рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ - раздел Связь, Удк 159.9:316.6(075) Ббк 88.53-922 О-75 ...

УДК 159.9:316.6(075) ББК 88.53-922 О-75

 


Рецензенты:

 


доктор социологических наук, профессор В.Д. Виноградов,

доктор филологических наук, профессор Е.А. Зачевский,

доктор философских наук, профессор А.В. Клюев

Авторы:

М.А. Василик, М.С. Вершинин, В.А. Павлов, Н.Р. Барабанова,

А.К. Бондарев, Т.Ю. Волошинова, Е.В. Ганапольская, Е.М. Гашкова,

С.Д. Гуриева, Л.И. Евсеева, Е.К. Завьялова, Т.В. Ивашковская,

Н.В. Казаринова, М.В. Олейникова, Т.И. Попова, А.В. Хохлов,

Н.В. Шеляпин, О.Д. Шипунова, М.Ф. Шурупова

Основытеории коммуникации: Учебник /Под ред. проф. О-75 М.А. Василика. — М.: Гардарики, 2003. — 615 с.: ил.

18ВК 5-8297-0135-9 (в пер.)

Рассматриваются вопросы методологии коммуникативных процессов. Содержание учебника включает историю и современные проблемы теории коммуникации — одной из перспективных отраслей научного знания. Иссле­дуются различные виды и уровни коммуникации. Большое внимание уделя­ется видам профессионально ориентированной коммуникации. Содержа­ние учебника соответствует государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования второго поколения по дисципли­не «Основы теории коммуникации».

Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлени­ям и специальностям «Социология», «Связи с общественностью», «Управ­ление персоналом», «Лингвистика и межкультурная комм)иикация», «Пси­хология», «Политология», «Менеджмент», «Журналистика», «Реклама». Представляет интерес для специалистов в данных областях.

УДК 159.9:316.6(075) ББК 88.53-922

В оформлении переплета использован фрагмент картины В. Перова «Чаепитие в Мытищах, близ Москвы» (1862)

I5ВN5-8297-0135-9

© «Гардарики», 2003 © Авторы, указанные на обороте титульного листа, 2003


ПРЕДИСЛОВИЕ

Теория коммуникации — одна из наиболее перспективных отрас­лей современного научного знания. Коммуникация — явление уни­версальное, ее содержание и формы попадают в поле зрения многих наук социально-гуманитарного, естественно-научного и тех­нического циклов. Это вызывает необходимость создания теории, интегрирующей и обобщающей достигнутые результаты научных исследований в данной области.

Предлагаемый учебник представляет собой систематизирован­ное изложение основ теории коммуникации, включающее всесто­роннее рассмотрение изучаемого феномена. Он во многом воспол­няет дефицит в изданиях учебного и методического характера в об­ласти коммуникативного знания, имеющийся в нашей стране. В подготовке учебника принимали участие ученые — философы, политологи, социологи, психологи и филологи. Результаты их на­учной и педагогической деятельности представлены в соответству­ющих главах и разделах. В этой связи следует отметить, что «Осно­вы теории коммуникации» — не только учебно-методическое, но и научное издание.

Цель настоящего учебника состоит в том, чтобы дать основы коммуникативного знания всем, кто ясно понимает, что условием успешности их профессиональной и общественной деятельности является умение правильно общаться и взаимодействовать с людь­ми. Он адресован в первую очередь студентам, изучающим теорию коммуникации в качестве учебной дисциплины. Вместе с тем он может быть полезен и тем, для кого неотъемлемой частью будущей профессиональной работы станет общение с людьми — преподава­телям, журналистам, политикам, руководителям всех рангов, спе­циалистам в сфере рекламы и, конечно же, в области связей с обще­ственностью.

Структурная композиция учебника основана на внутреннем единстве четырех основных частей, содержащих 15 глав, в которых рассматриваются вопросы методологии и истории теории ком-


Предисловие

 


 


муникации, а также ее основные проблемы. Издание снабжено таб­лицами, схемами, контрольными вопросами, списками рекоменду­емой по каждой теме литературы, способствующими эффективно­му усвоению материала и выработке коммуникативных знаний и на­выков.

Авторы настоящего учебника — профессора и преподаватели ведущих вузов Санкт-Петербурга: доктор философских наук, про­фессор М.А. Василик (редактор издания); кандидат философских наук, профессор М.С. Вершинин; кандидат философских наук, до­цент В.А. Павлов; кандидат педагогических наук, доцент Н.Р. Бара-банова; кандидат философских наук, доцент А.К. Бондарев; канди­дат педагогических наук, доцент Т.Ю. Волошинова; кандидат фило­софских наук, доцент Е.В. Ганапольская; кандидат философских наук, доцент Е.ЭД. Гашкова; кандидат психологических наук, доЦент С.Д. Гуриева; кандидат философских наук, доцент Л.И. Евсеева; док­тор психологических наук, профессор Е.К. Завьялова; кандидат фи­лософских наук, доцент Т.В. Ивашковская; кандидат философских наук, доцент Н.В. Казаринова; кандидат психологических наук, до­цент М.В. Олейникова; кандидат филологических наук, доцент Т.И. Попова; кандидат филологических наук, доцент А.В. Хохлов; кандидат социологических наук, доцент Н.В. Шеляпин; кандидат философских наук, доцент О.Д. Шипунова; кандидат философских наук, доцент М.Ф. Шурупова.


Часть I

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

Гл а в а 1

ТЕОРИЯ КОММУНИКАЦИИ КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

1.1. Предмет теории коммуникации (9) • 1.2. Законы и категории теории коммуни­кации (21) • 1.3. Методы и функции теории коммуникации (31) • 1.4. Антропосо-циогенез и социальная коммуникация (43) • 1.5. Коммуникативная компетент­ность в системе профессиональной подготовки специалиста (56)

1.1. ПРЕДМЕТ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

Теория коммуникации — сравнительно молодая область научного знания, которая1 стала обретать статус самостоятельной академи­ческой дисциплины в нашей стране лишь в последнее десятилетие. Все большая востребованность коммуникативных знаний и навы­ков, которую ощутила отечественная наука, как и общество в целом, обусловила «коммуникативный бум», привела к тому, что о проблемах коммуникации сегодня говорят и пишут представители разных дисциплин, а сам термин «коммуникация» уже прочно вошел в понятийный аппарат социально-гуманитарного знания.

Однако у исследователей пока еще нет единства относительно научного статуса теории коммуникации, ее объекта и предмета, ее принадлежности к тому или иному «научному ведомству», а также ее места в системе современного социогуманитарного знания и ву­зовского образования.

Понятие коммуникации.Без преувеличения, коммуникацию можно считать необходимым и всеобщим условием жизнедеятель­ности человека и одной из фундаментальных основ существования общества. Общество — не столько совокупность индивидов, сколь­ко те связи и отношения, в которых данные индивиды находятся Друг с другом. Во многом именно этим и объясняется столь при­стальный интерес к коммуникации со стороны представителей




Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина


1.1. Предмет теории коммуникации


самых разных научных направлений, и, в первую очередь, общест­воведов. История общественной мысли свидетельствует, что фило­софы и социологи, политологи и культурологи, психологи и педа­гоги, лингвисты и журналисты всегда, в той или иной мере, обра­щались к проблемам человеческого общения. Однако каждый новый исследователь, столкнувшийся с ними, обнаруживал, что коммуникативная проблематика оказывается едва ли не самой запу­танной.

Многие объясняют это тем, что коммуникативная проблематика столь же безгранична и разнообразна, как и само человеческое об­щество, если не сказать — как окружающий нас мир.

Если для российской системы образования теория коммуника­ции — сравнительно новая учебная и научная дисциплина, то за ру­бежом, особенно в университетах Европы и США, уже сложилась определенная традиция ее преподавания. Здесь в качестве самосто­ятельной академической дисциплины эта область научного знания сформировалась в середине XX в. и стала развиваться столь же бы­стрыми темпами, как и вызвавшая ее к жизни электронно-коммуни­кативная революция. В течение нескольких десятилетий в США и ряде других стран читаются курсы по теории коммуникации, сло­жился круг авторитетных специалистов и школ, издается большое количество учебной и научной литературы.

Особенно заметный рост исследовательского интереса к про­блемам коммуникации и информации стал наблюдаться во второй половине XX в. Вызван он был в первую очередь бурным разви­тием кибернетики, математической теории коммуникации и со­временных электронных систем связи. С появлением работ Н. Винера, К. Шеннона, У.Р. Эшби, наших отечественных ученых А.И. Берга, А.Н. Колмогорова и других термины «коммуника­ция», «информация», «информационный обмен» получили широ­кое распространение в самых разных отраслях науки и стали едва ли не самыми многозначными. К началу 1960-х гг. только в зару­бежной философской и социологической литературе насчитыва­лось около сотни определений коммуникации. Можно с уверен­ностью сказать, что сегодня таких определений существует на по­рядок больше. Поэтому каждый, кто интересуется результатами научных исследований в данной области, сталкивается с богатым спектром точек зрения, аспектов, срезов, попыток общетеорети­ческого и специального подхода к исследованию и пониманию коммуникации.

Приведем лишь некоторые определения, встречающиеся в лите­ратуре:


Коммуникация — механизм, посредством которого обеспечивается существова­ние и развитие человеческих отношений, включающий в себя все мыслительные символы, средства их передачи в пространстве и сохранения во времени (*/. Кули).

Коммуникация — обмен информацией между сложными динамическими систе­мами и их частями, которые в состоянии принимать информацию, накапливать ее, преобразовывать (А. Урсул).

Коммуникация — в широком смысле социальное объединение индивидов с помо­щью языка или знаков, установление общезначимых наборов правил для различной целенаправленной деятельности (К. Черт).

Коммуникация есть информационная связь субъекта с тем или иным объектом — человеком, животным, машиной (М. Каган).

Коммуникация — это прежде всего способ деятельности, который облегчает вза­имное приспособление поведения людей... Коммуникация — это такой обмен, кото­рый обеспечивает кооперативную взаимопомощь, делая возможной координацию действий большой сложности (Т. Шибутани).

Коммуникация - это акт отправления информации от мозга одного человека к мозгу другого человека (П. Смит, К. Бэрри, А. Пулфорд).

Коммуникация (биол.) —это передача сигналов между организмами или частями одного организма, когда отбор благоприятствует продуцированию и восприятию сигналов. В процессе коммуникации происходит изменение информации и взаим­ная адаптация субъектов (Д. Льюис, Н. Гпуэр).

Коммуникация — специфический обмен информацией, процесс передачи эмо­ционального и интеллектуального содержания (А.Б. Зверинцев, А.П. Панфилова).

Приведенные определения (а это лишь малая их часть) свиде­тельствуют о многоаспектное™ понятия «коммуникация», в кото­ром можно условно выделить следующие основные значения:

•ф- универсальное (предельно широкое), при котором комму­никация рассматривается как способ связи любых объектов ма­териального и духовного мира;

•ф- техническое, соответствующее представлению о коммуни­кации как о пути сообщения, связи одного места с другим, сред­ствах передачи информации и других материальных и идеаль­ных объектов из одного места в другое (А.В. Соколов использует понятие «пространственная коммуникация» для характеристи­ки данного аспекта коммуникации);

•ф- биологическое, широко используемое в биологии, особен­но в разделе этологии, при исследованиях сигнальных способов связи у животных, птиц, насекомых и т.д.;

•ф- социальное, используемое для обозначения и характеристи­ки многообразных связей и отношений, возникающих в челове­ческом обществе. В данном случае речь идет о социальной ком­муникации — коммуникационных процессах в обществе. Теория коммуникации чаще всего обращается именно к этому, последнему значению коммуникации, т.е. к социальной коммуника­ции - специфической форме взаимодействия людей по передаче информа-




Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина


1.1. Предмет теории коммуникации


ции от человека к человеку, осуществляющейся при помощи языка и других знаковых систем.

Междисциплинарный характер коммуникативного знания.

Как уже говорилось, исследования проблем коммуникации не ог­раничиваются только областью социальных наук. Они активно изу­чаются представителями… Обращение к проблеме коммуникации многочисленных науч­ных дисциплин —… ние, пронизывающее не только общество в любой, даже самой эле­ментарной клеточке общественного организма, но которое…

3 - 7621



Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина


1.3. Методы и функции теории коммуникации


 


зить эволюцию форм и средств (в первую очередь технических) коммуникации, а также все более увеличивающийся объем циркули­рующей информации.

Частнонаучные методы - совокупность способов, исследовательских приемов и процедур познания, применяемых в той или иной отрасли науки — механике, физике, химии, геологиии, биологии, социаль­но-гуманитарных науках. Сегодня каждая из указанных отраслей на­учного знания состоит из множества дисциплин, количество кото­рых постоянно растет, поэтому четко «привязать» какие-либо кон­кретные способы исследования именно к данной дисциплине очень сложно, хотя каждая из них имеет свой методологический инструментарий, в чем-то отличный от инструментария других дис­циплин.

Теория коммуникации представляет собой многоуровневую чрезвычайно разветвленную систему; в ней используются методы таких наук, как социология, психология, лингвистика, педагогика; межнаучных дисциплин — социальной психологии, социолингвис­тики и др. Остановимся на методах, наиболее распространенных в коммуникативистике.

Социологический метод представляет собой совокупность приемов кон­кретных социологических исследований, направленных на сбор и анализ эмпирических данных, отражающих реальное состояние коммуникатив­ных процессов в обществе. Методы социологических исследований (опросы, анкетирование, эксперименты, статистический анализ, математическое моделирование) позволяют собрать богатый фак­тический материал и на его основе изучать социально-коммуника­ционные процессы и явления. Широкое применение социологи­ческий метод находит при исследовании процессов массовой ком­муникации, особенно в таких областях, как изучение социально-культурной специфики информационных процессов, изучение средств массовой коммуникации и степени их воздействия на обще­ственное сознание, исследование процессов взаимодействия СМИ с общественными структурами.

Крупнейшим представителем социологического направления в изучении коммуникации считается профессор Станфордского и Иллинойского университетов У. Шрамм, с именем которого связа­но превращение американской коммуникативистики в академичес­кую дисциплину. Под его руководством в 1949 г. была создана рабо­та «Массовые коммуникации», послужившая теоретической осно­вой для дальнейших исследований массмедиа с точки зрения их воздействия на социокультурную жизнь.

Герменевтика в философии чаще всего интерпретируется как метод истолкования, интерпретации текстов. У этого метода длинная


история: в античности и в Средневековье толкователи «священ­ных» текстов вели многочисленные споры вокруг смыслов того или иного текста, выражения. В эпоху Реформации шли нескончаемые дебаты филологов, историков и юристов по поводу аутентичности и сакральности текстов. В. Дильтей видел в герменевтике основа­ние всех наук о духе. Проблеме толкования и понимания текста от­дали дань многие выдающиеся философы — Ф. Шлегель, Ф. Шлей-ермахер, М. Хайдеггер и др. Именно поэтому герменевтический метод нередко относят к общефилософским, но мы его рассматри­ваем как частнонаучный, поскольку его применение касается ис­ключительно сферы социально-гуманитарного знания.

Автор классической работы «Истина и метод» (1960) Х.Г. Гада-мер видел возможность постижения изначального смысла вещей лишь в том случае, если в их интерпретацию не привносится ниче­го, что проистекает из предрасположенности интерпретатора, его предвидения, пред-знания случайного или общепринятого свойст­ва. Научность поиска гарантирует только та интерпретация, кото­рая вытекает из сути самих вещей. По Гадамеру, подчинить себя изу­чаемому предмету, неуклонно поддерживать свою направленность на объект, избегая колебаний и внутренних возмущений — самое главное и самое сложное в технике понимания. Читающий или слу­шающий текст всегда имеет некий предварительный проект: даже самый непосредственный смысл видится в свете определенных ожиданий. Сознание интерпретатора переполнено предрассудка­ми, ожиданиями, идеями — пред-пониманием. Текст же всегда со­противляется пред-пониманию, всегда существует некий зазор между смыслом текста и ментальностью интерпретатора. Он при­водит в движение интерпретативную цепочку, устремленную ко все более точным версиям. Так постепенно возникает понимание ина-ковости текста, его альтернативности: только осознание несов­падения ментальности с текстом, существующей между ними куль­турной дистанции позволяет открыть то, о чем говорит текст, при­вести к искомому. Герменевтически ориентированное сознание чувствительно к инаковости текста, и такая чувствительность вовсе не нейтральная объективность, не забвение самого себя, не отказ от своей субъективности; это на самом деле точное осознание су­ществования собственных предрассудков, «идолов», по Ф. Бэкону, которые должны быть подвержены тщательной ревизии и, если не­обходимо, изгнаны из познающего сознания. Понимание, реализо­ванное методологически последовательно, должно быть свободно от предрассудков; только тогда можно услышать изначальный текст и его тональность.



Глава 1. Теория коммуникациикак наукаи учебная дисциплина


1.3. Методы и функции теории коммуникации


 


Коммуникативно-интерпретативный пафос герменевтики пре­красно выразил известный итальянский правовед Э. Бетти в рабо­те «Герменевтика как общая методика наук о духе»:

Ничто так глубоко не проникает в сердце человеческого существа, как желание быть понятым ближними. Нет ничего более притягательного, чем следы исчезнув­ших людей... Везде, где мы находим чувственные формы, посредством которых дух одного обращен к духу другого, приходит в движение наша интерпретативная актив­ность, ищущая смысл этих форм. Все — от вскользь брошенного слова до сухого до­кумента, от Писания до цифры и художественного символа, от заявления до поступ­ка, от выражения лица до стиля одежды и манеры двигаться — все, что исходит от духа другого Я, обращено к нашей чувственности и нашему разуму и взывает к наше­му пониманию.

Бихевиоризм (от англ. Ьепауюиг — поведение) — одно из ведущих направлений в психологической науке конца XIX — первой полови­ны XX в. В основе бихевиористского метода лежит понимание поведения человека и животных как совокупности двигательных, вербальных и эмо­циональных реакций на стимулы внешней среды. Бихевиоризм возник под влиянием экспериментальных исследований психики живот­ных, в формировании его научных основ большую роль сыграли работы И.П. Павлова. Поскольку в этих исследованиях не мог при­меняться метод самонаблюдения (широко использовавшийся при изучении психики человека), то была построена методика экспери­мента, основанная на серии контролируемых воздействий на жи­вотных и регистрации их реакций на эти воздействия. Эта методи­ка была перенесена и на изучение психики человека. Общеметодо­логическими предпосылками бихевиоризма стали принципы фило­софии позитивизма, согласно которым наука должна описывать только непосредственно наблюдаемое. Отсюда и основной тезис бихевиоризма: психология должна изучать поведение, а не созна­ние, которое в принципе непосредственно не наблюдаемо; пове­дение же понимается как совокупность связей стимул — реакция (5-К).

Вместе с тем связь стимула с реакцией в бихевиоризме интер­претируется достаточно жестко: определенный стимул должен вы­зывать определенную реакцию. Такая жесткость объясняется авто­матическим закреплением и в дальнейшем многократным повторе­нием реакции, дающей положительный эффект в ответ на внешнее воздействие.

Бихевиористская методология оказала заметное влияние на ис­следования коммуникативных процессов в природе и обществе, особенно отчетливо проявившееся при изучении механизмов об­ратной связи как реакции на стимул. Однако следует иметь в виду,


что если при изучении коммуникации в природе бихевиористская методология обладает немалыми эвристическими возможностями (на ней, кстати, построены методы дрессировки животных), то в объяснении социальных коммуникаций ее возможности весьма ог­раничены вследствие игнорирования таких фундаментальных пси­хических явлений, как сознание, мышление, воля. Кроме того, би­хевиоризм практически упускает из виду факторы социокультурно-го характера, зачастую оказывающие определяющее воздействие на поведение человека.

Контент-анализ обращен к содержательной стороне информа­ции. Это экспериментальный метод, в первую очередь рассчитанный на изучение деятельности средств массовой информации путем системати­ческой числовой обработки, оценки и интерпретации формы и содержа­ния сообщения информационного источника. Для получения таких дан­ных используется электронно-вычислительная техника и методы программного моделирования.

Главным объектом контент-анализа являются тексты, фонограм­мы, аудио- и видеозаписи, содержащие печатную или радиотелеви­зионную информацию. Кроме того, анализируются опросы общест­венного мнения с целью определения эффективности деятельнос­ти различных информационных средств. Данные, получаемые с его помощью, выявляют роль СМИ в формировании вкусов, предпо­чтений, интересов и мнений различных социально-демографичес­ких и профессиональных групп, их отношение к тем или иным про­цессам в области экономики, политики, культурной и социальной жизни. Пристальное внимание уделяется участию населения в из­бирательных кампаниях и роли СМИ в развертывании и результа­тах таких кампаний. На основе контент-анализа формулируются ре­комендации по совершенствованию информационного обеспече­ния различных социальных процессов, даются советы журналис­там, обозревателям, комментаторам, каким образом они должны обращаться с различными типами информации, чтобы избежать нежелательных результатов как следствия грубой броскости рекла­мы или погони за сенсациями.

Принято различать содержательный и структурный контент-анализ. Содержательный контент-анализ сосредоточивает внимание на содержании сообщения, на том, о чем в нем говорит­ся. При структурном контент-анализе нас интересует не столь­ко что говорится, сколько как говорится, каков способ подачи со­общения; например, как часто освещается то или иное событие в конкретном источнике, сколько печатного пространства ему отво­дится, напечатано оно на первой или последующих полосах, сопро­вождается ли данное сообщение фотографией и т.д.


38 Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина

Метод контент-анализа используется и в теоретических исследо­ваниях, раскрывающих характер взаимоотношений средств инфор­мации и общественных структур. Большое внимание в таких иссле­дованиях уделяется роли телевидения в формировании культурно-нравственных основ современного общества. Кроме того, метод контент-анализа помогает улучшать как содержание, так и способ представления информации, передаваемой по различным каналам массмедиа, и тем самым способствует выбору наиболее эффектив­ных средств и путей совершенствования информационной деятель­ности.

Интент-анализ - метод, с помощью которого изучается проблема целе­направленности вербальной коммуникации. Интент-анализ разрабаты­вается главным образом в рамках психологической науки и исходит из того, что человеческая речь представляет произвольное (т.е. преднамеренное) действие. Соответственно намерение (интенция) что-либо высказать, связанное с определенным содержанием мыс­ли или чувством, лежит в основе практически каждого речевого проявления. Намерение составляет собственно психологический пласт речи, зачастую именно оно в первую очередь улавливается людьми в разговоре, на него следует реакция собеседника.

Однако интенциональный пласт речи не всегда доступен для простого выделения и описания. Поэтому и разрабатывается тех­ника его фиксирования, получившая название интент-анализа. Эта техника развивается на основе изучения текстов повседневной жизни (дискурсов). Для анализа и описания удобны политические тексты, интервью, выступления, телевизионные диалоги.

Особенно выразительными для анализа являются выступления конфликтного типа. В каждом материале такого рода обнаружива­ется структура интенций говорящего, которую можно назвать «кон­фликтный треугольник». В этом треугольнике в обобщенном виде отражается состояние сознания говорящего. Оно характеризуется тем, что в нем присутствует три типа объектов: «говорящий и его сторонники», «противник и его сторонники», «третья сторона». К каждому из этих объектов направлены интенции различного ха­рактера. Так, интенции говорящего, направленные на себя, как пра­вило, связаны с приятием одобрения и отводом обвинений. Интен­ции говорящего, направленные на противника, связаны с обвине­нием, угрозой, разоблачением, демонстрацией силы, противостоя­нием; к третьей стороне — с побуждением, призывом и оценкой.

Результаты интент-анализа, проведенного в отношении значи­тельного количества высказываний конфликтного типа, показыва­ют, что в каждом из текстов обнаруживается «треугольник» (гово­рящий — противник — третья сторона), однако индивидуальное со-


1.3. Методы и функции теории коммуникации

отношение интенций у разных авторов (говорящих, пишущих) ока­зывается различным. В случае более острого конфликта преоблада­ющими становятся интенции, направленные на противника, в меньшей степени — на самого говорящего. Во всех случаях изуче­ние материала конфликтных взаимодействий оказывается удобным в силу «упрощенности» и «суженности» сознания рассерженного человека.

Социолингвистика изучает влияние социальных характеристик участников на протекание вербальной коммуникации, таких, как статус, роль, профессия, этническая принадлежность, возраст коммуни­кантов. Установлено, что влияние этих переменных на вербальную коммуникацию значительно и сказывается на выборе темы, языко­вых средств, позиции в разговоре. Социально детерминированны­ми являются также стереотипы выражения самооценки, способы проявления отношения к собеседнику и др. Поскольку многие виды дискурса прямо связаны с групповой принадлежностью и ролевы­ми отношениями партнеров, возникают специфические типы диа­лога — профессионально-деловые, бытовые, политические, жен­ские, мужские, молодежные и пр.

Актуальная проблема социолингвистики — коммуникативные барьеры (языковые, культурные и др.), затрудняющие общение между группами. Существуют социальные и культурно-специфичес­кие аспекты коммуникации, ограничивающие возможности взаи­мопонимания. Межгрупповое и межкультурное взаимодействия за­трудняются из-за различий в значениях знаков и действий, «соци­альной символизации», сигнализирующей о принадлежности к оп­ределенной группе и т.п. Исследуя коммуникативные барьеры, другие проблемы коммуникации в обществе, социолингвистика вы^ ходит на решение ряда практических проблем: эмиграции, меж­культурного взаимодействия в многонациональных государствах, международных отношений, культурного сотрудничества и т.д.

Помимо перечисленных в коммуникативистике используются и методы, применяемые при сборе эмпирических данных.

Метод наблюдения применяется при сборе предварительного ма­териала исследования и контроле полученных эмпирических дан­ных. При помощи этого метода могут быть выявлены нормы вер­бального и невербального взаимодействия, установлены коммуни­кативные средства, используемые коммуникантами в различных си­туациях и различных эмоциональных состояниях.

В зависимости от роли наблюдателя в исследуемой ситуации раз­личают включенное и невключенное наблюдение. Включенное наблюдение предполагает взаимодействие наблюдателя с изу­чаемой группой. Наблюдатель выступает здесь полноправным чле-




Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина


1.3. Методы и функции теории коммуникации


 


ном, он имитирует свое вхождение в определенную социальную среду, адаптируется к ней, наблюдая события как бы «изнутри». Главный недостаток связан с воздействием на наблюдателя, на его восприятие и анализ ценностей и норм изучаемой группы, в том числе и норм коммуникативного поведения. Исследователь риску­ет утратить необходимую нейтральность и объективность при от­боре, оценке и интерпретации данных. Невключенное на­блюдение регистрирует события «со стороны», без взаимодей­ствия и установления отношений с изучаемым лицом или группой. Наблюдение может проводиться открытым способом или незамет­но для исследуемого объекта, когда наблюдающий маскирует свои действия.

Пути повышения достоверности получаемых в результате на­блюдения данных связаны с использованием надежных способов наблюдения, технических средств фиксации объектов, трениров­кой наблюдателей.

Метод социометрии относится к инструментарию социально-пси­хологического исследования структуры малых групп, а также лич­ности как члена малой группы. В равной степени он пригоден для коммуникативистики, поскольку основная задача социометрии — диагностика межличностных и межгрупповых отношений в целях их изменения и оптимизации.

С помощью социометрического метода, его специальных проце­дур опроса, измерения и расчетов изучают типологию социального поведения в условиях групповой деятельности, оценивают спло­ченность, совместимость членов группы. Этот метод был разрабо­тан Дж. Морено для исследования эмоционально-непосредствен­ных отношений внутри малой группы.

Процедура социометрического измерения предполагает прове­дение опроса всех членов группы для установления их отношения друг к другу. Необходимо выявить тех, с кем каждый из членов груп­пы предпочел бы (выбрал) или, наоборот, не захотел (отклонил), участвовать в определенном виде деятельности или ситуации, т.е. установить все положительные или отрицательные связи в группе. Результаты опроса обрабатываются с использованием количествен­ных социометрических индексов, которые отражают характер внутригрупповых отношений и показывают степень сплоченности группы.

Данный метод имеет свои ограничения. Его наиболее сущест­венные недостатки: невозможность выявления мотивов межлич­ностных положительных выборов; вероятность искажения резуль­татов измерения из-за неискренности ответов испытуемых или вследствие влияния механизмов психологической защиты; социо-


метрическое измерение приобретает значение лишь при исследо­вании малых групп, имеющих опыт группового взаимодействия.

Перечисленные выше методы отнюдь не исчерпывают методо­логическую базу теории коммуникации, но являются одними из наиболее широко ею используемых. Следует иметь в виду, что мето­дология теории коммуникации не может быть сведена к какому-то одному, пусть «очень важному методу». Методология не есть также простая сумма отдельных методов, их механическое единство. Ме­тодология — сложная, целостная, субординированная система спо­собов, приемов, принципов разных уровней, сфер действия, на­правленности, эвристических возможностей, содержаний, струк­тур и т.п. Поэтому необходимо учитывать следующее:

•ф- ни один метод не является панацеей, «универсальной отмыч­кой»; «ни один методологический принцип не может исключить риска зайти в тупик в ходе научного исследования» (Приго-жин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М., 1986. С. 86);

•ф- каждый метод, как правило, применяется не изолированно, не сам по себе, а в сочетании с другими методами. Следовательно, конечный результат научной деятельности во многом определя­ется тем, насколько умело и эффективно используется эвристи­ческий потенциал каждой из сторон того или иного метода и всех методов в их взаимосвязи.

Функции теории коммуникации.Как и в любой другой области знания, содержание теории коммуникации раскрывается через ее функции. К числу важнейших функций теории коммуникации могут быть отнесены следующие:

•ф- познавательная функция, выполнение которой, во-первых, предполагает описание изучаемого объекта (явления), накопле­ние полученного исследовательского материала и его системати­зацию. Отмеченные процедуры позволяют воспроизвести изу­чаемый объект, определить его границы, связи и элементы. Вместе с тем они способны дать лишь внешнее, поверхностное представление об объекте, недостаточное для объяснения его глубинных, сущностных черт. Именно поэтому, во-вторых, познавательная функция теории коммуникации направлена на разработку основных концептуальных парадигм, объясняющих механизмы коммуникации, информационного обмена, взаимо­действия. Эти парадигмы должны быть, с одной стороны, доста­точно общими, чтобы охватить и объяснить процессы и меха­низмы коммуникации в природе и обществе в целом, а с дру­гой — достаточно конкретными, чтобы не упустить из виду ха-



Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина


1.4. Антропосоцлогснсз и социальная коммуникация


 


рактерные черты коммуникации в каждой из ее специфических областей. Таким образом, с помощью познавательной функции ищут ответы на следующие вопросы: что представляет собой коммуникативная реальность? Почему, в силу каких причин про­исходят те или иные коммуникативные явления? Почему им присущи эти, а не иные особенности?

Очевидно, что научная значимость концептуальных парадигм теории коммуникации находится в прямой зависимости от степени выражения в них реальных, а не воображаемых коммуникативных связей. Их разработка во многом зависит от методологической функции теории коммуникации;

•Ф- методологическая функция теории коммуникации состоит, в о -первых, в том, чтобы разработать эффективный способ науч­ного познания коммуникативной реальности. Надежность этого способа зависит от того, в какой степени он опирается на обще­философские методы, принципы, законы и категории, приме­няемые во всех областях научного знания, а также на общенауч­ные и частнонаучные приемы и процедуры, разработанные в ходе теоретического и эмпирического анализа коммуникатив­ных явлений в природе и обществе.

Во-вторых, эта функция состоит в выработке исходных прин­ципов познания для всего комплекса коммуникативных исследова­ний в рамках наук коммуникативного цикла. Она заключается в том, что теория коммуникации, поднимая наиболее общие вопро­сы, выступает теоретико-методологической основой для более частных коммуникативных дисциплин. Именно на уровне общей теории возникает и наиболее общая постановка той или иной ком­муникативной проблемы и определяются пути ее решения;

•^ прогностическая функция — одна из важнейших функций теории коммуникации. Она предполагает, во-первых, определение ближайших и отдаленных перспектив развития социальной ком­муникации; во-вторых, заблаговременное проведение науч­ных экспертиз разрабатываемых и вводимых технических сис­тем коммуникации с точки зрения ожидаемого от них эффекта; в-третьих, моделирование коммуникативных процессов в об­ществе с целью определения их вероятных последствий и ре­зультатов;

•ф- практическая (инструментальная) функция теории коммуникации позволяет решить такие важные проблемы, как оптимизация процесса коммуникации (с точки зрения выбора канала, объема и скорости передачи информации), выработка рекомендаций для достижения стратегии эффективной коммуникации (пра­вильного выбора коммуникативных целей и подбора адекват-


ных коммуникативных средств и т.д.), учет объективных и субъ­ективных факторов коммуникационного процесса (условий среды коммуникации, возможностей используемых средств, спе­цифических характеристик коммуникатора и аудитории и пр.), организация и регуляция социальных процессов посредством коммуникации.

Практически-прикладной характер теории коммуникации нахо­дит свое выражение в повышении ее значимости в профессиональ­ной деятельности. Престиж коммуникатора, специалиста в области связей с общественностью в современных условиях становится все более высоким. Растущую потребность в такого рода специалистах испытывают политические, экономические, общественные, куль­турные институты, средства массовой информации, все структуры, заинтересованные в повышении своей репутации.

Перечисленные функции теории коммуникации отражают не только ее академический статус, но и тесную связь с практической деятельностью. Вследствие осуществления этих функций теория коммуникации выступает как наука действующая, а не умозритель­ная. Однако важно иметь в виду, что перечисленные функции тео­рии коммуникации не реализуются автоматически. Для этого нужна большая, кропотливая, активная и творческая совместная работа теоретиков и практиков в данной области.

1.4. АНТРОПОСОЦИОГЕНЕЗ И СОЦИАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Антропогенез - процесс формирования Ното заргепз как биологического вида. Этот процесс завершился приблизительно 40 тыс. лет назад, после чего дальнейшая эволюция человека стала носить социаль­ный характер. Возникновение «человека разумного» означало, что и формы его коллективного существования постепенно стали обре­тать черты, характерные для сложившейся общественной органи­зации. В процессе социогенеза - становления и развития человеческого общества — эти черты получали все большее развитие и конкретное наполнение, свойственное каждой последующей стадии в эволю­ции социума.

Развитие средств коммуникации в процессе антропогенеза.

Глава 1. Теория коммуникации как наука и учебная дисциплина 1.4. Антропосоцпогенез и социальная коммуникация  

Философские подходы к построению теории коммуникации.

Следует, однако, отметить, что большинство немецких филосо­фов были склонны трактовать и человеческое общение в категори­ях субъект-объектной связи,… Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации 2.1. Проблемы коммуникации в истории социально-философской мысли 71

6-7621



Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.1. Проблемы коммуникации в истории социально-философской мысли 83


 


Онтологизируя языковую проблематику герменевтики, Хайдег-гер способствует превращению герменевтики в учение о бытии, за­крепляя тем самым ее философский статус. По его мнению, герме­невтика имеет дело не столько с правилами интерпретации текс­тов, теорией лингвистического понимания, сколько с нашим общим отношением к миру, в котором мы живем. По сути дела, она представляет собой феноменологическое определение специфики самого человеческого существования, поскольку понимание и ин­терпретация составляют фундаментальные способы человеческого бытия и механизмы коммуникации, и потому он рассматривает фи­лософию как герменевтическую интерпретацию этого бытия.

Большое влияние на современную философию оказали герме­невтические идеи Г.Г. Гадамера (1900—2002), ученика М. Хай-деггера, автора классического труда «Истина и метод» (1960). Гада-мер критически осмысливает предшествующую герменевтическую традицию, в первую очередь учение Ф. Шлейермахера, который стремится к исторической реконструкции прошлого состояния произведения искусства (текста) через реконструкцию его культур­ного контекста. Для Гадамера такая реконструкция («репродукция прошлой продукции») «не более осмысленна, чем реставрация про­шлой жизни». Цель'ю герменевтического искусства должно стать не «вживание в мир автора», а представление этого мира «в себе» для актуализации его для себя.

Развивая предложенный Хайдеггером «онтологический пово­рот» герменевтики к проблеме языка, Гадамер в качестве важней­шей выделяет категорию «предпонимание» — совокупность «пред­рассудков», «предсуждений», «предмнений», «предвосхищений», определяющихся традицией «горизонт пониманий». Централь­ным, обусловливающим все остальные является понятие предрас­судка — «это суждение, которое имеет место до окончательной про­верки всех фактически определяющих моментов» (Гадамер). Следо­вательно, предрассудок — не обязательно ложное суждение, в нем могут быть как положительные, так и отрицательные моменты. Предрассудки, по Гадамеру, — это элементы традиции, живущие в современности, это связь истории и современности.

Поскольку любая традиция нерасторжимо связана с языком, в нем выражается и им в определенной степени обусловлена, по­стольку главным предметом и источником герменевтической реф­лексии должен стать язык как структурный элемент культурного це­лого. Язык кроме переносимого смысла сохраняет объективные и субъективные предпосылки понимания. Язык, по Гадамеру, есть мир, который окружает человека, без языка невозможны ни жизнь, ни сознание, ни мышление, ни чувства, ни общество, ни история


и т.д. Все, что связано с человеком, находит свое отражение в языке. Язык есть не только «дом бытия» (Хайдеггер), но и способ бытия человека, его сущностное свойство. Язык является условием познавательной деятельности человека. Таким образом, понимание из модуса познания превращается в модус бытия. Принципом и ис­точником действительного понимания и взаимопонимания являет­ся диалог, разговор, коммуникация.

Идеи Гадамера существенно переориентируют устремления гер­меневтики как философско-методологической дисциплины. Она обретает еще большую философскую значимость, становится уче­нием о человеческом бытии и коммуникации.

В последние десятилетия монополия герменевтики на разработ­ку проблематики понимания текста оказалась несколько ослаблена: герменевтическая методология либо дополняется психоаналити­ческой и структуралистской, либо исследуется как эпистемологи-ческая и логическая проблема.

Неопозитивизм (или аналитическая философия) складывается в на­чале XX в. в рамках философского позитивизма; это «антиметафи­зическое», аналитическое направление, знаменующее «лингвисти­ческий поворот» философии. Новое направление объявило, что философия имеет право на существование не как метафизика, «мышление о мире», а лишь как «логический анализ языка». С точки зрения неопозитивизма все наше знание о мире дают толь­ко конкретные эмпирические науки. Философия же не может вы­сказать о мире ни одного нового положения сверх того, что гово­рят о нем отдельные науки, не может создать никакой картины мира. Ее задача состоит в логическом и лингвистическом анализе и прояснении тех положений науки и здравого смысла, в которых может быть выражено наше знание о мире.

Аналитическая философия представлена, прежде всего, школа­ми логического позитивизма и лингвистической философии. Фило­софские исследования в них носят характер аналитической проце­дуры, которая у логических позитивистов ориентирована на «со­вершенный язык» формальной логики, а в лингвистической фило­софии — на естественный язык.

Сведением философии к логическому анализу неопозитивизм обязан в первую очередь Б. Расселу, который использовал для этого достижения математической логики. Рассел полагал, что метод ло­гического анализа может способствовать разрешению философ­ских проблем (собственно, сами эти проблемы имеют логическую природу), и объявил, что логика составляет сущность философии. Р. Карнап еще более сузил понимание философии, сведя объект ее исследования к логико-синтаксическому анализу языка и объявив,



Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.1. Проблемы коммуникации в штории социально-философской мысли 85


 


что философские проблемы — это не что иное, как языковые про­блемы.

Логический позитивизм. Сосредоточенность на частные логико-методологических исследованиях, на анализе языка науки характе­ризует деятельность так называемого Венского кружка ^Ф. Вайс-ман, Г. Ган, К. Гедель, Р. Карнап, О. Нейрат и др.), возникиего в на­чале 1920-х гг. и просуществовавшего вплоть до начала Второй ми­ровой войны и заложившего основы логического позитивизма.

Представители этого направления обратили внимание на то, что обычный язык создает массу заблуждений и мнимых проблем. Из них по большей части и состоит традиционная философия. Чтобы их избежать, необходимо сформировать совершенный язык, не допускающий никаких неопределенностей. Таки и языком должен стать язык математической логики, считал Б. Рассел. Совершенный язык, по мнению логических позитивистов, может включать в себя лишь такие высказывания (предложения), которые являются: а) либо суждениями о фактах и подлежат эмпирической проверке (например, «Вода закипает при температуре 100 градусов и давлении 1 атмосфера»); б) либо логическими выводами, которые имеют внеопытный характер, потому, строго говоря, это не знания, а тавтологии (например, 2 + 2 = 4; А + В = В + А). Последние не несут информации о мире, но всегда являются истинными, по­скольку их истинность определяется всецело правилами языка. К тавтологиям относятся положения математики и логики. Только предложения этих двух видов имеют научный смысл.

Задача философии состоит в том, чтобы очищать научные зна­ния от предложений, которые: не имеют смысла — их нельзя ни оп­ровергнуть, ни подтвердить (например, «Восток завтра будет круг­лый»); хотя и обладают смыслом, но не могут быть проверены эм­пирически (например, «В мире нет ничего кроме движущейся мате­рии»). Таковых большинство в традиционной философии, и они оперируют понятиями, которые нельзя сопоставить ни с какими фактами («материя»).

Процедура проверки предложений на предмет их осмысленнос­ти получила название «верификация». Согласно принципу верифи­кации, только те предложения имеют смысл, которые допускают опытную проверку. Этому принципу логический позитивизм прида­вал огромное значение, однако он не оправдал связанных, с ним на­дежд: не все положения науки можно проверить сегодня, но можно будет проверить некоторое время спустя с развитием эксперимен­тальной техники; историческое знание принципиально не поддает­ся экспериментальной проверке, но прошлое все-таки познается; сам принцип верификации нельзя отнести ни к опытному ни к тав-


тологическому высказыванию_, он имеет явно «метафизическое», философское происхождение.

Осознание методологический недостаточности логического по­зитивизма с его притязаниями на создание «идеального» языка науки (не все научное знание м«жет быть формализовано в логичес­ких конструкциях искусственного языка) привело к возникнове­нию в рамках неопозитивизма лингвистической философии.

Лингвистическая философия — одно из направлений аналитичес­кой философии, получившее развитие в Великобритании, где воз­никли две школы — кембриджская и оксфордская (последняя и по­ныне доминирует в британсжой академической философии), в США и некоторых других страдах Запада в 1930—1960-е гг.

Сторонники лингвистической философии отказываются от жестких логических требований к языку, полагая, что объектом ана­лиза должен быть естественный язык. Впервые метод философско­го анализа естественного язшка был разработан в Кембридже Дж. Муром. Наиболее развернутый вариант лингвистического ана­лиза представлен в трактате Л. Витгенштейна «Философские иссле­дования» (1949).

По мнению Витгенштейна, 1редставления о недостатках естест­венного языка, его так называемых логических нестрогостях, вы­званы стремлением позитивистов навязать языку единую, универ­сальную логику, с тем чтобы упорядочить язык, ликвидировать смы­словые разночтения и многозжачность используемых понятий, за­путывающую двусмысленность, грамматических конструкций и т.д. Витгенштейн же считает, что философские заблуждения устраня­ются путем включения слов и дыражений в органически присущие им контексты человеческой коммуникации. Исходя из разнообра­зия, неоднозначности поняти I естественного языка, его природ­ной подвижности, Витгенштейн предложил вариант анализа, осно­ванный на концепции «языковых игр» и ввел термин «лингвисти­ческие игры».

Особенности игры как явле шя позволяют лучше понять особен­ности языковой реальности. Подобно тому как каждая игра имеет свои правила, так "и в языке существуют различные правила, где формальная логика образует жего лишь один класс таких правил. Поскольку каждая игра имеет свои собственные правила, следова­тельно, нет единой универсалжной игры, одних и тех же правил и одинаковых способов достиже шя целей. Эта особенность игры по­зволяет кардинально пересмотреть соотношение логики и языка: уподобление логики правилам игры накладывает запрет на любые попрытки подчинить язык еданым логическим правилам, поста­вить логику над языком.



Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.1. Проблемы коммуникации в истории социально-философской мысли 87


 


Лингвистических игр бесконечно много, как бесконечно много способов использования слов, знаков, словосочетаний. Эта множе­ственность не есть что-то фиксированное, данное раз и навсегда: одни игры рождаются, другие — стареют и исчезают. Само слово «игра» указывает на то, что язык, говорение, будучи типом актив­ности, составляют неотъемлемую часть жизни. Множественность лингвистических игр Витгенштейн демонстрирует на следующих примерах: «Отдавать приказы или выполнять их... Решать арифме­тические задачи... Переводить с одного языка на другой... Спраши­вать, благодарить, проклинать, приветствовать, молить» (Витгенш­тейн Л. Философские работы. Ч. 1. М., 1994. С. 91).

Перечисление и анализ различных примеров лингвистических игр означает уже не формально-логический анализ, а просто опре­деление «фактического употребления» слов и словосочетаний. Для сторонников лингвистической философии «фактическое употреб­ление» означает использование слов, значение которых нас инте­ресует, в течение достаточно длительного времени достаточным числом серьезных и ответственных лиц, знающих соответствую­щий предмет или соответствующие обстоятельства. В сущности, имеется в виду решающая роль языковых конвенций.

Таким образом, лингвистический анализ есть процедура выясне­ния фактического употребления слов репрезентативной группой говорящих по интересующему предмету. Если некоторое выраже­ние фактически употребляется, то бессмысленно уже говорить, ис­тинно оно или нет. Вопрос об истине есть вопрос факта, а не нормы. Высказывать нечто и высказывать истину — это одно и то же, хотя мы можем ошибаться относительно употребления того или иного слова или выражения.

Доктрина лингвистической философии, по сути, свелась к опи­санию обыденного языка, фактическое употребление которого представляет научный интерес. Однако интерес только к обыден­ному языку, а не к миру натолкнулся на трудности научного позна­ния и интерпретации. Обыденного языка, свободного словоупот­ребления и вольного построения грамматических конструкций здесь явно недостаточно. Утверждение Витгенштейна о том, что логической необходимости в точном смысле не существует и что логическая связь не «вынуждает» нас сделать определенный вывод, а только «побуждает» к этому, противоречит природе логического вывода, который действительно обладает «принудительным» ха­рактером, заставляющим прийти к определенному заключению. Применение игровой модели языка к анализу логической пробле­мы означало возврат к конвенционализму — логический выбор есть «мой выбор».


Таким образом, идея плюрализма методов связана у Витгенштей­на с релятивизмом в теории познания (признак относительности нашего знания), а констатация решающей роли языковых конвен­ций носит смысл растворения реальности в контекстах различных «языковых игр».

Пристальным интересом к обыденному языку отмечены иссле­дования Дж. Остина (1911—1960) — видного представителя лин­гвистической философии из Оксфорда. Как и многие его коллеги, он работал в сфере обычных словоупотреблений, пафос его работ направлен против неверного, т.е. нарушающего логику естествен­ного языка, употребления слов и целых фраз. Анализируя различ­ные лингвистические единицы в работе «Как сделать вещи слова­ми» (1965), Остин показал отличие индикативных (констатирую­щих) высказываний от перформативных (исполнительных). Пер­вые содержат некую констатацию, описание (например, «Завтра я иду на работу») и могут быть истинными или ложными; вторые ука­зывают на исполнение какого-либо действия («Обещаю, что завтра я пойду на работу») и могут быть удачными или неудачными. Свою концепцию Остин назвал «теория речевых актов», где им был вве­ден ряд новых понятий: локутивный акт — акт говорения самого по себе; иллокутивный акт — акт осуществления одной из языковых функций (вопрос, оценка, команда, информация, мольба и пр.); перлокутивный акт — целенаправленное воздействие на мысли и чувства человека, провоцирующее определенную реакцию (убежде­ние, обман, изумление, запутывание и т.д.). Теория Остина и вве­денные им понятия оказались востребованными современной лин­гвистикой и логикой. Сам же Остин надеялся, что на основе его установок и в результате коллективной деятельности его сторонни­ков возникнет новая дисциплина — лингвистическая феноменоло­гия, являющаяся симбиозом философии и лингвистики.

Семиотика в XX в. получила дальнейшее развитие. Будучи одним из ответвлений философского позитивизма, сегодня семиотика по­лучила статус самостоятельной научной дисциплины. Основы семи­отики, заложенные Ч. Пирсом, нашли свое развитие в работах Ч. Морриса (1901—1979). Моррис начал свою карьеру как инже­нер, затем через биологию и психологию пришел к философии. Широкую известность ему принесла книга «Основы теории зна­ков» (1938). Знакам посвящена и другая, ставшая классической ра­бота «Знаки, языки и поведение» (1946).

Центральными понятиями новой дисциплины стали понятия знака и семиозиса. Знак определяется как некий предмет (явление, событие), который выступает в качестве представителя (заместите­ля) некоторого другого предмета и используется для приобрете-


Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.1. Проблемы коммуникации в истории социально-философской мысли 89


 


ния, хранения, переработки и передачи информации. Знаки могут быть как языковыми, так и неязыковыми. Семиозис определяется Моррисом как процесс, при котором некое явление функциониру­ет в качестве знака. Этот процесс включает в себя три очевидных компонента: то, что функционирует как знак — знаковый провод­ник; то, к чему знак относится, — десигнат; эффект, произведенный на интерпретатора, благодаря чему вещь становится для него зна­ком. Например, если 5 есть знаковый проводник, О — десигнат, / — интерпретатор, тогда знак можно охарактеризовать следующим об­разом: 5 есть для /знак О в той мере, в какой /осознает /) благодаря присутствию 5; Отсюда следует, что семиозис — это «осознание-по-средством-чего-то». Посредник — это знаковый проводник, дейст­вующее лицо — интерпретатор, предмет осознания — десигнат; в предлагаемой формулировке появляется еще один, четвертый ком­понент: осознание есть интерпретация.

Триада, возникающая из отношений знакового проводника, де--сигната и интерпретатора, позволяет изучать три важнейших диа-дичных отношения: одних знаков с другими знаками, знаков с соот­ветствующими объектами, знаков с интерпретатором.

Три семиотических измерения состоят из синтактики, семанти­ки и прагматики. Синтактика изучает отношения знаков между собой, т. е. структуры сочетаний знаков и правил их образования и преобразования безотносительно к их значениям и функциям зна­ковых систем. Семантика трактует отношения знаков с их десигна­тами как объектами, ими обозначаемыми. В вопросе об «истиннос­ти» всегда возникает проблема взаимоотношений знаков с вещами; десигнат знака — это предмет, который знак может обозначить. Прагматика изучает отношения знаков с интерпретатором. По­скольку знаки толкуют живые существа, то речь идет о биотических аспектах семиозиса, т.е. психологических, биологических и социо­логических феноменах, которые имеют отношение к функциони­рованию знаков. Моррис дает следующую формулировку семиоти­ческого процесса: «Толкователь знака есть организм, толкуемое — одежды органического существа, которые с помощью знаковых проводников играют роль отсутствующих предметов в проблема­тичной ситуации, как если бы последние присутствовали». Благода­ря семиозису «организм осознает интересующие его свойства от­сутствующих предметов и ненаблюдаемые свойства присутствую­щих объектов». В этом состоит инструментальная важность знаков. Язык в полноте семиотического смысла термина, заключает Мор­рис, есть не что иное, как интерсубъективная коллекция знаковых проводников, применение которых детерминировано синтаксичес­кими, семантическими и прагматическими правилами.


Рассматривая лингвистические (языковые) знаки, Моррис пред­лагает следующую их классификацию на основании разных спосо­бов обозначения: 1) идентификаторы — знаки, отвечающие на во­прос «где?»; 2) десигнаторы — знаки, ставящие интерпретатора перед вопросом «что такое?»; 3) оценочные — знаки, связанные с предпочтением, отвечающие на вопрос «почему?»; 4) прескриптив-ные — знаки, отвечающие на вопрос «как?»; 5) формирующие, или знаки систематизации, направляющие поведение интерпретатора в отношении других знаков.

Кроме того, различаются четыре способа использования зна­ков: информативный, ценностный, стимулирующий и систематизи­рующий. Комбинируя способы обозначения и способы использова­ния знаков, Моррис создает классификацию различных типов дис­курса, которые образуют дискурсивное пространство. Так, научный дискурс нацелен на получение истинного знания (информации), политический дискурс стимулирует соответствующие данному типу общества действия, моральный дискурс оценивает действия с точки зрения предпочтения и т.д.

Личность, отмечает Моррис в работе «Знаки, язык и поведе­ние», способная увидеть знаковые феномены с точки зрения семи­отики, более восприимчива к знаковым ресурсам культуры. В тече­ние всей своей жизни, с самого момента рождения, человек на­ходится под непрерывным воздействием знаков, без них люди не мыслят своего существования, достижения поставленных целей. Сознательное отношение к дискурсивным типам, их функциям и использованию поможет человеку избежать манипуляций со сторо­ны других и уберечь автономию своего сознания и поведения.

Критическая философия Франкфуртской школы во второй полови­не XX в. в лице одного из ведущих своих представителей Ю. Хабер-маса заострила вопрос о роли и значении коммуникации в совре­менном западном обществе.

Ю. Хабермас (р. 1929) — немецкий философ и социолог, автор многочисленных работ по теории общества. Главным трудом Хабермаса является двухтомная «Теория коммуникативного дейст­вия» (1981), лежащая в русле критической философии. Работа Ха­бермаса по существу представляет широкомасштабную теорию об­щества. Критическая установка предшественников Хабермаса осно­вывалась на пессимистической оценке перспектив современного общества, которое выросло из безграничной веры в могущество че­ловеческого разума, утвердившейся в новоевропейской культуре и философии.

Разум в теоретических построениях критической философии предстает как инструмент, «инструментальный разум», определяю-




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


щий характер современной цивилизации и ведущий к дифициту гу­манности и чудовищному диктату во всех сферах жизни. «Инстру­ментальный разум» — понятие, берущее начало в философии Ново­го времени (у Р. Декарта) с ее учением о человеке как хозяине при­роды. Это понятие широко используется и в программном для Франкфуртской школы труде М. Хоркхаймера и Т. Адорно «Диалектика Просвещения» (1948). Инструментальный разум отра­жает характер субъект-объектного отношения человека к природе, которое, в свою очередь, проецируется и на отношение человека к | человеку, поскольку человек — природное существо и им как при- ^ родным существом тоже можно управлять. Выдвигая притязания инструментального господства над природой, человек отчуждает себя от природы вообще и своей природы в частности. Следствием такого отчуждения становятся мировые войны, тоталитарные ре­жимы, технократия и т.п.

Чтобы преодолеть такое состояние общества, надо, по мнению Адорно и Хоркхаймера, преодолеть инструментальное отношение к человеку и создать общество подлинно человеческих отношений. Вместе с тем, ссылась на такие явления, ограничивающие челове­ческую волю, свободу, возможности, как массовая культура, фашизм и др., они утверждали, что человек не в состоянии определять те | или иные взаимосвязи в обществе, характер общественных отно^ шений в целом. Поэтому их концепция в целом имела пессимисти­ческий характер.

Хабермас не разделяет пессимистического диагноза современное^ I ти своих предшественников, ему свойственна скорее оптимистичес- * кая точка зрения и расчет на обновление общества. Его также беспо­коит исчезновение моральности как основы межчеловеческих* отношений в онаученном, рационализованном западном обществе.] Однако он видит возможность общественного обновления в прими-| рении технической целесообразности и экономических возможное--тей с моральными требованиями. Полем их примирения выступает! коммуникация. Коммуникация как деятельность, опосредованная? символами, опирается на строгие нормы, признаваемые сообществ] вом совместно живущих и общающихся между собой людей.

Такая коммуникация позволяет избежать тотального господства» разрушающего личность, дает человеку возможность ему сопротив­ляться. В «Теории коммуникативного действия» нормы социаль^ ной жизни и социального действия устанавливаются в результате; «формально-прагматического дискурса», когда должно победить «непринужденное принуждение» со стороны лучшего аргумента. Позитивную роль дискурса Хабермас видит в том, что он, в о - п е р-в ы х, выступает средством социализации, образования и воспита|


ния; во-вторых, дискурс как форма коммуникации втягивает людей в отношение признания, в ходе которого высказывания другого понимаются, рефлексируются, интерпретируются, кри­тикуются, уточняются и, наконец, принимаются или отвергаются; в-третьих, дискурс вынуждает высказывать собственные мнения от первого лица, которые подвергаются столь же тщательной кри­тике и проверке; в-четвертых, дискурс способствует достиже­нию консенсуса.

Консенсус является следствием коммуникации, в ходе которой участники признают друг друга как равноправные социальные партнеры. Его функции состоят в том, чтобы предупреждать при­нуждение со стороны как отдельных лиц, так и учреждений об­щественного характера, а также способствовать интеграции общества.

2.2. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ КОММУНИКАЦИИ

В современной коммуникативистике выделяется несколько кон­кретно-научных подходов к изучению коммуникации.

Во-первых, это различные подходы технократического и ин-теракционного характера.

Во-вторых, в рамках интеракционизмаученые разделились в решении вопроса о том, как объяснить коммуникацию — ссылками на индивидуальную осознанную деятельность или в качестве произ­водной от социальной структуры. Дебаты о коммуникации в подоб­ных терминах занимают одно из центральных мест в современной социологии, психологии и культурологии. В рамках именно этих наук складывались основные теоретико-методологические подхо­ды к коммуникации и предпринимались различные попытки при­мирить объективную структуру и субъективную волю.

Технократические подходык изучению коммуникации были обусловлены спецификой конкретно-исторических условий и само­го предмета исследования. После Второй мировой войны роль тех­нических средств коммуникации в распространении знаний, куль­туры и формировании личности стала центральной темой и в кри­тических концепциях, разоблачающих отрицательные стороны Массовой культуры, и в работах современных футурологов, пред­сказывающих наступление «технотронной эры» и «информацион­ного общества».

Так возникли концепции технологического детерминизма, наи­более известной среди которых является теория информационного об-




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


щества, рассматривающая современные технические средства ин­
формации в качестве важнейшего стимула и источника социально­
го развития. Один из основоположников данной теории Д. Белл по­
лагал, что США и многие европейские страны становятся инфор­
мационными обществами, основанными не на индустриальном
производстве с его традиционными отраслями, а на новейших ин­
формационных технологиях и производстве нового знания (пеу
есопоту, е-соттегсе). Явным признаком такой трансформации
становится повышение значения высшего образования. Знание';
превращается в ключевой источник новшеств и основу социальной!
организации и техноструктуры (Дж. Гэлбрейт). |
По сути, это новый тип цивилизации, который характеризуется)
ускоренной автоматизацией и компьютеризацией процессов про­
изводства и управления, новыми техническими системами получе­
ния, переработки, передачи и хранения информации, интеллектуа-.
лизацией производственной деятельности, информатизацией всех
сфер общественной жизни, повышением качества жизни, измене­
нием социальной структуры общества и т.д. Из-за возрастания рол
знаний, информации и средств коммуникации такое общество на
зывают информационным.

Очевидно, что новые системы связи, способные мгновение
передавать информацию практически в неограниченном объеме I
на любое расстояние, кардинально меняют облик человечества,]
ведут к принципиально новому состоянию культуры и цивили
зации. *

Вместе с тем теория информационного общества с ее оптимис
тической верой в цивилизующую мощь информационных технолс
гий проявила определенную методологическую недостаточность
Сегодня абсолютное большинство авторов, рассуждающих о ново!
эпохе, обеспокоено тем, что в наиболее развитых странах Запад*
технико-экономический компонент не просто доминирует, н<|
подчас подавляет культурно-этическую составляющую общества
В этой связи актуальной становится задача перехода от техногеК
ной, в том числе информационной, цивилизации к антропогенно?
в которой основной ценностью должен стать человек, а не техник
Технический аспект новой цивилизации является лишь средство)!
достижения этой цели. •

К категории технократических может быть отнесена концепц! канадского социолога и культуролога, теоретика коммуникаци ных технологий Г. М. Маклюэна (1911—1980). Маклюэн счи себя учеником канадского историка экономических структур Г. ниса, увидевшего в технологии коммуникаций формообразующу силу всякой культуры и причину эволюции общества.


Основным двигателем истории, согласно Маклюэну, является смена технологий, которую в свою очередь вызывает смена способа коммуникации. Канадский ученый считал, что тип общества в зна­чительной мере определяется господствующим в нем типом комму­никации, а человеческое восприятие — скоростью передачи инфор­мации. Исторические формы коммуникаций он уподоблял галакти­кам, которые могут встречаться, проходить одна через другую, ме­нять свою конфигурацию.

До изобретения письменности человека окружала только устная речь. Мир, царивший за порогом тесной «аудиовселенной», можно было познать лишь интуитивно. Изобретение алфавита как актив­ного коммуникативного средства вызвало «эксплозию» — продол­жающийся уже три тысячелетия взрыв механической технологии, фрагментарной письменной культуры, визуальное давление кото­рой гипертрофировало глаз, переключило центр восприятия со слуха на зрение. Человечество вступило в механистическую эпоху, продолжающуюся по сей день. По Маклюэну, детонатором «взрыва технологий» стало гусиное перо, а эпицентром взрыва можно счи­тать изобретение печатного станка Г. Гутенбергом. С тех пор нача­лись процессы фрагментации общества и отчуждения человека: пе­чатное слово позволило познавать мир индивидуально, вне кол­лективного сознания общины. Кроме того, книга стала первым стандартно воспроизводимым товаром, т.е. первым продуктом мас­сового производства.

В XX в. произошел новый переворот, связанный с электричест­вом: «Электрическая цепь сокрушила время и пространство, погру­зив каждого из нас в океан забот других людей. Она заново восста­новила всеобщий диалог в глобальном масштабе». Возвращение к «племенному» восприятию мира на новом этапе, по Маклюэну, — безусловное благо, потому что таким образом люди вновь начнут ощущать себя единым целым, коллективом, в котором нет места изоляции, индивидуализму и подавлению меньшинств — результа­там «тирании визуального восприятия».

Движущими силами новой революции стали электронные СМИ, прежде всего телевидение. Именно телевидение, по Маклюэну, по­зволило человечеству вернуться в дописьменную общину, в глобаль­ную деревню, где информация доступна сразу всем и получить ее можно практически мгновенно. В этом мире человек уже не в со­стоянии строить свое мировосприятие как раньше — последова­тельно, шаг за шагом. Ему приходится учитывать сразу все факто-РЬ1. а поскольку времени на их анализ нет — полагаться на интуи-ЧИю, завороженно уставившись в мерцающий ящик («общинный к°стер»).


94 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации

Возникает эффект «имплозии» — «взрывного» сжатия простран­ства, времени, информации. В результате расширявшаяся на про­тяжении последних столетий «Галактика Гутенберга» переходит в фазу сжатия. «На протяжении веков эры механизации мы расширя­ли возможности нашего тела в пространстве. Сегодня, по прошест­вии века электронных технологий, мы имеем возможность распро­странить на всю планету нашу центральную нервную систему, что приводит к отмене таких понятий, как пространство и время. И бы­стрыми темпами приближаемся к финальной стадии этого «распро­странения человеческого» — технологической имитации сознания, когда творческий процесс познания перестанет быть вотчиной ин­дивида и станет коллективным процессом».

Маклюэн полагал, что в результате электронно-коммуникатив-) ной революции человечество оказывается на пороге «раскрепо-* щенного и беззаботного мира», в котором действительно может стать единой семьей. Вместе с тем он отмечал, что бурное развитие ] современных информационных технологий ведет к тому, что со-' держание коммуникации отступает на задний план, становится во многом случайным, ситуативным, а средства ее осуществления при-1 обретают нарастающие возможности манипулирования сознанием; людей, «зомбирования».

В рамках технократической парадигмы получила свое развитие' математическая теория коммуникации инженера и математика К. Шеннона (У. Уивер описал математическую теорию Шеннона' нематематическим способом), основанная на общей теории систем биолога Л. фон Берталанфи.

Под системой понимается набор объектов, которые находятся' во взаимосвязи друг с другом, формирующей целое. Различаются два типа систем. Закрытая система, которая не имеет обмена с окружающей средой, делающая шаги к внутреннему хаосу (энтроД пия) и смерти; открытая система, обменивающаяся энергией с окружающей ее средой, ориентированная на рост. Последняя за служивает особого внимания, и в рамках системного подхода рас! сматриваются следующие ее характеристики: целостность (целое больше, чем сумма его частей; его части находятся во взаимосвязи и не могут быть поняты отдельно); иерархия (каждая система ее стоит из множества подсистем; системы могут образовывать супе| систему); саморегулирование и контроль (управление), основа! ные на целеполагании; взаимообмен со средой; само-обслуживани^ (сбалансированность); изменение (адаптируемость и эквифинаг" ность, достижение целей различными способами и от различи* отправных точек).


 

2.2. Современные концепции коммуникации

Теория систем основана на таких категориях, как энтропия (ха­отичность, или недостаток организации; неопределенность); ин­формация (мера энтропии в ситуации; количество выборов или до­ступных альтернатив); негэнтропия (определенность); единица ин­формации — бит, используется для подсчета альтернатив; избыточ­ность (степень предсказуемости ситуации и ее определенности).

Системный подход рассматривает коммуникацию как систему, в которой присутствуют: источник, передатчик, канал, получатель, место назначения, шум. Коммуникация означает, что источник ин­формации выбирает желательное сообщение, передатчик кодирует сообщения в сигналы, а получатель расшифровывает сигналы в со­общения. Успех информационной передачи зависит от способнос­ти точно получить сообщение в месте назначения. Проблемами ин­формационной передачи являются: избыточность (повторение, ко­пирование информации); шум (любое искажение, которое возника­ет при передаче сигнала от источника до места назначения); обратная связь (корректирующая информация от получателя).

Категория обратной связи характеризует принцип построения системы информации, дающей возможность учитывать разницу между целью действия и ее результатом. Это позволяет оценивать текущее состояние управляемой подсистемы, а затем на основе по­лученных сведений выдавать корректирующие команды. Проблема достоверности информации связана с несовпадением интересов и целей отдельных элементов системы коммуникации. Поэтому воз­никает вольное или невольное искажение сведений. Решение этой проблемы включает: воспитание чувства ответственности; введе­ние каналов проверки и контроля; установление санкций на случай выявления искажений.

Математическая теория коммуникации (передачи сообщений в технических системах связи — телефон, телеграф и т.п.) возникла на базе основополагающих трудов К. Шеннона. Она исходит из сле­дующих посылок: сообщения (точнее, их коды) поступают из источ­ника через канал связи (с возможными помехами) в приемник ин­формации. Эти сообщения изменяют систему знаний (тезаурус) приемника, уменьшая уровень его неопределенности, измеряемый энтропией. Среднее количество информации (по Шеннону) опре­деляется уменьшением энтропии приемника в результате измене­ния его представлений о распределении вероятных состояний ис­точника. При таком определении общее количество информации, с°Держащееся в отдельных, не связанных друг с другом сообщени­ях, получается путем суммирования количеств информации этих сообщений. Единица измерения информации задается средним ко­личеством информации, содержащимся в сообщениях о том, какое




Глава 2. Истоки п основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


из двух равновероятных состояний реализовалось на самом деле, и называется «бит» (начало и конец англ. Ътагу сП§и — двоичный разряд).

На основе этой теории формулировались теории коммуникации в организациях, популярные в конце 1960-х — начале 1970-х гг., со­гласно которым коммуникация представлялась как деятельность, направленная на изготовление, передачу и сохранение информа­ции в рамках различных организационных структур.

Технократические теории вызывали неудовлетворенность, обу­словленную их механистичностью, как правило, ограничивающей коммуникацию точкой зрения производства, передачи и обработки информации, а также используемых при этом технических средств. Преодоление механистичности формализованно-технократическо­го подхода было связано с интеракционным подходом к исследова­нию коммуникации, в значительно большей степени учитывающим роль человека как субъекта коммуникации.

Интеракционный подходрассматривает коммуникацию как взаимодействие. В рамках интеракционизма сложилось много тео­ретико-методологических направлений, разрабатываемых в психо-! логии, социологии, социальной психологии, культурологии.

Интеракционизм явился теоретической альтернативой не толь-, ко технократизма, но и бихевиоризма. В начале и середине XX в. социальная коммуникация чаще всего рассматривалась в контексте I общетеоретических построений бихевиоризма, сводившего ее к;| прямому воздействию сообщений коммуникатора на реципиента,! где последний выступает лишь в качестве объекта, реагирующего! на воспринимаемую информацию.

При альтернативном видении сущности коммуникации на пер-| вый план выдвигается активность реципиента как равноправного! субъекта коммуникативной деятельности. В результате в 1953 Т. Ньюкомбом был сформулирован интеракционистский подход коммуникации. Субъекты коммуникации здесь равноправны и свя заны как взаимными ожиданиями и установками, так и общим ин| тересом к предмету общения. Коммуникация рассматривается кащ реализация этого интереса с помощью передаваемых сообщений! Эффекты коммуникации состоят в сближении или расхождении точек зрения коммуникатора и реципиента на общий предмет, чтс в свою очередь означает расширение или сужение их возможное тей взаимопонимания и сотрудничества. Такой взгляд на коммуни! кацию ставит в центр внимания достижение согласия между субъе' тами коммуникации, установление равновесия в системе взаимны} установок.


Особенности процессов коммуникации в группах, организациях л других социальных системах требовали более сложных моделей. Необходимо было учитывать влияние социальных институтов, сте­реотипов группового сознания, прослеживать пути распростране­ния сообщений, различные уровни их воздействия.

В связи с этим в социологии и социальной психологии возникло научное направление — символический интеракционизм (термин предложил Г. Блумер). У его истоков стоял американский философ, социолог и социальный психолог Д. Г. Мид (1863—1931). Мид от­рицал бихевиористский тезис, согласно которому поведение людей — это пассивная реация на стимул. Для символического ин­теракционизма коммуникация — не просто реакция, а субъективная осмысленность и направленность на других. Взаимодействия меж­ду людьми рассматриваются как непрерывный диалог, в процессе которого они наблюдают, осмысливают намерения друг друга и ре­агируют на них. Лишь придав действию «другого» какой-то смысл, значение («символизировав» его), люди реагируют на эти дейст­вия. Таким образом, эти реакции, считал Мид, носят не автомати­ческий, а осмысленный характер символических действий; явле­ния, которым придается какое-либо значение, становятся символа­ми (так, протянутая рука символизирует приветствие, кольцо — стремление вступить в брак, послание в виде стрелы — объявление войны, а пальмовая ветвь — призыв к миру).

С символическим интеракционизмом имеет преемственность этнометодология — теоретический подход, инициированный амери­канским социологом Г. Гарфинкелем (р. 1917). Этнометодология — теоретическое и методологическое направление в американской социологии, превращающее методы этнографии и социальной ан­тропологии в общую методологию всех социальных наук.

Универсализируя методы этнографии и способы организации повседневной жизнедеятельности людей в примитивных культу­рах, этнометодология пытается увидеть в них основание социоло­гического анализа и современной социальной жизни. Ее предмет — процедуры интерпретации, скрытые, неосознаваемые, нерефлек­сивные механизмы социальной коммуникации между людьми. При­чем формы социальной коммуникации не сводятся этнометодоло-гами к речевой коммуникации, к повседневной речи.

Этнометодология понимает язык коммуникации более широко, включает в него не только вербальный язык, но и язык жестов, вы­разительных движений, ритуал и даже молчание. Проводились спе­циальные исследования невербальной коммуникации, включая и преднамеренные сообщения, и непреднамеренные знаки. И. 1офф-

7-7621 '




Глава 2. Истоки п основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


ман (1922—1982), канадско-американский социолог, изучал позици­онирование тела в социальных столкновениях.

Для этого направления свойственно рассмотрение сложивших­ся в каждом конкретном обществе механизмов социальной комму­никации, укорененных в виде правил, регулирующих взаимодейст­вия между людьми. Эти правила определяют, когда уместно что-то сказать или, наоборот, промолчать, пошутить или уклониться от на­смешки, деликатно прекратить разговор и т.д. Их нарушение суще­ственно затрудняет коммуникацию, может даже привести к ее пол­ному разрыву.

Эти правила общения образуют сложную структуру связей и от­
ношений, которая влияет на людей, заставляя их поступать так, а
не иначе, т.е. структурные стереотипы (общественные отношения) ;
имеют принудительный характер, воздействуют на людей незави- !
симо от того, какое значение люди им придают. .

Некоторые исследователи в противовес этнометодологии под­черкивают драматургическую составляющую интеракции. По мнению, ] Гоффмана, люди сами создают ситуации общения, представляю- ' щие собой некий ритуал, действо, спектакль, где каждый выполня­ет определенную роль.

Гоффман расматривал театр как аналогию повседневной жизни.
Социальная деятельность представляется как «спектакль», в кото-<
ром социальные акторы и исполняют, и режиссируют свои роли,'
стремясь управлять передаваемыми другим впечатлениями. Цель
акторов состоит в том, чтобы представить себя в целом в благопри­
ятном свете способами, соответствующими специфическим-ролям,
и социальным «установкам», физическим внешним атрибутам и от-'|
ражающими особые роли или статус. Так что социальные акторы1
действуют как члены «трупп», стремясь сохранять «фасадные» и
прятать «закулисные» социальные отношения. Поскольку им при-!
дется играть разные роли в различных ситуациях, они также при
случае считают необходимым практиковать сегрегацию аудитории,*
скрывая другие выполняемые роли, которые, если бы стали види-«
мыми, угрожали бы впечатлению, создаваемому в настоящий м
мент. Модель интеракции, включаемая в драматургию, предпола
ет неизбежность частично подразумеваемого и неадекватно
принимаемого действия. Следовательно, коммуникация — это
чайный результат, всегда грозящий осложнениями и провалами на
сцене, что в повседневной жизни отражено в выражении «выяс|
нить отношения». >
Критика гоффманского подхода сосредоточена на «демонизгц
ции» акторов, лишенных индивидуальных качеств, что приводит 1|
изображению общения как «большого обмана». Тем не менее это1!


подход привлекает внимание ученых к некоторым аспектам соци­альных коммуникаций.

Интеракционистский культурологический подход к изучению комму­никаций в различных обществах и организациях стал очень попу­лярным в середине и второй половине XX в. Он имеет генетичес­кую связь с этнометодологией и исследует общее и специфическое в коммуникациях представителей различных культур (обществ, ор­ганизаций). Предметом особого внимания являются символичес­кие действия или ритуалы, которые члены общностей регулярно или иногда совершают. Так, в 1980-х гг. возникает организаци­онная теория ассимиляции Ф. Джаблина, исследующая культурные поведенческие и познавательные процессы, благодаря которым лица присоединяются к организации и выходят из нее.

Теория межкультурного содержания коммуникации («проксемия»), разрабатываемая американским антропологом Э. Холлом, дает воз­можность уяснить культурные значения коммуникативных дейст­вий и соответствующее их выполнение, эффективность которых основана на признании принадлежности коммуникантов к опреде­ленной культурной среде.

В концепции Холла рассматриваются четыре расстояния комму­никации: близкое, персональное, социальное и публичное. Близ­кое расстояние (0—1,5 м) означает явное присутствие другого лица и может время от времени оказывать «давление» из-за очень интенсивных сенсорных воздействий. Персональное расстоя­ние (1,5—4 м) оказывает разделяющее воздействие, но сохраняет возможность воспринимать визуально изменения в лице. Соци­альное расстояние (4—10 м) характерно для случайных общест­венных мероприятий и оставляет возможность продолжать рабо­тать в присутствии другого лица без того, чтобы показаться невеж­ливым. Публичное расстояние (10 м и более) характеризует места для общественного дискурса.

При этом анализе коммуникации используется понятие «соци­альная дистанция», которое характеризует степень близости или отчужденности социальных групп и лиц. Она не тождественна про­странственной, географической дистанции, хотя может выражать­ся и в специфических формах расселения этнических групп (напри-Мер, гетто и др.), элит. Анализ социальной дистанции был впервые осуществлен Г. Зиммелем, Р. Парком, Э. Бёрджессом, Л. фон Визе.

Возрастание социальной дистанции между индивидом и соци-адьным образованием является, по мнению Холла, критерием рас­членения социальных образований на массу, группу и абстрактный Коллектив. В изучении коммуникаций в малых группах была выяв­лена взаимозависимость между социальной дистанцией и взаимо-




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуннкацж


2.2. Современные концепции коммуникации


 


действием, симпатиями и антипатиями лиц. Согласно Дж. Хомансу, сплоченность группы тем больше, чем меньше социальная дис­танция.

В теории «лица» (идентичности) в переговорах, предложенной С. Тинг-Туми, нашли отражение социокультурные аспекты комму­никации. Эта теория основывается на следующих предположениях: участники переговоров независимо от их культурной принадлеж­ности стараются сохранять идентичность (лицо) во всех коммуни­кативных ситуациях; идентичность особенно проблематична в си­туациях неопределенности; конфликт требует от обеих сторон ак­тивного управления формированием и сохранением идентичнос­ти; конфликтующие стороны осуществляют два типа управления: в отношении собственной и чужой идентичности; вариативность культур по такому параметру, как коллективизм — индивидуализм, влияет на выбор стиля поведения в конфликте.

Понятие «лица» включает не только проектируемый образ себя в ситуации переговоров, но складывается под воздействием угроз и поощрений, предлагаемых сторонами и определяющих степень ощущения собственного достоинства в связи с требованиями, вы­двигаемыми каждой стороной в данной ситуации. Проектирование желаемого образа включает формирование представления о собст­венном значительном потенциале, и наоборот, исключение хотя бы намека на свою неспособность, слабость или глупость. Иначе го­воря, это культурно выраженная форма убеждения в способности противостоять угрозам, которые ни при каких обстоятельствах не помешают сохранить или восстановить потерянное лицо.

Угроза «потери лица» вызывает две группы мероприятий: а) спа- > сающие престиж, включающие предупреждение и профилактику, = ориентиры на будущее и наступательность; б) восстанавливающие,? «лицо» и рассматриваемые как оборона. Процедура утверждения | «лица» включает декларации, в которых проясняется как собствен-.! ная цель, так и намерение взаимных уступок. Вместе с тем возмож-1 но расширение требований или другие действия, вследствие кото-.| рых повышается собственный статус.

Особое внимание теория уделяет тому, что эти процессы обу-1 словлены этническими характеристиками сторон, которые влияют! на продолжительность и условия переговоров, обычно связывают-! ся не только с культурным и национальным происхождением, но с расовыми, религиозными и лингвистическими чертами.

Этнокультурная матрица деловых коммуникаций (переговоров)! включает также такие параметры, как этнические ярлыки, шутки : предубеждения, культурные и языковые различия, совместимое! интересов и ценностей, остроту этнических различий, предысто?!


рию этнических отношении, межэтнические контакты и потенци­ал взаимодействия.

Интеракционный подход в социологии.Интеракционная со­циологическая методология играет важную роль в теоретическом исследовании коммуникации, поскольку коммуникация представля­ется социальным обменом и социальным взаимодействием.

Социальное взаимодействие — центральное понятие ряда соци­ологических теорий. В его основе лежит представление о том, что социальный актор (действующее лицо), индивид или общество всегда находятся в физическом или мысленном окружении других действующих лиц и ведет себя сообразно этой социальной ситуа­ции. Наиболее полную разработку проблема социального взаимо­действия получила в теориях социального обмена — направлении в со­циологии, рассматривающем обмен различными типами деятель­ности как фундаментальную основу общественных отношений, на которой вырастают различные структурные образования (власть, статус, престиж, конформизм и др.).

Теоретические основы концепций социального обмена восхо­дят к утилитаристской традиции классической буржуазной полит­экономии, родоначальники которой (А. Смит, И. Бентам и др.) счи­тали движущим мотивом человеческой деятельности стремление к полезности и получению выгоды. Другим источником явились ра­боты известных представителей социальной антропологии (Б. Ма­линовского, Дж. Фрейзера, М. Мосса), обнаруживших важную роль обменных сделок в жизни первобытных народов. М. М о с с в рабо­те «Опыт о даре» (1925) на большом этнографическом и историчес­ком материале показал, что до развития товарных отношений уни­версальным средством обмена являлись взаимные дары, которые были формально добровольными, в действительности — строго обязательными. Б. Малиновский описал систему взаимного обмена на островах Меланезии — «круг кула» (ки!а пп§). Некоторые группы племен на отдельных островах непрерывно обмениваются ритуальными предметами, причем ожерелья циркулируют в одном направлении, а браслеты — в другом. Он наблюдал за длительными Церемониями, сопровождающими эту традицию и являющимися функционально необходимыми для стабильности группы общин. Так образуются интегративные образцы статуса и престижа, кото-Рьге сравнимы с системой потлатч на северо-западе Канады.

Исходной методологической посылкой теорий социального об­мена стало представление о человеке как существе, стремящемся к максимальной выгоде с минимальными затратами. В современной




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


социологии свою последовательную разработку эти теории нашли в исследованиях Д. Тибо и Г. Келли, Дж. Хоманса, П. Блау и др.

Дж. Хоманс исследовал социальное взаимодействие в терми­нах обмена действиями между «Деятелем» и «Другим» исходя из по­стулата, что в подобном взаимодействии каждая из сторон стремит­ся максимизировать вознаграждение своих действий и минимизи­ровать затраты. К числу важнейших вознаграждений он относит со­циальное одобрение. Взаимно вознаграждаемое социальное взаимодействие имеет тенденцию к регулярности и перерастает во взаимоотношения на основе системы взаимных ожиданий. Наруше­ние ожиданий одним из участников взаимодействия влечет за собой фрустрацию и агрессивную реакцию, в которой сама агрес­сивность становится средством получения удовлетворения. Для «Другого» вознаграждающим его поведением может стать избега­ние провоцирования агрессии.

Таким образом,^каждый социальный деятель всегда находится в ситуации выбора как альтернативных вознаграждений, так и аль­тернативных способов получения одного и того же вознагражде­ния. Ситуация становится особенно сложной, если речь идет не о диаде, а о множестве действующих лиц. Тогда особую регулирую­щую роль начинают играть общепринятые ценности и нормы.

Согласно Д. Тибо и Г. Келли, межличностные отношения регулируются выгодами, которые получают от взаимодействия его участники, и сравнениями этих выгод с потерями. Эмпирическое исследование гипотез этой теории проводится с помощью матри-; цы исходов, заимствованной из математической теории игр. Наи­более известно применение этой матрицы в исследовании ситуа-, ции, получившей название «дилемма узника».

«Дилемма узника» — метод экономического анализа, лаборатор- ,| ный метод изучения конфликтных явлений в социальной и полити-| ческой психологии, базирующийся на модели игр со смешанными! мотивами (класс игр с ненулевой суммой) и заимствованной психо-| логами из математической теории игр. -

Суть любой игры со смешанными мотивами состоит в том, что! каждый из игроков стремится сделать наиболее выгодный для себя! выбор исходя из матрицы возможных выигрышей (суммарный] исход обоих участников отличен от нуля). При этом условно разли-? чают два вида контроля, которыми могут обладать участники; игры, — безусловный и поведенческий. Считается, что игрок А ладает безусловным контролем над игроком В, если любой выбор . влияет на исход игры В независимо от его собственного выбора.1 Соответственно игрок А обладает поведенческим контролем на игроком В, если, меняя свое поведение (выбор), А ставит В в такс


положение, что последнему также выгодно изменить свое поведе­ние (выбор). Такое разграничение условно в том смысле, что игро­ки могут обладать взаимным безусловным контролем. В этом случае посредством безусловного контроля осуществляется (инициирует­ся) и поведенческий контроль.

Теоретик математической теории игр А. Те к к е р первым предложил матрицу и объяснил ее на примере двух заключенных: заключенные помещаются прокурором в отдельные камеры и каж­дому предлагается сделать выбор — признать вину либо отвергнуть ее. Одновременно прокурор сообщает условия и последствия выбо­ров для каждого из заключенных: 1) если оба не признают себя ви­новными, их обоих отпускают; 2) если оба признают себя виновны­ми, оба получают легкое наказание; 3) если один признает себя ви­новным, а другой нет, то признавший вину будет отпущен и награж­ден, тогда как непризнавший будет сурово осужден.

Представление социальной коммуникации в виде матрицы воз­можных исходов в модели игр с ненулевой суммой, особенно моде­ли «дилемма узника», оказалось весьма удобным инструментом для описания в абстрактной форме различных типов социальной взаи­мозависимости и лабораторного анализа многих факторов, детер­минирующих динамику конфликта в диаде и групповых конфликт­ных процессов.

Признавая относительную полезность использования модели игр с ненулевой суммой в качестве вспомогательного метода анали­за конфликтных явлений, многие исследователи (М. Дейч, Д. Пру-итт, М. Киммель) приходят к выводу о методологической неаде­кватности самой модели для изучения отношений реального инди­вида как социального существа несмотря на кажущееся удобство этого алгоритма для анализа конфликтов. Дело в том, что алгоритм игры жестко предписывает «рациональные» решения в ситуации конфликтов, однако указанный алгоритм игнорирует субъективную систему ценностей личности, сводя ее в лучшем случае к простому финансовому знаменателю. В этом основной методологический не­достаток всех экспериментальных процедур подобного плана.

Социологический вариант концепций социального обмена, представляющий социальное взаимодействие как обмен актив­ностью индивидов ради максимизации личных выгод, основан на следующих постулатах: индивиды всегда стремятся к максимизации личных выгод, что вытекает из эгоистической природы человека; вступая в отношения с другими людьми, индивид пытается соотне­сти издержки, возникающие в результате этих отношений, с воз­можными выгодами; группы увеличивают коллективные выгоды, ограничивая индивидов и добиваясь соблюдения «справедливых»




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


отношений; индивиды, обнаруживающие свое участие в «неспра­ведливых» отношениях, испытывают психологический диском-, форт; чем острее воспринимается несправедливость, тем сильнее дискомфорт и интенсивнее попытки восстановить «справедливые отношения»; человек, вступающий в отношения обмена с другим человеком, будет ожидать, что доходы каждого из них будут про­порциональны расходам: чем больше доходы, тем больше расходы (постулат о так называемой распределенной справедливости — СпЬииуе ^висе).

Центральное место в этой теоретической системе занимает ка-, тегория «справедливое отношение», определяемая как пропорцио-; нальность вкладов и результатов деятельности участников взаимо-1 действия.

Теории социального обмена многое объясняют в человеческом! поведении, основанном на принципе «целерациональности>м (М. Вебер), однако они не могут ответить на вопрос о том, почему! люди зачастую поступают вопреки своей очевидной выгоде.

Диалектическая теория отношений, начатая работой Л. Бакстера в; 1980-х гг., включает диалектический анализ человеческой коммуни-1 кации посредством парных категорий, отражающих коммуникаци-1 онные потребности личности: включение — уединение (потреб-з ность в привязанности и включении — потребность в идентифика-| ции и автономии); традиционность — уникальность (потребность] во власти, в контроле, управлении, предсказуемости — потребность! в изменении, неопределенности, обновлении); открытость — 1 скрытность (потребность в прозрачности и привязанности — по-] требность в неприкосновенности частной жизни, секретности).

Различия диалектических отношений, с точки зрения Бакстера,! обусловлены контекстом .социально-культурных установок, взаимо-| отношением частного и общественного, идеала и реальности, ценг| ностей и действий, соответствия понимания своего Я и «другого»! значениям, приписываемым коммуникантами этим параметрам.

Социальный контекст, в котором осуществляется коммуника^ ция, находится в центре внимания теории снижения неопределенъ пш, предложенной Ч. Бергером в 1970-х гг. Эта теория подчеркива-1 ет взаимовлияние в межличностных коммуникациях и утверждает,;| что социальное следствие коммуникации сводится к снижению не определенности. Выделяются уровни неопределенности, самьгё низкий из которых свойствен ритуалистическим и повседневным! коммуникациям в силу высокого уровня их предсказуемости; наобо-Ц рот, уровень неопределенности высок там, где уровень предсказуем! мости низок.


Рассматриваются следующие типы неопределенности: неопре­деленность в предварительных условиях; целевая неопределен­ность; неопределенность плана; аффективная неустойчивость; из­менение убеждений и др. Каждая из этих неопределенностей рож­дает коммуникативные проблемы.

В свою очередь неопределенность в предварительных условиях структурируется как неуверенность в возможности коммуникации из-за предполагаемых (реальных или мнимых) различий в сенсор­ных и лингвистических способностях партнеров. Вторая проблема состоит в неуверенности относительно цели конкретной коммуни­кации — достижение близости, получение ответа на беспокоящий вопрос, получение выгоды, сбор информации. Третья — неопреде­ленность, связанная с планами или действиями, которые интерак­танты используют для достижения своих целей, включающая ие­рархию планирования, изменение планов в ходе коммуникации — от их модификации до полного отказа от плана.

Эмоциональная неустойчивость заслуживает особого внимания. В теории коммуникации она рассматривается как аффективное действие, определяющей характеристикой которого является оп­ределенное эмоциональное состояние субъекта — захватившая его любовная страсть или ненависть, гнев или воодушевление, ужас или прилив отваги. Понятие «аффективное действие» было введе­но М. Вебером для определения выделенного им типа социального действия, который наряду с целерациональным, ценностно-рацио­нальным и традиционным типами входит в веберовскую типоло­гию деятельности. В отличие от целерационального поведения и подобно ценностно-рациональному аффективное действие имеет свой смысл не в достижении какой-либо «внешней цели», а в опре­деленности (в данном случае чисто эмоциональной) самого этого поведения, его характера, одушевляющей его «страсти» («аффек­та»). Главное в таком действии — стремление к немедленному (или максимально быстрому) удовлетворению страсти, владеющей инди­видом. По Веберу, такое поведение находится «на границе» осмыс­ленного и сознательно ориентированного человеческого действия. Однако именно его «пограничный характер», обозначающий «пре­дельный случай» реального человеческого поведения, который никак не может быть предложен в качестве общеобязательного об-Разца, позволяет Веберу теоретически сконструировать соответст­вующий «идеальный тип» социального действия. Он фиксирует Меру его минимальной осмысленности, за которой коммуникация Перестает быть социальной, человеческой. Возникающая в этой связи неопределенность многопланова, она включает отношения




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


между партнерами коммуникации и каждого из них по отношению к контексту коммуникации.

Последняя проблема характеризуется как неуверенность в сход-| стве убеждений партнеров относительно внешнего мира, а также! возможность смены убеждений без предварительного уведомления. |

В связи с этим предлагаются следующие стратегии коммуника-1 ции: пассивный информационный поиск как ненавязчивый! сбор информации относительно целей партнеров; активный информационный поиск, предполагающий обращение к информа-1 ции третьих лиц по поводу оценок целей коммуникации; д и а л о -| г о в ы и - информационный поиск, который сводится к требова-| нию согласования целей коммуникации в процессе взаимодействия! партнеров. Однако выделяются и ограничения в информационном! поиске, к которым относятся личностные ограничения в обработ-1 ке информации, неревалентность собранной информации типу не-| уверенности, с помощью которой она должна быть снижена; инсти-| туциональные ограничения получения некоторых видов инфор-| мации.

Теория управления неопределенностью, разрабатываемая У. Гуди-| кунстом на основе концепции Ч. Бергера, предполагает, что люди пытаются уменьшать неопределенность в начальных взаимодейст виях с незнакомцами. Особое внимание обращается на два аспеь «неопределенности»: способность предсказания поведения друг* и объяснения их поведения. Обе эти способности находятся в пря-| мой зависимости от таких характеристик незнакомых друг с друго* партнеров по коммуникации, как их положительные ожидания; пс добие внутригрупповых отношений и группового мышления между группами, к которым принадлежат незнакомцы; знание языка не знакомцев; способность незнакомцев к самоконтролю; познаваЦ тельные способности и психологическая сложность незнакомцев и т.п.

Широкое распространение в социологии получила теория соцъ алъного (коммуникационного) поля, согласно которой поведение лич ности или социальной группы является результатом взаимодейст вия сил, существующих в конкретной социальной ситуации. Этс метод объяснения социального поведения по аналогии с теорие! поля в физике предполагает, что свойства любого события детер минированы его связями с системой событий, компонентом кот рой оно является, и изменение «здесь и теперь» зависит от измену ний, непосредственно предшествующих во времени.

Понятие «поле» было заимствовано из физики гештальтпсихс^ логами (К. Коффка, В. Кёлер) для обозначения в социальных на уках совокупности сосуществующих факторов, которые имеют


рактер «динамического поля», определяющего тип поведения. Наи­более широко это понятие использовал К. Левин при изучении мотивации поведения личности. Согласно Левину, теория социаль­ного поля характеризуется скорее конструктивным, нежели класси­фикационным подходом к общественным явлениям, акцентом на динамических аспектах ситуации, ее анализом как целого, попыт­кой математического представления поля. Однако это представле­ние не вышло за пределы формулы В= /(Р, Е), где В- поведение, Р- лицо, личность (ее структура и опыт), Е - среда, социальное и психологическое содержание конкретной ситуации. Взаимодейст­вие «личностных сил» и «динамических сил» среды создают «жиз­ненное пространство» индивида.

Лингвистические подходы.Сторонники этих подходов к изу­чению коммуникации ставят в центр своего внимания проблему языка, понимаемого как:

•ф- система символической коммуникации, т.е. коммуникации путем вокальных (и письменных) знаков, резко отличающая челове­ческие существа от всех остальных видов. Язык регулируется правилами и включает в себя множество условных знаков, кото­рые имеют общее значение для всех членов лингвистической группы;

•ф- знаковая практика, в которой и посредством которой человечес­кая личность формируется и становится социальным сущест­вом.

Лингвисты больше внимания уделяют формальным свойствам языка, в то время как социологов, социальных психологов, филосо­фов интересуют сложные и социально определенные правила, уп­равляющие лингвистической деятельностью, отношение между языком, идеологией, знанием и социальной природой словесного общения. Социальные психологи обычно концентрируются на пос­леднем факторе, а социологи — на изучении отношения между язы­ком и такими нелингвистическими структурными механизмами, как класс и тендер. Известно, например, что различные формы со­циального отношения порождают разные формы лингвистических норм. Так, в процессе школьного обучения дети из семей рабочих часто находятся в невыгодном положении из-за употребления огра­ниченных лингвистических норм. Б. Бернштейн доказывает, что английские социальные классы проявляют дифференцированное Использование речи и это предполагает тщательный выбор спосо­ба интепретации, чтобы определить значения, преобладающие в Данных социальных условиях.




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


Основателем современной структурной лингвистики считается швейцарский теоретик Ф. де Соссюр (1857—1913). Он также' оказал большое влияние на интеллектуальное движение, известное под названием структурализм. Его работа «Курс общей лингвисти­ки» (1916) была издана посмертно его женевскими учениками и коллегами А. Сеще и ТУТ. Балли. Они опирались лишь на некоторые и не всегда удачные студенческие конспекты лекций. Спустя некс . торое время были обнаружены более обстоятельные конспекты; других студентов, что позволило в конце 1960-х гг. опубликовать; новую версию «Курса». Эта книга (в каноническом варианте) вызва* ла широкий резонанс в мировой науке. Развернулась острая поле* мика между последователями Соссюра и противниками его кон-, цепции.

Языкознание в целом Соссюр относит к ведению психологии^ выделяя особую науку — семиологию, призванную изучать знаковые системы, наиболее важной из которых является язык. Внутри семи-| ологии вычленяется лингвистика, занимающаяся языком как знаке вой системой особого рода, наиболее сложной по своей организа>| ции. Далее проводится отграничение менее существенной строгого анализа внешней лингвистики, описывающей географ» ческие, этнические, исторические и прочие внешние условия быте вания языка, от более существенной для исследователя внутренней лингвистики, изучающей строение языкового механизма в его влечении от внешних факторов. Указывается на наибольшую зость письма к языку в кругу знаковых систем.

Внутренняя лингвистика расчленяется Соссюром на лингвист»! ку языка и лингвистику речи. Причина такого разграничения состс ит в, том, что в реально наблюдаемом многообразии вербальш форм — «речевой деятельности» — Соссюр выделяет такие разно* чественные явления, как язык (1ап§ие) и речь (раго!е). Язык — Э1 общее, надиндивидуальное, устойчивое начало речевой деятел» ности. Речь представляет собой использование языка, она столь иэ| менчива, что не поддается систематическому изучению. Поэтол лингвистика должна сосредоточиться на исследовании языка, речь относится к области психологии. Оппозиция язык — речь связанное с ней дисциплинарное разграничение определили ми|: воззрение не одного поколения лингвистов и психологов.

Наконец, лингвистика языка была расчленена на диахрониче кую лингвистику, отражающую соотношение фактов на оси времв ни, и более существенную для говорящего и для исследовател языка статическую, синхроническую лингвистику, исследующую о1 ношения языковых элементов на оси одновременности. Диахрощ ческая лингвистика подверглась делению на проспективную и


роспективную. Было проведено отождествление синхронического подхода с грамматикой и диахронического с фонетикой.

Соссюр положил в основу исследования языка понятие знака, которое стало в дальнейшем общенаучным. Знак — это двуединство §1дпШег и 81^пШес1, означающего и означаемого, т.е. термина (его звуковой или письменной формы) и обозначаемого им понятия (идеи). Означающее — внешняя, чувственно воспринимаемая сто­рона знака, означаемое — определенное мыслительное содержа­ние; они неразрывно связаны и предполагают друг друга. Их взаи­мосвязь создает значение знака. Знаки скоординированы между собой и в совокупности образуют систему. Язык — это знаковая сис­тема, в основе организации которой лежит универсальный прин­цип: каждый знак имеет свои «дифференциальные признаки», от­личающие его от любого другого элемента системы. Одна грамма­тическая форма отлична от другой (побежал, побегу, побежит), одно слово — от другого, даже близкого по звучанию (кот, рот, бот). Каково означающее, определяется сквозной системой фонетичес­ких различий — фонетическими дифференциальными признаками, создающими уникальность звучания. Означаемое занимает опреде­ленное место в общей понятийной сетке, отличаясь от других поня­тий набором семантических дифференциальных признаков. В ре­зультате формируется целостная знаковая система языка, изучени­ем и описанием которой должна заниматься лингвистика.

Бесспорно значение подхода Соссюра в возведении теоретичес­кой лингвистики на современный уровень, хотя отсутствие систе­матической проработки синтаксиса или прагматики оставило про­белы, которые предстояло восполнить более поздним теоретикам, в частности Н. Хомскому. Поскольку акцент в работе Соссюра дела­ется скорее на 1ап°;ие, чем на раго!е, не удивительно, что это было сочтено продвижением к односторонней оценке языка. Когда поня­тие языка используется таким же образом, как и в структурализме, оно также может вызывать одностороннюю оценку социальных структур.

Для теоретического понимания языка важны работы Р. Якоб­сона (1896—1982) — российского лингвиста и литературоведа, ока­завшего огромное влияние на развитие современной теоретичес­кой лингвистики и структурализма. Его подход к изучению литера­туры и поэзии включал «структурный» анализ, в котором «форма» отделялась от «содержания». Основатель Пражской школы лин­гвистики, он внес важный теоретический вклад в лингвистику, изу­чая фонологию (т.е. звуковые системы языка), анализируя звуки с Целью показа сравнительно простого набора двоичных контрастов, лежащих в основе человеческой речи. В целом же в анализе языков


по


Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


и человеческих знаковых систем Якобсон предположил существо­вание «структурных инвариантов» и «поверхностно» очевидных различий между культурами. Он оказал большое влияние, особенно на творчество К. Леви-Строса и Н. Хомского, являвшихся его кол­легами в Нью-Йорке. Акцент на лингвистических универсалиях со­здавал контраст с более релятивистским в культурном отношении представлением о языке, выдвинутым американскими антрополога­ми Ф. Боасом и Э. Сапиром.

Так, Э. Сапир (1884-1934) и его студент Б.Л. Уорф (1897-1941) выдвинули гипотезу лингвистического релятивизма, соглас­но которой наш язык построен на нашем восприятии мира. Напри-' мер, у эскимосов имеется множеств слов для обозначения снега, что иллюстрирует их гармонию с окружающей средой, которую чу­жеземец был бы неспособен распознать. Жесткая версия этой гипо--тезы теперь не принимается, но дебаты относительно того, где кон-^ чается язык и начинаются материальная культура и социальная | структура, все еще продолжаются.

Лингвистическая теория Якобсона, как и его предшественника:! Соссюра, отличается психологизмом. Однако, если многие теоре-| тики-первопроходцы в лингвистике (особенно Л. Блумфилд) были | преданы бихевиористскому направлению, то Якобсон являлся в,< философском смысле «рационалистом», выделяя скорее врожден-.; ные когнитивные универсальные структуры, чем обучение языку» путем интеракции с окружающей социальной средой, стимула и ре­акции. После работ Хомского именно рационализм Якобсона одер-] жал победу в лингвистике в целом. Но для его подхода, сосредото-| ченного на универсальных структурах языка, также характерны ог раничения, в частности он не учитывает семантику, контекстуаль-Л ность языка, генетический и социальный «творческий потенциал»! и «волю». Эти упущения впоследствии стали «слабостями» стру» рализма, возникшего отчасти в результате влияния Якобсона.

Семиология или семиотика (5етю1о§у ог аетюйсв) — общая наука с знаках — занимает в изучении языка неотъемлемое место. В качес ве аспекта структурализма семиология берет начало в лингвист»! ческих исследований Соссюра. Ее ведущим представителем бь французский литературовед Р. Б а р т (1915—1980).

Хотя идея общей теории знаков появилась первоначально творчестве Пирса и Соссюра, только в 1960-х гг. она получила раз витие в исследованиях средств массовой информации и культур логических исследованиях. Ключевыми понятиями семиологш как указано выше, являются 81§пШег (вещь, слово или картина) 81§пШес1 (умственная картина или значение, на которые указывает 81§шйег), а знак выступает в качестве связи или отношения, уста!


новленного между ними. Некоторые отношения могут быть доста­точно открытыми (изобразительными), а другие — иметь довольно произвольный характер.

Семиология привлекает внимание к наслоениям значений, кото­рые можно реализовать в простой совокупности изображений. Барт полагал, что знаки сообщают скрытые, а также открытые зна­чения, выражая нравственные ценности и пробуждая чувства или отношения в зрителе. Таким образом, знаки составляют сложные коды коммуникации. Сложность, в частности, обусловлена процес­сом, получившим наименование от К. Леви-Строса «бриколаж», — преобразование значения объектов или символов посредством но­вого использования или нестандартных переделок несвязанных вещей. Сам автор применял этот термин по отношению к практике создания вещей из любых подвернувшихся под руку материалов — структура и результат были важнее, чем составляющие части, изме­няющиеся в процессе создания.

Видное место в области методологии языка занимает Н. X о м -с к и и, американский теоретик-лингвист, чьи основные новатор­ские идеи в теории языка помогли лингвистике занять одно из центральных мест в социальных науках. Его взгляды складывались под влиянием Соссюра и особенно Якобсона и в противовес бихе­виоризму Л. Блумфилда и Б. Скиннера.

Крупнейшим теоретическим вкладом Хомского стала разработ­ка трансформационной грамматики в работе «Синтаксические структуры» (1957). Любая фраза содержит «глубинную структур­ную» информацию вместе с набором «поверхностных структур». В своей теории трансформационной грамматики Хомский прово­дит различие между значением сообщения (глубинной структурой) и формой, в которой оно выражено (поверхностной структурой). Пример первого «Иван дал книгу Петру». В поверхностной структу­ре это может быть выражено как «Петр получил книгу от Ивана» или «книга была дана Петру Иваном». Такие грамматические изме­нения вызваны трансформационной грамматикой, т.е. изменения­ми синтаксиса, но не семантики.

Хомский выделяет фонологические и семантические компонен­ты, получившие выражение в проблеме «компетентность и испол­нение», которая связана с различием между способностью исполь­зовать язык (компетентностью) и фактически произносимыми ре­чами (исполнение). «Компетентность» более определенно описы­вает лингвистическое знание и грамматику, необходимые для Понимания речи на своем языке, а «исполнение» — особую манеру произнесения речи. По Хомскому, лингвистическая компетент­ность у человека является врожденной и выражается в универсали-



112 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


ях грамматической глубинной структуры. Доказательством врож­денности фундаментальных грамматических структур является ско­рость и точность, с которой дети овладевают структурами языка. Это опровергает точку зрения бихевиористов, согласно которой язык просто изучается, а его правила схватываются «индуктивно». Конечно, могут иметь место индивидуальные различия, но общие черты структуры и усвоения языка рассматриваются в качестве уни­версальных. Это отражено в гипотезе «механизмаусвоения языка», основанной на наблюдениях за детьми, с легкостью усваивающих, язык в первые пять лет жизни и способных составлять предложе-5 ния, никогда не слышанные ими ранее. Следовательно, люди обла-«; дают врожденной предрасположенностью понимать грамматичес­кие отношения, извлекать «правила» из языка, который они слуша-^ ют, а затем применять их в формировании собственных выра­жений.

В философском плане предположение о врожденных идеях или! категориях делает Хомского приверженцем «рационалистических» и «идеалистических» теорий, идущих вразрез с эмпиризмом, рас-; сматривающим разум как «1аЪи1а гака», для которого «обучение» —-I только усвоение языка.

Лингвистические идеи Хомского имеют большую научную цен­
ность, хотя некоторые специалисты сомневаются в правомерности'?
его акцента на универсалиях грамматики или на выделении прежде^
всего синтаксиса для объяснения многообразия и прогресса чело-|
веческих обществ с точки зрения языка. |

Социолингвистический подход имеет важное значение для теорий!
коммуникации. «Социолингвистика» — сокращение от термина «со-;
циологическая лингвистика», который был введен советским лин-|
гвистом Е.Д. Поливановым еще в 1920-х гг. Такое сокращение (англи
8осю1т§Ш8ис8) впервые было употреблено американским исследо|
вателем X. Карри в 1952 г. I

Социолингвистика охватывает область исследований, находя^ щуюся в ведении социологии и психологии и связанную с социаль! ными и культурными аспектами, а также с функциями языка. Не' смотря на порой узкую идентификацию с несколько несопоставг мыми, хотя и важными, темами, касающимися языка и социальны! классов, языка и этносов, языка и тендера и т.д., потенциально ее циолингвистика имеет намного более широкие интересы, включав большинство аспектов языка. Среди других главных ее областей на' ходятся прагматика и семиотика. Без преувеличения можно счй тать, что социолингвистика в рамках общего изучения лингвистйЦ ки имеет крайне важное, а не периферийное значение.


Б современной социолингвистике при анализе языковых явле­ний и процессов основной акцент делается на роли общества: ис­следуется влияние различных социальных факторов на взаимодей­ствие языков, систему отдельного языка и его функционирование. В предметную область социолингвистики включаются объекты, при рассмотрении которых происходит органическое соединение социологических и лингвистических категорий. Так, если рассмат­ривать языковую коммуникацию ъ обществе, то ее можно предста­вить как континуум, который делится на сферы общения, совпа­дающие со сферами социального взаимодействия. С одной сторо­ны, это сфера общегосударственного или общеэтнического обще­ния, а с другой — сфера повседневно-бытового общения. Языки в многонациональной стране и формы существования национально­го языка (совокупность литературного языка, территориальных диалектов, социолектов-жаргонов, арго) в однонациональной стра­не составляют иерархическую систему, называемую «языковая си­туация». Иерархичность языковой ситуации состоит в неравной функциональной нагрузке используемых языковых образований или форм их существования — язык общегосударственного обще­ния или литературный язык обслуживает большее количество сфер общения, чем соответственно язык национального меньшинства или территориальный диалект.

Языковая ситуация в целом и функциональная нагрузка ее ком­понентов зависят от того положения в обществе, которое занимает говорящая на них социальная или этническая общность. Языковое меньшинство в колониальных странах господствовало во всех об­ластях жизни, и его язык в функциональном плане доминировал над автохтонными языками. В ходе общественного развития, осо­бенно при кардинальных социально-политических переменах, по­ложение этих общностей меняется и появляется необходимость привести в соответствие их новое положение с функциональной нагрузкой языковых образований. При этом встает проблема выбо­ра того или иного языкового образования для замены ранее исполь­зовавшегося. Процесс выбора языкового образования для тех или иных коммуникативных целей относится к компетенции языковой политики, которая определяется как совокупность мер, принимае­мых для изменения или сохранения языковой ситуации, для введе­ния новых или закрепления употребляющихся языковых норм, т.е. 8 языковую политику входят процессы нормирования, кодифика­ции литературной нормы, сознательная слово- и терминотворчес-Кая деятельность.

Граждане государства или члены этноса, в котором функциони­рует несколько языковых образований, вынуждены кроме родного

8-7621




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.2. Современные концепции коммуникации


 


овладевать другим языком или другой формой существования! языка. Они становятся билингвами либо диглоссными индивидами. ] Билингвизм и диглоссия обычно характеризуются функциональ-1 ным распределением языковых образований, отношениями функ-1 циональной дополнительности их друг к другу, отражающих кон-| кретную языковую ситуацию. Поскольку языковые образования! при билингвизме и диглоссии функционально распределены, инди­виды используют каждое из них для разных коммуникативных! целей и в разных ситуациях общения. Таким образом, в реальности! происходит выбор языкового образования и на индивидуальном! уровне, получившем название «речевое поведение», которое опре-?| деляется как процесс выбора варианта для построения социальнс корректного высказывания. Речевое поведение меняется в зависит мости от детерминантов коммуникативного акта (статус коммуни-1 кантов, заданный их социальной принадлежностью или социаль-1 ной ролью; тема и ситуация общения), правил использования вари-! антов разных уровней (разные языки, подсистемы одного языка,! варианты лингвистических единиц), заложенных в индивидуал! ных речевых наборах билингва или диглоссного индивида, а также от смены каналов (переход от устного общения к письменному и| наоборот), кодов (языковых и паралингвистических), жанров сооб щений и т.д.

Кроме того, в предметную область социолингвистики входит об ширный круг проблем, связанных с той активной ролью, котору язык играет в жизни общества (национальный литературный язык,| сформировавшись вместе с нацией, становится важным факторол ее дальнейшей консолидации). Задача социолингвистики состоит| не только в исследовании отражений в языке различных социаль ных явлений и процессов, но и в изучении роли языка среди соь ильных факторов, обусловливающих функционирование и эвол* цию общества. Таким образом, социолингвистика изучает весь кол плекс проблем, отражающих двусторонний характер связей ме» языком и обществом.

Современная социолингвистика располагает своими собствеь ными методами сбора социолингвистических данных. Наиболе важные из них: анкетирование, интервьюирование, включение наблюдение, социолингвистический эксперимент, анонимные на| блюдения над речью обследуемых в общественных местах, непсш средственные наблюдения над спонтанной разговорной речью последующей интерпретацией ее содержательной стороны с пс мощью информаторов. При обработке данных используются: реляционный анализ, вариативные правила на основе объедине ния количественных методов анализа с методами порождающей]


грамматики, импликационное шкалирование, сопоставительный анализ семантических полей и т.п.

Теории коммуникации разрабатываются в рамках такого науч­ного направления, как семиосоциопсихология. Предметом эмпиричес­ких исследований в ее рамках является мотивированный и целена­правленный обмен действиями, связанными с порождением и ин­терпретацией текстов — «текстовая деятельность» (Т.М. Дридзе), которая выступает как практически не прерывающийся коммуника­ционный процесс создания, обмена и интерпретации текстов.

Текстовая деятельность все более кристаллизуется в самостоя­тельный вид деятельности с завершенной психологической струк­турой. Независимо от того, идет ли речь о порождении или интер­претации текстуально организованной смысловой информации, этот вид деятельности социальных субъектов включает в себя все основные фазы предметного действия: ориентировочную, испол­нительную и контрольно-коррекционную. При этом текстовая дея­тельность мотивируется не только извне (т.е. сообразуется не толь­ко с мотивами материально-практического характера), но и «изнут­ри» самой этой деятельности — коммуникативно-познавательными намерениями общающихся субъектов.

Эффективность текстовой деятельности в структуре общения, а значит, и социального взаимодействия обусловливается как особен­ностями самой этой деятельности, протекающей в определенных конкретно-исторических условиях в контексте тех или иных жиз­ненных ситуаций, так и семиосоциопсихологическими характерис­тиками партнеров по общению. Существенными среди них являют­ся уровень их коммуникативно-познавательных умений и перцеп­тивной готовности, наличие навыков адекватного целям общения оперирования текстуально организованной смысловой информа­цией. Эксперименты обнаруживают весьма широкую распростра­ненность ситуаций «смысловых ножниц», которые в самом общем виде описываются как ситуации возникновения смыслового «ваку­ума», вызванного несовпадением смысловых «фокусов» текстовой Деятельности партнеров в ходе знакового общения.

Таким образом, в рамках семиосоциопсихрлогии возникает воз­можность построения частных (исходящих из представления о практически непрерывно меняющихся местами и ролями авторов текстов и их интерпретаторах) концептуальных моделей процес­сов знакового общения, протекающих в рамках коммуникативной системы текст — интерпретатор, и более общих эвристических мо-Делей социально-психологических процессов, связанных с комму­никативно-познавательной деятельностью.


116 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации

2.3. ТЕОРИИ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Бурное развитие средств массовой коммуникации в XX в. обуслови-1 ло пристальный интерес ученых к всестороннему исследованию их! деятельности. Изучение массовой коммуникации первоначально; развивается как часть общесоциологической теории. Американ-1 ские социологи Р.Э. Парк, Ч.Х. Кули, У. Липпман трактовали мас-5 совые коммуникации как общение членов массы — «коллективной; группировки», возникающей на волне индустриализации и урбани-1 зации. Массовые коммуникации рассматриваются как общение ин-| дивидов в пределах большого города, страны и даже мира в целом,; когда они оказываются вырванными из привычных условий взаи-| модействия и действуют независимо от социальных ролей, опреде­ляемых их положением в обществе. Активно изучаются социальные | функции массовой коммуникации.

В анализе средств массовой коммуникации особое место занима-1 ет телевидение, ставшее наиболее существенным культурным явле- ] нием XX в. Общей тенденцией современного мира стало растущее! влияние телевидения как наиболее привлекательного средства по-1 лучения информации и относительное ослабление воздействия на] население печатной продукции и радиопередач.

В анализе телевидения видное место занимает критика, обви-1 няющая его в формировании всевозможных видов нежелательного | коммуникативного поведения. Так, нередко высказывается сожале-] ние по поводу снижения культурного значения типографии и пре- • вращения телевидения в средство, вызывающее приятное состоя-$ ние эйфории, но истощающее творческие способности. Многие специалисты (например, Франкфуртская школа критической тео-••) рии) соглашаются в том, что ТВ, как впрочем и другие средства мае-1 совой коммуникации, в политическом отношении является успоко- ] ительным средством (снотворным) и обеспечивает сохранение ста-1

ТуС-КВО. ;

Большой вклад в эти исследования внесла Анненбергская школа, ••, созданная при Пенсильванском университете в 1959 г. и возглавляет мая профессором этого университета Дж. 1ербнером. Школа стави-,5 ла своей целью изучение СМИ, их роль в коммуникационном про-] цессе, влияние на массовую аудиторию, на формирование культур*-1 ных стереотипов общества.

Анализируя деятельность средств массовой коммуникации, в первую очередь телевидения, специалисты Анненбергской школы выделили две их ключевые и связанные друг с другом функции — • социальной интеграции и социализации. Выполняя эти функции,; массмедиа выступают в качестве средства сохранения целостное-,!


 

2.3. Теории массовой коммуникации

хи сложившихся общественных отношений и структур. Внедряя в массовое сознание определенные культурные стереотипы и целе­направленно формируя определенный тип личности, они тем самым способствуют закреплению и сохранению сложившейся системы общественных связей. Раньше эти функции выполняли мифология, фольклор и религия, в настоящее время они главным образом возложены на телевидение, вводящее массового зрителя в мир особой условной культуры с ее представлениями о жизнен­ных ценностях и порядках. «Подобно тому как мифы сопровожда­ли человека на протяжении всей его жизни, так мифы и легенды нового «электронного духовенства» вторгаются в сознание совре­менных людей и связывают их телевизионным экраном от ко­лыбели до могилы, предшествуя чтению и отвлекая от него» (Л.М. Землянова).

В исследованиях школы отмечен и ряд отрицательных сторон деятельности современных электронных СМИ. В первую очередь подчеркивается, что массированное и всеохватное воздействие ме-дийных средств создает массовую аудиторию со стандартным по­требительским видением мира и образом жизни, какой не могло быть в доэлектронную эпоху. При этом они ориентируют аудито­рию не столько на творческую развивающую деятельность, сколько на потребительско-развлекательные стандарты, нивелирующие личность, делающие ее маловосприимчивой ко всему оригинально­му, неординарному, требующему интеллектуальных усилий. Более того, мотивы насилия, ставшие неотъемлемой частью современной телекультуры, по мнению специалистов, с одной стороны, разлага­ют общественные нравы, порождают агрессивность, а с другой — вызывают чувство страха, которое, по мнению специалистов, мо­жет оказаться даже более опасным, чем агрессия.

Существующие концепции места и роли массовой коммуника­ции в обществе многообразны.

Теории волшебной пули (та§1с Ьи11е11пеогу) и подкожных инъекций (Ьуройеггшс пеесПе Шеогу), или «лекарственного средства для под­кожных инъекций», открывают историю исследования массовой коммуникации. Согласно этим теориям, те, кто управляет средства­ми информации, управляет обществом, поскольку средства инфор­мации имеют прямое, непосредственное и мощное воздействие на тех, кто обращают внимание на их содержание. Воздействие СМИ на людей подобно пуле или подкожному впрыскиванию. Возрас­тные, демографические, культурные особенности не оказывают ни­какого модифицирующего воздействия на восприятие аудиторией передаваемых сообщений.



2.3. Теории массовой коммуникации

118 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации

 


 


В соответствии с теорией аккумуляции (ассити1а1юп сЬеогу) сила и эффективность воздействия средств информации на людей прямо пропорциональны частоте информационных «инъекций».

С 1920-х гг. теории массовой коммуникации начинают испыты­вать все большее влияние эмпирических исследований. В борьбе за массовые аудитории точное знание их реакции на сообщения средств массовой коммуникации оказывается необходимым инстру­ментом торговой и политической конкуренции, что выражается в исследованиях, с позиций которых строятся и теории массовой коммуникации. Сложился методический арсенал исследований мас­совой коммуникации: разрабатывались процедуры массового выбо­рочного опроса и панельного исследования аудитории (П. Лазарс-фельд), контент-анализа (Г. Лассуэлл и Б. Берельсон), эксперимен­тов (К. Левин и К. Хоулэнд). В этих исследованиях эффективность коммуникации рассматривалась как прямое следствие единичного или повторяющегося пропагандистского воздействия и выясни--лись факторы, усиливающие или ослабляющие его.

Новый этап в развитии теорий массовой коммуникации связан с осознанием того, что представления, согласно которым влияние средств массовой коммуникации определяется их прямым воздей­ствием на аудиторию, носят упрощенный характер.

На этом этапе, во-первых, была выдвинута теория селективной, экспозиции (зе1есауе ехрозиге [Ьеогу), которая утверждала, что ауди­торию нельзя представлять как послушную массу, некритически , воспринимающую любую информацию. Каждый человек (как лич­ность, как индивидуальность) имеет собственные вкусы, предпо­чтения и интересы, в соответствии с которыми осуществляет выбо­рочное потребление информации, предлагаемой СМИ.

Во-вторых, в 1940 г. П. Лазарсфельдом, Б. Берельсоном и Г. 1одэ было установлено наличие двуступенчатого потока информа-; ции (1тэ-81ер Яоу 1пеогу) и была выдвинута нашедшая эмпиричес­кое подтверждение гипотеза о том, что сообщение, посланное ауди­тории, достигает сначала «лидера мнения» (наиболее авторитет­ного члена группы) внутри группы, а затем уже через него других,! членов данной группы. Это означало, что идеи часто распространя-; ются от средств массовой коммуникации к «лидерам мнения», в большинстве своем неформальным, а от них — к их менее активным последователям. Таким образом, вопреки теории массового обще­ства, была высказана идея о том, что в плюралистическом обществе поток массовых коммуникаций опосредуется деятельностью лиде­ров, формирующих мнение, которые действуют как «привратники» в таком «двухступенчатом» потоке.


Тезис о двухступенчатом потоке коммуникации положил начало большому количеству экспериментов в области исследования меж­личностных отношений, начиная с изучения фермеров, выращива­ющих новые сорта кукурузы, и кончая поведением врачей, выписы­вающих лекарства (в частности, изучалось, каким образом до фер­меров доходили сведения о новых сортах, а до врачей — о новых лекарствах). «Лидеры мнения» в социологии стали рассматривать­ся как связующее звено между средствами массовой коммуникации и массой, нуждающейся в ориентации. Последующие исследования привели к модификации данной теории и созданию концепции многоступенчатого потока информации, так как выяснилось, что «лидеры мнений» имеют в свою очередь собственных «лидеров мнений» и обращаются к ним за информацией.

Теория, получившая название «спираль тишины/молчания», раз­витая Э. Ноэлль-Нойманн, напоминает о «парадоксе голосования», согласно которому многие не участвуют в выборах, поскольку пола­гают, что их «голос» не является решающим. Так и в массовых ком­муникациях: «популярным экспрессом» новостей и мнений стано­вятся те, кто полагает, что они таковым являются, в то время как другие, не имеющие подобного предубеждения, «отмалчиваются». В такого рода ситуации возникают угрозы изоляции друг от друга общественного мнения и «политического класса». Поэтому возрас­тает роль средств массовой коммуникации как связующего их звена.

В русле выявления зависимости массовой коммуникации от более широкого социального окружения получила развитие теория диффузии инноваций.

Теория диффузии (распространения) инноваций (сНЯивюп оГ тпоуа-1юп [Ьеогу) разрабатывалась Э. Роджерс в 1960-е гг. в области связи и нашла применение в антропологии, социологии, политических исследованиях, маркетинге.

Диффузия понимается как процесс, при котором новшество рас­пространяется в обществе через коммуникационные каналы в тече­ние определенного времени. Распространение инноваций может носить запланированный или самопроизвольный характер; в лю­бом случает оно приводит к социальным изменениям (изменениям в структуре и функциях социальной системы). Эффективным ин­струментом расиространеия инноваций являются СМИ.

Категория «инновации» многопланова: это может быть идея, практика или объект (цель), которые восприняты как новые; часто «Технологическое новшество» — оборудование, программное обес­печение и т.п.




Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


2.3. Теории массовой коммуникации


 


Предположение о «диффузии» ставит серьезные проблем ы, осо­бенно перед теориями однолинейных изменений, согласие кото-; рым индивидуальные единицы развиваются эндогенно — через пос- •] ледовательный ряд стадий благодаря внутренним механизма» само-; развития. Одновременно неверно предполагать, что любой обра-1 зец культуры и социума совместим с другими, ибо для этого пришлось бы допустить полное отсутствие внутренней связи у от- ] дельно взятых культур и обществ.

Понятие «диффузии» также связано с дискуссиями вокруг тео-'] рий межкультурных контактов. Подобная диффузия уже часчи-1 тывает столетия, и вместе с ее положительными следствиями в{; межкультурных контактах фиксируются явные недостатки I виде I подавления, а в некоторых случаях и уничтожения уникальных^ культур.

Большинство математических значений термина содержи г сход-1 ство между моделями социальной диффузии и эпидемиология. Так,' последовательная модель распространения инфекционной болез-| ни выглядит следующим образом: поначалу инфекция распростра-1 няется медленно и с небольшим числом затронутых ею людей,; затем быстрее по мере передачи от больных здоровым, но потом | замедляется, ибо уменьшается число новых людей, способные зара-| зиться. Однако хотя математические модели разъясняют многое, I они служат скорее «эвристическими приемами»; одна из причин за-1 ключается в том, что индивиды и группы зачастую сознательно! противятся изменению, а диффузия редко происходит в форме пас- •! сивной имитации.

Теория культивирования (сиШуапоп ейес18 [Ьеогу) возникла на оо'| нове научно-исследовательской работы Дж. Гербнера и его юллег! из Анненбергской школы в области «культурных индикаторов» (се-редина 1960-х гг.), среди которых центральное место занимали1! средства массовой информации и в первую очередь телевидение'.'! Массмедиа в целом рассматривались как средства, культивир5ющие (укрепляющие) установки и ценности, которые уже существуют в| культуре. Согласно выдвинутой гипотезе, телевидение расс^ат валось как средство, нацеленное на долгосрочный эффект, состав-*! ленный из небольших, постепенных, косвенных эффектов, на*1! капливающихся и приводящих к существенному изменению <воего! значения. Оно признавалось агентом гомогенизации в культуре. опережающим по эффективности другие способы и средства ин* формации.

Согласно теории, телевидение не является ни окном в мзр, ни отражением мира, а органически самостоятельным миром к ко-^Ш торому зрители обращаются регулярно, но относятся к неиу не-|


разборчиво. Оно же формирует определенный образ мира — такой, в котором преувеличены опасности и вражда, хотя этот образ различается у зрителей, обращающихся к телевидению ре­гулярно или периодически.

Основные средства анализа сводились к корреляции данных, по­лученных путем контент-анализа (идентифицирующего преобла­дающие изображения на телеэкране), с данными исследований аудитории (чтобы оценить влияние таких образов на установки зрителей), а также к сравнению ответов постоянных и нечастых зрителей для установления «дифференциации культивирования». В результате исследований было выявлено, что постоянные зрите­ли «мыльных опер» в большей степени, чем случайные, склонны переоценивать количество проблемных браков, заканчивающихся разводами, а также число женщин, сделавших аборты; у постоян­ных зрителей (особенно у молодых) формируются более отрица­тельные представления относительно старших людей, чем у нерегу­лярных зрителей. Кроме того, был зафиксирован «эффект резонан­са»: во-первых, сильнее всего оказывается воздействие на посто­янных зрителей в высококриминализированных ареалах городов, формирующее их маловосприимчивое отношение к насилию; в о -вторых, повседневное поведение зрителей конгруэнтно тем об­разам, которые представлены в телевизионном мире.

Теория культивирования подверглась критике за то, что она со­средоточивается на количественном анализе и не учитывает разли­чий зрительской интерпретации телевизионных фактов: многие исследователи не находили твердых доказательств взаимосвязи между количеством телепросмотров и установками зрителей отно­сительно социальной действительности.

Исследования с использованием дискурс-анализа привели к большему акценту на роли зрителя. Согласно Дж. Фишке, телевиде­ние вовлекает зрителей в активное формирование значения, втяги­вает их текстом программы в интерпретативную деятельность, формирующую дискурс.

Теория информационных барьеров (§асекеерт°;) разрабатывалась социологом и социальным психологом К. Левином, предложив­шим новый термин — «контролер», «привратник» («§а1е кеерег»). Теория носит преимущественно прикладной характер и может быть отнесена к процессам выбора новостей. В ее основе лежит предположение, что прохождение информации по некоторым ка­налам коммуникации зависит от наличия в них «ворот» (аналог Цензуры), которые в свою очередь управляются некими «конт­ролерами».


Выводы

122 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


 


Это предположение также нашло отражение в теории искажения • новостей (пеу« сНвЮгйоп сЬеогу), первоначально сформулирован-' ной У. Липпманом, согласно которой общественность откликается ' не на фактические события в окружающем мире, а на события в псевдомире, так как изображения внешнего мира в человеческом • сознании, ошибки и ограниченность журналистов создают ложный образ мира.

Вслед за этим была выдвинута теория урегулирования повестки дня~ (а§еп<1а-8еШп§ 1пеогу), популяризировавшаяся М. Маккомбсом и' Д. Шоу, согласно которой средства массовой коммуникации не ] столько заставляют людей думать, сколько формируют их отноше-! ние к событиям. В связи с этим выдвигается такая категория, как | «повестка дня» — проблемы или события, которые своевременно оцениваются по степени их важности. Повестка дня носит запро-1 граммированно-выборочный характер, поскольку и темы, и про-| блемы, прежде чем они станут достоянием массовой аудитории,•' подвергаются тщательному отсеву и распределяются в соответст--; вии с той степенью значимости в информационном пространстве,' которая им предназначается самими СМИ.

Выделяются такие разновидности повестки дня, как урегулирую-1 щая, когда средства массовой коммуникации влияют на обществен-1 ное мнение, и выстраивающая, когда общественное мнение и сред­ства массовой информации влияют на повестку дня официальной ' политики. В любом случае массмедиа отводится активная роль, ау-1 дитории — роль пассивного приемника информации.

Теория обретения пользы и удовлетворения (шее апс! §гаиБсапоп 1пе-1 огу), представленная в конце 1950-х гг. Дж. Бламлером и Э. Кацем и•] близкая теории селективной экспозиции, утверждала, напротив,' что зрители отнюдь не пассивно воспринимают сообщения средств! массовой информации. Члены аудитории, согласно данной теории,^ являются активными отборщиками сообщений, ориентируемыми! своими целями, потребностями, интересами, ценностными ориен-| тациями. Активность потребителя информации обусловлена также,! внешними обстоятельствами, к которым в первую очередь относит-1 ся конкуренция средств массовой коммуникации.

Мотивация активности включает полезность. Массовые комму-| никации являются составным элементом общественной жизни, вы~| полняя такие функции, как удовлетворение познавательного ПО'| буждения, информационного поиска, обособления, оказание помо-| щи в проведении досуга, управлении распорядком дня.

Этот подход вызвал критические оценки за недостаточное! теоретичности и последовательности, ведущей к односторонней,;;


оценке средств массовой коммуникации без учета негативных пос­ледствий их функционирования.

Теория зависимости (с!ерепс1епсу ипеогу), сформулированная С. Болл-Рокеш и М. де Флер, в определенной мере преодолевала по­добную односторонность, характеризуя комплекс отношений меж­ду реципиентами, средствами информации и социальной системой. Данная теория показывает наличие сложной системы взаимодейст­вий между средствами информации, их аудиторией и обществом в целом, а также устанавливает существование сильной зависимости потребностей и целей людей от деятельности средств массовой ин­формации. В итоге были достигнуты такие познавательные резуль­таты, как объяснение процесса формирования отношения челове­ка к происходящим событиям и формирования его убеждений, со­гласование индивидуальных и общественных норм и ценностей, урегулирование повестки дня, укрепление системы информацион­ного влияния, разъяснение значений передаваемых и воспринима­емых сообщений и др.

Анализ перечисленных теорий и подходов позволяет сделать следующие выводы. Всестороннее изучение коммуникации не мо­жет представлять ничего иного, кроме рассмотрения концепций и утверждений разного уровня обобщения, которые помогают опи­сывать, объяснять, оценивать, предсказывать и управлять события­ми коммуникации. Вместе с тем невозможно создать теорию комму­никации путем простого суммирования, механического соедине­ния многочисленных концепций. Для ее построения необходимо обобщение тех знаний о коммуникации, которыми располагают со­циальные, гуманитарные, естественные и технические науки, со­здающие эмпирическую и теоретическую базу теории коммуни­кации.

ВЫВОДЫ

1. Теоретические истоки современной коммуникативистики обнаружива­ются в классическом периоде античной философии, когда центральной для философских рассуждений становится проблема человека. Обращение к проблеме человека выводило на первый план проблему человеческих отноше­ний и человеческого общения.

2. Изменения в характере общественных связей и отношений, происходя­щие на каждом последующем этапе человеческой истории, получали соот-ветствующее теоретическое отражение. Усложнение общественных связей и отношений влекло за собой структурное усложнение и большее разнообра-зие коммуникативного знания.


•Литература


124 Глава 2. Истоки и основные этапы развития теории коммуникации


 


3. До XIX в. включительно осмысление проблем человеческой коммуника ции осуществлялось преимущественно в рамках философии. В XX в. боль той вклад в развитие теории коммуникации и методологии исследована коммуникативных процессов внесли социология, психология, культурам гия, филологические, технические и другие науки.

4. Возникновение и широкое распространение электронных средств комму никации в XX в. стимулировали исследовательский интерес к проблел массовой коммуникации. В результате было выдвинуто и получило эмпг, рическое подтверждение большое количество теорий, осмысляющих и < няющих роль и значение СМИ в современном обществе.


Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней Т 1-4 СПб 1994-1997.

Соссюр Ф- Заметки по общей лингвистике. М., 1990. Соссюр Ф- Труды по общему языкознанию. М., 1958. ОеР1еигМ., ВаИ-КоЬеасН 5. ТЬеопе? оГМазз Соттишсаиоп. М.У. 1975 ЕКо! N. ЗутЪо! ТЬеогу. Ь., 1992.

1п1ета1юпа1 Епсус1оресПа оГ СоттишсаСюп5 / Ей. Ьу Е. Вагпошч С. СегЬпег Ш ЗсЬгатт, Т.Ь. Уо«п, Ь. Сгозз. М.У., ОхГогй, 1989. Уо1. 1-4.


КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Определите основные этапы становления и развития теории коммуникации.

2. Объясните, в чем состояла «революция» софистов и Сократа в философии точки зрения исследования коммуникации.

3. Какие пути решения проблемы соотношения этики и риторики наметила < чная философия?

4. В чем состоит вклад немецкой классической философии в развитие теории ком муникации?

5. Какие проблемы коммуникации были поставлены в философии XIX в.?

6. Назовите основные философские направления XX в., в рамках которых став лись и решались проблемы коммуникации.

7. Охарактеризуйте коммуникативные аспекты философии экзистенциализма персонализма.

8. Охарактеризуйте основные направления в герменевтике и их связь с проблем ми коммуникации.

9. В чем заключается «лингвистический поворот» в философии XX в.?

10. Дайте характеристику основных конкретно-научных подходов к изучению муникации.

11. Охарактеризуйте основные конкретно-научные направления в изучении комм никации в рамках интеракционистского подхода.

12. В чем состоит научный вклад ведущих представителей лингвистического под да в исследование коммуникации?

13. Охарактеризуйте основные теоретические подходы к изучению массовой ком* никации.

14. Определите ключевые проблемы теорий массовой коммуникации.

ЛИТЕРАТУРА

Американская социология: Перспективы, проблемы, методы. М.,1972. Гоффман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М., 2000. Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика. М., 1995. Каган М.С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М., 1988. Мид Дж.Г. От жеста к символу // Американская социологическая мысль: Текс

М., 1994.

Монсон П. Современная западная социология. СПб., 1992. Мунъе Э. Манифест персонализма. М., 1999.


3.1. Структурные модели коммуникации


 


 


Гл а в а 3

КОММУНИКАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

3.1. Структурные модели коммуникации (126) • 3.2. Основные элементы коммуни­кационного процесса (/_?9) • 3.3. Коммуникативные барьеры (150)

3.1. СТРУКТУРНЫЕ МОДЕЛИ КОММУНИКАЦИИ

Коммуникационный процесс - это процесс передачи информации от одно го человека к другому или между группами людей по разным каналам и при помощи различных коммуникативных средств (вербальных, невербалънъ и др.). Этот процесс может приобретать различные формы в зави-1 симости от числа участников, целей участвующих сторон, использу-1 емых каналов, средств, стратегий и пр. Отсюда и большое количе ство моделей коммуникации, представленных в научной и учебной! литературе. Следует иметь в виду, что модели в коммуникативисти-1 ке используются в двух смыслах: во-первых, как исследователь^ ский прием, как концептуальное средство, основной целью которс го является объяснение коммуникативных процессов; в о-в то-р ы х, как схематизированное, упрощенное отражение реальног коммуникационного процесса, необходимое как инструмент, ор» ентированный в первую очередь на управление моделируемым прс цессом. В последнем случае модель выступает в качестве алгорит ма, в рамках которого данный процесс и осуществляется.

В арсенале коммуникативистики огромное количество моделей^ каждая из которых по-своему отражает структуру, элементы и дина| мику процесса коммуникации. Рассмотрим некоторые модели, на* более важные с точки зрения изучения процесса коммуникацш Большинство из них было создано в XX в. Но первая из извести! моделей была предложена еще Аристотелем.

Модель Аристотеля.В «Риторике» древнегреческий философ писал: «Речь слагается из трех элементов: из самого оратора,


предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обраща­ется; оно-то и есть конечная цель всего (я разумею слушателя)» /Аристотель. Поэтика. Риторика. СПб., 2000. С. 99). В условиях уст­ной по преимуществу античной культуры на первый план естест­венным образом выдвигается ораторское искусство. Однако следу­ет отметить, что во времена Аристотеля речь ораторов стала пред­назначаться не только для произнесения, но и для чтения. Об этом Аристотель специально упоминает в «Риторике» (кн. 3, гл. 12), от­мечая самодостаточность письменной речи. Таким образом, данная модель универсальна — она отражает коммуникативный акт как в устной, так и в письменной формах. В этом акте выделяются три основных элемента коммуникации:

'

ОРАТОР - РЕЧЬ - СЛУШАТЕЛЬ

Эти элементы, хотя и в измененном виде, воспроизводятся и в последующих моделях коммуникации. Греческая традиция искусст­ва риторики была продолжена в Средневековье и оставалась прак­тически неизменной вплоть до XX в. Только с развитием массовых коммуникаций через радио, кино, телевидение и под влиянием по­требности в совершенствовании методов пропаганды классическая модель претерпела изменения.

Модель Лассуэлла.В 1948 г. американский ученый Г Лассуэлл предложил свою модель коммуникации. Разработанная на основе опыта ведения пропаганды в армейских подразделениях во время Второй мировой войны, эта модель в равной мере могла быть ис­пользована для анализа массовой коммуникации и любого коммуни­кативного действия, которое раскрывается по мере ответа на пос­ледовательно возникающие вопросы:

•ф- кто?

•у- сообщает что?

•ф- по какому каналу?

•ф- кому?

•ф с каким эффектом?

«Формула» Лассуэлла стала как собственно моделью, отражаю­щей структуру коммуникационного процесса, так и моделью иссле­дования этого процесса, его структуры и отдельных элементов.

В соответствии с этой структурой Лассуэлл выделяет следующие Разделы исследования коммуникации, каждый из которых пред­ставляет ответ на соответствующий вопрос:

анализ управления процессами [массовой] коммуникации: при от­вете на вопрос «кто?» рассматриваются факторы, которые от-


Глава 3. Коммуникационный процесс



1. Структурныемодели коммуникации

 


 


крывают и направляют сам акт коммуникации (в первую очередь! это сам коммуникатор);

•ф анализ содержания передаваемых сообщений, сюда же включает*! ся статистический анализ частоты упоминаний тех или иш фактов и событий в средствах массовой информации;

•ф- анализ средств и каналов, с использованием которых передаются сообщения (для массовой коммуникации это анализ работь самих массмедиа); выявление средств, адекватных характеру! передаваемых сообщений и наиболее приемлемых для получате ля (например, не использовать телефон для общения с глухи» абонентом или компьютерную связь для передачи сообщен! слепому);

•ф- анализ аудитории (массовой, специализированной), являющийс жизненно важным для результативной коммуникации; к решс нию этой задачи привлекаются социологические службы, зультаты деятельности которых используются профессионалу ными вещательными корпорациями, рекламодателями и т.п.; •.

•ф- анализ результатов («эффекта») коммуникационного воздейс вия, для удобства зачастую объединяемый с предыдущим ра|1 делом; поскольку исследования Лассуэлла касались деятельнс ти средств массовой информации, то в первую очередь изу лось их влияние на аудиторию; в целом результативность кома никации оценивалась на основании возникшего интереса содержанию сообщения или отсутствия такого интереса (о ЬажшеИ Н.В. ТЬе ЗсгисШге апс! Рипспоп оГ Соттишсаиоп {| Зоаегу // Мазк Соттишсапош / Ео!. Ву ЗсЬгатт Ш 11гЬап| 1960. Р. 14).

Кто?   Сообщает что?   По какому каналу'?   Кому?   ', С каким « эффектом? ~,  
Коммуникатор   Сообщение   Канал   Получатель   Эффект • Л  
Анализ управления   Анализ содержания   Анализ средств и каналов   Анализ аудитории   Анализ результатов*  

Рис. 3.1. «Формула» Лассуэлла

Модель Лассуэлла получила широкое признание в качес одной из ведущих парадигм теоретического осмысления комму кации. Это объясняется ее удачной формулировкой, рамки котор^ позволяют включить не только теоретические рассуждения, но| большой массив эмпирических данных.


Б 1968 г. Лассуэлл предложил более подробную версию своей мо­дели коммуникации. Она также предполагает изучение процесса коммуникации с помощью ответов на следующие вопрос: кто? С каким намерением? В какой ситуации? С какими ресурсами? Ис­пользуя какую стратегию? Оказывает влияние на какую аудиторию? С каким результатом? (см.: Ьаззшеп Н.О. Тпе Увев оГ СопИет Апа1у818 т 5шс1ут§ 5оаа1 Спап§е //8ос1а1 8с1епсе Тпгогтапоп. 1968. № 1).

Вопрос кто? связан с определением источника информации, ко­торый не всегда может совпадать с коммуникатором, непосредст­венно ее передающим: это может быть одно лицо, а могут быть и разные. Определить это важно для нахождения правильного ответа на второй вопрос.

Вопрос с каким намерением'? — ключевой. Только уяснив истин­ную цель коммуникации, можно говорить о подборе адекватных этой цели средств (коммуникатора, сообщения, канала), о выборе целевой аудитории и т.д. Четкое осознание цели (информирова­ние, инструктирование или же мотивирование аудитории) опреде­ляет соответственно и подбор остальных компонентов коммуника­ции как условие ее эффективности.

Ответ на этот вопрос в какой ситуации1? связан с определением того, в какой ситуации — благоприятной, неблагоприятной или нейтральной — осуществляется коммуникативный акт. При этом не­обходимо установить наличие естественных и искусственных барьеров между коммуникатором и аудиторией, которые препятст­вуют доведению информации до адресата, и попытаться минимизи­ровать их влияние.

Отвечая на вопрос с какими ресурсами ?, надо знать, что к ресур­сам коммуникации относят как самих специалистов-коммуникато­ров, так и финансовые и информационные средства, которыми они располагают, а также эффективные коммуникативные техноло­гии, приемы, методы и т.п.

Ответить на вопрос используя какую стратегию? — значит пра­вильно выбрать стратегию, следовательно, обеспечить наиболее эффективный способ достижения цели (в нашем случае — результа­тивной коммуникации). Стратегия — это не только определение Перспективных целей, но и подбор адекватных им средств и путей их достижения. Стратегия коммуникации определяется в первую очередь характером цели, особенностями аудитории, наличием ре­сурсов. При выборе стратегии руководствуются решением следую­щих задач: обеспечение возможно более полной информации; обес­печение надежной, быстрой и эффективной обратной связи. Воз­можны случаи, когда из-за отсутствия необходимых средств прихо-ДИтся отказываться от великолепно разработанной стратегии.

9-7621



Глава 3. Коммуникационный процесс

3.1. Структурные модели коммуникации

 


 


Вопрос на какую аудиторию? связан с выбором аудитории комд никации, т.е. тех, кому адресованы сообщения. Эффективное! коммуникации связана с правильным выбором аудитории (масс<| вой, специализированной, отдельных людей). Поиск «своей» аудв тории и умение подобрать к ней соответствующие средства и собы коммуникативного влияния требуют высокого профессио* лизма и владения методами и методиками конкретных социальна исследований.

Отвечая на вопрос с каким результатом ?, мы подразумеваем оцей ку итога совокупных усилий участников коммуникационного цесса. Коммуникация эффективна, если поставленные цели реал| зованы в установленные сроки и с наименьшими издержками. Ко» муникативная эффективность обусловлена изменением в знаш установках, убеждениях или поведения получателя информации.

«Коммуникативная формула» Лассуэлла представляет собсЙ одновременно и модель исследования .коммуникационного проце са, и развернутый план собственно коммуникативного действия.^ в этом ее несомненное достоинство. Вместе с тем она обладает' существенным недостатком — она монологична, в ее конфигур! цию не входит обратная связь, благодаря которой мы рассматрива ем коммуникацию не однонаправленной и не «саму по себе», а кй двусторонний процесс и в ее отношении к социальному, культурна му, экономическому, политическому и иному контексту. В перву очередь это важно для массовой коммуникации, особенно в кризи| ные моменты общественной жизни, актуализирующие деятел ность СМИ и ее интерпретацию в массовом сознании.

Монологичность формулы Лассуэлла вызвана тем, что в ней вь ражен бихевиористский подход к коммуникации как прямому во! действию сообщений коммуникатора на реципиента (получателя! который выступает лишь в качестве объекта, реагирующего на Щ лученную информацию.

Модель Шеннона—Уивера.По существу эта модель представ ет собой графическое подобие предыдущей. Она основана на ан| логии с телефонной связью. Предположим, что два человека, щ живающие в разных странах, говорящие на разных языках и плох! понимающие язык своего абонента, вынуждены вести переговор|" по телефону. При этом время разговора ограниченно, а телефощ ная связь неустойчива. Такова ситуация, которую пытаются смодй! лировать К. Шеннон и У. Уивер в разработанной ими математиче! кой теории связи (коммуникации) (1949). Схематически эта моде представлена на рис. 3.2.


 

Сообщение

Канал

Сообщение

Полученный

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Передатчик   Сигнал сигнал ——— С~1 ————   Приемник (декодирую­щее устройство)   • Получатель    
устройство)                
         
     
Источник шума    

Рис. 3.2. Модель Шеннона—Уивера

В данной модели: источник — это тот, кто делает звонок (переда­ет сообщение); сообщение — передаваемая информация; телефон­ный передатчик — кодирующее устройство, преобразующее звуко­вые волны в электрические импульсы; телефонный провод — канал; телефонный приемник (второй аппарат) — декодер, осуществляю­щий обратное преобразование электрических импульсов в звуко­вые волны; приемник — человек, которому адресовано сообщение. При этом разговор может сопровождаться постоянными помехами (шумами), возникающими на линии связи; частотный диапазон ка­нала может быть ограниченным, а абоненты могут плохо понимать язык друг друга. Ясно, что в этой ситуации они пытаются максими­зировать количество информации, передаваемой по линии связи.

Аналогичным образом осуществляется связь с помощью теле­графных и радиосистем. При их использовании также возникают «шумы», понимаемые в техническом смысле как любые искажения или помехи, отличающиеся от полезного сигнала или сообщения, предназначенного для передачи. Математическая теория коммуни­кации и была первоначально разработана с целью отделить шумы от полезной информации, передаваемой источником. По Шеннону, преодоление шумов может быть достигнуто путем использования избыточности сигналов.

Понятие избыточности — повторения элементов сообщения для Предотвращения коммуникативной неудачи — чаще всего демон­стрируют на примере естественных человеческих языков. Считает­ся, что все языки приблизительно наполовину избыточны: можно залить чернилами половину слов текста или стереть половину слов в радиовыступлении, но при этом все же сохранится возможность Понять их. Разумеется, есть предел допустимого шума, за порогом Которого возможность понимания резко снижается. В особенности тРУДно в условиях шума понимать сообщение, использующее мало­знакомый код.




Глава 3. Коммуникационный процесс

3.1. Структурные модели коммуникации

 


 


Согласно Шеннону, избыточность в технике коммуникации д| стирается либо многократным повторением одного и того же с* нала (информации), либо его дублированием с использованием др гих каналов связи. Таким образом, возникает модель двух-многоканальной коммуникации, показанная на рис. 3.3.

Декодирующее! устройство: ТЛФ

ТЛФ-канал
Сигнал __ Полученный сигнал

Получатель

Сигнал

Полученный сигнал Декодирующее |

———''——————А устройство:
ТЛГ-канал тлг

Рис. 3.3. Двухканальная модель коммуникации

Математическая теория связи Шеннона абстрагируется от держания (смысла) передаваемой информации, сосредоточиваяс целиком на ее количестве: неважно, какое сообщение передаете важно лишь, какое количество сигналов передается. С точки ния Шеннона, информация — противоположность энтропии (л оса, неопределенности, беспорядка), следовательно, она есть вс можность уменьшения неопределенности: чем больше информг! ции содержит система, тем выше степень ее упорядоченности (щ этом Шеннон отмечает, что слишком большой объем информацй| также увеличивает степень неопределенности — возникает «инфоВ мационный шум»).

Достоинство данной модели связано с тем, что с ее появление! возникло представление о скорости и количестве передаваемой и* формации. Однако модель Шеннона—Уивера имеет и ряд огранич* ний: <ф- она механистична — отражает преимущественно технически^

способы коммуникации; человек включается в нее лишь в кач<

стве «источника» или «приемника» информации;


л, она абстрагируется от содержания, смысла передаваемой ин­формации, уделяя внимание только ее количеству; а. коммуникативный процесс в данной модели носит линейный, однонаправленный характер, обратная связь отсутствует. Преимущественно техническая ориентация данной модели до сих пор вызывает дискуссии среди специалистов о ее применимос­ти к изучению межличностной коммуникации.

Модель М. де Флера.Зачастую неспособность участников ком­муникации осознать, что посланное и полученное сообщения не всегда совпадают, является причиной многих затруднений обще­ния. Эта мысль, уже заложенная в модели Шеннона—Уивера, при­влекла внимание и получила дальнейшее развитие в исследованиях М. де Флера, существенно модифицировавшего линейную модель коммуникации (рис. 3.4).

Коммуникатор А
Источник (Значение- 1)
Получатель (Значение-2)

Коммуникатор В

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Передатчик   •* Канал-»   Приемник   *•—   Получатель (Значение - 2)    
              Источник (Значение- 1)    
Шум    
1— Канал «—    
- Приемник   Передатчик    

Рис. 3.4. Модель де Флера

В частности, он отмечает, что в коммуникативном процессе пер­воначальная идея («значение») трансформируется в «сообщение», которое отправитель затем переводит в «информацию», посылае­мую по каналу получателю. Получатель декодирует «информацию» в «сообщение», которое в свою очередь трансформируется в месте назначения в идею («значение»). Если между первым и вторым «значениями» есть соответствие, т.е. идея, возникшая в сознании отправителя, соответствует идее, возникшей в сознании получате­ля, то коммуникация состоялась. Однако, согласно де Флеру, пол­ное соответствие является весьма редким.

В модели де Флера учтен основной недостаток линейной модели Шеннона—Уивера — отсутствие обратной связи. Он замыкает це­почку следования информации от источника до получателя петлей обратной связи, повторяющей весь путь в обратном направлении, включая трансформацию значения под воздействием «шума». Об­ратная связь дает коммуникатору возможность лучше приспосо-


1.%


•4.1. Структурные модели коммуникации

Глава 3. Коммуникационный процесс

 


 


бить свое сообщение к коммуникационному каналу для повышения, эффективности передачи информации и увеличения вероятности; соответствия между отправленным и принятым значениями.

Включение обратной связи на правах полноправного элемента в модели таких, казалось бы, односторонних процессов, как распро­странение информации с помощью СМИ — телевидения, радиове­щания, прессы, на первый взгляд представляется проблематичным. Следует, однако, различать обратную связь первого порядка, когда коммуникатор может получать ее в ходе прямого воздействия, и4 опосредованную связь второго порядка, возникающую на основе! оценки результатов воздействия. Принципиальное отсутствие об-| ратной связи можно отметить лишь в исключительных случаях, на-з пример при засылке зондов с информацией в Космос «навстречу»; внеземным цивилизациям.

Циркулярная модель коммуникации.В этой модели отражена)
реакция коммуниканта на сообщение источника в виде обратной;
связи. Именно обратная связь делает коммуникацию двусторонним 1
процессом (диалогом), позволяя каждой из сторон корректировать|
свои действия и цели. ;
Циркулярная (циклическая) модель коммуникации была предло­
жена в работах У. Шрамма и Ч. Осгуда. Шрамм полагал, что было
бы слишком большим заблуждением рассматривать коммуникацию
как линейный процесс, у которого есть начало и есть конец. В дей­
ствительности это процесс бесконечный; чтобы исправить неточ­
ность линейных моделей, необходимо подчеркнуть циклический
характер коммуникации, когда ее участники (источник и получа­
тель) периодически меняются ролями.

Таким образом, коммуникация трактуется как двусторонний процесс связи, когда и отправитель, и получатель информации в равной степени взаимодействуют друг с другом, обмениваясь сооб­щениями (сигналами).

Циркулярная модель коммуникации представлена на рис. 3.5. Данная модель наглядно демонстрирует, что при обмене сооб­щениями «источник» и «получатель» поочередно меняются роля­ми, в результате чего коммуникация превращается в диалог.

Особое внимание авторы модели обращали на проблему интер­претации сообщения. Если механистические, линейные модели (например, Шеннона—Уивера) в первую очередь были нацелены на исследование точности передаваемых сигналов, достигаемой мини­мизацией технических шумов в канале, то в циркулярной модели основной акцент переносится на интерпретацию сообщения. По­скольку каждый участник коммуникации подходит к расшифровке


смысла передаваемого сообщения со своими критериями, то в ком­муникационном процессе возникает «семантический шум». Мини­мизировать его последствия и сделать коммуникацию более эффек­тивной (результативной) можно лишь посредством механизма «об­ратной связи».

Рис. 3.5. Циркулярная модель Осгуда—Шрамма

Двухканальная модель речевой коммуникации.Отечествен­ный психолог В.П. Морозов предложил оригинальную модель, в ко­торой коммуникация представлена как двухканальная система, но не в технологическом, а в психологическом смысле. В целом он придерживается получившей широкое распространение схемы Шеннона, в которой любая система коммуникации представляет собой взаимодействие следующих основных частей:

•у- источника информации (в данном случае говорящего человека, передающего информацию);

•ф- сигнала, несущего информацию в закодированном определен­ным образом виде (в данном случае в форме акустических осо­бенностей речи и голоса);

•ф- приемника, обладающего свойством декодировать указанную информацию (в данном случае слуховой системы, мозга и психи­ки субъекта восприятия — слушателя).

Однако, имея в виду сложную вербально-невербальную природу системы речевой коммуникации и ряд принципиальных отличий Невербальной коммуникации от собственно речевой, Морозов



Глава 3. Коммуникационный процесс

3.1. Стртатурные модели коммуникации


 


 


представляет коммуникацию как двухканальный процесс, состоя­щий из вербального, собственно речевого лингвистического и не-| вербального экстралингвистического каналов.

Особенность данной модели состоит в учете роли функциональ-1 ной асимметрии мозга человека, являющейся физиологической ос-| новой независимости невербальной функции речи от вербальной. I Исследованиями асимметрии, начатыми еще в XIX в. и продолжен-! ными в наше время Р. Сперри, удостоенным за эти работы Нобе-1 левской премии в 1981 г., доказали ведущую роль левого полушария! мозга в обеспечении вербальной функции психики. Вместе с тем! ряд современных зарубежных и отечественных работ, в том числе! и Морозова, свидетельствует о ведущей роли правого полушария в| переработке невербальной информации.

Это обстоятельство нашло отражение в теоретической модели! (рис. 3.6) в виде разделения вербального и невербального каналов во'я всех звеньях системы коммуникации: в начальном (источник реч говорящий), в среднем (акустический сигнал) и в конечном (прием-] ник, слушатель). Таким образом, вербальный (собственно лингвисти-1 ческий) и невербальный (экстралингвистический) каналы оказыва-| ются обособленными во всех звеньях цепи речевой коммуникации.

Речевой сигнал
Источник речи

Приемник (слушатель)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Левый               Лингвистическая информация               Левый   1 1  
мозг                           мозг  
                                   
Правый мозг   Экстралингвистичес-       Правый  
            кая информация               мозг  
                   
!   ОС-1       !                   I          
Шум       Шум       Шум  
                                   
                                 

ОС-2

Рис. 3.6. Двухканальная модель речевой коммуникации

(Источник: Современная психология: Справочное руководство,

М., 1999. С. 312)

Но между вербальным и невербальным каналами наблюдается теснейшее взаимодействие и взаимрвлияние (вертикальные стрел-


ки на рис. 3.6). Например, приветливые слова, произнесенные яз­вительным тоном, теряют приветливый смысл. Две категории об­ратных связей на рис. 3.6 обозначают: ОС-1 — систему контроля го­ворящим процессов образования его собственной речи; ОС-2 — сис­тему контроля говорящим результатов воздействия его речи на слу­шателя (см.: Морозов В.П. Психоакустические аспекты восприятия речи //Механизмы деятельности мозга / Под ред. Н.П. Бехтере­вой. М., 1988. С. 578-607).

Модель двуступенчатой коммуникации была разработана П. Лаздвдфедщом, Б. Берельсоном и Г. 1одэ при исследовании мас­совых коммуникаций. Они обратили внимание на одну весьма лю­бопытную закономерность: воздействие информации, передавае­мой населению через СМИ, через некоторое время не ослабевает, а, наоборот, усиливается. Исследования показали, что информа­ция, поставляемая прессой, радио и телевидением, усваивается мас­совой аудиторией не непосредственно и не сразу, а спустя некото­рое время и под влиянием «лидеров мнений» («ортюп 1еас1ег5»). Обнаруженный феномен позволил существенно скорректировать Деятельность СМИ: стало очевидным, что можно работать с более узкой и более четко очерченной группой. Это значительно облегча­ло деятельность массмедиа и одновременно повышало их результа­тивность.

Таким образом, вместо одноступенчатой модели информацион­ной «инъекции», которая была признана методологически недоста­точной для объяснения процессов массовой коммуникации, была разработана модель двуступенчатого потока (глуо-81ер Поу). Соглас­но этой модели, информация, распространяемая массмедиа, дости­гает целевой аудитории не напрямую, а в два этапа. На первом этапе передаваемая информация достигает особой категории влиятельных и активных людей — «лидеров мнений» — через фор­мальные каналы коммуникации — массмедиа. На втором этапе эти лидеры передают послание дальше посредством прямого кон­такта с членами своей группы, т.е. в межличностном общении.

Практика показывает, что даже в случае, когда информация по­ступает непосредственно к рядовым членам группы, они, как пра­вило, обращаются к лидерам за разъяснением, их мнением, оцен­кой и т.д. Можно также говорить о роли лидеров как своеобразного «фильтра» в ходе коммуникационного процесса.

Открытие «ступеней» в осуществлении процесса массово-комму­никационного воздействия говорило об условности привычно ка­завшихся такими незыблемыми «атомистических» представлений, согласно которым каждый член аудитории получает информацию,




Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного процесса


 


думает и действует, в основном самостоятельно. Данная модель пв казывает, что принятие решений чаще происходит под влияние мнения других людей, чем под воздействием, например, среде массовой информации. Следовательно, личность, пользующаяс авторитетом, — это очень важный источник влияния, а наибольи му влиянию люди поддаются со стороны своей группы, т.е. тех, > кем они непосредственно общаются (студенты — в студенческс группе; в воинском коллективе — сослуживцы, имеющие примерц равные звания и должности, и т.д.). В небольших группах, где уст навливаются прочные межличностные связи (семья, спортивк команда, геологическая экспедиция, экипаж корабля, самоле и т.д.), наблюдается весьма высокий уровень общности взглядов:; мнений, достаточно редко отмечается выделение каких-либо оси бых мнений, тем более действий, идущих вразрез с поведение большинства. Вместе с тем лидеры в большей степени подвержен^ влиянию со стороны внешних источников воздействия, чем оста ные члены группы.

Модель «ИСКП» (8МСК)была предложена американским циалистом в области коммуникации Д. Берло в 1960 г. Ее имену! по названию входящих в нее элементов в виде аббревиатуры ИС1 (5МСК):

ИСТОЧНИК - СООБЩЕНИЕ - КАНАЛ - ПОЛУЧАТЕЛЬ

В литературе часто встречается и другое ее название, по мес создания — Станфордская модель коммуникации.

Согласно Берло, данная модель должна содержать подробнь анализ каждого из элементов коммуникативного процесса. И < точник и получатель анализируются с точки зрения имен щихся у них коммуникативных навыков, знаний, их социально! принадлежности, культурных характеристик, аттитюдов (социа но-психологических установок, определяющих реакции индивида) отношении всех объектов и ситуаций, с которыми установка связ на). Сообщение рассматривается с позиции его элементов структуры, содержания и способа кодирования. Каналам! коммуникации, по Берло, являются пять органов чувств, по ко торым поступает информация.

Данная модель является, пожалуй, наиболее простой и удобнс для знакомства с особенностями конкретного коммуникационног процесса, благодаря: •ф- наличию именно этих составляющих практически во всех инь

описаниях коммуникации;


Л достаточно явно проявляющимся комбинациям именно этих

элементов в конкретных коммуникационных актах; .ф. ее практической направленности, позволяющей разработать

конкретную стратегию коммуникации с учетом характеристик

всех составляющих ее элементов.

Таким образом, модель ИСКП можно считать базовой при рас­смотрении отдельных элементов коммуникационного процесса. Однако она обладает тем же недостатком, что и ряд моделей, опи­санных выше: она монологична, однонаправлена — ее нельзя счи­тать полной без учета результата коммуникации и обратной связи. Следовательно, данная модель при описании реального коммуника­тивного акта должна быть дополнена еще целым рядом исследуе­мых единиц — элементов.

3.2. ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КОММУНИКАЦИОННОГО ПРОЦЕССА

В самом общем виде коммуникационный процесс можно описать следующим образом: отправитель (источник), цель которого заклю­чается в том, чтобы оказать то или иное воздействие на получате­ля, передает определенное сообщение. Сообщение может быть за­кодировано с помощью вербальных (невербальных) знаков, симво­лов, содержащих те или иные смыслы. Получателю для понимания смысла передаваемого сообщения необходимо его раскодировать (декодировать). Коммуникация предполагает и обратную связь, благодаря которой отправитель убеждается, что сообщение дошло До адресата и соответствующим образом проинтерпретировано. В этом процессе может быть выделено несколько элементов.

Источник (отправитель) сообщения.В качестве источника могут выступать отдельные индивиды, группы людей, обществен­ные институты (государственные учреждения, политические пар­тии, общественные организации, фирмы и т.п.). В последнем слу­чае мы имеем дело с определенной абстракцией, ведь конечным от-| Правителем и получателем всегда является единичный человек. " то же время в юриспруденции, политике, бизнесе, образовании и Других общественных сферах коммуникации довольно часто ответ­ственным отправителем является коллегиальный, или институцио-Нализированный, отправитель.

Источник является инициатором коммуникативного процесса, Который начинается только тогда, когда у отправителя возникает потребность в создании и передаче какого-либо сообщения. Следу-




Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного проце


 


ет иметь в виду, что создатель сообщения не всегда выступает роли коммуникатора, непосредственно это сообщение передающ! го (данное положение касается массовой коммуникации). Так, ре» ламные радиоролики создаются не самими радиожурналистами, а| агентствах, специализирующихся на производстве рекламы. Рабе ники радио их лишь транслируют в эфир. Но и рекламные аге* ства лишь реализуют идеи, высказанные рекламодателями. Так» образом, радиостанция выступает в данном случае в качестве не ] точника, а коммуникатора.

Отправитель (источник) пытается заранее определить, каког рода впечатление должно сложиться у получателя от переданное сообщения, т.е. как информация будет воспринята и интерпретир вана получателем. При этом нет гарантии, что получатель пойм^ отправителя именно так, как хотел бы последний. Результат инте претации зависит от многих факторов, среди которых наиболй важными являются такие характеристики источника, как его туе, надежность и квалификация (см.: Королька В.Г. Основы пабл рилейшнз. М.; Киев, 2000. С. 189). Они оказывают наибольшее вл* яние и на степень доверия аудитории к информации, и на длитед ность воздействия информации на аудиторию.

Любая из представленных выше моделей коммуникации предпй лагает, что получатель должен понимать, что ему отправлено сое щение, и знать, кем оно отправлено. Это в свою очередь предпол гает надежность отправителя, степень Которой влияет на то, какс внимание будет уделено сообщению в месте его приема. Если дов рие высокое, получатели уделят сообщению должное внимание^ поверят ему.

Доверие к отправителю сообщения имеет огромное значение! рекламе и маркетинговых коммуникациях. Именно поэтому в • рекламе характеристики предлагаемых товаров или услуг часто , ются специалистами в соответствующих областях; хорошо изве ный ученый скорее будет восприниматься как специалист и честный человек, чем неизвестное лицо; то же касается представ| телей фирм с высокой репутацией; популярные актеры скорее нравятся аудитории как отправители сообщений, нежели вызову нее негативную реакцию. Очевидно, отправитель, вызывающий, верие, в большей мере влияет на мнение аудитории, чем отправ! тель, сообщения которого воспринимаются скептически.

Немаловажными факторами, влияющими на процесс комму кации, на силу воздействия сообщения на аудиторию и его инте претацию, выступают общая ситуация (благоприятная, неблагопр! ятная или нейтральная), тема сообщения, время его обнародом ния, а также способ представления (кодирования) сообщения.


Кодирование и декодирование.Цели кодирования — доведение замысла (идеи) отправителя до получателя; обеспечение такой ин­терпретации сообщения получателем, которая адекватна замыслу отправителя. Иными словами, получатель должен воспринять смысл сообщения именно таким, какой был вложен его отправите­лем. Для этого используются системы кодов — символов и знаков, одинаково интерпретируемых обеими сторонами.

В литературе по коммуникативистике нет однозначной трактов­ки понятия «код». Многие авторы (Р. Бландел, А.Б. Зверинцев, В.Г. Корольке, А.П. Панфилова и др.) понимают коды в самом ши­роком плане — как любую форму представления информации (идеи, сообщения) или как набор однозначных правил, посредст­вом которых сообщение может быть представлено в той или иной форме. Человеческая речь при таком понимании также представля­ет собой один из кодов. Это означает, что в результате кодирования сообщение превращается в последовательность произносимых слов.

Встречается и более узкое — «техническое» — понимание терми­на «код». Оно сложилось в технических науках под влиянием «мате­матической теории связи (коммуникации)» и использования техни­ческих средств коммуникации. Именно такое понимание предлага­ет К. Черри. Он пишет: «Сообщения могут быть закодированы после того, как они уже выражены посредством знаков (например, букв английского алфавита); следовательно, код — это условное преобразование, обычно взаимно однозначное и обратимое, с по­мощью которого сообщения могут быть преобразованы из одной системы знаков в другую. Типичными примерами здесь могут слу­жить азбука Морзе, семафорный код и жесты глухонемых. Поэтому в принятой нами терминологии четко различаются язык, органи­чески развивавшийся на протяжении длительного времени, и коды, которые изобретены для некоторых специальных целей и подчиняются четко сформулированным правилам» (Черри К. Чело­век и информация. М., 1972. С. 29).

В коммуникативистике под кодированием часто понимают соответ­ствующую переработку исходной идеи сообщения с целью ее доведения до ад­ресата. Например, политическая программа партии может быть представлена в виде брошюр, в виде листовок, распространяемых 8 период избирательной кампании в публичных местах, в виде передовиц в партийной прессе, коротких рекламных роликов на Радио и телевидении, пресс-конференций и т.д. Для каждого из Перечисленных случаев характерна особая форма представления Информации, использования языка и других коммуникативных средств доведения сообщения до адресата. И всякий раз конкрет-



Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного процесса


 


ный кодировщик (профессиональный политик, ученый-политолов пресс-секретарь, редактор, спичрайтер и т.д.) будет перерабат вать исходную идею, внося в нее что-то свое, субъективное, спосс ствующее, по его замыслу, более эффективной коммуникации.

Декодирование — в техническом смысле — это обратный проце перевода закодированного сообщения на язык, понятный получат лю. В более широком плане это: а) процесс придания определены смысла полученным сигналам; б) процесс выявления первоначального мысла, исходной идеи отправителя, понимания смысла его сообщенъ Если смысл сообщения будет адекватно расшифрован получателе» то его реакция будет именно такой, какую и стремился вызвать правитель (источник) сообщения.

То, как получатель расшифрует сообщение, в значительш мере зависит от индивидуальных особенностей восприятия инфс мации, присущих каждому человеку. Учет индивидуальных особе ностей восприятия — ключ к эффективной коммуникации (зде нелишне напомнить слова Аристотеля о том, что лицо, к которс оратор обращается с речью, «и есть конечная цель всего»), а каж му человеку в большей или меньшей степени свойственны пред! тость, субъективность оценок, поэтому невозможно найти д! людей, абсолютно одинаково воспринявших сообщение.

В современной коммуникативистике широкую известность пс чила модель кодирования/декодирования С. Холла (см.: На115. сосНп§, о!есос1т§ т 1пе 1е1еу15юп сНзсоигсе // Си11иге, МесНа, I §иа§е / Её. Ьу 5. На11, В. НоЬвоп, Р. Ьоуе. Ь., 1980). Холл подчери вает, что любое медиа-сообщение проходит на своем пути от истс ника до получателя (интерпретатора) ряд трансформационш стадий (его теория была сформулирована на примере работы —' видения, но применима к любым медиа).

Теория Холла основывается на базовых принципах семиотш структурализма, предполагающих, что любое смысловое «сооб^ ние» конструируется из знаков, которые могут иметь явные (<1е1 Сапуе) и подразумеваемые (соппо(:а1луе) смыслы в зависимости • выбора, который делает «кодировщик». Главное положение сем» тики заключается в том, что разнообразие смыслов очень силы зависит от природы языка и от значений, заключенных в комби! циях знаков и символов в рамках культуры, которой принадлежат отправитель (кодировщик), и получатель (декодировщик). Сем!' тика подчеркивает семантическую силу закодированного текст" рассматривает смысл прочно внедренным в текст.

Холл, принимая основные положения этого подхода, внос! него некоторые дополнения. Во-первых, коммуникаторы час! предпочитают кодировать сообщения с идеологическими целям!


для чего манипулируют языком и медиа (сообщениям придается предпочтительный» смысл или, как теперь говорят, «спин»). Во-в т о р ы х, получатели не обязаны принимать или декодировать со-О5щения такими, какими они отправлены, но могут сопротивлять­ся и сопротивляются идеологическому влиянию, применяя альтер­нативные оценки в соответствии со своим опытом и взглядами на вещи.

Стадии, которые проходит сообщение на пути к получателю, в принципе просты. Коммуникация инициируется медиа-института-ми, которые передают сообщения, конформные или оппозицион­ные по отношению к доминирующим структурам власти. Эти сооб­щения кодируются, часто в форме устоявшихся содержательных жанров («новости», «спорт», «поп-музыка», «мыльная опера», «де­тективный сериал»), имеющих очевидный смысл и встроенные ру­ководства для их интерпретации аудиторией. Зритель подходит к содержанию, предлагаемому СМИ, с другими «смысловыми струк­турами», которые коренятся в его собственных идеях и опыте.

Различные группы людей (или субкультуры) занимают разные социальные и культурные пространства и по-разному воспринима­ют сообщения медиа. Общий вывод Холла заключается в том, что декодированный смысл не обязательно (или не всегда) совпадает с тем смыслом, который был закодирован, хотя он опосредуется уже сложившимися медиа-жанрами и общей языковой системой. Одна­ко важнее, то, что декодирование может принимать направление, отличное от предполагаемого: получатели могут читать «между строк» и даже «переворачивать» изначальный смысл сообщения.

Теория Холла содержит ряд принципиальных положений: многообразие смыслов, заложенных в тексте; первичность получа­теля в определении смысла; наличие различных «интерпретатив-ных» сообществ.

Сообщениеэто уже осмысленная и соответствующим образом (с Помощью языка или других знаковых систем) закодированная инфор­мация. Сообщение может быть передано при личной беседе, в ходе выступления перед аудиторией, с помощью прессы, радио, телеви­дения, электронной почты и пр. Содержание сообщений составля-*°т какие-либо сведения, факты, аргументы, доводы, идеи, мнения, Размышления, эмоции и т.д.

Обычно сообщения — это высказывания или тексты. Но в не­вербальной коммуникации сообщением может быть изображение (Дорожный знак, рисунок, схема или фотография), физический "Редмет (цветок в окне — сообщение о провале явочной квартиры, рхитектурное сооружение как сообщение о его предназначении,




Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного процесса


 


подарок как 'знак признательности, «черная метка» как знак пр говора).

Широко известна точка зрения канадского ученого-коммуник тивиста Маклюэна, согласно которой «средство и есть сообщение^ т.е. не столько важно само содержание сообщения, сколько то, и каким образом осуществляется передача сообщения и, главно какие средства для этого используются.

Тезис Маклюэна подчеркивает, что именно техническим среде вам коммуникации принадлежит революционизирующая роль в ] тории цивилизации, поскольку именно они, создавая языки оби ния (алфавит, печать, пресса, а главное — радио, кино, телевиден» и пр.), формируют характер передачи информации и восприят мира. Современные электронные СМИ на новом уровне возрос ют ту эмоциональную форму восприятия мира, которая была свс ственна первобытной устной культуре общения и затем вытесне печатными средствами коммуникации. Более того, по мнению Ма люэна, технические средства связи, структурируя характер перед чи информации, влияют не только на ее форму, но и на содержали подчиняя его тем или иным типам кодификации реальности. Та* печатные средства создают линейный принцип кодификации и 1 приятия мира, а электронные медиа (антипод печатных) обуслй ливают мозаичный принцип восприятия мира, основанный на : диовизуальной образности.

Канал.Понятие «канал» появилось в коммуникативистике годаря исследованиям, проводимым в рамках математической рии связи (коммуникации), а также исследованиям техничес* средств связи. Они оперировали сугубо технической трактов! этого понятия — как проводного канала телефонной или телегра| ной связи либо как беспроводного канала радиосвязи. В какой-: мере техническое понимание «канала коммуникации» оказалось | имствованным и теорией коммуникации.

В современной литературе по коммуникативистике моя встретить трактовку «канала» коммуникации как средства, с Л мощью которого сообщение передается от источника к получател (см. работы А.Б. Зверинцева и А.П. Панфиловой). При такой терпретации коммуникационные каналы делятся на: а) средс^ массовой коммуникации'— пресса, радио, телевидение, инфор* ционные и рекламные агентства и т.д.; б) межличностную ком! кацию — непосредственный личностный обмен сообщения! между источником и получателем. Таким образом, понятия «I коммуникации» и «средство коммуникации» здесь использую'^


как взаимозаменяемые. Чаще всего и в обыденной речи их исполь­зуют как синонимы.

Более предпочтительным кажется подход, отграничивающий «средства» от «каналов» коммуникации. При этом под «средства­ми» коммуникации можно понимать как способы кодирования со­общения (например, слова, картинки, буквы, звуковые сигналы, жесты и пр.), так и собственно технические средства кодирования (пишущая машинка, печатный станок, телефонный и телеграфный аппараты, радиоприемные и радиопередающие устройства, персо­нальный компьютер и т.д.). Термином «канал» целесообразно обозна­чать маршрут, используемый для передачи сообщения. «Коммуникацион­ный канал — это реальная или воображаемая линия связи (контак­та), по которой сообщения движутся от коммуниканта к реципиен­ту» (Соколов А.В. Введение в теорию социальной коммуникации. СПб., 1996. С. 51).

Каналы, интерпретируемые таким образом, можно разделить на:

•^ естественные — каналы, возникающие в сфере полисенсорного взаимодействия человека с другими людьми и с внешним миром при участии разных органов чувств (зрения, слуха, хеморецеп-ции, кожно-тактильной рецепции и пр.), а именно: аудиальные, визуальные, хемо- и иные каналы;

•ф- искусственные (технические) - линии телефонной, телеграфной, радиосвязи, транспортные артерии и пр.

Получательтот (или те), кому адресовано сообщение. Именно для него, собственно, и осуществляется коммуникация. Получателем может быть одно лицо, группа лиц, общество в целом или какая-ни­будь его часть. Когда в роли получателя выступает более чем одно лицо, его (получателя) называют аудиторией коммуникации.

Характеристики получателя являются одним из важнейших фак­торов, влияющих на результативность (эффект) коммуникации. Выше отмечалось, что результативность коммуникации обусловле­на самим источником коммуникации (его статусом, надежностью и компетентностью), характером ^ообщения, временем и условиями его передачи, способом кодирования.

Не менее важным условием является способность получателя воспринимать и декодировать посланное ему сообщение, т.е. распо­знавать и интерпретировать его смысл. Эта способность определя­ется компетентностью получателя, его жизненным опытом, группо­вой принадлежностью, ценностными ориентациями, общей культу-Р°й, социокультурными рамками, в которых осуществляется комму­никативный процесс. Реакция получателя выступает основным Индикатором результативности коммуникации.

1°-7621




Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного процесса


 


О результативности коммуникации мы можем судить по степени! ее влияния на получателя, на его установки (т.е. относительно ус-] тойчивые представления), привычки, стереотипы и т.д. Это не оз-| начает (хотя и не исключает), что они обязательно должны изме-| нить свой вектор или смениться на противоположные. Чаще всего,! по мнению специалистов, результатом коммуникации, напротив,]] оказывается усиление тех стереотипов сознания и поведения, коте рые сформировались ранее. Например, известно, что люди, знаке мясь с новостями, склонны в первую очередь искать в них под| тверждение уже выработанным, ранее сложившимся взглядам. Ме| ханизмы человеческой психики действуют таким образом, что че| ловек отбирает именно ту информацию, которая соответствует ег психологическим, идеологическим и прочим установкам, ег склонностям и симпатиям, и отбраковывает ту, которая им не соот ветствует, причем первая лучше воспринимается, усваивается и за поминается, чем вторая. Кроме того, сопротивление восприятии новых норм и ценностей, пропагандируемых, например, СМ1 может оказывать система уже сложившихся групповых норм и це* ностей, интериоризированных индивидом.

Частичное изменение взглядов и поведения получателя как ре| зультат воздействия на него сообщения возможно в том случае если его взгляды и установки неустойчивы, если существуют пробе лы в знаниях в соответствующих областях. Чем менее человек осве домлен в какой-либо области, тем более он подвержен в ней вне! нему информационному влиянию.

Наиболее редко происходит кардинальная перемена взглядов.: поведения. Для такого рода перемены недостаточно влияния Щ формации, полученной от одного только источника, наприме СМИ. Такие перемены могут быть вызваны лишь целой системе факторов — изменением социально-экономической и политиче кой ситуации, влиянием СМИ, изменением ближайшего окружен» человека. Крайне редко встречается полная перемена взглядов и; тановок человека без видимых внешних предпосылок.

Перечисленные оценки результативности свойственны как ма совой, так и межличностной коммуникации. В случае, когда реч идет о массовых коммуникациях, характеристики аудитории (по/ чателя) имеют особое значение.

Аудитория как объект информационного воздействия обыч* делится на массовую и специализированную. Такое деление пров дится: на основе количественного критерия, хотя специализиШ ванная аудитория в некоторых случаях может оказаться б многочисленной, нежели массовая; на основе характера объедим ния людей, составляющих аудиторию.


Количественные характеристики аудитории (т.е. данные о поле, возрасте, образовании, роде занятий и месте жительства, об их ин­тересах и предпочтениях), конечно, необходимы, но это — лишь первый этап познания, поскольку при таком ракурсе ее изучения вне поля зрения остаются многие процессы, возникающие в созна­нии людей в результате восприятия продукции СМИ. Так, широко распространенные сегодня телевизионные рейтинги, даже если они добросовестно выполнены, отвечают на вопросы «что» и «сколько», но не дают ответа на вопросы «почему» и «с каким ре­зультатом». Ответы на эти последние вопросы требуют качествен­ного анализа как самой аудитории, так и процессов функциониро­вания СМИ, включающего в себя изучение коммуникационных тех­нологий и их влияния на те картины действительности, которые возникают в сознании телезрителей.

Теоретические представления о массовой аудитории достаточно амбивалентны. Этим термином в коммуникативистике чаще всего обозначаются: а) все потребители информации, распространяемой по каналам СМИ, — читатели газет, журналов, книг, радиослушате­ли, телезрители, покупатели аудио- и видеопродукции и т.д. (массо­вость — главный атрибут данной аудитории); б) случайные объеди­нения людей, не имеющих общих профессиональных, возрастных, политических, экономических, культурных и иных признаков и ин­тересов (толпа зевак, собравшихся послушать уличного оратора или музыкантов, и пр.).

Существуют и различные концептуальные трактовки понятия массовой аудитории: либо как инертной, неорганизованной массы, пассивно поглощающей все, что предлагают СМИ (т.е. речь идет о массовой аудитории как аморфном образовании, слабо организо­ванном, не имеющем четких границ и меняющемся в зависимости от ситуации), либо, наоборот, как общественной силы, способной активно влиять на «массмедиа», требовать от них удовлетворения своих собственных (возрастных, профессиональных, культурных, этнических и пр.) желаний и интересов (имеется в виду организо­ванное, системное, достаточно структурированное образование).

Верификация этих трактовок проводится в рамках двух подхо­дов. Теоретической основой первого служит концепция двухсту­пенчатой коммуникации П. Лазарсфельда и ряда других коммуника-тивистов, предложивших изучать массовую аудиторию не как аморфное множество потребителей информации (атомов), а как систему, состоящую из групп (молекул), имеющих своих «лидеров мнений», способных посредством межличностных (межатомных) связей упорядочивать и структурировать массовую аудиторию, формировать те или иные представления о СМИ и о самой инфор-

.10"




Глава 3. Коммуникационный процесс


3.2. Основные элементы коммуникационного процесса


 


мации — ее содержании, форме и предназначении. Однако боль­шинство современных теорий фиксируют внимание на возрастаю­щей массированной индифферентности аудитории, ее деструкту-рировании, энтропии, результатом которой становится возрастаю­щее манипулирование ее сознанием средствами массовой инфор­мации.

Специализированная аудитория представляет достаточно опреде­ленное и устойчивое целое, с более или менее очерченными грани­цами, включающее множество индивидов, объединенных общими интересами, целями, системами ценностей, стилем жизни, взаим­ными симпатиями, а также общими социальными, профессиональ­ными, культурными, демографическими и иными признаками. Эту аудиторию можно рассматривать как более или менее широкий сег­мент массовой аудитории СМИ в том случае, если речь идет, напри­мер, об аудитории определенного вида массовой коммуникации (только о радиослушателях либо только о телезрителях, читателях газет и т.д.); об аудитории конкретного канала массовой коммуни­кации (о телезрителях ОРТ либо РТР; о радиослушателях «Маяка» или «Радио России»; читателях газет «Сегодня» или «Завтра» и т.д.); об аудитории отдельных видов сообщений (рубрик) — спор­тивных, криминальных, новостных, культурных и пр.

Наличие специализированных аудиторий является показателем того, что публика воспринимает информацию в зависимости от своих социальных, профессиональных, возрастных, демографичес­ких, культурно-образовательных и иных особенностей. Умение структурировать аудиторию, выделять в ней нужные сегменты (це­левые группы) во многом предопределяет успех коммуникации, какую бы конкретную форму она ни приняла — избирательной кам­пании, партийной пропаганды, рекламы товаров и услуг, коммер­ческих сделок, экологических или культурных мероприятий.

Каждая из групп требует своей стратегии, св'оих способов ин­формирования и форм общения. И чем точнее будет проведена дифференциация аудитории и определены параметры целевой группы, тем успешнее будет осуществлена коммуникация.

Обратная связь.Термин «обратная связь» появился в киберне­тике — науке о процессах управления и контроля в системах самого.1 разного типа. С точки зрения кибернетики биологические, соци­альные и механические системы (живые организмы, люди, общест-1 ва, механизмы) действуют по одним и тем же принципам, везде на- I блюдаются сходные модели поведения.

Непременным элементом всякой саморегулирующейся системы 1 является обратная связь. В кибернетике под обратной связью пони-


мают процесс получения системой информации о последствиях ре­шений и действий системы таким образом, чтобы в случае необхо­димости изменить ее поведение и приблизить к искомой цели.

Именно благодаря использованию принципа обратной связи ки­бернетика стала общей теоретической основой решения проблем об­работки информации и управления. Она нашла свое применение в самых широких областях жизнедеятельности человека: от констру­ирования приборов управления и связи в электронике и сложной технике (в самолетах и космических кораблях), создания автомати­ческих протезов и автоматических медицинских инструментов до проектирования машин с элементами интеллекта (самообучающихся компьютеров). Поэтому обратную связь называют стержневым поня­тием кибернетики (Э. Кольман), универсальным принципом кибер­нетики и живой природы (И.Л. Полетаев), секретом жизни (Н. Ви­нер) и секретом всеобщей упорядоченности, организованности (П. Латиль). Принципиально важно для управления коммуникатив­ными процессами, что обратная связь представляет собой: контроли­рующее (регулирующее) обратное воздействие; воздействие, обу­словленное передачей информации; воздействие, имеющее своей конечной целью повышение организованности системы.

В теории коммуникации под обратной связью понимают ответную реакцию получателя на сообщение источника. При обратной связи ком­муникация становится двусторонним процессом, позволяя обеим сторонам корректировать свои цели и свое поведение по отноше­нию друг к другу.

Обратная связь в ходе социальной коммуникации отлична от аналогичных процессов в автоматических системах, так как ответ­ная реакция получателя не может быть предсказана со 100%-ной точностью. Непредсказуемость реакции в некоторых случаях может стать основной причиной возникновения комедийных или, наоборот, трагедийных ситуаций.

Именно благодаря обратной связи источник информации узна­ет, достигнут ли желаемый результат коммуникации (положитель­ная обратная связь) или нет или сообщение вызвало не ту реакцию, на которую рассчитывал источник (отрицательная обратная связь). Однако высказывается мнение, что для повышения эффективнос­ти коммуникации отрицательная обратная связь имеет даже боль­шее практическое значение, чем положительная.

Обратная связь очевидна в ситуации Межличностной коммуни­кации. В массовой коммуникации, на первый взгляд, обратная связь не обнаруживается. Особенно, когда коммуникатор (напри­мер, рекламодатель) не прилагает усилий по ее налаживанию. Но Даже помимо желания заниматься этим рекламодатель (особенно




3.3. Коммуникативные барьеры

Глава 3. Коммуникационный процесс

 


 


если его положение на рынке относительно стабильно) невольно обнаружит эту обратную связь в изменении статистики продаж, в. динамике финансовых показателей, ощутит в телефонной беседе со своими клиентами из числа охваченных рекламой. Таким обра­зом, даже в массовой коммуникации обнаруживается естественное наличие обратной связи, какой бы длинной она ни была. Это объ­ясняется тем, что коммуникатор не изолирован от внешней среды, и еще раз подтверждает потенциальную возможность использова­ния обратной связи в целях прогнозирования эффектов и управле­ния массово-коммуникациоными процессами.

Таким образом, в любом случае устойчивая обратная связь — не­обходимое условие результативной коммуникации.

3.3. КОММУНИКАТИВНЫЕ БАРЬЕРЫ

Каждому человеку знакома ситуация, когда слова, которые он про­износит, «не доходят» до его собеседника или «доходят», но непра-. вильно им воспринимаются. Может даже сложиться впечатление, что собеседник намеренно защищается от чужих слов, мыслей, переживаний, ставя преграды на пути общения.

Данная ситуация наглядно демонстрирует одну из ключевых проблем коммуникативистики — проблему коммуникативных барьеров. Под коммуникативным барьерам обычно понимается все то, что препятствует эффективной коммуникации и блокирует ее. Эта про­блема очень важна, поскольку неудачная коммуникация может быть чревата серьезными неприятностями для ее участников по той про­стой причине, что переданная информация была принята не пол­ностью, в искаженном виде или не принята вовсе.

Одно из глубочайших заблуждений состоит в том, что люди ду­мают, будто достаточно высказать свою мысль, чтобы другие долж­ным образом ее восприняли. В основе такого заблуждения лежит предположение, согласно которому переданное сообщение дости­гает своего адресата без каких-либо изменений. В действительнос­ти часто получается не так: одни говорят одно, а другие их слушают и понимают совсем иное. Происходит это потому, что все сообще­ния подвергаются воздействию многочисленных шумов и помех, значительно снижающих результативность коммуникации.

Учесть всю совокупность зашумляющих сообщение факторов практически невозможно — они слишком разнообразны. В каждом виде человеческой деятельности — в политике, экономике, культу­ре и т.д. — присутствуют собственные барьеры, обусловленные спе­цификой данных видов деятельности. Различные виды и уровни


коммуникации (вербальная — невербальная, устная — письменная — электронная, межличностная — групповая — массовая и т.д.) также создают свои специфические барьеры. Поэтому имеют место самые разные попытки систематизации коммуникативных барь­еров.

Так, В. Шепель выделяет шесть наиболее явных барьеров: А дискомфорт физической среды, в условиях которой восприни­мается сообщение; .ф- инерция включенности, т.е. озабоченность слушателя иными

проблемами;

.ф- антипатия к чужим мыслям, стереотипизированность сознания, амбициозность;

•ф- языковый барьер — существенное различие словарного запаса, лексикона коммуникатора и коммуниканта;

•ф- профессиональное неприятие — некомпетентное вторжение коммуникатора в профессиональную сферу коммуниканта;

•ф- неприятие имиджа коммуникатора (см.: Шепель В. Настольная книга бизнесмена и менеджера: Управленческая гуманитароло-гия. М., 1992. С. 118-119).

В литературе по психологии и коммуникативистике принято вы­делять четыре типа барьеров:

•ф- фонетический — невыразительная быстрая или медленная речь, речь-скороговорка, акцент, речь с большим количеством звуков-паразитов и т.п.;

•ф- семантический — различие в системах значений слов;

•ф- стилистический — несоответствие стиля речи коммуникатора и ситуации общения или стиля общения и психологического со­стояния партнера по общению;

•ф- логический — сложная, непонятная или неправильная логика

рассуждений.

Данные классификации довольно точно, хотя и недостаточно полно, представляют различные группы факторов, препятствую­щих эффективной коммуникации. В качестве оснований классифи­кации коммуникативных барьеров целесообразно выделить среду (внешние условия) коммуникации, технические средства коммуни­кации и самого человека как главного действующего лица любого коммуникативного акта.

Барьеры, обусловленные факторами среды.К ним относятся характеристики внешней физической среды, создающие диском­фортные условия передачи и восприятия информации: "Ф" акустические помехи — шум в помещении или за окном, ремонт­ные работы, хлопанье дверей, звонки телефона и т.д. Их нега-


3.3. Коммуникативные барьеры


Глава 3. Коммуникационный процесс


 


 


тивное влияние усиливается, если в помещении плохая ка, а собеседник говорит слишком тихо или шепотом;

•Ф- отвлекающая окружающая обстановка — яркое солнце или, наобс рот, тусклый свет, цвет стен в помещении, пейзаж за окном, кар»| тины, портреты, т.е. все то, что способно отвлечь внимание ее беседников;

•ф- температурные условия — слишком холодно или слишком жарко в| помещении;

•ф- погодные условия - дождь, ветер, высокое или низкое давление!

и т.д.

Данный перечень внешних условий коммуникации можно про?! должить. Каждый из перечисленных факторов может сказаться на! результативности коммуникации в силу своего влияния на индиви-| дуальные психофизиологические особенности коммуникантов

Технические барьеры.В технической литературе для их об значения чаще всего используется понятие «шумы», введенное а на>й учный оборот автором математической теории связи (коммуника?] ции) К. Шенноном. Оно ассоциировалось с технологическими прс блемами (например, с плохой телефонной связью или помехами в| радиоэфире) и означало возмущения, не являющиеся частью сое ~" щения, передаваемого источником. В современной коммуниьат вистике это понятие имеет более широкое значение, близкое по| смыслу к коммуникативному барьеру, и включает все, что искажаем (прерывает) передаваемый сигнал и в результате влияет на соо 5ще ние в целом.

К. Черри подробно рассматривает некоторые варианты текни?| ческих шумов (см.: Черри К. Человек и информация. С. 230—232). Он отмечает, что в технических каналах связи возмущения мог возникать из-за различных причин: в радиоканале могут возникать спорадические импульсные помехи от грозовых разрядов: ще*ч* и шумы могут вызываться электрическими возмущениями; телевий зионное изображение может искажаться помехами, вызванными системой зажигания автомобиля; в неисправных телефонных л ини«а ях возникают перекрестные помехи, когда при разговоре меже слышаться третий голос (эта ситуация напоминает беседу двух че ловек в шумной компании, также являющейся примером речезогсй канала, подверженного возмущениям из-за перекрестных помех I разговора других людей).

Особый интерес у математиков и физиков вызывает так ваемый гауссов шум. Он возникает в результате беспорядочного на ложения большого количества независимых возмущений. ИсторИ^ чески первым изученным примером случайных процессов таког


рода было «броуновское движение» (в 1827 г. английский ботаник р. Броун увидел в микроскоп быстрые хаотичные движения мелких коллоидных частиц, взвешенных в жидкости; эти движения были вызваны беспорядочными столкновениями частиц друг с другом и с молекулами жидкости). Аналогичные беспорядочные движения электронов возникают во всех электрических проводниках, в теле­фонах, радиоприемниках и других аппаратах связи. Они приводят к возникновению случайного гауссова шума, который, во-первых, неустраним; во-вторых, является неизбежным ограничителем точности предаваемого и получаемого сигнала (т.е. обеспечивает гарантированную разницу между передаваемым и получаемым сиг­налами); в-третьих, устанавливает предел пропускной способнос­ти каналов связи. Таким образом, это ограничения, налагаемые самой природой.

Математическая теория связи (коммуникации) основное внима­ние уделяет случаям, при которых источники информации и шума совершенно независимы друг от друга — сигнал и шум просто скла­дываются. До того как сигналы источника достигают приемника, к ним непосредственно добавляются сигналы шумовых возмущений. Следовательно, принимаемые при наличии шумов сигналы состоят из двух частей: полезного сигнала и фиктивного сигнала. Послед­ний, интерферируя с полезным сигналом от источника сообщений, разрушает часть информации. Таким образом, источник шума обла­дает способностью разрушать информацию (вносить «отрицатель­ную информацию»), тем самым он увеличивает степень неопреде­ленности приемника, которая может быть преодолена «избыточ­ностью», или «усилением», сообщения (его повторением или ис­пользованием параллельных каналов связи).

Учет гауссова шума заставил специалистов в области техники связи несколько по-иному взглянуть на соотношение источников информации и шума. Стало очевидным, что шум, вносящий возму­щение в сигналы полезного источника, может зависеть от самого этого источника, т.е. становится неустранимым возмущением, со­провождающим полезный сигнал на всем пути его следования от источника к приемнику. В теории связи такая констатация имела большое значение для выяснения статистических параметров ис­точников шума и определения средней величины теряемой инфор­мации.

Наконец, можно выделить такие технические барьеры коммуни­кации, которые одновременно обусловлены и человеческим факто­ром: неправильным использованием техники связи (отсутствие на-Вьгков работы с соответствующей техникой, ошибка в адресе элек­тронной почты и т.п.); неправильным выбором технического сред-


Глава 3. Коммуникационный процесс

3.3. Коммуникативные барьеры



 


 


ства для передачи сообщения (например, попытка передать по лефону сообщение, адекватное восприятие которого требует ис! пользования аудиовизуальных средств, и др.).

На первый взгляд может показаться, что в мире современн! технологий (спутниковой связи, компьютерной коммуникации, бильных телефонов и др.) коммуникативные проблемы окон тельно решены. В действительности новые технологии обеспеч* вают лишь новыми средствами связи, которые более компактна действуют быстрее, надежнее, информации передают больше. Од нако качество осуществляемой с их помощью коммуникации щ прежнему определяется самими людьми. Большинство барьере коммуникации обусловлено человеком, ибо коммуникативш барьеры — это в первую очередь барьеры непонимания люды друг друга.

.«Человеческие» барьеры коммуникации.Как уже было отм< ченр, главная причина возникновения коммуникативных бар*' ров.-•— сам человек. «Человеческие» барьеры коммуникации мож! разделить на психофизиологические и социокультурные.

Психофизиологические барьеры. Одной из важнейших особеннс тей коммуникации является то, что она осуществляется через ра личные сенсорные системы: слух, зрение, кожно-тактильные чувс ва, хеморецепцию (обоняние, вкус), терморецепцию (чувст тепла и холода). Поэтому барьеры могут возникать вследств* каких-либо физиологических нарушений: нарушений артщ ляции (нарушения логопедического характера — заикание, кар вость и т.п.), нарушений фониатрического характера, связанных-1! голосовым аппаратом (афония, дисфония — полная или части1 потеря голоса вследствие, например, простудных заболеваний ввиду несмыкания голосовых связок), глухоты, полной или час ной потери зрения, потери чувствительности кожи и т.д.

На способность людей общаться, передавать и воспринимат информацию сильное влияние оказывают их психологиче* кие характеристики. В современной общей психологии и социад ной психологии большое внимание уделяется проблеме затрудне| ного общения. В отечественной социальной психологии содерл тельный анализ затрудненного общения весьма полно представле Б.Д. Парыгиным. Рассматривая психологический барьер «такое состояние или свойство индивида, которое консервиру резервы его духовно-психического потенциала или тормозит их ] ализацию в процессе его жизнедеятельности», он распространяв психологические барьеры на всю систему человеческих коммуни ций — межличностные отношения, отношения между личностью^


бщностью, между различными общностями. Как самостоятельные Парыгин выделяет социально-психологические барьеры деятель­ности, которые могут дифференцироваться по видам последней: это могут быть психологические барьеры познавательной, трудо­вой, управленческой, рекреативной, творческой, экономической, политической, правовой и духовно-нравственной деятельности, а также социально-психологические барьеры общения, столь же многообразные, как и само общение между людьми.

Психологические барьеры общения по своей природе могут быть продуктом как безличных механизмов социально-психологи­ческого взаимодействия и взаимовлияния людей друг на друга, так и влияния личностных индивидуальных особенностей партнеров по общению. Примером первых могут служить стереотипы воспри­ятия партнера по общению. Выполняя функцию средства психоло­гической защиты индивида от перегрузки эмоциональной инфор­мацией, стереотип выступает и в роли социально-психологическо­го барьера на пути адекватного восприятия партнера по общению в качестве уникальной индивидуальности. Примером вторых могут быть индивидуальные, прежде всего характерологические, особен­ности личности. Так, интровертированность часто оказывается со­циально-психологическим барьером в ситуации, которая требует быстрого психологического переключения внимания с одного кон­такта на другой (см.: Парыгин Б.Д. Социальная психология. Пробле­мы методологии, истории и теории. СПб., 1999. С. 165, 175—176).

Кроме перечисленных, к наиболее распространенным формам психологического барьера относится нервное напряжение, кото­рое может привести к эмоциональному срыву, скованности мысли, неспособности решить даже простые задачи, к провалам в памяти, неадекватности восприятия и реагирования на действия других людей, речевым аномалиям и т.п. В качестве психологических барьеров могут выступать некоторые психические состояния (ин­дифферентность, безразличие, апатия и даже депрессия) и психи­ческие свойства личности (замкнутость, излишняя застенчивость, повышенная впечатлительность, стыдливость).

Психологические барьеры выполняют две основные функции: V функцию психологического препятствия, мешающего общению с Другими людьми, оптимальному протеканию процессов адапта­ции личности к новым факторам внешней среды. Причины воз­никновения такого рода препятствий усматриваются обычно в особенностях либо ситуации, либо сообщения, либо личност­ных характеристик коммуникатора и реципиента; ^ Функцию психологической защиты, которая способствует по-вышению уровня психологической защищенности личности, ее


Глава 3. Коммуникационный процесс


3.3. Коммуникативные барьеры


 


 


автономности, обособляющей личность в общности и обеспе* вающей ей относительную независимость и индивидуальност; Вследствие такой функциональной амбивалентности психолр! ческих коммуникативных барьеров неоднозначна и проблема 1 преодоления. В самом деле, попытка раскрепостить человека в • щении с другими людьми может обернуться его психологичес» беззащитностью перед теми факторами, которые породили 5 барьеры. Поэтому устранение психологических барьеров, меша щцх эффективному общению, должно сопровождаться введени! соответствующих психологических компенсаторных механизма! обеспечивающих контроль человеком своего психического сост<$ ния и ситуации общения, своевременную релаксацию или, на* рот, целенаправленную активность.

Социокулътурные барьеры. Люди — не изолированные индивид!
общественные существа и как таковые являются носителями ог
деленных социальных качеств. Но они и не оловянные солдата
лишенные какой-либо индивидуальности. Они являются предст;
телями той или иной нации, этноса, класса, социальной группы, •
лигиозной конфессии, профессионального сообщества, демог
фической группы и т.д. Все это и порождает их социокулътур
различия, обусловленные принадлежностью к тому или иному
ковому, этническому, культурному, профессиональному и дру»
сообществу или ряду сообществ одновременно. Целая группа
торов, тесно связанных друг с другом, способна существенно'
труднить общение. *

В первую очередь порождают коммуникативные барьеры циальные факторы, обусловленные принадлежностью люде различным группам или организациям. Если взаимодействую!) лица имеют сходные социальные характеристики и, следоват* но, сходный социальный опыт (принадлежат одной семье, одв государству, одной расе, одному полу, одному возрасту, одной фессии и т.д.), то это значительно облегчает их взаимопони' в процессе общения. Напротив, если взаимодействующие имеют разные социальные характеристики и разный социал! опыт (принадлежат разным семьям, государствам, расам, пс возрастам, профессиям), их взаимопонимание может быть су!

венно осложнено.

Одна из главных причин этого состоит в феномене «группой (общественного) сознания», которое отчетливо проявляете сплочённых группах (общностях), особенно в таких, где есть с ный авторитарный лидер. Групповое (общественное) сознание! интегральная характеристика любой более или менее организОШ ной или очерченной общности существует объективно неэави^!


от сознаний отдельных индивидов, обладает по отношению к ним принудительной силой и заставляет человека следовать нормам, принципам и правилам поведения своей группы.

Таким образом, формируясь в определенной социальной среде, человек одновременно формируется и в определенной культурной среде. Нациям, классам, социальным, профессиональным, религи­озным и иным группам свойственно создавать свою собственную, отличную от других культуру, собственные знаковые системы (языки), стереотипы мышления и стандарты поведения, которые становятся особенно очевидны при столкновении с другими культу­рами. Наличие множества культур и субкультур трудно переоце­нить, поскольку в противном случае мир был бы однообразен и ста­тичен. Однако представители различных культур могут столкнуть­ся с серьезными коммуникативными проблемами, связанными с не­совпадением, а порой и конфликтом норм, ценностей, стереотипов сознания и поведения.

Это несовпадение порождает культурные барьеры коммуни­кации. Наиболее очевидные среди них — лингвистические и семан­тические барьеры. Они возникают из-за языковых различий: люди могут общаться на разных языках; они могут говорить на одном языке, но не понимать друг друга из-за различий лексиконов — бо­гатых у одних и ограниченных у других, из-за несовпадения тезауру­сов — лингвистического смыслового наполнения произносимых слов. Различаются языки не только народов, но и разных социаль­ных групп.

Очевидно, что коммуникация возможна только в том случае, если коммуниканты владеют общим кодом (системой знаков, к ко­торой относится и язык). Однако общности знаков, в частности языка, недостаточно для адекватной коммуникации: даже носители одного языка зачастую не понимают друг друга. Необходима еще и общность значений, придаваемых этим знакам коммуникантами. Как справедливо замечает отечественный лингвист А.Ф. Тарасов, именно «общность присвоенной культуры» определяет общность с°знаний коммуникантов, которая и обеспечивает возможность знакового общения, когда коммуниканты, манипулируя различны-Ми знаками, могут ассоциировать с ними одинаковые ментальные °оразы (см.: Тарасов А.Ф. Введение //Язык и сознание: парадок-сальная рациональность. М., 1993. С. 10).

Отсюда следуют два вывода. Во-первых, полное понимание

е*ду коммуникантами невозможно в силу индивидуальности со-

I КаНия каждого из них. Более того, полное понимание, гипотети-

ески возможное при полном совпадении культурных потенциалов

; °Ммуникантов, совершенно обесценивает какой-либо обмен ин-


З.В. Коммуникативные барьеры

Глава 3. Коммуникационный процесс



 


 


формацией между ними, делает бессмысленной саму коммувд цию. Однако в реальности такого совпадения потенциалов не бь ет, но всегда существует большая или меньшая зона их Пересе! ния, которая обеспечивает возможность коммуникации, являет ее необходимым условием. Во-вторых, полное непониман! вызванное отсутствием точек пересечения культурных потещ лов коммуникантов, также оказывается невозможным, посколь" силу универсальности определенных сторон человеческого ощ подобные точки (универсальные знаковые единицы) всегда сущ« вуют. Это дает возможность находить общий язык представите) разных культур (вспомним знаменитых литературных героев бинзона и Пятницу). Таким образом, полюса абсолютного пони ния и непонимания одинаково недостижимы, любой коммувд тивный акт располагается между ними, приближаясь к тому другому. Возникает своеобразная качественная шкала оценок! зультативности коммуникации.

Для успешной коммуникации недостаточно овладеть тол
языковым кодом в его узко структуралистском понимании (как!
менклатуры знаков различных уровней и правил оперировг"*
ими). Необходимо также овладеть социокультурным
дом сообщества, на языке которого осуществляется коми
ция, теми знаниями и представлениями, которые хранятся в1
«когнитивной базе» — совокупности знаний и представле
общих для всех членов данного лингвокультурного сообщес
Специфичность компонентов когнитивных баз различных соЦ
культурных сообществ возводит барьеры в ситуации контаь ~"
представителей, снятие которых возможно через введение в '
(сообщение) специфических фрагментов культуры реципис
Однако даже если и существуют совпадения определенных ед
различных когнитивных баз, структура стоящих за ними культ
детерминированных представлений, соответственно их оцен!
той или иной культуре, могут оказаться различными. Одно и
означающее может связываться в различных культурах с разн|
означаемыми и порождать различные ассоциации. *

Д.Б. Гудков приводит несколько иллюстрирующих подобь туацию примеров знаковых коннотаций. Так, «Хиросима» для! ского человека — жестокая и бесчеловечная акция америкаН армии и ее политического руководства, бессмысленная с вое точки зрения; для среднего же американца — то, что позвоЛ приблизить конец Второй мировой войны, избежать десанта Японские острова и тем самым спасти жизни сотен тысяч аМ" канцев и японцев (см.: Гудков Д.Б. Алгоритм восприятия текс


межкультурная коммуникация // Язык, сознание, коммуникация. вып. 1-М., 1997. С. 117-121).

Другой пример: в русской культуре за романами Марка Твена о Томе Сойере однозначно закреплен статус детской литературы; американцы же «Приключения Тома Сойера» считают книгой для взрослых (на чем, кстати, настаивал и сам автор), герои романа вос­принимаются американцами как воплощение различных типов на­ционального характера.

К. Меннерт в своей книге о наиболее читаемых в России в
1980-х гг. писателях рассуждает о невозможности адекватно пере­
вести на английский и немецкий языки название повести В.М. Шук­
шина «Калина красная», хотя в обоих языках есть слово, обозна­
чающее данное растение; оно хорошо известно и немцам, и северо­
американцам, но не включается ими в тот же ряд ассоциаций,.обу­
словленных мифопоэтическими фольклорными представлениями,
что и у русских. .

Проблема культурных барьеров коммуникации это и пробле­ма интерпретации одного и того же текста (сообщения, ин­формации), понимаемой как расшифровка смысла, стоящего за очевидным смыслом, раскрытие более глубоких значений, заклю­ченных в буквальном значении. Интерпретация — это осознанная или неосознанная попытка преодолеть дистанцию между культура­ми коммуникантов. Попытки такого рода не всегда бывают удачны­ми, ибо наталкиваются на культурные стереотипы, задающие жест­кие параметры «правильного» или «неправильного» истолкования текста (сообщения).

Так, Д.Б. Гудков описывает целый ряд ситуаций, сложившихся на занятиях по истории русской литературы для иностранных студен­тов в МГУ. Монгольские студенты, хорошо знающие русский язык, при чтении «Слова о полку Игореве» выразили удивление по пово­ду того, что данное произведение относится к числу классических и является высокохудожественным. Они объяснили, что объектом художественного изображения никак не может быть позорное по­ражение, свидетельствующее о бездарности военачальника, кото­рый при этом еще и оказался в плену. Поэзия должна рассказывать 0 великих победах и воспевать подвиги настоящих героев. Данный *е эпизод не входит в круг допустимых для поэзии.

Сказка «По щучьему велению» вызвала резко негативную реак-ЦИю практически всех студентов из Японии. Они сочли ее глубоко "езнравственной, поскольку она повествует о том, как патологичес­кий бездельник, не совершив ничего полезного, не ударив палец о Палец, получает ничем не заслуженную награду. Они были очень УДивлены, что эта сказка весьма популярна в России и родители не


Контрольные вопросы


Глава 3. Коммуникационный процесс


 


считают предосудительным читать ее детям (см.: Гудков Д.Б. Алг ритм восприятия текста и межкультурная коммуникация. С.

123).

Данные примеры иллюстрируют глубокие различия в восгц: ятии одного и того же текста представителями разных культур. I интерпретации во многом носят оценочный характер и тем сам» показывают, что проблема интерпретации — проблема аксиолс ческая. Действительно, Емеля — лодырь, но нам важны такие черты, как находчивость, незлобивость и бескорыстность. Это значит, что мы считаем лень положительным качеством, а япо! не ценят доброту. Просто русские и японцы выделяют разн! черты данного героя, игнорируя остальные как несущественные! Жесткость прозвучавших оценок автор объясняет стереота'" ми обыденного сознания. Если в гуманитарной науке в последк время наметилась тенденция отказа от поиска единственно вильного смысла текста (считается, что всякий текст обладает : жеством смыслов и задает веер возможностей своей интерпр ции), то в обыденном сознании всякая интерпретация, выходя! за рамки культурных стереотипов, воспринимается как «неправиЗ ная», поэтому игнорируется или резко осуждается. Таким образ*3 то восприятие текста (сообщения), которое санкционируе одной культурой, оказывается неприемлемым для другой, если ходит за «поле» ее интерпретаций. При этом свои оценки прав! ности интерпретаций представляются единственно возможны* Это означает, что ставится под вопрос значимость тех культ—г которых оценки имеют противоположный характер.

Сказанное касается не только противоречий националы) культур, но и аксиологической рассогласованности различных I культур в рамках одной целостной национальной культуры. Зд| также наблюдается релятивизм оценок, обусловленный различ^ ми культурными стереотипами, приводящий к непонимание даже конфликтам.

Практические выводы можно сформулировать следующим^

разом:

•ф- никогда не следует настаивать на том, что единственно прав! ными являются только те представления, которые сложили* данной культуре; необходимо знакомить с ними представите1 других культур, объясняя причины их возникновения;

-ф- важно иметь правильное представление о психологии и кул ре людей, с которыми осуществляется общение; именно в н^ оценке этого кроются причины большинства коммуникатив» неудач;


л- необходимо рассматривать сообщения с точки зрения получате­лей, фокусировать внимание на получателе сообщения, его ин­тересах, чувствах, приоритетах;

л, нужно использовать различные средства доставки сообщения; л. следует добиваться обратной связи и в процессе коммуникации сверять свои действия с ответной реакцией получателя. Практически для всех людей важно уметь общаться таким обра­зом, чтобы их правильно понимали, чтобы их слова не наталкива­лись на стену непонимания, чтобы их слушали и слышали. Для мно­гих людей умение «донести» свое мнение, точку зрения, свои зна­ния до партнера — часть профессии, поэтому они должны уделять первостепенное внимание проблеме коммуникативных барьеров и совершенствованию практических навыков их преодоления.

ВЫВОДЫ

1.. Моделирование является одним из общенаучных методов познания. В коммуникативистике моделирование используется: как исследователь­ский прием, цель которого - объяснение коммуникативных процессов; как схематизированное, упрощенное описание реального коммуникативного процесса.

2. Анализ ряда известных моделей позволяет выделить и охарактеризо­вать следующие необходимые элементы любого коммуникативного акта: источник, кодирование, сообщение, канал, получатель, обратная связь.

3. Одна из ключевых проблем коммуникации - проблема адекватного вос­приятия передаваемой информации и, следовательно, результативности коммуникации. Сообщение, передаваемое источником получателю, преодо­левает многочисленные коммуникативные барьеры. В результате оно может быть принято не полностью, в искаженном виде или не принято вовсе. Факторами, ограничивающими эффективность коммуникации, яв­ляются среда (внешние условия) коммуникации, технические средства ком­муникации и сам человек как главное действующее лицо коммуникативно­го акта. В целях повышения эффективности коммуникации следует уделять внимание проблеме коммуникативных барьеров и совершенствова­нию практических навыков их преодоления.

контрольные вопросы

Л Дайте определение коммуникационного процесса.

-• Охарактеризуйте основные модели коммуникации. • Отметьте достоинства и недостатки рассматриваемых моделей коммуникации.

11-

*• В чем состоит специфика двухканальной модели речевой коммуникации?



Глава 3. Коммуникационный процесс

 


 


Часть II

5. Дайте характеристики основных элементов коммуникационного процесса.

6. Какие требования предъявляются к источнику сообщения (коммуникатору)?

7. Охарактеризуйте основные подходы к пониманию термина «код».

8. Что такое «кодирование» и «декодирование» информации?

9. Каково значение обратной связи в коммуникационном процессе?

10. Что такое «коммуникационный барьер»?

11. Каковы основания классификаций коммуникационных барьеров?

12. Назовите барьеры, обусловленные средой коммуникации.

13. Охарактеризуйте технические барьеры коммуникации.

14. В чем заключается специфика психофизиологических и социокультурных Г>арь ров социальной коммуникации?


ЛИТЕРАТУРА

Зверинцев А.Б. Коммуникационный менеджмент. СПб., 1997.

Панфилова Л.П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности. СПИ

1999.

Почетное Г.Г. Теория коммуникации. М.; Киев, 2001. Щамне Н.Л. Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. Волгоград, 15 ВгаМосЪ. К. Ап Ех1епвюп огЧЬе «Ьа55№е11 Рогти1а» //]оигпа! оГ Соттитсааоп. 19!)

№8.

ОеРЫгМ., ВаИ-КоЪеаЛ 5. ТЬеопев оГМазз Соттишсаиоп. М.У., 1975. СегЬпег С. Тобаго! а Сепега! Мо<1е1 о{ Соттишса(:юп //АиЙ1о-У18иа1 Соттишс

Кеу1еу. 1956. № 4.

КаЬ. Е. ТЬе Тюо-Зиер Р1оу оГ Соттишсаиоп //РиЬНс Ортит О_иаг1ег1у. 1975. № ' МсОиаИ О., ШпааЫ 5. Соттип1са11оп Мойе!» Гог 1ве 51ис1у оГ Маяз Соттип1са11

Ь,1981.

МеНпеП К. ТЬе Ки$51аш апс! (Ье1г гауоп1е Воокя. 8[апГогс1, 1983. 3/шппоп С1 ТЬе Ма1Ьета11са1 ТЬеогу оГ Соттишса11оп //ТЬе Ве11 ЗуЛет ТесЬп

;оигпа1. 1948. Уо1. XXVII, № 3. 8сНгатт V/., КаЬеги В.р. ТЬе Ргосеяз апй ЕгГесМ оГ Ма5§ Соттип^сайоп. Ипге оГ]

по15е. Ргезз, 1974.

Тап А. 5. Ма55 Соттитсаиоп ТЬеопев апй КезеагсЬ. ОЬ1о, 1981. У/ез11еу В., МасЬеап М. А СопсерШа! Мойе! {ог Соттип1са1;1оп Ке$еагсЬ //]от

^иа^^е^1у. 1957. № 34.


ВИДЫ КОММУНИКАЦИИ


Гл а в а 4

ВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

4.1. Семиотика. Синтактика, семантика, прагматика (16?) • 4.2. Средства коммуни­кации. Место естественного языка среди других знаковых систем (175) • 4.3. Соот­ношение «язык — речь». Речевое общение как способ коммуникации. Функции речи (180) • 4.4. Речь как способ передачи информации (184)

4.1. СЕМИОТИКА. СИНТАКТИКА, СЕМАНТИКА, ПРАГМАТИКА

В предыдущих главах понятие коммуникация подробно рассматри­валось в различных аспектах. Напомним, что обычно коммуника­цией называют: а) передачу информации, т.е. сообщение; б) взаимо­действие, т.е. общение. Она может осуществляться в процессе любой деятельности с помощью различных знаковых способов, на­пример речи, жестов, азбуки Морзе и др. Изучением таких знако­вых систем занимается семиотика.

Семиотика, или семиология (от греч. 8етеюи1шп, от ветеюп — знак, признак) - наука, исследующая свойства знаковых систем и соот­ветственно знаков (естественных и искусственных языков). Семиотика, находясь на стыке наук, получает материал из различных наук, об­рабатывает его и затем передает этим наукам свои обобщения. Сле­довательно, семиотика может служить инструментом для всех наук, так как любая наука использует знаки и выражает свои результаты с помощью знаков. С одной стороны, семиотика близка к киберне­тике, исследующей процессы связи и управления в живом организ­ме, природе и обществе, а с другой стороны — к лингвистике, изу­чающей самую полную и совершенную систему связи — человечес­кий язык.

Являющаяся объектом изучения семиотики знаковая система -эгпо совокупность знаков, устроенная определенным образом. Знаковая система есть материальный посредник, который служит для обмена


Глава 4. Вербальная коммуникация



4.1. Семиотика. Синтактика, семантика, прагматика

 


 


информацией между двумя другими материальными системами (на-! Пример, преподаватели — [знаковая система языка] — студенты), Понятие знака (минимальной единицы знаковой системы), или; языка, несущего информацию, которое лежит в основе семиотики,' требует отдельного рассмотрения.

Основные принципы семиотики сформулировал в 1860-е гг. аме-] риканский философ Ч.С. Пирс. Ему же принадлежит и сам термин ! «семиотика». В XX в. семиотика приняла лингвистический уклон! под влиянием идей основателя структурной лингвистики Ф. де Со-1 ссюра и основателя датского лингвистического структурализма? Л. Ельмслева, а также философский уклон под влиянием идей аме-! риканского философа Ч. Морриса.

По объекту изучения современная семиотика разделяется на три1 больших узла: 1) семиотика языка и литературы, объектом изуче-1 ния которой являются проявления языка-речи, или тексты; 2) зна-1 ковые явления других родов, такие, как живопись, музыка, архитек-1 тура, кино, обряды, ритуалы (в той мере, в какой они являются зна-1 ковыми системами); это менее тесный узел; 3) системы коммуника-| ции животных и системы биологической связи в человеческом! организме; этот узел стоит несколько особняком.

Таким образом, каковы бы ни были знаковые системы, — деист-1 вуют ли они в обществе, в природе или человеке (его организме,' мышлении и психике) — они предмет семиотики. Общая семиотика! подразделяется на ряд частных наук: биосемиотику, этносемиотику, ^ лингвосемиотику и т.д. В дальнейшем нас будет интересовать лин-1 гвосемиотика. Лингвосемиотика (впрочем, как и семиотика литера-1 туры) — это наука о таких знаковых системах, которые обладают! высказываниями. Чаще всего высказывание — это предложение.! Однако предложение становится высказыванием лишь в пределах| текста (подробнее речь об этом пойдет далее).

Семиотика выделяет три основных аспекта изучения знака и знаково системы: 1) синтактику, изучающую отношения между знаками, т.еА внутренние свойства систем знаков (иначе, правила построения знаков #1 рамках знаковой системы); 2) семантику, изучающую отношения межд знаками и обозначаемым предметом - внешним миром и внутренним^ миром человека, т.е. содержание знаков; 3) прагматику, изучающую отл шение между знаком и человеком, т.е. тем, кто пользуется знаками: го рящим, слушающим, пишущим, читающим.

В разделении семиотики на синтактику, семантику и прагматик видны следы происхождения семиотики из средневекового «три^ вия» (от лат. спушт — трехдорожье) гуманитарных наук. Тривий!состоял из грамматики, логики, называвшейся тогда диалектикой,^ и риторики. Части тривия по предмету изучения и по задачам, ко-|


торые в их рамках ставились, соответствуют частям семиотики: грамматика — синтактике, логика — семантике, а риторика — праг­матике.

Таблица 4.1. Соотношение частей «тривия» и разделов семиотики

 

 

 

 

Средневековый «три-вий» гуманитарных наук   Семиотика: аспекты изучения знака   Предмет изучения  
Грамматика Логика (диалектика) Рмтппика   Синтактика Семантика    
   
   

Разделение на семантику, синтактику и прагматику ввел Ч. Мор­рис (он же обратил внимание и на соотношение аспектов семиоти­ки и частей «тривия»). Сначала ученые занимались в основном син-тактикой: синтаксисом, композицией, морфологией текста. Затем центр исследований переместился в область семантики: изучались отношения элементов (знаков) к внешнему миру, соотношение знак — понятие, языковая «картина мира». В последние годы основ­ные исследования ведутся в области прагматики (говорящего и пи­шущего субъекта, его различных Я; отношений между отправите­лем и адресатом, говорящим и слушающим, пишущим и читающим; словесного воздействия, убеждения и т.п.). Рассмотрим более по­дробно каждый из аспектов изучения семиотики.

Синтактикаизучает объективные законы устройства знаковых систем. Ее задачей является описание запаса правильно построен­ных текстов (составных знаков) для различных классов знаковых систем. В идеале она должна описывать все допустимые тексты. Од­нако в настоящее время на практике это реализовано только для искусственных языков. В случае естественного языка формальное описание синтактики (прежде всего синтаксиса) получено лишь фрагментарно. Причины этого — избыточность естественного языка в отличие от искусственных знаковых систем (см. § 4.5), а также динамичность системы естественного языка, ее постоянное Движение, развитие.

Элементарным примером неполноты описания может служить система естественного (русского) языка, для которого характерно обилие исключений в системе грамматических и синтаксических Правил. Многие из исключений — осколки системы языка в различ­ные моменты его исторического развития. Обычно «несистемны» Наиболее употребительные слова и конструкции, так как в силу час-


4.1. Семиотика. Сннтактика, семантика, прагматика

Глава 4. Вербальная коммуникация



 


 


того использования их форма запоминается носителями язык автоматически и без труда, вследствие чего «застывает» и с течещ ем времени выпадает из системы языка, которая находится в пос янном движении, изменении. Таковы, например:

1) непродуктивные (не пополняющиеся новыми единицам* словообразовательные типы глаголов в русском языке1: давать, ее здавать, -знавать (типа познавать(ся), узнавать), — ставать (типа: дс ставать(ся), отставать);

2) фразеологизированные структурные схемы простого предлс жения, т.е. предложения с индивидуальными отношениями компс нентов и с индивидуальной семантикой, когда связываются друг' другом идиоматически, служебные и местоименные слова, частиг и междометия функционируют не по действующим синтаксичесы правилам: Люди как люди; Нет чтобы помолчать; Праздник Не праздник; (Мне) не до отдыха; Учиться так учиться и др. (см.: Ру екая грамматика. М., 1982. Т. 2. С. 97 (схема типов простых предл^ жений; п. 2585-2590).

В случае естественного языка максимально полное описан! синтактики может быть достигнуто с помощью методов языково! прогнозирования, но они в настоящий момент еще далеки от сов< шенства.

Семантикаизучает законы смысла. Центральным понятием мантики является понятие значения. Обычно для разъяснен! структуры языкового значения используется «семантический угольник», показанный на рис. 4.1.


В значении слова находит обобщенное отражение определен­ный предмет, «фрагмент» действительности: слово является назва­нием не отдельного предмета, а целого класса предметов. Предме­ты и явления действительности отражаются в сознании человека в виде логических понятий. Таким образом, значение есть соотнесен­ность знака (слова) с определенным понятием.

Например, слово стул обозначает класс реально существующих предметов. Все существующие виды стульев отображаются в нашем сознании в виде понятия о стуле. Значение слова стул содержит лишь минимальный набор характерных при­знаков (которые берутся обычно из числа признаков понятия), позволяющих соот­нести слово и обозначаемый предмет.

В семантическом треугольнике обязательными компонентами являются знак и понятие, а денотат может отсутствовать.

Например, все русские люди знают, кто такая Баба Яга, и могут приблизительно описать ее и дать ей некоторую характеристику. Следовательно, знак и понятие су­ществуют. А вот денотата — самой Бабы Яги — не существует.

Знаком является и предложение. Понятие предложения-выска­зывания — центральная категория лингвосемиотики. Смысл пред­ложения-высказывания заключается в высказанном в нем сужде­нии, а денотатов у предложения бывает только два — «истина» или «ложь», т.е. соответствие или несоответствие высказанного в пред­ложении суждения реальному положению вещей. Семантический треугольник для этого случая приводится на рис. 4.2.



Знак(слово)

Значение

Значение

Понятие (смысл)

Понятие Денотат (предмет)
Рис. 4.1. Семантический треугольник для знака (слова)


Знак(предложение)

Денотат(истинность

или ложность высказывания)


1 Речь здесь идет, казалось бы, о формах изменения только одного знака (ело но нельзя забывать, что эти изменения происходят лишь в предложении, т.е. слово вступает в отношения с другими словами, а следовательно, относятся к < изучения синтактики.


Рис. 4.2. Семантический треугольник для знака-предложения

Например, истинный знак-предложение М. Горбачев является зпчипптсяем пере-Раики; ложный знак-предложение М.Горбтев является главным п/ютнвникоч пеЬе-


4.1. Семиотика. Синтактика, семантика, прагматика


Глава 4. Вербальная коммуникация


 


 


В сложном предложении придаточная часть перестает рассмат] риваться как истинная или ложная; с этой точки зрения рассматр-3 вается только главная часть. Приведем примеры.

1. В предложении Министр финансов сказал, что в этом году утвержден бездефицг»
ный бюджет с
точки зрения истинности или ложности рассматривается только г-
ная часть Министр финансов сказал. Таким образом, вся ответственность за ис
ность или ложность утверждения В этом году утвержден бездефицитный бюджет;
жится на министра. ,

2. Высказывание Говорят, что в этом году утвержден бездефицитный бюджет* точки зрения истинности - ложности верифицировать практически невозможно

Денотат придаточного предложения в обоих случаях отсутствует, и мы моя-рассматривать только его смысл (понятие), в принципе не обсуждая истинность I ложность этой части высказывания.

Возможны предложения, у которых есть смысл, но нет, а иног и не может быть денотата, как и в словах (БабаЯга). Приведем пр| меры.

1. Знаменитое предложение Б. Рассела Нынешний король Франции лыс не являв ни истинным, ни ложным, так как Франция - республика и сейчас там вообще ] короля.

2. Н. Хомский считал совершенно бессмысленным Бесцветные зеленые идеи > но спят. Однако позднее известный русский лингвист и семиотик Р.О. Якобсон | казал, что даже этому предложению можно придать смысл: бесцветные идеи - «Ч выразительные идеи», зеленые - «незрелые», спят - «не работают», яростно! может быть истолковано в этом контексте как «окончательно и агрессивно»

В «семантическом треугольнике» помимо отсутствия денот возможна неоднозначность соответствия знак - понятие - денс (предмет), выражающаяся в омонимии, полисемии и синонимии

Явление омонимии состоит в том, что существуют два сов шенно одинаковых по форме знака, каждый из которых имеет а значение, причем эти значения между собой абсолютно не св« ны, так же как и соответствующие понятия и денотаты (ключ 1-замка) - ключ (родник)).

Развитие полисемии (многозначности слова) с семантичеси точки зрения объясняется законом асимметрии знака и значен^ Знак и значение обычно полностью не покрывают друг друга. ~^ и тот же знак «стремится обладать иными функциями, нежели '< собственная», а значение «стремится к тому, чтобы выразить се иными средствами, нежели его собственный знак. Они асимм ричны...» Эта асимметрия объясняет природу языковых единиц, 1 торые обладают, с одной стороны, устойчивостью, выполняя к<муникативную функцию, а с другой - подвижностью, изменяяс| соответствии с условиями конкретного контекста. В результате,


стоянного расширения круга ситуаций, в которых используется та или иная языковая единица, происходит пошаговое, частичное из­менение семантической структуры лексических единиц, обогаще­ние их семантической структуры. Одновременно каждое из значе­ний стремится выразиться в новом знаке: Корабль идет. Корабль плы­вет. Таким образом, каждая лексическая единица входит в пересе­кающиеся ряды полисемии и синонимии (рис. 4.3).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

УО.   тиТ ид              
       
гиТ идти?              
идтиТ  
Полисемия («омонимия»)   и дти Т                      
синонимия

двигаться пешком

перемещаться отправляться

действовать падать (ехать плыть)
(работать) ( выпадать)

идтиТ: Поезд идет. идтиТ: Пора идти домой. идтиТ: Работа идет. идтиТ: Идет снег.

Рис. 4.3. Ряды полисемии и синонимии для слова идти

(Источник: Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой.

М., 1989. С. 198).

Явление синонимии в семиотике интерпретируется весьма ши­роко. В семиотике синонимы — два равнозначных, но не тождест­венных выражения. При этом под равнозначностью понимается: ч либо соотнесенность с одним и тем же денотатом (предметом);

*) либо соотнесенность с одним и тем же понятием, точнее с той

**° частью, которая содержит характеризующую информацию. Первом случае говорят об экстансиональной синонимии, во вто-ром — об интенсиональной. Приведем примеры.

. ^ '• Слова картина - шедевр -мазня — экстенсиональные синонимы, если они ис-

* ^ ЬзУК)тся говорящими (пишущими) для обозначения одного и того же конкретно-| Произведения живописи (денотата), а слова картина - полотно- интенсиональ-


4.1. Семиотика. Синтактика, семантика, прагматика


Глава 4. Вербальная коммуникация


 


 


ные синонимы, так как соотнесены с одним и тем же понятием «картина лн художника».

2. Слова абрикос, курага, урюк — экстансиональные синонимы, так как обозк ют плод абрикосового дерева, но при этом соотносятся с разными понятиями: < кос — свежий фрукт, курага — «высушенный, разделенный на две половинки и без ] точки абрикос», урюк — «высушенный цельный абрикос с косточкой». В то же вр слово абрикос и выражение плод абрикосового дерева с точки зрения семиотики —) тенсиональные синонимы, так как прежде всего соотносятся с одним понятие означаемым.

3. Таким образом, слова, являющиеся интенсиональными синонимами, од временно всегда являются и экстансиональными синонимами, но не наоб< пары слов бегемот - гиппопотам, бортпроводница - стюардесса, художник - живот* подобные могут рассматриваться одновременно и как интенсиональные, и как: тансиональные синонимы.

В лингвистике исследуется преимущественно интенсионалы синонимия. Экстенсиональная синонимия до недавнего време! рассматривалась гораздо реже, но сейчас ей стали уделять болы) внимание, в первую очередь в работах, посвященных описа! различных приемов воздействия на слушателя (читателя) посре,л вом средств массовой коммуникации (см.: Блакар Р.М. Язык как; струмент социальной власти // Язык и моделирование социал! го взаимодействия. М., 1987. С. 88—125; БолинджерД. Истина — блема лингвистическая //Там же. С. 23—43).

Этот интерес объясняется тем, что в предложении экстанс нально синонимичные выражения (т.е. выражения, имеющие с денотат) далеко не всегда могут быть заменены друг другом чтобы информация, передаваемая предложением, не измен? Приведем примеры.

1. Выражения зачинатель перестройки; человек, который начал перестройку и ;
и единственный Президент СССР являются экстансиональными синонимами, т
имеют один денотат (Горбачев как человек, точнее общее представление об
человеке). Однако предложения Горбачев - это зачинатель перестройки и Горба
это человек, который начал перестройку
несут почти одинаковую информацию, а о|
ложение Горбачев - первый и единственный Президент СССР имеет совершенно и
значение. ™

2. Если журналист описывает идущие где-либо военные действия, он выби лексику из серии экстенсионально синонимичных выражений: боевые действия 1 туются как освободительная война или ожесточенное сопротивление банд наемнике~~ дат, участвующих в этих боевых действиях, можно назвать соответственно во освободителями или бандами боевиков или наемников и т.п.).

Выбор лексики определяется политическими, эстетичес! и т.п. взглядами пишущего (говорящего) и далеко небезразл* читающему (слушающему), ибо он придает предложению-вые! ванию строго определенный смысл.


Прагматикаизучает законы, зависящие от позиции наблюдате­ля Языковые основы прагматики лежат за ее пределами — в синтак-тике и семантике языка. Можно сказать, что прагматика — это се­мантика языка в действии.

При объяснении понятия прагматика в качестве простейшего примера знако­вой системы часто приводят систему дорожной сигнализации — светофор. Эта сис­тема имеет три знака: красный, означающий «Остановиться!», зеленый — «Можно ехать!» и желтый — «Приготовиться к движению (или остановке)!» Синтактика зна­ков светофора составляет четыре комбинации, каждой из которых соответствует определенная семантика.

Синтактика Семантика

1) красный + желтый стоять + приготовиться к движению

2) желтый + зеленый приготовиться к движению + ехать (идти)

3) зеленый + желтый ехать (идти) + приготовиться к остановке

4) желтый + красный приготовиться к остановке + остановиться Прагматика светофора заключается в следующем. Знаковая система светофора адресуется водителям и пешеходам. Если на стороне светофора, обращенной к во­дителю, последовательно загорается «желтый + зеленый», то для водителя эта ком­бинация означает «приготовиться к движению». В то же время для пешехода, кото­рый смотрит на сторону светофора, обращенную к водителю, и видит эту же комби­нацию, она означает «приготовиться к остановке + остановиться» (соответственно на его стороне светофора загорается комбинация «желтый + красный»). Таким об­разом, значение каждой комбинации различно по отношению к каждому из адреса­тов (водителю и пешеходу). Если пешеход в этой ситуации «выполнил команду» све­тофора и остановился, значит, коммуникативный акт со стороны светофора был ус­пешным.

Прагматику лингвистического знака — предложения можно про­иллюстрировать аналогично. Предложение-высказывание — это элемент коммуникации, который имеет субъектно-предикатную структуру (т.е. подлежащее и сказуемое) и интонационную офор-мленность (синтактика) и соединяет в себе функцию номинации — обозначения предметов и явлений действительности (семантика) и коммуникативную функцию (собственно прагматика). Субъектно-предикатная структура одновременно фиксирует и акт номинации (обозначения), и акт коммуникации, поскольку она превращает но­минацию в сообщение. Наиболее наглядно прагматика предложе­ния-высказывания проявляется в случае рассогласования собствен­но номинативной и коммуникативной функций.

Например, предложение Вы уже слишком далеко заюли, взятое вне контекста, обо-Начает «Вы ушли куда-то, в каком-то направлении слишком далеко». В конкретных Речевых ситуациях оно может приобрести различный коммуникативный смысл: ' ""йо возвращаться: в лесу темнеет. Вы уже слишком далеко зашли; 2) Вы уже слишком о зашли. Я такие слова никому не прощаю; 3)' Вы уже слишком далеко зашли. В этой ничего не изменить. Придется смириться.

>




Глава 4. Вербальная коммуникация


4.2. Средства коммуникации. Место естественного языка...


 


Основания прагматики языка кроются в общем свойстве язь» пронизывающем все его стороны, — в «субъективности». При этс прагматика рассматривает широкий круг вопросов:

1) в обыденной речи — отношение говорящего к тому, что и он говорит: истинность, объективность, предположительное речи, ее искренность или неискренность, приспособленность к I циальной среде и социальному положению слушающего и т.д.;

2) интерпретация речи слушателем — как истинной, объект» ной, искренней или, напротив, ложной, сомнительной, вводящей заблуждение;

3) в художественной речи — отношение писателя к действите
ности и к тому, что и как он изображает; отношение читателе
тексту и в конечном счете к художественному произведению)
целом и др. *

Связующим звеном в таком широком наборе вопросов являс по мнению одних ученых, центр субъективности языка — катего^ субъекта, по мнению других — социальная ситуация и фактор -сата.

Обсудим первые две группы вопросов, которыми занимается!
временная црагматика. '

Рассматривая вопрос отношения говорящего к тому, что и он говорит, начнем с определения понятия пропозиционалы функции, которая составляет основу предложения-высказыван! Пропозициональная функция — это языковое выражение, им* щее по внешней форме вид высказывания, но в действительное таковым еще не являющееся, так как содержит одну или нескол» переменных. Например, при замене переменной на ту или иную! стоянную в языковом выражении X - столица России получаем ли истинное высказывание «Москва - столица России», либо лож{ «Тверь - столица России». Таким образом, языковое основание, щее говорящему возможность солгать, исходит из того, что пр зициональная функция, составляющая основу каждого предлс ния-высказывания, сама по себе не является ни истиной, ни ло стоит над тем и другим.

Роль прагматических аспектов высказывания, которые моя использовать говорящий для достижения своей коммуникатив! цели, иллюстрирует также ситуация многоязычия.

В качестве примера один из основателей теории речевых актов Дж.Р. Серл 1 водит следующую ситуацию. Допустим, говорит он, вы — американский офицер! время войны попадаете в плен к итальянцам, союзникам немцев. Вы хотите П дить, что вы немецкий офицер. Но из всего школьного запаса знаний неме языка вы помните только одну фразу. Однако, по вашему мнению, итальянцы' не знают немецкого языка и одни лишь звуки немецкой речи могут их убедить,


перед ними союзник. Тогда вы произносите строку из стихотворения И. В. Гете
«Кепп51 йи с!а5 Ьапс1, шо <Ие 2игопеп ЬНЬеп?» («Знаешь ли ты край, где растут лимон­
ные деревья?»). При этом с помощью интонации вы пытаетесь доказать, что произ­
носите фразу «Я немецкий офицер». __

/"" ~"Х

Другая группа вопросов связана с интерпретацией речи слушате­лем, его языковыми ожиданиями. Так, в русской /культуре принято утешать человека минимизацией беды: Велико дело! Не велика беда! Что за горе! Это ли горе! Это горюшко не горе; горе будет впереди! и др. Приведенные выражения для русскоязычного слушателя имеют один смысл «Беда не так велика». Если же буквально, слово в слово, перевести эти выражения на любой другой язык, они будут иметь иной смысл. Таким образом, каждое из данных выражений приоб­ретает смысл утешения лишь в определенном контексте, в опреде­ленной речевой ситуации и культурной среде. Вне ее эти предложе­ния лишены коммуникативного смысла.

На основе прагматических закономерностей нередко строятся тексты юмористического характера, а также рекламные.

1. Например, в одной юмореске М. Задорнова есть такой фрагмент: «Вот и на­ступила долгожданная демократия... [пауза]... Демократы отобрали у коммунистов все их привилегии... [пауза]...//... правильно... взяли их себе» . Здесь приведена цепочка обману­тых языковых ожиданий: после каждого предложения-высказывания слушатель ждет иного развития речевой ситуации. После первой фразы ожидаем хвалебных слов в адрес демократии, например: «Демократические начинания пронизывают все стороны нашей жизни; или: Приход демократии ознаменовал собой новый этап в развитии нашего общества» и т.п. Вместо этого звучит фраза: «Демократы отобрали у коммунис­тов все их привилегии... И... правильно... взяли их себе».

2. Телевизионная реклама крышек для консервирования сопровождается рек­ламным текстом, построенным с учетом прагматики предложения-высказывания. Диктор замогильным голосом произносит: «Мне... крышка!», и все зрители понима­ют, что он хочет сказать: «Мне конец!» Однако их языковые ожидания не оправдыва­ются: хор голосов радостно кричит: «И мне, имне... крышки! Нам всем нужны крышки». После паузы диктор говорит: «Покупайте крышки для консервирования!»

Так, небольшое лингвистическое мошенничество — замена винительного паде­жа именительным, характерное для разговорной речи (Мне крышка вместо Мне (надо) крышку) , а также изменение интонации служат причиной появления ложных ожиданий у слушающих. Вместе с дальнейшим «разъяснением» оно повышает экс­прессивность рекламы.

4.2. СРЕДСТВА КОММУНИКАЦИИ. МЕСТО ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА СРЕДИ ДРУГИХ ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ

знаковая система как звено-посредник включается в более Широкую материальную систему. Знаковые системы в совокупности образуют непрерывный ряд явлений в объективной действитель­ности. Этот ряд может быть разделен человеком (наблюдателем).




Глава 4. Вербальная коммуникация


4.2. Средства коммуникации. Место естественного языка...


 


В результате все знаковые системы могут быть расположены в ределенной последовательности в соответствии со ступенями з* ковости. Эта последовательность, «гамма», составляет особ! закон семиотики. Классификация по принципу гаммы («град> нал классификация»), предложенная Ю.С. Степановым, дана табл. 4.2.

Та б л и ц а 4.2. Основные типы знаковых систем, расположенные по степени нарастания семиотических свойств

Тип   Пример и в   Семиоти-   Семиотические  
    каком разделе   ческое   свойства  
    рассмотрен   название      
       
  След на камне от   Внутреннее   След на камне хранит информацию об удар  
    удара о другой ка-   состояние   но этот след есть часть камня; знак не облада  
    мень   отражения   свойством отдельности, система-посредник I  
            выделима из двух систем, между которыми о|  
            посредник  
  Растение повора-   Тропизм   Изгиб растения хранит информацию о воздс  
    чивается под вли-       ствии луча света, этот знак есть часть растенИ  
    янием света       но свойства отдельности знака нарастают: )  
            падения луча изгиб был иным; знак необход!  
            для существования растения (биологически |  
            левантен); система-посредник не выделима; <  
            качающее знака и означаемое им одно и то 1  
            (тождественны друг другу) '  
  В семействе пчел:   Физиологи-   Знак полностью биологически релевантен, 1  
    распределение   ческая сис-   означаемое и означающее не тождествеий  
    капелек жидкос-   тема связи   система-посредник выделима 1  
    ти с поверхности       ——— _______^  
    тела пчелы-матки          
  Раздувание   Этограмма   '1, Знак биологически релевантен; означаемо^  
    брюшка у рыбы-       означающее нетождественны; знак выделЯ  
    колюшки; порха-       выделима и вся система-посредник, ее мощ  
    ния бабочки-пер-       смоделировать в обобщенной форме (в ш|  
    ламутровки       этограммы) ^  
  Действия, жесты   Паралинг-   ———————————— "3 Знак воздействует физически, но биология  
    и позы человека,   вистика   ки нерелевантен (не важен для существовав  
    такие как подтал-       организмов); знак выделим не всегда (наш  
    кивание — знак       мер: все поведение его выражало неприяэш  
    удалиться ,       система также; означаемое и означающее;!  
            тождественны, но подобны друг другу -;$  

Окончание табл. 4.2

 

— — - __- — ' — -   — _ ———————————————————      
Действия, жесты и позы человека, такие как культе^ вый танец; мане­ра сидеть; расста­новка мебели   Неявный уровень ма­териальной культурЬг   Знак выделим не всегда, система также; озна­чаемое и означающее уже не всегда подобны  
  Эмоциональная интонация, не­осознанный от­бор слов, неосоз­нанная стилистика речи   Неявный уровеш/ языка; кон-нотативный уровень языка   Означаемое — неявный уровень психики, поэ­тому знак, как и в предыдущем типе, выражает внутреннее состояние самого говорящего (оно — означаемое); означаемое и означающее не подобны друг другу, но принадлежат одной системе (одному и тому же организму)  
  Обычная устная и письменная речь   Денотатив­ный уро­вень языка   Означаемое знака (слова) есть предмет объек­тивного мира (называемый «денотат»), озна­чающее принадлежит субъекту; знак не облада­ет абсолютной выделимостью, хотя и хорошо выделим  
  Формальное опи­сание обычной устной и пись­менной речи   Структур­ный уро­вень языка   Означаемое и означающее сближаются: озна­чаемое — общие отношения в системе языка, а означающее (запись) — форма этих отноше­ний; знак абсолютно выделим  
  Символическая (математичес­кая) логика   Абстракт­ная семио­тика   Означаемое и означающее совпадают, возника­ет иллюзия того, что символическая логика не имеет плана содержания  

Источник: Степанов Ю.С. Семиотика. М., 1971. С. 81-84.

Если взять естественный человеческий язык мерой семиотичес­ких языковых свойств и по очереди накладывать рубрику 8 шкалы на другие рубрики, то можно увидеть, что свойства языка последо­вательно возникают на ступенях эволюции. При этом по отноше­нию к каждой ступени имеет смысл не только вопрос «Язык это или не язык?», но и «Насколько это язык?»

В семиотике выделяют несколько признаков естественного че­ловеческого языка, отличающих его от других знаковых систем и, Прежде всего, от систем коммуникации у животных.

Главными признаками естественного человеческого языка явля­ются:

1 • Канал для всех языковых сообщений вокально-слуховой: языковые со­общения передаются голосом и воспринимаются слухом1. Этим челове-

Мы не говорим сейчас об особом, вторичном и производном виде языка — ""сьменной речи.

'2-7621




Глава 4. Вербальная коммуникация


4.2. Средства коммуникации. Место естественного языка...


 


ых ; "Р°рмы

ческий язык резко отличается от языка низших животных. Эти личия касаются способа, каким информация передается чс внешнюю среду в организм. Однако с точки зрения того, что исходит внутри организма при восприятии языковых сигнал^ имеется много общего даже между человеком' и низшими жив ными.

Например, для того чтобы воспринять сообщение, летная пчела должна по| рить движения пчелы-вербовщицы, как и человек, который, чтобы распознать I нимаемый сигнал, должен не пассивно воспринимать его, а действовать (хотя и не обязательно сознательно). Согласно данным психологических исследа| ний (например, А.Н. Леонтьева), при восприятии звука звуковой раздражитель! зывает ответную реакцию у человека и он сам начинает «интонировать», «по рать» высоту звука. Происходит как бы активный поиск изнутри такой вь звука, которая будет отвечать высоте звука, заданной извне. Когда интонирует высота совпадает с заданной, происходит «резонанс» сигналов, поиск прекр ся — человек воспринял высоту звука. Именно поэтому очень важно совпаде тембра голоса оратора и слушателей, а также темпа речи. Как правило, слип высокий голос вызывает раздражение. Не менее негативно воспринимается < ющим и речь, которая является слишком медленной (или слишком быстрой) I сительно его собственной речи.

2. Языковая деятельность не имеет непосредственного биология значения, иначе говоря, она биологически нерелевантна (несуществе Как бы ни изменялся характер речи (тембр, высота голоса, рость, интонация и т.п.) в процессе разговора, это нисколько не! влияет на биологические свойства окружающей среды. В то! время знаковые системы животных имеют и значение сигнал^ чисто биологическое значение.

Например, в наиболее тонко организованном виде связи — танцах пчел — < ствует прямая зависимость между энергией, передаваемой с сигналом, и расе ем, на которое дается сигнал. Если бы человеческий язык был организован по 1 же принципу, то, для сообщения о чем-нибудь очень большом, человеку прип бы кричать, а сообщая об очень маленьком, говорить шепотом .

Одно из следствий этого положения относится к интонации-! рактер и значение интонации не зависят от абсолютной силы зв Если убавлять от большой громкости звуковую запись крика, клицания и т.п. до едва слышного писка, то все равно это будет) приниматься как крик, восклицание, а не как шепот. Отсюда п| тический вывод: если вы хотите максимально повлиять се

1 Правда, замечено, что такая зависимость существует у детей, только нач щих говорить.


оечью на собеседника, хотите, чтобы он хорошо вас услышал и донял, врвсе необязательно «давить на голос».

3. Произвольная семантизация. Между самим знаком и тем, что он означает, всегда существует связь, иначе знак не был бы знаком. Так, когда мы видим во дворе дерево, которое растет и зеленеет, то это не означает ничего, кроме того, что оно растет и зеленеет. Связь между явлением, выступающим в качестве материального знака, и тем явлением, которое им означается, называется семантизацшй (приданием смысла). Без семантизации нет языка. Например, то же самое зеле­неющее во дворе дерево, появляющееся в последнем кадре фильма о победе добра над злом, в знаковой системе фильма будет озна­чать, скорее всего, эту победу. В данном случае знаку в контексте фильма придан определенный смысл, что и сделало его знаком.

Семантизация свойственна и животным системам связи. В языке животных семантизация всегда заключается в том, что яв­ление-сигнал и явление, сигнализируемое материально (биологи­чески), подобны друг другу. В человеческом языке между явлением-сигналом и сигнализируемым явлением связь устанавливается неза­висимо от какого-либо материального, физического или биологи­ческого подобия между ними. Так, между танцем пчелы (это знак) и положением добычи во внешнем мире (сигнализируемое явление) существует физическое подобие в размерах и направлении. В чело­веческом же языке между выражением танец пчелы (это знак) и самим танцем (это означаемое явление) не существует подобия. В этом смысле семантизация в человеческих языках произвольна. (Но вовсе не в том смысле, что она может осуществляться по воле случая, без системы и порядка. Напротив, само изучение системы и порядка семантизации составляет одну из главных задач языкозна-н:ия.) Представление о произвольности, конвенциональности язы­кового знака характерно для структурной лингвистики и идет от ее основателя известного швейцарского лингвиста Ф. де Соссюра.

Знаки животного мира воссоздают означаемое явление; наибо­лее развитые случаи, например танцы пчел, воссоздают явление Только в основных чертах — изображают. В отличие от них знаки человеческого языка не изображают, а символизируют. Однако на самом деле все обстоит сложнее, о чем писал, в частности, "•О- Якобсон. Во-первых, в языке существуют звукоподражатель-Ные слова (междометия «Ух!», «Хрясь!», «Трах!»), которые похожи На свои планы выражения (денотаты) — соответствующие звуки. От Т^ких междометий образуются глаголы (ухнуть, хряснутъ, трахнуть значении «ударить»), следовательно, область неконвенциональ-знаков в языке расширяется. Во-вторых, грамматические

порой индексально напоминают то, что они изображают.



Глава 4. Вербальная коммуникация

!^_ 4.3. Соотношение «язык — речь». Речевое общение как способ коммуникации 181

 


 


Так, в ряде языков положительная, сравнительная и превосходна степени прилагательных различаются по количеству букв в сторо» увеличения: белый— белее— белейший; $гтр1е(простой) — мтр1ег(боле простой), в1тр1ев1— (самый простой).

Другие отличия человеческого языка от систем связи у живс ных вытекают из перечисленных трех главных свойств, являютс его следствиями. К ним относятся: рассеянная передача и напра ленный прием, быстрое затухание, взаимозаменимость, полная ратная связь, разобщенность, открытость, традиция и обучение обратимость.

4.3. СООТНОШЕНИЕ «ЯЗЫК - РЕЧЬ». РЕЧЕВОЕ ОБЩЕНИЕ КАК СПОСОБ КОММУНИКАЦИИ. ФУНКЦИИ РЕЧИ

Одним из основных средств коммуникации является речь, рече общение. По подсчетам ученых, человеческое общение на д: трети состоит из речевого общения.

Понятие «речь» имеет несколько значений:

•ф- особый вид человеческой деятельности;

•ф- разновидность общения при помощи языка (то, что обычно зывают стилем языка, слогом), которая характеризуется от! ром определенных лексических и грамматических средств в висимости от условий и целей коммуникации (деловая официальная речь, поэтическая речь, профессиональная ре и др.);

•ф- виды синтаксического построения высказывания (косвенная

прямая речь, отрывистая речь, чужая речь и др.).

Нас интересует прежде всего первое значение. Речь - это оа вид деятельности, который существует наряду с другими видами дея ности (трудовой, познавательной, мнемической, т.е. деятельност: памяти, и т.д.).

Так как «речевая деятельность есть специализированное упот] ление речи для общения, частный случай деятельности общения», «речь есть потенциальцый компонент любой деятельности, нап мер, познавательной (мыслительной), мнемической и т.п.» (Л* тъевА.А. Психология общения. М., 1999. С. 56). 1оворящий (пи щий), осуществляя эту деятельность, использует средства языка-двух основных целях: для общения с другими людьми или для об щения к самому себе. Таким образом, речь как психологическое я ние соотносится с категориями мышления, памяти и т.п.

В языкознании речь изучается внутри оппозиции язык — речь обычно понимается как реализация системы языка. Эта оппозиц;


впервые была выделена и описана Соссюром в «Курсе общей лин­гвистики» (1916).

Соссюр рассматривал речевую деятельность как своего рода ин­теграл языка и речи. Язык представляет собой как бы потенцию, некую систему, структура которой до сих пор не до конца изучена, но которая, несмотря на это, известна всем членам данного языко­вого коллектива и является продуктом его деятельности, т.е. носит социальный характер. Система языка находит свою реализацию в речи, т.е. язык присутствует в нас постоянно в состоянии возмож­ности. Речь — это актуальное, индивидуальное; речь присутствует в нас время от времени в состоянии действительности. Развивая идею Соссюра, исследователи предполагают, что «речевая деятель­ность как целое, как интеграл заключает последовательность: это последовательность перехода языка, постоянно существующего в говорящем (следовательно, вне зависимости от конкретного мо­мента), к речи (в речь), принадлежащей говорящему только в кон­кретные моменты времени» (Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 37).

От того, каким образом осуществляется этот переход, зависит характер воздействия речи говорящего (пишущего) на собеседника (читателя).

Функции речи (языка).Вопрос о конкретных приемах речево­го воздействия теснейшим образом связан с общей проблемой функций речи (языка). Известно, что языковое оформление каждо­го конкретного сообщения определяется в своей основе целями, которые ставит перед собой его автор. Каждое высказывание вы­полняет ту или иную функцию в процессе коммуникации (привле­чение внимания, установление контакта, передача информации и др.). Частные функции конкретных высказываний могут быть объединены в более общие, которые и называют функциями речи. Обычно выделяют три основных и ряд частных функций. К ос­новным функциям относят:

^коммуникативную или репрезентативную (репрезента­ция — представление; изображение, образ), которая является до­минирующей;

"Ф" апеллятивную (апелляция — призыв, обращение, т.е. воз­действие), которая грамматически наиболее ярко выражена в звательной форме и повелительном наклонении (Андрей! Иди сюда!);

V экспрессивную (экспрессия — выражение и выразитель­ность).



Глава 4. Вербальная коммуникация

4 Я Соотношение «язык — речь». Речевое общение как способ коммуникации 183

 


 


Среди частных функций выделяют: -ф- фатическую, осуществляющуюся посредством обмена ^

альньши формулами, т.е. затрагивающую преимущественна и

ласть речевого этикета (Добрый день. Рад вас видетъ. - Взаияи

Как ваши дела?); 4- м е т а я з ы к о в у ю, т.е. функцию толкования, когда говорящеи

или слушающему необходимо проверить, Пользуются ли они п.

общении одним и тем же кодом; таким образом, предметом реч|

становится сам код (Вы понимаете, что я имею в ви^ Уточнит

что вы понимаете под словом?..).

Кроме того, говорят о поэтической, эмотивной, волюнтатив.яо| и ряде других функций.

При этом «вряд ли можно найти речевые сообщения, выполня,
щие только одну из этих функций. Различия между сообщениям^
заключаются не в монопольном проявлении какой-либо одно!
функции, а в их различной иерархии. Словесная структура сообще
ния зависит прежде всего от преобладающей функции» (Якобсон
Лингвистика и поэтика // Структурализм: <<за» и «против» М1
1975. С. 198). ^ *

Таким образом, система функций речи представляет иерарх» ческую структуру (см. рис. 4.4). Чтобы выполнять свою основную функцию средства коммуникации, речь должна выполнять конкрет ные функции общения и сообщения. Для реализации последних:нт, обходимо оформить мысли, т.е. предполагается функция репрезен! тации (представления). Ее составными и подчиненными частям^! являются функции экспрессии (выражения и выразительности) 1 апелляции (воздействия). Фактически функцця репрезентации н^, возможна без обеих своих составляющих, но и ОНи невозможны 5е| нее. Примеры чистой апелляции во многом условны, так как любая! реальная команда (Уходи отсюда! Пошел вон! Чтобы духу твоего здесь м*| было! Катись колбаской по Малой Спасской!) имеет некое языковое зы-1 ражение, следовательно, несет в себе элемент экспрессии ге.З прежде всего маркирована или нейтральна с Точки зрения экспрес-1 сивности, эмотивности и т.п.

Например, Р.О. Якобсон, иллюстрируя экспрессивную функцию, приводит рас-1
сказ актера Московского художественного театра, которому на прослушивании у
К.С. Станиславского предложили так произнести слова Сегодня вечеро^ меняя их же-1
прессивную окраску, чтобы получилось 40 разных сообщении. Актер повторил этот '
же опыт для лингвистов: он составил список приблизительно из 50 ситуаций соот­
носящихся с этой фразой, и прочитал на магнитофонную пленку 50 соответствую-'
щих сообщений. Большинство из них было правильно идостаточно полно !
людьми, впоследствии слушавшими пленку.


 

Объект изучения психологии
Объект изучения философии

Объект изучения лингвистики

Коммуникативная

(репрезентативная)

функция

Мнемическая

Представление (репрезентация)
Познавательная функция

функция

(связанная с работой

памяти) и др.

сооб­щение
Выражение мыслей и выразительность (экспрессия)

обще­ние

Воздействие (апелляция)

Подчиненные функции

 

 

 

                   
Фатическая   Метаязыковая   Эмотивная   Волюнтативная (волеизъявле­ния) и др.  

Рис. 4.4. Функции речи

Таким образом, в процессе любого речевого акта реализуются и частные функции. При этом от того, какая функция преобладает в конкретном речевом сообщении, зависит характер воздействия на собеседника.

Схема функций речи еще более усложняется, если учесть, что язык используется не только для коммуникации, но и в других видах деятельности. Так, когнитивная (познавательная) функция языка реализуется в познавательной деятельности, т.е. в мышле­нии. Язык используется и в мнемической деятельности как опора памяти и т.п. Эти функции языка изучаются прежде всего филосо­фией и психологией.

Итак, функции, которые выполняет речь в каждой конкретной ситуации общения, определяют внешний вид высказывания, в пер­вую очередь отбор слов и синтаксических конструкций. Отсюда следует, что для успешного общения необходимо знать основной набор языковых средств, которые используются для выполнения тех или иных речевых функций.



Глава 4. Вербальная коммуникация

4.4. Речь как способ передачи информации


 


 


4.4. РЕЧЬ КАК СПОСОБ ПЕРЕДАЧИ ИНФОРМАЦИИ

Важнейшей функцией речи является коммуникативная, т.е. обе живание процесса коммуникации. Коммуникационный проце можно рассматривать как обмен информацией между людьми, формационный аспект общения, а целью коммуникационного пр цесса считать осознание и понимание передаваемой и получаете информации.

В повседневной практике под информацией обычно понимая сведения, которые представляют определенный интерес для люд и которыми люди обмениваются в процессе общения. Понятие «I формация» трактуется учеными неоднозначно. Так, Н. Винер сал, что информация — это «обозначение содержания, получение из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему и: способления к нему наших чувств» (Винер Н. Кибернетика. 1958). Другие представители кибернетического направления ча определяют информацию как меру организации, противополо! ную энтропии1. И.Р. Гальперин считает, что информация сник неопределенность, неполноту сообщения какого-либо рода. По? тие информации оказывается тесно связанным с понятиями ак логии (ценность сообщения), психологии (новизна), математ (объем и количество), прагматики (использование информаг семиотики (знаки и символы, посредством которых передается (I формация). Нас будет интересовать использование информаци^ ных методов в лингвистическом аспекте коммуникации.

Информацию, содержащуюся в человеческой речи, можно определи как вербализованную передачу уже добытых, осмысленных и организо ных фактов объективной действительности.

В единице языка — предложении уже давно фигурируют понятия, как «данное» и «новое». Применительно к высказыва «новое» можно интерпретировать как информацию. Каждая ца языка имеет определенное содержание и потенциально нес себе некоторый объем информации. Последний зависит от ве ны, характера и независимости данной единицы. Условно мс принять, что содержание языковой единицы — это совокупи'^ признаков (основных и производных, ведущих и второстепен постоянных и переменных, закономерно проявляющихся и I ных) понятия, выраженного данной единицей. Информативк языковой единицы - это мера содержания данной единицы в конкр реализации.

1 Энтропия — мера неопределенности какого-либо опыта, который можетI разные исходы.


Не только слово, но и другие единицы языка, перерабатывая со­держание в информацию, становятся единицами речи. В фактах языка информация выступает лишь в качестве потенциально воз­можных реализаций всего содержания единицы, причем при неко­торых условиях содержание языковой единицы может быть расши­рено в связи с особенностями ее реализации в речи.

Информация единицы языка реализуется только в связном кон­тексте. Комбинаторность единицы языка может обеспечить неко­торую долю информации сверх заключенной в содержании этой единицы.

Рассмотрим особенности основной модели передачи информа­ции с точки зрения вербальной коммуникации. Информация сред­ствами языка начинается с экстралингвистических категорий и проходит стадии кодирования, отправления, возможных искаже-I ний, получения, декодирования, расширения, понимания, реализа-ции, т.е. действия в соответствии с полученной информацией.

Источником информации в вербальной коммуникации, как правило, выступает говорящий или пишущий субъект (создатель со­общения).

Каналом информации может быть голосовой аппарат созда-I теля сообщения, письмо, а также технические средства распростра-• нения информации (печать, радио, телевидение, глобальные и ло­кальные компьютерные сети) и те условия, в которых осуществля­ется посылка сигналов. Каналы иногда подразделяют на средства массовой коммуникации и межличностные каналы.

Код в случае речевого общения — это сама речь. При этом ко­дирование определяется как перевод информации из внутри-мозгового кода в языковые единицы, а декодирование — как обратный ему процесс восприятия и понимания высказывания. Внутренняя переработка связанной со словом информации при по-I рождении, восприятии и понимании речи (кодированием и декоди-" рованием) является объектом психолингвистики. Так, широко из­вестны исследования Н.И. Жинкина, рассматривавшего внутрен-нк>ю речь в структуре обмена информацией между людьми в ходе К' Коммуникации, модель речепорождения, предложенная А.А. Леон-I Ьевым (от фазы мотивации через формирование интенции — ; «внутреннее программирование высказывания» (или внутреннюю 1?РеЧь) вплоть до произнесения слов). •Г, *еоретические модели процессов восприятия, кодирования, Н*спознания вербальных сигналов можно условно разделить на два Па- Модели первого типа описывают процессы, которые протека-^При восприятии и порождении текста; модели второго типа РРИентированы на представление структур - относительно ста-

^••;


Глава 4. Вербальная коммуникация


4.4. Речь как способ передачи информации


 


 


бильных функциональных образований, работающих при действ! рассматриваемой функции.

В качестве модели первого типа можно назвать модель понвд ния целостной языковой структуры, разработанную В. Кинч Т. ван Дейк. Согласно этой модели, процесс восприятия текста П( текает в несколько этапов: на первом этапе выделяются субъекте предикатно-объектные структуры (пропозиции); на втором — ф мируется семантическая сеть, объединяющая выделенные пропс ции; третий этап наступает при переполнении кратковременно памяти воспринимающего текст человека, когда на основе целевц схем происходит вычленение главной информации и сворачвд ние текста в своего рода «конденсат» информации — обобщаю! ' понятие или суждение.

Примером модели второго типа, описывающей структуру ре языкового механизма, является разработанная Т.Н. Ушаковой общающая модель речемыслительного процесса. Структура, от сящаяся к одному из участников коммуникации, состоит из блс восприятия речи, блока произнесения и центрального блока. т' дый из блоков производит специфические кодовые операции.'. восприятия выполняет задачи доставки информации субъекту: перерабатывает поступившие из внешнего мира акустические налы, переводя их во внутренний код, специфичный для мс В центральном блоке осуществляются смыслообразующие фун! и хранение языкового опыта в его описанных лингвистикой мах. Этот блок имеет несколько уровней: уровень базовых стру (слов) с морфемным подуровнем; уровень межсловесных свяа или «вербальная сеть»; уровень грамматических структур; урова текстовых операций. Система структур формируется с раннего)~ ства под воздействием многих факторов и в тесном взаимоде! вии с другими когнитивными структурами и функциями, пр всего теми, которые обеспечивают познание и мышление, произнесения отвечает за выведение информации от субъекта 1 ресату, здесь внутренние кодовые команды переводятся в кома артикуляторным органам.

Выбор кода при передаче вербальной информации, как 1 вило, происходит автоматически. Обычно кодом является род)! язык говорящего как наиболее экономичное, быстрое и эффек ное средство передачи сообщения. Код при речепорожде! можно также рассматривать и как средство зашифровки соо ния, т.е. средства сделать декодирование информации невоз» ным для тех, кто не располагает ключом к коду. В первом случай лучатель знает коды и производит декодирование в определен! степени автоматизированно, что характеризует обычный, *


ньш язык. Во втором случае декодирование не может и не должно быть автоматизировано (например, язык художественной литера­туры, язык некоторых дипломатических сообщений). Язык облада­ет способностью не только автоматизироваться, но и деавтомати-зироваться, не только строить последовательность своих симовлов по принципу предсказуемости, но и строить ее так, чтобы послед­ний член речевой цепи был полностью непредсказуем, не только пользоваться уже выработанным языковым кодом, но и создавать новый код; не только применять свой шифр для декодирования со­общения, но и пользоваться информацией из смежной области.

Частота употребления, автоматизация восприятия, периодич­ность, вероятность — понятия не взаимообусловленные. Способ­ность нашего сознания устанавливать периодичность, приходить в состояние ожидания следующего явления фактически обеспечива­ет автоматизм восприятия, так как декодирование сообщения пред­сказуемо. Повторяемость единиц, время и расстояние между этими повторяющимися единицами, опыт наблюдений над их характером и над их причинно-следственным функционированием, с одной стороны, увеличивают объем информации, а с другой — способству­ют выработке «ожидания». Частота употребления какой-либо язы­ковой единицы повышает вероятность ее появления в потоке сим­волов кода и соответственно увеличивает предсказуемость появле-, ния этой единицы.

Помехи и искажения— следующий важный элемент рас­сматриваемой модели передачи вербальной информации. Приме­нительно к речевым каналам распространения информации иска­жения могут быть обусловлены собственно лингвистическими, экстралингвистическими или акустико-произносительными причи­нами (графическим обликом сообщения в письменной речи).

Лингвистические искажения связаны с недостаточной отточен­ностью фразы (мысль в стадии оформления), чрезмерной услож­ненностью сообщения («заумь»), отсутствие разработанных кодов Для разных типов сообщения (например, запутанный дипломати­ческий документ, поэтическое произведение).

Экстралингвистические помехи и искажения обусловлены, как Правило, запасом знаний получателя сообщения, перегрузкой со­общения незнакомыми сигналами. Так, американский ученый А- Клаппер заметил, что там, где привычки и взгляды людей сфор-'"фованы и приняты за основу, где они составляют систему прин-• Чипов, настойчивое утверждение новых норм или ценностей

|

; м°Жет встретить серьезное сопротивление (особенно, если новая ^формация противоречит уже имеющейся, воспринятой ранее). аШитные механизмы человеческой психики выбирают ту инфор-


4.4. Речь как способ передачи информации


Глава 4. Вербальная коммуникация


 


мацию, которая соответствует предрасположениям индивида, торая приемлема. Человек запоминает совпадающую с его предра положениями информацию и не воспринимает то, что противор чит его взглядам, убеждениям.

К акустическим (графическим) помехам приводят дефе! речи, нечеткая дикция, невыразительность, слишком высокий • слишком низкий темп речи, неправильное синтагматическое нение1, чрезмерная или недостаточная громкость, на письме — правильная разбивка на абзацы, алогичная связь между членами: сказывания.

Чтобы придать языку помехоустойчивость, любая информг должна обладать некоторой долей избыточности. Избыточность-формации - полное или частичное повторение сообщения, которое с&ьк сопровождает получение новых данных и служит лишь для проверки и 1 ректировки наших представлений. Статистическая обработка больше числа текстов, сопоставление длин переводов одного и того текста на разные языки и многочисленные эксперименты по угадь нию букв текста показали, что при равномерной нагрузке рече! единиц информацией тексты могут стать короче в 4—5 раз. Од! это привело бы к осложнению восприятия сообщения, уменьшен помехоустойчивости. «В потоке речи... избыточность помогаете! лить главное, оттенить существенное, приглушить второстепенно тем самым дать возможность сконцентрировать внимание на сал информации» (Гальперин И.Р. Информативность единиц языка. Пс бие по курсу общего языкознания. М., 1974. С. 18).

Для среднего читателя с объемом знаний в пределах сре/| школы избыточность информации должна составлять от 50 до! запаса знаний в рассматриваемой области. Слишком малая из точность затрудняет понимание сообщения из-за перегрузки формацией. Без некоторой степени избыточности информгц максимальна, при этом она не имеет тезауруса (хранилища ра| полученной информации). Сообщение, не содержащее избы ной информации, — самое трудное для понимания. В то же в{ чрезмерная избыточность сообщения представляет собой по; отсутствие информации, что также нежелательно.

Восприятие информации возможно при выполнении сле,Я
щих условий: '•
•ф- когда предел скорости восприятия информации оказывав!
превзойден, индивид начинает отбирать в предложенном-

1 Синтагма — словосочетание, представляющее собой цельную синтаксиче
интонационно-смысловую единицу. '(


сообщении формы, которые являются элементарными для его понимания;

л. чем больше в сообщении структурности, тем оно понятнее, тем

более оно избыточно и тем ниже его оригинальность; л. периодичность — повторение одних и тех же языковых единиц системы на определенном, фиксируемом временном и про­странственном протяжении.

Получатель информации (слушающий, читающий) ста­новится ключевым компонентом рассматриваемой модели на пос­ледних этапах передачи вербальной информации. Ради этого ком­понента и происходит коммуникация. Получателем может быть как индивид, так и группа индивидов, а также численно большие, рас­средоточенные массовые аудитории. Получатель принимает сиг­нал и осуществляет процесс декодирования — перевода речевого кода во внутреннемыслительный. Далее, как правило, следует об­ратная связь - реакция получателя на сообщение источника.

Очень важная характеристика вербальной информации — цен­ность. Под ценностью информации понимают новую информацию, полу­чаемую от языковой формы, т.е. от реализации информативности, содер­жащейся в самом языковом знаке. Ценность информации снижается в том случае, когда она повторяется после полного декодирования. Так, при восприятии бытовых текстов восприятия автоматизирова­но до такой степени, что их информативность теряет некоторую долю своей ценности, а в художественных текстах часть процесса декодирования деавтоматизирована и требует более длительного времени для ее декодирования. Поэтому если акт коммуникации ставит своей целью передачу чего-либо вновь познанного в содер­жательно-интеллектуальном плане, то информация имеет опреде­ленную ценность только в момент ее передачи и восприятия. Если такая информация не дополняется какими-то новыми данными, то она теряет свою ценность и переходит в тезаурус, который часто отождествляется с понятием накопленной информации.

Если же акт коммуникации ставит своей целью передачу чего-либо познаваемого путем соотношения содержательно-интеллекту­ального плана и текстовой формы, в которой этот план реализует­ся, то ценность такой информации убывает очень медленно. Соци-ь(ально важная информация всегда объективно ценна. Ценность ее Не уменьшается в результате многократных повторений, если эти , п°вторения варьируются по форме. На этом принципе строится Многое в информации пропагандистского характера, рекламе, где ача сообщения заключается не только в передаче сообщения, но Г в воздействии на получателя сообщения.


Контрольные вопросы

Глава 4. Вербальная коммуникация



 


 


Таким образом, оценка информации содержательного жракте{ определятся ее новизной, свежестью и неожиданность!» Для формации эстетического характера эти качества не являются деляющими, художественная форма не столько носитель ции, сколько сама информация.

При этом информация эстетического характера, больших усилий при декодировании, лучше запоминаете.!. До ра пространения письменности, когда важную информацию моя было хранить лишь в памяти, она представлялась именно з худол ственной форме (мифы и исторические предания как есточн концентрированной информации об устройстве мира, пчсловщ и поговорки как образцы правильного и неправильного п^веде1 молитвы и заклинания как регуляторы отношения людейс выс ми силами).

Мы коротко охарактеризовали главные особенности переда»] вербальной информации, сознательно опустив с целью угрощещ изложения некоторые факторы реального речевого общения. В первых, в реальном общении целью акта коммуникации высту* ет, как правило, не собственно передача информации, а ьекотор воздействие на собеседника. Воздействие может быть явным и сомым (когда отдается приказ или задается вопрос), не оно о ществляется и в случае, когда реплика содержит просто ссобщещ

Выделяют три основных типа результатов коммуникамии:

•Ф- изменения в знаниях получателя;

•ф- изменение установок получателя, т.е. изменение .отн«ситель устойчивых представлений индивида;

•ф- изменение поведения получателя сообщения.

Во-вторых, рассматривая компоненты модели передачи формации, мы описали информационный поток как одзонапр ленный. Однако живая речь подразумевает не однонаправленни передачу информации, а взаимный обмен ею. В процессе ком* никации говорящий и слушающий поочередно меняют<я ролям (я — говорящий, ты — слушающий), высказываясь об об»цем п* мете разговора. За речевым действием — акцией всегда сле реакция. Последовательность акции и реакции образуем акт вого взаимодействия, элементарный диалог. Если цель шицигк ра общения в этом акте не достигается, продолжается обмен чевыми действиями. При этом инициатива может переходить одного собеседника к другому, так что реакция в одном зкте об> ния может стать акцией в следующем. Так создается цшочка, гласованных действий собеседников, диалог, текст. Диалог зав шается, когда, по мнению обоих собеседников, его цсле дости


та. Более подробно структура и характерные особенности диалога 6УДУТ рассмотрены в следующей главе.

ВЫВОДЫ

1. Изучение теории коммуникации невозможно без знания основ семиоти­ки. Знаковая система есть совокупность знаков, устроенная определенным образом, материалъный посредник, который служит для обмена информа­цией, между двумя другими материальными системами. Семиотика выде­ляет три основных аспекта изучения знака и знаковой системы: синтак-тиху, семантику и прагматику.

2. Самая полная и совершенная система коммуникации - человеческий язык. Главными признаками языка, отличающими его от других систем связи, являются: вокально-слуховой канал для передачи языковых сообще­ний; отсутствие непосредственного биологического значения у языковой де­ятельности; произвольная семантизация (отсутствие биологического по­добия между знаком и означаемым).

3. Вопрос о конкретных приемах речевого воздействия теснейшим образом связан с общей проблемой функций речи (языка). Основные функции речи -коммуникативная, апеллятивная, экспрессивная. Коммуникативная функция является доминирующей. Функции, выполняемые речью в кон­кретной ситуации общения, определяют внешний вид высказывания и, главное, отбор слов и синтаксических конструкций.

4. Информация, содержащаяся в человеческой речи - это вербализованная передача уже осмысленных и организованных фактов объективной дейст­вительности. Особенности передачи вербальной информации связаны с особенностями канала передачи информации (голосовой аппарат создате­ля сообщения, письмо, технические средства распространения информа-Ции), процессами кодирования и декодирования (перевод информации из вкутримозгового кода в языковые единицы обратно), спецификой помех и искажений.

5- Ценность информации содержательного характера определятся ее но­визной, свежестью и неожиданностью. Ценность социально важной и ху­дожественно значимой информации не уменьшается в результате много­кратных повторений.

контрольные вопросы

• Что изучает семиотика?

Каковы главные признаки языка, отличающие его от других знаковых систем? Какие значения имеет слово «речь»?


Глава 4. Вербальная коммуникация


 


4. Назовите основные и частные функции речи. Какие из них изучаются языкоэ

нием?

5. Что входит в понятие «информация» высказывания, информативность языков

единицы?

6. Охарактеризуйте компоненты модели передачи информации с точки зрения I

бальной коммуникации.

ЛИТЕРАТУРА

Лнисима Н.В., Ганаполъская Е.В., Степанова Л.В и др. Речевое общение: искусе

убеждать. СПб., 1988.

Белянин В.П. Введение в психололингвистику. М., 2001. Блакар Р.М. Язык как инструмент социальной власти //Язык и моделирование(

циального взаимодействия. М., 1987.

Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. М., 2001. Дейк Т. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М., 1989. Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 1992. Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана. М., 2001. Мослов Ю.С. Введение в языкознание. М., 1998. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М., 2000. Степанов Ю.С. Язык и метод. К современной философии языка. М., 1998. Педагогическое речеведение: Словарь-справочник / Под ред. ТА. Ладыженск

А.К. Михальской. М., 1998.


Гл а в а 5

ФОРМЫ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

5.1. Диалог (193) • 5.2. Монолог (199) • 5.3. Спор как разновидность речевой комму­никации (202) • 5.4. Стратегия и тактика аргументации (206)

5.1. ДИАЛОГ

В зависимости от направленности речевого потока при коммуника­ции выделяют диалогическую и монологическую речь. При однона­правленном речевом потоке коммуникация характеризуется актив­ностью только одного из коммуникантов. Такая речь называется мо­нологической. Речь считают диалогической, если передача инфор­мации направлена в двух и более направлениях, причем у каждого коммуниканта периоды речевой активности сменяются периодами восприятия и обработки полученной информации.

Диалогом (от греч. сИа1о§о8 — разговор, беседа) называется форма речи, состоящая из обмена высказываниями-репликами, характеризую­щаяся ситуативностъю (зависимостью от обстановки разговора), контекстуальностъю (обусловленностью предыдущими высказыва­ниями), непроизвольностью и малой степенью организованности (неза­планированным характером). Диалог обычно противопоставляет­ся монологу. Подвидом диалога является полилог, возникающий при числе участников речевого общения, большем двух.

Диалог считают первичной, естественной формой языкового общения. Генетически он восходит к устно-разговорной сфере, для которой характерен принцип экономии средств словесного выра­жения. Информативная полнота диалогической речи в значитель­ной степени обеспечивается интонацией, мимикой и жестами ситу­ативной обусловленностью.

Для диалога характерны полифункциональность форм, семанти­ческий синкретизм, экспрессивность, словотворчество. Осущест-


Глава 5. Формы речевой коммуникации


5.1. Диалог


 


 


вляемый в условиях непринужденного общения диалог часто етрс ится по правилам, характерным для устной речи (неполный стиле произношения, своеобразный синтаксис, ситуативные лексичес кие новообразования).

К основным языковым особенностям диалога относятся:

•ф- наличие повторов и переспросов в реагирующих репликах;

•ф- синтаксическая неполнота реплик, компенсируемая за сче предыдущего высказывания;

•ф- обилие вопросительных и побудительных предложений сое,г

стимулирующих реплик.

Выделяют следующие типы диалога: информативный ди!лс прескриптивный диалог; диалог — обмен мнениями с целью приня тия решения/выяснения истины; диалог, имеющий целью устьно! ление/регулирование межличностных отношений; празднореч* вый диалог, внутри которого выделяются в качестве подтипов, эме циональный, артистический и интеллектуальный диалоги.

Информативный диалог обычно состоит из вопрос* ветных пар, хотя может включать в себя также свернутый монолс или риторический вопрос. Целью информативного диалога яв.тяс ся получение информации.

Прескриптивный диалог содержит просьбу, приказ и < щание или отказ выполнить предлагаемое действие. При этом разумевается, что говорящий выдает программу действий, а шающий берется за ее исполнение.

Диалог — обмен мнениями — это обычно спор, д* куссия. Оба собеседника, как правило, являются экспертами в суждаемом вопросе. Для данного типа диалога характерно теиат ческое единство при различных взглядах коммуникантов на щ блему.

Диалог, ведущийся с целью установления/регулыр| вания межличностных отн о шен и и, подразделяется* диалог-унисон и диалог-диссонанс. Содержанием первого явл* искренние признания, второго — взаимное выяснение отношен*

Праздноречивый диалог направлен или на эмоциональнй общение (жалобы, хвастовство, восхищение, опасение, страх), на артистичные жанры (мини-рассказ, шутка, острота, анекдс или на информационно бесцельный, но интеллектуальный говор.

В диалоге в наибольшей степени реализуются вопросно-ответм! комплексы. Вопросы классифицируют следующим образом: уточня щие и восполняющие; простые и сложные; корректные и некорре» ные; нейтральные, благожелательные и провокационные.


Уточняющие вопросы направлены на выяснение истиннос­ти или ложности, требуют ответа «да» или «нет».

Восполняющие вопросы связаны с выяснением новых зна­ний относительно событий, явлений, предметов, их отличитель­ный признак — вопросительные слова: «кто», «что», «где», «когда», «как», «почему».

Простые вопросы не могут быть расчленены на более про­стые высказывания. Сложные вопросы включают в себя два и более простых вопроса.

Корректные вопросы основываются на истинных суждени­ях. Некорректные вопросы основываются на ложных или не­определенных суждениях.

Нейтральные вопросы не содержат эмоциональной окрас­ки и никак не воздействуют на личность собеседника. Благоже­лательные вопросы подчеркивают расположенность говоряще­го к собеседнику. Провокационные вопросы окрашены нега­тивно и содержат скрытое или яйное подстрекательство к невер­ным, действиям собеседника.

Ответы классифицируют следующим образом: правильные, не­правильные и «не по существу»; позитивные и негативные.

Правильные ответы дают возможность уточнить точку зре­ния, получить дополнительные сведения и содержат истинные, ло­гически связанные с вопросом суждения.

Неправильные ответы связаны с вопросом, но неверно от­ражают действительность. Ответы «не по существу» могут быть истинными, но они логически не связаны с вопросом и поэто­му не рассматриваются.

Позитивные ответы содержат стремление разобраться в по­ставленных вопросах. Негативные ответы выражают отказ от­вечать на поставленный вопрос по той или иной причине (неком­петентность, соображения этического характера и пр.)

Диалог — сложно организованная целостная структура, продукт совместной деятельности коммуникантов. Даже при смене говоря­щих или подключении новых участников в процессе разговора обычно не возникает ни смысловых разрывов, ни сколько-нибудь значительных пауз. Собеседники прекрасно понимают друг друга: предугадывают окончание реплик, осуществляют передачу слова конкретному лицу, предотвращают сбои в развитии разговора и ис­правляют нарушения. Координацию действий и высказываний со­беседников обеспечивают специальные приемы и правила, кото-РЬ1е известны говорящим и регулярно используются в разговоре.

В основе смены говорящих лежит заданное правилами законо­мерное завершение речевого фрагмента. Если первая реплика — во-



Глава 5. Формы речевой коммуникации


5.1. Диалог

 


 


прос, вторая — обязательно ответ; приветствие сопровождается приветствием, просьба — лринятием или отклонением и т.д. Эт организационный принцип, называемый принципом последова-Я тельности, задает простейшую схему построения разговора, на оЫ нове которой возникают более сложные варианты разговорной дй«1 намики (фрагменты с уточняющими высказываниями, вставками).! Принцип предполагает релевантность ответной реакции, т.е. реп-) лика соответствующего типа ожидается, хотя может быть и отсро| чена.

Общие правила диалога таковы:

•ф- получателю сообщения рекомендуется выслушивать обращен*! ное к нему высказывание;

•ф- вопрос требует ответа;

•ф- повеление требует ответа действием или словом;

•ф- повествование требует ответа повествованием или внимателен ным молчанием — отсутствием речи, когда слушающий извещае говорящего о том, что его речь принята и понята, выражением! лица, жестом, междометием, повтором слова. Таким образом, рекомендуемым способом действия получатели

является:

•ф- умолчание, если нет вопроса;

•ф- ответ словом, если нет побуждения;

•ф- пересказ другому лицу, если нет специального побуждения и зая прещения;

•ф действие, если нет специального побуждения к бездействию.

При выборе ответа надо помнить, что повествовательные вы»? сказывания противопоставляются вопросу и побуждению, но похс жи на них в структурно-функциональном отношении, поскольку у| повествовательных высказываний нет обязательного ответа в виде| какой-либо реплики или действия. Вопрос и побуждение, напр тив, строго различаются по созданию ответной реплики.

На основе современных исследований установлены правила! сочетания речевых актов — парадигмы последовательности рече вых актов. Они реконструируются на основе анализа характер?! ных речевых фрагментов в естественных условиях. Исходя ию представления о возможных целях участников моделируются т№| повые последовательности речевых актов и общие схемы течении диалогов разного типа (совещательных, аргументативных, конч' фликтных).

Нередко более удобным способом выразить коммуникативнс намерение является косвенный речевой акт, т.е. такой рец чевой акт, в котором цель высказывания не совпадает с формой! предложения. Особенно часто косвенным речевым актом выража?!


ют побуждение, прежде всего вежливое. Так, попросить что-либо можно с помощью вопросительного предложения: Нет ли у вас этой книги? Высказывания с косвенно выраженным коммуникативным намерением часто получаются из предложений со словами «зачем» и «почему»: Зачем ты переделал этот фрагмент? Он уже готов! или По­чему ты так со мной разговариваешь? Это не вопросы, а выражения протеста, несогласия. Косвенный речевой акт часто используется, чтобы выразить возражение или отказ выполнить просьбу.

В связном диалоге смысл предложения взаимодействует не толь­ко со смыслом предыдущего предложения, но и с коммуникатив­ным намерением предыдущего высказывания, в частности с усло­виями его успешности: Что он делает? - Передвигает мебель. - Зачем? -Я тоже этого не знаю. Слово тоже - реакция говорящего на условие успешности вопроса («спрашивающий не знает ответа»). Если собе­седник не может правильно отреагировать на намерение говоряще­го, говорящий терпит коммуникативную неудачу.

Диалог — это совместная деятельность участников, имеющих некоторую общую цель. Нормальный диалог предполагает соблю­дение базовых нормативных принципов, регулирующих поведе­ние собеседников — так называемых коммуникативных максим П. Грайса:

•ф Максима кооперации составляет основу коммуникации. Она предполагает готовность партнеров к сотрудничеству. Собе­седники могут выражать несогласие, спорить, но они должны включаться в разговор таким способом, который соответствует его общей линии и целям. Это общее положение конкретизиру-'ется остальными максимами.

•ф Максима количества. Каждый должен вносить в разговор достаточно, но не слишком много информации.

•ф Максима качества предписывает правдивость высказыва­ния. Эта максима нарушается, если человек намеренно лжет или коммуницирует таким образом, который не соответствует его истинным целям.

•ф- Максима релевантности. Согласно ей, реплики должны быть уместны и отвечать текущему контексту разговора.

•ф- Максима способа коммуникации требует избегать неясности, двусмысленности, дезорганизующих действий. Нарушение коммуникативных максим всегда связано с намере­нием оказать определенное воздействие на слушающего. Когда какая-либо максима нарушается, партнер приписывает сообщению Некоторое дополнительное значение, которое согласует аномаль­ную реплику с максимой. Говорящий предполагает знание партне­ром правил, позволяющих понимать и объяснять нарушение комму-



5.2. Монолог


Глава 5. Формы речевойкоммуникации

 


 


никативных максим. Этот механизм обеспечивает использование всевозможных непрямых утверждений, важных с точки зрения так-; тики разговора, в частности соблюдения правил вежливости. Т*к,1 на вопрос Сколько рублей это вам стоило? можно услышать Достятгоч-,! но. Ответ нарушает максиму количества и рассчитан на то, что ад- < ресат установит не выраженное прямо значение сказанного Это час | не касается.

Максимы Грайса — не единственные правила, по которым стро-1 ится диалог. Так, известный автор учебника «Теория риторики»8 Ю.В. Рождественский приводит следующие законы, которым ггэд-1 чиняются диалоги: ^ закон времени— бесконечное продолжение диалога в эд->|

ном виде словесности уничтожает информационную ценность^

речи (и наоборот); ^ закон аудитории— бесконечное расширение аудитории в!

одном виде словесности уничтожает информационную цен-

ность речи (и наоборот);

-Ф- закон компетентности аудитории — бедность знаний гю| предмету речи в аудитории уничтожает информационную цен-| ность речи (и наоборот);

•ф- закон уместности— организация диалога по месту, време ни и участникам, не учитывающая интереса участников к пред-»! мету диалога, уничтожает информационную ценность диалог». | На характер протекания диалога оказывают заметное влияние] социальные характеристики участников: социальный статус, роль* профессия, этническая принадлежность, возраст коммуникантэвД они сказываются на выборе темы, языковых средств, позиции разговоре. Социально детерминированы также стереотипы выэа-1 жения самооценки, способы проявления отношения к собеседник и др. Вследствие того что партнеры по диалогу принадлежат к ределенной социальной группе, играют определенные роли, возии кают специфические типы диалога — врачебные, театральные академические, женские и мужские, «немецкие», «швейцарские> т.д. Общение между группами может быть затруднено языковыми ] коммуникативными барьерами. Возможности взаимопонимания огЛ раничиваются также социальными и культурно-специфически иИЯ аспектами коммуникации, различиями в значимости знаков и ствии, «социальной символизацией», сигнализирующей о прина лежности человека к определенной группе. С этим связано регле! ние ряда практических проблем — проблем эмиграции, специфика ческих трудностей межкультурного взаимодействия в многонацно! нальных государствах и пр.


5.2. МОНОЛОГ

Монолог - форма речи, образуемая в результате активной речевой деятель­ности, рассчитанная на пассивное и опосредованное восприятие и прак­тически, не связанная с речью собеседника ни в содержательном, ни в струк-•турном отношении. Иногда монолог определяют как интраперсо-нальный речевой акт. Монолог противоречив по своей сути: с одной стороны, раз человек заговорил, значит, он рассчитывает на общение, с другой — монолог абсолютно не приспособлен к непо­средственному общению, он предполагает, что слушающий только слушает, но не отвечает.

Основные коммуникативные ситуации употребления моноло­га — сфера искусства, ораторские выступления, общение по телеви­дению и радио, ситуация обучения (речь учителя в классе и т.п.). В бытовом общении монологическая речь встречается крайне редко. Это дало основание известному лингвисту Л.В. Щербе пред­положить, что она производна от диалогической.

Для монолога типичны значительные по размеру фрагменты текста, состоящие из структурно и содержательно связанных между собой высказываний, имеющие индивидуальную композиционную построенность и относительную смысловую завершенность. Сте­пень проявления этих признаков зависит от жанровой принадлеж­ности (художественный монолог, ораторская речь, бытовой рас­сказ и др.) и от функционально-коммуникативной принадлежности (повествование, рассуждение, убеждение).

По сравнению с репликами в диалоге монологическая речь обла­дает гораздо большей степенью традиционности при выборе язы­ковых, композиционных и других средств; имеет, как правило, более сложное синтаксическое построение, гораздо более сложную языковую и структурно-композиционную организацию; эти ее осо­бенности изучает лингвистика текста (проблема сложного синтак­сического целого, абзаца и т.п.).

В качестве признаков монологической речи выделяют относи­тельно большую протяженность реплик; композиционную слож­ность; обращенность не к собеседнику, а к самому себе; стремление Зыйти за непосредственные тематические рамки.

Классифицировать монологи можно по цели высказывания (Ь.В. Виноградов): v Монолог убеждающей окраски — примитивная форма

ораторской речи;

v Монолог лирический — речевая форма изъявления пере­живаний и эмоций;


Глава 5. Формы речевойкоммуникации


5.2. Монолог


 


 


•ф- монолог драматический — сложный вид речи, в коте рой язык слов является лишь как бы аккомпанементом друг» системам психических обнаружений — путем мимики, жестов пластических движений и т.п.;

•ф- монолог сообщающего типа, который подразделяете на монолог-рассуждение и монолог-сообщение. Возможна классификация монологов по другим основаниям:

•ф- п о времени подготовки— монологические сообщен* могут готовиться заранее (время на подготовку практически ограничено), а могут быть и неподготовленными;

•ф- п о содержанию сообщения — монологи разделяютс на сообщения, передающие содержание другого текста подро^ но; сообщения, передающие содержание другого текста кратк^ сообщения, составленные на основе нескольких текстов и крывающие тему; сообщения, в которых говорящий выражав свою точку зрения по какому-либо вопросу; сообщения, содерл ние которых дано в неявной форме;

•ф- п о форме сообщения и по самостоятельности е( порождения выделяют сообщения, имеющие готовую фс му; сообщения, имеющие фиксированную форму; сообщен» конструируемые полностью самостоятельно;

•ф- по установке на воспроизведение различают сор!

щения с предварительной установкой на воспроизведение; сое

щения без установки на воспроизведение монолога.

Обязательной чертой любого связного монологического вые зывания является наличие межфразовых связей, объединяющ! предложения и словосочетания в единый текст. Можно выдел» две большие группы таких связей: построенные по типу зацепленй и построенные по типу повтора.

Зацепление - такая форма связи, при которой какой-либо одного предложения указывает на элемент другого предложения, «заце ляется» за него: так происходит передача смысла от одного пред жения к другому.

Существуют следующие типы зацепления: грамматические цепления и лексические зацепления; анафора и катафора.

Грамматические зацепления — это субститут (заме тель), отсылочные слова, эллипсис и др.Лексические за ц е | л е н и я — вводные слова (во-первых, в&вторых и т.п.) и адресные < сылки (не к фразе, а к части текста).

Анафора — отсылка к ранее сказанному; осуществляется мигими способами, включая и такие простые, как повтор лексичес единиц, использование союзов (итак, иначе говоря, вместе с указательных и притяжательных местоимений (этот, эти,


•такие). Катафора - обращение к последующим элементам текс­та' обеспечивается числительными (во-первых, во-вторых), вопроси­тельными словами, высказываниями типа Я вот что вам сейчас скажу-

Повторы — второй тип межфразовых связей. Они могут быть лексическими, грамматическими, синтаксическими или семанти­ческими. В классической риторике выделяют такие типы повто­ров, как многосоюзие, бессоюзие, традукция (повтор слова в раз­ных главных формах), хиазм (я в мире и мир во мне — обращенный параллелизм), параллелизм, градация (расположение по степени убывание — возрастание).

Композиционная сложность монолога обычно характеризуется ме­тодом изложения материала. Выделяют следующие методы:

•ф- индуктивный — изложение материала от частного к общему (этот метод нередко используется в агитационных выступле­ниях);

•ф- дедуктивны и — изложение материала от общего к частному (оратор в начале речи выдвигает какие-то предположения, а потом разъясняет их смысл на конкретных примерах);

•ф- метод аналогии— сопоставление различных явлений, со­бытий, фактов;

•ф- концентрический — расположение материала вокруг глав­ной проблемы, поднимаемой оратором (выступающий перехо­дит от общего рассмотрения центрального вопроса к более кон­кретному и углубленному его анализу);

•ф- ступенчатый — последовательное изложение одного вопро­са за другим (рассмотрев какую-либо проблему, оратор уже боль­ше к ней не возвращается);

•ф-исторический — изложение материала в хронологической последовательности, описание и анализ изменений, которые произошли в том или ином лице, предмете с течением времени. Еще В.В. Виноградов писал, что «свободное владение формами Монологической речи — искусство, хотя, как и всякое искусство, у отдельных субъектов оно может обращаться в трафарет» (Виногра­дов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1969). Поэтому обучение монологическому высказыванию происходит це-ЛеНаправлено, тогда как диалогической речью человек овладевает спонтанно. Одной из первых наук, которая заинтересовалась про-Лемами построения монолога, была риторика. Изучая правила по-СтРоения текста, риторика выделяла пять элементов, из которых К^адывались создание монологического высказывания: туеппо — |, Изобретение», сНкрокШо — «расположение», е!осиио — «словесное

гыРалсение», тегаопа — «запоминание» и ргопипПаСю — «произне-

I



ммушшщни

Глава 5. Формы речевой коммуникации


5.3. Спор как разновидность речевой ко>


 


сение». По предложенной Квинтилианом схеме любая моноло ческая ораторская речь должна была состоять из следующих тей: обращение; наименование темы; повествование (история.! проса); описание — его состояние на текущий момент; доказат ство; опровержение (возможных доводов противника); воззвав заключение.

Классическая риторика большое внимание уделяла логичес| выстроенное™ речи, убедительности аргументации и ориентв валась прежде на публичные выступления ораторов. Данные пев логии и практика наших дней показывают недостаточность та подхода. Предметом интереса современной риторики станов не только трибунные речи, но и широкий спектр форм комму ции: публичные выступлении на митингах, многолюдных ях, участие в теле- и радиопередачах «на весь мир», выступлеш деловых совещаниях и научных конференциях. Поэтому речь! может оцениваться с точки зрения аргументированности, лой ности, как некоторое одномерное явление. Ситуация речевог щения представляет сложное системное образование со мног входящими в него элементами. Особенностью нового по,а можно считать кардинальный поворот к коммуникативной стор речи. Разрабатываются также техники манипулирования ее ником (его запугивание, увещевание, введение в заблуждение, манивание, лесть, эмоциональные призывы и т.п.) Техника ' ния слушателя или собеседника в своей правоте — предмет п| мики.

5.3. СПОР КАК РАЗНОВИДНОСТЬ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Под спором обычно понимается всякое столкновение мнений, разно точках зрения по какому-либо вопросу, предмету, борьба, при которойЧ доя из сторон отстаивает свою правоту. Полемикой называют ' спор, при котором имеется конфронтация, противостояние, тивоборство сторон, идей и речей. Таким образом, полемику. определить как борьбу принципиально противоположных мнений по или иному вопросу, публичный спор с целью защитить, отстоять^ точку зрения и опровергнуть мнение оппонента.

Дискуссия - публичный спор, целью которого в отличие от по является выяснение и сопоставление разных точек зрения, поиск, ние истинного мнения, нахождение правильного решения спорного во Дискуссия считается эффективным способом убеждения, так 1 участники сами приходят к тому или иному выводу.


участники дискуссии, диспута, сопоставляя противоречивые яутения, стремятся прийти к единому мнению, найти общее реше-1е> установить истину. Полемика преследует цель одержать победу над противником, отстоять и утвердить собственную позицию.

Споры, включая как полемику, так и дискуссию, можно класси­фицировать по нескольким основаниям:

л. число участников: спор-монолог (человек спорит сам с собой, это так называемый внутренний спор); спор-диалог (полемизи­руют два лица); спор-полилог (ведется несколькими или многи­ми лицами);

.ф. число слушателей: без слушателей; спор при слушателях, в кото­ром обязательно учитывают реакцию слушателей; спор для слу-

- шателей, рассчитанный только на то, чтобы произвести на слу­шателей впечатление;

.ф. цель спора: спор из-за истины, спор для убеждения кого-либо, спор для победы, спор ради спора;

•ф- социальная значимость предмета спора (актуальность пробле­мы): спор, который отражает общечеловеческие интересы; спор, который отражает групповые интересы; спор, который от­ражает семейные интересы; спор, который отражает личные ин­тересы;

ф- форма проведения спора: устный спор, характеризуемый непо­средственным общением спорящих, ограниченностью спора во времени и замкнутостью в пространстве, большой ролью внеш­них и психологических моментов; письменный спор, характери­зуемый опосредованным общением спорящих, большой продол­жительностью во времени, ведением через разные каналы (на­пример, несколько печатных источников); письменный спор более пригоден для выяснения истины, но иногда за его ходом трудно следить;

г подготовленность спора: организованные споры, которые пла­нируются заранее так, что стороны имеют возможность ознако­миться с предметом спора, определить свою позицию, проду­мать аргументы; неорганизованные споры, которые возникают стихийно и обычно менее плодотворны, чем организованные;

' степень организованности: сосредоточенный спор, когда споря-

Щие все время имеют в виду спорный тезис, и все, что они гово-

рят, служит для его защиты или опровержения; бесформенный

С1т°р, в процессе которого меняется ряд тезисов, основной

§ Тезис забывается.



5.2. Монолог

Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


никативных максим. Этот механизм обеспечивает использование всевозможных непрямых утверждений, важных с точки зрения так­тики разговора, в частности соблюдения правил вежливости. Так,' на вопрос Сколько рублей это вам стоило? можно услышать Достатач- '• но. Ответ нарушает максиму количества и рассчитан на то, что ад­ресат установит не выраженное прямо значение сказанного Это вас ' не касается.

Максимы Грайса — не единственные правила, по которым стро­ится диалог. Так, известный автор учебника «Теория риторики» Ю.В. Рождественский приводит следующие законы, которым под-1 чиняются диалоги:

•ф- закон времени— бесконечное продолжение диалога в од­ном виде словесности уничтожает информационную ценность речи (и наоборот);

•ф- закон аудитории— бесконечное расширение аудитории в одном виде словесности уничтожает информационную цен­ность речи (и наоборот);

•ф- закон компетентности аудитории — бедность знаний по предмету речи в аудитории уничтожает информационную цен­ность речи (и наоборот);

•ф- закон уместности— организация диалога по месту, време-! ни и участникам, не учитывающая интереса участников к пред­мету диалога, уничтожает информационную ценность диалога. На характер протекания диалога оказывают заметное влияние социальные характеристики участников: социальный статус, роль, профессия, этническая принадлежность, возраст коммуникантов; они сказываются на выборе темы, языковых средств, позиции в разговоре. Социально детерминированы также стереотипы выра-! жения самооценки, способы проявления отношения к собеседнику | и др. Вследствие того что партнеры по диалогу принадлежат к оп-' ределенной социальной группе, играют определенные роли, возни-: кают специфические типы диалога — врачебные, театральные и академические, женские и мужские, «немецкие», «швейцарские» и т.д. Общение между группами может быть затруднено языковыми и коммуникативными барьерами. Возможности взаимопонимания О1> ; раничиваются также социальными и культурно-специфическими ' аспектами коммуникации, различиями в значимости знаков и дей- ствии, «социальной символизацией», сигнализирующей о принад-; лежности человека к определенной группе. С этим связано реше-1 ние ряда практических проблем — проблем эмиграции, специфи­ческих трудностей межкультурного взаимодействия в многонацио- • нальных государствах и пр.


5.2. МОНОЛОГ

Монолог - форма речи, образуемая в результате активной речевой деятель­ности, рассчитанная на пассивное и опосредованное восприятие и прак­тически не связанная с речью собеседника ни в содержательном, ни в струк­турном отношении. Иногда монолог определяют как интраперсо-нальный речевой акт. Монолог противоречив по своей сути: с одной стороны, раз человек заговорил, значит, он рассчитывает на общение, с другой — монолог абсолютно не приспособлен к непо­средственному общению, он предполагает, что слушающий только слушает, но не отвечает.

Основные коммуникативные ситуации употребления моноло­га — сфера искусства, ораторские выступления, общение по телеви­дению и радио, ситуация обучения (речь учителя в классе и т.п.). В бытовом общении монологическая речь встречается крайне редко. Это дало основание известному лингвисту Л.В. Щербе пред­положить, что она производна от диалогической.

Для монолога типичны значительные по размеру фрагменты текста, состоящие из структурно и содержательно связанных между собой высказываний, имеющие индивидуальную композиционную построенность и относительную смысловую завершенность. Сте­пень проявления этих признаков зависит от жанровой принадлеж­ности (художественный монолог, ораторская речь, бытовой рас­сказ и др.) и от функционально-коммуникативной принадлежности (повествование, рассуждение, убеждение).

По сравнению с репликами в диалоге монологическая речь обла­дает гораздо большей степенью традиционности при выборе язы­ковых, композиционных и других средств; имеет, как правило, более сложное синтаксическое построение, гораздо более сложную языковую и структурно-композиционную организацию; эти ее осо­бенности изучает лингвистика текста (проблема сложного синтак­сического целого, абзаца и т.п.).

В качестве признаков монологической речи выделяют относи­тельно большую протяженность реплик; композиционную слож­ность; обращенность не к собеседнику, а к самому себе; стремление выйти за непосредственные тематические рамки.

Классифицировать монологи можно по цели высказывания (В.В. Виноградов): •ф- монолог убеждающей окраски — примитивная форма

ораторской речи;

"С" монолог лирический — речевая форма изъявления пере­живаний и эмоций;


5.2. Монолог

Глава 5. Формы речевой коммуникации



 


 


•ф- монолог драматический — сложный вид речи, в рой язык слов является лишь как бы аккомпанементом системам психических обнаружений — путем мимики, жестов^} пластических движений и т.п.;

•ф- монолог сообщающего типа, который подразделяется! на монолог-рассуждение и монолог-сообщение. Возможна классификация монологов по другим основаниям

•ф- п о времени подготовки— монологические сообще-им могут готовиться заранее (время на подготовку практически не ограничено), а могут быть и неподготовленными;

•ф- по содержанию сообщения — монологи разделяется на сообщения, передающие содержание другого текста подюоб-1 но; сообщения, передающие содержание другого текста крзгъ сообщения, составленные на основе нескольких текстов и эао, крывающие тему; сообщения, в которых говорящий выражает! свою точку зрения по какому-либо вопросу; сообщения, соде [жа-| ние которых дано в неявной форме;

•ф- по форме сообщения и по самостоятельности ее

порождения выделяют сообщения, имеющие готовую «>ор-|

му; сообщения, имеющие фиксированную форму; сообще !ия,|

конструируемые полностью самостоятельно; ^ п о установке на воспроизведение различают сюб-1

щения с предварительной установкой на воспроизведение; с»об-.|

щения без установки на воспроизведение монолога.

Обязательной чертой любого связного монологического зывания является наличие межфразовых связей, объединяю»цих| предложения и словосочетания в единый текст. Можно выделить две большие группы таких связей: построенные по типу зацепления и построенные по типу повтора.

Зацепление - такая форма связи, при которой какой-либо одного предложения указывает на элемент другого предложения, «зацеп-1 ляется» за него: так происходит передача смысла от одного преукк] жения к другому.

Существуют следующие типы зацепления: грамматические заН цепления и лексические зацепления; анафора и катафора.

Гр амматические зацепления — это субститут (замети--) тель), отсылочные слова, эллипсис и др. Лексические за ц;? п - л е н и я — вводные слова (во-первых, во-вторых и т.п.) и адресные от-1 сылки (не к фразе, а к части текста).

Анафора — отсылка к ранее сказанному; осуществляется эно- гими способами, включая и такие простые, как повтор лексических ;" единиц, использование союзов (итак, иначе говоря, вместе с пем),-, указательных и притяжательных местоимений (этот, эти, тахт.


е). Катафора -обращение к последующим элементам текс­та: обеспечивается числительными (во-первых, во-вторых), вопроси­тельными словами, высказываниями типа Я вот что вам сейчас скажу.

Повторы — второй тип межфразовых связей. Они могут быть лексическими, грамматическими, синтаксическими или семанти­ческими. В классической риторике выделяют такие типы повто­ров, как многосоюзие, бессоюзие, традукция (повтор слова в раз­ных главных формах), хиазм (я в мире и мир во мне— обращенный параллелизм), параллелизм, градация (расположение по степени убывание — возрастание).

Композиционная сложность монолога обычно характеризуется ме­тодом изложения материала. Выделяют следующие методы: <$- индуктивный — изложение материала от частного к общему (этот метод нередко используется в агитационных выступле­ниях);

•ф- дедуктивный — изложение материала от общего к частному [оратор в начале речи выдвигает какие-то предположения, а потом разъясняет их смысл на конкретных примерах);

^ метод аналогии — сопоставление различных явлений, со­бытий, фактов;

•^ концентрический — расположение материала вокруг глав­ной проблемы, поднимаемой оратором (выступающий перехо­дит от общего рассмотрения центрального вопроса к более кон­кретному и углубленному его анализу);

•ф- ступенчатый — последовательное изложение одного вопро­са за другим (рассмотрев какую-либо проблему, оратор уже боль­ше к ней не возвращается);

•v" исторический — изложение материала в хронологической последовательности, описание и анализ изменений, которые произошли в том или ином лице, предмете с течением времени. Еще В.В. Виноградов писал, что «свободное владение формами монологической речи — искусство, хотя, как и всякое искусство, у отдельных субъектов оно может обращаться в трафарет» (Виногра­дов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1969). Поэтому обучение монологическому высказыванию происходит це-Ленаправлено, тогда как диалогической речью человек овладевает спонтанно. Одной из первых наук, которая заинтересовалась про­блемами построения монолога, была риторика. Изучая правила по­строения текста, риторика выделяла пять элементов, из которых складывались создание монологического высказывания: туеппо — "Изобретение», сИзровШо — «расположение», е!осийо — «словесное выражение», тепюпа — «запоминание» и ргогшпиаио — «произне-




Глава 5. Формы речевой коммуникации


5.3. Спор как разновидность речевой коммуникации


 


сение». По предложенной Квинтилианом схеме любая монолог ческая ораторская речь должна была состоять из следующих ча тей: обращение; наименование темы; повествование (история проса); описание — его состояние на текущий момент; доказател ство; опровержение (возможных доводов противника); воззван* заключение.

Классическая риторика большое внимание уделяла логическс выстроенное™ речи, убедительности аргументации и ориентир валась прежде на публичные выступления ораторов. Данные не* логии и практика наших дней показывают недостаточность такой подхода. Предметом интереса современной риторики становят ^ не только трибунные речи, но и широкий спектр форм коммунш ции: публичные выступлении на митингах, многолюдных собрав ях, участие в теле- и радиопередачах «на весь мир», выступления: деловых совещаниях и научных конференциях. Поэтому речь {I может оцениваться с точки зрения аргументированности, лог ности, как некоторое одномерное явление. Ситуация речевого щения представляет сложное системное образование со многии входящими в него элементами. Особенностью нового подхс можно считать кардинальный поворот к коммуникативной сторо| речи. Разрабатываются также техники манипулирования собесе' ником (его запугивание, увещевание, введение в заблуждение, щ манивание, лесть, эмоциональные призывы и т.п.) Техника убеэ ния слушателя или собеседника в своей правоте — предмет пол мики.

5.3. СПОР КАК РАЗНОВИДНОСТЬ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Под спором обычно понимается всякое столкновение мнений, разногла точках зрения по какому-либо вопросу, предмету, борьба, при которой кЦ доя из сторон отстаивает свою правоту. Полемикой называют так спор, при котором имеется конфронтация, противостояние, п| тивоборство сторон, идей и речей. Таким образом, полемику моя' определить как борьбу принципиально противоположных мнений по г или иному вопросу, публичный спор с целью защитить, отстоять точку зрения и опровергнуть мнение оппонента.

Дискуссия - публичный спор, целью которого в отличие от полемя является выяснение и сопоставление разных точек зрения, поиск, въ кие истинного мнения, нахождение правильного решения спорного вопр Дискуссия считается эффективным способом убеждения, так ка» участники сами приходят к тому или иному выводу.


Участники дискуссии, диспута, сопоставляя противоречивые суждения, стремятся прийти к единому мнению, найти общее реше-яИе, установить истину.

Полемика преследует цель одержать победу над противником, отстоять и утвердить собственную позицию.

Споры, включая как полемику, так и дискуссию, можно класси­фицировать по нескольким основаниям:

Л число участников: спор-монолог (человек спорит сам с собой, это так называемый внутренний спор); спор-диалог (полемизи­руют два лица); спор-полилог (ведется несколькими или многи­ми лицами);

.ф. число слушателей: без слушателей; спор при слушателях, в кото­ром обязательно учитывают реакцию слушателей; спор для слу­шателей, рассчитанный только на то, чтобы произвести на слу­шателей впечатление;

•ф> цель спора: спор из-за истины, спор для убеждения кого-либо, спор для победы, спор ради спора;

•^ социальная значимость предмета спора (актуальность пробле­мы): спор, который отражает общечеловеческие интересы; спор, который отражает групповые интересы; спор, который от­ражает семейные интересы; спор, который отражает личные ин-1 тересы;

•ф- форма проведения спора: устный спор, характеризуемый непо­средственным общением спорящих, ограниченностью спора во времени и замкнутостью в пространстве, большой ролью внеш­них и психологических моментов; письменный спор, характери­зуемый опосредованным общением спорящих, большой продол­жительностью во времени, ведением через разные каналы (на­пример, несколько печатных источников); письменный спор более пригоден для выяснения истины, но иногда за его ходом трудно следить;

4 подготовленность спора: организованные споры, которые пла­нируются заранее так, что стороны имеют возможность ознако­миться с предметом спора, определить свою позицию, проду­мать аргументы; неорганизованные споры, которые возникают стихийно и обычно менее плодотворны, чем организованные;

V степень организованности: сосредоточенный спор, когда споря-Щие все время имеют в виду спорный тезис, и все, что они гово-рят, служит для его защиты или опровержения; бесформенный спор, в процессе которого меняется ряд тезисов, основной Тезис забывается.




Глава 5. Формы речевой коммуникации


5.3. Спор как разновидность речевой коммуникации


 


Существуют два способа подтверждения собственной пр убеждение, связанное с воздействием на эмоции человека, к дс зательство, базирующееся на логике.

Убеждение. Выделяют следующие разновидности челе ких желаний, к которым следует апеллировать с целью оде победу в споре: физическое благополучие (самосохранение); »ко| мические интересы; общественные интересы (семья, репуац^ авторитет); развлечение; чувство собственного достоинства щ на и право.

Однако на эмоциональную составляющую человеческоиэ приятия нельзя воздействовать бездумно. Существуют прави_а менения психологических доводов:

•ф- необходимо сочетать мотивацию с другими элементами тверждения собственной правоты;

•ф- мотивация должна соответствовать аудитории и ситуации;

•ф- требуется развитие мотивации при помощи конкретных гр1 ров и повторений;

•ф- следует избегать пошлых, слишком явно апеллирующих ь

ву призывов.

Доказательство — логическое действие, в процессе которого ностъ какой-либо мысли обосновывается с помощью других мыс^гй. способу ведения различают прямые и косвенные доказате .ьст по форме умозаключения, в которой совершаются доказа_-ел! ва, — индуктивные и дедуктивные.

Всякое доказательство состоит из трех частей: тезиса, докэдс демонстрации.

Тезис - мысль или положение, истинность которого требуется затъ. Основное требование к тезису — быть истинным, т.е. с н ствовать объективной действительности. Доказательство ус :< если тезис:

•Ф- является суждением ясным и точно определенным;

•ф остается тождественным, т.е. одним и тем же на протюке! всего доказательства;

•ф- не содержит логических противоречий;

•ф- не находится в логическом противоречии с суждениями ю ному вопросу, высказанными ранее;

•ф- обоснован фактами;

•Ф- не является суждением очевидным, так как то суждение, юто|
достоверно само по себе, не требует доказательств; '

•ф- определяет собой весь ход доказательства так, чтобы тс, результате будет доказано, было именно тем, что требсва доказать.


Аргумент - составная часть всякого доказательства, под которым по ним<гется мысль, истинность которой проверена и доказана и которая поэтому может быть приведена в обоснование истинности или ложности высказанного положения. Самым верным и неопровержимым дово­дом является совокупность относящихся к тезису фактов и собы­тий. В тех случаях, когда не имеется возможности подтвердить ис­тинность или ложность тезиса непосредственно фактами, в обосно­вание тезиса приводятся мысли, истинность которых проверена и доказана на основе доказательства или общественной практикой. Основное требование, которое предъявляется к каждому доводу, — его доказанность, истинность, т.е. соответствие предметам и явле­ниям объективной деятельности.

Аргументы бывают следующих типов:

.ф- сильные аргументы — не вызывают критики, их невозможно опровергнуть, разрушить, не принять во внимание (точно уста­новленные и взаимосвязанные факты и суждения, вытекающие из них; законы, уставы, руководящие документы, если они ис­полняются и соответствуют реальной жизни, и др.); •ф- слабые — вызывают сомнения оппонентов (выводы из непол­ных статистических данных, умозаключения, основанные на двух, или более отдельных фактах, связь между которыми неясна без третьего, и др.);

ф- несостоятельные — позволяют разоблачить, дискредити­ровать соперника, применившего их (суждения на основе подта­сованных фактов и др.)

Демонстрация - логическое рассуждение, в процессе которого из аргу­ментов выводится истинность или ложность тезиса. Под демонстра­цией понимается и совокупность логических правил, используемых в Доказательстве. Применение их обеспечивает последовательную связь мыслей, которая должна убедить, что тезис необходимо обо­сновывается доводами и поэтому является истинным.

• Для того чтобы доказательство завершилось успехом, в процес­се обоснования истинности тезиса надо соблюдать правила доказа­тельства:

Ф правило Гомера. Наиболее убедителен следующий порядок аргументов: сильные — средние — один самый сильный. Сила и слабость аргументов должна определяться не с точки зрения вы­ступающего, а с точки зрения лица, принимающего решение; ^Правило Сократа. Для получения положительного ре­шения по важному вопросу следует поставить его на третье Место, предпослав ему два коротких, простых для собеседника Вопроса.


5.4. Стратегия и тактика аргументации



Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


.

-ф- правило Паскаля. Не стоит загонять собеседника «в лучше дать ему возможность «сохранить лицо», показать, предлагаемое решение удовлетворяет какую-то из его гял ностей. Важно также продумать стратегию и тактику аргументации. ^

5.4. СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА АРГУМЕНТАЦИИ

В коммуникациях процесс аргументирования представляется кретными речевыми и организационными действиями. Органв ционный уровень коммуникации служит критерием разлте! таких форм официального общения, как речь, доклад, лекция, да, дискуссия, полемика, спор. В основе данных форм об-цег лежит процедура обоснования тезиса или концепции. Соедше! структуры аргументации (аргументационной конструкции) с нятыми нормами поведения в процессе общения представ/ собой общую схему коммуникации. Конкретизация моделеЁ дс вых коммуникаций связана с различиями аргументирования процесса, его структурными, концептуальными, композицеощ ми и этическими особенностями, обусловленными методике I ор низации, механизмом обмена аргументами.

Стратегия аргументацииопределяется коммуникативном мерением, целью — убедить, победить, достичь согласия, нажти шение, самоутвердиться и т.д. и строится на основе выбора пр ципа коммуникации, стиля общения и коммуникативной мзде наиболее адекватной конкретной ситуации. Стратегичес* принципами аргументации выступают законы логики, правжла казательного рассуждения, функции критического мышленж.

Под критическим понимается особый вид мышления, «вяз ный с оценкой идей, которая включает проверку точности у-гве|: дений, обоснованности рассуждений и определяется понимаю! позицией. Здесь наиболее существенное значение имеют: шз аргументов и их составляющих; интерпретация и понимание оц« ка. В критическом мышлении оценочному суждению предшеству внутренняя интеллектуальная работа: прежде чем высказывать Щ тическое суждение относительно того или иного аргумента ьли ; зиции, его надо проанализировать и понять.

В рамках критического мышления выделяются три аспекта теллектуальной деятельности: исследование — деятельность по в| явлению доказательств и данных, отвечающих на ключевые зощ сы проблемы, подчиняющаяся требованию достаточности; акте


Претация — осознание смысла выявленных данных и доказательств, которое подчиняется требованию приоритета «разумности», здесь критериями выступают не только истинность, но и приемлемость в конкретной исторической и нравственной ситуации; формулиро­вание заключения по сути проблемы в соответствии с требования­ми логики.

Первый шаг к построению стратегии аргументирования собст­венной позиции — диагностика коммуникационного процесса. При этом определяется принцип коммуникации и выбирается стиль об­щения.

Психотехнический принцип - принцип гуманистической психологии, согласно которому субъекты общения рассматриваются как единое целое, образующее конкретную ситуацию. Ядро ситуации — процесс взаимо­понимания, предполагающий определенные этические, психологи­ческие и логические нормы, регулирующие обратную связь в ком­муникации, ее развитие в конструктивном направлении. Характер связи в коммуникации субъектный:

Я (активный субъект) <=> Ты (активный субъект).

Главной целью коммуникативного процесса в данном случае вы­ступает владение ситуацией. В самом общем виде психотехничес­кие нормы коммуникации можно сформулировать следующим об­разом:

•ф- уважать равноправие, равноценность субъектов коммуникации, согласно максиме: Я — человек среди людей, имеющих свой бо­гатый внутренний мир;

•ф- исходить в оценке ситуации и действий субъектов из учета цело­го, в соответствии с принципом управления субъектом коммуни­кации через управление ситуацией в целом;

•ф- быть внимательным к интересам и нуждам противостоящего субъекта;

•ф постоянно возвращаться к самооценке в данной ситуации.

Методы обращения с людьми, приведенные ниже, отвечают пси­хотехническому принципу коммуникации (см.: КарнегиД. Как завое­вывать друзей и оказывать влияние на людей. М., 1987):

1) не критиковать, потому что критика бесполезна: она заставля­ет человека обороняться, занимать агрессивную позицию, оправ­дывать себя. В 99 случаях из 100 люди себя ни в чем не обвиняют, Даже если они не правы. Активная критическая позиция в коммуни­кации при всей своей силе и агрессии оказывается нерациональ­ной: она препятствует достижению взаимопонимания. Критика, на­нося удар по самолюбию, задевает чувство собственного достоин­ства, вызывает отрицательный эмоциональный отклик, создает психологические барьеры для дальнейших контактов. Устанавли-


э.4 Стратегия и тактика аргументации


Глава 5. Формы речевой коммуникации


 


 


пая отношения с людьми, необходимо помнить, что человек — щество эмоциональное, остро реагирующее на смысл сказавне слов. Несложно критиковать, осуждать и выражать недоволь.;-Чтобы понимать собеседника и быть снисходительным к егс бостям, требуются сильный характер и самообладание. Правил коммуникации:

•ф- владейте собой, сохраняйте самообладание в любой даже симс неблагоприятной ситуации;

•ф- не критикуйте, не судите, представьте себя в аналогичные стоятельствах;

•ф- подчеркивайте все хорошее, что знаете о человеке;

2) уважать чувство собственного достоинства человека. Как прапшн| человек стремится проявить собственную значимость. Поощрена этого чувства помогает укреплять чувство самоуважения и отн—— венности, способствует повышению уровня личностной само »це ки. При этом становится возможным реальное применение ел щего метода;

3) владеть ситуацией общения настолько, чтобы побуждать чеюБ
ка захотеть сделать то, что в данном случае необходимо. Этот ыет
опирается на поиск и формирование ведущего мотива действия, с
ответствующего конкретной ситуации и цели. :

Технологический принцип коммуникации. Определим технолог как практическое приложение научных знаний к преобразован объектов, т.е. если на входе имеется некий исходный материал, после применения рассчитанных воздействий — операций тех;аол гической цепочки — на выходе получается продукт. Так, в сфе§е и териального производства: стальной прут — серия операций —гвс ди. В случае психосоциальной технологии все гораздо сложнее: входе — единичный или массовый субъект, выступающий объс воздействия. В данном случае принцип коммуникации не учить ет обратных связей в системе:

Я (активный субъект) —> Ты (объект воздействия).

Рассматриваемый принцип в качестве главного метода п{ лагает манипуляцию объектами коммуникации с помощью тег. иных средств воздействия (средств массовой информации, псш логического давления, гипноза, внушения, программирован!' В подсознании субъекта коммуникации сохраняется установка избранность (Я-это совсем другое дело). В реализации объектно«го г тода важна технология, включающая знание приемов и мет«дя| их последовательного применения. Технологическая цепо 1ка $ коммуникации предполагает односторонний переход: Я -1 знает средства информации — средства воздействия — объект. Наизол


адекватно такой модели коммуникации отвечает традиционная сис­тем^ обучения, общение с компьютером:.

Технологический принцип коммуникации наиболее эффекти-вен в опосредованном общении, когда актуализируе-ся обобщен­ный уровень знаний, стереотипов и норм. Схема коммуникации представлена в виде треугольника на рис. 5.1.

Все (знание)

Все (нормы поведения)

Я Я Ть
Рис. 5.1. Схема опосредованного общения

Целью коммуникации в данном случае может быть формирова­ние модели принятия решения или стратегии поведения. Реальным объектом воздействия выступает модель ситуации общения, кото­рая фиксируется и развивается мысленно с привлечением аб­страктных рациональных способов анализа ситуации и принятия решений. В опосредованном общении важно развести размышле­ние, мысленный эксперимент и реальное принятие решения, кото­рое может быть отсрочено в соответствии с принципом: «Семь раз подумай, прежде чем сделать». Реальное общение может только приблизиться к просчитанной модели, поскольку человек действу­ет, как правило, интуитивно и эмоционально.

Стиль общения определяется отношением партнеров к проблеме и друг к другу. Так, модель ситуации делового общения всегда пред­ставляет собой треугольник опосредованного общения, в котором проблема занимает равноправное место, а в деловом конструктив­ном стиле общения проблема оказывается центром коммуникации, Поскольку отношение к обсуждаемой пр'облеме не зависит (не долж­но зависеть) от отношения к оппоненту (рис. 5.2).

Реализация принципа субъектной независимости проблемы предполагает выполнение следующих методических требований в Процессе коммуникации: Ф характеристика проблемы должна определяться объективными

критериями независимо от субъективного интереса и намере-

14-7621


Глава 5. Формы речевой коммуникации



5.4. Стратегия и тактика аргументации

 


 


ния (в том числе и своего). Необходимо стремиться к вь

нию проблемы самой по себе независимо от собственного с |

отношения и отношения к ней других участников кол

нации;

в формулировке собственной позиции по проблеме следует

вести объективную оценку и свои конкретные цели и наке

ния, не претендуя на приоритет, особое право, истину в ш

ней инстанции;

нужно стремиться к независимой экспертной оценке разлиаи|

позициях, что способствует формированию мотива поиск*

промиссного решения в качестве ведущего мотива

тивного процесса;

необходимо поддерживать уважительное отношение к пози

партнера, исходя из принципа равенства субъектов комм

кации.

Проблема

Вы

Мы

Рис. 5.2. Модель ситуации делового общения

Вступая в общение, нужно выявить: что является главной пара теристикой коммуникации, за что бороться, чем поступиться и , каких пределов можно отступать, не нарушая предвариттлъ сформулированных принципов. Диагностика коммуникацио шо! процесса ведет к построению модели коммуникации с характеэньй стилем общения. Например, деловой стиль может быть принциг альным по существу, определяемым отношением к проблеме, ког! главной характеристикой выступает ориентация на констр^! ный результат обсуждения общей проблемы, или принципиатым по форме, определяемым преимущественно отношением к пяртк ру, когда проблема не занимает участников, а обсуждаются (пС тивные качества партнеров. При подобном стиле общения, пар терном для сговора, соглашения, альянса, конъюнктуры, ссоры, о] ношение к проблеме формируется через призму отношения к оа понентам. Проблема рассматривается с узко утилитарной ~оч


зрения, и аргумент «к выгоде» оказывается самым сильным в опре­делении субъективной позиции, оценке позиций партнеров и всей ситуации, требующей решения.

Таким образом, общим критерием делового стиля эбщения вы-стл'пает разведение принципов «по существу» или «по форме», что определяет общую стратегию коммуникации. В зав 1симости от преобладающей линии поведения выделяют: кон труктивный стиль делового общения, ориентированный на оптимальный учет интересов субъектов коммуникации; силовой стиль, для которого характерна тактика давления, подчинения позиций какой-то од­ной, приоритетной; при этом разновидностью силового стиля яв­ляются конфликтные стили — борьба и конфронтадия; мягкий стиль, ориентированный на сотрудничество, характертзуется ком­промиссами, маневрами, конвенциями.

Конструктивный стиль. Главное звено в деловом об-цении, орга­низующее весь процесс коммуникации, — достижение ззаимопони-ыания, поэтому тактические приемы этого стиля регламентируют­ся набором правил — императивов делового общении, указываю­щих границы корректных по отношению к партнеру действий:

-Ф- поставить себя, на тесто оппонента - объективно констатировать содержание позиции оппонента, а также анализир «вать причи­ны именно такого взгляда и обоснованность притязиний каждой из сторон. Знание и адекватная оценка возможностей оппонен­та тесно связаны с объективной самооценкой. О пибка, допу­щенная в оценке партнера, говорит либо о нежелании его уз­нать, либо о некомпетентности. Неадекватная самооценка ста­новится барьером на пути взаимопонимания, предопределяя за­вышенный уровень претензий, амбициозность в общении;

ф формулировать цели в пределах их достижимости - кснкретизиро-вать цели с учетом реальных возможностей партнеров по сро­кам, технологии реализации, практической значимости, сущест­венно ограничивая внимание к идеям, не имеющих обоснован­ной модели реализации. Следование этому импера -иву предпи­сывает конкретизировать не только цели, но и; возможные результаты, контраргументы, условия и личные предпочтения;

<*• пшнитъ о гном, что предмет разногласий - отношение ^проблеме, а не •к партнеру, т.е. в процессе делового общения нельзя затрагивать вопросы личной конфронтации участников коммуникации;

•=>- отовъсватыя на равноправии четко определенных позиций, что обу­словливает необходимость следования собственному сформули­рованному принципу, который должен быть непре/юзятым и со­храняться в процессе переговоров.



Глава 5. Формы речевой коммуникации

5.1. Стратегия и тактика аргументации


 


 


Главное коммуникативное значение императивов -ция процесса общения на личностно-психологическом уровни тем формирования мотивов и установок противостоящих су€ тов, ограничения проявлений экспрессивного и эмоционал>нс го поведения, учета психологических особенностей восприя!^ представления, понимания.

Силовой стиль общения характеризуется приемами, нацеленным! на конфронтацию. Доминирующая цель этого стиля общения — пс беда над оппонентом. При соблюдении общепринятых прав 1л и приемов данного стиля конфронтационное речевое общение I новится состязанием, но не переходит в словесную перепалку.

Для достижения главной цели используется тактика борьбь главный принцип которой — реализация преимущества. Владеззщ? му преимуществом необходимо его реализовать, для чего целевое разно выполнять следующие правила:

-ф- занять активную позицию — для создания преимущества. Эт предполагает умение не просто выбрать лучшую позицию ( жательно, но организовать обсуждение в нужное время в а! ном режиме, предполагающем постоянный контроль за х«дс обсуждения, доминирование в постановке вопросов. Это псбу дает оппонента приводить новые доводы, отвечать, опраздь ваться. Активность позиции зависит от выбора партнера, ника и соперника;

-ф- стремиться реализовывать преимущество на каждом этапе обажд ния - владеть инициативой и постоянно ее наращивать, этого в контекст обсуждения вводятся новые вопросы, фа<ты| экспертные оценки. Инициатива поддерживается, наприие при сочетании атаки на позицию оппонента и такого маневр как смещение акцентов в оценке, сомнение в продуктивнее достигнутого соглашения. Подобная тактика укрепляет собст венную позицию и заставляет партнера принимать ту или степень конфликтности, идти на вынужденное соглашение нако эта тактика не должна выступать заурядным обманом;

-ф- сделать шаг к соглашению в равных позициях. Нельзя упуститз ыоА мент констатации равенства позиций, поскольку равенст ю процесс, а не стабильное состояние. Искусство достижении ее глашения состоит в определении момента равновесия слл своевременности первого шага к соглашению;

-ф- избегать крайностей. Это правило реализуют следующие тгкт

ческие приемы:

«Не загоняй себя в угол!» — позиция не проиграна, если остается! пространство для маневра;


„Не загоняй оппонента в угол!» — загнанный в угол зверь кусает­ся больнее;

=.Не применяй крайних средств без крайней нужды!» (к числу крайних средств относятся оскорбления, ярлыки, пародирование, высмеивание).

Мягкий стиль общения, в деловой сфере наиболее адекватно про­являющийся в сотрудничестве, ориентирован на понимание и предполагает:

•Ф умение слушать и говорить, не перебивая;

4> внимание к партнеру, учет обратной связи;

Ф симметрию в формальных отношениях (письменный запрос

предполагает письменный ответ);

х> «оказание должного приема» любому ответу гартнера, под­тверждение внииания к нему словом и делом. Для создания атмосферы доверия в процессе коммуникации ис­пользуются некоторые приемы выравнивания напряжения, связанные прежде всего с формой обращения к партнеру:

•ф- сообщите партнеру о том, как остро вы воспринимаете его неза­интересованность;

Ф сообщите партнеру о том, что вы обеспокоены его состоянием;

Ф сообщите о беспокойстве по поводу характера обсуждения, что мешает его продуктивности;

•ф подчеркните сходство интересов и взглядов;

•ф- предложите обсудить объективные критерии оценки достигну­того решения. Отрицательно сказываются на ситуации делового общения (не

способствуют выравниванию напряжения в коммуникации):

•ф- принижение личности партнера, негативная оценка его дейст­вий;

•ф* перебивание партнера;

•ф- подчеркивание разницы между собой и партнером;

Ф преуменьшение вклада партнера в дело сотрудничества;

•ф- резкое ускорение темпа переговоров;

•Ф- избегание пространственного контакта, отвод взгляда;

•Ф- игнорирование эмоционального состояния партнера при силь­ной негативной эмоции.

Коммуникативные модели и виды аргументирования. Если взять в ка­честве базовых элементов следующие: взаимодействие субъектов коммуникации, отношение к проблеме (спорному положению), чравила поведения (тактические и этические), можко выделить не­сколько коммуникативных моделей официального о5щения, разли­чающиеся регламентом и характером аргументирования.




5.4. Стратегия и тактика аргументации

Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


1. «М он о лог» — коммуникативная модель, соединяющая суб ектов коммуникации вокруг некоторой концепции. Активную поз» цию в процессе аргументирования занимает один субъект (учитель лектор). Аргументатор и аудитория по-разному относятся к цент ральному положению, относительно которого строится аргуме рование. Коммуникативная модель «Монолог» представлена ритс рическим треугольником с неявной обратной связью (рис. 5.3).


В чем убеждают?

Кого убеждают? Аудитория

Кто убеждает? Преподаватель


 

«Я так

мне доверять? — «Я вместе с вами решаю эту проблему» же как все заинтересован...»).

Например, рассмотрим ситуацию из басни И.А. Крылова «Слон и Моська». «Пус-й же говорят собаки: «Ай, Моська! Знать, она сильна, что лает на СлоИа»

(рис. 5.4).

Обращение: тезис — «Я сильна»; аргумент — «Смело лаю на Слона» несмотря на его размеры; цель - убедить собак в своей силе. Уточнение: при скоплении народа и собак, удивленных огромными размерами Слона. Положительный образ: я такая же собака, мы одной крови.

Моська

Обращение

Собаки


Субъект коммуникации - аргументатор объект коммуникации - слушатели

I

Человек, группа людей, которым адресовано обращение

Человек, группа людей, которые

убеждают аудиторию занять

определенную позицию, принять

определенное решение, совершить

необходимое действие

Рис. 5.3. Модель коммуникации «Монолог»

Модель «Монолог» применима к ряду ситуаций общения с неяв-1 ной обратной связью, когда позиция противостоящих субъектов не] актуализируется в процессе коммуникации, преобладает направ-1 ленный процесс информирования, сообщения, обучения. В рамках| данной модели оказываются процесс обучения, реклама, коммтни-1 кация в системе массовой информации. Виды аргументирования,; реализуемые в модели «Монолог»: публичная речь, доклад, лекция. I Главным смысловым и организующим центром общения в дан дои,1 модели выступает обращение, в котором должна быть выражена!] суть проблемы (тезис — в чем убеждать?), убедительные аргументы; (почему следует поддерживать тезис?), уточнение обстоятельств,;; создание положительного образа аргументатора («Почему вы дслж-,


Рис. 5.4. Риторический треугольник ситуации «Слон и Моська»

2. «Спор» — коммуникативная модель, в которой активную по­зицию занимают оба субъекта. Модель представлена риторическим треугольником с обратной связью (рис. 5.5). Отношения субъектов коммуникации к проблеме противоположны, характер отношений определяется борьбой мнений, критикой, может приобретать лич­ностные формы конфронтации.

Тезис 1 (Т1)уТезис2(Т2)

Оппонент Пропонент
Рис. 5.5. Модель коммуникации «Спор»

Различают: 1) спор ради истины — диалог; 2) спор ради победы — эристический спор. Различие коммуникативных целей определяет Различие в тактике ведения спора. В диалоге неоспоримо положе-



•гА. Стратегия н тактика аргументации


Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


ние о соблюдении принципов логики, этики, применении т»ль корректных способов в обсуждении. В эристике техника борь предполагает не только корректные приемы, но и всевозможна уловки, обман, которые позволяют ввести в заблуждение протав* ка и в итоге добиться выгодного результата.

Т1


Например, рассмотрим знаменитую тяжбу Протагора и Эватла. Ученик Иг гора Эватл по договору должен заплатить за обучение после того, как выигра (т ] вое дело в суде. Но он не стал заниматься судебными делами. Протагор псцал него в суд, полагая, что Эватл заплатит за обучение в любом случае: либо по .того ру, если выиграет процесс, либо по решению суда, если проиграет. «Я не б тить в любом случае, — возразил Эватл, — либо по договору, если выиграю, л 160-1 решению суда, если проиграю» (см. рис. 5.6).

Эватл

Протагор

Рис. 5.6. Риторический треугольник ситуации «Тяжба Протагора»

Поле аргументации — спорное положение: платит Эватл нет.

Цель аргументации сторон — убедить суд и оппонента в свое! правоте.

Т1: Эватл платит в любом случае. Т2: Эватл не платит в лжэбоа случае.

Коммуникативное намерение — победить в споре.

Удовка каждой из сторон в аргументации выступает «аргум ент 1 выгоде» — в зависимости от решения суда Протагор и Эватл учит вают или не учитывают существование договора.

Для Протагора: при решении суда «Эватл выиграл процесс» вст пают в силу условия договора; при решении суда «Эватл проижрал* существование договора не учитывается. -

Для Эватла: при решении суда «Эватл выиграл процесс» не уч* тывается существование договора, при решении суда «Эватл п рои! рал» учитываются условия договора.


Модель «Спор» применима и к ситуации деловой беседы, когда реализуется мягкий стиль делового общения. В современной трак­товке деловые беседы означают устный контакт между партнерами, имеющими необходимые полномочия от своих организаций для проведения переговоров и разрешения конфликтных ситуаций. Главные функции деловой беседы — начало или координирование уже начатых мероприятий, обмен информацией, взаимное обще­ние и поддержание деловых контактов, оперативная разработка ра­бочих идей. Структура деловой беседы предполагает пять основ­ных фаз: начало, передачу информации, аргументирование, опро­вержение доводов собеседника, принятие решения.

3. «Дискуссия» — модель коммуникации, в которой несколь­ко активных субъектов связаны между собой посредством отноше­ния к общей проблеме. Ее можно представить риторическим многоугольником, в центре которого — обсуждаемая проблема (рис. 5.7). Коммуникативная цель каждого вступающего в дискус­сию определяется познавательным интересом, стремлением уста­новить истину, найти конструктивное решение проблемы. Общий характер обсуждения подчиняется нормам коллективной деятель­ности в виде сотрудничества или острой полемики, для которой ха­рактерна борьба мнений при обострении и антагонизме позиций. Целью аргументирования в данной модели является не опроверже­ние тезисов оппонентов, а установление меры истинности каждого выдвинутого тезиса (и своего тоже). Поэтому коммуникативное на­мерение состоит в подведении тезисов под общее основание, поис­ке компромиссного решения, обобщении методик, объединении проектов решения проблемы вокруг одного компромиссного ре­шения.

Поле аргументации Проблема

Т4 Рис. 5.7. Модель коммуникации «Дискуссия»

Процесс аргументации в дискуссии ориентирован на обоснова­ние, доказательство, конвенцию, отличается структурной органи­зованностью и специфическим регламентом. Модель «Дискуссия» весьма эффективна в системе научного общения, когда формами Дискуссии обычно выступают конференции, круглые столы, кон­грессы, симпозиумы.



5,4 • Стратегия и тактика арп'ментации


Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


Полемика как вид дискуссии отличается от нее регламентом; и характером аргументирования. В ходе полемики в качестве ост ваний привлекаются главным образом существующие стереотипа и '> нормы. Поэтому полемика — наиболее распространенная форма об-; щения в социально-политической сфере. В полемике соединяю-ся" тактические приемы, характерные для моделей «Спор» и «Дисиус-сия». Противостояние субъектов полемики зачастую представлено в безличной форме (полемика в печати). Главное коммуникативное намерение — обсуждение спорного вопроса, проблемы, публичная оценка действий или ситуации. Взаимодействие субъектов поле ли­ки — фон, необходимый для выяснения сути проблемы или утве^ж-, дения определенной оценки событий, формирования общестагн-ного мнения по спорному вопросу.

В отличие от дискуссии цель полемики не в достижении сожта-сия, а в утверждении собственной точки зрения. Мотивом вступле­ния в полемику может быть как стремление к истине, так и самоут­верждение. Тактические приемы и средства в полемике не режта-ментируются, не согласовываются с тем, насколько они соотвечст-. вуют представлениям субъектов полемики о допустимых приемах, корректности, интеллигентности, порядочности. Полемику моя-ео сравнить с военной игрой, в которой противники не обязаны пред­упреждать друг друга о средствах и тактике нападения.

Тактика аргументацииспособ наиболее эффективной подачи аргу­ментов, формы реакции на контраргументы противника, приемы и мепо-ды достижения стратегической цели аргументации.

Корректные тактические приемы:

•ф- создание трудностей оппоненту;

•ф- применение доводов противника для опровержения его же ге-зиса;

•ф- концентрация аргументов — накопление в поле аргументации таких доводов, которые независимо от других поддерживает собственный тезис и опровергают тезис противника. Эчот прием служит всестороннему рассмотрению проблемы содержа­тельно. Тактически он позволяет маневрировать, безболезненно отказаться от опровергнутого аргумента, снизить эффект го-ность атаки оппонента. Необходимо иметь в виду, что приме 1е-ние этого приема оппонентом противодействует тактическому выигрышу;

•ф- деконцентрация аргументов оппонента по формуле «Разделяй и властвуй». Нарушение единства позиции противника достигает­ся определением слабого звена в системе аргументов, атакой на слабый аргумент, формированием сомнения в обоснованности


всей позиции. Разрушительное действие приема деконцентра-цни аргументов поддерживается акцентированием внимания ау­дитории а публичной дискуссии, занесением в протокол, вы­ступлением в печати;

.ф. перекладывание гягот доказательства на плечи оп понента. В на­именее выгодной положении оказывается тот, жто вынужден больше доказывать, поскольку это приводит к растрачиванию аргументов, делает позицию более открытой для ьритики;

-ф представление наиболее сильного аргумента в юнце полеми­ки — реализация принципа «чаще побеждает тот кто говорит последний», несомненно, надо иметь в запасе сильный довод по существу:

-ф выдвижение обоюдоострого аргумента; .ф отказ от доказывания очевидного;

•ф возражение оппоненту не должно быть поспешныл. Поспешная критика может прибавить вес доводу оппонента, стремление любой ценой опорочить тезис оппонента (или его самого) может придать оппоненту ореол «оскорбленного и униженно­го», «гонимого»;

-Ф- подготовка сильного аргумента. Ради сильного аргумента следу­ет отказаться от сомнительных доводов. Сильный аргумент лучше ввести в обсуждение не в виде факта, а в виде вывода, сле­дующего из рассуждения. (Именно в этом заключайся секрет Со­крата, строившего свои диалоги так, чтобы его оппонент гово­рил в ответ только «да» и приходил к определенному заключе­нию.) Заметим, что нецелесообразно объединять сильные аргу­менты, когда каждый из них ведет к выигрышу, а слабые аргументы при совместном использовании друг друга взаимно дополняют;

•ф- уловки аргументации (лояльные): оттягивание возражения, уси­ление давления (атака на слабое звено в аргументации против­ника, не упуская инициативы). Некорректные тактические приемы:

-ф уклонение от темы — введение в поле аргументации ранее не предъявленных тезисов, расширение, сужение собственного те­зиса или поля аргументации оппонента, смещение акцентов;

•ф аргумент к личности — угрозы, инсинуации, намеки, разоблаче­ния, навешивание ярлыков, прямые оскорбления;

•ф аргумент к аудитории — использование настроение, интересов, симпатий и антипатий читателей и слушателей;

4- демонстрация силы — угроза закрыть обсуждение вопроса, угро­за квалифицировать позицию оппонента как не соответствую-



Контрольные вопросы


Глава 5. Формы речевой коммуникации

 


 


щую общечеловеческой морали или классовым, групповым ннт

ресам;

<ф> искажение предмета обсуждения — диверсия; <ф- аргумент к невежеству («Каждый образованный человс

знает...»).

Стратегия и тактика аргументации составляют основные деловой коммуникации. При этом следование корректным такт ческим приемам в процессе аргументирования собственной ции, предполагающим уважение чувства собственного достойно оппонента, составляет основу конструктивного стиля аргуме* тации.

Таким образом, деловой стиль общения базируется на умении I здать благоприятную атмосферу обсуждения, умении сохранят самообладание и выдержку в ситуациях конфронтации (побеждав более хладнокровный), умении практически применять знание л< гики (не терять тезис, не подменять обоснование ссылкой на авт ритеты, не противоречить себе и т.д.), умении находить словесну форму для высказывания в соответствии с его содержанием и ко» муникативной моделью, выбирать словесные обороты, способе вующие достижению конечного результата — признания своей тоЦ ки зрения.

ВЫВОДЫ

1. Диалог - это форма речи, состоящая из обмена высказываниями-репщ коми, характеризующаяся ситуативностъю, контекстуальностью, кепр извольностъю и малой степенью организованности. В диалоге в наг шей степени реализуются вопросно-ответные комплексы. Координации действий и высказываний собеседников обеспечивают специальные прием* и правила, которые известны говорящим и регулярно используются в ро говоре.

2. Монолог - это форма речи, образуемая в результате активной речево деятельности, рассчитанная на пассивное и опосредованное восприятие 1 практически не связанная с речью собеседника ни в содержательном, ни структурном отношении. Для монолога типичны значительные по ^ ру фрагменты текста, состоящие из структурно и содержательно сеязац ных между собой высказываний, имеющие индивидуальную композицг ную построенностъ и относительную смысловую завершенность.

3. Спор - это столкновение мнений, разногласие в точках зрения по кап му-либо вопросу, предмету, борьба, при которой каждая из сторон отстац воет свою правоту. Разновидностями спора являются полемика и дис


сия. Способами подтверждения своей правоты могут быть убеждение и до­казательство.

4. Критическое мышление определяется понимающей позицией и пред­ставляет собой интеллектуальную деятельность, связанную с оценкой идей, проверкой точности утверждений, обоснованности рассуждений.

5. Стратегия аргументации строится на основе выбора принципа комму­никации, стиля общения и коммуникативной модели, наиболее адекват­ной конкретной ситуации в зависимости от коммуникативного намере­ния (цели), в соответствии с принципами критического мышления, законами логики, правилами доказательного рассуждения.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Что такое диалог? Каковы его основные особенности? Какие типы диалога вы знаете?

2. Что такое вопросно-ответный комплекс? На какие типы и по каким критериям подразделяются: а) вопросы, б) ответы?

3. Какие правила, принципы и законы следует соблюдать при ведении диалога?

4. Что такое монолог? Чем он отличается от диалога? Какие типы монолога обычно выделяют?

5. Каковы структурные особенности монолога?

6. Перечислите основные способы изложения материала. Как они соотносятся со схемой, предложенной Квинтиллианом?

7. Что такое полемика? В чем ее отличие от дискуссии?

8. На какие типы и по каким критериям подразделяются споры?

9. Какие способы подтверждения собственной правоты Вы знаете?

10. Какова структура доказательства? Перечислите требования, относящиеся к каж­дой из частей доказательства.

П. В предложенных ситуациях выделите коммуникативную модель, определите ее основные характеристики.

Ситуация 1: Одна жрица не позволяла своему сын)'говорить политические речи на том основании, что если он будет говорить справедливо, то его возненавидят люди, а если он будет говорить несправедливо — боги. На это сын возразил, что он может говорить политические речи, так как если он будет говорить справед­ливо, то его полюбят боги, а если несправедливо - люди.

Ситуация 2:В суде разбиралось дело старушки, укравшей чайник стоимостью до 50 копеек. Стремясь парализовать защиту, прокурор сам высказал все аргументы, которые можно было привести в ее защиту: горькая нужда, незначительность кражи вызывает только жалость. Но собственность священна. Гражданская Жизнь держится на собственности. Если позволить людям посягать на нее, стра­на погибнет. На что защитник Ф.Н. Плевако ответил так: «Много бед пришлось претерпеть России за более чем тысячелетнее существование. Все преодолела Россия. Но теперь... Старушка украла чайник ценой 30 копеек. Этого Россия, ко­нечно, не выдержит, от этого она погибнет». Старушку оправдали.

Ситуация 3: На одном диспуте обсуждалась возможность существования незем­ного разума.

~" Можете ли вы доказать отсутствие единого космического разума? — спросил один из выступающих. Возникло замешательство.


Литература

Глава 5. Формы речевой коммуникации



 


 


- Нет. Такие аргументы отсутствуют.

— Значит, всемирный разум существует. 12. Квалифицируйте приведенные ниже выражения как факторы выравнивания 1 пряжения в коммуникации.

Речевой оборот   Фактор вы­равнивания напряжения в коммуника­ции   ' —— Фактор, н«( способствую щий выра» ниванию напряжгшм  
Я обеспокоен тем, как складывается наш разговор. Боюсь, мое мнение вас не интересует.          
— Я попал на прошлой неделе в ужасную аварию... — Это что, вы бы посмотрели на мою...          
Вы никргда не проявляли инициативы.          
Я вижу, что такая постановка вопроса вам неприятна. Вы, вероятно, видите ситуацию иначе?          
Мне хотелось бы вернуться к теме нашего совещания...          
Мне кажется, мы беседуем очень эмоционально, почти перешли на личности — нам это мешает.          
Не спрашивайте почему, делайте так, как вам сказано!          
Такое может сказать только бюрократ. Чего еще можно ожидать от бюрократа?          
Чем мы занимаемся? Нечего тут обсуждать. Я не вижу здесь проблемы.          
Прежде чем перейти к обсуждению проекта решения, хочу подчеркнуть плодотворность нашей дискуссии и поблагодарить всех ее участников.          
Я еще раз повторяю. ..или вы невнимательно слушаете, или не хотите меня понять?          
Вы должны вести себя более ответственно. Вы должны смотреть на факты. Вы не должны так сердиться.          
Возвратимся к основному тезису еще раз. Все ли здесь ясно?          

 

Хотелось бы согласиться, но требуются некоторые уточнения.      
К.сли вопрос стоит так... то следует      
Выло бы другой, не меньшей ошибкой утверждать...      
Насколько логично такое решение?      
Давайте подумаем, порассуждаем      
Тезис недостаточно аргументирован, приведенный факт может быть истолкован иначе      
Было бы неверно преувеличивать наши расхождения...      
Бесполезно пытаться...      
Над вашим предложением стоит подумать      
Что потребуется, чтобы сделать это возможным?      
Мне хотелось бы вернуться к теме нашего совещания...      

ЛИТЕРАТУРА

Анисина Н.В., Ганаполъаая Е.В., Степанова Л.В и др. Речевое общение: искусство убеждать. СПб., 1988.

Веедтская Л.А., Павлова Л.Г. Культура и искусство речи. Ростов н/Д, 1999.

Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1969.

Гетманова А.Д. Логика. М., 1995.

Голуб И.Б. Основы красноречия. М., 2000.

Иван А.А. Искусство правильно мыслить. М., 1990.

Мете Н.А., Митрофанова О.Д. Структура научного текста и обучение монологичес­кой речи. М., 1981.

Миртов А.В. Умение говорить публично. Тула, 2000.

Рождественский Ю.В. Теория риторики. М., 1999.

Сапер П.Л. Основы искусства речи. Ростов н/Д, 1999.


13. Какие речевые обороты соответствуют конструктивному, силовому и стилю делового общения?

Речевой оборот   Стиль делового общения  
Я, возможно, ошибаюсь, давайте проверим факты...      
Я вам докажу... Вы ошибаетесь!      
Я готов признать...      
О чем мы говорим? Это же чушь!      
Я не сомневаюсь, что вы в этом вопросе разбираетесь лучше меня, поэтому не стану вам возражать.      

6.1. Свойства и ситуативная обусловленность устноречевой коммуникации 225


 


Гл а в а 6

УСТНОРЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

6.1. Свойства и ситуативная обусловленность устноречевой коммуникации

6.2. Виды устноречевой коммуникации (230) • 6.3. Умение говорить (235) • 6.4. Ум ние слушать (239) • 6.5. Обратная связь в говорении и слушании (247) • 6.6. Прим« нение умений говорения и слушания для повышения эффективности коммуникац"" (254)

6.1. СВОЙСТВА И СИТУАТИВНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УСТНОРЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Если под вербальной коммуникацией в целом понимается речевое щение людей в процессе их совместной деятельности, устная ко! муникация в соответствии с потребностями выражаемой инфорл ции отражает взаимообусловленные речевые произведения говор щего и слушающего.

Напомним, что понятие «коммуникация» всегда связано с пол] чением ответа на определенные вопросы. Кто (адресант — сат)? С какими намерениями (мотивы, цели)? В какой конкретнс ситуации? Обращается к кому (к какой аудитории)? Прогнозиру какие вербальные (невербальные) результаты взаимодействия (с ратная связь)?

Устноречевая коммуникация характеризуется довольно слаб подготовленностью, необратимостью, связью с конкретным нем и условиями протекания, автоматизмом в употреблении вых (языковых) средств и способов изложения информации.

Задача устноречевой коммуникации во всех ситуациях одинак^ ва — добиться того, чтобы в сознании слушателя возникла та и| формация, которую выражал говорящий. Правда, это скорее вд альный вариант. Практически речевые действия собеседников об словлены определенной совокупностью обстоятельств деятельнс ти того или другого лица, одна часть которых ставит проблему


задачу действия, а другая обусловливает необходимость (или целе­сообразность) ее решения, а также обеспечивает возможность ре-щения с помощью собеседника, к которому направлено речевое действие.

Если в сознании собеседников варианты решения задачи совпа­
дут, информация будет воспринята и о смыслена одинаково. В про­
тивном случае ситуация осложнится: говорящий будет искать более
удачную форму высказывания, а слушающий попытается точнее по­
нять смысловое содержание. ^

Отвечая на вопрос «Кто участвует в коммуникации?», мы долж­ны представить себе роли, которые выполняют собеседники в си­туациях общения.

Роль инициатора общения (говорящего), как правило, связана с передачей информации и воплощается в следующих раз­новидностях:

•ф адресатная — позитивная (передача знаний);

•ф- адресатная — позитивная (уточнение собственных знаний, на­пример «выспрашивание»); <ф адресатная — суггестивная (проверка или выяснение знаний);

•ф адресатная — суггестивная (навязывание знаний, внушение).

Роль слушателя заключается в восприятии, понимании ин­формации и принятии решения о реазстивных действиях и имеет такие разновидности:

•ф- нулевая — позитивная (получение знаний);

•ф- негативная (непринятие точки зрения или мотивов собеседни­ка) и т.д.

Намерения (мотивы, цели) инициаторов общения всегда обусловлены их социальной или профессиональной деятельно­стью. Взаимопонимание обычно возни хает у собеседников, связан­ных общим родом деятельности, общими интересами, взглядами на жизнь и т.д.

Ситуации действительности, в которых осуществля­ется вербальная коммуникация, организуются в зависимости от сферы общения. Они представляют собой совокупность обстоя­тельств, образующих то или иное положение вещей, отражающих­ся в высказывании. Общение в конкретной ситуации характеризу­йся не только речевой формой, но и предметным содержанием — совокупностью последовательных фактов и явлений, которые зада­ны темой и опосредованы интерпретацией автора высказывания.

Ситуация (акт) речевой коммуникации характе­ризуется продуцированием высказывания, его восприятием (ос-мЫслением) и реактивным действием адресата (речевым или нере­чевым), демонстрирующим обратную связь.

15-7621



Глава 6. Устноречевая коммуникация

6.1. Свойства и ситуативная обусловленность устноречевой коммуникации 227

 


 


Целевой аудиторией инициатора речи может быть л» бое число собеседников, связанных с ним общими коммуникат* ными намерениями.

Итак, акты речевой коммуникации всегда обусловлены наборе параметров, необходимых для их осуществления, а именно: сфер общения; ситуация общения; вид коммуникативного контакта; левые установки; характеристики участников общения; сносе выражения (изложения) предметного содержания в говорении. |

В любой ситуации общения говорение — слушание провождается рядом актов, усиливающих эффект взаимодействия!

•ф- механические акты (приведение в действие речевого аппарат произнесение звуков, складывающихся в слова);

•ф- речемыслительные акты (информирование, предъявление за ния, формулирование вопросов, ответов и т.д.);

•ф- активизация обратной реакции, т.е. речевых действий слуи

телей.

Например, в ситуации инициативного говорения специалис выполняющий профессиональные обязанности, отдает кома! или докладывает, предупреждает, благодарит или порицает, пре^ гает новое решение проблемы, запрашивает информацию или цаеЗ установку на осуществление каких-либо неречевых действий.

Специфика поведения говорящего заключается прежде всего знании свойств и качеств обсуждаемого предмета, в умении испо/ зовать свои знания и свой интеллект в частично подготовленно! говорении, отражающем результаты мыслительной деятельности Конечно, поведение коммуникантов зависит от условий, в которыМ разворачивается речевое общение: сферы общения, временной туации и коммуникативной ситуации, обусловленной ролями учасч ников общения и другими характеристиками.

Каждый человек в процессе жизнедеятельности вовлекаетсЛ (последовательно или одновременно) в различные сферы ния: бытовую, социокультурную, деловую, учебную, производстве! ную, культовую и т.д. Профессионализм коммуникантов в каждой сфере связан со знанием ее предметной базы, используемого ст* речевой деятельности (разговорно-бытового, научного, публицис! тического, делового и т.д.), терминологического тезауруса и т.} Все эти признаки характерны для каждой коммуникативной сит ции, разворачивающейся в той или иной сфере. Коммуникативный смысл взаимодействия, постигаемый собеседниками, выражается I отношении между целью речевого действия и его формой.

Типичная (для любой сферы) коммуникативная ситуация пред| полагает:

•ф- отражение в речи целеустановок общения;


^ реализацию умений в разных видах речевой деятельности;

^ использование способов изложения и лексико-грамматических

средств, необходимых для выражения конкретного предметно­го содержания.

Типичную коммуникативную ситуацию можно представить как мо­дель контакта, в котором реализуются речевые (и неречевые) действия со­беседников в их социально-коммуникативных и профессионально-коммуни­кативных ролях. Типичную ситуацию можно рассматривать как мо-тивационно-ориентировочную базу общения. В типичной ситуации наблюдается заданность обстоятельств действительности, отноше­ний между собеседниками, мотивов и задач общения. Одним из ос­новных компонентов общения в той или иной ситуации является коммуникативно-речевое побуждение (мотив) каждого коммуни­канта. Вербальное содержание каждой коммуникативной ситуации представляет собой речевое (языковое) выражение системы, отра­жающей закономерность связей реальных предметов, явлений и процессов в речевом предъявлении.

В речевой реализации каждой коммуникативной ситуации участ­вуют адресант (отправитель, производитель, инициатор речи) и ад­ресат (получатель, реципиент, слушатель, аудитория слушателей).

Рассмотрим подробнее их коммуникативные характеристики.

Адресант обязательно учитывает в своей речи характеристи­ки слушающих и цель своего говорения. Сравнение речевых ситуа­ций: преподаватель — студент, студент — преподаватель, коллега — коллега, руководитель — подчиненный и т.д. — показывает, что в каждой из ситуаций общение строится с учетом речевых (языко­вых) параметров говорящего и слушающего.

Каждый адресант обладает своей индивидуальной речевой мане­рой, которая является, как правило, результатом его сознательной ориентации на тот или иной тип, жанр, код речи и его предшеству­ющего речевого опыта. Индивидуальная манера дополняется и не­вербальными средствами коммуникации (интонация, темп, тембр, паузы, акценты и т.д.).

Адресат в процессе коммуникации совершает ряд речевых Действий реактивного характера, которые иногда подкрепляются неречевыми действиями (кивок головы, взгляд, движение, жест и т.д.). Налаженная обратная связь дает возможность инициатору общения интуитивно «подстроить» свою речь под адресную ауди­торию.

Адресат может находиться на ином информационном, интеллек­туальном уровне по сравнению с адресантом, владеть большим или Меньшим объемом средств выражения предметного содержания.


15'

 


ные смысловые единства, передающие цели общения, выражают;» предметное содержание. Например, в деловой сфере мы часто ис   непринужденностью в отношениях сторон, большей или меньше] уверенностью говорящего в наличии позитивной обратной связи Непосредственная, спонтанная речь чаще наблюдается в бытово! общении. Профессиональное общение обычно базируется на ков кретных источниках информации, меньше использует разговорнс обиходную лексику, отличается большей степенью ораторского и( кусства, соблюдением норм литературного языка. Каждая коммуникативная ситуация в любой сфере общения -это процесс социально-речевого взаимодействия. Собеседники, за интересованные в успехе взаимодействия, должны испытывать чуь ство эмпатии. Это значит, что каждый участник общения обяза] осознавать не только собственные цели и задачи, но и потребное ти, целеустановки, психологические характеристики собеседника Инициатору беседы следует продумать ее ход, чтобы максимальн< соблюдать интересы сторон, что будет способствовать установлс нию взаимопонимания. Способы изложения содержания в комуникативны: ситуациях соотносятся с конкретной сферой общения. Именн< сфера (деловая, научная, бытовая и др.) диктует набор понятий, тер минов, лексико-грамматических единств, являющихся объектами ре чевой деятельности. Кроме того, в каждой сфере приняты собствен   Общение может характеризоваться также большей или меньше]   средств общения в сочетании с невербальными; •ф- по результатам коммуникации: эффективные (достигшие цели ] вызвавшие ответные действия), неэффективные (в которы: отсутствовала обратная связь, реактивные действия собесе^ ников).   ве — потреблении речевых продуктов (письмо — чтение), на ш пользовании технических средств, использовании вербальны:   ные; -Ф- по средствам коммуникации — основанные на потреблении щ теллектуального содержания (чтение и слушание), производс]   •ф- по условиям взаимодействия — непосредственные, опосредован   частично подготовленные;   Виды коммуникативных ко н та кто в (как устные, та: и письменные) классифицируются по нескольким основаниям: •ф- по наличию субъектов коммуникации — межличностные, мел групповые, публичные; •ф- по степени подготовленности — спонтанные, подготовленные   тических единиц.   Все это влияет на выбор жанра сообщения, отбор лексико-граммз   ю ю со ь' и Ю и; с-. ^ Н г* л а § а я с У1 3 Е К И С 1С  

и              
Л              
-о   СЕ        
  п       п  
я   О О       СП  
га   ^       ^""*  
о   П       |  
    о          
  н       о  
    и       р  
Ъз         ^<  
У   Я       п  
п   п       О  
        ^  
о           X  
о   X       X  
    п          
я       и   а  
к   »   13 <Т Л   я о  
Ю 0 о   п О   п ш   о о 0  
Я   о   X   со  
Т!   н     ь*  
  я     и  
Я К   0 п «а   у я 5   0 о  
  о   Ьй   X  
п>           »  
о   ЫСЛО       Я 13  
ш   м       «  
Е   о       н  
п   (Т       я  
Я   я       о •п  
ш   •о       О  
;ывания   едметно       содержан!  
п   га       йЭ  
  о          
Р   О          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Название       Описание            
—        
Перечисление    
Обобщение   Объяснение    
Уточнение        
     
Характеристика   Определение    
Классификация    
         
Формулировка    
-        
Сравнение        
     
Доказательство   Убеждение    
Противопоставление -    
Предложение        
-            
Утверждение    
Опровержение    
     
    ш Е га о Ь    
Обоснование            
Аргументация       «    
         
Оценка        

 

 

 

о о   ш п   Т!   (Т)   к п 0 Н   в 6)   0 X       с ^5 п л   о и а; 5а 0 И   §      
На рис. 6.1 представ в изложения предмет   ей содержательно-смысловой структуры высказывания.   юстого к сложному, так как их реализация связана с усложнени   нии, совершенствует эти способы изложения, развивая их   вующих ситуации, теме разговора способов изложения предм 1го содержания. Человек, развивающий свои способности в го   х благодаря использованию говорящим определенных, соотв   >бой сфере. Являясь содержательной основой речевой деяте 1сти, они находят отражение в высказываниях, суждениях, те   Объекты речевой коммуникации можно выделить и обобщит)   ной речи, объектами речевых действий становятся явления, п ссы, величины, термины, функции, понятия и др.   ть резолюцию, объявить благодарность, а в учебном общении: ать предмет, перечислить свойства, классифицировать действ: слать выводы и т.д. В учебном общении, реализующем функции   ,льзуем такие смысловые единства: передать распоряжение, п   о ч и у п 3_ ч X ^ га СЛ - -^ ^1 О а о Ч У <-; ч •о о & о я о 2 ^ я и с  
лена модель усложне ного содержания в у» Рассуждение  
ния и обобщения спо 1ебной сфере общени  
а о       п   о   ю п   п   Я Ь)   и   "О   я я я   "О   ьо  
?           н   9 ^   н   п ег   и   о   ра » 6)   •?   ••о  


Глава 6. Устноречевая коммуникация

6.2. Виды устноречевой коммуникации


 


 


1

тивами и целями общения, с определенной речевой структурой, де монстрирующей реализацию объектов коммуникации разными спс собами изложения, мы более четко расставляем акценты в получаеЦ мой информации, яснее излагаем свои мысли, быстрее уясняе смысл услышанного.

Результаты обобщения способов высказывания и усложнения об ектов изложения содержания можно представить в виде таких ре-Ц чевых произведений:

•ф- повторение: услышанного текста, прочитанного текста, закэнН спектированного ранее текста и т.д.;

•ф- пересказ: с опорой на аудиовизуальные материалы, без опоры, < дополнением собственными выводами, точно воспроизводящий иноязычный текст;

•ф- изложение: полное, подробное, близкое к тексту (услышанному,! прочитанному), выборочное, сжатое;

•Ф- комментирование: ответа или реплики кого-либо, хода пракги-1 ческих действий, результатов наблюдений и т.д.;

•Ф- сообщение: на практическом занятии, публичном выступлении, 1

в ходе защиты проекта и т.д.

Умения говорения, способствующие реализации большего ко-| личества содержательно-смысловых схем речевых действий, отМ ражают высокий уровень коммуникативной компетенции, кото-1 рую мы оцениваем в плане ситуативного единства содержания и формы.

6.2. ВИДЫ УСТНОРЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Говорение как вид устноречевой коммуникации.Говорение устноречевой деятельности, обусловленный выражением мыслей и чувств как в инициативной, так и в реактивной формах. Высшим уровнем го­ворения является динамичная, спонтанная, инициативная (твор- 1 ческая) речь.

Для осуществления говорения необходимы определенные пред­посылки условия говорения:

•ф- наличие коммуникативно-речевой ситуации, которая служит стимулом говорения;

•ф- наличие цели сообщения своих мыслей, коммуникативной на­правленности взаимодействия;

•ф- наличие знаний о предметном содержании, компонентах ситуа­ции, об объеме речевого произведения, т.е. о том, что определя­ет процесс говорения;


л. отношение к объекту речи — собеседнику, понимание его на­строения, чувств, системы взглядов, знание его потребностей в общении и т.д.;

.ф. наличие средств выражения своих мыслей и чувств, средств вы­ражения своего отношения и реализации речевого действия; та­кими средствами являются речевое умение и составляющие его навыки.

Роль говорящего продуктивна. Говорящий не только передает слушателям информацию, но и сообщает свое отношение к ней и воздействует на восприятие слушателями фактов, определений, яв­лений, дополняя их своими рассуждениями.

В любом устном тексте можно выделить несколько уровней струк­туры и содержания:

•ф- мотивированный уровень и уровень коммуникативного намере­ния — то, ради чего и с каким предлагаемым воздействием на партнера откроется текст;

•ф- предметно-содержательный уровень — набор явлений, фактов, предметов действительности, который отражается в вербаль­ном общении;

•ф- смысловой уровень (уровень смыслового содержания) — логи­ческая организация предметных связей в процессе их осмысле­ния;

•ф- языковой план — совокупность языковых средств (лексических, грамматических и т.д.);

•ф- речевой план — своеобразие способов формирования и форму­лирования мысли, отражающих культуру, условия, форму обще­ния, индивидуальные характеристики говорящего;

•ф- фонационный план для звучащего текста — его интонационно-произносительные особенности.

В ситуации речевого взаимодействия могут возникнуть пробле­мы на каждом из уровней оформления устного текста, связанные с определением предмета разговора, неумением вникнуть в суть этого предмета, осмыслить его, разобраться в логической структу­ре информации, использовать адекватные способы выражения со­держания отсутствием или недостаточной развитостью языковых и речевых умений. Иногда боязнь показаться косноязычным мешает Даже хорошим специалистам Защитить свой проект, доказать спра­ведливость умозаключений и т.д. Чтобы стать хорошим оратором, суметь убедить, воздействовать на собеседника или аудиторию в за-Думанном ключе, сформировать мнение о себе в самом выгодном виде, необходимо развивать определенные механизмы, навыки, Умения говорения.



Глава 6. Устноречевая коммуникация

6.2. Виды устноречевой коммуникации


 


 


Организуя устноречевое общение при помощи запуска речевь механизмов, говорящий и слушающий структурируют передана мую-получаемую информацию, систематизируя отдельные значк мые речевые произведения — высказывания. Высказывание — эп процесс и одновременно словесный результат решения определенной кс никативной неречевой задачи языковыми средствами.

Информативной единицей коммуникационного процесса считан смысл как отражение действительности в индивидуальном сознаниъ. (г> варящего или слушающего). Намерения, мотивы инициатора реч формализуются в каждом речевом действии, в каждом акте речи. 1

Основная единица говорения - производство конкретного слова, пред жения (высказывания) в ходе речевого акта — обмена продуктами реч между адресантом и адресатом.

Мотивы говорения и слушания часто совпадают. Участники щения в учебной, профессиональной, социально-культурной с<] рах, обмениваясь мнениями по определенной проблеме или вое принимая информацию, стремятся получить максимум знаний предмете обсуждения.

Оратор (говорящий, инициатор говорения) должен помнить,! что взаимопонимание основано на реализации «взаимных ожида»] ний». Чем полнее, конкретнее, убедительнее будут его слова, те» больший эффект можно ожидать от беседы (переговоров, встреч! и т.д.).

Слушание как вид коммуникации.Слушание, как и говорение,! относится к видам речевой деятельности, осуществляющим устное общение в любых сферах и ситуациях коммуникации. Это значит,! что эффективная коммуникация возможна лишь в том случае, когда! достигается полное взаимопонимание.

Если в процессе говорения не обращать внимания на реакцию! слушателей, не добиваться необходимой обратной связи, выражен-! ной вербальными или невербальными средствами, то можно зараи нее быть уверенным в безуспешности общения. Для создания ситуа-1 ции, которую можно назвать коммуникативно-речевой, необходи-.| мо именно наличие слушателя. Пара говорящий—слушающий — не*! обходимое условие реализации этой ситуации.

Принято считать, что в вербальном (речевом) общении главную! роль играет говорящий. Он — в центре внимания, создает настро-»! ение аудитории, «ведет» разговор в нужном ему направлении.

Однако роль слушающего не менее активна и важна. Степень ; тивности слушания диктуется ситуацией, целью, характером взаи-<[ модействия собеседников. Слушающий заинтересован в том, чтобЫ;| отчетливо и однозначно распознать, какие именно «кусочки» дей-*


ствительности, какие факты и события смоделированы в восприни­маемой речи, как соотносится воспринятое с реальностью.

Слушание - рецептивный вид речевой деятельности, посредством кото­рого осуществляется прием и последующая переработка речевого сообщения ла основе деятельности слухового анализатора.

Роль слушания в процессе общения реактивная. Она осуществля­ется путем формирования и формулирования мысли во внутренней речи. Внутренняя активность слушания выражается в решении мыслительных задач вербальными средствами. В то же время имен­но слушание является условием говорения (письма).

В процессе жизнедеятельности человека беспрерывно создают­ся ситуации, в которых слушание становится основным фактором реализации успешных контактов, в первую очередь это относится к сфере деловой коммуникации. Результаты исследований, прове­денных за рубежом, показали, что инженерно-технические работ­ники, менеджеры различных уровней, социальные работники еже­дневно тратят на слушание до 40% времени, но эффективность об­ратной связи в этом процессе не превышает 25%. Столь низкий процент обусловлен тем, что даже среди специалистов достаточно высокого уровня отсутствует культура слушания. Они «слышат», но не «слушают», т.е. не вслушиваются в слова говорящего с желанием понять, проанализировать, адекватно отреагировать. Недаром еще в начале 1960-х гг. курс «Слушание в официально-деловой коммуни­кации» был включен в программы подготовки специалистов (осо­бенно управленцев) в США, Японии, Западной Германии. •

Эффективность деловых вербальных коммуникаций связана с выполнением ряда требований: не перебивать партнера, проявлять заинтересованность и терпение, задавать уточняющие вопросы и т.д. Главной ошибкой во взаимодействии собеседников является то, что они наблюдают друг за другом, вместо того, чтобы внима­тельно слушать и выделить полезную информацию. Человек думает в 4 раза быстрее, чем говорит, и зачастую слушающий внимает не словам говорящего, а собственным мыслям, не желая ждать, пред­восхищая содержание информации, нередко ошибочно.

Основная задача слушающего — не произвести хорошее мнение о себе у собеседника, а получить необходимую информацию, внима­тельно и терпеливо слушая.

Одной из главных проблем общения всегда остается достиже­ние взаимопонимания. Барьеры коммуникации в основном связаны с неправильным слушанием партнера.

Чтобы избежать ошибок в общении, необходимо четко пред­ставлять себе его цель, задачи, прогнозируемые результаты, комму-


Глава (5. Устноречевая коммуникация

6.3. Умение говорить



 


 


никативную компетенцию участников общения, предмет обе) ния и т.д.

Цель слушания, как правило, реализуется в предмете деятелвдс ти и заключается в раскрытии смысловых связей, осмыслении щ| ступающего на слух речевого сообщения, произведенного говр{ щим, в восстановлении и понимании этой мысли.

Предметное содержание чужой мысли в слушании раскрывается: основе вероятностного прогнозирования, через анализ смысл* вьй| связей высказывания и их последующий синтез.

Единицей слушания называют смысловое решение, обычно шествующее действиям в плане обратной связи.

Механизмами слушания являются общефункциональные мехаш мы памяти, опережающего отражения и т.д.

Продуктом слушания становится умозаключение (ряд умозаклго* ний), к которому приходит человек в процессе слушания и кот-эр* базируется на результатах операций внутреннего оформлен! чужой мысли, отбора (выбора), сличения и установления внутриш нятийных соответствий, смысловых связей.

Осмысление — процесс раскрытия и установления смысловых ношений между выраженными словами понятиями. Результат мысления может быть положительным (понимание) или отрш. тельным (непонимание).

Слушание, как и все виды речевой деятельности, мотивир^ потребностями, психологическими установками, задачами слутш щего. Мотивы, потребности в получении конкретной информщк связаны с условиями ситуации, сферы деятельности, в которую п<! гружен человек.

Например, мотивом внимательного слушания лекции мэж< быть и желание получить знания по данному предмету, и желан! продемонстрировать преподавателю свою заинтересованности, ш некоторых случаях желание «поймать» говорящего на неточнс"* воспроизведении фактов, цифр, других данных. Мотивом сл ния в профессиональном или деловом общении становится 2 ние, потребность получения исчерпывающей информации по ко| кретному вопросу или ряду вопросов. Во время деловых перегов " ров слушающий имеет возможность, как говорят американци, лышать, что говорит собеседник, что он хочет сказать, чего он может сказать и чего он не хочет сказать. Здесь имеется в видуси еловое восприятие информации, вероятностное прогнозирован» в процессе слушания.

Умения активного, результативного слушания, как и умения разительной устной речи (говорения), грамотного письма или скс рочтения, следует формировать и развивать.


б 3. УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ

формирование умений в устноречевой деятельности тесно связано с развитием определенных психологических и речевых механиз-мов. Осознание предмета коммуникации, смыслового содержания об­щения возможно при наличии ряда умений:

а осознавать исходный замысел продуцируемого или воспринима­емого высказывания: если говорящий не представляет, о чем и как собирается говорить, то слушающие не смогут вычленить ос­новной замысел из плохо структурированной речи; а удерживать в памяти и упреждать основную мысль каждой смы­словой части сообщения и определять структурно-смысловое единство целого текста;

а объединять смысловые части в целое речевое сообщение; а устанавливать логику развертывания сообщения; А планировать и вербализовать предикативную структуру изложе­ния, т.е. соотносить признаки предмета, его состояние, состав с реальной ситуацией деятельности.

Перечисленные умения направлены прежде всего на осмысле­ние (осознание, объективизацию) предмета говорения — того, о чем идет речь.

Уровень сформированности перечисленных умений у того или иного человека зависит от следующих факторов:

•ф- социально-культурного — исторических традиций, норм и пра­вил, принятых субъектом общения;

•ф индивидуально-психологического — индивидуальных особеннос­тей говорящего;

•ф ролевого — особенностей ролевых отношений (условий и ус­ловностей общения в зависимости от того, кому адресована мысль — себе, другому человеку или аудитории). Для студентов весьма актуальна сформированность учебных ре­чевых умений, которые во многом определяют успехи в обучении, в общении типа студент — преподаватель — студент. Эти умения не­обходимо постоянно развивать и нормативно использовать. На­пример, умения вызова в памяти, выбора и употребления во внеш­ней речи необходимых объектов речевой деятельности (фактов, понятий, значений и т.д.), связанных с формированием коммуника­тивной компетенции, т.е. умения передачи-приема сообщения, ор­ганизации взаимодействия в непосредственном или опосредован­ном процессе обмена предметной информацией вербальным (не-Вербальным) способом.

Ниже представлен перечень умений, которые способствуют Формированию устного высказывания на основе различных видов


6.3. Умение говорить


Глава 6. Устноречевая коммуникация


 


речевой деятельности и могут использоваться в качестве к{ ев для оценки уровня коммуникативной компетенции:

1. Умения говорения (высказывания), формируемые на 6а; слушания:

-ф- запомнить и удержать в памяти содержание устной информш

-ф- воспроизвести в нормальном темпе полученную информы по памяти;

-ф- воспроизвести в заданное время усвоенную информацию с эе ходимыми изменениями, дополнениями, компрессией и т._.;

-ф- передавать содержание чужой речи с различной степень»

ности и полноты, с элементами оценки; «ф- производить содержательно-оценочную переработку пщос

шанного сообщения во внутренней, а затем во внешней реш;|

-ф- выборочно репродуцировать необходимую часть восприн I на слух высказывания с целью присоединения к чьей-либо ч зрения;

<ф- обобщать информацию, воспринимаемую в диалоге, и пере вать ее в высказывании.

2. Умения говорения, формируемые на базе чтения: «ф- понимать и воспроизводить устно содержание прочита!нс текста (или его части);

-ф- запоминать и держать в памяти (определенное время) содеря ние прочитанного текста;

-ф- воспроизводить устно прочитанный текст с использовали плана, визуальных опор, с необходимыми переработками: и полнениями;

-ф- использовать прочитанный текст для иллюстрации своих м* лей, сокращая, дополняя, объединяя информацию по изучений или изучаемой теме;

'ф- передавать содержание прочитанного ранее без подготовеи;

-Ф- пополнять, конкретизировать, корректировать чье-либо вьн зывание с опорой на прочитанный текст (тексты).

3. Умения говорения, формируемые на базе письма:

-ф- сопровождать устный комментарий речевых действий партг ров записью формул, уравнений, цитат;

-ф- воспроизводить в развернутом виде краткую конспективною пись в устном монологическом высказывании, переводя т<ксч конспекта из кода символов в словесный код;

-ф- комбинировать в устной речи модели высказываний, осьова ных на письменноречевых моделях (описание, утверждень-е, казательство, оценка и т.д.). Умения говорения реализуются, например, на семинарских

нятиях, когда студенты воспроизводят учебный материал, у«вс


ими в устной форме (слушание лекций, ответы преподавателя «а вопросы и т.д.). При подготовке к сдаче зачета или экзамена, при ответе (устном) на вопросы преподавателя высказывания сту­дента обязательно опираются на всю информацию, почерпнутую И3 учебной литературы, из конспектов лекций. В этом случае реали-Здотся устноречевые умения разных типов.

Кроме того, на эффективность реализации навыков говорения в коммуникативных ситуациях влияют дополнительные факторы.

Как правило, говорящий выступает инициатором общения. Он изначально программирует ход беседы и прогнозирует речевые действия слушателя. Его речь является отправной точкой реактив­ных действий собеседника, поэтому чем правильнее, яснее, грамот­нее построены инициативные речевые действия, тем эффективнее будет акт коммуникации.

По мнению исследователей, процесс реализации умения гово­рить тормозится по ряду причин. В первую очередь тем, что чело­век затрудняется с изложением своих мыслей, если он недостаточ­но владеет предметным содержанием высказывания. (Правда, пси­хологи утверждают, что даже очень хороший специалист может сбиться, невнятно передавать суть информации, если его замкну­тый, нелюдимый, скромный характер и условия работы, не предпо­лагающие постоянного общения, мешают развитию его устноком-муникативной компетенции.)

Американский психолог В. Маклини составил перечень вопро­сов, позволяющих определить наличие-отсутствие барьеров для эф­фективного говорения в различных ситуациях. Ответ на приведен­ные ниже вопросы помогут оценить уровень коммуникативной компетенции.

1 Когда вы говорите, следите ли вы за тем, чтобы вас правильно поняли?

2. Подбираете ли вы слова, соответствующие уровню подготовки слушающих?

3. Ясно ли вы выражаетесь?

4. Увязываете ли вы свои мысли, прежде чем их высказывать, чтобы не гово­рить бессвязно?

5. Поощряете ли вы вопросы слушателей?

6. Различаете ли вы факты и мнения?

". Используете ли вы профессиональный жаргон, непонятный слушающим?

8. Говорите ли вы ясно, точнЪ и вежливо?

9. Следите ли вы за тем, какое впечатление производят ваши слова на слушаю­щего, внимателен ли он?

Говорящий, стремящийся к правильности и эффективности Инициативного говорения, должен исключить из своей речи преж-Де всего общеизвестные ошибки. Нельзя говорить: ^ не подумав, не организовав свои мысли;


6.4. Умение слушать


Глава 6. Устноречевая коммуникация


 


 


•Ф- не учитывая степени владения предметным содержанием вора у собеседника;

•ф- используя слова и выражения, отсутствующие в лексиконе ее седников, и при этом не разъясняя их значение;

•ф- не следя за реакцией слушателей, стараясь как можно дольие ] ходиться в позиции инициатора общения;

•ф- не подкрепляя свою речь наглядными материалами, приметал

•ф- не инициируя ответную реакцию собеседников вопросами к

дитории и т.д.

Специалисты по ораторскому мастерству (П. Сопер, Н.М-Тц ченко, С.Ф. Иванова, В.В. Одинцов, М.Р. Львов и др.) выделяет) сколько ошибок в речевом поведении партнеров по общению

•ф- неточность высказываний;

•ф- неуместное использование понятий, терминов, ссылок, цитат

•ф- чрезмерное использование иностранных слов;

•ф- неполное информирование партнера;

•ф- высокий темп изложения информации;

•ф- наличие смысловых разрывов и скачков мысли;

•ф- неполная концентрация внимания;

•ф- витиеватость изложения;

•ф- наличие логического противоречия;

•ф- неадекватные интонации, мимика и жесты, не совпадающие I словами;

•ф- отсутствие психологической настроенности на общение « ко кретной аудиторией;

•ф- неуместное использование слов-паразитов, бытовой, жаргснш]

лексики в официальном общении и т.д.

Чтобы быть услышанным и понятым (одним слушающим, тру, пой, многочисленной аудиторией), необходимо соблюдать прлме но такой алгоритм речевых действий:

1) определить, с какой целью вы будете говорить: отвечать вопросы, излагать факты или собственное мнение, описывав убеждать, доказывать, анализировать, оценивать и т.д.;

2) продумать способ изложения информации, соответствующ! цели и предметному содержанию разговора;

3) предварительно выяснить степень владения предметом держания речи собеседниками; если в речи предполагается испод зовать их стиль, лексикон, терминологию, следует продумать ев высказывания в этом аспекте;

4) выполнить несколько тренировочных упражнений на прод нение в речи лексических и грамматических конструкций, соотв ствующих изложению, описанию, характеристике, рассужден» и т.д. Например, акцентируя внимание на подведении итогов


суждения, можно использовать конструкции типа «итак», «таким образом», «как мы договорились», «подведем итоги» и т.д.;

5) продумать вопросы к слушателю или аудитории, которые по­зволяют возвращать внимание к говорящему. Самые простые из этих вопросов: «не правда ли?», «вы согласны со мной?», «я понят­но объясняю?», «у вас есть возражения?» и т.д.

Каждое речевое действие воплощается в лексико-грамматичес-ких конструкциях, которые целесообразно использовать для пре­одоления барьеров в устноречевом взаимодействии. Ниже даны не­которые из этих соответствий.

Обобщение: все это говорит о ...; обобщая все сказанное; таким образом; короче говоря; из всего услышанного; и т.п.

У т о ч н е н и е: иначе говоря; я имею в виду; этим я хочу сказать; главным образом; скорее всего; иными словами; допустим; и т.п.

Характеристика: рассмотрим характерные черты; как из­вестно; в данной ситуации; в качестве предмета обсуждения возь­мем...; наиболее важно то; и т.п.

Описание: как говорят ученые; как мы узнали из текста; как утверждает; как показано в таблице; в ходе исследований было уста­новлено; анализ результатов показал; и т.п.

Формулировка: тема моего сообщения; я буду говорить о ...; об этом принято говорить так; данное понятие обозначает; приве­дем определение; здесь утверждается, что; и т.п.

Сравнение: по сравнению с ...; это аналогично; похож на ...; отличен от ...; такой же, как; сходство (различие) состоит в ...; общие (индивидуальные) параметры; и т.п.

Утверждение: конечно; разумеется; несомненно; все знают; очевиден тот факт, что; не вызывает сомнений; и т.п.

Аргументация: на основании проведенного эксперимента; по имеющимся результатам; я придерживаюсь точки зрения; ана­лиз данных показывает; и т.п.

Вывод: вывод состоит в том; как было доказано; отсюда следу­ет; в общем; в итоге; в частности; вообще говоря; и т.п.

6.4. УМЕНИЕ СЛУШАТЬ

Общение — это «улица с двусторонним движением». Чтобы общать­ся, человек должен выражать свои идеи, свои мысли и свои чувства собеседникам, но в то же время он должен дать возможность и со­беседнику выразить свои мысли, свои желания и настроения, а зна­чит, слушать другого. Поэтому слушание является предпосылкой правильной, уместной, интеллигентной речи.


Глава 6. Устноречевая коммуникация

6.4. Умение слушать


 


 


Сравним понятия «слушать» и «слышать». К.Дж. Мерфи «т чает, что слышать — значит улавливать ушами звуки, слова и ложения, а слушать — это способность распределять по катеюр ям и отрабатывать всю ту информацию, которую человек сльищ и делать заключения, выводы. Если никакие помехи не влияют ] обратную связь, т.е. на получение необходимой информации, пр вильный анализ ее и производство реактивных действий, тс с шание в таком случае называют аудированием. Неправильно», полное, невнимательное слушание затрудняет достижение кс структивных целей коммуникации.

Слушание и говорение обычно рассматривают в единстве, кг ваемом устным общением, и соответственно определяют характ устноречевой компетенции человека. Компетенция слушателя теризуется такими отличительными чертами, как умения, напр г ные на осознание содержательно-смысловой структуры речевого мс ла, и заданной темой звучащего текста.

Последовательное и целенаправленное формирование умеет слушания, необходимых для участия в коммуникации, предполи учет соотнесенных с конкретной ситуацией вербальных и леве бальных средств общения.

Ведущим началом любого общения и любого вида речевой де| тельности, т.е. восприятия и порождения информационно-смис вых единств, является коммуникативно-речевое побуждение, мс вы партнеров по общению, выраженные в конкретной речево! форме.

Чтобы лучше понять специфику умений, формируемых в п| цессе слушания, следует прежде всего обозначить конкреткуо чевую ситуацию и соотнести с ней мотивы слушания. Сравни л, типичные для межличностного общения ситуации: 1) деловой пр фессиональный разговор, для которого характерны мотивы лучения необходимой информации для последующего анализа, реработки и т.д.; 2) лекция, учебное занятие, где превалируют нот вы получения знаний и умений для последующего предъявлен ля во время контроля, оценки сформированной предметной кэмп! тенции.

Сравним соответствующие этим мотивам наборы формируем! умений:

•ф- восприятие информации от говорящих (других людей) самого себя, при котором человек воздерживается от выэа ния своих эмоций;

•ф- поощряющее отношение к говорящему, «подталкивающее* пр должать акт общения;


а. незначительное воздействие на говорящего, способствующее

развитию его мысли.

Развитию умений получения информации от собеседника спо­собствует уровень сформированности механизмов памяти, веро­ятностного прогнозирования и осмысления, являющегося общим практически для всех видов речевой деятельности.

Еще академик Л.В. Щерба отмечал, что ведущим началом усвое­ния языка (речи) должен быть смысл, понимаемый разными кате­гориями слушающих именно так, как задумал говорящий.

С формированием осмысленного восприятия связаны следую­щие умения: .ф- формулирование темы речевого сообщения;

•ф- членение речевых сообщений на смысловые части;

•ф определение главной мысли смысловой части и мыслей, детали­зирующих главную;

•ф- установление логики речевого сообщения.

Все эти умения направлены на осознание предмета речевой дея­тельности — ее смыслового содержания. Ошибки в толковании смысла полученной информации нередко приводят к нарушению коммуникации.

В ведущих компаниях, предприятиях, фирмах, хорошо извест­ных на мировом рынке, а следовательно, на мировом коммуника­тивно-деловом пространстве, решению проблем межличностного общения уделяется огромное внимание. Так, корпорация «Сперри» известна как фирма, где «умеют слушать». Специалисты-коммуника­торы этой корпорации установили: чем «правильнее» люди слуша­ют друг друга, тем лучше воспринимают новую информацию, новые идеи. Умение слушать уменьшает стрессы и предотвращает конфликты, помогает сотрудникам, работающим с клиентами, более эффективно преодолевать барьеры общения.

У каждого существует глубинная потребность «быть услышан­ным», поэтому все люди хорошо относятся к внимательным слуша­телям. Именно внимательные слушатели получают самую нужную и полезную информацию.

Умение слушать эффективно — важное умение для делового че­ловека. Как показывают исследования, 45% своего активного вре­мени деловой человек слушает, а при повышении важности этому занятию отводится до 55% времени.

Человек, прислушиваясь к себе, обнаруживает определенные слова и фразы, которые он использует наиболее часто. Они позво­ляют лучше осознать направленность собственной мыслительной, Речевой и иной деятельности. В общении важным условием вос­приятия — порождения высказываний является наличие общего

16-7621



Глава 6. Устноречевая коммуникация

0.4. Умение слушать


 


 


кода коммуникантов в процессе приема и передачи информации Этот код обусловлен сферой общения, средствами и способами по строения связного текста, уровнем культуры, компетентносгь участников общения.

Приемы правильного и эффективного слушания:

-ф- одобрение, поощрение собеседника к дальнейшему высказнв нию, умение вовремя согласиться с ним, использовать слов одобрения. Слушающий должен подчеркивать свое внима-н репликами «Понятно!», «Ах, вот как!», «Интересно...» и др., износимыми к месту и не слишком часто;

•ф- повторение услышанного для того, чтобы собеседник пожя что слушающий схватывает значение его слов, может повтор основные идеи, понятия и т.д., выделяет главные факты, нагри мер: «Если я вас правильно понял, то...»;

-ф- сопереживание, подчеркивающее для собеседника ваше де!с вительное отношение к информации, к его чувствам и пере ваниям, например: «Представляю, как вы были взволнованы...»!

-ф- обобщение, дающее основу для дальнейшего обсуждения, для < зора того, что было сказано. При этом можно повторить некотс рые мысли говорящего, например: «Если я правильно пожял| главные наши проблемы — это...» Особое внимание уделяют педагоги слушанию в учебной сф«ре| Свободное речевое поведение человека формируется на протяже нии всей его жизни, однако основа его закладывается во время учгебь в школе, а затем в учебных заведениях более высокого уровня.

Умения слушания лекции можно разделить на группы:

1) извлечение содержательно-фактуальной информации из ус-1 лышанного текста:

•ф- прогнозировать тему, подтему, отдельные факты по заголовку! звучащего текста;

-ф на стадии смыслового анализа — выявлять тему, подтемы, основ ные факты, детали, новую и известную ранее информацию, глав ное и второстепенное;

•ф* на стадии компрессии и интерпретации — соотносить полутае-| мую информацию с ранее воспринятой и ранее известной, уста-| навливить связь между отдельными фактами получаемой инфор-| мации, объединять отдельные факты в более крупные смы<ло-| вые блоки;

2) извлечение содержательно-концептуальной информации:

•ф- на стадии прогнозирования — предположить точку зрения азто-| ра, цель сообщения;


А- на стадии смыслового анализа — определять цель сообщения, выявлять главную мысль, точку зрения автора, концепцию сооб­щения;

.ф. на стадии компрессии и интерпретации — обобщать, делать вы­воды, устанавливать собственное отношение к воспринимаемой ' информации, оценивать сообщение с точки зрения его инфор­мативной значимости, проблемности, соответствия интересам коммуникантов.

Для эффективного восприятия лекций необходимо овладеть языковыми навыками (произносительными, грамматическими, лексическими), определяющими успешность развития продуктив­ных (говорение, письмо) и рецептивных (слушание, чтение) видов речевой деятельности.

На основе слушания формируются такие необходимые, в пер­вую очередь студентам, речевые умения:

•ф- умение с необходимой степенью развернутости воспроизвести прослушанное во внутренней речи, а затем перевести во внеш­нюю в форме пересказа, краткого или детального изложения ин­формации;

•ф- умение обобщить и оценить содержание прослушанного, присо­единяясь к чьей-то точке зрения или аргументируя собственную;

•ф- умение построить краткое или развернутое сообщение по про­слушанному материалу;

•ф умение воспроизвести по памяти полученную информацию;

•ф- умение передать услышанное третьему лицу с различной сте­пенью точности, с элементами оценки и т.д.

Все учебные задания, направленные на формирование и разви­тие речевой компетенции, учитывают в первую очередь степень ов­ладения языковыми навыками. Упражнения, формирующие рече­вые умения в процессе обучения на разных этапах, включают зада­ния, ориентированные на развитие умений:

•ф- понимания языкового материала, в том числе узнавания извест­ных слов (частей слов) в любой грамматической форме; опреде­ления значения неизвестных слов по контексту и известным мо­делям словообразования; понимания структуры предложения и отдельных грамматических форм;

•ф- понимания содержания прослушанного текста, в том числе оп­ределения темы и основной проблемы сообщения; установле­ния смысловых связей в тексте;

•ф- понимания общего содержания текста и выделения определен­ных фактов из прослушанного;

•ф- понимания прослушанного материала на уровне умения объеди­нять значения отдельных слов в смысловое целое; использова-


16'

 


Глава 6. Устноречевая коммуникация


6.4. Умение слушать


 


 


ния необходимых речевых (языковых) средств для восприяпй-Ц

передачи информации.

Установим критерии эффективности выполнения перечислен-1

ных упражнений:

•ф- в учебном речевом действии предметный материал (предметное! содержание) — содержание того, о чем говорится в восприняла-.! емом тексте, — должно быть представлено в наглядной, оддо-1 значно понимаемой речевой форме. Напомним, что предметам-) речевой деятельности является мысль как форма отражения! предметов и явлений реальной действительности в их связяз ц| отношениях. Предметом слушания становятся воспринятое] факты, значения, понятия, функции, свойства, явления и т.д.

•ф- предметы учебного речевого общения должны иметь ту же стртс-| туру, которая свойственна им в естественных ситуациях общен 1я. |

П р и м е р. В начале занятия студенты прослушали следующее сообщение пр*по Я давателя: «Наше сегодняшнее занятие должно будет продемонстрировать, насквль- т ко хорошо вы запомнили изученный материал. Повторим общие положения, вя- занные с проведением лабораторных исследований воды в городских водоема-], а потом попробуем описать алгоритм подобных исследований. Я думаю, тема вызсхет ваш интерес именно потому, что мы каждый день пьем ту воду, которую необходммо исследовать, обеззараживать, очищать».

Используя приведенные выше перечни умений, сформируем умозаключен!Я, отражающие суть услышанного:

1) языковый материал сообщения абсолютно понятен, даже если студент гоо-пустил предыдущее занятие, он поймет каждое слово;

2) содержание прослушанного диктует необходимость вспомнить тему предшду-щего занятия. Скорее всего, она была связана с необходимостью проведения специ­альных исследований экологами, которые дают заключение о качестве питье ной 1 воды, потребляемой горожанами;

3) смысловые вехи текста таковы: определенный материал изучен, сегодня~:то будут демонстрировать студенты группы в своих ответах, материал будет дополнен информацией и демонстрацией, преподаватель хочет заинтересовать студен-жт, I поэтому связывает тему с реальной жизнью;

4) воспринятое сообщение не нужно передавать немедленно, однако заболевше­му однокурснику или тому, кто опоздал к началу занятия, присутствующие смоуг сообщить: «Тема та же. Будем повторять. Кажется, будет демонстрироваться опь»г»;

5) собственное умозаключение, связанное с обобщением полученных сведений на уровне установления логики смыслового сообщения и обобщения фактов, моает быть таким: «Наверное, мы пьем что-то не очень качественное, если нужны талие сложные исследования, анализы...»

И в естественных, и в учебно-речевых коммуникативных сит'а-циях слушания возникают помехи, которые мешают 100%-ному в »с-приятию и адекватному пониманию услышанного:

•ф- физические помехи — температура воздуха в помещении, от­влекающий шум, неожиданные действия собеседников или при­сутствующих, усталость и т.п.;


.ф. умственные помехи — безразличное отношение к теме раз­говора, озабоченность личными проблемами, излишняя реак­ция на эмоционально окрашенные слова, сложность излагаемо­го материала или непоследовательность его изложения; -ф- ориентация на себя,а не на партнера — основная ошибка общения. Если это происходит в процессе слушания, то слушаю­щий: не организует свои мысли; не воспринимает смысл услы­шанного, больше думает о собственной следующей реплике; об­думывает свои соображения и аргументы, не сделав логических выводов из услышанной информации; желая быть «умнее собе­седника», думает о том, где и как можно «улучшить» его слова, а не о том, как его понять; часто вообще не слушает, потому что говорящий ему не интересен или чем-то неприятен; реагирует, переводя разговор на другую тему, если чувствует себя «пойман­ным» на каких-либо неточностях или упущениях; ложно интер­претирует услышанное, если не доверяет сообщению или собе­седнику; ложно воспринимает эмоциональную окраску сообще­ния, если не может избавиться от собственных эмоций. В любом из перечисленных случаев человек слышит, но не слу­шает, выстраивает барьеры восприятия, не понимая, что они меша­ют получить в процессе общения необходимые результаты.

Эти помехи можно определить по-другому: неготовность искать истинные причины и связи; нежелание или неспособность понять; неподготовленность к восприятию предмета беседы; предвзятое отношение к собеседнику; ассоциативное слушание; равнодушие к партнеру по общению или к теме беседы; равнодушие к собствен­ным успехам в приобретении коммуникативной компетенции; от­сутствие мотивации к получению знаний; отсутствие осознания по­лезности получаемых знаний для будущей деятельности.

Чтобы правильно и эффективно слушать, можно использовать приведенный ниже алгоритм действий:

1) слушая, не расслабляйтесь, примите активную позу;

2) следите глазами за говорящим;

3) старайтесь запомнить главные блоки информации;

4) пытайтесь мысленно опережать высказывание собеседника, а затем сравнивайте его выводы со своими;

5) задавайте говорящему уточняющие вопросы;

6) несколько раз повторите про себя полученную информацию, если она становится руководством к действию;

~) просите родных или друзей задавать вам вопросы, чтобы уточ­нить, правильно ли вы поняли услышанное.




6.5. Обратная связь в говорении и слушании

Глава 6. Устноречевая коммуникация

 


 


Реакция людей на услышанное зависит от целей и условий к »м-| муникации, уровней восприятия, понимания информации и ее ос-| мысления и, следовательно, неодинакова.

В реальных ситуациях главную роль играют новизна инфориа-1 ции, ее актуальность. Когда студент слушает лекцию или участвует! в дискуссии на семинарском занятии, сама форма общения застав-! ляет вслушиваться, чтобы достичь учебных целей общения. Но вюс-| приятие сообщения на слух, не подкрепляемое визуальными сред-! ствами, — сложный процесс. Если одну и ту же информацию прослу- ] шали несколько человек, каждый из них по-разному ее воспримет, по-разному будет реагировать.

В реальной коммуникации принято различать три вида слуша-.! ния, которые соответствуют определенным целям восприятия, ж>-нимания и реагирования.

Выяснителъное слушание. Целью его является получение опреде­ленной информации для ответа на вопрос, приобретения нов их данных по известной теме, понимания деталей содержания, пожи­мания темы, которую нужно развить в реактивном сообщении, по­нимания инструкции к выполняемой работе и др. При этом слу­шающий сосредоточивает внимание на конкретных высказывани­ях, разъясняющих интересующие его проблемы. Стремясь вьпс-нить для себя определенные обстоятельства или позицию автора сообщения в целом, слушающий объединяет отдельные моменты информации или, наоборот, детализирует их, делая анализ и оцен­ку услышанного. Результатом такого слушания часто становится не­посредственное применение полученной информации в коммуви-кативных ситуациях.

Например: 1) из довольно подробной инструкции по выполнению лаборатор­ной работы студент выясняет главное — какой прибор включить в ходе работы. Оннемедленно выполняет указание. При этом внимание его напряжено, запомина­ние — произвольное, т.е. целенаправленное, информация фиксируется только в оперативной памяти; 2) услышав радиорекламу, рекомендующую приобрести к»м-пьютер, человек выясняет, обладает ли эта модель качествами, необходимым лично для него. Если сообщение убеждает его, он совершает конкретное действи е — покупку.

Ознакомительное слушание. Целью его является выработка общего представления о предмете сообщения для получения удовольств ия от прослушанного, удовлетворения собственных интересов и д]>., установления смысловых связей между фрагментами информации, детального понимания информации, точного воспроизведения части или всей информации, овладения знаниями для передачи их третьим лицам и др. Этот вид слушания не предполагает обязатель-


ной реакции на услышанное (реплики, воспроизведения основной идеи, совершения физических действий). Слушающий получает ин­формацию «для себя».

Запоминание подученной информации происходит произволь­но: объем запомненного материала обусловлен уровнем заинтере­сованности слушателя или оригинальностью формы подачи сооб­щения. Ознакомительное слушание можно рассматривать как сумму его подвидов — познавательного, развлекательного, познава­тельно-развлекательного.

В ситуациях реальной коммуникации (лекция, восприятие уст­ного художественного текста, беседа с интересным человеком) новая привлекающая внимание информация запоминается непро­извольно. Фиксация этой информации может происходить как в оперативной, так и в долговременной памяти и зависит не только от установки, но и от эмоционального состояния слушателя.

Например, часто перед экзаменом вы не можете запомнить необходимый мате­риал, потому что он не кажется вам интересным. В то же время, услышанное по радио стихотворение, созвучное вашему настроению, запоминается сразу и на­долго.

Деятелъностное слушание. Целью данного вида слушания является подробное улавливание и запоминание информации с обязатель­ным ее воспроизведением. Примером может послужить работа переводчиков во время переговоров: синхронный перевод текстов предполагает его полное, однозначное восприятие, понимание и пересказ. Такое активное слушание реализуется и в иных ситуаци­ях: запоминание информации для ее дословного воспроизведения перед другой аудиторией, пересказ слов преподавателя и т.д. В ка­честве материала для деятельностного слушания выступает моно­лог или диалог профессионального или общественно-политическо­го характера.

Каждый из рассмотренных видов активного слушания характе­ризуется повышенным вниманием слушателя, определенным уров­нем запоминания информации, целеустановкой общения, а глав­ное — безусловным пониманием воспринимаемых сообщений.

6.5. ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ В ГОВОРЕНИИ И СЛУШАНИИ

Речевая коммуникация как процесс, как деятельность предполагает взаимодействие разных видов этой деятельности в зависимости от Целеустановки и условий протекания (реализации).




Глава 6. Устноречевая коммуникация

6.5. Обратная связь в говорении и слушании

 


 


Как правило, устная речевая коммуникация двунаправлена. дый из ее участников становится то инициатором (говорящим), • реципиентом (слушающим) передаваемой информации.

Активность устного общения, эффективность, результатвд| ность взаимодействия во многом определяются тем, как поня друг друга участники общения, как отреагировали на слова и тов дение собеседника, какими действиями подтвердили правильеосг восприятия в обратной связи. Под обратной связью в ситуации (акп общения подразумевается решение коммуникативных задач, реализуемое ( реактивных (речевых или неречевых) действиях собеседников.

Для установления обратной связи в ситуации (акте) устной ком! муникации необходимы, во-первых, внимание к собеседник понимать не только его слова, но и поведение в процессе общений (мимика, взгляд, жест, интонация и т.п.); во-вторых, постояв! ный самоконтроль, необходимость своим речевым и неречевьш пей ведением помогать собеседнику понять вас.

Не установив обратной связи с собеседником, можно ошибочно предположить, что он точно понял сказанное, хотя на самом деле! эффект совсем другой. В такой ситуации должна помочь правил!** ная установка каждого из коммуникантов на передачу-получение конкретной информации. Виды слушания, этапы и уровни воспри»! ятия входят в понятие «установки на взаимодействие и взаимопс нимание».

Умения слушания, развиваемые в .реальной или моделируемой^! речевой деятельности, способствуют повышению результатиЕНОс-ти общения.

В зависимости от целей устного общения и поведения каждого из коммуникантов возможна непредвзятая, положительная обрат-1 ная связь или агрессивная, носящая негативный оттенок. Типы ратной связи соответствуют реакции слушающего на сообщение и| подразделяются следующим образом:

•ф активное слушание— слушание-сопереживание;

-ф слушание-совет — слушание с целью дать совет и слушалие, подразумевающее включение реплик-советов в реактивные дей-'; ствия слушающего;

•ф слушание-вопрос — слушание, цель которого проконггро-, лировать знания говорящего или получить для себя дополни­тельную информацию, формулируя во внутренней речи вопро­сы к говорящему;

-Ф- слушание-критика — предвзятое слушание, предполагаю­щее несовпадение точек зрения собеседников на проблему и по­пытки слушателя скорректировать содержание сообщения. Такую реакцию могут позволить себе в спорах, переговорах, дис-


куссиях лишь те, кто абсолютно уверен в своей позиции, своих

знаниях.

С раннего возраста человек «запрограммирован» на ответную реакцию типов: «вопрос», «ответ», «совет». Приобретая жизнен­ный опыт, человек начинает более тонко реагировать на услышан­ное, учится сопереживать, осмысливать точки зрения других людей. Если, слушая, человек старается проявить участие к говоря­щему, обращает внимание на исходящие от него невербальные сиг­налы, его можно назвать эффективным слушателем.

Прогнозировать или инициировать обратную связь во время ре­чевого взаимодействия можно при условии, что каждый из участни­ков общения использует средства и механизмы, навыки и умения слушания и говорения.

Назовем некоторые способы формирования навыков говорения и слушания:

Говорение:

•ф говорить интересно и доходчиво (с учетом интересов слушате­лей);

•ф передавать слушателям только полезную для них информацию;

•ф правильно оформлять речевые произведения, располагая их в больших композиционных блоках (выступлениях, монологах, рассуждениях) по принципу: вступление, главная часть, выводы (заключение);

•ф использовать речевые средства в соответствии с количествен­ным составом аудитории (межличностное, межгрупповое, пуб­личное общение);

•ф применять речевые средства, соответствующие функционально­му стилю, ситуации, сфере общения;

•ф передавать содержание с использованием невербальных сигна­лов;

•ф осуществлять анализ обратной реакции слушателей в процессе говорения;

•ф регулировать темп говорения с учетом того, что устная речь вос­принимается и понимается труднее, чем письменная; Слушание:

•ф находить в услышанном что-то полезное для себя;

•ф стремиться «раскрывать истину» с помощью реактивных рече­вых действий;

•ф сосредоточиваться на главном;

•ф фиксировать основные положения сообщения в письменной речи (конспект, тезисы, опорные слова, цитаты и т.д.);

•ф воздерживаться от советов и «приговоров» до серьезного осмыс­ления сказанного;


Глава б. Устноречевая коммуникация


6 Л Обратная связь в говорении и слушании


 


 


•ф- задавать уточняющие вопросы;

•ф- формулировать выводы во внутренней речи; •

•ф- анализировать невербальные сигналы говорящего;

•^ проводить анализ и оценку содержания сообщения, а не по

ния говорящего и т.д.

В рецептивных видах речевой деятельности обратная связвэ< ществляется по внутренним каналам смысловых решений. Исс_ед< ватели механизмов речевой деятельности обращают вниманы присущие рецептивному и продуктивному речевому поведет общие черты: характер приема и переработки информации щность активного мыслительного процесса, осмысления, мо~я: ции собственных речевых действий или действий собеседм: опора на прошлый опыт общения, зависимость протекания пр«Д' са от точности определения целей, критической и творческогз терпретации информации, вероятностное прогнозирование тивного действия и т.д.

Улучшению качества получаемой информации или реакти действий способствуют определенные психологические хар»з ристики участников общения и уровень развитости их комму: тивной компетенции. Так, человек, обладающий лучшей и цией, способностью выделять главную информацию из услыша!» го, обобщать и ранжировать выводы, устанавливает более эф^р< тивную обратную связь (что проявляется в ответах на вопрс запросе информации, собственных суждениях, обобщении эле« тов предметного содержания, невербальных реактивных дей гв ях и т.д.). Установлению обратной связи и помогают уточня вопросы, которые слушающий задает в процессе восприятие и: формации: что именно? Когда именно? Почему? Особенно такое уточнение, если общение сопровождается эффектом «и*ш' ченного телефона».

Инициатор общения должен отвечать на вопросы слушаюшг Не обращать внимание на уточняющий вопрос — значит спро ровать непонимание или неправильное понимание собстве слов. В ответ на такие вопросы не стоит повторять в деталях шой информационный блок. Можно ограничиться повтором |э та, цифры, понятия, определения. Вслед за микроситуацией го нения должен последовать контроль восприятия. Слушатель жает полное понимание репликами: «Теперь ясно!», «Так» и т_.

Эффект обратной связи особенно важен в деловой коммуии ции, когда коллектив сотрудников принимает или вырабат*—»а общие решения. Причинами неэффективной деловой коммулк; ции могут стать неполнота воспринимаемой информации,


исполнителей, плохая структура указаний или иных сообще­ний, невнимание к собеседникам.

Эффективные речевые коммуникации часто определяют успех вля неудачу коммерческих переговоров, сделок, продаж и т.д.

Схема на рис. 6.2 позволяет лучше понять, какие психологичес­кие установки способствуют повышению эффективности обратной связи.

не-Я

Для чего это мне, какие свои потребности I нужду, интерес) я удовлетворяю?

Для чего это ему, какие свои

цель

потребности (нужду, интерес) он

Как я могу совершить это действие? Какие свои способное!и проявлю?

может удовлетворить?

Что я получу от обмена информацией? Что изменится в моемсодзржании?   содер­жание   Что он получит от обмена информацией, что отдаст? Что изменится в его содержании?  

Как он может совершить

ответное действие? Какие свои

способности он проявит?

метод

Рис 6.2. Психологические установки, способствующие повышению эффективности обратной связи

Каждый человек стремится к тому, чтобы лучше понимать и быть понятым. Однако в непонимании чаще всего повинны обе сто­роны коммуникации. На схеме рис. 6.3 показаны все фазы речевого взаимодействия коммуникантов, включая обратную связь.

- Обратная связь

Рис. 6.3. Фазы речевого взаимодействия:

/ - барьеры передачи информации; 2 - барьеры приема (восприятия) информации; 3 - объективные помехи в общении; 4 - самоконтроль слушателя


(5.Г). Обратная связь в говорении и слушании


['лава 6. Устноречевая коммуникация


 


 


Видно, что для достижения обратной связи необходимо п] леть ряд барьеров и помех общения:

•ф- барьеры передачи информации — нечеткое представление икц тором общения предмета разговора, отсутствие логики в «ыс зываниях, артикуляционные проблемы, тембр голоса, И1 ция и т.д.

Переработка сообщения во внутренней речи слушающего исходит тем успешнее, чем лучше говорящий преподносит прпд» своего высказывания по форме и содержанию. Трудности правления сообщения чаще всего связаны с плохой («ет ной) формулировкой содержания, неполнотой высказываний, точностью, двусмысленностью излагаемых фактов. Если говсс» му не удалось ясно и логично изложить содержание проблема информации, его слова никого ни в чем не убедят;

•§* барьеры восприятия информации — неподготовленность к ржгоЛ ру на заданную тему, отсутствие навыков осмысления, трангс? мации, обобщения информационных блоков, неразвитость ханизмов вероятностного прогнозирования, плохая гам! и т.д.

Трудности получения сообщения обычно связа* тем, что сообщение понято не полностью или неправильно, тлк: слушающий не запросил разъяснений; сообщение неправил! оценено из-за предвзятого отношения слушающего к говоряще| сообщение принято не вовремя, поэтому недостаточно сер>еэ проанализировано;

•ф* объективные помехи в общении — физиологические пом< (холод, жара, шум), психологические (настроение, отношшй^ собеседнику, увлеченность другой идеей), а также отсутствие I* щего языка общения, неожиданность сообщения и т.д. Барьерами общения могут быть раздражение или гнев, чувство неудовлетворенности, которые провоцируют невнил-ат ность, поспешность выводов и т.д. Такие личные установки сов седников часто являются непреодолимыми помехами при усгащ лении деловых контактов. Чтобы преодолеть возникающее ней нимание, участники общения могут опираться на принципь ва" мопонимания: владение профессиональным языком или еб языком (иногда языком-посредником); стремление к по наиболее полной информации; сконцентрированность внима! на главном; учет характера ситуации (спор, полемика, бесе ;а, суждение, переговоры);

•ф- самоконтроль или контроль ситуации слушающим, осущесгв; мый на протяжении всего процесса коммуникации и включг щий несколько этапов: контроль подготовки информадии!


передаче; контроль полноты восприятия информации; кон­троль формулирования реактивных речевых высказываний в со­ответствии с типом обратной связи.

Среди методов контроля самый популярный — уточняющие или наводящие вопросы, переспрос слов или высказываний.

Лучше всего обратная связь устанавливается, когда собеседники демонстрируют естественное участие и восприятие всего сообще­ния в целом. Хороший путь к взаимопониманию — отзывчивость к потребностям собеседника. Такая отзывчивость, готовность к со­переживанию в реальном общении выражается в соответствующих реактивных репликах слушателя или в его пересказе услышанного с элементами собственного анализа и оценки.

Рассмотрим установление коммуникативного контакта, в резуль­тате которого достигается эффективная обратная связь, на модели элементарного коммуникативного цикла (ЭКЦ) - фрагмента взаимодей­ствия коммуникантов, отражающего взаимосвязь речепорождения и рече-шприятия через целеустановки общения, контроль адекватности рече-вых умений ситуации, а также коррекцию действий инициаторов обще­ния

Вспомним, что взаимообусловленные речевые действия комму­никантов в разных видах речевой деятельности направлены на до­стижение взаимопонимания и обратной связи. Представим алгоритм ЭКЦ:

]) формулирование высказывания (информативного блока) инициатором общения;

2] восприятие слушающими во внешней речи и анализ — во внут­ренней речи (проговаривание, осмысление и т.д.) сформированно­го и высказанного речевого произведения; анализ невербальных сигналов говорящего (мимика, жесты и т.д.);

3) реактивное речевое действие слушающего, выражающее по­нимание (непонимание) сказанного, принятие (непринятие) ин­формации по форме и содержанию;

4} восприятие инициатором общения реактивного высказыва­ния, осмысление и коррекция собственной программы дальнейших Речевых действий.

Реальное общение обычно не отвечает данному алгоритму рече-в°го взаимодействия, особенно п. 4. Искажение ЭКЦ, неумение уп­равлять его реализацией приводят к нарушению взаимопонимания Мжду коммуникантами. Проиллюстрируем это на примерах.

1- В ходе практического занятия преподаватель вступает в общение со студен-^- Их общение состоит из ряда ЭКЦ. В каждом ЭКЦ отражается цель общения -• "Мнениеуровня компетенции студента в том или ином предмете.


6.0. Прииенение умений говорения и слушания...

Глава 6. Устноречевая коммуникация



 


 


ЭКЦ останется «разомкнутым», а общение в целом не достигнет цели

1) преподаватель (инициатор общения) нечетко сформулирует вопрос или з-ц

2) студент, отвечая на вопрос, не до конца осмыслит его, не проанализирует у^ своих знаний; 3) в реактивном речевом произведении студент не сможет вь~~ свое отношение к полученной информации (понимание — непонимание, сог несогласие, необходимость уточнения терминов, определений, всего : и т.д.); 4) преподаватель в дальнейших речевых действиях проигнорирует не -мость коррекции собственных высказываний по форме и содержанию. Кс канты перестают понимать друг друга, если не уточнят в конкретном ЭКЦ си

чевые роли.

2. Руководитель во время деловой беседы с исполнителем работы объяснит! условия и характеристики какого-либо процесса или объекта. Если в этом ратс не будет достигнуто взаимопонимание, пострадает качество продукции, с«эв< выполнение плана и т.п. Взаимопониманию коммуникантов может помешат 1 1 ^ точно, неясно, неоднозначно сформулированное руководителем задание; 2 с ствие у исполнителя желания вникнуть в суть задания, осмыслить, понять с_ов ководителя, анализируя уровень своей компетентности в выполнении данною за ния; 3) невнимательное отношение руководителя к реакции на его «•»& отсутствие желания убедиться в том, что задание понято и принято; 4) ложн« дение в том, что слова руководителя должны восприниматься как приказ, к полагают уточнений, исправлений, дополнений и т.д.

К искаженному восприятию и неправильной реакции ведт:: ясные по форме и содержанию высказывания, предлагаемы; • осмысления; отсутствие внимания сторон к предмету разговжрг

Чтобы избежать ошибок во взаимодействии с собеседник«м,.) лесообразно задать себе следующие вопросы: правильно ли япо| маю содержание и форму речи говорящего? Сосредоточен лшз паностью на высказывании, или мои мысли занять чем-то иньга? терегаюсь ли я неверно интерпретировать высказывание" " вильно ли я реагирую на эмоции говорящего?

Если преодолены барьеры, помехи, опасности непонимгни| процессе активного взаимодействия, получаемая информации (^ ния, определения, инструкции, разъяснения и т.д.) будет более неценной, а обратная связь — более действенной.

6.6. ПРИМЕНЕНИЕ УМЕНИЙ ГОВОРЕНИЯ И СЛУШАНИЯ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОММУНИКАЦИИ ;|

Умения говорить и слушать — это искусство. Для того чтобы <го: стичь, нужно приложить немало усилий. Чем больше усилий ю тит учащийся, студент на овладение навыками и умениями гово| ния и слушания, тем больший эффект он получит в будущее от | тановления речевых контактов в производственной или дело'

сфере.

Причина, по которой большинство людей не в состоянии кватно воспринимать слова собеседника (докладчика, препо_а!


-я руководителя), довольно проста: они просто не хотят и не умеют слушать, хотя роль слушания в процессе общения не менее, а иногда и более важна, чем роль инициативного говорения.

Слушание и говорение — две стороны одного процесса — устной речи, поэтому развитие умений в одном из этих видов речевой дея­тельности обязательно ведет к развитию реактивных умений.

Следующие умения называют основными для эффективного общения:

<ф- умение производства — восприятия речевого материала на эле­ментарном уровне: узнавание звуков, звукосочетаний, слов, по­нимание структуры предложения, установление смысловых свя­зей между частями предложения, понимание его структуры;

-ф- умение устанавливать смысловые связи между отдельными фра­зами, информационными единицами;

-§* умение использовать необходимые механизмы речи и речевые средства для передачи — получения информации и осуществле­ния речевых действий;

<}> умение адекватно представлять предметы речевой деятельности (мысли, факты, понятия, функции, свойства, явления) в учеб­ных или естественных речевых действиях.

Поскольку предметом речевой деятельности во всех ее видах яв­ляется смысловое содержание речи, самое пристальное внимание необходимо уделить развитию таких навыков восприятия речи, как запоминание, понимание, осмысление, опережающее прогнозиро­вание высказываний (сообщений), уяснение связей и отношений между элементами информации и явлениями реальной действи­тельности, мотивами говорящего и т.д.

Приобретение умений активного слушания происходит в раз­ных условиях и с разными целеустановками. Каждый человек в своем речевом развитии достигает тех уровней взаимодействия и взаимопонимания, которые наиболее полно реализуют его собст­венные мотивы, цели, планы общения.

Более эффективный слушатель улавливает большее количество смыслов (мотивов, оттенков эмоционального состояния) в сообще­нии собеседника.

Например: четверо слушателей следят за развитием темы в сообщении говоря-
Чего (лектора, преподавателя, консультанта). В какой-то момент, отвлекаясь от
пивного предмета изложения, говорящий произносит: «Вам не кажется что сегодня
прохладно». Сравним реакции присутствующих. Первый утверждает: «Да, прохлад-
Но". Второй развивает утверждение, дополняя его фактами: «Да, но ведь март — не
Кюнъ, не странно». Третий пытается понять мотивы говорящего на более глубоком
Уровне, спрашивая говорящего «А вы себя хорошо чувствуете?» Четвертый встает и
Ск открытое окно.




Выводы

Глава 6. Устноречевая коммуникация

 


 


Кто же из четверых наиболее четко определил эмоциональное состоянге 1 циатора сообщения и смысловое содержание его слов? Чтобы ответить на прос, надо учитывать, что осмысление воспринятого содержания информации • адекватнее замыслу говорящего, чем лучше понимают, чувствуют друг друга ссбеиники, чем более точно они соотносят предмет сообщения и его форму с услсаия беседы, личными характеристиками говорящего, наличием определенных гоь восприятии и т.д.

Скорость речи нормального человека — 100—150 слов в мш воспринимаем мы на слух свыше 500 слов в минуту. Это, с стороны, помогает опережающему прогнозированию и анализу* занного, а с другой — уводит от внимательного, сосредоточение приема слов собеседника. Чтобы не сделать поспешного вывод стоит посчитать, прежде чем отреагировать на слова говоря цег задать уточняющий вопрос.

Хорошие слушатели быстрее привлекают интересного со6ес< ника. Слушающий, поставивший цель сосредоточить внимание: самом важном в получаемой информации, должен предварите решить, что для него важнее: узнать факты, узнать мнение собес ника по одному вопросу или по многим вопросам, просто оц«ш его эмоциональное состояние для продолжения разговора. П| ставим примеры формулировок уточняющих вопросов, которв помогают решить эту проблему.

Чтобы уточнить ситуацию, можно, например, спрсо когда именно вы начинаете работу над этим планом? Сколько>че век задействовано в этом проекте? Каковы размеры ассигнов шк Насколько правильными были ответы студентов на вопросы аш ты? и др.

Чтобы узнать мнение, можно спросить: как вы дукае этот план выполним? Будет ли выполнен график работ? Хватит, этой суммы, чтобы реализовать замысел? Ответы были искренни?

Зачастую однозначно понять и принять услышанное мешает! личие в речи говорящего таких слов, как большинство, высокое кс ство, много, скоро, существенный и т.д. Слушающему нужно во ц уточнять, что говорящий подразумевает под ними, чтобы не ней зился смысл сообщения.

Зная, что говорящий весьма часто употребляет в речи неточные, двусиыс ные формулировки, стоит заранее спланировать возможные вопросы к гово|ЯЩв Считается, что беседа в стиле «вопрос — ответ» способствует, а не препятствует Но, формулируя вопросы, надо говорить с ним «на одном языке», дать ему »озм« ность высказаться до конца, не перебивая его.

В процессе любой коммуникации, предполагающей ценность передаваемой получаемой информации, полезно делать записи, поскольку воплощение ситуации общения разных видов речевой деятельности повышает результатжвно


заимодействия. Во время записи получаемой информации (опорных слов, тезисов, плтат, конспекта) в процесс говорения — слушания вовлекаются дополнительные участки мозга, контролирующие зрительные и тактильные ощущения, что помогает более полно передавать Я усваивать информацию.

выводы

1. Устная коммуникация отражает взаимообусловленные речевые акты говорящего и слушающего. Акты речевой коммуникации всегда обусловлены набором параметров, необходимых для их осуществления, таких, как: сфера общения, ситуация общения, вид коммуникативного контакта, ро­левые установки, характеристики участников общения, способы выраже­ния (изложения) преднетного содержания в говорении.

2. Говорение - вид устноречевой деятельности, обусловленный выражением мыслей и чувств как в инициативной, так и в реактивной формах. Выс­шим уровнем говорения является динамичная, спонтанная, инициатив­ная (творческая) речь. Участники общения в учебной, профессиональной, соииально^культурной сферах, обмениваясь мнениями по определенной про­блеме или воспринимая информацию, стремятся получить максимум зна­ний о предмете обсуждения.

3. Слушание, как и говорение, относится к видам речевой деятельности, осуществляющим устное общение в любых сферах и ситуациях коммуника­ции. Это значит, что эффективная коммуникация возможна лишь в том случае, когда достигается полное взаимопонимание. Для создания ситуа­ции, которую можно назвать коммуникативно-речевой, необходимо имен­но наличие слушателя. Пара говорящий - слушающий - необходимое усло­вие реализации этой ситуации.

4. Степень активности слушания диктуется ситуацией, целью, характе­ром взаимодействия собеседников. Слушающий заинтересован в том, чтобы отчетливо и однозначно распознать, какие именно «кусочки» дей­ствительности, какие факты и события смоделированы в воспринимае­мой речи, как соотносится воспринятое с реальностью.

5. Как правило, говорящий выступает инициатором общения. Он изна­чально программирует ход беседы и прогнозирует речевые действия слуша­теля. Его речь является отправной точкой реактивных действий собесед­ника. Реакция людей на услышанное зависит от целей и условий коммуникации, уровней восприятия, понимания информации и ее осмыс­ления и, следовательно, неодинакова.

6- Эффективность устного общения во многом определяется тем, как поня­ли друг друга участники общения, как отреагировали на слова и поведение собеседника, какими действиями подтвердили правильность восприятия в

17-7621



Глава 6. Устноречевая коммуникация

Литература


 


 


обратной связи. Под обратной связью в ситуации (акте) общения мевается решение коммуникативных задач, реализуемое в реактивнь^-чевых или неречевых) действиях собеседников. Прогнозировать или ит ироватъ обратную связь во время речевого взаимодействия можно условии, что каждый из участников общения использует средства и низмы, навыки и умения слушания и говорения.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Каковы отличительные характеристики говорения как вида речевой дед ности?

2. Каковы отличительные характеристики слушания как вида речевой дея ности?

3. Каковы мотивы говорящего и слушающего в ситуациях устноречевой кации?

4. Какую цель преследует активное слушание?

5. Какие ошибки совершает инициатор общения, не учитывая норм взаимодгй вия?

6. Объясните разницу в понятиях «слышать» и «слушать».

7. Каковы мотивы говорения и слушания в ситуациях делового или общения?

8. Назовите основные умения, необходимые для эффективной передачи и во-пр ятия информации в деловом общении.

9. Почему на современных предприятиях и фирмах слушанию клиентов и ее ников уделяется повышенное внимание?

10. Назовите способы эффективного говорения и слушания.

11. Перечислите умения, необходимые для эффективного слушания лекций.

12. Перечислите помехи и барьеры эффективного говорения и слушания.


раЖЭественскийЮ.В. Теория риторики. М., 1999.

Скл-гкин В.Л. Основы обучения устной иноязычной речи. М., 1980.

Современная русская устная научная речь / Под ред. О.А. Лаптевой. Красноярск,

1985.

Сопер П. Основы искусства речи: Книга о науке убеждать. Ростов н/Д, 1995. Соснин В.Л. Учимся общению: взаимопонимание, переговоры, тренинг. М., 1993. Талчетосо ИМ. Тайны успеха делового общения: Как найти нужное слово в нужное

время нужному человеку. СПб., 1995.


ЛИТЕРАТУРА

Алхазишвили А.А. Основы овладения устной иностранной речью. М., 1988.

Баева О.А. Ораторское искусство и деловое общение. Минск, 2001.

Барабанова Н.Р. Развитие речевых умений в устном учебном общении при форжлр

вании коммуникативной компетенции студентов-иностранцев // Вопросъ-х

чения иностранцев русскому языку. Лингвистика и методика: Сб. науч. трудав./Я

Под ред. ГИ. Макаровой и др. Киев, 1990. Беркли-Ален М. Забытое искусство слушать. СПб., 1997. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка. М., 1974. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. Зимняя И.А. Психологические аспекты обучения говорению на иностранном я=ыисе|

М., 1985.

Касаткин С. Ф. Техника обратной связи. СПб., 2002. Колтунова М.В. Язык и деловое общение: нормы, риторика, этикет: Учеб. пос«5ие

М.., 2001.

Мослов Ю.С. Введение в языкознание. М., 1998. Мете Н.А., Митрофановп О.Д. Структура научного текста и обучение монологической!

речи. М., 1981. Панфилова А.П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности: Учев по

собие. СПб., 2001.


7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции 261


 


Глава. 7

ПИСЬМЕННОРЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции (260) • 7.2. Нав ки и умения письма и чтения (270) • 7.3. Речевое воздействие письменной информ ции (281) • 7.4. Типы фиксации письменноречевых произведений (284) • 7.5. Реа зация синтеза речевых умений разных видов в учебно-научной и профессионально коммуникации (255)

7.1. ПИСЬМЕННОРЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ: СВОЙСТВА, ВИДЫ И ФУНКЦИИ

Представления о вербальной коммуникации как общении людей процессе их совместной деятельности подразумевают две форм! общения — устную и письменную. Если в устноречевой коммуника! ции мы обращаем внимание на специфическую речевую деятель! ность говорящего и слущающего, то в письменноречевой внимени* акцентируется на ролях пишущего (создающего текст, автора (тро! дуцируемого речевого произведения) и читающего или читателя.

Возможны и такие ситуации, когда один и тот же человек вые пает в обеих ролях, например автор реферата читает вслух, одкако! чаще эти роли дифференцируются.

Чтение и письмо являются самодостаточными видами речевой деятельности, и рассматривать их необходимо обособленно. Гак,| чтение художественной литературы представляет собой набор выков и умений, не зависящих от стратегии деятельности автора! произведения. Вместе с тем чтение литературы для собственжого! удовольствия — только один из вариантов получения необходимой] (желаемой) информации. В ситуациях учебного чтения (литерату-1 ры по специальности) позиция автора текста представляет для чи* тающего существенный интерес. В целом характеристики устшзре-1 чевой и письменноречевой деятельности в пределах одной и той] же сферы, ситуации общения вполне сопоставимы.


Так же, как в устноречевой коммуникации имеет место постоян­ное взаимодействие и взаимовлияние говорения и слушания в про­цессе установления взаимопонимания коммуникантов, в письмен­норечевой — письмо и чтение объединяются по разным основани­ям и между собой, и с устными формами речи.

Письмо и чтение объединяются по такому основанию, как форма общения адресанта и адресата информации. Они реализуют пись­менную, опосредованную временем и расстоянием форму общения и решают задачи приема — передачи информации, предлагая отве­ты на вопросы: кто (автор текста — читатель)? С какими намере­ниями (мотивы, цели)? В какой ситуации (сфера общения)? Опос­редованно (через текст) обращается к кому (к какой аудитории)? Прогнозирует (предполагает) какую реакцию (насколько отсрочен­ную, повторяющуюся и т.д.)?

Письменноречевая коммуникация предполагает частичное под­ключение видов устноречевой деятельности для достижения ре­зультата передачи — получения информации. Так, письмо и говоре­ние реализуют процессы выражения мыслей, чувств, волеизъявле­ний человека (адресанта) и, следовательно, служат информаци­онной базой общения. Чтение и письмо, реализуя письменное общение, служат целям не только установления контакта или полу­чения информации в данный момент времени, но и фиксации этой информации для последующей передачи ее через письменные текс­ты или в устной форме в процессе предъявления извлеченных во время чтения знаний, фактов, сведений и т.д.

Заметим, что продуктивным видам речевой коммуникации (го­ворению и письму) предшествует такой вид деятельности, как дума-ние. Он предполагает (включает в себя) внутренний способ форми­рования и формулирования мысли.

По характеру внешней выраженности виды речевой коммуникации также сопоставимы. Говорение и письмо — продуктивные виды, вы­раженные в процессах построения, создания мыслительных задач для адресатов. Слушание и чтение — внешне выраженные процессы внутренней мыслительно-речевой активности, которые вызывают­ся необходимостью формирования и формулирования заданного извне смыслового содержания, т.е. решения мыслительной задачи вербальными средствами для собственной пользы.

Еще одно сходство отмечается по характеру обратной связи от ор­гана исполнителя (артикуляционного аппарата, пишущей руки) к организующему программу этого действия участку головного мозга. Эта обратная связь выполняет функцию внутреннего контроля. Кроме того, продуктивные виды коммуникации регулируются внешней слуховой обратной связью в говорении и «внешней» зри-



Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции 263


 


тельной обратной связью в письменной речи. В чтении, как и вк шании, обратная связь осуществляется по внутренним кан: смысловых решений.

Письменноречевая коммуникация, имея некоторые сходнь черты с устноречевой, отличается большей под готовленное"! ьк независимостью от времени и условий протекания, употребление более развернутых, литературно оформленных речевых оборе Часто именно письменноречевые произведения становятся скнс вой для продуцирования устной речи.

Задача участников письменноречевой коммуникации — добиться аде| кватности выражения-восприятия информации независима временной отсроченности или условий протекания.

Примером позитивного решения этой задачи служит одноз ягп ное восприятие текстов учебной или методической литерат^рь юридических актов, служебных документов и т.д. По-другому об ит дело с восприятием художественных текстов читателями, черг ющими из них информацию для удовлетворения личных потр ностей в повышении культурного уровня, развитии интересов формировании собственной точки зрения на прочитанное, и зеле чении полезного опыта и т.д. Так, современное прочтение мне произведений писателей-классиков разными сценаристами, аргис-1 тами, просто читателями свидетельствует о том, что в данном ел чае факторы исторической эпохи, перераспределения культурных ценностей по-новому отражаются в той или иной авторской цепции.

В процессе письменноречевой коммуникации, опосредованной! общими (взаимосвязанными) установками коммуникантов, роли! распределяются по известной схеме.

Автор (адресант) письменноречевого произведения чице! всего воплощает свои действия в передаче мыслей, идей, знаний! обобщенному (абстрактному) собеседнику (читателю), который не! обязательно реагирует на полученную информацию немедленно и | не всегда известен автору.

Читатель (адресат) информационного текста воспринимает.< как общее содержание текста, так и стратегический замысел ашто-1 ра. Смысловое восприятие прочитанного выражается в приятии; или неприятии точки зрения автора, следовании полученным реко- < мендациям или в попытке переосмыслить текст, выражая в устных или письменных реактивных действиях собственное видение пред--! мета.

Взаимопонимание между пишущим и читающим чаще всего у«та- навливается в тех сферах и ситуациях общения, которые подразу­мевают точную адресацию произведений и общий язык коммучи-


кантов. Так, в деловом, учебном, профессиональном общении рече­вые обороты, понятия, определения одинаково воспринимаются коммуникантами, поскольку соотносятся с мыслительными опера­циями единой сферы речемыслительной деятельности. В дальней­шем для большей доступности излагаемого материала мы будем ориентироваться на примеры письменноречевой коммуникации в учебно-профессиональной и деловой сферах общения.

Письменная речь (в отличие от устной) воспринимается как функция социально-культурного, познавательного общения и чаще воплощается в опосредованном текстом межличностном общении адресанта и адресата. Стилистически письменная речь тяготеет к литературным, книжнописьменным стилям (научному, художест­венному, публицистическому, деловому).

Безусловными признаками письменной речи (кроме речи от­дельных персонажей произведений) являются ее логичность, раз­вернутость, избыточность, нормативность, стилистическая соотне­сенность и т.д.

Письмо каквид коммуникации.Письменная коммуникация — весьма распространенный вид речевой деятельности. Правда, боль­ше исследований посвящено ее рецептивной форме — чтению, по­скольку чтение как форма извлечения информации из различных источников всегда актуально. Однако необходимость продуктивно­го письма в разных сферах деятельности также неоспорима.

Письмо - продуктивный вид коммуникации, осложненный (по срав­нению с говорением) целым рядом обстоятельств, связанных с ус­ловиями письменной формы общения. Специфические условия протекания формируют качества письменной речи:

•ф- отсутствие непосредственного реципиента и промежуточной обратной связи с ним;

•ф- невозможность для пишущего интонировать свою речь и, следо­вательно, необходимость более тщательно строить фразы, под­бирая более адекватные языковые средства;

•ф- отсутствие ограничений во времени общения и в связи с этим более качественная шлифовка формы речи;

•ф- отсутствие возможности использования «немого» языка и др.

Чтобы более точно понять сказанное, уточним понятия «пись­мо» и «письменная речь». Понятие письмо в обиходном употребле­нии обозначает саму технику написания текстов, включающую на­выки каллиграфии и орфографии. Письменной речью называют уме­ние сочетать слова и фразы, контролировать эту сочетаемость с лексической, грамматической, стилистической точки зрения, что позволяет создать связные тексты.



Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции 265


 


Еще один взгляд на приведенные понятия таков: письмо — способ общения, а письменная речь — процесс общения. Есть иди гие определения, но наиболее приемлемой для целей изучения' рии коммуникации нам представляется точка зрения Е.И. Пассоа который утверждает, что существует лишь одна деятельность передаче мыслей в письменной форме — письмо, но оно осуще вляется в целях коммуникации на двух уровнях: 1) уровень ее венного письма — грамотная орфографически и графически офе мленная фиксация собственной устной речи при сохранении вс ее особенностей (за исключением интонации); 2) уровень письме ной речи — продуцирование письменной речи со всеми присущи* ей особенностями (полнота, синтаксическая сложность, лог ность, лексическое разнообразие, грамматическая нормативное и т.п.).

Запись несобственной речи также осуществляется на двух урс нях: 1) запись-репродукция (писание), которая не преследует опр| деленную речевую цель и выражается в записи букв, слов, фраз, без обязательного использования их в непосредственной коммун| кации (например, списывание или запись чужой речи под дикто! ку); 2) запись-продукция — действие, предполагающее владение 1 другими видами речевой деятельности.

Запись чужой речи реализуется в определенной форме — кой спект, реферат, резюме, цитата, тезисы и т.д.

Главная цель овладения навыками и умениями письменно! речи — развитие умений фиксировать устную (собственную ил чужую) и письменную (чужую) речь для последующего использовй ния в коммуникативных актах.

Обучаясь письменной речи, необходимо прежде всего развиват ее психофизиологические механизмы. Эти механизм!^ базируются на механизмах говорения, которое, будучи также дуктивным видом речевой деятельности, появилось значительна раньше письма. Графические образы, преобразуясь во внутренней речи, способствуют созданию звуковых образов.

Поскольку скорость говорения больше скорости письма, имее ся возможность при написании проговаривать во внутренней информацию и, следовательно, выражать ее в более точных рече вых формах.

Письменное выражение мыслей требует развития следующи механизмов порождения текстов:

•ф- отбор слов, требуемых для создания текста конкретной темати! ческой направленности;

•ф- распределение предметных признаков в группе предложений;


.ф. выделение предиката как стержневой части в смысловой орга­низации предложения; ^ организация связи между предложениями.

Многие ученые-методисты (С.Л. Рубинштейн, В.А. Артемов, Ц.И. Жинкин, И.А. Зимняя и др.) подчеркивают, что основной дей­ственной силой при составлении письменного текста является его упреждение — наличие у автора представления о том, что будет на­писано, еще до момента написания. В результате реализации дейст­вия механизма упреждения появляется некий текст, обладающий следующими содержательными и формальными ка­чествами:

.ф- текст состоит из предложений, соответствующих узуальным мо­делям языка общения;

•ф- речевые модели, служащие для построения текста, наполнены языковым материалом в соответствии с нормами его употребле­ния (лексическими, орфографическими, грамматическими);

•ф- текст содержит речевые клише, формулы, обороты, типичные для той или иной формы письменной коммуникации;

•ф- изложение информации развертывается последовательно, ло­гично;

•ф- в тексте имеется (при необходимости) либо избыточная, либо компрессированная информация как на формальном, так и на смысловом уровне;

•ф- изложение информации характеризуется точностью, вырази­тельностью, доступностью для адресата (читателя).

Чтение как вид речевой деятельности.Чтение - это рецептив­ный вид речевой коммуникации, который в процессе становления и функционирования сравним с аудированием (в устной речи), но об­ладает рядом преимуществ:

•ф- при чтении восприятию и пониманию информации помогает ас­социация «форма — значение». Она опирается на зрительное восприятие формы, а не слуховое. В данном случае подтвержда­ется на практике поговорка: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать»;

•ф- при чтении каждое слово всегда представлено в окружении дру­гих, которые составляют некоторый контекст, к восприятию ко­торого можно вернуться неоднократно;

•у* для узнавания элементов информации не обязательно наличие в сознании четких эталонов, как при говорении или аудировании;

•ф- по прочитанному (репродуцированному) тексту легче воссо­здать ситуацию его ситуативно-смыслового создания. (Вспом-



Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции 267


 


ним, что для продуцирования текста необходимо сначала • представить цель и ситуацию его создания.) Отметим и те факторы, которые осложняют становление • функционирование чтения:

•ф- широта охвата языкового материала;

•ф- незнание или непонимание описываемых в тексте собьгт» приводимых данных;

•ф- большая, чем в устной речи, сложность изложения матерка (содержательно-композиционное построение текста);

•ф- большая сложность фраз (в письменной речи они почти в 3 •

длиннее, чем в устной диалогической); ^ отсутствие пауз и интонации, что затрудняет смысловое член

ние речевых блоков.

Говоря о чтении как рецептивном виде речевой деятельное! мы при этом не считаем его пассивным процессом. Чтение (осыь ленное и целенаправленное) возможно лишь при постоянной а| тивности читающего, благодаря чему он глубже постигает смыс текста, лучше усваивает его формальную сторону, без опоры на к^ торую невозможно понимание содержания. Главная задача чт< н и я — получение информации, причем активное и самостоят ное. Часто желание прочитать, чтобы получить определенные з» ния, информацию, удовлетворить интерес, становится предпось кой изучения иностранного языка. Чтение иноязычных текст всегда являлось самой надежной основой в развитии других вкдс речевой деятельности на этом языке.

При определенной общности с аудированием (слушанием с ПС ниманием) в плане действия психофизиологически: механизмов чтение отличается следующими особенностями: ;|

•ф- объем информации, получаемой при чтении, больше (в единиш времени), чем при аудировании. Это объясняется большей тр« пускной способностью зрительного канала восприятия и нием собственного (индивидуального) темпа чтения;

•ф- механизм «догадки», прогнозирования содержания помогае быстрее понять или проконтролировать свои действия в случз непонимания текста;

•ф- механизм логического понимания (логико-смысловой, лексике грамматический и ситуативно-содержательный анализ) хорэхшЗ формируется и совершенствуется при чтении вслух. Этот 1иехнизм позволяет понимать новые тексты даже в тех слу когда текст содержит минимум известной информации;

•ф- механизм внутреннего речевого слуха основан на том, что ч» тающий как бы слышит внутри себя то, что читает.


Важной особенностью чтения является внутреннее п р о -
гОваривание. Оно выражается в движении органов речи, более
отчетливых у тех, кто учится читать, и менее заметных у людей, чи­
хающих много и бегло. Читатель, проговаривая текст, как бы слы-
0ит себя со стороны, что является необходимым условием понима-
яия прочитанного. г.

Отдельные элементы текста узнаются и понимаются читающим, если в его понятии имеется зрительный, звуковой и речедвигатель-ный образ слова, фразы, синтаксической конструкции, логико-смы­слового единства и т.д. Если ранее читающий слышал элементы письменного текста, его восприятие и понимание прочитанного будет еще надежнее. С этим связана еще одна особенность чте­ния — формально-смысловое прогнозирование текста. Оно состоит в том, что читающий узнает новое слово по двум-трем первым бук­вам, фразу — по двум-трем словам и т.д.

Чтение, как и прочие виды речевой деятельности, мотивирует­ся потребностями, психологическими установками, задачами чита­теля в получении необходимой информации и дальнейшем ее пре­образовании. Современность вносит свои коррективы в этот про­цесс. Мы читаем не только книги, газеты, журналы, листовки, но приспосабливаем эти навыки к чтению текстов на мониторах ком­пьютеров, на световых табло, на экранах мобильных телефонов и пейджеров. Человек, постоянно использующий для получения ин­формации все современные средства связи, еще больше заинтере­сован в повышении уровня компетенции в чтении, в развитии тех­ники быстрочтения и скоростного письма.

Функции письменноречевой коммуникации, безусловно, повторяют ^ М во многом устноречевые, однако имеют и те особенности, те кон- »» кретные характеристики, которые присущи только письменной речи.

Функцию сообщения реализуют все письменные тексты. В зависимости от сферы общения они несут научную, деловую, об-шекультурную информацию, которая может быть востребована и использована в любое удобное для читателя время. Авторы текстов, учитывая такую возможность, чаще передают в письменной форме ту информацию, которую можно (необходимо) использовать в любое время или многократно.

Говоря о функции общения, часто вообще опускают ее письмен-йоречевой вид, который представлен в деловой переписке, реклам-Ио-информационных текстах, преследующих цель немедленно вы­звать ответную реакцию (совершение поступка), и т.д. Без исполь-3°вания элементов жанров письменной речи часто невозможно бы-Бает осуществить устное общение: написанные заранее тексты


Глава 7. Письменноречевая коммуникация

использует докладчик, тезисы — лектор, конспекты и рефераты!
студент во время семинара. В этих случаях наличие письменных ш
териалов упрощает, облегчает взаимопонимание сторон. •!

Функция воздействия присуща как художественнм текстам, вызывающим определенное эмоциональное состояние* тателя, прогнозируемое автором, так и научно-популярным, пуб" цистическим, учебным текстам. Поэт через поэтические стрс воздействует на читателя не только словами, но и собственны! чувствами, заключенными в форму стихов. Врач, пишущий стат о необходимости профилактики гриппа, воздействует на сознаь граждан, вызывая у них желание обезопасить себя. Журналист, сывающий происходящие события, будит гражданское самосоз! ние читателей.

Реализация любой коммуникативной функции в речи связа использованием одинаковых для устной и письменной форм вых средств. Однако письменная речь чаще использует литерат ные обороты, речевые клише научного, публицистического ел профессионализмы, книжнописьменные обороты.

Письменная речь, обслуживая те же коммуникативные о ции, что и устная, чаще применяется в следующих актах взаимо;] ствия:

•ф- по наличию субъектов коммуникации — межличностное оби ние (автор текста — читатель), публичное общение (автор та — аудитория);

•ф- по степени подготовленности — подготовленное общение, тично подготовленное общение;

•ф- по условиям взаимодействия — опосредованное (чаще ото ченное) взаимодействие;

•ф- по средствам коммуникации — использование текстов, основ ных на производстве-потреблении речевых продуктов (г мо — чтение); общение, опосредованное использованием техй ческих средств. Бытовая устная речь заметно отличается от письменной по

пользованию лексико-грамматических и стилистических средств|

во многих других сферах (научной, деловой) объекты речевой кС

муникации и способы их предъявления совпадают, переходят;

письменной формы в устную. Поэтому, совершенствуя навыки!

умения письменноречевой коммуникации, можно опираться *

изученный материал (см. рис. 6.1).

Типы письменных высказываний, в формировании которых че,|

век тренируется с детства, можно подразделить на ряд групп в ^


7.1. Письменноречевая коммуникация: свойства, виды и функции 269

Ответствии с функцией и употреблением стилистических при­
емов: 'V

1. Диктант или самодиктант. Этот тип письменного постро­ения текста используется в случае необходимости дословной пере­дачи — фиксации материала.

2. План текста, прослушанного или прочитанного. Такой план строится в форме назывных предложений, вопросов. Состав­ление плана играет большую роль в повышении культуры мышле­ния, развитии логики. Психологи отмечают, что составление плана служит важной опорой запоминания. Вариантом составления плана является озаглавливание выделенных частей текста и написа­ние тезисов — развернутого плана, отражающего смысловые вехи письменного сообщения.

Те з и с о м называют краткую формулировку какого-либо ут­верждения, доказательства, положения, включающую наиболее убедительные аргументы, объяснения, характеристики. Если план перечисляет вопросы, то тезисы фиксируют главное, что сказано относительно каждого из них. Тезис может дополнять ключевые слова, определения, ссылки на источник информации.

3. Изложение. Этот тип письменноречевого высказывания реализует несколько целей: демонстрирует понимание и запомина­ние воспринимаемой информации; вырабатывает навыки ориента­ции в тексте, определения смысловых центров, выявления логики последовательности фактов, событий, явлений и т.д.; дифференци­рует воспринятую информацию; демонстрирует четкость, последо­вательность, выразительность изложения воспринятой инфор­мации.

Существует несколько видов изложений: краткий письменный пересказ фабулы текста; подробное детальное изложение услышан­ной информации; изложение содержания повествования от друго­го лица, от имени одного из персонажей произведения и т.д.; изло­жение как версия пишущего с сохранением канвы прочитанного текста.

4. Конспект — один из видов аналитико-синтетической пере­
работки текста, заключающийся в выборе из текста опорных слов
или предложений, несущих основное смысловое содержание, со­
кращения внутри делаемой записи, которые позволят в дальней­
шем осуществить устно-письменное воспроизведение разной степе­
ни развернутости. Конспектирование — распространенный (осо­
бенно в учебных ситуациях) способ письменной фиксации инфор­
мации, полученной при чтении. •

5. Реферат — лаконичное изложение основных мыслей текс­та-Источника, включающий их систематизацию, обобщение и оцен-


7.2- Навыки и умения письма и чтения


Глава 7. Письменноречевая коммуникация


 


 


ку. Одна из распространенных форм реферата — резюме. Рефер представляет собой компрессивное изложение основных полоа ний, в которое не включаются второстепенные факты и детали.

6. Аннотация — краткое, максимально компрессированы^ связное изложение основного содержания текста-источника | целью ориентации реципиента, сообщения ему главных сведений заключенной в тексте информации, ее направленности, ценное и назначении. Обычно аннотация содержит библиографическ описание источника, выходные данные, дополнительные сведе* об авторе. Такая запись имеет чисто справочный характер.

7. Сочинение в форме описания, повествования, рассу: ния — более сложный продуктивный вид письменной речи, ко* рый предполагает письменную передачу впечатлений автора ' фактов, явлений, событий, предметов и их признаков.

8. Письмо как форма письменного сообщения. Общение помощи писем осуществляется между людьми с разными цел* в разных сферах. Личные письма человек учится писать с дет Независимо от иных возможностей принято писать поздрав! ные письма, письма-соболезнования. Применение техничес! средств в деловом общении не исключает необходимости овла ния умением писать письма, поскольку и электронная почта пр полагает передачу письменных текстов, составленных по прежн! нормам и правилам.

Функции каждого из перечисленных типов письменноречево* высказывания реализуются в зависимости от целенаправленное^ отсроченности, интуитивной обусловленности общения.

К сожалению, на практике мало используются приемы письме норечевой коммуникации, о которых шла речь. Однако в ж из* происходят новые и новые контакты, новые ситуации речевой ко! муникации. Поэтому важно овладеть всеми приемами письменнс (впрочем, как и устной) речи. Следовательно, необходимо постоя но развивать те навыки и умения, которые позволяют чувствова^ себя свободно в ситуациях письменного фиксирования той ^ иной информации, продуцирования и репродуцирования письме! ных текстов.

7.2. НАВЫКИ И УМЕНИЯ ПИСЬМА И ЧТЕНИЯ

Письменная речь реализует умения выражать мысли в письменнс форме. Прежде чем человек обучается порождению письменш текстов или фиксации любой информации в письменной форме,' обязательно приобретает, а потом регулярно тренирует определе|


ные навыки — технику письма, т.е. автоматизирует навык правиль­но писать буквы, складывать их в слова, используя звуковые и зри­тельные образы. Развитию навыков письма помогает и моторная память (рука тоже «запоминает», как пишется то или иное слово).

Раньше при обучении письму большое внимание уделялось кал­лиграфии — умению правильно писать рукописные буквы и соеди­нять их между собой в слове. Нужны ли навыки каллиграфического письма сегодня? Многие помнят шутку о том, что у врачей всегда плохой почерк, так как они хотят «скрыть» от пациентов содержа­ние рецепта или диагноз в истории болезни. Сегодня все больше и больше людей получают достаточное общее образование и могут разобраться в том, какое лечение и почему им необходимо. Поэто­му неразборчивый почерк врача становится поводом для сомнений в его компетентности. Часто неаккуратный почерк бывает у мало­грамотных людей, которые не обращают должного внимания ни на форму, ни на содержание своих речевых произведений.

Если человек с детства стремится писать аккуратно, четко, гра­мотно, у него со временем развиваются и прочие навыки, необхо­димые для формирования умений в письменноречевой коммуника­ции. Использование пишущей машинки и компьютера не изменяет ситуацию. Те, кто научится красиво и правильно писать «от руки», придадут своим печатным произведениям большую наглядность, сделают их более удобными для прочтения.

Умение писать базируется на следующих навыках:

•ф- навыки начертания (изображения) знаков (букв) — навыки кал­лиграфии;

•ф- навыки правильного перекодирования звуков речи в знаки пись­ма — навыки орфографии;

•ф- навыки построения письменного высказывания — навыки ком­позиции;

•ф- лексические, грамматические навыки.

Развитие техники письма связано с навыками первой и второй групп.

Если человек решил самостоятельно развить навыки письма, ко­торые ранее не были у него сформированы, ему прежде всего нужно выяснить мнение компетентных лиц о своих письменноре-чевых произведениях и далее тренировать свои навыки путем спи­сывания текстов, записи звучащей речи, написания небольших из­ложений, скажем, писем и даже решения кроссвордов в журналах и газетах.

Студентам крайне необходимо вырабатывать навыки и умения в Письме. На лекциях, семинарских и практических занятиях студен­ты записывают речь преподавателя в определенной форме (кон-


7.2. Навыки и умения письма и чтения

Глава 7. Письменноречевая коммуникация



 


 


спект, тезисы, заметки, планы и т.д.). Подготовка курсовых и ломных работ, участие в работе студенческих научных обществ • буют умения в написании текстов рефератов, статей, докладов, яснительных записок. И даже письмо другу должно быть """ ясным и интересным по форме и содержанию.

Психологические и лингвистические особенности письменна и устной речи как видов речевой деятельности обнаруживают н малое сходство. В процессе создания письменноречевых произ! дений обязательно участвует слух, задействованы произносите/ ные органы (внутреннее проговаривание). Письменной речи прсуще и прогнозирование — представление о том, что будет напий но. Чтобы слова, словосочетания, предложения были правилы! написаны (в продуктивном письме), их следует отработать в устн<з речи (принцип устного опережения). Разница между письменный и устными речевыми произведениями прежде всего прослежива ся в форме реализации. Кроме того, существуют лингвистическ! различия, определяемые условиями, в которых протекает та и д| гая речь (табл. 7.1). Таблица 7.1. Лингвистические различия между устной и письменной речью

Устная речь   Письменная речь ——————————————— !- ————————  
Ситуация общения объединяет говоря­щего и слушающего для достижения общей цели. Комуникантам не нужны до­полнительные разъяснения характера взаимодействия   Адресат и адресант речи редко объедин ны общей ситуацией общения. Их рещ ция на речевые действия другого отсроч на. В связи с этим от письменной реЧ требуются ббльшая четкость, ясность развернутость, чем от устной  
Взаимопониманию способствует привле­чение возможностей и интонации «немо­го» языка — мимики, жестов и т.д. Напри­мер, достаточно, произнести с опреде­ленной интонацией «Да неужели?..», что­бы выразить сомнение, издевку, удивле­ние   Отсутствие интонации и элементов «В мого» языка приводит к необходимое! описательно разъяснять то, что мож! передать с их помощью. Например (| аналогии с устной фразой в левом столб! таблицы), чтобы описать свое состояла и отношение, нужна целая фраза «Ни^ что не поверю в вашу искренность!» нЦ «Вы поразили меня своими словами» и <  
Можно обойтись неполными предложе­ниями, смысл которых все равно поня­тен собеседникам из ситуации   Необходимо употреблять больше поля предложений, сложных, с придаточньв конструкциями  
Незамедлительная реакция собеседника помогает выстраивать дальнейшие рече­вые произведения, однако их форма не всегда совершенна   Отсроченност'ь обратной связи способ! вует лучшему, более детальному воспр ятию информации и выражению реакп ных мыслей в более точной форме  

По лингвистическому, стилистическому выражению содержа­ния письменной речи можно судить о сформированности письмен-норечевой компетентности того или иного индивида.

Представленные ниже умения функционируют при создании почти всех форм письменного сообщения: .ф. передача основной информации (содержания прослушанного,

прочитанного текста);

^ передача главной идеи (главной мысли) текста; ^ описание (краткое или детальное), сравнение, сопоставление

фактов, явлений, предметов; <^ доказательство (с приведением аргументов, иллюстрирующих

то или иное положение);

^ обзор, комбинирование, обобщение элементов информации;
ф характеристика, выражение оценки, собственного отношения к
излагаемому материалу (согласия или несогласия, одобрения
или неодобрения, порицания, удивления, восторга, радости, пе­
чали и т.д.); -

•ф- реферативное изложение собственного или чужого речевого произведения;

•ф- аннотирование текста для создания справочных материалов; <$- рассуждение, комментирование, рецензирование.

Формирование тех или иных умений в письменной (как и в уст­ной) речи происходит поэтапно. Этапность, необходимость и целе­сообразность пошагового развития умений в использовании тех или иных способов коммуникации отражена в табл. 7.1.

Напомним, что цель, к достижению которой ведет развитие письменноречевых умений, — передача мыслей, смысловой инфор­мации в письменной форме, письменное сообщение, продуцирую­щее или фиксирующее информацию.

Письменной фиксации любой информации предшествует ее специфическая обработка. Используя возможности разных видов речевой деятельности, пишущий получает основу для реализации замысла в том или другом типичном речевом произведении в пись­менной форме. Выше мы познакомились с типами письменных текстов, сейчас рассмотрим этапы их создания и речевые умения, необходимые для этого.

Очень важно для учащихся, особенно студентов, конспектирова­ние в процессе обработки информации и умение вести записи в иных формах. Любой студент сталкивается с необходимостью со-ЭДания конспективных записей информации с первых же занятий в вузе. Овладение умениями и навыками ведения конспектов замет-н° облегчает получения и переработку знаний в целях их предъяв-ЛеНия или дальнейшего использования.

18-7621


7.2. Навыки и умения письма и чтения

Глава 7. Письменноречевая коммуникация



 


 


Конспектирование лекций — это акт вербального общения, коммуникации. Построение речи преподавателя, лектора многом совпадает с письменными образцами научной или учебн|1 научной речи, благодаря чему можно переносить умения консп«| тирования лекций со слуха на процесс работы с письменными щ точниками информации. Свертывание текста (но не сокращение предшествует письму, что позволяет позднее развернуть текст необходимого объема.

Конспектирование как тип фиксирования устной информаг применяется и в случаях массовой коммуникации с обозначен* обратной связью: интервью, дискуссия, запись доклада или сооби ния, запись инструкций или распоряжений руководителя и т.д.

Соответствие замысла говорящего и обратной связи, т.е. резул тативного конспектирования, зависит от следующих факторов: | <ф- языковой культуры говорящего и пишущего (включая пронз*

сительную и лексико-синтаксическую культуру);

-ф- общей культуры коммуникантов: лектор не должен недооцев вать или переоценивать культуру аудитории, но обязан ее ^

тывать;

-ф- знания конспектирующим предмета и, следовательно, содерэ

ния излагаемой информации.

Процесс конспектирования лекций слагается из ряда психо; теистических составляющих: аудирование; отбор, выделение принимаемой информации; фиксация выделенной информации.^

При конспектировании печатного текста восприятие ипфор ции осуществляется зрительным анализатором, который охватыв ет текст по абзацам, дает возможность распознавать его на уров! букв, слов, фраз. Первичная обработка информации, заключенн^ в избранном абзаце, осуществляется при помощи речедвигатедь» го и речеслухового анализа, после чего формируется определен» решение: читать далее или вернуться к прочитанному абзацу.

Осмысление прочитанного тесно связано с базовой (вну ней) информацией, поступающей из долговременной памяти ч* ющего (и фиксирующего далее) текст.

Рассмотрим основные коммуникативные особенно! т и конспекта, что необходимо для развития письменнорече^

умений.

Чаще всего конспект является результатом приема, перерабс и фиксации речевых сообщений, предназначенных для личнс пользования. Есть разница в использовании собственного или жого конспекта в ситуации его «развертывания». Обращение к жому конспекту менее эффективно по ряду причин. Во-первы| индивидуальный характер конспекта обусловлен тем, что кэжяы


человек обладает определенным базовым запасом информации и средств ее выражения (тезаурусом). Конспектирующий фиксирует информацию таким образом, чтобы она составила единое целое с той, которая имеется в его памяти. Из-за различия тезаурусов при чтении чужого конспекта можно «пострадать» от наличия излиш­ней информации или отсутствия необходимой.

Во-вторых, конспектирующий применяет прием свертыва­ния, опущения части изложенной лектором системы знаний, кото­рая может быть восстановлена автором конспекта на основании другой зафиксированной им части. Наиболее распространенные формы свертывания — называние (частей, глав, абзацев и т.д.); свертывание информации по ассоциации (в дневниковых записях, в еженедельниках и т.д.).

В-третьих, при конспектировании обычно используется ин­дивидуальный подход к сокращению слов, фраз, фрагментов текс­та. Хотя в учебной и научной литературе встречаются общеприня­тые сокращения типа и т.д., и др., т.е., для написания собственного конспекта каждый находит и вводит в обиход собственные при­емы, символы, цифры.

Грамотная организация системы собственных сокращений свя­зана с использованием приемов по преодолению некоторых психо­лингвистических трудностей:

•ф- в письменной речи наибольший объем информации приходится на первые 3—4 буквы слова; в устной информации — на ударный слог;

-ф- при конспектировании не стоит сокращать окончания, способ­ствующие распознаванию предметных отношений (лучше студ-ом, чем студ. — студентом);

ф сокращение слова должно быть таким, чтобы при расшифровке ясно выражало только одну конкретную словоформу (что значит физ.: физкультура, физика, физический?);

•ф- словарный запас лектора или автора печатного текста, как пра­вило, превышает словарный запас конспектирующего, поэтому новые, незнакомые, впервые используемые слова следует писать полностью;

*ф- сокращение терминов, профессионализмов из какой-либо сферы деятельности (знаний) зависит от частоты их употребле­ния в тексте (сначала — конспект, потом консп., затем к-т);

"Ф- в качестве сокращений или эквивалентов понятий целесообраз­но использовать математические знаки, понимаемые однознач­но даже в других языках (<, >, =, ^, # и т.д.);


Глава 7. Письменноречевая коммуникация



7.2- Навыки и умения письма и чтения

 


 


•ф ряд сокращений можно дополнить авторскими только в том I чае, если они не забудутся и окажутся жизнеспособными ([° температура, П— точка зрения, Т — повышение и т.п.). Развитые навыки и умения конспектирования позволят преод

леть трудности, возникающие при ведении конспекта:

•ф разница в способах предъявления информации автором текс и конспектирующим;

•ф- недостаточно развитые навыки сокращений слов и словоблокс у пишущего конспект;

•ф трудности содержательно-смыслового характера: неумение в!
делить главную мысль при аудировании или чтении, неуменм
выделить основные положения текста и т.д.; '*

•ф- трудности в свертывании информации (новой или ранее извес ной). Например, план не всегда демонстрирует все детали содеЗ жания, а тезисы бывают, наоборот, слишком избыточны; 1

•ф- трудность в оперативном заимствовании словоблоков. Чтобы я
преодолеть, нужно знать «рабочий язык» той сферы деятельнс
ти, в которой состоялась коммуникация. Положительный {
зультат дадут продуманный отбор слов и фраз, оборотов и фо|
мулировок, знание сочетаемости слов; 4

•ф- трудности скоростной записи текста. Колебания скорости реч| лектора весьма значительны — от 137 до 334 слогов в минуту,! определяется целью, наличием дополнительных материал^ и т.д. Процесс прочтения печатного текста тоже проходит в ра личных темповых режимах. Средний темп — 620 знаков в миг ту. При ускорении темпа речи лектора или при сжатых срок отведенных на конспектирование, происходят нарушения в п{ цессе конспектирования;

•ф трудности в употреблении сокращенных слов, аббревиатур, 31

ковых обозначений.

Начиная овладевать коммуникативной компетенцией в учебнс сфере, студенты сталкиваются с необходимостью вести конспект по разным предметам, фиксируя устную речь преподавателей. Пр| подготовке к семинарским занятиям, зачетам, экзаменам необход! мо конспектировать письменные источники информации. Так1Г типы письменноречевой деятельности, как составление тезисе аннотаций, написание курсовых работ, требуют развитых синтет ческих умений в разных видах речевой деятельности, в первую о» редь развития и совершенствования навыков и умений в чтении.

Например, распространенный алгоритм подготовки студента"!
практическому занятию включает следующие действия: 4

•ф чтение задания к занятию;

•ф выписывание вопросов, требующих большей подготовки;


.л, чтение содержания учебных пособий для выбора нужных пара­графов;

<*, выписки из отдельных частей учебных текстов; ^ обобщение прочитанного материала и данных из конспектов

лекций, повторное чтение конспекта и выявление главного; .ф. составление плана (назывного, вопросного, тезисного) ответа и запись его.

К сожалению, так последовательно и тщательно подготовка к за­нятиям ведется не всегда, но следование приведенному алгоритму позволит намного улучшить результаты получения знаний, транс­формации их в сознании и переноса в долговременную память.

Навыки и умения чтения.Чтение — одно из важнейших средств получения нужной информации. Развитие информацион­ных технологий связано с необходимостью получать актуальные информационные материалы из различных источников, система­тизировать их, определяя ценность для процесса приобретения — передачи знаний, объем которых постоянно возрастает.

Научиться читать — значит создать предпосылки для расшире­ния и понимания общего образования, получить возможность свое­временно пополнять свои профессиональные знания. Все это — не­обходимые условия развития интеллекта, повышения конкуренто­способности каждого специалиста.

Вариант чтения зависит от целей и условий протекания процес­са, от сложности содержания читаемого текста, трудности языка автора, заинтересованности читающего в получении результата, его индивидуальных особенностей и техники чтения. Наиболее су­щественными в этом процессе являются следующие факторы, кото­рые определяют критерии видов чтения и в конечном итоге — его характер:

ф предполагаемое использование полученной информации в даль­нейшей деятельности;

ф установка читателя на степень полноты и точности понимания читаемого (что вытекает из первого прложения). Формирова­ние определенных умений чтения коррегирует с тем или иным критерием его реализации.

Учение оценочного, первичного чтения: читающий бегло просматри­вает тексты разного объема, чтобы получить общее представление °б их содержании в целом (о теме, основных проблемах, поднима­емых в тексте, и т.д.). Далее он определяет, представляет ли текст Или отдельный его раздел интерес для более детального прочте-Ния, и проверяет, относится ли данный текст к той конкретной об­ласти знаний, в которой он хочет получить информацию. Итак,


Глава 7. Письменноречевая коммуникация

7.2. Навыки и умения письма и чтения



 


 


первое умение читателя — умение оценить тематическую ленность текста для определения уровня заинтересованности дальнейшей работе с ним.

Умение просмотрового или поискового чтения: читающий бегло п{ сматривает текст, стараясь найти определенные данные (формул! ровки, цифры, определения, факты). Из общей тематической правленности текста он делает вывод о возможности найти иск мые данные именно в этом тексте. Итак, усилия читателя направл^ ны на то, чтобы определить, есть ли в тексте информа! представляющая для него интерес. Отсюда и внутренняя установ* на степень полноты понимания (понять в самых общих чертах, < чем данная работа и можно ли ее использовать в своих целях).

Умение чтения с общим охватом содержания: читающий бегло п| читывает текст, не пытаясь заранее прогнозировать его содерл ние, не занимаясь поиском конкретных данных. Это может быт чтение для себя, для общего развития, для удовольствия. В такс процессе не обязательно возникает установка на воспроизведен! информации в будущем. Типичный пример — чтение художестве? ной литературы, чтение специальной литературы. Читатель знак" мится с общим содержанием, выясняя, что именно говорит азтс по тому или иному вопросу. Информация при этом оценивается принципу: новое — известное, интересно — неинтересно, важно неважно и т.д. Для того чтобы сделать такую оценку, читателю статочно понять общую линию содержания, аргументации, до» тельств и т.д. Если оценки будут выражены понятиями «новое* «интересное», «важное»,. характер чтения изменится на боле серьезный.

Умения изучающего чтения: читающий ' максимально полно точно извлекает из текста содержащуюся информацию, поскольв полагает, что впоследствии ему придется воспроизводить или Щ пользовать в той или иной форме полученные сведения. Такой щ цесс связан с осмыслением, интерпретацией, установкой на д тельное запоминание (всей информации или ее частей) уже в щ цессе чтения. Обычно именно так читается учебная литератуу справочники, специальные издания.

Для достижения целей учебной коммуникации необходимо в* рабатывать все перечисленные умения.

Сознательное извлечение информации из текста возмонкнс если определенные действия при чтении осуществляются механ!{ чески, подсознательно, т.е. умение читать основано на автомагиз"1 ции ряда навыков: •ф- навыка соотнесения зрительного образа языковой (речевой

единицы с ее слухоречедвигательным образом — словом, слов*


сочетанием, фразой. Такой навык особенно необходим для раз­вития техники чтения;

.ф- навыка соотнесения слухоречедвигательных образов речевых единиц с их значением (понятиями), соотнесения соответствую­щих грамматических структур. Чем лучше подготовлен чита­тель, тем быстрее у него проходит процесс подобного соотнесе­ния.

С представлениями о навыках чтения соотносятся: собствен­но чтение— результат сформированности психофизиологичес­ких механизмов чтения как деятельности, как процесса, и учеб­ное чтение— система упражнений, обеспечивающих становле­ние собственно чтения.

Каждый человек когда-то учился читать. Вопрос в том, какого уровня достигла компетенция в чтении? Нужно ли и дальше разви­вать те умения, которые позволяют стать компетентным специа­листом по извлечению актуальной информации из письменнорече-вых источников? Если развитие компетенции в чтении необходи­мо, следует самостоятельно или при помощи преподавателя выпол­нять упражнения, автоматизирующие навыки, приводящие в действие механизмы чтения, совершенствующие соответствующие умения.

В развитии умений чтения как вида речевой деятельности боль­шое внимание уделяется упражнениям, способствующим формиро­ванию понимания читаемого текста на разных уровнях: на уровне значений и на уровне смыслов.

Смысловое прогнозирование развивается уже в подготовитель­ных упражнениях:

•ф- работа с перфорированными текстами;

•ф- прогнозирование отсутствующих окончаний слов или фраз по контексту;

•ф- предположение об общей тематической направленности текста по названию или первому абзацу;

•ф- определение общего содержания текста после прочтения заклю­чительных фраз или выводов.

Последнее формируется не только упражнениями, но и всем жизненным опытом читателя, так как предполагает понимание того, что стоит за текстом, следовательно, связано не столько с по­ниманием его содержания, сколько с пониманием позиции автора, его умозрительного настроения.

Итак, чтобы хорошо понимать читаемый текст, необходимы:

•ф- определенный уровень речевых умений вообще и в данном виде

речевой деятельности в частности; 'Ф' определенный уровень техники чтения;




Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.3. Речевое воздействие письменной информации


 


•ф- наличие конкретной мыслительной задачи, коммуникативнс цели в процессе чтения;

•ф- соотнесение собственных возможностей с уровнем труднее! текста по форме и содержанию;

•ф- знание предмета, о котором идет речь в тексте, наличие ее

венного опыта в данной области; знание отдельных (опор!

слов, терминов, профессионализмов, слов, заимствованных

других языков, и т.д. помогает быстрее и точнее понять текс

При отсутствии перечисленных знаний даже многократное при

чтение текста не поможет его понять; «у* степень умственного развития читающего, общее развитие,

варный запас, наличие навыков языковой догадки, умение пэлй

зеваться словарями и справочниками.

Анализ видов чтения показывает, что различные по хараь (по психологическим установкам) умения и владение одним из I не обязательно предполагают владение другими. Стихийно, в зультате практики, они могут сформироваться и без специальшог обучения, специальных упражнений.

Для каждого из видов чтения можно определить минимал! уровень, при котором языковые и технические трудности чтет не препятствуют извлечению информации с нужной степенью неноты.

Минимальный уровень для каждого вида чтения определи? следующим образом:

1) определяется объем языкового материала (лексического грамматического), достаточный для обеспечения соответствую! го умения;

2) определяется минимальная скорость оперирования этим териалом, при которой сохраняется качество соответствующег умения. Так, для просмотрового чтения определена скорост! 145 слов в минуту, для изучающего — не более 160 слов, скорости чтения с общим охватом содержания — от 220 до 550 слов в М1 (при 75—100% понимания, если текст на иностранном языке).

Из сказанного можно сделать вывод о взаимосвязи видов ре1 вой деятельности, обусловливающей необходимость параллельн^ го освоения умений в различных коммуникативно-речевых про! сах. Проконтролировать развитость умений в чтении можно письме или в процессе говорения; умения писать, правильно лзл гать известную информацию контролируются в устной речи Ш при чтении.


7.3. РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПИСЬМЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ

$ теории коммуникации под речевым воздействием понимается регули­рование деятельности адресата (получателя информации) адресанщом (отправителем информации).

Проблемы, связанные с адекватностью замысла адресата (как правило, автора текста) и восприятия адресанта, решаются психо­лингвистами и психологами. При определении функций письмен­ной информации так же, как и устной, чаще всего указывают на функцию передачи сообщений, сохраненных в определенной форме. Однако анализ коммуникации в отдельных сферах деятель­ности показывает, что это положение следует корректировать. Так, одна из целей письменноречевой коммуникации в деловой сфере — не только передача распорядительной, инструктивной, стратеги­ческой информации, но и управление деятельностью людей в си­туациях этой сферы. Перед работниками службы связей с общест­венностью или отдела рекламы стоит задача — побудить людей к со­вершению определенных действий (например, покупки), сформи­ровать общественное мнение по какому-либо вопросу.

Исходя из приведенных целей, рассмотрим более конкретно ре­альные задачи, которые стоят перед коммуникантами, чье общение опосредовано письменноречевой информацией в какой-либо сфере деятельности.

В сфере массовой коммуникации воздействие любой (устной или письменной) информации во многом зависит от авторитета ис­точника или носителя сообщений. Текст как единица коммуника­ции организуется с целью достижения максимального воздействия на адресата. При этом текст понимается весьма широко. Он пред­ставляется, в частности, как социальное явление, параметры кото­рого обусловлены рядом социально-психологических факторов: не­речевой коммуникативно-познавательной или деятельностной за­дачей, ситуацией общения (ее условиями) и т.д. Каждый текст при­обретает смысл только в процессе коммуникации, т.е. в условиях его восприятия, понимания и реализации обратной связи.

Если субъект коммуникации (отправитель информации) не пользуется доверием аудитории, уважением, интересом, исходящая от него информация будет воспринята и понята искаженно незави­симо от реального содержания текста. Данное обстоятельство при­водит к необходимости учета в организации общения коммуника­тивной стратегии адресанта — субъекта речевого воздействия, а также эмотивного кода коммуникантов. Это обеспечивает смысло­вую приемлемость информации для получателя (адресата) — объек­та речевого воздействия.




Глава 7. Письменноречевая Коммуникация


7.3. Речевое воздействие письменной информации


 


Модель продвижения информации от адресанта к адресату 1 ставлена на рис. 7.1. и позволяет сделать несколько выводов:

•ф- средства привлечения внимания объекта воздействия — ад{ та могут содержаться и в самом речевом произведении, и за< пределами, например при использовании таких носителей, престижные средства массовой информации, популярные налы, модные телепрограммы и т.д.;

-ф- в процессе реализации коммуникативной стратегии адреса! последовательно решаются задачи достижения контакта м«„. коммуникантами (независимо от формы опосредования или . сроченности); привлечения внимания объекта речевого возде., ствия к отдельным элементам содержания (фактам, явления и) I учетом соответствующей замыслу формы подачи информации! изменения (или сохранения) установки восприятия адресатов данного текста.

Адресант: •Ф- психологическая установка; создание сообщения;

•Ф цель сообщения (информация, управление, обучение);

•Ф знания, опыт; речевые умения;

•v- личный тезаурус (включающий личные языковые и неязыковые знания I

конкретной теме);

•ф прогнозируемое эмоциональное воздействие текста

Текст: •Ф кодирование замысла адресанта с учетом всех его характеристик и

прогнозируемых им характеристик адресата;

•Ф наличие носителя текста: (книга, газета, журнал, листовка, экран телевизора,

дисплей компьютера и т.д.)

Адресат:

•ф психологическая установка на восприятие сообщения; •Ф- цель восприятия текста;

•Ф- уровень понимания информации, связанный с особенностями текста

и личным тезаурусом;

-ф эмоциональная оценка текста, декодирование, обусловленное авторитетом адресанта, известностью, популярностью, приемлемостью носителя текста;

•Ф обратная реакция, выраженная речевыми или неречевыми действиями

Рис. 7.1. Модель продвижения информации


С большей вероятностью побуждает человека к произвольному восприятию речи, т.е. интерес к речевому сообщению, сообщение, которое содержит сведения, относящиеся к его деятельности (учебе, работе, образу жизни) или личным интересам. Для создания такого сообщения адресант информации должен обладать досто­верными представлениями о том, «на каком языке» говорить с ад­ресатом: если его цель — воздействие на большую аудиторию, на массы, то он должен знать общие психологические ориентиры, предпочтения, предубеждения и т.д. этой аудитории. В тексте надо не только опираться на понятные слова, но, что важнее, необходи­мо прогнозировать коммуникативные потребности аудитории, мо­тивы возможного обращения к предлагаемой информации.

В письменноречевом общении нужно учитывать, что текст (письменный) воспринимается сначала зрительно, потом формаль­но (композиция, доступность, понятность, четкость) и только после этого на уровне проникновения в замысел автора. В теории речевых актов письменный текст рассматривается как диалог чита­теля с автором текста, как процесс взаимодействия читателя с текс­том. Этим объясняется то, что успех реализации коммуникативной стратегии и, следовательно, успех речевого воздействия в большой степени зависит от стилистической организации текста.

Если стратегия автора текста воплощает прогнозирование воз­действия информации, то стратегия читателя представляет собой обработку информации, заложенной в тексте, т.е. набор действий и приемов, которыми пользуется читатель при восприятии и пони­мании текста. Стратегия чтения включает следующие мо­менты:

•ф- понимание темы;

•ф- идентификация себя с персонажем или автором текста;

•ф- поиск доминирующей точки зрения, перспективы;

•ф- установление различий буквального и образного значений;

•ф- заполнение пропусков в информации (при иносказаниях, наме­ках, ссылках на другие источники);

•ф- установление соотнесенности с другими текстами и собствен­ным опытом;

•ф- соотнесение собственной реакции на текст с широким культур­ным или научным контекстом и т.д.

Выбор верной стратегии, обеспечив доступность текста, способ­ствует достижению планируемого эффекта воздействия.

Речевое произведение, отличающееся единством формы и со­держания, характеризуется пятью основными компонентами, реа­лизующимися в акте коммуникации: фактор отправителя текста (адресанта); фактор получателя текста (адресата); форма контакта




Глава 7. Письменноречевая коммуникация


~А. Типыфиксации письменноречевых произведений


 


между адресантом и адресатом; характер (тип) изложения соде ния; способ кодирования (выражения) информации.

Научные, учебные, деловые, рекламно-информационные и лицистические тексты достаточно насыщены разного рода ин Ьс мацией, которая не только передается и принимается, но и и«сл дуется с формальной и содержательной точек зрения в процессе 1 чевой коммуникации. Следовательно, для лучшей ориентации >{| них необходимо знание методов воздействия, используемых езтчз рами для лучшего контакта с читателями.

7.4. ТИПЫ ФИКСАЦИИ ПИСЬМЕННОРЕЧЕВЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Студенты чаще всего получают необходимую информацию из1 ных и методических изданий, поэтому будем в дальнейшем рить именно о работе с книгой как главным источником инфо >и ции. Прежде всего рассмотрим этапы работы с текстом (книгой зетой и т.д.). На первом этапе проводится предварителыьй! просмотр книги, а именно: ознакомление с аннотацией, оглавл (н* ем; беглый просмотр предисловия; просмотр отдельных выводов разделов и др. На втором этапе, убедившись в том, что пс матической направленности, языковому и общему содержанию-(ог| давлению) книга подходит, нужно зафиксировать ее выходные [ан| ные на карточке или в отдельном каталоге; в любой библиотеке можно быстро освоить технологию составления текстов карточе или каталогов. На третьем этапе после внимательного смотра данных об используемых книгах нужно рассортировать IX *1 порядке важности для дальнейшей работы.

Решив зафиксировать содержание какой-либо книги, следуетвы-1 бирать тип письменной фиксации — выписки, тезисы, реферат,ан-Т нотацию.

1. Выписки. Умение делать выписки - основа работы над лк>»ой| книгой. Выписки могут быть сделаны из конкретной части тек (та,| содержать сокращения или обходиться без них. Выписки делаю- из! «чужих» книг, статей, текстов и из собственных, ранее созданжых] текстов, при подготовке к устному выступлению для этой целииС'1 пользуют письменные материалы, данные эксперимента и т.д. Зы-1 писки из чужих материалов снабжают точными ссылками на исгюч-| ник информации, помещая их в скобках или в конце текста. Е ки полезно делать лишь тогда, когда книга прочитана до конца. Это! позволит ранжировать их, отбирая более ценные. Выписать мо«на| определение, статистические данные, цитату и т.д.


Например: «Историки письма утверждают, что письмо прошло длительный путь ис-но'жчк'кого развития сиг первых зарубок на деревьях, наскальных рисунков до звуко-буквенно-,-, щупа, которым сегодня пользуется большинство людей, т.е. письменная речь вторична по •япкс-машю к устной» (Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. проф. В. И. Макси-. М.: Гардарики, 2002 С. 59).

2. Тезисы, в записи — это положения, вбирающие в себя сущность значительной частя текста, то, что доказывает или опровергает автор, то, в чем он стремится добиться большей убедительности (определенная форма вывода, к которому он приходит). Тезис - это Заказываемое или опровергаемое положение, обобщающее содержание ис­точника информации. Основные тезисы разделяют: на принципи­ально важные положения, обобщающие содержание источника (в своей совокупности они иногда носят характер главных выводов), и простые — главные мысли, входящие иногда как составная часть в конспект или реферат и не имеющие специфических особеннос­тей основных тезисов. К каждому основному тезису может быть со­ставлено несколько простых, раскрывающих и разъясняющих его. Записи, включающие и простые, и основные тезисы, называются сложными тезисами (их можно сравнить со сложным планом, со­стоящим из пунктов и подпунктов).

5. Реферат — краткая, «обогащенная» запись идей, содержащихся в едком или нескольких первоисточниках. Рефераты готовят для дальней­шего использования, например, ученые создают авторефераты тех научных произведений, которые впоследствии будут обсуждаться широкой научной общественностью (диссертаций, статей, науч­ных отчетов и т.д.), Студенческие рефераты служат для студентов пособием для устного выступления на семинаре, зачете, экзамене. В такое выступление вносятся элементы импровизации, но обычно студент просто зачитывает реферат вслух или сдает его преподава­телю в письменной форме.

Реферирование — распространенный тип письменноречевой коммуникации. Реферат составляет большую часть самостоятель­ной работы студентов, служит опорой при подготовке деловых людей и научных деятелей к публичным выступлениям.

Лаконичное изложение в реферате мыслей автора первоисточ­ника не допускает описания собственной позиции автора реферата по рассматриваемому вопросу. Он может лишь выразить согласие Или несогласие с положениями первоисточника, обобщить их в ре­зюме, разъяснить отдельные использованные в первоисточнике термины. В реферате однородные факты группируются в обобще­ниях, цифровые данные систематизируются. Все это отражается в композиции текста реферата в предельном лаконизме, простоте и




Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.4. Типы фиксации письменноречевых произведений


 


нормативности языковых средств (исключения составляют ологизмы, образные выражения, сравнения).

Таким образом, реферирование является сложным речевым пп| цессом, включающим определенную последовательность умсз ных действий. В этом процессе наблюдается тесная взаимосвязь ] цепции и продукции, а его эффективность обусловливается ус к ностыо аналитико-синтетической деятельности по извлечению^ переработке информации из первоисточников. Реферируя производит такие умственные операции, как выбор, сравнен* комбинирование, перестановка информационных единиц и т.д.

Умения в реферировании, необходимые для качественного писания рефератов, основываются на совокупности н а в ы к о I:

-ф- лексико-грамматическое перефразирование;

-Ф- применение терминологии, принятой в данной сфере не профессиональной деятельности и т.п.;

-ф- использование аббревиатур и сокращений;

•ф- корректное оформление ссылок на использованные источник

информации и т.д.

На базе развитых навыков формируются сложные умения ферирования как формы фиксации информации в коммуникап ных целях:

-ф- прогнозирование тематической направленности текста; члене ние текста на законченные смысловые части и установлен» смысловых отношений между отдельными частями текста;

•ф- нахождение в каждой части текста смысловых вех;

•ф- обобщение фактов, излагаемых в тексте, и т.д.

Чтобы подготовить качественный реферат, стоит в практик* ре ферирования придерживаться следующих правил: «ф- просмотреть сначала все возможные источники необходимой

информации; <ф- зафиксировать на карточках данные о каждом;

•ф- составить план будущего реферата, отмечая в нем, к каким илен-| но страницам источника вы обращались;

*ф- написать реферат на стандартных листах бумаги только с одной стороны. Это облегчит дальнейшую работу с ним. Для того чтобы научиться составлять качественные рефераты^

следует самостоятельно или под руководством преподавателей: вы-*

полнять упражнения:

1) выписать из конкретных абзацев текста определенные слова,! формы или конструкции;

2) трансформировать выписанное в соответствии с целями рече вой деятельности;


3) сократить отдельные предложения за счет избыточной инфор­мации;

4) заменить придаточные предложения более компактными обо­ротами;

5) письменно ответить на вопросы, которые как бы содержат канву будущего реферата;

6) реконструировать текст по ключевым словам;

7) выписать информационное ядро (главную мысль) из каждого аб­заца;

8) соединить выписанное средствами языка;

9) выписать в соответствии с целью определенные положения и аргументирующие их доказательства;

10) прочитать текст, план к нему и указать пункты плана, которые не раскрыты в реферате.

Умения реферирования текстов необходимы тем, кто решил связать себя с наукой, исследовательской деятельностью. Деловые люди, желающие преуспеть в своей деятельности, сталкиваясь с текстами законов, постановлений, инструкций, документов, рефе­рируют их для дальнейшего, более конкретного использования.

На оборотной стороне титульного листа любой книги среди многих технических пометок обязательно помещена аннотация.

4. Аннотация - крайне сжатый справочный текст, включающий ос­новные данные о книге.

Например: Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. В.И. Максимо­ва. М.: Гардарики, 2002. 412 с.

Освещаются теоретические вопросы, очерченные программой, анализируются языковые и речевые стили, рассматривается речевая культура в научном и учебном общении, культура публичного выступления, связь культуры речи с другими нау­ками.

Предназначен для студентов высших учебных заведений.

Аннотация, при некоторой схожести с рефератом, значительно отличается от него. Назначение реферата — замена подлинника кратким и обобщающим его вариантом, тем не менее достаточно полно отражающим его содержание. Аннотация сообщает о нали­чии некоторых сведений, информативного материала из конкрет­ной области знаний и в то же время дает краткую оценку этого ма­териала, объясняя, кому и для чего он может быть полезен.

При чтении учебной или научной литературы целесообразно за­писывать аннотации книг, дополняя их при необходимости собст­венными справками. Форма предъявления реквизитов издания в аннотации определяется ГОСТами, которые периодически меняют-




Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.5. Реализация синтеза речевых умений разных видов...


 


ся, о чем следует помнить при ведении каталога прочитанной ли| ратуры.

Научившись делать выписки, составлять тезисы, рефераты нотации, можно переходить к исполнению более сложных тли письменноречевых произведений — продуцированию собстве* текстов с целью их дальнейшего использования в той или шн<зсфере речевой коммуникации.

Приведем несколько практических советов специалистов: 1

•ф- если вы делаете записи, выписки, располагайте их на листе! карточке так, чтобы одна единица информации помещалась.пб| ностью на одной странице;

•ф- помечайте свои записи каким-либо символом, общеприш или собственным. Так, среди индивидуальных символов, пенсий ющих некоторым авторам, встречается: П — точка зрения, 2/$ объединить, ? — проверить;

•ф- оставляйте в записях на бумаге широкие поля, что позв« позже дополнить их, внести коррективы;

•ф- датируйте важные выписки из периодических изданий, ал тронных версий текстов, из других материалов. Это позв« проследить развитие определенных идей;

•ф- учитывая коммуникативную направленность записей, воззгоЯ ность их использования в устных выступлениях, дискуссияз, семинарских занятиях, делайте собственные комментарии текстам, т.е. сопровождайте выписки записями, содержащил собственную точку зрения.

7.5. РЕАЛИЗАЦИЯ СИНТЕЗА РЕЧЕВЫХ УМЕНИЙ РАЗНЫХ ВИДОВ В УЧЕБНО-НАУЧНОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

В учебно-научном общении синтез речевых умений особеннс глядно прослеживается при подготовке и во время участия в об дении каких-либо проблем (на диспутах, семинарских занятая конференциях и т.д.). Студенты чаще всего принимают участие семинарских занятиях. Обычно на занятии заслушиваются и згте> обсуждаются подготовленные студентами сообщения, выстушк ния, доклады по заданной теме. Процесс подготовки и участия з се минаре как последовательность реализации видов речевой деят ности представлена на рис. 7.2. Приведенная схема показы 1ае этапы речевой деятельности автора реферата и его озвучивания 1 занятии.


Чтение и реферирование первоисточников

Написание тезисов выступления (доклада) или развернутого плана сообщения

Озвучивание подготовленных материалов

Слушание выступлений коллег, комментирование, дополнение

Внесение корректив в собственные записи или дополнение их

Рис. 7.2. Последовательность видов речевой деятельности автора реферата

Действия слушателя имеют несколько иную направленность и этапность (рис. 7.3).

Прослушивание выступления

Осмысление услышанного во внутренней речи

Фиксирование на письме основных положений выступления (тезисы, опорные слова и т.д.)

Устный анализ услышанного (рецензии), аргументированный и дополненный собственными суждениями

Поиск в учебнике (при необходимости) цитат, подтверждающих или опровергающих услышанное

Прослушивание контраргументов, соглашение или несоглашение с ними и т.д.

Рис. 7.3. Последовательность видов речевой деятельности слушающего

Ясно, что развитые умения во всех видах речевой деятельности способствуют эффективности взаимодействия в ситуации учебного семинарского занятия.

Деловое письмо (в плане речевых действий) — вид делового об-Щения, которое проходит с использованием разных видов рече-


19-7621

 




Глава 7. Письменноречевая коммуникация


7.5. Реализация синтеза речевых умений разных видов...


 


вой деятельности, в частности делового письма. Подготовка нес ходимых материалов, их обобщение и обсуждение, создание пис менного сообщения творческого характера определяются ком* никативными намерениями и способствуют взаимодействию ресанта и адресата. Цель делового письма — передача инфорл ции, которая может стать источником необходимых знаний, также побудить к действиям в сфере устного общения, к новь деловым контактам.

Написанию деловых писем способствуют навыки бытовой пер писки с родными и друзьями. На этом этапе развиваются умен» оперировать эпистолярными формулами языка, использовать мулы речевого этикета, правильно писать адрес в соответствии изменениями в ГОСТах, а самое главное - формируется понимай* того, что содержание письма должно отражать предшествующи события или намерения, передачу устноречевых текстов кого-либ в письменной форме, ответы на ранее заданные вопросы (устнь или письменные) и т.д.

Роль письма в деловой коммуникации усложняется в нашу и! формационную эпоху, и ценность деловых писем сохраняется преимущества для деловой коммуникации заключается в том, чт они фиксируют информацию, на которую можно сослаться поздне и подтвердить документально; позволяют планировать, отбират. оформлять необходимую информацию при подготовке к устно общению; дают документальную основу для ведения трудоемки дел; служат средством передачи конфиденциальной информации используются в судопроизводстве и т.д.

В деловых письмах наглядно проявляются общая культура, гу мотность, компетентность пишущего, что позволяет адресату СС ставить представление о нем как личности.

Процесс создания деловых писем и использования их в деловой общении включает ряд этапов коммуникативно-речевой деятел ности (рис. 7.4).

Далее текст письма и полученный ответ могут быть использс ваны в устном обсуждении проблемы на совещании, собрани* и т.д.

Рекламно-информационные тексты — тип речевых произведений творческого характера, распространенный в профессионально-дс ловом общении. Среди многих определений рекламы наиболе приемлемо следующее: Реклама - это форма коммуникации, перево щая качество товаров и услуг на язык нужд и запросов потребителя. Пра магическая ориентированность рекламных текстов позволяе сформулировать цель речевой коммуникации в сфере рекламы еле дующим образом: передача сообщения и управление реактивным!


действиями адресата. (Ясно, что ни один рекламодатель не станет платить деньги за размещение рекламы, которая только сообщает, но не побуждает к покупке.)

Выяснение в устном общении с коллегами, партнерами, заказчиками необходимости написании делового письма

Отбор материалов, необходимых для составления текста письма

Выбор формы письма (запрос, информация, претензия, предложение, ответ и т.д.)

Оформление частей письма и реквизитов в соответствии с нормами и правилами

Обсуждение текста письма (если оно не конфиденциально) с коллегами для уточнения данных, фактов, цифр

Рис. 7.4. Последовательность создания и использования деловых писем

Воздействие рекламы на потребителей включает ряд этапов, на каждом из которых достигается определенная цель:

1) привлечь внимание формой и содержанием;

2) вызвать интерес к рекламируемому предложению;

3) возбудить желание совершить покупку;

4) дать аргументы в пользу предмета рекламы;

5) привести к решению совершить конкретное действие (рече­вое — выяснить дополнительные детали, неречевое — совершить покупку).

Хороший рекламно-информационный текст создает в воображе­нии потребителя представление о предмете рекламы, его образ и связанные с ним ассоциации. Степень воздействия рекламы зави­сит от того, насколько автор текста рекламы учитывает потребнос­ти целевой аудитории, как выражает их реализацию, какие аргумен­ты приводит, доказывая полезность предмета рекламы потреби­телям.

Написание рекламных текстов — трудоемкий творческий про-Цесс, требующий специальной подготовки. Ниже даны три правила


19-

 


Глава 7. Письменноречевая коммуникация


Контрольные вопросы


 


 


речевой коммуникации, которыми необходимо руководствоват при создании рекламных текстов:

<ф- выделять основные, самые важные части текста, иногда да самые важные, «ударные» слова;

-ф- экономить языковые и речевые средства, концентрируя внщ ние на главных, выгодных особенностях предмета рекламы;

-ф. сделать рекламу эффектной, запоминающейся по форме и с| держанию, что позволит в максимальной степени реализова| коммуникативные способности рекламы. Ценность рекламной текста — в его воздействии, но нельзя допустить, чтобы оно пр| исходило только на уровне формы. Запомниться должно соде жание.

Сегодня реклама реализуется в виде таких типов информацис ных произведений, как объявления, плакаты, листовки, пресс-рел| зы, буклеты, каталоги, проспекты, памятки, этикетки, реклама'! Интернете, заметки, интервью, очерки, репортажи и т.д. Иссле^ ватели и аналитики утверждают, что в наше время 95% публии мых в периодике текстов носят рекламный характер. Поэтому, да не занимаясь рекламой профессионально, нужно хотя бы в общ» чертах представлять себе те требования, которые предъя* ются к рекламным текстам со стороны речи, речевого воплощен* рекламных идей:

-ф- максимум информации, минимум слов;

чф. ясный, четкий язык, однозначность используемых понятий,

минов, неологизмов; <ф- конкретность, целенаправленность мысли, выраженной в назв

нии, рекламном лозунге (слогане), ударном абзаце;

-ф- доступность содержания для широкой аудитории;

-Ф- современный дизайн;

^ф. доказательность, доходчивость;

-ф- новизна привлекаемой информации и т.д.

Легко убедиться, что функции рекламных текстов совпадают; функциями любых типов речевой коммуникации — общение, сое щение, воздействие. В связи с этим реклама использует все ре* вые средства, характерные для эффективного общения.

Коммуникативная, даже коммуникативно-социальная ценное рекламы сегодня уже не оспаривается, однако многочисленны пр» меры далеко не лучших рекламных текстов (как письменных, так} устных). Поэтому в теории коммуникации необходимо уделить < бое внимание данному типу речевого общения.


ВЬ1ВОДЫ

1. Чтение и письмо являются самостоятельными видами речевой деятель­ности. Вместе с тем характеристики устноречевой и письменноречевой деятельности в пределах одной и той же ситуации общения вполне сопо­ставимы.

2. Чтение и письмо, реализуя письменное общение, служат целям установ­ления контакта или получения информации в данный момент времени и фиксации этой информации для последующей передачи ее через письмен­ные тексты или в устной форме.

3. Письменноречевая коммуникация, имея некоторые сходные черты с уст­норечевой, отличается большей подготовленностью, независимостью от времени и условий протекания, употреблением более развернутых, литера­турно оформленных речевых оборотов. Часто именно письменноречевые тексты становятся основой для продуцирования устной речи.

4. Взаимопонимание между пишущим и читающим чаще всего устанавли­вается в тех сферах и ситуациях общения, которые подразумевают точ­ную адресацию произведений и общий язык коммуникантов.

5. Письменная речь (в отличие от устной) воспринимается как функция социально-культурного, познавательного общения и чаще воплощается в опосредованном текстом межличностном общении адресанта и адресата. Стилистически письменная речь тяготеет к литературным, книжно-письменным стилям (научному, деловому, художественному, публицисти­ческому).

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Какие навыки и умения формируются и развиваются при овладении компетен­цией в письменной речи, т.е. в письме как виде речевой деятельности?

2. Какие навыки и умения необходимы для составления качественных конспектов?

3. Какие виды чтения необходимо развивать для более эффективного извлечения актуальной информации?

4. Каковы предпосылки более полного понимания текста?

5. Считаете ли вы свои письменноречевые умения достаточно развитыми? Если нет, то как можно улучшить ситуацию?

6. Синтез каких речевых умений необходим для обработки полученной информа­ции и ее дальнейшего использования?

' • Умеете ли вы писать бытовые и деловые письма? Какие умения вам нужно раз­вить чтобы ваши письма стали более интересными и функциональными?

8- Считаете ли вы рекламу необходимым элементом социальных и деловых комму­никаций? Почему?

9. Для чего любому человеку необходимы умения в создании рекламных текстов?


Глава 7. Письменноречевая коммуникация


 


 


ЛИТЕРАТУРА

Амирова Т.П. Функциональная взаимосвязь письменного и звукового языка. М. 16 Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982.

Колшанский Г.В. Лингвокоммуникативные аспекты речевого общения. М., 198». Павлова В.П. Обучение конспектированию: теория и практика. М., 1989. Панфилова А.П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности: Уч«6. п«|

собие. СПб., 2001.

Речь в научно-лингвистическом и дидактическом аспекте. М., 1991. Розенталъ Д.И., Голуб И.Б. Секреты стилистики. Правила хорошей речи. М., 19Э6. Русский язык в его функционировании: коммуникативно-прагматический а_спе

М., 1993. Славгородская Л.В. Взаимодействие устной и письменной речи в сфере научного ;

ния //Научная литература: язык, стиль, жанры. М.,1985. Теория и практика коммуникативно ориентированных учебников русского кзык

Русский язык в вузе. Тарту, 1988. •

Томилов В.В. Культура предпринимательства: Учеб. пособие. СПб., 2000. Шейное В.П. Психология и этика делового контакта. Минск, 1996.


Гл а в а 8

НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

8.1. Сравнение вербальной и невербальной коммуникаций (295) • 8.2. Пара- и экстралингвистические особенности невербальной коммуникации (302) • 8.3. Ми­мика и взгляд (308) • 8.4. Жесты (315) • 8.5. Организация пространства и времени коммуникативного процесса (320) • 8.6. Позы и походка (325) • 8.7. Контакт глаз (329)


 


8.1. СРАВНЕНИЕ ВЕРБАЛЬНОЙ И НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИЙ

Термин «невербальное» обычно понимается как «несловесный язык». Он объединяет большой круг явлений, включая не только движения тела человека и звуковую модальность речи, но и различ­ные элементы окружающей среды, одежду, элементы оформления внешности и даже различные сферы искусства.

Под невербальной коммуникацией (в узком смысле) следует пони­мать средство информации, систему невербальных символов, знаков, кодов, использующихся для передачи сообщения. Ключевым моментом такого понимания является указание на внешнее сопровождение психи­ческих явлений (см.: Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов н/Д, 1999. С. 16).

В широком смысле понятие «невербальная коммуникация» практи­чески отождествляется с понятием «невербальное поведение» и оз­начает социально обусловленную систему взаимодействия, в структуре ко­торой преобладают непроизвольные, неосознаваемые комплексы движений, выражающие личностную неповторимость человека.

Основное свойство невербального поведения — движение, по­стоянное изменение совокупности невербальных средств выраже­ния вслед за изменениями личности. Ядро невербального поведе­ния составляют самые разнообразные движения (жесты, экспрес­сия лица, взгляд, позы, интонационно-ритмические характеристи-




Глава 8. Невербальная коммуникация


8.1. Сравнение вербальной и невербальной коммуникаций


 


 

 

Слуховая   Зрительная   Кожно-тактильная   Хеморецеп-ция: обоняние, вкус   Теплорецеп-ция: чувство тепла, холода  
^   *   'а  
Жест, мимика, поза, движение и др  
| Общая система коммуникации |

Невербальная| Вербальная [


I

Рис. 8.2. Классификация основных видов невербальной информации (Источник: Современная психология: Справочное руководство. М., 1999. С. 306)

ки голоса, прикосновения), которые связаны с изменяющими^ психическими состояниями человека, его отношениями к па{: ру, с ситуацией взаимодействия.

Тот факт, что передача и прием невербальной информаг могут осуществляться на бессознательном или подсознательно уровне, ставит вопрос об оправданности понятия «общение» как при речевой и неречевой коммуникации этот процесс по-разщ му осознается партнерами по взаимодействию. Но невербально поведение определенно несет информацию независимо от тог осознается она индивидом или нет.

Наиболее полно особенности невербального языка как спе! фического языка общения описаны американским психологоЛ Р. Харрисоном. Он характеризует невербальный язык как природ ный, первичный, правополушарный, имеющий в отличие от ве бального языка не линейную временную последовательность, а п{ странственно-временную целостность. Вербальный язык предста! ляет собой вокально-звуковое явление, легко кодируется и деко^ руется. Невербальный язык состоит из разнообразных движений, 1 значительная часть невербальной информации вообще не може| быть переведена в код какого-либо языка без существенной потерн их смысла для партнеров.

/Сигнальные функции невербальной коммуникации интерес исследователей, рассматривающих способы, каналы передачи н«к| вербальной информации (визуальные, слуховые, тактильные, о/, факторные).

На рис. ^Представлена структурная схема невербального пове|
дения. Главным компонентом структуры здесь является кинесте^
тика — зрительно воспринимаемый диапазон движений тела,!
жесты рук, движения глаз и лица. Центральное место в кинестетикё|
занимает экспрессивная подструктура, которая подразделяется на
выразительные движения и физиогномику. '

С помощью акустического канала отражается просодичес­кая структура невербального поведения. К ней примыкает'! экстралингвистическая структура (речевые паузы и психо-| физиологические реакции человека — плач, кашель, смех, вздохл и т.д.).

Такесика — область невербального поведения, находящаяся] под контролем тактильно-кинестетической системы отражения; (данные поступают от рецепторов кожи, мышц, сухожилий, суета-} вов), а также зрительной и слуховой системы, обеспечивает оценку; всех нюансов физического контакта.

Ольфакторная система базируется на обонянии челове-] ка и отражает искусственные и естественные запахи.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    ^   Радость 1 )   Сдержанный        
Эмоциональ­ная   Горе А   Недовольный    
Нейтрально 1 /А   Суровый    
Страх Ш>   Злой    
Гнев р* .   Злобный    
    Нравится - не нравится   * Бас        
Эстетическая   Энергичный - вялый   и Баритон        
^^Л   Высокий - низкий   К* Сопрано        
Индивидуаль­но-личностная   Иванов        
Петров    
    Сидоров    
         
Биофизичес­кая   Пол, возраст, рост, вес    
-    
                 
     
Социально-групповая   Национальность (акцент^    
Ранг - иерархия    
     
     
Психологичес­кая    
Воля, характер, темперамент, самооценка и др.    
     
                 
     
1 Пространст­венная   Расстояние   - УдалЁние    
^   Азимут   >*>г Приближение    
Движение   ^ — * Движение вокруг и др.    
                 
| 1 Медицинская   ^_^_^_,   Обшее состояние элоооеьа    
^-^   Логопедическая — заикание, дизартрии    
Фониатрическая — дисфонии, афонии    
                     
1 1 Физические | помехи   Физические нарушения артикуляции -напряжение, давление, ускорение        
"^"-^   Акустичес!                
Электроакустические искажения в тракте        



Глава 8. Невербальная коммуникация


8.1. Сравнение вербальной и невербальной коммуникаций


 


Согласно другому подходу к оценке роли неречевой коммуш ции, в процессе общения признается «автономность текста» неве бальной коммуникации, так как она выражена знаками и имеет ] ряду с речевой свой план выражения содержания и интерпретавд Соответственно неправомерно считать, что невербальная коми никация только дополняет «главный» (речевой) яык. Она сущест ет вместе с речью как независимая от нее система.

Наконец, третья точка зрения отстаивает приоритет неверба ного поведения над вербальным в качестве более экономного и; фективного средства в достижении целей коммуникации. Челон в ситуации общения реализует некоторую невербальную прог му, накладывая на нее вербальную форму. Кроме того, у неверба ного поведения есть своеобразный приоритет в создании обра партнера и всей ситуации общения, что не означает второстепе ной роли речевого поведения.

Намеренность и ненамеренность в передаче информации по ] налам невербальной коммуникации также имеет свою специфи! (рис. 8.3): в одних случаях информация может передаваться «отпр вителем» с осознаваемой целью довести ее до сведения «пол; теля», например угрожающая поза или указующий жест, в др случаях отправитель не имеет намерения передавать какую-то формацию или даже пытается ее скрыть, но получатель такую формацию воспринял (например, признаки плохого настроен! самочувствия).

Невербальные реакции

Произвольные

Непроизвольные

Осознаваемые       Неосознаваемые   Осознаваемые       Неосознаваемые  
(позы, жесты,       (привычные   (покраснение       (расширение  
улыбка, взгляд)       действия, позы, движения,   лица, испарина, учащение пульса)       зрачков в ответ ' на зрительный  
        которые в данный           стимул 1  
        момент не           возбуждающего  
        осознаются)           содержания) -  

Рис. 8.3. Виды невербальных реакций


Психологическую суть невербального сообщения сложно как оп­ровергнуть, так и подтвердить, поэтому социум вырабатывает тре­бования, главным образом касающиеся речевого поведения.

Человек гораздо точнее оценивает свою способность переда­вать речевые сигналы, чем воспринимать их. По-видимому, причи­на в том, что, выражая свои эмоции, человек получает более непо­средственную и обязательную (навязанную) обратную связь, чем в том случае, когда он дает понять, что сумел «расшифровать» эмоциональные выражения других людей. В связи с этим полезны понятия «знак» и «сигнал». Знак — это элемент поведения, внеш­ности, движений индивида, несущий информацию, которая незави­симо от его воли и намерений воспринимается другим индивидом. Но знак становится сигналом, когда «отправитель» использует его осознанно с целью передать определенную информацию «получа­телю». Информационно-психологические различия между знаком и сигналом являются причиной множества случаев нарушения вза­имопонимания между людьми. Неосознаваемый «отправителем» знак, например случайный взгляд, может быть воспринят партне­ром как сигнал (признак интереса, презрения) и вызвать конкрет­ные действия. Кроме того, даже когда поведение обеих сторон вполне осознанно, интерпретация полученной информации не обязательно совпадает с тем, что предназначалось для передачи.

Невербальное поведение считается многими исследователями той частью общения, которая с трудом поддается формализации и за которую человек не несет ответственности. Несмотря на это не­вербальные средства так же, как и вербальные, используются для организации обратной связи в процессе общения.

Таким образом, невербальная коммуникация выполняет функ­ции контроля, регуляции, информации, диагностики, коррекции взаимодействия. Сочетание вербальных и невербальных компонен­тов зависит от ситуации общения, главными компонентами кото­рой являются отношения между участниками, цели взаимодейст­вия, вид общения. При этом невербальное поведение может высту­пать как средство, дополняющее речь, как «автономный текст», су­ществующий параллельно речи, а также как единственное средство общения.

Исследование невербальной коммуникации имеет большое зна-. чение не только в системе человек — человек, но и в системе чело­век — машина, в частности в инженерной психологии для решения задач автоматического распознавания речи, при идентификации личности говорящего, в процессе контроля за состоянием челове­ка, работающего в стрессовых условиях.


Глава 8. Невербальная коммуникация

а 2 Па].я= пэстралингвистические особенности невербальной коммуникации 303


 


 


я

Весьма важным аспектом является изучение невербально^! формации в художественном творчестве, где она служит не тс условием эстетического воспитания, но и эффективным среде развития личности.

8.2 ПАРА- И ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ! НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

К паралингвистическим компонентам невербальной коммуникации,, делающим качество голоса, его диапазон, тональность, относят: кость, темп, ритм и высоту звука.

Экстралингвистические компоненты представляют собой атипщ кие индивидуальные особенности произношения - речевые паузы, кагиливатм, вздохи, плач, заикание и т.п.

Громкость голоса, особенно динамика изменений этог&| раметра во времени, — важное акустическое средство кодирова невербальной информации. Так, для печали характерна низ громкость голоса, а для гнева — увеличенная. Большая громкс голоса сочетается с выраженной побудительной силой высказк|| ния и часто служит намерению повлиять на собеседника. 1овор» громче бывает легче, если одновременно повышать частоту (г есть разговор «на повышенных тонах»). Если повышение тона 1 вышает допустимый уровень для конкретного партнера, то это; принимается как покушение на личное достоинство. Малая кость голоса в процессе общения чаще всего ассоциируется у < телей со сдержанностью, скромностью, нехваткой жизненной лы. Наиболее эффективной в практике деловой коммуник признается тактика постоянного изменения громкости Часто слово, произнесенное тихим голосом на фоне громкой привлекает к себе большее внимание, чем слово, усиленна криком.

Темп речи. Средние статистические характеристики те* речи человека существенно изменяются с возрастом вследствие лабления активности артикуляционного процесса. Можно говори о темпе речи как об индивидуальной личностной особенности, занной прежде всего с характеристиками темперамента человек Быстрый темп речи может свидетельствовать об импульсивное уверенности в себе, а спокойная медленная манера указывает на' 1 возмутимость, рассудительность, основательность. Кроме того, < ствуют значительные различия по показателям речи между преде вителями разных культур: «нормальная скорость» речи у французов) итальянцев обычно выше, чем у немцев и англичан.


изменения присущего человеку индивидуального темпа |^гщ31 позволяют судить об изменении его состояния. Так, люди н 1 сшзают говорить быстрее, когда они взволнованы, когда Г0воря~и о своих трудностях, хотят в чем-то убедить собеседника ЙЛи угс I кгть его. Медленная речь может свидетельствовать об ус-талостЕ угнетенном состоянии или плохом самочувствии. Одна и та же с^эка («Прости, я сам все расскажу»), произнесенная по просьбе з следователей профессиональным актером с разными эмоцисмимеными оттенками, имела средний темп произнесения (слогов 1 ккунду) при выражении радости — 5,00; печали — 1,74; гнева — ™_Э5; страха — 4,45. Аналогичные результаты получены при анализ е :< юциональной выразительности вокальной речи.

Р и ^я или течение, речи. Сбивчивая, прерывистая речь, как праижш», указывает на волнение, нервно-психическое напряже­ние. К-сг» человек говорит на трудные для себя темы, он сбивает­ся, час мс веправильно строит фразы. Чем более прерывиста речь, чем бо-Г5ссев ней запинок, назализации (э... э... э...), слов-паразитов («знач!-м= «так сказать» и т.п.), тем более некомпетентным он ка­жется спасающим. Нужно иметь в виду, что сбивчивая речь часто приниэиаЕзся за попытку обмануть партнера.

Ритя П1ное говорение (ровное перетекание слов) ассоциируется в предвгаыенни слушателей с уравновешенностью, хорошим на­строении собеседника, богатством чувств.

В ы и аз а г о л о с а и ее изменение во времени — носитель ин-формапи ео возрастных, половых, индивидуально-личностных осо­бенное : 1 1_человека. У женщин и детей голосовые связки короче и тоньше чги у мужчин, поэтому высота голоса у них выше примерно на окташ§ Этой же закономерностью определяются индивидуаль­ные р^исжчия в высоте голоса разных людей: высокие и полные люди ииект, как правило, более крупную гортань и более низкие голоса-_«ч-п9 низкорослые и худые.

Эмсжшнпзальное содержание сообщения может несколько изме­нять з»:п_№ысотные характеристики. Так, гнев сопровождается уве­личением звонкости, «металличности», а страх делает голос «глу­хим», — сланным», «сдавленным».

П а -ч I ы во время разговора делают для того, чтобы: предоста­вить п^гзеру возможность высказаться; выиграть время на раз-мьпшге=ини; придать силу словам, следующим за паузой; переждать отвлеч ( еж партнера; отреагировать на невербальные сигналы, свидет^_1 кгвующие о желании партнера что-то сказать.

Если ^повек не обращает внимания на то, что его прерывают, значит- -1 больше ориентируется на себя , а если он с трудом выно-


Глава 8. Невербальная коммуникация


;.2. Пара- и зкстралингвистические особенности невербальной коммуникации 305

 


 


сит паузы в разговоре, он больше ориентируется на межли* ное взаимодействие.

Умение держать паузу — порой незаменимое средство ве.в разговора. Несколько секунд молчания могут быть красноре>-слов, они помогают собраться с мыслями, дают возможность деть собой, привлечь или переключить внимание.

Умение слушать паузу, интерпретировать причины молчанл зволяет получить важную дополнительную информацию в п[ се общения.

Смех рассматривается как универсальное средство для напряжения в общении. Открытый, естественный смех (смех роко раскрытым ртом) демонстрирует радость, удовольствие, сцд рение. Полные люди, люди веселые по натуре смеются всем

Смех, снимающий напряжение, разряжающий обстановку, всего отражает естественную реакцию на что-то веселое, кс ное, он не направлен на демонстрацию своего отношения к па_> ру. Демонстративная реакция может сопровождаться язвител! издевательским, злорадным, ироничным, циничным, смуще! смехом. Наконец, бывает смех искусственный, вымученный ке ражение определенной игры, направленной на достижение- хе ных целей.

Вздохи, стоны, покашливания также предста* собой «говорящие» звуки. Их роль в общении сводится, пр всего, к выражению определенных состояний (безысходности терпеливости, недовольства и т.п.) и «заражению» окружаь путем вызывания у них аналогичных чувств.

Интонация - все явления, звуковые средства языка, которые сея голосом и не требуют концентрации внимания на содержании сказа-Интонация — особый способ выражения чувств, эмоций, от ния говорящего к собственным словам и тем людям, с которьпча I общается (властная интонация, насмешливая, ироническая ^ ренная и т.п.). По образному выражению М.М.Бахтина, в ции соприкасается говорящий со слушающим.

Интонации пока мало изучены. Их многообразие и высокаясз пень индивидуализации мешают составить какую-либо «азбуку» наций. Очень важно при этом учитывать, что невербальная ие мация передается не одним каким-либо акустическим средствам.? одновременно несколькими. Например, информация об измег эмоционального состояния говорящего находит отражение в нении тембра (спектра голоса) и в характерных для каждой э> изменениях высоты, силы, тембра, ритма речевой фразы.

В системе речевого общения можно выделить следующие невербальной информации, передаваемые особенностями звук


язношения: эмоциональную, эстетическую, индивидуально-личност-цук>, биофизическую, социально-групповую, психологическую, про­странственную, медицинскую, информацию о физических помехах.

Восприятие эмоциональной информации зависит от степени выраженности эмоции в голосе и ее вида. Исследования показали большую надежность восприятия таких эмоций, как гнев л страх, по сравнению с эмоциями радости.

Для характеристики эмоциональной импрессивности, т.е. спо­собности человека к восприятию эмоциональной информации, ис­пользуется понятие «эмоциональный слух». Если фактический ре­чевой слух обеспечивает способность человека воспринимать вер­бальное смысловое содержание речи, то эмоциональный слух — это способность к определению эмоционального состояния говоряще­го по звуку его голоса. Степень развитости эмоционального слуха коррелирует с эмпатией — постижением состояний другого челове­ка в форме сопереживания.

Словесные определения эстетической информации речи и голоса носят оценочный характер: нравится — не нравится, приятный — неприятный, нежный — грубый и т.п. Важнейшей осо­бенностью эстетической информации является образность и мета­форичность, использование не только акустических определений (звонкий — глухой, высокий — низкий), но и зрительных (яркий — тусклый, светлый — темный), кожно-тактильных (мягкий — жест­кий, теплый — холодный) и даже вкусовых (сладкий, сочный). Слу­шатели способны наделить голос даже нравственными категория­ми, напри-мер, назвав его «благородным». На основе исследований эстетической информации можно утверждать, что слушающие при­писывают обладателям «красивой» речи не только выраженные интеллектуальные качества и позитивные личностные свойства {доброжелательность, великодушие, чувство собственного досто­инства), но и деловые качества (компетентность, надежность, энер­гичность), а также хорошее состояние здоровья.

Эмоционально-эстетические характеристики речи особенно не­обходимы для представителей речевых профессий, поскольку многочисленная аудитория радио и телевидения не только дает критическую оценку выступающим, но и формирует под их воздей­ствием эстетические оценки собственной речи.

Индивидуально-личностная акустическая информация является специфической характеристикой каждого человека. Не­повторимость голоса человека определяется присущими только ему особенностями тембра, высоты, интонации, фонетики. Извест-11 °, что в средневековой Италии в паспорте наряду с другими отли­чительными чертами человека отмечались свойства его голоса.

2С-7Б21


Глава 8. Невербальная коммуникация


$.9. Пара- и экстра-лингвистические особенности невербальной коммуникации 307

 


 


Экспериментальные исследования свидетельствуют о высокое дежности распознавания знакомых людей на основе индив* ных особенностей голоса: до 98% при прослушивании фраз тельностью 3—5 с. Узнавание сохраняется и при инвертирова! во времени звучании, что говорит о большей помехоустойчива данного вида невербальной информации. Сейчас неповторш голоса человека используется как средство автоматического навания личности, например, в банках для обеспечения инди ального доступа к сейфу его владельца, в криминалистике лизе правонарушений.

Биофизическая информация характеризует полсц возрастные различия людей, а также определенные конституз_д<| ные особенности (рост, вес). В отличие от индивидуально-лич: ной информации она интерпретируется как принадлежность века к определенной типологической группе.

Надежность определения биофизических характеристик щего по его голосу достаточно высока: для пола — 98,4%, возра 82,4%, роста-96,7%, веса —87,2%. Точность узнавания существ зависит от возраста слушающих, которые лучше всего опреде возраст говорящих, близкий к их собственному. При этом слушатели склонны занижать возраст тех, кто старше их. Дети даз кают более выраженные ошибки в определении биофизические; рактеристик говорящих. Можно сказать, что восприятие инфчр| ции во многом зависит от социального опыта аудиторов.

Медицинская информация отражает состояние-ровья говорящего и характеризуется терминами «больной», «(. ненный» голос. Они указывают как на нарушение работы голош< го аппарата, так и на общее болезненное состояние орган ш Опытные клиницисты успешно используют такую информашк диагностических целях.

Информация о помехах, сопровождающих процесс речи, может быть важной для слушающего. Индифферентные, не сиз ные с говорящим помехи, могут быть результатом, напр! электроакустических шумов в телефонной линии, а шумы в пое нии, откуда ведется разговор, могут нести определенную инф- рг| цию о говорящем (местонахождение, наличие других людей Этот вид информации имеет особое значение в криминалистиьс.

Пространственная информация — это информа ;и< пространственном расположении говорящего по отношению ч шающему (справа — слева, впереди — сзади, удаление — приб_иэ| ние и т.п.). Интересным психологическим феноменом является' называемый эффект вечеринки. Он наблюдается в тех слунга когда рядом со слушающим находится много говорящих; при_Е


слушающий способен избирательно направлять свое внимание на интересующего его собеседника, одновременно подавляя (игнори­руя) речь других людей. Интересно, что этот эффект направленно­го внимания проявляется не только при бинауральном пространст­венном восприятии, но и при восприятии монофонических магни­тофонных записей, разговоре по телефону, когда среди одновре­менно звучащих голосов слушающий может выделить один.

Социально-психологическая информация отража­ет национальные и иерархически-статусные невербальные акусти­ческие особенности говорящего. Национальность проявляется в ак­центе, интонации речи. Не менее важную информацию несет диалект (местный выговор). Интонация и фонетическая база чужого языка наиболее трудно усваиваются иноязычными, даже при овладе­нии достаточным словарным запасом, грамматикой и синтаксисом. Поэтому акцент, часто сохраняющийся долгие годы, является надеж­ным признаком распознавания национальности говорящего.

Психологическая информация охватывает широкий круг личностных характеристик. Попытки диагностировать по го­лосу такие психологические особенности говорящего, как воля, темперамент, общительность, интеллект, неискренность и др., предпринимались неоднократно. Хотя полученные данные зачас­тую разноречивы вследствие сложности процесса восприятия и по­нимания человека человеком, удалось'выявить ряд свойств, наибо­лее «прозрачных» для оценок по голосу. К их числу относятся эмо­циональные и коммуникативные личностные особенности. Осо­бый интерес представляет создание психологического образа говорящего человека на основе впечатлений от его речи. Этот «образ», возникающий у слушающего, носит вероятностный харак­тер. Тем не менее он играет существенную роль в процессе межлич­ностного взаимодействия, являясь визитной карточкой партнера.

Психологический «детектор лжи» воспринимающего субъекта ос­нован на том, что невербальные компоненты оказывают сильнейшее влияние на смысл произносимых слов, в частности на убедитель­ность и неубедительность речи, искренность и неискренность выска­зывания. Искренность характеризуется гармоническим единством вербальных смыслов и невербальных форм речевого поведения (ин­тонация, жест, мимика и др.). В случае неискренности, а тем более лжи, проявляется в той или иной мере дисгармония невербальных сигналов по отношению к вербальным, а также противоречия эле­ментов невербального поведения. Слушающий способен уловить эти Дисгармонии как фальшивые ноты в музыке. Чувствительность пси­хологического «детектора лжи» различна у разных людей и зависит °т их индивидных, личностных особенностей, коммуникативного

го-


8.3. Мимика и взгляд


Глава 8. Невербальная коммуникация


 


 

 

опыта. Однако дети, чей коммуникативный опыт невелик, устсй* формируют свое отношение к взрослым, основываясь на подала тельной оценке соответствующих сигналов.

Таким образом, смысл высказывания в значительной степени: висит от того, какая интонация, ритм, тембр были испольжшги для его передачи. Речевые оттенки влияют на смысл высказы 1аш сигнализируют об эмоциях, состоянии человека, его отношет коммуникативному процессу.

8.3. МИМИКА И ВЗГЛЯД

В процессе общения большинство людей концентрирует свсе в! мание на лице партнера. Лицо на протяжении всей жизни чело! ка, особенно на ранних этапах развития, осуществляет функсии э циального контакта.

Мимика - координированные движения мышц лица, отражакщг стояние, чувства, эмоции. К мимике относят все изменения, кагор! можно наблюдать на лице человека, включая и психосоматитесвд процессы, например покраснение или побледнение. Каждая является результатом сокращения многих лицевых мышц. Даш экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что мику лица можно проанализировать, опираясь на следующие ос»

вания:

•ф- непроизвольные движения, обусловленные эмоция (сведение бровей, прищуренность глаз, вертикальные села" на лбу и т.д.);

•ф- произвольные движения, служащие сознательно! пе даче определенных сигналов (подмигивание, гримасы, наем* ливое выражение и т.д.);

•ф- физиологические параметры (тонус, сила, кс*иб( ция мышечных сокращений, динамика, амплитуда, симмегрг асимметрия);

•ф- социальные особенности (межкультурные типь.; вь жений лица; выражения лица, принятые в определенной ку.г ре, социальной группе; индивидуальный стиль выражении). Изучение таких мимических состояний, как радость, с гнев, отвращение, удивление, страдание, позволило выявит! мш ческий признак — единицу анализа лицевого выражения, вк_1юч' щий ряд физиологических характеристик (направление движег лицевых мышц, отношения между движениями мышц, напрзже» мышц лица) и описываемый, например, так: «поднятые вв« брови, сомкнутые губы».


Сложные мимические признаки являются постоянными, необ­ходимыми для выражения определенного эмоционального состоя­ния, но в то же время они могут входить в структуру мимики различ­ных состояний. В связи с этим основным индикатором психичес-Еих состояний выступает комплекс признаков мимики.

Схема описаний мимики (табл. 8.1) позволяет обнаружить уни­версальные признаки для определенного типа состояний, специфи­ческие признаки для каждого состояния, а также неспецифические признаки, приобретающие значение только в контексте с другими признаками. Каждый симптомокомплекс мимики включает призна­ки, которые одновременно являются универсальными, специфи­ческими для выражения одних состояний и неспецифическими для выражения других. Например, признак «глазная щель сужается» может быть индикатором как отрицательных состояний (гнев, пре­зрение и т.д.), так и положительных состояний (радость). Однако в выражении состояний гнева, презрения он является специфичес­ким, а в выражении радости — неспецифическим.

Та 5 л и ц а 8.1. Схема описания мимических признаков эмоциональных состояний

 

Части и элементы лица   Мимические признаки эмоциональных состояний  
Гнев   През­рение   Страдание   Страх   Удивление   Радость  
; Положение рта   Рот открыт   Рот закрыт   Рот открыт   Рот закрыт  
Губы   Уголки губ опущены   Уголки губ приподняты  
Форма глаз   Глаза раскрыты или при­пущены   Глаза сужены   Глаза широко раскрыты   Глаза при­щурены или раскрыты  
Яркость глаз   Глаза блестят   Глаза тусклые   Блеск глаз не выражен   Глаза блестят  
Положение бровей   Брови сдвинуты к переносице   Брови подняты вверх  
Уголки бро­вей   Внешние уголки бро­вей подняты вверх   Внутренние уголки бровей подняты вверх  
Лоб   Вертикальные складки на лбу и переносице   йризонтальные складки на лбу  
Подвиж­ность лица ^го частей   Лицо динамичное   Лицо застывшее       Лицо динамич­ное  

к: Лабукская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное позна-е. Ростов н/Д, 1999. С. 133.


8.8. Мимика и взгляд


Глава 8. Невербальная коммуникация


 


 


Приведенные симптомокомплексы мимики соответствуют тенсивным проявлениям состояния и представляют достаточЦ очевидную информацию для субъективного распознавания сост ний. Значительно более сложны для распознавания те выраже которые соответствуют переходным состояниям и неинтенсш аффектам. Для решения этой задачи перспективен принцип ния лица на следующие зоны: верхняя зона — область включая брови; средняя зона— область глаз, носа, щек, в« ней губы; нижняя зона— область рта (или нижней губы) и щ| бородка.

Немецкий психолог К. Леонхард, анализируя «топографию м| мического поля», выделил наиболее характерные движения лш предложил классификацию состояний по основанию мин:

-ф> м и н ы области лба— напряжение, страх, внимание;

-фомины области подбородка и носа— стремление, I вращение, порицание;

-ф- м и н ы области рта— удивление, отвращение, упрям* волевое напряжение, сомнение, обдумывание, терпение, стр радость;

<^мины области глаз — легкое внимание, удовлетвори симпатия, антипатия, размышление, оценивание, вопрошай*

<ф- м и н ы области щек— страдание, скорбь;

-ф- неспецифические мины — мины смеха, мины слез, с|

щение; фмины интегральные— пренебрежение, восхищение,

зрение, сострадание, одобрение, нерешительность, счастье.

Выделяют три типа сигналов лица:

-ф- стабильные — цвет кожи, форма, конструкция лица;

-ф- относительно стабильные — внешний вид кожи, рас ложение морщин, тонус мышц лица (признаки, изменяющиеся

)

'<т ;

<^ нестабильные — кратковременные изменения движе* мышц лица — подмигивание, наморщивание носа и т.д. Американские психологи П. Экман и У. Фризен создали фс эталоны естественных мимических выражений основных эмоци^ предложили метод кодирования выражений — ЕА5Т, позволяют! провести анализ экспрессии с точки зрения наличия в ней ческих признаков основных эмоций. Приведем описание осо ностей выражения шести основных эмоций.

Удивление: 1) брови округлены и высоко подняты; 2) кс под бровями натянута; 3) горизонтальные морщины на лбу; 4) раскрыты; 5) рот открыт, челюсть опущена, зубы разъединены.


Страх: 1) брови приподняты и сдвинуты; 2) в центре лба появ­ляются морщины; 3) верхние веки подняты так, что видна склера, а няжнее веко напряжено и приподнято; 4) рот раскрыт, губы слег­ка напряжены и оттянуты в стороны или сильно напряжены и рас­тянуты.

Отвращение: 1) верхняя губа поднята, а нижняя приподнята По направлению к верхней губе или опущена и слегка выпячена; 2) нос наморщен; 3) щеки подняты; 4) нижние веки приподняты, но без напряжения, под ними образуются морщины; 5) брови опуще­ны, как и верхние веки.

Радость: 1) уголки губ оттянуты в стороны и приподняты; 2) рот может быть приоткрыт или закрыт, а зубы обнажены или прикрыты губами; 3) от носа к внешнему краю губы тянутся морщи­ны {носогубные складки); 4) щеки подняты; 5) верхние веки спокой­ны, под нижними образуются морщины, нижние веки приподняты, но не напряжены; 6) у наружного края уголков глаз появляются мор­щинки — «гусиные лапки».

Горе: 1) внутренние уголки бровей подняты вверх; 2) кожа между бровями треугольной формы; 3) внутренние уголки верхних век приподняты; 4) рот закрыт, уголки губ опущены, но не напря­жены.

Гнев: 1) брови опущены и сведены; 2) между бровями верти­кальные складки; 3) верхние веки напряжены и приподняты, ниж­ние веки также напряжены; 4) глаза неподвижные, могут казаться . выпученными; 5) губы находятся в одном из двух положений: креп­ко сжаты, уголки губ прямые (опущенные) или губы раскрыты и на­пряжены, как при крике; 6) ноздри могут быть расширены.

Фундаментальные эмоции считаются межкультурными феноме­нами, но все же социокультурные факторы играют значительную роль в определении экспрессии. Каждая культура обладает своими «правилами проявления» эмоций, которые могут требовать подав­ления или маскировки одних эмоциональных выражений и частого проявления других. Так, представители западной цивилизации Могут улыбаться, переживая неприятности, а японцы обязаны улы­баться, даже переживая горе. Культурные различия определяют си­туации, в которых надо смеяться и в которых надо плакать. Анало­гично правилам проявления эмоций в разных культурах различают­ся и социальные установки по отношению к эмоциональным пере­живаниям.

Многочисленные эксперименты показали, что верхняя часть •"ица контролируется человеком больше, чем нижняя. По нижней Части лица лучше всего распознается гнев, радость, страдание, но с тРУДом определяется удивление. По средней части лица успешно




8.3. Мимика и взгляд

Глава 8. Невербальная коммуникация

 


 


идентифицируются удивление, страдание, радость, страх. Наи€ шие трудности у наблюдателя возникают при распознавании ций по верхней части лица. Специалист знает, что, если н} больше узнать о человеке, его состоянии, мотивах и даже мыс следует смотреть на рот, крылья носа, подбородок.

Гу б ы человека особенно экспрессивны. Плотно сжатые выражают решимость, упорство, подчеркнутую сдержанность; I гнутые — сомнение или сарказм; полусомкнутые губы («отвиш челюсть») указывают не только на удивление, но и на неспссе ность в данный момент принять решение, а также на расслабле пассивность.

Уголки рта— показатель жизненного тонуса личности, том подавленного, депрессивного состояния — уголки рта — при смехе — чуть вверх, при радостном бодром состоянии уголкм рй| выравниваются.

У л ы б к а характеризуется множеством нюансов и выра различные эмоциональные состояния человека и его отношение ситуации. В соответствии с этим различают улыбку-усмешку, щенную, сладкую, язвительную, кривую улыбку. Расслаблен улыбка обычно выражает дружелюбие, однако чрезмерная улыбч вость может быть результатом потребности в одобрении или кивания. Улыбка, сопровождаемая приподнятыми бровями, сшд тельствует, как правило, о готовности подчиняться, а улыбка сой щенными бровями выражает превосходство. «Заготовленная» жа! нутая улыбка может выдавать смущение, смесь беспокойст еа | извинения.

Интерпретируя мимические конфигурации как выражение э> ций, следует учитывать, что лицо человека асимметрично, в ре»уЛ тате чего левая и правая стороны лица могут отражать эмоции я одинаково. Объясняют это тем, что левая и правая стороны находятся под контролем разных полушарий мозга. Левое по/ рие контррлирует речь, правое управляет образным мышление воображением, сенсорной деятельностью. Связи управления е< крещиваются так, что работа левого полушария отражается на_п{ вой стороне лица и придает ей выражение, поддающееся больие| контролю. Работа правого полушария головного мозга отражг на левой стороне лица, а именно на этой стороне лица скрыть чувства. Положительные эмоции отражаются более менее равномерно на обеих сторонах лица, отрицательные эмсг более отчетливо выражены на левой стороне. Поскольку оба жоЛ шария мозга функционируют совместно, описанные различия ются лишь нюансов выражения.


Говоря о точности восприятия экспрессии лица, необходимо от­метить, что отдельные мимические зоны лба, глаз, рта, левой и пра­вой половины лица действуют как звенья одной цепи, вследствие чего имеет смысл рассматривать не только их частные характерис­тики, но и целостную мимическую активность.

Целостность и динамичность мимики являются главными эле­ментами экспрессивного поведения личности, поэтому изменение какого-либо компонента мимической структуры приводит к измене­нию всего ее психологического смысла.

На основе взаимосвязи между отдельными зонами лица судят о гармоничности — дисгармоничности мимики. Гармоничность выра­жает прежде всего целостность экспрессивных знаков, которые со­ответствуют естественным переживаниям, истинным отношениям к человеку, а также внутренней гармонии личности. Наигранное, преднамеренное выражение лица отличается дисгармоничностью; ярким ее примером является так называемая улыбка стюардессы, характеризуемая рассогласованием мимических движений верхней и нижней частей лица.

Процесс изучения мимики сопровождается поиском экспрессив­ных кодов, соответствующих тем или иным состояниям. Связь между мимикой (знаком) и ее значениями (психическими состоя­ниями человека) относительно устойчива. Метод графической фиксации признаков экспрессии, представляющий собой свобод­ное графическое ассоциирование терминов эмоциональных состо­яний, позволил получить графические эталоны экспрессии (рис. 8.4).

Наряду с типичностью экспрессивных эталонов можно гово­рить об устойчивых индивидуальных особенностях как в выраже­нии мимики, так и в ее интерпретации. Сигналы мимического вы­ражения у. разных людей могут быть разными: вялыми, живыми, бо­гатыми, маловыразительными, напряженными, спокойными и т.д. Некоторым людям свойственна амимия — отсутствие выразитель­ности лицевой мускулатуры. Успешность «расшифровки» эмоций зависит от способности человека к психологической интерпрета­ции невербального поведения, которая в свою очередь определяет­ся характеристикой личности и формируется в результате обще­ния, совместной деятельности с другими людьми.

Большинство исследователей невербального поведения счита­ет, что женщины более точны, чем мужчины, как в восприятии чувств других, так и в передаче собственных чувств. Например, Женщины более успешно распознают выражения боли, тревоги, страдания; они чаще, чем мужчины, склонны видеть в воспринима­емых лицах возмущение и обиду. Женщины более чувствительны к



Глава 8. Невербальная коммуникация


8.4. Жесты

 


 


экспрессивным признакам пониженного настроения. Более эф<|< тивное кодирование и декодирование невербальной информаш женщинами объясняется особенностями их социального развш общение субъективно более значимо для женщин, чем для муж*: поэтому у них, как правило, шире и разнообразнее круг общение,ч связи с чем им чаще приходится интерпретировать невербалыс поведение партнера.

4-

(о п -/о 1 и«/

V •/ У и«

х

(о
О

®

-V

о

А

Рис. 8.4. Характерные пиктограммы экспрессии состояний: а — радость; б— удивление; в — презрение; г — страдание; д — страх; е — гнев


Классик психологической науки У. Джемс утверждал, что эмо­ция является не столько причиной, сколько следствием определен­ных действий: мы сначала убегаем, потом пугаемся, сначала пла­чем, потом испытываем скорбь и т.п. Для того чтобы вызвать у себя эмоцию, нужно принять выражение лица, соответствующее этой эмоции. Если сконцентрироваться, то постепенно эмоция придет. Хотя экспериментально это положение почти не подтверждено, ау­тогенная тренировка в какой-то степени говорит о его правомер­ности.

Таким образом, экспрессия лица, мимика несут информацию о состоянии человека, демонстрируют отношение к другому, снабжа­ют обратной связью, комментируют речевое поведение. Лицо чело­века — самый мощный передатчик информации, поскольку лице­вые мышцы быстро сокращаются и расслабляются в соответствии с состоянием человека, создавая изменчивые по структуре выраже­ния, которые в то же время отличаются наличием константных признаков. Многозначность и одновременно однозначность мими­ки являются ее основными параметрами как элемента экспрессии личности и определяют ее функции в процессе коммуникации.

8.4. ЖЕСТЫ

Термин «жесты» понимается как движения рук или кистей рук, но зачастую используется для обозначения всех движений тела, в том числе мимики, пантомимики (партнер достает определенный пред­мет, открывает дверь, закуривает и т.п.). В таком случае для обозна­чения собственно движений рук употребляется термин «жестику­ляция».

Жесты рассматриваются как внешние проявления внутреннего состо­яния человека, при этом они несут информацию не только о психо­логическом состоянии человека, но и об интенсивности пережива­ния. В коммуникационном процессе жесты сопровождают речь или заменяют ее, при этом они говорят об отношении человека к како­му-то лицу, событию, предмету.

В психологии невербального общения не выработана общепри­знанная классификация жестов. Известные классификации постро­ены на различных основаниях, но даже собранные вместе, они не позволяют во всей полноте обозначить связи жестов со структурой личности и ее общением.

Согласно самой широкой классификации, жесты подразделяют­ся на естественные (спонтанные) и искусственные (жесты глухоне­мых, профессиональные жесты дирижеров, биржевиков и др.).



Глава 8. Невербальная коммуникация


8.4. Жесты

 


 


1

 

,По мнению Т.М. Николаевой, при классификации жестов н-ходимо учитывать тот факт, что у человека отсутствует возк ность запечатления движения в трехмерном пространстве и в{ ни (см.: Николаева Т.М. Жесты и мимика. М., 1972). В процессе муникации движение может быть запечатлено только в одной плоскостей, поэтому для описания жеста следует указать орган, выполняющий движение; либо его направленность; цикличность, этапность в совершении движения; либо его отнс ние к положению человеческого тела в пространстве. Эти прш пы описания положены в основу словарей жестов.

В соответствии с классификацией известного исследователя] вербального поведения А. Штангля выделяются:

-ф- жесты рук: руки, вяло свисающие вдоль тела, — пассивно < недостаток воли; скрещенные на груди руки — тенденция к , танцированию, известная изоляция, выжидание и др.;

-ф- жесты кистей рук: открытая ладонь обращена вверх — < яснение, убеждение, открытое представление, отдавание; спрятаны в карманах — скрывание неуверенности, потеря не средственности; рука сжимается в кулак — концентрация, ление к самоутверждению и др.;

-ф- «игры рук»: пальцы барабанят по столу — демонстрация юза интересованности; стирающие движения по лбу — стираниен^ хороших мыслей, плохих представлений и др.;

-ф-жесты пальцев: палец засунут в рот — инфантильная на» ность, удивление, рассеянность; палец плотно прижат ко стремление предотвратить всякое проявление, импульс к дению собой; палец касается глаз или ушей — опосредованны) знак неловкости, плохое настроение, известная робость и др.;

-ф- рукопожатие: твердое, энергичное, тяжелое, давящее, >ес

цветное, слабое и др.

В классификации австралийского исследователя А. Пиза п| ставлены наиболее распространенные, с его точки зрения, же ( и действия: ^ф-жесты ладони: открытая ладонь, говорящая о правдивость

честности, преданности; пальцы собраны в кулак и виден только

указательный палец — «указующий перст», сила, принуждение ;

действию и др.;

-ф-жесты кистями и руками: рука, охватывающая запяси говорит о неоправданных ожиданиях и попытке самоконтроля скрещенные руки с большими пальцами, направленньм! вверх — оборонительное или негативное отношение к чему-лзб<) и др.;


.ф. жесты «рука к лицу»: «рука к носу» указывает о недове­рии к говорящему; потирание глаза — попытка блокировать ложь; почесывание шеи — сомнение, неуверенность и др.; рука поддерживает голову — скука, отсутствие интереса; поглажива­ние подбородка - принятие решения; потирание тыльной сто­роны шеи — сигнал неоправданных ожиданий и др.; ф барьеры из рук: скрещенные на груди руки с ладонями, сжа­тыми в кулаки, говорят о враждебном отношении к партнеру; до-трагивание до предмета, расположенного вблизи другой руки, — стремление к достижению безопасности и др.; ^барьеры из ног: перекрещенные руки и ноги указывают на негативное отношение, попытку защититься от чего-то и др. Б общении жесты выполняют разнообразные функции. В клас­сификации жестов, разработанной психологом Е.А. Петровой, уч­тены не только особенности жестов, но и разнообразные; функции сошетья, которые они реализуют:

•ф- аффективно-коммуникативная — жесты, выражаю­щие чувства, волю, желание, другие состояния (эмотивная функ­ция); жесты, выражающие течение перцептивных, мимических, интеллектуальных процессов (функция выражения процессов); жесты, сигнализирующие об отношениях, установках, оценках, самооценках (модальная функция);

•ф регулятивно-коммуникативная — фатические жесты (жесты вступления в контакт); конативные жесты (жесты, спо­собствующие поддержанию и усилению контакта); эндные жесты (жесты завершения контакта);

•ф информативно-коммуникативная — презентация ин­формации об объекте, о себе, о другом.

Соотношение вербальной и невербальной информации в про­цессе коммуникации представлено в следующей классификации Н.И. Смирновой:

•ф- коммуникативные жесты, замещающие в речи элементы языка (жесты приветствия и прощания, угрозы, привлечения внимания, подзывающие, приглашающие, дразнящие, жесты ут­вердительные, отрицательные, вопросительные, выражающие благодарность, примирение и др.);

•ф- описательно-изобразительные жесты, сопровождаю­щие речь и теряющие смысл вне речевого контекста (жесты, обозначающие размер, форму предмета, пространственное рас­положение объекта и др.);

Ф модальные жесты, выражающие оценку предметов, явлений, людей (жесты одобрения, неудовольствия, недоверия, неуверен­ности, растерянности, отвращения, радости, восторга, удивле-



8.4. Жесты


Глава 8. Невербальнаякомм)Т!икация

 


 


ния) (см.: Петрова Е.А. Жестовые средства педагогического щения. М., 1991).

Чтобы подчеркнуть разнообразие информации, предостан мой жестами партнеру, их подразделяют на следующие группы

-Ф- жесты-регуляторы, выражающие отношение говоряце^ к чему-либо или к кому-либо (кивок, целенаправленные двэ ния руками и др.);

-§• жесты-эмблемы — своеобразные заменители слов или с] в общении (поднятый вверх большой палец и др.);

-ф- жесты -иллюстраторы — жесты сообщения, обра картины сообщения («вот какого размера», «вот такой форм движения руками, соединяющие воображаемые пред» и др.);

-ф- жесты-адаптеры, демонстрирующие специфические вычки человека, связанные с движениями рук (почесывание глаживание, перебирание отдельных предметов и др.);

-ф- жесты-аффекторы, выражающие через движения тсле ределенные эмоции (растерянность, удивление, отвращен радость);

-ф-жесты оценки получаемой информации (один палец от« лен, остальные под подбородком — критическая оценка; вание подбородка — обдумывание предстоящего высказывав» почесывание пальцем спинки носа — озабоченность, сомнение) Жестам всегда присуща, во-первых, вариативность (даже^ тех случаях, когда они общеупотребительны), обусловленная де всего индивидуальными особенностями человека; в о - в т о р ы? многофункциональность. Например, взмах руки может употре ляться как знак отчаяния, привлечения внимания или отказа чего-либо. Кивки головой не всегда означают согласие — часто лишь показывают говорящему, что его слушают и готовы слуиат) дальше, и как бы дают разрешение собеседнику продолжать ре» поэтому в групповой беседе говорящий обычно обращает свс слова непосредственно к тем, кто постоянно кивает.

Вариативность и многофункциональность жестов связаны же с различиями культур, в которых они функционируют: одкн* тот же жест может быть интерпретирован по-разному. Так, удар ладони партнера в момент или после произнесения фразы «гов рит» египтянину или сирийцу о том, что собеседнику понравилаС сказанная шутка, острая фраза, а европеец то же движение рук вспримет как проявление неуважения. Кроме того, жесты, рас ел: страненные в одной культуре, могут вовсе отсутствовать в друто! Например, жест «большой палец правой руки опущен вниз», о? значающий у англичан неодобрение, отсутствует у русских, а жес


«почесывание затылка», передающий у русских старание припо­мнить что-то, у англичан встречается довольно редко.

Такесика - специальная область психологии невербального поведения, занимающаяся изучением жестов-прикосновений. Несмотря на то что тактильно-кинестетическая система дает менее точную, чем зре­ние, информацию о другом человеке, в ряде случаев возможен ее приоритет в организации процесса общения.

Такесика базируется на двух основных элементах — физическом контакте и расположении тела в пространстве. Физический кон­такт в виде прикосновений, поглаживаний, поцелуев, похлопыва­ний является важным средством взаимодействия между людьми. Прикосновения формируют у ребенка представления о пространст­ве своего тела, благодаря им во многом складывается эмоциональ­ный мир ребенка (ласковые прикосновения матери, «формальные» прикосновения врача и т.д.).

Через прикосновения человек выражает самые сильные чувст­ва — любовь и ненависть. Физическое уничтожение человека про­исходит чаще всего с помощью таких физических контактов, как побои, удары, и психологическое унижение личности также связа­но с ними (пощечина, принуждение к физическим контактам).

Среди различных компонентов такесики чаще всего рассматри­вается рукопожатие — одно из самых распространенных прикосно­вений, принятых в различных культурах. Выделяют следующие виды рукопожатий:

-ф- ладонь, повернутая вниз, на ладони партнера — стремление к до­минированию, властное рукопожатие, попытка взять ситуацию под контроль;

-ф- ладонь, повернутая вверх, под ладонью партнера — готовность к подчинению, сигнал тому, чье доминирование признается;

-ф- ладонь ребром вниз (вертикальное положения) — позиция ра­венства;

-ф- рукопожатие «перчатка» (две ладони охватывают одну ладонь собеседника) — стремление показать искренность, отзывчи­вость, глубину чувств инициатора рукопожатия; жест, как прави­ло, сопровождается улыбкой и потряхиванием;

-ф- рукопожатие «котлеткой», вялое рукопожатие может служить показателем слабости характера;

"ф- рукопожатие сильное часто является отличительной чертой ак­тивных или агрессивных людей;

"ф- короткое, вялое рукопожатие может свидетельствовать о безраз­личии;


8.5. Организация пространства и времени коммуникативного процесса 321

Глава 8. Невербальная коммуникация


 


 


•ф- весьма продолжительное рукопожатие и слишком влажные

говорят о сильном влиянии партнера, выраженном чувств*

ветственности.

В деловой коммуникации следует учитывать разницу во взгляд на рукопожатие у представителей разных культур, поскольку не ние культурной традиции может привести к затруднению в оби нии. Рукопожатия как знак приветствия более приняты у русс чем у англичан или американцев. Западноевропейские и амерщ ские предприниматели не любят вялых рукопожатий, так как ] атлетизм и энергичность. Тем не менее у американцев не приняв рукопожатия, если между людьми существует интенсивный такт, что совершенно не совпадает с этикетом рукопожатий! русских.

В ряде стран Восточной и Южной Азии существуют запреты; прикосновение партнеров друг к другу во время беседы. Напри«е японцы считают, что касаться собеседника может человек при полной потере самоконтроля либо для выражения своего дружелюбия и агрессивных намерений. В то же время арабы, лат! ноамериканцы часто касаются друг друга в процессе диалога.

Показатели интенсивности жестикуляции (сила и частота) же определяются культурными нормами. Согласно усреднена! данным, на протяжении часового разговора финн прибегает к же тикуляции один раз, итальянец — 80, француз — 120, а мексиканец! 180 раз.

У представителей одной культуры также наблюдаются разл* ные показатели интенсивности жестикуляции вследствие индие дуальных различий. Чрезмерное жестикулирование отмечается] человека, например, при ослаблении или отсутствии обратнс связи со стороны партнера по общению; может быть также въц нием беспокойства, неуверенности человека; в ситуации перегов ров, сопровождающихся сильными эмоциями, более интенсив* жестикулируют те, кто претендует на лидерство.

Таким образом, жесты свидетельствуют об интенсивности живаний, о качестве и направленности отношений, о культурной ] групповой принадлежности. Жесты, как и мимика, могут нес самостоятельную информацию о человеке независимо от его

8.5. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ КОММУНИКАТИВНОГО ПРОЦЕССА

Проксемика (от англ. ргохппКу — близость) - область изучения ич дуального поведения, занимающаяся нормами пространственной и вр


Н0й организации общения. Это понятие ввел американский антропо­лог Э. Холл в начале 1960-х гг.

Партнеры в процессе коммуникации неосознанно регулируют свое пространство - дистанцию между собой и другими людьми, свое положение относительного другого (стоя, сидя и т.п.) и ориен­тацию в пространстве (наклонившись, откинувшись и т.п.).

Очевидно, что далеко не каждого человек подпускает близко к себе. Размещение обучающихся лицом друг к другу способствует возникновению контакта, в то время как разворот спиной к партне­ру воспринимается как нежелание общаться, пренебрежение.

Важная роль в коммуникации принадлежит временным характе­ристикам, выражающимся в нормативах общения, присущим раз­личным субкультурам. Так, своевременный приход или опоздание на назначенную встречу свидетельствуют об отношении к партнеру. Ряд исследований в этой области связан с изучением специфичес­ких наборов пространственных и временных констант коммуника­тивных ситуаций, которые получили название «хронотипов». М.М. Бахтиным, например, выделен хронотип «вагонного попутчи­ка» (откровенность к первому встречному, исповедальность).

Наиболее изучено в проксемике влияние на контакт организа­ции пространства, соответствующего определенному типу взаимо­отношений. Экспериментальным путем Э. Холл зафиксировал нормы приближения к партнеру по общению, свойственные амери­канской культуре. Он выделил следующие зоны в деловой коммуни­кации: интимную, персональную, социальную, публичную, каждая из которых соответствует особым ситуациям общения: ф интимная зона (в англ. «ЬиЫе» — пузырь) соответствует тому пространству, в рамках которого человек чувствует себя в безопасности. Границы интимной зоны находятся на расстоя­нии примерно в половину вытянутой руки (не менее 45 см). Че­ловек добровольно допускает в эту зону лишь близких, хорошо знакомых. На этом расстоянии партнеры могут касаться друг друга, типичны негромкий голос, доверительный разговор. На психологическом уровне вторжение в интимную зону чело­век воспринимает как покушение на неприкосновенность, что со­провождается определенными физиологическими изменениями в организме (учащение биения сердца, повышение выделения адре­налина, прилив крови к голове), а также выраженными сигналами тела (постукивание пальцами, беспокойное ерзанье, вставание, за-*муривание глаз и др.).

Протяженность интимной зоны разная в разных субкультурах: от 60 см в Западной Европе и 45 см в Восточной Европе до 30 см в странах Средиземноморья. В рамках одной культуры собеседники

21-7621



Глава 8. Невербальная коммуникация

8.5. Организация пространства и времени коммуникативного процесса 323

 


 


демонстрируют выраженные индивидуальные различия в усташ лении дистанции общения. Кроме того, в каждый конкретный мент на приближение к партнеру или удаление от него такие факторы, как статус партнера, собственное состояние и строение в данную минуту;

-ф- персональная зона— пространство, в котором пронс дит обыденная беседа со знакомыми. Персональная, или ная, дистанция характерна для различных форм делового обн ния (беседа, деловые переговоры, прием посетителей и т.] и предполагает визуальный контакт между партнерами (4| 120 см). Во время разговора люди часто «делят один стол», он нивая «свою часть стола» как собственную интимную зону;

-ф- социальная зона обычно наблюдается во время ветре кабинетах, холлах и других служебных помещениях, где собь ются люди не очень хорошо или вовсе не знакомые друг с дй гом. Расстояние 120—400 см принято при ведении совеща дискуссии, семинара, пресс-конференции. В рамках социальв зоны возможны фиксация и интерпретация жестов партнер однако при этом доминирует рассмотрение безличных дел;

-ф- публичная зона подразумевает общение с большой пой людей — в лекционной аудитории, на митинге. Расстолк между общающимися таково, что детали лица, мелкие движей^ не улавливаются. Поэтому голос говорящего должен быть гре че, слова следует более тщательно выбирать и старательно вь варивать. Публичную зону также называют открытой. Размер! ее ограничены только возможностями съемки с помощью фс кино- или телекамеры. В проксемике для обозначения пространства вокруг челове» которое он считает своим и вторжение в которое других, не ких ему людей, которым он не доверяет, воспринимается им как 1 кушение на его неприкосновенность, используется термин налъное пространство.

Персональное пространство у каждого человека имеет свои меры. Чем оно больше, тем больший эмоциональный стресс ис тывает человек в условиях скученности, тем хуже в этих услов* он выполняет задачи, требующие нестандартного подхода, ор* нального решения. Ощущение скученности приводит к росту дражительности, стрессу и конфликтам.

Установлено, что уравновешенные люди, обладающие чувств собственного достоинства, подходят к собеседнику ближе, тог, как беспокойные, нервные люди стараются держаться подальп особенно от собеседника противоположного пола.


Важное значение имеют особенности пространственного распо­ложения партнеров относительно стола в практике деловой комму­никации.

Рис. 8.5. Позиции собеседников за столом

На рис. 8.5 партнер В может занять четыре основные позиции по отношению к А:

•$• позиция непринужденного общения В] обычно используется людьми, которые находятся в дружеских отношениях и ведут не­принужденную беседу. Эта позиция позволяет видеть не только глаза, но и жесты собеседника;

•^ позиция сотрудничества В? характерна для собеседников, стре­мящихся к взаимопониманию и эффективному взаимодействию, работающих вместе над совместной проблемой, одним про­ектом;

•ф- соревновательно-оборонительная позиция Д) характеризует выбор партнера, желающего «играть на выигрыш». Люди, сидя­щие непосредственно друг напротив друга, бессознательно делят стол на две равные части, и стол становится своеобразным барьером. Каждый осознает, что эта половина стола является его территорией, и будет возражать, если собеседник вторгнет­ся на его территорию;

•ф- неуважительную позицию В* занимают люди, не желающие вза­имодействовать. Эта позиция свидетельствует об отсутствии за­интересованности или о желании остаться незамеченным, на­пример на деловом совещании, семинаре и т.п. Она может быть интерпретирована и как враждебная в случае внедрения в терри­ториальное владение партнера.

Кроме позиций, занимаемых собеседниками за столом, для эф­фективности коммуникации имеет определенное значение и сама форма стола:

•ф- квадратный стол (формальный) способствует установлению со­ревновательных, конкурентных отношений между людьми, за­нимающими равное положение в обществе. Квадратные столы


Глава 8. Невербальная коммуникация



8.6. Позы и походка

 


 


подходят для коротких прямых переговоров, для общенид;^ чальника и подчиненного. Тот, кто сидит справа, может расе тывать на большее сотрудничество с партнером, чем тот, сидит слева от него. Наибольшее сопротивление оказь партнер, сидящий напротив;

•ф- за прямоугольным столом при общении собеседников одина вого статуса главенствующую роль, скорее всего, займет век, сидящий лицом к двери;

•ф- круглый стол (неформальный) создает атмосферу неофицка ности, за ним лучше всего проводить беседы людям, запила щим одинаковое положение в обществе. Если убрать стол • ставить кружком стулья, то это также создаст атмосферу негм нужденности.

Важную информацию несет то, как человек сидит на стуле также размер и форма стула. На край стула часто садятся нереи тельные люди, а также те, кто не собирается задерживаться.

Высокий статус хозяина кабинета способны продемонстр вать размер стула и его спинка, высота, на которой находится I относительно пола и местоположение стула; обычно выбира стулья с высокой спинкой, объемное кресло, а посетителям пред гают обычные стулья с низкими спинками.

Для более эффективного решения конкретных проблем ком» никации следует учитывать различные элементы организации п{ странственной среды. На рис. 8.6 представлены разные случаи] саживания собеседников.

К

Это стулья

хххххххххх

ххххххххх

хххххххх

ххххххх

хххххх

К X X

б х х

XX

X X

XXX

Рис. 8.6. Организация пространственной среды:

а — при передаче распоряжений и указаний коммуникатора К;

б— для коллективного обсуждения проблем, принятия группового решения


Таким образом, чтобы" обеспечить комфортное состояние парт­неров в процессе коммуникации, необходимо знать и эффективно применять различные формы пространственной организации об­щения. При этом нельзя забывать, что все средства проксемики не смогут обеспечить успех или неуспех реального взаимодействия партнеров. Направление коммуникации задается гораздо более вы­сокими содержательными уровнями человеческой деятельности — социальной принадлежностью, позициями, целями участников.

8.6. ПОЗЫ И ПОХОДКА

Поза - определенное положение частей тела человека: головы, туловища, рук, ног, а также движения, которые изменяют это положение или влия­ют на него. Анализировать позу трудно, так как перечисление от­дельных элементов мало что дает для ее понимания. Наблюдатель улавливает гармоничность или дисгармоничность взаимосвязей компонентов позы и делает вывод о ее естественности или неесте­ственности, состоянии человека, его отношении к окружающим.

Почти у каждого человека есть своя излюбленная поза (или позы), поэтому не всегда легко понять, является ли данная поза вы­ражением состояния человека в данный момент или это всего лишь дань привычке. Однако предпочтение той или иной позы может от­ражать подверженность человека соответствующему состоянию.

Смысл позы определяется ее рисунком. Существуют лишь самые общие правила «чтения» позы, которые распространяются на боль­шинство людей. При этом однозначность понимания зависит от ти­пичности позы, широты ее распространения. В самом общем плане позы можно разделить на две большие группы в зависимости от того, сидит человек или стоит. В связи с этим смысловую интерпре­тацию получают некоторые элементы поз:

ф стойка широко расставив ноги означает потребность в самоут­верждении, потребность в высокой самооценке, а часто сверх­компенсацию чувства неполноценности;

•ф- широкая, удобная, грузная посадка на всю поверхность сидения выражает желание человека наслаждаться покоем и уютом, т.е. «устроиться поудобнее»;

•ф- посадка на краю стула с выпрямленной спиной и полной обра­щенностью к партнеру говорит о высокой степени заинтересо­ванности в собеседнике, концентрации внимания;

Ф ноги, скрещенные или прижатые друг к другу, свидетельствуют о педантичной корректности или беспомощности человека;




8.6. Позы и походка

Глава 8. Невербальная коммуникация

 


 


•ф- руки под столом во время деловых переговоров — знак нег

ности к разговору либо выражение чувства неуверенности,

вознести.

Более точная интерпретация возможна при описании гц в целом. Так, большинством людей поза «туловище откло! назад, голова поднята вверх, рука на уровне груди, положены од на другую, ноги слегка расставлены» интерпретируется как высс мерная, самоуверенная, надменная, как выражение пренебрежем к партнеру. Поза «плечи подняты, руки отведены в сторону и сог ты в локтях, голова слегка повернута вбок» имеет для наблюдат другой психологический смысл — растерянность, удивление, не умение, непонимание.

Позы можно классифицировать по следующим основаниям:

•ф- этапы общения — позы вступления и выхода из контакта;

•ф- виды отношений и взаимоотношений — позы, выражающие с» патии — антипатии, подчинение — доминирование, включи ность — отчужденность;

•ф- психофизиологические состояния — поза напряженная и слабленная, активная и пассивная;

•ф- соответствие поз партнеров в общении — синхронные — нес хронные позы;

•ф- направленность позы — позы партнеров лицом друг к другу, се ной друг к другу, лицо к спине;

•ф- соответствие позы другим элементам экспрессии — поза тара

ничная или дисгармоничная.

Чтобы построить эффективную коммуникацию, направлен!, на взаимопонимание, необходимо учитывать количество элемев тов невербального поведения, которые одинаковы у обоих партн! ров. При этом позы разделяются нанесогласованные и с < гл а с о в а н н ы е, которые в свою очередь подразделяются на кально согласованные и идентичные (правая и левая сторона одн! го партнера соответствует конфигурации позы левой и праве стороны другого). Одинаковые позы партнеров свидетельствуют| сходстве их взглядов на обсуждаемый вопрос, а несогласованш позы — на значительные расхождения в оценке одного и того явления, на несоответствие статусов участников коммуника! Количество времени, проведенное партнерами в согласованы! позах, отражает степень их включенности в общение, доброже тельное отношение друг к другу. Причем зеркально согласованнь позы участников общения являются более надежным показателе того, что партнеры понимают друг друга, чем идентичные позы.

Важными компонентами коммуникации являются также открь тость и закрытость позы:


л. открытая поза определяется поворотом корпуса и головы к собеседнику, раскрытостыо ладоней, нескрещенным положени­ем ног, расслабленностью мышц, прямым взглядом в лицо; эта поза собеседника способна облегчить контакт, «оживить» обще­ние, продемонстрировать симпатию к партнеру; л. закрытая поза характеризуется «отбрасыванием» корпуса назад, скрещенным положением рук и ног, напряженностью мышц.

Отношения антипатии представлены также в некоторых эле­ментах позы; например «руки в боки», «руки скрещены на груди»; кроме того, угол наклона туловища всегда меньше при демонстра­ции симпатии, чем антипатии.

На способах реагирования сказываются различия по полу. Так, когда антипатию проявляет мужчина по отношению к другому мужчине, он для демонстрации антипатии не поворачивает тулови­ще в сторону, а сильная антипатия к женщине сопровождается боль­шим количеством поворотов туловища в сторону. Женщина незави­симо от пола партнера по общению для передачи антипатии использует значительное количество поворотов туловища в сторону. В ситуации эмоционального напряжения, недоверия к партнеру жен­щины редко наклоняют туловище вперед или, сидя, «отбрасывают» его на спинку стула, принимая расслабленную позу. Мужчины в той же ситуации демонстрируют «жесткую позу» — держатся прямо, дви­жения их рук раскованны.

Помимо рисунка поз важным параметром невербальной комму­никации является количественный показатель изменения поз в единицу времени. Установлено, что количество поз, принимаемых челове­ком в процессе общения, коррелирует с его статусом и стремлени­ем к доминированию. Так, лица более высокого статуса чаще меня­ют свои позы, совершают больше движений головой, туловищем, руками и ногами, а также демонстрируют больше свободы в выборе и смене определенного невербального репертуара, чем их низко­статусные партнеры. При этом пары собеседников, различающие­ся по статусу, разговаривают обычно, отклонившись друг от друга, тогда как пары с одинаковым статусом держатся прямо.

В иерархизованных группах стремление прервать агрессию со стороны руководителя может сопровождаться у подчиненного позой, получившей название «сделай себя меньше»: втянутая голо­ва, приподнятые плечи, согнутые колени, опущенный к полу взгляд, неподвижность.

Таким образом, для человека стремящегося к контакту, взаимо­пониманию, приятного выражения лица и умеренной жестикуля-Ции характерны открытая поза, небольшой наклон корпуса вперед,



Глава 8. Невербальная коммуникация

8.7. Контакт глаз


 


 


непроизвольное копирование невербального поведения парт* При отсутствии намерения развивать позитивные отношения' век прибегает к движениям, блокирующим контакт (демонстра закрытых поз, поворачивание туловища в сторону от собеседни выставление вперед рук, локтей, вытягивание ног).

Походка в меньшей степени, чем другие элементы экспресс поддается регуляции, поэтому на ее основе можно судить об ус! чивых индивидуальных характеристиках человека.

Походка выполняет ряд функций: регулирует пространствощения, информирует о текущем состоянии человека, о чертах! личности. Принято выделять ряд общих характеристик похол ритм, скорость, длина шага, давление на поверхность, а такие «особенные» признаки походки, как положение носков щ движение рук, плеч, положение головы.

В основу классификации походки положены следующие терии: рисунок походки и размер шага (походка бесшумная, ревянная, легкая, порывистая, энергичная и т.д.); возрастные бенности (походка младенца, подростка, юношеская, старчес* особенности, связанные с различиями по полу (мужская, жене) походка); профессиональная принадлежность (походка моряка,] лерины, топ-модели и т.д.); статусная принадлежность (походка 1 чальника, походка «командира», походка царя и т.д.); характере гические особенности состояния (походка уверенная, виноват гордая, ленивая, трусливая, подхалимская и т.д.).

Отдельные элементы походки с трудом поддаются фиксации, > нако ряд авторов приводит их психологическую трактовку:

•ф- ритмичная походка свойственна человеку воодушевленно! она может свидетельствовать о хорошем настроении или о • что в голову пришло интересное решение;

•ф- размашистая походка при среднем и малом росте — св тельство целеустремленности, активности, экстравертирс ности;

•ф короткие и мелкие шажки часто присущи осторо* му, расчетливому человеку, умеющему держать себя в руках;

•ф прерывистая, спотыкающаяся походка — показатель не) ренности, скованности, робости;

•ф- волочащаяся походка может говорить и о плохом наст ении, и об отсутствии заинтересованности;

•ф- медленная походка с опущенной головой и сцепленными спиной руками бывает у человека, занятого решением како| либо проблемы;

•ф- сильная отмашка руками при ходьбе свидетельствует о целе стремленности, решительности человека;


Л привычка постоянно держать руки в карманах при ходьбе говорит о критичности, скрытости человека, о стремлении подавлять других.

Таким образом, для практической деятельности очень важно уметь анализировать все проксемические характеристики обще­ния: дистанцию между партнерами, их местоположение относи­тельно друг друга, направление движения их тел, синхронность по­явления определенных движений тела, динамичность смены позы, степень расслабленности — напряженности позы, открытость — за­крытость позы, «уменьшение себя» — «увеличение себя».

8.7. КОНТАКТ ГЛАЗ

В обычной жизни мы часто используем такие фразы: «глаза бега­ют», «многообещающий взгляд», «странно поблескивающие глаза», «стрелять глазами», «сглазить». Глаза называют «зеркало души», «окно в мир», «вывернутый наизнанку мозг». Самого человека иног­да называют «глазастое животное», подчеркивая, что именно через зрение он получает большую часть информации из окружающего мира.

Обычно под контактом глаз понимается обмен взглядами, время фик­сации взгляда на партнере и направление взгляда. На развитие контакта глаз влияет множество факторов: пол, возраст, личностные особен­ности, степень знакомства партнеров, система отношений между ними, ситуация общения и др.

Контакт глаз является наиболее тонким показателем складываю­щихся между людьми взаимоотношений. Известно, что ребенок уже с 5—7 недель сосредоточивается на материнском взгляде и вскоре ак­тивно начинает требовать зрительного контакта, если мать не смот­рит на него. Есть основания полагать, что особенности развития кон­такта глаз в детско-материнских отношениях, особенно дефицит позитивного контакта, становятся источником различных пережива­ний, могут формировать агрессивную направленность в общении.

Психотерапевты, ведущие тренинговые группы, часто сталкива­ются с тем, что их участники не могут смотреть в глаза другого, из­бегают контакта глаз. Одна из причин этого заключается в следую­щем: человек опасается, что другой «прочитает» в его глазах истин­ные намерения, возможно агрессивные, поэтому он «запрещает» себе смотреть в глаза другому.

В качестве критериев анализа контакта глаз рассматриваются: •ф- пространственные характеристики — прямой взгляд

(интерес, уважение, открытая позиция, уверенность, готовность



Глава 8. Невербальная коммуникация

8.7. Контакт глаз


 


 


к контакту); взгляд, направленный вдаль (задумчивость, соср точенность, сомнение, колебание); взгляд, направленный «си партнера» (подчеркнутое неуважение, возможная агрессивная ] акция); взгляд, направленный мимо партнера (эгоцентризм,; ленность на себя); взгляд «сбоку» (скепсис, цинизм, недове| озабоченность); взгляд снизу, «исподлобья» (агрессивность, д< дящая до готовности к нападению или защите; при наклоне* голове и напряженной согнутой спине — подчиненность, под ность); взгляд сверху вниз (чувство превосходства, гордость, сокомерие, презрение); твердый взгляд (уверенность в се жесткий взгляд (скрытность, агрессивность, иногда бесцеремо ность, недоверие); ^степень интенсивности свидетельствует о выражение ти интереса к партнеру (пристальный взгляд, бросить взо скользнуть взглядом);

-$• временные параметры смотрения друг на друга (чаете контакта, длительность контакта). Более всего изучен контакт глаз, связанный с характером взат действия и темой разговора. Установлено, что говорящий смс на слушающего в конце каждой реплики и в опорных пунктах с< щения, а слушающий на говорящего, осуществляя таким образом ] формационный поиск и сообщая собеседнику, что готов слушать.

Для понимания характера отношений между партнерами м чим анализ не столько основных параметров контакта глаз, сколы| их изменений в определенные моменты общения: то, насколы часто собеседник смотрит в глаза другому, менее важно, чем то, 41 он перестает это делать или, наоборот, начинает.

При нормальном развитии отношений люди смотрят друг друга от 30 до 60% всего периода общения. Если два человека время делового разговора смотрят друг на друга больше 60% вреи ни, то они, скорее всего, больше заинтересованы в личности ш нера, чем в предмете контакта. При позитивном развитии отног ний партнеры смотрят друг на друга дольше и чаще тогда, когда I шают, а не тогда, когда говорят. В том случае, если отношения пр| обретают агрессивный характер, то частота и интенсивное! взглядов резко увеличиваются.

Контакт глаз нарастает также с увеличением дистанции ме общающимися: люди склонны смотреть на говорящего болы тогда, когда он находится на некотором расстоянии. Существегак влияние на взаимосвязь временных параметров контакта глаз дистанции общения оказывают пол и возраст партнеров. Если мужчин контакт глаз увеличивается с ростом дистанции, то у же| щин эта взаимосвязь не столь прямолинейна: самый интенсивна


контакт наблюдается в том случае, когда партнеры находятся на расстоянии 15 см; средний — при 60 см, наименьший — при 3 м. Не-которые авторы склонны считать, что большое расстояние между партнерами блокирует необходимый для женщин уровень влияния я поэтому они просто уходят от взаимодействия.

Контакт глаз значимо связан с различиями в статусе общающих­ся: контакт глаз находится на среднем уровне с адресатом очень вы­сокого статуса, достигает максимума при умеренно высоком статусе адресата и снижается до минимума при низком статусе адресата. Если взгляды участников взаимодействия обращены к какому-либо одному человеку, то это говорит о его явной лидерской позиции в группе.

В деловом общении визуальный контакт помогает говорящему почувствовать, что он общается с партнером, а не говорит в про­странство. Взгляд на говорящего не только выражает заинтересо­ванность, но и помогает сосредоточить внимание на том, что гово­рит собеседник. При деловом взаимодействии желательно, чтобы как говорящий, так и слушающий смотрели в глаза друг другу не более 10 с перед началом разговора или после того, как произнесе­ны первые несколько фраз. Кроме того, партнерам нужно стре­миться к тому, чтобы глаза время от времени встречались с глазами собеседника. Приблизительно за 2 с до окончания своей речи гово­рящий увеличивает процент взглядов на слушающего, за 0,25 с этот процент все более возрастает, а по завершении речи говорящий, как правило, прямо смотрит в глаза собеседнику, как бы сообщая: «Я все сказал, теперь ваша очередь».

Весьма просто поддерживать визуальный контакт при обсужде­нии приятной темы. Если тема неприятна или запутана, настойчи­вый взгляд вызывает возмущение и воспринимается как вмешатель­ство в личные переживания. Пристальный взгляд препятствует по­зитивным контактам, часто воспринимается как признак враждеб­ности. По этой причине люди обычно избегают визуального контакта в ситуациях спора, конфликта, соперничества, ибо этот контакт может быть понят как выражение негативной оценки парт­нера. Стремление отворачиваться в этих ситуациях особенно ха­рактерно для женщин.

Людям свойственно реже смотреть в глаза человека, который смущает их бестактными вопросами, нескромными замечаниями, Попыткой вторгнуться в личную жизнь. Интересно, что в процессе конфликтных взаимоотношений люди склонны реже наказывать Тех, кто более пристально на них смотрит. В то же время не реко-Мендуется смотреть в глаза человеку, когда он излагает неприят­ные, но эмоционально значимые лично для него факты. В таком


Выводы


Глава 8. Невербальная коммуникация


 


случае отказ от прямого визуального контакта воспринимается щ выражение понимания эмоционального состояния собеседника,'

Частота, длительность и «пристальность» прямого взгляд глаза собеседника определяются также индивидуальными особенна ми. Они проявляются прежде всего в том, что женщины смотрятЦ других людей в среднем дольше, чем мужчины, причем контакт г" женщины с партнером-женщиной гораздо дольше, чем с пар ром-мужчиной. Мужчины дольше смотрят в глаза партнерам-мужч нам, чем женщинам. Различия проявляются и в другом: в про! общения женщины гораздо дольше смотрят на тех, кому они а тизируют, а мужчины — на тех, кто им симпатизирует.

Длительность взгляда зависит и от таких индивидуальных
бенностей, как степень общительности и абстрактности мыс
ния. В целом общительные, открытые, ориентированные на друг
люди смотрят на собеседников пристальнее и дольше, чем замк
тые, направленные на себя. Те, кто мыслит более абстрактно,
влеченно, смотрят на партнера дольше, чем те, кто мыслит ко|
кретньши образами. й

Кросскулътурные различия также влияют на длительность взг Так, у многих народов мира существуют «культурные запреты» контакт глаз, на пристальное и долгое смотрение. Например, япс цы во время поездок в общественном транспорте прикрывают гаг' демонстрируя особую деликатность в отношении других пассажир У народов Северного Кавказа также существуют ограничения на! такты глаз: такие табу имеют отношение к женщинам, общающщ с партнерами-мужчинами, и к мужчинам во время их взаимодейсгв со старшими по возрасту. При этом отмечается сходство между тай ми показателями проксемики, как контакт глаз и пространствен 1 близость: в культурах, где предпочитается пространственная зость, также предпочитается и более выраженный контакт глаз, арабы в сравнении с североамериканцами не только выбирают б близкое месторасположение, но и больше контактируют глаза» чаще касаются друг друга и громче разговаривают.

Контакт глаз связан с определенными видами отношений партнеру:

•ф- «дистанция» — позитивный полюс («включенность» в к« такт, отношения привязанности, заинтересованности, при! тия, чему соответствует интенсивный визуальный контакт, п^ чиняющийся правилам в соответствии с ролью коммуникатг' и слушателя); негативный полюс («выключенность» из конт та, отстраненность, автономность, отчужденность отношен» выраженные нечастым, неинтенсивным или полностью отс ~~ вующим контактом глаз);


л, «позиция» — полюс «контроля» (доминирование, власть, по­давление, чему соответствуют интенсивность и продолжитель­ность смотрения на партнера, особенно в моменты активной коммуникации); полюс «подчинения» (покорность, неуверен­ность с характерным «свернутым» контактом глаз, частичным и быстрым поглядыванием на партнера, а также достаточно на­стойчивым поиском взгляда партнера);

^ «валентность» — позитивный полюс (отношения эмоцио­нальной близости, доброжелательности, симпатии; сопровож­дающиеся теплым, ласковым взглядом); отрицательный полюс («эмоциональная холодность», подозрительность, неприязнь, выраженные пристальным, жестким, холодным взглядом). Таким образом, каждый компонент невербальной коммуника­ции можно рассматривать как определенный код. Всякая информа­ция должна кодироваться, причем так, чтобы система кодирования и декодирования была известна всем участникам коммуникативно­го процесса. Но в случае невербальной коммуникации следует опре­делить, какие ее компоненты можно считать кодом. И если партне­ры не прибегают к одинаковому кодированию и декодированию ин­формации, то никакой смысловой добавки к вербальной коммуни­кации невербальная не даст.

Тем не менее системы невербальной коммуникации играют боль­шую вспомогательную, а иногда и самостоятельную роль в коммуни­кативном процессе. Они способны как усиливать, так и ослаблять вербальное воздействие, выявлять истинные намерения участников.

ВЫВОДЫ

1. Невербальные коммуникации - система невербальных символов, знаков, кодов, используемых для передачи сообщения.

2. Невербальное поведение в отличие от невербальных коммуникаций явля­ется не просто средством информации и внешним сопровождением психи­ческих явлений, а формой существования внутреннего мира человека.

3. Основные структурные системы отражения невербального поведения: проксодическая, оптическая, тактильно-кинестетическая, олъфакторная.

4. Невербальная коммуникация может выступать как средство дополняю­щее речь, как «автономный язык», существующий параллельно речи, а Ъакже в качестве единственного языка общения.

•>• Пара- и жстралингвистические компоненты невербальной коммуника-Чии, мимика, жесты, позы, походка, нормирования пространственной и


Глава 8. Невербальная коммуникация


 


 


временной организации общения несут разнообразную информацию о стоянии человека, демонстрируют отношение к другому, снабжают < ной связью, комментируют речевое поведение.

6. Кодирование и декодирование сигналов невербальной коммуникации') ляется сложной задачей, успешное решение которой зависит как от ( ней ситуации общения, так и от специальных способностей и социален интеллекта субъектов взаимодействия.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Перечислите главные компоненты структуры невербального поведения.

2. Каково соотношение понятий «вербальная коммуникация» и «невербальна* 1 муникация»?

3. Приведите примеры неосознанных произвольных невербальных реакций.

4. Что относится к паралингвистическим особенностям невербальной кои кации?

5. На чем основан психологический «детектор лжи»?

6. Каковы внешние проявления эмоциональных состояний?

7. Как с помощью «метода кодирования выражений» провести анализ экспр«с^ человека?

8. Что понимают под возможностью «программировать пространство»?

9. Перечислите и опишите зоны и дистанции общающихся партнеров.

10. Какую информацию о партнере можно получить, интерпретируя его жестов активность?

11. Приведите примеры жестов-регуляторов.

12. Какие нюансы контакта выражает рукопожатие? Каковы его виды?

13. Каковы общие правила «чтения» позы?

14. Сформулируйте рекомендации поддержания визуального контакта.

15. Каковы особенности невербальных сигналов у людей, представляющих ] культуры?


Часть III

УРОВНИ КОММУНИКАЦИИ


ЛИТЕРАТУРА

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1985.

Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

Горелов Н.И. Невербальные коммуникации. М., 1980.

Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Рос

н/Д, 1999.

Леонтъев А.А. Психология общения. Тарту, 1974.

Меграбян А. Психодиагностика невербального поведения. СПб., 2001. Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР. М., 19Э8. Николаева Т.М. Жесты и мимика. М., 1972.

Петрова Е.А. Жестовые средства педагогического общения. М., 1991. Пиз А. Язык жестов. Воронеж, 1992.

Фомин Ю.А. Психология делового общения. Минск, 2000. Штанглъ А. Язык тела. М., 1993.

ЕНтап Р. Рааа! ехргевзюп //МопуегЬа! Ьепауюг апй соттишса1юп. К.У., 1978. 1лопНага К. Пег тешспНсЬе АизсЬ-исК. Ье1рг1§, 1968.


Гл а в а 9

МЕЖЛИЧНОСТНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

9.1. Понятие межличностной коммуникации (337) • 9.2. Ситуационные и психологи­ческие предпосылки межличностной коммуникации (345) • 9.3. Речевое и нерече­вое поведение в межличностном взаимодействии (370) • 9.4. Чувства и эмоции как коммуникативные действия (387)

9.1. ПОНЯТИЕ МЕЖЛИЧНОСТНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Коммуникативная сторона межличностного общения. Изучение непосредственных взаимоотношений между людьми оказывается возможным только в том случае, если исследователи располагают развитой системой категорий, понятий, терминов. К числу базо­вых понятий теории межличностного общения можно отнести такие, как «межличностный контакт», «межличностное взаимодей­ствие», «межличностные отношения», «межличностное общение», «межличностная коммуникация». Каждое из них фиксирует разно­образие целей и задач, которые стоят перед людьми в процессе об­щения.

Так, понятие «межличностный контакт» указывает на саму воз­можность общения, поскольку обозначает то, что люди находятся в пределах доступности для восприятия друг друга, при этом физи­чески и психологически направлены друг на друга.

Понятие «межличностное взаимодействие» подчеркивает ак­тивность общающихся, позволяя более пристально исследовать формы и виды индивидуальных действий, приводящих к взаимным изменениям поведения, деятельности, отношений и установок.

Понятие «межличностные отношения» акцентирует эмоцио­нально-чувственный аспект взаимодействия, временные парамет-РЬ] общения, поскольку только при условии постоянной межлич-8остной связи путем непрерывного обмена личностно значимой Информацией возникает взаимная эмоциональная зависимость


22-


 


Глава 9. Межличностная коммуникация


9.1. Понятие межличностной коммуникации


 


 


вступивших в контакт людей, их взаимная ответственность за!хранение сложившихся отношений.

Понятие «межличностное общение» означает взаимопонима и согласование действий между людьми, выработку ими едад стратегии взаимодействия, то общее, что было сформировано: пившими в контакт индивидами.

Понятие «межличностная коммуникация» используется в цессе анализа способов обмена сообщениями между партнер их приема и переработки. Этому аспекту межличностного вэ действия, а именно, так называемой коммуникативной стороне! щения между людьми посвящен данный раздел.

Итак, понятие «межличностная коммуникация» означает процес мена сообщениями и их интерпретацию двумя или несколькими инс ми, вступившими в контакт друг с другом.

Обратим внимание на следующие принципиальные моме этого определения. Во-первых, содержание используемс нем термина «коммуникация» соответствует как исходному лат скому слову соттишсапо (от соттишсо — делаю общим, свя ваю, общаюсь), так и пониманию коммуникации в технических^ уках (пути сообщения, транспорта, связи) и естественных (с нальные способы связи у животных). Говоря о межличностной 1 муникации, имеют в виду прежде всего процессы обмена, взаимосвязи, обращенности друг к другу, отклику друг на друга} ствующих в общении людей.

Во-вторых, коммуникативные действия — это действия, ентированные на смысловое восприятие их другими людьми, связь, в ходе которой происходит обмен сообщениями (или ин<| мацией). Информация всегда облекается в форму каких-то знз иначе она не может быть представлена для человека. Поскс точного соответствия между различными знаковыми системам» существует, перевод из одной знаковой формы (или системы ко рования) в другую всегда предполагает переформулирование, интерпретацию. Особенности истолкования и понимания пере ного сообщения (как вербального, так и невербального) в ко* те межличностного взаимодействия — важный ракурс рассмо! ния межличностной коммуникации.

В-третьих, межличностный характер коммуникации пре лагает, что имеет место обмен сообщениями между небольшим ' лом людей; это непосредственное взаимодействие, когда его • ники находятся в пространственной близости, имеют возможна легко осуществлять обратную связь; это взаимодействие личнс ориентировано, т.е. предполагается, что каждый из его участш признает незаменимость, уникальность своего партнера, прин*


ет во внимание особенности его эмоционального состояния, само­оценки, личностных характеристик и в свою очередь рассчитывает на встречное внимание.

Иными словами, анализ межличностной коммуникации — это анализ того, при каких условиях и с помощью каких средств пред­ставления, идеи, знания, настроения, т.е. субъективный опыт одно­го субъекта может быть сообщен другому и более или менее точно истолкован им. Задачей исследования тем самым становится выяв­ление и систематическое описание различных предпосылок и усло­вий успешной (или, напротив, неуспешной, затрудненной) комму­никации.

Теория межличностной коммуникации исходит из того, что межличностное поведение индивидов отличается от их поведения вне ситуации взаимодействия. Основной единицей анализа являет­ся взаимосвязь, взаимодействие вступивших в общение людей. Каждый из его участников существенным образом влияет на пове­дение другого, между их высказываниями и поступками возникают причинные зависимости. Обмениваясь сообщениями, они приспо­сабливают их к конкретной ситуации общения, содержание полу­ченной информации в значительной мере перерабатывается, пере­структурируется в зависимости от неизбежно возникающей оценки самих себя, друг друга, окружающей обстановки.

Межличностную коммуникацию можно считать эффективной, если цели, поставленные коммуникаторами, достигаются в наи­большей степени. Любой человек может оценить степень эффек­тивности взаимодействия (как собственного, так и другого челове­ка) со сверстниками или людьми иной возрастной группы, с родст­венниками или коллегами по работе, с представителями своего или противоположного пола. Большинство из нас более успешны в об­щении с одной категорией людей и менее успешны с другой. Значи­тельно меньше тех, кто умеет найти общий язык в разных ситуаци­ях с самыми разными людьми. Не случайно их называют мастерами общения.

Результаты наблюдений за поведением людей в межличностном взаимодействии позволили сформулировать важный постулат тео­рии межличностной коммуникации: эффективная межличностная коммуникация предстает как система конкретных действий, уме­ний и навыков, которые не являются врожденными, им следует учиться, отрабатывать и тренировать (подобно тому, как работает Музыкант или спортсмен). Искусство межличностной коммуника­ции прямо связано с тем, насколько человек оказывается способ­ным заметить, воспринять и развить эти действия.

гг-


Глава 9. Межличностная коммуникация


УЛ. Понятие межличностной коммуникации


 


 


Чтобы оценить уровень формирования необходимых для:; фективной коммуникации умений и навыков, используется пан тие коммуникативной компетентности, которая складывается иа-с дующих моментов:

•ф- способности человека прогнозировать коммуникативную се цию, в которой предстоит общение; ориентироваться в С1 ции, в которой он оказался;

•ф- коммуникативного исполнительского мастерства, т.е. умед| найти адекватную теме общения коммуникативную структуру! реализовать коммуникативный замысел;

•ф- способности разбираться в самом себе, собственном психолог ческом потенциале и потенциале партнера;

•ф- навыков самонастройки, саморегуляции в общении, вклмчв!

умения преодолевать психологические барьеры в общении; эд|

мать излишнее напряжение; эмоционально настраиваться на

туацию; распределять свои усилия в общении.

Хотя коммуникативный опыт каждого человека уникален и повторим, вместе с тем можно развивать навыки компетентю! коммуникатора, повышая тем самым эффективность своего о4и ния, а вместе с ней и удовлетворенность жизнью.

Далее мы рассмотрим ситуационные и психологические предп! сылки успешной межличностной коммуникации, а также такие со| муникативные действия, как речь, слушание, невербальное повед ние, эмоции и чувства, особенности их проявления в межлич* ном взаимодействии, причины возможных трудностей и споссбй позволяющие сделать эти действия более эффективными.

Аксиомы межличностной коммуникации.Американскому 1С хологу П. Вацлавику принадлежит заслуга описания некото>рь свойств коммуникации, имеющих большое прикладное значен яе| контексте межличностного взаимодействия и названных им ак:г мами человеческой коммуникации (см.: Вацлавик П., Бивин Джексон Д. Психология межличностных коммуникаций. СПб 2000). Знание данных свойств позволяет объяснить то, что исслед| ватель назвал патологической коммуникацией, т.е. осложнений способные привести к тупикам в межличностном общении. Ра смотрим важнейшие аксиомы.

Аксиома 1. Невозможность отсутствия коммуникации.

Если признать, что любое поведение в ситуации взаимодейс'звк обладает информационной ценностью, т.е. является коммуникацзе^ становится очевидным, что как бы человек ни старался, он не мс не вступать в коммуникацию. Активность или пассивность, слова! молчание — все это передает информацию: влияет на других


которые в свою очередь не могут не ответить на эту коммуникацию и, следовательно, сами в нее вступают. Если люди просто не разговари­вают друг с другом или не обращают друг на друга внимания, это вовсе не опровергаетутверждения, сделанные выше. Человек у стой­ки бара, который смотрит прямо вперед, пассажир, сидящий в само­лете с закрытыми глазами, — оба они ясно сообщают, что не хотят ни с кем разговаривать, и окружающие обычно прекрасно понимают эти сообщения и оставляют их в покое. Очевидно, что это такая же коммуникация, как и оживленная дискуссия.

Можно выделить ряд стратегий ухода от общения (или сообщений о нежелании вступать в коммуникацию):

-ф прямая демонстрация (в более или менее грубой форме) нежела­ния общаться; правда, поскольку такое поведение не соответст­вует правилам вежливости, оно требует определенного мужест­ва и способствует возникновению довольно напряженного и не­ловкого молчания, что на самом деле и означает наличие комму­никации;

-ф стратегия наименьшего сопротивления, когда один из партне­ров неохотно поддакивает другому или со всем соглашается;

-ф дисквалификация коммуникации, когда один из партнеров дей­ствует так, что сводит на нет как собственные сообщения, так и сообщения другого человека. К этой технике относится широ­кий спектр коммуникационных феноменов: противоречивые высказывания, непоследовательность, перемена темы, непол­ные предложения, неправильное понимание, невразумитель­ность или манерность речи, буквальное толкование метафор или метафорическое понимание буквальных замечаний и т.д;

-ф- приемлемое для собеседника, не обижающее его указание при­
чин, по которым в данный момент общение нежелательно: чело­
век может притвориться спящим, глухим, пьяным, сделать вид,
что не понимает языка собеседника или изобразить наличие лю­
бого другого дефекта, свидетельствующего об оправданно невоз­
можной коммуникации. Во всех этих случаях сообщение остает­
ся одним и тем же, а именно: «Я бы не возражал поговорить с
тобой, но есть то, что мне мешает, что сильнее меня, то, в чем я
не виноват». ;
Таким образом, невозможность не вступать в коммуникацию де­
лает все ситуации, в которые включены два или более человека,
Межличностными, коммуникационными.

Аксиома 2. Любая коммуникация имеет урд'венъ содержания и уро­вень отношения.

В процессе коммуникации не только передается информация, Но одновременно детерминируется характер отношений между


9.1. Понятие межличностной коммуникации


Глава 9. Межличностная коммуникация


 


 


коммуникаторами. Уровень содержания — это та информацк торая передается в сообщении. При этом неважно, является ли| ная информация правдивой, ложной, надежной, неправильной*! неразрешимой. На уровне отношений передается то, как это ой щение должно быть воспринято. Отношение может быть выр но как речевыми приемами, так и невербально с помощью кр)| улыбки или других способов. Характер отношений можно яснс нять из контекста, в котором происходит коммуникация. На мер, содержанием фразы «Закройте дверь» является ожр вполне определенного действия. Но эта фраза может быть пр несена по-разному: как команда, как мольба, как предложение и! Избранный способ выражения содержит сообщение о том, какм видят партнеры свои взаимоотношения: доброжелательными и враждебными; равными в социальном отношении или один из ; находится в прямой зависимости от другого; чувствуют себя койно и комфортно или переживают состояние тревоги и вс ния и т.д.

В межличностном общении экспрессивная окраска сообщей часто более важна, чем его содержание. Вместе с тем, по мненн исследователей, чем более спонтанны и «здоровы» отношения, • более аспект отношений отходит на второй план. Напротив, здоровые» отношения характеризуются тем, что за природу от шений идет постоянная борьба, а содержательный аспект ком кации становится все менее и менее важным.

Смешение уровня содержания и уровня отношения нередко ] водит к нарушению коммуникации.

Аксиома 3. Пунктуация последовательности событий.

Люди организуют свое взаимодействие, опираясь на собствУ! ное представление о важном и неважном, причинах и следсгви! поступков, на интерпретацию смысла происходящего. Эти смыс вые доминанты организуют поведенческие события, оказывая» щественное влияние на происходящее взаимодействие (подоб| тому, как знаки пунктуации задают смысл предложению).

Несогласие относительно пунктуации последовательности < бытии лежит в основе возникновения бесконечных проблем взаимоотношениях. Мы не можем быть уверены ни в том, что др гой, обладает тем же объемом информации, ни в том, что он лает такие же выводы из этой информации. Решение вопроса! том, что является важным, а что нет, совершенно по-разному : исходит у разных людей. Во всех случаях рассогласованной кс муникационной организации обычно можно наблюдать конфл» относительно того, что является причиной, а что следствием


йлЮДаемого события. Примером патологической коммуникации, ызванной нарущением последовательности причин и следствий, является эффект «самоосуществляющегося пророчества». Это по­ведение, которое вызывает у окружающих такую реакцию, на ко-Орую это поведение было бы естественным ответом. Например, человек, строящий свое поведение на основе предпосылки «ник­то меня не любит», будет вести себя недоверчиво, демонстрируя массу защитных реакций, или агрессивно. Такое поведение вряд ли вызовет симпатию окружающих, что подтвердит изначальную предпосылку этого человека. При этом сам человек ошибочно считает, что он просто реагирует на отношение окружающих, а не провоцирует его. В данном случае это и составляет проблему пунктуации.

Аксиома 4. Симметрическое и комплементарное взаимодействие.

Отношения между людьми базируются либо на равенстве, либо на отличии. В первом случае партнеры стараются скопировать по­ведение друг друга, поэтому их отношения можно назвать сим­метрическими. Слабость или сила, нравственность или без­нравственность не имеют здесь никакого значения, поскольку ра­венство может поддерживаться в любой из этих областей. Во вто­ром случае поведение одного партнера дополняет поведение другого, такой тип взаимодействия называется комплементар­ны м. Симметричные отношения, таким образом, характеризуются равенством и минимизацией различий, в то время как особен­ностью комплементарного взаимодействия является доведение раз­личий до максимума.

В комплементарных взаимоотношениях можно выделить две различные позиции. Один партнер занимает более высокую, важ­ную, первичную позицию, а другой — подчиненную, вторичную, более низкую. Эти понятия довольно полезны, если их не прирав­нивать к словам «хороший» или «плохой», «сильный» или «сла­бый». Комплементарные отношения могут устанавливаться соци­альной или культурной средой (как в случае взаимоотношений ма­тери и младенца, врача и больного, учителя и ученика) или быть Характерным стилем отношений данной диады. В любом случае важно подчеркнуть, что природа этих отношений носит взаимоза­висимый характер, разные типы поведения взаимно дополняются. Нельзя сказать, что один из партнеров установил комплементар­ные отношения с другим, скорее каждый ведет себя так, что это Предполагает и одновременно является причиной поведения дру­гого.

Симметричность и комплементарность сами по себе не являют­ся «хорошими» или «плохими», «нормальными» или «ненормаль-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


ными». Оба вида взаимоотношений выполняют важные функ Но они чреваты патологией. В симметричных взаимоотношеь постоянно присутствует опасность соревновательности, эскала равенства симметричного взаимодействия, когда происходит 1 ря стабильности и так называемый сбой, что приводит к ссоряцЛ конфликтам между индивидами. Таким образом, патология в метричных взаимоотношениях характеризуется более или открытой враждой.

В здоровых симметричных взаимоотношениях партнеры собны уважительно относиться друг к другу, что ведет к появлезв доверия и уважения со стороны другого. Когда симметричные I ношения нарушаются, можно наблюдать скорее отвержение, а игнорирование личности другого. В свою очередь патологически изменения комплементарных взаимоотношений проявляются • щ норировании, а не отвержении личности другого (например, которая продолжает обращаться со своим взрослым сыном, как! ребенком).

Аксиома 5. Коммуникация может быть как намеренной, так I «3 намеренной, эффективной и неэффективной.

Нельзя сказать, что коммуникация имеет место только тагд когда она произвольна, осознанна и успешна, т.е. когда достигае взаимное понимание. Обычно люди обдумывают свое поведен» (речь, манеры), особенно в ситуациях небытовых. Однако частом!) действуем необдуманно, о чем можем впоследствии сожалеть: ч! век, находящийся рядом с нами, может услышать тихо сделанис нами замечание в надежде, что он не слышит; мы можем выйтж себя; не подумать о том, как будет воспринята наша реплика. Не лательные последствия, к которым может привести ненамерек коммуникация, делают актуальным способы «сохранения лица» I своего, так и другого. Как отмечал социолог И. Гоффман, от члей любой группы ожидают не только самоуважения, но и определе! ной чуткости. Человек, являющийся свидетелем унижений друп>г| и сохраняющий при этом спокойствие, имеет в нашем обществе р| путацию «бессердечного», а тот, кто способен спокойно взиратз : действия, разрушающие его собственное лицо, считается «бесст ным».

Аксиома 6. Коммуникация необратима.

Иногда и хотелось бы вернуть время, исправить слова или Ц^ ступки, но, к сожалению, это невозможно. Последующие объжнв ния с партнером могут что-то исправить, извинения могут смягч обиду, однако созданное впечатление изменить очень сложно.


9 2. СИТУАЦИОННЫЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ МЕЖЛИЧНОСТНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Понятие социальной ситуации и ее структура. Все процессы ком­муникации происходят в определенном контексте. Переменными, формирующими определенный контекст коммуникации, могут быть место и время встречи, намерения или цели участников обще­ния, наличие или отсутствие посторонних лиц, групповые нормы и т.д. Наша интерпретация чьих-то слов или действий в огромной степени определяется контекстом, в рамках которого мы воспри­нимаем эти слова или действия.

В самом общем виде социальная ситуация — это естественный фрагмент социальной жизни, определяемый включенными в него людьми, местом действия и характером развертывающихся дейст­вий или деятельности. Занимаясь изучением социальных ситуаций, группа социальных психологов Оксфордского университета под ру­ководством М. Аргайла предложила выделять следующие универ­сальные факторы, присутствующие на любой стадии социального взаимодействия, которые придают ситуации определенность:

1) цели;

2) правила, т.е. общепринятое мнение о допустимом и недопус­тимом поведении в ряде конкретных ситуаций;

3) роли, т.е. принятые в данной культуре модели взаимодей­ствия;

4) набор элементарных действий — простейшие вербальные и невербальные формы участия во взаимодействии;

5) последовательность поведенческих актов (например, приня­тый порядок смены ролей говорящего и слушающего);

6) концепты-знания, т.е. наличие в когнитивной структуре оп­ределенных категорий, обеспечивающих понимание ситуации, как, например, знание при игре в шахматы, что такое ферзь или что оз­начает слово «шах». В социальной ситуации такими концептами выступают представления о людях, социальной структуре, элемен­тах взаимодействия и объектах, включенных во взаимодействие;

7) физическая среда, элементами которой являются границы ситуации (закрытое помещение, улица, площадь и т.п.), физичес­кие качества среды, воздействующие на органы чувств (цвет, шум, запахи и т.п.), реквизит (например, классная доска, парты в школь­ном классе), пространственные условия (расстояния между людьми и объектами);

8) язык и речь, т.е. ситуационно обусловленные словарь, оборо­ты речи, интонации, используемые участниками взаимодействия;




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


9) трудности и навыки — различные препятствия для взаимод ствия и навыки их преодоления.

Среди перечисленных факторов отмечены как объективные ; пекты ситуации, внешние по отношению к субъекту действия, и субъективные, локализованные в сознании и психике индивид Ключевое положение, по мнению исследователей, занимают цел Они рассматриваются как независимые переменные, а все ос ные параметры как зависимые от них. Следующими за стругсг целей по своей значимости для определения типа ситуации правила, эмоциональная атмосфера и умение преодолевать три ности. Например, встреча друзей после длительной разлуки встреча студента и научного руководителя с целью обсудить ход ] боты над дипломом будут различаться в первую очередь по параметрам, хотя, разумеется, отличия будут касаться и исполь мого стиля речи, и, возможно, выбранного места встречи. Анализ руя ситуацию, в которой осуществляется общение, мы, таким зом, разделяем в ней известное и неизвестное, вычленяя цель о ния, его задачу и одновременно фиксируя имеющиеся условия; стижения цели.

Важными характеристиками ситуации, воздействующими нап| ведение людей, являются: знакомая — незнакомая; формальная ' неформальная; ориентированная на выполнение дела — ориевт рованная на общение; поверхностная — глубокая (интимная) вкл! ченность.

В соответствии с этими характеристиками Аргайл и его сотр ники выделили следующие типы социальных ситуаций:

•ф- официальные события (формальные социальные события);

•$>• личностное взаимодействие с близкими друзьями или роде никами;

•ф> случайные эпизодические встречи со знакомыми;

•$>- формальные контакты в магазинах и на работе;

•Ф- асимметричные взаимодействия, связанные с социальными ум* ниями (например обучение, руководство, интервьюирование);!

•ф- конфликт и переговоры;

•ф- групповая дискуссия.

Предложенная типология ситуаций не является единственной.!

Одна из наиболее известных классификаций видов ситуа! межличностного взаимодействия связана с именем американског психолога Э. Берна (см.: Берн Э. Игры, в которые играют люду Люди, которые играют в игры. М., 1988). В ее основе лежит то, он назвал потребностью в структурировании времени. Хорошо из вестна проблема, часто встречающаяся у подростков после перво^ встречи: «Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?» Это


вопрос возникает нередко и у взрослых. Достаточно вспомнить, как мучительна вдруг возникшая пауза в общении, когда никто из собеседников не в состоянии высказать ни одного уместного заме­чания, чтобы не дать разговору замереть. Люди постоянно озабоче­ны тем, как структурировать свое время. Одна из функций в жизни общества состоит в том, чтобы оказывать друг другу взаимопомощь в этом вопросе.

Берн предлагает рассматривать шесть способов структурирова­ния времени — четыре основных и два пограничных случая.

1. Первый пограничный случай — замкнутость, когда явная ком­муникация между людьми отсутствует: человек физически присут­ствует, но психологически он вне контакта, погружен в собствен­ные мысли. Такое поведение может быть воспринято с пониманием и не вызывать проблем, если только оно не превращается в при­вычку.

2. Ритуалы, или привычные, повторяющиеся действия. Они могут иметь неформальный характер (например, приветствия, про­щания, благодарности), но могут быть и официальными (напри­мер, дипломатический этикет). Цель этого типа общения — возмож­ность совместного проведения времени, не сближаясь.

3. Времяпрепровождение — это полуритуальные разговоры о про­блемах и событиях, известных всем. Они не так предсказуемы, как ритуалы, но обладают некоторой повторяемостью. Примерами могут служить вечеринка, участники которой недостаточно хоро­шо знакомы друг с другом, или разговоры во время ожидания како­го-нибудь официального собрания. Времяпрепровождение всегда социально запрограммировано: говорить в это время можно лишь в определенном стиле и только на допустимые темы. Основная цель этого типа общения — структурирование времени не только ради поддержания приятельских отношений, но и отчасти социаль­ный отбор, когда человек ищет новые полезные знакомства и связи.

4. Совместная деятельность — взаимодействие между людьми на работе, целью которого, прежде всего, является эффективное вы­полнение поставленной задачи.

5. Игры. Берн считает их наиболее сложным типом общения, так как в играх каждая сторона неосознанно старается достичь превос­ходства над другой и получить вознаграждение. Например, если че­ловек честно просит, чтобы его утешили, и получает утешение, то Это взаимодействие с некоторой заранее сформулированной Целью. Если же кто-либо просит, чтобы его утешили, и, получив уте-Иение, обращает его против утешителя, то это игра. Другой при­пер — игра «страхование». О чем бы страховой агент ни вел раз-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


говор, если он настоящий игрок, он ищет клиента или «обрабш вает» его. Единственная его цель — «заполучить добычу». Осно! отличительная особенность игр — скрытая мотивация их учасгЦ ков. Берн полагает, что важные социальные контакты чаще в с«8 протекают как игры, а сами игры составляют весьма значител! часть человеческого общения. Объяснение этому он видит в ющем.

Повседневная жизнь предоставляет мало возможностей ловеческой близости. Кроме того, многие формы близости ^Й большинства людей психологически неприемлемы, требуют тц| тельной осмотрительности. Западная культура в основном не по ей ряет искренности (кроме как в интимной обстановке), так как Т могут использовать с дурным умыслом. В свою очередь повтор^ щиеся виды времяпрепровождений в конце концов приедают Чтобы избавить себя от скуки, одновременно избежать опасности сопутствующих близости, большинство людей в качестве комгсг миссного решения обращаются к играм. В этом состоит сощ ное значение игр. Люди выбирают себе друзей и партнеров всего из числа тех, кто играет в те же игры, что и они. Поэте любой член какого-либо социального окружения, который начин ет играть в новые игры, будет скорее всего изгнан из привычжс общества. В этом состоит личностное значение игр. Наконец, и гие игры совершенно необходимы некоторым людям для поддер ния душевного здоровья. Если таких людей лишить возможн* играть, они впадут в безысходное отчаяние. Подобные ситуг можно часто наблюдать в супружеских парах, когда улучшение пс хического состояния одного из супругов влечет за собой быстр ухудшение состояния другого, для которого игры были важней щ средством поддержания собственного психического равновесия»!

6. За игрой следует второй пограничный случай — близости, Г* мыкающий ряд способов структурирования времени. Двустсшрс нюю близость можно определить как свободное от игр общеш предполагающее теплое заинтересованное отношение между лео^ ми, исключающее извлечение выгоды. Настоящая близость начи? ется тогда, когда социальные схемы, скрытые мотивы и огра* ния отходят на задний план. Человеческая близость, котора! сути есть и должна быть самой совершенной формой человече а взаимоотношений, приносит такое ни с чем не сравнимое удою ствие, что даже люди с неустойчивым равновесием могут вп-ол| безопасно и даже с радостью отказаться от игр, если им посчавтл' вилось найти партнера для таких взаимоотношений. Прототипе близости является акт любовных, интимных отношений.


Еще одна классификация социальных ситуаций различает три уровня общения в зависимости от степени личностной вовлечен­ности участников в преобразование отношений (см.: Головаха Е.И., Данина Н.В. Психология человеческого взаимопонимания. Киев, 1989).

На социально-ролевом уровне контакты ограничиваются ситуатив­ной необходимостью: на улице, в транспорте, в магазине, на при­еме в официальном учреждении. Основной принцип взаимоотно­шений на этом уровне — знание и реализация норм и требований социальной среды участниками взаимодействия. Коммуникация при этом носит, как правило, анонимный характер независимо от того, происходит она между незнакомыми, знакомыми или близки­ми людьми.

На деловом уровне людей, объединяют интересы дела и совместная деятельность, направленная на достижение общих целей. Основ­ной принцип деловых взаимоотношений — рациональность, поиск средств повышения эффективности сотрудничества. Партнеры при этом оцениваются не как уникальные, неповторимые личнос­ти, а с точки зрения того, насколько хорошо они могут выполнить поставленные перед ними задачи, т.е. оцениваются их функцио­нальные качества. Соответственно общение является психологи­чески отстраненным.

Интимно-личностный уровень характеризуется особой психологи­ческой близостью. На этом уровне целью участников коммуника­ции является удовлетворение потребности в понимании, сочувст­вии, сопереживании. Основной принцип такого общения — эмпа-тия, доверительность.

Каждый уровень общения предполагает использование соответ­ствующих только ему моделей поведения, глубины взаимопонима­ния, согласия и сопереживания, способов взаимодействия парт­неров.

Таким образом, каждая из приведенных типологий исходит из возможности определения и выделения типичных социальных си­туаций, т.е. ситуаций, неоднократно возникающих при взаимодей­ствии между людьми, следовательно/их содержание и структура из­вестны членам данной культуры или субкультуры. Важнейшим усло­вием межличностной коммуникации является способность индиви-Да выделять такие стандартные, типичные социальные ситуации и соответствующими действиями конструировать их. Знать, как вести себя в данной ситуации, будь это свадьба, визит к друзьям, любовное свидание или деловые переговоры, какие действия в ней Уместны, а какие — нет, является показателем социальной компе­тентности. Люди, как правило, обладают необходимыми социаль-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


ными знаниями, которые позволяют им понять поведение друга, согласовать свои цели и действия, найти общий язык, д< вориться.

Межличностное пространство. Для того чтобы выбрать ную манеру поведения и форму обращения с другим человеком, обходимо сориентироваться в ситуации, понять контекст, в ром происходит взаимодействие. Определение ситуации, В1 няя функцию ориентации человека в социальной среде, явл* важнейшим структурообразующим моментом межличностного щ имодействия. Условие успешной коммуникации связано с созд ем участниками «общей социальной действительности», общ «здесь-и-сейчас», в котором может происходить обмен послани и, следовательно, вне которого коммуникация вообще не может | стояться. Данную предпосылку исследователи иногда называют; говорным аспектом межличностной коммуникации. В ней нахэ)| отражение обозначенное выше свойство пунктуации последе тельности событий. Именно потому, что ситуация межличностче взаимодействия представляет собой совместную деятельность ; партнеров по общению, заведомо социально и психологически»! похожих друг на друга, но при этом взаимозависимых в осуществ' нии своих намерений, она является изначально рассогласованк и психологически напряженной. Между коммуникантами посто но возникают критические моменты выбора целей взаимод< вия, на которые следует ориентироваться, что превращает прсц* коммуникации в предмет переговоров. Результатом этих «перегс^ ров» является, в терминологии И. Гоффмана, «рабочее согла ние», т.е. участники формируют общее определение ситуации, торое подразумевает не столько реальное согласие относите!! существующего положения дел, сколько согласие относите!! того, чьи притязания и по каким вопросам временно будут прлз ваться всеми.

Определив тип социальной ситуации, участники взаимод<$ вия начинают выстраивать позиции, позволяющие им досп своих целей в заданных обстоятельствах. Поведение на з этапе удобно описывать, используя пространственную термив( гию, например термины «позиция (положение, расположение! «верх», «низ», «близкий», «далекий», «расстояние», «дистанций «граница» и т.д. Обращение к пространственным метафорам новится эффективным способом структурного анализа челов-е1; ких отношений. Рассмотренное под этим углом зрения межл| ностное взаимодействие есть не что иное, как конструирован" формирование межличностного пространства, т.е. организш


элементов взаимодействия в определенный порядок. Оно Предполагает: ^ выбор позиции в отношении к другому, пристройку к позициям

друг друга, «проверку их на прочность»;

Ф четкое определение пространственных и временных границ си­туации взаимодействия, за пределами которых выбранная пози­ция становится неуместной;

.ф- оформление занятой позиции посредством использования вер­бальных и невербальных средств коммуникации. Пространственное структурирование взаимодействия сопровожда­ется символическим обозначением этой структуры, что проявляет­ся как в символике «языка тела» (мимике, взглядах, жестах и т.д.), так и в способах персонализации пространства.

Обозначают вертикальные и горизонтальные пространствен­ные характеристики межличностного взаимодействия (см.: Доцен-ко Е.Л. Межличностное общение: семантика и механизмы. Тюмень, 1998). Вертикальная составляющая находит свое выра­жение в представлениях о взаимном расположении партнеров по общению: пристройка к партнеру свысока, пристройка к нему на­равне, пристройка снизу, отстраненная от партнера позиция.

Пристройка сверху может выглядеть как поучения, осуждения, советы, порицание, замечания, обращения на «ты», высокомерные или покровительствующие интонации, похлопывание по плечу, по­дача руки ладонью вниз, взгляды сверху вниз и др.

Позиция подчиненной стороны предполагает свои стереотипы в поведении. В этой позиции человек демонстрирует зависимость, требует защиты, лишен инициативы, власти. Пристройка снизу проявляется как просьба, извинение, оправдывание, виноватые или заискивающие интонации, наклоны корпуса, опускание головы и другие формы демонстрации зависимости и подчинения.

Позиция равенства сторон также предполагает соответствую­щие вербальные и невербальные формы поведения: спокойный взгляд в глаза собеседнику, открытое выражение чувств и желаний, обоснованные высказывания и готовность выслушать критические замечания в свой адрес с последующим их обсуждением и т.д.

Способность к смене способов взаимодействия в зависимости от возникшей ситуации и поставленной задачи, репертуар позиций, которым владеет человек, — одна из существенных характеристик компетентного коммуникатора.

Горизонтальная составляющая межличностного вза­имодействия находит свое выражение в использовании (или в отка­зе от использования) межличностных преград, стоящих на пути сближения людей, что предопределяет ту или иную межличност-



Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


ную дистанцию. Такими преградами могут быть внешние физ! кие барьеры как эквиваленты психологических преград: стол, скрещенные на груди руки, поза «нога на ногу», паузы, останс перевод разговора на другие темы. Преградой может оказаться^ крытость» той или иной сторон личности для другого человека!* пример, в проявлении эмоций, нравственных или религиоэд ценностных ориентации, эрудиции и т.д.), что также создает о| деленную дистанцию между людьми. По мнению социальных " хологов, полное отсутствие межличностной дистанции (т.е. иг ной, личной зоны) ненормально. Вопрос состоит в том, оптг на ли существующая дистанция для достижения целей конкре межличностного взаимодействия.

К пространственным характеристикам межличностного : действия можно отнести и способы выделения и обозначения! дивидом территории, которую он считает «своей». Это может б)физическая территория: кабинет, рабочий стол, пятачок под н| ми в переполненном автобусе; на эмоциональном уровне —?" право на собственное настроение, собственное отношение к — либо или к кому-либо; на ролевом уровне — право на выбор пр< сии, рода занятий, индивидуальный способ выполнения свое!

боты.

Таким образом, пространство, создаваемое в процессе ме постного взаимодействия с его горизонтальными, вертикальш территориальными измерениями, становится фактором, возде вующим на успешность/неуспешность конкретного взаимоде вия, его характер и перспективы.

Трудные ситуации.Среди типичных социальных ситуаций 1 личностного взаимодействия следует выделить так называс трудные, или стрессовые. Стрессовая ситуация это ситуация, рая становится для человека, переживающего или воспринимают^» причиной стресса или тревоги. М. Аргайл в своей работе, посвяв ной социальным ситуациям, приводит, в частности, следующе" ределение: «Данная ситуация заставляет вас чувствовать тр или дискомфорт либо потому, что вы не знаете, как поступить,. потому, что она заставляет вас испытать чувства страха, смущ или неловкости» (Аргайл М., Фурнхэм А., Грэхэм Дж. А. Социал! ситуации. Гл. 12. Стрессовые ситуации // Межличностное <>1 ние: Хрестоматия. СПб., 2001. С. 220). Учеными был проделав ромный объем работ для того, чтобы выделить типы стрессе ситуаций, их основные характеристики, конкретные элемент" зывающие трудности, и важнейшие стадии развития социал* ситуации с тем, чтобы помочь людям вести себя в них более ус'


но. В результате в качестве стрессовых были определены следую­щие ситуации межличностного взаимодействия:

1) ситуации неодобрения или критики со стороны других;

2) ситуации публичного выступления и социальной активности;

3) ситуации конфронтации и выражения недовольства;

4) ситуации сексуального контакта;

5) ситуации интимности и теплоты в общении;

6) ситуации конфликта или отвержения со стороны родителей;

7) ситуации утраты близкого человека или значимых отно­шений.

Источники беспокойства и тревожности в данных ситуациях могут быть связаны как с субъективными состояниями участников коммуникации, так и с параметрами самой ситуации.

Так, стресс может вызывать трудность в ориентации в ситуации: целевая структура ситуации бывает очень сложной, человек может не осознавать свои основные цели или цели партнеров по взаимо­действию, может преследовать цели, не очень уместные в данной ситуации, что приводит к внутреннему конфликту или конфликту с другими людьми. Стресс могут вызывать жесткость или, напротив, неясность, неопределенность правил, которые нужно соблюдать. Некоторые ситуации оказываются сложными, поскольку требуют знания концептов, специфических для этих ситуаций. Примерами могут служить дебаты, аукционы, похороны, драки (борьба), имею­щие четкие концепты, которые нужно понять, чтобы участвовать в них успешно. Ситуации, предполагающие соблюдение определен­ных ритуалов, оцениваются как трудные в том случае, если люди не знакомы с последствиями, значением или целями ритуализованных актов или не знают, как представить себя или оценить свое собст­венное поведение.

Если в работе с субъективными состояниями существуют два ос­новных терапевтических направления — снижение тревожности при помощи бихевиоральной терапии или совершенствование на­выков и способности управлять ситуациями при помощи тренинга, то в случае трудностей, связанных с параметрами самой ситуации, совершенствование способов видения ситуации может сделать ее менее стрессовой.

Эффекты межличностного восприятия.Восприятие — это про­цесс отбора, организации и интерпретации чувственных данных. Среди °бщих закономерностей восприятия как одного из важнейших пси­хических процессов обычно отмечают:

4- принцип избирательности: в каждой конкретной ситуации чело­век обращает внимание лишь на сравнительно малую часть воз-


гз-


 




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


действий, но при этом создает хотя и ограниченную, но более связную и осмысленную картину мира;

•ф- принцип целостности: люди воспринимают объекты и ситуав не дискретно, но как динамичное целое, спонтанно органиа свои восприятия в осмысленную форму, при этом действу принципы пространственной близости, сходства;

-ф- принцип константности (устойчивости): имеет место сра

тельная устойчивость нашего восприятия даже в меняюцд

условиях.

Таким образом, восприятие предстает не как пассивный п| цесс, при котором мы автоматически реагируем на полученные < мулы, но как процесс активный. Чувства, которые вызывают в люди или ситуации, лишь отчасти зависят от внешнего мира, значительной степени зависят от нас, воспринимающих этот

Вряд ли нужно доказывать, что особенности человеческого приятия существенным образом влияют на протекание мед ностной коммуникации. Обратим внимание на некоторые прав» которые полезно помнить и следование которым во многом низует процесс управления своим восприятием.

Правило 1. Процесс восприятия имеет личностную ос Разные люди, воспринимая одни и те же сигналы, интерпрети^ их по-разному.

Правило 2. Если считать, что именно наши интерпрета наиболее точно отражают реальность, то у нас могут возни! трудности в ходе межличностной коммуникации.

Правило 3. Если позволять насущным интересам, эмо! потребностям «контролировать» наше восприятие, можно прс тить направленные к нам важные сообщения от других людей.. ,|

Сформулированные правила позволяют в общем процессе ' веческого восприятия все же выявить то, что отличает воспрр людьми предметов от восприятия людьми друг друга.

Первая особенность связана с тем, что субъект и межличностного восприятия — в данном случае это люди — прии| пиально подобны. Следствием этого кажущегося очевидным, верждения становится то, что индивид (субъект восприятия), д« заключение о состоянии или намерениях другого лица, в ма мальной степени склонен и имеет возможность использовать этом свой собственный опыт. Другими словами, мы допускаем, в какой-то степени опыт другого человека напоминает наш со<| венный, и такое допущение помогает нам более точно его вое! нимать. Например, если я знаю, что мой коллега вернулся с па рон, то мой собственный прошлый опыт, скорее всего, дает возможность интерпретировать его молчание как депрессию,


как безразличие или обиду на меня. Правда, эта же наша способ­ность может приводить к серьезным ошибкам восприятия, вызыва­ющим проблемы во взаимопонимании.

Вторая особенность обусловлена следующим. Если чело­век допускает ошибку при восприятии предмета (например, при-• мет искусственные цветы за настоящие), то он довольно легко может ее исправить, произведя с этим предметом действия, кото­рые позволят обнаружить ошибку. Ошибку в восприятии другого человека или неверные представления о его целях или намерениях значительно сложнее не только проверить, но и исправить. При этом часто воспринимающий и не ставит перед собой задачу уточ­нить или проверить свое представление, искренне считая его вер­ным. Разумеется, иногда люди поправляют восприятие друг друга, но чаще одна ошибка влечет за собой другую, значительно влияя на последующий характер межличностной коммуникации.

Итак, главным регулятором в построении общения является тот образ партнера, то представление о нем, которое имеется у каждо­го. Именно к этому образу и будут обращены коммуникативные по­слания. При его формировании важное значение имеет первое впе­чатление о человеке.

Каждый из нас имеет собственные представления и суждения о людях, мире, о себе; планы, которые надо осуществить в будущем, и др. Все это может каким-то образом отразиться на первом впечат­лении о другом человеке. Вопрос о степени объективности форми­рующегося первого впечатления связан с вопросом о роли понима­ния ситуации общения для построения образа другого. В разных си­туациях нам требуются такие представления о партнере, которые помогали бы нам выстроить свое поведение и коммуникацию с ним. В конкретных условиях не нужно знать, какой человек «вооб­ще», необходимо представлять себе, как он проявится в данной си­туации, чего от него ждать сейчас, при данных целях, задачах, же­ланиях, в данном контексте. Общение строится не «вообще», а «здесь и сейчас», и представление о партнере должно отражать эту реальность.

Множество ситуаций подтверждает драматическое воздействие первого впечатления на восприятие, что может повлиять на после­дующую коммуникацию между людьми. Это воздействие могут уси­лить некоторые психологические особенности участников общения. Ука­жем на некоторые из них.

Влияние самооценки. Полнота и характер оценки друго­го человека зависят от таких качеств оценивающего, как степень

уверенности в себе, присущее ему отношение к другим людям, один из участников общения уверен, что его суждения о дру­га-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


гом точно соответствуют действительности, то он обычно не : тересован в получении обратной связи. В этом случае воздейс первого впечатления может оказаться решающим. Большинств нас не раз переживали подобную ситуацию, когда возникает фект «человека-невидимки». Не важно, что вы делаете или гов те, другой человек не реагирует на ваше поведение, поскольку | сделал о вас свое заключение, на которое невозможно повлиять

Проецирование. Познающий может вкладывать своиI стояния в другую личность, приписывать ей черты, которые в, ствительности присущи ему самому, а у оцениваемой личнс могут отсутствовать. Психологи обнаружили, что испытуемь личности которых были ярко выражены желчность, упрямство, ] дозрительность, чаще замечали эти черты у людей, предложеь им для оценки, чем испытуемые, у которых эти черты отсутс вали.

Эффект ореола. Это тенденция воспринимающего пре личивать однородность личности партнера, например перенос благоприятное впечатление об одном качестве человека на все< другие качества.

Действует несколько типовых схем запуска эффекта ореола (с Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. М., Н Чаще всего применяется схема восприятия, которая запускает^ случае неравенства партнеров в той или иной сфере — социалыц интеллектуальной и др. Эта схема начинает работать не при ком, а только при действительно важном, значимом для воспр! мающего неравенстве. Люди склонны систематически переоц* вать различные психологические качества тех, кто превосходит по какому-то существенному для них параметру. Так, если я бс ненный и слабый, но хочу быть здоровым и сильным и встреч пышущего здоровьем и силой человека, то не исключено, переоценю его по всем параметрам — в моих глазах он будет и сив, и умен, и добр.

В одном остроумном эксперименте студентам разных групп) казывали одного и того же мужчину. В одной группе его преде ляли как студента, во второй — как лаборанта, в третьей — как : подавателя, в четвертой — как доцента, в последней — как прс сора. После того как гость уходил, участников эксперимента прс ли максимально точно определить его рост и рост сам* экспериментатора. Оказалось, что рост последнего не меняле вот рост представленного мужчины неуклонно увеличивался мере повышения его социального статуса.

Можно предположить, что схема восприятия в данном случае;! кова. При встрече с человеком, превосходящим нас по какол


важному для нас параметру, мы оцениваем его несколько более по­ложительно, чем было бы, если бы он был нам равен. Если же мы имеем дело с человеком, которого мы в чем-то превосходим, то мы недооцениваем его. Важно, что превосходство фиксируется по одному параметру, а переоценка (или недооценка) происходит по многим параметрам. Эту ошибку восприятия стали называть дейст­вием фактора превосходства.

Другая ошибка, связанная с действием эффекта ореола, заключа­ется в том, что если человек нам нравится внешне, то одновремен­но мы склонны считать его более хорошим, умным, интересным и т.д., т.е. переоценивать многие его психологические характерис­тики.

Еще одна схема запуска эффекта ореола связана с действием фактора «отношения к нам»: те люди, которые нас любят или хоро­шо к нам относятся, кажутся нам значительно лучше (умнее, спра­ведливее и т.п.) тех, кто относится к нам плохо.

Таким образом, при формировании первого впечатления «эф­фект ореола» проявляется в том, что общее позитивное впечатле­ние о человеке приводит к переоценке, а негативное впечатле­ние — к недооценке неизвестного нам человека. Если в ситуации об­щения действует хотя бы один из рассмотренных факторов — пре­восходства, привлекательности или отношения к нам, то человек скорее всего применит одну из схем восприятия и, возможно, оши­бется в оценке партнера.

Стереотипизация. Социальные стереотипы — основа фор­мирования первого впечатления, а социальная стереотипизация — главный механизм этого процесса. Социальный стереотип — устойчи­вое представление о каких-либо явлениях или людях, свойственное предста­вителям той или иной группы. Любой социальный стереотип являет­ся порождением определенной группы людей, и отдельный чело­век пользуется им лишь в том случае, если относит себя к этой груп­пе. Трудность заключается в том, что видимым носителем того или иного стереотипа всегда является конкретный индивид. Поэтому при объяснении происхождения и функции стереотипа часто пыта­ются идти от изучения опыта человека, его знаний о предмете сте­реотипа, т.е. от его индивидуальных особенностей. Это приводит к Неверным выводам о том, будто социальные стереотипы — следст­вие ограниченного опыта, невежества, плод скороспелых обобще­ний. Однако такие объяснения противоречат не только данным ис­следований, но и фактам, известным большинству людей.

Везде, где можно выделить различные группы, существуют и сте­реотипы, определяющие представления этих групп друг о друге, и аДекватно они могут использоваться только в межгрупповых отно-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


шениях для быстрой ориентировки в ситуации и определев! людей как представителей различных групп. Ориентировка и ог деление происходят мгновенно: по знакам Групповой прина ности срабатывает механизм стереотипизации и актуализирует соответствующий социальный стереотип. Для запуска этого ме низма совершенно неважно, что в действительности происходи1! каков личный опыт владельца стереотипа; главное — не ошибитьс в ориентировке.

Ситуации первой встречи относятся именно к межгруппово» уровню общения. Поскольку в ней основное — решить вопро с групповой принадлежности партнера, то наиболее важными харак теристиками партнера оказываются те, что позволяют отнести ег к какой-то категории, группе. Именно эти характеристики и принимаются наиболее точно. Все остальные черты и особенно* индивида просто достраиваются по определенным схемам. Если ( щение ограничено по каким-то причинам только межгруппоаьц уровнем, то такая схема восприятия всегда приводит к успеху.

Вместе с тем стереотипизация предполагает определень оценку и неизвестных воспринимающему свойств и качеств ег партнера, что может привести к неадекватному общению в де нейшем, за пределами ситуации первой встречи, когда потребуете точность в определении именно этих ненаблюдаемых психолс ческих качеств.

Таким образом, восприятие другого всегда одновременно верни и неверно, правильно и неправильно, более точно в отношенщ главных в данный момент характеристик и менее точно в отнозй нии остальных. Вот почему требуются дополнительные чтобы видеть как сходство, так и различия между людьми.

Важно отметить следующее. Почти каждый взрослый человек имеющий достаточный опыт общения, вполне способен точно эц ределить наиболее значимые характеристики партнера — его со а ально-демографическую и профессиональную принадлежнос психологические черты. Однако эта точность высока только в ней тральных обстоятельствах, когда устранены все возможности вэ модействия, общения, зависимости между людьми и единственно! задачей является точное и полное восприятие другого челове Чем менее нейтральны отношения, чем более люди заинтересова ны по тем или иным причинам друг в друге, тем выше вероятно-ет ошибок.

При изучении коммуникационных навыков важным становитсЦ вопрос о том, можно ли утверждать, что восприятие одних более точно, чем восприятие других. Психологи согласны в


что среди людей, способных точнее судить и понимать поведение

других, чаще встречаются те, кто:

.ф- в своих заключениях опираются на наблюдение за поведением,

а не на стереотипы; -ф. менее авторитарные личности; .ф- более объективно относящиеся к себе.

Таким образом, неудачи и провалы в межличностной коммуни­кации часто случаются потому, что, во-первых, люди неверно и неточно воспринимают друг друга; во-вторых, не понимают, что их восприятия неточны. И хотя было бы иллюзией считать, что более точное восприятие всегда приводит к более эффективной коммуникации, тем не менее удовлетворенность общением и в кратковременных, и в долговременных отношениях во многом за­висит от степени адекватности и глубины межличностного вос­приятия.

Коммуникативные стили.Понятие коммуникативного стиля обо­значает привычные, устойчивые способы поведения, присущие данному че­ловеку, которые он использует при установлении отношений и взаимодей­ствии с другими людьми.

В данном определении обращается внимание на индивидуаль­ные различия в поведении людей; указывается на устойчивость дан­ного способа поведения; акцент делается на внешние формы пове­дения, на то, что можно наблюдать — видеть и слышать.

Приведем несколько примеров. Если человек бывает искренним лишь с несколькими близкими друзьями и этот вид самораскрытия важен для него, то можно сказать, что глубокое самораскрытие с близкими — часть его межличностного стиля и одна из ценностей его системы межличностного общения. Или, предположим, кто-то никогда не сплетничает, не говорит о людях за их спиной, так как не желает порочить чью-либо репутацию или создавать кому-либо проблемы. В этом случае отказ от сплетен о людях — часть его стиля и одна из межличностных ценностей. А может быть, размыш­ляя о своих отношениях с другими людьми, вы заметили, что всегда стараетесь добиться своего. Скажем, вы идете с приятелями только на тот фильм или концерт, который интересует лично вас; именно вы всегда устанавливаете время встречи (поездки, развлечения и т.п.); в беседе с людьми, как правило, вы задаете тему разговора и говорите большую часть времени. Это может означать, что управ­ление, манипулирование людьми, доминирование над ними являет­ся частью вашего межличностного стиля и входит в систему ваших межличностных ценностей.




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


 


Понимание собственного коммуникативного стиля и умей распознавать стиль партнера по коммуникации — важные хар ристики коммуникативной компетентности.

От чего зависит устойчивость стереотипов поведения челов и что лежит в основе различия индивидуальных схем? Крат ответ на этот вопрос: во-первых, особенность Я-концепции и,>( вторых, требования культурной среды. Более глубокий нужно искать в области исследования структур личности, в час ти в формировании механизмов психологических защит. Согл неофрейдистам, защитные механизмы осуществляют регуля^ поведения таким образом, что они помимо сознания человека] определяют весь его последующий стиль жизни.

Большинство исследователей стилей деятельности и обще разделяют следующие методологические установки:

-ф- стиль представляет собой проявление целостности индивй альности;

-ф- стиль связан с определенной направленностью и системой 1 ностей личности;

-ф- стиль выполняет компенсаторную функцию, помогая индив!

альности наиболее эффективно приспособиться к требован

среды.

К анализу стилей межличностного взаимодействия обраи многие выдающиеся психологи. Рассмотрим идеи некоторых| них.

Известный австрийский психолог А. Адлер ввел в психолс понятие жизненного стиля, рассматривая его как уникальное| единение черт, способов поведения и привычек, которые, взятШ совокупности, определяют неповторимую картину существов индивида.

По мнению Адлера, жизненный стиль формируется у реб уже в возрасте 4 или 5 лет и настолько прочно закрепляется, Я впоследствии почти не поддается серьезным изменениям и вится главным стержнем поведения человека.

Каждый человек в своей жизни, согласно Адлеру, нос перед тремя неизбежными проблемами:

1) профессиональная проблема: как найти занятие, которое,! зволило бы выжить в сложном социальном мире;

2) проблема сотрудничества и дружбы: как занять такое пол ние среди других людей, которое позволило бы сотрудничав ними и пользоваться совместно преимуществами сотрудничес

3) проблема любви и супружества: как приспособиться к # факту, что продолжение и развитие жизни человечества завис нашей любовной жизни.


Все эти проблемы взаимосвязаны. На основании того, как реша--отся три главные жизненные задачи, Адлер предложил типологию «язвенных стилей, правда, оговариваясь при этом, что он не рас-дцатривает людей как типы, потому что у каждого человека свой, йНдивидуальный стиль жизни, а выделяемые им типы установок — лишь концептуальное средство для лучшего уяснения понятия.

В своей классификации ученый использует в качестве перемен­ных две движущие силы развития личности — социальный интерес и степень активности. Социальный интерес проявляется в [сотрудничестве с другими людьми ради общего успеха. Его проти­воположностью является эгоистический интерес. Степень ак-[тивности имеет отношение к тому, как человек подходит к реше-| нию жизненных проблем. Как считал Адлер, каждый человек имеет [определенный энергетический уровень, в границах которого он ре-!' шает свои жизненные проблемы и который может варьироваться у [разных людей от вялости, апатичности до постоянной неистовой [ активности. Степень активности играет конструктивную или де­структивную роль только в сочетании с социальным интересом. | Эти два измерения позволяют выделить следующие типы жизнен- ных установок:

[•^•управляющий тип— люди самоуверенные и напористые, с незначительным социальным интересом. Они активны, но их поведение не предполагает заботы о благополучии других. Для них характерна установка превосходства над внешним миром. Сталкиваясь с основными жизненными задачами, они решают их в агрессивной, антисоциальной манере;

берущий тип — люди с подобной установкой относятся к внешнему миру паразитически, удовлетворяют большую часть своих потребностей за счет других. У них нет социального инте­реса, но, обладая низкой степенью активности, маловероятно, что они причинят вред другим; iv избегающий тип—у людей этого типа нет ни достаточно-I го социального интереса, ни активности, необходимой для ре-V Шения своих собственных проблем, для них характерно соци­ально-бесполезное поведение;

социально-полезный т и п — люди, соединяющие в себе I высокую степень социального интереса и высокий уровень ак-I, тивности. Они проявляют истинную заботу о других, заинтере-|( сованы в общении с ними, осознают, что решение жизненных Дач требует сотрудничества, личного мужества и готовности Помогать другим людям.

^веденный Адлером фактор социального интереса позволяет и установки межличностного взаимодействия: индивиду-




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки..


 


алистическое стремление к социальному превосходству над ми может быть рассмотрено как вариант борьбы против дру людей с целью стать выше их; социальное тяготение равных щ видов друг к другу предполагает интерес к другим людям, учас по отношению к ним (полезная сторона) или их использование! полезная сторона).

Стили поведения в межличностных отношениях, лишь ные в концепции Адлера, получили глубокое исследование и тие в работах немецкого психолога К. Хорни. Основной подхода заключается в следующем: в целях достижения чувства опасности в окружающем мире, снижения тревоги человек гает к разным защитным стратегиям. Каждой стратегии со! ет определенная основная ориентация в отношениях с др) людьми:

-Ф- ориентация на людей, или уступчивый тип. Этот тип
полагает такой стиль взаимодействия, для которого характе|
зависимость, нерешительность, беспомощность. Человеку ус
чивого типа необходимо, чтобы в нем нуждались, любили:
щищали его, руководили им. Подобные люди завязывают о
шения с целью избежать чувства одиночества, беспомощщ
или ненужности, однако за их любезностью может скрыват||
подавленная потребность вести себя агрессивно; а

-ф- ориентация от людей, или обособленный тип. Для типа характерна установка никоим образом не дать себя у! идет ли речь о любовном романе, работе или отдыхе. В рез тате человек такого типа утрачивает истинную заинтересо^ ность в людях, привыкает к поверхностным наслаждениям. 1 данного стиля характерно стремление к уединенности, нез симости и самодостаточности;

-ф- ориентация против людей, или враждебный тип. стиль характеризуется доминированием, враждебностью, г? к эксплуатации. Враждебный тип способен действовать та но и дружески, но его поведение в итоге всегда нацелено ретение контроля и власти над другими, все направлено на, вышение собственного престижа, статуса или на удовле— ~ ние личных амбиций.

По мнению Хорни, каждый из нас когда-либо применял эти тегии в межличностных отношениях. Как у здоровой, так и у не! тической личности все они находятся между собой в состоя! конфликта. Однако у здоровых людей этот конфликт не нес себе такого эмоционального заряда, как, например, у больных 1 розами. Здоровому человеку присуща большая гибкость, он спс бен менять стратегии сообразно обстоятельствам. Невротик


когда решает встающие перед ним вопросы или строит отношения с другими, не в состоянии сделать правильный выбор между этими тремя стратегиями.

Различные коммуникативные стили исследовались американ­ским психологом В. Сатир, которая сделала акцент на описании паттернов коммуникации, т.е. используемых вербальных и невер­бальных знаков и приемов. Сатир исходит из предположения, что изменение внешних поведенческих реакций может помочь в изме­нении отношения человека к самому себе, прежде всего повысить его самооценку. Для этого необходимо как можно точнее предста­вить, почувствовать, какие именно модели поведения — интона-„ции, движения и позы тела, выражение лица и характерная лекси­ка — соответствуют тому или иному стилю. Она выделяет четыре достаточно устойчивых паттерна, в описании установок которых очевидно влияние Хорни:

•ф- плакатор (угодливый тип). Его внутренняя установка: «я — ничтожество». Плакатор всегда говорит, как бы заискивая, пыта­ясь благодарить, извиняться; он никогда не выражает несогла­сия независимо от предмета разговора. Изъясняется он так, как будто ничего не может сделать сам и должен иметь кого-нибудь в качестве наставника;

Дблеймер (обвиняющий тип). Внутренняя установка этого типа: «я одинок, я неудачник». Блэймер — это диктатор, хозяин, тот, кто находит ошибки. Он ведет себя как человек, превосхо­дящий всех; кажется, что он говорит: «все было бы прекрасно, если бы не ты». Голос его грозен, напряжен, часто пронзителен и громок;

ф компьютер (безэмоциональный тип). Внутренняя установка такого типа: «я чувствую себя уязвимо». Он всегда очень коррек­тен, разумен, спокоен, хладнокровен и собран, в нем не заметна ни одна эмоция. Голос его невыразителен, глух, монотонен; сло­варь насыщен абстракциями;

•ф1 дистрактор (неуместный тип). Его внутренняя установка: «никому до меня нет дела, для меня нигде нет места». Что бы ни говорил и ни делал дистрактор, это не относится к тому, что го­ворит или делает кто-то другой, дистрактор никогда не отвечает по существу. Его голос может быть певучим, ударения в словах часто неправильны, интонации могут повышаться и понижаться совершенно без причин, потому что он ни на чем не фокусиру­ется.

По мнению Сатир, способы коммуникации усваиваются челове-в раннем детстве. Пытаясь найти свой собственный путь в и часто угрожающем мире, ребенок использует тот или




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


иной стиль, после достаточно длительного пользования кс он уже более не может отличать свои реакции от чувства собс ного достоинства или чувства своей индивидуальности. Испс вание моделей поведения плакатора, блеймера, компьютера страктора в той или иной степени укрепляет в человеке низкой самооценки и приниженности. Альтернативой этим • по мысли Сатир, является конгруэнтное поведение, при кот-» все составляющие сообщения соответствуют друг другу: голос^ износит слова, соответствующие выражению лица, полож* тела, интонациям. Взаимоотношения протекают легко, свобод| честно, и чувство собственного достоинства не подвергается • испытаниям, как в описанных четырех случаях.

Подобно Хорни, признающей гибкость использования ра ориентации в качестве показателя здоровой личности в отлич ш| невротической, Сатир также считает, что можно с равным усг «плакатировать», если вам угодно, «блеймировать», если вам нравится, быть «компьютером» или «дистрактором», если нужно. Разница между уродливым и нормальным паттернами I ит лишь в том, что вы знаете, что делаете, и готовы ко всем вое ным последствиям.

Моделью, позволяющей представить различные коммуника| ные стили, является так называемое «окно Джохари» (названиг| разовано начальными буквами имен двух американских псисо гов, предложивших эту модель, — Джозефа Луфта и Харри ма). Ее суть в демонстрации взаимозависимости между инф*1 цией о нас самих, которая доступна только нам, и осознанием как другие воспринимают нас (рис. 9.1).

Другие знают обо мне
Другие не знают обо мне

Я знаю о себе Я не знаю о себе

Открытая зона   Слепая зона  
Скрытая зона   Неизвестная зона  

Рис. 9.1. «Окно Джохари»

Метафора «окна» реализуется в модели следующим образ перед нами четыре «стекла» (зоны) в одном окне, размер «стекла» зависит от осознания человеком своего поведения, и мотиваций. В зависимости от получаемой информации


ДясохаРи>> иногда меняется в размере. Рассмотрим каждую зону от­дельно:

^открытая зона отражает общую открытость человека миру, его потребность быть узнанным, она включает все аспекты о нем, известные ему самому и другим;

^слепая зона включает то, что другие воспринимают в чело­веке, но что ему самому недоступно. Например, он склонен не­умышленно монополизировать разговор или считает, что остро­умен, а друзья находят его юмор тяжеловатым; он считает, что ведет себя уверенно, но другим заметна напряженность в его по­ведении. Слепая зона может содержать любые ненамеренные коммуникативные стимулы; ^скрытая зона включает то, что индивид предпочел бы не

раскрывать кому-либо еще;

^неизвестная зона включает все, что еще не познано ни самим человеком, ни другими людьми, его неизведанные ресур­сы, потенциал личностного роста, о котором он лишь предпола­гает, что тот существует, либо стремится к нему. Все зоны взаимозависимы: изменения в одной вызывают изме­нения в другой. Если вы что-то раскрыли из скрытой зоны, тем самым сделали эту часть открытой, соответственно открытая зона увеличилась, а скрытая зона уменьшилась. Если друзья сказали вам о вашей нервозности, эта информация стала частью открытой зоны, соответственно уменьшилась слепая зона. Бывает, что такие изменения не всегда желательны (иногда сообщение человеку, что он нервничает, лишь усиливает это состояние).

В целом же авторы этой модели считают, что увеличение откры­той зоны, т.е. не только самопознание, но и в определенной степе­ни раскрытие себя перед другими, — наиболее желательная страте­гия межличностной коммуникации. Лучшее знание себя в отноше­ниях с другими приводит к росту самоуважения и самопринятия.

В своем поведении люди'довольно последовательны, поэтому ав­торы «окна Джохари» считают возможным говорить о коммуника­тивном стиле человека в зависимости от доминирования той или иной зоны.

Стиль А характеризует людей, которые демонстрируют скорее безличный подход в отношениях. У них доминирует неизвестная Зона, они обычно уходят от контактов, избегают личностного само-Раскрытия, участия в делах других и тем самым создают образ ри-гидного, т.е. сторонящегося других, некоммуникативного человека. Стиль Б характерен для людей, которые стремятся к обще-нию, но одновременно боятся раскрывать себя и в целом не дове­ряют другим. Если кто-либо понимает это и говорит им об этом,




Глава 9. Межличностная коммуникация


9.2. Ситуационные и психологические предпосылки...


они перестают доверять и этим людям. Здесь доминирует

зона.

Стиль В характерен для крайне самоуверенных людей, рые при этом не осознают, как они действуют на других и ка I принимаются другими. Те, кто общается с такими людьми, с ощущает, что к их идеям и высказываниям не прислушиваются тают малоценными. Естественно, что подобное поведение л-с вызывать обиду и враждебность. Здесь доминирует слепая зома,| Стиль /"характерен для людей, демонстрирующих открои ность, открытость, понимание потребностей и настроения д| Здесь доминирует открытая зона.

Таким образом, авторы всех рассмотренных концепций, щ вал, что люди отличаются друг от друга по способу обращения с I ружающими или своими коммуникативными стилями, выделя ' многом сходные модели поведения. Типичными схемами т ния в межличностном взаимодействии являются: готовность I жаться с людьми (ориентация на людей, открытость); стремле избегать их (ориентация от людей, изоляция); установка на (ориентация против людей, доминирование); желание и ность подчиняться (демонстрация слабости, самоунижение).

Описанные схемы поведения находят свое проявление в пц тивном или непродуктивном коммуникативном стиле. В осножу ] личения этих двух стратегий контакта может быть положена. постная ось «отношение к другому как к ценности - отношение к д?уг как к средству» (см.: Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феяс ны, механизмы и защита. М., 1997).

Первый полюс конституирует отношение к партнеру! ценности. В этом отношении можно выделить моральную и и логическую стороны. Моральная сторона состоит в признана ,г того человека в качестве свободного, ответственного, именще право быть таким, каков он есть. Психологическая сторона ее в стремлении к сотрудничеству, равноправным партнерским от шениям, к совместному решению возникающих проблем, в -от ности понять другого, умении децентрироваться, видеть челов* во всей его многосложности, уникальности, изменчивости. Ип денческом плане это установка на диалог и сотрудничество.

Второй полюс характеризуется отношением к партнеру ] к средству, объекту, орудию достижения своих целей; нужен — п| влечь, не нужен — отодвинуть, мешает — убрать. Подобная ус ган ка базируется на ощущении собственного превосходства над дру ми в чем-либо, доходящем до чувства собственной исключите 1ЬШ ти. В психологическом плане эта позиция проявляется в эгшцеГ ризме — непонимании другого, отсутствии попыток усиди


ситуацию его глазами, в упрощенном, одностороннем видении своего партнера, в использовании стереотипных представлений, расхожих суждений о нем. В поведенческом плане — это опора на однонаправленность воздействия, его монологичность с использо­ванием стандартных, привычных, автоматических приемов.

Большинство случаев взаимодействия людей между собой нахо­дится между описанными полюсами. В чистом виде объектное от­ношение проявляется нечасто, поскольку вызывает моральное осуждение со стороны окружающих и, кроме того, часто техноло­гически невыполнимо, так как приходится считаться с сопротивле­нием адресата воздействия, отстаивающего свое право на субъект-ность.

Каждый человек оказывается перед проблемой выбора своей собственной позиции, своего «участка на оси». Для описания взаи­мопереходов между полюсами психологи предлагают выделить не­сколько уровней, каждый из которых соответствует определенной стратегии межличностного взаимодействия.

1. Доминирование. Отношение к другому как к вещи или средству достижения своих целей, игнорирование его интересов и намерений, стремление обладать, распоряжаться, получить неогра­ниченное одностороннее преимущество. Стереотипное представ­ление о другом, открытое без маскировки императивное воздейст­вие: от насилия, подавления, господства до внушения, приказа с ис­пользованием грубого простого принуждения.

2. Манипуляция. Возникает на том этапе, когда открыто переиграть соперника уже не удается, а полностью подавить нет возможности. При этом сохраняется тенденция игнорирования его интересов и намерений, однако стремление добиться своего проис­ходит с оглядкой на производимое впечатление. Воздействие скры­тое с опорой на автоматизмы и стереотипы, с привлечением слож­ного опосредованного давления. Наиболее частые способы воздей­ствия — провокация, обман, интрига, намек.

3. Соперничество. Партнер представляется опасным и не­предсказуемым, с силой которого приходится считаться, но основ­ная задача — переиграть его. Если манипуляция строится на маски­ровке как цели воздействия, так и самого факта воздействия, то со­перничество допускает признание факта воздействия, но цели еще скрываются. Интересы другого учитываются в той мере, в какой это диктуется задачами борьбы с ним.

4. Партнерство. Отношение к другому, как к равному, с кем кадо считаться, но в то же время стремление не допустить нанесе-Кия ущерба себе, раскрывая цели своей деятельности. Отношения Равноправные, но осторожные, основанные на согласовании инте-




Глава 9. Межличностная коммуникация


92. Ситуационные и психологические предпосылки..


 


ресов и намерений. Способы воздействия строятся на догово| торый служит, и средством объединения, и средством оказан! ления.

5. Содружество. Отношение к другому, как к самоцеш Стремление к объединению в совместной деятельности для . жения близких или совпадающих целей. Основной инструме! действия уже не договор, а согласие (консенсус).

К продуктивному стилю взаимодействия, строго говоря, могуч <
отнесены лишь последние две установки. Этот стиль пониив
как плодотворный контакт в межличностном взаимодействие, |
собствующий установлению отношений взаимного доверия. |
крытию личностных потенциалов и достижению эффективгсойн
зультатов совместной деятельности. <*

Продуктивный стиль не существует между людьми изнач; он устанавливается, требуя от участников коммуникации тельных психологических и энергетических затрат. К сожалп; люди часто не могут приспособиться друг к другу, прийти к сию, преодолеть психологические барьеры, установить д тельные отношения. Иногда, достигнув доверия на первых развития отношений, они не способны сохранить его. Резул! является переход к непродуктивному стилю взаимодействил, кирующему реализацию личностных потенциалов и достгскс оптимальных результатов совместной деятельности; в нем ниссвоплощение первые три установки на шкале межличных шений.

Выделяют несколько основных критериев продуктивностгссч межличностного взаимодействия (см.: Горянина В-.А. Психолс кие предпосылки непродуктивности стиля межличностного модействия //Психологический журнал. 1997. № 6. С. 73—8§):

•ф- по характеру активности в позиции партнеров: в про^ук ном — оба партнера как соучастники деятельности занимает! тивную позицию; в непродуктивном — имеет место, активная! зиция ведущего партнера и пассивная позиция подчинении • домого;

•ф- по характеру выдвигаемых целей: в продуктивном —

совместно разрабатывают как близкие, так и дальние цел»; продуктивном — доминирующий партнер сообщает толь* ближайших целях, не обсуждая их с подчиненным;

•ф- по характеру ответственности: в продуктивном — за резуиът деятельности ответственны все участники взаимодействие; продуктивном — всю ответственность несет доминирую! партнер;


^ по характеру отношений, возникающих между партнерами: в продуктивном — доброжелательность и доверие; в непродуктив­ном — агрессия, обида, раздражение.

Каждая стратегия построена на использовании конкретных по­веденческих моделей. Стратегия партнерского взаимодействия пред­полагает владение такими механизмами взаимопонимания, как де-центрация; эмпатия; точность и ясность в выражении потребнос­тей, чувств, эмоций; искренность.

Децентрация представляет собой психологическую способ­ность отойти от своего Я и приблизиться к Я другого человека, встать на точку зрения другого, посмотреть на мир его глазами. Де­центрация в коммуникации характеризуется тем, что отправитель предвидит расшифровку получателя, принимает во внимание его точку зрения и кодирует на условиях получателя. Аналогично этом)', децентрация получателя заключается в том, что он слушает и расшифровывает на условиях отправителя. Противополож­ностью децентрации является эгоцентризм. Эгоцентрик — че­ловек, у которого снижена или полностью отсутствует способность ориентации на другого, о чем он может даже и не подозревать (в отличие от эгоиста; поэтому не следует путать эгоцентризм как пси­хологическую характеристику с эгоизмом как нравственной ха­рактеристикой человека). Крайний эгоцентризм может служить серьезным препятствием в коммуникации. Если один из участников коммуникации — эгоцентрик, то ее успешное протекание возможно только в том случае, если другой участник наделен развитой способ­ностью к децентрации. Это часто происходит, например, в случаях общения ребенка и взрослого.

Механизм децентрации лежит в основе эмпатии - сложней­шего средства межличностого общения. Кратко определить эмпа-тию можно как понимание другого посредством эмоционального проникновения в его внутренний мир, чувства и мысли. Быть в со­стоянии эмпатии означает воспринимать внутренний мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков, но при этом не перехрдить к состоянию идентификации с другим (т.е. не занимать позицию «я точно такой, как ты», «я=ты»). При эмпа­тии наше уважение к другому проявляется в нашем внимании к нему, полностью направленном на то, о чем нам говорят в данный Момент, Очень легко подменить эмпатию советом, поучением, под­бадриванием, сочувствием, выспрашиванием или рассказыванием Историй о самом себе. Все приведенные способы оказания под-Держки могут быть важны сами по себе, но прямого отношения к эмпатии не имеют, более того, будучи неудачно использованы, они

24-7621



Глава 9. Межличностная коммуникация


9,3. Речевое и неречевое поведение в межличностном взаимодействии 371


 


могут вызвать у собеседника острое чувство непонимания, эмс нальное отторжение.

Компетентность коммуникатора и состоит в том, чтобы п« ствовать, когда требуется эмпатия, а когда нет. Одним из пр! ков такой потребности могут служить очень сильные эмоцио! ные переживания собеседника, окрашивающие его сообще-^ Повторим еще раз: при эмпатии мы не берем на себя ответе^ ность за переживаемые нашим партнером чувства, мы не де*| стрируем согласия с ними, мы надеваем «сочувствующие ушки этим создаем атмосферу взаимопонимания. Способность к тии предполагает не только психологическую чуткость как ностную характеристику, но и вполне определенные навыки, | торые приобретаются и оттачиваются на практике. Соответс1В| но основными приемами эмпатии являются: эмпатическое вжй шивание, включая «отзеркаливание» фраз собеседника (т.с,3 точное повторение); их перефразирование; сообщение парта* о переживаемых им эмоциях и чувствах; указание на смысл живаемого им.

Таким образом, коммуникативные стили проявляются гц всего как набор определенных действий, умений и навыков, ветствующих психологической направленности личности.

9.3. РЕЧЕВОЕ И НЕРЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

Особенности речи в личностно ориентированном общения.

1. Персональность адресации. Собеседники обращены непоср венно друг к другу, говорящий учитывает возможности пони! темы сообщения его слушателем,… 2. Спонтанность и непринужденность. Условия непосредств <! го общения не… сказанном).: Высказывания полны оговорок, повторений, исправле-ннй и других языковых погрешностей.

Основные подходы к изучению коммуникации в малой группе.

Одной из самых распространенных в социальных науках выступа­ет классификация видов коммуникации на основании уровня или контекста, в котором она… Групповой коммуникации помимо многих закономерностей, свойственных… Глава 10. Коммуникация в малых группах

Глава 10. Коммуникация в малых группах


10.2. Структура и динамика комм'никацни вмалой группе


 


Лексика и грамматика коммуникации в малой группе.

Характерной лексической (языковой) особенностью малой гру как формальной, так и неформальной, выступает ее рече) однородность. Эта особенность… Другой особенностью речевой коммуникации в малой выступает преобладание… Таким образом, члены малой группы обладают общим лексц ким опытом; общие слова и построения высказываний выст…

ЦИОННЫХ СООбщеНИЙ, КОТОрЫе ДОЛЖНЫ быТЬ ДОСТупНЫ И ПО!

Производство информации коммуникаторами неотделимо! интересов ее потребителей. Потребители социальной инфор! ции, выступающие чаще как «массы»,… На основании социально-психологического подхода к исследв| нию… При исследовании институциональной природы социаль* групп профессиональных коммуникаторов выделяются две осн| ные…

Вается прежде всего как ответ тех, кем управляют, на коммун» '* тивные действия тех, кто управляет. ^Электоральная коммуникация является разновидностью полить кой коммуникации, связанной в сюжетно-тематическом, временном и; странственном отношениях с выборами (плебисцитом, референдумом). '! Выборы являются, с одной стороны, политическим институтов с другой — коммуникативной ситуацией, ограниченной во временя и пространстве, и коммуникативным действием (акт голосования! Выборы — кульминация процесса политической коммуникации. Избирательная кампания как разновидность коммуникационной кс пании: направлена на получение конкретных результатов или эффекта* относительно большой группе людей в пределах четко обозначенного пери ' да времени посредством организационного комплекса коммуникационна действий. В зависимости от типа избирательной кампании и структуре электората может быть выбрана та или иная стратегическая моде ~ кампании. Исследователи выделяют пять различных моделей из( рательных кампаний. Неструктурированная модель используется независимыми как датами, которые сплачивают вокруг себя группу единомышленн)! ков, помогающих ему в подготовке и проведении выборов. Оснс ной ресурс кампании — это личный имидж кандидата, поддера его единомышленников и избирателей. Такого рода кампаь могут быть эффективными в условиях слабости органов власти| партийных организаций. Рыночная модель предполагает отношение к кандидату или изб рательному объединению как к товару, который нужно про^г" нуть на политическом рынке с помощью методов политичес! рекламы. Избирателям отводится роль объекта манипулировав а кандидаты выступают в качестве суммы сконструированных ганизаторами кампаний имиджей. Основным ресурсом кампак являются деньги, на которые закупается реклама и оплачивав труд политических консультантов, имиджмейкеров и спич( теров. Административно-командная модель строится на обладании канди­датом властно-распорядительных ресурсов. Как правило, она ис­пользуется главами администраций. Государственный аппарат может осуществлять свое влияние разными путями: ограничивать рекламное время, отводимое конкурентам в государственных СМИ; изымать агитационные материалы; наконец, фальсифицировать результаты выборов. Успех этой модели зависит от отношения из­бирателей к самим носителям власти и степени жесткости контро­ля за проведением избирательной кампаний. В случае серьезного негативного отношения избирателей к главе администрации эта модель кампании обречена на неудачу. Организационно-партийная модель строится на основе функциони­рования партийной избирательной машины. Основной ресурс кам­пании — сила организации избирательного объединения, которая способна мобилизовать в качестве активистов тысячи сторонни­ков. Успех кампании зависит от авторитета и силы влияния в окру­ге партийной организации, степени уважения к ней избирателей. Комплексная модель предполагает включение в свой арсенал самых различных ресурсов. Она приводит к успеху при условии на­личия практически неограниченных ресурсов по всем направлени­ям избирательной деятельности, а именно: финансовой, админи­стративной, организационнотехнической, информационной, про­фессиональной. Конституирующая схема электоральной коммуникации состоит из следующих элементов: а) кандидаты и избиратели; б) информа­ционные ресурсы, носящие асимметрический характер; в) постав­ляемые на политический рынок кандидатами товары и услуги в виде программ, обещаний, сообщений, символов и т.п.; г) их вос­приятие, интерпретация и оценка избирателями; д) делегирование властных полномочий определенному политику, политической ор­ганизации на основе потребностных репрезентаций и ценностных идентификаций. Электоральные коммуникации традиционно осуществляются с помощью: СМИ, политических организаций, внутрисетевых фор­мальных и неформальных контактов, непосредственной апелляции к избранной публике и массовой аудитории. Политические агенты электоральной коммуникации использу­ют в информационном пространстве преимущественно два типа Действий: •ф- мобилизационный, включающий агитацию и пропаганду; •ф- маркетинговый, представленный паблик рилейшнз (РК) и поли­тической рекламой. 13.3. Электоральная политическая коммуникация Глава 13, Политическая коммуникация   Значительную роль в электоральной коммуникации играет по тический маркетинг — комплекс мероприятий в области исследований) литического рынка по изучению поведения избирателей и воздействия них с целью победы кандидатов на выборах. Роль политического марк тинга — служить инструментом политической коммуникации. Г мнению основоположника политического маркетинга французе» го ученого М. Бограна, «для того чтобы обеспечить приход к вла ти, ее осуществление и отчет перед гражданами о ее игёпользов нии, политика становится коммуникацией» (цит. по: Морозова Е.1 Политический рынок и политический маркетинг: концепции, мойдели, технологии. М., 1999. С. 95). * В основе политического маркетинга лежит представление о пс литическом пространстве как о рынке, на котором одни заинтере сованы сбыть свой продукт (идеи, программы, услуги), а друг» хотят его получить, рассчитывая на определенную выгоду. На пол! тическом рынке, с одной стороны, действуют политические п тии и движения, а с другой — присутствуют граждане и оргаш ции в качестве избирателей, членов партий, спонсоров и т.п. новными видами предлагаемого политического товара являют политические партии и организации, их политические лидеры, В1 двигаемые ими программы, лозунги, идеи. Задача политического маркетинга заключается в изучении, фо| мировании и расширении спроса на эт.и специфические товары. | Исследование политического рынка предполагает выделени| сегментов электората и сегмента конкурирующих кандидатов Н партий, выявление интересов, предпочтений и проблем, которые волнуют избирателей. Изучение поведения электората предполап1 ет определение мотивов электорального поведения. В рамках пол! тического маркетинга разрабатываются и применяются избир! тельные технологии, позволяющие кандидатам получить доступ власти (разработка стратегии и тактики избирательной кампаний создание имиджа кандидата и др.). Комплекс коммуникаций политического маркетинга включает:! •ф> политическую рекламу, использующую различные каналы ра^ пространения информации (телевидение, радио, Интерне прессу, почтовую рассылку и др.), и существующие в рамках э^ каналов рекламные обращения (буклеты, листовки, средства ВД ружной рекламы и т.д.); •ф- организацию общественного мнения (паблик рилейшнз) через специальные публикации в СМИ, организацию телевиз( онных выступлений, интервью, теледебатов и т.д.; •ф- «личную продажу» — встречи кандидата и его доверенных лиц| избирателями, митинги и т.д.; •ф- «стимулирование сбыта» — различные формы материального стимулирования электората (подарки, бесплатные обеды и т.д.). Остановимся на характеристике двух важнейших видов электо­ральной коммуникации — политической рекламе и паблик рилейшнз. Политическая реклама выступает видом непрямой политической коммуникации. Эффективность влияния предвыборной рекламы на поведение избирателей можно оценивать на основании трех подходов. В о -первых, о результатах рекламного воздействия можно судить на основании объективных данных о соотношении суммы затрат на производство и распространение предвыборной рекламы и полу­ченным в итоге выборов количеством голосов избирателей. Во-вторых, оценить эффективность предвыборной рекламы можно на основании мнений самих избирателей, числа респондентов, вы­сказавших заинтересованность, доверие к сообщениям рекламного характера или же просто отметивших свою осведомленность о та­ковых. В-третьих, существует подход к исследованию эффектив­ности рекламы, ориентированный на выявление и анализ знаний, приобретенных избирателями под влиянием различных видов электоральной коммуникации. Этот подход является самым рас­пространенным в исследовании проблем предвыборной рекламы. Изучение эффектов политической рекламы проводится в форме сравнения уровня и содержания знания, приобретенного реципи­ентами непосредственно из телевизионной рекламы и других ис­точников предвыборной информации (телевизионных новостей, предвыборных дебатов, газетных статей и др.). Наиболее важные выводы ученых, исследовавших эффектив­ность предвыборной рекламы, заключаются в следующем: •$* предвыборная реклама эффективна прежде всего для целей «раскрутки» нового кандидата; -ф- предвыборная реклама эффективна как средство мобилизации сторонников уже известного кандидата, когда она обеспечивает информационное напоминание избирателям тех сведений о кан­дидате, которые подкрепляют их мотивацию голосования за него; -ф- предвыборная реклама как средство формирования знаний о кандидате должна быть ориентирована в первую очередь на те группы электората, для которых определяющим фактором голо­сования являются позиций кандидата по актуальным политичес­ким, экономическим и социальным проблемам. Как доказали ре­зультаты исследований, предвыборная реклама наиболее эффек­тивна в донесении до аудитории именно этой информации о кандидатах. Глава 13. Политическая коммуникация 13.3. Электоральная политическая комм)гникация     Паблик рилейтнз — особая система двусторонней коммуникацъ 'между организациями и общественностью, задача которой - достиженЩ общего согласия, а не только продвижение товара (услуги, идеи, личности^ Успех в политической сфере во многом зависит от эффект '" ности информационного воздействия на социально-политичес! среду — избирателей, широкую общественность, неформальны объединения. Цель политического РК — обеспечение эффективной системы имодействия с социальными группами и влияние на общественнс мнение. Функции РК 1) мониторинг (отслеживание) сознания, мнений отношений и поведения как внутри организации, так и вне 2) анализ влияния политики, процедур и действий на обществ ность; 3) модификация элементов политики, процедур и действ когда они входят в конфликт с интересами общественности, жизнью организации; 4) установление и поддержание двустор них отношений между организацией и общественностью и др. РК занимается разработкой современных коммуникативных' пологий, т.е. специальных механизмов для общения, обмена ниями и взаимопонимания. Являясь функцией управления, РКус навливает и поддерживает взаимовыгодные отношения между р ными организациями и публикой, что и определяет успех (или удачу) того или иного начинания. Технологии РК нацелены на всестороннее разъяснение рецш ентам существующих политических проблем, на создание полол тельного в их глазах образа (имиджа) коммуникатора, на обеспе* ние благоприятной общественной атмосферы для реализа!" предусмотренных действий. Эти основополагающие задачи предопределяют и принцВД РК: открытость информации, взаимная выгода коммуникатора! реципиента, опора на общественное мнение, уважительное от шение к общественности. Одной из важнейших задач РК является создание положит ных образов (имиджей) политических объектов. Такими объе* могут быть и отдельные личности, и корпоративные структ (партии, движения), и государства в целом, межгосударствен! организации. За историю развития теории политической коммуника! сформировалось несколько исследовательских традиций в отно! нии изучения эффективности электоральной коммуникации. 1. Традиция изучения медиа-эффектов опирается главным об]: на теорию медиаманипулирования, которая возникла как резул* изучения пропаганды и массового общества в период авторитар! го манипулирования общественным мнением в Европе начиная с Первой мировой войны. Теоретической основой данного подхода послужили работы У. Липпмана 1920-х гг. Исходя из предпосылки, что мир политики для нас недосягаем, находится вне поля нашего зрения и сознания, Липпман пришел к мысли о всесилии средств массовой информа­ции, считая, что их воздействие на аудиторию непосредственно, осязаемо, прямо направлено и связано с формированием готовых представлений о политиках и политических процессах. С конца Первой мировой войны и до 1940-х гг. средства массо­вой информации считались огромной силой, манипулирующей умами массовой аудитории, которая описывалась как пассивный ре­ципиент сообщений. Общепринятой в то время стала бихевиорист­ская модель, утверждающая, что средства массовой информации оказывают огромное прямое и непосредственное воздействие на массовую аудиторию, вызывая немедленную и непосредственную реакцию, которую можно ожидать и прогнозировать. Центральным положением теории медиаманипулирования явля­ется представление об аудитории как о пассивно воспринимающей поступающую информацию. В той или иной форме ученые, следую­щие данной традиции, продолжают логику Платона с его известной аллегорией пещеры и теней, которая напоминает массу граждан, рассеянных по своим домам, сидящих перед экранами телевизоров и пытающихся понять огромный мир вокруг них, находясь во влас­ти телевизионных кукольников. Более поздние исследования в рамках этой традиции характери­зуют аудиторию как неспособную противостоять навязчивому убеж­дению объединенного медиа-политико-экономического истеблиш­мента. Отдельные исследования посвящены непосредственому ана­лизу различных механизмов медиаманипулирования: подтасовыва-нию фактов, идеологическому культивированию и т.п. Безусловное влияние на аналитиков данной традиции оказала работа Дж. Клаппера «Эффекты массовой коммуникации» (1960), где дан обобщающий анализ исследований процессов массовой коммуникации, главным образом политической коммуникации. Клаппер считает маловероятным, чтобы избиратели, поддержи­вающие партии «левого» блока, смотрели телепередачи, пропаган­дирующие идеи партий «правого» блока; если они их и смотрят, маловероятно, что они верят всему услышанному и увиденному; Даже если приведенные в этих передачах доводы в первый момент будут для них убедительными, то по окончании передачи они их за­будут. Точно так же читатели газет читают только те издания, кото­рые, скорее, подтверждают их политические взгляды, нежели про- Глава 13. Политическая коммуникация 13.3. Электоральная политическая коммуникация     тиворечат им. Эти механизмы избирательного просмотра, интее претации и вспоминания были определены Клаппером как усто{ чивый барьер против воздействия средств массовой информа на избирателей. В рамках традиции изучения медиа-эффектов исследование пр блем эффективности взаимодействия коммуникатора и реципие* та сводится исключительно к изучению различных канале средств и способов передачи информации, содержания сооби ний; процессы восприятия и ответного поведения индивидов <* тически остаются вне поля зрения. 2. Традиция неинформированного избирателя (ипт^огтеЛ Vо(е^). В-нове данной традиции лежит противоречие между идеальной ] делью гражданина, следующей из экономической теории коллен! тивного выбора, и экспериментальными доказательствами низко политической активности потенциального электората. Эта пар! дигма переносит акцент с медиа-политического истеблишмента М| изучение самих избирателей, в связи с чем она в наибольшей мед связана с результатами исследований общественного мнения. * Эти исследования обычно сконцентрированы именно на выя нении мнения, а не знания, что объясняется двумя причинами: ~ первых, исследователи неохотно задают вопросы, требую! однозначного ответа, так как это может привести к затруднениям* респондентов при ответах на них; во-вторых, традиционная исс~" довательская парадигма направлена скорее на объяснение корре ции между политическими предпочтениями и выбором при голосс| вании, нежели на знании, которое может являться базой д^-*" предпочтений. Пионерами эмпирических исследований электората считан П. Лазарфельд, Б. Берельсон и Г. 1одэ, которые в период пр« дентской кампании в США 1940 г. впервые применили метод вторных интервью в исследовании поведения избирателей. Главный вывод авторов относительно влияния СМИ заклю* в том, что потребление предвыборной информации концентр» ется в одной и той же группе избирателей. Возрастающий прш политической пропаганды в ходе кампании ведет главным обра не к увеличению числа информированных граждан, а к более тенсивному информированию той же части электората. Причем ся новными потребителями предвыборной информации являются * кто проявляет повышенный интерес к кампании, и те, кто уже ' ределился в выборе. Данное исследование положило начало социологическому ходу в электоральной социологии, центральной идеей котор явилось определение электорального выбора посредством отнесе­ния индивида к тем или иным социальным группам. В рамках дан­ного подхода предполагается, что голосование обусловлено не со­знательными политическими предпочтениями, каковых у большин­ства избирателей просто нет, а их устойчивой социальной принад­лежностью. Поэтому предвыборная кампания рассматривается главным образом как средство активизации сторонников, оказы­вающее тем не менее определенное воздействие и на колеблющих­ся избирателей. Изначальная ориентация исследований в рамках данного подхода на выяснение мнения респондентов относительно мотивации их электорального поведения распространяется и на анализ эффективности воздействия тех или иных коммуникатив­ных средств. Вопросы эффективности коммуникативного воздейст­вия решаются прежде всего с позиций избирателей относительно того, какая информация, по их мнению, оказала влияние на их ре­шение. 3. В последнее время получила развитие еще одна традиция в изучении политической коммуникации т. традиция реконструкции политического сознания. Она опирается на базовое положение о том, что структура политического знания представляет собой нечто большее, чем совокупность мнений по отдельным вопросам. Пред­полагается наличие у реципиента схемы или упрощенной карты для того, чтобы организовывать политические факты и фигуры в одно имеющее смысл целое. Отличительной особенностью данной традиции по сравнению с двумя описанными выше является то, что здесь исследования под­чинены одной цели — выяснить, что в реальности люди думают о политике и как они конструируют знание из потока политической информации вокруг них. Традиция реконструкции политического сознания базируется на предложенной в 1988 г. американским ученым У. Гэймсоном кон­структивистской модели политической коммуникации, основными теоретическими и методологическими принципами которой явля­ются: •ф- изучение прежде всего активной, мыслящей аудитории; •ф- исследование взаимодействия между членами аудитории и кана­лами информации, а не узко обозначенных эффектов воздейст­вия СМИ на аудиторию; •ф- акцент на характере проблемы, ее важности для индивидов и их предварительном знании о ней; при этом особое значение при­дается вариативности коммуникативного содержания. Разные проблемы интерпретируются СМИ и гражданами по-разному, и 34 - 7621 Глава 13. Политическая коммуникация 13.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   теория коммуникации должна учитывать эти различия. Во мнегих традиционных моделях изменения аттитюдов и модел убеждения содержание сообщений считалось незначительным?! •$>• особое внимание каналам коммуникации, включая историче кий, структурный и технологический аспекты институтов кс муникации; "ф- приоритет отдается изучению «обычного знания», а не «обще венного мнения»: что люди думают и как они думают о пол* ке. Использование «знания», а не «мнения» подчеркивает не? ходимость организации информации в смысловую структуру; •ф- конструктивизм не оценочен по своей сути (в отличие от пе| вых двух подходов). Он просто спрашивает, как люди становят осведомленными о политическом мире вокруг них и как они пользуют приобретенную информацию; ^ так как реконструкция политического сознания представля* собой сложный многоуровневый процесс, в рамках констр) визма применяется мультиметодологическая стратегия в исс дованиях. Комплекс методов данной стратегии составляют: ко! тент-анализ сообщений СМИ, глубинные интервью, наблк^ ния, а также эксперименты. Традиция реконструкции политического сознания рассматр! ет политическую коммуникацию как один из факторов, форми{ щих целостное политическое мировоззрение индивида. 13.4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Современное общество характеризуется постоянным умноженией ускорением, уплотнением и глобализацией коммуникаций. Каче во цивилизации во все большей степени начинает зависеть от вития компьютерных коммуникаций. Информационные технологии проникают во все сферы общее! венной жизни, но наиболее заметно их влияние в политике: про* ходит изменение содержания и характера политической комм) кации, формирование в ее структуре компьютеро-опосредованнс политической коммуникации. Компъютеро-опосредованная политическая коммуникация (Сов риСег-МеоМаСес! РоНпса! СоттишсаПоп) может быть определена разновидность политической коммуникации по признаку коммуникацъ ного канала. В последние годы общественно-политический лексикон обо! тился понятиями «электронное правительство», «киберполитикзЦ «кибердемократия», «цифровая (дигитальная) демократия», «ком­муникационная демократия», «электронная демократия» и др. Острые дискуссии среди ученых и политиков вызывают вопро­сы о характере влияния Интернета на демократические институты и процессы: каково фактическое направление изменений, их сущ­ность, интенсивность и глубина? Не переоценивается ли «демокра­тизирующий» эффект Интернета? Способны ли изменения, вы­званные все более широким использованием новых информацион­ных технологий, породить качественно иную общественно-полити­ческую систему в обозримом будущем? Концепции электронной демократии рассматривают компьюте­ры и/или компьютерные сети в качестве важнейшего инструмента в работе демократической политической системы. Электронная демократия— это любая демократическая поли­тическая система, в которой компьютеры и компьютерные сети ис­пользуются для выполнения важнейцшх функций демократическо­го процесса, например распространения информации и коммуни­кации, объединение интересов граждан и принятие решений (путем совещания и голосования). Теоретики электронной демократии уверены в том, что такие свойства новых средств информации, как интерактивность, более быстрые способы передачи информации, возможности связи боль­шого числа пользователей друг с другом, изобилие информации и новые пользовательские возможности по управлению процессами, могут положительно влиять на демократическую политическую систему (хотя их представления о возможностях использования прямой или представительной формы демократического правле­ния и о степени активности граждан в государстве существенно раз­личаются). Главной целью электронной демократии декларируется расширение политического участия граждан. Активно внедряясь в сферу политики, новые информационно-коммуникационные технологии не только качественно видоизме­нили старые представления, установки, стереотипы, но и сломали многие формы поведения, модели взаимоотношений между поли­тическими институтами и индивидами. Сейчас «начинается форми­рование нового обширного канала политической коммуникации, динамика развития которого может перевернуть представления как о системе обеспечения политической деятельности, так и о тра­диционных инструментах политического участия» (Чеснаков А.А. Ресурсы 1ЫТЕ1ШЕТ и российские политические технологии: состо­яние и перспективы развития // Вестник МГУ. Сер. 18. Социоло­гия и политология. 1999. № 4. С. 65—66). 34' Глава 13. Политическая коммуникация 1Я.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   !|! Ключевой вопрос при оценке роли цифровых технологий для * демократии состоит в том, насколько правительства и гражданское! общество научатся использовать возможности, предоставляемые Я новыми каналами информации и коммуникации, чтобы продвигать! и усиливать базовые представительные институты, объединяющим граждан и государство. Интернет способен и генерировать и] мацию, усиливая прозрачность, открытость деятельности и ответ»! ственность властных органов национального и межнационального! уровней, а также укреплять каналы интерактивного общения межди гражданами и посредническими институтами. Некоторые из этим особых функций Интернета реализует лучше, чем любые другие! средства. В частности, Интернет мог бы: •ф- предоставить более подходящие средства для взаимодействия»! политических кампаниях партиям меньшинства, чем традициЧ онные массовые средства информации (газеты, радио, телевиде-| ние); •ф- обеспечивать более широкий единовременный доступ журнгй! листов к информации, официальным документам и текущим заУ конодательным инициативам и предложениям; •ф- способствовать усилению внутренней организации партий взаимодействия членов партий и др. Наибольшие перспективы в России имеет процесс использовав! ния Интернет-технологий для расширения возможностей предстайГ вительной демократии и развития процессов электронной демоД кратизации. Ее основной смысл заключается в использовании Инги тернета для следующих целей: расширения доступа избирателей ; СМИ к законотворческой деятельности; снижения издержек п<Й формированию ассоциаций и объединений избирателей; повьп ния эффективности обратных связей между избирателями и представителями в законодательных органах власти. Растущая популярность новых информационных технологи! удобство доступа и разнообразие информационных ресурсов пода толкнуло российские политические организации к освоению тернета как нового средства массовой информации и агитации* Наиболее популярные способы политической агитации в тернете — распространение сообщений через телеконференцк группы новостей и создание адеЪ-страниц. Среди преимуществ тел* конференции можно выделить следующие: охват большой аудит рии за небольшой отрезок времени; краткость сообщения; удобне для пользователя время получения сообщения. Основными ее 1 статками являются: контроль рассылки сообщений; невозможное! передать яркий визуальный образ для лучшего запоминания сое щения. Сайты с политическим контентом потенциально являются принципиально новым и даже революционным способом публич­ной коммуникации субъектов политики. Во-первых, если рань­ше партия долго «спускала» на места какие-то циркуляры, то сейчас в режиме реального времени все региональные партийные органи­зации, имеющие доступ к Интернету, могут сразу увидеть, что про­исходит в партии, какие решения принимаются. Таким образом, благодаря электронной почте и публичной коммуникации (одно­временному открытому сообщению) резко увеличивается эффек­тивность коммуникации. Во-вторых, для субъектов политики все большую актуальность приобретает доведение информа­ционного обмена до уровня, когда обратная связь имеет содержа­тельное значение. Это такой уровень, когда организация может на протяжении дня многократно обмениваться сообщениями, когда устанавливается плотная обратная связь с гражданами. И это не простое ускорение информационного обмена, он становится иным по качеству — сближающим людей в единую информационную об­щность. Со временем можно будет получить полноценную, неви­данную по эффективности систему коммуникации в гражданском обществе, что будет означать новое качество публичной политики. Развитие средств политической коммуникации в Интернете будет развиваться и в количественном отношении и качественно. Увеличение этого сегмента Сети обусловлено ростом числа пользо­вателей, а также конкуренцией, борьбой субъектов политики за ки-берпространство, за образованного, интеллектуального (таким яв­ляется большинство Интернет-пользователей) приверженца. Уже ближайшие парламентские выборы поставят перед партиями зада­чу наладить не просто политическую рекламу в Интернете, а полно­ценную интерактивную коммуникацию на основе публичности и дискуссионности. Это будет особенно актуально в плане налажива­ния связей с регионами. Шире будут использоваться анкетирова­ние и опросы через Интернет, партийные дискуссии и публичные обсуждения. В недалеком будущем в политической Интернет-ком­муникации будет применяться и Интернет-телефония. Вероятно, появятся принципиально новые партийные Интернет-издания, ус­танавливающие обратную связь со сторонниками и ставящие зада­чу открытого и прямого диалога с ними. Такие издания будут не только предоставлять текстовую продукцию, но и обеспечивать ау­диовизуальную коммуникацию. У избирателей вне зависимости от уровня доходов принципи­ально расширяются возможности организованно, точнее самоорга­низованно, лоббировать, отстаивать свои интересы и на региональ­ном, и на государственном уровнях. В результате упрощается как Глава 13. Политическая коммуникация 13.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   формирование «малых групп» избирателей, так и координация дей­ ствий между ними, г Стремительное распространение Интернета предоставляет вози ,1 можность оперативного доступа неограниченного числа людей к'| текстам законопроектов еще на стадии их предварительной разра- 1 ботки, а также к максимальному объему аналитической информа- | ции несекретного характера. Благодаря снижению издержек на получение и передачу инфор-, 1 мации, группа людей, имеющих возможность принимать участие а 1 выработке и принятии политически значимых решений, значи» I тельно увеличивается — потенциально в нее войдет все политичес-) | ки активное население. В результате создаются предпосылки посте-; пенного уменьшения остро ощущаемого неравенства политически* возможностей граждан формально демократических государств, 3 предопределяемого неравенством в распределении собственности и доходах. Обеспечение свободного доступа граждан к Интернету стано-Ц вится фактором, позволяющим добиться как повышения уровня «социальной интеграции», так и обеспечения гражданских свобод. С развитием электронных, компьютеро-опосредованных комму-, никаций идеи формирования эффективного гражданского общест-1 ва с опережающим развитием горизонтальных связей между изби- I рателями приобретают необходимую материальную базу. Сеть Интернет сегодня является самой демократичной и бы-1 строрастущей системой доступа к электорату. Как полагают многие | исследователи, электронные коммуникации станут с точки зрения электорального процесса столь же революционными, как ТВ и радио. Но если радио завоевывало свою аудиторию в течение 50 лет, телевидению на это потребовалось времени на порядок меньше, то развитие средств электронной коммуникации носит взрывной характер. Отметим некоторые особенности Интернета, которые должны я учитываться политическими деятелями при продвижении своих.1 взглядов в сетевой среде, особенно во время предвыборных кам-| паний: •$- легкость, быстрота и дешевизна публикации (во много раз проще и дешевле, чем любые традиционные средства рекламы И раскрутки); •ф- возможность доступа к опубликованной информации из любой точки мира (это особенно важно для оперативной связи с реги­онами); •ф- интерактивность — возможность работать с «обратной связью» 1 (проведение Интернет-конференций, дискуссий, голосований, переписка, в том числе создание представления о прямом обще­нии политика с избирателями); ^ использование сетевых ресурсов в качестве источников инфор­мации журналистами традиционных СМИ; -ф- не вполне ясный на сегодняшний день статус сетевой публика­ции позволяет политику опубликовать информацию в Интерне­те, которая не подходит по формату или содержанию для тради­ционной прессы. В настоящее время использование всемирной компьютерной сети в предвыборных кампаниях представляется наиболее перспек­тивным. В подтверждение сказанного можно привести следующие аргументы: -ф- от организации входной информации в Интернет напрямую будет зависеть ее распространение, а с точки зрения РК-техно-логий пользователи Интернета представляют наиболее актив­ную и «продвинутую» часть общества, участвующую в процессе формирования общественного мнения и предпочтений избира­телей. Граждане и общественные группы пользуются Интерне­том для организации своих акций, общественных кампаний, для лоббирования; -ф- на финише предвыборных кампаний сетевые технологии иде­ально подходят для вброса своевременной и «нужной» информа­ции, выгодно отличающейся от привычных средств агитации; -$• монолог претендента на государственную должность все чаще преобразуется в интерактивное общение с избирателями или наиболее активными их представителями. Интернет дает воз­можность отказаться от дорогостоящих рекламных роликов и телевизионных клипов с цитатами, которые в настоящее время доминируют в предвыборной борьбе, и перейти к недорогим ин­терактивным и более серьезным видам политического общения. С точки зрения содержания можно выделить несколько групп «выборных» ресурсов Интернета, полезных участникам электо­ральной коммуникации: -ф- страницы (реже — участие в телеконференциях) партий и канди­датов, основная задача которых — агитация, привлечение новых избирателей; -ф> страницы избирательных комиссий, призванных публиковать официальную информацию о выборах — справки о кандидатах, информацию об избирательных участках, результатах выборов, сбор сообщений о нарушениях и т.д.; -ф- опросные сайты, где предлагается проголосовать за какого-ни­будь кандидата или предложить своего — своеобразные упражне­ния по голосованию, результаты которых обычно контролиру- Глава 13. Политическая коммуникация 13.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   ются владельцем сайта и создают псевдорейтинги для упомяну­тых на них кандидатов; •ф- аналитические сайты, где стремятся представить различные по» литические силы (их агитационные материалы, интервью с ли­дерами, оценки экспертов и др.). Сюда же относятся заказные и незаказные предвыборные материалы СМИ; -ф- статистические данные о регионе, об избирателях, которые в' Интернете не представляют уникального информационного ре­сурса, поскольку их можно получить из вполне доступных ста* тистических брошюр или компакт-дисков. Интернет полезен не только тем, что облегчает доступ к инфор­ мации. Он также облегчает и активизирует общение избирателя с властью. ,,.;• Электронное правительство. Информационные технологии в I государственном управлении (е-СоуегптеШ) потенциально могут,! сыграть ключевую роль во внедрении идей информационного об- 1 щества. Электронное правительство повышает эффективность ра- 1 боты государственного аппарата и производительность труда в го- ;| сударственном управлении. Поэтому в Интернете появились обо-Ж значения для характеристики различных аспектов государственно­го управления (наряду с обозначениями В и С — «бизнес» и «потребитель», которые давно используются в разных сочетаниях В2В, В2С, ...): •ф- автоматизация отношений и документооборота между ведомст­вами (С2С); <ф- отношения государственных органов и бизнеса, например авто- 1 матизация расчетов по налогам или проведение электронных тендеров на поставку оргтехники (В2С); / -ф- организация обратной связи с гражданами (С2С). Распространение высоких жизненных стандартов — одна из | главных целей государства в информационном обществе. Ее реше- | ние связано и со снижением издержек социальных коммуникаций, I для каждого члена общества. Широкое внедрение информационно-коммуникационных технологий в процессы взаимоотношений го- Ц сударственных органов с населением позволяет каждому граждани­ну сократить затраты своего времени на стандартные операции. За­полнение налоговых деклараций, оплата коммунальных услуг, сдача экзаменов, получение разнообразных справок, участие в конкурсах | на замещение государственных должностей, получение правитель­ственных грантов и субсидий, видеоконференции с государствен-| ньши служащими — это лишь некоторые процессы» которые уже сейчас происходят виртуальным образом. В целом новые способы коммуникаций позволяют: достичь пол­ной прозрачности власти и гласности ее решений; сделать доступ­ными населению все государственные нормативные акты; рефор­мировать высокозатратные структуры; повысить комфорт повсе­дневной жизни; увеличить количество свободного времени. Развитая система политического информирования граждан не­сомненно способствует росту общественного доверия, необходимо­го для эффективного функционирования власти. Для формирова­ния устойчивой обратной связи важно и то, что Интернет предо­ставляет возможность интерактивного взаимодействия. Не только граждане получают достаточно полную информацию о деятельнос­ти правительства, но и у правительства появляется дополнитель­ный канал информации, добровольно предоставляемой граждана­ми, что ведет к наращиванию той формы социального капитала, ко­торую ряд исследователей называет «моральные ресурсы». Чем больше граждане и власть узнают о деятельности и нуждах друг друга, тем выше степень взаимного доверия. Электронное правительство (е-Ссюеттеп1) — это система интерак­тивного взаимодействия государства и граждан при помощи Интернета, новая модель государственного управления, преобразующая традиционные отношения граждан и властных структур. Исследователи выделяют следующие принципы организации «электронного правительства»: -ф- ориентация на граждан. Граждане (налогоплательщи­ки) как владельцы правительства, а не только потребители его услуг, определяют политику и направление развития проекта; -ф-удобство и простота использования. Все электрон­ные приложения, применяемые в электронном правительстве, имеют своей целью облегчить пользование системой для граж­дан, увеличив скорость обслуживания запросов и сократив время ожидания; -ф- бизнес-трансформация. Все программное обеспечение, архитектура и инфраструктура, а также политика электронного правительства направлены на то, чтобы придать правительст­венной системе эффективность бизнес-модели; -ф- стоимость и сложность должны быть сведены к мини­муму, чтобы работа с системой не вызывала затруднений как у частных, так и у корпоративных пользователей; -$• обслуживание. Эффективность работы электронного пра­вительства должна проявляться в его способности быстро и с на­именьшими затратами обслужить наибольшее число граждан, при этом обеспечивая высокое качество обслуживания; Глава 13. Политическая коммуникация 13.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   •ф- соответствие. Электронные приложения должны пол­ностью отвечать общей архитектуре систем безопасности, иде^ тификации, электронных платежей, а также общему дизайну пользовательского интерфейса системы; -ф- масштабность решений. Приложения должны обеспечу-вать взаимодействие между различными структурами и органа­ми, составляющими систему, и полную взаимную совместимость;, -ф- исполнение. Приложения должны соответствовать цели со-, вершенствования трансакций путем сокращения длительности и сложности обслуживания и прилагаемых усилий; -ф- отчетность. Приложения должны увеличивать точность дан­ных и возможность их архивирования, а также аудита трансак­ций; •ф- быстрота воплощения. Срок доработки и внедрения при­ ложений должен составлять от трех до девяти месяцев; ,- -ф- готовность к действию. Правительственные органы^, должны проявлять готовность присоединиться к системе и под-,, строить под нее свою работу. Интернет бросает властным структурам свой вызов, диктуя новые правила игры. В XXI в. правительства должны стремиться к, таким целям, как: •ф- рост числа граждан, имеющих доступ к цифровым технологиям; -ф- интегрированные, полные и простые в использовании пути ин­терактивного общения между гражданами и властями, которые придерживаются политики открытости; •ф- безопасная электронная среда, защита прав граждан; возмож­ность использования беспроводной связи и приборов различно­го размера и конфигурации для доступа к правительственной ин­формации; •ф- активная инновационная политика и скорейшее воплощение но­ваторских решений на практике. Электронное правительство — главная задача властей в едином сетевом пространстве и основа всех моделей государственного уп­равления XXI в. В США к 2006 г., по прогнозам РоггезСег КезеагсЬ, в Сети будет действовать около 14 000 правительственных программ, с помо­щью которых будет собираться 15% налогов с населения США на . общую сумму 600 млрд долл. Переход правительства в онлайн будет проходить в несколько этапов. На первом этапе правительство , будет проводить через Интернет несложные транзакции: сбор от­числений за водительские и другие лицензии; на втором этапе, ве­роятно, будет создан единый сайт электронного правительства, где граждане смогут получить всевозможные сервисы. Работы по созданию электронных правительств в различных го­сударствах проводятся под лозунгом большей открытости и подот­четности правительств гражданам. Электронизация, скажем, вы­платы гражданами налогов является лишь технологической и дале­ко не главной задачей в этом движении. В свою очередь подотчет­ность не сводится лишь к предоставлению какой-то нужной гражданам информации, а обеспечивается открытой специфика­цией комплексов показателей работы конкретных государствен­ных органов и созданием доступных населению средств монито­ринга этих показателей. Построение такой системы позволит граж­данам самостоятельно судить об эффективности работы правитель­ственных учреждений, а не полагаться только на заявления их руководителей или вышестоящих лиц и на сообщения СМИ. При наличии объективных показателей работы государственно­го учреждения, в жизнедеятельности которого, как и любой ком­мерческой фирмы, можно выделить свою цепочку продуктивных и вспомогательных (обеспечивающих) бизнес-процессов, появляется возможность оценить организацию этих процессов в целом и каж­дого в отдельности. Это позволяет проводить в учреждениях реин-жиниринг внутренних бизнес-процессов с применением отработан­ных и широко используемых коммерческими предприятиями мето­дик и инструментов, а также внедрять передовой опыт реализации бизнес-процессов и их тестирования. Программы в области электронного правительства развивают не только США. В Великобритании реализуется программа. «Электронные граж­дане, электронный бизнес, электронное правительство. Стратеги­ческая концепция обслуживания общества в информационную эпоху» («Е-Стгеп, е-Визтезз, е-СоуегптеШ. А 51га1е§1с РгатеуогК Гог РиЬНс Зегасе т 1пе 1пГогтаиоп А§е»). Основная ее цель заклю­чается в анализе и конкретизации процесса перехода к правитель­ству информационного века. Разрабатываемая в Великобритании правительственная страте­гия предусматривает развитие и использование всех электронных видов сервиса. Это означает, что услуги могут предоставляться через Интернет, мобильную связь, цифровое телевидение, центры обслуживания вызовов. В то же время электронный сервис не пред­полагает отказа от персонального контакта. Если темпы роста ис­пользования Интернета британцами останутся на прежнем уровне, Великобритания в скором времени создаст наиболее современное электронное правительство. Опрос 250 правительственных организаций в Великобритании, Канаде, Австралии и США показал, что ожидается примерно пяти- Глава 13. Политическая коммуникация 13.4. Политическая коммуникация в информационном обществе   кратный рост возможностей взаимодействия граждан с правитель-ственными службами через Интернет. Одна из центральных стратегических задач британской про­граммы — сделать новые виды сервиса доступными для всех потен­циальных потребителей без исключения. В частности, цифровое телевидение и новые типы мобильной связи рассматриваются как важные инструменты доступа в Интернет. Широкое распространен ние этих средств в значительной степени позволит снизить уро­вень «цифрового расслоения» (с11§1(:а1 ётйе) общества. Конкрет­ные мероприятия, направленные на решение этой проблемы, пред-* усматривают содействие правительства повышению квалификации граждан и предоставлению доступа в Интернет все большему числу людей. При этом содержание онлайнового общественного сервиса должно быть хорошо продумано и ориентировано на все категории: пользователей, включая представителей языковых меньшинств, не­трудоспособное население и людей, ограниченных в передвиже­нии. Британская программа исходит из того, что трансформация тра" диционных форм взаимодействия правительства и граждан в циф­ровую форму не должна стать причиной социального неравенства. Правительство принимает на себя обязательство по уменьшению' «цифрового расслоения» общества. Для этого оно проводит целе­направленную политику по повышению компьютерной грамотное- ; ти, созданию центров обучения и улучшения условий для роста ква­лификации персонала в области информационных технологий, в том числе через обеспечение доступа к национальной сети обуче­ния и сетевой библиотеке Великобритании. Существует также рядГ; местных программ в этой области. Однако преодоление цифрового барьера предусматривает не только повышение квалификации населения и решение проблемы ; доступа к информации. Некоторые граждане не хотят или не' имеют возможности стать прямыми пользователями новых техно-' логий, но рассматриваемая стратегия учитывает и эту категорию) населения. Новые технологии позволяют улучшить поддержку лич­ных и телефонных транзакций наряду с организацией интерактив­ного взаимодействия граждан. Для государственных органов основной целью станет освобожу дение служащих от выполнения рутинных процедур при интерак- > тивных взаимодействиях с населением и обеспечение служащих не*! обходимыми знаниями и оборудованием для успешного выполнет| ния функций промежуточного звена между правительством и граж-й данами. Ожидается, что к 2008 г., когда цели описанной программы будут достигнуты, ключевые правительственные услуги будут реа­лизовываться в электронном виде. Это означает, что наиболее рас­пространенные и типичные процессы взаимодействия правитель­ства с гражданами и бизнесом, например получение и отправка денег, сбор статистической информации, публикация законов, снабжение, будут реализованы с помощью информационных техно­логий. Появится широкий спектр медиасредств доступа к прави­тельственному сервису в сфере финансов, розничной торговле, культуре и других областях деятельности. Интернет превратится в централизованную систему, объединяющую непосредственно или через промежуточные звенья персональные компьютеры, цифро­вое телевидение, средства беспроводного доступа, телефоны и иные приборы с операторами центров вызовов. Услуги центров вы­зовов могут быть доступными в любое время и из любого места. Интересным примером использования современных средств элек­тронных коммуникаций является европейский проект С1ТУСАКВ, реализуемый в Болонье (Италия). Сами участники говорят, что этот проект «теледемократии» реализует новые, революционные подхо­ды к демократии в век информационных технологий. Они обосновы­вают Право на существование термина «электронное гражданство», который характеризует новые ресурсы, права и проблемы, возни­кающие вследствие воздействия на общество компьютерной рево­люции. Проект заключается в том, что все жители города Болонья полу­чают бесплатный доступ к компьютерной сети города с полным вы­ходом в Интернет. Для тех, кто не имеет дома компьютера, терми­налы для доступа к информации устанавливаются в общественных учреждениях — библиотеках, административных зданиях. Однако проект не ограничивается созданием технической инфраструкту­ры. Все отделения местной администрации получают в этой сети свой адрес и участвуют в обмене информацией с жителями. Разработчики подчеркивают следующие принципы этого обмена: <^ двусторонний обмен сообщениями: гражданин может не только посылать сообщения местным властям (например, вопросы или комментарии), но и получать от них информацию в электрон­ном виде; •ф- сбалансированность обмена и равенство сторон диалога: мест­ные органы обязаны давать ответы на запрос гражданина, при этом обе стороны пользуются равными правами. В отличие от такого электронного средства информации, как, скажем, телеви­зор, обмен является двусторонним — из центра на периферию и из периферии к центру; Глава 13. Политическая коммуникация •ф- отсутствие временных ограничений на длительность сеансов 3 связи. I Целью проекта С1ТУСАКВ выступает повышение заинтересо-1 ванности жителей города в решении местных проблем («непосред-1!1 ственная электронная демократия»). Создаваемая инфраструктура ;| позволяет горожанам выражать свои мнения непосредственно | властям, получать ответы, участвовать в группах дискуссий (прооб- '* разом которых служат Интернет-конференции) и даже проводить референдумы. Местные власти могут организовать обсуждение предлагаемых ими проектов, формировать общественное мнение и учитывать популярность принимаемых решений среди жителей го­ рода, что становится особенно важным накануне очередных вы­ боров. :• В условиях увеличения числа индивидуальных пользователей в России Интернет дает возможность качественно нового взаимо­ действия между органами власти и обществом в интерактивном; пространстве. Формирование элементов такого рода системы несо-| мненно будет способствовать укоренению пока еще неустойчивых! институтов и принципов функционирования российской демокра-| тии, формированию институтов гражданского общества и позвот' лит нашей стране играть активную роль в построении глобального информационного общества. По данным Департамента правительственной информации Ал*;! парата Правительства РФ на 1 марта 2001 г., официальные сайты-: имели 23 из 24 федеральных министерств. Полных и достоверных' данных по состоянию дел в регионах России нет. Но судя по косвен-! ным данным, представительство в Интернете имеют не более 20— 25% региональных органов власти. В 2001 г. принята Федеральная целевая программа «Электрон ная Россия», которая охватывает все сферы информатизации, том числе и вопросы «электронного правительства». ПланируетсЯ|| что все властные структуры (президент, парламент, правительств министерства, ведомства и т.д.) создадут свои интернет-сайты, к торые станут составными частями единого государственного (пр вительственного) интернет-портала. В настоящее время открыт; официальные сайты Президента РФ, Федерального Собрания РФ Государственной Думы РФ, Правительства РФ, Совета Безопасн" ти РФ и региональных органов федеральной власти РФ. Таким • разом, первый этап создания сети сайтов, реализующих информав^ ционно-справочную функцию, и их объединения в рамках порт"^ «Электронное правительство» близится к успешному финишу. В ром этапом могло бы стать предоставление населению некотор услуг, например уплату налогов и ответы на запросы населен   Выводы (преимущественно информационные). На третьем этапе возможно развитие интерактивных форм общения с населением — создание специальных конференций, экспертных советов и т.д. Поскольку портал «Электронное правительство» — коммуника­тивный орган социального управления, применение новых техно­логий позволит создать диалогическое коммуникативное простран­ство правительство — население, благодаря чему можно будет в кратчайшие сроки получать информацию об ответных реакциях пользователей портала на важнейшие правительственные реше­ния, а также эффективно реализовать идею участия населения в ре­шении социально значимых проблем. В политической практике информационные технологии выпол­няют теперь не вспомогательные функции, а стали ее необходимым элементом — владение и распоряжение информацией сегодня явля­ется важнейшим политическим средством как на внутригосударст­венном, так и международном уровнях. В этом плане одна из основ­ных задач современного общества связана с выработкой действен­ных механизмов контроля за мерой технологического воздействия на политические отношения и политический процесс. Потенциальная эффективность электронного правительства оп­ределяется уровнем развития инфраструктуры Интернета в каждой конкретной стране. Новые технологии, если их грамотно испол^зо-вать, могут сыграть критическую роль в обеспечении открытого, подотчетного и ответственного государственного управления в XXI в. ВЫВОДЫ 1. Политическую коммуникацию можно определить как процесс информа­ционного обмена между политическими акторами, осуществляемый в ходе их формальных и неформальных взаимодействий. 2. Под средствами политической коммуникации понимаются определен­ные организации и институты, функционирующие в рамках социальной и политической систем, с помощью которых осуществляется процесс обме­на информацией. 3. Разновидностью политической коммуникации является электоральная коммуникация, связанная в сюжетно-тематическом, временном и про­странственном отношениях с выборами (плебисцитом, референдумом). 4. Под влиянием новых информационных технологий происходит измене­ние содержания и характера политической коммуникации, формирование в ее структуре компъютеро-опосредованной политической коммуникации. Глава 13. Политическая коммуникация     14.1. Публичная коммуникация и ее формы (545) • 14.2. Жанры публичной коммуни­кации (547) • 14.3. Устная публичная учебная коммуникация (551) • 14.4. Устная де­ловая публичная коммуникация (556) • 14.5. Устная публицистическая коммуника­ция (569) 5. Электронное правительство - это система интерактивного взаимодей­ствия государства и граждан при помощи Интернета, новая модель госу- Щ дарственного управления, преобразующая традиционные отношения Щ граждан и властных структур. КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ 1. Раскройте содержание понятия «политическая коммуникация». 2. Охарактеризуйте роль и значение Интернета как способа политической комму­никации. 3. Проанализируйте структуру электоральной политической коммуникации. 4. Дайте характеристик)' уровней информационных потоков в системе политичес­кой коммуникации. 5. Проанализируйте многоканальность и направленность электоральной коммуни- * кации на примере региональных выборов. " | 6. Рассмотрите признаки избирательной кампании как разновидности коммуника»^ ционной кампании. ' ^ Глава 14 ПУБЛИЧНАЯ КОММУНИКАЦИЯ ЛИТЕРАТУРА Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб.; 2001. Грачев М.Н. Политика, политическая система, политическая коммуникация. 1999. Дмитриев А.В., Латынов В.В., Хлопьев А.Т. Неформальная политическая коммуника-1 ция. М., 1997. < -| Дойч К. Нервы управления. Модель политической коммуникации. М., 1993. '"«а Егорова-Гантман Е., Плешаков К. Политическая реклама. М., 1999. Кастелъс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М,, 2000. Кретов Б.Е. Средства массовой коммуникации — элемент политической системы обЯ щества //Социально-гуманитарные знания. 2000. № 1. С. 101—115. Я Морозова Е.Г. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, моде технологии. М., 1999. Оеп1оп НЕ., ЩоЛшгЛ С.С. РоНиса! Соттишса1юп т Атепса. Зги ей. Х.У., 1999. МсМзггВ. 1тгос1цсНоп ю Ро1Шса1 Соттитсапоп. 2пс1 ей. N.V., 1999. Ргрра N. А УпЧиош С1гс1е: Ро1шса1 Соттишсаиош т Ро51-1пс1и8Спа1 Зоиейез. 2000. ЫисЬеуМ.Е. ТЬе ТЬеог-у апс! Ргаснсе оГРо1Шса! Сопшшшсаиоп КеяеагсЬ. А1Ьапу, И 14.1. ПУБЛИЧНАЯ КОММУНИКАЦИИ И ЕЕ ФОРМЫ Под публичной коммуникацией обычно понимают вид устного общения, при котором информация в обстановке официальности передается значи­тельному числу слушателей. Для публичных коммуникаций характер­на передача информации, затрагивающей общественный интерес, с одновременным приданием ей публичного статуса. Публичный статус подразумевает сообщение информации лицом, обладающим определенным социальным статусом, т.е. формально установлен­ным или молчаливо признаваемым местом индивида в иерархии со­циальной группы. Кроме того, статус публичности связан с офи­циальностью обстановки общения, которая предполагает своевре­менное оповещение аудитории о теме сообщения и статусе вы­ступающего и приглашение ее в определенное место и время. Официальное общение подчиняется определенному регламенту. При публичном общении слушатели должны находиться в поле зрения говорящего, т.е. это контактное общение в отличие от дис-тантного массового общения, осуществляемого через СМИ. В це­лом слушатели, как правило, — это специально организованная ау­дитория, и ее параметры должны быть известны говорящему (чис­ленность аудитории, возраст, профессия, пол и т.д.). Слушатели яв­ляются в определенной степени заинтересованной аудиторией, специально пришедшей послушать выступающего в силу своей со­циальной роли (например, работники организации, студенты, при­хожане, сторонники политической партии и т.д.). Публичное обще- Глава 14. Публичная коммуникация 14.2. Жанры п^-бличной коммуникации     ние относится к институциональному (статусно ориентированно­му) общению в отличие от персонального (личностно ориентиро­ванного). Статусно ориентированное общение имеет множество разновидностей, выделяемых в том или ином обществе в соответ­ствии с принятыми в нем сферами общения и сложившимися соци­альными институтами: политическими, деловыми, научными, педа­гогическими, медицинскими, военными, спортивными, религиоз­ными, юридическими и т.д. Формы публичной коммуникации развивались в соответствии с по­требностями общества. Публичная коммуникация существовала еще в дописьменном обществе, ее прообразом можно считать син­кретичные ритуальные формы общения шамана и племени. С воз* никновением государства и формированием литературного языка выделились отдельные виды публичной коммуникации в соответстт вии с государственными институтами. Они были описаны Аристо­телем в трактате «Риторика» и получили название речей: речь по­казательная (на торжественном собрании), речь судебная (в народ­ном суде), речь совещательная (в народном собрании). Целью таких речей было объединение людей, установление справедливос­ти в споре, обеспечение будущей безопасности. С появлением письменности, особенно книгопечатания, устная^ публичная речь стала делить свои функции с письменными те кета-1 ми, а в сфере управления государством была оттеснена письменной < речью. Однако все виды публичной речи, выработанные еще в античности сохранились и в наши дни, объединившись с письмен-^ ными текстами в определенные сценарии взаимодействия. Так,? каждое собрание сопровождается ведением протокола и заканчивай ется принятием решений, зафиксированных в письменном виде;'* обсуждение законов в парламенте опирается на письменный варй*| ант закона, копия которого имеется у каждого парламентария; даж«й| на торжественном собрании поздравление юбиляра сопровождает*} ся вручением ему адреса. Таким образом, в современном обществе! наблюдаются взаимодействие и взаимодополнение устной и пись менной форм речи. Сохранению высокого статуса устной публичной речи способст-1 вовали ее некоторые несомненные преимущества перед письмен»! ной речью. Во-первых, в устной речи больше каналов передач» информации; помимо слов большую долю информации несут ка, жесты и интонация. Во-вторых, контактная устная форм»! коммуникации обеспечивает непосредственную обратную связь 0| адресатом, что позволяет вносить коррекцию в речевое сообщение не только на этапе планирования и контроля, но и в момент непс средственного произнесения речи. В-третьих, оратор с по­мощью специальных приемов может непосредственно внушить мысль контактно расположенной аудитории, заразить ее своими эмоциями. С появлением средств трансляции устной речи на устную пуб­личную коммуникацию стала оказывать влияние массовая коммуни­кация. Она сделала возможным устное дистантное общение, разде­лила производителя и получателя речи в пространстве и времени. Лишившись (в большинстве случаев) обратной связи, массовая ком­муникация стала втягивать в свою орбиту традиционные формы устной публичной речи — публичный диалог и публичный полилог, под которым понимается разговор при слушателях. Так построены многочисленные телевизионные ток-шоу, объединившие формы устной публичной и массовой коммуникации. Они представляют собой диалоги с двойным адресатом: публичный адресат находится непосредственно в студии, а массовый — у экранов телевизоров (на­пример, телепередачи «Времена» В. Познера, «Моя семья» В. Ко­миссарова и др.). Включение форм публичной коммуникации в формы массовой коммуникации делает их более эффективными. В настоящее время возросла роль и традиционного публичного монолога, что связано с увеличением количества ситуаций, в кото­рых необходимо вступать в общение и убеждать людей, будь то предвыборная кампания или реклама товаров и услуг. В XX в. по­явились новые коммуникативные технологии и профессионалы, специализирующиеся на воздействии на индивидуальное и массо­вое сознание: РК-менеджеры, имиджмейкеры, спиндокторы, пере­говорщики, кризисники, спичрайтеры, специалисты по слухам, пресс-секретари, рекламисты. В этих профессиях формы публич­ной коммуникации являются составной частью коммуникативных технологий. Таким образом, история развития публичной коммуникации по­казывает, что ее самостоятельная роль в обществе постепенно сни­жается, однако ее формы продолжают активно использоваться в сложных информационных системах. 14.2. ЖАНРЫ ПУБЛИЧНОЙ КОММУНИКАЦИИ Устная публичная речь носит достаточно стереотипный характер, закрепленный в определенных жанровых формах - типичном речевом поведении в типических ситуациях социального взаимодействия людей. Жанры публичной коммуникации являются вторичными жанрами по отношению к жанрам бытовой сферы общения, их называют ри- 35"   14.2. Жанры публичной коммуникации Глава 14. Публичная коммуникация     торическими жанрами. Этим жанрам необходимо специально учиться, они предполагают наличие у человека осознанных умений и навыков в области языкового оформления высказывания в соот­ветствии с ситуацией общения. Владение риторическими жанрами предполагает не только знание норм литературного языка, но и еле* дование этическим нормам речевого поведения, прежде всего — нормам кооперативного общения. Общество выработало свои правила поведения в определенных социально значимых ситуациях общения. Как правило, они связа­ны с регламентацией речевого поведения в конфликтных (а иногда просто асимметричных) ситуациях общения, например в судебном заседании или парламентском выступлении. Однако даже такая не­конфликтная, на первый взгляд, сфера, как учебная, с ее жанровы­ми формами объяснения на уроке и лекцией требует достаточно жесткой регламентации и выполнения участниками общения своей социальной роли, под которой понимается одобряемый обществом образец поведения, соответствующий конкретной ситуации обще­ния и социальному статусу личности. Так, ученику или студенту предписывается молчать, слушать и фиксировать информацию, со­общаемую учителем или преподавателем на уроке или лекции. Здесь не одобряются возгласы или вопросы с места (особенно на уроке) и т.д. Невыполнение социальной роли осуждается, напри­мер ученику в дневник записывается замечание «Разговаривал на уроке», депутата могут лишить права голоса на какой-либо срок за употребление непарламентских выражений. Таким образом, регла­ментируется не только речевое поведение, но и весь комплекс не­вербального поведения, включая внешний вид, одежду, дистанцию общения и т.д. Человек постепенно овладевает поведением в раз­ных жанрах публичного общения, причем сами ситуации публично­го общения служат ему образцом, поэтому так важно, чтобы социа­лизация человека проходила на нормативных образцах. Даже школьник младших классов может отличить в меру своей социали­зации нормативное поведение учителя и своих одноклассников на;:; уроке от ненормативного, сравнивая образцы поведения. Невладе-' ние нормами вербального и невербального поведения в социально значимой ситуации общения может привести к коммуникативной неудаче, поставив под сомнение вообще соответствие говорящего | социальному статусу, на который он претендует. Итак, человек овладевает жанрами публичной речи в процессе'-социализации. Жанры речи присутствуют в сознании языковой? личности в виде готовых образцов (фреймов), влияющих на пр цесс развертывания мысли в речи. Этими готовыми образцами язы-1 ковая личность овладевает постепенно в ходе своего социального'! становления. Чем шире круг освоенных речевых жанров, тем выше уровень коммуникативной компетенции человека. Это положение актуально и для говорящего, и для слушающего. Сформирован-ность жанрового мышления, т.е. знание того, как говорят и ведут себя в той или иной социально значимой ситуации общения, увели­чивает предсказуемость речевого сообщения, что существенно улучшает его понимание. Для современного человека, обладающего высоким уровнем коммуникативной компетенции, необходимо знание жанров пуб­личного общения, функционирующих в разных сферах. Так, в учебной сфере деятельности к жанрам публичного об­щения относятся объяснение учителя на уроке, педагогический диалог учителя и учеников в ситуации опроса, лекция, семинар, за­щита курсовой, дипломной работ. Основная цель учебного публич­ного общения — передача знаний и контроль за уровнем знаний. В научной сфере основными жанрами публичного общения являются научный доклад, научное сообщение на конференции, круглый стол (при наличии слушателей), защита кандидатских и докторских диссертаций на ученом совете (при наличии пригла­шенных гостей). Основная функция устного научного публичного общения — нахождение научной истины или признание найденной научной истины истиной. В деловой сфере можно выделить жанры общения, общие для всех субъектов деятельности независимо от сферы трудовой де­ятельности (завод, театр, школа и т.д.) — собрание, банкет, юбилей, панихида, цель которых — обеспечить функционирование трудово­го коллектива как единого организма. Существуют и специаль­ные жанры делового публичного общения, специфические для таких трудовых сфер, как парламентская, судебная деятельность — парламентские дебаты, судебное заседание (открытое), представ­ляющие собой комплекс жанров публичной деловой речи. Цель специальных жанров устной публичной деловой речи — обеспече­ние функционирования государства, обеспечение безопасности граждан, вынесение наказания. Среди общих жанров публичного делового общения выделяют и так называемые РК-жанры, служа­щие для создания позитивной известности организации, напри­мер, пресс-конференция и презентация выполняют, с одной сторо­ны, функцию информирования общественности, т.е. донесения до общественности точки зрения организации по актуальным вопро­са, а с другой — функцию убеждения, заключающуюся в формирова­нии у общественности с помощью текста положительного отноше­ния к организации. Глава 14. Публичная коммуникация 14.3. Устная публичная учебная коммуникация     Б общественно-политической исоциально-куль-т у р н о и сферах устная публицистическая речь представлена жан­рами политического выступления на митинге, публичными телеви­зионными интервью и дискуссиями (при наличии зрителей в сту­дии). Функцией этих жанров является воздействие на сознание слу­шающих с целью привлечения внимания к общественно значимым проблемам и создания общественного мнения. Для религиозной сферы общения характерен такой жанр публичного общения, как проповедь, направленная на формиро­вание нравственных ценностей и общий духовный рост при­хожан. Таким образом, публичная коммуникация дает человеку возмож­ность: •ф- осуществлять совместную деятельность с другими по успешному решению жизненных задач; •Ф- получать знания о мире; •ф- формировать образцы и модели своего поведения; •ф- организовывать мышление, развивать способность к анализу и оценке, создавать образ мира. Монолог, диалог, полилог в публичной коммуникации. Публичное об­щение, как никакой другой вид общения, требует толерантного по­ведения по отношению к адресату, так как призвано достигать со­гласия в группе людей на уровне общего знания (научная и учебная публичная речь), общего мнения (публицистическая речь) или осу­ществления совместных действий (деловая речь). Все большее место в устной публичной коммуникации занимают жанры диалоги­ческой речи. Специалисты по коммуникативным технологиям разделяют все коммуникативные системы на монологические, ориентированные на монологические жанры общения, и диалогические, ориентиро­ванные на диалогические жанры общения. Общая тенденция к демократизации общества влияет на выбор именно диалогических форм общения, так как в идеале диалог ос­нован не на принуждении, а на сотрудничестве. Диалог отличается от монолога равноправностью участников общения, возможностью вступить в него, предполагает самостоятельное поведение оппо­нента и самостоятельное решение аудитории. Таким образом, диалогическая модель коммуникации в большей степени отвечает Декларации и Программе действий в области культуры мира, принятым в 1999 г. 1енеральной Ассамблеей ООН: Культура мира является сочетанием ценностных установок, мировоззренческих взглядов, традиций, типов поведения и образов жизни, основанных на уважении к жизни, прекращении насилия и поощрении ненасилия и практическом отказе от насилия через посредство образования, диалога и сотрудничества; полном уваже­нии и поощрении всех прав каждого на свободу выражения мнений и убеждений и свободу информации; приверженности принципам свободы, справедливости, демо­кратии, толерантности, солидарности, сотрудничества, плюрализма, культурного разнообразия, диалога и взаимопонимания на всех уровнях общества и между наро­дами. 14.3. УСТНАЯ ПУБЛИЧНАЯ УЧЕБНАЯ КОММУНИКАЦИЯ Публичная речь в сфере образования выполняет в основном ин­формативную функцию, служит задаче передачи знаний, воспи­тания. Основными жанрами публичной учебной речи являются моно­логические жанры — лекция и объяснение на уроке, где адресантом выступает преподаватель или учитель, а адресатом — поток студен­тов, класс. Монологический характер общения в ситуации лекции или объяснения материала на уроке изначально задает асимметрич­ность ролей говорящего и слушающих: говорящий обладает знания­ми, а слушающий их получает. Заинтересованность и внимание слу­шателей поддерживается неизбежным контролем знаний на экзаме­не, при опросе или в контрольной работе. Эффективность усвоения (а лучше, постижения) знания напря­мую зависит от способа его преподнесения: это может быть декла­рация знания, а может быть совместный поиск истины. Еще Сократ заметил, что основная задача педагога, «беседуя и ставя все новые и новые вопросы, побуждать других самим находить истину». Рос­сийская система образования во многом зиждется на запоминании, заучивании, «усвоении знаний». В этой системе преподаватель, лектор является центром внимания, руководящим и ведущим нача­лом, что зачастую лишает школьников или студентов самостоятель­ности в поиске решений. В системе, например, образования США, больше внимания уделяется развитию у студентов способности мыслить, аргументировать свою точку зрения, о чем свидетельству­ет большее количество семинаров, чем лекций, а также меньшее, чем в российских пузах, количество аудиторных часов в два раза. Кроме того, в колледжах и университетах США есть такие обяза­тельные формы обучения, как общение студентов во внеучебное время, совместная подготовка, коллективное решение учебных задач, т.е. происходит переориентация учебной сферы с форм пуб­личного общения на индивидуальное общение или общение в Глава 14. Публичная коммуникация малой группе. В российской системе высшего образования цент­ральным звеном обучения продолжает оставаться лекция. Лекция (лат. 1есио — чтение) определяется как «цельноофор-мленное речевое произведение публичной адресованности на науч­ные темы, обладающее устойчивыми, повторяющимися и воспро­изводимыми признаками, общезначимыми для носителя языка» (Педагогическое речеведение: Словарь-справочник / Под ред. Т.А. Ладыженской и А.К. Михальской. М., 1998. С. 99). К этим пр№ знакам относят: -ф- вид общения — объяснительный монолог, включающий анализ фактов, выделение их существенных признаков, сопоставление с другими фактами с целью установления обобщающих выводов; -ф- цель лекции — передать знания так, чтобы они были усвоены; -ф- четкое трехчастное членение: на зачин, среднюю часть и кон­цовку; -ф- порционная подача материала, дающая возможность ее пись­менного фиксирования слушателями; -ф- зрительная наглядность объяснения с помощью чертежей, гра­фиков, таблиц и т.д.; -ф- подготовленный характер, т.е. лектор имеет четкий план лек­ции, пишет тезисы лекции или весь текст, что не исключает эле­ментов импровизации в лекции, связанных с наличием адресата в аудитории; -ф- временная протяженность — 1 час 30 минут; -ф- большое количество контактоустанавливающих средств, на­правленных на диалогизацию монолога и выражающихся не просто в использовании формальных приемов внешней диало-гизации, а пронизывающих всю содержательную часть лекции. Устная речь имеет ряд своих особенностей при восприятии ее слушателями, которые нужно учитывать. В первую очередь имеется в виду спонтанный характер восприятия. Устная речь необратима, невозможно вернуться при восприятии к предыдущему высказыва­нию. Кратковременная память, задействованная при восприятии устной речи, способна одновременно удерживать связи между 5 — 7 словами, поэтому необходимо членить речевой поток на отрезки. Механизм порождения неподготовленной спонтанной устной речи изначально включает сегментацию речевого потока, в ней много повторов, ассоциативных присоединений, самоперебивов, само­коррекции. Лекция как подготовленная устная речь нуждается в специальных приемах членения, которые облегчат ее восприятие . и понимание слушателями. На понимание устной речи большое влияние оказывает прогно-зируемость ее содержания слушателями. Начальный, самый общий   14.3. Устная публичная учебная коммуникация уровень понимания связан с пониманием основной темы высказы­вания (о чем идет речь). Второй уровень — уровень понимания смы­слового содержания — определяется пониманием всего хода изло­жения мысли, ее развития, аргументации (т.е. того, что было сказа­но). Высший уровень понимания определяется пониманием того, зачем это говорилось, т.е. пониманием мотивов говорящего. Лектор может и должен помочь слушателям понять свою лек­цию, используя для этого специальные средства привлечения вни­мания — элементы автокомментирования, обеспечивающие связность устного текста и направляющие внимание слушателей. К ним относятся: -ф- членение речи на части («Я начну с...»; Мы будем рассматри­вать...»; «И последнее»); -ф- обозначение перехода к новой теме, обозначение конца темы («Ну, теперь переходим к вопросу о...»; «Я подхожу ко второму вопросу»; «Время сказать и о следующей, шестой их особеннос­ти»; «Теперь я перехожу к изложению тех особенностей нашей культуры, которые связаны с влиянием античности и христиан­ства на все европейские народы»); -ф введение цитаты, иллюстрации («Я сейчас прочту несколько строчек»; «Я просто приведу некоторые примеры»; «Вот обыч­ный пример»); -ф- характеристика собственной речи («Я только кратко скажу о...»; «Это предварительное определение»; «Ну, это так, в шутку сказа­но»). Как видно из приведенных примеров, элементы автокомменти­рования могут показывать перспективу развертывания речи или от­сылать к предыдущему высказыванию, что в целом обеспечивает связность текста и цельность его содержания. Вторую группу средств диалогизации устного текста составляют контактоустанавливающие средства, при помощи кото­рых говорящий устанавливает и поддерживает контакт со слушате­лями: -ф- этикетные формулы («Уважаемые коллеги! Разрешите мне...»; «Благодарю за внимание»; «Вопросы, пожалуйста»; «Позвольте мне на этом закончить»); -ф- апелляция к предварительным знаниям слушателей («Вы прекрас­но знаете, что...»; «Вы, конечно, помните, что...»; «Не знаю, из­вестно ли вам, что...»); включение в речь прецедентных текстов, т.е. текстов, входящих в общий культурный фон нации. (Мы редко пользуемся конструкциями, излюбленными в английском языке: «я думаю», «я полагаю», «мне кажется». Вот Карелии был англоман, так он всегда говорил: «Я полагаю также, что Анна Аркадьевна...» Глава 14. Публичная коммуникация У нас этого нет, мы сразу же скажем по-простому: «Анна Аркадьев­на такая-сякая...») Категоричность высказывания, конечно, харак* терная особенность нашего речевого поведения1; •ф- прямые призывы к сомышлению («Представьте себе...»; «Давай­те поразмышляем»; «Давайте предположим, что...»); приглаше­ние к сомышлению может принимать форму вопросно-ответно­го единства, когда лектор задает вопрос и сам на него отвечает («Третья особенность, присущая нашей культуре, — это вера в личность. Почему ? Потому что здесь возникают рефлексии, угрызения совести, проблемы чести и прочее. Личность выходит из-под кон­троля общества, но остается в миру, поскольку язык-то один! Общий для всех. Личного языка не создашь, кому он нужен?»); •ф- прямые вопросы аудитории, контролирующие понимание и вос­приятие («Это понятно?»; «Может быть, слишком быстро?»; «Вы понимаете различие между метонимией и метафорой? Понимае­те. А различие между лингвистикой и философией? Сложнее. Согласен»); •ф- подключение разных типов мышления, переключение с аб­страктного типа мышления на конкретное, образное с помощью забавных историй, примеров («Изменяются не слова, а их содер­жательные формы... Не значение слов (оно постоянно), а значи­мость. Народник Шелгунов сто лет назад заметил, что люди XI в. до сих пор прохаживаются по тротуарам Невского проспекта. Выгляните в окно: вот и по набережной один такой пробежал. Это не значит, что он в шкуре или немытый размахивает мечом. У него вон и курточка самая модная»); •ф- использование конструкций, декларирующих общую позицию, например риторических вопросов («Человек живет и духовной жизнью, и физически животом, и социально — житием или про­сто житьем. Где же личность?»); •ф- различного вида лексические и синтаксические повторы («Унос есть объективное время, которое выражается формами глагольно­го вида: всегда видно, завершилось действие или продолжается. . У нас есть субъективное время — это собственно глагольные формы времени, которые отсчитываются с точки момента речи. Есть еще и конкретное время, которое обозначается лексически»). Большую роль в создании диалога со слушателями играет п р о -блемность изложения, внутренний драматизм лекции. Эффек- 1 Здесь и далее в этом параграфе в качестве примеров приводятся фрагменты из стенограммы лекции профессора Санкт-Петербургского государственного универ­ситета В.В. Колесова, прочитанной в 1994 г.   14.3. Устная публичная учебная коммуникация тивная лекция не только строится на описании предмета изложе­ния, но и включает в себя рассуждение — «функционально-смысло­вой тип речи с обобщенным причинно-следственным значением, опирающимся на умозаключение» (Педагогическое речеведение. С. 179). Каждое рассуждение имеет три части: часть, содержащая основ­ное положение, мысль, которая будет доказываться, т.е. тезис; объ­яснительная или доказательная часть, содержащая аргументы; за­ключительная часть — выводное суждение. В лекции используются как индуктивный (от частного к общему, т.е. от аргументов к выводу), так и дедуктивный (от общего к част­ному, т.е. от вывода к аргументу) способы аргументации. Главное, чтобы в лекции были промежуточные выводы, продвигающие общее решение проблемы или доказательство главного тезиса. В качестве аргументов в научной лекции обычно приводят автори­тетное мнение, пример, научные факты, объяснение. В зависимос­ти от предмета рассмотрения аргументация в лекции может быть односторонняя или двусторонняя, когда лектор строит свое доказа­тельство как опровержение чужой точки зрения на данный вопрос. Приведем пример дедуктивного рассуждения с односторонней аргументацией: «Кстати, русский человек быстрее думает, для него как раз характерно отсутствие законченных силлогизмов (умозаключений). Классический силлогизм гласит: «Все люди смертны... Сократ — человек... следовательно, Сократ смертен». Вот так дума­ет, например, англичанин. Он человек занятой, но у него есть время подумать имен­но так. Нам думать некогда, нам надо работать и действовать... Поэтому наша мысль скачет так: «Сократ смертен, ибо он человек». Что я пропустил? «Все люди смерт­ны». А зачем это нужно: каждому ослу ясно, так зачем говорить. Вот уже одна из особенностей русской ментальности: мы говорим не силлогизмами, а энтимемами, мы не доказываем, а показываем; показываем, сообщая нечто о сложном предложе­нии. Зря слов на ветер не бросаем. Зачем говорить об очевидном? Говорить следует только о новом, прежде неизвестном». Важным контактоустанавливающим средством выступают н е -вербальные компоненты коммуникации: интонация, жес­ты, мимика, поза, контакт глазами. Они выполняют функции выде­ления главного, передают эмоции и чувства говорящего. Большин­ство невербальных компонентов речи являются индивидуальными и непроизвольными, и только опытный лектор может пользоваться ими целенаправленно. Все рекомендации по невербальному пове­дению лектора должны быть индивидуальными, хотя и существуют целые списки рекомендаций (см., например: Стернин И.А. Практи­ческая риторика. Воронеж, 1996).

Глава 14. Публичная коммуникация

Итак, лекция является важнейшим звеном учебного процесса. Она выполняет основную функцию образования — функцию пере» дачи знаний. Хорошая лекция отличается от плохой лекции ролью, которая отводится в ней адресату. Если адресат является объектом, а не субъектом обучения, то, скорее всего, это плохая лекция. Во время хорошей лекции слушатель занят постоянной мыслительной работой, чему способствуют приемы диалогизации этого моноло­гичного жанра публичной речи.

Все сказанное относится к лекции в русской культуре. Другие культуры имеют свои особенности чтения лекций. Например, в финской культуре чтение лекции, впрочем как и доклада на конфе­ренции, предваряется раздачей достаточно полного конспекта лек­ции каждому слушающему. Так что в каждой культуре имеются свои представления о способах достижения должного уровня понима-г ния у слушателей.

14.4. УСТНАЯ ДЕЛОВАЯ ПУБЛИЧНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Устная деловая публичная речь обслуживает разные субъекты дело­вой сферы — от индивидуальных субъектов (фирмы, организации) до институциональных (суды, парламент).

Деловое общение - процесс взаимодействия деловых партнеров, направ­ленный на организацию и оптимизацию того или иного вида предметной деятельности: производственной, научной, педагогической и пр. В целом деловое общение может проходить в форме межличност­ного (например, деловая беседа), группового (совещание, перего­воры) или коллективного общения (собрание). Нас будут интересо­вать только формы коллективного общения.

Психологи различают общение в малой и большой группе. В малой группе сохраняется возможность использования межлич­ностных форм общения (прямого диалога). В большой группе (на­пример, собрание трудового коллектива) личный контакт более ог­раничен, развиты формы публичного общения. Малую группу обычно составляют 6—10 человеке в зависимости от форм группо­вой работы. Так, на совещание рекомендуется приглашать 6—7 че­ловек. Группа более 10 человек считается уже большой группой, общение с которой имеет свои особенности. И малая, и большая группы представляют собой социальную группу, т.е. тип социаль­ной общности людей, объединенных в процессе совместной дея­тельности. Каждая социальная группа имеет свою социальную структуру, в которую входят статусно-ролевые отношения, профес­сионально-квалификационные характеристики, половозрастной


 

14.4. Устная деловая публичная коммуникация

состав. В отличие от учебной аудитории, где все члены группы имеют более или менее равный социальный статус (студенты, школьники), трудовой коллектив представляет собой сложную ие­рархическую структуру. Для каждой социальной группы характер­ны свои групповые ценности, групповое обособление, групповое давление (т.е. воздействие на поведение членов группы), общие цели и задачи деятельности, стремление к устойчивости, закрепле­ние традиций. В группе складываются свои отношения, формиру­ются симпатии и антипатии, на основании которых каждая боль­шая группа распадается на малые психологические группы, в каж­дой из которых есть лидер. Руководитель при организации публич­ного делового общения должен обязательно учитывать все особенности отношений, которые складываются между малыми психологическими группами.

Эффективность публичного делового общения для групп с раз­личным характером иерархических отношений будет исчисляться по-разному в зависимости от стиля руководства, который определя­ется степенью делегирования руководителем своих полномочий подчиненным, степенью участия подчиненных в принятии реше­ния, уровнем информированности подчиненных и типом власти, используемым руководителем. Среди типов власти выделяют: власть, основанную на принуждении; власть, основанную на поощ­рении; экспертную власть, т.е. власть, основанную на признании подчиненными высокой профессиональной компетентности руко­водителя; власть примера, основанная на уважении руководителя; законную, или традиционную власть, основанную на высоком офи­циальном статусе руководителя.

Для авторитарного стиля руководства, который характе­ризуется единоличным принятием решения руководителем, жест­ким управлением деятельностью подчиненных, ограничением ини­циативы подчиненных, эффективным будет информативный тип собрания или собрание-инструктаж.

Для демократического стиля руководства, при котором руководитель передает подчиненным часть своих властных полно­мочий, в том числе осуществление контроля, вводит элементы кол­лективного самоуправления, консультируется с подчиненными, а подчиненные принимают участие в выработке решений, имея до­статочно информации, эффективными будут формы публичной коммуникации, основанные на поощрении инициативы (собра­ние — поиск решения, «мозговой штурм») и кооперативной со­вместной работе (собрание — принятие решений).

При либеральном стиле руководства руководитель вообще старается минимально вмешиваться в деятельность группы, обеспе-


14.4. Устная деловая публичная коммуникация

Глава 14. Публичная коммуникация



 


 


чивая своих подчиненных информацией и материалом, необходи-мым для выполнения работы, он минимально использует властные полномочия, поэтому либеральные руководители в меньшей степе­ни используют формы деловой публичной коммуникации.

Для каждого типа культуры свойствен свой характер отношений между руководителем и коллективом, свой национальный идеал ру­ководителя. Например, японские студенты так трактуют смысл рас­сказа А.П. Чехова «Смерть чиновника»: автор смеется над Червяко­вым и осуждает его за то, что он, пытаясь перешагнуть установлен*-ные социальные рамки, в театре сидел рядом с людьми, находящи­мися на высшей ступени общественной лестницы, в то время как ему следовало занимать место, соответствующее его положению.

Таким образом, жанры публичной деловой коммуникации явля­ются неотъемлемой частью национальной культуры, и поэтому вла­дение ими должно быть обязательной составной частью коммуни­кативной компетенции любого носителя языка.

Выделяют общие и специальные жанры деловой публичной ком­муникации.

Общие жанры деловой публичной коммуникации выполняют важные функции: 1) информирования, доведения до каждого члена коллектива руководящих установок (собрание); 2) функцию объ-: единения людей в единый рабочий организм, в котором важны не • только распределение рабочих функций, но и удовлетворение по­требностей человека в одобрении, включенности в социальные группы, самоутверждении (юбилеи, банкеты, торжественные со­брания); 3) функцию создания положительного общественного мнения вокруг организации (РК-жанры — пресс-конференция, пре­зентация).

Собраниеустное коммуникативное взаимодействие коллектива, 1 которое организуется руководителем организации для обмена определенной-^ деловой информацией, связанной с жизнью коллектива.

Проведение собрания всегда связано с одной из функций управ- < ления — функцией планирования, организации, мотивации или| контроля. На этапе планирования и организации оно" служит для решения следующих задач: найти коллективное реше­ние проблемы (собрание — поиск решения); отобрать и принять конструктивные решения (собрание — поиск решения, собрание — | принятие решения); проинформировать коллектив о поисках в ре-; шении проблемы, о новом опыте и возможности его внедрения! (информативный тип собрания).

На этапе контроля и мотивации собрание проводится с , целью: скоординировать усилия подразделений организации по вы-1


полнению работы; выяснить, проанализировать состояние дела; от­метить наиболее удачный опыт подразделений или отдельных ра­ботников при выполнении задачи.

Основными особенностями собрания как публичного делового жанра общения являются следующие:

^ подготовленный характер общения, т.е. наличие заранее объяв­ленной повестки дня (обсуждаемых вопросов и основных до­кладчиков);

•ф- наличие ведущего — председателя собрания, который следит за соблюдением процедуры собрания;

•ф- наличие регламента, временная протяженность всего собрания не более 2 часов 10 минут;

•ф- чередование монологических, диалогических и полилогических форм общения, обычно — основное сообщение, вопросы, вы­ступления с мест в виде дискуссии;

•ф- ведение протокола собрания;

•ф- принятие решений по итогам собрания на основе голосования;

•ф- групповой характер общения со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В качестве примера приведем повестку дня второго заседания Совета по русско­му языку при Правительстве РФ, которое состоялось 13 октября 2000 г. Повестка дня

1. Русский язык как государственный язык Российской Федерации.

Докладчик: Челышев Евгений Петрович — заместитель председателя Совета, ака­демик-секретарь Отделения литературы и языка Российской академии наук. Содокладчики: Губогло Михаил Николаевич — заместитель директора Институ­та этнологии и антропологии имени Н.М. Миклухо-Маклая Российской академии наук;

Кузнецов Феликс Федосъевич — директор Института мировой литературы им. А.М. Горького Российской академии наук.

2. Утверждение состава комиссии Совета по русскому языку при Правительстве Российской

Федерации.

Докладчики: председатели и заместители председателей комиссий. 3'. Разное.

Остановимся на процедуре собрания. Собрание — это групповое общение, где у каждого есть право голоса. Однако вос­пользоваться этим правом можно в соответствии с процедурой со­брания: либо заранее записавшись в прения, либо после поднятия руки и предоставления слова председателем собрания. В начале со­брания обычно устанавливается его регламент, т.е. продолжитель­ность основных докладов, а также выступлений с места. В зависи­мости от количества обсуждаемых вопросов: продолжительность основного доклада 10—20 минут, выступления с места — до 5 минут.


14.1. Устная деловая публичная коммуникация

Глава 14. Публичная коммуникация



 


 


Сценарий собрания чаще всего строится следующим об­разом. Сначала ведущий (обычно руководитель организации, если он не является основным докладчиком) во вступительном слове объявляет тему собрания, основные задачи собрания, регламент или ставит этот вопрос на голосование, предоставляет слово перво­му докладчику.

Основная часть собрания состоит в обсуждении поставленных на повестку дня вопросов. Здесь в идеале должен состояться кон­структивный обмен мнениями между участниками собрания. В за­дачу ведущего входит создание атмосферы заинтересованности, доброжелательности, конструктивного обсуждения. Поэтому имен­но ему в первую очередь нужно следить за корректностью высказы­ваний собравшихся, за соблюдением регламента, обобщать выска­занные суждения, особо выделять конструктивные предложения.

Если в повестку дня внесен конфликтный вопрос, требующий, коллективного решения, то в начале дискуссии ведущий должен четко сформулировать суть спорного вопроса, четко обозначить разногласия сторон.

При ведении собрания ведущий должен постоянно следить за реакцией аудитории, особенное внимание обращать на лидеров не­формальных групп, с которыми целесообразно заранее обсудить вопросы, поднимаемые на собрании.

На собрании ведущему приходится иметь дело с разными психо­логическими моделями поведения людей. Типология участников деловой беседы в какой-то степени может характеризовать и участ­ников собрания. Приведем эту типологию.

Вздорный человек, «нигилист» — склонен все предло­жения отвергать, ничего не предлагая, нетерпелив, возбужден. По отношению к нему лучше использовать тактику «группового давле­ния», т.е. дать высказаться по этому вопросу другим участникам со­брания.

Позитивный человек— доброжелателен, стремится к со­
трудничеству, вносит конструктивные предложения. Ему следует
дать слово в критической ситуации, когда нужен трезвый взгляд на
проблему. ;

Всезнайка — уверен, что знает все лучше всех, постоянно требует слова. Хорошо использовать эти качества при переходе к резюмированию, формулировке промежуточных заключений.

Болтун — пространно высказывается, отклоняется от темы,-уводит ход дискуссии в сторону. Чтобы остановить его, стоит вое--1 пользоваться регламентом, применяя для этого резюмирующее вы-,Г сказывание: «Спасибо. Ваша точка зрения ясна».


Трусишка - неуверен в себе, боится показаться глупым, смешным. Он нуждается в ободрении: «Всем было бы интересно ус­лышать Ваше мнение»; реплики-поддержки — «Да? Очень интерес­но!»; задавать уточняющие вопросы.

Хладнокровный, неприступный — держится отчуж­денно, не включается в обсуждение, так как это кажется ему недо­стойным его внимания и усилий. Если его мнение необходимо для принятия коллективного решения, примените тактику отражения чувств: «Кажется, Вы не удовлетворены ходом дискуссии. Почему?»

Незаинтересованный — тема собрания его вообще не ин­тересует. Если необходимо привлечь его к обсуждению, попросите его высказать мнение по вопросу, в котором он наиболее компе­тентен.

Важная птица — считает себя выше остальных, выражает скептическое отношение ко всему сказанному. До определенного времени соглашайтесь с ним, чтобы уменьшить его желание проти­воречить, а затем задайте уточняющий вопрос: «Вы совершенно правы. Учли ли Вы то, что...?»

Почемучка — любит задавать вопросы по любому поводу. Переадресуйте вопрос ему самому: «А что Вы сами думаете по этому поводу?» На вопросы информационного характера отвечайте сразу. Если не можете дать нужный ему ответ, признайте его правоту.

Чтобы собрание не приняло хаотичный характер, необходимо его контролировать в зависимости от стратегической задачи — нужно либо привести группу к заранее продуманному решению, либо найти коллективное решение проблемы. Рассмотрим второй случай. Председатель собрания должен придерживаться такти­ки нейтралитета, т.е. не высказывать первым свою точку зре­ния, не принимать чью-либо сторону до подведения итогов. Для ак­тивизации работы всех участников собрания ведущий должен ис­пользовать тактику поддержания равноправия, т.е. должен дать возможность высказаться всем желающим, не остав­лять без внимания даже самые незначительные предложения. Для фокусирования внимания на предмете обсуждения ведущий прибе­гает к тактикам соблюдения корректности, которая сводится к конструктивности критики, т.е. не только отрицание предложения, но и внесение своего; недопущению негативных эмо­циональных выступлений, резких выпадов в чей-либо адрес; приве­дению доказательств своей точки зрения. По ходу собрания веду­щий должен отмечать конструктивные выступления, пресекать от­клонение от темы обсуждения, задавать уточняющие вопросы вы­ступающим, вносящим конструктивные предложения, выделять то


36 - 7621

 


Глава 14. Публичная коммуникация


14.4. Устная деловая публичная коммуникация


 


 


общее, что есть в высказываниях собравшихся, т.е. использовать ' < тактику приведения к согласию.

В заключительной части собрания ведущий подводит итоги об­суждения и в зависимости от результатов обсуждения ставит во­прос о принятии решения по обсуждаемым вопросам на голосова­ние. Если проект решения требует более тщательной подготовки, то его голосование переносится на другой час или день; для подго­товки проекта решения выделяется специальная комиссия из участ­ников собрания, внесших конструктивные предложения. В случае собрания, проводящегося с целью подведения коллектива к зара­нее известному решению, проект решения готовится заранее и раз­дается всем участникам в конце собрания, для того чтобы они могли внести свои предложения в проект решения. Затем проект решения ставится на голосование. Приведем образец оформления решения.

Решение

По первому вопросу:

1. Одобрить доклад заместителя председателя Совета, академика-секретаря Отделе­
ния литературы и языка Российской академии наук Е.П.Челышева и выступления
содокладчиков. ;

2. Провести научно-практическую конференцию «Роль русского языка в укрепле­нии российской государственности» в январе 2001 г. (ответственные за проведе­ние: Министерство образования Российской Федерации, РАН, РАО). Подгото­вить на данную тему парламентские слушания. Провести заседание Совета по': итогам конференции.

По второму вопросу:

1. Утвердить состав комиссии Совета по русскому языку при Правительстве Рос­сийской Федерации и считать работу, выполненную членами комиссий Совета, удовлетворительной.

Собрание выполняет важную функцию поддержания жизни кол-1 лектива как единого целого. По тому, как проходят и проводятся : собрания в организации, можно судить о жизнеспособности кол-1 лектива.

Этикетные речиотносятся к публичному деловому ритуальному щению, цели которого сводятся к закреплению и поддержанию конвенцио-М палъпых отношений в социальной группе или между социальными группа-^ ми, обеспечению регуляции социальной психики в больших и малых группах', людей, созданию и сохранению ритуальных традиций организации.

Ритуальное общение характерно для проведения в организации ' праздников (например, коллективное празднование национальных! праздников — Нового года, 8 марта, 23 февраля, а также профессио-а


нальных праздников, например, Дня филолога), посвящений (на­пример, посвящение в профессию, как у подводников), чествова­ний (юбилеев сотрудников) или панихид (в случае смерти сотруд­ника), торжественных собраний, связанных с юбилеями организа­ции.

Ритуальное общение осуществляется в форме этикетных речей, среди которых выделяют протокольные (рамочные) речи, траур­ные речи, торжественные речи, речи в дружеском кругу. Человек, обладающий высоким социальным статусом, должен владеть всеми этими жанрами ритуального общения.

К протокольным (рамочным) речам относят те, которые не являют­ся центром мероприятия, но обрамляют событие, берут его в рамку (речи по поводу открытия и закрытия торжественного мероприя­тия, приветственные и благодарственные речи).

Приветственная речь должна содержать следующие ком­позиционные части:

•ф- обращение («Уважаемые/дорогие коллеги! Уважаемые дамы и госпо-да!»);

•ф- сообщение о поводе, по которому собрались («Сегоднямы отмеча­ем ...»; «Мы собрались здесь, чтобы поздравить...»), а в особо торже­ственных случаях объявление об открытии торжественного со­брания, заседания, съезда и т.д. («Позвольтемне открыть собрание, посвященное...»)',

•ф- сообщение о чувствах, которые испытывает говорящий («Мне очень приятно снова находиться в этих родных стенах»);

•ф- пожелания участникам собрания, съезда, конференции.

Поздравительная речь по случаю юбилея содержит сле­дующие компоненты:

•ф- обращение;

•ф- сообщение о поводе для произнесения речи;

•ф- сообщение о чувствах, которые говорящий испытывает к юби­ляру;

•ф- краткая характеристика юбиляра с акцентом на его положитель­ных качествах, подтвержденных примерами из его жизни;

•ф- оценка того вклада, который внес юбиляр в общее дело;

•ф- высказывание добрых пожеланий на будущее.

К речам в дружеском кругу (или развлекательным речам) относят тосты на банкетах, рассказ анекдота, смешного случая из жизни.

Отсутствие чувства юмора, умения дружески общаться отрица­тельно оценивается деловыми людьми в России.

Приведем в качестве примера мнение Марины Литвинович, руководителя ин-тернет-департамента Фонда эффективной политики: «У меня в голове ужасно нега-


36'

 


Глава 14. Публичная коммуникация


14.4. Устная деловая публичная коммуникация


 


 


тивный образ западных менеджеров, которые появляются в России. Мне кажется, что это бездушные твари, очень похожие на роботов. Они все как один, одеты оди­наково, и мозги у них даже одинаковые. Они функциональны, но абсолютно не творческие люди. Я боюсь таких людей. Хотя они могут оказаться хорошими. У меня был друг, который пошел работать в западную компанию, несколько лет я наблюдала, как он изменялся. И из веселого, разносторонне развитого человека, который любил пошутить, подколоть, посмеяться, был очень свободным, он превра­тился в какого-то техно-сейлса» (Тор-тапа^ег. 2001. № 2 (7)).

Публичный тост — это застольное пожелание, т.е. неболь­шое выступление, которое завершается предложением выпить вина в честь кого-либо или чего-либо. Тост должен быть:

-Ф- коротким, не более одной минуты;

-ф- содержать в себе предложение («Я предлагаю поднять бокалы за...», «Я хочу предложить выпить за... »);

-ф- связан с предыдущими тостами («Здесь у же поднимали тост за...», «Я хотел бы добавить к предыдущему тосту...»);

-ф- содержать в себе какой-то драматический элемент (короткую ис­торию, анекдот, афоризм) с неожиданной развязкой;

-Ф- возбуждать чувство единения.

Различают тосты конкретные — в честь определенного человека или события, и абстрактные — за общечеловеческие ценности (лю­бовь, дружбу, мирное небо, хорошее настроение, детей и т.д.). Кон­кретные тосты обычно предшествуют абстрактным. В конце меро­приятия обычно пьют за всех присутствующих, что означает окон­чание банкета. Этот тост произносит обычно хозяин застолья — ру­ководитель организации. В русской культуре не принято пить без тоста, тост объединяет сидящих за столом. Обязательным элемен­том является и чоканье бокалами. Обычно кто-то из уважаемых лиц берет на себя роль тамады, т.е. функцию распорядителя, который предоставляет слово для тоста гостям, представляет гостя в случае необходимости, а также заполняет паузы.

РК-жанры.Пресс-конференция— встреча официальных лиц (руково­дителей, политических деятелей, представителей государственной власти, специалистов по связям с общественностью, бизнесменов и т.д.) с представителями прессы, телевидения, радио с целью информиро­вания общественности по актуальным вопросам.

Пресс-конференции обычно проводятся по итогам какой-то важ­ной встречи в стратегических целях, т.е. в целях продвижения какой-то идеи, создания вокруг нее положительного общественно­го мнения.

Инициатором пресс-конференции, как правило, выступают сами руководящие лица, хотя известны случаи, когда инициатора-


ми были представители СМИ, которых интересовала информация из первых рук. Но время и место проведения пресс-конференции выбирает официальное лицо.

Пресс-конференция требует серьезной предварительной подго­товки. Необходимо заранее (не менее чем за 10 дней) разослать из­вещения о пресс-конференции с обозначением времени, места, продолжительности, темы, основного докладчика.

Важным элементом пресс-конференции является подготовка со­путствующих материалов, к которым в первую очередь относится пресс-кит — пакет информационных материалов для прессы, состо­ящий из разножанровых текстов. В пресс-кит могут входить пресс-релиз (актуальная оперативная информация для прессы о собы­тии), бэкграундер (расширенная информация текущего характера об организации), имиджевые фотографии, факт-лист (краткая справка об организации и ее первых лицах), лист вопросов — отве­тов (ответы на наиболее типичные вопросы). Пресс-кит обычно представляет собой папку с двумя отделениями. На титульном листе размещается логотип организации, в правом отделении поме­щается вся наиболее важная информация, в левом — материалы справочного, рекламного характера.

Длительность пресс-конференции — не более 60 мин.

Пресс-конференция состоит из вводной части (3—4 мин, выступ­ления официального лица или лиц (по 10 мин) и его ответов на во­просы журналистов (30 мин).

Во вводной части журналистов приветствуют, объясняют причи­ны проведения пресс-конференции, объявляют программу, пред­ставляют выступающих, информируют о содержании пресс-кита.

Докладчик обычно зачитывает текст краткого заявления, затем журналистам предлагают задавать вопросы. Журналисты, желаю­щие задать вопрос, поднимают руку. Официальное лицо (или веду­щий) устанавливает очередность между журналистами.

Итоги пресс-конференции комментируются в прессе и ТВ-но­востях. Все ответы на вопросы должны быть достаточно коррект­ны. Нередко журналисты умело выдергивают отдельные высказы­вания официального лица из контекста.

Например, на вопрос корреспондента «Как вы относитесь к вопросу захороне­ния тела Ленина?» В.В. Путин дал достаточно пространный ответ, сводящийся к тому, что с захоронением нужно подождать, пока живо поколение, остро реагирую­щее на эту ситуацию. В ТВ-новостях прозвучала только одна категоричная фраза: «Отрицательно» (пресс-конференция для представителей СМИ в июле 2001 г.).

Официальное лицо должно быть заранее готово к острым во­просам и ни в коем случае не уклоняться от ответа на них. Острые



14.4. Устная деловая публичная коммуникация


Глава 14. Публичная коммуникация

 


 


вопросы можно заранее предугадать, пресс-конференция прово­дится именно для того, чтобы уменьшить количество слухов вокруг сложных вопросов.

Пресс-конференция — важный шаг организации к открытости ее деятельности. При этом информации будет открыто ровно столько, сколько захочет официальный представитель органи­зации.

Специальные жанры деловой публичной коммуникации.

Парламентское общение относится к убеждающему виду обще­ния, так как в его основе лежит стремление склонить аудиторию к своему мнению,… Парламентские дебаты (или парламентские слушания) — это ком­плексный жанр… Парламентские дебаты по своей форме напоминают собрание, так как их ведет председательствующий, выполняющий все…

Предисловие ........................................................ 5

Часть I

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

1.1. Предмет теории коммуникации .............................. 9 1.2. Законы и категории теории коммуникации .................. 21 1.3. Методы и функции теории коммуникации ................... 31

Часть II

ВИДЫ КОММУНИКАЦИИ

4.1. Семиотика. Синтактика, семантика, прагматика ............ 165 4.2. Средства коммуникации. Место естественного языка среди других знаковых систем ............................. 175

Часть III

УРОВНИ КОММУНИКАЦИИ

9.1. Понятие межличностной коммуникации ................... 337 9.2. Ситуационные и психологические предпосылки межличностной коммуникации ............................ 345

Часть IV

ВИДЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОЙ КОММУНИКАЦИИ

12.1. Коммуникация как функция управления организацией ..... 481 12.2. Особенности внутренних коммуникаций в организации.... 488 12.3. Виды коммуникаций в организациях ...................... 494

– Конец работы –

Используемые теги: методологические, проблемы, Теории, коммуникации0.064

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Метафизичность теории познания. Фундаментальные проблемы и основные категории теории познания
Так, совершенно ясно, что физическая предметность не есть предмет биологии, а предмет этики отличается от предмета религиоведения. Определив же… Везде бесконечные и вечные первоосновы бытия должны будут как бы про¬ступать,… Вместе с тем предметность метафизики превосходит любую кон¬кретную предметность, на которую мы направляем свой…

Лекция 1. Предмет и методология теории государства и права. 1. Предмет и объект изучения теории государства и права. 2. Место теории государства и права в системе общественных и юридических наук
Лекция Предмет и методология теории государства и права... Предмет и объект изучения теории государства и права... Место теории государства и права в системе общественных и юридических наук...

Проблема России и Европы в теории культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского
Страницы биографии. Николай Яковлевич Данилевский 1822-1885 родился 27 ноября 1822 г. в селе Оберец Орловской губернии в дворянской семье. С 1837 по… В 1853 г. участвовал в научных экспедициях под руководством К. Бэра, перед… Осенью 1865 г. он начал писать труд, принесший ему впоследствии известность Россия и Европа. Взгляд на культурные и…

ПЛАНЫ СЕМИНАРСКИХ И ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ по курсу Семейное право На семинарских и практических занятиях обсуждаются теоре­тические проблемы
по курсу Семейное право... для студентов дневного факультета... Участие студентов в семинарских и практических занятиях яв ляется обязательным Если студент посещает семинарские занятия и работает на них то он...

Проблемы теории и практики управления в РФ
Очевидно, что, большинство подходов к управлению системами имеют в своей основе схожие принципы. Незнание этих принципов, неумелое их применение на… Основными задачами науки управления являются изучение и практическое… Поведение сложных объектов управление строится на определенных принципах, внутренних процесса, которые определяют его…

Лекция 1. ПРЕДМЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ Предмет экономической теории как науки определился далеко не сразу
Предмет экономической теории как науки определился далеко не сразу он... Основные вопросы лекции...

Лекция 7, 4 декабря. Теории валютного курса Есть 4 теории валютного курса
Есть теории валютного курса Теория платежного баланса Пусть с точки зрения этой теории установится...

Проблемы существования человечества в свете теории Вернадского и ноосфере
Другие исследователи - французские химики Ж.Б.Дюма 1800-1884, Ж.Бусенго 1802-1887, немецкий химик Ю.Либих 1803-1873 выяснили значение зеленых… Он писал в природе существует особая сила, могущественная и непрерывно… Выдающийся натуралист и географ А.Гамбольд 1769- 1858 в своем сочинении Космос дал синтез знаний того времени о Земле…

Глобальные проблемы человечества и проблема ценности научно-исследовательского прогресса
НТР характеризуется, во-первых, срастанием науки с техникой в единую систему, в результате чего наука стала непосредственной производительной силой,… Все дело в том, что само развитие техногенной цивилизации подошло к… Именно отрицательные последствия и создают так называемые глобальные проблемы. Само название научно-техническая…

Проблема рекламы в массовой коммуникации
Следует подчеркнуть особую роль канала в массовой коммуникации, т. к. именно опосредованность общения техническими средствами задает, предопределяет… Если межличностное общение в зависимости от ситуации может иметь либо… Иначе говоря, невозможно ни собирать эту информацию, ни обрабатывать ее, ни обеспечивать ее распространение.…

0.042
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам