рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Сознание как самосознание

Сознание как самосознание - раздел Философия, Теория философии/Э.Ф. Звездкина Самосознание, Как И Сознание, Представляет Собой Выс­Шую Форму Отражения Дейс...

Самосознание, как и сознание, представляет собой выс­шую форму отражения действительности, возникшую как свойство мозга на основе социальной практики человека. Подавляющее большинство исследователей считают, что самосознание присуще только человеку. Этим понятием широко пользуются представители многих отраслей знания (психологии, педагогики, этнографии и пр.). Распростране­ны рабочие определения самосознания: «знание человека о самом себе» (А. Г. Спиркин), «осознание человеком самого себя» (Е. В. Шорохова). Осознание человеком самого себя не может осуществиться без осознания среды, в которой он живет. «Формирование самосознания, —отмечает Е. В. Шо­рохова, — осуществляется в процессе выделения человеком себя из внешнего мира».44 Уже простейшая форма самосоз­нания, включающая осознание «схемы своего тела», имеет внешней стороной объективное пространственное отноше­ние человека как физического существа к предметам окру­жающего мира. Специфика самосознания проявляется там, где существует отличный от сознания предмет и способ от­ражения.

Размышляя о себе, человек с необходимостью соотносит свои мысли с действительностью. Даже когда хочет убежать от нее. Даже когда строит воздушные замки. Он создал мно­жество слов и понятий для обозначения этого соотношения — правда, достоверность, истина, гармония, справедливость. Он изучает это соотношение, находя прямые или косвенные признаки, подтверждающие соответствие сво­их мыслей, поступков действительности: простота, непро­тиворечивость, красота формул, успех, способность объяс­нение загадочных явлений и т.д. Настойчивые поиски со­ответствия свидетельствуют о наличии у человека устойчи­вого стремления к достижению единства с миром. В самосознании отражается едино-раздельное отношение к миру, совокупность условий и факторов, обеспечивающих выживание, существование и развитие человека в мире. Други­ми словами, предметом отражения в самосознании высту­пает отношение к самому себе, опосредствованное отношением к внешнему миру.


 

 


Особенно очевидно специфика самосознания обнаружи­вается в некоторых явлениях болезни психики. Так, в слу­чае тотальной деперсонализации психогенной природы больные констатируют, с одной стороны, утрату собствен­ного Я, выражающуюся в отчуждении активности, в появ­лении непреодолимой созерцательности, исчезновении чув­ства близости, родственности, привязанности; с другой — исчезновение реалий внешнего мира. Возникает «своеобраз­ное пассивное удивление перед адекватностью своего пове­дения во всех сторонах жизни при отсутствии ощущения собственного «Я»...».45

Осознание связи с внешним миром, адекватности по­ведения выступает центральным признаком наличия само­сознания. В случае деперсонализации человек мобилизует интенсивное обдумывание, сосредоточивает всю свою интел­лектуальную энергию на удержании в памяти знания о на­личии внешнего мира и связи с ним. Больная говорит о себе:

«Я как бы цепляюсь за то, чтобы мне не забыть, что у меня есть мой Иван Глебович (муж) и сын Володя, я думаю, ду­маю и слежу за собой, боюсь потерять нить мыслей, иначе я их уже не увижу».46 Здесь содержатся важные свидетель­ства, характеризующие самосознание.

Больной обращается к самооценке, самоконтролю как способу сохранения сознания. Механизмы самосознания выступают условием существования сознания. Их наруше­ние повлечет за собой утрату и того, и другого. Отсюда вер­но утверждение: нет сознания без самосознания, так же как и самосознания без сознания.

Существенным содержанием самосознания является соответствие мыслей и поступков действительности. Удержание уверенности в этом соответствии интеллектуаль­но поддерживается выдвижением самых «чувствительных» и «горячих» для себя объектов, имеющих в системе ценнос­тей данного человека первостепенное значение. Они принад­лежат к социальному миру, поэтому воплощают в себе на­личие не просто внешнего мира вообще, но мира небезраз­личного, соответствующего смыслу жизни человека. Боль­ной борется за сохранение смысла, выражающего единство «Я» и «Другого», представляющего в данном случае весь внешний мир, его наличие и незыблемость. В приведенном


примере именно это звено стало уязвимым. Теряя собственное « Я », больной охладевает к дорогим ему людям, теряет с цими живую связь. Обладая самосознанием, он осознает его деформированность, выпадение из его структуры целого блока, связанного с биосоциальной по природе чувствитель­ностью.

Самосознание представляет собой прежде всего рацио­нальную, интеллектуальную структуру. Она является не­обходимым, стержневым компонентом, разрушение кото­рого ведет к разрушению феномена в целом. Однако все слу­чаи деперсонализации свидетельствуют не только о необхо­димости, но и о недостаточности данного компонента. Если деструкция самосознания не относится к области патологии, человек всегда стремится к компенсации недостающих зве­ньев, что выливается зачастую в подмену высших эмоций и чувств, имеющих духовную, социальную природу (дружбы, товарищества, любви), эрзац-феноменами. Он создает кол­лизии, концентрирующие эмоции и создающие видимость глубоких переживаний, провоцирующих негативные соци­альные страсти.

Самосознание содержит интеллектуальный и эмоцио­нально-чувственный компоненты. Они едины, их расторже­ние или деформация в конце концов ведут к заболеванию. Ведущий компонент — интеллектуальный. Деформация эмоционально-чувственного блока не ведет непосредствен­но к полной патологии в биологическом смысле, хотя в оп­ределенной мере может быть социально опасной. Стремление к единству с миром и самим собой закономерно для бы­тия человека. Закономерным является и отражение этого стремления.

Рассуждая о самосознании как специфическом объекте, Не следует забывать, что это сторона или форма проявления сознания как такового. Отличительный признак сознания, Как отмечалось выше, состоит в способности человека отра­жать объективные свойства мира. Но этот признак не исчерпывает сущности и содержания сознания. И человек, являясь одним из центральных объектов отражения, не Счерпывается своими объективными свойствами. Он выс­ыпает как деятель, субъект. Его отношения с миром

 

 


опосредствованы (т.е. разделены посредниками — орудия­ми труда, знаками и другими элементами культуры). Факт именно такой разделенности является условием существо­вания сознания как такового — как отражения окружающего мира (назовем его предметным сознанием), так и са­мого человека в единстве его объективных и субъективных качеств. Стремление к единству с миром и с самим собой восходит к самим основам бытия человека. Поэтому один из фундаментальных признаков, в котором выражается дан­ная специфика, составляет интегративность самосозна­ния. Вовне она проявляется в мировоззрении, внутри — в гармонии его интеллектуального и эмоционально-чувствен­ного блоков.

Утверждение, что первичной формой самосознания сле­дует считать выделение «Я» из среды, было бы неправиль­ным, если игнорировать особенности единства с нею. Само­сознание выражает такое единство со средой, в котором «Я» и среда отделены сознанием. Тем не менее предметом само­сознания является единство, поскольку «среда» как «моя среда» и есть «Я». При всей важности поиска границы от­личия «Я» от среды, оно не составляет полного содержания самосознания. Отличие — это только момент самосознания. Важно, как осознается связь, мир как «мой мир», «Я» как совокупность отношений с миром. Выделение «Я» из сре­ды, отмечает А. А. Меграбян, «еще более способствует ак­тивному освоению своей среды... Путь развития человечес­кой личности в онто- и филогенезе идет от выделения свое­го «Я» к последующей экспансии, преобразованию и овла­дению этой средой».47

Признаки самосознания. Самосознание отражает актив­ного деятельного субъекта, который выступает как опреде­ленная целостность. Целостностью обладает и самосозна­ние. Что же она из себя представляет? Какие признаки ха­рактеризуют саму субъектность человека и его целостность? Встречаются определения, в которых учитывается множе­ство таких признаков: интеллектуальная и материальная сила, общественная природа, страдательная (носитель зна­ния) и активно-преобразовательная (творец) функции.

Субъект есть внутренне противоречивое единство раз­нообразных отношений к миру и себе. Прежде всего это


 

единство духовных и материальных отношений, реализу­ющихся в различных формах деятельности. Оно определя­ет главную интеграционную линию самосознания, важнейший признак его предметной сущности. Философские ми­ровоззрения издревле стремились обосновать единство иде­альных и материальных начал в человеке. Мы знаем два про­тивоположных способа такого обоснования: материалисти­ческий и идеалистический. Последний не преодолевает ду­ализма, поэтому в конце концов логика, разработанная на теоретической основе идеализма, приводит к исчезновению из содержания самосознания «материального бытия». Ма­териалистическое понимание данного соотношения мысли­мо, в свою очередь, только в контексте развития. Здесь ду­ховные отношения могут быть поняты со стороны их отно­сительной самостоятельности: как опережающие и стиму­лирующие или, напротив, отстающие и тормозящие мате­риальные преобразования; как отражение условий бытия и определение механизмов реализации свободы, человека.

В истории философии понятие самосознания неоднок­ратно связывалось с такими признаками, как интегратив­ность и свобода. А свобода понималась как осознанная не­обходимость.

По И. Канту, объектом самосознания является мышле­ние. Это существенное свойство, благодаря которому вооб­ще возможна разумная деятельность, возможно научное по­знание и применение его результатов. «Я познаю объект не потому, что я просто мыслю, — пишет Кант, — а только по­тому, что определяю данное созерцание в отношении един­ства сознания, в котором состоит всякое мышление».48 «Я есть только осознание моего мышления... чисто логическое качественное единство самосознания и мышления вооб­ще».49

Самосознание определяется Кантом как «синтетическое единство апперцепции». Вводя в научный оборот это опре­деление, философ понимает его как единство осознанных восприятий субъекта, осуществленное через соотношение этих восприятий к факту «Я мыслю». Единство самосознания является трансцендентальным, Оно не только не дано многообразным опытом субъекта, но предваряет этот опыт,


 

 


выступает всеобщим и необходимым его условием. Гегель говорит, что кантонское чистое самосознание представляет собой, по сути, абстрактную всеобщность, которая есть в то же время абстрактно свободный, мыслящий субъект. «Я» взятое абстрактно как таковое, есть чистое отношение к са­мому себе».50 Если я говорю «я», то это есть абстрактное отношение с самим собой, и то, что помещается в это един­ство, заражается этим последним и превращается в него. «Я» есть, таким образом, как бы плавильная печь, огонь, который пожирает безразличное друг другу многообразное и сводит его к единству. Это и есть то, что Кант называет чистой апперцепцией, в отличие от обыкновенной аппер­цепции, которая принимает в себя многообразие как тако­вое; чистая же апперцепция должна, напротив, рассматри­ваться как деятельность превращения материала в «мое».51 Этим, говорит Гегель, правильно выражена активная при­рода сознания. Человек вообще стремится к тому, чтобы познать мир и завладеть им.

Гегель высоко оценивает кантовскую мысль о самодея­тельности духа. Он подчеркивает правильность и плодо­творность мысли Канта о свободе, об устремленности само­сознания к овладению и присвоению мира, о способности самосознания синтезировать многообразие представлений о единстве. Реальность этой мысли состоит в том, что философско-мировоззренческие установки субъекта действи­тельно обусловливают направление человеческого опыта, оказывают субординирующее воздействие на многообраз­ные отношения человека к миру. Кантовское чистое само­сознание как внутренний закон тождества Я = Я выражает связь отдельных элементов духовной культуры индивида.

Чистое самосознание носит формальный характер. «Трансцендентальное единство самосознания есть формаль­ное единство», означающее только связь логических функ­ций, не дающих мышлению знания ни о каком предмете, в том числе и о познающем субъекте».52

Идея чистого самосознания относится к идеям трансцен­дентального характера. Чистое самосознание является фак­том, поскольку является фактом способность, при всем мно­гообразии внешнего опыта, оставаться простым мыслящим


существом, мышление которого отличается внутренним единством. Многообразный эмпирический опыт не раскры­вает природу самосознания, он только свидетельствует о наличии и необходимости чистой апперцепции как условия познавательного отношения субъекта к самому себе.

Эмпирический опыт указывает, что идея самосознания есть идея целесообразная. По Канту, «разум берет понятие эмпирического единства и, мысля это единство безусловным и первоначальным, создает из него понятие разума (идею) о простой субстанции, которая, будучи сама по себе неизмен­ной (тождественной как личность), находится в общении с другими действительными вещами; одним словом, разум создает понятие простого мыслящего существа. Но при этом он имеет перед глазами не что иное, как принципы система­тического единства в объяснении явлений души, требующие рассмотрения всех определений как находящихся в едином субъекте, всех сил — по возможности как производных от одной первоначальной силы, а всякой смены — как принад­лежащей к состояниям одной и той же постоянной сущнос­ти, так, чтобы все явления в пространстве представлялись как совершенно отличные от действий мышления».53

Чистое самосознание Кант считает принципиальным началом всякой деятельности души. Как все идеи-принци­пы, оно имеет априорную природу, субъективно, формаль­но, но является необходимым условием и стороной любого мыслительного процесса, любого акта самоопределения. Идея-принцип чистого самосознания выступает методоло­гическим требованием единства в объяснении духовного мира, духовной деятельности человека, требованием учета его многообразных отношений с миром и рассмотрения этих многообразных отношений как свойств, состояний, момен­тов единой сущности. Это требование носит универсальный характер. Без его удовлетворения не может осуществляться ни познание вещей, ни познание самого себя, реальное самоопределение.

Для познания самого себя требуется, во-первых, действие мышления, приводящего многообразное содержание всякого возможного содержания к единству апперцепции, и, во-вторых, определенный способ самосозерцания, в осно-

 

 


ве которого также лежит априорная форма, но имеющая чувственный характер — время. Правда, это самопознание ограничено. С одной стороны, самосозерцание ограничивается явлением, где познание осуществляется «одинаковым образом с другими явлениями... так как я себе являюсь», во не как существующее само по себе. С другой стороны, «я не могу определить свое существование как самодеятельного существа, а представляю себе только спонтанность моего мышления, то есть (акта) определения.... Тем не менее бла­годаря этой спонтанности мышления я называю себя умопостигающим субъектом».54 Осознание творческого акта мышления удостоверяет действительность мыслящего субъекта.

Кроме чистого самосознания. Кант раскрывает особен­ности практически действующего самосознания. Он рас­сматривает практическое самосознание как идеальный спо­соб присвоения окружающего мира, подчеркивая его актив­ность, процессуальность, динамизм, поступательность и возвращаемость к себе. Он считает, что практически дей­ствующее самосознание есть единое и многое, одно качество и многие качества, простое и сложное, целое и совокупность частей. Ведущим началом выступают первые стороны ука­занных соотношений. Именно вследствие этого самосозна­ние выполняет функцию синтеза, объединения элементов сознания.

Мы можем утверждать единое «Я», говорить о «Я» как определенном мыслящем и действующем субъекте. Ведущая сторона единого, однокачественного, целого (тожде­ственность и простота «Я») в структуре самосознания свя­зана у Канта прежде всего с тем, что перед ним хотя и прак­тически действующий субъект, но определивший себя все­общим образом как мыслящую волю. В конце концов. Кант рассматривает не обычного среднего индивида, но потенци­ально возможного, логически предельного, теоретически самоопределяющегося индивида. Поэтому все «многое» ис­чезает в «едином», как элементы в сплаве. Идеи чистого са­мосознания, чистой науки и чистого опыта связаны у фило­софа с идеей абсолютного, полного коллективного опыта для практически действующего самосознания она являет-


 

ся целью, внутренней движущей силой, социальным содер­жанием и смыслом человеческих устремлений.

Ограниченность кантовской трактовки самосознания связана с его общими познавательными посылками. На мно­гие из них указывал уже Г. Гегель. Сознание не опосредству­ется действительным миром. Сами многообразные предме­ту не связаны необходимым образом друг с другом, они «вы­ступают как внешние друг другу и случайные».55 По Кан­ту, нельзя познать природу единого. Он указал только на его формальный принцип, не определяя его содержательно.

Критика Канта Гегелем была диалектической. Элемен­ты формальной структуры самосознания, отмеченные Кан­том (активность, свобода, единство), Гегель попытался рас­крыть в генезисных связях, в процессе развития, а тем са­мым определить не только формально, но и содержательно. В грандиозной системе Гегеля самосознание имеет множе­ство ипостасей. В чистом логическом виде оно выражает деятельную сторону развивающегося абсолютного духа. Дух есть абсолютная активность, самосознание, самопознание. Субъективный дух, объективный дух, абсолютный дух — это формы, ступени самосознания абсолютной идеи. Абсо­лютная идея, саморазвиваясь, самопознает себя в форме субъективного, объективного и абсолютного духа. Смена этих форм, устремленность от одной формы к другой, от одной ступени к другой означает закономерный процесс ста­новления истины самопознающегося трансцендентального субъекта.

Описание происхождения и развития самосознания имеет у философа глубокие методологические основания. Ге­гель — рационалист. Сила его методологии — в единстве логического и исторического, в реалистической тенденции «предвосхищенного, хотя и не осознанного материалистического понимания истории».56 Как теоретик Гегель исхо­дит из всеобщей идеи, дает абстрактное определение понятию, указывает формы его проявления, моменты и ступени Развития. Как исторический мыслитель он поднимает эмпирический опыт до всеобщности. Таким образом, его «Логика» оказывается реальным «сначала», по отношению к Сорому действительные формы движения выступают ре-


альным «потом», а «человеческий дух» — живым «наконец».

Применительно к проблеме становления индивидуального сознания и самосознания действуют общие принципу гегелевского метода: определение абстрактной идеи, указа­ние на ее формы, моменты, исследование исторических сту­пеней развития, включающие громадный историко-культурный и конкретно-научный материал.

Абстрактное понятие самосознания. «Выражение само­сознания есть «я» = «я» — абстрактная свобода, чистая идеальность», — отмечает Гегель.57 В таком виде самосоз­нание реальности не имеет. Это принцип, смысл которого состоит в том, «что я все познаю как принадлежащее мне, как «я», что каждый объект я постигаю как звено в системе того, что есть я сам, — коротко говоря, что в одном и том. же сознании я имею и «я» и «мир», в мире снова нахожу себя и, наоборот, в моем сознании имею то, что есть, что имеет объективность» 58

Гегель сразу заявляет, что абстрактная формула, если только довольствоваться ею, не дает еще глубокого знания. «Известное вообще — оттого, что оно известно, еще не по­знано», — говорит философ. Такое известное он называл «обыкновеннейшим самообманом и обманом других» .59 Са­мосознание выражает бытие субъекта, которое поистине является действительным бытием, поскольку оно есть «движение самоутверждения», есть раздвоение простого, которое затем выступает как отрицание равнодушного раз­личия и противоположности. И только «это восстанавли­вающееся равенство... а не некоторое первоначальное един­ство как таковое или непосредственное единство как тако­вое, — есть то, что истинно». 60

Утверждая необходимость развертывания формулы са­мосознания, необходимость рассмотрения последнего в раз­витии, Гегель предпринимает анализ первоначальной формы самосознания. Первоначально самосознание имеет своим предметом не «я» = «я», а «я». Это означает, что самосознание еще не обогащено внешним предметом, существует как бы отдельно от мира, как абстрактно-всеобщая еди­ничность. Идея абстрактно-всеобщей единичности выража-

 

ет, с одной стороны, предельную неопределенность индиви­дуального субъекта, не имеющего достаточного опыта вза­имоотношений с миром; с другой — непосредственно-отри­цательное отношение единичности к самой себе, то есть ут­верждение движения, устремленности к всеобщему.

Первоначальная форма самосознания, по Гегелю, есть «совсем простое субъективное, совершенно абстрактное свободное, совершенно неопределенная идеальность, или отрицательность всякой ограниченности».61 Он считает, что первоначально «я» становится только формально, а не действительно. А «действительное различие, определенное лежит за пределами «я», принадлежит единственно только предметам».62

Диалектический принцип развития позволяет Гегелю преодолеть кантовский формализм в решении данного воп­роса. Его утверждение о формальности первоначальной фор­мы самосознания не равно утверждению Канта о самосоз­нании, формально удостоверяющем бытие субъекта. Геге­левская формальность означает, что философ рассматрива­ет самосознание как процесс, как отрицание своей единич­ности и положение единства со всеобщим. Гегелевская фор­мальность указывает не на бессодержательность, а на спе­цифику, в некотором роде абстрактную противоположность самосознания сознанию.

Сознание и самосознание по Гегелю. Сознание не толь­ко на всех этапах связано с самосознанием — оно в какой-то мере выступает формой становления последнего. Философ отмечает, что самосознание есть истина сознания, его основание, «всякое сознание другого предмета есть самосоз­нание.63 Из этих рассуждений вытекает, что нет сознания без самосознания, и, наоборот, не существует самосознание без сознания. Сознание и самосознание, по Гегелю, есть две стороны одного феномена — Духа. На всех этапах духовного развития это духовное развитие выступает как сознание и как самосознание.

Полагая глубокую, необходимую взаимосвязь сознания и самосознания, Гегель указывает и на их специфику, различие. Оно особенно четко проявляется на уровне абстракт­но самосознания. «В сознании мы видим громадное раз-


 

 


 

личие «я» — этого совершенно простого, с одной стороны, и бесконечного многообразия мира, с другой», — пишет Гегель.64 Самосознание же предстает как совершенно абстрактное тождество с самим собой. Самосознание и сознание в отношении друг друга представляют пока две разные вещи.

Сознание выражает идею различия «я» и мира. Оно выделяет предмет как отличный от меня, а затем противоположный мне, существующий независимо от меня, как нечто «самостоятельно противостоящее» мне. В то же время сознание не может иметь другой своей стороной отделение «я» от мира, что выражается, по крайней мере, в ощущении этой отдельности, то есть является самосознанием. Од­нако осознание отдельности не выражает полностью содер­жание самосознания. Самосознание включает в себя момент осознания ограниченности этой отдельности, отрицания ее, стремление к внешнему объекту. Другими словами, в самосознании запечатлевается не только отличие, но и един­ство «я» и мира.

Уже содержание «вожделеющего» самосознания, выс­тупающего первой формой самосознания, отнесено Гегелем к внешнему объекту. Вожделеющее самосознание отража­ет внутреннее противоречие «я», выражающее самые осно­вы жизни: существование «я» невозможно без отношения к внешнему предмету, поэтому «я» = «я» включает в себя этот предмет, уничтожая его самостоятельность, снимая его, восстанавливая единство отношения «я» к самому себе. Са­мосознание здесь есть отражение внутреннего противоречия (мне для моего бытия не хватает необходимого предмета), которое проявляется, как «влечение снять это противоре­чие».65

Говоря о наличии влечения как признака самосознания, Гегель, по сути, указывает на природные предпосылки са­мосознания, поскольку все одушевленное и дух необходи­мо имеют влечение. Одним из первейших и фундаменталь­ных признаков самосознания является свобода. «Природный человек, определяемый лишь своими влечениями, не пребывает у самого себя. Как бы он ни был своенравен, содержаниеего хотения и мнения все же не есть его собственное, и его свобода есть лишь формальная свобода».66


Природный человек, определяемый только своими вле­чениями, не свободен, поскольку содержание его хотения зависит не от него, а полностью от внешних предметов. По­этому если и можно говорить о свободе, то только лишь о ..нормальной. Вначале она выражается в наличии отноше­ния души и тела. У животных чувство самого себя погруже­но в простые ощущения, вожделения. У человека наличе­ствует самостоятельность души по отношению к простым ощущениям, равно как и вожделениям, влечениям, страс­тям и их удовлетворениям. Душа как бы «освобождается» от полного диктата тела. Это освобождение имеет разные формы. Оно может проявиться как отрицание того или ино­го ощущения, закаленность, например, по отношению к внешним ощущениям (мороз, жара, утомление), равно как и закаленность души против несчастья. Освобождение при­нимает форму равнодушия к удовлетворению вожделения, влечения. Оно выражается в привычке как умелости.

Один из важных признаков свободы души Гегель видит в привычке. Это признак наличия общего в отношении души и тела. В привычке, отмечает философ, человек имеет отно­шение не к «случайному, единичному ощущению, представ­лению, вожделению и т.д., но к себе самому, к некоторому составляющему его индивидуальность, им самим положен­ному, им освоенному всеобщему способу действия, — и именно потому является свободным».67 Она возвышает душу человека над ограниченным содержанием ощущения, в от­личие от животного, остающегося погруженным в единич­ность.

Привычка суть механизм чувства самого себя, освоенный, всеобщий способ действия. С одной стороны, этот способ снимает ограниченность ощущений, вожделений, которые перестают быть внешними по отношению друг к другу и становятся простыми свойствами, моментами всеобщего. Другой — он означает овладение телесностью, превращение душой тела в свое достояние, «в свое постоянно пригодное к употреблению орудие, так что в результате этого возникает некоторое магическое отношение, непосредственное воздействие духа на тело» ,68 Овладение телесностью составляет условие процесса освобождения души, достижения


адекватного сознания этого процесса. Когда выработана привычка, внимание освобождается и, свободное, устремляется на дальнейшее овладение предметным миром. В привычке «наше «я», — пишет Гегель, — в такой же мере присваивает себе вещь, как и наоборот, отсутствует в ней равнодушно, к ней... «Наша душа», с одной стороны, полностью внедряется в свои обнаружения, а с другой, покидает их, придавая им тем самым форму чего-то механического, какого-то голого действия природы».69 Гегель прямо гово­рит о взаимосвязи процессов формирования привычки и самосознания. «Только благодаря привычке я существую как мыслящее существо для себя».70

Важной стороной дела является то, что формирование привычки — процесс социальный. Ведь привычка — это ос­военный «всеобщий способ действия, правило».71 Наличие у людей правила как всеобщего способа действия говорит о наличии в самосознании индивида опосредствующего мо­мента всеобщности. «Мир, находящийся вне человека, име­ет свои нити в нем, так что человек действительно есть для себя, состоит из них; так что если эти внешние моменты ис­чезают, отмирает и сам человек...».72 Связи (нити) внеш­него мира образуют внутренние связи человека. Гегель при­водит в пример самоубийство Катона после гибели Римской республики, смерть людей после гибели любимых родствен­ников и т.д. Реальность мысли здесь в том, что, овладевая всеобщим способом действия (правилами), человек овладе­вает общественными отношениями, «входит в плоть» обще­ственных связей, состоит из них. Причем правило для ин­дивида составляет объективный, социальный момент. Про­цесс формирования привычки соответственно правилу оз­начает у Гегеля выход человека в объективное и всеобщее, а также присвоение этого всеобщего. На основе данного про­цесса формируется самосознание.

Формирование самосознания, по Гегелю, многотрудный процесс, в котором осознается то одна, то другая сторона взаимосвязей человека и мира. В разделе «Человек» уже говорилось, что философ выделяет три основные ступени формирования наиболее полного самосознания. Это ступени «вожделеющего», «признающего» и «всеобщего». В ка-

 

честве признаков самосознания выступают становление и осознание человеком своей свободы и признание свободны­ми других людей, признание равенства.

Идеалистическая диалектика позволила Гегелю иссле­довать самосознание со стороны развития его логических форм и определений, что явилось значительным вкладом в решение проблемы его природы. Он дает определения само­сознанию, которые сохраняют свой логико-познавательный смысл по сию пору. Методологически важна мысль, что са­мосознание выражает не отличие «я» от среды, а опосред­ствованное единство с нею; что сущностью самосознания выступает отражение соотношения духовного и материаль­ного, в той или иной форме решаемое индивидом.

В середине XIX в. на основе материалистической диа­лектики возникла новая трактовка самосознания. Предме­том актуального интереса К. Маркса и Ф. Энгельса являет­ся человек как исторический субъект и соответственно осо­бенности его самосознания. Здесь в структуре самосознания акцентирован аспект соотношения индивидуального и соци­ального.

Мышление человеком себя в качестве исторического субъекта включает следующие моменты:

— Осознание себя как свободного индивида, то есть на основании познания необходимостей природы осуществля­ющего господство над самим собой и над внешней приро­дой; «господство над обстоятельствами и отношениями, в которых живет индивид».73 Свобода здесь понимается как необходимый продукт исторического развития. Она включает контроль над общественными условиями жизни людей. Индивиды являются свободными благодаря тому, что они становятся, по выражению Энгельса, «господами своего собственного объединения в общество».74

— Осознание себя как ассоциированного в класс (общество) индивида. Данное положение означает убеждение в том, что условием истинной свободы является превращение общества в организованную на основе научного мировоззрения социальную единицу — истинно движущую силу современного общественного развития.

— Осознание себя и условий своего существования как


 

 


 


момента исторического развития. Осознание преемственности своего движения по линии труда и борьбы народных масс во все периоды человеческой истории. Осознание себя той силой, при помощи которой осуществляется становление общества социального равенства.

Маркс высоко оценивает значение гегелевского метода Переосмысливая подход к человеку с точки зрения матери­алистической диалектики, он видит позитивный смысл гегелевских идей. Величие его «Феноменологии духа» усмат­ривается прежде всего в том, что Гегель исследует «самопо­рождение человека как процесс».75 Он пытается раскрыть внутренний механизм становления человека, который трак­тует как возникновение и снятие противоречий субъекта и объекта. Причем объект у Гегеля положен не как внешний человеку, а сам человек рассматривается как единство субъекта и объекта. Сущностью данного процесса выступа­ет труд в его внутренней противоречивости. Гегель «ухва­тывает сущность труда и понимает предметного человека, истинного, потому что действительного человека как ре­зультат его собственного труда».76

Труд Гегель раскрывает как исторический процесс, по­этому анализирует «деятельное отношение человека к себе как родовому существу...», что возможно только при пони­мании включенности человека в совокупную деятельность человечества, понимании исторической природы сущностных сил человека, рассмотрении человека в качестве резуль­тата истории.

Гегелевская диалектика охватывает многие моменты действительности и содержит в себе критичность. Маркс отмечает, что разделам о «несчастном сознании», «честном сознании», о борьбе «благородного и низменного сознания» свойствен глубокий критический пафос в отношении мно­гих областей общественной жизни, таких, как религия, го­сударство, гражданская жизнь и т.д. Однако идеализм мис­тифицирует диалектические идеи, ставит их взаимосвязи с ног на голову. Производство, труд включаются в контекст деятельности абсолютного самосознания, им отводится роль момента этой деятельности. Диалектика субъекта и объек­та предстает как взаимосвязь между сознанием и самосоз-

 

нанием, и предмет выступает как абстрактное сознание, а человек как самосознание».77 У Гегеля выходит, что само­сознание обладает глазом, ухом, сущностной силой. Пред­метность он трактует как отношение, не соответствующее сущности человека. На самом же деле практическое отнощение человека к самому себе, не соответствующее сущнос­ти человека, свидетельствует о том, что эта сущность «опредмечивается бесчеловеческим образом».78

Критикуя гегелевский идеализм, Маркс формирует соб­ственные определения. Человек является природным, суще­ством. Будучи таковым, он, с одной стороны, обладает при­родными, жизненными силами, делающими его деятель­ным существом, а с другой стороны, он, наподобие растений и животных, является существом страдающим, обусловлен­ным и ограниченным. Предметы его влечений находятся вне его. Человек как живое природное существо страдает, ощу­щает это страдание и в силу этого обладает страстью, то есть сущностной силой, выражающей энергичное стремление к своему предмету.

Но человек не только природное существо. Он есть чело­веческое природное существо, ему свойственны специфичес­кие черты, отличающие его от других существ. Он существу­ет для самого себя и потому является родовым существом, отмечает Маркс. В качестве родового существа человек об­ладает сознанием и самосознанием. Самосознание, по Мар­ксу, есть качество человеческой природы. Человеческая чувственность, человеческая предметность, самосознание не Даны человеку непосредственно и адекватным образом. Они выступают моментом человеческого взаимодействия с природой, производства и самопроизводства. Природа же ста­новится человеческой, поскольку она здесь является звеном, связывающим человека с человеком.

Сознание и самосознание, по Марксу, свойственны человеку как социально-историческому существу. Самосознание может иметь отчужденный характер. Гносеологически отчуждение приобретает форму неадекватного выражения человеческой сущности. В социальном смысле отчуждение самосознания выражается в том, что идеи, взгляды сущетвуют как силы, не контролируемые человеком, как враж-


 

дебные ему, отнимающие у него предметы, обедняющее труд, уродующие его чувственность, человеческую природу.

Маркс раскрывает социальную природу отчужденных форм самосознания, указывая на основное противоречие материального производства как причину всех превращен­ных форм отчуждения. Социальная природа самосознания понимается как свойство общественного человека отражать общественные отношения к самому себе. Так, частная соб­ственность — это не просто отношение к предметам, а отно­шение к вещам, которые сделаны людьми, в которых воп­лощен труд других людей. Частная собственность, таким образом, является общественным отношением между людь­ми. В капиталистической форме она выступает как присво­ение чужого труда. Она сделала человека столь односторон­ним, что предмет воспринимается им как свой предмет толь­ко тогда, когда он им обладает (например, в форме капита­ла) или когда непосредственно владеет, потребляет. Маркс называет чувство обладания отчужденным чувством. Оно «равнодушно» ко всей содержательной природе человека. Обладая богатством, человек внутренне может быть абсо­лютно беден, поскольку он, не имея других сколько-нибудь развитых физических и духовных качеств, обладает толь­ко предметом. Такое самосознание, возникающее на основе обладания, суть отчужденное самосознание, не адекватное человеческой сущности и враждебное ей.

Человек, обладающий неотчужденным самосознани­ем, — богатый человек. Субъективная сторона богатства выражается прежде всего в возникновении потребности у человека в полноте собственно человеческих проявлений жизни. Сюда Маркс относит процесс эмансипации чувств, который трактуется следующим образом.

Чувства отвергают отношение голой полезности и ста­новятся в своей практике теоретиками, способными отно­ситься «к вещи ради самой вещи», как объективно существующей, самостоятельной, подчиняющейся своим соб­ственным законам. Это означает способность человеческих чувств «схватывать» общее и даже всеобщее, способность к бескорыстному эстетическому созерцанию.

Чувства воспроизводят отношения к вещи как нравственное отношение, означающее способность увидеть в


вещи продукт человеческого труда, воплощение его созида­тельных творческих сил; отношение к вещи как средству общения с другим человеком.' Социальной сущностью, на­чалом, движущим мотивом процесса обогащения выступа­ет ощущение потребности «в том величайшем богатстве, каким является другой человек».79

Маркс раскрывает сущность, социальную природу ста­новления новой, неотчужденной формы самосознания, в которой признаки, указанные еще Гегелем, приобретают действительное истинное содержание.

Будучи материалистами-диалектиками, Маркс и Эн­гельс любое явление рассматривают в аспекте его происхож­дения и развития. Они исходят из убеждения, что идеи, представления, которые создают материально действующие люди, есть представления об их отношении к природе, или об их отношении друг к другу, или об их собственной теле­сное организации. Утверждая, что природа идей восходит к отношениям человека к миру и самому себе, Маркс и Эн­гельс тем самым рассматривают факт наличия отношений как необходимой предпосылки и признака возникновения самосознания. «Там, где существует какое-нибудь отношение, оно существует для меня; животное не «относится» ни к чему и вообще не относится; для животного отношение к Другим не существует как отношение».80

Причиной и основой отношения человека к самому себе как отличающемуся от других существ, населяющих ми­роздание, обладающему своими, только ему присущими формами взаимосвязи с миром, является производство средств существования. Производство средств, необходи­мых для удовлетворения первичных материальных потреб­ностей, представляет собой «историческое дело», «основное Условие всякой истории». Здесь индивиды выступают в со­вершенно новом, с точки зрения природы, качестве — производительной силы. Производительная сила — это специ­фическая сила природы, возникающая на определенной ступени ее развития как «результат всей природы» при условиях, даваемых всей универсальной связью природы. Развитие производительных сил есть эмпирическое осуществ­ление всемирно-исторического бытия людей.

 

 


Всемирно-историческое бытие человека невозможно без определенного способа его связи с другими людьми. Самый способ совместной деятельности индивидов представляет собой производительную силу. Следует отметить, что мате­риальная связь людей между собой, которая обнаруживает­ся с самого начала производства материальной жизни лю­дей, в отношении к природе выступает как производитель­ная социальная сила. Здесь общество проявляется со сторо­ны «единства» и со стороны «господства» над природными условиями своего бытия. Социальная производительная сила есть свидетельство свободы общества в отношении к природе. Свобода, по Марксу, это «преодоление препят­ствий», «предметное воплощение субъекта», «самоосуще­ствление». Деятельным проявлением ее является труд.

Идея свободы имеет принципиальное значение для оп­ределений самосознания. Свобода указывает на идеальное воспроизведение человеком своей качественной особеннос­ти — способности таким образом соединять сознание и ма­терию, что в результате созидаются формы его существова­ния, достигается относительная независимость в непосред­ственных взаимодействиях с природной средой. Свобода как характеристика самосознания не всегда является истин­ным пониманием необходимости, поскольку не всякая дея­тельность и не всякие ее механизмы (орудия труда, нормы организации) представляют собой материальное оформле­ние объективно существующего закона. Поэтому свобода может быть кажимой, может выступать как характеристи­ка ложного самосознания. Тем не менее деятельная актив­ность человека, производящая изменения в вещах, соответ­ствующие его целям и желаниям, и добивающаяся плани­руемых результатов, воспроизводится в его сознании в фор­ме свободы.

Маркс и Энгельс различают две формы самосознания, свойственные древнему человеку. Эмпирические индивиды в силу своей производительной способности и соответству­ющей деятельности по созданию предметов культуры осоз­нают свое отличие от существ животного царства. Абстрактный племенной индивид, родовая организация осознают свою тождественность природе, что выразилось в антро-


поморфизме и социоморфизме возникающих мифов. Родоплеменное самосознание отражает отношение общества-субъекта к природе как целому. Авторы «Немецкой идеодогии» подчеркивают, что сознание ближайшей среды есть «в то же время осознание природы, которая первоначально противостоит им как совершенно чуждая всемогущая и неприступная сила...»,81 С данной стороны человек выступа­ет как слабое существо, подавленное грандиозностью при­роды, поскольку его совокупные производительные силы еще очень слабы и вносят в природу совсем незначительные изменения. В этом отношении он не отличает себя от других существ и сил природы, воспринимает себя как тождественное природе существо. Такая тождественность нахо­дит свое воплощение в иллюзорных формах всеобщности, и прежде всего в мифологии.

Отношение человека к природе со стороны ее целостнос­ти является, если можно так выразиться, базисным миро­воззренческим отношением. Оно носит интегративный ха­рактер, включая в себя различные отношения: производ­ственные, воспитательные, познавательные, организацион­но-управленческие и пр. Отношение человека к природе в целом. — опосредствованное. Посредником здесь выступает общественный строй, который указывает на социальную природу, источник и начало мировоззрения человека, его общественного самосознания.

Самосознание сразу же дано как индивидуальное — эм­пирического, деятельного индивида, и как социальное, «кон­цептуальное» — самосознание родовой организации. Пер­вые социальные правила и нормы — это факты, свидетель­ствующие об отношении необходимости социального пове­дения. Незнание истинной природы этих норм не означает еще отсутствия стремления древнего человека «концептуально» осмыслить свои взаимоотношения с окружающим его миром. Так, чувственная оценка необходимости совместных действий порождена наличием самой социальной связи. Даже страх смерти — это уже не просто инстинкт, а «осознанный инстинкт», смутное сознание кары как следствия неподчинения правилу. Отражение взаимосвязи «Я» — среда здесь осуществляется с «высоты» представления о социальной норме.

 

 


Возникновение социальной нормы и соответствующих механизмов ее реализации свидетельствует об осознания основы и критерия оценки людьми своих действий. Такой всеобщей основой является отношение к производству как главной сфере общественной жизнедеятельности и отноше­ние к себе как производительной силе природы.

Идеальной формой, воспроизводящей условия общнос­ти людей и в то же время их существенные различия, выс­тупает идея равенства. «Равенство, — пишут Маркс и Эн­гельс, — есть осознание человеком самого себя в сфере прак­тики, то есть осознание человеком другого человека как рав­ного себе и отношение человека к другому человеку как рав­ному» .82 Общечеловеческое содержание равенства восходит к свойствам человека как родового существа. Но идея ра­венства не имеет статуса вечной истины, она носит конкрет­но-исторический характер и содержание, которые суще­ственно отличаются в зависимости от эпохи. Состояние дей­ствительного равенства (неравенства) определяет соци­альную сущность самосознания, обеспечивает его гармонич­ную целостность или деформированность, качество интегративности. Если равенство есть условие интегрированно­го неотчужденного самосознания, то оно становится меха­низмом этой интеграции только в форме свободы.

Свобода и равенство — соотносительные понятия. В сво­боде субъект утверждается как индивидуальность. В опре­деленном смысле равенство противоположно свободе, ибо оно есть отрицание индивидом себя в качестве единичного; есть отождествление, самоидентификация с другими людь­ми. Однако свобода немыслима без той или иной реализа­ции принципа равенства. Свободным может быть только социальный субъект. В общефилософском смысле равенство выражает социальную сущность свободы и только тогда ха­рактеризует истинное самосознание, когда оно само высту­пает в форме свободы. В этом случае оно есть форма утверждения индивидом себя в качестве действительного субъек­та, выполняет функции стимула и движущего мотива сво­бодного действия, основы и принципа организации социаль­ного субъекта. Здесь равенство выступает как высшая форма общественного объединения, которая проявляет истинно человеческие различия.

 

Представления о равенстве длительное время выражали ложный идеал общественных отношений (равенство пе­ред Богом, перед законом при фактическом неравенстве и др.) или ограниченные революционные требования, кото­рые были истинны только с отрицающей стороны. Разрабо­танная на основе материалистической диалектики данная идея получила адекватную интерпретацию. Здесь равенство рассматривается как понятие, обозначающее социальное свойство общественной жизни. Идея равенства означает идеал общественных отношений, где формируется единая, справедливая основа оценки людей и их разнообразных ис­тинно человеческих качеств — отношение к труду. Оно оп­ределяет главную гуманистическую интегративную уста­новку человека во всех взаимодействиях с миром.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Теория философии/Э.Ф. Звездкина

З Теория философии Э Ф Звездкина и др М Филол о во СЛОВО Изд во Эксмо с... Теория философии... ГЛАВА I...

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Сознание как самосознание

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Философия — форма общественного сознания
“Весь мир — родина для высокого духа” — эти слова принадлежат великому мыслителю Древней Греции, материалисту, автору атомистического учения Демокриту. Здесь образно и точно представлена философия

От любомудрия — к теоретической доктрине
Философия является концентрированным выражением человеческой мудрости, значение которой не исчезает со временем, а только возрастает, поскольку идеи, принадлежащие выдающимся мыслителям, зат

Философия как самосознание
Выше речь шла о том, что родиться философия могла только как теоретическая форма сознания. И как форма сознания она прежде всего выделила мир, природу в качестве объекта своего осмысл

Проблема научности философского знания
Европейская традиция философии с самого начала отмечена глубокими связями с наукой. Древнегреческая философия вообще представляла собой совокупность научного знания. Западная философия, в отличие о

Как возможна метафизика бытия?
Смысл данного вопроса заключается в том, что представленные ключевые категории — бытие и метафизика — характеризуются предельным объемом, который человеческая мысль практически не спо

Язык онтологического видения мира
Язык онтологического видения мира представляет собой совокупность (систему) категорий, посредством которых можно философски описать бытие. Используя выбранный нами принцип единства исторического и

Бытие и его альтернатива
Специфика философского осмысления действительности при помощи универсальных категорий предполагает использование явления соотносительности понятий. В этом смысле альтернативой бытию выступает небыт

Материя
Субстанция предполагает взгляд на бытие в аспекте единства многообразия всех явлений и процессов мира. Учения, строящие картину мира на основе одной субстанции, называются монистическими. В

Движение
Движение — это категория, обозначающая важнейший атрибут материи — изменчивость. Являясь способом существования материи, движение несет на себе все ее фундаментальные характеристики — объективность

Пространство и время
Пространство и время — философские категории, обозначающие всеобщие формы существования материи. Они объективны, являются необходимыми свойствами, характеризующими материальный мир как неуничтожимы

Единство мира” и самоорганизация материи
Естествознание, таким образом, вполне подтверждает идею единства материи, движения и пространства-времени, т.е. субстанциальное единство мира. Можно говорить, что философская и физическая картины м

Отражение и информация
Сущность отражения как свойства материи “заключается в способности любой вещи продуцировать изменения, следы, которые находятся в соответствии (или сходстве) с воздействующей на нее вещью. П

Понятие закона. Общие представ­ления о детерминизме
Для правильного познания мира и успешного практи­ческого его преобразования важно принципиальное реше­ние вопроса о характере мира — каков он, подчинен ли объективной закономерности или представляе

Причинность и закон
Сущностью причинности выступает производство при­чиной следствия. В процессе этого производства происхо­дит перенос материи и движения с явления-причины на явление-следствие, п

Необходимость и случайность
Необходимость и случайность — «соотносительные фи­лософские категории, отражающие различные типы связей в объективном мире и его познании. Необходимость — от­ражение преимущественно внутренних, уст

Свобода и необходимость
Понятие «свобода», взятое само по себе, представляет собой весьма размытую и многозначную абстракцию. Содер­жание ее, так же как и других философских категорий, рас­крывается прежде всего в анализе

Развитие как всеобщая закономерность
Развитие — одна из фундаментальных категорий фило­софии, выражающая предметы, явления и процессы с оп­ределенной стороны. В силу объективности и всеобщности ее объектов конкретизация формы и содерж

Закон диалектического противоречия
История философии показывает, что диалектические идеи возникли на основе наблюдения соотношения проти­воположностей. С самого начала философы пытались ре­шить мировые загадки связи противоположных

Закон перехода количества в качество
Данный закон занимает важное место в системе диалек­тики, так как дает объяснение механизма всякого преобра­зования. Согласно этому закону коренные изменения про­исходят не сами по себе, а за счет

Закон диалектического синтеза
Другое название этого закона — закон отрицания отри­цания. Он конкретизирует основные принципы диалекти­ки — принцип универсальной связи и принцип развития. В нем развитие предстает как борьба н

Закон отрицания отрицания
Двойное отрицание, выражающее данный закон, толку­ется по-разному. Правда, никто не возражает, что это фор­мула процесса, представляющая «цепь» отрицаний. Одна­ко эта «цепь» богата содержанием, она

Общее понятие о человеке
Человек в системе философских мировоззрений. Тема “человек” настолько обширна, что весь комплекс научного знания, “обрушившийся” на ее разработку, не может быть признан сколько-ниб

Антропосоциогенез
Общее представление о возникновении Homo sapiens на основе трудовой деятельности. Целесообразность труда — главный признак человека разумного. Основные положения тр

Естественное и общественное в человеке
Антропосоциогенез — процесс, в котором действовали биологические и социальные закономерности. К тому времени, когда констатируется возникновение человека разумного, соотношение этих закономерностей

Биологизаторский и социологиза-торский подходы к человеку
Человек как биосоциальное существо представляет собой единство, в котором социальные качества являются ведущими и определяющими. Появление социального не только раскрывает генезисную связь биологич

Человек как единство индивидуального и социального
Проблема соотношения биологического и социального возникла в самом начале антропосоциогенеза. От ее решения зависело определение природы человека, выявление источника, основы его человеческих качес

Человек как единство идеального и материального
Таким образом, отчуждение есть разрыв первоначально данной связи индивидуального и социального, а также осознание этого разрыва. Но в своей первоначальной данности эта связь вообще не осозна

Эволюция представлений о сознании
Сознание — одно из основных понятий философии, обо­значающее родовое отличие человека от животного. Пред­ставления о сознании претерпели длительную эволюцию. На ранних этапах развития фило

Понятие сознания
Как и большинство философских категорий, оно опре­деляется через соотношение с другими категориями, обла­дающими всеобщностью и указывающими на противопо­ложные свойства и связи объективного мира.

Структура сознания и формы его проявления
Информационная и оценочная стороны сознания. Со­знание включает две стороны: информационно-отража­тельную и эмоционально-оценочную. Информационно-от­ражательная сторо

Сознание и бессознательное
Термин «бессознательное» используется для обозначе­ния слоя психики, не представленного сознанию. Пожалуй, первым из философов, обративших особое внимание на яв­ление бессознательного, был Г. Лейбн

Самосознание и рефлексия
«Рефлексия» — часто употребляемый термин, в широ­ком смысле практически совпадающий с термином «само­сознание». Различие заключается в том, что понятие самосознания применяется для обозначения с

Особенности философии познания
Успешное изучение отдельных сторон процесса познания и отдельных элементов знания невозможно без исследования закономерностей развития познания как целого. В свою очередь, свойства и закономерности

Проблема познаваемости мира
Гносеология не может претендовать на решение своих проблем, не дав ответ на главный вопрос — о принципиальной познаваемости мира. Уже в древности, как только возникли гносеологические вопросы (софи

Субъект и объект познания
Субъект и объект познания — главные элементы структуры познавательного процесса.Под субъектом разумеется индивид или сообщество индивидов, обладающие определенным уровнем знания и осуществл

Чувственное и логическое познание
Исторически человеческому познанию предшествовала психическая деятельность животных, которая и была простейшим познанием в широком смысле слова, как оно характеризуется И. П. Павловым: “Нужно счита

Относительная самостоятельность логического познания по отношению к чувственному отражению
В генетическом плане логическое познание представляет собой отрицание чувственного отражения. По справедливому замечанию Гегеля: “...Мышление есть по существу своему отрицание непосредственно данно

Относительная самостоятельность логического познания по отношению к практике
Рассматривать относительную самостоятельность логического познания по отношению к практике стало возможным лишь после того, как категория практики была введена в гносеологию. Метафизический материа

Практика — определяющий фактор логического познания. Природа понятий
Действительную основу познания показали и последовательно ввели в теорию познания К. Маркс и Ф. Энгельс. Они непосредственно связали развитие сознания с трудовой Деятельностью, при этом ведущая рол

Творчество, сознательное и бессознательное, интуиция
Творчество — это характеристика познавательного процесса со стороны его нестандартных условий, средств и продуктивности решения возникающих задач. Главным признаком творчества является рожде

Истина и ее критерии
Определение. Проблема истины — основная в теории познания и одна из основных в человеческой жизнедеятельности вообще, ибо, если человек ориентируется в жизни, не обращая внимания н

Логическое и историческое
До изложения краткого очерка истории науки определим подход, при котором это возможно сделать. История науки, как и любая история, за свою “жизнь” накопила столько чрезвычайно важной информации, чт

Античная наука
Античная наука (с VI в. до н.э.) функционирует в рамках натурфилософии. Наряду с общефилософскими проблемами (многообразия и единства мира, его основы, соотношения идеального и материального), иссл

Научная революция XVII в. Проблемы метода, структуры научного познания. Научная картина мира
Особое место в истории науки занимает научная революция XVII в. Эта революция началась с Н. Коперника(в 1543 г. был опубликован его труд “Об обращении небесных кругов”, где были изложены новые взгл

Диалектизация естествознания
В течение XVIII-XIX вв. возникает потребность осмыслить взаимосвязь различных физических свойств и процессов, а также их эволюцию. Так, М. В. Ломоносов, а затем А. Лавуазье сформулировали об

Революция и кризис в физике на рубеже Х1Х-ХХ вв. Методологическая интерпретация
В конце XIX — начале XX столетия были сделаны открытия, которые породили настоящий кризис теоретического естествознания и его методологии. Совершилась следующая научная революция. Мировоззренческий

Научные дела в зеркале западной философии науки
Перечисленные выше открытия и принципы, составляющие черты новой научной картины мира, не разрешили, если не углубили, мировоззренческий и методологический кризис науки и философии. Философский кли

Философские основания эпистемологии
К философским основаниям научного познания относятся прежде всего основные всеобщие принципы, объединяющие онтологию, гносеологию и методологию. Это принцип объективности, универсальной связи, разв

Методология и методы. Общее понятие
Краткий исторический очерк развития науки и научного познания позволяет сделать вывод о том, что наука всегда была ориентирована на выявление объективных зако- нов действительности с це

Общелогические методы познания
К основным общелогическим методам познания относятся индукция и дедукция, анализ и синтез. Индукция (лат. inductio — наведение) — это логическая форма мышления, кот

Теоретический уровень научного познания
Как выше было сказано, теоретический уровень науки качественно отличается от эмпирического. Прежде всего, здесь нет непосредственного взаимодействия исследователя с объектами реального мира.

Природа в естественнонаучном и гуманитарном познании
Понятие “природа” В первой части книги слово “природа” употреблялось часто, но не как отдельный специфический термин, а заменяя понятия “объективная реальность”, “материя”

Природа как объект естественных и гуманитарных наук
Философский подход к решению этих проблем глубоко историчен. Как свидетельствует история, феномен естественной природы как специфический объект познания и действия, отличающийся от реальност

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • Популярное
  • Облако тегов
  • Здесь
  • Временно
  • Пусто
Теги