рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Русского централизованного государства. Том 2

Русского централизованного государства. Том 2 - раздел Политика, Российское ...

Российское

Законодательство

X-XX веков

Законодательство

Древней

Руси

Юридическая

литература

Москва

РОССИЙСКОЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО x-xx ВЕКОВ

В девяти томах

Под общей редакцией

доктора юридических наук, профессора

О. И. Чистякова

Законодательство Древней Руси. Том 1

Законодательство периода образования и укрепления

Русского централизованного государства. Том 2

Акты Земских соборов Том 3

Законодательство периода становления абсолютизма. Том 4

Законодательство периода расцвета абсолютизма Том 5

Законодательство первой половины XIX века Том 6

Документы крестьянской реформы Том 7

Судебная реформа Том 8

Законодательство эпохи империализма и буржуазно-демократических революций Том 9

 

Законодательство Древней Руси

Том1

Ответственный редактор тома

член-корреспондент АН СССР, доктор исторических наук, профессор

В. Л. Янин

Предисловие

Введение Русская Правда

Княжескиеуставы и уставные грамотыСудные грамоты

67.3 Р76

Рецензенты:

Член-корреспондент АН СССР В. Т. Пашуто,

сектор

истории государства, права и политических учений ИГПАН СССР

 

. 1203010000-046 Р~012(0Щ4—ПОД1ШСе

© Издательство «Юридическая литература», 1984

ПРЕДИСЛОВИЕ

Право — элемент культуры че­ловечества. Оно появляется тогда, когда общество дости­гает определенного уровня развития. Оно есть следствие роста материальной культу­ры, совершенствования ору­дий производства и вытекаю­щего отсюда развития производственных отношений. • Право есть вместе с тем порождение классового общества, классовой борьбы, раскола общества на антагонистические кЛссы. Оно закрепляет сложившееся социальное неравенство, эксплуатацию человека человеком, угнетение трудящихся эксп­луататорами. Лишь при социализме право служит интере­сам трудящихся.

Право возникает вместе с государством. Оно не может ни возникнуть, ни существовать вне государства: законы издают­ся государственными органами, органы государства и обеспе­чивают выполнение правовых норм В. И Ленин говорил, что «воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью»1, и в то же время «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права»2. Таким образом, проблема возникновения пра­ва — это одновременно и проблема возникновения государ­ства.

Поскольку право и государство суть элементы культуры, и важные элементы, сразу возникает вопрос о правовой тради­ции, о правовой культуре, о том, «откуда оно есть пошло», ког­да возникло и кто у кого заимствовал те или иные правовые институты. Короче говоря, в наше время — это предмет ожив­ленной идеологической борьбы. И отдаленность тех или иных институтов от нашего времени веками и тысячелетиями отнюдь не делает проблемы, с ними связанные, менее острыми и акту­альными.

В любом споре важны аргументы, факты. Факты — хлеб ученого. К сожалению, история человечества не всегда остав­ляет нам свидетельства былого. Это и создает почву для оши­бок и измышлений. Правда, история права в этом отношении находится в более выигрышном положении: она опирается на закон, а он чаще всего доходит до нас, хотя бы и не в первои­сточнике. К тому же историкам права помогают археологи, ис-точниковеды, специалисты других вспомогательных историчес­ких дисциплин, дающие материал не только о том, что

Предисловие

Ленин В И

Полн собр соч,

т 32, с 340

Ленин В И

Поли собр соч.,

т 33, с 99

Законодательство

Древней

Руси

было записано в законе, но и о том, как право осуществлялось на практике и почему возникли те или иные правовые нормы.

Но недостаток источников или их недостоверность создает почву не только для буржуазных фальсификаций. Состояние исторических источников порождает многочисленные споры и среди советских ученых. Мы еще многого не знаем, о многом можем судить только предположительно. Но путь науки — это путь от незнания к знанию, и то, чего мы не знаем сегодня, мы, может быть, будем знать завтра. Историк — как следова­тель. Он по крупицам собирает материал, создает картину бы­лого, полного и преступлений, и примеров доблести, — слож­ную картину человеческого бытия со всеми его радостями и горестями.

Главный объект изучения для историка права, для всякого, кто хочет знать историю права, — это, конечно, закон, норма­тивные и иные правовые акты, ушедшие в прошлое. По законо­дательству можно судить о самых разных сторонах обществен­ной жизни, государственной деятельности. Вот почему в предлагаемом читателю сборнике документов мы и публикуем законы, издававшиеся на Руси, в России.

Более трех десятилетий назад основоположник советской науки истории государства и права СССР профессор С. В. Юшков организовал издание серии «Памятники русского права». Хорошо подготовленный и отлично изданный много­томный сборник имел большую популярность и мгновенно ра­зошелся, скоро став библиографической редкостью. С. В. Юш­ков умер, не доведя до конца задуманное им дело. Авторы настоящего издания — в большинстве своем ученики профессо­ра С. В. Юшкова и ученики его учеников — рассматривают свой труд как осуществление на новом уровне идеи своего учи­теля. Пусть наша работа будет своеобразным памятником это­му большому ученому.

К работе над «Российским законодательством X — XX ве­ков» привлекаются не только юристы, но и историки СССР — преимущественно источниковеды. Такое содружество с видней­шими представителями исторической науки позволит, как нам кажется, лучше, всесторонней исследовать и подать исто-рико-правовой материал.

Издание называется «Российское законодательство». Такое название, разумеется, условно. Оно не означает, что мы будем публиковать законы только России, как стали называть нашу страну в более поздние века. Мы дадим читателю возможность познакомиться с истоками законодательства на Руси, т. е. зако­нодательством Древнерусского государства, которое явилось колыбелью трех славянских народов и трех славянских госу­дарств.

С течением веков в состав России входили одно за другим различные соседние государства на западе и на востоке. Они имели свои правовые системы, включавшиеся в той или иной мере затем в правовую систему Российской империи. Мы, од­нако, не будем публиковать феодальные законы Литвы, Гру-

зии, Армении, существовавшие до их вхождения в состав Рос­сии, ибо это чрезмерно расширило бы рамки издания. Да и вряд ли возможно считать названные законы российским за­конодательством.

В отличие от «Памятников русского права» наше издание посвящается только законодательству, то есть зако­нам. Мы не берем международно-правовые документы, граж­данско-правовые договоры, акты наследования и иные право­вые документы, дошедшие до нас, которые в свое время публиковались в «Памятниках...». Это позволяет расширить публикацию законов — главного историко-правового источ­ника.

В первых трех томах «Российского законодательства» мы опубликуем все важнейшие законы, изданные до середины XVII века.

Со второй половины XVII века и особенно с XVIII века, с вступлением России в эпоху абсолютизма, масса законода­тельного материала резко возрастает. Это не позволяет публи­ковать все законы просто по техническим соображениям. Дос­таточно вспомнить, что Полное собрание законов Российской империи, выпущенное в XIX веке, составило полсотни громад­ных томов. Поэтому, начиная с IV тома, «Российское законода­тельство» будет включать избранные законы, представляющие наибольший интерес для читателя. Вместе с тем в нашем сбор­нике будут опубликованы некоторые законы — в особенности касающиеся церковной юрисдикции, — которых не было в «Па­мятниках...».

«Российское законодательство» охватит период с момента возникновения первых писаных законов на Руси до Великой Октябрьской социалистической революции. Следовательно, это в основном феодальное законодательство, относящееся ко всем трем этапам развития феодального государства — раннефео­дальному государству, сословно-представительной и абсолют­ной монархии. Со второй половины XIX века феодальное го­сударство в России делает один за другим шаги по пути превращения феодальной монархии в буржуазную, завершаю­щегося — и то не полностью — после Февральской буржуазно-демократической революции. Этот процесс, естественно, нашел свое отражение и в праве, которое, однако, так и не стало до конца буржуазным. Задачу ликвидации пережитков феодализ­ма в общественной жизни России разрешит лишь Великая Ок­тябрьская социалистическая революция.

Тома «Российского законодательства» будут строиться по хронологическому принципу. Каждый из них включит в себя документы одного-двух Исторических периодов в соответствии с периодизацией, принятой в нашей историко-правовой науке. Иногда документы одного периода будут помещаться в разных томах. Впрочем, это составит скорее исключение, чем правило.

Внутри томов документы располагаются по логическому принципу — исходя из формы законодательства, отраслей пра­ва и т. п.

Предисловие

Законодательство

Древней

Руси

Феодальное государство имеет свою специфическую право­вую систему, которая, однако, связана определенной общнос­тью и преемственностью с другими типами права. Действитель­но, в феодальном государстве имеются органы власти и управления, государственный механизм, организация государ­ственного единства — институты государственного права; раз­виваются собственность, договоры, наследование — учрежде­ния гражданского права; существуют институты уголовного права и т. д. Конечно, терминология меняется, меняется и со­держание институтов и понятий, но сущность их остается. Это и позволяет проводить анализ и обобщение, без которых вся­кая наука перестает быть наукой.

Настоящее издание будет состоять из 9 томов. Первый том включит документы Древнерусского государства и периода феодальной раздробленности; второй — законы периода обра­зования и развития Русского централизованного государства; третий — акты Земских соборов XVII века, в том числе — це­ликом Соборное уложение; четвертый — документы периода становления абсолютизма (конец XVII — начало XVIII века). Пятый том будет посвящен документам преимущественно вто­рой половины XVIII века; в шестой войдет законодательство первой половины XIX века; седьмой и восьмой тома охватят реформы и контрреформы второй половины XIX века (кресть­янскую, судебную и др.) и последний — девятый — том вклю­чит документы периода империализма и буржуаэио-демократи-ческих революций.

Тексты законов даются по первоисточнику или по лучшим научным изданиям, ставшим в источниковедении каноном. При публикации древнерусского законодательства, где существуют различные варианты одного и того же закона, даются разно­чтения в рамках одной редакции, а также приводятся различ­ные редакции одного и того же закона.

Все издаваемые документы объясняются и подробно коммен­тируются. Мы стремимся к тому, чтобы сборник был доступен не только специалистам, но и широкому читателю.

Мы избегаем давать переводы документов на современный язык, как это делалось в некоторых изданиях. Во-первых, пере­водить закон с русского на русский — дело неблагодарное. Во-вторых, закон — это не литературное произведение, где тот или иной сюжет, образ можно описать разными словами; в за­коне каждая буква имеет специальный смысл, поэтому всякий перевод неизбежно искажает смысл закона. Наконец, в-треть­их, перевод навязывает читателю одну какую-то трактовку тек­ста, между тем как при чтении текстов древних законов часто возникают споры по их толкованию. Не давая перевода, мы стремились в комментариях показать различные точки зрения по спорным вопросам, с тем чтобы читатель мог сам выбрать убеждающее его решение. Соответственно этому дается тексто­логический и тесно связанный с ним историко-правовой ком­ментарий к каждой статье или группе статей закона.

ВВЕДЕНИЕ

Введение

II

ом I предлагаемого читателю издания посвящен законода­тельству Древнерусского го­сударства и его исторических преемников — тех государств, больших, малых и мельчай­ших, на которые распалась Киевская Русь. Таким обра­зом, в книге освещены два тесно связанных периода истории государства и права СССР.

На переплете этой книги стоят слова «Российское законода­тельство». А что такое Россия, Русь, откуда пошли русские, кто придумал сами названия нашего народа и страны? Все это теряется во тьме веков, где достоверные факты перемеши­ваются с легендами. Мы можем лишь ввести вас, читатель, в круг споров и гипотез, познакомить с тем, что думали, писали исследователи, мнения которых очень и очень расходятся. Мы дадим вам вместе с тем ключ, который позволит решать, кто прав, а кто — нет в научном споре. Этим ключом является в большой мере законодательство, характеризующее многие сто­роны жизни общества. Конечно, этим ключом можно открыть не все двери, но, во всяком случае, — многие из них.

Разумеется, есть вопросы, которые можно считать уже ре­шенными. В свое время обсуждался вопрос о том, являются ли наши предки коренным народом Восточной Европы. Теперь уже признано, что они жили на своей территории с незапамят­ных времен, заполняя бескрайнюю равнину к северу от Черно­го моря1. Из многочисленных славянских племен к концу I ты­сячелетия н. э. складывается древнерусская народность — пра­матерь трех братских народов — великороссов, украинцев, бе­лорусов.

Но вот откуда взялось самое название нашего народа? Наших предков середины I тысячелетия источники называют по-разному. В античных источниках не упоминается даже тер­мин «славяне»2. Впервые его встречаем у историка VI века Иордана, причем он называет «склавенов» также антами и ве­нетами3. Наряду с этим византийские авторы VI —VII веков различают антов и славян, хотя и отмечают, что они говорят на одном языке4. Накануне образования Древнерусского госу­дарства и в начальный период его истории наших предков име­нуют обычно по названиям племен (или племенных союзов), в которые они объединялись,— поляне, древляне, кривичи, вя­тичи и пр. Но в то же время в источниках появляется — в раз-

См.: Юшков С. В. Общественно-политический строй и право

Киевского

государства.

М., 1949, с. 35-36.

См.: Седов В. В.

Происхождение

и ранняя история

славян.

М., 1979, с. 29.

См.: Иордан.

О происхождении

и деяниях гетов.

Getica. M., 1960,

с. 71, 72, 90.

См.: Седов В. В. Указ. соч., с. 124-125.

Законодательство

Древней

Руси

См.: Греков Б. Д. Киевская Русь. М , 1953, с. 520.

См.:

Падалка Л. П.

Происхождение

и значение имени

«Русь».

Полтава, 1913;

Юшков С. В.

Указ. соч.

Pipes R. Russia

Under the Old Regime. I., 1974;

Davidson H.

The Viking Road

to Buzantiym.

I., 1976.

См.: Греков Б. Д. Указ. соч., с. 564.

ных транскрипциях — слово «рос» («рус» и т. п.). Об этом го­ворят зарубежные авторы, почему-либо писавшие о наших предках. Уже в VI веке о росах говорит Псевдо-Захария , позже — Масуди, Ибн Хордадбе и др.

В источниках периода Древнерусского государства уже не упоминается об антах. Нет в них и племенных наименований. Зато все чаще появляются термины «русь», «русское». В дого­воре киевского князя Олега с Византией 911 года говорится о Руси как о договаривающейся стороне (другая сторона — Греки). А ст. 5 договора упоминает о «законе Русском». Важ­нейший законодательный памятник Древнерусского государст­ва называется «Правда Роськая» (Академический список) или «Правда Русьская» (Троицкий I список).

Вместе с тем нельзя не отметить, что слово «русь» употреб­ляется неоднозначно. Это и дало основание исследователям разделиться на две группы по их взглядам на проблему. Одни полагают, что «русь» первоначально было понятием социаль­ным6, другие — что этот термин с самого начала носил этни­ческую окраску.

Доводы первых имеют под собой серьезные основания. Дей­ствительно, в источниках мы встречаем иногда противопостав­ление руси славянам. Иногда источник относит славян и русь к различным социальным группам, как это делает, напри­мер, ст. I Русской Правды: Положити за голову 80 гривен, аче будеть княжь мужь или тиуна княжа; аще ли будеть русин, или гридь, любо купець, любо тивун бояреск, любо мечник, любо изгои, ли Словении, то 40 гривен положити за нь.

Все же большинство исследователей склоняется к точке зре­ния об этническом происхождении термина «русь», а также и об его этническом значении во времена Киевской Руси. Следу­ет сказать, что сторонники первой концепции не отрицают, что со временем социальное звучание термина перешло в этниче­ское. Весь вопрос в том, было ли слово «русь» когда-нибудь термином, обозначавшим социальную группу.

Сторонники этнического происхождения слова «русь» в свою очередь составляют несколько групп. В дореволюционной лите­ратуре возникло мнение, что под русью следует понимать варя­гов. Эту концепцию в тех или иных модификациях и в наше время пропагандируют на Западе. В новейшей литературе ее можно найти в работах американского профессора R. Пайпса и в книге кэмбриджской преподавательницы X. Дэвидсон .

Современные исследователи обычно производят термин «русь» от названия речки Рось — притока Днепра, — проте­кавшей в земле полян. По названию этой речки, говорят они, сначала поляне, а потом и жители всего Киевского государства стали именоваться русами. Впрочем, называют еще несколько рек в пределах нашей земли, носивших сходные названия, в том чисЛе и Волгу, тоже называвшуюся Росью. Был и город Росия в устье Дона . Отсюда и обратная мысль: вся эта топо­нимика произошла от имени народа русь, которое является са­моназванием.

Вопрос о происхождении термина «русь» теснейшим образом связан с проблемой возникновения Русского государства. На этот счет у нас, казалось бы, имеются надежные источники, в том числе первоклассное летописное произведение, наш древ­нейший летописный свод — «Повесть временных лет», где под­робно описано, как возникло государство у славян. Это знаме-< нитая легенда о призвании варягов: жили де славяне в своей богатой земле в беспорядке, надоела им такая жизнь и решили призвать они варяжских князей, чтобы те навели же­ланный порядок. Князьям за такую работу браться не очень хотелось, но потом они уступили настоятельным просьбам сла-, вян, пришли к ним, сели в трех городах и учредили госу­дарство.

Сказочность этой истории очевидна. Тем не менее такого ма­териала оказалось достаточно, чтобы создать печально знаме­нитую норманскую теорию происхождения Русского государст­ва. Этим занялись еще в XVIII веке немецкие историки, приглашенные для работы в Российскую Академию Наук, — Байер, Миллер, Шлецер. Материал был, конечно, очень соб­лазнителен, а параллели очевидны: русские — народ, ни на что не пригодный. В IX веке германцы создали им государс­тво, в XVI11 — создают науку, так и положено, чтобы русские сидели тихо и с обожанием взирали на своих благодетелей. Норманская теория имела тем больший успех, что, начиная с \ Петра I, пошла мода на все западное, что половина царей и ца­риц того века были если не чистокровными немцами, то с из­рядной долей немецкой крови, не говоря уже о том, что прид­ворная камарилья была в значительной степени иноземной.

Однако и в то время нашлись смелые и объективные ученые, которые возражали норманистам. Среди них, конечно, нужно назвать прежде всего великого Михаилу Ломоносова. Правда, М. В. Ломоносов, не решаясь отвергнуть полностью 1 концепцию призвания варягов, пытался доказать лишь то, что Рюрик, Синеус, Трувор и прочие князья были не германцами, а представителями славянского племени русь, обитавшего на побережье Балтийского моря9. Но даже и такой подход к проблеме был прогрессивным для своего времени.

Так сложились в исторической науке два лагеря — нормани-стов и антинорманистов, которые просуществовали в нашей стране до самого Октября и даже несколько дольше. На Запа­де же норманская теория и по сей день пользуется успехом, хотя число ее сторонников и поубавилось. Соблазн все тот же: показать русских полностью зависящими от Запада в интел­лектуальном отношении. Особым успехом пользовалась нор-ill- манская теория у германских фашистов, но ее с удовольствием проповедуют и современные американские и западногерманские авторы.

Профессор университета штата Виргиния Ж. Вьежинский признает: «В большинстве наших исследований по средневеко-• вой истории России мы выделяем внешнее влияние как решаю­щее. Редко можно найти оценку ранней русской истории, автор

11Введение

См.: Юшков С. В. Указ. соч., с. 32.

Законодательство

Древней

Руси

Wieszynsky J. The Frontier

in Early

Russian History. The Russian

Review, N.-Y., 1972, №2, p. 110.

Pipes R. Op. cit., p. 29-30.

Davidson H. Op. cit., p. 63.

которой не отдавал бы предпочтения влиянию византийской, скандинавской или германской культур на развитие Русского государства»10. Конечно, в наши дни уже нельзя проповедо­вать норманиэм в столь примитивной форме, как это делалось в XVIII веке. В новейших исследованиях буржуазной науки предлагаются более обтекаемые варианты норманской теории.

Еще в начале нашего века родилась теория норманской коло­низации России. Сейчас ее проповедует упоминавшийся Р. Пайпс. С его точки зрения, норманны, главным занятием кото­рых была торговля, создали свои колонии вдоль торговых пу­тей на территории Руси, а «первое государство восточных сла­вян появилось как побочный продукт в результате торговли двух иностранных народов — скандинавов и греков» . Как просто, не правда ли? На аналогичных позициях стоит и X. Дэвидсон12.

История была, есть и будет классовой, партийной наукой. Она всегда служит господствующему классу. Наш летописец и его позднейшие редакторы служили той власти, которой тре­бовалось обоснование своей правомерности, общественной необ­ходимости, законного происхождения. Все это давала легенда о призвании варягов. Если изложить идею этой легенды совре­менным языком, то она сведется к следующему: во-первых, власть князя, государственная власть есть представитель по­рядка в беспорядке; во-вторых, она установлена по воле самого народа, уставшего от беспорядка; в-третьих, она — явление надклассовое, в равной мере необходимое всем членам общест­ва. Таков был социальный заказ летописцу, и он его вы­полнил.

Но почему все-таки варяги, почему нельзя было найти своих, русских, князей для создания Русского государства? И на это летописец дает ответ. Как известно, нет пророка в своем отечестве. Свой не может быть объективным, а для чужого все равны; он может править не оглядываясь на друзей и близких. К тому же варяги-норманны привлекали летописца своим евро­пейским авторитетом. Этот народ играл заметную роль в Евро­пе XI века. Достаточно вспомнить, что норманнский король Вильгельм Незаконнорожденный в 1066 году завоевал Анг­лию, положив начало новому этапу в ее истории и снискав себе более благозвучное прозвище — Вильгельм Завоеватель. По­родниться с такими монархами для русских князей было ле­стно.

К тому же, как известно, лучшая ложь приготовляется из полуправды. А правда состоит в том, что враждующие группи­ровки новгородской знати действительно иногда приглашали варяжских князей с дружинами в качестве союзников или наемников в междоусобной борьбе. Отсюда — один шаг до соз­дания легенды о возникновении русской государственности с помощью варягов.

Но если призвание варягов — это легенда, то как же в дей­ствительности возникло Русское государство? Вполне опре­деленно на этот вопрос мы ответить не можем, но совершенно

очевидно, что его создали не какие-то князья или герои, а оно возникло в силу объективных социальных закономерностей, т. е. за счет внутреннего развития древнерусского общества.

Недостаток источников и здесь очень затрудняет решение проблемы и вызывает также оживленные споры в науке. Преж­де всего обсуждается вопрос, было ли Киевское государство первым государством восточных славян или у него были исто­рические предшественники? В источниках упоминается о разных политических образованиях, которые существовали в Восточной Европе накануне возникновения Киевского государ­ства. Это известные Куявия, Славия и Артания, располагав­шиеся предположительно в Киевской земле, по озеру Ильмень и на Таманском полуострове, приблизительно в VIII веке. Это еще более ранние образования во главе с Божем и Маджаком, имевшие место в VI и даже IV веках. Само существование всех названных политических образований не вызывает сомнений, однако скудность источников не позволяет с достоверностью судить, были ли они уже государствами или чем-то догосудар-ственным, предгосударственным, например племенными союза­ми, являющимися, как известно, переходной ступенькой между родовым строем и государственной организацией. Для С. В. Юшкова все названные объединения восточных славян — государства13. Другие авторы в этом сомневаются.

При всех спорах и неясностях достоверным остается одно: в IX веке государственность у восточных славян уже существу­ет; объединение земель вокруг Киева, безусловно, является го­сударственным объединением, государством. Е. А. Рыбаков по­лагает, что о Киевском государстве можно говорить уже с самого начала IX века.

Иного мнения придерживается И. Я. Фроянов. В отличие, пожалуй, от всех советских исследователей И. Я. Фроянов выд­вигает концепцию, по которой Русь, по крайней мере до конца X века, остается еще не государством, а племенным союзом, т. е. переходной к государственной организации формой, соот­ветствующей этапу военной демократии14.

Государство возникает как продукт классовых противоречий, как орудие классового угнетения, одним словом, как явление классовое. В разных странах становление государства склады­вается по-разному. В классических условиях (Двуречье, Егип­те, Греции, Риме) государство возникает как орудие класса рабовладельцев для подавления сопротивления рабов. Там ра­бовладельческие государства возникали как первая форма клас­совой организации общества. По-другому обстояло дело в Центральной и Восточной Европе, в Казахстане, Монголии и некоторых других районах. Здесь исторически первыми госу­дарствами стали государства феодального типа. Феодальным было и Древнерусское государство. Правда, в нашей литерату­ре выдвигалась версия, что Киевское государство следует счи­тать рабовладельческим (Б. И. Сыромятников), но она не наш­ла поддержки в науке.

Однако если Древнерусское государство было феодальным,

13Введение

13 См.: Юшков С. В.

Указ. соч., с. 12

и ел. К нему

присоединился

Греков Б. Д.

(см. Указ. соч.,

с. 526).

14 См.

Фроянов И. Я. Киевская Русь.

Очерки социально-политической

истории. Л., 1980, с. 32 и ел.

Позиция И. Я. Фроянова уже подвергалась

критике

в нашей печати. См., например: Пашуто В. Т. По поводу книги И. Я. Фроянова «Киевская Русь.

Очерки социально-политической истории».— Вопросы истории, 1982,№9.

Законодательство

Древней

Руси-

См.: Греков Б. Д Указ. соч., с. 526

то почему так получилось, что наш народ миновал стадию ра­бовладения, рабовладельческую формацию, рабовладельческий тип государства? Проблема эта вызывает много споров и по сей день.

Б. Д. Греков отвечал на данный вопрос таким образом: у славян была община и у них был более высокий уровень средств производства15. Оба эти довода, конечно, имеют зна­чение. Но каждый из них вызывает дополнительный вопрос: почему? Почему община в античном мире разложилась и не препятствовала возникновению рабовладения, а у нас на смену кровнородственной пришла территориальная община, просуществовавшая затем тысячу лет и действительно тормо­зившая классовую дифференциацию?

И второй вопрос. Действительно, уровень развития произво­дительных сил у восточных славян был выше, чем у народов античного мира в период классообразования у них. Но ведь когда-то, несколько веков раньше, этот уровень совпадал с сос­тоянием производительных сил у античных народов. Почему же тогда не возникло классовое общество, рабовладельческое государство у славян?

Выдвигают иногда и такой довод: восточные славяне вышли на историческую арену тогда, когда рабовладельческий строй уже изжил себя в передовых европейских странах, т. е., попрос­ту говоря, славяне заимствовали готовый феодализм у своих соседей. Такие вещи в общем-то бывают, и с этим можно было бы согласиться. Но тут опять же возникает вопрос: почему славяне раньше не переняли у соседей рабовладельческий строй? Ведь они и их предки с давних пор имели контакты, скажем, с греческими колониями в Причерноморье, где рабо­владение было в расцвете. Были и другие рабовладельческие государства по соседству, почему бы не перенять рабовладение у них?

Говорят, наконец, еще об одном факторе, препятствовавшем у славян существованию рабовладельческого строя, __о при­родной среде. Действительно, условия жизни и работы раба в Восточной Европе совсем не те, что в бассейне Средиземного моря. В Египте раба не надо было охранять — его хорошо ох-. раняли львы Ливийской пустыни. Ему не нужна была даже' крыша над головой: дожди в Египте — большая редкость. В жарком климате рабу не требуется и много пищи, калорий­ность ее может быть невысокой.

По-другому обстоит дело в лесах и степях Восточной Евро­пы. Раба здесь надо серьезно охранять, убежать ему легче лег­кого; его надо одевать-обувать, иначе он не перенесет даже осень, не говоря о зиме; его надо прилично кормить, а то какой из него работник. Все это, конечно, требует затрат, и немалых. Поэтому, говорят, содержать раба у славян было г, осто невы­годно.

Все это очень логично, но тем не менее вызывает тоже закон­ный вопрос. Климат — фактор довольно стабильный. Во вся­ком случае, в исторически обозримые сроки он не менялся

кардинальным образом. И если климат допускал рабство в Средиземноморье в VI веке до н. э., то почему бы ему не за­консервировать рабовладельческий строй и до VI века н. э. и даже позже? С другой стороны, орудия производства — фактор подвижный. С их развитием производительность труда растет, а значит эксплуатация раба может стать рентабельной и в неблагоприятном климате Восточной Европы. Очевид­но, что и географическая теория есть лишь часть объяснения, а не исчерпывающая концепция.

Как же тогда объяснить этот исторический скачок от перво­бытнообщинного строя к феодальному, который произошел у восточных славян и еще у многих народов Европы и Азии?

Думается, что ответить на этот вопрос можно следующим образом: когда производительные силы славян достигли при­мерно такого уровня, как в античном мире в эпоху классообра­зования, классы, а значит, и государство образоваться у них не могли. Рабский труд в природных условиях Восточной Европы при том уровне развития орудий производства не оку­пил бы себя, экономически рентабельным не стал бы. Но когда уровень производительных сил достиг у славян такой ступени, что эксплуатация'человека человеком стала экономически воз­можной, а значит, возникли и классы, вступил в действие дру­гой фактор. Теперь орудия производства стали настолько со­вершенны, что уже не допускали применения рабского труда, эксплуатации человека, совершенно не заинтересованного в сво­ем труде. Таким образом, сначала рабовладение было еще не­возможно, потом оно стало уже невозможным. Так совершился этот переход от первобытнообщинного строя к феодализму.

Конечно, такой переход не был скачком в полном смысле слова, это не был революционный взрыв, одномоментное явле­ние. Переход от первобытнообщинного строя к феодализму был длительным эволюционным процессом, занявшим, по крайней мере, несколько веков. Общество того же периода име­ло специфическую структуру, которой соответствовала и специ­фическая политическая надстройка.

В нашей литературе этот период получил разные наименова-

u о I 6

ния: варварский период, дофеодальный , период становления феодализма, период формирования феодализма. Б. Д. Греков назвал его «полупатриархальным — полуфеодальным»17. Однако вне зависимости от названия природа его представля­ется более или менее однородной. Для периода, переходного от первобытнообщинного строя к феодализму, характерно наличие трех борющихся укладов: первобытнообщинного, ра­бовладельческого и феодального. Первый из них неуклонно убывает, второй возникает, но не развивается, третьему же суждено будущее. В тот момент, когда феодальный уклад ста­новится преобладающим, общество превращается в феодальное, феодализм побеждает.

Хронологически этот период разные исследователи помеща­ют по-разному. С. В. Юшков датировал конец периода форми­рования феодализма X — XI веками, княжением Владимира

Введение

16 См., например:

Юшков С. В Указ. соч., с. 12.

См.: Греков Б. Д. Указ. соч., с. 533.

Законодательство

Древней

Руси

См Юшков С В Указ соч , с 13

См Греков Б Д Указ соч , с 528

20 См там же, с 532

Ленин В И

Поли собр соч

т 3, с 185

См

Алексеев Ю Г Псковская Судная

грамота

и ее время

Развитие фео

дальных отношений

на Руси

в XIV-XV вв

Л, 1980, с 40 41

Фроянов И Я Указ соч , с 176-184.

и Ярослава, полагая, что Киевское государство возникает еще как дофеодальное . Более поздние исследователи относят по­беду феодализма к IX веку, совмещая ее с образованием древ­нерусского Киевского государства. Б. Д. Греков, первоначально полагавший, что возникновение феодализма совпадает с фео­дальной раздробленностью, к концу своих дней перешел на кардинально противоположные позиции и отнес переход к фео­дализму к IX веку19. В то же время он признал возможность подразделения истории Киевского государства на два периода по развитию как базиса, так и надстройки20.

Впрочем, в литературе встречаются концепции, полностью отрицающие период формирования феодализма как специфи­ческую историческую категорию. И. Я. Фроянов, применяя термин «дофеодальный период», понимает под ним последнюю стадию первобытнообщинного строя.

"'Итак, Древнерусское государство и право — это феодальное государство и право. Правда, С. В. Юшков делил его историю на два периода — дофеодальный и феодальный, проводя гра­ницу между ними, как уже отмечалось, по X веку. Но эта кон­цепция не прижилась, несмотря на тонкий и достаточно обо­снованный анализ, проведенный ее автором. Большинство современных историков считают Древнерусское государство с самого начала раннефеодальным.

В Киевской Руси крестьянство (хотя еще и не все) уже нахо­дилось в феодальной зависимости. Вместе с тем закрепощение делает только первые шаги. Во всяком случае настоящего, юри­дически оформленного крепостного права нет еще и в помине. В. И. Ленин, говоря о феодальной зависимости, отмечал раз­ные ее формы: «Формь( и степени этого принуждения могут быть самые различные, начиная от крепостного состояния и кончая сословной неполноправностью крестьянина»21. В Киев­ской Руси преобладала эта последняя форма.

Для господствующего класса характерно преобладание фео­дальной аристократии — боярства. Именно ему принадлежит решающая власть в обществе и государстве. Некоторое исклю­чение составляет Псков, где нет данных о господстве крупного боярского землевладения и, соответственно, — политическом

господстве крупного боярства .

Раннефеодальным государствам свойственны две формы правления — республика и монархия. В Киевском государстве на протяжении всей его истории существовала только монархи­ческая форма правления. При этом народное собрание — ве­че — в Киеве функционировало слабо. Правда, И. Я. Фроянов полагает, что в Древнерусском государстве, во всех его землях, на протяжении X — XIII веков «глас народный на вече зву­чал мощно и властно, вынуждая нередко к уступкам князей и прочих именитых «мужей»23. Вряд ли, однако, это соответс­твовало действительности.

Великому князю помогала в управлении узкая коллегия — совет из приближенных бояр, княжи мужи.

По-другому обстояло дело в Новгороде и Пскове, с тех пор

как они освободились от киевской зависимости. Здесь сложи­лись феодальные республики в их аристократическом варианте. И в Новгороде и в Пскове существовали князья, но они выпол­няли совсем не те функции, что в Киеве. В феодальных респуб­ликах князья были уже не монархами, не главами государства. Соответственно здесь была заметна роль других, республикан­ских органов — веча, осподы, — принимавших активное учас­тие в управлении государством. Для Новгорода характерно также влияние на государственное управление руководителя церкви — владыки. Все это по рукам и ногам связывало князя, не оставляя ему самостоятельной власти ни в законодательстве, ни в управлении, ни в судопроизводстве. А бес посадника ти, княже, суда не судити, ни волостии раздавати, ни грамот ти даяти, — говорится в договоре Новгорода с князем24. Это по­ложение закреплено и в ст. 2 Новгородской Судной грамоты. Действительной властью в Новгороде и Пскове была оспо-да — совет господ, собрание верхушки боярства. Однако и ^ Народное собрание — вече — имело большую силу в управле-

лии государством .

о Реальное соотношение роли осподы и веча, отражающее соот­ношение классовых сил в Новгороде и Пскове, является пред­метом спора в науке. Одни авторы полагают, что вече по преимуществу шло на поводу у осподы, умевшей прибирать новгородскую вольницу к рукам, другие настаивают на народ­ном, демократическом характере веча. Ю. Г. Алексеев, кото­рый разделяет вторую точку зрения, отмечает, однако, тенден­цию к усилению влияния феодалов на вече, развивающуюся со временем26. Советскими археологами было высказано серь­езное сомнение относительно широкой представительности нов­городского веча. В Л. Янин показал, что Ярославово дворище, на котором собиралось вече, могло вместить лишь несколько сот человек, а отнюдь не всех граждан города.

Что касается системы управления, то первоначально в Киев­ском государстве действовала так называемая десятичная систе­ма, выросшая из военной организации ; затем, в X веке, она сменилась дворцово-вотчинной системой, наиболее характерной для раннефеодальной монархии. При дворцово-вотчинной сис­теме государство управляется подобно феодальной вотчине Управление государством есть как бы продолжение управления доменом великого князя; разницы здесь, собственно говоря, нет. Лица, обслуживающие потребности монарха, одновременно являются чиновниками государства, если подобный термин применим к той эпохе.

Десятичная система еще не знает разделения даже на цент­ральные и местные органы. Дворцово-вотчинная система пред­полагает уже выделение местных органов управления. В этом качестве выступают местные князья, а также наместники и во­лостели— должностные лица, назначаемые великим князем. Складывается известная система кормления.

Для раннего феодализма свойственна неотделенность суда от администрации, отсутствие специальных судебных органов,

Введение

Цит по Алексеев Ю Г Указ соч , с 20

25 там же, с

См

26 тамже, с. 22

См Юшков С В Указ соч , с 107

Законодательство

Древней

Руси

28 См. там же, с. 13.

Своеобразно смотрит на эту

проблему

американский

исследователь

Д. Кайзер.

С его

точки зрения, до XIII-XV веков

на Руси дейст­вовали «горизон­тальные» право­вые связи, т. е. все уголовные и гражданские дела решались заинтересонан-ными лицами бел участия госу­дарства. Только после XIIIвека постепенно уста­навливаются «вертикальные» правоотношения,

когда эти дела начинают решать государственные органы и долж­ностные лица (См.: Kaiser D. The Irowth of Law

in Medieval Russie. Princeton University Press,

1980).

Вряд ли хоть в какой-то мере можно согласиться с такой концеп­цией, противо­речащей фактам, а объективно означающей принижение уровня развития государства

и права Древней Руси.

т. е. те органы и должностные лица, которые осуществляют за­конодательную власть и управление, в той же мере выполняют и судебные функции. Это относится и к высшим органам и к местным, и в монархиях и в республиках.

С точки зрения организации государственного единства для раннефеодального государства характерна система сюзерените­та-вассалитета. Киевское государство первоначально было комплексом примитивных русских государств и племенных княжений28. Вместе с тем оно выступало как единое целое. Степень этого единства, однако, колебалась, имея тенденцию по мере развития феодальных отношений к ослаблению, пока на смену единству не пришла раздробленность, распад государ­ства на множество самостоятельных государств, все более мель­чавших.

Древнерусское право, как и всякое право, рождается вместе с Древнерусским государством29. Тип его, естественно, соот­ветствует типу этого государства. Как всякое феодальное пра­во, древнерусское право было правом-привилегией, т. е. закон прямо предусматривал, что равенства людей, принадлежащих к разным социальным группам, нет и быть не может. Он не только не скрывал этого неравенства, но всячески и постоянно его подчеркивал.

Холоп с точки зрения закона почти не человек. Русская Правда приравнивает детей холопов к приплоду скота: от челя­ди плод или от скота, говорит ст. 99 Троицкого списка. Поэто­му жизнь челяди охраняется законом не как самостоятельная ценность, а лишь как имущество, принадлежащее какому-то хозяину. Правда, за убийство холопа налагается наказание, но не обычная в этом случае вира, а лишь маленький штраф в 5 гривен. В определенных случаях холопа вообще можно убить, не неся за это никакой ответственности.

Холопы не являются и субъектом права. Почему? Закон и это объясняет с обезоруживающей откровенностью: зане суть не свободни (ст. 46 Троицкого списка Русской Правды). Прав­да, холопы Древнерусского государства все же отличались от рабов античного мира. Некоторые черты правосубъектности у них появляются, но еще весьма малозаметные. Со временем, однако, правовое положение холопов меняется в лучшую сторо­ну — они имеют тенденцию к сближению с крестьянами. Одна­ко даже Новгородская Судная грамота в XV веке рисует нам положение холопа как весьма бесправное. Так, он все еще не может быть свидетелем, за исключением дел о холопах.

Главной же отличительной чертой древнерусского холопства было не столько его правовое положение, сколько практическое использование этого положения. Холопство на Руси было преимущественно патриархальным и использовалось не столько в процессе производства, сколько в быту, в роли всякого рода слуг. Со временем, правда, разовьется процесс привлечения холопов к крестьянскому труду, их начинают сажать на землю.

Следует отметить одну терминологическую тонкость древне­русского драва. Слово холоп Русская Правда относит только

к мужчине, несвободная женщина именуется робой. Собира­тельное имя для тех и других — челядь (чадь)м.

Если холопы не имеют почти никаких прав, то остальное население Руси их имеет. Имеет, но разные. Круг правоспособ­ности различается в зависимости от социальной принадлежнос­ти лица. Русская Правда формулирует это вполне откровенно. Особенно четко видна социальная дифференциация в уголов­ном праве. Закон устанавливает разную ответственность за по­сягательство на лиц, стоящих на разных ступеньках феодаль­ной лестницы. За убийство наиболее знатных людей — двой­ная вира (80 гривен), за основную массу свободных — 40 гривен. Есть и категория людей, за убийство которых платится не вира, а особый штраф в меньшей сумме (12 гривен), за смерда же вообще платят лишь 5 гривен. Имеются различия и в наследственных правах феодалов и смердов.

Если Русская Правда проводит различие по объекту прес­тупления, то Новгородская Судная грамота — по субъекту. Так, за клевету в суде с боярина взимается 50 рублей, с житье-го человека — 20, а с молодшего — всего 10 рублей (ст. 6). Аналогичная мера применяется и в некоторых других случаях.

В отличие от Русской Правды и Новгородской Судной гра­моты (НСГ), Псковская Судная грамота (ПСГ) не знала со­циальной дифференциации в применении права31.

Древнерусское право возникает вместе с Древнерусским го­сударством. Следовательно, хронологические рамки этого явле­ния столь же не ясны. Установить точные даты здесь трудно еще и потому, что первой формой выражения правовой нормы явился обычай, который, конечно, не документировался. Пра­вовой обычай, обычное право выросло из обычаев первобытно­общинного строя, со временем приспособленных к интересам эксплуататоров и соответственно трансформированных. У нас мало источников, по которым можно судить о древнерусском обычном праве. Тем не менее известна система норм уголовно­го, особенно семейного, в какой-то мере процессуального права.

В источниках, и довольно ранних, упоминается уже и о зако­не. Прокопий Кесарийский в VI веке писал, что у славян «вся жизнь и законы одинаковы» . Встречаем мы упоминание о «законе русском» и в договоре Олега с греками 911 года' . Однако вряд ли можно понимать в том и другом случае слово «закон» в прямом, современном смысле. Скорее, здесь имелась в виду просто правовая система, русские обычаи и т. п., но не писаный закон. Во всяком случае, до нас не дошло не только какого-либо писаного закона, но даже и упоминания о каком-нибудь конкретном законе до X века.

Правда, еще в начале XX века высказывалось мнение, что древнейшую часть Русской Правды надо датировать IX или даже VIII веком . В наше время эту идею воспринял Ь. Д. Греков. Он утверждал даже, что древнейшую часть Рус­ской Правды следует датировать VII — VIII веками, но сколь­ко-нибудь серьезных доказательств в пользу такого утвержде­ния не привел . Б. Д. Греков зато отметил одно важное

Введение

См.: Юшков С. В. Указ. соч., с. 19.

См.: Алексеев Ю. Г.

Указ. соч., с. 67, 68, 70.

Прокопий

из Кесарии.

Война с готами.

Кн. VII (III),

гл. 14, § 22.

Памятники рус­ского права. Вып. первый. Под. ред. С. В. Юшкова. М., 1952, с. 7

См.: Goetz Das

russische Recht.

В. I, S. 9, 13, 15.

См.: Греков Б. Д. Указ. соч., с. 529.

Законодательство

Древней

Руси

См. тамже, с. 523.

См.:

Фроянов И. Я. Указ. соч., с. 28.

См. там же, с. 28-29.

См.:

Фроянов И. Я.

Указ. соч.,

с. 27-28.

обстоятельство: само слово «закон» — древнерусского проис­хождения. Больше того — оно перешло в язык печенегов и бы­ло у них в ходу в X веке36.

Первые законодательные памятники мы встречаем в Древне­русском государстве. Л. В. Черепнин полагал, что уже в начале X века существовал сборник законов — прообраз Рус­ской Правды. Думается, однако, что прав И. Я. Шроянов, отме­чающий недоказанность этого положения . В свою очередь вряд ли можно согласиться и с И. Я. Фрояновым, сомневаю­щимся в законодательной деятельности князя Владимира Свя­тославича38.

Важнейшим законодательным памятником Древнерусского государства явилась Русская Правда, ибо в ней охвачены чуть ли не все отрасли тогдашнего права. Наряду с Русской Прав­дой следует назвать и княжеские уставы, регламентировавшие отдельные вопросы жизни древнерусского общества.

Русская Правда и некоторые уставы известны в нескольких редакциях. Понятие редакции исторического источника — кате­гория сложная. Оно включает в себя два компонента: деятель­ность законодателя, изменявшего закон по существу, и работу переписчиков, по-своему компоновавших доходивший до них текст, порой произвольно соединявших или разъединявших от­дельные законы или нормы. Так, например, Краткая редакция Русской Правды включала два крупных закона, созданных с разрывом в несколько десятилетий, но объединенных историче­ской преемственностью, а также некоторые отдельные нормы. Правда Ярослава и Правда Ярославичей создавались князья­ми, законодательной властью, а переписчик затем объединил эти законы в один документ, который мы называем Краткой редакцией Русской Правды.

У нас мало сведений о законодательном процессе Древней Руси. Все законодательство Киевского государства — это акты княжеской власти. В силу монархической природы государства они не могли быть иными. Правда, И. Я. Шроянов сомневается в монархической природе Древнерусского государства, по край­ней мере в X веке. Соответственно он сомневается в законода­тельных правах великих князей39. Думается, однако, что для подобных утверждений оснований явно недостаточно. Согласно точке зрения И. Я. Фроянова, получается, что в Киевском го­сударстве вече играло такую роль, которая, по существу, делает это государство республикой. Похоже, что названный автор переносит на Киев те порядки, которые сложились в Новгоро­де с середины XII века. Эта позиция нам представляется ма­лоубедительной.

Так или иначе, но подробностей о законодательном процессе у нас почти нет. Порой спорна даже точная датировка приня­тия закона и место его издания.

Иногда в монархии закон принимался коллегиально, не еди­ноличным монархом, а съездом князей. Именно так было вне­сено изменение в Русскую Правду во второй половине XI века. Закон изменил не один монарх, а три сына Ярослава Му-

дрого, собравшиеся для этого. Притом они призвали к реше­нию проблемы и своих приближенных — мужей. Таким обра­зом, вторая часть Краткой редакции Русской Правды — плод коллективного законотворчества наследников Ярослава, кото­рым отец завещал править вместе.

Принятые законы, очевидно, приобретали форму какой-то грамоты. Во всяком случае, так изображает летопись издание Ярославом Мудрым Русской Правды.

Подлинники ни одного древнего закона, однако, до нас не дошли. Мы знаем их содержание по летописным и иным запи­сям, которые отличаются одна от другой, порой заметно. Так возникла проблема «списков» того или иного закона, т. е. руко­писных вариантов одной и той же редакции закона. После рас­пада Киевского государства законодательство выступает преи­мущественно в форме уставов тех или иных великих и удельных князей по отдельным вопросам. Законодательство мельчает в меру дробления самого государства. По-другому обстоит дело только в двух феодальных республиках, возник­ших на развалинах Киевского государства — Новгородской и Псковской.

Здесь были изданы два крупнейших закона, носивших наз­вание судных грамот. Новгородская Судная грамота дошла до нас не полностью.

Зато Псковская Судная грамота, сохранившаяся целиком, поражает богатством содержания и развитостью для своего времени правовых институтов и целых отраслей права. Псков­ская Судная грамота, подобно Русской Правде, представляет собой целый свод псковских законов, в котором заметно как общее развитие права, так и местные особенности, связанные со специфическим положением Пскова на западном рубеже Русской земли.

Конечно, когда мы говорим о Русской Правде или Псков­ской Судной грамоте как о сводах законов, это надо понимать в весьма условном смысле. Свод законов — всегда систематизи­рованное собрание норм. Говорить же о сколько-нибудь серьез­ной системе в Русской Правде или даже в Псковской Судной грамоте не приходится. Конечно, можно отметить определен­ные части текста, посвященные той или иной проблеме, но ка­кую-нибудь отраслевую или иную систематизацию увидеть здесь трудно. Да и вообще, система права в Киевском государ­стве или Пскове еще весьма примитивна.

Законодателя больше всего интересуют нормы уголовного права, им и посвящена большая группа статей, с них начинает­ся Русская Правда. Большое внимание уделяется и процессу­альным нормам, притом разделения на уголовный и граждан­ский процесс незаметно.

В литературе можно встретить утверждение о том, что Русская Правда не знала грани также между уголовным и гражданским материальным правом. Это, конечно, заблужде­ние, ибо названные отрасли права объективно при всем жела­нии нельзя смешать. Как известно, формы ответственности в

Введение

Законодательство

Древней

Руси

Своеобразно

смотрит на эту

проблему уже

упоминавшийся

американский

историк Д. Кайзер. С его точки

зрения,

в Древней Руси вообще не было уголовного права.

Всякого рода правонарушения, касающиеся личности или имущества, рас­сматривались как

гражданские и влекли за собой

не наказание, а лишь возмеще­ние ущерба потер­певшему. Только после XIII века постепенно на смену граждан­ской ответствен­ности приходит уголовная, начи­нается примене­ние наказаний (См.: Kaiser D. Op. cit.). Оши­бочность такого утверждения оче­видна: уже в Краткой редак­ции Русской Правды мы встречаем типич­ные уголовно-правовые нормы с вполне опреде­ленными уголов­ными санкциями — продажей.

Уголовно-правовые нормы

мы встречаем

и f ще раньше —

в X веке,

в Уставе

князя Владимира.

уголовном и гражданском праве существенно различаются: уголовному праву свойственно наказание, гражданскому — воз­мещение ущерба. Некоторых читателей порой смущает, что в древнерусском праве преобладают имущественные наказания, которые иногда можно спутать с возмещением ущерба. К тому же часто наказание сопровождается и гражданской ответствен­ностью. Так, Русская Правда предусматривает за один из ви­дов убийства виру и головничество, где вира выступает в каче­стве наказания, а головничество — как возмещение ущерба семье убитого. Таким образом, здесь наличествуют сразу две формы ответственности. При этом и наказание выражается в уголовном штрафе, т. е. в уплате определенной суммы денег. Разница только в том, что вира идет в пользу князя — госу­дарственной власти, а головничество — семье потерпевшего. Таким образом, здесь нет никакой неразграниченности уголов­ного и гражданского права, а одновременное применение двух форм ответственности именно так, как это делается и в совре­менном праве.

Для доказательства идеи о неразграниченности двух отрас­лей права иногда приводят статью Русской Правды, в которой говорится о наказании за неуплату долга. Вот, дескать, типич­но гражданские правоотношения, а за их нарушение установле­но наказание, мера уголовно-правовая. Думается, что такой до­вод наивен. Законодатель вправе установить уголовную ответ­ственность за нарушение гражданско-правовых обязательств, и это не будет означать слияния двух форм ответственности. Просто в этом случае нарушение гражданского закона объявля­ется преступлением. Наказание не исключает применения и гражданско-правовых форм воздействия. Опять же здесь будет не смешение двух форм ответственности, а просто одновремен-

ное их применение .

Есть и еще одна — крайняя — концепция, в соответствии с которой вообще нельзя говорить о традиционных отраслях права в Древнерусском государстве. Автор статьи «Древнерус­ское право» в сборнике «Советское источниковедение Киевской Руси» полагает, что «в системе феодального права Киевской Руси не может быть деления на гражданское, уголовное, зе­мельное, семейное право и т. д.»41. Он полагает, что систему права при феодализме следует строить не по отраслям, а по сословиям — боярское право, крестьянское право, посадское право и т. д. Думается, однако, что такое предложение вряд ли приемлемо.

Следует подчеркнуть то значение, которое придавалось в древнерусском праве гражданским нормам. Это заметно и в Русской Правде, но особенно в Псковской Судной грамоте — документе, более позднем и к тому же принятом в торговом городе, где гражданский оборот был достаточно развит. Это отличает памятники древнерусского права от аналогичных за­конов Западной Европы, бывших по преимуществу уголовны­ми и процессуальными.

В Русской Правде регламентируются вопросы собственности,

довольно развита система договоров. Больше всего внимания уделено договору займа, но регламентируются также и купля-продажа, хранение, личный наем. Еще более развиты эти ин­ституты в Псковской Судной грамоте. В законах содержатся также и нормы наследственного права.

Что касается семейного права, то оно отражено отчасти в княжеских уставах. Вообще же эта сфера регламентируется главным образом нормами канонического права. С введением христианства церковь взяла на себя эту важную сферу общест­венных отношений, ранее регулировавшуюся только обычным правом. Притом она в корне изменила нормы семейного права. На смену языческим формам вступления в брак {умыкание у воды и пр.), полигамии, пришел церковный брак с его монога­мией, трудностью развода и пр.

Таким образом, Древнерусское государство и его историчес­кие преемники имели уже достаточно развитую правовую сис­тему, отражавшую высокий для своего времени уровень разви­тия древнерусского общества.

В литературе ставился вопрос об исторических источниках древнерусского права. При этом в дореволюционных исследо­ваниях настойчиво проводилась мысль об иноземном происхож­дении русского права или по крайней мере важнейших его ак­тов. Так, дореволюционный автор Ф. Л. Морошкин считал, что Русскую Правду нам привезли варяги. Это было логичес­ким развитием норманской теории: если государство на Руси создали варяги, то кому же, как не им, создавать и русское право. Н. М. Максимейко говорил о влиянии византийского законодательства на Краткую Правду.

Современные западные авторы повторяют зады старой исто­риографии. Шел спор и о национальной принадлежности норм, содержащихся в договорах Руси с греками. Несмотря на пря­мое указание на «закон русский» в договоре Олега, некоторые авторы утверждают, что в названных договорах содержится преимущественно византийское, а не русское право. Пайпс и Дэвидсон считают русско-византийские договоры даже варяж-ским правом . О сильном влиянии византийского права на русское неоднократно говорилось и по другим поводам43. При­менительно к более позднему периоду дореволюционные авто­ры отмечали влияние на русское законодательство даже мон­гольского права. В частности, этим объяснялось ужесточение уголовной репрессии44.

Конечно, Русь жила постоянно в окружении других народов, которые так или иначе влияли на нее и на которых влияла она. Известно, что славяне ассимилировали ираноязычные скифо-сарматские племена на юге, постоянно смешивались с фински­ми племенами на севере. Они взаимодействовали с западными и южными славянами. Б. Д. Греков провел сравнительный ана­лиз законодательства Польши и Хорватии с русским правом и нашел много общего . Киевские князья неоднократно всту­пали в династические браки, которые способствовали взаимо­проникновению культур, в том числе и правовой культуры.

23.Введение

Назв. сбор. Л., 1979, с. 215.

Pipes R. Op. cit.,

p. 29; Davidson H.

Op. cit., p. 89.

Правда, и у некоторых совре­менных буржуаз­ных исследовате­лей встречаются более объективные

суждения

по этому вопросу.

Так, Д. Кайзер

полагает, что влияние византийского права на древне­русское было не­значительным (см.: Kaiser D. Op. cit.).

См.: Юшков С. В. Указ. соч., с. 23.

См.: Греков Б. Д. Указ. соч.

Законодательство

Древней

Руси

См.: Юшков С. В. Указ. соч., с. 223-224.

См.: Юшков С. В. Указ.соч., с. 24.

48 Chirovsky N. А.

History

of the Russian

Empire, V. I,

Grand-ducal

Vladimir

and Moscow,

p. 41-42,57, 75.

Введение христианства не могло не отразиться на развитии русского права; с распространением православия стали приме­няться разнообразные нормы канонического права. Вошли в употребление даже целые сборники иноземного права. Так, например, при решении дел о религиозных преступлениях ви­зантийское духовенство, приехавшее в Киевское государство, применяло так называемый Градский закон, то е,сть Прохирон византийского императора Василия Македонянина, изданный в VIII веке. Применение византийского права церковными уч­реждениями и должностными лицами как по уголовным, так и по гражданским делам тем более было необходимо, что Рус­ская Правда и другие древнерусские законы имели заметные пробелы46. (

Однако считать древнерусское право собранием разноязыч­ных норм было бы в высшей мере ошибочным. Древнерусское право создавалось на русской почве, оно отражало те общест­венные отношения, которые сложились на Руси, закрепляло те порядки, которые были обусловлены природой древнерус­ского феодального общества. Древнерусское законодательство выросло из обычного права, а обычаи уходят корнями глубоко в историю народа. Да, в древнерусском праве встречаются нор­мы, аналогичные западноевропейским. Иногда здесь имело мес­то и заимствование. Однако чаще сходные нормы порождались просто сходными общественными отношениями. Самое же глав­ное то, что основная масса правового материала не может быть сведена к чужеземным источникам, ее происхождение никак нельзя объяснить заимствованием.

Вопрос о национальной принадлежности древнерусского пра­ва имеет и еще один аспект. Буржуазные украинские национа­листы выдвинули концепцию, по которой Древнерусское госу­дарство и право принадлежат исторически не трем славянским народам, а являются по своей природе украинским государс­твом и правом47. В свое время эту идею развивал буржуазный историк Грушевский, теперь ее проповедуют эмигранты нового поколения. Так, подвизающийся в Соединенных Штатах Аме­рики националист Н. Чировский вновь говорит об украинском характере Киевской Руси. Но, угождая западным хозяевам (сначала немцам, а теперь американцам), дополняет свою кон­цепцию норманизмом, объявляя, что Киевское государство имело «украинско-варяжское происхождение» . Концепция эта в высшей степени надуманна. Конечно, Древнерусское госу­дарство включало в себя территорию современной Украины, хотя и не сводилось к ней. Конечно, столица Древнерусского государства совпадает со столицей современной Украины, хотя нельзя забывать и о другом важнейшем центре Древнерусского государства — Новгороде.

Однако ни в IX, ни в XII веке нельзя еще говорить об Ук­раине и украинцах. Нет еще исторически обособленной терри­тории Украины, нет еще украинского языка, нет вообще специ­фически украинской культуры, нет специально украинских экономических связей. Одним словом, не существует еще укра-

инской народности, есть единая древнерусская народность, ко­торая позже, уже за пределами исследуемого в настоящем томе периода, породит три самостоятельные народности, в том числе и украинскую. Таким образом, право Древнерусского государ­ства — это именно древнерусское, а не какое-нибудь иное право.

Древнерусское государство возникло как инструмент подав­ления сопротивления трудящихся феодалами. Боярство, кото­рое стремилось все больше закабалить смердов, нуждалось в сильной центральной власти, в относительном единстве госу­дарства. Но с течением времени местные князья и крупные бояре, осевшие в своих княжествах и вотчинах, разбогатевшие за счет эксплуатации крестьян -и грабительских войн, почувс­твовав свою собственную силу, стали тяготиться центральной властью, властью великого князя и его аппарата. Центробеж­ные силы в государстве усиливаются, пока не приводят к рас­паду Древнерусского Киевского государства. Так развитие феодальных отношений, которое в IX веке породило Киевское государство, в XII веке приводит к его распаду. Киевское госу­дарство прекратило свое существование. Но по-другому сложи­лась судьба его правовой системы, его законодательства. Оно продолжало действовать и в тех государствах и «государствиш-ках», на которые распалась Древняя Русь. В них создаются свои законы — уставы тех или иных князей. Однако они не могут — да и не собираются — заменить собой всю сложную систему законодательства Киевской Руси. Во всяком случае, основа древнерусского права — Русская Правда продолжает действовать во всех землях феодально-раздробленной Руси. Даже в Новгороде и Пскове, создавших свои крупные законо­дательные акты, Русская Правда оставалась действующим ис­точником права. Это обстоятельство, отмеченное в свое время еще С. В. Юшковым, в недавнее время подтвердил примени­тельно к Пскову Ю. Г. Алексеев . Историческое значение Русской Правды вышло и за пределы периода феодальной раз­дробленности; она действовала и в Московском и даже в Ли­товском государстве50. Конечно, древнерусское право не оста­валось неизменным. Об этом свидетельствуют новые редакции Русской Правды, которые появляются после распада Киевской Руси.

Феодальная раздробленность не означала, что развитие Руси остановилось или, тем более, пошло вспять. Это был необходи­мый период в истории русского феодализма, в ходе которого продолжалось развитие феодальных производственных отноше­ний, политическое развитие. Неизбежно развивается и право. Однако в силу отсутствия единого общерусского государства не может теперь создаваться и общерусское право, новые обще­русские законы. Конечно, действует, как уже сказано, по-преж­нему Русская Правда, даже создаются ее новые редакции (III —V), но это, по существу, не новое законодательство, а лишь частная кодификация, творчество переписчиков, по свое-

Введение

См.:

Алексеев Ю. Г. Указ. соч., с. 42. 46.

См.: Юшков С. В. Указ. соч., с. 189.

26 МУ разумению подправляющих (или портящих) текст закона,

Законодательство принятого в период расцвета Древнерусского государства.

Древней Придет время, и на месте раздробленной Руси встанет Рус-

Руси ское централизованное государство, создающее вновь общерус-

ские законы. Но это уже другой, новый период истории госу­дарства и права СССР. \

1 том «Российского законодательства X — XX веков» под­готовлен коллективом авторов. Предисловие к изданию и Введение к тому написаны доктором юридических наук О. И. Чистяковым; введение к Русской Правде — доктором ис­торических наук Я. Н. Щаповым; текст Краткой редакции Рус­ской Правды и комментарий к ней подготовлены кандидатом юридических наук Т. Е. Новицкой; Пространной редак­ции — Я. Н. Щаповым; библиография по Русской Правде сос­тавлена Т. Е. Новицкой.

Общее введение к разделу «Княжеские уставы и уставные грамоты» написано Я. Н. Щаповым. Им же написано введение к Уставу князя Владимира о церковных судах. Текст Сино­дальной редакции этого устава и комментарий к ней подготов­лены кандидатом юридических наук Н. А. Семидеркиным; Оленинской редакции — Я. Н. Щаповым. Введение к Уставу князя Ярослава Владимировича, текст Краткой редакции и комментарий к ней подготовлены Н. А. Семидеркиным; текст Пространной редакции и комментарий к ней — Я. Н. Щапо­вым; библиография — Н. А. Семидеркиным.

Уставная грамота князя Мстислава Даниловича и смолен­ские уставные грамоты подготовлены Я. Н. Щаповым. Устав князя Святослава Ольговича о церковной десятине и устав князя Ярослава о мостех подготовил член-корреспондент АН СССР, доктор исторических наук В. Л. Янин. Устав великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торго­вых подготовлен Я. Н. Щаповым, а Рукописание князя Всево­лода — В. Л. Яниным.

Новгородская Судная грамота подготовлена кандидатом юридических наук В. М. Клеандровоп. Введение к Псковской Судной грамоте написано доктором исторических наук Ю. Г. Алексеевым, текст ее подготовлен Т. Е. Новицкой, -комментарии — Т . Е. Новицкой (ст. ст. 1 —40),

В. М. Клеандровой (ст. ст. 41—80), Н. А. Семидеркиным (ст. ст. 81 —120), библиография — Т. Е. Новицкой.

Все указатели к тому составлены Т. Е. Новицкой.

Во Введении к тому использованы переводы новейшей анг­лоязычной литературы, сделанные Е. В. Державиной.

Иллюстрации к тому подобраны Я. Н. Щаповым и кандида­том исторических наук В. Д. Черным.

Научно-вспомогательная работа по тому проведена Е. В. Державиной и Г. А. Кутьиной.

Законодательство

Древней

Руси

ВВЕДЕНИЕ

I усекая Правда — важнейший памятник древнерусского

| права. Она включает в себя нормы различных отраслей права, и в первую очередь уголовного и процессуального.

Русская Правда является официальным актом. В самом ее тексте содержатся указания на князей, принимавших или из­менявших закон (Ярослав, его сыновья, Владимир Мономах). Основным источником Русской Правды являлось обычное право. Вместе с тем она обобщила отдельные законы, прини­мавшиеся князьями, т. е. означала определенную систематиза­цию права. С течением времени Русская Правда изменялась и дополнялась.

Русская Правда — памятник феодального права. Она все­сторонне защищает интересы господствующего класса, — фео­далов, гарантирует эксплуататорам возможность классового угнетения трудящихся, откровенно провозглашает бесправие несвободных тружеников — холопов, челяди.

Русская Правда — светский судебник. Она создана свет­ской, государственной властью и охватывает дела, подведомст­венные светским, государственным органам, не вторгаясь в церковную юрисдикцию, которая возникла с крещением Руси и была предусмотрена специальными княжескими уставами. Разграничение это, однако, не вполне четкое. В некоторых сферах, например в наследственном праве, Русская Правда соотносится с областью церковной компетенции.

Важность Русской Правды как одного из основных источ­ников для изучения Древней Руси, сложность и разнообразие ее текстов, сохранение их в списках, значительно более позд­них, чем время, к которому она принадлежит по своему за­главию («Суд Ярославль Володимерич»), породили обшир­ную литературу как в нашей стране, так и за рубежом. За два с половиной века появилось более 200 работ, содержа­щих ее исследования и публикации.

II

Краткая редакция Русской Правды была открыта В. Н. Татищевым в 1738 году и издана впервые А. Шлеце-ром. Пространную редакцию ввел в науку В. В. Крестинин, опубликовав ее в 1788 году. Сокращенная редакция впервые была осмыслена как особая обработка Правды и издана Н.В.Калачовым (1846).

Вслед за указанными первыми публикациями отдельных текстов памятника появилось сводное их издание И. Н. Бол­тина (1792), первые исследования В. Н. Татищева, считавше­го, что нормы Краткой Правды значительно древнее Яросла­ва; работы Ф. Штрубе де Пирмонта (1756), который, пользу­ясь текстом, подготовленным В. Н. Татищевым, нашел общее в нормах Правды с датскими законами, и Н. М. Карамзина, открывшего ряд новых ее текстов и тем самым значительно обогатившего возможности исследования памятника. Н. М. Карамзин считал краткий текст Правды в новгородских летописях результатом порчи древнего памятника, а в Прост­ранной Правде видел «от начала до конца» законодательство князя Ярослава, введенное согласно «с древними законами скандинавскими»1.

Серьезное исследование памятника связано с именем дерпт-ского ученого И. Ф. Эверса (1826). Он рассматривал нормы Русской Правды как местное, русское право, выросшее на ос­нове «древнего обычая», хотя и видел в основе сходства рус­ского и скандинавского права общий источник — право гер­манское. В истории памятника И.Ф. Эверс выделяет три этапа: первые 18 статей Краткой Правды — законодательство Ярослава; расширение ее сыновьями Ярослава (Правда Ярос-лавичей) — второй этап и Пространная Правда — третий этап, который он связывает с Владимиром Мономахом. Обра­щая основное внимание на Краткую Правду, И. Ф. Эверс ви­дел в Правде Ярослава «самый древний законодательный па­мятник, каким только могут хвалиться новейшие народы», ее постановления «восходят к глубочайшей древности, о про­исхождении коих в других государствах едва можно делать одни слабые гадания» .

Концепция местного, славянского происхождения древних норм Правды была развита польским исследователем И. Раковецким (1820—1822). Этот ученый-публицист обра­тил внимание также на сходство норм Правды с Литовскими статутами, что привело его к выводу о включении норм Правды, господствовавших, по его мнению, в Литве, в состав этого памятника XVI в.

С Русской Правдой оказалось связанным также имя одного из первых русских историков буржуазного направле­ния— М. Т. Каченовского (1829, 1835). Однако для кон­кретного изучения памятника его работа практически ничего не могла дать: критик средневекового строя в Западной Европе и в России выбрал популярный уже тогда среди исто­риков памятник древнерусского права в качестве объекта сво­ей полемики. Не отрицая подлинности и ценности Правды, он стремился обосновать несоответствие ее норм и реалий ус­ловиям жизни северной Руси XI века.

Другому дерптскому профессору — юристу Э. С. Тобину принадлежали важные исследования истории текста Правды (1840, 1844). По мнению этого ученого, Правда, представ­ляющая славянское право, в первоначальном виде возникла

29Русская Правда.

Карамзин Н. М. История государ­ства Российского. Т. I. Спб., 1842,

стб. 144

(первое издание

— 1816 года).

Эверс И. Ф.

Древнейшее русское право в историческом его раскрытии.

Спб., 1835,

с. 337, 338.

Законодательство

Древней

Руси

Tobin E.

Sammlung kritisch

bearbeiteu-r

Quellen der

Geschichte

des Russischen

Rechtes. B. I. Die Prawda

Russkaja

und die altesten

Tractate Russ-

lands. Doprat,

1844, S 20

(см.: ВадкС. Н.

Русская ГТравда

в изданиях

и изучениях

20-40 годов

XIX в.—

Археографический

ежегодник

за 1959 год. М,

1960, с. 242).

Калачов Н. В.

Предварительные

юридические

сведения для

полного

объяснения

Русской Правды.

Вып. I, 2-е изд.,

Спб., 1880, с. 25,

44-55, 72-74.

до появления на Руси княжеской власти и не имела специфи­ческого новгородского характера. Э. С. Тобин считал Древней­шую Правду и Правду Ярославичей, как и Пространную Правду, особыми юридическими памятниками, отражающими последующие этапы развития русского права. Он выделил в составе древнейшей Правды тематические разделы, которые представляют собой «естественную и простую» систему пра­ва3. Правда Ярославичей была выработана на княжеском съезде с участием «мужей», причем таких съездов было два. Начальные статьи Правды Ярославичей, по Э. С. Тобину, примыкают к Древнейшей Правде, являясь развитием ее норм. Пространную Правду исследователь рассматривал как результат слияния Древнейшей Правды и добавлений к ней с новыми установлениями, в частности сводом законов, при­нятыми Владимиром Мономахом в связи с восстанием в Киеве. Одна часть Устава Мономаха является развитием и изменением статей Краткой Правды, другая — представляет новое законодательство. В своем издании Э. С. Тобин выде­лил эти разделы в качестве больших статей: устав о холопст­ве составляет у него одну статью, содержащую 16 парагра­фов. В состав Пространной Правды вошли, по Э. С. Тобину, и более поздние статьи, относящиеся к XIII веку.

Исследование Н. В. Калачова (1846) подвело к середине XIX в. итог изучению памятника и знаменовало собой новый период его изучения — период буржуазной историографии. Н. В. Калачов объединил списки Правды в четыре «фами­лии», соответствующие 1) Краткой и 2) Пространной редак­циям, 3) Карамзинскому виду Пространной Правды, вклю­чающему статьи с исчислением процентов по займам, и 1) Пространной Правде в соединении с Законом Судным лю-дем Важным достижением ученого было установление твер­дой связи редакции или вида Правды с составом рукописи, которая их включала. С именем Н. В. Калачова связано сос­тавление программы дальнейшего изучения памятника, кото­рая включала издание его по всем спискам, филологическое и юридическое исследования, реконструкцию первоначального текста XI в. и тех дополнений и поновлений, которые связаны с позднейшим временем. Относительно происхождения Прав­ды Н. В. Калачов писал, что это частный сборник законов, обычаев и судебных решений, размещенных без особой сис­темы4.

Н. В. Калачов издал тексты Правды, использовав большое число ставших ему известными рукописей. Важно предложен­ное им разделение текста на статьи. Вместе с тем сами тексты Правды даны в его издании не в соответствии с их следова­нием в списках, а в искусственном порядке, согласно научной систематизации права, отражающей состояние историко-право-вой науки того времени.

В дальнейшем новые списки Правды были включены в из­дания П. Н. Мрочека-Дроздовского (1885) и В. И. Сергеевича (1904). П. Н. Мрочеку-Дроздовскому принадлежат также

«Материалы для словаря правовых и бытовых древностей по Русской Правде» (том «А — М», 1917). В.И.Сергеевич сле­довал в своей классификации текстов за Э. С. Тобиным, вы­делив, однако, впервые в качестве особой «фамилии» Сокра­щенную Правду, время создания которой он отнес примерно к XIII в. В. И. Сергеевич предложил свое деление памятника на статьи, меньшие по объему и включающие каждая только один казус, начинающийся словами аже, аще, но и т. д. В I (Правде Ярослава) и во II редакции (Правде Ярославичей) у него оказалось по 25 статей, в III редакции (Пространная Правда) — 155 статей. Это деление не получило, однако, ши­рокого применения.

Если все предшествовавшие исследователи рассматривали Правду как светский, государственный или частный кодекс, то В.О.Ключевский (1904) видел в ней церковный судеб­ник, предназначенный для суда над церковными людьми по делам, не входившим в компетенцию церкви. Он основывался главным образом на таких наблюдениях, как отсутствие среди судебных доказательств поля — судебного поединка, осуждае­мого церковью, и сохранение текста Правды в сборниках цер­ковного права — Кормчих и Мериле праведном. В.О.Клю­чевский также необоснованно связывал нормы Правды в основном с городом, считая, что село в ней остается в тени, и видел в ней «кодекс капитала», в котором все взаимоотно­шения людей рассматриваются через призму денежных, иму­щественных отношений. Эти положения В. О. Ключевского не получили поддержки последующих исследователей.

Наиболее крупное по объему исследование Правды принад­лежит боннскому профессору Л. Гётцу (4 тома, 1910—1913). Он рассматривал Древнейшую Правду как запись восточно­славянского обычного права «доваряжского» времени. II редак­ция Правды, начинающаяся указанием на законодательство сыновей Ярослава, по Л. Гётцу, возникла при Ярославе также в Киеве, но ее заглавие относится к более позднему перио­ду. II редакция включает законы князей Владимира и Ярослава. Некоторые нормы I, Древнейшей, редакции — та­кие, как процедуры установления виновных в похищении имущества (свод) и в драке, вира, штраф за убийство в по­льзу государственной власти, Л. Гётц считал заимствованны­ми из германских законов, в частности из Салической прав­ды. Однако очевидные различия, существующие между нор­мами древнерусского и германского варварского права, заста­вили его в последнем, IV, томе исследования говорить лишь о сходстве этих норм .

Дореволюционные исследования Правды основывались на буржуазных идеалистических концепциях истории государства и права Древней Руси. Русская Правда рассматривалась глав­ным образом как источник по истории права, в отрыве от об­щественного строя страны, и лекции В. О. Ключевского, уде­лившего большое внимание памятнику, были счастливым исключением. Ученые привлекали Правду для подтверждения

Русская Правда.Введение

Goetz К. L.

Das Russische

Recht. Stuttgart,

1913, Bd. IV, S. 81

(см.:

Филиппов A. H. Русская Правда в исследованиях немецкого уче­ного. М., 1914, с. 53).

Законодательство

Древней

Руси

См.: Ленин В. И.

Поли. собр. соч.,

т. 3, с. 199;

Т. 15, с. 131.

своих общих исторических концепций формирования сослов­ного строя в России, истории отдельных институтов, влияния римского, византийского, скандинавского и другого права на русское право и пр.

Марксистско-ленинская методология истории открыла новые большие перспективы изучения Русской Правды как источника по изучению истории общественного и государст­венного строя Руси. В. И. Ленин в своих работах 1899 и 1907 годов обращался к Русской Правде для характеристики зави­симого положения крестьян крепостной России6. В советской науке, поставившей своей задачей изучение истории трудя­щихся и эксплуатируемых, внимание к такому памятнику, как Русская Правда, значительно возросло, активизировались ее исследования, в которых приняли участие не только универ­ситеты, но и Академии наук СССР и УССР. Русская Правда стала основным источником каждой работы, посвященной ис­тории общественного строя и права Древней Руси.

Впервые полное издание Правды по всем выявленным спискам было осуществлено С.В.Юшковым (1935). С. В. Юшков разделил их на пять редакций, в зависимости от содержания и объема, а также от включения в текст Прав­ды дополнительного материала. К I он отнес списки Краткой редакции, к V — Сокращенной, а во II — IV редакциях вы­делил отдельные группы Пространной Правды: списки в Кормчих и Мериле праведном без объединения их с другими памятниками—II редакция; списки типа Карамзинского, включающие расчеты приплода скота, — III редакция; спис­ки, соединяющие Правду с Законом Судным людем, — IV редакция. В наиболее многочисленной списками 11 редакции он выделил три извода (группы текста). В исследовании Правды 1950 года С.В.Юшков вынес извод II редакции, включающий Пушкинский и Троицкий IV списки, в особую редакцию, которых, таким образом, стало шесть.

Результатом труда коллектива историков и археографов яв­ляется академическое издание Правды, осуществленное под редакцией Б.Д.Грекова (1940—1963). Этот коллектив впер­вые смог выполнить определенную часть большой программы изучения памятника, которая была намечена Н. В. Калачо­вым. Издание Правды было осуществлено в первом томе по всем (88) известным спискам на основе классификации, выра­ботанной В. П. Любимовым. Эта текстологическая классифи­кация отличается от предшествовавших по своему принципу. При объединении списков в группы и расположении одних групп относительно других она учитывает не отражение в тексте этапов развития общественного и государственного строя и права, а взаимоотношения текстов и их развитие и взаимные влияния. Это выразилось в отсутствии в данной классификации термина «редакция» вообще, в объединении в числе «Пространных списков» Толстовского (сокращенного) вида, за названием которого скрывается Сокращенная Прав­да, в выделении среди «Пространных списков» трех групп

(Синодально-Троицкой, Пушкинской и Карамзинской) и чле­нении их на большое число видов, каждый из которых издан отдельно. Однако, отвлекаясь от установления каких-либо связей отдельных обработок Правды с развитием права и го­сударственного строя, эта классификация и соответствующее ей издание представляют ценный объективный материал для таких исследований. После выхода первого тома было введено в науку еще 8 списков Пространной Правды, некоторые «не-разысканные» списки были опознаны среди известных. Исто­риографические комментарии к текстам Правды — высказыва­ния исследователей XVIII—XX вв., специально занимав­шихся памятником, систематизированные по отдельным его статьям и терминам, составляют второй том издания. Он включает также переводы статей, сделанные в свое время, на современный русский и иностранные языки. Наконец, третий том издания включил факсимильное воспроизведение 15 ос­новных списков памятника.

В своих исследованиях истории Древнерусского государства Б. Д. Греков первостепенное внимание уделял Русской Правде как источнику для характеристики общественного строя, ха­рактера верви, организации вотчинного хозяйства (1939, 1944). Его можно считать основателем того историографиче­ского направления в изучении Правды в советской науке, ко­торое относит ранние ее нормы ко времени задолго до ут­верждения феодального способа производства. Б. Д. Греков считал, что Древнейшая Правда была записана и дана в начале XI века Новгороду, но части ее относятся к значи­тельно более раннему времени, во всяком случае к VIII —IX вв. Правда Ярославичей, составленная в Киеве вскоре после 1054 года, отражает дальнейший шаг в развитии общественного строя, однако и в ней представлены отношения не только момента записи, середины XI в., но и более ранне­го времени. Она содержит сформулированные в виде закона положения, которые не являются новыми для X — XI вв. Правду Ярославичей он характеризует как специальный за­кон, призванный оберегать интересы княжеского имения от враждебно настроенных соседних крестьянских миров7. Про­странная Правда, по Б. Д. Грекову, — памятник начала XII в. Исследователь изучал Правду в сравнительно-истори­ческом плане среди других ранних памятников права славян­ских стран.

Специальное монографическое исследование, посвященное изучению происхождения Правды, ее отдельных редакций и изводов, было написано М. Н. Тихомировым, одним из участ­ников академического издания 1940 г. М. Н. Тихомиров обо­сновал условия, время и место возникновения отдельных об­работок Правды, представленных в этом издании. Он постро­ил свое исследование на изучении как терминологии соответ­ствующих текстов, так и состава рукописей, включающих эти тексты. Тихомиров считал Краткую, Пространную и Сок­ращенную Правды не редакциями одного памятника, а тремя

Русская Правда. Введение

См.: Греков Б. Д.

КиевскаяРусь,

С. 82, 90.

Руси

34 отдельными памятниками, связанными содержанием и проис-

Законодательство хождением. Это своеобразная реакция исследователя на отказ Древней от редакций в классификации В. П. Любимова. М. Н. Тихо-

миров тесно связывает этапы создания Правды с классовыми движениями на Руси. Возникновение и Краткой, и Простран­ной, и Сокращенной Правды исследователь относит к Новго­роду. Краткая была составлена в начале XII века в среде новгородского духовенства на основе новгородской же Древ­нейшей Правды 1036 г. и киевской Правды Ярославичей, яв­лявшейся ответом феодалов на крестьянские восстания 1068—1071 гг. Пространная Правда является неутвержденным проектом кодекса, возникшим в Новгороде вскоре после вос­стания 1209 года и основанным на Краткой Правде, Уставе Владимира Мономаха и других источниках. Последний устав, в свою очередь, появился в Киеве в результате восстания 1113 года. В составлении этого кодекса принимали участие церковные круги во главе с архиепископом. Сокращенная Правда, по М. Н. Тихомирову, — судебник, составленный в конце XIV — начале XV века для Пермской земли в резуль­тате компиляции нескольких не дошедших до нас текстов Правды. М. Н. Тихомирову принадлежит также учебное изда­ние Правды (1953), снабженное комментариями, терминоло­гическим словарем и вводными статьями, учитывающими ли­тературу 1940 — начала 1950[-х гг.

Особое место в литературе о Русской Правде занимают также работы С. В. Юшкова. С. В. Юшков считает возникно­вение Правды Ярослава (более обширной, чем Древнейшая Правда в составе Краткой редакции) результатом деятельнос­ти Ярослава, связанной с необходимостью отбора и утвержде­ния норм, защищавших интересы феодалов. Он датирует ее 30 годами XI в. Правда Ярославичей вводит для охраны жизни администрации княжеского домена новые нормы пра­ва — привилегии, которые и были объединены вместе с из­бранным законодательством Ярослава и отдельными установ­лениями-новеллами великих князей в Краткую Правду в конце XI в. в Киеве.

В составе Пространной Правды С. В. Юшков видит два разновременных памятника, объединенных писцами, — Суд Ярослава Владимировича и Устав Владимира Мономаха. Пер­вый из них был приписан имени Ярослава, но сложился в конце XI —начале XII в. в результате развития норм Крат­кой Правды и пополнения ее новыми нормами так, что они относились не только к княжескому хозяйству, но и к классу феодалов вообще и отражали развитие гражданского, уголов­ного и процессуального права. Устав Владимира Мономаха, к которому С. В. Юшков относит всю вторую часть Простран­ной Правды, он связывает со стремлением этого князя смяг­чить классовые противоречия в условиях киевского восстания 1113 года. Сокращенную Правду С.В.Юшков относил к XV в., до издания Судебника 1497 г.

С. В. Юшков занимался проблемой характера Правды как

официального или частного сборника права. Он пришел к вы­воду о необходимости отделения вопроса о происхождении первоначальных ее текстов, норм, княжеское, законодательное, т. е. официальное происхождение которых несомненно, и со­хранившихся ее текстов — редакций и изводов, возникших позднее и в значительной степени в результате работы част­ных лиц.

В выпущенной под редакцией С. В. Юшкова серии «Памят­ники русского права» издание Русской Правды с переводами и комментариями подготовил А. А. Зимин. Он близок к мне­нию Б. Д. Грекова об отражении в Правде древнерусского права начиная с VIII — IX вв., показывая этапы его эволю­ции в связи с развитием государственности. А. А. Зимин счи­тает одним из основных источников Правды Ярославичей, Пространной Правды и погдней части Древнейшей Правды не дошедший до нас устав, принятый в последние годы кня­жения Ярослава его сыновьями. Всю Пространную Правду он связывает с кодификаторской деятельностью Владимира Мономаха, считая, что общерусское значение кодекс мог при­обрести в XIII—XV вв. только в том случае, если он был принят в Киеве в пору определенного единства русских зе­мель. Сокращенную Правду он датирует началом XVII в.

Наконец, последний значительный опыт изучения текстов Правды принадлежит Л. В. Черепнину (1948, 1965). Исследо­ватель видит в Древнейшей Правде, вызванной к жизни собы­тиями 1015—1016 гг., результат подбора тех норм из сущес­твовавших в древнерусском праве, которые могли обеспечить сосуществование в Новгороде двух политических сил. Новго­родцам гарантировалась охрана от притеснений со стороны княжеских дружинников и особенно варяжских наемников, а княжеской дружине обеспечивались условия для защиты от выступлений против них новгородцев. Л. В. Черепнин счи­тает, что Древнейшая Правда имеет характер договора между этими социально-политическими силами^ Однако возникнове­ние древнерусских кодексов права otЈ созывает с более ран­ним временем — с «Законом русским» начала X в., «Уставом земленым» конца X в. и другими упоминаемыми в источниках памятниками. Основное внимание Л. Е тановлению связи статей и их rpynjjj

Пространной Правды с социальными'-Движениями в различ­ных частях Руси и деятельностью отдельных князей в Киеве, Владимире и Новгороде, выделяя в составе Пространной Правды несколько разновременных кодексов. Таким образом, по Л. В. Черепнину, сложение обеих, ^редакций Правды шло

переменно и^ параллельно в Киеве $ Новгороде, завершив­шись созданием в Новгороде сохранившегося текста Краткой "редакции в 1136 rojfy и Пространной^! 1209 году.

?«Черепнин уделяет ус-щ составе Краткой и

Русская Правда. Введение

III

Законодательство Правда Краткой редакции (сокращенно — Краткая Прав-

Древнеи \ ПредСтавляет собой результат деятельности древнерусских

Руси „ п

князей по систематизации права. О составе ее еще

И. Ф. Эверсом выделены древнейшая часть (ст. ст. 1 —18), которая носит в науке название Правда Ярослава, или Древ­нейшая Правда, и Правда Ярославичей с дополнительными статьями (ст. ст. 19—41). Кроме того, в нее входят два самос­тоятельных установления: Покон вирный (ст. 42) и Урок мо-стникам (ст. 43).

Нормы Древнейшей Правды, возникшие еще до образова­ния государства, касаются взаимоотношений лично свободных и вооруженных «мужей» внутри «мира», дружины или друго­го социального коллектива. Они выросли из старинных обы­чаев, а затем были закреплены в качестве правовых норм раннефеодального государства. В Древнейшей Правде не вид­но феодально-зависимых крестьян, но вполне определенно фиксируется положение челяди — патриархальных рабов, поя­вившихся на этапе формирования феодального общества. Это, конечно, не означает, что отсутствуют феодально-зависимые крестьяне, живущие в соседской общине, — верви.

Согласно мнению, высказанному еще В. Н. Татищевым и подкрепленному Л. Гётцем, нормы Древнейшей Правды отра­жают раннее время истории Руси, еще до установления госу­дарственной власти и принятия христианства. В советской науке о сохранении в составе Правды норм VIII — IX вв. пи­сал Б. Д. Греков; о соответствии норм Правды нормам дого­воров с Византией X в., в которых говорится о «Законе рус­ском» (одном из важнейших источников Древнейшей Прав­ды), писал Л. В. Черепнин. Напротив, М.Н.Тихомиров счи­тает, что Правда знает нормы, несомненно более поздние, чем договор 945 г., он видит даже сходство терминологии Правды Ярослава и договора Новгорода с Готским берегом конца XII в. С. В. Юшков также считал, что многие нормы Древнейшей Правды сложились задолго до ее составления Ярославом, который произвел их отбор, закрепляя те, кото­рые соответствовали интересам класса феодалов и становились новыми нормами права Древнерусского государства. Действи­тельно, в Древнейшей Правде нашли отражение и архаичные нормы права, которые в течение XI—XII вв. отмирали или изменяли свой характер, превращаясь в нормы классового об­щества, и новые нормы, возникшие только в этом обществе.

Вопрос о времени составления Древнейшей Правды спо­рен. Важнейшим аргументом в пользу составления ее Ярос­лавом в 1016 г. для Новгорода Б. Д. Греков, Л. В. Черепнин, А. А. Зимин считают то, что вся Краткая Правда включена в состав Новгородской Первой летописи в обработке середи­ны XV в. (в младшем изводе) под 1016 г. В ней говорится, что новгородцы подняли восстание против варягов, находив­шихся на службе у князя Ярослава, и посекли их; Ярослав

в ответ на это самоуправство уничтожил многих новгородцев, виновных в гибели его дружинников, но вскоре получил изве­щение о смерти отца, князя Владимира, в Киеве и для похо­да в Киев был вынужден обратиться к новгородцам с прось­бой об участии в этом предприятии. После победы над братом Святополком, заняв киевский стол, Ярослав щедро расплатился с новгородскими участниками похода и отпусти их всех домовь, и дав им правду и устав списав, тако рекши (сказав) им: по сей грамоте ходите, якоже списав вам, тако-же держите. А се есть Правда Рускаа: Убиеть муж мужа.... Далее следует текст Краткой Правды.

Правда Ярославичей представляет собой отдельный от Древнейшей Правды законодательный акт, принятый князья­ми Изяславом, Святославом и Всеволодом вместе с боярами. В этом законе значительно сильнее, чем в Древнейшей Прав­де, выступает нормотворческая деятельность князей, изменяв­шая традиционные нормы уголовного и процессуального пра­ва в интересах феодальных земельных собственников.

Большинство советских исследователей связывают возник­новение Правды Ярославичей с подавлением крестьянских и городских восстаний 1068—1071 гг. На время составления закона указывают имена его составителей-князей: Ярослав умер в 1054 г., Святослав умер в 1076 г., но в 1073 г. между Святославом и Изяславом произошел конфликт, который ис­ключает их сотрудничество после этого года. Вслед за М. Н. Тихомировым исследователи считают, что Правда Ярославичей была принята во время съезда князей в Вышго-роде в 1072 г. по случаю перенесения мощей Бориса и Глеба в новую церковь. Однако этому противоречат два обстоятель­ства.

Как известно по источникам, в Вышгород съехались для участия в церковном торжестве не только три князя Яросла-вича, но и митрополит, четыре епископа и несколько игуме­нов; среди важных должностных лиц на съезде в Вышгороде указаны не только посадник Чюдин, но и настоятель княже­ской церкви Лазорь. Однако в преамбуле закона ни один церковный деятель не упомянут — в утверждении принимали участие только князья и бояре. Неучастие представителей церкви в принятии Правды Ярославичей на съезде подтверж­дает и ее светский характер. В ее составе нет также норм, ко­торые можно было бы связать с защитой интересов церков­ной организации, если не считать ст. 41, которая основана на грамоте Владимира. Вероятно, утверждение Правды Ярос­лавичей нужно относить к другой их встрече, не связывая ее обязательно с известным по летописи церковным торжеством.

А. А. Зимин относит составление Устава Ярославичей в составе Краткой Правды ко времени жизни Ярослава, между 1036 (когда Ярослав ездил в Новгород) и 1054 годом.

Объем законодательства Ярославичей исследователи опреде­ляют по-разному. М. Н. Тихомиров и С. В. Юшков включают в его состав ст. ст. 19—27, выделяя остальные в качестве до-

Русская Правда.

Введение

Законодательство

Древней

Руси

Начальные статьи

Русской Правды

Краткой

редакции

Лист 49

Академического

списка Новгородской

Первой летописи

бавочных, возникших после съезда Ярославичей. А. А. Зимин считает, что Ярославичами был издан Устав, охватывающий ст. ст. 19—41 Краткой Правды. Л. В. Черепнин также относит к этому закону все статьи между заглавием Правды Яросла­вичей и Поконом вирным, за исключением ст. ст. 29, 30 и 41. При этом он выделяет в его составе два близких по времени памятника: устав князя Изяслава, посвященный делам об убийствах, разбое, коллективной краже (ст. ст. 19—28, 31, 38—40), и устав князя Святослава, в котором рассматривают­ся правонарушения, подрывающие различные отрасли княже­ского дворцового хозяйства (ст. ст. 32, 34—37, 39 и, вероят­но, 33). Последний был включен в устав Изяслава уже во время съезда Ярославичей.

Покон вирный и Урок мостникам большая часть советских исследователей (С. В. Юшков, А. А. Зимин, Л. В. Черепнин) связывает с Древнейшей Правдой и датирует временем кня­жения Ярослава (1020-е или 1030-е гг.). М.Н.Тихомиров видит в ссылке то ти урок Ярославль указание на более позднее время (после 1054 г.), когда имя Ярослава как зако­нодателя сделалось более известным. Юшков и Черепнин свя­зывают с Древнейшей Правдой и предшествующую Покону вирному статью 41.

В целом создание Краткой Правды относится разными ис­следователями ко времени от середины XI до 30-х годов XII в. Составление ее еще в годы княжения Ярослава (после 1036 и до 1054 г.), как считают Л. Гётц и А. А. Зимин, ма­ловероятно. Учитывая участие Ярослава в законодательстве до последних лет жизни, о чем говорит принятие им совмест­но с митрополитом Иларионом в 1051 —1054 гг. церковного устава, законодательство Ярославичей без самого Ярослава скорее свидетельствует о том, что эта часть закона возникла после его смерти.

Если связывать Краткую Правду с Киевом, как делают большинство исследователей, то время ее возникновения нуж­но относить к 60—70 гг. XI в., после создания Правды Ярос­лавичей. Л. Гетц обратил внимание на перечисление сыновей Ярослава в заглавии этой части памятника (Изяслав, Всево­лод, Святослав) не в порядке их старшинства и наследования киевского стола (Изяслав, Святослав, Всеволод). М. Д. При­селков предположил в связи с этим, что Краткая Правда должна была быть создана после 1076 г., когда, после смерти Святослава и вокняжения Всеволода в Киеве возобладало отрицательное отношение к его предшественнику. Вслед за М. Д. Приселковым к концу XI в. отнес сложение памятника и С. В. Юшков. М. Н. Тихомиров объясняет этот порядок пе­речисления князей тем, что Краткая Правда возникла в Нов­городе, где княжили внук и правнук Всеволода. Однако пе­рестановка имен князей в Краткой Правде в составе новго­родского летописного свода XV в. может быть связана с выяснившейся значительно позднее ролью Всеволода как ро­доначальника княжеской линии, которая получила особое

mo«* нск'лтн мло

t ГПЬНАГЦ**Г*ГНАЛ<*Н\Л

40 значение в истории Руси XIII—XV вв. и нашла отражение

Законодательство в родословии князей 30-х годов XV в., в Комиссионном спис-Древней ке Новгородской Первой летописи (Ядослав роди Всеволода,

си Всеволод роди Володимера...). Эту перестановку имен можно

связывать, следовательно, с летописными трудами в Новгоро­де в XV в.

Новгородское происхождение Краткой Правды М. Н. Тихо­миров обосновывает принадлежностью ее составителей церков­ным кругам и времени правления Всеволода Мстиславича (до 1136г.), издателя двух церковных уставов и трех грамот, новгородским монастырям. Однако составление Краткой Правды церковными деятелями в свете результатов исследо­ваний сфер юрисдикции светской (княжеской) и церковной властей и характера памятников древнерусского церковного права, проведенных Я. Н. Щаповым, не может быть принято. Русская Правда — светский памятник, отразивший интересы церкви в ст. 41 только согласно установлению князя Влади­мира Святославича о десятине от даней и судебных штрафов (см. Устав кн. Владимира о десятинах).

Важным аргументом в пользу создания Краткой Правды в Новгороде в 30-х годах XII в. для М.Н.Тихомирова, А. А. Зимина и Л. В. Черепнина является предполагаемое ими включение ее в состав новгородского летописания уже в XII в. Однако столь раннее объединение этого закона, тог­да еще действующего, с летописью основывается на предполо­жениях и не находит подтверждения в известных фактах ис­тории летописания XII — XIV вв. По мнению Я. Н. Щапова, оно противоречит общей тенденции включения памятников права в состав летописей только после того, как они утрачи-

f вают свои первоначальные юридические функции, а использу-

ются как средство в политической борьбе. По мнению А. А. Шахматова, киевская Краткая Правда была внесена в летопись в XV в. в Москве, что маловероятно; М. Д. Присел-, , ков, Д. С. Лихачев, С. В. Юшков и Я. Н. Щапов связывают

I ее создание с Киевом и считают, что она была включена в

I свод, источник Археографического и Академического списков,

в Новгороде в первой половине XV в. Это соответствует и наблюдениям лингвистов об отражении в Краткой Правде поздних черт языка и вторичности отдельных статей сравни­тельно с Пространной Правдой, что могло быть связано с сокращением ее текста и поновлением ее языка при включе­нии в летопись.

! Пространная Правда представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уго­ловного и гражданского права и процесса. Она основана на тексте Краткой Правды, более раннем, чем сохранившийся в списках XV в., и Уставе Владимира Мономаха и других ки-

, евских князей конца XI — XII вв.

Мнению об объединении в составе Пространной Правды двух самостоятельных памятников — Суда Ярослава Владими­ровича и Устава Владимира Мономаха, которое отстаивал

С. В. Юшков, противоречат данные и археографического, и источниковедческого характера. Выделение киноварными за­главиями отдельных частей памятников составителями и пере­писчиками сборников XIV — XV вв., в которые входят рас­члененные на главы и грани кодексы (правила соборов, Эклога, Закон Судный людем, Правило о церковных людях и др.), обычно. Оно отражает стремление облегчить читателю использование ранних памятников права в сложных по соста­ву сборниках. Появление нумерации отдельных таких частей в составе сборников относится к концу XV в., и новейшая нумерация разделяет на части не только Пространную Прав­ду, но и другие цельные памятники (Устав Ярослава о цер­ковных судах и др.). Исследователями установлено, что Крат­кая Правда была использована при создании Пространной как в части до упоминания в тексте установлений Владимира Мономаха, так и после них, причем одни и те же статьи не заимствованы дважды, что свидетельствует о единовременном обращении составителя Пространной Правды к тексту Краткой.

Вместе с тем исследования 1950—60-х годов позволяют вы­делить в составе Пространной Правды группы статей, кото­рые есть основания считать заимствованными из законода­тельства не только Владимира Мономаха, упомянутого в Правде, но и других киевских князей, социальная политика которых известна по источникам. Так, по Л. В. Черепнину, начальные статьи (1—46) Пространной Правды отражают правовой кодекс, который мог быть принят на княжеском съезде в Любече в 1097 г. Следующая группа статей (47—52), по мнению А. А. Зимина и Л. В. Черепнина, явля­ется продуктом творчества князя Святополка Изяславича, по­кровительствовавшего ростовщикам. Особенностью этой груп­пы статей А. А. Зимин считает то, что в ней не встречается обычный для Пространной Правды штраф -продажа. Однако вряд ли это может служить доказательством, поскольку в названных статьях речь идет не о преступлениях, а о граж­данских правоотношениях. К Уставу Владимира Мономаха исследователи относят ст. ст. 53—66, трактующие вопросы долговых обязательств и кабальных отношений. Этот устав появился после подавления народного восстания 1113 г. Далее А. В. Черепнин выделяет Устав черниговского князя Всево­лода Ольговича (1138—1146), регулирующий социальные от­ношения в феодальных вотчинах (ст. ст. 67—73, 75—85) и основанный на домениальном Уставе Святослава Ярославича 1072 г. Цельную группу статей 90—95, 98—106, представ­ляющую собой самостоятельный устав о наследстве, Л. В. Че­репнин также связывает с деятельностью князя Всеволода Ольговича. Статьи 74, 86—89, 107—109 объединяются в группу, посвященную связанным с судебным процессом нор­мам обеспечения судебно-административного аппарата, а ст. ст. 96—97 говорят о денежном довольствии лиц, ведав­ших некоторыми делами общественного характера. Наконец,

Русская Правда. Введение

Законодательство

Древней

Руси

Тихомиров М. Н.

Пособие

для изучения

Русской Правды.

М., 1953, с. 25.

последняя часть Пространной Правды (ст. ст. 110—121) представляет собой устав о холопстве, выделенный в самос­тоятельный раздел еще Н. Л. Дювернуа, что было принято и последующими исследователями, датировавшими его вообще XII в. Л. В. Черепнин относит как статьи о судебно-админи-стративном аппарате, так и устав о холопстве к деятельности владимирского великого князя Всеволода Юрьевича и связы­вает последний с восстанием 1174—1175 гг., приведшим к ги­бели его брата Андрея Боголюбского. По И. И. Смирнову, начальные статьи этого устава (110, 111)—позднейшие, вставленные в Пространную Правду уже после объединения в ней всего прежнего законодательства.

Создание Пространной Правды в целом большинство иссле­дователей относят к первой четверти XII в., вскоре после вос­стания 1113 г. в Киеве и вокняжения Владимира Мономаха. Этому противоречит, однако, то, что о самом князе в Правде говорится в третьем лице, что могло быть только после его смерти (1125). М.Н.Тихомиров и Л. В. Черепнин полагают, что она составлена в Новгороде в связи с восстанием 1209 г. Первый исследователь считает, что она была создана во вре­мя княжения в Новгороде Мстислава Мстиславича Удалого (1210—1215), второй — видит в ней те «Уставы старых кня­зей», которые были даны князем Всеволодом новгородцам после их участия в военных действиях князя против Рязани. Однако по Новгородской Первой летописи, этот поход и вы­дача новгородцам «всей воли и уставов» предшествовали вос­станию, и сам социальный конфликт в Новгороде, по мнению исследователей, был вызван нарушением норм Правды. Это указывает на создание Правды и ее известность в Новгороде задолго до 1209 г.

Мнение о новгородском происхождении Пространной Прав­ды основывается главным образом на сохранении старших ее списков в рукописях новгородского происхождения (Сино­дальный список кормчей 1282 г., Мусин-Пушкинский юриди­ческий сборник второй половины XIV в.). В полемике с С. В. Юшковым, считавшим, что Пространная Правда была создана в Киеве и проникла в новгородские рукописи из Северо-Восточной Руси, М. Н. Тихомиров обращал внимание на то, что Правда отсутствует в кормчих книгах не новгород­ского происхождения (Волынской 1286 г., Рязанской 1284 г., северо-восточной Варсонофьевской XIV в.), и только новго­родская Синодальная кормчая 1282 г. содержит ее в своем составе. «Пока этот факт не опровергнут и не объяснен, гипотеза о новгородском происхождении Пространной Рус­ской Правды имеет право на существование», — писал он8. Однако известно, что сам Синодальный список представляет позднейший, измененный состав Правды сравнительно с севе­ро-восточным Троицким списком Мерила Праведного XIV в. В свое время было показано, что кормчие книги — сборники церковного, канонического права, не включавшие, как прави­ло, светских памятников. Рязанская кормчая представляет со-

бой сборник сербского происхождения, в котором не нашлось места ни для одной славянской, сербской или русской статьи. Волынская кормчая отражает один из первых опытов включе­ния местных русских канонических памятников — митропо­личьих и епископских правил. Представляется, что Правда могла появиться в составе кормчей именно в Новгороде в конце XIII в. в связи с особым государственным строем Нов­городской республики, когда архиепископ получил фактически право участия в суде по светским делам в других древнерус­ских землях, не принадлежавших церкви.

В этих особых условиях распространения церковной юрисди­кции на дела, традиционно подлежавшие ведению княжеских и городских властей, и оказалось нужным впервые вклю­чить древнерусский светский кодекс в состав сборника цер­ковного права9.

Возникновение Пространной Правды поэтому скорее может быть связано с теми городами, в которых создавались отдель­ные ее части (Киев, Чернигов, Владимир Суздальский). Мнению А. А. Зимина о том, что общерусское распростране­ние Пространной Правды свидетельствует о завершении рабо­ты над ней в столице государства, Киеве, и в то время, когда еще сохранялось определенное единство древнерусских земель (время Владимира Мономаха), может быть противопоставле­но другое. Известная нам Пространная Правда может быть местной, северо-восточной редакцией конц*а XII — начала XI11 в. древнего киевского текста, сохранившейся во владими-ро-суздальской, новгородской и московской рукописной тра­диции конца XIII —XV вв. Другие существовавшие ее обра­ботки XII — XI11 вв., которые также основывались на тексте начала XII в. и могли быть связаны и с Киевской землей, и с такими важными центрами, как Владимир-Волынский, Галич, Туров, Смоленск и др., по нашему мнению, не сохра­нились вследствие не только монголо-татарского разорения, но и вхождения этих земель в состав Литовского великого княжества, где кормчие книги традиционно не включали ме­стных светских юридических памятников10. В отличие от Русской Правды княжеские церковные уставы Владимира и Ярослава, также связанные первоначальным текстом с Кие­вом, легко входили в состав местных церковно-правовых сбор­ников, чем и вызвано сохранение большого числа их редак­ций и списков не только великорусского (московского, новго­родского и псковского), но и западного и юго-западного происхождения (см. Устав кн. Владимира о десятинах).

Среди списков Пространной Правды выделяются три тек­стологические группы. Синодально-Троицкая группа объеди­няет большую часть списков, которые сохраняют состав, наиболее близкий к первоначальному, архетипному тексту па­мятника. В эту группу входят старший Синодальный список, в котором порядок статей значительно отличается от других списков той же группы, Троицкий список XIV в., хорошо со­хранивший архетипный текст, и др. Внутри группы существу-

Русская Правда. Введение

Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое насле­дие на Руси в XI-XIII вв. М., 1978, с. 222-223.

См.: Щапов Я. Н. Археографиче­ская методика исследования и издания памятников древнерусского права.— В кн.: Методика изуче­ния древнейших источников по ис­тории народов СССР. Сборник статей. М., 1978, с. 13-14.

Законодательство

Древней

Руси

См.: Юшков С. В.

Русская Правда.

Происхождение,

источники,

ее значение.

М., 1950, с. 90.

Мрочек-Дроз-довский П. Н. Новое издание Русской Правды. — Ученые запис­ки Московского университета. Юридический факультет, вып. 26. М., 1907, с. 4.

Максимей-ко Н. А. Москов­ская редакция Русской Правды.,

— Проблемы источниковеде­ния. Сборник статей. М.-Л.,

1940, с. 127-162.

Любимов В. П.

Списки Правды

Русской.— ПР,

т. I, с. 51.

15 Тихомиров М. Н.

Исследование

о Русской Правде

(происхождение

текстов). М.-Л.,

1941, с. 125-127.

Памятники

русского права.

Вып. первый,

с.76.

Тихомиров М. Н. Указ. соч., с. 183-197.

ет несколько различных видов, в которые входят списки, от­личающиеся общими чтениями. В Мусин-Пушкинской (или просто Пушкинской) группе объединены списки, в которых Пространная Правда имеет добавочные статьи и соединена с другим юридическим памятником — Законом Судным лю-дем, или со Словом Василия Великого о справедливых судь­ях, являющимся своеобразным предисловием к сборнику. Наконец, Карамзинская группа включает списки, также имеющие некоторые из этих особенностей, но большая часть их отличается тем, что содержит значительную вставку в текст Правды с расчетами, как считает М. Н. Тихомиров, прибыли от конкретного феодального хозяйства, имевшего мелкий скот, лошадей, пчел, посевы и луга. Внутри обеих по­следних групп также выделяются отдельные виды.

Сокращенная Правда, по мнению большинства исследовате­лей, представляет собой памятник, возникший в результате значительного сокращения текста Пространной редакции. Работа редактора нового текста Правды заключалась в отборе из древнего памятника тех статей и норм, которые могли со­хранить характер действующих в его время. Это время опре­деляется различно. С. В. Юшков относит обработку к XV в., до издания Белозерской Судной грамоты и общерусского Су­дебника 1497 г., по сравнению с которыми, по его мнению, и Пространная и Сокращенная Правды представляли собой уже архаичное право". Ряд исследователей датируют этот памятник XVI или XVII в. (П. Н. Мрочек-Дроздовский12, Н. А. Максимейко13). В. П. Любимовым был установлен ис­точник этого сокращения — Ферапонтовский вид Синодально-Троицкой группы Пространной Правды14, который возник, по мнению М. Н. Тихомирова, как раз после создания Судеб­ника 1497 г. — в конце XV — первой половине или середине XVI в.15. Основываясь на этом, А. А. Зимин датирует созда­ние Сокращенной Правды началом XVII в.16. В этом случае в Сокращенной Правде, вероятно, нужно видеть памятник, юридическое значение которого было очень невелико, а рас­пространение ограничено включавшими ее списками кормчей, из которых сохранилось два.

Особое мнение о происхождении Сокращенной Правды от­стаивал М. Н. Тихомиров. Он не считал ее сокращением Про­странной, но утверждал, что в ее основе лежит ранний текст второй половины XII в., который был использован при соз­дании Пространной Правды. Важный аргумент в пользу тако­го соотношения Сокращенной и Пространной редакций М. Н. Тихомиров видел в том, что в ней отсутствуют почти все статьи Пространной Правды, заимствованные в нее из Краткой17. Однако еще Н. А. Максимейко объяснял это яв­ление тем, что как раз статьи Краткой Правды содержали наиболее архаичные нормы в составе Пространной, почему они и были опущены.

IV

В настоящем издании даются две старшие редакции Рус­ской Правды — Краткая и Пространная. Сокращенная редак­ция, лишенная характера законодательного памятника, в него не включается. Тексты подготовлены по академическому из­данию: Правда Русская. I. Тексты. Под ред. Б. Д. Грекова. М.-Л., 1940.

В основе издания Краткой редакции — Академический спи­сок середины XV в., переписанный в Новгороде и хранящий­ся в Библиотеке АН СССР (БАН 17, 8, 36), а существен­ные для понимания текста варианты взяты из новгородского Археографического списка того же времени (Архив Ленин­градского отделения Института истории СССР АН СССР). Основной список («осн. сп.») при издании Пространной ре­дакции— Троицкий второй половины XIV в. (хранится в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина (далее ГБЛ), Отдел рукописей, собрание Троице-Сергиева монасты­ря, № 15), содержащийся в юридическом сборнике «Мерило праведное». К этому списку подводятся варианты (существен­ные смысловые разночтения) из нескольких наиболее древних списков всех трех групп.

Использованные для вариантов списки имеют следующие условные обозначения и находятся в таких хранилищах:

1) списки Синодально-Троицкой группы входят в состав кормчих книг русских редакций:

С — Государственный исторический музей в Москве (далее ГИМ), собрание Синодальной библиотеки № 132; переписан в Новгороде в 1282 г.

НС — Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (далее ГПБ), собра­ние Новгородско-Софийской библиотеки №1173: переписан в Новгороде в третьей четверти XV в.

ПМГБЛ,собрание Рогожского монастыря № 257; пере­писан в Прилуцком монастыре под Вологдой в 1534 г.

РЛ — ГБЛ,Рогож. № 256; переписан в Пскове (?) в первой половине XVI в.

М — ГПБ,Q.II.49 первой половины XV в.

РМ — ГИМ,собрание Уварова № 791 конца XV в.

2) Списки Мусин-Пушкинской группы:

МП— Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА), фонд 135, Древлехранилище, № V.I.I; переписан в Новгороде (?) во второй половине XIV в., в юридиче­ском сборнике.

А II—Институт истории СССР АН СССР (Ленинград­ское отделение), собрание Археографической комиссии № 240, в приложении к Новгородской Первой летописи.

Русская Правда. Введение

46 CM V — ГПБ, собрание Соловецкой библиотеки

Законодательство №968/858, в кормчей; переписан в Новгороде в 1493 г.

Древней

3) Списки Карамзинской группы:

Т IV — ГБЛ, Троицк. № 765 первой половины XV в. АО II — ЦГАДА, фонд 135, №V.2.3, второй половины XV в.

К — ГПБ, F. IV.298 конца XV в. ИМ II — ГИМ, Музейское собрание № 1009 1420-х гг.

В приложении даются дополнительные статьи, примыкаю­щие к тексту Пространной Правды или входящие в ее текст в отдельных списках. Добавочные статьи о приходе в фео­дальном поместье из списков Карамзинской группы в изда-1 ние не включены.

Восполнения пропусков текста, допущенных писцом, даются составителем в скобках.

КРАТКАЯ РЕДАКЦИЯ

ТЕКСТ ПО АКАДЕМИЧЕСКОМУ СПИСКУ

ПРАВДА РОСЬКАЯ

Русская Правда. Краткая редакция

/. Убьеть муж(ь) мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отию сына, или братучаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40… 2. Или будеть кровав или синь надъражен, то не искати ему видока человеку… 3. Аще ли кто кого ударить батогом, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогом, или тылеснию, то 12 гривне; аще…

Братучаду

— дети братьев,

т. е. двоюродные

братья; иногда

переводится как

племянник со

стороны брата.

Законодательство

Древней

Руси

Сестрину сынова

— дети сестры, т. е. племянники.

Русин

— 1) житель Киевской Руси;

— 2) горожанин.

Гридин

— княжеский дру­жинник, младший

дружинник.

Ябетник

— 1) княжеский приказчик; тиун;

— 2) судебное должностное

лицо.

Мечник

— княжеский дру­жинник, судеб­ный служитель.

Изгой

— человек, вышедший из общины; имеются и другие толкова­ния этого слова (см., например. Церковный Устав кн. Всеволода Мстиславича).

Словении

— 1) житель Новгородской

земли;

— 2) селянин.

Н. П. Мрочек-Дроздовский, напротив, доказывал исчерпываю­щий характер этого перечня. В пользу того, что круг род­ственников убитого, которым разрешено мстить, дан лишь приблизительно, приводят примеры из летописей (месть княгини Ольги за убитого мужа — князя Игоря, попытка мести Рогнеды за гибель отца и братьев, месть волхвам со стороны родственников убитых на Белоозере). Приво­дились и логические доводы расширительного толкования статьи. В частности, в пользу такого понимания говорит казуистичность изложения норм права в Русской Правде (напр., в ст. 3 перечень предметов, которыми наносится удар, конечно, не может быть признан исчерпываю­щим). В пользу же того, что перечень мстителей дается пол­ный, говорит то, что в статье содержится перечисление муж­ского состава большой патриархальной семьи: отец, сын, братья, племянники.

Много споров в литературе вызывает вопрос о правовом ос­новании кровной мести — досудебная эта 'расправа или после-судебная. Русская Правда прямого ответа на этот вопрос не дает. Исследователи основывают свои выводы на анализе сис­тем права раннефеодального государства и летописях. Так, С. В. Юшков, например, считая, что преобладание в феодаль­ном Древнерусском государстве кровной мести — явление не­вероятное, выводит из этого ее послесудебный характер. И. Ф. Эверс, рассматривая Древнерусское государство как стоящее на одной из низших ступеней развития, видел в кров­ной мести непосредственную реакцию варвара, предполагая ее досудебный характер.

Исторически кровная месть сложилась как непосредственная обязанность рода потерпевшего расправиться с преступником. Процесс феодализации Древнерусского государства, увеличе­ние роли князя и княжеского суда внесли изменения и в при­менение обычая кровной мести. Появилась возможность выку­пать себя кунами при посредничестве князя (хотя, без сомнения, и раньше убийца мог договориться с родственника­ми убитого). Выделяется категория лиц, нуждающихся в осо­бой защите князя в связи с оторванностью их от своих родст­венников (купцы, изгои), а также служащие князя, дружин­ники (гридни, ябетники, мечники). Княжеский суд постепенно вытесняет общинный, хотя какое-то время они сосуществуют (см., напр., ст. 33). Одновременно вытесняется практика само­вольной расправы с преступником: кровная месть, личная месть и некоторые разновидности самосуда. Можно предполо­жить, что князь дает свою санкцию на кровную месть, и это положение впервые закрепляется первой статьей Правды Ярослава. Кровная месть по Русской Правде, таким образом, носит характер переходный от непосредственной расправы ро­да (а может быть, уже и патриархальной семьи) к наказанию, налагаемому и исполняемому государственным органом. В за­щиту тезиса о послесудебном характере кровной мести после принятия Правды Ярослава можно привести пример расправы

Яна Вышатича с волхвами. (Ян Вышатич был послан князем на подавление восстания на Белоозере. Руководили восстанием волхвы. После разгрома восстания и поимки зачинщиков Ян Вышатич разрешил родственникам погибших отомстить.) Речь здесь идет о государственном преступлении, поэтому, строго говоря, статьи Правды в этом случае неприменимы. Но если все же считать, что Ян Вышатич видел в преступлении вол­хвов лишь убийства отдельных частных лиц, то разрешение им мстить («мстите своих») указывает на то, что он выполнял обязанности княжеского суда.

Упоминаемая в статье дважды 40-гривенная плата рассмат­ривается исследователями двояко: как штраф в пользу князя (т. е. вира) или как платеж родственникам убитого в случае их отказа от мести (т. е. головничество). Иногда различают платеж, о котором говорится в первой части статьи, от таково­го во второй ее части. А. А. Зимин, например, в первом слу­чае видит головничество, а во втором — виру.

Статья 2

Допускается возможность мести; как и в первой статье, месть стоит на первом плане и лишь потом говорится о штра­фе за обиду. Штраф назначается… Вопрос о досудебном или послесудебном характере мести решается в литературе… Русская Правда. Краткая редакция

Статья 3

Конец статьи вызывает определенные сомнения: слова то ту конець, по мнению некоторых авторов (А. И. Соболевский), не несут никакой смысловой…

Статья 4

Статья является логическим продолжением предшествую­щей. Удар мечом в ножнах или рукоятью меча рассматривал­ся также как оскорбление. Этим обусловлен и столь высокий штраф (ср. ст. 6: за отнятие пальца — 3 гривны).

Статьи 5, 6, 7

это преступление полагалась плата в 40 гривен, равная штрафу за убийство. Хотя текст ст. 6 явно дефектен, М. Н. Тихомиров предпола­гает, что в ней…

Статья 8

Особо выделяет Правда Ярослава оскорбление, выражавшее­ся в повреждении бороды и усов. Статья содержит только указание на размер штрафа за это действие. Понятно, что здесь подразумеваются и условия, при которых можно осудить обидчика (они изложены в ст. 2: необходимо иметь или свиде­теля, или соответствующее знамение).

Статья 9

Русская Правда. Краткая редакция Чадо — дитя.

Статья 10

Статья интересна как первая статья, определяющая статус иностранцев. Они упоминаются в Краткой Правде дважды: в ст. ст. 10 и 11. Терминами варяг и…

Статья 11

Статья говорит об укрывательстве иностранцами челядина. Челядин — термин, не получивший в современной литературе единого толкования. Челядь в интерпретации Б. Д. Грекова — familia, т. е. не только рабы, но и все подвластные домовлады-ке, феодально-зависимые люди. Для С. В. Юшкова челядь — рабы. А. А. Зимин занимает промежуточную позицию, видя в челяди X — начала XI века рабов, пленных, а в XI — XII веках — совокупность феодально-зависимых людей. Укрыва­тельство челядина иностранцами выделяется не столько из-за казуистичности изложения, сколько из-за большей возможнос­ти такого укрывательства. Варяги и колбяги могли жить осо­быми общинами, а это затрудняло поиски беглых. Позднее норма была распространена на всех подданных (ст. 26 Прост­ранной Правды). В статье наказывается именно укрывательст­во беглого, а не увод, похищение: за последнее штраф гораздо выше (ср. ст. 34 Пространной Правды).

Порядок истребования челядина заставляет предполагать

FA

Законодательство

Древней

Руси

Поиметь

— взять.

Порт

— зд. одежда.

Мир

— община, как сельская, так и городская. Тер­мин, применяе­мый чаще всего в Новгородской

Руси.

Свод

— процесс отыс­кания недобро­совестного

владельца вещи

(см. комментарий

к ст. 16 Краткой

Правды).

Поручник

— поручитель или свидетель.

Друзе

— другой, иной, следующий.

Проче

— впредь, наконец.

Прок

— остаток имущества.

Извод

— показания свидетелей.

Достойно

— (как) следует.

Скот

— 1) скотина;

— 2) деньги;

— 3) имущество.

о применении эаклича, т. е. объявления на торгу о пропавшей вещи и обязанности незаконного владельца в трехдневный срок вернуть вещь (в том числе челядина). В случае невозвра­щения виновный платил 3 гривны за обиду.

Статья 12

В какой-то степени статья является продолжением предыду­щей. Если в ст. 11 речь идет о незаконном укрывательстве чу­жого челядина, то в ст. 12 говорится о незаконном пользова­нии имуществом. Для законодателя здесь важен лишь сам факт незаконного пользования, поскольку кража коня кара­лась особо (кража коня рассматривается в статьях Правды Ярославичей — ст. ст. 28, 31 Краткой Правды).

Статьи 13, 14

Однако возможна и иная трактовка статьи. В первом случае речь идет о недобросовестном владельце: вещь изыма­ется без с$ода не потому, что дело…

Статья 15

12 мужей, о которых говорит статья, рассматриваются или .как общинный суд, или как послухи. Если считать 12 мужей общинным судом, то следует… щины. Общинный суд, возможно, и существовавший в это вре- 57 мя, вряд ли в данном случае имеется в виду. Скорее всего наз- Русская Правда, ванные 12 мужей фигурируют здесь в…

Статья 16

В статье описывается свод — процесс, при помощи которого отыскивается недобросовестный владелец вещи. Статья гово­рит о частном случае, когда предметом свода является челя-дин. Процесс свода, выработанный еще в древнейшие времена, был, видимо, достаточно хорошо урегулирован обычаем, поэто­му мы не встречаем в Русской Правде подробного описания свода. В статье содержатся исключения из общего правила: свод ведется истцом до третьего покупателя. Далее его должен вести уже добросовестный покупатель, передав истцу своего челядина (ср. ст. 38 Пространной Правды).

Статья 17

12-гривенный штраф и является скорее штрафом за оскорб­ление, нанесенное холопом свободному: удар раба для свобод­ного всегда оскорбителен.… Статья дает также представление о статусе жилища в Киев­ской Руси. Холоп,…

Статья 18

Статья говорит о повреждении чужого имущества. Ее пер­вая часть регулирует случаи, когда испортивший вещь желает оставить ее у себя. В таком случае собственнику вещи возвра-

Пояти, поняти

— взять, принять.

поймать,

схватить.

Скот

— зд деньги (ср. ст 38 Про­странной Правды).

Налезуть

- зд. встретить,

найти.

Бити, бью — 1) бить; — 2) иногда переводится как убить.

Законодате льство

Древней

Руси

Приметати

1)прикидывать, подбрасывать;

— 2) отдавать,

уступать.

Фроянов И. Я.

Киевская Русь ..,

с. 41.

Огнищанин

— старший дружинник,

боярин (княж муж по Простран­ной Правде), приближенный князя

Подъездной

— сборщик различных посту­плений в пользу

Князя.

щается ее цена. Во второй части говорится о случае, когда сло­манную вещь хотят вернуть собственнику помимо его воли. В этом случае цена вещи все равно должна быть возмещена.

Правда уставлена руськои земли...

Вторая часть Краткой редакции Русской Правды (начиная со ст. 19) носит в литературе название Правды Ярославичей (к ней относят первые три, восемь или двадцать две статьи). В литературе существует своеобразное, хотя и не очень убеди­тельное мнение (Б. Д. Греков), что эта часть Русской Правды посвящена правовой регламентации жизни княжеской вотчины, ее охране от посягательств извне, в частности от свободных общинников, оказывающих сопротивление феодалам. Позднее положения этого закона были распространены и на другие феодальные владения.

И. Я. Фроянов считает, что в принятии Правды Ярослави­чей участвовали представители общины. На съезде Ярослави­чей, помимо князей, присутствовали наиболее именитые кня­жеские дружинники — наместники Киева и Вышегорода. И. Я. Фроянов утверждает, что они представляли интересы общины, земства и что «киевская и вышегородская общины через своих представителей оказались сопричастны к составле­нию Правды Ярославичей»21.

Более точной будет, пожалуй, все же иная характеристика Правды Ярославичей. Эта часть Русской Правды посвящена охране феодальной собственности и жизни лиц, служащих кня­зю, находящихся в той или иной форме зависимости от него, а также имущества и личности других феодалов.

Статья 19

В статье устанавливается наказание за убийство в обиду. Представляется неверной точка зрения А. А. Зимина, что это убийство с целью кровной мести. Под обидой на древнерус­ском языке отнюдь не понималась месть. Местью нельзя было оскорбить, месть не могла рассматриваться как убийство в оби­ду: в Пространной Правде ст. 2 говорит о кровной мести как об убиении за голову. Кроме того, с чисто логической точки зрения невозможно ввести наказание за совершение мести, ес­ли не отменена сама месть. Скорее всего в статье имеется в ви­ду не кровная месть, а убийство в отместку, в ответ на дейст­вия жертвы, убийство за обиду (как предполагал А. И. Собо­левский). Это вполне вероятно в связи с обострением классо­вой борьбы.

Начиная со ст. 19 более четко выступает классовое деление общества. В законе устанавливаются штрафы за убийство кня­жеских слуг, начиная от высших, определяются штрафы за кражу и порчу княжеского имущества. Статья 19 говорит лишь о наиболее знатных княжеских слугах — огнищанине и подъездном княжи. Она устанавливает повышенную плату за

их убийство — 80 гривен, которые поступают в пользу князя. Чтобы сделать наказание более суровым, закон запрещал об­щине помогать преступнику в уплате штрафа.

Статья 20

Второй разновидностью умышленного убийства является убийство в разбое. Оно рассматривалось в Древней Руси как наитягчайшее преступление. Именно из-за участившихся раз­боев духовенство посоветовало Владимиру Красное Солнышко ввести смертную казнь, что он и сделал.

Правда Ярославичей говорит о случае, когда жертвой прес­тупления становится огнищанин. Обязанность разыскивать преступника, совершившего преступление на территории верви, по обычаю лежала на верви. Во времена Правды Ярославичей вервь должна была выдавать преступника князю головой (ст. 5 Пространной Правды). В случае отказа верви от поиска или выдачи на нее возлагалась уплата штрафа.

Существуют различные точки зрения на сущность верви. С. В. Юшков видит в ней большую патриархальную семью. Б. Д. Греков — общину-марку. Последняя точка зрения пред­ставляется более обоснованной. Исходя из текста настоящей статьи видно, что вервь располагает определенной территори­ей: ...в ней же вири голова начнеть лежати. Вервь — это обще­ственная единица; она платит штраф в случае убийства или выдает князю преступника. Следовательно, вервь — это обще­ственно-территориальная единица. Она распадается на более мелкие единицы — семьи. Пространная Правда, описывая ин­ститут дикой виры, говорит о сложении средств отдельных членов верви, т. е., видимо, глав семейств.

Статья 21

Статья вызывала много споров как в дореволюционной, так и в советской литературе: является ли огнищанин жертвой преступления или самим преступником, которого надлежит убить. Сторонники последнего суждения находят данную ста­тью частным случаем ст. 38, когда вором явился огнищанин. Видимо, более обоснована точка зрения, что огнищанин явля­ется жертвой преступления (Б. А. Романов, А. Е. Пресняков). На это указывает несоответствие начала и конца фразы: Аже убиють огнищанина... то убить в пса место, что предполагает появление нового лица. К этому аргументу можно присоеди­нить то соображение, что ст. 21 является третьей статьей, гово­рящей об убийствах чиновников князя. Статья 19: Аще убь-ють огнищанина в обиду..., ст. 20: А иж(е) убьють огнищанина в разбои..., ст. 21: Аже убиють огнищанина у кле­ти— Весь строй изложения говорит за то, что речь идет имен­но о различных случаях убийства высших княжеских слуг. Статья 21 разрешает убить убийцу огнищанина сразу, т. е. без суда, причем в данном случае имеется в виду расправа, анало-

Русская Правда. Краткая редакция

Вири

— по всей види­мости, дефект

текста;

первоначально — верви, т. е. сель­ская община.

Клеть

— дом, хозяйст­венная постройка,

амбар, кладовая.

Говядо

— бык, рогатый

скот.

...в пса место

— как собаку.

Татьба

— воровство, кража.

Тивунец

— 1) домоупра-витель, дворецкий;

— 2) сын

дворецкого.

Законодательство

Древней

Руси

Тиун

— домоуправитель,

дворецкий.

Конюх старый

— конюший, старший конюх.

Сельский старо­ста и ратаиный

— должностные лица, следящие

за производством сельскохозяйст­венных работ.

Кормиличич

— 1)воспитатель,

дядька;

— 2) молочный

брат.

Третьякь

— животное на третьем году.

Лоньщина

— животное на втором году.

Яря

— ягненок.

Соотношение денежных

единиц:

1 гривна—20 но­гат—25 кун= 50 резан.

гичная расправе с ночным вором (ст. 38). Причем ст. 21 раз­решает убить убийцу огнищанина в любоевремя суток, в то время как ст. 38 допускает расправу только с ночным,не свя­занным вором. Таким образом, в ст. 21 подчеркиваетсяv опас­ный характер преступления. Последняя фраза носит характер более поздней приписки, подобной приписке о подъездном княжи (ст. 19).

Статьи 22, 23, 24, 25, 26, 27

В статьях перечислены штрафы, взимаемые за убийство кня­жеских слуг, а также людей, находящихся в зависимости от князя. Это, во-первых, высшие слуги князя: княжеский тиун (должностное лицо, игравшее значительную роль, управитель. Он мог быть и холопом — ср. ст. 102 Пространной Правды) — ст. 22; конюх старый — ст. 23. Во-вторых, это среднее звено в управленческом аппарате княжеского домена: сельский и па­хотный старосты — ст. 24. Возможно, что это были холопы князя. Интересно предположение Гётца, что в данной статье речь идет о слуге князя и о старосте свободных общинников. В связи со статьей 24 объясняет Л. Гётц и ст. 26: смерд — об­щинник, холоп — крестьянин, зависимый от князя. Однако все рассматриваемые статьи говорят о княжеском дворе, опи­сывают штрафы за убийство зависимых от князя людей. Поэтому логичнее предположить, что в рассматриваемых статьях речь идет лишь о людях князя. Наконец, в-третьих, перечисляются штрафы за убийство мелких княжеских слуг — рядовичей (ст. 25). Рядовичи — полузависимая категория, возможно, лично свободные. С. В. Юшков видит в рядовиче хозяйственного агента князя, Б. Д. Греков — феодально-зави­симого человека (разновидность рядовича — закуп Простран­ной Правды).

При всех условиях ст. 24 указывает нам на княжеское земле­владение, а также на то, что князья эксплуатировали крестьян (или холопов, посаженных на землю), т. е., что они были фео­далами.

Правда охраняет повышенным штрафом жизнь близких кня­зю лиц — кормилицу и кормиличича (по всей вероятности, холопов) — ст. 27. На низшей ступени лестницы штрафов стоят холоп и смерд. По всей видимости, здесь смерд — зави­симый от феодала крестьянин (наказание за убийство свобод­ных общинников определялось ст. 1 Краткой Правды). Точки зрения на смерда как на феодально-зависимого крестьянина придерживался С. В. Юшков. Ряд авторов видят в смерде со­бирательное название всех крестьян, включая как свободных общинников, так и феодально-зависимых (напр., Б. Д. Гре­ков). Существует также точка зрения на смердов как на сво­бодных общинников.

В Археографическом списке имеется разночтение: а в смердь и в холопе, что позволяло некоторым авторам, напри­мер В. И. Сергеевичу, говорить о холопах смерда: а в смердьи

в холопе. Однако такое прочтение статьи подверглось справед- 61

ливой критике в литературе (Б. Д. Греков, М. Н. Тихомиров, Русская Правда.

с. в. Юшков). кРаткая

Статья 28

Статья устанавливает штрафы за похищение или истребле­ние княжеского скота. Здесь же упоминается и о коне смерда. Вряд ли разница штрафов за коней князя и смерда вызвана только различным их использованием: княжеский — военный, смердий — пахотный, как полагает А. А. Зимин. Скорее всего закон ставит княжеское имущество под большую охрану по сравнению с имуществом смерда. Однако сама постановка во­проса о коне смерда в статье, касающейся имущества князя, говорит, во-первых, о наличии собственного хозяйства смерда, в хорошем состоянии которого заинтересован и князь, и, во-вторых, о роли коней смердов в ополчении.

Статья 29

Рассматриваемая статья устанавливает размер штрафа за увод, похищение холопа. Нельзя не обратить внимания, что размер этого штрафа значительно превышает размер штрафа за убийство холопа.

Статья 30

Статья кажется выпадающей из общего смысла закона. Правда Ярославичей говорит в первых статьях о наказании за убийство слуг князя, затем за похищение имущества с кня­жеского двора. Статья о кровавом муже вклинивается как раз в статьи о похищении имущества. Вряд ли она представляет более древнее установление, как считает А. А. Зимин. Скорее всего здесь имеется дефект текста. Замена видока на послуха в смысле очевидца говорит о позднейшем времени появления статьи. Послух в этом смысле появляется только в Простран­ной Правде.

Статья 31

Послух — свидетель доброй славы;

Статья 32

Имущество князя подлежит охране и в лесу: за уничтоже­ние или повреждение борти платится штраф.

Статья 33

Статья косвенным образом указывает на существование, наряду с княжеским судом, суда общинного. Она содержит санкции за физическое насилие в отношении смерда, огнища­нина, тиуна или мечника без разрешения князя. Перечислен­ные в статье лица подлежат суду князя: только он может су­дить своих дружинников и слуг.

Рассмотрение С. В. Юшковым данной статьи в связи с анализом статей о преступлениях против телесной неприкосно­венности представляется необоснованным, так как в данном случае объектом посягательства является не столько телесная неприкосновенность людей князя, сколько княжеский суд.

Статья 34

Статья устанавливает высокий штраф за порчу межевых знаков. Речь идет об охране землевладения.

Статьи 35, 36, 37

Статьи носят казуистический характер, перечисляют штра­фы за кражу имущества. Интересно появление в ст. ст. 35 и 36 термина продажа. В предыдущих статьях встречалось лишь взыскание за обиду. Оно толковалось исследователями Рус­ской Правды или как штраф в пользу князя, или как возна­граждение потерпевшему. Появление продажи характеризует дальнейшее развитие правовой мысли: закон устанавливает штраф, взыскиваемый в пользу князя в качестве государствен­ного органа, штраф, идущий в казну (если так можно выра­зиться, поскольку в тот период не было разграничения казен­ного, т. е. государственного, имущества и имущества князя). Помимо продажи устанавливается взыскание (за обиду) в по­льзу потерпевшего.

Статья 38

Здесь подтверждается правило, установленное, видимо, обы­чаем — право убить вора на месте преступления. Закон, одна­ко, ограничивает это право: убивать можно только ночью и нельзя убивать связанного вора. Статья 38, как и ст. 33, имеет целью укрепить княжескую юрисдикцию, ограничивая самочинную расправу.

Статья 39

Статья устанавливает штраф за кражу сена или дров. Прес­тупление состояло именно в краже уже готового продукта, а не в недозволенном сенокошении или рубке леса, как считает

А. А. Зимин. Сенокошение и рубка леса не представляли опас- 63

ности во времена Древней Руси: леса и травы было доста- Русская Правда.

Краткая редакция точно. к г »

Статья 40

Статья аналогично ст. 31 рассматривает случай, когда прес­тупление — кража — совершено несколькими преступниками. Наказанию подвергается каждый из соучастников (будь их хоть десять — каждый платит штраф. Формулировка статьи кажется более близкой к первоначальному тексту по сравне­нию со ст. 31 —там будь их хоть 18). Статья устанавливает также таксу вознаграждения за поимку воров (ср. ст. 31, см. также ст. 41).

Изъимати

— схватить, захватить

Статья 41

Определяется размер вознаграждения за выполнение дру­жинниками князя судебных функций; кроме того, указан раз­мер отчислений в пользу церкви. Хотя эти отчисления и носят название десятины, фактически они составляют 1/5 от суммы, положенной князю, и 1/6 от размера поступления в целом. В Краткой Правде, как и в более поздней Пространной Прав­де, нет четкого деления слуг князя, выполнявших судебные функции: это и емец, и мечник (ст. 41), и отрок (ст. 74 Прост­ранной Правды). Важно, что размер вознаграждения за вы­полнение обязанностей, связанных с судопроизводством, оста­вался постоянным — 2 гривны 20 кун (или 70 кун) с 12 гривен (ст. 41 Краткой Правды и ст. 74 Пространной Прав­ды) и 1/6 часть от более мелких штрафов (ст. ст. 31 и 40 Краткой Правды). Обращает на себя внимание казуистичность изложения статьи: размеры отчислений определяются не в до­лях, а применительно к конкретному случаю, отсюда и боль­шая возможность ошибок.

Статья 42

Покон вирный представляет собой третью составную часть Краткой Правды. Покон определяет типичный для раннефео­дального государства порядок кормления княжеского слуги — вирника. Время происхождения Покона датируют по-разному: временем княжения Ярослава или после его смерти.

Статья 43

Емец — 1) княжеский чиновник, — 2) поимщик

.56

свержеть виру, а тому дати

по костех и по мертвеци не платить верви"", аже имене не ведають, ни знають его.

20. Ь7АЖЕ СВЕРЖЕТЬ ВИРУ™. А

то гривна кун сметная отроку; а кто и клепа/, другую гривну; а от виры помечнаго59 9 (кун).

21. Искавше ли послуха, (и) не налезуть, а истьи,(ь)Ь0.6{ начнеть головою клепати, то(да)ти им правду же-лезо64.

22. Тако же и во всех тяжах, в татбе и в поклепе; оже не будеть лиця, то тогда дати ему железо из неволи до по­лугривны золота; аже ли65 м(е)нем, то на воду, оли то до дву гривен ; аже мене, то роте ему ити по свое куным.

23. 69Аже кто ударить мечемь, не70 вынез его, или ру-коятию, то 12 гривен продажи за обиду.

24. Аже ли вынез меч, а не утнеть, то гривна кун.

25. Аже кто кого ударить ботогомь, любо чашею, любо ро-гомь, любо тылеснию , то 12 гривен.

26. Не терпя ли противу тому ударить мечемь, то вины ему в томь нетуть.

27. Аче ли утнеть

или нога, или око, или не а тому за век 10 гривен.

28. Аже перст утнеть кии любо, 3 гривны продаже, а самому гривна кун75.

29. ™А ПРИДЕТЬ КРОВАВ МУЖ77. Аже придеть кровав муж на двор или синь, то видока ему не иска-ти, но платити ему продажи»78 3 гривны79; аще

не будеть на нем знамения, то привести ему видок слово противу слова; а кто будеть почал, тому пла-ти(ти) 60 кун; аче же и кровав придеть, или будеть сам почал, а вылезуть послуси, то то ему за платежь, оже и били.

руку, и отпадеть рука или усхнеть, утнеть, то полувирье 20 гривен.

Русская Правда. Пространная

редакция

ли

,80

66 30. ьхАже ударить мечемь, а не утнеть на смерть, то 3

Законодательство гривны , а самому гривна за рану, (о)же лечебное; потнеть Древней ли на смерть, а вира.

уси 31. Аче попъхнеть мужь мужа любо к собе,ли от собе, любо

по лицю ударить, ли жердью ударить, а видока два выведуть, то 3 гривны продажи; аже будеть варяг или колбяг, то полная видока вывести, и идета на роту.

32. О ЧЕЛЯДИ. А челядин скрыеться, а закличють и на торгу, а за 3 дни не выведуть его, а познаеть и (в) третий день, то свой челядин поняти, а оному платити 3 гривны про­дажи.

33. *3АЖЕ КТО ВС Я ДЕТЬ НА ЧЮЖЬ КОНЬ*4. Аже кто всядеть на чюжь конь не прайме, то 3 гривны*5.

34. *6Аче кто конь погубить, или оружье, или порт, а за-повесть на торгу, а после познаеть в своем городе, свое ему лицем взяти, а за обиду*1 платити ежу88 3 гривны.

35. Аже кто познаеть свое, что будеть погубил или украдено у него что , или конь, или порт, или скотина, то не рци : се мое, но пойди на свод, кде есть взял; сведигеся9', кто бу­деть виноват, на того татба снидеть, тогда он свое возметь, а что погибло будеть с нимь, то же ему начнеть платити; аще будеть коневыи тать, выдати князю на поток; паки ли будеть клетныи тать, то 3 гривны платити ему.

36. О СВОДЕ. Аже будеть во едином городе, то ити ис­тьцю до конця того свода; будеть ли свод по землям, то ити ему до третьяго свода; а что будеть лице, то тому платити тре­тьему кунами за лице, а с лицемь ити до конця своду, а ис-тьцю ждати прока; а кде снидеть на конечняго, то тому все платити и продажю.

37. О ТАТ БЕ. Паки ли будеть что татебно купил в торгу, или конь, или порт, или скотину, то выведеть свободна мужа два или мытника; аже начнеть не знати у кого купил, то ити

по немь тем видоком на роту, а истьцю свое лице взяти; а что с нимь погибло, а того ему желети, а оному желети сво-

их кун, зане не знаеть у кого купив; познаеть ли на долзе у кого то купил, то свое куны возметь, и сему платити, что у него будеть погибло, а князю продажю.

38.94АЖЕ ПОЗНАЕТЬ КТО ЧЕЛЯДЬ95. Аще позна-еть кто челядин свои украден, а поиметь и, то оному вести и по кунам до 3-го свода; пояти же челядина в челядин место, а оному дати лице, ать идеть до конечняго свода, а то есть не скот, не лзе речи: (не веде) , у кого есмь купил, но по язы­ку ити до конця; а кде будеть конечнии тать, то опять воро-тять челядина, а свои поиметь, и протор тому же платити, а князю продаже 12 гривен в челядине или украдше97.

39. О СВОДЕ ЖЕ. А ис (с)воего города в чюжю землю свода9* нетуть, но тако же вывести ему послухи любо мытни­ка, перед кимь же купивше, то истьцю лице взяти, а прока

~ 99

ему желети, что с нимь погибло, а оному своих кун желети .

40. О ТАТ БЕ. Аже убиють кого у клети или у которое тат-бы, то убиють во пса место; аже ли и додержать света, то вес-

\

ти на княжь двор; оже ли убиють и, а уже будуть людие свя­зана видели, то платити в томь 12 гривен.

41. Аже крадеть кто скот в хлеве или клеть, то (о)же будеть один, то платити ему 3 гривны и 30 кун; будеть ли их много, всем по 3 гривны и по 30 кун платит(и).

42. О ТАТ БЕ ЖЕШ. Аже крадеть скот на поли, или ов­це, или козы, ли свиньи, 60 кун101; будеть ли их много, то всем по 60 кун102.

43. Аже крадеть гумно или жито в яме, то колико их будеть крало, то всем по 3 гривны и по 30 кун.

44. А у него же погибло, то оже будеть лице, лице поиметь, а за лето возметь по полугривне.

45. Паки ли лиця не будеть, а будеть был княжь конь, то платити за нь 3 гривны, а за инех по 2 гривны.

А СЕ УРОЦИ СКОТУ. Аже за кобылу (60)103 кун, а за вол гривна, а за корову 40 кун, а за третьяку 30 кун, за лонь-щину полгривны, за теля 5 кун104, а за свинью 5 кун, а за порося ногата, за овцю 5 кун, за боран ногата, а за жеребець, аже не вседано на нь, гривна кун, за жеребя 6 ногат; то ти уроци смердом, оже платять князю продажю.

46. АЖЕ БУДУТЬ ХОЛОПИ ТАТЬЕ, СУД КНЯЖЬ. Аже будуть холопи татие любо княжи, любо боярьстии, любо чернечь105, их же князь продажею не казнить, зане суть не свободни, то двойне платить ко истьцю за обиду.

47. 106ОЖЕ КТО СКОТА ВЗИЩЕТЬ107. Аже кто взи-щеть кун на друзе, а он ся начнеть запирати, то оже на нь вы­ведеть послуси, то ти поидуть на роту, а он возметь свое куны; зане же не дал ему кун за много лет, то платити ему за обиду 3 гривны.

48. Аже кто купець купцю дасть в куплю куны или в гость-бу, то купцю пред послухи кун не имати, послуси ему не надо-бе, но ити ему самому роте, аже ся почнеть запирати.

49. О ПОКЛАЖАИ. Аже кто поклажам108 кладеть у кого любо, то ту послуха нетуть; но оже начнеть болшим клепати, тому ити роте, у кого то лежал товар: а толко ecu у лене по­ложил, зане же ему в бологодел109 и хоронил товар того.

50. О РЕЗЕ. Аже кто даеть куны в рез, или настав в мед, или жито во пр(и)соп1[0, то послухи ему ставити, како ся бу­деть рядил, тако же ему имати.

51. О МЕСЯЧНЕМЬ PE3E.(A)ul месячный рез, оже

■за мало , то имати ему; заидуть ли ся куны до того же го­да, то дадять ему куны в треть, а месячный рез погренути.

jc.. Послухов ли не будеть, а будеть кун 3 гривны, то ити ему про свое куны роте; будеть ли боле кун, то речи ему тако: промиловалсяпз ecu, оже ecu не ставил послухов114.

53. УСТАВ ВОЛОДИ МЕРЬ ВСЕВОЛОДИЧАиъ. Воло-димер Всеволодичь по Святополце созва дружину свою на Ьерестовемь: Ратибора киевьского тыоячьского, Прокопью оелгородьского тысячьского, Станислава переяславьского ты-сячьского, Нажира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа и уставили до третьяго реза, оже емлеть в треть куны;

Русская Правда.

Пространная

редакция

Законодательство

Древней

Руси

аже кто возметь два реза, то то ему взяти исто; паки ли воз-меть три резы, то иста ему не взяти.

"6Аже кто емлеть по 10 кун от лета на гривну, то того не отметати.

54. АЖЕ КОТОРЫЙ КУПЕЦЬ ИСТОПИТЬСЯ. Аже который купець, кде любо шед с чюжими кунами, истопиться, любо рать возметь, ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть"7 от лета платити, тако же платить, зане же пагуба от бога есть, а не виноват есть; аже ли пропиеться или пробиеться, а в безумьи чюжь товар испортить, то тако любо тем"ъ, чии то товар"9, ждуть ли ему, а своя им воля, продадять ли, а своя им воля.

55. О ДОЛЗЕ. Аже кто многим должен будеть, а пришед (гость)120 из иного'2' города или чюжеземець, а не ведая запустить за нь товар, а опять начнеть не дати гост(ю) кун, а первии должебити123 начнуть ему запинати, не дадуче ему кун, то вести и на торг, продати же и отдати же первое гостины куны, а домашним, что ся останеть кун, тем же ся по-делять; паки ли будуть княжи куны, то княжи куны первое124 взяти, а прок в дел; аже кто много реза имал, не имати тому.

56. АЖЕ ЗАКУП БЕЖИТЬ. Аже закуп125 бежить от го­споды, то обель; идеть ли искат(и) кун, а явлено ходить, или ко князю, или к судиям бежить обиды деля своего господина, то про то не работять его, но дати ему правду126.

57. О ЗАКУПЕ ЖЕ. Аже у господина ролеиныи закуп, а погубить воискии'27 конь, то не платити ему; но еже дал ему господин плуг и борону, от него же купу128 емлеть, то то погубивше платити; аже ли господин его отслеть на свое орудье, а погибнеть без него, то того ему не платити]29.

58. О ЗАКУПЕ ЖЕ. Аже из хлева130 выведуть, то закупу того не платити; но (о)же погубить на поли и в двор не вже-негь131 и не затворить, кде ему господин велить, или орудья своя дея, а того погубить, то то ему платити.

59. Аже господин переобидить132 закупа,

а увидить'33 ку­пу134 его или отарицю, то то ему все воротити, а за обиду платити ему 60 кун.

60. Паки ли прииметь на немь кун, то опять ему воротити куны, что будеть принял, а за обиду платити ему 3 гривны продажи.

61. Продасть ли господин закупа обель, то наймиту'35 сво­бода во всех кунах, а господину за обиду платити 12 гривен продаже.

62. Аже господин бьет закупа про дело, то без вины есть; биеть ли' не смысля137 пьян, а без вины, то яко же в сво-боднемь платежь'м, тако же и в закупе139.

63. О ХОЛОПЕ. Аже холоп обелныи выведеть конь чии любо, то платити за нь 2 гривны.

64. О ЗАКУПЕ. Аже закуп выведеть'40 что, то господин в немь'4'; но оже кде и налезуть, то преди заплатить госпо­дин его конь или что будеть ино взял, (а)'42 ему холоп обе­лныи; и паки ли господин не хотети начнеть платити за нь,

дають'*5; но оже не будеть свободного, но146 -~ .........|47

сложити на боярьска тивуна'4%,

гривен продаже, а за

во рте, а людье вылезуть'"", то 12 зуб154 гривна.

69. 'Аже украдеть кто бобр156, то 12 гривен157.

70. Аже будеть росечена земля или158 знамение, им же ловлено, или сеть, то по верви искати'59 татя^ ли'60 платити продажю.

71. АЖЕ КТО БОРТЬ РАЗНАМЕНАЕТЬ[6[. Аже раз-наменаеть борть, то 12 гривен.

72. Аже межю перетнеть бортьную, или ролеиную разореть, или дворную тыном перегородить межю, то 12 гривен про­дажи.

73. Ь2Аже дуб подотнеть'63 знаменьныи или межьныи, то 12 гривен продаже164.

74. А СЕ НАКЛАДИ. А се наклады: 12 гривен, отроку 2 гривны и 20 кун, а самому ехати со отроком на дву коню, сути же на рот овес, а мясо дати овен любо полоть, а инем кормом, что има черево возметь, писцю 10 кун, перекладна-го 5 кун, на167 мех две ногате.

75. А СЕ О БОРТИ. Аже борть подътнеть'м, то 3 гривны продаже, а за дерево полгривны.

76. Аже пчелы выдереть, то 3 гривны продажи; а за мед, аже будеть пчелы не лажены, то 10 кун; будеть ли олек, то 5 кун.

77. Не будеть ли татя'69, то по следу женуть170; аже не будеть следа ли к селу или к товару, а не отсо-чять от собе следа, ни едуть на след или отбьться, то тем платити татбу и продажю; а след гнати с чюжими людми а с послухи; аже погубить след на гостиньце на велице, а села не будеть, или на пусте'72, кде же не бу-леть ни села, ни людии, то не платити ни продажи, ни татбы.

■ О СМЕРДЕ. Аже смерд мучить смерда без княжа сло­ва, то 3 гривны продажи'73, а за муку гривна кун'74; аже

Пространная редакция

а продаст и; отдасть же переди или за конь, или за вол, или 59

за товар, что будеть чюжего взял, а прок'43 ему самому взяти р Па

собе. усекая равд

65. А СЕ АЖЕ ХОЛОП УДАРИТЬ. А се аже ударить свободна мужа, а убежить в хором, а господин его не выдасть, то платити за нь господину 12 гривен; а затем аче и кде нале-зеть удареныи тъ своего истьця, кто его ударил, то Ярослав был уставил убити и, но сынове его по отци уставиша на ку­ны'44, любо бити розвязавше, любо ли взяти гривна кун за сором.

66. О ПОСЛУШЬСТBE. А послушьства на холопа не скла-

по нужи

а на инех не складывати; а в мале тяже по нужи възложити на закупа.

67. О БОРОДЕ. А кто порветь бороду, а въньметь149 зна­мение, а вылезуть'50 людие'5', то 12 гривен продаже; аже без людии, а в поклепе, то нету продаже.

68. О ЗУБЕ. Аже выбьють зуб'52, а кровь видять у него

Законодательство

Древней

Руси

огнищанина мучить, то 12 гривен продаже175, а за муку гривна.

79. 17ЬАже лодью украдеть, то 60 кун продаже; а лодию лицем воротити; а177 люрьскую'78 лодью 3 гривны, а за набоиную лодью 2 гривны, за челн 20 кун[79, а за струг гривна.

80. О ПЕРЕВЕСЕХ. Аже кто подогнеть180 вервьш в пе­ревесе, то 3 гривны продажи, а господину за вервь гривна кун.

81. хьъАже кто украдеть'84 в чьем перевесе186 ястреб или со­кол, то продаже 3 гривны, а господину гривна, а за голубь 9

кун, а за куря 9 кун, а за утовь 30 кун, а за гусь 30 кун, а за лебедь 30 кун186, а за жеравль 30 кун187.

82. А в сене и в дровех 9 кун, а господину колико будеть воз украдено, то имати ему за воз по 2 ногате.

83. О ГУМНЕ. Аже зажгутьш гумно,

поток

на грабеж дом его , переди пагубу исплативихю, а в проце

IQ9

князю источити и; тако же аже кто двор зажьжеть.

84. А кто пакощами193 конь порежеть194 или скотину, про­даже 12 гривен, а пагубу господину урок платити.

85. 195Ты тяже все судять (с)[9ь послухи свободными; бу­деть ли послух холоп, то холопу на правду не вылазити; но оже хощеть истец, или иметь и, а река тако: по сего речи емлю ти, но яз емлю тя, а не холоп, и емети и на железо; аже оби-нити и, то емлеть на немь свое; не обинить ли его, платити ему гривна за муку, зане по холопьи речи ял и.

86. 19''А железного платити 40 кун, а мечнику 5 кун, а пол гривны детьскому; то ти железный урок, кто си в чем емлеть.

87. Аже иметь на железо по свободных людии речи, либо ли запа на нь будеть, любо прохожение нощное, или кимь лю­бо образом аже не ожьжеться, то про муки не платити ему, но одино железное, кто и будеть ял.

88. О ЖЕНЕ. Аже кто убиеть жену, то тем же судом суди-ти, яко же и мужа; аже будеть виноват™, то пол виры 20 гривен.

89. А в холопе и в робе виры нетуть; но оже будеть без ви­ны убиен, то за холоп (урок)[99 платити или за робу, а кня-

1 о 200

зю 12 гривен продаже .

90. 2(ПАЖЕ УМЕРЕТЬ СМЕРД202 Аже смерд у мреть203, то задницю204 князю; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужем, то не даяти части им20Ъ.

91.^ М6О ЗАДНИЦЕ БОЯРЬСТЕИ И О ДРУЖЬ-НЕЙ207 Аже в208 боярех либо в209 дружине, то за князя задни­ця не идеть; но оже не будеть сынов, а дчери возмуть.

92. Аже кто умирая разделить дом2[0 свои детем211, на том же стояти; паки ли без ряду умреть, то всем212 детем, а

на самого часть дати души.

93. 2[4Аже жена сядеть по мужи, то2*5 на ню часть дати216; а что на ню муж възложить, тому же есть госпожа, а задни-ця217 ей мужня не надобе.

94. Будуть ли дети, то что первое жены, то то возмуть дети

матере своея21*; любо си на жену будеть219 възложил, обаче

матери своей возмуть. Русская Правда

95. Аже будеть сестра в дому, то той задниця не имати, но Пространная отдадять ю за муж братия220, како си могуть221. редакция

96. 222А СЕ ЗАКЛАДАЮЧЕ ГОРОД223. А се уроци город-нику: закладаюче городню, куну взяти, а кончаете ногата; а за корм, и за вологу, и за мяса, и за рыбы 7 кун на неделю, 7 хлебов, 7 уборков пшена, 7 лукон овса на 4 кони; имати же ему, донеле город срубять, а солоду одину224 дадять 10 лукон.

97.22Ю МОСТНИЦЕХ226. А се мостнику уроци: помос-тивше мост, взяти от 10 локот по ногате; аже починить моста ветхаго, то колико городне починить, то взяти ему по куне от городне; а мостнику самому ехати со отроком на дву коню, 4 лукна овса на неделю, а есть что можеть.

98. А СЕ О ЗАДНИЦЕ229. Аже будуть робьи дети у му-жа, то задници им не имати, но свобода им с матерью .

99. Аже будуть23* в дому дети мали, а не дъжи232 ся бу-

** 244

дугь сами собою печаловати, а мати им поидеть за муж, то кто им ближии будеть, тому же дати на руце и с добытком

и с домом, донеле же возмогуть; а товар дати перед люд-ми; а что срезить товаром тем или пригостить, то то ему собе, а истый товар воротить им, а прикуп235 ему собе, зане кормил и печаловался ими; яже от челяди плод или от скота, то то все поимати лицемь; что ли236 будеть237 рестерял, то то все ему платити детем тем; аче же и отчим прииметь дети с задни-

24Я

цею, то тако же есть ряд .

100. А двор без дела239 отень всяк240 меншему сыновы.

101. О ЖЕНЕ, АЖЕ ВОРЧЕТЬСЯ СЕДЕТИ. Аже жена ворчегься241 седети по мужи, а ростеряеть добыток и поидеть за муж, то платити ей все детем.

102. Не хотети ли начнуть дети ей ни на дворе, а она начнеть

242 244

всяко хотети и седети , то творити всяко волю, а детем

не дати воли; но что ей дал муж, с тем же ей седети или, свою часть вземше, седети же.

103. А материя часть не надобе детем, но кому245 мати дасть, тому же взяти246, дасть ли всем, a ecu розделять; без языка ли умреть, то у кого будеть на дворе была24Ь и кто ю кормил, то тому взяти.

104. Аже будуть двою мужю дети, а одиное матери, то онем своего отця задниця, а онем своего.

105. Будеть ли потерял своего иночима что, а онех отця, а умреть, то възворотить249 брату250, на не же и людье выле-зуть, что будеть отец его истерял иночимля; а что ему своего отця, то держить.

'W6. А матери, который сын добр, первого ли25[, другаго Л25з ТОмУ же ласть свое252; аче и ecu сынове ей будуть лиси, а дчери можеть дати, кто ю кормить.

107.25М СЕ УРОЦИ СУДЕБНИИ. А се уроци судебнии: от виры 9 кун, а метелнику 9 векош, а от бортное земли 30 кун, (а метнику 12 векши, а от ролеинои земли такожде; а ос-

 

З

о

« а.

Л, f; U 3

О о

О з

*8

4 в

(О СО

о

С

г- О

О.

3 .

2 . $

^ О В!

? а

Sou У К 3

о

Законодательство

Древней

Руси

РАЗНОЧТЕНИЯ

22—23

МП Суд Ярослава князя. Устав

о всяких пошлинах и о уроцех;

АИ Устав великого князя Ярослава;

TIV Суд Ярославль Володимерич

о душегубстве; АОП Устав великого

князя Ярослава Владимерича.

Суд о душегубстве;

24 TIV далее ли тиун княж;

МП, All, CMV горожанин, TIV, АОП, К, ИМИ русин горожанин;

26 МП, CMV гридин;

40 НС погнание;

41 Е людскую;

42 МП, TIV вину и виру;

43 М, МП прикладная;

44 АОП, ИМИ метальнику;

45 в () в осн. сп было стерто;

РМ О уроцех; 46

TIV в начале Суд Ярославлих детей; С, НС, All, TIV заглавие О княже

отроце, РМ О княжих отроцех

28 НС далее рустии;

29 CMV далее Володимер;

CMV далее Вячеслав;

31 МП боевника; All убойника;

32 РМ вирную; М вирное;

33 МП один;

С, НС, М заплатить; МП за то платять;

МП вину;

В осн. сп. зань, дается по др. спискам;

НС, М, РМ, МП, TIVприкладывають;

38 МП вину:

39 С, НС, М, РМ, МП, TIV

прикладываеть:

и о епископлех вины; МП О отроце;

TIV заглавие О смердьи холопе, ИМИ О смерди и холопе; АОП О смерди холопе;

47—49 М, РМ нет;

ПМ, МП смердь и; АОП смерди; ИМИ смердии;

50 С статьи нет;

50—51 МП О поклепе;

52 МП у;

53 TIV далее то ти имуть веру;

дается по Пушк. и Троицк, группам, в осн. списке тогда;

С статьи нет;

56 М, РМ, TIV, АОП, ИМИ виры;

57—58

TIV, АОП, нет; РМ О свержениивиры;

С, НС, РМ, полоченого; М полочного; МП помойного;

60- 61

так в осн. сп. и его группе,

TIV АОП истьця, истца; дается

по МП, АН, CMV;

62 М, РМ, T1V, АОП дати;

63 АОП исправа;

64 М с железом на поле;

65—67

РМ до двою гривен золота;

66—67

М до полугривны золота, оже ли до двою гривен золота,

TIV,АОП, далее добавочная статья

А судным кунам ростов (АОП,

К росту) нету.

далее заглавие С, НС, МП, АН,

CMV Оже кто ударить мечем;

TIV, AOII О мечи;

70 МП, АН, CMV нет;

М десницею. СМ лестницею, TIV,АОН тылесницею;

72 ИМИ далее не;

73 МП, АН, CMV, TIV, АОП нос;

МП, All, CMV, TIV, АОП далее мечем;

75 МП, All, CMV, TIV, АОП нет;

76—77

РМ О мужи кроваве; TIV, АОП О муже;

78—79 РМ за бещестие;

80 TIV выдоки;

TIV, АОП в начале о мече; 82

МП, All, CMV, TIV, АОП

далее продажа;

83—84

АОП, ИМИ Оже на чюжем коне ездит,

АОП, ИМИ далее продажи;

T1V, АОП, К, ИМИ, в начале О изгибели;

87—88 МП, АН, CMV, ЛА, ИМИ взяти;

89 в осн. сп. далее и;

90 В осн. сп далее и..

91 АОП, ИМИ сведутся.

TIV, АОП, К, ИМИ, ВА далеена торгу;

93 ИМИ дорозе;

94—95 TIV Извод татбе о челядине;

в( ) в осн. сп. нет, дается по С, РЛ, М, РМ, МП, TIV и др. спискам;

МП, All, CMV, ЛА, TIV и др. далее или уведше;

98 АОП извода;

М ждати; АОИ, ИМИ далее донже же налезеть.

TIV, АОП, К, ИМИ, ВА далее уроци скоту,

101— 102 РЛ, МП нет;

Русская Правда.

Пространная

Редакция

Юз

о так вС, НС, МП, TIV идр. списках; -Законодательство п

л в осн. сп. /;

Древней

Руси

104 CMV резан.

105 TIV,АОП, К, ИМИ, ВА

чернеческыи;

106—107

РМ О взыскании товара;

МП О кунах; TIV О запреньи кун;

CMV О взыскании кун;

108 РМ поклалежь;

109 МП, АИ, CMV, TIV и др. деял;

в осн. сп. просоп, исправлено по другим спискам,

в осн. сп. О, исправлено по другим спискам;

112 AOII, TIV далее днии.

113 AOII провиновался;

AOII, К, ИМИдалее следуют статьи

о приплоде скота и пчел, прибытке

хлеба и далее: О сиротьем вырятьке.

А женка с дчерию, тем страды

на 12 лет, по гривне на лето,

20 гривен и 4 гривны кунами;

С, НС, РЛ, М, РМ, МП, TIV далее А се уставил князь;

С, НС, РЛ. РМ, All, TIV и др.

в начале за главие О реле;

МП далее мочи;

118—119

С, НС, РЛ, РМ, МП, TIV

чье то куны;

восн. сп. господь, исправляется по др. спискам;

121 ИМИ Нова;

восн. сп. гости, исправляется по другим спискам;

123 ВЧ, МП, TIV должники;

ПА С, НС, РЛ, М, TIV преже;

125 CMV, AOII, ИМИ закупныи;

126 РМ исправу; '

АН, TIV воиньскыи; АОП, ИМИсвоискы;

НС, РЛ, М, МП, АИ, CMV, ЛА, АОП, ИМИ копу; С кову;

М, TIV далее господину; АОП далее своему господину;

МП, АИ, CMV забоя; TIV, АОП, К, ИМИ, ВА хлева из забоя;

131 МП, CMV вьвезеть;

132 МП, TIV приобидить;

С, НС, РЛ уведить; TIV увидить;

АОП, ИМИ уведеть; МП въведеть;

М, РМ увередить;

НС. МП копу; С вражду; М, РМ

цену, TIV вражду и увередить

цену, а введеть копу;

РМ закупу;

136—137 МП без ума;

138 МП продажа;

139 CMV далее по тону же прол'жХ

140 С, НС, РЛ, М, РМ, TIV и др уведеть;

141 С томь; МП томь не платити;

в Осн. сп. и Синод.-Троицкой

группе нет, дается по Пушкинской

и Карамзинскои группам;

143 АОП паробок;

144 М далее продати;

145 М, РМ, TIV въскладають;

145—147 МП, АИ, CMV нет;

146 С, НС, РЛ, М, РМ то;

МП, АИ, CMV, TIV, АОП, К, ИМИ далее на дворскаго;

МП, All,CMV, TIV,АОП, К, ИМИ выиметь;

150 TIV, АОП, К, ИМИбудуть;

151 МП, АИ, CMV послуси;

152 МП, All,CMV зубы:

АИ выидуть;

154 АОП далее взяти ему;

TIV, АОП, К, ИМИ вначалезаглавие О бобре;

156 С борть;

С, АОП, TIV, АОП, К, ИМИ далее продажи;

С, TIV, АОП, К, ИМИ далее на земли;

С, НС, МП, АН, CMV далее

в собе; РЛ, TIV, АОП, К, ИМИ

далее собе;

МП, АИ, CMV, TIV, АОП, К, ИМИ любо;

М знаменаеть; АН, TIV, АОП , разломить;

TIV, АОП, К, ИМИ в начале заглавие О лубе;

РМ посечеть;

162—164 М нет;

165 АИ ворот;

166 М прикладного;

С, НС, РЛ, М, РМ, МП, АИ, CMV, TIV и др. за;

168 РМ посечегь; АОП подьломить;

169—170 АП го 5 кун;

170—171

РЛ, МП, All, CMV, TIV, АОП, К, ИМИ аже будеть след; НС, М аже будеть ли след;

МП пущи, АП пути, CMV велице пути;

173—175 НС нет;

TIV,АОП, Кдалее заглавиеО огнищанине;

Русская Правда.

Пространная

Редакция

Законодательство TIV' К в начале за"аВИе Древней Руси МП, АИ, CMV, TIV и др. не будеть лица;

Русская Правда.

Пространная

Редакция

Древней Руси По Ярославе

Статья 2

Реформа, заменявшая кровную месть денежным выкупом, проведенная Ярославичами, не первая. Повесть временных лет под 996 г. сообщает о попытке… казнь и восстановившая традиционную форму наказания — де- « м 296 а

Статья 3

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 4

-Р вувнтг mrvfaitM f

Статья 5

Статья 6

Пиры были одной из форм общественной жизни в средневе­ковье, сложившейся на более ранних этапах развития общест­ва. Известны княжеские пиры в X —… В. И. Сергеевич обратил внимание на выступающее в ст. 5 и в ст. 6 выделение… ссоры на пиру, когда требования к поведению его участников были несколько снижены, или тайно, при совершении зло­го…

Статья 7

Убийство в разбое является особо тяжелым. Преступник не имеет права рассчитывать на помощь в выплате виры со сторо­ны общины и выдается вместе с семьей на поток и разграбле­ние. Поток (от слова поточити — заставить бежать) — изгна­ние (ср. чтение в списке НС), позднее, вероятно, то же, что заточение (содержание под стражей, лишение свободы), при указании места — ссылка (в 1129 г. поточи Мстислав кня­зи полотьскые Царюграду с женами и с детьми) . Разграб­ление — не только конфискация имущества, но и превращение в холопов жены и детей преступника (ср. ст. 6 договора Смо­ленска с Ригой 1229 г.: а будеть виноват немчицю русин, а

\301

отъиметь князь все, жену и дети у холопьство) .

Статья 8

Русская Правда. Пространная редакция

Овен

— баран;

Полоть

— половина, раз­рубленная вдоль

туша коровы.

Уборок — мера объема.

Голважня

— единица измерения соли.

Сути

— сыпать.

Мирошкиниче (1205—1207) возложить на них уплату дикой виры, была расценена как нарушение сословных прав купцов и привела к восстанию302. В-третьих, ясно, что установле­ния, вошедшие в Пространную Правду, не всегда продикто­ваны интересами княжеской власти. Они отвечают и интере­сам членов общины, превратившейся в составную часть фео­дального общества, но сохранявшей определенную автономию в ней по отношению к государственной власти или феодаль­ной вотчине. Как показывает указанное сообщение о деятель­ности посадника Дмитра, вмешательство этой власти в тради­ционные права членов общины встретило активное сопротив­ление. Термин дикая вира к XV в. стал забываться, об этом говорит появление вариантов вложиться в люди, в люд­скую виру.

Статья 9

Вирник — традиционное для Покона вирного название кня­жеского чиновника, приезжавшего в общину для получения виры вместе с младшим членом княжеского… Съсадная гривна — по предположению П. Мрочека-Дроз-довского, это пошлина,… Роль метельника в сборе вир, как и этимология этого слова, неясна; небольшой размер вознаграждения ему (4 куны, т. е.…

Статья 10

Статья содержит расчет доли, причитающейся вирнику с каждой полученной виры в 80 гривен, т. е. за убийство высоко­поставленного княжеского чиновника. Эта доля здесь также равна 1/5 виры, не считая съсадной гривны. Кроме того, ста­тья устанавливает размер платы за голову, как можно думать, родственникам убитого. Размер этой платы, однако, необъяс­нимо мал.

Статья 11

Статья направлена на защиту жизни княжеских отроков, предусматривая виру в 40 гривен. Это новая статья, свиде­тельствующая о дифференциации… В списке конца XV в. заглавие статьи включает упоминание не только княжеских… Русская Правда.

Статья 12

В конюсе — относительно конюха, убийство

Статья 13

За убийство низших представителей вотчинной администра­ции, распорядителей работ на пашне (возможно, бывших холо­пами) нужно платить 12 гривен.

Основываясь на сходстве этой статьи со ст. 24 Краткой Правды, можно считать, что сельский тиун, заменивший кня­жеского сельского старосту, распоряжался работой живших в княжеском селе крестьян или холопов; ратайный тиун, упо­минаемый вместо ратайного старосты, мог руководить сельско­хозяйственными работами на господском поле.

Статья 14

Статья устанавливает 5 гривен в качестве возмещения за жизнь рядовича. Под рядовичем (ср. ст. 25 Краткой Правды, где та же ставка защищает жизнь княжеского рядовника) в Пространной Правде мог подразумеваться закуп, положению которого посвящено несколько статей этого памятника (см. комментарий к ст. 56).

В выражении тако же и за бояреск упомянут труженик, за­висимый от боярина. Боярский рядович — явление более позд­нее, чем княжеский. Это добавление к тексту Краткой Прав­ды, как и упоминание тиуна боярского в ст. 1 Пространной Правды, свидетельствует о развитии феодального землевладе­ния, охватившего не только княжеские, но и боярские земли, причем о значительном распространении этого явления, доста­точном для того, чтобы получить отражение в кодификации XII в.

Статья 15

Древнерусские ремесленники хорошо известны своими изде­лиями305. Существовало не только мужское ремесло, но и женское (высококачественное шитье, вышивки, отдельные юве­лирные изделия). Судя по месту статьи среди норм, касаю­щихся населения, работавшего в княжеской (и боярской) вот­чине и по возмещению в размере 12 гривен, а не виры, упоминаемые здесь ремесленник и ремесленница также не сво­бодные, а принадлежащие такой вотчине306.

Статья 16

и холопъ, как восстанавливают списки Карамзинской группы, где и в заглавии дается О смерде и холопе. Некоторые списки совсем пропускают эту…

Статья 17

Уступительная форма фразы (хогя си буди холоп...) гово­рит о том, что кормильцами309 могли быть как холопы, так и свободные, но эта вотчинная должность ставила их в правовом положении на один уровень с холопами. Установле­ние за рабу возмещения, несколько большего, чем за холопа, необычно для Правды.

Указанные в ст. ст. 13—17 суммы в 12, 5 и 6 гривен — воз­мещение ущерба, нанесенного владельцу смертью зависимых работников. Кроме того, виновный платил 12 гривен продажи князю (см. ст. 89 Пространной Правды).

Статья 18

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 19

Вервь не отвечает за убийство и не платит дикой виры, если на ее территории найдены лишь человеческие кости или труп человека, которого никто не знает. Здесь косвенно вводится норма давности совершенного убийства, не подлежащего нака­занию.

Статья 20

Данная статья по смыслу примыкает к ст. 18. Если обвиняе­мый свержеть виру, т. е. докажет безосновательность обвине­ния в убийстве, то он не платит виры, но вносит лишь сметную (от слова сметати — отвергать, отметать) гривну кун — плату представителю княжеской власти — отроку — за участие в суде и оправдании (об участии отрока в суде см. комментарий к ст. 74). Возможно, что оправданному помо­гает в этом община, внося примерно 1/5 часть указанной грив­ны (помечное—от слова меч, символ княжеского судьи — мечника или помочное — возможно, позднейшее переосмысле­ние). Обвинитель (кто и клепал) в качестве наказания за ложное обвинение также вносит отроку ту же сумму.

Статья 21

В Мясниковском списке Кормчей конца XIV — начала XV в. испытание железом заменяется другим видом орда­лий — полем: то дати им правду: с железом на…

Статья 22

Гривна золота приравнивалась в XII —XIII вв. примерно 10 гривнам серебра или 40 гривнам кун; в гривнах золота ис­числялся ущерб, наносимый высшим… Кто должен был доказывать свою правоту в этих конфлик­тах: обвинитель или…

Статья 23

Статья начинает раздел об оскорблениях (ст. ст. 23—26), соответствующий ст. ст. 3, 4, 9 Краткой Правды. По возмеще­нию ущерба оскорбление приравнивается к убийству холопа — специалиста (см. ст. ст. 13, 15, 17). В списках Пушкинской группы XIV — XVI вв. отсутствует указание на мотив оскорб­ления — удар ножнами, он заменен возмещением за нанесен­ную рану или ушиб. Шагом к этой новой трактовке нормы яв­ляется и заглавие Оже кто ударить мечем в списках конца XIII — XV вв., которое не выделяет оскорбительного характе­ра такого удара, а обращает внимание на сам его факт.

Продажа назначалась за такие преступления, как кража 1ст. ст. 32, 36, 37, 70, 121), легкое членовредительство (.ст. ст. 28, 68), нанесение ран и ушибов (ст. ст. 29, 31), а так­же оскорбление (ст. ст. 23, 67), поставленное в законе на пер­вое место. Продажа в Пространной Правде заменяет возмеще­ние за обиду в Краткой Правде (ср. ст. 4 Краткой Правды).

Статья 24

нажение меча без применения, т. е. угроза им, также рассматривалось как оскорбление и наказывалось продажей в ' гривну (ср. ст. 9 Краткой Правды).

Русская Правда.

Пространная

редакция

Тяжа — тяжба, спор.

Поклеп — ложное обвинение

Срезневский И. И.

Материалы

для словаря,

т I, стб. 277.

Продажа денежный

штраф.

Утнеть ткнет, ударит.

Законодательство

Древней

Руси

Слово

противу слова

— в подтверждение

своих слов.

Видок

]— эд. (как и послу> )

свидетель самой

драки, а не доброй

жизни истца.

Статья 25

Удар подручным предметом расценивался как оскорбление, равно как и удар ножнами меча (ср. ст. 3 Краткой Правды).

Слово тылесния, известное только Правде, в XIV — XV вв., судя по разночтениям, было уже непонятно и осмысливалось как десница — правая рука.

Статья 26

Ответ мечом на оскорбление действием не являлся преступ­лением и не подлежал наказанию. Вслед за А. А. Зиминым можно думать, что эта норма существовала и ранее XII в., но оказалась зафиксированной только в Пространной Правде. От­вет на вопрос, был ли такой удар мечом местью, как считал В. И. Сергеевич, зависит, вероятно, от того, заменялась ли от­ветным ударом ответственность обидчика перед государствен­ной властью (12 гривен продажи). Раз удар не заменял ее, значит он не признавался санкцией, каковой была прежде месть, и являлся лишь частной акцией, вызванной состоянием сильного возбуждения оскорбленного.

Статья 27

Статья входит в раздел (ст. ст. 27—34) о других преступле­ниях — кражах, членовредительстве, нанесении ранений. Ста­тья 27 связана со ст. ст. 5—6 Краткой Правды, но отражает развитие права, объединяя различные виды членовредительст­ва и устанавливая за них новую ставку штрафа — полувирье (полвиры в 40 гривен) и возмещение потерпевшему в размере 10 гривен.

Оборот не утнеть труднообъясним. Возможно, это им обо­значалось то же, что не отпадеть, т. е. останется не действую­щей. Распространение той же нормы на повреждение носа от­носится по крайней мере к XIV в., которым датируется Пушкинский список.

Статья 28

Это преступление наказывается государственной властью и, кроме того, устанавливается возмещение ущерба потерпев­шему. Упоминание меча, появившееся в списках Пушкинской и Карамзинской групп, указывает на действие этой нормы только в случае драки, а не в результате бытовой травмы.

Статья 29

Статья фиксирует новую норму, касающуюся зачинщика драки, независимо от того, кто в ней больше пострадал: по свидетельству послухов, виновный…

Статья 30

Удар мечом рассматривается не как оскорбление, а как при­чинение телесного повреждения и наказывается поэтому не вы­сокой продажей в 12 гривен, а низкой — в 3 гривны. Установ­ление о возмещении пострадавшему платы за лечение восходит еще к Краткой Правде. М. Н. Тихомиров считает, что лечеб­ное — дополнительная плата сверх 1 гривны, и ставит поэтому после слов а самому гривна запятую313. Убийство наказывает­ся вирой, а что касается членовредительства, нанесенного в вооруженной схватке, то оно, конечно, рассматривается по ст. ст. 27—28.

Статья 31

Статья расширяет состав преступления сравнительно со ст. 10 Краткой Правды, включая и некоторые деяния, преду­смотренные ст. 3 Краткой Правды. В отличие от Краткой Правды и ст. 25 Пространной Правды удар жердью, судя по санкции, рассматривается теперь не как оскорбление, а как нанесение побоев. Новая систематизация побоев в ст. 31 свиде­тельствует о тенденции сузить число оскорбительных действий за счет отнесения некоторых из них к числу наносящих только физический ущерб. Правонарушение, предусмотренное ст. 31, близко к случаю, предусмотренному ст. 29, когда следов физи­ческого воздействия на пострадавшем нет и для установления вины обидчика необходимы двое свидетелей (а не один, как в указанной статье). Иностранцы также обязаны представить Двух свидетелей (полная ей дока — двойственное число, бук­вально — полных двух свидетелей), которые приносят присягу в верности своих слов.

Статья 32

Русская Правда. Пространная редакция 312 См.: Щапов Я. Н.

Статья 39

\ , Статья ограничивает процедуру свода территорией своей V земли, молчаливо противопоставляя ее чюжей земле — друго­му княжеству, феодальной волости. Если краденая вещь была приобретена у человека, приехавшего из других мест, и это подтвердят присягой те же свидетели, которые упоминаются в ст. 37, то покупатель несет гражданскую ответственность: он утрачивает купленную вещь или деньги, полученные за ее перепродажу. Собственник же вещи лишается возможности получения возмещения за другие ценности, пропавшие вместе с нею. Некоторые списки конца XIV — XV вв. включают ука­зания на возможность все же получения с вора возмещения в случае, если он будет обнаружен. О подсудности вора, схва­ченного с лицем на территории «иной страны» властителю тех мест, говорит статья «О установлении татьбы» в Мериле пра­ведном.

Статья 40

v Статья 41 Высокий штраф взыскивался за кражу из закрытого поме­щения — скота из хлева,… В статье предусмотрено соучастие в хищении, при котором каждый из воров несет равную ответственность. Указанная сумма…

Статья 43

Кража снопов или зерна из закрытого помещения также наказывается высшим штрафом.

Статья 14

Украденное, если оно имеется в наличии (у вора или других руках) должно быть возвращено собственнику. Кроме того, он получает с вора возмещение ущерба в том случае, если кра­жа произошла более года назад и, следовательно, незаконный владелец пользовался вещью в течение этого времени. Размер возмещения — полгривны (25 кун) за 1 год пользования.

Статья 45

За коровье молоко — возможно, как предполагал В. Г. Гей-ман , возмещение за кражу удоя у пасущейся коровы. Ущерб в 6 ногат (15 кун), равный цене…

Статья 46

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 47

Статья начинает раздел, посвященный обязательственному праву.

Спор по договору зай^а решается с помощью послухов. В литературе принято считать их свидетелями заключения дого­вора.

Длительное невозвращение долга рассматривается как прес­тупление. Это установление отражает значительно более раз­витую кодификацию обязательственного права сравнительно с Краткой Правдой.

Статья 48

Купец пользуется особыми правами на получение и выдачу в долг денег на торговые операции: при отказе в их возврате представлять свидетелей займа ему не надо, но достаточно са­мому дать показание, подкрепленное клятвой. По мнению Н. Рожкова, М. Н. Тихомирова, Л. В. Черепнина, здесь гово­рится о купеческом товариществе на вере, торговле вскладчину.

Статья 49

Статья содержит положения о договоре поклажи, хранения, в котором, очевидно, участвуют купцы. Кладь (поклажая, по-кладежь) может быть оставлена на хранение и без свидетелей. При обвинении в утайке части оставленного товара хранителю для оправдания достаточно принести присягу, поскольку дого­вор безвозмезден, рассматривается как дружеская услуга.

Статья 50

Статья регламентирует договор займа с процентами, хотя не ограничивает размера реза. Предписывается заключение этого договора в присутствии свидетелей. Ростовщичество бы­ло значительным социальным злом средневекового города, оно вело к закабалению неимущих горожан; в народных восстани­ях в Древней Руси выступления против ростовщиков занимали большое место.

Статья 51

  ставку процента. Месячный рез назначался при выплате долга в течение… Закон не только защищает интересы ростовщика, но и по­ощряет длительные займы, приводящие к невозможности уп­латы…

Статья 52

В случае невозможности представить свидетелей займа при отказе ответчика от его уплаты заимодавец все же может полу­чить свои деньги, если их сумма не превышает 3 гривен. Для этого ему достаточно принести присягу в том, что он эти день­ги должнику дал. Если же заем был на большую сумму, заи­модатель терял право на иск.

Статья 53

После смерти в 1113 г. киевского князя Святополка Изясла-вича, с которым исследователи связывают ст. ст. 47—52 Прост­ранной Правды, принятые в… Русская Правда. Пространная

Статья 54

с Любеком 1269 г. и ст. 55 Пространной Правды. Как счи­тают, однако, С. Г. Струмилин и Б. Д. Греков, продадят обо­значает продажу не самого…

Статья 55

Задолжавший многим купец, взявший для продажи товар у не знающего его положения приезжего купца и не могущий расплатиться с ним, подлежит той же ответственности, которая предусмотрена в предыдущей статье. Очередность возмещения долгов зависит от положения кредиторов: княжеские деньги отдаются в первую очередь, за ними — долги приезжего купца и затем местных {домашних) купцов, которые делят между собой остаток.

Заимодавец, злоупотреблявший процентами и получивший уже в их форме большую часть долга, лишается права на воз­врат самого займа.

Преимущественное право иноземных купцов на получение долгов, являющееся элементом международного права, знает и договор Смоленска с Ригой 1229 г. (ст. 5).

Статья 56

Статья 57

Наибольшую трудность для понимания представляет термин Русская Правда. Пространная

Статья 58

Статья регламентирует ответственность закупа за утрату го­сподского скота: в случае пропажи скота из хлева закуп ответ­ственности не несет, но если скот был оставлен в поле, не вве­ден во двор или помещение и не закрыт, закуп обязан возместить убытки. Так же отвечает закуп и за гибель коня, когда он использует его для работы на себя {орудья своя дея).

Статья 59

"32S ti феодалу за пользование землей ; речь идет, может быть, об употреблении этого… Отарица известна была в Белоруссии (атарица) как земля, засеянная работником по соглашению с хозяином. Современное…

Статья 60

Статья (как и ст. 59) стремится ограничить произвол госпо­дина в расчетах с закупом: получив с закупа большую плату, чем обусловлено, господин обязан вернуть ему лишнее и наказывается продажей.

Статья 61

Если господин распорядится закупом как холопом и продаст его, сделка не может быть признана действительной (и госпо­дин обязан, вероятно, вернуть покупателю деньги за него), закуп получает свободу, а господин наказывается, кроме того, высшей продажей.

Законодательство стоит на защите социально зависимого и юридически неполноправного положения трудящегося земле­дельца,- но препятствует его окончательному закабалению и полному лишению прав. Это отражает, очевидно, существова­ние различных тенденций в эволюции феодальной эксплуата­ции в XII-XIII вв. Правда ничего не говорит о возможности закупа выкупиться из своего зависимого положения. В Право­судии митрополичьем зафиксирована, вероятно, старая норма (которую, однако, нет оснований связывать с Владимиром Мономахом) о внесении закупом для этого двойной купы (да-ти ему вдвое задаток)326.

Статья 62

Статья дает возможность дополнительно характеризовать социальное и юридическое положение закупа: он может быть побуждаем к работе побоями, безнаказанно для господина. Если же последний злоупотребляет этим своим правом, то за­куп может обратиться в суд (см. ст. 56), который должен взыскать с господина за самоуправство продажу как за избие­ние свободного (яко же в свободнем платеж), т. е. по ст. 29 — 3 гривны. Конечно, это установление имело больше декларативный характер, ибо злоупотребление господином своими правами было очень трудно доказать. Правда ничего не говорит об уголовном штрафе за убийство закупа. По спра­ведливому предположению А. А. Зимина, он должен был за­щищаться вирой в 40 гривен.

Статья 63

Возмещение за кражу коня, произведенную полным (обе­льным) холопом, платит его господин. Остается неясным, сохраняет ли эта статья двойную ставку возмещения по ст. 46, раз вор не свободный, а холоп, как думают Б. А. Романов и А. А. Зимин, или отменяет ее, как считал М. Ф. Владимир-ский-Буданов. Представляется вероятным, что эта статья все же отменяет двойную ставку за кражу именно коня, причем не княжеского, а принадлежащего рядовому собственнику, и это сделано по настоянию хозяина холопа — феодала, не заин­тересованного в уплате высоких штрафов за провинности свое­го холопа.

Статья 64

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 65

Статья 66

Статья завершает раздел, который может быть связан с дея­тельностью Владимира Мономаха.

Свидетелем может выступать только свободный; показания холопа не принимаются в расчет; в случае отсутствия свобод­ного свидетеля в качестве такового может выступать только боярский тиун. Закуп тоже может быть свидетелем, но только по крайней необходимости и по небольшим спорам. Здесь пос-лушество скорее свидетельство происшедшего события (напри­мер, начала драки или дачи денег в долг и пр.), а не характе-

ра жизни подозреваемого в преступлении. Эта статья под названием Володимера князя суд о послушестве известна и вне текста Пространной Правды, в приложении к ней в составе юридических сборников и Кормчей книги.

Статья 67

Повреждение бороды рассматривалось как тяжелое оскорб­ление и наказывалось высшей продажей. В отличие от ст. 8 Краткой Правды здесь регламентируется… Для разрыва отношений с Андреем Боголюбским киевский князь Мстислав…

Статья 68

Утрата зуба здесь рассматривается не столько как членовре­дительство, сколько как результат оскорбления — удара по лицу. С этим связан максимальный размер продажи, а за чле­новредительство установлено возмещение в размере одной гривны.

Статьи 69 и 70

Русская Правда. Пространная редакция

Законодательство

Древней

Руси

О бортных

знаменах

сохранившихся

с XVI XV11вв

см Коткова Н С

Названия русских

бортных знамен —

историко-

лингвистический

источник —

В кн

Исследования по лингвистическому источнико­ведению М, 1963

Смирнов И ИОчерки, с 56

331 ГВНП,с 139

Роззнаменование

— уничтожение

знака, т е

нарушение права

собственности

Перетнеть (от тяти — рубить)

— перерубит ог­раждение в лесу

Разореть (орати — пахать)

— перепашет межу в поле

Подотнеть

— подрубит

Знаменный — имеющий знак

Межный

— стоящий

на меже

принципу дикой виры. Вариант борть вместо бобр в Сино­дальном списке распространяет эту норму на охрану диких пчелиных угодий, принадлежавших феодалам.

Статья 71

Деревья в лесу с пчелиными бортями или, скорее, участки леса с такими деревьями отмечались знаками собственности. Знаки обозначения княжеской собственности известны на мо­нетах, привесках, строительной плинфе, сосудах и других предметах. Свои знаки имели, вероятно, и другие соб-ственники-феодалы329. Раззнаменование каралось высшей ставкой продажи. По наблюдениям И. И. Смирнова, груп­па ст. ст. 70—77 отражает борьбу верви против на­ступления феодала на общинную земельную собствен-

Статья 72

Тот же характер имеет нарушение других знаков собствен­ности: участки леса с бортными деревьями ограничивались вы­рубленными на коре знаками, вокруг отдельных полей (ро-льи) шли межи — нейтральные земельные полосы. В грамоте новгородскому Юрьеву монастырю 1134 г. князь Всеволод ве­лел учинити межу промежь Юрьевым монастырем и Пантелее­вым монастырем и обозначил ее направление"1. Нарушение и уничтожение межей, как и установка тына (забора, ограды), нарушающего границы дворового участка (дворной межи), также наказывались продажей. Норма соответствует ст. 34 Краткой Правды, но здесь введено указание на различные объ­екты земельной собственности и изменен характер ответствен­ности нарушителя — продажа вместо возмещения ущерба.

Статья 73

Дубы — наиболее заметные и долговечные деревья — слу­жили естественными ориентирами при установлении межи; на них наносились также знаки.

Статья 74

его помощник — отрок — получал лишь довольствие. Община оплачивала и стоимость меха — мешка, в котором хранились собранные продажи и отчисления в… Некоторые исследователи (И. Беляев, А. А. Зимин) счита­ют, что указанные 2… Система денежных уголовных штрафов и процентного отчис­ления пошлин судьям от каждой виры, продажи или сметной гривны…

Статьи 75—76

За уничтожение борти (возможно, во время рубки леса) ус­танавливался трехгривенный уголовный штраф, как и за сож­жение борти по ст. 32 Краткой Правды. Кроме того, за дерево, на котором она находилась, — полгривны. Близость построения ст. 75 и ст. 80 может свидетельствовать о том, что плата за дерево — это возмещение собственнику бортного де­рева, которым может быть и не князь, а другой землевладе­лец- Разграбление борти наказывалось той же продажей, а размер возмещения собственнику зависел от того, взят ли был хозяином собранный пчелами мед или нет (пчелы не лажены).

Статья 77

статья устанавливает пределы ответственности членов общи­ны за преступление (кражу), которое было совершено неизве­стным лицом на ее территории. Вора следует искать по его

Русская Правда.

Пространная

редакция

ПСРЛ, т V, в. 1925,с 8-9

Олек

— верхняя часть

борти где

оставался мед

для питания пчел

Женути

— гнать, преследовать.

Законодательство

Древней

Руси

Правда Русская,т. II, с. 575.

Правда Русская, т II, с. 576.

Памятники

русского права.

Вып. первый,

с 173

Новгородская

Первая летопись,

с. 219, 1162 г.

следу. Предполагается несколько случаев. Первый — след вора может вести к селу феодала или к товару — купеческому обозу или пастушескому стану, временно обосновавшимся на земле общины. Второй случай — члены общины {они) определили по следу, что вор ушел за пределы их территории (отсочать от собе следа). Если они этого не сделают, не будут выяснять, куда ведет след, или откажутся это делать, они отвечают за кражу (платят и продажу и возмещение ущерба потерпевше­му). Если след выводит на большую дорогу (на гостинец), где нет поселений, или к безлюдному месту (на пусте), общи­на не должна отвечать за кражу. Процедура преследования по следу должна была вестись с участием чужих людей, не принадлежавших данной общине, являвшихся понятыми, что­бы исключить предвзятость ее результатов. Эта процедура от­личалась от свода и была неизвестна Краткой Правде. Учиты­вая разнообразие возможных вариантов и обеспечивая объек­тивность расследования, статья свидетельствует об определен­ном развитии процессуального права.

Эта новая статья, не имевшая аналогии в Краткой Правде и возникшая, вероятно, в XII в. (хотя и исходившая из ран­них норм), указывает на существование соседской общины, подчиненной феодальному государству и осуществлявшей власть над определенной территорией.

Статья 78

Огнищане упоминаются среди новгородской знати в Новго­родской Первой летописи: Прииде Ростислав (Мстиславич) ыс Кыева на Лукы (будущие Великие Луки)…

Статья 79

Похищение речных и морских судов наказывается уголов­ным штрафом в зависимости от цены судна, а само судно должно быть возвращено владельцу. Перечислено пять видов судов: челн — малое пассажирское судно, выдолбленное из ствола дерева; речная лодья — грузовое судно; струг — также речное гр>зовое судно, гребное или парусное; набойная ло­дья — большегрузное судно с надставленными в высоту борта­ми, с палубой; морская лодья — большое килевое судно, также с палубой. Сравнительно со ст. 35 Краткой Правды эта статья показывает значительный успех в судостроении на Руси, что является также свидетельством и распространения судоходства, и развития частной собственности на эти средства транспорта. На страже последней стоит кодификатор, которого, однако, больше интересуют доходы, поступавшие от государственного суда, чем размеры возмещения собственнику.

Статья 80

За повреждение сети для ловли птиц (перевеса) выплачива­ются продажа и возмещение собственнику.

Статья 81

Как и в случаях с повреждением борти и похищением из нее меда, предусмотренных в ст. ст. 75—76, кодификатор раз­личает такие преступления, как повреждение ловчей сети и кража из нее диких птиц. Значительная (от 5 до 15 раз) раз­ница в штрафах за похищение ястреба и сокола, с одной сторо­ны, и дичи — с другой, связана с тем, что крупные хищные птицы, специально дрессированные, использовались для охо­ты. Перечень птиц, которых ловили в XII в., сравнительно со ст. 36 Краткой Правды не изменился — все они были изве­стны на Руси очень давно.

Статья 82

Русская Правда. Пространная редакция Подотнеть вервь

Статья 83

По мнению А. А. Зимина, эта статья свидетельствует, что представители господствующего класса добиваются принятия постановлений, карающих потоком и… , Статья 84 \1 Намеренное уничтожение чужого коня или рогатого скота влечет за собой уплату продажи по высшей ставке и возмеще­ние…

Статья 85

Статья регламентирует порядок использования холопа в качестве свидетеля. Его показания можно привлекать только в исключительных случаях, когда на этом настаивает истец, и то, как оговорено в статье, не для определения действитель­ной виновности обвиняемого (что мог бы сделать свободный свидетель своей присягой), а только для возбуждения уголов­ного дела против указанного холопом — свидетелем лица. С ама же вина определяется в результате «божьего суда» — ис­пытания железом. Но если испытание железом не приводило к доказательству вины подозреваемого, то обвинитель должен был уплатить ему возмещение, поскольку поверил показаниям холопа Использование свидетельства холопа в суде указывает на эволюцию положения холопа в сторону феодально-зависи­мого крестьянина, обладавшего определенной хозяйственной самостоятельностью.

Статья 86

Статья устанавливает размеры судебных пошлин при приме­нении железа в судебном процессе: в государственную казну (железное), судебному чиновнику (мечнику) и судебному ис­полнителю — детьскому, который и проводил, вероятно, это испытание.

Статья 87

Если испытание железом проводится не потому, что исполь­зовано свидетельство холопа, а по подозрению (запа), которое трудно проверить (человека видели ночью около места прес­тупления), или по показанию свободного, но оно не докажет вины обвиняемого, то возмещение ему не полагается, а обвини­тель платит только железное.

Статья 88

Тем же судом судити — процедура установления виновного в убийстве и суда та же, что при убийстве мужчины. Измене­ние в списках Пушкинской и… " „ 3 38 жем своей жены «за преступление против семейных прав»

Статья 89

За убийство холопа или рабы вира не платилась. За это преступление предусмотрена продажа, и то только в том слу­чае, если убийство не было спровоцировано самими челядина-ми. Хозяину холопов, потерявшему свое имущество, уплачива­ется урок. Размер этого урока мог быть 5 или 12 гривен, в зависимости от хозяйственной ценности холопа (см. ст. ст. 15—17). Здесь имеется в виду, конечно, убийство чужого холопа, так как убийство хозяином собственного холо­па также считалось не преступлением, а только грехом — нару­шение моральной религиозной нормы и соответственно влекло за собой духовное наказание.

Статья 90

В ней устанавливается особое юридическое положение смер­дов в отношении наследства. Их права ограничены. По смыслу первой части статьи оставшиеся… Безажю в Пушкинском списке может быть понято как наре- чие без наследника340. Близкое к нему слово безатщина, беза-щина (от беззадщина) — выморочное имущество, имение, не…

Статья 91

В статье противопоставляется наследственное право различ­ных групп феодального класса такому же праву смердов, под­тверждая, что после смерти бояр и дружинников наследуют их сыновья, а при отсутствии последних — дочери. Переход феодальной собственности через дочерей в чужие руки не гро­зил выходом ее за пределы класса феодалов. Появление в не­которых списках XV в. в заглавии чтения и о людстей, как считал Н. А. Рожков, может относиться не к ст. 91, а к ст. 92, объединенной тем же заглавием5 . Но поскольку правом на безатщину лично свободных людей князь не обладал, эта вставка в заглавие подтверждала право на наследование до­черьми не только феодалов, но и более широких кругов насе­ления. Б. А. Рыбаков вслед за А. Е. Пресняковым видит в ст. 91 отмену более раннего права мертвой руки сеньора, осу­ществленную в интересах бояр

Статья 92

Русская Правда. Пространная редакция

Дом

— имущество, главным образом

движимое, в

отличие от двора

(см ст 83),

включающего

и движимое

и недвижимое

имущество.

Вступление

Владимира

Мономаха

В Киев

Год

Миниатюра

Лицевого

Летописного

Свода XVI век

Памятники

русского права

Вып первый,

с 181

XII — XIII вв. или первой половины XIII в. среди дел, под­лежащих юрисдикции церкви, указано: братья паи дети тя-жються о задницю, в его текстах XIII — XVI вв. упоминается также о наследственных тяжбах между сестрами и детьми и внутри племени, т. е. вообще между родственниками В новго­родском Уставе Всеволода о церковных судах также упомина­ются споры о наследстве братьев или детей. В Псковской Суд­ной грамоте завещатель мог оставить наследство племяннику (ст 100), а сын терял право наследования по закону, если он отказывался содержать отца до его смерти (ст. 53).

А на самого часть дати души — упоминание части имущест­ва, отдаваемого в этом случае на помин души (в церковь или монастырь), свидетельствует о том, что составитель обладал христианским религиозным сознанием.

Статья 93

Статья устанавливает наследственные права вдовы. Если вдова не выйдет еще раз замуж (сядет по муже), она получа­ет на жизнь определенную часть имущества мужа (выдел) В Синодальном списке уточняется, откуда должна быть взята эта часть, — за счет уменьшения доли взрослых детей. Кроме того, вдова остается собственницей всего того, что было пода­рено мужем (украшения, одежда и пр., что можно было возло­жить — надеть на нее). Эта норма была связана со стремлени­ем передать имущество отца сыновьям, а право вдовы на наследство могло привести к уходу его в руки нового мужа вдовы и его детей. По мнению А. А Зимина, эта статья изме­няет в условиях развития феодальных отношений старое об­щинное право наследования, по которому вдова оставалась полновластной хозяйкой имущества покойного супруга

Статья 94

Статья свидетельствует о существовании раздельной соб­ственности супругов и особых правах на наследование этой собственности детьми. Имущество, принадлежавшее первой, покойной жене оставившего наследство, наследуется детьми не от второго, а только от первого брака. Это распространяет­ся и на то ее имущество, которое он после ее смерти подарил своей второй жене, т. е. их мачехе. Особое имущество жены складывалось из приносимого ею в дом мужа приданого и по­дарков мужа. Любо си... обаче — даже если... все равно. О применении норм этой статьи свидетельствует новгородская берестяная грамота № 9 третьей четверти XII в.

Статья 95

1аналбшк v ^ . пЛшшцпЬтынш аллднм*вл шищв!. ц^ тт*ли *, #,,

Статья 96

Данная статья, как и следующая ст. 97, является механиче­ской вставкой в раздел о наследстве. Строительство деревян­ных городских укреплений и башен велось под руководством городника самими горожанами и окрестными жителями, явля­ясь повинностью. Они же оплачивали и пребывание городника в денежной и натуральной формах. Он (вероятно, вместе с от­роком, как вирник в ст. 9 и мостник в ст. 97) получал плату за труд в начале и в конце работы по сооружению каждой го-родни, деньги и продукты из расчета по неделям на себя и на четырех находившихся при нем коней.

Часть крепостной стены из бревен в виде сруба длиной в бревно называлась городня. При пожаре во Владимире в 1563 г. сгорело стены от реки от Клязмы и роэметали (разоб­рали) 170 городень да 4 стрельницы (башни)...348.

Статья 97

Такая же система оплаты распространялась и на строитель­ство мостов. Руководитель строительства — мостник — вместе с отроком получал с общины, на территории которой строился или ремонтировался мост, денежную плату в зависимости от длины полотна моста и количества опор — городней, а кроме того, питание и овес для коней.

Статья 98

Существование холопства и других форм личной зависимос­ти способствовало возникновению интимных связей феодала с принадлежащими ему женщинами-рабами. Дети господина, рожденные от робы, считались незаконными и поэтому не яв­лялись наследниками, но после смерти господина и они и их мать, согласно норме Правды, получали свободу.

Статья 99

ного имущества, служившего источником существования хозяи­на дома, осуществлялась при свидетелях. В статье оговарива­ются обязанности и права… По мнению А. А. Зимина, «статья корнями уходит в седую старину» и в ней…

Статья 100

Статья закрепляет за младшим сыном при наследовании без завещания родительский дом со всеми связанными с ним хо­зяйственными помещениями.

По мнению Н. А. Максимейко и А. А. Зимина, статья огра­ничивала волю завещателя, если он хотел оставить свой двор другому сыну (одно из значений слова всяко — в любом слу­чае, непременно). Однако вряд ли есть основание так сужать право наследования по завещанию. Этому противоречат слова в списках всяк, всякому, всякой, которые не имеют двойного смысла (как всяко). Статья свидетельствует, что взрослые де­ти жили в своих домах и с родителями, как правило, оставался только младший из них.

Статья 101

Статья примыкает к ст. 99. Вдова при малолетних детях обязана сохранять имущество семьи (юридически — имущест­во мужа) для передачи его детям. Если она его утратит и ос­тавит детей без средств, а сама найдет обеспечение, выйдя вто­рично замуж, то обязана выплатить детям утраченное, верг но, из средств второго мужа (на это указывает с, контекста и слова в некоторых списках).

Статья 102

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 103

Нормы наследования имущества матери отличались от права наследования после смерти отца, хотя здесь также существова­ло наследование по завещанию и по закону. Дети не могли претендовать на раздел материнской части, но она сама могла определить своего наследника или своих наследников, в том числе и дочерей (см. ст. 106). По закону наследство матери переходило тому, с кем она жила до смерти, или тому, кто обеспечивал ее пропитание. Были ли это обязательно ее дети, хотя бы от первого или второго брака? Это предполагает­ся, но не безусловно. Вдова могла жить у своих родственников по боковой линии (сестры, например) и оставить свое имуще­ство им.

Статья 104

Статья отражает существование четко оформленного в созна­нии законодателя понятия частной собственности в семье, свя­занной с личностью ее главы — мужа. В этом случае, если после смерти первого мужа семейным имуществом пользова­лась вдова с его детьми и со вторым мужем (их отчимом) и его детьми, родившимися в этом втором браке, наследование по закону определяется тем, что было нажито и осталось после смерти каждого из этих отцов: дети (сыновья) первого насле­дуют только его имущество, дети второго — только то, что принадлежало ему до брака или было нажито в этом браке.

Статья 105

Статья показывает, что наследование по древнерусскому праву предполагает не только получение имущества, но и пере­ход на получившего наследство… ОС] останок, тому платити немчину .

Статья 108

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 109

Статья завершает группу из трех статей о судебных пошли­нах. В ней идет речь о пошлинах, взимаемых при принесении роты. О такой присяге говорят договоры Руси с Византией, ст. 10 Краткой Правды и ряд статей Пространной Правды. Статья тесно связана с нормами ст. 107 по тексту списков Пушкинской и Карамзинской групп. Кто платил пошлину? Так же, как по ст. 107, это делал истец, возбуждавший судеб­ный процесс. Именно он был заинтересован в проведении дан­ной процедуры.

Статья 110

Продажа в холопы должна совершаться при свидетелях, а сам продаваемый должен также присутствовать при этом, ви­деть внесение в счет платы за себя… лическое выражение в ношении с собой ключа от господского хозяйства, делало… Статья не перечисляет все источники холопства: за ее преде­лами остаются такие пути, как рождение от холопа, плен,…

Статья 111

Статья 112

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 113

За удержание беглого холопа и извещение господина о по­имке его задержавшему полагается вознаграждение от этого господина, но захвативший и затем упустивший раба неудач­ник наказывается штрафом, правда, уменьшенным на ту сум­му, которую он имел право получить за удержание.

Статья 114

В списках Розенкампфовского вида устрелить предполагает вооруженную (с луком и стрелами) охоту на беглого холопа. В хороме, хоромине, в храме — эти…

Статья 115

В отличие от сознательного пособничества (ст. 112), по­мощь, оказанная беглому холопу по неведению о его положе­нии, не наказывается, если его укрыватель подтвердит свое неведение присягой.

Статья 116

Холоп не обладал правом брать от своего имени деньги или материальные ценности. Если ему обманом удалось это сде­лать, то отвечал за возвращение долга его господин, а если он не хотел признавать его долги, то мог отдать своего холопа

заимодавцу. Если же заимодавец дал деньги, зная, что он дает их холопу, то он не имеет права требовать их с его господина. Эта статья, как и следующая, свидетельствует, что холопы в феодальном городе XII в. на практике широко занимались торговлей и финансовыми операциями, но должны были де­лать это только с согласия своих господ. Против нарушения этого принципа и выступает законодатель в ст. 116. В услови­ях международной торговли княжеский или боярский холоп (тиун или ключник) участвовал в сделках наравне со свобод­ным человеком, пользуясь доверием, как об этом свидетельст­вует договор Смоленска с Ригой 1229 г.355.

Статья 117

Статья дополняет норму предыдущей статьи. Холоп участ­вует в торговле по поручению господина, но последний в этом случае оплачивает его долги и не может отказаться от него. По мнению С. В. Юшкова и И. И. Смирнова, это свиде­тельствует о росте правоспособности холопов.

Статья 118

Некоторые исследователи (М. Ф. Владимирский-Буданов, Л. Гётц, Б. А. Романов) видят здесь самопродажу холопа, же­лавшего незаконно получить деньги,… Статья 119 Статья примыкает по смыслу к ст. 117, уточняя права и обя­занности господина, которому принадлежит торгующий холоп.…

Статья 120

Русская Правда. Пространная редакция

Статья 121

пах продажи не знает Дополнительные статьиСтатья О коне Статья касается торгового права. Она разрешает вернуть купленного коня продавцу и получить обратно деньги, если в коне…

Статья О бесчестии

ям, нанесенным мужчинам, в известных древнерусских источ­никах отсутствуют. Вместе с тем Устав кн. Ярослава о церков­ных судах, в котором за… Статья указывает на существование в Древней Руси фео­дальных групп,…

Статья О ковании мужем

■ Н. Тихомирова, с-атья возникла не ранее XIV в.358, хотя включение ее нормы в договор 1229 г. позволяет отнести ее по крайней мере к XIII в.… ГРУППЫ. Русская Правда. Пространная р едакция

По его пути

Статья О судных кунах Статья фиксирует норму, согласно которой денежные возме­щения потерпевшему,… Статья О сиротьем вырядке

БИБЛИОГРАФИЯ

Энгельс Ф.Происхождение семьи, частной собствен­ности и государства. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21. Ленин В. И.Развитие капита­лизма в России. — Поли, собр… Ленин В. И.Левонародниче-ство и марксизм. — Поли, собр. соч., т. 25.

Законодательство

Древней

Руси

Тихомиров М. Н.Исследова­ние о Русской Правде. М., 1941.

Тихомиров М. Н.Пособие для изучения Русской Правды. М., 1956.

Фроянов И. Я. Киевская

Русь. Очерки социально-политической истории. Л., 1980.

ХачатуровР. Л. Классовая природа Русской Прав­ды. — В кн.: Актуальные вопросы правоведения в об­щенародном государстве. Томск, 1979.

Хачатуров Р. Л.Некоторые методологические и теоре­тические вопросы становле­ния древнерусского права. Иркутск, 1974.

Черепнин Л. В.Русские фео­дальные архивы XIV — XV вв. Ч. I. М.—Л., 1948.

Щапов Я. Н.Археографичес­кая методика исследова­ния и издания памятни­ков древнерусского пра­ва. — В кн.: Методика изучения древнейших ис­точников по истории на­родов СССР. Сб. статей. ML, 1978.

Щапов Я. Н.Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси в XI —XIII вв. М., 1978.

Щапов Я. Н.Княжеские уста­вы и церковь в Древней Руси XI — XIV вв. М., 1979.

ЭверсИ. Ф. Древнейшее рус­ское право висторическом его раскрытии. СПб., 1835.

Юшков С. В.Русская Правда. М, 1950.

Юшков С. В.Общественно-политический строй и пра-

во Киевского государства. М., 1949.

Юшков С. В. Очерки по исто­рии феодализма в Киев­ской Руси. М., 1939.

ЮшковС. В. Русская Правда как кодекс русского фео­дального права. — Пробле­мы социалистического пра­ва, 1939, № 4—5.

Яковкин И. И.Договор как нормативный факт в древ­нем праве. — Сборник ста­тей по русской истории, посвященный С. Ф. Плато­нову. Пг., 1922.

там тавньг рамоты

Законодательство

Древней

Руси

ВВЕДЕНИЕ

ревнерусские княжеские уста­вы и уставные грамоты пред­ставляют собой памятники княжеского законодательства, акты, посвященные вопросам государственного управления, судопроизводства, налогообложения. Большая часть сохранив­шихся памятников такого рода определяет место церковной организации в системе государства. Появление их было вызва­но тесной связью государства и церкви в Средневековье, су­ществованием наряду со светской, государственной властью особой церковной власти митрополита, епископов и их чинов­ников, которая осуществлялась в общегосударственном и мест­ном масштабах в финансовой сфере, в области управления и суда. Кроме того, церковь обладала рядом привилегий, обу­словленных почти безраздельным ее господством в идеологии и особыми условиями формирования и развития публичной власти в раннефеодальном обществе.

Княжеские церковные уставы и уставные грамоты о десяти­нах, судах, церковных людях были документами, в которых отразился договор, определяющий взаимоотношения светской и церковной властей, их функции в государственном управле­нии и суде, их место в системе феодальной эксплуатации, участие в сборе и распределении даней, договор, устанавли­вающий разграничение земельных владений, т. е. соотношение земельных, финансовых и иных интересов государства и церкви.

Сохранившиеся княжеские церковные уставы можно разде­лить на группы в зависимости от того, какому периоду исто­рии феодального государства они принадлежат, территорию какого государственного образования охватывает разделение властей по уставу, на какой ступени феодальной лестницы стоят фигурирующие в уставе стороны.

К первой группе относятся Устав князя Владимира Святос­лавича о десятинах и церковных людях и Устав князя Ярос­лава Владимировича о церковных судах. Эти уставы сохрани­лись в большом числе позднейших переработок XIII — XIV вв. и во множестве списков XIV — XVIII вв., но их ранние тексты восходят ко времени существования Древнерус­ского государства и в их основе лежат установления назван­ных древнерусских князей. В них оговариваются формы и размеры материального обеспечения церкви и пределы цер­ковной юрисдикции применительно к столичной киевской мит­рополии. Это обстоятельство, и то, что законодателями в этих

уставах выступают великие киевские князья, а в создании Устава кн. Ярослава принимал участие киевский митрополит Иларион, обусловило действие названных уставов на террито­рии всей Руси. Вместе с тем в их тексты вносились новые нормы, отражавшие изменения в соотношении светских и цер­ковных властей в отдельных княжествах в процессе развития феодальных отношений и эволюции государственного строя и самой церковной организации.

Таким образом, по спискам церковных уставов Владимира и Ярослава можно не только установить систему материально­го обеспечения церкви, пределы церковной юрисдикции и нор­мы церковного права Древнерусского государства, но и прос­ледить развитие этих институтов и норм в различных княже­ствах Руси в XIII — XV вв. вплоть до тех пор, когда сами княжеские уставы начинают переписываться и перераба­тываться уже не как действующие сборники права, а как, па­мятники, имеющие политическое значение в условиях образо­вания Русского централизованного государства.

Вторая группа — это уставы и уставные грамоты, возник­шие в период феодальной раздробленности в XII —XIV вв. Взаимоотношения княжеской и церковной властей в Смолен­ской земле в XII в. отражают грамоты князя Ростислава Мстиславича и епископа Мануила 1136—1150 гг. Условия, сложившиеся к тому времени в Новгороде, показывает грамо­та князя Святослава Ольговича 1137 г. Изменения в положе­нии церкви, связанные с развитием республиканского строя Новгорода, получили выражение в Уставе Всеволода о цер­ковных судах и в уставе церкви Ивана на Опоках, известном как рукописание князя Всеволода Мстиславича.

Для истории взаимоотношений государственной власти и церкви на юго-западных и западных землях Руси в XIII — XIV вв. представляют интерес устав галицкого князя Льва Даниловича кафедральной церкви Успения 1301 г. и грамота луцкого и владимирского князя Любарта Гедиминовича со­борной церкви и епископу 1321 г.

Особое место занимают княжеские уставы и грамоты, не связанные с церковной юрисдикцией. Таковы уставная грамо­та волынского князя Мстислава Даниловича (около 1289 г.), устанавливающая феодальные повинности в пользу княжеской администрации, и Устав князя Ярослава о порядке надзора за благоустройством новгородских улиц (о мостех). Эти доку­менты являются важнейшими памятниками административной деятельности государственной власти XIII в. в условиях раз­личных земель Руси.

В настоящий раздел включены некоторые уставы и устав­ные грамоты из перечисленных здесь. Уставной грамотой яв­ляется документ, устанавливающий повинности феодально-за­висимого населения, а применительно к церковным грамо­там — документ, закрепляющий взаимоотношения светской и Церковной властей в связи с конкретным случаем в определен­ном княжестве, на определенное время. Уставные грамоты,

Княжеские

уставы

и уставные

грамоты.

Введение

Законодательство

Древней

Руси

имевшие местное и временное значение, не пользовались ши­роким распространением и сохранились в небольшом числе списков или даже в единственных списках. Они воспроизводят текст, близкий к первоначальному.

В отличие от грамот уставы — памятники более сложного состава. В их основе лежит одна или несколько уставных гра­мот. Это документы, где уже обобщаются взаимоотношения государственной и церковной властей, существовавшие в тече­ние длительного времени (иногда с момента составления такой грамоты до одной из последних переработок устава в форме соответствующей его редакции) и на различных территориях. Уставы содержат меньше указаний на конкретное место и вре­мя их создания, но отличаются широким содержанием, что способствует появлению большого числа их списков и обрабо­ток, которые оказываются применимы в различных условиях. В качестве княжеского устава особого типа можно рассматри­вать и Русскую Правду.

Списки княжеских уставов объединяются в редакции, изво­ды и виды. Редакциями уставов называются крупные перера­ботки памятников, которые отражают изменения в политиче­ской, юридической или социально-экономической жизни обще­ства и являются вместе с тем определенными этапами в истории текстов этих памятников. Каждая редакция может быть представлена одним или несколькими (многими) списка­ми. Такими редакциями Устава кн. Владимира являются, например, Оленинская, сохранившая ранний текст XII в., Синодальная, отразившая изменения XIII—начала XIV в., и др. Редакциями Устава кн. Ярослава являются Краткая, со­хранившая ранний текст XI в. в незначительном поновлении

XIV в., Пространная, зафиксировавшая развитие древнерус­ского церковного права на рубеже XII —XIII вв., и др.

Каждая из редакций может быть связана не только с опре­деленным временем, но и с местом, со столицами княжеств и епископскими кафедрами (Киев, Новгород, Галич, Туров, Владимир Суздальский, Москва, Новогрудок и др.). Изводы представляют собой менее значительные переработки текста уставов, результаты их приспособления к новым условиям места и времени, а также такие изменения, которые появляют­ся при внесении памятника в состав летописи, юридического или другого сборника. Таковы, например, Белозерский извод Краткой редакции Устава Ярослава, который возник в

XV в. под пером книжника Ефросина, когда он включал его в свой энциклопедический сборник, и Археографический из­вод Пространной редакции того же Устава в составе сборника, содержащего наряду с Новгородской Первой летописью мно­гие юридические памятники, списки князей, посадников и епи­скопов. В виды текста объединяются списки памятника, имею­щие общие (иногда ошибочные) чтения и восходящие, воз­можно, к одному общему источнику — списку, называемому архетипом данного вида.

УСТАВ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА СВЯТОСЛАВИЧА

О ДЕСЯТИНАХ, СУДАХ

И ЛЮДЯХ ЦЕРКОВНЫХ

Введение

Устав князя Владимира определяет место церковной организа­ции в государстве — источники ее материального обеспечения, сферы юрисдикции. Он основан на соглашении между госу­дарственной и церковной властями.

Устав включает сведения о крещении Руси, создании в Киеве церкви Богородицы, установления о ее обеспечении в форме десятины от поступлений княжеских, судебных, торго­вых пошлин, от приплодов скота и сборов урожая. Устав со­держит ссылку на соглашение князя Владимира с княгиней Анной и князьями-наследниками и нормы о передаче под юрисдикцию церкви круга дел, связанных с внутренней жиз­нью семьи, других дел, а также дел людей церковных — чле­нов причта и отдельных социальных групп, в зависимости ко­торых была заинтересована церковь. Это документ, отражаю­щий раздел централизованной феодальной ренты и других пошлин между светской и церковной властями в периоды ран­него и развитого феодального строя.

Устав был введен в науку в 1775 г. Г. Миллером, который опубликовал одну из наиболее поздних его обработок XVI в. в составе Степенной книги. Знакомство с отдельными поздними текстами привело Н. М. Карамзина (1816) к мне­нию, что Устав представляет подделку, возникшую не позже XIII в. Того же мнения придерживались Е. Е. Голубинский (1880), относивший создание Устава к Новгороду, а также Н.С.Суворов (1888) и А.С.Павлов (1892), датировавшие его XIV в.

Расширение числа известных редакций Устава позволило митрополиту Евгению (Болховитинову) высказать мнение (1825), что в основе их лежит один и тот же ранний текст, который можно связывать с именем князя Владимира. Исто-рико-юридическое исследование Устава в сравнении с Русской Правдой и памятниками византийского права привело К. Н. Неволина (1847) и затем митрополита Макария (Бул­гакова) к выводам, что широкое практическое употребление и поновления Устава явились причиной значительного измене­ния его текстов в течение столетий. Макарий характеризовал его древнюю основу как первый опыт применения к условиям "уси норм православной церкви и кодификации собственно русского церковного права. Специальное текстологическое ис­следование памятника С.В.Юшковым (1926), выполненное им на основе научного издания текстов устава В. Н. Бенеше-вичем (1915); показало, что Устав в том виде, который можно восстановить на основе многочисленных его обработок, при-

Устав князя

Владимира

Святославича.

 

Законодательство

Древней

Руси

надлежит XIIв. и что главным его источником является гра­мота князя Владимира Святославича начала XI в., подтвер­дившая ряд привилегий церковной организации на Руси. Мнение о принадлежности общей основы сохранившихся тек­стов Устава домонгольскому времени разделяют большинство современных исследователей. По нашему мнению, в основе Устава лежит грамота о выделении десятины церкви Бого­родицы в 995—996 гг., которая была переработана в первоначальный Устав в начале XI в. (до 1011 г.) в связи с учреждением епископских кафедр, распространения на них церковной десятины и установлением церковной юрис­дикции. Устав продолжал складываться и развиваться в XI — XII вв. вместе с укреплением и расширением церковной организации. В него были внесены перечни «церковных су­дов» и церковных людей. Архетипный текст, лежащий в осно­ве существующих редакций, сложился в середине или второй половине XII в. Он закреплял в это время соотношение свет­ской (княжеской) и церковной властей в пределах их юрис­дикции и оговаривал формы и размеры материального обеспе­чения церкви.

В процессе расширения числа епископских кафедр в XI —

XIII вв. и обеспечения их отчислениями от поступлений цент­рализованной феодальной ренты и пошлин, а затем и населен­ными крестьянами землями Устав отражал местные условия в положении церковной организации в различных княжествах.

Устав известен в семи редакциях, относящихся к XII —

XIV вв. и более чем в двухстах списках. Ниже даются две его старшие редакции XII —XIII вв.— Оленинская и Синодаль­ная. Другие принадлежат к более позднему времени: Варсо­нофьевская редакция возникла в начале XIV в. в Северо-Вос­точной Руси, Волынская и Печерская принадлежат XIV в. и свя­заны соответственно с Галичской землей и Туровом, или Пин­ском. Волынская редакция имела распространение и на террито­рии Молдавии и Валахии. Троицкая редакция и редакция Сте­пенной книги возникли в Москве XVI в.

ОЛЕНИНСКАЯ РЕДАКЦИЯ Введение

Оленинская редакция, наиболее близкая к архетипному тек­сту, относится к концу XII —первой половине XIII в. От­дельные группы ее списков, объединяемые в изводы, показы­вают связь с северо-западными и западными землями: Пуш­кинский и Археографический изводы — с Новгородом XIV — XV вв., Архангельский извод — с Полоцким княжес­твом XV в , Архивный — с Галицко-Волынской землей XIV в.

Синодальная редакция относится ко второй половине XIII —началу XIV в. Разнообразие текстов (известно шесть изводов этой редакции) связано с ее распространением на всей территории Руси, в том числе на украинских и белорус­ских землях.

Тексты подготовлены по изданию памятника: Древнерус­ские княжеские уставы XI — XV вв. (издание подготовил Щапов Я. Н). М., 1976.

В основе издания Оленинской редакции— список Архан­гельского извода, в большинстве мест лучше сохранившего ранний текст — ГПБ, F. 11.251 первой половины — середины XVI в.

Указаны существенные смысловые варианты по спискам то­го же Архангельского извода;

СЧ — ГИМ,Синодальное собр. № 951 1450-х — 60-х гг.

СМ — ГИМ,Синодальное собр. № 996, Новгород, 1545 г.

АБАН.10.4втор. пол. XVI в.

У — ГИМ,собр. Уварова № 482 втор. пол. XVI в.

по списку Пушкинского извода:

ПЦГАДАф. 135, отд. V, I; № 1. Новгород (?) кон. XV — нач. XVI в.

по спискам Археографического извода:

АрЛОИИсобр. Археографической комиссии № 240Новгород, серед. XV в.

Сл — ГПБсобр. Соловецкого монастыря № 858 / 968 Нов­город, 1493 г.

Устав князя

Владимира

Святославича.

Оленинская

редакция

Текст

/. 'Во

имя отца, и сына, и святаго духа. 2. Се яз, князь великий Василей, нарицаемыи Володи-меР , сын Святославль, внук И горев (и)4 блаженыя Ольгы, усприал еемь крещение святое or5 греческых ца-

Законодательство

Древней

Руси

реи6 Констянтина и Василия и Фотея патриарха , взях первого митрополита Михаила1® на Киев11 и на всю Русь'2, иже крести всю землю Рускую.

3. И по том летом минувшим, создах церковь святую бого-и дах десятину к ней во всей земли Рускои княже-

15 „.. .„16 m „„.. _____17

родицю ния]4 от

всего" суда'" 10-тыи грош", ыс торгу неделю, из домов на всякое лето 10-е всякого всякого живота19 чюднои матери божий и чудному

10-тую стада и Спасу.

4. И по том20 возрех в21 греческий номоканун и обретох

f 22

в нем, юже не подобает сих тяжь и судов судити кня­зю23, ни бояром, ни судьям его.

5. И сгадав аз со своею княгинею Анною и со своими деть-

24 святой Богородици и митрополиту и всем

ми, дал есмь епископом"".

6. А ты26 не ступають27 ни дети мои, ни

nq r>r,

ни род мои в люди церковный и во все суды .

внуци мои,

7. И31 по всем городом32 дал есмь33, и по погостом, и по свободам , где крестьяне суть .

8. А кто вступит на мое дание, суд мне с тем пред богом, а митрополиту проклинати его сбором.

9. Далзь

есмь: роспусты, смильное,

заставание

умыка-

ние, пошибание, промежи мужем и женою о животе

или о племени, или о сватовстве поимутся, ведство40 ние41, узлы*2, зелье, еретичество, зубоядение43.

или и50

сын

и

урека-иже44

,47

отца и матерь бьют, иже48 истяжются49 о задници"

10. Мит рополичн люди церковный': игумен, (поп, попадья)53, поповичеве54, чернец, дьяконовая, проскурница55, пономарь56, вдовица, стороник , задушный человек, прикладник, хромец, слепец"

дьяк, и ecu причетници церковный .

11. Аще их кто внидет в вину, судити тех митрополиту и епископом опрочи мирян.

дочи бьетася

игумениа , черница, дьякон, калика,

,.58

РАЗНОЧТЕНИЯ

Ар в начале заглавие Рукописание святаго князя (Сл далее Владимира),

крестившаго Рускую землю (Сл далее святым кресщением);

2—3

Ар Володимер, нареченный в святем крещении Василие;

и вставлено по А, У, СЧ, СМ, Ар, Сл;

5—6

П гречкаго царя;

7—8 П нет;

Ар далее Цареградскааго;

 
Ар Леона;
11—12
П нет;

13 Ар далее Десятинную;

14 Ар далее в соборную церковь;

Ар всякого княжа;

16—17 П, Ар десятую векшу;

18 П вторую;

СЧ, П жита, П здесь заканчивается текст устава;

20—21 Ар разгнувше;

22 СЧ тяжеб;

23 СЧ князем;

24—25

Ар тыя суды церквам, митрополиту и всем епискупом по Руськои земли;

26 Ар по том;

Авступаются, Ар надобе вступатися;

28—29

Ар детем моим, ни внучатом, ни всему роду моему до века;

Ар далее их;

Ар нет и статья 7 объединена с предыдущей;

32—33 Ар и по волостем;

34 СЧ, СМ слободам;

Ар далее И своим тиуном приказываю иеоковного суда

не обидети, ни судити без владычня наместника;

Ар А се церковный суды дал;

Ар заставалное;

Ар далее ц;

39 Сч, См далее их;

СЧ, СМ ведовьство; Ар далее зелеиничьство;

41 Ар урекания три;

Ар б..дьнею;

43 Ар зубоежа;

44 Ар или сын;

45 СМ, СЧ или;

Ар далее или сноха свекровь, или братиа;

47 СЧ, СМ бьются или братья бьються;

48 СМ или; Ар или дети;

49 СМ, СЧ, Ар тяжютъся;

СМ, СЧ далее А се; Ар далее потворы, чародеяниа, влъхвование,

узлы;

50—51

Ар А се люди съборныя церкве преданы митрополитом и епископом;

52—53

в основном списке, А, У нет, вставлено по СЧ, СМ, Ар, Сл;

54 СМ, СЧ попович, У поп, дьякон;

Ар далее и кто в клиросе;

Устав князя

Владимира

Святославича.

Оленинская

Редакция

Руси „ Ар лечець, прощеник, 58 СМ нет;

Ил А

4

л

 

Uf

A шн

, ъ rtkesi тл. rd Matm& mm. ш

Законодательство

Древней

Руси

Десятина — форма обеспечения церковной орга­низации в виде доли княжеских доходов, судебных и торговых пошлин.

Грош — мелкая монета

Род

— зд — потомки

по косвенной

линии, члены

большой семьи.

вести временных лет, Владимир передал ей десятую часть от княжеского имения и от княжеских городов и положи написав клятву в церкви сейс проклятьем тем, аще кто сего посудить (оспорит).

Десятина не всегда составляла одну десятую часть от княжеских доходов, торговых и судебных пошлин, поступаю­щую в церковь. В Краткой Правде десятина от суда, собирае­мая мечником, являлась одной восьмой всех поступлений и одной пятой княжеской части, а десятина от даней, собирае­мая емцом, — одной шестой всех поступлений и одной пятой доли князя. Торговые пошлины собирались по неделям. В Пушкинском списке Устава XV в. торговая десятина указана в размере 50%. В Турове в XIV в. епископ собирал торговые пошлины две недели в году, вероятно, на ярмарках. Грош имел распространение на западных русских землях XIV — XV вв., входивших в состав Литовского великого кня­жества.

В других текстах Устава упоминается векша — одна шестая часть куны.

Статья 4

Статья ограничивает пределы светской юрисдикции, осу­ществляемой князем, боярами и судьями князя, вводя церков­ное судопроизводство.

Греческий номоканон — сборник правил церковных соборов IV — VII вв., правил епископов и установлений о церкви ви­зантийских императоров, бывший основным источником цер­ковного права в Византии и вспомогательным источником на Руси (в XI —XII вв. в виде Кормчей Ефремовской ре­дакции).

Статья 5

Княгиня Анна (ум. 1011) —сестра императоров Василия II и Константина VIII, выданная за князя Владимира (989) по договору об условиях военной помощи Василию. Упоминание ее в уставе отражает, вероятно, соглашение с ней как предста­вительницей византийского императора — номинального главы восточной православной церкви — о патронате князя над цер­ковной организацией.

Митрополичья кафедра создана в Киеве вскоре после при­нятия христианства, в 995—996 гг.; первые епископии (Белго­род, Новгород, Полоцк и др.) возникли в конце X — начале XI в.

Статья 6

Статья содержит отказ от вмешательства в церковную юрисдикцию потомков князя, имеющих право на наследование его власти.

Статья 7

Статья определяет действие закона в пространстве. Законо­датель идет не по линии определения границ государства, а перечисляет основные категории населенных пунктов, исклю­чая села. Подчеркивается, что имеются в виду пункты, где живет христианизированное население (крестьяне — здесь: христиане).

Статья 8

Санкция в духовной форме завершала первоначальный текст Устава.

Митрополиту предписывалось периодически собирать епи­скопов на собор (сбор) для решения местных административ­ных и дисциплинарных церковных вопросов.

Статья 9

Промежи мужем и женою о животе — споры междусупругами об имуществе, свидетельствующие о существова­нии в Древней Руси раздельной собственности…

Статья 10

Статья перечисляет категории лиц, подлежащих особому судопроизводству. Сюда относятся не только члены причта и монашество, но и группы светского населения, не принадле­жавшего к основным сословиям феодального общества, в пат­ронате над которыми церковь была заинтересована.

Устав князя

Владимира

Святославича.

Оленинская

редакция.

Свободы (слободы)

— поселения, жители которых

имели привилегии в выполнении феодальных повинностей.

Стильное

— незаконная связь мужчины

и женщины.

Заставание

— нарушение супружеской

верности, дока­занное свидете­лями.

Умыкание

— обрядовое похищение не­весты для брака;

Пошибание — изнасилование;

Или о племени или

В сватовстве

Пойму тся

— нарушение запретов браков между близкими

родственниками и свойственниками;

Ведство

— колдовство.

Задушный человек — холоп,

отпущенный по завещанию (за душу)

Законодательство

Древней

Руси

Прикладник

— лицо,

находящееся под патронатом

церкви,

происхождение которого неясно.

Пропуск в Архангельском изводе упоминания об основном священнослужителе (поп, попадья) может быть связан с особым положением православной церковной организации на некоторых землях Литовского великого княжества конца XIV — начала XV в., где суд над священниками осуществля­ли местные феодалы — светские собственники церквей.

Прощеник — человек, получивший прощение, феодально-за­висимое лицо. Происхождение прощеника объясняется по-раз­ному: это бывший холоп или бывший свободный.

Статья 11

Статья говорит об особом порядке судопроизводства по делам лиц, перечисленных в ст. 10: опрочи мирян, т. е., очевидно, без участия светских свидетелей и сторонних людей.

СИНОДАЛЬНАЯ РЕДАКЦИЯ

Введение

В основе издания Синодальной редакции — список Синодаль­ного извода из приложения XIV в. к Новгородской Синодаль­ной кормчей 1280-х годов. Список находится в Государствен­ном историческом музее (сокращенно — ГИМ, Синодальное собрание, №132, лл. 628—630). Текст Устава публикуется по изданию: Древнерусские княжеские уставы XI — XV вв. (издание подготовлено Щаповым Я. Н.)60. Нумера­ция статей в этом издании несколько отличается от той, кото­рая принята в «Памятниках древнерусского канонического права»61.

В вариантах к тексту указаны существенные смысловые ра­зночтения по спискам Крестининского, Румянцевского и Воло­коламского изводов Синодальной редакции. Буквенный шифр списков сохранен тот же, что и в издании Я. Н. Щапова.

А. Из списков Крестининского извода использованы:

1. АП — список Академический первой четверти XVI в. из Библиотеки Академии наук СССР (Ленинград), 21.5.4, лл. 477 об. — 479 об. (из собр. Плигина, № 14).

2. ИК — список Музейский последней четверти XV в. из Государственного исторического музея, Музейское собрание 798, лл. 256 об. — 258.

3. ЕФ — список Егоровский середины XVI в. из Государст­венной Библиотеки СССР им. В. И. Ленина, собрание Егорова 248, лл. 748—751.

4. С —список Синодальный 1586—1587 годов из Государст­венного исторического музея, Синодальное собрание 524, лл. 395—398.

5. АА — список бывшего Антониева Сийского монастыря 1560-х годов из Библиотеки Академии наук СССР, Арханг. Д 211, лл. 532 об.— 534 об.

6. Ус — список Успенский конца XVI в., составленный в Москве, из Государственного исторического музея, собрание Успенского собора 21/1072, лл. 463, 464—465 об.

7.3 — список Забелинский XVII в. из Государственного исторического музея, собрание Забелина 236—399, лл. 409 об., 410 об.—411 об.

8. ОУ — список Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина конца XV — начала XVI в. из ГПБ, Q 1.385, лл. 28—30 об.

9. Белоз — список Кирилло-Белозерский 1470-х годов из Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-

Устав князя

Владимира

Святославича.

Синодальная

редакция

Щапов Я. Н.

Древнерусские

княжеские уставы

XI-XV вв. М., 1976.

Русская историче­ская библиотека, XXXVI; Пг., 1920.

Законодательство

Древней

Руси

Щедрина, библиотека Кирилло-Белозерского монастыря9/1086, лл.97 об. — 102.

Б. Из списков Румянцевского извода использованы:

1. РЕ— список Румянцевский последней четверти XV в. из Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, собра­ние Румянцева, №232, лл. 198—199.

2. Лв — список Львовский 1565 г. из Львовского историче­ского музея, № 118 (из Собрания Ставропигийского братства церкви Успения во Львове, № 90), Зименский монастырь око­ло г. Владимира-Волынского, лл. 263—264, 259 об.

В. Из списков Волоколамского извода использован один список:

1. Вл— список Волоколамский 1560-х годов из Государст­венной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, собрание Волоко-

ламское 522, лл. 575 об. — 580 об.

Текст

УСТАВ СВЯТОГО КНЯЗЯ ВОЛОДИМИРА,

КРЕСТИВШАГО

РУСЬСКУЮ ЗЕМЛЮ,

О ЦЕРКОВНЫХ СУДЕХ62

/. Во имя отца, и сына, и святого духа.

2. Се яэ, князь63 Василии, нарицаемы Володимир64, сын Святославль, внук Игорев, блаженыя княгини Олгы, въсприял есмь святое крещение от грецьскаго царя65 и от Фоти'я патриарха царегородьского, взях пьрваго митрополита Леона66 Киеву, иже кьрсти всю землю Русьскую святымь крещеньемь.

3. По томь же летом многым минушем создах церковь свя-тыя Богородица Десятиньную и дах ей десятину по всей земли Русьстеи ис княжения в сборную церковь от всего княжа суда десятую векшю, а ис торгу десятую неделю, а из домов на вся­ко лето от всякого стада и от всякого жита чюдному Спасу и чюднеи67 его матери6*.

4. По томь разверзъше грецьскыи номоканон и обретохом в немь, оже не подобаеть сих судов и тяжь князю судити, ни бояром его, ни судьям69.

5. И яз. сьгадав70 с своею княгинею с Анною и71 с свои­ми детми72, дал есмь ты суды церквам, митрополиту и всем ■пискупиям73 по Русьскои земли.

6. А по семь не надобе въступатися ни детем моим, ни вну­чатом, ни всему роду моему до века, ни в люди церковные, ни во все суды их.

7. То все74 дал есмь76

и по свободам, где нъ суть християне

по всем городом и по погостом,

8. И своим тиуном приказываю церковного суда73, не оби-

дети74 ни судити60 без владычня наместника*1.

9. А се церковнии суди: роспуск2, смилное33, ньеЬ4, пошибанье, умычка35, промежи мужем и животе36, в племени или в сватьстве37 поимуться

зелииничьство, потвори , чародеяния, волхвования,

89 еретичьство90,

по

матерь, или дчи ,

ния три: бляднею и зельи

/• 91 92

сын отца бьеть , или

кровь. братя или детичъ татба, мертвеци сволочать

застава-женою о ведьство, урека-

, зубоежа. или или снъхи све-

режють

97 _99

тяжються о задницю, церковная 96 крест посекуть или на стенах без

скот или псы, или поткы без великы нужи въведет", или ино'00 что неподобно церкви подееть, или два друга иметася бити, единого жена иметь за лоно другого и роздавить, или кого застануть с четвароножиною, или кто молиться под овином101, или в рощеньи, или у воды, или дев­ка детя повьржеть.

10. Те все суды церкви даны суть102. Князю и бояром и судьям их в ты суды нельзе въступатися.

11. То все дал есмь по пьрвых царев уряженъю и по все-ленъскых святых103 семи зборов104 великых святитель105.

12. Аже кто преобидить нашь[06 устав, таковым непроще­ным быти от закона божия и горе собе наследують.

13. А своим тиуном приказываю суда церковного не обидети и с суда давати 9 частии князю, а 10-я святей церкви.

14. 8 А кто пообидить суд церковный, платити ему собою, а перед богомь тому же отвечати на страшнем суде пред тмами ангел, иде же когождо дела'09 не скрыються"0 благая или злая, иде же не поможеть никто же кому, но токмо правда'11 избавить от вторыя смерти, от вечныа мукы, от хрещения не-спасенаго, от огня негасимаго. Господь рече: в день месть въздамь сдержащим неправду в разуме, тех огнь не угаснеть и червь их не умреть, створшим же благая в жизнь и в ра­дость и неизреченную. А створшим алая"2 в въскрешенье су­да, им же рече"3, неизмолим суд обрести11*

15. Еже искони уставлено есть и поручено

I 15

святым пи-

скопьям'16 городьскые и торговые всякая мерила и спуды извесы, ставила, от бога тако искони уставлено пискупу 7 блюсти бес пакости, ни умалити, ни умножити, за все то дати ему слово в день суда великого, яко же и о душах челове-ческах.

16. А се церковные люди : игумен, поп, дьякон, дети их, попадия и кто в клиросе, игуменья, чернець, черница, проскурница, паломник12', лечець'22, прощеник, задушьныи человек'23, стороник, слепець, хромець. Манастыреве, болни-Це, гостинници, странноприимнице 4.

П. То люди церковные, богаделные'21. Митрополит или126 пискуп ведает межи ими суд, или обида или'27 котора, или вражда, или задница.

18. Аже будеть иному человеку с тымь человекомь речь, то обчии суд'29.

19. Кто преступить си правила, яко же есмы управили по

Устав князя

Владимира

Святославича.

Синодальная

редакция

•|50 святых отець правилом и пьрвых царев управленью, кто иметь

•а престипати правила си, или дети мои130, или правнучата, или

-Законодательство гэг- |3[

Древней в котором городе наместник, или тиун, или судья, a noobu-

Руси дять суд церковный, или кто иныи[32, да будуть прокляти

в сии век и в будущий семию зборов святых отець вселень-

скых

РАЗНОЧТЕНИЯ

АП далее и о десятинех;

63—64

АП Володимер, нареченный в святемь крещении Василии;

Вл далее Констянтина;

66 Вл Михаила;

67—68 АП, ОУ Богородицы;

69 АП, ОУ, тиуном;

70—71 АП, ОУ, РЕ нет;

ОУ далее с всеми князи и с своими бояры;

73 ОУ епископиям;

74—75

Белоз ведает митрополит и епископи;

76-77 Белоз живуть;

78—79

ОУ не судити и наших судов без судии без владычня;

80—81 ОУ десятин деля;

82 Белоз роспуски:

83 ИК смилные;

84 АП, ИК застатье;

основном списке слово умычка вставлено над строкой;

86 АП далее их;

87 АП, Белоз сватовьстве;

3 плод твори;

89 С зелием;

АП еретичеством;

91 АА, Ус убиет;

92—93 Лв дочка матерь биеть;

94—95

РЕ, Вл или кто уречется скверными словы и прилагая отца и матерь, или сестры, или дети, а любо племя;

96 Белоз одирають;

97 АП, ОУ трескы емлют из креста;

ЕФ птицы;

99 АП далее в церковь;

100 АП нет;

101 АП, ОУ или во ржи;

РЕ далее законом божьим по правилом святых отець

христианьсъкыми цари и князи в всех христианьских людех;

103 АП, ОУ далее отець;

104 АП, ОУ сбор вселенскых;

РЕ далее князю и бояром и судиям

не прощено от закона божьа

вступатися в тыа суды;

106 АП сии;

107 АП, ОУ судов из городских;

108—114 РЕ нет;

109—110 АП, ОУ открыются яве;

111 ОУ далее и добрыя детели;

112—113

АП, ОУ рекше неправо судившем на сем свете и лукавно;

115—116

АП богом святителемь и епископиям их;

117 РЕ митрополиту;

118—119

РЕ, Вл люди церковни предании митрополиту по правилом;

120 РЕ далее диаконица;

РЕ пономарь;

ОУ далее вдовица;

123 РЕ, ВЛ далее прикладень;

РЕ, Вл далее а кто порты чернеческыя съврьжеть;

125—126 АП, ОУ нет;

127—128 АП, ОУ каторая;

РЕ, Вл далее А присуд и пересуд наполы;

130 АП, ОУ далее князи;

131—132

ОУ имуть обидети суды иерковныя или отимати;

133 РЕ далее идет Проклинание святого

Владимера, в которое почти

дословно входит ст. 14 Основного

списка. После последних слов этой

статьи идет следующий текст:

А кто у ставленые мое порушаеть,

или сынове мои, или внуци мои,

или провнуци мои, или от рода

моего, или от боярь кто, а порушаеть

ми ряд, или уступятся в суды митрополичи, что есми дал митропо­литу и епископом, по правиломь святых отець, судивше казнити по закону. Аще кто иметь судити церковный суды, что приданы митро­политу, станеть с мною на страшнем суде пред богомь и будеть на немь клятва святых отей,&*300 и 18, иже в Иикеи всех святых. Аминь; Вл после последних слов ст. 19 Основного списка в Волоколамском списке идет далее следующий текст:

А се о десятинах. От всего

княжа суда десятая векша, ис торгу

десятая неделя, и от даней, от веры

и из всего схода и прибытка,

и от лова княжа, и от всякого

стада, и от всякого жита десятое

в соборную церковь епископу. Царь

или князь в девятих частих, а церкви

соборная в десятой части. Основа-

ниа же иного никто не может

положити паче лежащего сего и да ecu съгражают на сем основании. Иже кто разсыплет храм божий, разсыплет того бог, церкви бо божиа

свята есть. И аще кто изменит святыи сей устав, отечьскыи грех и горе себе наследуеть. Далее почти дословно повторяется содержание Проклинания святого Владимира.

Устав князя

Владимира

Святославича.

Синодальная

редакция

Законодательство

Древней

Руси

Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древ­ней Руси XI-XIV вв., с 74-75

Сборную,

Зборную

— соборную

Векшю, векша

Номоканон — сборник офи­циальных и неофициальных церковных поста­новлений, возникший в Византии и распространив­шийся в Древней Руси под названи­ем…

Статья 3

Статьи 4 и 5 Статьи написаны в соответствии с правилами греческой пра­вославной церкви и… Княгиня Анна — сестра византийских царей Василия и Константина — была выдана замуж за князя Владимира,…

Живот

— имущество.

136 Закон Судный

людем. Краткая редакция. Под

ред акад. Тихо­мирова М Н.

М., 1961, с. 24.

Ключевский В. О. Соч., М , 1956, т. 1, с. 209-210.

Законод.л-ельство

Древней

Руси

Закон Судный

людем. Краткая

редакция, 23.

Зелииничьство

— лекарничество, знахарство, ис­кусство исцелять

или приворажи­вать посредством чудодейственных снадобий из зелий, трав.

Потвори

— чародейство, колдовство.

Волхвования

— волшебство, знахарство, заво­раживание, ис­кусство гадания,

Врачевания.

Еретичьство

— вероотступни-

чество, колдовство.

Снъха

— жена сына.

Поткы

---- ПТИЦЫ.

Четвароножин и — скотина.

Овин

— строение для

Просушки хлеба

В снопах.

казнь. Включение таких законов в русские Кормчие книги служило скорее цели ознакомления русских судей с византий­скими законодательными образцами… Нормы ст. 9 имеют, таким образом, двоякое значение — ма­териальное и… Церковь стремилась к тому, чтобы брак заключался на всю жизнь и в идеале оставался бы нерасторжимым. Брак мог быть…

Повьржеть

— родит, но, воз­можно, выкинет,

избавится от плода

PocntfCT — развод супругов без разрешения цер­ковного суда.

Промеж и мцжем и женою о животе

— имущественные споры между

супругами.

Законодательство

Древней

Руси

Заповедьев отець

ко исповедаю-

щимся сыном и

дщерем, ст 22 —

Голубинский Е Е

История русской

церкви, т I

ПОА I, С 513

Неволин К А

О пространстве

церковного суда,

с 121

Павлов А С

Курс церковного

права с 138

Памятники

русского права

Вып второй,

природное влечение людей направлялось церковью в русло брачной жизни. Следует сказать, что наряду со стремлением к достижению нравственных целей… исповедоваться у одного и того же духовного лица , то ста­нет ясным механизм… Согласно книге Второзаконие (гл. XXII, ст. 22), если най­ден будет кто лежащий с женою замужнею, то должно предать…

Павлов А С

Курс церковного

Законодательство Древней Руси

Спуды

— мера объема сыпучих тел, на­пример зерна

Извесы, ставила

— названия древ­нерусских весов

И кто в клиросе

— певцы, поющие во время службы

у алтаря.

Котора

— ссора, раздор,

распря.

Статья 13

Статья перекликается со ст. 3 и содержит приказ князясво­им тиунам отдавать десятую часть доходов от светского суда в пользу церкви.

Статья 14

Статья адресовалась, вероятно, тиунам и иным должност­ным лицам, дерзнувшим вмешиваться в дела церковного суда, в то время как ст. 12 скорее всего адресовалась простым миря­нам, нарушившим запреты Устава. Указание ст. 14 платити ему собою также характеризуется неконкретностью, но, вероят­но, обозначает все же какую-то земную меру ответственности вдобавок к ответственности перед богом.

Статья 15

Статья указывает со ссылками на божественные установле­ния на прерогативу церкви следить за правильностью мер и весов. Основаниями этой прерогативы служили книги Священ­ного писания: Второзаконие, гл.25, ст. 13—15, Левит, гл. 19, ст. 35—36, Иезекиль, гл. 45, ст. 10. Оговаривая исключитель­ное право надзора за мерами и весами, церковь укрепляла свой авторитет и материальное положение за счет пошлин от взвешивания и т. п.

Статья 16

Статья содержит перечень лиц духовного сана, лиц, нахо­дившихся под патронатом церкви, а также заведений, состоя­щих на ее содержании. В состав церковных людей входило не толъко духовенство, но и люди светских сословий, пользовав­шиеся защитой церкви: лечцы, хромцы, слепцы и др. Помощь несчастным и содержание благотворительных заведений, безу­словно, повышали авторитет церкви.

Статья 17

Статья указывает на подсудность этих лиц суду митрополи­таили епископа и перечисляет основные категории дел.

Статья 18

Статья относит к компетенции общего суда — суда князя и епископа — дела, участниками которых являлись и церков­ные, и светские люди.

Статья 19

Статья вновь напоминает в заключительной части Устава о проклятии тем, кто станет вмешиваться в дела, переданные церкви.

УСТАВ КН. ЯРОСЛАВА О ЦЕРКОВНЫХ СУДАХ

Введение

Устав князя Ярослава

Устав кн. Ярослава Мудрого развивает основные идеи, зало­женные в Уставе кн. Владимира Святого. Если в Уставе кн. Владимира лишь намечаются предметы церковного регули­рования, то в Уставе кн. Ярослава перечень церковных судов представлен в развернутом виде и к тому же с указанием по­следствий нарушения норм церковного права. Большинство статей Устава кн. Ярослава посвящено регулированию взаимо­отношения полов вообще и брачно-семейных отношений в част­ности. Но отсюда вовсе не следует, что Устав кн. Ярослава — кодекс семейного права, поскольку отношения между полами рассматриваются преимущественно с уголовно-правовых пози­ций. Например, умычка чьей-либо дочери влечет материаль­ную ответственность перед церковной властью (митрополитом или епископом) и перед князем. Наряду с уголовной ответст­венностью перед высшими авторитетами — церковью и госу­дарством — в статье предусматривается и гражданско-правовая ответственность перед потерпевшей. Таким образом, санкция нормы содержит указания сразу на два, а порой и на три вида ответственности — на уголовную, гражданскую и собственно церковно-правовую.

Есть в Уставе и типично семейно-правовые нормы. Их не­много. Это норма о недопустимости расторжения брака из-за лихого недуга да норма о поводах к разводу.

В Уставе содержатся нормы, регулирующие различные брачно-семейные отношения, например норма, запрещающая родителям принуждать своих детей вступать в брак, или нор­ма о краже женой имущества у мужа. Говоря о регулировании отношений между мирянами, следует сказать о целом комплек­се статей Устава Пространной редакции, запрещающих лицам разных вероисповеданий вступать в половые отношения или участвовать в совместной трапезе. Выделяются статьи, знако­мые по Русской Правде: о поджоге гумна или двора, о краже конопли, льна, белых полотен, портов и т. п.

Наконец, помимо норм, регулирующих отношения мирян (их абсолютное большинство), в Уставе содержатся несколько статей, регулирующих отношения церковных людей: о блуде, о пьянстве, о крещении попом за пределами своего уезда, о расстрижестве монахов и общая статья о подсудности церков­ных людей епископским или митрополичьим волостелям.

Устав был открыт для русской науки В. В. Крестининым в 1771 г. в Архангельске в сборнике первой половины XVI в. и опубликован И. И. Лепехиным в 1780 г.159.

Первым русским ученым, обратившим внимание на Устав

Лепехин И И Продолжение дневных записок путешествия по разным про­винциям Россий­ского государства в 1771 г Спб, 1780, с 350-351

Раньше И И Лепехина

Устав

опубликовал И Кульчинский в латинском пере­воде в 1733 г (Kulczynski I Specimen Ecclesiae Ruthenicae Romae, 1733, Appendix, P 32-35)

Законодательство

Древней

Руси

Карамзин Н. М. История государ­ства Российского. Спб., 1819, т. II, с. 60-67.

~ 161

Неволин К. А.

О пространстве

церковного суда..,

с. 300-310.

Голубинский Е. Е. История русской

церкви, с. 403-408.

Павлов А. С. Курс церковного права, с. 150-154.

Юшков С. В. Общественно-политический строй и право

Киевского государства, с. 211-216.

кн. Ярослава, как, впрочем, и на Устав кн. Владимира, был Н. М. Карамзин. Списки Устава, известные Н. М. Карамзину, позволили ему оценить Устав как памятник, возникший не раньше XIV в. Он вынес категорическое суждение об Уставе как о более позднем подлоге160.

Но уже в середине XIX в. оценка Н. М. Карамзина была серьезно поколеблена одним из основоположников отечествен­ной историко-правовой науки К. А. Неволиным. Он привлек к анализу значительно большее количество списков Устава, чем Н. М. Карамзин, что позволило ему составить более обо­снованное заключение о времени происхождения памятника. Хотя в его распоряжении были списки лишь XV в. и позднее, он сумел доказать, что в основе своей устав восходит ко време­ни Ярослава161.

Последующие исследователи Устава или подкрепляли взгляд Н. М. Карамзина о подложности Устава, или находили аргументы в пользу выводов К. А. Неволина.

Крупнейший исследователь истории русской церкви Е. Е. Голубинский, соглашаясь с Н. М. Карамзиным в вопросе о неподлинности Устава, все же относил Устав к домонголь­скому периоду русской истории162.

Точку зрения К. А. Неволина разделяли известный русский юрист-канонист А. С. Павлов и В. О. Ключевский. А. С. Пав­лов расценивал появление Устава кн. Ярослава как логическое продолжение Устава кн. Владимира и дополнение к Русской Правде. В отличие от К. А. Неволина его не удивляло то, что церковь заимствовала систему мер имущественной ответствен­ности, принятую в Русской Правде. Наоборот, он видел в этом свидетельство исторической необходимости

В. О. Ключевский также полагал, что Устав кн. Ярослава является «сверстником» Русской Правды. Происхождение Устава В. О. Ключевский относил к первой половине XII ве­ка. Он верно расценивал Устав как «свод постановлений о гре­ховно-преступных деяниях, суд по которым над всеми христиа­нами, духовными и мирянами, был поручен русской церковной власти».

Исследование Устава кн. Ярослава было продолжено совет­скими учеными, среди которых следует выделить С. В. Юшко­ва, А. А. Зимина и особенно Я. Н. Щапова. В первом томе за­планированного С. В. Юшковым Курса истории государства и права СССР анализируется Устав и высказывается предпо­ложение, что вводная статья Устава действительно восходит к Ярославу. Что же касается так называемого «судебника», то он сложился в известном нам виде, по мнению С. В. Юшкова, уже к середине XII в.164.

Заслуга С. В. Юшкова заключается еще и в том, что он ор­ганизовал и возглавил серийное издание Памятников русского права, в первый том которого вошел и Устав кн. Ярослава. А. А. Зимин, составитель первого тома, не разделял взглядов -С. В. Юшкова по вопросу о происхождении Устава. Он пола­гал, что древнейший текст Устава кн. Ярослава был создан в

канцелярии митрополита Киприана, т. е. в конце XIV — нача­ле XV в. Этот первоначальный текст лучше сохранился в Краткой группе списков Восточнорусской редакции. Наряду со списками Краткой группы А. А. Зимин опубликовал списки Пространной группы Восточнорусской редакции, а также За­паднорусскую редакцию — Свиток Ярославль (список 1499 г., основанный на списках Восточнорусской редакции). Всего он использовал 22 списка. Это издание до недавнего времени яв­лялось наиболее полной публикацией списков Устава кн. Ярос­лава. Не имея цели специально останавливаться на данной ра­боте А. А. Зимина, все же отметим неудовлетворительность данного им историко-правового обзора памятника . Этот не­достаток вряд ли может быть поставлен в вину А. А. Зимину лично, так как сам он оказался в сложных условиях при под­готовке Устава к изданию. Во введении к Уставу он справед­ливо признал, что и в середине XX в. Устав все еще оставался «одним из наименее изученных памятников»166.

Ситуация стала изменяться с появлением трудов Я. Н. Щапова. Основные положения многочисленных статей по истории Устава кн. Ярослава167 получили отражение в фундаментальном источниковедческом исследовании «Княжес­кие уставы и церковь в Древней Руси XI —XIV вв.» (М., Наука, 1972). А спустя несколько лет Я. Н. Щапов подгото-.-. I вил и опубликовал все известные списки Устава кн. Яросла-

ва168. Их насчитывается около 100. Согласно исследованию Я. Н. Щапова, все списки можно разделить на 6 редакций: Краткую, Пространную, а также возникшие в результате пере­работки этих двух старших редакций Румянцевскую, Тарнов-скую, Устюжскую и Западнорусскую («Свиток Ярославль»). Самые ранние из дошедших до нас списков датируются второй четвертью XV в., самые поздние — XIX в. Данные источнико­ведческого исследования привели Я. Н. Щапова к выводу, что первоначальный архетип Устава сложился в XI — начале

XII в. Поэтому упоминание в самом тексте Устава о составле­нии его кн. Ярославом по согласованию с митрополитом Ила-рионом расценивается как вполне достоверное. Это позволяет уточнить время создания—1051 —1054 гг.169. Архетипы обе­их старших редакций Устава восходят к одному и тому же ис­точнику — первоначальному архетипу XI — XII вв. Это озна­чает, что Пространная редакция возникла в результате перера­ботки не Краткой редакции, а первоначального архетипа. Более того, Пространная редакция возникла раньше Краткой. Данные текстологического анализа Пространной редакции поз­воляют отнести ее создание к XII—первой четверти

XIII в. . Создание же Краткой редакции можно связывать с именами московских князей и митрополитов середины

XIV в. — князей Семена (1340—1353) или Ивана II (1353—1359) и митрополитов Феогноста или Алексея171. Несмотря на более позднее возникновение, Краткая редакция лучше сохранила архетип Устава кн. Ярослава. Именно поэто­му для воссоздания первоначального архетипа Я. Н. Щапов

Устав князя Ярослава

165Памятники

русского права.

Вып. первый,

с.257-285.

Памятники

русского права.

Вып. первый,

С 257.

Щапов Я. Н. Редакции Устава

кн. Ярослава Владимировича. — Проблемы источ­никоведения. Т. 1. М., 1963, с. 481-

513; Он же. Церковь в системе государственной власти Древней Руси,— Древне­русское государ­ство и Ђio между­народное значе­ние. М , 1965, с. 279-352; Он же.

Устав

кн Ярослава и вопрос об отно­шении к визан­тийскому насле­дию на Руси в середине XI в.—

Византийский временник. Т. 31. М., 1971, с. 71-78.

I68

Древнерусские

княжеские уставы

XI-XV вв.

Щапов Я. Н. Княжеские

уставы и церковь.., с. 301-302.

Щапов Я. Н. Указ. соч , с. 257.

Законодательство

Древней

Руси

 
Там же, с :. 243.
 
Kaiser, Da niel H.
The Growth of the
Law in Mi edieval
Russia. Pr inceton
University Press,
1980, p. . 54
 
Ibid., p. 54-58.

использовал в качестве основы один из старейших (начала XIV в.) списков Краткой редакции — список Крестининского вида из Кормчей из собрания Плигина в Библиотеке АН СССР (публикуется ниже в качестве основного списка Крат­кой редакции).

Концепция Я. Н. Щапова получила признание не только в отечественной науке, но и за рубежом. Недавно (в 1980 г.) вышла работа американского историка права Даниэля Кайзера «Развитие права в средневековой России»172, автор которой разделяет основные взгляды Я. Н. Щапова на Устав кн. Ярое-лава173.

В заключение следует отметить, что Устав кн. Ярослава представляет собой памятник русского церковного права, зна­чительно отличающийся от византийских церковно-правовых образцов — номоканонов, а также и от светских законодатель­ных сводов. Это отличие проявляется в нескольких направле­ниях: во-первых, многие преступные, согласно Уставу, деяния в Византии карались светскими законами. Правда, наряду со светскими санкциями применялись и собственно церковные наказания. На Руси же перечисленные в Уставе деяния отне­сены непосредственно к церковной юрисдикции, и некоторые из деяний, вероятно, прежде вообще не преследовались кня­жеской властью. Во-вторых, в Устав были включены новые составы преступлений, не известные византийскому праву. В-третьих, — и это, пожалуй, главное, — церковь на Руси, ка­рая непреступные с точки зрения обычаев русского народа деяния, стала применять обычные имущественные наказания, а не членовредительные византийские санкции и тем более не смертную казнь, принятую в Византии. Все это свидетель­ствует о стремлении церкви учитывать национальные особен­ности Руси путем приведения чуждых языческой Руси цер­ковно-правовых требований в соответствие с русской действи­тельностью.

Ниже приводятся Краткая редакция Устава, известная бо­лее чем в 60 списках, и Пространная редакция, известная в 19 списках.

КРАТКАЯ РЕДАКЦИЯ Введение

Устав князя

Ярослава.

Краткая

редакция

В основе издания Краткой редакции — список из Кормчей первой четверти XVI в. из собрания Плигина в Библиотеке Академии Наук СССР — БАН, 21.5.4, собр. Плигина №14, лл. 481 об. — 483. Нумерация статей и буквенный шифр спи­сков даются в соответствии с изданием: Древнерусские кня­жеские уставы XI-XV вв. (издание подготовил Щапов Я. Н.) (М., 1976).

Указаны существенные смысловые разночтения по спискам 5 изводов: извода Кормчих, Фроловского, Академического, Бальзеровского, Белозерского.

I. Извод Кормчихобъединяет списки трех видов: Крести­нинского, Овчинниковского и Уваровского.

а) Из списков Крестининского вида использованы:

1. СлДГПБ,собр. Соловецкого монастыря № 475, треть­ей четверти XVI в., лл. 440—441 об.

2. ИИГИМ,Музейское собр. №3471, 1591/1592 г., лл. 452—453 об.

3. Рж —ГБЛ, Рогожское собр. №251, XVII в., лл. 448—450 об.

4. X —ГИМ,собр. Хлудова Д. 154,XVII в., лл. 535 537.

5. КсЦНБАН УССР, собр. Киево-Софийского собора №223 (52), XVII в., лл. 608—610 об.

6. Р — ГБЛ,собр. Румянцева № 238. XVII в. (между 1620

И 1661 Г.),ЛЛ.ЗО8 Об. — 310.

б) Из списков Овчинниковского вида использованы:

7. ЕА — ГБЛ,собр. Егорова № 472, кон. XV - нач. XVI в., лл. 527—529.

8. Ус — ГИМ,собр. Успенского собора №21/1072, кон. XVI в., лл. 466—468.

9. У I —ГИМ,собр. Уварова № 296, XVII в., лл. 604— 607

10. 3 — ГИМ,собр. Забелина № 236/399, XVII в., лл. 412 об. —414 об.

в) Из списков Уваровского вида использованы:

11 у П—ГИМ,собр. Уварова № 11, XVII в., лл. 266 об. —271.

12. ПКГПБ,собр. Погодина №237, XVII в. (не позже I664 г.). лл. 597 об.— 599 об.

П. Из списков Фроловского изводаиспользованы:

13. ДПЦГАДА,ф. 135, отд. V, рубр. I, №2, 1621/1622 г., лл. 8 об. — 12 об.

Законодательство

Древней

Руси

14. Тт —ГПБ, собр. Титова №3756/1687, XVII в., лл. 7—10.

15. Е — ГБЛ, собр. Егорова № 254, перв. пол. XVI в., лл. 455—456.

III. Академический извод известен в одном единственном списке:

16. Ак — ГБЛ, Синодальное собр. № 363, нач. XVI в., лл. 155—157.

IV. Из списков Бальзеровского извода использован один список:

17. АрБ — ЛОИИ СССР, собр. Археографической комис­сии № 23, втор. пол. XV в., лл. 102 об. — 104 об.

V. Из списков Белозерского извода использован один список:

18. Белоз — ГПБ, собр. Кирилло-Белозерского монастыря №9/1086, 1470-х годов, лл. 106—110 об.

Текст

/|74. Се яз, князь великыи Ярослав, сын Володимерь, по данию отца своего с.гадал есмь с митрополитом с Ларио-ном 7 , сложил есмь греческыи номоканун; аже не подоба-еть сих тяжь судити князю и бояром, дал есмь митрополиту и епископъм те суды, что писаны в правилех, в номакануне, по всем городом и по всей области, где християнственое17Я.

2179. Аже кто умчить'ы девку или насилить, аже боярь-ская дчи, за сором ей 5 гривен золота, а епископу 5 гривен золота; а менших бояр гривна золота, а епископу гривна золо­та; добрых людей за сором 5 гривен серебра, а епископу 5 гри­вен серебра162; а на умычницех по гривне серебра'*3 еписко­пу, а князь казнить их184.

3. Аще кто пошибаеть боярьскую дщерь или болярскую жену, за сором ей 5 гривен золота, а епископу 5 гривен золо-та'Й5; а менших бояр гривна золота, а епископу гривна золота; а нарочитых людей 3 рубли, а епископу 3 рубли'я6; а простои чади 15 гривен'67, а епископу 15 гривен, а князю казнити'м.

4. Аже пустит болярин велик жену без вины, за сором ей 300189 гривен190, а епископу 5 гривен золота; а нарочитых людии 3 рубли, а епископу 3 рубли'9'; а '92простои чади'93 15 гривен, а епископу 15 гривен, а князь казнить194.

5. Аже у отца и у матери дчи девкою'95 детяти добу-деть'96, обличив, ю поняти в дом церковный.

6. Тако же и женка, |97а чилсь198 ю род окупить.

7. Аже девку умолвить к себе кто и дасть в толоку, на умолвьнице'99 епископу 3 гривны серебра, а девце за сором 3 гривны серебра200; а на толочнех по рублю, а князь каз­нить.

8. Аже муж от жены блядеть, епископу в вине, а князь каз­нить.

9. Аже муж ожениться иною женою, с.старою не20' роспус-

тився, муж тъи епископу в вине , а молодую в дом церковный, а с старою жити.

10. Аже жене лихии недуг болить, или слепота, или долгая болезнь, про то ее не пустити.

11. Тако же и жене нельзе пустити мужа.

12. Аже кум с кумою створить блуд, епископу гривна золо-

204 204

та , и во опитемии .

13. Аже кто зажжеть двор, или гумно, или что иное, епи­скопу 100 гривен , а князь казнить.

14. Аже кто с сестрою сырешить, епископу 100 гривен а во опитемии и в казни по закону.

15. Аже ближний род поиметься, епископу 80 гривен206, а их разлучити, а опитемию да примут.

16. Аже две жене кто водить, епископу 40 гривен207, а ко­торая подлегла , та поняти в дом церковный, а первую дер-

опо 9 1 П 911 9 9

Устав князя Ярослава. Краткая редакция

П 9

лихо водити

ю, казнию

жить по закону. А иметь

казнити его

17. Аже муж с женою по своей воли роспуститься2'4, епи­скопу 12 гривен215, а буде не венчалныи, епископу 6 гРивен2'ь.

18. Аже кто сблюдить с черницею, епископу 100 гривен, а с животиною 12 гривен, а во опитемию вложить.

19. Аже свекор с снохою сблудить, епископу 100 гривен217, а опитемия по закону.

20. Аще кто с двема сестрома падеться, епископу 30 гривен2'*.

21. Аже девер с ятровью падеться, епископу 30 гривен.

22. Аже кто с мачехою сблудить епископу 40 гривен2'9.

23. Аже два брата будуть220 со одиною женкою22', еписко­пу 100 гривен222, а женка в дом223.

24. Аже девка не восхочеть замуж, а отець и мати силою дадут, а что створить над собою отець и мати епископу в вине, а истор има платити. Тако же и отрок.

25. Аже кто зоветь чюжу жену блядию великих бояр, за сором ей 5 гривен золота, а епископу 5 гривен золота, а князь казнить; а будеть менших бояр, за сором ей 3 гривны золота, а епископу 3 гривны золота; а буде городцких людии, за со­ром ей 3 гривны серебра, а епископу 3 гривны серебра224, а селских людии за сором ей гривна серебра, а епископу гривна серебра225.

26. Аже пострижеть226 голову227 или226 бороду229, епи­скопу 12 гривен230, а князь казнить.

27. Аже муж иметь красти конопли, или лен, и всякое жито, епископу в вине с князем наполы. Тако же и женка, аже иметь то красти.

28. Аже муж крадеть белые порты23', или полотна, и пор-тища, поневы23 , тако же и женка, епископу в вине с кня­зем наполы.

170 29. Свадебное и сгородное234 бои и убийство, аже что учи-

Законодательство питься и душегубьство, платят виру князю с владыкою Древней наполы.

Я). Аще мужа два бьетася женскы , или укусить, или

одереть, епископу три гривны

31. Аже муж биеть чюжу жену, за сором ей по закону237, а пискупу 6 гривен23^.

32. Аже сын бьеть отца или матерь, да казнять его волос-телскою казнию, а епископу в вине.

33. Аже девка восхощеть замуж, а отець и мати не дадят, а что створить, епископу в вине отець и мати. Тако же и отрок.

34. Аже чернец, или черница, или поп, или попадия239, или проскурница впадуть в блюд, тех судити епископу оприсно ми­рян и во что их осудить волен.

35. Аще поп или чернець упиются без времене, епископу в вине.

36. Аще чернец или черница рострижеться240, епископу в вине, во что их обрядить2*1.

37. А что дееться в домовных людех, и в церковных, и в самех манастырех, а не вступаются княжи волостели в то, а ть ведают их пископли волостели и безатщина их пископу пои-деть.

38. А кто уставление мое порушить, или сынове мои, или внуци мои, или правнуци мои, или от рода моего кто, или от бояр кто, а порушать ряд мои и вступяться, в суды митропо-личи, что есмь дал митрополиту и церкви и пископьям по всем градом по правилом святых отець, судивше, казнити по за- , кону.

39. А кто иметься в тыя суды в церковныя вступатися, , християнско имя не наречется на том, а от святых отець > 318242 да будеть проклят243. j

РАЗНОЧТЕНИЯ

Е в начале А се уставь князя Ярослава сына Владимира

глава;

на поле другой рукой Суд митрополит;

175—176 СлД, У 1, Увар., Рж Иларионом;

177 СлД, Рж разложил;

Увар кристьяньствьно есть,

Ус, У I, У II христианьство

есть;

179 Овчин, Увар А се о судех;

180 АрБ умучить;

Увар десять;

Ак далее а князь казнить;

183—184 Овчин князю казнить умычника;

Ак далее а князь казнить;

Ак далее а князь казнить;

187 Белоз далее серебра;

188—194 ПК статьи 4 нет;

189 АрБ, Белоз 3;

190 X далее золота;

215 ИИ далее а в опитемию

вложить; Ак далее сребра, а князь казниiи

216 Ак далее злата, а князь казнить

Устав князя Ярослава. Краткая редакция

Ак далее а князь казнить; Ак далее сребра, а князь казнить;

192—193

3 простых людии;

195—196 Ак дитя родить;

197—198 Белоз или пакы;-

199 Овчин умолвьце;

200 Ак далее а князь казнить;

201 ПК нет;

202 Ак далее а князь казнить;

203—204 Ак а князь казнить;

205 Ак далее золота;

206 Ак далее а князь казнить;

207 Ак далее сребра, а князь казнить;

208 Р, ЕА подлеглая;

Ус держати;

210—211 ПК ли ходити;

212 Ус а князю;

213 Кс их;

214 ПК розпистятся;

218 Ак далее злата;

Ак далее сребра, а князь казнить;

220 Ус, 3, У I влудятъ;

221 Рж женою испр. в женкою;

222 Ак далее сребра, а князь казнить;

У II далее церковный;

224 Ак далее а князь казнить;

225 Ак далее а князь казнить;

226 Белоз далее кто кому;

У II далее жена; Белоз далее за посмех;

228 У II далее муж;

229 ДП далее свою;

230 Ак далее сребра;

231 Тт ризы;

232—233 Белоз нет;

Законодательство

Древней

Руси

По данию

— в соответствии с установлением.

Неволин К. А.

О пространстве

церковного суда...

с. 300 и ел.

Щапов Я. Н. Княжеские

уставы I церковь.., с. 306

Е городное;

235 Ак жет ких; Бе лоз женкъ

236 Ак далее золота, а князь казнить;

Белоз далее 6 гривен сребра;

Ак далее серебра, а князь казнить;

 
Овчин диякон;
 
Белоз ростяжутся;
 
осудить;

242 Белоз 300 и 18 иже в Никси;

Бглоэ далее и в си век и в и всех святых. Аминь.

КОММЕНТАРИЙ Статья I

Статья содержит указание боярам, а также собственное обяза­тельство князя не вмешиваться в дела, отданные на рассмотре­ние митрополиту и епископам. Данный Устав был разработан в соответствии с Уставом кн. Владимира. Указание на митро­полита Илариона как на соавтора Устава позволяет определить время возникновения памятника. Согласно Повести временных лет, Иларион возглавил русскую православную церковь в 1051 г. Ярослав же умер в 1054 г. Следовательно, Устав был составлен в период между 1051 и 1054 гг. Сложнее объяснить упоминание в данной статье греческого номоканона. С одной стороны, оно должно было служить авторитетным обосновани­ем того, что нижеперечисленные дела отдавались на рассмотре­ние церкви. С другой стороны, знакомство с системой наказа­ний Устава кн. Ярослава убеждает в том, что она противоре­чит византийскому церковному праву. На это противоречие впервые обратил внимание К. А. Неволин . Помимо приме­нения не свойственной Византии системы наказаний, Устав от­носил исключительно к церковной юрисдикции дела, которые по византийским законам были подсудны светским властям. Правда, светские законы в Византии были сами по себе наск­возь пронизаны церковным духом. Византийская же церковь карала преступников собственно церковными наказаниями: епитимиями, отлучением от церкви. В Уставе кн. Ярослава наряду с епитимиями указываются денежные взыскания в по­льзу епископов, а также в пользу пострадавших, что роднит Устав кн. Ярослава с Русской Правдой, применявшей почти исключительно меры имущественной ответственности. Сущест­венное отличие Устава кн. Ярослава от византийских источни­ков права позволило Я. Н. Щапову высказать предположение о том, что фраза сложил еемь греческыи номоканун может оз-начать «отверг греческий номоканон» . 1 ак или иначе, но система уголовных и гражданско-правовых мер ответственнос­ти, закрепленная в Уставе, действительно существенно отлича-

ется от византийской и представляет собой традиционно рус­скую систему денежных взысканий. Возможность закрепления в законе типично русской системы наказаний открылась благо­даря тому, что митрополичью кафедру возглавил русский по происхождению Иларион. Вряд ли подобная акция могла быть осуществлена раньше, когда русскую православную церковь возглавляли воспитанные на образцах византийской правовой мысли греческие митрополиты. Возможно, именно поэтому в Уставе кн. Владимира отсутствуют указания на меры ответст­венности за деяния, перечисленные в его ст. 9. Византийская система наказаний оказалась непригодной на Руси, а закре­пить в законе обычно правовую русскую систему не позволя­ли, по-видимому, убеждения митрополитов из Византии и их зависимость от константинопольского патриарха. Но, стремясь укрепить свои позиции в русском обществе, церковь вынужде­на была пойти на ряд компромиссов с русской действительнос­тью: карая непреступные с точки зрения обычного права пос­тупки, церковь применяла наказания, соответствующие русско­му обычному праву.

Статья 2

Статья направлена против языческого брачного обычая умыкания невесты. В ней предусматриваются, по-видимому, два случая: добровольное умыкание и насильственное умыкание.

Обращает на себя внимание то, что добровольное умыкание приравнивается к насильственному по тем последствиям, кото­рые наступают для жениха, причем на женщину возлагается роль союзницы церкви в борьбе с языческими браками, так как в любом случае женщина получала вознаграждение, рав­ное сумме штрафа в пользу епископа. Анализ этой и других норм Устава показывает, что церковь ставила задачу воспита­ния новых психологических установок, способствующих усвое­нию взгляда на законность лишь церковного брака. Церковная санкция носит здесь имущественный характер, причем взыска­ния налагаются не только на жениха, но и на соучастников умыкания, которые обязывались платить по гривне серебра епископу.

Слова а князь казнить их очень трудны для понимания. По мнению В. О. Ключевского, под казнию следует понимать простое телесное наказание246. В частности, такое наказание следовало применять, согласно Правилам митрополита Иоанна И (1080—1089 гг.), к волхвам, которых надлежало яро казни-ти навъзбраненье злу, но не до смерти убивати, ни обрезати сих телесе 47. К. А. Неволин расценивал их как свидетельство двойного наказания за церковные преступления: денежные взыскания, обозначенные в статье, налагались епископом, а князь или устанавливал по своей воле денежное наказание вдобавок к церковному, или судил на основании греческих за­конов, на которые делается ссылка в ст. 1248. Последнее мало-

Устав князя Ярослава. Краткая редакция

У мнить

похитит длявступления

в брак.

Дни

— дочь.

Сором

— срам.

Умычницех

- соучастниках похищения.

Ключевский В. О. Соч.,т. 1,с. 256.

РИБ,т. VI,Спб., 1908, стб. 331-332.

Неволин К. А.

О пространстве

церковного суда..,

с. 301.

Законодательство

Древней

Руси

Древнерусские

княжеские

уставы,

с. 144.

Неволин К А.

О пространстве

церковного суда..,

с. 304

См.: Щапов Я. Н. Княжеские

уставы и церковь.., с. 298-299.

Там же, с. 268-269.

вероятно, если вспомнить неудавшийся опыт отца князя Ярос­лава с введением на Руси византийской системы наказаний. А в подтверждение того, что князь налагал денежные взыска­ния, можно сослаться на многие списки извода Кормчих (в частности, во всех списках Овчинниковского вида), в которых указывается, что князь применял по отношению к умычнику казнь в виде штрафа размером в гривну серебра. Правда, в других списках, число которых не меньше количества списков Овчинниковского вида, прямо говорится, что эта гривна сереб­ра должна уплачиваться епископу. Таким образом, предполо­жение К. А. Неволина остается лишь предположением. В по­льзу этой версии может служить уставная грамота смоленского князя Ростислава Мстиславовича церкви Богородицы и епи­скопу. В ст. 11 этой грамоты говорится: Аже уволочет кто девку, што возметь князь с епископом наполы, или посадник '

249 V

что възметь свои тяжи, то с епископом наполы . гч.ак видно из этой грамоты, уволочка вообще относилась здесь к юрис­дикции князя или посадника. Последующие авторы стали рас­ценивать слова а князь казнит как указание на двойную под­судность дел епископу и князю, причем князь тоже налагал денежные взыскания. Сам К. А. Неволин, однако, не считал свое объяснение достаточно убедительным и возлагал надежды на других исследователей .

Действительно, такое понимание плохо согласуется с нака­зом князю, его потомкам и боярам не вершить суд по делам, отданным церкви. А ведь этот наказ содержится как в Уставе князя Ярослава, так и в Уставе князя Владимира. Видимо, все-таки законодатель расценивал некоторые деяния заслужи­вающими не только церковного, но и княжеского наказания, что должно было свидетельствовать о единстве усилий церкви и князя в деле установления нового порядка. Но возможно, что слова а князь казнит указывают лишь на то, что исполне­ние решений епископа о денежных взысканиях возлагалось на государственный аппарат князя, поскольку церковь своим ап­паратом не обладала251.

Размер денежных взысканий, обозначенных в ст. 2 Устава, устанавливался в зависимости от социального положения жен­щины, причем женщины только свободного состояния. В дан­ной статье не упоминается дочь родителей из простой чади, о которой говорится в следующей статье. Видимо, такая умыч-ка расценивалась бы как посягательство на собственность го­сподина. Обращают на себя внимание непомерно высокие став­ки денежных взысканий. Я. Н. Щапов, специально исследо­вавший денежный счет Устава, выявил, что гривна золота равна по ценности слитку золота весом в 160 граммов252. По предположению В. О. Ключевского, денежные взыскания взи­мались лишь в том случае, если умычка не сопровождалась церковным браком. Обоснованием этого взгляда В. О. Клю­чевский считал появление ст. 7 Пространной редакции Устава кн. Ярослава, в которой говорится аже девка засядет, т. е. не выйдет замуж за своего похитителя. В случае же завершения

истории с умычкой церковным браком умычник и его жена наказывались только епитимией, занеже не по закону божию съчеталася, как об этом говорится в Поучении духовенству новгородского архиепископа Ильи — Иоанна (XII в.)253.

Бояре и меньшие бояре — по мнению А. А. Зимина, это члены болгарского Боярского совета и рядовые бояре254.

Неясно, однако, почему Устав князя Ярослава, рассчитан­ный на действие на Руси, должен защищать от умычки доче­рей болгарских бояр. Более рационально мнение В. О. Клю­чевского, согласно которому это члены старшей и младшей княжеской дружины.

Статья 3

Не исключено, что пошибание не всегда составляло предмет церковного разбирательства. Вероятно, до отнесения пошиба-ния к церковной юрисдикции оно…

Статья 4

Устав князя Ярослава. Краткая редакция Ключевский В. О. Соч., т. I, с. 262;

Статьи 5—6

В статьях предусматриваются наказания в случае рождения внебрачного ребенка. При этом женщина подлежала заключе­нию в доме церковном. Родственники могли выкупить мать незаконнорожденного ребенка. Понятие незаконнорожденный ребенок входит в употребление с появлением церковного бра­ка, в котором только и допускалось рождение детей. Сопостав­ление ст. 5 Устава кн. Ярослава со ст. 9 Устава кн. Владимира (или девка детя повържетъ) показывает, что как избавление от плода влекло за собой церковный суд (согласно Заповедям митрополита Георгия, например, за это предусматривалась епитимия — трехлетний пост, которая отбывалась, вероятно, в церковном доме256), так и рождение внебрачного ребенка вело женщину в церковный дом

Статья 7

В статье предусматривается случай, когда кто-либо из муж­чин пригласит к себе девушку и вместе со своими друзьями совершит групповое изнасилование. Пригласивший подвергает­ся трехгривенному взысканию в пользу епископа и такому же взысканию в пользу девки, а его друзья облагаются рублевым штрафом. Очевидно, данная норма порождена нарушением сразу двух церковных запретов: запрета внебрачных сношений и отступлением от христианского принципа моногамии.

Статьи 8—9

Статьи направлены на пресечение внебрачных связей мужа. Известно, что прелюбодеяние мужа не являлось поводом к расторжению брака ни в Византии, ни, вероятно, на Руси (только в одном-единственном списке Устава Архивного изво­да Пространной редакции говорится о прелюбодеянии мужа как основании развода). Однако и безнаказанным такое пове­дение также не оставалось.

T2

Законодательство

Древней

Руси

Древнерусские княжеские

уставы, с 209, ст. 8.

Статья 8

Статья, указывающая на внебрачные связи мужа, говорит о вине мужа перед епископом и князем, но не содержит кон­кретного наказания. Отсутствие упоминания о денежных взыс­каниях позволяет предположить, что епископ применял соб­ственно церковное наказание — епитимью. Но тогда не совсем ясно указание на княжескую «казнь», если ее понимать в том смысле, что на княжеский аппарат возлагалось исполнение ре­шений церковного суда о денежных взысканиях.

Статья 9

Статьи 10—11 Статьи подчеркивают, что различные заболевания, недуги не являются ни поводом…

Статья 12

Кум и кума — крестный отец и крестная мать, как бы ду­ховные родители крестника, воспринимающие его от купели. Но церковь рассматривала духовное… половой связи да еще и с квалифицирующим признаком. В качестве такого… Статья 13

Статья 14

Устав князя Ярослава. Краткая редакция Закон Судный людем. Краткая редакция, с 106, Закон Судный

Статья 15

Статья, подобно ст. 14, предусматривает наказание за вступ­ление в половую связь близких родственников, но, очевидно, здесь имеются в виду уже не брат и сестра, поскольку о них специально говорится в предыдущей статье. В Уставе не рас­шифровывается понятие ближний род, но вероятно, в него сле­дует включать такие пары, как племянник и тетка, племянница и дядя, двоюродные брат и сестра. За вступление в половую связь Устав предписывает их разлучить и подвергнуть епити­мий и штрафу, правда, в несколько меньшем размере, чем пре­дусмотрено в ст. 14.

Статья 16

Применение наказания в виде заключения в церковном доме ко второй жене, именуемой в некоторых списках Устава под-леглой (которая подлеглая — по…

Статья 17

Устав князя Ярослава. Краткая редакция Русская

Статья 18

Статья содержит два состава: блуд с монахиней и скотоло­жство. Первого состава нет в Уставе кн. Владимира, вероятно, из-за отсутствия в то время монастырей. По византийским за­конам за это преступление обоим отрезали носы, по русскому же Уставу наказание ограничивалось штрафом и епитимией.

Статья 19

Статья карает свойственников за вступление в половую связь.

Статья 20

В статье предусматривается наказание за вступление в поло­вую связь мужчины одного рода с двумя сестрами другого ро­да. Этот запрет имеет то же основание, что и более общий за­прет вступать в половую связь со своими близкими родствен­никами и свойственниками. Основная цель запрета — обезопа­сить отношения в семье от страстей, вызываемых духом соперничества. Указание на это находим в Библии: Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницей, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее (Левит, XVIII, 18). Кроме того, основанием запрета служило нарушение моногам­ной модели церковного брака.

Статья 21

Статья, подобно ст. 19, карает свойственников за вступление в половую близость. Если ст. 19 имеет целью оградить от по­лового соперничества отца и сына, вступающих при нарушении запрета в половые отношения с одной женщиной — женой сы­на, то ст. 21 имеет целью оградить от соперничества двух братьев, вступающих в половые отношения с женой одного из них. Обращают на себя внимание различные суммы штрафов в том и в другом случае. Сравнение статей дает основание счи­тать, что законодатель более строго карает отца, нарушившего запрет, чем брата. Из этого можно сделать вывод, что законо­датель более озабочен ограждением от соперничества отца и сына, чем братьев.

Статья 22

Статья наказывает пасынка за вступление в половую связь с мачехой. Эта норма оберегает также отношения отца и сына. Значительно меньший размер штрафа, чем предусмотрено в ст. 19, охраняющей те же отношения, может объясняться тем, что, во-первых, нарушение запрета ст. 22 совершается не отцом и поэтому не подрывает его авторитет, а во-вторых, соблазн нарушения ст. 22 не столь велик, сколь соблазн нарушения ст. 19. Показательно, что Устав не содержит прямого указания на запрет половых отношений сына с матерью, хотя, возмож­но, они охватываются более общим запретом ст. 15.

Статья 23

Статья 24

Статья запрещает родителям под страхом церковного нака­зания насильно выдавать замуж девку или женить отрока. Родители привлекались к ответственности в том случае, когда кто-либо из детей что створит над собою, т. е. покончит жизнь самоубийством или попытается осуществить такой замысел. Данные казусы указывают на психологическое отношение рус­ских к замене языческой свободы природных отношений цер­ковным браком.

Статья 25

Статья устанавливает ответственность за оскорбление чужой жены словом, которое расценивалось как позорящее. На взгляд В. О. Ключевского, установление ответственности за оскорбление словом «было первым опытом пробуждения в кре­щеном язычнике чувства уважения к нравственному достоинст­ву личности человека»264. Не исключено, что, насаждая новую половую нравственность, сама церковь стала вкладывать в сло­во, обозначающее определенное поведение, позорящий смысл, в то время как в языческую эпоху такое поведение могло и не расцениваться как постыдное. Ведь известно, что со вступлени­ем в христианскую эпоху, например, в римское право были включены странные нормы, согласно которым стало расцени-

Устав князя Ярослава. Краткая редакция

264 Ключевский В О

Соч , т. I, с 255

Законодательство

Древней

Руси

Истор

— то, что было

истрачено

родителями

жениха во время

приготовления

к свадьбе

ваться как нечто позорное увлечение «церковными и сценичес­кими представлениями» (Эклога, с. 103). Но известно также, что в языческую эпоху античности театральное искусство вы­соко почиталось как в Древней Греции, так и в Древнем Риме. Вероятно, гонения, которым стали подвергаться «церковные и сценические представления», могут быть объяснены тем, что они имели не меньший интерес, чем церковная служба, а поэ­тому отвлекали массу от церкви. Видимо, по той же причине церковь на Руси подвергала нападкам игрища. Это четко за­метно в более позднем законодательстве — в Стоглаве 1551 г. В Уставе же кн. Ярослава Пространной редакции посещение женой игрищ стало расцениваться как повод к разводу.

Очевидно, в ст. 25 имеется в виду заведомо ложное обвине­ние в известном поведении, потому что в противном случае лицо, называющее женщину синонимом слова блудница, долж­но было расцениваться как блюститель церковной нравствен­ности и, конечно же, поощряться, а не подвергаться денежным взысканиям. Подобно тому, как это сделано в ст. ст. 2—3 Уста­ва, ст. 25 устанавливает различные штрафы за оскорбление в зависимости от социальной принадлежности женщины.

Статья 26

простым и наглядным средством консолидации внешне однооб­разной массы и противопоставления ее вне стоящим. Высокие санкции устанавливались именно… Для женщин это менее важно, но и у них были свои приз­наки принадлежности к…

Статьи 27—28

Статья 29

185Устав князя ЯрославаКра 1кая редакция Памятники

Статья 30

Что касается драки с укусами, составляющей либо второй состав, либо пояснение к предшествующим словам, то этот ка­зус, по-видимому, близок к… Статья 31 Статья охраняет чужую жену от побоев, в то время как ст. 25 — от необоснованных позорящих обвинений. Согласно ст. 31,…

Статья 32

Волостельская казнь — наказание, налагаемое волостелем, управителем волости; это светское наказание, возможно, битье кнутом, но не смертная казнь,…

Статья 33

Статья предусматривает случай, о котором говорится в ст. 24, но несколько в ином значении: ст. 24 запрещает родите­лям насильно принуждать к вступлению в брак, а ст. 33 запре­щает препятствовать желанию детей жениться или выходить замуж.

Статьи 34—37

Статья 34 указывает на закрытое для мирян разбирательст­во дел о блуде монахов, монахинь, попов или их жен, а также проскурниц. По византийским… 1-татья 35 указывает на суд епископа по делам без времене Устав князя

КОММЕНТАРИЙ

Статья 1

Устав кн. Ярослава в сохранившихся текстах начинается с интитуляции — обозначения князя, издавшего документ, сое­диненной с наррацией — указанием на… Отсутствие инвокации — обращения к богу отличает Устав от других памятников… Однако и в тех случаях, когда Устав кн. Ярослава дошел до нас отдельно (Свиток Ярославль, Архивный извод и Устюжская…

Статья 2

Денежный счет в Уставе содержит единицы и ставки XI—XII вв. с упоминанием рублей, известных с конца XIII в. Возмещение потерпевшей, принадлежащей к… надлежность потерпевшей к сословной группе, которая получает за оскорбление… Ставка штрафа «60» (без указания на денежную единицу), которая повторяется в нескольких статьях Устава, близка к…

Статьи 3 и 4

Статьи устанавливают такие же штрафы за изнасилование женщины или избиение ее, а также за оставление мужем жены (с учетом социального положения потерпевшей). Они отличаются от Краткой редакции присутствием или отсутст­вием отдельных градаций и некоторыми денежными став­ками.

Статья 5

В отличие от ст. 5 Краткой редакции здесь предусмотрено, что блуд незамужней женщины, за который она должна быть помещена в дом церковный, может быть ее постоянным заня­тием; это распространяется и на вдову. Как и в следующей ст. 6, для применения санкции необходимо обличение. Этот термин обозначал обычно не судебное разбирательство, а пуб­личное извещение о проступке (прелюбодеюща жены облича-ти не повелеша отци наши — 34 правило Василия Вели­кого)306.

Статья 6

Статья (по сравнению с Краткой редакцией) дополнена перечнем различных видов детоубийства, совершаемого за­мужней женщиной.

Статья 7

права архаичную норму семейного права об ответственности родителей перед публичной властью за невыдачу замуж доче- Архивном изводе уточняется, что штраф взыскивается

Статья 17

Статья соответствует ст. 16 Краткой редакции. Двоеженство наказывается полувирьем в пользу митрополита, брак со вто­рой женой расторгается, и она передается под опеку церкви, а первый брак подтверждается властью. За плохое обращение со своей первой — признаваемой законной — женой виновный также может быть подвергнут наказанию.

Статья 18

Статья воспроизводит норму ст. 17 Краткой редакции о наказании за самовольный развод по инициативе мужа. Цер­ковь препятствует расторжению брака, не только венчанного церковью, но и невенчанного, устанавливая во втором случае лишь вдвое меньший штраф. Таким образом, в условиях, ког­да церковная свадебная обрядность не имела широкого рас­пространения, церковь была вынуждена признавать закон­ность традиционных форм брака.

Этот компромиссный характер норм Устава, заботящегося о сохранении невенчанных браков, свидетельствует о том, что комментируемое законодательство принадлежит времени, ког­да публичная власть и церковная обрядность только проника­ли в эту сферу жизни, т. е. к XI — XII вв., которыми и да­тируются ранние тексты памятника.

Статья 19

Статья не имеет аналогий в Краткой редакции. Она запрещает связь русской девушки с лицами, исповедовавшими религии Востока, жившими на территории Руси.

Статья 20

Статья повторяет ст. 18 Краткой редакции. Она предусмат­ривает наказание за блуд с монахиней высшей ставкой штра­фа в размере виры и наложение на виновных епитимьи.

Статья 21

Данная статья также соответствует ст. 18 Краткой редак­ции. Скотоложство наказывается штрафом, равным высшей продаже, так же как и блуд между близкими свойственника­ми (см. ст. ст. 24—26) и наложением епитимьи.

Статья 22

Статья соответствует ст. 19 Краткой редакции. Связь свек­ра (отца мужа) со снохой (женой сына) наказывается макси­мальным штрафом размером в виру и епитимьей. В условиях существования неразделенных крестьянских семей в период позднего феодализма было известно снохачество — обычное право свекра — главы семьи на сожительство со снохами.

Статьи 23, 25—27

Статьи аналогичны ст. ст. 20—23 Краткой редакции, они содержат нормы наказания за связи между близкими свойст­венниками, половые сношения с двумя родными братьями или сестрами, между мачехой и пасынком. За эти нарушения установлен штраф в размере высшей продажи, а в ст. 27 — даже 30 гривен. Все эти нормы вызывались необходимостью обеспечить нормальное функционирование древнерусской се­мьи, но они могли быть включены в Устав по образцу широ­ко распространенного в переводе византийского памятника Избрания от закона, богом данного израильтянам Моисечм, о суде и о правде. Закон представлял собой компиляцию VIII в. библейских книг Второзакония. Однако условия Древ­ней Руси диктовали совершенно другие санкции. Так, в этом Законе за блуд с мачехой установлена смертная казнь для обоих (Аже кто будеть с женою отца своего, да умрета оба, понеже срамоту отца своего откры310), а по Уставу — штраф в размере 12 гривен.

Статьи 24 и 28

Статья 29 Ст. 24 повторяет норму ст. 24 Краткой редакции в изме­ненном виде. Здесь… Устав князя Ярослава.

Статья 30

Статья соответствует ст. 25 Краткой редакции Оскорбление женщины позорным словом наказывается штрафом также в зависимости от сословной принадлежности потерпевшей, как и оскорбление действием. Это указывает на актуальность для Древней Руси тех норм рабовладельческого и поздних этапов первобытнообщинного строя, согласно которым между замуж­ней женщиной, матерью семейства, и женщиной свободного поведения проводилось резкое различие, между тем, как в отношении мужской части населения указанные нормы акту­альности не имели. Публично отнести уважаемую замужнюю женщину к числу женщин легкого поведения значило тяжело оскорбить не только ее, но и ее мужа, и всю ее семью. С этим связаны значительные суммы возмещения потерпевшей и штрафы в пользу церковной власти.

Статья 31

Статья воспроизводит норму ст. 26 Краткой редакции. По­вреждение (в том числе пострижение) бороды или волос на голове считалось оскорблением, за которое потерпевший имел право в судебном порядке получить возмещение. Устав кн. Ярослава, однако, устанавливает штраф только в пользу церкви. Это сближает норму Устава с Краткой Правдой (ст. 8) и Пространной Правдой (ст. 67), где за повреждение бороды также установлена только продажа размером в те же 12 гривен.

Статьи 32—33

Статьи близки к ст. ст. 27—28 Краткой редакции Устава. Они устанавливают церковную юрисдикцию по делам о кра­жах в семье, не подлежащих ведению княжеской власти, и размеры штрафов за них. В отличие от краж, подпадавших под действие Русской Правды, внутрисемейные похищения имущества не были вызваны классовыми конфликтами и не угрожали феодалам, но происходили внутри ограниченных социальных коллективов и имели место главным образом тог­да, когда семья переживала кризисное состояние. Это обстоя­тельство и предопределяет церковный, а не княжеский суд по делам такого рода. Кража одежды была социально менее опасной, чем кража зерна и урожая вообще, с этим связаны различия в ставках штрафа за такие преступления (в 4 раза). Появление в этих статьях упоминания жены (тако же и жен­ка) относится, вероятно, к более позднему времени, ибо жене-воровке посвящена особая статья — ст 36. А. А Зимин свя­зывает штраф в 3 гривны в ст. 33 (и такой же штраф

1ГННЛ

FiMM

T

f

Законодательство

Древней

Руси

Памятники

русского права.

Вып. первый,

с 281.

Подробнее см.:

Щапов Я. Н.

Княжеские

уставы и церковь.., с. 235-238.

Опроче миру — без участия светских свидете­лей и судей.

Котошихим Г О России в цар­ствование Алек­сея Михайловича. Изд. 2-е. Спб., 1859, с. 130.

в ст. 32 Археографического извода) с заимствованием из Пространной Правды: из ст. 34 (о краже одежды) и ст. 43 (о краже жита)

Статья 34

Статья отличается от ст. 29 Краткой редакции Устава, по­скольку в ней говорится о краже сватебного и сгородного, а не о свадебных боях. Возможно, что Пространная редакция сохранила более ранний текст, переосмысленный в Краткой в соответствии с условиями XIV в.312.

Статья 35

Эта норма принадлежит еще дохристианскому времени и существовала, несомненно, в XI в., но ее включение в Устав можно связывать только с созданием…

Статьи 36—37

Статьи не повторяются в Краткой редакции и связаны, ве­роятно, с созданием Пространной редакции (см. также ст. ст. 32—33). Кража женой у мужа не является основанием для развода, но муж как глава семьи осуществляет власть в ней, и только ему принадлежит право и обязанность наказа­ния жены за ее деяние. Однако, согласно Уставу, церковная власть претендует и в этом случае на получение штрафа в размере 3 гривен. Это связано, вероятно, с предполагаемым обличением жены, т. е. преданием ее поступка гласности.

Статья 38

Волхва, чародеица — в представлении средневекового чело­века это женщина, умевшая оказывать влияние на людей, жи­вотных и природу с помощью особых…

Статья 39

Статья повторяет норму ст. 30 Краткой редакции. Она ус­танавливает штраф в пользу митрополита за схватки и драки, которые ведутся с нарушением правил, нечестно, так, как де­рутся женщины (женьскы), когда в драке кусают или цара­пают, сдирают кожу (одереть). Вооруженные схватки, свя­занные с определенными ритуалами (в частности, с брачны­ми, похоронными и др.), с различными конфликтами, с необходимостью решить судебный спор (поле), были широко распространены в средневековье, о некоторых из них говорят статьи Русской Правды. Но они должны были быть публич­ными, следовать установленным обычаям, нарушение которых каралось властями. По Уставу кн. Ярослава, на это в XI в. претендовала церковь, хотя уже к XII-XIII вв. еписко­пы и митрополиты требовали запрещения всяких боев, не разрешали отпевать и хоронить вблизи церквей убитых в этих боях.

Статья 40

Статья не имеет аналогии в Краткой редакции. Жена не вправе поднимать руку на мужа, бить его. Это наказывается штрафом в пользу митрополита в размере 3 гривен. Предпо­лагается, что такая норма должна была воспитывать не толь­ко жену в повиновении, но и мужа в исполнении его долга главы семьи: платит штраф все же, вероятно, он, как глава семьи.

Статья 41

Устав князя Ярослава. Пространная редакция. Срезневский И. И

ДГ

Законодательство

Древней

Руси

Статья 48 х

Статья запрещает священникам нарушать границы своих приходов (уездов) — крестить, причащать и совершать иные требы на территории другого прихода. С усилением церков­ной организации и увеличением числа церквей в густонасе­ленных районах страны сферы влияния храмов пришли в со­прикосновение и стали возможны столкновения, затрагиваю­щие имущественные интересы каждого попа. Однако термин уезд, обозначающий участок, принадлежащий храму, в XII в. свидетельствует о слабом еще проникновении церкви в сельские районы и отдаленности храмов друг от друга, что требовало от попа поездок по своим прихожанам. Только бо­лезнь и угроза смерти чужого прихожанина без причащения извиняла нарушителя этого установления, восходящего к пра­вилам, собранным во 2 главе 8 грани номоканона 14 титулов.

Статья 49

Запрет тесных связей с представителями иных вероиспове­даний характерен для многих религий. В условиях средневе­ковья он способствовал тому, что…

Статья 50

В XII — XIII вв. было запрещено тесное общение не толь­ко с иноверцами, но и с людьми, отлученными от церкви, т. е. совершившими преступления против веры.

Статья 51

Статья запрещает сожительство с представительницами не­христианских вероисповеданий (тех же, кто поименован в ст. 19). Однако санкция здесь отличается: виновный платит штраф в 12 гривен и отлучается от церкви.

Статья 52

Добровольный уход из монашества был нередким явлением и по каноническим правилам наказывался епитимьей Здесь, следуя нормам древнерусского церковного права, законода­тель устанавливает за него штраф в пользу церкви размером в виру. Эта большая статья представляет собой особый случай развода по вине жены, включенный в Устав при создании Пространной редакции и существующий в рукописях также самостоятельно.

Статья 53

Первые пять «вин» указаны в памятниках византийского права — в 117 новелле Юстиниана, в извлечении из новелл От различных тител рекше граний и во… 207 Устав князя Ярослава Пространная

Статья 54

Эта статья имеет аналогию в ст. 37 Краткой редакции. Она принадлежит к вотчинной сфере церковной юрисдик­ции относительно населения, жившего на церковной и мо­настырской землях и бывшего феодально-зависимым от этих собственников. Здесь говорится о судебном иммунитете церкви от княжеской власти и праве на наследование вымо­рочного (не имеющего законных наследников) имущества домовных (епископских, митрополичьих) и церковных людей.

Чтение делех характерно только для Основного извода, все другие тексты Устава дают здесь людех.

Статья 55

Статья (близкая к ст. 38 Краткой редакции) перечис­ляет возможных нарушителей основного принципа Уста­ва. Это князья, наследники или родственники (от рода моего кто) Ярослава, княжеские бояре и их родствен­ники. Статья включает вновь ссылку на источник пра­ва — правила святых отцов, важнейшую часть номока­нона.

Санкция Устава состоит из двух частей. В эту статью вхо­дит угроза нарушителям земным, княжеским судом и наказа­нием «по закону».

Статья 56

Статья содержит духовную санкцию — наказание «на том свете» — заклятье.

УСТАВНАЯ ГРАМОТА

ВЛАДИМИРО-ВОЛЫНСКОГО КНЯЗЯ

МСТИСЛАВА ДАНИЛОВИЧА 1289 Г.

Введение

Уставная грамота представляет собой княжеское установление о размерах и формах феодальных повинностей с городского населения в пользу государственной власти.

Возникновение ее связано с овладением князем Мстиславом городом Берестьем, который был прежде захвачен его пле­мянником князем холмским Юрием Львовичем. Берестье вместе с другими городами бездетный владимирский князь Владимир Василькович завещал своему двоюродному брату Мстиславу. Однако, воспользовавшись тяжелой болезнью Владимира Васильковича, жители Берестья заключили согла­шение с князем Юрием, по которому он стал княжить в этом городе и в других городах северной части Волыни — Каменце и Бельске. Берестье находилось на торговом пути, связывав­шем Галицкое и Волынское княжества с Прибалтикой. По мнению В. Т. Пашуто, галичские князья, владевшие Львовом и Дорогичиным на этом пути, были заинтересованы и во вла­дении Берестьем318.

Путем дипломатических переговоров и военных угроз Мстислав Данилович заставил князя Юрия уйти из за­нятых им городов и в начале 1289 года вступил в Бе­рестье.

По словам летописца, сретоша (встретили) его горожане со кресты от мала до велика и прияша и (его) с радостью великою, своего господина. Зачинщики измены (коромо-лы) — вероятно, крупные купцы, связанные с международ­ной торговлей, — бежали из Берестья в Дорогичин, принад­лежавший Юрию319. Укрепившись в североволынских горо­дах, Мстислав Данилович выяснил, что Берестье не платит ловчего, и вместо кровавой расправы над изменниками ус­тановил, по словам летописца, в качестве возмещения новые повинности. И повеле писцю своему писати грамо-тУ320.

Изданная в связи с политическими событиями 1288 года грамота эта, однако, отражает социально-экономические условия, существовавшие в Галицко-Волынской Руси XIII в.

Грамота сохранилась в официальной княжеской летописи г. Владимира-Волынского в составе Ипатьевского летописного свода XIV в. и публикуется здесь по спискам:

Ипатьевскому (основной список), Библиотека АН СССР в Ленинграде, 16.4.4, первой половины XV в., л. 306;

X — Хлебниковскому, ГПБ F.IV.230, XVI в.;

Уставная

грамота князя

Мстислава

Даниловича

Пашуто В. Т. Очерки по исто­рии Галицко-Волынской Руси. М, 1950, с. 168.

ПСРЛ,т. П.Спб., 1908,стб. 931-932.

ПСРЛ, т. II, стб. 932.

Законодательство

Древней

Руси

ПСРЛ, т. II, стб. 903-904.

Генсьорський

А. I. 3 коментар1в

до Галицько-Во-

линського л1топи-

су. В кн.: 1сторич-

hi джерела та ix

використання.

Вип. 4. Кшв,

1969, с. 174.

Ловчее

— феодальная повинность

П — Погодинскому, ГПБ,Погодинское собрание, №1401, начала XVII в.

Текст печатается по изданию: Полное собрание русских ле­тописей. Т.П. Ипатьевская летопись. Изд. 2. Спб., 1908, стб. 932.

Текст

/. Се аз князь Мьстислав, сын королев, внук Романов, ус­тавляю ловчее на берестьаны и321 в векы за их коромолу; со ста по две лукне меду, а322 по две овце, ~

пят(на)дцать десяткъв лну, а по сту

хлеба

по а по

пяти цебров овса, а по пяти цебров ржи, а по 20 кур. А по толку со всякого ста.

2. А на горожанах 4 гривны кун.

3. А хто мое слово порушить, а станеть со мною перед бо-

гом.

А вопсал есмь в летописец коромолу их.

РАЗНОЧТЕНИЯ

 
X, П нет;
 
X, П нет;
 
X, П нет;

в осн. списке пятидцать, X пятнадесять;

325 X, П его;

326 X, П хлебов;

КОММЕНТАРИЙ

Статья 1

Грамота не имеет инвокации, что отличает ее от двух других волынских грамот, также включенных в княжескую Владими-ро-Волынскую летопись XIIIв. и принадлежащих князю Вла­димиру Васильковичу327. По мнению А. И. Генсёрского, ин-вокация могла быть в виде креста, который летописец не воспроизвел328. Не исключено, что на соблюдение дипло­матической формы акта оказало влияние его содержание. Обе грамоты Владимира Васильковича являются духовными, свя­занными с завещательными распоряжениями на случай смер­ти, и снабжены однотипной пространной инвокацией, а содер­жание уставной грамоты Мстислава иное и не требовало такого благословения. Вместе с тем ст. 1 содержит другие ос­новные элементы дипломатического формуляра, в том числе указания на обстоятельства издания грамоты (за их коромо-лу).

Она содержит перечень поступлений в натуральной фор­ме того же типа, что и содержащиеся в Русской Правде уста­новления об обеспечении вирника и городника.

Мстислав, сын королев, внук Романов — князь Мстислав был сыном Даниила Романовича Галицкого, принявшего в 1254 году королевский титул, что отражало политическое уси­ление Галицко-Волынской Руси и вместе с тем способствовало этому процессу.

Статья 2

Статья устанавливает денежную подать е горожан Берестья в размере 4 гривен кун, т. е. 1 гривны серебра. Это уже не традиционное ловчее, а своеобразная контрибуция, возложен­ная на каждого горожанина — владельца городской усадьбы. Если эти деньги не входят в состав ловчего, то к ним может не иметь отношения указание на уплату их в векы, т. е. посто­янно. Возможно, что это единовременный экстраординарный штраф.

Статья 3

Статья содержит духовную санкцию, которая отсутствует в других владимиро-волынских грамотах, упомянутых выше.

Заключительная фраза указывает на внесение грамоты в летопись как документа, иллюстрирующего измену берестян и милостивое отношение к ним князя. На то, что эта фраза написана от имени князя и принадлежит грамоте, а не вписа­на от своего имени княжеским-писцом, указывает первое лицо глагола (вопсал есмь — я вписал). Княжеский писец — соста­витель летописного текста — в этой части свода нигде от своего имени не пишет, и первое лицо употребляется только в княжеских грамотах, включенных в летопись. А. И. Генсёр-ский считает эту фразу своеобразной короборацией докумен-та — указанием на его подтверждение . Но соотношение грамоты и летописного текста здесь скорее противоположное: невключение в летопись должно подтвердить действенность установления, а само оно документально подтверждало пра­вильность освещения политики князя в историческом труде, посвященном его княжению.

Уставная

Грамота князя

Мстислава

Даниловича

Берестяны

— жители г. Бе­рестья (ныне

г. Брест);

Сто

— администра­тивная единица в городе, обладав­шая определен­ными обязанно­стями (см. также Устав кн. Яросла­ва о мостех);

Лукно, цебр

— меры объема.

Генсьорсьский

А. I. Указ. работа,

с. 174.

Законодательство

Древней

Руси

СМОЛЕНСКИЕ УСТАВНЫЕ ГРАМОТЫ Введение

Предпринятая не­давно попытка переставить часть статей грамоты на другое место (Алексеев Л. В. Устав Ростислава Смоленского

Г.

и процесс феода­лизации Смолен­ской земли.— R гб Stowianie w dziejach Europy. Poznaii, 1974) не представляется обоснованной.

Полное собрание русских летопи­сей, т. I, стб. 304;

т. II, стб. 300. 6645 г., как пока­зал Н. Г. Береж­ков, это ультра­мартовский год, который прихо­дится на 1136 — начало 1137 г., но солнечное зат­мение в июне 1136 г. позволяет датировать по­становление Ма­нуила мартом — маем этого года (Бережков Н. Г. Хронология рус­ского летописа­ния. М., 1963, с. 50-51, 137).

Уставная и жалованная грамота князя Ростислава Мстислави-ча церкви Богородицы и епископу связана с учреждением в Смоленске епископии, обеспечением ее материальными средст­вами и передачей церковной власти ряда публичных прав. Документ отражает положение государственной церковной ор­ганизации одного из крупнейших русских княжеств в период феодальной раздробленности. В отличие от условий, существо­вавших при создании Уставов Владимира и Ярослава, основа­ние новой епископской кафедры в Смоленске сопровождалось обеспечением ее земельной собственностью, что получило отра­жение в грамоте. Вместе с тем грамота включает подробный перечень поступлений церкви в форме десятины от отдельных погостов и волостей Смоленской земли, что позволяет воссоз­дать систему административно-финансовых единиц княжества. В уставной грамоте обозначен объем церковной юрисдикции и указаны случаи, когда в получении судебных пошлин участ­вуют как светская, так и церковная власти.

Смоленская грамота представляет особую ценность тем, что она является документом об основании епископии, в котором зафиксировано ее первоначальное место в системе власти и уп­равления, причем это сделано подробно, с исключительной полнотой. Ее основное содержание — перераспределение фео­дальной ренты в разных формах (дани, села, ненаселенные земли) между князем и вновь возникшей церковной организа­цией.

В отличие от Уставов Владимира и Ярослава смоленская уставная грамота сохранилась в близком к первоначальному тексту виде. Являясь местным установлением, грамота не име­ла распространения в других церковных центрах и не подвер­галась переработкам330. Она была переписана в первой поло­вине XVI в. в Смоленске же без существенных изменений. Это делает ее ценным источником XII в.

В документе дата не указана. Но он может быть датирован достаточно точно по летописному указанию на время поставле-ния епископа для Смоленска—1136 год331. Именно тогда в грамоте могло появиться имя епископа (ст. 13), и она была утверждена, будучи снабженной подтвердительной грамотой этого епископа.

Уставная грамота Ростислава (документ 1) дошла до нас в комплексе с тремя другими связанными с ней по содержа­нию и следующими за ней документами. Ее сопровождает прежде всего грамота епископа Мануила (документ 2), со сво­ей стороны подтверждающего княжескую грамоту. Она долж-

на быть датирована также 1136 г., вскоре после грамоты Рос­тислава. Далее следует княжеская жалованная запись (доку­мент 3) — акт, передающий кафедральной церкви и епископу в дополнение к уставной грамоте 1136 г. земельный участок. Эта запись имеет дату 30 сентября 1150 г. Последней частью комплекса (документ 4) является анонимная уставная запись о размерах поступающих епископу пошлин с городов Смолен­ской земли. Эта запись, по Я. Н. Щапову, может быть датиро­вана концом XII —первой половиной XIII в. 3i\ Л. В. Алек­сеев обосновывает ее составление десятыми годами XIII в.

Смоленские грамоты сохранились в единственном списке первой половины XVI в. (архив Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, коллекция 174, оп. I, дела 3 и 4). Листы повреждены, утраты текста восстанавлива­ются и указываются в скобках.

Текст печатается по изданию:

Древнерусские княжеские уставы XI — XV вв. М, 1976 с. 141 — 146.

Тексты

/. Во имя отца, и сына, и святого духа. Бог, и святая Бого­родица, и отца моего молитва.

2. Приведох епископа Смоленску, здумав с людьми своими, по повелению отца своего святого, еже хотев при животе своем сътворити, (и)но есть (эд)е первее сего не бывало епископьи, да яз недостойный, грешный се уста(в)ляю епископью, о нем же епископу быти живу и с клиросом своим в свои дни и в свое княженье, еже ми бог дал и отчя молитва.

3. А се даю святей Богородици и епископу: прощеники с медом и с кунами, и с вирою, и с продажами, и не надобе их судити никакому же человеку.

4. И се даю святей Богородици (и) епископу: десятину от всех даней смоленских, что ся в них сходить истых (к)ун, кро­ме продажи, и кроме виры, и кроме полюдья.

У Вержавлянех у Великих 9 погост, а в тех погостех платить кто же свою дань и передмер истужници по силе, кто что мо-га. А в тех погостех, а некоторый погибнеть, то тии десятины убудеть. А в тых погостех, во всех сходиться дани осм сот гри­вен, а передмера сто гривен, а на истужницех сто гривен, то ти ис того взяти епископу к святей Богородици сто гривен.

А во Врочницех (200) гривен, то ти ис того взяти епископу 20 гривен.

А в Торопчи дани четыриста гривен, а епископу с того взя­ти 40 гривен.

А в Жижци дани 130 гривен, а с того епископу взяти 13 гривен.

А в Каспли 100 гривен, а ис того епископу взяти 10 гривен.

Смоленские уставные грамоты

уставы и церковь.., с. 146-147. 214 А в Хотшине дани 200 гривен, а ис того епископу взяти 20 Законодательство гривен.

Статьи 4—5

Неясным в статье является слово коромити. Исследователи обычно исправляют его в корчмити (см. ниже). Однако его можно связывать со словом мит — мыт,… Суждали залесская дань, аже воротить Гюрги — князь Рос­тислав обещает давать… Как видно по ставкам даней и десятины, последняя состав­ляла действительно одну десятую часть даней. Реальная доля…

Статья 6

Статья устанавливает, что десятина должна идти не только с перечисленных поступлений, но и со всех других княжеских даней, получаемых со Смоленской земли. Специально оговари­вается существование даней, которые поступают княгине.

Без всякого отпису деяти — отчисление десятины могло встретить препятствия, которые и обещает преодолевать князь.

Статья 7

По этой статье смоленская епископия становится земельным собственником, получая два княжеских села с населявшими их крестьянами и землей.

Статья 8

Статья передает епископии также сельскохозяйственные зем­ли, озера для ловли рыбы.

Уезд княжь — земли, отличавшиеся от других территорий княжества тем, что они принадлежали князю как вотчиннику, на них не распространялось владельческое право крестьянских общин и других вотчинников.

Статья 9

Князь передает церкви для ее освещения (на посеет) воск для изготовления свечей. Кроме того, церкви передаются зави­симые люди со своими семьями: крестьянин-огородник (капу­стник) и охотник (тетеревник), поставлявший на княжеский стол дичь.

Статья 10

Статья 11 Уставная грамота содержит перечень правонарушений, под­лежащих ведению… 1) самовольные разводы (роспуст);

Утвержаеве

— мы утвер­ждаем.

Законодательство

Древней

Руси

ПСРЛ, т. II, стб. 300.

Не правит иметь — не будем исполнять;

Анафема — отлучение от церкви, наивыс­шее дисциплинар­ное взыскание по каноническому праву.

называя его певец гораздый . Поставлен в епископы киев­ским митрополитом Михаилом, также греком, находившимся на кафедре в 1129 (1131?) — 1145 гг.

С... князем моим Михаилом — христианское имя князя Рос­тислава было Михаил.

Статья 2

Статья содержит духовную санкцию, которая включает так­же ссылку на апостольские правила и правила Первого все­ленского собора в Никее в 325 г. (святых отец 318). Эта ссылка не является точной. Ни в апостольском 1 правиле, ни в никейском 4 правиле не говорится о том, в каком городе нужно ставить епископа. По византийским обычаям, каждый город имел своего епископа, и Мануил сообщает в своей гра­моте об условиях, с которыми он столкнулся на Руси.

Статья 3

Ст. 3 (как и ст. 16 грамоты Ростислава) содержит заклятье нарушителям установлений.

Статья 4

Статья также содержит духовную санкцию, на этот раз тем, кто лишит церковь выделенных ей десятин и земель (что свя­зано со ст. 16 грамоты Ростислава).

Документ 3

Симеон епископ — переяславский епископ в 1101г., когда Владимир Мономах заложил в Смоленске церковь Богоро­дицы. Строити наряд церковный и утверженье — обеспечивать деятельность церкви. Дата…

Документ 4

Документ не имеет даты. В пользу датировки его более поздним временем, чем 1136—1150 гг., скорее концом XII — первой половины XIII в., могут… Три гоны короткий — значение этих слов не ясно. Гоны — мера площади земли и… Смоленские уставные грамоты.

Текст

/. Устав345, бывъшии346 прежде нас3"

в Руси34* от пра-

2. А зде, в Новегороде, что есть десятина от дании обретох упряжено преже мене бывъшими князи. Толико от вир и продажь десятины зьрел, олико днии в руце княжи и в клеть его.

3. Нужа же бяше пискупу, нужа же князю в томъ, в десятой части божий. Того деля уставил есмь святой Софьи, а ть емлеть пискуп зв десятину от вир и продажь 100 гривен новых кун, иже выдаваеть домажиричь из Онега. Аче не будеть полна ста у до-мажирича, а359 осмьдесят выдасть, а дополнок възметь 20 гри­вен у князя ис клети.

4. Урадил есмь аз святей Софии и написал Никола князь новогородьскыи Святослав: в Онеге на Волдутове погосте два сорочка, на Тудорове360 погосте два сорочька, на Ивани погосте с даромь 3 сорочькы361, на Ракуле 3, на Спиркове362 два, у Вихтуя сорочек, в Пинезе 3, в Кегреле 3, устье Емьце два, устье Ваг два, у Пуите сорочек, у Чюдина пол сорочька, у Лигуя с363 даромь два, у Вавдита с даром два, у Вели два, у Векшензе два, на Борку сорочек, в Отмине364 сорочек, в Тоиме сорочек, у Поме пол сорочка, у Тошьме сорочек, у Пененича сорочек, у Порогопустьир пол сорочка, у Валдита два сорочка, на Волосе в Моши два, у Еми скора, а на мори от чрена и от салгы по пузу, у Тудора сорочек.

В лето 6645, индикта 15.

5. Оже ли кто в которое время а то рюшить или отиметь, что я урядил князь Никола Святослав с владыкою Нифонтом, князь ли, или ин кто сильных новогородець, а будеть богу про­тивен и святей Софии.

6. А се обонезьскый ряд: во Олонци 3 гривны, на Свери грив­на, на Юсколе З365 гривны, в Тервиничах 3 гривны, у Вьюнице гривна, устье Паши гривна, у Пахитка на Паши пол гривны, на Кукуеве горе гривна, у Пермина гривна, у Кокорка пол гривны, на Масиеге низ Сяси пол гривны, в поезде от всее земли влады-це 10 гривен, а попу две гривны, у Липсуевичь пол гривны, у Тоивота гривна, в Липне пол гривны.

7. А се бежичьскый ряд: в Бежичих 6 гривен и 8 кун, Горо-деирке полъпяты гривны, в Змени 5 гривен, Езьске 4 гривны и 8 кун, Рыбаньске гривна волжьская, в Низьске пол гривны

волжьская

РАЗНОЧТЕНИЯ

дед349 и от дед350 наших, имати пискупом35[ десятину352 от дании353 и от вир354, и продажь355, что входить в356 княжь двор357 всего35*.

345 СН далее в Руси;

346 НВ бывших;

347—348 СН, КЕ, Сд нет;

348 СН Русе;

349—350 ОФ нет;

351 РЕ митрополиту;

352 ОФ нет;

П дати;

Устав князя Святослава Ольговича

Законодательство

Древней

Руси

Древнерусские

княжеские уставы

XI-XV вв. М.,

1976, с. 141.

Тихомиров М. Н., Щепкина М. В. Два памятника новгородской письменности. М, 1952, с. 21. Тихомиров М. Н. Крестьянские и городские восста­ния на Руси XI-XIII вв. М, 1955, с. 195.

Е Турове;
 
Е сорочьке
Е 362 Спирове
  Е з;
364 Е Обине;
  365 Е 10;
  366 Е нет.

354 П мер; Тт веры;

Крестин.

далее и от лова княжа;

КЕ, Сд далее и от лов княжих,

и от виноград,

и от всего;

356—357 КЕ, Сд дом кнпж;

Крестин., РЫЕ двор княжь от;

КЕ, Сд, ЯТ нет;

359 Е нет;

КОММЕНТАРИЙ Статья 1

Первая статья Устава содержит ссылку на существующее зако­нодательство, идущее в Руси от прадедов и дедов, т. е. имеющее общерусский характер. Это законодательство касается предо­ставления епископам (пискупом) десятины от всех княжеских доходов (что входить в княжь двор всего), в том числе от даней, вири продаж. Статья, следовательно, говорит о двух формах десятины — от даней и от вир и продажь.

Следует заметить, что несмотря на ссылку на устав пра­дедов и дедов, порядок назначения обеих форм десятины отнюдь не был непреложным. В практически синхронном па­мятнике — Уставе князя' Ростислава смоленской епископии 1136г. десятина формируется на основе только податного им­мунитета: И се даю святей Богородицы и епископу десятину от всех даней смоленских что ся в них сходит истых кун, кроме продажи, и кроме виры, и кроме полюдья367.

Статья 2

В момент вокняжения Святослав Ольгович обнаружил, что податной иммунитет новгородской епископии обеспечен преже нею бывшими князи, тогда как организация судебного иммунитета нуждается в особом вмешательстве. Неясная фраза Толико от вир и продажь десятины зьрел, олико днии в руце княжи и в клеть его порождает противоречивые толкования.

Слово днии в этой фразе М. Н. Тихомиров переводил как дней и соответственно усматривал в нем указание на былое су­ществование порядка дележа доходов между князем и еписко­пом по дням368.

Более убедительным представляется общепризнанное пони­мание в слове днии испорченного даней, позволяющее толко­вать всю фразу как: десятина от вир и продаж находилась в соответствии с теми суммами дани, которые собирались в руках князя и в его Казне. Очевидно, слово даней имеет здесь расширительное значение, подразумевая именно поступ­ления от вир и продаж, а не от податей, что в данном контек­сте было бы бессмысленным.

Десятина от податей, как явствует из самого факта ее противопоставления, до Святослава Ольговича была уже уста­новлена кем-то из его предшественников.

Надо особо оговорить это обстоятельство, поскольку Б. Д. Греков был склонен переводить спорную фразу следую­щим образом: к моменту вокняжения Святослава сумма одной только десятины от вир и продаж равнялась всей сумме княже­ской дани, собираемой с Новгородской земли369. Такое толко­вание отодвигает момент фиксации судебной десятины в отда­ленное прошлое, что противоречит Уставу Святослава Ольго­вича.

Статья 3

Существо нововведений Устава сформулировано в ст. 3. Она устанавливает фиксированную сумму ежегодной судебной деся­тины независимо от реальных доходов князя, получаемых от судебного иммунитета. Устав определяет, что епископу надле­жит получать 100 гривен новых кун «от вир и продаж», а выда­вать ему эту сумму должен домажирич из Онега. Если у дома-жирича (сборщика податей) не будет полной суммы десятинных отчислений, то разницу епископ получает из княжеской казны (клети). Этот порядок пояснен конкретным примером: если у домажирича будет только 80 гривен, то недостающие 20 гривен берутся из клети. Начальная фраза статьи свидетельствует о равной заинтересованности епископа и князя в установлении такого порядка.

В литературе давно уже стала дискуссионной проблема по­литической направленности этого документа. В чью пользу он был составлен? Кто получал выгоды в результате фиксации судебной десятины — князь или епископ? Мнения исследова­телей по этому вопросу можно разделить на три группы: Устав носит прокняжеский характер; Устав практически ней­трален: Устав — результат победы Новгорода в антикняже­ской борьбе.

Выразителем первой точки зрения был Б. Д. Греков. В самом Деле, если в соответствии с его пониманием спорной фразы в ст. 2 судебная десятина до Святослава была равна всей сумме даней, собиравшихся княжеской казной, то ее фиксация в 1137 г. резко ограничивала доходы епископа. «Может быть, — спрашивал Б. Д. Греков, — эта реформа была одной из причин оппозиции владыки Нифонта по отношению к князю Святос­лаву?»170.

Устав князя Святослава Ольговича

Греков Б. Д.

Избранные труды.

Т. 4. М., 1960,

с. 144.

Греков Б. Д. Революция в Новгороде Вели­ком в XII в.— Ученые записки Института исто­рии РАНИОН. Т. 4. М., 1929, с. 18.

 

Законодате л ьство

Древней

Руси

Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского госу­дарства, с. 222.

372 Карамзин Н. М.

История госу­дарства Россий­ского, т. 2, с. 185-186.

Лихачев Д. С. «Софийский вре­менник» и новго­родский полити­ческий переворот 1136 г.— Истори­ческие записки, № 25, 1948, с. 244-249

Памятники

русского права.

Вып. второй,

с. 116, 119.

Тихомиров М. Н. Крестьянские и

городские восста­ния на Руси XI-XIII вв с. 195.

376 ГВНП, с 55-56,

28.

Вторая точка зрения изложена С. В. Юшковым: «Содержа­ние этого Устава весьма бедное; никаких особых привилегий он не обеспечивает новгородской церкви» .

Наконец, последняя точка зрения безраздельно господствует сегодня. Впрочем, она была провозглашена еще Н. М. Карамзи­ным, увидевшим в Уставе стремление князя Святослава «обезо­ружить Нифонта своею щедростию»372. Д. С. Лихачев обратил внимание на форму заклятия против возможных нарушителей Устава: гарантом Устава в ст. 5 названа св. София, патронесса епископии, а не св. Николай, патрон князя Святослава А. А. Зимин отметил, что фиксация десятины создает извест­ную независимость епископии от князя374. М. Н. Тихомиров пошел дальше других исследователей, склоняющихся к общей оценке документа как памятника победы новгородцев в антикня­жеской борьбе. Он признал в Уставе Святослава государствен­ный акт, отражающий интересы смердов, повинности которых отныне строго определены законодательным путем375.

На наш взгляд, сама постановка вопроса при всей его важнос­ти носит несколько идеальный характер, исходя главным обра­зом из оценки не самого Устава, а обстоятельств, сопутствовав­ших его появлению. И дело здесь даже не в личности Святослава Ольговича, которая не вполне сочетается с тем пред­ставлением, которое может быть составлено о князе, пришедшем в Новгород на гребне антикняжеских волнений 1136 г. Хорошо известно, что сразу по вокняжении Святослав вступает в кон­фликт с епископом Нифонтом, отказавшим князю в церковном венчании. Святослава дважды изгоняют с новгородского стола. Все эти события характеризуют его как последовательного за­щитника княжеских привилегий, опиравшегося не на Новгород как таковой, а на определенные боярские группировки в нем. Деятельность князя позволяет оппозиционным боярским груп­пам дважды добиваться его изгнания.

В этой связи представляется, что распространенная оценка Устава Святослава как важнейшего памятника, порожденного успехами восстания 1136 г., основывается главным образом на прямолинейном привлечении в качестве аргумента той схемы периодизации новгородской истории, в которой восстание 1136 г. признано поворотным пунктом от княжества к боярской республике. Дает ли сам Устав материалы именно для такой его оценки? Разумеется, он выгоден епископии. Действительно, он укрепляет ее независимость от князя. Но возможно ли гово­рить о значительных материальных льготах, предоставленных князем новгородской церкви?

Фиксированный Уставом доход епископа в 100 гривен новых кун сравнительно невелик. Под гривнами новых кун, которые к концу XII в. стали гривнами ветхих кун , возможно пони­мать лишь гривны кун Пространной Правды. Их соотношение с гривной серебра, отмеченное договором Новгорода с немцами конца XII в., равнялось 4:1. Иными словами, 100 гривен новых кун равны 25 гривнам серебра. Для сравнения отметим, что та­кая сумма составляет половину вступительного взноса «пошло-

го» купца в иванскую корпорацию. Эту сумму, бывшую лишь одним из источников дохода новгородской епископии, можно было бы при желании признать заметной, если бы она впервые назначалась князем в качестве десятины. Однако судебная деся­тина в виде нефиксированной величины и прежде поступала в Софийский дом. Следовательно, вопрос о материальной выгод­ности для новгородской епископии рассматриваемого Устава вообще может быть сведен к обсуждению мизерной суммы, сос­тавлявшей разницу между прежними и новыми поступлениями в епископскую казну десятины от вир и продаж. Если оставать­ся в русле материальных расчетов, следует признать правоту С. В. Юшкова, говорившего об отсутствии особых привилегий новгородской церкви, якобы декларированных этим доку­ментом.

Статья 4

Сборы с погостов в большинстве случаев выражены в «сороч­ках», в двух случаях — в иных единицах измерения: мех (с Еми) и от чрена и от салги по пузу… Между тем при равенстве гривны серебра примерно 196 гр 100 гривен новых кун…

Статья 5

Содержит заклятие возможным нарушителям Устава и явля­ется логической концовкой документа.

Свидетельство того, что Святослав Ольгович действительно в крещении назывался Николаем, содержит группа принадле­жавших ему свинцовых печатей из Новгорода с изображением святых Николая и Михаила (Михаилом звали в крещении отца Святослава — Олега Святославича)' . Нифонт был новгород­ским епископом с 1131 по 1156 гг.

Устав князя Святослава Ольговича

Насонов А. Н. «Русская земля»

и образование территории Древ­нерусского госу­дарства. М., 1951, гл. V и VI.

Янин В. Л.

Денежно-весовые

системы русского

средневековья.

Домонгольский

период. М., 1956,

с. 52.

Янин В. Л.

Актовые печати

древней Руси.

Т. I. M., 1970,

с. 194-195,

№ 140-142

Г.

Законодательство

Древней

Руси

Насонов А. Н.

«Русская земля»..,

М., 1951.

381 Там же, с. 94.

Статьи 6 и 7

Мы вынуждены подвергнуть эту аргументацию существенной критике, основанной прежде всего на подсчете перечисленных в документе отчислений, поскольку… Как уже показано выше, сумма в 100 гривен новых кун тож­дественна сумме сборов… Приведенное сопоставление еще раз позволяет утверждать, что в тексте Устава Святослава имеется в виду только…

Введение

Устав князя Ярослава о мостех

Принятый в 60-х годах XI11 в. Устав князя Ярослава о мостех принадлежит к числу важнейших памятников новгородского административного законодательства. Он посвящен организа­ции мощения главных торговых магистралей Новгорода и до­рог, ведущих к пристаням и на городской Торг.

Памятник содержит подробные сведения о разверстке мосто­вой повинности в Новгороде, а в приписках —об организации строительства и ремонта Великого моста через Волхов, в кото­рой участвуют все городские и провинциальные сотни, а также об организации сплава строительных материалов для мощения торговых проездов и ремонта мостов.

В силу сложности датировки время издания Устава разными исследователями определялось в широком хронологическом диапазоне — от XI в. (время княжения Ярослава Мудрого) до второй половины XIII в. Истинная дата его происхождения определяется анализом упомянутых в тексте закона имен соцких.

Известные к настоящему времени списки Устава о мостех принадлежат к пяти видам: Археографическому, Пушкинско­му, Троицкому, Оболенскому и Бальзеровскому.

Важнейшей проблемой, решение которой должно предшество­вать комментированию статей Устава, является вопрос об опре­делении наиболее исправного списка памятника. Известные сейчас 15 списков Устава о мостех могут быть разделены на две группы. К первой (Пушкинской) относится единственный спи­сок Пушкинского вида и 4 списка Археографического вида. Ко второй (Карамзинской) —единственный список Троицкого ви­да, 3 списка Оболенского вида и 6 списков Бальзеровского вида.

Сравнивая обе группы, вряд ли можно сомневаться в пред­почтении Пушкинской генерации перед Карамзинской как наиболее сохранившей полноту исходного текста. Карамзинская группа в целом характеризуется необратимыми потерями, к числу которых следует отнести утрату слова изгои в словосоче­тании а с другими изгои до Острой городни, а также отсутствие слов трои риле после обозначения Волховской сотни. Сопостав­ляя списки Карамзинской группы, наиболее исправным из них следует признать Троицкий, в котором еще не появились свой­ственные другим спискам этой группы искажения: тиможеном или тигорожаном вместо тигожаном, Бискупли вместо Пискуп-•""> Неретьского вместо Нередичьского, Загорожаны вместо Загородьцы, Володьская или Волоцкая вместо Вольская. Еще Дальше в этом искажении идут отдельные списки Бальзеровско-

234 го вида Карамзинской группы: варяджан вместо вережан, за

Законодательство горожаны или с горожаны вместо с загорожаны, Холопьская Древней вместо Лопъская.

уси Спискам Оболенского вида свойственно непроникшее в Баль-

зеровский вид искажение до Острой улицы вместо до Острой городни, а это значит, что Оболенский и Бальзеровский виды развивались независимо один от другого, восходя к общему ар­хетипу, близкому к списку Троицкого вида.

Что касается списков Пушкинской группы, то из них более сохранным оказывается Археографический вид. В Пушкинском списке потеряны слова коломляном до Нередичьского мосту, от великого ряду, огнищаном, присутствующие не только в списках Карамзинской группы, но и в списках Археографиче­ского вида. В нем также искажены некоторые слова: бережан вместо вережан, Клемяных вместо Климятиных. В списках Ка­рамзинской группы эти слова переданы в звучании, близком к тому, какое дает Археографический вид.

В списках Археографического вида имеются невоспроизводи­мые во всех других списках выражения, имеющие принципиаль­ный смысл. Только в них есть слово мостити после упоминания Бориса и Глеба, слова до софьян, на месте которых во всех ос­тальных списках стоит до торгу. 18-я сотня называется Повол-ховской, тогда как в других списках она Волховская. Наконец, только в них назван Алфердов вымол, в остальных списках называемый Гералдовым или Гелардовым. Пушкинский список относительно этих последних случаев родствен спискам Карам­зинской группы. Поскольку же иные его особенности не реали­зуются в Карамзинской группе, следует утверждать, что Пуш­кинский и Карамзинские списки восходят к общему протогра­фу, занимающему промежуточное положение между ними и списками Археографического вида.

Сравнение списков Археографического вида позволяет приз­нать наиболее исправным тот из них, который помещен в при­ложении к Новгородской Первой летописи по Комиссионной рукописи. В других списках этого вида имеются существенные отклонения: Быкова вместо Бовыкова, Афедорова вместо Ал-фердова, отсутствие слов до от заднего, а от Алфердова вы­мола.

Воссоздание схемы взаимоотношений основных групп спи­сков Устава подтверждается самим существом последователь­ных искажений текста, что связано с «биографией» памятника. Характер этих искажений — стихийное, нецеленаправленное, нарастающее отклонение от правильного написания топонимов. Группировка списков не обнаруживает каких-либо следов ре­дактирования. Их деление на Пушкинскую и Карамзинскую группы обозначает не разные редакции, а только разные изво­ды. И если в Пушкинской группе (в первую очередь, в списках Археографического вида) новгородская топонимика оказывает­ся безупречной, то Карамзинская группа (ив меньшей степени Пушкинский вид) обнаруживает незнание переписчиками мест­ных наименований. Отсюда происходят бессмысленные тиможе-

ны и тигорожане, бережане, Неретьский мост, загорожаны, Во-лодьская и Холопьская сотни, Клемяные сени. Такой характер нарастающих искажений позволяет признать Пушкинскую группу в целом новгородским изводом, а Карамзинскую груп­пу — вненовгородским изводом. Этот вывод подтверждается и происхождением списков, дающих возможность несколько уточнить различия между новгородскими и вненовгородскими текстами.

Все списки Археографического вида извлечены из новгород­ских сборников или же из сборников, по своему происхожде­нию непосредственно тяготеющих к Новгороду. Списки осталь­ных видов содержатся в сборниках, к Новгороду не имеющих отношения. Между теми и другими, таким образом, стоит архе­тип Пушкинского и Троицкого видов, давший начало вненовго-родской традиции в переписке Устава. Новгородская же тради­ция сохраняется лишь в Археографической генерации. Устав о мостех, возникший как локальное новгородское постановле­ние, органически связался в Новгороде с Пространной Прав­дой, но он не имел никакого значения для остальных русских территорий и, выйдя в составе Пространной Правды за преде­лы Новгорода, отложился в некотором количестве списков Рус­ской Правды как непонятный и практически ненужный до­весок.

Выделяя в качестве наиболее достоверных списки Архео­графического вида, а среди них в первую очередь текст, со­хранившийся в Новгородской Первой летописи, мы, естест­венно, не отождествляем его с авторским текстом. Допуская и в нем наличие возможных искажений, мы можем выяснить их только анализом самого памятника и поисками в нем внутренних противоречий. Однако первый вопрос, возникаю­щий при переходе к такому анализу, касается общей компо­зиции источника, выяснения единства или сложности его сос­тава.

М. Н. Тихомиров обратил внимание на наличие в тексте Устава несомненной интерполяции. Перечисление сотен явно разбивает связный текст, а изъятие этого перечисления возвра­щает ему должную логичность и последовательность389. Разви­вая эту мысль, А. Н. Насонов писал: «В истории рукописных текстов довольно обычно, что запись, сделанная на полях руко­писи, при переписке попадает в середину текста. Так как все без исключения списки «Устава о мостех» содержат перечисле­ние сотен, то надо полагать, что вся запись о сотнях попала в текст устава вскоре после его составления, в XIII в., во всяком случае не позднее начала XV в.»390. Правильнее было бы написать: «не позднее XIV в.», поскольку Пушкинский список датируется этим столетием.

Еще одна интерполяция хорошо видна при первой же попыт­ке осмыслить последовательность топонимов Устава. Речь идет о перечислении тигожан, коломлян, нередичан, вережан и пидьблян (ст. 2), не имеющих никакого отношения к тому сю­жету, изложение которого нарушено их упоминанием.

Устав князя Ярослава о мостех

Тихомиров М Н.

Исследование о

Русской Правде,

с. 140.

Насонов А. Н

«Русская земля»..,

с. 124.

Законодательство

Древней

Руси

Наличие этих интерполяций позволяет разбить весь текст Устава на три статьи: собственно Устав (ст. 1) и две вставки (ст. ст. 2 и 3).

Тексты I

Археографический вид

1. Ар.—середины XV в., в приложении к Комиссионному списку Новгородской Первой летописи (ЛОИИ СССР, Архе-огр. 240). Используется как основной; 2. СлН — 1493 г., в приложении к Кормчей книге (ГПБ, Сол. 858/968); 3. ВА — 1495 г., в сборнике (Центральная библиотека АН Лит. ССР, ф.22, №49);

Пушкинский вид

Пш — второй половины XIV в., в сборнике (ЦГАДА, ф. 135, V отд., рубр. I, № I). А се устав Ярославль о мостех, осмеником поплата. 1. В Людин конець черес греблю до Добрыни улици в город­наа ворота до Пискупли улици. с прусы до Бориса и Глеба.

Троицкий, Оболенский и Бальзеровский виды

Т—первой половины XV в., в сборнике (ГБЛ, Тр 765). Оболенский вид представлен 3 списками: 1. О — второй половины XV в., в составе летописи (ЦГАДА, ф. 135, отд. V, рубр. II, № 3);

С. 216.

477 НПЛ, с. 19, 203.

478 Семенов А. И.

Древняя

топография

южной части

Славенского

конца Новгорода,

с. 56-60.

Законодательство

Древней

Руси

479 НПЛ, с. 29, 215.

Памятники

русского права.

Вып. первый,

с. 215.

НПК, т. 3: Переписная оброчная книга Вотской пятины 1500 г., 1-я поло­вина. Спб., 1868, с. 358.

Описание Российской

империи

в историческом,

географическом

и статистическом

отношениях.

Т. I. тетр. 1:

Новгородская

губерния. Спб.,

1844, с. 58.

Памятники

русского права.

Вып. первый,

с. 215.

НПК, т. 3, стб. 455.

485 ' НПЛ, с. 413.

486 Там же, с. 348.

Памятники

русского права.

Вып.первый,

с. 215.

Андрияшев А. М. Материалы

важных общественных территориях, как, например, вечевые площади; не предусматривает он и мощение въезда в Детинец со стороны Неревского конца. Главная цель Устава — органи­зовать те магистрали, которые обслуживают Торг. Это относит­ся непосредственно и к улицам Детинца, выводящим к Велико­му мосту: именно по ним шло торговое движение с Софийской стороны города. Поэтому не приходится удивляться, что «по-плату» Устав адресует осменникам — сборщикам торговой пош­лины.

Статья 2

Тигожане — это не «жители одного из новгородских пред- " 480 т местии» , а население погоста 1 игоды, находящегося непода­леку от впадения в Волхов реки Тигоды, в 100 верстах от…

Статья 3

В списках сотен в двух случаях упоминаются рили: Вол­ховьская трои риле, Яжелвичьскаа двои риле: А на Волхове вода была до релей мостовых*97; Того… 500 f день , при этом летописец отмечает, что мало убо некая от­части древеса у брега суши остасяМ1. На плане…

Следует рассмотреть имена городских соцких во вставке о сотнях.

Предшественник Кондрата Жирохне (иначе Жирослав) был избран на должность тысяцкого в 1257 г.504, его служба про­должается и в 1262 г., поскольку… Упоминание о Кондрате как о тысяцком встречается не только в летописи. Он… Что касается наиболее ранней из возможных дат, то пред­ставляется весьма сомнительной возможность относить Устав ко…

Дополнительные статьи О прелюбодейной части

/. А ее540 изъисках у третией жене и у четвертой детем прелюбодейнаа чясть в животе. Аще будеть54[ полн живо-t

или в коем городе наместник, -535 пообидить суды церков-

и542,

занеже те и от закона отлучене, а1"" человеку ся получяеть по грехом, занеже прелюбодейнии, а не благословении бо­гом544. И аз545 сам видех546 тяжю промежю первую женою и детей с третьею женою и с детьми, и с четвертою женою и с детьми . Из велика живота дати урочнаа чясть по оску-ду, а из мала живота како робичичю часть549: конь да доспех и покрут по рассмотрению живота550.

2. А тое все приказах епископу управливати, а смотря в ма-ноканон. А мы с551 своей души сводим552.

Дополнительные статьи Соловецкого списка о наследовании дочерей

А СЕ ОТ ТОГО ЖЕ ПРАВИЛА.

2. Иже или сестра девою блуд сътворить, а истый сведите-ли обличають, таковая да не възметь у братии от имения отечьскаго части. 3. Или братия имения ради лжу составять на сестру, а бу­деть познано дело их… РАЗНОЧТЕНИЯ

Статья 5

Статья запрещает получать эти пошлины и перечисляет по­тенциальных нарушителей данного запрета: потомки князя — издателя Устава, княжеские наместники и бояре.

Статья 6

В управлении хозяйством кафедрального собора наряду с епископом предусматривается участие сотских, а церковь Ивана на Опоках должна управляться старостами и купцами с привлечением епископа или правящих в Новгороде князей. Эта статья закрепляет за представителями торгово-ремеслен-ного населения города участие в функционировании двух важ­нейших новгородских церквей как хозяйственных и политичес­ких учреждений.

Статья 7

Статья повторяет ст. 8 Устава кн. Владимира, упоминая в качестве возможных нарушителей судебного иммунитета церкви наряду с тиунами также наместников князя.

Статья 8

Статья — новая в Уставе. В ней говорится о передаче кня­зем духовенству Софийского собора синодика для ежедневно­го чтения и венцов, а также угрожает тем, кто нарушит право церковного суда, принадлежащее этому собору, проклятьем, вписанным в синодик.

Статья 9

Статья содержит перечень дел, подлежащих ведению церк­ви, и воспроизводит ст. 9 Устава кн. Владимира. Кроме дел, появившихся уже в списках Синодальной и других редакции

XIII в., здесь упоминаются споры о наследстве. Это свиде­тельствует о претензиях церковной власти в конце XIII — на­чале XIV вв. на включение указанных дел в свою юрис­дикцию.

Статьи 10—11

Стать^ воспроизводят ст. ст. 10—11 и ст. 6 Устава кн. Владимира, подтверждая принадлежность перечисленных судебных дел церкви, запрещая нарушать ее юрисдикцию и указывая в качестве источника этих норм ранние установ­ления византийских императоров и правила вселенских со­боров.

Статья 12

Статья содержит санкцию, также повторяющую ст. 12 Уста­ва кн. Владимира с небольшим добавлением.

Статья 13

Статья не имеет аналогии в Уставе кн. Владимира, и значе­ние ее не совсем ясно. Можно понять, следуя переводу М. Шефтеля, что все, относящееся к переди писано, князь прежде поручал своим боярам, но они притесняли гостей — крупных купцов и оказывали предпочтение тем купцам, кото­рые жили около них554. Однако слово переди значит ранее и должно относиться к предшествующим статьям, а не к по­следующим, где речь идет о закреплении руководства город­скими мерами и весами за епископом.

Статья 14

Статья содержит пересказ от имени князя Всеволода ст. 2 Устава кн. Владимира, которая выдается за грамоту патриарха Фотия, упоминаемого в этой статье.

Статьи 15—16

Устав великого князя Всеволода Норовити

Статья 17

В этой статье наряду с Уставом кн. Владимира использован дополнительный источник, устанавливающий три способа пе­рехода в изгои. Составитель Устава…

Статья 18

Статья воспроизводит текст ст. 17 Устава кн. Владимира, незначительно его изменяя, дополняя его указанием на то, что церковный суд могут осуществлять не только митрополит и епископ, но и те, кому прикажут, т. е. их чиновники. Это от­ражает развитие аппарата церковного управления в XIII в.

Статья 19 259

Статья о совместном участии светской и церковной властей Устав

в решении конфликтов между лицами, входящими в сферы великого князя их юрисдикции, воспроизводит текст ст. 18 Устава кн. Влади­мира.

Статья 20

Статья повторяет ст. 13 Устава кн. Владимира, изменяя об­щие указания «святой церкви» применительно к конкретному новгородскому кафедральному собору.

Статья 21

Статья содержит духовную санкцию, заимствованную из ст. 14 Устава кн. Владимира, и новую ссылку на традицион­ные источники права — правила святых отцов, установления первых византийских императоров и древнерусских князей (Устав кн. Владимира), входившие в конце XIII—начале XIV в. в состав русских кормчих книг.

Статья 22

Статья также содержит духовную санкцию и перечисляет потенциальных нарушителей церковной юрисдикции. Статья воспроизводит ст. 19 Устава кн. Владимира.

Статья 23

Статья, завершавшая первоначально Устав кн. Всеволода, до дополнений XIV в., не имеет аналогии в Уставе кн. Влади­мира. Она закрепляет суд по церковным делам за кафедраль­ной церковью и 10 сотскими и вновь угрожает нарушителям духовной санкцией. Приказах святей Софии... моим мужам — дал распоряжение своим мужам о передаче этих дел церкви. Слово приказах, появившееся впервые в ст. 13 Синодальной редакции Устава кн. Владимира и неизвестное ранним памят­никам, указывает, что ст. 23 появилась после создания этой редакции.

Дополнительные статьи Статьи О прелюбодейной части

XIII о - Юшков С В vl11 в., а принадлежали позднейшему составителю или пере- у,,,,, п_„„„ писчику . А. А. Зимин видел в них «позднейшую церков- лода, с. 419-420.

Статьи Соловецкого списка о наследовании дочерей

Устав великого князя Всеволода Ключевский В. О.

Тексты Троицкий извод

/. Се аз, князь великий Гаврил, нареченыи Всеволод, са-модръжець Мьстиславичь, внук Володимир, владычествующю ми всею Рускою землею и всею областью… 2. И даю святому великому Ивану от своего великоимения на строение церкви и в… 3. А оброка попом, и дьякону, и дьяку, и сторожам из весу вощаного: имати попом по осми гривен серебра, а дьякону…

Археографический извод

Дается по 13 основным спискам:

Археографический вид

1. Ар— середины XV в., в приложении к Комиссионному списку Новгородской Первой летописи (ЛОИИ АН СССР, Археогр. 240). Используется как основной;

2. ВА— 1495 г., в сборнике (Центральная библиотека АН ЛитССР, ф. 22, №49);

Соловецкий вид

3. СлН—1493 г., в приложении к Кормчей книге (ГПБ, Сол. 858/968);

Летописный вид (в приложении к Псковской летописи)

5. П-1 —2-й половины XVI в. (ГПБ, Погод. 1404); 6. П-2— конца XVI в. (ГПБ, Погод. 1402); 7. A-I — XVII в. (БАН, Петровск. I.A.II);

Законодательство

Древней

Руси

613 СлН нет;

614 АрМ вложитися;

615 П-1, А-1, АрМ, ОК и;

616 СлН белковъсков;

617 Тл нет;

618 ВА пол гривенке;

АрМ да;

620 А-1, ОК, АрМ, Жит. нет;

ВА, СлН, ОК бельковьска; АрМберковска;

622 Тл нет;

623 ВА, СлН белковьска;

624 Тл нет;

625 ВА, СлН 6ел1

626 Тл нет;

627 СлН слати;

628 П-1, П-2, А-1, ОК, Жит. дому;

629—630

СлН и великого Иоана;

П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ, Рж-1, Тл веситца;

632 ВЗ далее текст продолжается;

632—633 СлН и великаго Иоанна;

634 СлН далее и великаго;

Тл по; *

ВА, ВЗ, П-1. П-2. А-1, ОК, АрМ, Ов, 1л далее гривен;

637 ВА нет;

638 Рж-1, нет;

639 Тл нет;

640 СлН or;

641 СлН далее по;

642 СлН далее противу того дару;

643 ВА, СлН далее чистаго;

644 В А, СлН нет;

СлНдалее против того дару датиему;

646—647 СлН нет;

648 ВА нет; СлН лат;

649 ВЗ тамаское;

650 СлН далее против того дару;

СлН далее чистого;

652 Тл подсыту;

ВА, ВЗ, П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ, Жит. нет;

654 СлН далее святого Георгия;

ВА, ВЗ, П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ, Рж-1, Жит. нет;

656 П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ, Жит. нет;

СлН Онтоньева монастыря;

Тл Онтоновского монастыря

пошлины,

СлН нет;

СлН далее из монастыря пошлины;

СлН д; ВА, ВЗ, П-2, А-1, ОК, АрМ, Ов, Жит. нет;

ВЗ, П-1, А-1, ОК, АрМ, Рж-1, Ов, Жит. коньца Иванъского;

СлН, Летоп., Жит. поберсжскому а; Ва далее а;

663—664 СлН и великаго Иоанна;

665—666

ОК, Ов нет;

667—668 ВА нет,

СлН, ВЗ,П-1, А-1, ОК, АрМ,Тл побережскым;

670—671 СлН великаго Иоанна;

672 ВЛ, СлН далее же;

ВЗ, П-1, А-1, ОК, Рж-1, Ов нет;

674 СлН далее книгы;

675 СлН нет;

676 В А, Тл и;

677 Тл и;

678—679

Тл у святого Иоанна великаго Иоанна;

680—681 СлН великаго Иоана;

ОК нет;

ВА, СлН,ВЗ, Тл, Е, Рж-1,П-1, П-2, А-1, ОК нет;

684 ОК далее обидети;

685 В А далее и;

686 ОК, Тл, Ов далее Богородица;

687 СлН далее многия;

Тл от- бога; ВЗ, Тл, Е, Рж-1, Ов, П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ далее от

них же да избавит ны господь

нашь Исус Христос, ему же слава

(Тл далее со отцем и со святым

духом) и (Тл и нет) ныне, и присно

(П-1, П-2, А-1, ОК, АрМ, Тл, Е,

Рж-1, Ов далее и во веки векомь.

Аминь). СлН далее яко и на

егуптянех быша. Сиа писах и

преписах в славу богу отцу и сыну

и святому духу и ныне, и присно,

и в веки векомь. Амин.

Рукописание

князя Всеволода

КОММЕНТАРИЙ Статья 1

В начальной статье «Рукописания» говорится о создании кня­зем Всеволодом Мстиславичем церкви св. Ивана на Петрятине дворе и ее уст роении, т. е. снабжении иконами и книими и при­дании ей штата клириков.

Церковь Рождества Иоанна Предтечи была заложена новго­родским князем Всеволодом Мстиславичем, внуком Владими­ра Мономаха, в 1127г.: В лето 6635. Заложи церковь камяну святого Иоанна Всеволод Новеюроде, на Петрятине

Законодательство

Древней

Руси

Новгородская

Первая летопись

старшего и

младшего

изводов.

М.-Л., 1950,

с. 21-22, 206.

Грамоты Вели­кого Новгорода и Пскова. М.-Л., 1949, с. 140,№81.

Новгородская Первая летопись.

Раппопорт П. А. Раскопки церквей

в Новгороде и

Старой Ладоге.—

В кн.: Археологи

ческие открытия

1979 года. М .

1980, с. 28.

Новгородские

летописи. Спб.,

1879, с. 194.

дворе, в имя сына своего. В следующем году преставися Иоанн, сын Всеволожь, вънук Мъстиславлъ, априла' в 16, а в 1130 г. коньця церковь святого Иоаннаш. Эти летописные сообщения являются очевидным источником ст. 1 «Рукописа­ния», которая вместе с тем содержит ряд анахронизмов, сви­детельствующих о более позднем происхождении памят­ника.

Вопреки утверждению ст. 1 Всеволод Мстиславич никогда не был великим князем, т.е. не владычествовал всею Рускою землею. На титуловании его великим князем сказался сло­жившийся со второй четверти XIII в. порядок, согласно кото­рому новгородский стол сделался принадлежностью великих князей. Вероятным источником оборота владычествующю ми всею Рускою землею является титулатура грамоты отца Все­волода — киевского князя Мстислава Владимировича новго­родскому Юрьеву монастырю: Се аз Мьстислав Володимирь сын, дьржа Русску землю, в свое княжение...690.

Такой же характер имеет и титул самодръжец, употребляв­шийся в источниках как синоним великого князя (см., напри­мер, в Ипатьевской летописи под 6707, 6709, 6770 гг..)

Анахронизмом является также упоминание попов и дьяко­нов (в Археографическом изводе — только попов) во множе­ственном числе. В Уставе князя Всеволода говорится только об одном попе иваньском. Это свидетельствует об отсутствии поначалу у церкви Ивана придельного храма и о том, что в первый период своего существования церковь не имела собор­ного статуса.

Между тем в ст. 4 «Рукописания» упоминается при­дел св. Захарии, а в ст. 1 присутствует еще один анахро­низм: церковь именуется зборнои, т. е. собором. Предоставле­ние соборного статуса храму Ивана на Петрятине дворе (он назывался также церковью Ивана на Опоках или церковью Ивана на Торгу) можно отнести к 1184 г. Под этой датой Новгородская I летопись сообщает: Заложи архиепископ Илия с братомь церковь святого Иоанна камяну на Търгови-щи . Связь этого сообщения именно с церковью Ивана на Опоках подтверждена археологическими раскопками, в ходе которых было установлено, что в конце XII в. Иванская цер­ковь была капитально перестроена692. Между тем в Новго­родской Третьей летописи церковь, строившаяся в 1184 г., именуется храмом во имя собора св. Иоанна Предтечи693. Храма, посвященного такому празднику (отмечаемому 7 янва­ря по старому стилю), в Новгороде никогда не было, что дает основание предполагать ошибку летописца, принявшего сооб­щение о строительстве собора в использованном им источнике за наименование праздника, которому якобы был посвящен этот храм.

О Петрятине дворище см. в комментарии к ст. 16 «Рукопи­сания».

Статья 2

Та часть дохода от взвешивания воска, которая собиралась в Торжке (Торжок — иначе Новый Торг — находился в сов­местном владении Новгорода и князя: а… Статья не содержит указания на норму весовой пошлины. По-видимому, эта норма… Рукописание

Статья 3

В статье устанавливается распределение руги. Из доходов со взвешивания воска ежегодно попам (их, судя по более поздним источникам, двое) назначается жалование по 8 гри­вен серебра, дьякону — 4 гривны серебра, дьяку — 3 гривны серебра, сторожам — 3 гривны серебра.

В начале 80-х гг. XVI в. клир Ивановской церкви состоял из 2 попов, дьякона, дьячка и 2 пономарей. Последние вместе получали такую же сумму, как один дьячок699. Таким обра­зом, совокупное указание жалования сторожам — не ошибка. Общая смета расхода на жалование клиру равняется 26 грив­нам серебра в год, что соответствует примерно 5,2 кг серебра.

Статья 4

Эта статья определяет обязанности клира за указанное в ст. 3 жалование. Попам полагается вести ежедневные службы в главном храме, а по воскресным дням еще и в приделе св. Захарии, а дьякону участвовать в субботних и воскресных службах в основном храме.

Статья 5

Это мнение подтверждается традиционной формулой новго­родских актов, исходящих, как правило, от посадника, тысяц­кого и всего Новгорода. В актах,… тах выступает как единственный представитель всех осталь­ных —… А. А. Зимин и вслед за ним Ю. Г. Алексеев703 считают, что термин житьи люди возникает очень поздно, в последней трети…

Законодательство

Древней

Руси

ГВНП,с.60,№31.

Очерки комплексного источниковеде­ния. Средневе­ковый Новгород. М.,1977, с. 91-122 ГВНП, с. 58, 60,№ 31 (1269 г.); с. 62, № 33 (1301 г.); с. 73, № 41 (1342 г.);

Статья 7

Организация пошлых купцов в «Рукописании» именуется ыванским купечеством, поскольку ее финансы являются еще одним, кроме вощаного веса, источником… В литературе постоянно фигурирует термин Иваньское сто как обозначение… lib

Рукописание

Князя Всеволода

Памятники русского права.

Вып. второй. М., 1953,с. 179.

Новгородская Первая летопись, с. 21-24, 205-208.

ГВНП, с. 60, №31.

Памятники истории Великого

ГВНП,с. 163, № 105. Законодательство Древней

Статья 8

Содержание этой статьи тесно связано с содержанием груп­пы последующих статей «Рукописания», которые трактуют по­рядок взимания весчей пошлины с воска.

Статья определяет место взвешивания воска — не в служеб­ном помещении храма, а в его притворе, т. е. в пристроенной к церкви части здания перед западным входом в храм. Архео­логические раскопки установили, что первоначально у церкви 1127—1130 гг. притвора не было: он впервые сооружен при капитальной перестройке церкви в 1184 г. . Это еще раз подтверждает анахроничность «Рукописания» относительно времени Всеволода Мстиславича.

Слова где дано, ту его и дръжати относятся к установлен­ным в притворе весам.

Статья 9

Статья определяет, что купеческими старостами в церкви Ивана могут быть только пошлые купцы, т. е. члены иванской купеческой организации, и что только им принадлежит право взвешивания воска.

Статья 10

Упоминание в тексте ст. 10 мор док послужило А. А. Зими­ну одним из оснований датировать памятник концом XIV в., поскольку эта денежная единица… ние прибалтийской серебряной монеты в 1410 г.726. Однако в 1954 г. в Новгороде… 727 »~\ «

Попытаемся использовать изложенное выше наблюдение применительно к новгородским денежным системам разных эпох.

Норма новгородской гривны кун XIV в. равнялась одной пятнадцатой части гривны серебра732. Применительно к это­му времени четверть гривны серебра… Между тем нормы «Рукописания» идеально соответствуют промежуточной денежной… Особо льготная пошлина в «Рукописании» установлена для новгородцев. Как уже отмечено, мордка составляла одну деся­тую…

Статья 11

Статья является прямым продолжением предыдущей, опре­деляя церковь Ивана получателем весчей пошлины с торговых операций воском.

Статья 12

В Археографическом изводе говорится: А новоторжьцу в бологодеть не весити ни у которого гостя. Новый Торг (Тор­жок) уже упоминался вст. 2, где…

Статья 13

Рукописание князя Всеволода Новгородская

Законодательство

Древней

Руси

По правому слову — без обмана, справедливо.

ГВНП, с 41,№ 23; с. 49, № 27.

ААЭ, т. I,№ 282, с. 327.

В Троицком изводе гарантии поручаются не только велико­му князю и владыке, но также и 'старостам купецьким, и купцам, что представляется несколько противоречивым. Купеческие старосты сами входили в администрацию церкви Ивана и, таким образом, являлись объектом гарантии. Если же статья имеет в виду как гаранта организацию «пошлых» купцов в целом, тогда непонятно отсутствие среди гарантов тысяцкого, который, будучи иванским старостой, в то же вре­мя не принадлежал к числу старост купеческих.

Здесь, скорее всего, следует предположить влияние на Тро­ицкий извод ст. 17 «Рукописания», об особенностях которой см. соответствующий комментарий.

Статья 14

Источники дохода церкви Ивана, согласно этой статье, находятся в раздельной собственности церкви и князя, кото­рый один раз в два года (через год) изымает из церковной казны 25 гривен серебра в свою пользу.

В дальнейшем этот порядок подвергся изменению. В дого­ворных грамотах Новгорода с Василием Темным 1456 г. и Иваном III 1471 г. говорится: А крюк князю великому по старине, на третей год742. Словом крюк здесь обозначена ве­совая пошлина (ср. в новгородской Таможенной грамоте 1571 г.: А воск... весити по старине на крюк у Ивана Святого под церковью на Петрятине дворище...743). То, что уже в до-кончании 1456 г. этот измененный порядок возводится к «ста­рине», представляется весьма важным для общих хронологи­ческих наблюдений над «Рукописанием», в котором порядок отчисления сумм в пользу князя иной.

Статья 15

Согласно Троицкому изводу, старосты купецкие и купцы ежегодно берут из вощаного веса на организацию праздника 25 гривен серебра. Из этой суммы часть… му архимандриту, который за службу на второй день празд­ника получает… Два термина, фигурирующие в этой статье, А. А. Зимин считал анахронистическими не только относительно XII в., но и…

Статья 16

Между тем, как показали археологические раскопки, ука­занный район уже на рубеже X — XI вв. был занят обычны­ми жилыми постройками. В частности,… Сопоставление ст. 16 «Рукописания» с писцовыми материа­лами 80-х гг. XVI в.… чает собственно церковный участок, заключенный в ог-

XII вв.

Во-вторых, упоминание Кончанского моста свидетельствует, что к моменту составления ст. 16 «Рукописания» ручей еще существовал и не был заключен в… Таким образом, оба изложенных предположения склоняют к датировке ст. 16…

XIII —XIV вв.

Нуждается в обсуждении вопрос о предпочтительности чте­ния старостам или старосте. В ст. 17 обоих изводов «Рукопи­сания» говорится о старостах… Рукописание князя Всеволода

Древней

Руси

Новгородская

Первая летопись,

с. 90, 329.

ховского побережья, противолежащего церковному участку св. Ивана, а под побережанами — жителей этого.участка. Где-то здесь, согласно показаниям «Устава князя Ярослава о мос-тех», находился Ивань вымол — пристань, возможно, связан­ная с хозяйством иванского купечества.

Вместе с тем обращает на себя внимание отсутствие сведе­ний о побережских старостах в предшествующих статьях «Рукописания», очевидная неожиданность их появления в ст. 16 и неясность их организационных взаимоотношений с церковью.

Статья 17

Статья по существу дублирует ст. 13 «Рукописания», в ко­торой, однако, предписывалось стоять за дом св. Ивана вели­кому князю и владыке. Таким образом, она находится и в противоречии с указанным установлением, передавая гарантию прав церкви Ивана в руки старост иваньских и старост побе-реских и побережан. В Троицком изводе к числу этих гаран­тов добавлены купцы: старостам иваньским и купцам, и ста­ростам побереским и побережанам. По-видимому, имеющееся только в Троицком изводе упоминание в ст. 13 также старост купецких и купцов является результатом воздействия на нее ст. 17.

Статья 18

Статья 19

Статья снова дублирует предшествующий текст «Рукописа­ния», на этот раз ст. 6, в которой говорится о запрещении по­саднику и боярам вмешиваться в иванское. Здесь к числу от­страненных от вмешательства в иванские дела добавлены

еще город и владыка, хотя последний по ст. 13 является од­ним из гарантов сохранения и поддержания прав церкви Ива­на на Петрятине дворище.

Статья 20

Последовательное рассмотрение статей «Рукописания» поз­воляет сделать общий вывод о времени создания этого памят­ника. Очевидно, что он не мог… В то же время «Рукописание» содержит ряд признаков, не позволяющих датировать… Сказанное выше относится целиком к Троицкому изводу «Рукописания», тогда как в Археографическом изводе ст. 15 дана в…

Рукописание

Князя Всеволода

Новый порядок назначения руги

существует и позднее. Он

отражен в

документе 1621 г.

о назначении руги

новгородским

церквам

и монастырям

(ЦГАДА, ф. 137.

Боярские и городовые книги.

Новгород, ед. хр. 13, л. 38 об.).

Законодательство

Древней

Руси

вательно, имелись и указанные ссылки, позволяют предполо­жительно отнести возникновение нового порядка, а вместе с ним и Археографического извода «Рукописания» еще к XIV в.

Внутренняя противоречивость памятника, свойственная ему уже на стадии Троицкого извода и проявляющаяся в дубли­ровании отдельных установлений, сравнение которых не дает адекватной картины, позволяет высказать осторожное предпо­ложение о соединении в основном тексте «Рукописания» двух источников. Один из них лежит в основе ст. ст. 1 —15 и, воз­можно, ст. 20. Все его установления весьма конкретны и ло­гично связаны между собой. Другому соответствуют ст. ст. 15а — 19. Он не обладает должной конкретностью. Именно в этой части «Рукописания» появляются дублирую­щие статьи и упоминаются побережские старосты и побережа-не, о которых прежде не говорилось и роль которых в системе организации дома св. Ивана надлежащим образом не разъяс­нена. Если такое предположение правильно, история создания «Рукописания Всеволода» оказывается более сложной, нежели это представлялось ранее. Оба предполагаемых источника от­носятся к XIII в., так как датируемые этим временем реалии памятника содержатся в обеих частях «Рукописания».

Для общих хронологических наблюдений над «Рукописани­ем» важным оказывается его сравнение с «Уставом великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торго­вых». Этот памятник, возникший в конце XIII в., включал в свой состав фрагменты более древнего документа, который касается и некоторых прав церкви Ивана. На относительную древность этого документа указывает участие в его составле­нии десяти сотских, но отсутствие каких-либо упоминаний о тысяцком, указание на одного, а не на нескольких иванских попов и только на одного иванского старосту.

Согласно Уставу, князь распоряжается передачей из-под своей юрисдикции не только вощаного веса. Он дает суд и мерила, иже на торгу.., мерила торговаа, скалвы вощаныи, пуд медовый, и гривенку рублевую, и локоть еваньскыи, но не церкви Ивана, а в Новегороде святей Софии, и епископу, и старосте иваньскому, и всему Новугороду. В случае наруше­ния этого пожалования кем-либо Устав грозит: А скривится, а кому приказано, а того казнити близко смерти, а живот его на трое: треть живота святей Софии, а другаа треть святому Ивану, а третьая треть сочьским и Новугороду. В распоряже­ние церкви Ивана передается также половина какой-то пошли­ны с Русы: а попу иваньскому рускаа пись с борисоглебьскым напол, а сторожю иваньскому рускои порочици пятно да де­сять конюхов соли. Не ясно, подразумевается ли под борисо-глебским попом священник церкви Бориса и Глеба на Погреби-ще (в которую, как это видно из «Записи о ружных церквах», делались выплаты иванскими попами) или церкви Бориса и Глеба в Старой Руссе (к организации которой, судя по летописному сообщению 1403 г., имели какое-то отношение

новгородские купцы). Однако очевидно, что характер княже­ского пожалования церкви Ивана в Уставе отличен от того, какой представлен «Рукописанием».

Если «Рукописание» устанавливает монопольное право церкви Ивана контролировать взвешивание воска и отчислять в свою пользу обусловленную пошлину с вощаного веса, то в Уставе речь идет о взвешивании и измерении широкого ас­сортимента товаров, о торговых всех весах, мерилах и скалвах вощаных и пуде медовом, и гривенке рублевой, и всякой из­вести, иже на торгу проможи людьми. Здесь термином из­весть, очевидно, обозначается все, что имеет отношение к взве­шиванию (ср. в новгородской Таможенной грамоте 1571 г.: А Новгородец... и Псковитин, кто извесит мед, или икру, или иное что взвесит, и пудовщикам имати с рубля по две ден-ги764) • Однако право контроля в Уставе не закреплено моно­польно за церковью Ивана: нарушители этого права рискуют конфискацией имущества и разделом его между Софийским собором, церковью Ивана и сотскими (последние олицетворя­ют также «весь Новгород»).

Имеем основания утверждать, что описанный Уставом поря­док и связь его с церковью Ивана не только декларированы, но и применялись на практике. Во время археологических рас­копок 1948 г. на Ярославовом дворище в Новгороде был най­ден обломок мерной линейки XIV в. (палеографическая дата) с надписью Святого Еваноск.., трактованной М. Н. Тихомиро­вым как иванский локоть765. Этот предмет, естественно, не имеет отношения к измерению воска, но соответствует локтю еваньскому «Устава Всеволода».

Упомянутая Таможенная грамота 1571 г. сообщает: А воск, и мед, и олово, и свинец, и квасцы, и ладан, и темьян весити по старине на крюк у Ивана Святого под церковью на Петря-тине дворище, а таможником в то не вступатися ни во что В Откупной новгородской грамоте 1587 г. на весчую пошлину у Ивана на Опоках наряду с воском в числе весчих товаров называются темьян, ладан, медь, олово, свинец, «сера горя­чая», киноварь, ртуть и «всякие краски красильницкие»767. За сто лет до этого, в 1489 г., по распоряжению Ивана III весовщики, приставленные к весам при церкви св. Ивана, должны были взимать у иноземцев весчую пошлину не со все­го товара целиком, а с каждого корабельного фунта его ве­са . В этой связи, обращаясь уже к эпохе новгородской не­зависимости, мы получаем возможность объяснить формулу докончаний 1456 и 1471 гг.: А крюк князю великому по ста­рине, на третей год. По-видимому, в какой-то момент великий князь вернул себе треть доходов от весчей пошлины. Можно Даже догадываться, о какой трети идет речь: коль скоро со­фийская казна была общегосударственной, иначе городской, трети св. Софии и сотских, по Уставу, имели по существу од­ного и того же адресата, что и могло послужить поводом для Указанного перераспределения доходов. Можно также предпо­ложить, что такое перераспределение произошло одновременно

Рукописание

Князя Всеволода

Арциховский А.В., Тихомиров М. Н. Новгородские

БИБЛИОГРАФИЯ

Устав князя Владимира

Святославича о десятинах, судах и людях церковных

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Бенешевич В. Н.Сборник па­мятников по истории цер­ковного права, преимущест­венно русского, кончая вре­менем Петра Великого. Вып. I. Пг., 1914.

Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. Вып. I (разные издания).

Древнерусские княжеские ус­тавы XI—XV вв.М., 1976.

Памятники русского права.Вып. первый. М.,1952.

Русская историческая библио­тека,т. XXXVI. — Памят­ники древнерусского кано­нического права, ч. II,вып. 1. Пг., 1920.

Устав святого великого князя Владимирао церковных су­дах и десятинах. Изд. имп. Археографической комис­сии. Пг., 1915.

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Голубинский Е. Е.История русской церкви. Т. I, полу­том 1.М.,1880; 2-е изд. М.,1901.

Евгений (Болховитинов).

Описание Киево-Софийско-го собора и Киевской иерар­хии. Киев., 1825.

Карамзин Н. М.История го­сударства Российского. Т. I.M., 1816; 2-е изд. М.,1818.

Ключевский В. О.Сочинения в восьми томах. Ч. 1. Т. 1. М.,1956.

Макарий (Булгаков).Исто­рия русской церкви. Т. I.Спб., 1857; 2-е изд. Спб., 1868.

Неволин К. А.О пространст­ве церковного суда в России до Петра Великого.— Поли, собр. соч., т. VI. Спб., 1859.

Николай (Ярушевич).Цер­ковный суд в России до из­дания Соборного Уложения Алексея Михайловича

1649 г. Пг., 1917. Павлов А. С.Курс церковно­го права. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1902. Павлов А. С.Мнимые следы католического влияния в древнейших памятниках юго­славского и русского права. М., 1892.

Сергеевич В. И.Лекции и ис­следования по истории рус­ского права. Спб , 1883. Соболевский А. И.Памятни­ки древнерусской литерату­ры, посвященные Владими­ру Святому. — Сборник в память 900-летия крещения Руси. Изд. Историческим обществом Нестора-лето­писца. Под ред. Соболев­ского А. И. Киев, 1888. Срезневский И. И.Материа­лы для словаря древнерус­ского языка по письменным памятникам. Т. IIII.Спб., 1893—1903. Суворов Н. С.Следы запад­но-католического церковно­го права в памятниках древ­него русского права. Ярос­лавль, 1888.

Княжеские

уставы

и уставные

грамоты

 

Законодательство

Древней

Руси

Суворов Н. С.К вопросу о западном влиянии на древ­нерусское право. М.,1893.

Филарет (Гумилевский).Ис­тория русской церкви. Период первый. 4-е изд. Чернигов, 1862.

Щапов Я. Н.Церковь в систе­ме государственной власти Древней Руси. — Древне­русское государство и его международное значение М., 1965.

Щапов Я. Н.Княжеские уста­вы и церковь в Древней Руси. XI—XIV вв. М., 1972

Юшков С. В.Исследования по истории русского пра­ва. Вып. I. Устав князя Владимира. Новоузенск, 1925.

Юшков С. В.Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949.

Устав

кн. Ярослава о церковных судах

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Бенешевич В. Н.Сборник па­мятников по истории цер­ковного права, преимущест­венно русского, кончая вре­менем Петра Великого. Вып. I.Пг., 1914.

Владимирский-Буданов М. Ф.Хрестоматия по истории русского права. Вып. I. Ярославль, 1871; 2-е изд. Киев, 1876 (и последующие издания).

Древнерусские княжеские ус­тавы XIXV вв.М.,1976.

Памятники русского права.Вып. первый. М.,1952.

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Аничков Е. В.Язычество и Древняя Русь. Спб., 1913.

Гальковский Н. М.Борьба христианства с остатками язычества в Древней Ру­си.— Записки Московского археологического институ­та. Т. XVIII. М., 1913; то же отдельно: Харьков, 1916.

Голубинский Е. Е.История русской церкви. Т. I, пол. 1. М., 1880; 2-е изд. М., 1901

Карамзин Н. М.История го­сударства Российского I II-М, 1818

Ключевский В. О.Курс рус­ской истории. — Сочине­ния, т. 1. М.,1956.

Куницын А.Историческое изо­бражение древнего судо­производства в России. Спб., 1843

Мысовский К.Древнерусское церковное право в связи с правом византийским.— Православный собесед-

ник, 1862, март, июнь, июль.

Макарий (Булгаков).Исто­рия русской церкви. Т. I. Спб., 1857; Изд. 2-е. Спб., 1868.

Неволин К. А.О пространст­ве церковного суда в России до Петра Великого. — Поли. собр. соч., т. VI.

Спб., 1859.

Николай (Ярушевич).Цер­ковный суд в России до из­дания Соборного Уложения Алексея Михайловича

1649 г. Пг., 1917. Павлов А. С.Курс церковно­го права. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1902.

Попов А.Суд и наказания за преступления против ве­ры и нравственности по русскому праву. Казань, 1904.

Романов Б. А.Люди и нравы Древней Руси (историко-бытовые очерки XI — XI11 вв.). Л., 1947; Изд. 2-е. М.-Л..1966.

Сергеевич В. И.Лекции и ис­следования по истории рус­ского права. Спб., 1883.

Смирнов С. И.Древнерусский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древнерусской покаянной дисциплины

(тексты и заметки). М., 1914.

Суворов Н. С.О церковных наказаниях. Опыт исследо­вания по церковному праву. Спб., 1876.

Щапов Я. Н.Редакции Уста­ва кн. Ярослава Владими­ровича — Проблемы источ­никоведения. Т. XI. М., 1963.

Щапов Я. Н.Устав князя Ярослава и вопрос об отно­шении к византийскому нас­ледию на Руси в середине XI в. — Византийский вре­менник. Т. 31. М., 1971.

Щапов Я. Н.Княжеские уста­вы и церковь в Древней

Руси. XI — XIV вв. М., 1972.

Юшков С. В.Общественно-политический строй и право Киевского государства. М., 1949.

Уставная

грамота

Владимиро-

Волынского князя

Мстислава Даниловича

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Полное собрание русских ле­тописей.Т. П. Ипатьевская летопись (подготовлено к из­данию Шахматовым А. А.). Спб., 1908 (переиздание: М., 1962), стб. 932.

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Пашуто В. Т.Очерки по исто­рии Галицко-Волынской Руси. М.,1950, с. 131.

Генсьорський А. I.3 комен-тар1в до Галицько-Волинсь-кого л1топису (Волинськ1 i галицью грамоти XI11 ст.).—В кн.: 1сторичш джерела та ix використан-ня. Вип. 4. Киш.1969, с. 174.

Смоленские уставные грамоты

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Памятники русского права.

Под ред. Юшкова С. В. Вып. второй. Памятники права феодально-раздроб­ленной Руси XII — XV вв. Составитель Зимин А. А. М.,1953, с. 37—53. Смоленские грамоты

XIII,XIV вв.(Подгото­вили к печати Сумникова Т. А. и Лопатин В. В.). М., 1963, с. 75—80.

Древнерусские княжеские ус­тавы XIXV вв.(изда­ние подготовил Ща­пов Я. Н.). М., 1976, с. 153—158.

Княжеские

уставы

и уставные

грамоты

Законодательство

Древней

Руси

ОСНОВНЫЕ

ИССЛЕДОВАНИЯ

Щапов Я. Н.Смоленский ус­тав князя Ростислава Мсти-славича.— Археографичес­кий ежегодник за 1962 г. М., 1963, с. 37—47. Поппе А.Учредительная гра­мота Смоленской еписко-пии. — Археографический ежегодник за 1965 г. М.,1966, с59—71. Рорре D. i A.Dziedzice na Rusi. — Kwartalnik history-czny, 1967, z. 1. Щапов Я. Н.Княжеские уста­вы и церковь в Древней Руси XI—XIV вв. М., 1972, с. 136—150. Алексеев Л. В.Устав Ростис­лава Смоленского 1136 г. и процесс феодализации Смо­ленской земли. — В кн.: Stowianie w dziejach Europy. Poznan, 1974, s. 85—113.

Алексеев Л. В.Смоленская земля в IX — XIII вв. Очерки истории Смолен­щины и Восточной Бело-руссии. М.,1980,

с. 20—25.

Устав Новгородского

Князя

Святослава

Ольговича

О церковной

Десятине

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Владимирский-Буданов М. Ф.

Хрестоматия по истории русского права. Вып I (разные издания). Памятники истории Великого Новгорода и Пскова(под-

готовил к изданию Кочин Г. Е.). Л.-М..1935.

Памятники русского права.Вып. второй. Под ред. Юшкова С. В. Сост. Зи­мин А. А. М.,1953.

Тихомиров М. Н., Щепки­на М. В.Два памятника новгородской письменности. М., 1952 (факсимильное изд.).

Древнерусские княжеские ус­тавы XIXV вв.(изда­ние подготовил Ща­пов Я. Н.). М.,1976.

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Греков Б. Д.Киевская Русь. М.,1949.

Насонов А. Н.«Русская зем­ля» и образование террито­рии Древнерусского госу­дарства. М.,1951.

Юшков С. В.Общественно-политический строй и право Киевского государства.

Л., 1949.

Янин В. Л.Очерки комплекс­ного источниковедения. Средневековый Новгород. М.,1977.

Устав

Князя Ярослава о мостех

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Правда Русскаяпод ред. Б. Д. Грекова, т. I, тексты. М., 1939; т. 2, комментарии. М.-Л., 1947.

Правда Русская. М.-Л., 1940.

Древнерусские княжеские ус­тавы XI— XV вв.(изда­ние подготовил Ща­пов Я. Н.). М.,1976. ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Рыбаков Б. А.Деление новго­родской земли на сотни в XIIIв. — Исторические за­писки, кн. 2, 1938.

Рукописание князя Всеволода

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Памятники русского права.

Вып. второй. Памятники права феодально-раздроб­ленной Руси XII—XV вв. Составитель Зимин А. А. М., 3953, с. 174—185. Древнерусские княжеские ус­тавы XIXV вв.(изда­ние подготовил Ща­пов Я. Н.). М.,1976, с. 158—165.

Княжеские

Уставы

И уставные

Грамоты

Древней Руси ОСНОВНЫЕ • ИССЛЕДОВАНИЯ

С. 211;

Хорошев А. С. Церковь в соци­ально-политиче­ской системе Новгородской феодальной республики. Изд-во МГУ, 1980, с. 132

См.:

Владимирский-

Буданов М. Ф.

Хрестоматия

по истории

русского права.

Вып. 1. Ярославль,

1872 и другие

изда ния

Эта реформа, без сомнения, отражена в ст. ст. 1 и 5 Новго­родской Судной грамоты. Но достаточно ли такого факта для датирования всей грамоты? Вряд ли. Скорее он сви­детельствует об источниках документа, относящихся к разным периодам истории Новгорода5.

Новгородская Судная грамота имеет заголовок О суде и закладе на наездщики и на грабещики (т. е. о суде и наказа­ниях за нападения и грабежи) и содержит в основном нормы, относящиеся к судопроизводству. По мнению некоторых исто­риков (А. А. Зимина, Л. В. Черепнина), заголовок этот явля­ется, очевидно, припиской составителя сборника новгородских . и двинских актов.

Публикация текста Новгородской Судной грамоты дается по изданию: Акты, собранные Археографической Экспедици­ей в библиотеках и архивах Российской империи (ААЭ). Т. I, №92. Спб., 1836.

Деление на статьи общепринятое, соответствующее изданию М. Ф. Владимирского-Буданова6.

Текст

О СУДЕ

И О ЗАКЛАДЕ НА НАЕЗДЩИКИ И НА ГРАБЕЩИКИ

Доложа господы великих князей, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословенью нареченного на ар­хиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноу городские, и тысятц-кие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купци, и черные люди, вся пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе:

1. Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свои, суд святительски по святых отецъ правилу, по манакануну; а су­дити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и мо-лодчего человека.

2. А посаднику судити суд свой с намесники великого кня­зя, по старине; а без намесников великого князя посаднику суда не кончати.

3. А наместником великого князя и тиуном пересуд свой ведати по старине.

4. А тысецкому судить свой суд.

А судить им право, по крестному целованью.

5. А сажати в суду по два человека; а кто кого в суду поса­дит, ино тот с тем и ведается.

А посадника и тысецкого и владычня наместника и их су­дей с суда не сбивати.

6. А истцю на истца наводки не наводить, ни на посадника, ни на тысетцкого, ни на владычня наместника, ни на иных су­дей, или на докладшиков. А кто наведет наводку на посадни-

ка, или на тысетцкого или на владычна наместника, или на иных судей, или на докладшиков, или истець на истца у суда или у доклада или у поля, ино взять великим князем и Вели­кому Ноугороду на виноватом на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за навод­ку; а истцю убытки подоймет.

7. А кому будет о земле дело, о селе, или о дву, или бол-ши, или менши: ино ему до суда на землю не наезщатъ, ни людей своих не насылать, а о земле позвати к суду. А утяжет в земле, ино взяти ему грамота у судьи в земле и в убытке на истце; а от земли судье кун не взять.

8. А от суднаго рубля ваять владыке, и его наместнику, и ключнику от печати гривна, а от безсуднаго рубля от грамоты взять владыке и его наместнику и ключнику три денги; а по­саднику и тысесскому, и их судьям, и иным судьям имати от судного рубля по семи денег, а от безсуднаго рубля по три денги.

9. А орудье судить посаднику, и тысецкому и владычню посаднику, и их судьям, и иным судьям месяць; а дале того им орудья не волочить.

10. А кто на ком поищет наезда, или грабежа в земном де­ле, ино судити наперед наезд и грабеж, а о земли после суд, а кого утяжут в наезде и в грабежи, ино взять великим кня­зем и Великому Ноугороду на виноватом, на боярине пятде-Сят рублев, а на житьем двадцать рублев, а на молодцем де­сять рублев; а истцю убытки подоймет; а о земле суд, а не будет суда в Новегороде, а о наезде и о грабеже суд.

11. А кои истець похочет искать наезда или грабежа и зем­ли вдруг, ино другому истцю ему отвечать; а утяжет в земле и в наезде и в грабежи, а судье дать на него грамота в земле и в наезде и в грабежи.

12. А кто кого утяжет в земле и судную грамоту возмет, ино ему ехать на свою землю по судной грамоте, да и воло-деть ему тою землею; а в том пени нет.

13. А в котором деле позовет истец истца, а поищет своего дела, а будет тому истцю до своего истца дело; ино ему поз­вать своего истца, а поискать ему единого ж Дела; а иных позвов на него не класти в ыном деле, ни ноугородцов не~ научивати без хитрости по крестному целованью, доколе те суды кончают.

14. А кто на ком какова дела поищет, а креста не целовав на сей грамоте: ино крест поцеловав одинова да искать: а ко­му будет отвечивать, а креста не целовав на сей грамоте, ино ему крест поцеловав да отвечать, а не поцелует креста, тем его и обвинить.

15. А от коего истца ответчик станет на суд, а истец тот бу­дет креста не целовал на сей грамоте, ино тому истцю крест целовать одинова, а ответчику в его место отвечивать; а не поцелует креста, ино тем его и обвинить.

16. А кому будет какое дело до старейшей жены или до житьеи, кои вдовы, а у коей есть сын, ино сыну ее целовать

Новгородская Судная грамота

306 крест на сей грамоте за собя и за матерь однова; а не поцелу-

Законодательство ет креста сын за матерь, ино целовать крест матери однова Древней у собя в дому перед истцом и перец приставы Ноугород-

скими.

17. А целовать боярину и житьему и купцю, как за свою землю, так и за женню.

18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое мес­то и в женне, по тому крестному целованью.

19. А ответчику с послухом на учане крест целовать.

20. А при которых докладчикех суд роскажет, ино тем док­ладчиком тот суд кончать.

21. А судьям как розказщики укажут, ино коему ни есть судье велети своему дьяку тое дело записать, а розказщиком к тем списком свои печати приложить.

22. А послуху на послуха не быть, а Пъсковитину не послу-ховать, ни одерноватому холопу, а холоп на холопа послух.

23. А кто с кем пошлется на послуха, ино взять заклад ше-стнику на сто верст по старине, а подвойским и софьяном, и биричем, и изветником на сто верст четыре гривны. А кой истець скажет послуха дале ста верьст, а похочет и другой ис-тець слатся на того послуха; ино слаться на него; а не всхочет другой истець слаться дале ста верст, ино поставить ему свое­го послуха у суда, а срок ему взять на послуха на сто верст по три недели, а заклад дать виноватому истцю на сто верст шестнику.

24. А кто с кем ростяжется о земле, а почнет просить сроку на управы, или на шабъры, ино ему дать один срок на сто верст три недели, а дале и ближе а то по числу; а ему сказать шабра своего на имя, за кем управы лежат, по крестному це­лованью, да и по руце ему ударити с истцом своим; а посад­нику приложить к срочной грамоте своя печать. А иному сро­ку не быть. А от сроку взять гривна. Также и иным судьям давать срок по тому ж. А кой истець не возмет сроч­ной за печатью, ино тем его и обвинить тому судье, пред ко­им суд был, а сроку не ждать. А о иных делех срок по ста­рине.

25. А в тиуне одрине быти по приставу с сторону людем добрым, да судити им в правду крест поцеловав на сей на крестной грамоте.

26. А докладу быти во владычне комнате, а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сиде­ли, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть А докладчиком садиться на неделю по трижды, в понедель­ник, в середу и пяток. А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль. А док-ладшиком от доклада посула не взять, а у доклада не дру­жить никоею хитростью, по крестному целованью. А кому сес-ти на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте однова.

27. А посаднику и тысятцкому и владычню наместнику и

их судьям и иным судьям, всим крест целовать да судить им 307

в правду. Новгородская

28. А земное орудье судити два месяця, а болши дву ме- Судная грамота сяць не волочити. А как межник приедет с межи, ино той суд

кончати посаднику в другие два месяця тому ж посаднику, а дале не волочить. А кой посадник, межника дав, а поедет прочь из города не кончав того суда, ино великим князем и Великому Ноугороду на том посаднике пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет; или тысетцкой поедет прочь из горо­да не кончав суда, или владычень наместник, ино взять вели­ким князем и Великому Ноугороду пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет.

29. А не кончает судья земного орудья в два месяця, ино истцю взять на него приставы у Великого Новагорода, ино ему тот суд кончати перед тыми приставы. А не укажут судьи докладшики в тую два месяця, ино итти судье с истцом к Великому Ноугороду да взяти приставы на докладшиков, а докладшиком указати судьи тое дело перед тыми приставы, а судье кончати истцю тое дело перед теми же приставы.

30. (Ил)и истци у коего судьи возмут срок и срочные за печатми, а той судья переменится, а кто будет судья на его место, ино тым истцом стать перед тыми судьями да и сроч­ные свои положити на той срок, а тому судье судити той суд да и кончати.

31. А один истець станет на той срок перед судьею да и срочную свою грамоту положит, а другой не станет, ино тому судье дати на него грамота да и срочная грамота к той же ему грамоте припечатать, а отсылки ему не отсылати.

32. А во чье будет место ответчик срок взял, а до тово сро­ку сведется ответчику смерть, ино на той срок стать самому истцю, или иного ответчика поставить в свое место; а не ста­нет сам, или иного ответчика не поставит, ино тым его и обинить.

33. А кто кого утяжет в татьбе с поличным, или в розбое, или в грабежи, или в поголовщине, или в холопстве, или от полевой грамоте, ино взять судьям от судной грамоты четыре гривны, а от безсуднои две гривны.

34. А кто на кого возмет грамоту судную, а будет ему дело до судьи или до истца, ино ему переговариваться с ними ме­сяцы а не почнет переговариватьця в тот месяць, ино взять на него приставы с веча, да имать его в городе и в селе с ты­ми приставы; а почнет хорониться от приставов, ино его каз­нить всим Великим Новымгородом.

35. А кого опослушествует послух, ино с ним уведается в две недели; а в те две недели не дастъся послух позвати, ино позвати истця; а послух истець хорониться, ино то послушест-во не в послушство, а другого истця тым и оправить. А кто не почнет позывать в те две недели послуха или истца, ино дать на него грамота судная по тому послушству.

36. А кому будет дело до владычня человека, или до бо-ярьского, или до житейского, или до купетцкого, или до ма-

Законодательство

Древней

Руси

настыръского, или до кончанского, или до улитцкого, в волос­ти о татбе, и о розбое, и о грабежи, и о пожозе, и о головщине, и о холопстве, а кто будет крест целовал на сей грамоте, ино ему речи правое слово а рука дать по крестному целованъю, что тот человек тать и разбойник, или грабезж-щик, или пожегщик, или душегубец, или холоп; ино в коей волости будет от владыки волостель, или поселник, ино им поставить того человека у суда; а боярину и житьему и куп-ию, и монастырьскому заказщику и поселнику, и кончанскому и улитирскому, также своих людей ставить у суда; а срок взять на сто верст три недели, а ближе и дале по числу; а до суда над ним силы не деять, а кто силу доспеет ино тым его и обинить.

37. А кого утяжут, а дался в грамоту, ино ему у того оспо-даря в волости не жить, а имет жить у того осподаря в волос­ти, а доличят, ино той государь те убытки подоймет; а бежит в иную во чью волость, ино тому государю выдать его тому истцю, а в иную ему волость не отсылати по крестному цело-ванью, ни его людем; а о иных делех, ино знать истцю истца. А не скажет кто того человека у собя по крестному целованью да и руку даст, что там ему не быть, а уличат, что у него в волости, ино той государь тому истцю убытки подоймет; а к коему государю в ыную волость прибежит, ино тому государю поставить его у суда по крестному целованью. А кто не поста­вит, ино взять на том заклад по Ноугородской грамоте.

38. А кто на кого взговорит на владычня человека, или на боярьского, или на житьего, или на купетцкого, или на манас-тырьского, или на кончанского, или на улитцкого, а будет сам креста не целовал на сей грамоте, и он сам уведается с своим истцом по своей исправе, опрочь осподаря.

39. А кто обечается к суду к коему дни, ино после обета отсылки к нему не слать; а не сядет судья того дни, ино коли судья сядет ино тогда к нему отсылка; а не видит отсылки, и почнет хорониться, ино слать к нему отсылка в двор триж­ды, да и биричем кликать; а не станет к суду, ино дать на не­го грамота обетная, а обету болши трех денег не быти.

40. А примут позовника в селе, а почнут над ним силу де­ять, ино дать в позовниково место грамота безсудная племен­нику его или другу.

41. А кто кого позовет в селе позовкою или дворянином, ино дать срок на сто верст две недели, а дале и ближе, а то по числу.

42. А от конца или от улици и от ста и от ряду, итти ят-цом двемя человеком, а иным на пособье не итти к суду на к росказу. А будет наводка от конца или от улици или ото ста или от ряду, ино великим князем и Великому Ноугороду на тых дву человекех, по Ноугородской грам...

РАЗНОЧТЕНИЯ

перед «и» пропуск.

Составители ААЭ

текст не восстановили.

А. А. Зимин предложил

читать «или»

(См.. Памятники русского права. Вып. второй, с. 216).

Новгородская Судная грамота

КОММЕНТАРИЙ Вводная часть

В вводной части документа говорится о принятии Новгород­ской Судной грамоты на вече, на Ярославовом дворе в при­сутствии архиепископа Великого Новгорода и Пскова, новго­родских посадников, тысяцких, а также находившихся на вече бояр, житьих людей, купцов, черных людей всех пяти концов Новгорода.

Текст свидетельствует об усилении влияния в Новгороде великого к-нязя Московского, так как в нем требуется сооб­щить (,доложа) великому князю Ивану Васильевичу всея Руси и сыну его великому князю Ивану Ивановичу всея Руси о принятии грамоты.

Вряд ли в вводной части говорится об утверждении (или подтверждении) Судной грамоты Иваном III,как полагает А. А. Зимин8.

Власть великого князя в Новгороде была еще не настолько сильна, и республиканские порядки продолжали существовать до 1478 г.

Скорее можно согласиться с мнением Л. В. Черепнина о том, что «новгородцы, утверждавшие грамоты на вече до Яжелбицкого докончания, продолжали делать это и после 1456г.»9.-

Вводная часть дает перечень основных слоев населения Новгорода, его важнейших должностных лиц.

Статья 1

В статье идет речь о суде архиепископа Новгорода (вла­дычном суде), которому были подсудны не только церковные люди, но и светские (бояре, житьи — средние феодалы, мо-лодчии — низшие слои городского населения).

Церковные люди подлежали церковному суду по всем прес­туплениям в соответствии с действовавшими в Новгороде цер­ковными уставами. Последние определяют и людей, относив­шихся к церковным (см. также Псковскую Судную грамоту (ст. 109): А попы, и диаконы, и проскурница, и чернъца, и черница судить наместнику владычьню).

Статья свидетельствует не только о сохранении владычного суда, но и об огромном политическом влиянии архиепископа Великого Новгорода до конца существования в нем республи­ки. Как считает В. Л. Янин, владычный суд в XV в. до

Заклад

— наказание.

Наезд

— нападение.

Many канун

— номоканон.

Памятники

русского права.

Вып. второй. Памятники права

феодально-раздробленной Руси. XII-XV вв. М., 1953, с. 228.

Черепнин Л. В.

Русские

феодальные

архивы. XIV-

XV вв. Т. 1.М.-Л.,

1948, с. 363.

Се покончаша

— постановили,

решили; обычная

формула вечевых

грамот.

Пять концов

— судебно-адми-

нистративные

единицы, на

которые делился

Новгород

(Славенский,

Плотнецкий,

Неревский,

Людин

(Гончарный) и Загорский).

Законодательство

Древней

Руси

Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси XXV вв. Т. 2. М, 1970, с. 60; он же. Очерки комплексного источниковеде­ния. Средневеко­вый Новгород. М., 1977, с. 39.

11 Хорошев А. С.

Церковь в социально-политической

системе Новгородской

феодальной республики. М., 1980, с. 130-131.

Черепнин Л. В. Образование

русского централизован­ного государства в XIV-XV веках, 1960, с. 692.

Янин В. А.

Актовые печати

Древней Руси.

Т 2 М , 1970,

с. 131.

Янин В Л

Очерки комплексного источниковеде­ния. Средневеко­вый Новгород. М., 1977, с. 37.

1478 г. не только сохраняет, но и расширяет сферу своего влияния10. Об этом пишет также А. С. Хорошев, рассматри­вая специально роль архиепископии в республиканском судо­производстве Новгорода в XIV — XV вв.". Л. В. Черепнин указывает на важность реформы 1385 г., направленной на уси­ление значения владычного суда в Новгороде12. Статья со­держит указание на манаканун, т. е. церковное, каноническое право.

Статья 2

князя...). Исследованные В. Л. Яниным сфрагистические материалы Новгорода…

Статья 3

В Новгороде были тиуны княжеские и тиуны новгородские; последние в некоторых документах назывались купеческими старостами. Здесь, вероятно, имеется в виду именно новгородский тиун, что подтверждает тем… В. О. Ключевский полагает, что новгородские тиуны — уполномоченные представители посадника13. В. Л. Янин свя­зывает…

Статья 4

Статья подтверждает право тысяцкого на осуществление су­дебных функций. Новгородская Судная грамота не определяет сферу деятельности суда тысяцкого, подчеркивая лишь, что к ней относятся свой суд, т. е. дела, подсудные тысяцкому. Другие источники Новгородской республики прямо относят к юрисдикции суда тысяцкого торговые дела (см., например, ст. 2 «Рукописания» князя Всеволода Мстиславича)16.

В статье содержится требование судить право, т. е. в соот­ветствии с законом. Видимо, предполагалась специальная про­цедура принесения присяги (крестное целование) должностны­ми лицами в том, что они будут действовать по закону — по грамоте.

Статья 5

Статья, видимо, связана с судебной реформой в Новгороде 1385 г., когда новгородцы решили ввести в состав суда по два боярина и по два житьих… Статья запрещает вмешиваться (сбивати) в суд посадника, тысяцкого, владычного… Наряду с судом посадника и тысяцкого ст. 5 впервые упоминает владычного наместника. Должность владычного наместника…

Новгородская Судная грамота

русского права. Вып. второй, с. 248.

I о

ского владыки в системе государственного управления» .

Статья 6

В статье дан перечень всех судебных органов Новгорода: суды посадника, тысяцкого, владычного наместника, доклад­чиков (членов высшей судебной…

Статья 7

Статья определяет порядок ведения судебного спора о зем­ле, запрещая при этом ее самовольные захваты.

Сторона, выигравшая судебный спор, получает в суде гра­моту и право требовать возмещения убытков у противной сто­роны. При спорах о земле суд пошлин не получает.

Статья 8

В статье говорится о размерах судебных пошлин в случае судебного разбирательства, а также при решении дел без су­дебного разбирательства, которое заменялось принятием бес­судной грамоты. Бессудная грамота могла быть выдана сторо­не в связи с неявкой другой стороны на суд.

Статья 8 устанавливает пошлины по имущественным спо­рам. Ее можно сравнить со ст. 33 о бессудной грамоте;

см. также Уставную грамоту великого князя Василия Дмит- 313

риевича, данную жителям Двинской земли в Новгородская

1397 г. (ст. 9)24, и Псковскую Судную грамоту (ст. ст. 50, 82).

Судная грамота

Статья 9

Статья устанавливает месячный срок рассмотрения дела (орудье) в суде. Исключение составляют тяжбы о земле — для них устанавливался срок в 2 месяца (см. ст. 28 Новгород­ской Судной грамоты).

Статья 10

Статья определяет порядок рассмотрения земельного спора, осложненного нападением (наездом) и грабежом. Грамота требует вначале незамедлительного рассмотрения дела о наез­де и грабеже, и лишь последующего решения земельного спо­ра. Земельный спор может быть даже отложен, если в Новго­роде в это время не будет требуемого состава суда («а не будет суда в Новгороде...»).

Статья устанавливает различные штрафы с виновных (кого утяжут) за нападения и грабежи в зависимости от их сослов­ного положения и требует возмещения убытков истцу.

Статья 11

Статья, являясь как бы продолжением ст. 10, дает право истцу требовать одновременного разбирательства дела о напа­дении (наезде), грабеже и земельном споре. Судья должен вынести судебное решение по всем указанным вопросам.

Статья 12

Статья дает право истцу, выигравшему дело о земле (кто кого утяжет в земле) и получившему судную грамоту (судеб­ное решение), ехать на свою землю и осуществлять право вла­дения ею.

Статья 13

Статья решает вопрос о порядке рассмотрения встречного иска (а будет тому исти,ю до своего истца дело). Встречный иск рассматривался лишь в пределах одного и того же (оди-ного ж дела) судебного дела (а иных позвов — вызовов — на него не класти — не делать — в ыном деле). Статья еще раз говорит о запрете прибегать к помощи ноугородцов (толпы) для оказания давления на суд. Дело должно рассматриваться без хитрости по крестному целованью.

Статьи 14 и 15

Присяга приносилась путем целования креста на Новгород- Владимирский- Буданов М. Ф.

Статья 16

Статья определяет положение женщины в судебном процес­се. Вдовы знатных (старешеи) и житьих людей могут вместо себя выставлять своего сына, который должен принести при­сягу за себя и за свою мать. Если же сын этого не сделает, вдова может принести присягу дома в присутствии истца и приставов (судебных должностных лиц) Новгорода.

Таким образом, вдовы знатных людей освобождались от личной явки в суд.

Статьи 17, 18, 19

Статьи 18 и 19 определяют также и участие в процессе спе­циального представителя — ответчика. Представитель (ответ­чик) стороны в процессе и… Статья 20 Статья закрепляет важное процессуальное требование веде­ния дела в высшей судебной инстанции одними и теми же су­дьями…

НОП0ГОШО

1ГПНФ 7 Законодательство

Статья 23

В статье говорится о совместном указании обеих сторон на одного и того же свидетеля: пошлины при этом платила прои­гравшая сторона. Суд обязывался… Шестник, как принято считать,— представитель нилиеи судебной администрации. Но…

Статья 24

Статья определяет процедуру отсрочки в процессе о земле. Могла быть дана лишь одна отсрочка (3 недели), причем она оформлялась специальной срочной грамотой, утвержденной печатью посадника.

Просить срок на управы, т. е. на получение документов, или на шабры — на вызов совладельцев земли.

Отсрочка могла быть взята по договору с другой стороной (по руце ему ударити) и с согласия суда, который выдавал срочную грамоту с печатью 7. Если же сторона не оформит эту грамоту, то дело должно быть рассмотрено без отсрочки.

Статья 25

В статье рассматривается порядок суда тиуна. Тиун должен был рассматривать дело вместе с приставами с каждой сторо­ны (из добрых людей), принесшими соответствующую прися­гу судить по закону (по грамоте). Требование присяги рас­пространялось и на тиуна (ср. ст. 27 Новгородской Судной грамоты). В статье, видимо, говорится о княжеском тиуне, так как вместе с ним в суде участвуют новгородские прис­тавы.

Статья 26

Статья определяет порядок суда высшей инстанции. На су­де присутствовали по одному боярину и житьему с каждого конца Новгорода, судьи первой судебной инстанции и приста­вы. Суд происходил во владычной комнате три раза в неделю. Члены суда (докладчики), не явившиеся на заседание, нака­зывались специальным штрафом. Статья запрещает брать взятки (посулы) и решать дела по дружбе (не дружить нико­ею хитростью). Видимо, приносилась специальная присяга в том, что ни то, ни другое не имело места (А докладшиком от доклада посула не взять, а доклада не дружить никоею хитростью, по крестному целованъю; А кому сести на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте...).

Статья 27

Статья определяет общий порядок принесения присяги по­садником, тысяцким, владычным наместником, их судьями и всеми другими судьями.

Статья 28

Статья устанавливает два месяца для рассмотрения земель­ных споров (земное орудье), тогда как для рассмотрения дру­гих дел (ст. 9) устанавливался срок в один месяц.

Статья регламентирует также порядок рассмотрения дела о земле одним составом суда. Подобное требование содержит­ся и в ст. 6 Псковской Судной грамоты. Новгородская грамо­та определяет наказание (штраф) и возмещение убытков ис­тцу в случае, если посадник, или тысяцкий, или владычный наместник не закончат дело (а поедет прочь из города не кон­чав суда). Так же как и по другим статьям, штраф шел в по­льзу великого князя и Новгорода.

Статья 29

Статья повторяет требование о двухмесячном сроке рассмот­рения спора о земле и в случае нарушения указанного срока предусматривает привлечение к рассмотрению дела представителей высшей судебной инстанции (докладшиков). Как представляется, содержание статьи свидетельствует о кон­троле суда владыки за поземельными сделками28.

Статьи 30, 31, 32

Новгородская Судная грамота Изветник ---- ДОЛЖИО1ТПОС

Статья 33

Статья определяет размер судебных пошлин в случаях рас­смотрения дел о воровстве, разбое, грабеже, убийстве, холош-стве, о поле, поединке (полевой грамоте). Уголовные дела и споры о холопах и тяжких уголовных преступлениях объеди­няются в статье в одну группу дел. Устанавливаются разные по размеру пошлины: в зависимости от того, разрешалось ли дело в порядке судебного разбирательства (судная грамота) или без такового (беэсудная грамота).

Статья 34

Статья определяет один месяц для уплаты судебных пош­лин и исполнения судебного решения (а кто на кого возьмет грамоту судную, а будет ему дело до судьи или до истца). Если за этот срок пошлины не будут выплачены, виновный принуждается к уплате приставами новгородского вече. При попытке уклониться от платежа (а почнет хорониться от прис­тавов) наказание устанавливается всим Великим Новымго-родом.

Статья 35

Статья назначает двухнедельный срок для вызова свидетеля (послуха) в суд. Если свидетель не является (хоронится), то грамота разрешает вызвать ту сторону, которая назвала этого свидетеля, и решить дело в пользу другой стороны. Если сто­рона, начавшая дело, не вызывает в течение двух недель сви­детеля или другую сторону, то дело решается в пользу по­следней.

Статья 36

Для доставки в суд преступника устанавливается срок — на сто верст три недели. Рука дать Грамота запрещает произвол, расправу (а до суда над ним — поручиться. силы не деять, а кто силу доспеет ино тым его и обвинить).

Статья 37

В статье рассматривается случай, когда лицо, виновность которого установлена судом (кого утяжут), поступит в холоп­ство (дался в грамоту) к какому-нибудь господину. Убытки при этом платит господин. За попытку скрыть, спрятать преступника установлен штраф (заклад).

Статья 38

Статья является как бы дополнением ст. 36. Последняя тре­бует принесения истцом присяги на грамоте и только после этого разрешает начать дело о привлечении к ответственности владычного человека, или боярского, житьего, купеческого, монастырского, людей, или жителя новгородского конца или улицы. В статье 38 рассматривается случай, когда требование принесения присяги не выполнено. В этом случае истец сам должен урегулировать свои отношения с ответчиком, без по­мощи господина последнего (уведается с своим истцом по сво­ей исправе, опрочь осподаря). Но возможно и другое толкова­ние — без помощи осподаря Великого Новгорода, т. е. без новгородского суда.

Статья 39

Статья определяет порядок вызова в суд лица, обязавшего­ся (обечается) явиться в суд в определенный срок. В этом случае вызов (отсылка) не посылался. Если установленный срок будет нарушен судьей, то суд сам должен вызвать не-явившегося специальным документом — отсылкой. Вызов по­сылается трижды, затем за указанным лицом посылается би-рич. Если вызываемый в суд не явится, он считается проигравшим дело. Статьей устанавливается пошлина за сос­тавление решения.

Статья 40

В статье предусмотрены последствия в случае применения насилия к позовнику (в данной статье термин означает, види­мо, сторону, истца, который предпринимал меры по вызову 8 суд противной стороны). Дело решалось без судебного раз-

Новгородская Судная грамота

Законодательство

Древней

Руси

Позовка

— повестка,

документ о вызове в суд.

Дворянин

— должностное

лицо, вызывавшее

в суд от имени

князя.

бирательства; принималась безсудная грамота, которая могла быть вручена родственнику (племеннику) или другу позов-ника.

Статья 41

Статьей определены сроки вызова в суд либо позовкою, ли­бо должностным лицом—дворянином. При расстоянии в сто верст устанавливался срок две недели.

Статья 42

Статья не имеет окончания — часть грамоты повреждена. В сохранившейся части статьи говорится о составе суда, что является как бы дополнением ст. 5. В суде могли участвовать по два человека от конца, улицы, от ста (купеческой корпора­ции) или ряда (предположительно, это также объединение по договору, корпорация). Далее, видимо, предусматривалась процедура, связанная с возможным нападением толпы на суд (А будет наводка от конца или от улици, или ото ста или от ряду...), тогда (конец статьи, как уже указывалось, отор­ван), по смыслу статьи, на представителей (ятцов) налагался штраф.

ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА

Введение

1.

Псковская Судная грамота

Псковская Судная грамота — крупнейший памятник феодаль­ного права эпохи феодальной раздробленности на Руси.

Специфика периода феодальной раздробленности — времен­ное ослабление политического единства русских земель, своего рода феодальный полицентризм. Однако и в это время сохра­няется культурное и идеологическое единство — залог буду­щей национальной консолидации в рамках Русского централи­зованного государства, продолжается развитие феодальных отношений во всех областях экономики и общественной жизни, развиваются русская культура, государственность, право.

Татаро-монгольское нашествие и установление политической зависимости Русской земли от Золотой Орды в середине XIII в. хотя и привело к огромным человеческим, материаль­ным и духовным потерям и замедлило на какое-то время про­цесс общественного развития, не могло все же изменить его характер и основное содержание. В самые тяжелые для Рус­ской земли времена сохранялось известное единство в полити­ческой и культурной сфере, продолжалось (хотя и замедлен­ными темпами) прогрессивное общественно-экономическое развитие.

Памятником такого развития в области феодального права и является Псковская Судная грамота. Некоторые ее нормы находят широкое распространение много веков спустя после ее принятия в самых разных районах Руси. Поэтому Псков­скую Судную грамоту нельзя рассматривать только как сбор­ник местного, псковского права. Однако коренные общерус­ские процессы развития феодальных отношений отражены в грамоте через призму городского строя, характерного для феодальных вечевых республик в отличие от политического устройства других русских земель.

Основной особенностью общественного строя феодальных республик XII—XV вв. является сосредоточение политиче­ской власти в руках боярства — верхушки крупных феодалов-землевладельцев местного (городского) происхождения. Если во главе класса феодалов в княжествах Северо-Восточной и Юго-Западной Руси стоит князь и принадлежность к правя­щей группировке обусловливается здесь той или иной степе­нью близости к князю, то в феодальной республике участие в Управлении государством определяется принадлежностью к правящей боярской группировке.

Высшим органом власти такой республики является вече — собрание всех ее полноправных граждан. Вечевое собрание ге­нетически связано с дофеодальным периодом, когда на нем

Законодательство

Древней

Руси

были представлены все свободные члены данной общины. В раннефеодальный период вече противостоит власти князя и его аппарата, отстаивая политические и экономические интере­сы свободного населения. По мере развития феодальных отно­шений, приводящих к росту социального и экономического не­равенства внутри городской общины, роль и характер вечевых собраний меняются.

В Северо-Восточной и Юго-Западной Руси с XII в. реаль­ная и номинальная власть все в большей степени сосредото­чивается в руках князя и приближенных ему феодалов. Князь выступает в качестве главы политической власти и верховного распорядителя земель своего княжества. Он наде­ляет светских и духовных феодалов землей с зависимым насе­лением, обеспечивая себе тем самым социальную и политичес­кую опору. Все жители города и деревни, не попавшие в непосредственную зависимость от светских и духовных фео­далов {черные люди), рассматриваются как подданные кня­зя — главы феодального государства. Князь выступает в ка­честве верховного законодателя, судьи и управителя; свобод­ное население выплачивает ему налоги, судебные штрафы и пр. и несет всякого рода повинности. Этими доходами князь частично делится с другими представителями класса феодалов.

Другой путь развития лучше всего прослеживается на при­мере Великого Новгорода — старейшей и крупнейшей фео­дальной республики. Городская община Новгорода сумела от­стоять свою относительную независимость от княжеской влас­ти. В дальнейшем она сильно ограничила власть князя и фактически отстранила его от осуществления важнейших по­литических функций. Новгородское боярство сумело сохранить за собой непосредственное управление огромным земельным фондом Новгорода, которым оно распоряжалось без всякого участия княжеской власти. Возглавляя местную городскую об­щину, новгородское боярство руководит вечевыми собраниями, обеспечивает за своими представителями важнейшие выборные должности посадников, тысяцких, сотскихч и через них держит в своих руках фактически всю политическую власть на громад­ной территории Новгородской земли. Необходимо подчерк­нуть, что новгородские бояре, в отличие от бояр Северо-Во­сточной и Юго-Западной Руси, отнюдь не связаны с князем какими-либо служебными или вассальными отношениями. Они являются исконными членами городской общины и именно че­рез эту общину, через ее вечевые собрания, через ее должност­ных (формально — выборных) лиц осуществляют свою поли­тическую власть. По мере роста феодального землевладения, по мере развития процессов социально-экономической диффе­ренциации растет экономическое могущество и политическая власть боярства, развиваются противоречия между ним и мас­сой мелких землевладельцев и ремесленников {черных людей), приводящие к острым классовым столкновениям на вече и вне его. К XV в. новгородское вече, формально сохраняя свое зна-

чение, превращается на деле в орган власти боярской оли­гархии.

Итак, существование феодальной республики обусловлено развитием крупного феодального землевладения и сосредоточе­нием политической власти в руках боярской олигархии, воз­главляющей местную городскую общину.

Власть городской общины во главе с боярством вела к пол­ному политическому бесправию основной массы сельского населения (смердов), лишенного представительства на вече. Сохраняя свое внутреннее общинное самоуправление, смерды несли все повинности в пользу города. Земли смердьих общин являлись источником роста феодального землевладения — ве­чевые власти раздавали эти земли светским и духовным фео­далам.

Перед нами — особый вариант социально-политического раз­вития феодальных отношений. Для него характерны два основных момента: привилегированное положение городской общины и отсутствие развитой системы феодальной бюрокра­тии. Феодальной республике свойственны два типа противоре­чий. Во-первых, это противоречия между господствующей го­родской общиной и подвластными ей смердами. В условиях развития феодальных отношений эти противоречия принимают характер классовой борьбы крестьян против феодалов (к числу наиболее ярких вспышек классовой борьбы смердов относится их движение 1483—1486 гг. на Псковской земле). Во-вторых, это противоречия внутри самой городской общины. Они отра­жают нарастающее социальное неравенство, раскалывающее горожан на привилегированных феодалов и малоимущих или неимущих черных людей (история Новгорода и Пскова насы­щена эпизодами выступлений черных людей, что в ряде случа­ев использовалось противоборствующими боярскими партиями в политических целях).

Развитие феодального Пскова идет в XII —XV вв. именно по такому пути. Первоначально псковская городская община подчинялась новгородской — псковские посадники назначались «старшим городом». Однако уже в первой половине XII в. Псков проявляет признаки самостоятельности. В 1136 г. псковичи приняли князем Всеволода Мстиславича, изгнанного перед этим из Новгорода. Псковский летописец расценил это событие как отделение Пскова от Новгорода: Приидоша псковичи и пояша Всеволода княжити к себе, а нов-городци отложишася29. В дальнейшем союз Новгорода с Псковом сохраняется, и Новгород по-прежнему выступает в роли «старшего брата», но во второй половине XII в. Псков добивается фактической независимости. К этому же времени относятся первые известия о псковских боярах (вящих му­жах), возглавлявших политическую жизнь феодального Пско­ва . Косвенным свидетельством политической роли псков­ского боярства является изгнание из Пскова князя Владимира в 1213 г.31.

Развиваясь в основном по тому же пути, что и Великий

Псковская Судная грамота

Псковские летописи. Вып. I. М.-Л., 1941, с. 10.

30 ПСРЛ, т. I,

стб. 305;

Новгородская

Первая летопись,

с. 35; ПСРЛ, т. II,

стб. 608 и др.

Новгородская

Первая летопись,

с. 52.

Законодательство

Древней

Руси

Новгород, Псковская феодальная республика имела некоторые особенности. Во-первых, Псков не располагал такими огромны­ми территориями, как Новгород, и возможности развития крупного феодального землевладения были здесь более огра­ниченными. Поэтому, хотя псковское боярство держало в сво­их руках политическую власть на вече, монополизировав важ­нейшую должность посадника, однако оно все же не могло добиться такого политического и экономического могущества, какого достигла феодальная олигархия, и вынуждено было в гораздо большей степени считаться с рядовыми членами го­родской общины.

Во-вторых, местоположение Пскова на самом рубеже Рус­ской земли делало его объектом почти непрерывных нападений немецких и литовских феодалов. Это заставляло Псков обра­щаться за военной помощью к Новгороду и великому князю. Помощи со стороны Новгорода часто бывало недостаточно, а главное, она могла привести к усилению зависимости от нов­городского боярства, все время стремившегося расширить сфе­ру своей политической власти и влияния. Отсюда — тенденция вечевых властей Пскова к непосредственному контакту с вели­ким князем — номинальным главой Русской земли. В союзе с великим князем Псков искал защиту не только от внешних врагов — Ордена и Литвы — но и от притязаний своего «стар­шего брата». Поэтому сепаратистские настроения у псковского боярства были развиты гораздо слабее, чем у новгородского. В большинстве случаев Псков выступал за сохранение единст­ва русских земель. Тяга Пскова к союзу с великим князем( увеличивается в XIV — XV вв. по мере усиления московской великокняжеской власти, обострения московско-новгородского конфликта и роста внешней опасности со стороны Ордена и Литвы.

Псковская Судная грамота отражает основные особенности феодальной государственности и права Псковской земли XIV — XV вв. При чтении текста грамоты обращает на себя внимание отсутствие многих норм, известных Русской Правде. Так, грамота не содержит развернутых разделов о наказаниях за убийство и другие преступления. В ней нет статей об охра­не феодальной собственности, нет статей о смердах, закупах и холопах. Отсутствие этих статей объясняется, по-видимому, именно тем, что соответствующие правовые нормы были хоро­шо разработаны в Русской Правде и имели общерусское значе­ние. В XIV — XV вв. эти нормы Правды продолжали дейс­твовать, почему и не попали в местный псковский кодекс законов. Внимание составителей грамоты приковано главным образом к тем вопросам, которые не были затронуты в Прав­де, а также к тем, трактовка которых устарела или не отвечала условиям псковской действительности XIV — XV вв.

Если в центре внимания Правды — феодальная вотчина, противостоящая окружающему ее миру крестьянских общин, то Псковская Судная грамота имеет дело прежде всего с ми­ром городской общины, а действующими лицами в ней явля-

ются члены этой общины, формально равноправные,но под­вергающиеся нарастающему социально-экономическому рас­слоению. Такую среду мы видим в феодальном законодатель­стве впервые, и в этом — большое значение грамоты как источника не только по истории русского права, но и по исто­рии общественно-экономических отношений средневековой Руси. Грамота сосредоточивает свое внимание на процессах классообразования, порождающих новые социальные типы чле­на древнерусского общества.

К этим новым типам, не известным из более ранних источ­ников, относятся наймит и иэорник. Наймит по Псковской Судной грамоте — это свободный человек, пользующийся гражданскими и политическими правами как член городской общины, но находящийся в экономической зависимости от го­сударя — более состоятельного члена той же общины. Закон до известной степени охраняет права наймита, но из контекста выясняется возможность долголетнего наймитства, которое хо­тя и не приводит к потере гражданских прав, но тем не менее свидетельствует о глубоко зашедшем процессе социальной и имущественной дифференциации — о появлении людей, факти­чески не имеющих возможности себя прокормить и жить ина-че, как во дворе у государя .

Еще более интересной фигурой, свидетельствующей о нарастании процесса феодального классообразования, являет­ся изорник, которому посвящены многие статьи грамоты (что само по себе говорит о значении этой фигуры в жизни Пскова) . Изорник, — как и близкие к нему огородник и котечник, — свободный человек, работающий в сельском хозяйстве своего государя. По сравнению с закупом Русской Правды и с зависимыми крестьянами в феодальной вотчине XV — XVI вв. изорник пользуется гораздо большими граж­данскими правами. Он может в установленное законом вре­мя уйти от государя, взяв отрок, может в известных случа­ях возбудить иск против государя о своем движимом иму­ществе (конь, корова). Государь не может самовольно и бесконтрольно распоряжаться личностью и имуществом изор-ника — спорные вопросы между ним и изорником решает суд.

В то же время изорник живет на земле государя, отдает ему часть урожая, выполняет другие повинности. Средством закабаления изорника является покрута — ссуда, даваемая ему г°сударем. Запись изорника в покруте служит для государя важным средством установления зависимости изорника и чле­нов его семьи: по требованию государя покрута должна быть выплачена при любых обстоятельствах, в противном случае с изорником поступают так, как с неисправным должником.

Псковская Судная грамота

По

существу, изорник занимает промежуточное место между

32 Псковская Судная

грамота, ст. ст. 39-41.

Там же,

ст. ст. 42-44, 51,

63, 75, 76, 84-87

свободным человеком и зависимым крестьянином. Развитие изорничества свидетельствует об усилении социального и иму­щественного неравенства в среде свободных членов общины, что служит доказательством развития феодальных отношений.

Законодательство

Древней

Руси

БАН, 34.2.31, лл. 56-72 об.

ГИМ, Синодаль­ное собрание, № 645, лл. 3-4.

36 Псковская Судная

грамота. Спб., 1914.

Псковская Судная

грамота. Перевод

и комментарий

проф. Полосина И. И.

— Ученые

записки МГПИ

им. В. И. Ленина,

1952, т. XV, кафедра истории

СССР, выл 3.

Тихомиров М. Н. Летописные памятники

собрания.—

Исторические

записки. Т. 13. М,.

1942. с 272-275.

Правда Русская.

Т. 1. М -Л , 1940,

с. 368-369.

Псковская Судная грамота. Изд. МГПИ, с. 110.

Алексеев Ю. Г Палеографические наблюдения над списками Псков­ской Судной грамоты.— Вспомогательные

исторические дисциплины. Вып. X. Л., 1978, с. 77.

Социальным потомком изорника является половник, хорошо известный на русском Севере в XVII—XVIII вв.

Характерная черта Псковской Судной грамоты — предпоч­тение, которое она отдает письменному акту перед всеми дру­гими видами судебных доказательств. В этом предпочтении заключен глубокий классовый смысл: обладателем такого письменного акта по большей части является феодал или, во всяком случае, представитель зажиточной части общества. В то же время для отдельных случаев сохраняются и старые формы доказательств, например показания свидетелей. Именно при помощи таких показаний решается спор о земле, если только это не лешая земля, на которую требуется особая гра­мота.

Псковская Судная грамота по сравнению с Русской Правдой отражает новый этап развития русского феодализма — в этом ее ценность как исторического и историко-правового источ­ника.

Псковская Судная грамота сохранилась в двух спис­ках — Воронцовском (в составе ст. ст. 1 —120 по принятому в настоящее время делению)34 и Синодальном (в составе ст. ст. 109—120 по этому же делению)35. В публикации Археографической комиссии 1914 г. оба списка воспроизведе­ны способом фототипии и дана их наиболее полная транскрип­ция36. Второе фототипическое издание Воронцовского списка выполнено И. И. Полосиным37. Оба списка были неоднократ­но описаны в литературе. По мнению исследователей, Сино­дальный список выполнен в середине XVI в. 8 (М. Н. Тихо­миров), Воронцовский—в конце XVI —начале XVII в. (В. П. Любимов). И. И. Полосин относил этот список к первой половине XVI в.

Вопрос о соотношении списков грамоты подвергался специ­альному изучению. В предисловии к изданию Археографиче­ской комиссии было высказано мнение, что оба списка незави­симы друг от друга. И. И. Полосин нашел, что последние двенадцать статей Воронцовского списка или его протографа списаны с Синодального списка или его протографа . Ю. Г. Алексеев, напротив, пришел к выводу, что не только сам Воронцовский список не связан с Синодальным, но не связаны между собой и их непосредственные протографы41. Тем большее значение приобретает факт текстуальной близости списков: ст. ст. 109—120 (по нынешней нумерации) воспроиз­водятся в обоих списках почти без разночтений. Это говорит о большой стойкости текста памятника и косвенно свидетельст­вует о его официальном характере и происхождении.

Все издания грамоты делят ее текст на 120 статей (в некото­рых изданиях введены статьи 42-а, 75-а, 103-а). В основу это­го деления положен принцип вычленения более или менее логически законченных грамматических конструкций. К одной статье отнесено либо одно законченное по мысли предложение, либо несколько предложений, логически и грамматически свя­занных между собой. При этом издатели определяют начало

и конец статьи, исходя не из палеографических особенностей списков, а из чисто логических соображений. Таким образом, деление грамоты на статьи носит в значительной степени ус­ловный характер, оно отражает в первую очередь логическое осмысление памятника его издателями и исследователями, а не подлинную структуру его текста.

Ю. Г. Алексеев предпринял попытку разделить статьи па­мятника по палеографическим признакам, положив в основу систему прописных букв в тексте Воронцовского списка. В ря­де случаев статья списка, выделенная прописной буквой, ока­залась в изданиях разделенной на несколько самостоятельных статей. Так, ст. ст. 1 и 2 изданий соответствуют первой статье рукописи, ст. ст. 3 и 4 — второй, ст. ст. 7 и 8 — пятой, ст. ст. 9, 10 и 11 — шестой и т. д. Шестнадцатая статья списка оказа­лась в изданиях разделенной на пять самостоятельных ста­тей — ст. ст. 20—24. Всего, по наблюдениям Ю. Г. Алексеева, четырнадцать статей рукописи оказались в изданиях раздроб­ленными на 32 статьи. С другой стороны, в некоторых случаях в изданиях статьи рукописи слиты. Так, ст. 14 объединяет ста­тьи девятую, десятую и одиннадцатую, ст. 30 — двадцать пер­вую и двадцать вторую, ст. 42 — тридцать вторую и тридцать третью. В общей сложности 12 статей изданий объединили текст двадцати восьми статей рукописи. Деление по палеогра­фическим признакам тоже не является бесспорным, учитывая позднее происхождение существующих списков грамоты и не всегда четкое выделение прописных букв. Однако оно не мо­жет игнорироваться ни издателями, ни исследователями грамо­ты: в ряде случаев оно помогает осмыслению текста памятника и доносит до нас особенности юридического мышления средне­векового кодификатора42.

2.

Псковская Судная грамота была впервые введена в научный оборот Н. М. Карамзиным, опубликовавшим ее последние 12 статей (по принятому в настоящее время делению) по Сино­дальному списку. Воронцовский список был обнаружен Н. Н. Мурэакевичем в архиве М. С. Воронцова и опубликован им в 1847 г. с кратким введением и комментарием43. С этого времени начинается научное изучение Псковской Судной гра­моты как памятника русского права.

Первыми исследованиями, специально посвященными грамо­те, явились работы И. Е. Энгельмана и Ф. Н. Устрялова, вы­шедшие в 1855 г. И. Е. Энгельман поставил задачу системати­ческого изучения норм гражданского права грамоты44. Ф- Н. Устрялов дал общий очерк содержания грамоты с исто-рико-юридической точки зрения45.

В дальнейшем в работах историков-юристов второй полови­ны XIX — начала XX в. грамота изучалась главным образом как историко-юридический документ. Хотя специальных моно­графических исследований о ней в этот период не было опуб-

Псковская Судная грамота

Алексеев Ю. Г. Указ. соч., с. 101-103.

Псковская Судная грамота, состав­ленная на вече в 1467 г. Одесса, 1847.

Эн! е/ьман И Е. Систематическое

изложение гражданских

законов,

содержащихся

в Псковской

Судной грамоте.

Спб , 1855.

Устрялов Ф. Н.

Исследование

Псковской

Судной

грамоты 1467 г. Спб., 1855.

Законодательство

Древней

Руси

Беляев И.

Крестьяне на

Руси. М., 1861;

он же. История

города Пскова

и Псковской

земли. М., 1867;

Дювернуа Н.

Источники права

и суд вДревней

Руси. М., 1869;

Владимирский-

Буданов М. Обзор

истории русского

права (разные

издания);

Мрочек-Дроздов-

ский П. Н.

Главнейшие

памятники

русского права

эпохи местных

законов.— Юридический

вестник

Московского

юридического

общества, 1884,

май — июнь;

Никитский А.

Очерк внутренней

истории Пскова.

Спб., 1873; Сергеевич В. •

Древности

русского права

(разные издания);

Дьяконов М.

Очерки

общественного и

государственного

строя Древней

Руси (разные

издания).

47 Рожкова М. К.

К вопросу

о происхождении

и составе

Псковской

Судной грамоты.

Л.-М., 1927;

Кафенгауз Б. Б.

Псковские

линовано, Псковская Судная грамота заняла видное место в трудах И. Д. Беляева, Н. Л. Дювернуа, М. Ф. Владимирского' • Буданова, П. Н. Мрочек-Дроздовского, А. И. Никитского, В. И. Сергеевича, М. А. Дьяконова и других представителей русской буржуазной историко-юридической науки46. Грамота издается, комментируется и многократно переиздается в соста­ве «Хрестоматии по истории русского права» М. Ф. Влади-мирского-Буданова. Выходят и другие издания памятника.

Начиная с И. Е. Энгельмана исследователи пытаются уста­новить связь грамоты с Русской Правдой и другими памятни­ками XII — XV вв. Необходимо, однако, отметить, что догма­тическая по своему характеру буржуазная историко-юридичес-кая мысль не смогла в полной мере проникнуть в диалектичес­кую сущность истории права, отражающего в конечном счете процесс развития социально-экономических отношений. Бур­жуазные историки-юристы не смогли понять классовую приро­ду феодального законодательства. Развитие права они по сути дела не связывали с развитием исторического процесса в целом.

Новый и наиболее плодотворный этап изучения грамоты начинается в советское время. Советские историки стремятся к комплексному изучению памятника как исторического источ­ника, исследуя его происхождение и содержание с позиций ис­торического материализма. При этом особое внимание уделяет­ся характеристике социально-экономических явлений, отражен­ных в грамоте. В работах М. К. Рожковой, Б. Б. Кафенгауза, Л. В. Черепнина, И. И. Полосина47 ставятся вопросы истории текста и структуры памятника, делаются попытки определить его последовательные редакции. И. И. Полосин и А. А. Зи-мин предпринимают издания грамоты с постатейным ком­ментарием. И. Д. Мартысевич посвящает грамоте специальное историко-юридическое исследование50. Вопросы уголовного права грамоты изучены М. М. Исаевым51. В работе Ю. Г. Алексеева сделана попытка монографического изучения грамоты как источника по истории феодальных отношений XIV — XV вв.52.

В современной историографии Псковской Судной грамоты можно выделить несколько основных проблем. Одной из них является проблема датировки дошедшего до нас текста.

Непосредственные указания на время составления грамоты, а также на ее источники содержатся в заголовке памятника по Воронцовскому списку. Однако можно без преувеличения сказать, что заголовок грамоты принадлежит к числу ее самых загадочных мест. Основное противоречие в тексте заголовка — противоречие между ясным и точным указанием на пять собо­ров, существующих в Пскове, и таким же ясным и точным указанием на дату составления грамоты. Согласно первому указанию, грамота могла возникнуть не раньше 1462 г. (когда был создан пятый псковский собор), согласно второму — она списана в 1397 г. (6905). Противоречия заголовка по сущест­ву своему неразрешимы. Какое из указаний заголовка пра-

вильнее и почему в нем возникли такие противоречия, об этом в настоящее время сказать трудно.

Наиболее простым и естественным казалось с самого начала предположение об описке писца, пропустившего в написании года SLJOE (6975=1467) предпоследнюю букву. Тогда все становится очень понятным: грамота утверждена на вече в 1467 г., когда существовали уже все пять соборов. По этому пути пошел первый издатель грамоты Н. Н. Мурзакевич, а за ним — большинство дореволюционных исследователей. Из советских историков такой точки зрения придерживалась М. К. Рожкова.

Однако предположение об ошибке писца далеко не всем ка­залось убедительным. Ряд дореволюционных исследователей (Н. В. Калачов, М. Ф. Владимирский-Буданов, М. А. Дьяко­нов) и большинство советских историков отвергают такое объ­яснение как искусственное и произвольное. Они считают дату 1397 г. реальной и отражающей один из этапов создания гра­моты. Упоминание же пяти соборов эти исследователи рассмат­ривают как указание на время окончательного редактирования дошедшего до нас текста. В настоящее время наиболее вероят­ным представляется мнение И. Д. Мартысевича о том, что по­следняя переработка псковского законодательства была произ­ведена между 1462 и 1471 г., т. е. в период существования в Пскове пяти соборов.

К числу нерешенных относится и вопрос об источниках Псковской Судной грамоты. Заголовок называет три из них: Александрову грамоту, Константинову грамоту и псковские пошлины (т. е. местные обычаи). Спорным является вопрос о личности того великого князя Александра, которому заголо­вок приписывает составление соответствующей грамоты. Боль­шинство дореволюционных исследователей начиная с Н. Н. Мурзакевича, а из советских ученых — М. К. Рожкова, И. Д. Мартысевич и А. А. Зимин, принимают упомянутого Александра за тверского князя Александра Михайловича, за­нимавшего псковский стол с 1327 по t337 г. (с перерывом в полтора года). Н. В. Калачов, И. Е. Энгельман, М. Ф. Влади­мирский-Буданов, В. И. Сергеевич, Б. Б. Кафенгауз, Л. В. Че-репнин считают автором Александровской грамоты Александ­ра Невского. По нашему мнению последнее предположение является более вероятным.

Весьма важным и не до конца ясным является вопрос о ре­дакциях грамоты, т. е. о последовательных этапах составления дошедшего до нас текста. С этим связан и вопрос о структуре текста грамоты.

d дореволюционной историографии преобладало мнение, что памятник образовался путем постепенной приписки новых ста­тей к старым и что существующий порядок статей отражает историю составления текста грамоты. Наиболее последователь­но эта мысль проведена в исследованиях И. Е. Энгельмана и "• Н. Мрочек-Дроздовского. Однако еще Н. Н. Мурзакевич высказал мысль (развитую впоследствии П. Е. Михайло-

Псковская Судная грамота

«изорники».— Ученые записки

МГПИ им.

К. Либкнехта.

Т. 4. Серия

историческая,

вып. II. М., 1939;

он же.

К вопросу

о происхождении

и составе

Псковской

Судной

грамоты.—

Историч. записки,

т. 18. М., 1948;

Черепнин Л. В.,

Яковлев А. И.

Псковская

Судная грамота.

Новый перевод

и комментарий.—

Исторические записки, т. 6. М.,

1940; Черепнин Л. В.

Русские фео­дальные архивы XIV-XV вв. п. I. М.-Л., 1948.

Псковская Судная грамота.

Перевод и комментарий проф. И. И. По­лосина.— Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина, 1952, т. LXV.

Псковская Судная грамота.

Перевод, историко-право­вой обзор и текстологический

комментарий Зимина А. А.—

Памятники

русского права.

Вып. второй.

М., 1953.

Законодательство

Древней

Руси

50 Мартысевич И. Д.

Псковская Судная грамота.

Историко-

юридическое

исследование.

М, 1951.

Исаев М. М.

Уголовное право

Новгорода

и Пскова

XIII-XV вв.—

1-6 июля 1946.

М., 1948.

52 Алексеев Ю. Г.

Псковская

Судная грамота

и ее время.

Развитие

феодальных

отношений на

Руси XIV-XV вв.

Л., 1980.

Михайлов П. Е.

Новые данные

для комментария

Псковской Судной грамо­ты.— Известия ОРЯС Академии наук, т. XVIII, кн. 2, 1913.

вым) о возможности перемещения листов грамоты при ее переписке: после ст. 76 (по наиболее распространенному деле­нию) первоначально следовали ст. ст. 84—87.

Вопрос о редакциях и составных частях грамоты по-новому поставлен в советской историографии. М. К. Рожкова считает древнейшими последние двенадцать статей памятника. Весь остальной текст грамоты она делит на две части (ст. ст. 1—57 и ст. ст. 58—107), выделив ст. ст. 77—83 как вставку более позднего происхождения.

По мнению Л. В. Черепнина, «Правда» Александра Невско­го (ст. ст. 1, 109—120), Судебный Устав князя Александра Михайловича (ст. ст. 7—13, 20—27, 34—37, 46—50), торго­вый устав (ст. ст. 14—19, 28—33, 38—41, 45), а также ст. ст. 21 и 36 составили первую редакцию грамоты (1397 г.). Ко второй редакции (1417 г.) Л. В. Черепнин отнес ст. ст. 53—71, 101 — 107. Третья редакция (1435—1440 гг.) включала ст. ст. 72—74, 88—92, 94—100. Статьи 3—5 и 77 —83 — результат переработки старого текста, сделанной в 1480-х гг.; ст. ст. 42—44, 51, 63, 75, 84—87 — отрывки какого-то цельного устава, к которому, по мнению Л. В. Черепнина, относились и статьи о смердах, изъятые в 1480-х гг.

Б. Б. Кафенгауз считает теперешний порядок статей резуль­татом ряда позднейших редакций грамоты, а также ошибок переписчиков, имевших дело с весьма ветхим оригиналом. Ре­шив добиться восстановления первоначального порядка статей, он предпринял полную реконструкцию существующего текста, исходя из логических и палеографических соображений. Со­гласно этой реконструкции, статьи грамоты располагаются в следующем порядке: 1—5, 77—83, 64—71, 6—19, 28—33, 45—50, 20—27, 34—44, 51—63, 72—76, 84—108, 109—120.

В противоположность этому И. И. Полосин поставил зада­чей «не переставлять с места на место... отдельные статьи, не ломать памятника», а рассматривать грамоту как юридический сборник, построенный в принципе в прямом хронологическом порядке, хотя этот порядок зачастую нарушается «вставками» и «выписками», по которым и можно судить о последователь­ных редакциях памятника. По таким признакам И. И. Полосин выделил двенадцать редакций, датируя некоторые из них с точностью до одного года.

По нашему мнению, первой редакцией грамоты был Свод 1397 г., в который вошли выписки из грамоты Александра Невского и приписки псковских пошлин. Этот Свод в дальней­шем подвергался переделкам путем включения новых статей, исключения старых и систематизации текста, ввиду чего рекон­струкция первоначального содержания Свода едва ли возмож­на. Трудно также сказать, сколько раз редактировался Свод 1397 г.: содержание грамоты и другие источники не дают убе­дительного ответа на этот вопрос. Можно только предпола­гать, что одна из редакций (условно — вторая) была связана с включением в закон выписок из грамоты князя Константина, княжившего в Пскове дважды — в 1407 и 1414 г. Эта редак-

ция может быть датирована по ст. 107 — единственной, время записи которой можно установить довольно точно: в ней идет речь о пенязях — денежной единице, существовавшей в Пскове (по летописным данным) с 1409 по 1424 г. Можно думать, что после 1424 г. полного редактирования Свода не пред­принималось: ст. 107 осталась со старым денежным счетом.

Дошедший до нас памятник можно условно назвать третьей редакцией грамоты. Она включила второй свод по ст. 108 с дополнениями, сделанными позже и еще не успевшими под­вергнуться редакторской переработке и систематизиро­ванию54.

К числу источников грамоты (кроме грамот Александра и Константина, конкретное содержание которых установить трудно) относятся записи действовавших в Пскове обычаев. Надо полагать, что подавляющее большинство статей грамоты относится именно к этому основному источнику. Составители грамоты проявили знакомство и с другими памятниками пра­ва.

Не говоря о Русской Правде, представляющей основу сред­невекового русского феодального права, им, вероятно, были известны распространенные на Руси юридические сборни­ки — Кормчая Книга и Мерило Праведное. Знали они, по-ви­димому, и византийскую Эклогу, причем не в том переводе, в котором она имела хождение на Руси в составе Мерила Пра­ведного (об этом можно судить по ст. 8 грамоты, близкой к греческому, а не к древнерусскому тексту). Используя извест­ные им памятники права, составители грамоты не слепо копи­руют их нормы, а перерабатывают в соответствии с реальными условиями Псковской земли и с содержанием псковской пош­лины.

Несмотря на отдельные неувязки, отражающие длитель­ную и сложную историю памятника, грамота в целом пред­ставляет собой лишенный логических противоречий цельный свод средневекового русского феодального права, свидетельст­вующий о внимательной и квалифицированной редакторской работе и о достаточно высоком уровне юридического мышле­ния ее составителей.

Текст

Ся55 грамота выписана из великого князя Александровы грамоты и из княж Костянтиновы грамоты и изо всех припи-сков псковъских пошлин по благословению отец своих попов всех 5 съборов, и священноиноков, и дияконов, и священников и всего Божиа священьства всем Псковом на вечи, в лето 6905-е.

1 ■ Се суд княжей, ож клеть покрадут за зомком или сани под полстью или воз под титягою или лодью под полубы, или вь яме или скота украдают или сено сверху стога имать, то все сУд княжой, а продажи 9 денег, а разбой, наход, грабеж 70

Псковская Судная грамота

Алексеев Ю. Г. Вопросы истории текста Псковской Судной грамо­ты.— Вспо­могательные исторические дисциплины. Вып. XI. Л., 1979, с. 66-67.

Законодательство

Древней

Руси

гривен, а княжая продажа 19 денег, да 4 денги князю и посад­нику.

2. И владычню наместнику суд и на суд не судить, ни суди­ям ни наместнику княжа суда не судите.

3. А которому посаднику сести на посадниство, ино тому посаднику крест целовати на том, что ему судит право по кре-i стному целованию, а городскими кунами не корыстоватися, а судом не метится ни на кого ж, а судом не отчитись, a npai ваго не погубити, а виноватаго не жаловати, а без исправы че-1 ловека не погубити ни на суду на вечи.

4. А князь и посадник на вечи суду не судять, судити им у князя на сенех, взираа в правду по крестному целованью. А не въеудят в правду, ино Бог буди им судиа на втором при­шествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику.

5. А которому княжому человеку ехат на приго(ро)д наме­стником, ино целовати ему на том крест, что ему хотети Пско­ву добра, а судит прямо по крестному целованью, а коли ему ехати на которое...56 .

6. А которой посадник слезет степени своей, орудиа и судо-ее самому управливати, а иному насед его судове не пересу-жати.

7. А крим(с)кому57 татю и коневомуъь и переветнику и зажигалнику тем живота не дати.

8. 59*/го бы и на посад(е) но крадется60 ино дважды е пожаловати, а изличив6[ казнити по его вине, и в третий ряд изли(чи)в, живота ему не дати, крам кромъекому татю.

9. А коли будет с кем суд о земли о полней, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съелатся на сосед человек на 4 или на 5. А суседи став, на ко­их шлются, да скажут как прав62 пред Богом, что чист, и той человек которой послался стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ино земля его чиста или вода, и целованиа ему нет, а, тако не доискался кто не судил, ни наступался в ты лета.

10. О лешеи земли будет суд, а положат грамоты и двои на одну землю, а зайдут грамоты за грамоты, а исца оба возмут межников, да оба изведутца по своим грамотам, да пред госпо-дою ставши межником межничество сьимут ино им присужати поле.

11. А которой своего истца перемож(ет)63 ...

12. А которой истецьЬА ... там. Ино того человека повини-ти, и грамоты его посудить, а правому человеку на ту землю и судница дати; а подсудничье князю и посадником и сь сот­скими всеми взяти 10 денег.

13. А кто у кого иметь землю отимати выкупком, а старые грамоты у того человека, у кого землю отимают, ино воля того человека, у кого старые грамоты: хочет на поле лезет или своего исца к правде ведет, на его выкупке покуду отнимает.

14. А кто положит доску на мрътваго о (э)блюденъ(е), а имет искати на приказникох того соблюдений, сребра или пла-тиа, или круты, или иного чего животного, а тот умръшей с подряднею и рукописание у него написано и в ларь положено, ино на тых приказникох не искати чрез рукописание ни зеудиа без заклада и без записи и на приказникох не искати ничего. А толко будет заклад или запись, ино волно искати по записи, и иьь кто животом владеет по записи или по закладу; а у приказников умръшаю а не будет заклад, ни записи умръшаго на кого, ино им не искати ничего ж, ни съеудиа, ни торговли, ни зблюдениа ничего ж.

15. А у котораю умръшаю а будет отец, или мать, или стн. или брат, или сестра, или кто ближняго племени, а а67 живо­том владеет, а толко не сторонний людие, ино им волно искати без заклада, и без записи умръшаго, а на них волно ж искати.

16. А о зблюдении, комуьь ... в пожару или по грехом на кого род ополчится, а у того времяни что кому даст на зблю-дение, а имет просит своего, и тот человек запрется, у него взем, ино кому искат, явити ему.

II. ... чюжои земли приехав или под пожар за неделю или по грабежу, и тот имет записатся, ино тот суд судить на того волю ... хочет сам поцелует, или на поле лезеть, или у креста положит своему исцу.

18. А кто71 по волости ходит закупен, или скотник, а имет искати тако же соблюдений, или верши, ино г(оспо)дне обы­скать правда тако же присужает на ком сочат, хочет сам поце­лует, или на поле с ним лезет, а хочет ему у креста положит.

19. А кто имет искати зблюдениа по доскам безимено, ста­рине, ино тот не доискался.

20. А кто на кого имет сачит бою или грабежу по позовници, и князь и посадником и сотцким обыскати как пос­лух, где будет обедал, и(л)и где начавал, и послух изведется иночаем его, или где обедал; такоже и битого опросить, где есть били и грабили, явили кому, и на тех ему слатся, а на ко­го сошлются, а тот став скажет как право пред Богом, што би­тый являл бой свой, и грабежь, а послух на суде став а послу-хует в тые же речи, ино тот суд судит на того волю, на ком сочат, хочет с послухом на поле лезет, или послуху у креста положит, чего искал.

21. А против послуха ... стар или млад, или чем белве-чен, или поп, или чернец ино против послуха нанять волно наймить, а послуху наймита нет.

с2. А на которого послуха истец послется, и послух не ста­нет, или став на суде не договорит в ты ж речи, или перегово­рит, ино тот послух не в послух, а тот не доискался.

23. Или который истец пошлется73 ... на послуха, а на ко­тором сочат7* ... а ркучи: тот мене сам бил с тым своим послухом, а нонеча на нево ж шлется, ино тот послух в послух, которого на суде наимянуют.

24. Или пакы тойже истец, на ком соча(т) розбоя, не почнет елатся на послуха, ино што б не слался один истец, ино госпо-

Псковская Судная грамота

334 де послать с суду своих людей, а которой не слался, ино его

Законодательство в том не повинити, что не слался, а то господе от Пскова без Древней дива.

Руси 25. А которой позовник пойдет исца звати на суд, и той

позваный не пойдет на погост к церкви позывницы чести, или стулится от позывницы, ино позывница прочести на погосте пред попом; или пакы той ж позваный позывницею, не емля оброку да не станет на суд пред господою, ино господе дать на него грамота на виноватаго на 5 ден позовником.

26. А кто возмет грамоту на своего исца, и оно ограмочму поймав по грамоте не мучит, ни бить, поставить пред госпо­дою; а ограмочному против своего исца ни битися, ни колоти-ся, а толко имет сечися, или колотися, да учинит головшину, ино быти ему самому в головишне.

21. А где учинитса бой у торгу или на улицы во Пскове, или на пригороде, или в селе на волости в пиру, а грабежу не будет, а тот бой многы люди видели в торгу или на улицы, или в пиру, а ставши перед нами человеки 4 или 5, а ркучи слово: того бих, ино кто бился, того человека их75 душа вы-дати76 ... битому человеку, а княжая про(дажа). Той же бит учнет клепать грабежом, ино ему ходит исца послухом одным человеком того деля, занеже и поле присужати.

28. А кто на ком имет сочить съсуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит, ино воля того человека, кто имет серебра сочить по закладу, хочет сам поцелует да свое серебро возмет, а хочет заклад ему у креста положит, и он по­целовав да свой заклад возмет, а поле через заклад не прису­жати, а закладных доек не посужати.

29. А которой человек кому заклад положит в чем, грамоты или иное што в серебри, да изымает своего исца изневести, или перед господою изгодит своего исца, а у того исца, у кого заклад положен, не будет доски на заклад, ино его в том не повинити, пять вера ему, кто выложит заклад, в чем скажет, да судом судит на того волю, кто заклад выложит, хочит сам поцелует на своем серебри, или у креста ему положит и поце­ловав да свои заклад возмет.

30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати дати77 до рубля без заклада и без записи а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь78 ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а то­го права, на ком сочат.

31. Хто на ком имет ссудного серебра по доскам, а сверх того и заклад положит на него платной или доспех, или конь, или иное што назрячее и животное, а тот заклад того серебра не судит, чего ищет, отопрется своего закладу, а молвит так: у тебе есми того не закладал, а у тебе есми не взимал ничего ж, ино кто ищет тому человеку тем закладом владети, а тот прав, на ком сочат.

32. А которой человек поручится за друга в серебре, а имет тот человек сочит на поручнике своего серебра, и тот истец по ком рука дана, вымет против своего исца рядницу, а молвит

так: аз, брате, тобе заплатил то се(ре)6ро за тою рукою, а у 335

мене и рядница што ему не сочить истьцу на исце того сереб- Псковская

ра, ни на поручники, ино тая порядня повинить, аже в лары Судная грамота не будет в ты ж речи, а исцу знати поручника в своем серебре, кто по ком руку дал.

33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля.

34. А у которого псковитина у какова учинится татба в Пскове или на пригороди, или в сели на во(ло)сти, ино явить старостам, или околным суседом, или иным сторонным людем,

пировому старосте, или пивцам явити, а государю пировому80 ... нет, а псковитину8]

а в пиру, ино в

an и 1

... волости во

Пскове на волную роту не взяти, весть ему к роте, на кого ему не любовь.

35. Кто из церкви, где татба учинилась, тако ж и пригоро-

жане, или селянин псковитин на пригороде, или на тору не звати, вести ему к роте псковитину, где татба учинилася.

36. А на котором человеке имуть сочити долгу по доскам, или жонка, или детина, или стара, или немощна, или чем без­вечен, или чернец, или черница, ино им наймита волна наняти, а исцом целовати, а наймитом битись, а против наймита исцу своего наймита волно, или сам лезет.

37. А которому человеку поле будет с суда, а став на поле истец поможет своего исца, ино ему взять чего сачил на исцы, а на трупу кун83 не имати, толка ему доспех сняты или иное што, в чем на поле лезет, а виноватому платить и княжа про­дажа и приставное двема приставом, толка побьются, по 6 де­нег, а толко прощение возмут, ино приставом по 3 денги, а князю продажи нет, оже истец чего не возможет.

38. А кто имет на ком сочит торговых денег по доскам, тот человек противу положит рядницу, а в рядницы будет написа­но о торговли же, а противу той рядницы не будет во Святей Троицы в лари в те ж речи другой, ино тая рядница пови­нити.

39. А которой мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит1* ... свое дело отделает85 ... на госу-дарех и взакличь сочит своего найма.

40. А которой наймит дворной пойдет прочь от государя, не достояв своего урока, ино ему найму взяти по счету, а со­чит ему найма своего за год, чтобы 5 годов, или 10 год стояв­ши, и всех тых ему год стоявши найма сочить как отиде за год сочить, толко будет найма неймал у государя, а толко пойдет болши года, ино им не сочити на государех.

41. А которой наймит плотник, а почнет сочить найма свое­го на государи, а дела его не отделает, а пойдет прочь, а ркучи так государю, у тебе есми отделал дело свое все, и государь молвит: не отделал ecu всего дела своего, ино государю у крес­та положыть чего сочить, или государь сам поцелует, аже у чих записи не будет.

42. А которой государь захочеть отрод86 дати своему (и)зорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти 0 Филипове заговеине, також захочет изорник о(т)речися с

336 села, или огороднику, или (ко)четник, ино тому ж отроку бы-

Законодательство ти, а иному отроку не быти, ни от государя, ни от изорника,

Древней ни от котечника^1, ни от огородника, а запрется изорник или

усИ огородник, или котечник88 отрока государева, ино ему прав-,

да дать, а государь не доискался четверти, или огородной час-<

ти, или с ысады рыбной[и] части.

43. А которой котечник69 заложи весну, или исполовник: у государя, ино ему заплатить весна своему государю, как у другоичате доставалося на том же [и]саде. >

44. А государю на изорники или на огородники, или на ко--четники волна и взакличь своей покруты и сочить серебра ш всякой верши по имени, или пшеница ярон или90 озимой, и по отруку государеву или сам отречется.

4591. А кто имет сочит торговли, или поруки, или зблюде-1 ниа или съсудиа, или выморшини безимянно, ино той не доис­кался.

46. А которой человек у человека знает свое што изгиб шее, а тому молвит то слово: купил есми на торгу, а тогож есми не знаю, у кого купил, ино ему правда дать на том, что чисто будет на торгу купил, а с татем не поделился, а не поставит его, а сам не украл, ни пословицы не было будеть, ино тот не доискался.

47. А кто што купил на чюжей земли или на городе, или найдеть где, а кто поимается толко, ино тот судить как в торгу.

48. А кто почнет на волостелях посула сачить, да и портище соймет, или конь сведеть, а молвить так: в посуле есми снял, или конь свел, ино быти ему в грабежи, хто в посули снял, или коня свел.

49. А княжим людем или подвоским ездит дворит, а езд имати на 10 верст денга, а штабы двое или трое ехали, а езд им взять один. А княжой человек не поедет ис тово или под-войской, ино псковитину послать ис того волно ис тех же ездов.

50. А княжей писец възмет по силе истъцово от позовницы или от безсудной грамоты, или от приставной, а захочет не по силе, ино волно инде написати, а князю запечатать, а не запечатает князь ино у Святей Троицы запечатать, в том из­мены нет.

51. А коли изорник имет запиратся у государя покруты, а молвит так: у тебе есми на селе живал, а тебе есми не виноват, ино на то государю тому поставить люди сторонние человеки 4 и(ли) 5, а тым людем сказати как прямо пред Богом, как чисто на селе седел, ино государю правда давши взять свое, или изорнику верит, то воля государева. А толко государь не поставит людей на то, что изорник на селе седел, ино тот чело­век покруты своей не доискался.

5292. А на татии и на разбойники же, чего истец не воз-мет, ино и князю продажа не взяти.

53. А же сын отца или матерь не скормит до смерти, а пой­дет из дому, части ему не взять.

54. А штобы и по суду, или у креста поставить своего исца у кого купил, ино суд с тем человеком, кто искал, кто

по

снял, а тот прорка , кто извод поставил.

55. А у кого поимаются за отморшину отца его, или приказ­ной, а и суседом будет ведомо, или сторонным людем, а став человек 4 или 5, а молвят как право пред Богом, что чисто у него, отморшина отца его ли приказное, ино у кого поимал-ся, и целованьа ему нет, а тот не доискался; а толко будет че­ловек 4 или 5 скажут, как право пред Богом, ино ему правда дать, как чисто отморшина.

56. А такоже, кто купил на торгу, а у кого купил, не знает его, а людем будет добрым ведомо, а у него имаются человек 4 или 5, скажут како право пред Богом, пред нами в торгу ку­пит, ино той прав, у кого имаются, и целованья ему нет; а не будет у коего свидетелей, ино ему правда дати, а то(т) не до­искался.

57. А кто возмет пристава у князя или у посадника обыски-вати татбы, ино князю и посаднику приставы отпустить люди добрые неизменны, а тым приставом где будет татба обыскива-ти, а толко те приставе рекут то слово, приехали есмы на двор татбы обыскивати, и тот человек нам не дал обыскивати и в хоромы нас не пустили, и з двора согнали, и тот человек кого было обыскивати а молвит то слово: у мене господо теи прис­тавы не бывали, или той же человек взмолвит то слово: были той есть у мене те пристави, и яз есми им хоромы отворял, и они мене не обыскиваючи, да сами з двора збежали, а тым мене згонением облыгают, ино князю и посаднику опросить приставов, есть ли у вас исправа какова на том пред ким иас тот человек з двора согнал, ино приставом на се поставить лю­ди человека 2 или 3, а ты люди став на суде рекут, как право пред Богом: пред нами тот человек тех приставов со двора согнал, а обыскивати им не дал, ино тым приставом правда дати, а тот человек в татбе, или пакы тыи пристави, ино тии пристави не в пристави, а тот татбы своей не доискалъся, чии таковии пристави.

58. А на суд помочю не ходити, лести в судебницу двема сутяжникома, а пособников бы не было ни с одной стороны, опричь жонки, или за детину, или за черньца или за черницу, или которой человек стар велми или глух, ино за тех пособни­ку быти; а хто опрочнеимет помогать или силою в судебню по­лезет, или подверника ударит, ино всадити его в дыбу да взять на нем князю рубль, а подверником 10 денег.

599i. А тым подверником быть от князя человеку а от Пскова человеку же, а целовать им на том крест, што правого не погубити, а виноватого не оправить, а со всякого суда имати им денга одна обема, на виноватом человеки.

60. А татю веры не нять, а на кого возклеплет, ино дом его обыскать и знайдуть в дому его что полишное, и он тот же тать, а не найдут в дому его, и он свободен.

61. А князю и посаднику грамот правых не посужати, а лживых грамот и доски обыскавши правда судом посудить.

Псковская Судная грамота

338 62. А кто на ком имел чего искать по доскам, или по закла-

Законодательство Д°м> а с молве у своего исца воэмет от много мало по суду. Древней " чтобы у креста, ино в том пени нет, чтобы и даром отпустил

Руси своего истца без целованья.

63. А который изорник отречется у государя села, или госу­дарь его отрьчет, и государю взять у него все половину своего изорника, а (и)зорник половину.

64. А которие пристави, княжей человек или подвоской, или псковитин, а поедет человека позвать на суд, или росковать, или сковати, а езд имать на 10 верст денга.

65. А которой пристав поедет на татбу, ино ему езд имати вдвое, платить татю виноватому, а толко не вымет татбы, ино приставное и дверское платить тому, кто пристава взял.

66. А которой пристав, или дворянин а возмет своему узду конь, или иное что у него возмет, ино ему дать на руку сто­роннему человеку, а не возмет на руку, ино ему собою свести, а взять езды на том, кто его не утяжет.

67. А истец приехав с приставом а возмет что за свои долг силою, не утяжет своего исца, ино быти ему у грабежу, а гра­беж судить рублем, и приставное платит виноватому.

68. А посаднику всякому за друга ему не тягатся, опрочь своего орудиа или где церковное старощение дръжит, ино им волно тягатся.

69. И всякому властелю за друга не тяготись, опрочь своего орудиа.

70. А за церьковною землю и на суд помочю суседи не хо­дят, итти на суд старостам за церковную землю.

71. А одному пособнику одного дни за 2 орудиа не тягатся.

72. А которому человеку будет кормля написанна в рукопи­сании, и да грамотами владеть землеными учнет или исадски-ми, а продаст тую землю или (и)сад, или иное что, а

доличат того человека, ино ему земля та, или или исад, или иное выкупить, а свою кръмлю покрал.

73. А которому человеку на ком будет имание по записи, да и гостинец будет писан на записи, а приидет зарок, ино ему явит господе о своем гостинце, ино и по зароки ему взять свои гостинець; а толко не явит зарок господе, гостинца ино ему не взять по зароке.

74. А кто почнет имать своего исца в своем сребре до заро­ка, ино ему гостинца не взять. А на коем сребро имати, и тот человек до зароку учнет сребро отдавать, кому виноват, ино гостинца дать, по счету ему взять.

75. А которой изорник на государя положит в чем доску, ино та доска посудить. А старому изорнику вози вести на го­сударя.

76. А которой изорник с села збежит за рубеж или инде где, а изорнич живот на сели останется государю покрута имать на изорники, ино государю у князя и у посадника взять пристав, да и старость губьских позвати и сторонних людей, да тот живот изорнич пред приставы и пред сторонными люд-ми государю попродати да и поимати за свою покруту, а чего

не достанет, а по том времени явится изорник, ино государю доброволно искать остатка своего покруты, а государю пени нет, а изорнику на государи живота не сочит, а сочит псков-ским96.

77. И судьям псковским97 и посадником погородским и старостам приго(ро)цким по тому ж крест целовать на том, што им судити право по крестному целованью, а не судеть право, ино суди им Бог вь страшный день второго пришествиа Христова.

78. А которому княжему человеку ездить на межу с соть-скими, ино ему такоже целовати крест.

79 . А коли имуть тягатся о земли или о воде, а поло­жить двои грамоты, ино одны грамоты чести дьяку княжому, а другие грамоты чести дьяку юродскому". А коли приидет грамота с пригорода, а ты грамоты и чести дьяку городскому.

80. А кто с ким побьется во Пскове или на пригороде, или на волости на пиру, или где инде, а толко приставом не позо-вутся а промеж себе прощенье возмут, ино ту князю продажи нет.

81. А на приставное и на ссылку княжим людем ездить со псковскими подвоскими по половинам.

82. А княжой писец имет писати судницу о земли, ино ему от судницы взять 5 денег, а от позовницы денга, а от печати денга, а от безсудной и от приставной, все то им им100 има­ти ' ... по денги. А толко княжой писец захочет не по силе, ино инде волно написати; а князю запечатать; а не запечатает князь, ино у Святей Троицы запечатать, а в том измены нет.

83. А которому псковитину имать грамота у князя

Псковская Судная грамота

" У

по(садника)]02 о своем деле за рубеж, и от той грамоте кня­жому писцу взять денга, а печатная денга.

84. А которой изорник поумреть у государя на сели, а не будет у него ни жены, ни детей, ни брата, ни племени, ино го­сударю тако ж живот изорнич с приставами и(л)и сторонними людми попродавать, да за свою покруту поимати, а по тому плямени изорничи, ни брату не сочит живота изорнича.

85. А у которого человека у государя изорник помреть в записи в пскрути103, а жена у него останется и дети не в за­писи, (и)но изорничи жене и детем откличи нет от государеве покруты, а та им покрута платит по той записи; а будет не в записи был изорник, ино их судити судом (по) псковской пошлине.

86. А будет у (и)зорника брат или иное племя, и за живот поимаются, ино государю на них и покруты искать, изорничю брату, изорничю племяни государя не татбит ни лукошки, ни кадки; а толко будет конь или корова, ино волно искати у го-сУДаря.

87. А изорник поимается за жывот у государя, и государь изведется тем, за что изорник поимался за свой жывот у госу-Даря, а сторонным людем ведомо будет и околным суседом, што государево, ино изорник не доискался, а государь прав.

"8. А у которого человека помреть жена без рукописаниа,

340 о У не" останется отчина, ино мужу ея владети тою отчиною

Законодательство А° своего живота толко не оженится, а оженится, ино кормли Древней ему нет.

Руси 59. А у которой жены мужь помрет без рукописаниа и оста-

нется отчина или живот, ино жене его кормится до своего жы-вота, толко не пойдет замужь, а пойдет замужь, ино ей нет.

90. А у которого человека помрет жена, а муж ея оженится, и ження мать или сестра или иное племя а имут искать пла­тья, ино мужу ея право по души платья отдать, а на останки мужеви о женни платьи и целованьа нет. Тако ж коли мужь помреть, а имуть мужня платья на жене его отець его или бра-тьа, ино е и отдасть платья право по души, что у него останет­ся; а на останки жене в мужни платьи целованиа нет.

91. А у кого помрет сын, а невестка останется, да учнет на свекри или на девери скруты своеа искати, или платья своего, ино свекру или деверю отдать платье или крута; а чем не-вестъка клеплет, ино свекру или деверю воля, чим хочет: хочет сам поцелует крест, или у креста невестка104 положит, чим учнет клепати.

92. А кто на ком учнет искать сябренаго серебра, или иного чего опрочь купетскаго дела, и гостебного, да и доску положит на то, ино то судит на того волю, на ком ищуть, хочет сам по­целует, или своему исцу у креста положит, или с ним на поле лезеть.

93. А у кого стулится должник в записи, а на зарок не ста­нет, или изорник в записи будет, а учнет тулится, а что учи­нится проторы или приставное, или заповедь, ино все платить виноватому, кто тулится, и железное.

94. А которой вятший брат с меншим братом жиучи в од­ном хлебе, а скажут долгу отцово, а на отца записи не будет, ино вяшьчему брату правда дать, да заплатит опчим животом, да остатком делится.

95. А которой менши(й) брат или братань, жиучи в одном хлебе с вятшим братом или з братом, а искористуются сребром у брата своего или у брата, и учнет запиратися, ино ему прав­да дать, как за ним не будет, а животом делится.

96. А где учинится головшина, а доличат коего головника, ино князю на головникох взять рубль продажи.

97105. А што бы сын отца убил, или брат брата, ино князю продажа.

98. А которой человек с приставом приедет на двор татя имать и татбы искать, или дльжника имать, а жонка в то вре­мя детя выверже, да пристава учнет головшинной окладати, или исца, ино в том головшины нет.

99. А которой истец на судней роте не станет, ино ему за­платит без целованья, а цена ему, что искали на нем.

100. А которой человек при своем животе, или пред смер-тию а что дасть своею рукою племяннику своему платно или иное что животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными людми, ино тому тем даньем владеть, чтобы и ру(ко)писаниа не было.

101. О торговли и о поруке. А кто имет на ком торговли искать, или порукы, или именного чего, ино того судить на того волю, на ком сочат, хочет на поле лезеть, или у креста положит.

102. А которой мастер иметь сочить на ученики учебного, а ученик запрется, ино воля государева, хочет сам поцелует на своем учебном, или ученику верить.

103. А подсуседник на государи (с)судьи]оь или иного чего волно искати. А которому с ким суплетка была записью или закладом, и потом тот человек, которой в записи был или за­клад закладывал кому, да учнет на том же чего искать, ссудья или зблюденья, или иного чего, по доскам, или торговли, ино то судить судом по псковской пошлине.

104. А который исцы вымцт на умершаго заклад, грамоты двои или трои или пятеры на одну землю, или на воду, или на один двор, или на одну клеть, а у тех исцов, у кого заклад грамоты сверх того и записи и на того умершаго и на его за­клад, и у иных истьцов не будеть записи, толко заклад грамот, ино им правда давши да деля(т) поделом, и по серебру. колко серебра ино и доля ему по тому числу, ожь ближ­нее племя восхощет заклад выкупить, а у коего исца заклад и записи на умершаго, ино ему целованья не на его дело.

105. А которой чюжеиземець на чюжей земли иметь искать бою и грабежу, ино воля того, на ком ищуть, хочет сам поце­лует, как будет его ни бил, ни грабил, или ему у креста поло­жит, чего на нем ищуть.

106. А кто с ким ростяжутся о земли или о борти, да поло­жат грамоты старые и купленую свою грамоту, и его грамоты зайдут многых бо сябров земли и борти и сябры ecu станут на суд в одном месте, отвечаючи кто ж за свою землю, или за борть, да и грамоты пред господою покладут, да и межни­ков возмут, и той отведут у стариков по своей купной грамоте свою часть, ино ему правда дати на своей части. А целованью быть одному, а поцелует во всех сябров, ино ему и судница Дать на часть, на которой поцелует

107. А кто коли заклад положит в пенезех, что любо, а по том времяне имет пенязи отдавати, а своего заклада просит, и он запрется его закладу, а молвит так: тебе семи пенязи не давал, а у тебе семи заклад не взял, ино той суд как зблюде-нию на три воли тому человеку на ком сочат: захочет сам поцелует, как за ним заклад не будет, или ему заклад­ную цену ценою положить ц креста, или с ним на поле лезет.

JOa. А которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником Доложить господина Пскова на вечи, да тая строка написать. А которая строка в сей грамоте нелюба будет господину Пско­ву, ино та строка волно выписать вонь из грамот.

109. А попы и дияконы и проскурница и черньца и черница судить наместнику владычьню. Аже поп, или диакон или про-тиву черньца, или черницы ж, а будет обаи не простые люди

Псковская Судная грамота

Законодательство

Древней

Руси

церковные, ино не судить князю, ни посаднику, ни судиам не судить, эанеже суд владычня наместника, а будет один чело-век простыи истец мирянин, аже церковный человек с цер­ковным, то судить князю и посаднику с владычним наместни­ком вопчи, також и судиям.

110. У которого человека имутся за конь, или за корову, или за иную скотину, чтобы и за собаку, и тот молвит: то у мене свое рощеное, ино ему правда дати, как чисто рощеное.

111. А кто пред господою ударит на суде своего истьца, ино его в рубли выдать тому человеку, а князю продажа.

112. А боран присужать 6 денег, а за овцу 10 денег госуда­рю, а судьи 3 денги старая правда. А за гусак и за гусыню присужать по 2 денги государю, на суде]0&; 3 денги; а за ути­цу и за селезня, и за кур, и за кокощь присужать по 2 денги.

113. А братьщина судить как судьи.

114. А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом проспятся и одному исцу не любо будет, ино им разме-нится, а в том целованиа нет, ни присужати.

115. А княжим людем по дворам корчмы не держать ни во Пскове, ни на пригороде, ни в ведро, ни в корец, ни бочкою меду не продовати.

116. А кто зажоги на ком учнет сочит, а долики ни каковы не будет, ино на волною роту позвать вольно.

117. А кто у кого бороду вырветь, а послух опослушествует, ино ему крест целовати и битися на поли, а послух изможет, ино за бороду присудить два рубля, и за бои, а послуху быти одному.

118. А корову купить за слюблено, а по торговли телят не сочить, а толка корова кровью помачиватся имет ино тая коро­ва назад воротить, чтобы и денги заплачены были.

119. А жонки з жонкою присужать поле, а наймиту от жон-ки не быти ни с одну сторону.

120. А кто учнет на ком сочить бою, пять человек или де­сять, сколко ни буди, на 5 или на одном боев своих, да утяжут, ино им присужать всим за ecu боеви один рубль, и княжая продажа одна.

РАЗНОЧТЕНИЯ

Текст приводится по изданию

Археографической комиссии

(Псковская Судная грамота.

Спб., 1914). Все описки оговорены,

буквы, написанные над строкою,

внесены в текст. Не переданы

надстрочные знаки, буквы s, oy,

з, А, Ь, i заменены с, у, з, я, е, и;

ъ в конце слова не приводится,

поставлено по современному

правописанию й, которое в рукописи

употребляется неправильно.

В рукописи пропуск трех

с половиной строк; мог уместиться

примерно 101 знак.

Рядом, на полях рукописи, приписка — храмскому.

В тексте рукописи буквы ко

надписаны сверху, после слога

во подчищены 2 буквы.

59 Сохранено принятое деление на

статьи, хотя что бы в тексте

рукописи написано явно с маленькой

буквы и после запятой.

Так в рукописи; описка — покрадете* (? ).

61 В рукописи явная описка — изличив.

62 Так в рукописи; описка — право (?).

63 Пропуск приблизительно 26 знаков.

78 Пропуск приблизительно 4 знаков.

79 Так в рукописи; описка — к (?).

80 Пропуск приблизительно 10 знаков.

81 Пропуск приблизительно 9 знаков.

Так в рукописи; описка — на роту (?).

83 В рукописи; трупоукун.

Псковская

Судна:

я грамота

Пропуск приблизительно 17 знаков. Пропуск приблизительно 24 знаков.

В тексте рукописи явная описка — гого.

66 Так в рукописи.

67 Так в рукописи.

68 Пропуск приблизительно 25 знаков.

69 Пропуск приблизительно 4 знаков.

70 Пропуск приблизительно 17 знаков.

71 В тексте рукописи явная описка —

НТО.

72 Пропуск приблизительно 5 знаков.

73 Пропуск приблизительно 5 знаков.

74 Пропуск приблизительно 19 знаков.

° рукописи слово их приписано над строкой.

76 Пропуск приблизительно 5 знаков.

77 Так в рукописи.

85 Пропуск приблизительно 18 знаков.

86 Так в рукописи; но далее — отрок.

87—89 Так в рукописи.

90 Так в рукописи; описка — ярой.

Буква А в начале этой статьи

в рукописи написана не так, как

пишется обычно в начале статьи.

92 Буква А в начале этой статьи

в рукописи написана не так, как пишется обычно в начале статьи.

93 Так в рукописи.

94 Буква А в начале этой статьи

в рукописи написана не так, как пишется обычно в начале статьи.

95 Так в рукописи.

96 В тексте пропуска нет. Сразу идет

текст следующей статьи, но начинается он со строчной буквы.

После этого слова в конце строки имеется пропуск в 3 знака.

Законодательство Древней Руси

Статья 1

1 рубль=220 денег; 1 гривна кун=7 1/3 денги, т. е. 1 рубль=30 гривен=220 денег.

Статья 2

Статья дает представление о том, кем осуществлялся суд в Пскове. Помимо княжеского суда, речь о котором шла в ст. 1, существовал особый суд… Комментирование статьи во многом зависит от того, отно­сятся ли слова князю и посаднику к окончанию ст. 1 (как в…

Статья 3

Конец статьи трактуется по-разному. И. И. Полосин считает, что текст не содержит пропуска и поэтому речь идет о суде на вече (на суде на вечи). И.… В. О. Ключевский, считая, что общеуголовные дела рассмат­ривались на суде… Употребление в статье термина куны говорит о раннем ее происхождении. Этим многие исследователи объясняют ее ви­димое…

Статья 4

Суд происходит в княжеском доме, но судят князь и посад­ник вместе, коллегиально. Судят по крестному целованию, по законам, по справедливости.… Статья осуждает также и взяточничество — тайный посул. Представляется неверной… Псковская Судная грамота

Статья 5

В состав Псковской феодальной республики входили 12 при­городов, т. е. городов и волостей, признававших власть Пско­ва. Несмотря на то что пригороды…

Статья 6

Статья 7 Статья вводит новый вид наказания, не знакомый Русской Правде, — смертную… В статье содержится перечень наиболее опасных преступле­ний. Уровень развития уголовного права в то время не был…

Статья 8

Несмотря на то, что текст статьи в значительной степени испорчен описками переписчика, смысл ее вполне ясен. Статья определяет наказание за кражу на посаде. В ней дается опре­деление рецидива, которое характеризуется как троекратное совершение преступного деяния. Троекратность совершения преступления показывает особую опасность преступника, на которого не действуют меры, применяемые по отношению к ворам обычным. Это позволило приравнять вора-рецидивиста к кромскому татю. Санкция статьи относительно неопределен-

ная, как и в ст. 7: нет конкретного вида смертной казни. Лето­писи говорят о том, что Псков знал смертную казнь через по­вешение, сожжение, утопление.

Статья 9

Дело решается господой, как и в случае, предусмотренном ст. 10. Вполне справедливо замечание Ю. Г. Алексеева о том, что число свидетелей в статье…

Статья 10

Псковская Судная грамота О земли полней [ополняя земля)

Судебного

Разбирательства;

Письменное

Решение суда.

Отъимати

выкупком

— 1) запись

на выкуп проданной или заложенной земли (Ф. Н. Устрялов); 2) выкуп без определенного срока давности (И. Е. Энгель-ман); 3) отни­мать землю, ссылаясь на право

Выкупа (А. А. Зимин).

ставляется верной, однако, иная точка зрения, предложенная И. Д. Мартысевичем. Он видит в ст. 9 способ возникновения права собственности по давности владения. Но этот порядок возможен лишь по отношению к пахотной земле: легко можно доказать пользование пашней на основании показаний соседей-свидетелей. Что же касается владения участками леса, то пока­зания свидетелей здесь не могут быть применены. Поэтому не может возникнуть и право собственности по давности, а от­сюда — и иной порядок разрешения спора: только на основа­нии грамот, подтверждающих право собственности и поля.

Статья 11

Статья не завершена. В тексте имеется пропуск. И. Е. Эн-гельман предлагает читать конец статьи так: перемож(ет на поли, ино тому присужать землю по его грамотам). А. А. Зимин дает более краткий вариант: перемож(ет, ино то­го человека повинити).

Если предположить, что статья является непосредственным продолжением предшествующей, то можно принять реконст­рукцию А. А. Зимина, т. е. побеждает сторона, выигравшая поединок. Правда, это было слишком уж очевидно для законо­дателя, чтобы специально оговаривать.

Статья 12

В статье имеется пробел, где уместилось бы примерно 15 знаков. И. Е. Энгельман в своем варианте реконструкции тек­ста предлагает читать: истец (а… Из текста статьи ясно, что земельный спор решается господой (князь, посадник,…

Статья 13

Статья регламентирует порядок разрешения споров, возни­кающих из права выкупа земли. Право «родового выкупа» земли представляет древнейший институт феодального права (этот институт в России просуществовал практически Д°

1917 г.). Однако более интенсивное по сравнению с другими областями Русского государства развитие в Псковской земле товарно-денежных отношений наложило отпечаток и на право родового выкупа. Право выкупа ограничивалось, во-первых, сроками давности и, во-вторых, самим порядком разрешения спора. Лицо, владеющее землей на основании каких-либо сде­лок, удостоверенных грамотами, само решает, избрать для раз­решения спора судебный поединок или присягу истца.

Статья 14

Статья регулирует широкий круг отношений. Прежде всего она содержит положение о наследовании по завещанию — ру­кописанию. К завещанию предъявляются… Статья позволяет также установить порядок заключения ря­да гражданско-правовых… Псковская Судная грамота

Покуду отнимет

— 1) срок для выкупа (И. Е. Эн­гельман); 2) ос­нование для срока

Давности (А. А. Зимин).

Доска (дьска)

— письменный акт, примитивный

Юридический документ.

Сблюдение (зблюдение)

— хранение.

Приказчик

— 1) душе­приказчик

(Ф. Н. Устрялов); 2) наследник по завещанию (И. Е. Энгель­ман).

Крута

— украшение, драгоценности.

Рукописание

— завещательное

Распоряжение,

Завещание.

Ларь — архив и вечевая

Канцелярия, располагались

В Троицком соборе Пскова.

Древней Руси Ближняго

Статья 15

Ст. 15 тесно связана со ст. 14: делается исключение для близких родственников наследодателя. При переходе к ним наследства не требуется соблюдения всех формальностей, обя­зательных для сторонних людей. Родственники могли искать и отвечать по договорам наследодателя и без записи или за­лога.

Возможно, что применение статьи ограничивалось случаями, когда дела по искам возникали между родственниками. Логи­чески это подтверждается тем, что среди членов семьи сделки вряд ли заключались с соблюдением необходимых формаль­ностей. Именно это обстоятельство и могло учитываться зако­нодателем. Однако текст статьи не исключает возможности применения ее в случае, если наследником является близкий родственник, а противной стороной — чужие люди.

Статья 16

Последняя точка зрения представляется более соответствую­щей грамоте. Только в том случае, если договор поклажи зак­лючается в условиях бедствия, к… пись. При наличии записи, копия которой хранится в архиве Троицкого собора,… Многие ученые объединяют ст. 16 со следующей статьей, рассматривая их как одну.

Статья 17

Необычный порядок заключения договора хранения вызыва­ет и необычные способы доказательства своей правоты. Суд принимает в качестве доказательства… И. Д. Мартысевич видит в статье указание на срок давнос­ти; по его мнению, иск…

Статья 18

В тексте статьи имеется, видимо, описка: вместо господне надо читать господе,

Статья 18 содержит, скорее всего, норму, регулирующую особый случай договора хранения (некоторые авторы, напри­мер А. А. Зимин, считают, что здесь зблюдение можно пони­мать и как ссуду деньгами). Договор заключается с лицом, не имеющим постоянного места жительства и живущим в сель­ской местности (по волости ходит). Видимо, это лицо, принад­лежащее социальным низам, выполняющее работы на пашне или скотном дворе. Такое обстоятельство, а также сложность оформления записи в сельской местности приводили к тому, что разрешалось заключение договора без соблюдения общеус­тановленных правил.

Статья 19

Псковская Суднал грамота За неделю — 1) в течение недели (И. Д.

Статья 20

Статьи 20—24 посвящены процессу. Центральное место в процессе по делам о бое и грабеже отведено послуху. Послух в процессе играет активную роль: свои показания он должен защищать в поединке, причем заменить себя наймитом не вправе. Статья 20 определяет порядок допроса истца и его послуха. Прежде всего суд должен удостовериться, что послух действительно находился вместе с истцом. Затем допрашивает­ся истец, выясняется, показывал ли он кому свои побои и го­ворил ли о грабеже. Люди, которым он предъявлял бой и гра­беж, также допрашиваются. Они должны подтвердить показа­ния истца. Но самым важным свидетельством правоты истца должно быть совпадение его показаний с показаниями послу­ха. Само дело решает поединок послуха с ответчиком или при­сяга.

Статья 21

Пропуск в статье реконструирован И. Е. Энгельманом: А против послуха (истец будет)..; а также А. А. Зиминым: (будет).

В статье определен круг лиц, имеющих право поставить за себя наймита в случае обвинения в бое и грабеже (см. ст. 36 грамоты).

Статья 22

По статье можно определить значение показаний послуха. Неявка послуха в суд и противоречивость его показаний авто­матически ведут к проигрышу дела истцом.

Статья 23

Статья излагает казус. Такой характер изложения (наличие прямой речи) свидетельствует о неразвитости юридической техники. Статья очень тесно связана с предшествующей и особенно последующей статьями.… Статья 24

Статья 25

Статьи 25—26 определяют порядок извещения ответчика и доставки его в суд. Интересно, что вызов ответчика в суд производился публично, на церковной площади, являвшейся центром территориальной общины. Однако закон делает упор именно на то, что это церковная площадь и что позывница чи­тается в присутствии священника. Если бы смысл статьи со­стоял в информировании в первую очередь общины, как пола­гает Ю. Г. Алексеев, то в качестве лица, которому зачитывает­ся позывница, статья назвала бы старосту.

Видимо, нередки были случаи, когда ответчик пытался уклониться от суда; если в течение пяти дней он не являлся на суд, господа давала разрешение на его принудительную доставку.

Статья 26

Наказанием за головщину по Псковской Судной грамоте был штраф (ст. 96), поэтому мнение Ф. Н. Устрялова о том, что виновного предают смертной казни,… Статья 27 И. Е. Энгельман считает, что слова пред нами должны были первоначально находиться в ином месте: пред нами того бих. …

Статья 28

Первый способ — оформление договора займа закладом и записью — явление, во времена Псковской Судной грамоты, видимо, еще не очень распространенное.… Со вторым способом оформления договора займа мы встре­чаемся в данной статье.… сту статьи, согласно которому истец и залогодержатель долж­ны быть одним лицом.

Статья 29

Статья показывает, какую большую роль играл заклад при заключении договора займа. Наличие заклада ставило закла-додержателя в выгодное положение в случае возникновения спора. Ему было предоставлено право выбора доказательства: личная присяга или требование присяги другой стороны.

Статью трактуют по-разному. М. Ф. Владимирский-Буданов и другие видят здесь отрицание должником (пользующимся тем, что кредитор не успел еще получить закладную доску) самого договора займа. Залог же, находящийся у кредитора, должник объявляет своей вещью, отданной на хранение. В. О. Ключевский определяет в лице истца должника, который пытается выдать свой заклад за вещь, отданную на хранение.

Статья 30

Пропуск трех знаков в тексте рукописи М. Ф. Владимир­ский-Буданов восполняет как (сочи)ти, а И. Е. Энгельман — (иска)ти. Ссуда— 1) ссуда серебра (Энгельман И. Е.); 2) иногда читают как с суда, т. е. посредством суда (Н. Мурза-кевич).

Статья устанавливает общий порядок заключения договора займа: суммы свыше 1 рубля даются в долг только под заклад или оформляются записью.

По подсчетам Ю. Г. Алексеева, 1 рубль по Псковской Суд­ной грамоте равен 3 гривнам Русской Правды. Таким образом, сумма, начиная с которой требуется особый порядок при зак­лючении сделки, остается прежней. Замечание А. А. Зимина о том, что такой порядок был выгоден залогодержателям — представителям псковской городской верхушки, мало что объ­ясняет. Здесь справедливо высказывание Ю. Г. Алексеева о том, что разница в оформлении ссуды отражает разницу в со­циальном масштабе сделки. Сделки свыше рубля заключались зажиточными жителями Пскова.

Статья 31

Псковская Судная грамота Грамоты — 1) крепостные

Назрячее

явное, т е. имеющее явную ценность, превос­ходящую величину ссудного серебра (А А. Зимин). Того серебра не судит — 1) не стоит того серебра,

Статья 40

Статья является частным случаем ст. 39, когда договор зак­лючается на срок.

И. Е. Энгельман предложил двоякое толкование статьи. Первое: в случае ухода дворного наймита до срока он может требовать плату только за год. К этому пониманию статьи присоединились М. Ф. Владимирский-Буданов, Н. Н. Маслен­никова, И. И. Полосин. Второе: срок исковой давности равен году. Этот взгляд поддерживают М. М. Богословский, Н. Дю­вернуа, Л. В. Черепнин, А. И. Яковлев, И. Д. Мартысевич, А. А. Зимин, Ю. Г. Алексеев. Представляется, что статья дает больше оснований, чтобы признать справедливой вторую точку зрения.

Заставляет обратить на себя внимание статус наймита двор­ного, определяемый, с одной стороны, личной свободой, а с другой — утратой или сокращением хозяйственной самостоя­тельности (наймит годами живет у своего господина).

Статья 41

В статье говорится о договоре найма плотника на работу. Договор должен был быть оформлен путем записи. В случае, если договор не получил указанного оформления, запись не была составлена и возник судебный спор, то ответчик оказы­вался в сложном положении. Именно такой случай предусмат­ривает ст. 41. Наймит — плотник, не выполнивший весь объем работы, мог претендовать на всю оплату: инп государю у креста положыть чего сочить (т. е. заплатить все, что требует наймит, относительно чего он сочить — предьяьляет иск). Но ответчик (государь) может попытаться и защитить свои инте­ресы, оспаривая в суде притязания наймита (или государь сам поцелует), принеся присягу и доказывая тем самым свою пра­воту.

Статья 42

вавший огород). Статья их объединяет в одну группу, так как они занимают одинаковое положение относительно феодала — государя (как справедливо… Вопрос о природе изорничества в Пскове — один из самых спорных в литературе.…

Статья 43

В статье говорится о возможности кочетника (в тексте — ко-течника) заложить ту часть дохода, которая будет получена на весеннем промысле (заложи весну). Статья содержит реко­мендацию для определения размера отдаваемого в залог. За исходное следовало взять доход, полученный другим рыбаком (другоичате) на том же участке (исаде — в тексте саде). Есть и другие толкования этой статьи. Так, М. Ф. Владимирский-Буданов считает, что в статье речь идет о весняке — жителе веси, который не заплатил весну, т. е. плату с поля А. А. Зимин полагает, что кочетник обязан был регулярно вы­плачивать возложенную на него часть улова, если бы даже он пропустил весну (заложил весну) и не производил лова рыбы в нсаде"2. Словарь русского языка XI — XVII вв. (1978, т. 5), определяя различные значения слова заложи, заложити, не указывает на возможность понимать его в смысле «пропус-

Ч

тить», «не заплатить» .

Статья 43 упоминает также исполовника, т. е. человека, за­висимого от господина-государя и отдававшего ему половину своего урожая в уплату феодальной повинности. Статья 43, таким образом, говорит о том, что возможность залога неполу­ченного урожая имелась не только у рыбаков-кочетников, но и У других феодально-зависимых крестьян Пскова.

Статья 44

Псковская Судная грамота См. Крестьяне на Руси.., кн. 1. М, 1952, с. 452. Черепнин Л. В. Из истории

Статья 45

В статье говорится о порядке предъявления иска о возврате денег, данных в ссуду для торговли, или взыскания долга с поручителя (поруки), или требования вещей, отданных на со­хранение (зблюдениа), или взыскания ссуды, долга или иму­щества после умерших родственников (выморшини) —имуще­ства, оставшегося без владельца и без наследников. Иск должен быть составлен точно (имянно115) с указанием цены иска. Если это требование не соблюдено, то истец проигрывает дело. Статья интересна тем, что указывает на поручительство (поруки), а также на понятие «выморочного имущества».

Статья 46

Статья устанавливает порядок так называемого свода (ср. с соответствующими положениями Русской Правды). О своде говорят также ст. ст. 34, 39, 44, 46, 47, 54, 56. Статья интерес­на тем, что в ней придается большое значение присяге как су­дебному доказательству (что вообще является характерным для Псковской Судной грамоты). Человек, у которого нашли краденую вещь, должен был правду дать, т. е. присягнуть, что он купил на торгу, а с татем-вором не поделился. Человек, у которого нашли краденую вещь, не должен был искать вора (или человека, у которого он купил краденую вещь) и достав­лять его в суд (а не поставит его). Статья указывает также и на следующее важное обстоятельство — ответчик ранее не был замечен в воровстве и не вызывал подозрений (ни посло­вицы не было будеть).

Статья 47

Статья устанавливает тот же порядок, что и ст. 46, в случа­ях, если кто-то купил вещь в чужой земле, или в городе (не на торгу), или нашел ее где-либо, а другой признает ее своей. Обе статьи защищают добросовестного приобретателя вещи.

Статья 48

В статье говорится о случаях, когда сторона в судебном про­цессе дала посула — взятку должностному лицу — волостелю. При этом волостель, видимо, вымогал взятку и отнял у чело­века одежду или коня. В случае обращения в суд с иском во­лостель отвечал за свои действия как за грабеж. Но возможно и другое толкование статьи. По мнению И. Д. Мартысеви-ча , в ней говорится не о взятке, а о вознаграждении долж­ностному лицу. Также переводит термин посул и А. А. Зи­мин . Правильнее, как нам представляется, рассматривать посул как взятку. Именно в таком смысле говорится о посулах в ст. 4 Псковской Судной грамоты (а тайных посулов не имати) и ст. 26 Новгородской Судной грамоты (а докладчикам от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хит­ростью...).

Статья 49

Статья устанавливает оплату прогонов для княжих людей и подвойских — судебных должностных лиц (ср. Новгород­скую Судную грамоту, ст. 23) — за 10 верст денга. В случае, если должностное лицо ехать отказывается, можно послать лю­бое другое, оплатив его услуги по установленной таксе («с того). Статья рекомендует ездит дворит (т. е. исполнять обя­занности, исполнять службу) вдвоем или втроем, но при этом езд — оплату — брать одному.

Статья 50

Псковская Судная грамота См.: Мартысевич И. Д.

Статья 51

Статья возвращается к вопросу об изорниках и покруте, как бы продолжая ст. 44. В случае, если изорник станет отрицать получение подмоги (покруты) от господина и будет утверж­дать, что он жил в его селе, но покруты не получал, государь должен представить свидетелей — 4 или 5 сторонних людей, которые могут подтвердить факт предоставления покруты изорнику. Государь в этом же приносит присягу, но мо­жет допустить к присяге и изорника (то воля государева). В случае отсутствия свидетелей покрута не возвращается (покру­ты своей не доискался).

Статья свидетельствует о том, что Псковская Судная грамо­та придает большое значение свидетельским показаниям (см. ст. ст. 9, 27, 55, 56, 57).

Статья 52

Статья относится к нормам, регулирующим вопросы уголов­ного права (ср. ст. ст. 1, 96, 97, 111, 112, 117). Кроме прода­жи — штрафа за совершение преступления, поступавшей в по­льзу князя, виновный должен был уплатить денежное возна­граждение потерпевшему или его родственникам. Если суд не устанавливал последнее, то и продажа князю не уплачива­лась. Речь идет, видимо, о случаях, когда суд не мог опреде­лить виновного в совершении кражи или разбоя, т. е. не мрг удовлетворить поданный в суд иск. Есть и другое толкование статьи. И. Д. Мартысевич полагает, что в ст. 52 речь идет о случае отказа истца от иска"8. Таким образом, продажа соиз­мерялась с требованием истца, доказанным в суде.

Статья 53

Статья лишает сына права на наследство, если тот отделился от отца и матери и отказал им в помощи (не скормит до смерти).

Статья 54

Статья продолжает рассматривать отношения, возникавшие в связи со сводом. Если человек, у которого обнаружили про­павшую вещь, представлял на суд или к присяге (у креста поставить) того, у кого он купил вещь, то судебный спор про­исходил между истцом и этим последним человеком. А добро­совестный приобретатель, снявший с себя подозрение, стано­вился поручителем в том, что новый ответчик явится в суд (о тот порука, кто извод поставил — в тексте ошибочно стоит прорка).

Статья 55

Это одна из многих статей, регулировавших нормы наслед­ственного права. Статья говорит об отморшине — наследова­нии по закону и о приказном — наследовании по завещанию. В случае спора право на наследство могло быть доказано сви­детельскими показаниями 4 или 5 соседей или сторонних лю­дей. Конец статьи непонятен. М. Ф. Владимирский-Буданов считает, что «конец статьи дефектен, пропущено «не» перед словами «будет человек 4 или 5 скажут». Если это так, то смысл второй части статьи: в случае, если свидетелей нет, должна быть принесена присяга (правда дать) для доказа-

I IQ

тельства прав на наследство .

Статья 56

Статья продолжает рассмотрение случаев, связанных с доб­росовестным приобретением вещи, ранее украденной. Если у добросовестного приобретателя были свидетели 4 или 5 чело­век, то других доказательств не требовалось. Если же свидете­лей не было, то следовало прибегнуть к присяге как доказа­тельству (правда даты).

Статья 57

В статье говорится о таком следственном действии, как обыск в случае совершения кражи. Лицо, подозреваемое в кра­же, обязано было допустить в свой двор приставов для обы­ска. В противном случае оно обвинялось в краже. Обычно ста­тьи Псковской Судной грамоты требуют представить суду 4—5 свидетелей. Судебным приставам достаточно было 2—3 свидетелей для доказательства того, что их не пустили обыски­вать двор. Если же приставы сами не выполнили порученное им дело, они отстранялись от выполнения обязанностей, а ис­тец проигрывал дело (ино тии пристави не в пристави).

Статья 58

Псковская Судная грамота Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права, с. 149. Неправа — доказательства.

Статья 59

Статья специально посвящена подверникам, которых при суде было двое: один являлся представителем Пскова, дру­гой — князя. Перед вступлением в должность они приносили присягу в том, што правого не погубит, а виноватаго не опра­вить. Им полагалась пошлина, уплачиваемая стороной, прои­гравшей дело (а со всякого суда имати им денга одна обема, на виноватом человеки). Статья 65 называет эту пошлину дверское.

Статья 60

Показаниям вора Псковская Судная грамота предлагает не доверять. Но тем не менее обыск у человека, на которого тать возклеплет, производился. В случае обнаружения у него кра­деной вещи (полишного) человек признавался вором, если же ничего не находили, то его объявляли свободным от подоз­рения.

Статья 61

В статье говорится о стабильности решений, принятых су­дебными органами. Правые грамоты, т. е. судебные решения, не могли быть отменены князем и посадником (а князю и по­саднику грамот правых не посужати...). Другое дело — под­ложные судебные решения и документы {лживые грамоты и доски). Последние после разбора дела могут быть признаны недействительными. Интересно, что речь идет в статье только о досках, но не о записях — специально оформленных доку­ментах. Есть и другое толкование статьи: А. А. Зимин полага­ет, что князь и посадник не могли признать недействительны­ми подлинные, надлежащим образом оформленные доку-

Статья 62

Статья предусматривает возможность для истца и ответчика договориться (с молве) уже во время судебного процесса. При этом истец не платил пени (штрафа).

Статья 63

Статья определяет условие ухода изорника от своего госпо­дина. Половину своего изорника исследователи обычно пони-

u 121 /"*

мают как половину урожая за последний год . Статья явля­ется продолжением ст. 42 Псковской Судной грамоты.

Статья 64

Статья определяет плату за проезд (прогоны), которая полагалась приставам, княжьим людям или подвойским — су­дебным агентам, должностным лицам (см. также ст. 23 Новго-родской Судной грамоты). Статья 64 является дополнением

к ст. 49. Она содержит указание на право не просто позвать на суд, а сковати или расковать подозреваемое лицо. Оплата труда пристава не зависит от цели его посылки.

Статья 65

Статья продолжает ст. 64 и устанавливает двойную плату приставу, осуществлявшему поездку в связи с татьбой. Эта плата вносится вором, виновным в совершении преступления. Если же вор не найден, пошлины (приставные и дверские — шедшие придверникам) платились истцом.

Статья 66

Статья устанавливает порядок выемки приставом коня или иного имущества во время выполнения им своих слу­жебных обязанностей. Имущество следовало передать на по­руки сторонним людям. Взять это имущество с собой пристав мог только в случае, если некому было его пору­чить. Статья еще раз повторяет, что езд (прогоны) опла­чивает тот, кто проиграет процесс, кто окажется вино­ватым.

Статья 67

Статья запрещает самоуправство истца, приехавшего вместе с приставом и пожелавшего взять силой что-либо из имущест­ва ответчика за долги. В случае, если истец проиграет дело (не утяжет своего истца), то он обвиняется в грабеже и несет соответствующее наказание (ино быти ему у грабежу, а грабеж судить рублем).

Статьи 68—71

Статьи устанавливают правила относительно судебного представительства. Посадник не мог быть представителем в суде. Он имел право выступать в суде как сторона в случае спора о его собственных делах или имуществе (опрочь своего орудиа) или в том случае, если он — староста церкви (или где церковное старощение дръжит).

Статья 69 устанавливает более общую норму: всякое лицо, облеченное властью (властель), не может быть представителем в суде. Оно может быть стороной в процессе только в случае спора по его делу.

Статья 70 определяет порядок представительства по делам ° Церковной земле. Представителями по этим делам могли быть только старосты (и на суд помочю суседи не ходят). Су­дебному представителю (пособнику) в один день не разреша­лось вести 2 дела.

Статья 72

Пско 1ВСКЭЯ Судная грамота

Статьи 73, 74

Статья 74 устанавливает права кредитора, пожелавшего по­лучить свои деньги (сребре) до срока. Кредитор при этом те­ряет право на проценты. Если же…

Статья 75

Статья объявляет недействительными претензии изорника к господину, основанные на доске — письменном документе без специального оформления. Доска не может быть принята во внимание (доска посудит). Вторая часть статьи (некоторые

исследователи делят эту статью на две самостоятельные126) говорит о дополнительной повинности, возлагаемой на изорни-ка-старожила — вози вести на государя. Есть и другие толко-

" 127

вания этой статьи

Статья 76

Статьи 77 и 78

Статьи устанавливают порядок принесения присяги всеми должностными лицами (судьям псковским и посадником пого-родским и старостам приго(ро)и,ским) в том, что они будут судить право, т. е. по закону. Статья 78 подчеркивает, что и представитель князя обязан приносить присягу.

Эти статьи можно сравнить со ст. 5 Новгородской Судной грамоты, содержащей требования к судьям судить право, т. е. в соответствии с законом. Видимо, имелась специальная процедура принесения присяги (крестное целование) должно­стными лицами и в Новгороде, и в Пскове.

Статья 78 могла появиться в период, когда князья пытались усилить свое влияние в Псковской феодальной республике.

Статья 79

ст. ст. 78 и 79 речь идет о спорах о земле и воде, т. е. о важнейших делах. Именно по этим делам Псковская Судная грамота пытается ограничить… Псковская Судная грамота 126-См.-

Статья 80

Статья предусматривает возможность решить дело миром (а промеж себе прощенье возмут) в случае драки. В этом слу­чае наказание не устанавливалось (ино ту князю продажи нет). Статья близка по содержанию к ст. 3 Уставной Двинской грамоты 1397—1398 гг. и ст. 53 Судебника 1497 г.

Статья 81

А. А. Зимин понимает слово ссылка как проверку показа-нии сторон или свидетелей или вызов в суд свидетелей, на которых ссылаются стороны, как… По мнению И. Д. Мартысевича, слово подвойский обознача­ло судебного… Данная статья регулирует процессуальные вопросы и преду­сматривает участие в процессуальных действиях людей князя на…

1 ^2

вечевого города — земли» .

Статья 82

В соответствии с общей нормой ст. 50 данная статья опреде­ляет размер судебных пошлин и повторяет общее правило ст. 50. В названных статьях четко оговаривается, что выписка судебных документов и приложение к ним печати не являлись исключительной прерогативой князя и его писцов. Сторонам разрешалось оформить судебные документы и помимо князя и его писцов.

Статья 83

Статья определяет размер пошлин, взимаемых княжеским писцом, за оформление выездной грамоты за границу. Следует обратить внимание на то, что выездные грамоты выдавались вместе — князем и посадником. А. А. Зимин неверно заменил при переводе текста союз «и» на разделительный союз

133 п "

«или» . В действительности князь не имел права единолич­но выдавать выездные грамоты. Ю. Г. Алексеев подметил важ-

ную особенность в положении князя в Псковской республике: «Являясь формально главой господы, князь — судья и прави­тель — по рукам и ногам (был) связан вечевыми органами во

1 34

главе с посадником»

Статьи 84—86

Статьи регулируют вопрос о взыскании государем данной изорнику покруты после смерти изорника.

Статья 84

Статья предусматривает порядок взыскания хозяином дан­ной изорнику подмоги. В случае, если после смерти изорника не оставалось наследников, хозяину…

Статья 85

Данная статья указывает на переход к жене и детям долговых обязательств умершего изорника. Законодатель уста­навливает, что не имеет никакого значения тот факт, что в письменном документе, которым оформлялся договор изорника с хозяином о покруте, такой переход специально не оговари­вался. В случае же, если договор между изорником и госуда­рем не был письменно оформлен, вопрос о взыскании долгов изорника с его жены и детей решался по исконным обычаям Пскова. Вероятно, законодательное закрепление псковских обычно-правовых норм мы видим в ст. ст. 9, 51, 55 и др. Поэтому под указанием на псковскую пошлину следует пони­мать судебный процесс с приглашением 4—5 свидетелей, как это определяется, в частности, в ст. 51.

Статья 86

Псковская Судная грамота Алексеев Ю. Г. Указ. соч., с 20. Псковская Судная грамота.

Статья 87

В статье изложен, по-видимому, реальный казус, когда изорник предъявил иск к господину по поводу имущества. В статье регулируется порядок… I I

Статьи 88—89

Статьи регулируют порядок наследования движимого и не­движимого имущества после смерти супруга. Данные нормы охраняют порядок перехода родовой отчины по наследству. В случае вступления в новый брак супруг лишается права по­льзования имуществом умершего супруга. Так обеспечивается сохранение имущества в пределах одного рода. Свобода брач­ных отношений связывается с вопросами сохранения или упу­щения имущественных выгод.

Статья 90

Статья предусматривает право ближайших родственников предъявить иск к пережившему супругу по поводу одежды умершего родственника. Закон, обязывая пережившего супруга отдать «по совести» искомые одежды, не подкрепляет это про­цессуально, поскольку запрещает приводить к присяге для вы­яснения вопроса об одежде умершего супруга.

Статья 91

Данная норма говорит о порядке разрешения имуществен­ных споров между невесткой и свекром или деверем. Ситуа­ция, описанная в этой статье, свидетельствует о намерении невестки отделить собственное имущество от имущества свой­ственников после смерти мужа. Закон признавал за ней право собственности на платья и на драгоценности. Имущественные споры невестки со свойственниками разрешались крестоцело-ваньем. Вопрос о том, кто должен целовать крест, определялся ответчиком.

Статья 92

Псковская Судная грамота Без рукописании — без письменного

Статья 93

Слово железное имеет два значения. Одно из них обознача­ет испытание железом — форму ордалий. Здесь же, в данной статье, имеется в виду пошлина за наложение оков (желез) на пойманного ответчика.

Статья предусматривает обязанность должника не только уплатить долг, но и погасить издержки, связанные с его розы­ском и поимкой, если он скрывался от кредитора.

Статья 94

Статья предусматривает переход долговых обязательств отца к его сыновьям. Сыновья обязывались уплатить долг отца из общего имущества, а остаток разрешалось разделить.

Статья 95

Данная статья предусматривает раздел имущества, если в отношения вместе живущих братьев закрадывалась тень подоз­рений против одного из них в своекорыстном использовании общего имущества.

Статьи 96—98

Статьи посвящены вопросам о преступном и непреступномубийстве.

Статья 96

лении уголовных репрессий княжеской власти» Имеется и прямо противоположная точка зрения. Ю. Г. Алексеев про­извел следующие расчеты. Он взял в качестве эталона…

Статья 97

Псковская Судная грамота Ключевский В. О. Курс русской

Торговли искать,

или порукы, или именно чего — предъявлять иски о торговой ссуде, об исполне­нии обязательств по поручительству или о чем-нибудь еще, конкретно обозначенном.

14 . Закон, этой

Статья 98

В данной статье описывается очень интересный казус, в ко­тором следует видеть непреступное причинение вреда. Законо­датель не ставит в вину истцу, который приехал с приставом татя ... или длъжника имать, случившийся у жены татя выки­дыш. Ю. Г. Алексеев видит в этой статье защиту истца и пристава, которые, на его взгляд, «силой ворвались на двор», учинили «скандал, возможно, потасовку с хозяином и членами его семьи, что и привело к драматическому исходу»14 однако, дает мало оснований для такого понимания статьи.

Статья 99

На сулней роте не станет — откажется принести присягу на суде. В отличие от вольной роты (очистительной присяги кол-

)1 49 судная рота индивидуальна и отказ от нее ведет

к безоговорочному признанию себя проигравшей стороной. Данная статья обязывает сторону, отказавшуюся от присяги, уплатить цену иска и без присяги.

Статья 100

На основании ст. 100 можно сделать вывод о том, что пле­мянник не являлся наследником по закону. Чтобы передать ему движимое или недвижимое имущество по наследству, тре­бовалось соблюдение определенных формальностей. Если пле­мянник не был указан в завещании, то доказательством закон­ности владения имуществом умершего могли служить лишь письменные грамоты, подтверждавшие акт дарения или дого­вор купли-продажи, причем эта сделка должна была быть удо­стоверена попом или сторонными людми.

Статья 101

В данной статье предусматриваются процессуальные формы решения споров о торговых ссудах, о поручительских обяза­тельствах или о взыскании именного чего. В зависимости от воли ответчика мог быть выбран поединок или присяга как форма доказывания. В отличие от ст. 45, в которой говорится о неудовлетворении безымянных исков, в настоящей статье го­ворится о приеме судом иска к рассмотрению, поскольку он именной, т. е. конкретно, индивидуально обозначенный.

Статья 102

Данная статья, как и предшествующая, указывает на процес­суальные формы, но упоминает лишь одну из форм — прися­гу. В отличие от обычного порядка, установленного в ст. ст. 92, 101, выбор того, кто будет присягать, предоставляет­ся по вполне понятным причинам истцу — мастеру.

Статья 103

Данная статья предусматривает право подсуседника предъ­являть иск к хозяину. Тот факт, что между подсуседником и государем был заключен письменный…

Статья 104

А. А. Зимин полагает, что в данном случае под словом за­клад имеются в виду грамоты152. Думается, однако, что это понятие не меняет здесь своего обычного смысла-залога в виде перечисленных в статье объектов собственности: земли, воды, двора, клети.

В этой статье разбирается случай, когда после смерти долж­ника объявляются истцы с грамотами, удостоверяющими их право собственности на заложенный должником один и тот же участок земли, воду и т. д. Истцы должны были присяг­нуть и поделить заложенное имущество пропорционально пре­доставленному умершему займу. Если же среди истцов были такие, которые обладали кроме грамот еще и записями, то их иски подлежали удовлетворению и без присяги. Ближнему племени предоставлялось право выкупить заложенное имуще­ство и выплатить долги умершего. Так можно было избежать раздела имущества кредиторами. Данная статья развивает во­просы, затронутые в ст. ст. 14—15.

Статья 105

Псковская Судная грамота Памятники русского права.

Статья 106

^ 153 моты, в ущерб страждущим владельцам и их соседям»

Статья 107

I Статья 108 А которой строке пошлинной грамоты нет — в этой фразе следует видеть указание на отсутствие той или иной статьи в…

Статья 109

Псковская Судная грамота Янин В. Л. Проблемы социальной организации Новгородской республики.— История… см.: Алексеев Ю. Г.

Статья 110

Данная статья предоставляет ответчику, к которому предъ­является иск о домашних животных, отвести претензии истца путем присяги. Если ответчик присягал в том, что спорные животные были выращены в его хозяйстве, претензии истца отклонялись. На взгляд И. Д. Мартысевича, «такой порядок защиты права собственности соответствовал интересам только господствующего класса» . Однако, как справедливо заметил Ю. Г. Алексеев, те же объекты собственности имелись и у крестьян. Простота выяснения вопроса, обычно-правовой ха­рактер судебного процесса и просто мелочность предметов иска указывают на то, что эта норма права защищала скорее мел­ких собственников, «патриархальных владельцев»

Статья 111

Статья предусматривает санкции за нанесение побоев истцу на суде. Денежный штраф шел в пользу князя, и, кроме того, истец обязывался возместить моральный ущерб оскорбленному ответчику в материальной форме. Сумма этого взыскания рав­нялась, по-видимому, одному рублю.

Статья 112

Статья устанавливает ставки возмещения хозяину украден­ных у него домашних животных, а также размер судебных пошлин.

Статья 113

Слово братъщина И. Д. Мартысевич понимал как группу «соседей, объединявшихся между собою с целью организации в складчину общественных пирушек»16', которая могла рас­сматривать мелкие дела, вроде оскорблений и драк во время пира . Однако Ю. Г. Алексеев подвергает сомнению мнение И. Д. Мартысевича. На взгляд Ю. Г. Алексеева, бои в пиру были не подсудны братьщине, а относились к юрисдикции князя, как это вытекает из ст. 27. То же относится и к татьбе в пиру (ст. 34)163. Соглашаясь с возражениями Ю. Г. Алек­сеева по поводу отнесения к юрисдикции братьщины дел о бо­ях, следует заметить, что кражи на пиру, как это видно из ст. 34, вполне могли подлежать суду братьщины.

Статья 114

Статья признает недействительным договор мены или куп­ли-продажи, заключенный в пьяном виде, если, протрезвев, одна из сторон пожелает его расторгнуть. Законодатель пред­писывает произвести обмен без всяких затруднительных усло­вий — без присяги.

Статья 115

Данная статья запрещала людям князя открывать в Псков­ской республике питейные заведения и торговать хмельными напитками в розницу. Вероятно, этот запрет преследовал цель ограничения доходов князя и ограждения республиканской мо­нополии на мед. Как подметил А. А. Зимин, аналогичные за­преты налагались и на немецких гостей164.

Статья 116

По мнению И. Д. Мартысевича, вольная рота означала при­сягу в невиновности, которую должен был принести подозре­ваемый в случае недостаточности улик165. Ю. Г. Алексеев рассматривает волную роту как очистительную присягу кол­лектива, готового поручиться за подозреваемого166. Однако следует оговорить, что четких доказательств для этой гипоте­зы закон все же не дает (см. также комментарий к ст. 34).

В отличие от ст. 7, в ст. 116 говорится о недоказанном поджоге.

Статья 117

Данная статья очень сложна для понимания. Вызывает не­доумение предписание закона битися на поли послуху, а не потерпевшему. Удивляет непомерно… Псковская Судная грамота Корец

Законодательство

Древней

Руси

Алексеев Ю. Г.

Псковская Судная грамота и ее время, с. 89.

Мартысевич И. Д.

Псковская Судная

грамота, с. 70.

По торговли

— после заключения

договора купли-продажи.

Кровью

поманивается

имет

— будет кровоточить.

Вероятно, речь

идет о больной

корове.

Статья 118

Ю. Г. Алексеев полагает, что в данной статье речь идет о продаже коровы без телят, о которых просто забыли во время заключения сделки. На его взгляд, иск предъявляется к про­давцу, интересы которого защищает закон . Такое представ­ление о данной статье кажется неверным. Прав И. Д. Марты­севич, толкующий статью иначе: «Лицо, продавшее стельную корову, не могло требовать возвращения телят, родившихся после продажи коровы»169. Такое понимание вполне согласу­ется с логикой правового решения вопроса о приплоде, сфор­мулированного римскими юристами в афоризме «Принадлеж­ность следует судьбе главной вещи».

Иное дело, когда продавалась вещь со скрытыми дефектами. Тогда такая сделка должна быть признана, согласно ст. 118, недействительной: корова возвращалась продавцу, а деньги — покупателю.

Статья 119

Статья предписывает решать споры между двумя женщина­ми поединком. Причем в отличие от ст. ст. 21 и 36 ст. 119за­прещает сторонам выставлять вместо себя наймитов для пое­динка. Очевидно, граждане Пскова не желали лишать себя столь любопытного зрелища, как поединок двух женщин.

Статья 120

В данной статье устанавливается единая ставка денежных взысканий в пользу потерпевших, а также единая продажа в пользу князя независимо от количества обвиняемых и потер­певших по делам о побоях.

БИБЛИОГРАФИЯ

Новгородская Судная грамота

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Владимирский-Буданов М. Ф.

Хрестоматия по истории русского права. Вып. 1 (разные издания).

ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Памятники русского права.

Вып. второй. Памятники права феодально-раздроб­ленной Руси. XII — XV вв. М.,1953.

Михайлов М. М.История русского права. Спб., 1881.

Мрочек-Дроздовский П. Н. Главнейшие памятники

русского права эпохи мест­ных законов. Юридический вестник, М., 1884, № 5—6.

Беляев И. Д.Лекции по исто­рии русского права (посо­бие к лекциям). Ч. 1. Юрьев, 1914.

Кочаков Б. М.Новгородская Судная грамота. Ученые записки Ленинградского педагогического института, т. V, вып. I. Л., 1940.

Черепнин Л. В.Русские фео­дальные архивы XIV — XV вв. Ч. 1, М.— Л., 1948.

Юшков С. В.История госу­дарства и права СССР. Ч. 1. М.,1950.

Псковская Судная грамота

ОСНОВНЫЕ ИЗДАНИЯ

Псковская Судная грамота.

Псковская Судная грамота.Новый перевод и коммен­тарий Черепнина Л. В. и Яковлева А. И. — Истори­ческие записки, т. VI. М.,1940. Псковская Судная грамота.Перевод и комментарий проф. Полосина И. И. — Ученые… Памятники русского права.Вып. второй. М.,1953.

Судные грамоты

Древней Руси Беляев И. История города Пскова и Псковской земли. М.,1867.

Мрочек-Дроздовский П. Н.

русского права эпохи мест­ных законов. — Юридичес­кий вестник Московского юридического общества, 1884, май-июнь. Неволин К.История россий­ских гражданских законов. Т. I — III. Спб., 1851. Никитский А. Очерк внут­ренней истории Пскова. Спб., 1873.

Законодательство

Древней

Руси

УКАЗАТЕЛИ

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ААЭ— Акты, собранные Археографической Экспе­дицией в библиотеках и архивах Российской империи БАН—Библиотека АН СССР ГБЛ— Государственная биб­лиотека СССР им. В. И. Ленина ГВНП— Грамоты Великого

Новгорода и Пскова ГИМ— Государственный ис­торический музей. Москва ГПБ— Государственная Пуб­личная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина ЗСЛ—Закон Судный людем ЛОИИ— Ленинградское от­деление Института истории СССР АН СССР НПЛ— Новгородская Пер­вая летопись Старшего и Младшего изводов НСГ— Новгородская Суд­ная грамота

ОИДР— Общество истории

и древностей российских

при Московском университете

ПР— Правда Русская

ПСГ— Псковская Судная

грамота ПСРЛ— Полное собрание

русских летописей РИБ— Русская историческая библиотека

ЦГАДА— Центральный го­сударственный архив древ­них актов (Москва)

ЦНБ АН УССР— Централь­ная научная библиотека Академии наук УССР

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН

Абрамович Г. В.130

Александр,князь ростовский 344

Александр Михайлович,

Александр Ярославич Нев­ский,князь 329, 330, 344 Алексеев Л. В. 212, 213, 217, 219, 223, 296 Алексеев Ю. Г.16, 17, 19,25, 26, 273, 326, 327, 328, 330, 331, 345, 346,347, 349, 350, 351, 353, 355, 357, 358, 359,…

БОГОСЛОВСКИЙ М. М. 355, 360,

363, 364, 376, 388 Бож, славянский вождь 13 Болтин И. Н. 29, 109 Борис Александрович,князь

тверской 240 Борис Владимирович,князь

37, 83

Борковский В. И. 277 Брагина Л. М. 279 Бычков А. Ф. 297

В

Валк С. Н. 30

Василий I Македонянин,ви­зантийский император 24, 142

Василий II,византийский император 140, 142, 144, 152

Василий I,князь московский 345

Василий II Васильевич Тем­ный,великий князь мо­сковский 240, 280, 312

Веселовский С. Б. 89

Вильгельм Незаконнорож­денный Завоеватель,ко­роль норманский и анг­лийский 12

Владимир Василькович,

князь владимирский 115, 209, 210

Владимир Всеволодович

Владимир (Василий) I Свя­тославич Красное Солныш­ко,великий князь киев­ский 15, 20, 37, 40, 59, 134, 135, 137, 138, 139, 142, 144, 148, 150, 151, … 152, 153, 154, 168, 189, 250, 251 Владимир Ярославич,князь новгородский 83

Указатели

Законодател ьство

Древней

Руси

Греков Б. Д. 10, 13, 14, 15, 16, 19, 23, 32, 33, 35, 36, 45, 54, 59, 87, 101, 103, 104, 125, 130, 217, 227, 231

Грибовский В. Н. 158

Грушевский 24

Гусев П. Л. 245

д

Даль В.И. 99

Даниил Романович,князь галицкий, король 211

Дебольский Н. 388

Дедов Н. Н. 130

Демченко В. 388

Дмитр Мирошкинич,новго­родский посадник 87, 88

Дмитрий Александрович,

Добродомов И. Г. 279 Дьяконов М. А. 91, 130, 328, 329, 388 Дювернуа Н. Л. 42, 120, 121, 328, 354, 364, 388

Константин Дмитриевич

Коснячко 48, 64 КОТКОВ Н. С. 108 Котошихин Г. 202 Кочаков Б. М. 303, 387 Кочин Г. Е. 302 Крестинин В. В. 28, 163 Куза А. В. 232 Куницын А. 294 Кучкин…

Михаил Александрович,

князь тверской 273

Михаил Ярославич,князь тверской 271

Михайлов М. М. 303, 387

Михайлов П. Е. 329, 363, 388

Морошкин Р. Л. 23

Мрочек-Дроздовский П. Н. 30, 44, 50, 88, 118, 131, 303, 328, 329, 353, 387, 389

Мстислав,князь 87

Мстислав Владимирович,

Мстислав Данилович,князь ВОЛЫНСКИЙ 135, 209, 211 Мстислав Мстиславич Уда­лой,князь новгородский 42

Святослав (Николай) Ольги

82, 135, 224, 225, 226, 227, 228 Святослав Ярославич, князь 37, 38, 41, 48, 64, 139, 148

Юрий (Гюрги)

9, 10, 13,

21, 23, 24,

37, 38, 40,

54, 59, 60,

, 102, 104,

132, 137,

229, 240,

295, 296,

349, 365,

Владимире-

вич Долгорукий,князь суздальский 215, 218 Юрий Львович,князь холм-ский 209

я

Яковкин И.И. 132

Яковлев А. И. 346, 347, 348, 349, 351, 352, 355, 360, 363, 364, 387

Ян Вышатич,воевода 51

Янин В. Л. 17, 88, 127, 218, 229, 240, 279, 296, 297, 298

Ярополк,князь киевский 218

Ярослав Владимирович Муд­рый, великий князь киевский 16, 20, 28, 29, 31, 34, 35, 36, 37, 38, 49, 63, 64, 69, 81, 82, 88, 106, 128, 134, 135, 142, 164, 168, 172, 189, 233

Ярослав Владимирович,

князь новгородский 175, 240

Ярослав Всеволодович,князь новгородский 232, 240, 247, 248

Ярослав Святополкович,

Chirovsky N. А. (Чиров-скийН. А.) 24 D Davidson H. R. Е. (Дэвид­сон X.) 10, 12, 23

Предисловие 9 Введение

РУССКАЯ ПРАВДА

28 Введение

47 Краткая редакция.

Текст по Академическому списку. Правда Роськая 49 Комментарий 64 Пространная редакция. Суд Ярославль Володимерич. Правда Русьская 80 Комментарий 130 Библиография

КНЯЖЕСКИЕ УСТАВЫ И УСТАВНЫЕ ГРАМОТЫ

137 Устав князя Владимира Святославича о десятинах, судах и людях церковных 137 Введение 139 Оленинская редакция 139 Введение 139 Текст 142 Комментарий 147 Синодальная редакция

СУДНЫЕ ГРАМОТЫ

300 Новгородская Судная грамота 300 Введение

304 Текст

309 Комментарий

321 Псковская Судная грамота

321 Введение

331 Текст

344 Комментарий

387 Библиография

390 Указатели

 

– Конец работы –

Используемые теги: русского, централизованного, государства, том0.075

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Русского централизованного государства. Том 2

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Древнерусское государство и право. Монголо-татарские государства. ФОРМИРОВАНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО МОСКОВСКОГО) ГОСУДАРСТВА. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В ПЕРИОД СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ
История отечественного государства и права есть закономерная смена типов и... Преподавание дисциплины в военных образовательных учреждениях высшего профессионального образования внутренних войск...

Курс русской истории Лекции I—XXXII Курс русской истории – 1 КУРС РУССКОЙ ИСТОРИИ Лекции I—XXXII Василий Осипович Ключевский
Курс русской истории Лекции I XXXII... Курс русской истории...

Основные достижения русской культуры XIX века: романтизм в России; корни русского романтизма; русская национальная музыкальная школа и живопись во второй половине XIX века
Романтизм противопоставил утилитаризму и нивелированию личности устремленность к безграничной свободе и бесконечному , жажду совершенства и… Мучительный разлад идеала и социальной действительности - основа… Интерес к национальному прошлому нередко - его идеализация, традициям фольклора и культуры своего и других народов,…

Лекция 1. Предмет и методология теории государства и права. 1. Предмет и объект изучения теории государства и права. 2. Место теории государства и права в системе общественных и юридических наук
Лекция Предмет и методология теории государства и права... Предмет и объект изучения теории государства и права... Место теории государства и права в системе общественных и юридических наук...

Образование Русского централизованного государства
Формируются основы централизованного государственного аппарата. Центральными его органами являлись Боярская Дума и казна (канцелярия). На местах — в… Иван III подумывал о конфискации на эти цели земель церкви (секуляризацию), но… Объединение Руси шло во многом силовыми методами, ибо экономические предпосылки для него созрели не до конца. И знать,…

Сатира и юмор русской литературы XIX века на примере "Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем" Н.В.Гоголя
Юмор, утверждая сущность явления, стремится его совершенствовать, очищать от недостатков, помогая полнее раскрываться всему общественно ценному. В… Второй цикл назывался Миргород и являлся продолжением первого Вечера на хуторе… В Миргороде Гоголь выступил перед читателями как художник, смело вскрывающий социальные противоречия современности. В…

Образование российского централизованного государства (XIV - начало XVївв.)
В сравнении с Тверским Московское княжество занимало более выгодное центральное положение по отношению к другим русским землям. Проходившие по его территории речные и сухопутные пути придавали Москве… Торговые связи московских купцов сурожан и су- конников протянулись далеко за пределы русских зе- мель. Прикрытые с…

Земские соборы русского государства в 16-17в.в.
Основываясь на широком круге тонко интерпретированных источников, Черепнин последовательно освещает историю сословно - представительных учреждений… Введение. Начальной формой политической централизации в России явилась сословно- представительная монархия, сложившаяся на…

Проблемы русской национальной школы и изучения русской математики
Отсюда - острая необходимость в национальной школе, которая в состоянии будет взращивать в мо- лодом поколении качества во все времена отличавшие… Существует две тенденции для осмысления уроков в националь- ной школе 1… Ис- тинно русские идеи и принципы предполагают иное отношение к обра- зованию, но обращать внимание на образование…

Тема реферата: Роль государства в смешанной экономике Роль государства в смешанной экономике
Федеральное агентство по образованию... Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования...

0.048
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам