zu einem brisanten Thema. Koln. 1990, s. 18.

88.Лосский В. Н. Кафолическое сознание (антропологическое приложение догматов Церкви). — По образу и подобию. — М., 1995. — С. 163.

89.Бердяев Н. Опыт философского оправдания христианства. — Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — С. 31.

90.Бердяев Н. Опыт философского оправдания христианства. — Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — С. 32.

91.Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — С. 247.

92.Лосский В. Н. Богословское понятие человеческой личности. — По образу и подобию. — М., 1995. — С. 114.

93.Кураев А. Традиция, догмат, обряд: апологетические очерки. — М., 1995. — С. 123.

94. Там же. — С. 124.

95. Там же. — С. 115.

96.Булгаков С. О чудесах евангельских. — М.: Русский путь, 1994. — С. 64.

97. Там же. — С. 73—74.

98.Христианство. Энциклопедический словарь в 3-х томах. — М., 1995. — Т. 2. — С. 527.

99.Максим Исповедник. Творения. Кн.1. — М., 1993. — С. 118.

100. О вере и нравственности по учению Православной Церкви. — М., 1991. — С. 6.

101.Лосский В. Н. Догматическое богословие. — Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М., 1991. — С. 286.

102.Митрополит Антоний Сурожский. Исцеление тела и спасение души // Человек. — 1995. — № 5. — С. 113.

103. Там же. — С. 111.

104.Лосский В. Н. Догматическое богословие. — М. 1991. — С. 287.

105.Митрополит Антоний Сурожский // Человек. — 1995. — № 5. — С. 110.

106. Там же. — С. 117.

107.Св. Феофан Затворник. Болезнь и смерть. — М., 1996. — С. 28-29.

108.Гиппократ. Избранные книги. — М., 1936. — С. 87-88.

109.Аристотель. Политика. Соч., т. 4. — М., 1984. — С. 624.

110.Катунский Э. К вопросу о праве родителей на жизнь плода // Медицинская беседа. — 1900. — № 7. — С.178.

111.Шабад Т. Искусственный выкидыш с принципиальной точки зрения // Медицинское обозрение . — 1911. — Т. 45. — № 2. — С. 172.

112.«Русский врач». Стенограмма XII Пироговского съезда // Русский врач. — 1913. — № 28. — С. 1010.

113. Там же. — С. 1011.

114.Терапевтическое обозрение . — 1914. — № 5. — С. 163.

115.Жбанков Д. К вопросу о выкидышах // Практический врач. — 1914. — № 31. — С. 433.

116.Гиммельфарб Г. И. Исторический очерк вопроса о выкидыше // Терапевтическое обозрение . — 1914. — № 5. — С. 147.

117.Стенограмма XII Пироговского съезда // Русский врач. — 1913. — № 28. — С. 1012.

118.Цит. по Либерман Я. Э. Изгнание плода в русском законодательстве // Терапевтическое обозрение . — 1914. — № 5. — С. 148.

119.Цит. по Мелетий Митрополит Никольский. Аборты. — М., 1993. — С. 39.

120.Либерман Я. Э. Изгнание плода в русском законодательстве // Терапевтическое обозрение . — 1914. — № 5. — С. 149.

121.Цит. по Соловьев З. П. Аборт. Избр. произведения. — М., 1970. — С. 133-134.

122.Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993), статья 36. — Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан Российской Федерации. — М., 1995. — С. 25.

123.Либерман Я. Э. Изгнание плода в русском законодательстве // Терапевтическое обозрение . — 1914. — № 5. — С.153.

124.Сперанский В. Н. Трубецкой Е. Христианство. Энциклопедический словарь в 3-х томах. — М., 1995. — Т. 3. — С. 44.

125.Бердяев Н. Самопознание. — М., 1990. — С. 164.

126.Гордон М. Нет, аборт — это не убийство! // Америка . — 1992. — № 439. — С. 43.

127.Бродский В. А. Возраст плода // Врач. — 1913. — № 22.

128.Вестник «Жизнь». — М., 1994. — С. 17.

129.Коновалова Л. Правила и исключения // Человек. — 1995. — № 1. — С. 111. 130 Там же. — С. 112.

131.Пономарев П. Догматические основы христианского аскетизма по творениям восточных писателей-аскетов IV века. — Казань, 1899. — С. 114.

132.Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 93.

133.Св. Иоанн Златоуст. Избранные творения. — Издательский отдел Московской Патриархии. — 1994. — С. 790.

134.Творения Преподобного Максима Исповедника. Книга 1. Богословские и аскетические трактаты. Главы о любви. — М., 1993. — С.108.

135 Аверинцев С. «EYEПЛАХNIА» // Альфа и Омега. — 1995. — № 1/4. — С.19.

136.Флоренский П. Столп и утверждение истины. — М., 1990. — Т. 1, ч. 1. — С. 355-356.

137.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., 1995. — С. 23.

138.Мануилова И. Современные контрацептивные средства. — М., 1993. — С. 8.

139.Окинчиц Л. Как бороться с преступным выкидышем? // Журнал акушерства и женских болезней . — 1912. Т. 27. — № 3. — С. 329.

140.Мануилова И. А. Современные контрацептивные средства. — М., 1993. — С. 36.

141.Аристотель. Политика. — М., 1984. — Т. 4. — С. 416_417.

142.Мануилова И. А. Современные контрацептивные средства. — М., 1993. — С. 23-24.

143. Там же. — С.21

144.Лосский Н. О. Бог и мировое зло. — М., 1994. — С. 358.

145.Дюркгейм Э. Самоубийство. — М., 1994. — С. 177

146.Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 98.

147.Карсавин Л. П. О личности. Религиозно-философские сочинения. — М., 1992. — Т. 1. — С. 153.

148.Соловьев В. Смысл любви. Соч. Т. 2. — М., 1988. — С. 529.

149.Бердяев Н. Эрос и личность. — М., 1989. — С. 21.

150.Лосский Н. В. Очерк мистического богословия восточ. церкви. — М., 1991. — С. 247.

151.Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 98.

152.Медицина и права человека. М.: Прогресс , 1992. — С. 83.

153.Шнейдерман Н. А. Социология и жизнь. — М.: Мысль, 1991. — С. 99.

154.Мануилова И. Современные контрацептивные средства. — М., 1993. — С. 174.

155.Симонов В. Homo technicus от рождения до смерти. — «Литературная газета». 30.07.86. — С.13.

156.Шнейдерман Н. А. Социология и жизнь. Откровенный разговор. — М., 1991. — С.3.

157.Гребень В. Г., Кочура Г. М. Медицинские и психологические аспекты искусственного осеменения спермой донора как метод лечения бесплодия // Урология и андрология. — Л., 1988. — С.167.

158.Гробстейн К. Искусственное оплодотворение у человека // Молекулы и клетки. Вып. 7. — М.: Медицина, 1982. — С. 205-209.

159.Бахтиарова В. О. «Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения». Диссертация на соискание ученой степени к.м.н. 1993, НЦАГиП РАМН. — С. 123-125.

160.Бахтиарова В. О. Диссертация. — С. 8.

161.Ильин Ф. Искусственное оплодотворение в борьбе с бесплодием женщины// Журнал акушерства и женских болезней . — 1917. — Т. 32. — № 1-2.

162.Гаварини Л. Искусственное оплодотворение: сто лет дебатов // Пол, секс, человек. — М., 1993. — С. 106.

163.Шорохова А. А. Искусственное оплодотворение у людей. — Труды VI съезда Всесоюзного общества гинекологов и акушеров. — М., 1925. — С. 420.

164. Курило Л. Ф. Развитие техники оплодотворения ооцита вне организма // Акушерство и гинекология . — 1984. — № 1. — С. 7-8.

165.Леонов Б. В. Рождение in vitro // Человек. — 1995. — № 3. — С. 71.

166.Бахтиарова В. О., с. 36. 167 Бахтиарова В. О., с. 122.

168.Леонов Б. В. Рождение in vitro // Человек. — 1995. — № 3. — С. 72.

169.Шорохова А. А. Искусственное оплодотворение у людей. — «Труды VI съезда Всесоюзного общества гинекологов и акушеров». — М., 1925. — С. 420.

170. Там же. — С. 420.

171.Эдвардс Р. Оплодотворение яйца человека in vitro. Онтогенез. — М., 1970. — Т. 1. — С. 177.

172.Соловьев Вл. Три силы // Новый мир. — 1989. — № 1. — С. 202.

173.Шорохова А. А. Искусственное оплодотворение у людей. — «Труды VI съезда Всесоюзного общества гинекологов и акушеров». — М., 1925. — С. 420.

174.Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан РФ. — М., 1995. — С. 25.

175.Хаксли Олдос. О дивный новый мир. — М., 1989.

176.Вести для Вас. № 11/47, 24.03.95.

177.Соловьев Вл. Три силы // Новый мир. — 1989. — № 1. — С. 203.

178.Булгаков С. Православие. — М.: Терра, 1991. — С. 244.

179.Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М., 1991. — С. 134.

180.Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. — М., 1976. — С. 192.

181.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Информацион ный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата . 2000. — № 8. — С. 76.

182.Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М., 1991. — С. 100-101.

183.Доссе Ж. Научное знание и человеческое достоинство // Курьер ЮНЕСКО. Ноябрь 1994. — С. 5.

184.Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. — М., 1976. — С. 128.

185.Joseph Kardinal Ratzinger. Der Mensch zwischen Reproduktion und Schopfung. — Bioetihk. Philosophisch-teologische Beitrage zu einem brisanten Thema. Kцln,1990, s. 33-34.

186.Гете И. В. Избр. произведения в 2-х томах. — М.,1985. — Т. 2. — С. 678.

187.Хаксли О. О этот дивный новый мир. — М.,1989. — С. 173-175.

188.Я бы Моцартом родился // Человек. — 1995. — № 1. — С. 139.

189.«Геном человека»: новые возможности, новые проблемы // Человек. —1995. — № 1. — С. 11.

190. Там же. — С. 10.

191.Сухих Г. Т. Секрет их молодости // Столица . 1994. 11. — С. 32.

192.Цит. по Сулейман Э. Границы дозволенного // Курьер ЮНЕСКО. Ноябрь 1994. — С. 17.

193.Сулейман Э. Границы дозволенного // Курьер ЮНЕСКО. Ноябрь 1994. — С. 17.

194.Мотков С. Е. Динамика, нормализация и улучшение генофонда населения СССР // Cоветская евгеника . — 1991. — № 1. — С. 3-31.

195.Акифьев А. П. Гены, человек, общество. — М., 1993. — С. 8.

196. Там же. — С. 35.

197. Там же. — С. 53.

198.Бердяев Н. А. Смысл истории. — М., 1990. — С. 108.

199.Достоевский Ф. М. ПСС в 30-ти томах. — Л., 1980. — Т. 20. — С. 172.

200.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., 1995. — С. 74.

201. Там же. — С. 73.

202.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 77_78

203.Харакас С. Православие и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 100.

204.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 78.

205.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 79.

206.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 78.

207.Имелинский К. Сексология и сексопатология. — М., 1986. — С. 11.

208.Сексопатология. Справочник / Под ред. проф. Васильченко Г. С. — М.: Медицина, 1990. — С. 8.

209.Имелинский К. Сексология и сексопатология. — С. 265.

210.Имелинский К. Сексология и сексопатология. — М., 1986. — С. 156.

211. Там же. — С. 14.

212.Буртянский Д. Л., Кришталь В. В., Смирнов Г. В. Медицинская сексология. — Саратов, 1990. — С. 4.

213.Цит. по Рыклин М. Мишель Фуко: сексуальность и власть // Логос. — 1994. — № 5. — С 203.

214.Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука., 1989. — С. 12.

215.Блох И. История проституции. — СПб. 1994. — С. 256-258.

216.Цит. по Миллер Г. Половая жизнь человечества. — СПб., 1909. — С. 130.

217.Цит. по Бычков В. В. Эстетика поздней античности. II_III века. — М.: Наука., 1981. — С. 77.

218.Честертон Г. К. Франциск Ассийский // Вопросы философии. — 1989. — № 1. — С. 87-88.

219.Миллер Г. Половая жизнь человечества. — СПб., 1909. — С. 271.

220.Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. — М., 1991. — С. 247.

221.Исаев Д. Д. Гомосексуализм в Древней Греции // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. — 1992. — № 4. — С. 149.

222.Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука., 1989. — С. 216.

223.Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука., 1989. — С. 217.

224.Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука, 1989. — С. 203.

225.Имелинский К. Сексология и сексопатология. — М., 1986. — С. 265.

226. Там же. — С. 281. 227 Там же. — С. 278.

228. Там же. — С. 293.

229.Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: ее теория и практика. — Киев, 1995. — С. 10.

230.Франк В. Человек в поисках смысла. — М., 1990. — С. 55.

231.Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. — С. 3.

232.Качаев А. К., Пономарев Г. Н. Возрастная динамика и условия формирования мужского гомосексуализма // Ж-л неврологии и психиатрии. — 1988. — Т. 88. — Вып. 12. — С. 79.

233.Цит. по Свядощ А. М. Женская сексопатология. — М.,1991. — С. 96.

234.Исаев Д. Д. Гомосексуализм в Древней Греции // Обозрение психиатрии мед. психологии им. В. М. Бехтерева. — СПб., 1992. — № 4. — С. 149-150.

235.Например, известно, что немецкий психиатр Ганс Гизе (1920-1970), утверждавший, что «гомосексуализм не является сексуальным извращением, а есть лишь аномалия по отношению к нормативным требованиям человеческого существования», сам страдал этим недугом.

236.Платон. Законы. Соч., т. 3, ч. 2. — М.,1972. — С. 318-321.

237.Деревянко И. М. Гомосексуализм. Причины и лечение. — Ставрополь,1990. — С. 4.

238.Свядощ А. М. Женская сексопатология. — М., 1991. — С. 91.

239.Зеньковский В. На пороге зрелости. — М., 1991. — С. 45_46.

240.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. ИБ ОВЦС Московского Патриархата . — 2000. — № 8. — С. 84.

241.Тимошенко Н., Афонин В. Популярная сексология. — Томск., 1990. — С. 172.

242.Свядощ А. М. Женская сексопатология. — М., 1991. — С. 92.

243.Международная классификация болезней (10-й Пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. — СПб., 1994. — С. 212

244.Советский энциклопедический словарь. — М., 1980. — С. 325.

245.Розанов В. В. Люди лунного света. — М., 1990. — С. 168-169.

246. Там же. — С. 6-7.

247.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. ИБ ОВЦС Московского Патриархата . — 2000. — № 8. — С. 84-85.

248.Хайдеггер М. Закон тождества // Разговор на проселочной дороге. — М., 1991. — С. 75.

249.Быкова С., Юдин Б., Ясная Л. Эвтаназия: мнение врачей // Человек. — 1994. — № 2. — С. 148.

250.Право умирающего человека на прекращение жизни // JAMA, окт., 1992. — С. 48.

251. Там же. — С. 48.

252.Соловьев Вл. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории. Соч. в 2-х томах. — М., 1988. — Т. 2. — С. 708.

253.Харакас С. Православике и биоэтика // Человек. — 1994. — № 2. — С. 96.

254.Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — Т. 1. — С. 387.

255.Булгаков С. О чудесах евангельских. — М.: Русский путь, 1994. — С. 64.

256.Ницше Ф. Веселая наука. — Стихотворения и философская проза. — СПб., 1993. — С. 380.

257.Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. — М., 1994. — С. 197.

258.Дюркгейм Э. Самоубийство. — М., 1994. — С. 363.

259. Там же. — С.128.

260.Там же. — С.123.

261.Горский А. К., Сетницкий Н. А. Смертобожество. — Путь. 1992. Кн. 2. — С. 272-273.

262.Грандо А. А. Врачебная этика и медицинская деонтология. — Киев., 1982. — С. 84.

263.Калиновский П. Переход. Последняя болезнь, смерть и после. — Екатеринбург , 1994. — С. 125.

264.Гальцева Р. Христианство перед лицом современной цивилизации // Новая Европа. 1994. — № 5. — С. 10.

265.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата . — 2000. — № 8. — С. 82.

266.Гальцева Р. Христианство перед лицом современной цивилизации // Новая Европа. — 1994. — № 5. — С. 13.

267.Малеина М. Н. Человек и медицина в современном праве. — М., 1995. — С. 162.

268.Савицкая А. Н. Возмещение ущерба, причиненного ненадлежащим врачеванием. — Львов., 1982. — С. 186-194.

269.Бердический Ф. Ю. Уголовная ответственность медицинского персонала за нарушение профессиональных обязанностей. — М., 1970. — С. 3.

270.Тарабарко Н. В. Критерии биологической смерти. Методы оценки потенциального донора. — Трансплантология. Руководство под ред. ак. Шумакова В. М. — 1995. — С. 21.

271.Попова Л. М. Смерть мозга. БМЭ, 3-е изд., — М.,1984. — Т. 23. — С. 453-454.

272.Правовые основы здравоохранения в России. / Под ред. Ю. Л. Шевченко. — М., 2000. — С. 173.

273.Lоw R. Bioethik und Organtransplantation. — «Bioehtik: philosophisch-theologische Beitrage zu einem brisanten Thema». Kоln, 1990, s.129.

274.Олейник С. Ф. Переливание крови в России и в СССР. — Киев.,1955.

275.Бернард С. Река жизни. — М., 1965. — С. 64.

276.Олейник С. Ф. Переливание крови в России и в СССР. — С.15.

277.Прозоровский В. И., Велишева А. С., Бурштейн Е. М., и др. Актуальные вопросы трансплантации и медико-правовые аспекты ее регулирования // Судебно-медицинская экспертиза. — 1979. — № 3. — С. 7

278.Мирский М. Б. Из истории разработки в советской медицине нормативных актов по изъятию кадаверных тканей и органов. — Актуальные проблемы трансплантации и искусственных органов. — М., 1980. — С. 114.

279.Трансплантология. Руководство / Под ред. ак. В. И. Шумакова. — М., 1995. — С. 13.

280.Трансплантология. Руководство / Под ред. ак. В. И. Шумакова. — М., 1995. — С. 14.

281.Трансплантология. Руководство. — М., 1995. — С. 12.

282.Трансплантология. Руководство. — М., 1995. — С. 16.

283.Богданов А. Борьба за жизнеспособность. — М., 1927.

284.Долбин А. Г. Морально-этическое и правовое положение трансплантации в России. — Трансплантология. Руководство. — М., 1995. — С. 16.

285.Там же. — С. 8.

286. Там же. — С. 15.

287. Там же. — С. 5.

288. Там же, с. 9.

289.Несмелов В. И. Наука о человеке. — Казань, 1994. — С. 387.

290.Сухих Г. Т. Секрет их молодости. — Столица , 1994. — № 11. — С. 32.

291.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000 — № 8. — С. 81.

292.Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Информационный бюллетень ОВЦС Московского Патриархата. — 2000. — № 8. — С. 80-81.

293.История философии: Запад-Россия-Восток. Кн. 4: Философия XX века / Под ред. Н. В. Мотрошиловой и А. М. Руткевича. — М., 1999. — С. 427.

294.Платон. Законы. Cоч. в 3-х томах. — М., 1972. — Т. 3, ч. 2. — С. 92-93.

295.Аристотель. Большая этика. Соч. в 4-х томах. — М., 1994. — Т. 4. — С. 324.

296.Платон. Законы. Соч. в 3-х томах. — М., 1972. — Т. 3, ч. 2. — С. 614.

297.Платон. Горгий. Соч. в 3-х томах. — М. 1968. — Т. 1. — С. 308.

298.Справедливость и демократия в контексте диалога культур // Вопросы философии . — 1996. — № 3. — С. 146-147.

299. Там же. — С.144.

300.Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. — М., 1955-1956. — Т. 20. — С. 636-638.

301.Страхование здоровья за рубежом: проблемы, опыт, перспективы. — М., 1992. — С. 26-27.

302. О вере и нравственности по учению Православной Церкви. Издание Московской Патриархии. — 1991. — С. 326.

303. О Боге, человеке и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви. — М.: Путь., 1995. — С. 10.

304.Христианство. Энциклопедический словарь в 3-х томах. — М., 1995. — Т. 2. — С. 157.

305.Богоявленский Н. А. Древнерусское врачевание в XI-XVII вв. Источники для изучения истории русской медицины. — М., 1960. — С. 31.

306.Дробницкий О. Г. Проблемы нравственности. — М., 1977. — С. 94.

307.Лисицин Ю. П., Стародубов В. И., Гришин В. В., Семенов А. Ю., Савельева Е. Н. Медицинское страхование. — М., 1994. — С. 19-20.

308.Ленин В. И. Соч. — Т. 25. — С. 438.

309.Лисицин Ю. П., Изуткин А. М., Матюшин И. Ф. Медицина и гуманизм. — М., 1984. — С. 134-135.

310.Лисицин Ю. П., Стародубов В. И.,Гришин В. В.,Семенов В. Ю.,Савельева Е. Н. Медицинское страхование. — М., 1994. — С. 6.

311.Шейман И. М. Бюджетно-страховая система здравоохранения. — М., 1993. — С. 19.

312.Ницше Ф. Сумерки идолов, или как философствуют молотом. Соч. в 2-х томах. — М., 1990. — Т. 2. — С. 611.

313.Леви В. Кассирский о врачевании // Вопросы философии. — 1971. — № 1. — С. 153.

314.Мак-Дермот В. Медицина — общественное и личное благо. — «Всемирный форум здравоохранения». — Женева, 1982. — Т. 1. — С. 130.

315.Соловьев Вл. Оправдание добра. Нравственная философия. Соч. в 2-х томах. — М., 1988. — Т. 1. — С. 188.

316.Кант И. Основы метафизики нравственности. Соч. в 6-ти томах. — М., 1965. — Т. 4 (1). — С. 253.

317.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., с. 18.

318.Этика, гуманизм и охрана здоровья. Реферативный сборник. — М., 1985. — С. 31.

319. Там же. — С. 132.

320.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., 1995. — С. 81.

321.Гусейнов А. А. Социальная природа нравственности. — М., 1994. — С. 71.

322.Кант И. Соч., — Т. 4 (1). — С. 260.

323.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. — М., 1995. — С. 16.

324. Там же. — С. 9.

325.Соловьев Вл. Оправдание добра. Нравственная философия. Соч. в 2-х томах. — М., 1988. — Т. 1. — С. 189.

– Конец работы –

Используемые теги: Биоэтика, России0.061

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Биоэтика в России

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Рыночная экономика в России и вхождение России в мировой рынок
Перед этим реферат стоят следующие задачи 1. Что такое рыночная экономика 2. Как она развивается в России 3. Россия, как один из участников на… Сравнить ее с другими развивающимися странами. Это нужно и необходимо делать,… Начатая в 1992г. широкомасштабная либерализация экономики была в основном закончена к 1995г. Макроэкономическая…

Современные тенденции в международной торговле сырьевыми товарами. Место и роль России и Дальнего Востока России
В наше время создать производство, отвечающее самым современным требованиям технологии, организации производства и труда, опираясь только на… Развитие внешнеэкономических связей требует, прежде всего, изучения мирового… В экономической политике большинства стран мира акцент по-прежнему делается на использовании частной инициативы,…

МЫ И ОНИ. Краткий курс выживания в России Мы и Они. Краткий курс выживания в России
Мы и Они Краткий курс выживания в России... Владимир Соловьев...

год России в Испании и Испании в России

Раздел 1 Политические идеи России X-XVII вв. Тема1 Политическая мысль в России : специфика и основные этапы развития.
ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ... ХАНТЫ МАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА...

Рыночная экономика в России и вхождение России в мировой рынок
Перед этим реферат стоят следующие задачи 1. Что такое рыночная экономика 2. Как она развивается в России 3. Россия, как один из участников на… Сравнить ее с другими развивающимися странами. Это нужно и необходимо делать,… Начатая в 1992г. широкомасштабная либерализация экономики была в основном закончена к 1995г. Макроэкономическая…

Голгофа России. Остались ли русские в России
Голгофа России Остались ли русские в России... Г...

Организация и проведение мероприятий налогового контроля на примере Межрайонной ИФНС России
Налоги являются необходимым звеном экономических отношений в обществе с момента возникновения государства. Развитие и изменение форм государственного устройства всегда сопровождается… И, наконец, при третьем, современном этапе государство взяло в свои руки все функции установления и взимания налогов,…

Безработица и её типы. Проблемы безработицы в России
Появление безработных, а вместе с ними и возрождение проблемы безработицы оказалось прямо связанным с осуществляемым в настоящее время переходом к… На протяжении многих десятилетий политика управления трудовыми ресурсами в … При этом на предприятиях и в организациях имел место раздутый управленческий и вспомогательный персонал, количество…

Антимонопольная политика России
Исходя из этого, государства, пытаясь компенсировать несовершенства рынка, прибегают к различным методам и приемам антимонопольного… В связи с этим, проблема антимонопольного регулирования и разработка методов… Из зарубежной литературы необходимо выделить работы Пола А. Самуэльсона, Вильяма Д. Нордхауса, Ф. Шерера и Д. Росса.…

0.038
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам
  • Прогноз развития телевизионного рекламного рынка России В рамках данных встреч и консультаций рекламодателям была презентована данная модель, изложены соображения продавцов рекламы на те тенденции,… И для селлеров крайне важной была любая конструктивная критика в этой области,… Другими словами, в России рекламный рынок, «стартовавший» только в начале 90-х годов прошлого века, должен был…
  • Бренды СССР: приключения в России Необходимость платить за нее возникла в 2004 году, когда ранее свободный бренд "Советское шампанское" по решению суда перешел в собственность… С целью выбить для себя эксклюзивные условия пользования брендом, "Игристые… Главный аргумент производителей в переговорах с СПИ состоит в том, что они готовы вкладывать деньги в продвижение…
  • Прогноз развития рекламы в России Другими словами, профессиональное мастерство рекламных фирм растет как бы "в глубину", в то время как потребности потенциальных Заказчиков - "в… Постепенно это противоречие будет разрешаться двумя способами: А. Объединением… Подобную взаиморекламу делают редакции газет и радиостанции: по радио анонсируются газетные статьи, а газеты упоминают…
  • Государственное регулирование экономики России Орск: ОГТИ, 2003 – 22 с. Ключевые слова: государственное регулирование, бюрократия, коррупция, налоги и сборы, фиаско государства, методы и цели… Рис.: 0; табл.: 0; библ.: 15. Содержание Введение… ….1.Государственное… В течение XX в. сочетание государства и рынка принимало разнообразные формы. Сложность современной…
  • Инвестиции и инвестиционный климат в России Кроме того, законодательство, как правило, не только влияет на степень инвестиционного риска, но и регулирует возможности инвестирования в те или… На этот раз регион вновь снизил риск, но одновременно и потенциал переход из… Наиболее существенным результатом изменения рейтинга отдельных регионов за последний год стало увеличение с 24 до 30…