рефераты конспекты курсовые дипломные лекции шпоры

Реферат Курсовая Конспект

Православие и современность. Электронная библиотека Оккультизм в православии

Православие и современность. Электронная библиотека Оккультизм в православии - раздел Религия, Православие И Современность. Электронная Библиотека  ...

Православие и современность. Электронная библиотека

 

Диакон Андрей Кураев

 

 

Оккультизм в православии

 

По благословению Преосвященного Ростислава,
епископа Магаданского и Чукотского

 

© Диакон Андрей Кураев

© Фонд "Благовест", Москва, 1998

 

Содержание

Об авторе

Предисловие

Александр Мень: потерявшийся миссионер

Церковная награда - проповедникам оккультизма

Еще раз об орденах и оккультистах

Как меня критикуют - 1

Если церковные ордена даются оккультистам, то что остается на долю православных?

Отдел религиозного образования и катехизации предлагает заняться магией

Как меня критикуют - 2

Вероотступничество как частное дело христианина

Как меня критикуют - 3

"Экологическое мышление" новое слово для старого язычества

Церковное не-отношение к валеологии

Виктор Аксючиц под тенью оккультизма

Второе пришествие апокрифов: проповедь о "порче" вместо проповеди о Христе

Второе пришествие апокрифов 2

Второе пришествие апокрифов 3

Второе пришествие апокрифов 4

Второе пришествие апокрифов 5

Второе пришествие апокрифов 6

Второе пришествие апокрифов 7

Второе пришествие апокрифов 8

Конец света в 1997 году: предсказание "православных" рериховцев

Как меня критикуют - 4

В ожидании меры пресечения...

В защиту богословия

Приложение: темная мистика православного игумена

 

 

Об авторе

"Оккультизм в Православии" очередная работа о. Андрея Кураева, вызванная к жизни современными внутрицерковными проблемами. Книга эта о… Под предлогом просвещения мы зашли в такую тьму неведения, что нам уже кажется… Преподобный Серафим Саровский

Предисловие

Все ли было клеветой в атеистической критике церковной жизни? Да, в этих нападках были односторонность, преувеличенность, окарикатуренность. Но с другой стороны, ведь и вправду - будь все наши формально церковные предки подлинными христианами, не произошла бы катастрофа 1917 года... И среди тех антицерковных выпадов, в которых была доля реализма, находился упрек Русской Церкви по поводу того, что она, мол, так и не справилась с "двоеверием". Не атеисты открыли это печальное для Церкви обстоятельство. Собранные еще до революции этнографические материалы неоспоримо свидетельствовали о том, что народное сознание оставалось в известной степени полуязыческим[1].

За годы гонений влияние христианства на религиозную жизнь народа стало еще меньше. Но было бы наивным полагать, что место, высвобожденное христианством, заняли осознанные атеистические убеждения. Просто языческие инстинкты, раскрепощенные отсутствием христианского воспитания, принялись за работу и даже атеизм превратили в религию. По верному замечанию российского востоковеда, "внутри идеологической системы советского общества шло хотя, скорее всего, и не завершилось, - формирование своеобразных религиозных представлений, в структуре которых воспроизводились многие черты классических нетеистических религий. Этот процесс шел, разумеется, неосознанно и без какого-либо серьезного влияния со стороны эмпирического Востока... Сходство социально-экономических систем Древнего Востока и "социальной архитектуры" тоталитаризма XX века не осталось без существенных последствий и в духовной области... О. Э. Мандельштам, говоривший о "буддийской Москве", о "могучем некрещеном позвоночнике" и о "пращурах, растворенных у нас в крови", написал в 1932 г. стихотворение, в котором грандиозность катастрофы, вселенский масштаб "провала в архаику" подчеркивает биологическая аналогия: "Роговую мантию одену, От горячей крови откажусь, обрасту присосками и в пену Океана завитком вопьюсь. Мы прошли разряды насекомых С наливными рюмочками глаз... Он сказал: довольно полнозвучья, - Ты напрасно Моцарта любил, Наступает глухота паучья, Здесь провал сильнее наших сил""[2].

Нетрудно было предвидеть, что, после того как в стране начнется религиозное пробуждение, эти "буддийские москвичи" и советские язычники придут в Церковь с желанием и ее перекроить на свой "некрещеный" лад. И естественно было бы предположить, что в этой ситуации церковная иерархия и остатки разгромленных богословских сил постараются не допустить архаизации уже собственно церковной жизни. Если в былые столетия Церковь видела опасность "двоеверия" и пусть не всегда успешно, но боролась с ним, то теперь, наученная горьким опытом, она тем более должна была бы действовать осторожно-предусмотрительно и заранее установить - по крайней мере в своих школах и в своих изданиях - мощные "фильтры", которые отсеивали бы языческие "фоновые шумы" в сознании и в творениях людей, желающих публично делиться своим духовным опытом.

К сожалению, этого не произошло. Заведомо языческие представления проникли и на страницы церковных изданий. Более того: оккультные симпатии обнаружились у самого духовенства, причем не у рядового, а у элитарного - того самого, которое призвано заниматься религиозным образованием и миссионерством.

Для меня самого оказалась неожиданной тема, которой посвящена эта книга. Грань между христианством и оккультизмом казалась настолько ясной и очевидной, что ни о каком оккультизме внутри Православия не могло быть и речи. Да, можно говорить о народном "двоеверии", о пережитках язычества и магии в народном понимании церковной обрядности, о замене церковных традиций полуязыческими или прямо языческими привычками... Но нельзя было и предположить, что фольклорно-магическая составляющая низового сознания вдруг явит себя в книгах, издаваемых от имени Церкви и с ее официального благословения. И потому о начинающейся книге я вынужден сказать: это книга, которую мне менее всего хотелось бы написать.

В ней пойдет речь о том, что для многих людей может оказаться чем-то соблазнительным, противоречащим тем представлениям о Церкви и ее служителях, которые сложились в их сознании. В этой книге речь пойдет о внутрицерковных проблемах. И сама эта книга - дискуссия с другими православными людьми. Обычно внутрицерковные разногласия, расхождения во мнениях между священнослужителями не принято выносить из-за алтарной преграды. Но в данном случае речь пойдет не о частных разногласиях и не о тех или иных личных человеческих слабостях. Речь пойдет о самой что ни на есть публичной сфере церковной жизни: о проповедниках, миссионерах, просветителях. И о том, какие неожиданные вещи могут с ними происходить.

Лишь со стороны кажется, что Церковь - монолит. В ней, мол, сплошное единомыслие и единообразие. Все вопросы уже решены, и остается лишь повторять цитаты из "Катехизиса". Но это не так. И внутри Церкви есть немало таких пространств, о которых можно сказать словами В. Розанова: "В мире неясного и нерешенного". Кроме того, даже те ответы, что уже накоплены в церковном предании, могут быть понимаемы по-разному разными людьми (а кому-то они могут оказаться просто незнакомы в силу недостатка богословского образования, а бывает, что некоторые грани церковного предания у иных современных церковных писателей вызывают несогласие и даже аллергию).

В общем, и внутри Церкви есть поводы для дискуссий, для разногласий, для ясных размежеваний. В конце концов если мы спорим, значит, мы живем. Если есть споры и дискуссии, значит, есть поводы для мысли, значит, есть поиск; если есть сомнения, значит, будут аргументы. Внутрицерковные споры не посрамляют Церковь, а, скорее, удостоверяют ее жизненность. Мы - разные, с разным жизненным опытом, с разными призваниями, с разными знаниями (как ума, так и сердца). Что ж: "Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1 Кор. II, 19). В Церкви есть болезни, и очень серьезные[3]. Но болезни могут быть только у живого существа. Труп не болеет. А Церковь болеет, и, - значит, она жива. Более того - за всю историю Церкви не было времени, когда в ней не было бы серьезнейших проблем. Но эти "актуально-насущные" проблемы оставались каждая в своем времени. А Церковь переходила в следующий век.

Приближаясь к порогу Церкви, я очень опасался, что попаду в новую КПСС. Мне была неприятна атмосфера официозного единомыслия, обязательных аплодисментов мнению начальства, бегства от любых серьезных дискуссий, восхваления своей истории, беспроблемного видения своего настоящего и будущего, которая царила в советской идеологии. К счастью, книги, что встретились мне в те дни, были книгами честными, резкими и дискуссионными (книги протоиерея Георгия Флоровского, протоиерея Александра Шмемана, протоиерея Иоанна Мейендорфа). Я с облегчением увидел, что церковные люди четко различают "достоинство христианства и недостоинство христиан".

Может быть, и среди сегодняшних людей найдутся те, кому открытие разномыслия внутри Церкви поможет войти в нее. Хотя бы тем, что антипатию к какому-нибудь церковному проповеднику (например, - ко мне) они не будут переносить на всю Церковь, но будут знать, что в Церкви - разные люди, и, Бог даст, смогут найти себе такого собеседника, который облегчит им путь к ней.

Итак, разномыслию надлежит быть. Поэтому далеко не всегда, когда мне встречается у того или иного церковного писателя мнение, с которым я не согласен, я берусь за перо и бросаюсь в полемику. Ибо одно дело - видеть, что некий человек высказывает мнение, мне не близкое. Но другое - видеть, как он высказывает суждение, мне давно знакомое, но знакомое по сектантской и антихристианской литературе. Средства массовой информации, книжные прилавки, школьные уроки и университетские лекции полны антихристианскими выпадами и пропагандой нехристианских взглядов. К этому я привык измлада. Но тем более непривычно вдруг услышать эти же суждения из уст православных священников и писателей...

Публично высказанное несогласие с такого рода суждениями никак не является "слежкой" за взглядами сослужителей. Дело в том, что моя работа в принципе корпоративна, то есть она требует постоянного и самого тесного контакта с тем сословием, к которому я имею честь принадлежать. Мне часто приходится вступать в дискуссии с оккультистами. Это означает, что мне постоянно приходится говорить людям неприятные для них вещи, разочаровывать их. Человеку хотелось бы, чтобы его "баловство" с "духами", "контактами", "космическими лучами" и "энергиями" получило бы одобрение со стороны Церкви. И вдруг он слышит нечто остужающее его порывы. В таких случаях самый естественный механизм самозащиты от критики - это вопрос: "А какое Вы имеете право говорить от лица Церкви? Неужели мнение диакона есть мнение всей Церкви? Наверно, лишь Вы настолько невежественны, что не замечаете в учении нашего Учителя (Блаватской, Рериха, Порфирия Иванова, Виссариона, Ошо, Хаббарда, Мартынова...) синтеза всех религий, философии и современной науки. Другие-то батюшки, наверно, более терпимы, более экуменичны, более современны и образованны..."

Поэтому для меня так радостно было, когда Архиерейский Собор 1994 г. принял Определение о псевдохристианских, оккультных и неоязыческих сектах, которым авторитетно подтвердил несовместимость христианства и оккультных воззрений и практик. И потому же столь печально бывает встречать жесты сочувствия оккультистам, исходящие от православных священнослужителей (тем более от тех, кто старше меня в сане). "По всей России известны случаи, когда оккультистам удавалось достаточно энергично интегрироваться в Русскую Православную Церковь. Наиболее нашумевший случай связан с Международным институтом резервных возможностей человека, основатель которого, Григорий Григорьев, смог получить благословение покойного митрополита Иоанна (Снычева) на открытие в одном из петербургских храмов центра по кодированию от алкогольной зависимости, табакокурения и ожирения. Другие случаи не получили столь широкой огласки. Например, все чаще встречается скрытая принадлежность православного духовенства к той или иной секте. В одной из сибирских епархий среди монашествующих обнаружились последователи Богородичного центра, в другой - тайные почитатели Виссариона. В Челябинской епархии - скрытые члены Белого братства, поклонники учения Рерихов, сайентологов. В независимой православной газете "Во имя Христа" (1995, №7-8), которая выходит в Челябинске по благословению председателя Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата игумена Иоанна (Экономцева), нам встретились утверждения, принципиально противоречащие христианскому учению. Цитируем: "Не нужно пестовать обиду, ибо вы сами можете создать себе заболевание. Не накапливайте чувство злобы и гнева - их нужно разряжать, позволять им вырваться на свободу". При внимательном изучении выяснилось, что православная газета публикует тексты из книги Ю. М. Иванова "Дианетика и духовное целительство""[4], - пишут социолог-религиовед С. Филатов и петербургский православный журналист А. Щипков.

О таких странных случаях солидарности православного духовенства с оккультистами и говорится в статьях, составляющих первую часть предлагаемой читателю книги[5]. Собственно, цель этих статей очень проста: это - призыв к духовенству, моя смиренная просьба как диакона к иереям, протоиереям и игуменам. Отцы! Помните о своей пастырской ответственности, не вводите людей в смущение, не укрепляйте неоязычников в их погибельных убеждениях! Когда речь идет о нарушении элементарных принципов христианской веры, приходится вспоминать слова святителя Григория Богослова, сказанные им в период разлива арианской ереси: "Может быть, извинили бы мы простолюдинов, если бы с ними случилось это; их часто спасает невникательность; но как простим это учителю, который, если не лжеименный, должен помогать в неведении другим. Если всякому, сколь бы он ни был невежествен, непростительно не знать какого-либо римского закона, то не странно ли - тайноводствующим ко спасению не знать начал спасения. Пусть получат извинение те, которые последовали нечестию по неведению. Что же скажешь о прочих, которые сами себе приписывали проницательность и долго представляли из себя людей благочестивых, а как скоро встретилось нечто изобличающее, тотчас преткнулись"[6]. Вот об этой, мягко говоря, "невникательности" наших официальных миссионеров и пойдет речь.

Во второй (центральной) части этой книги речь пойдет о тех издателях и распространителях религиозной литературы, которые сами не высказывают неправославных взглядов, но способствуют (может быть, и не осознавая этого) их укоренению. Ибо во множестве книг, заполнивших сегодня прилавки православной книготорговли, сквозят чисто языческие воззрения. Об этом - статья "Второе пришествие апокрифов".

Наконец, третья часть книги посвящена проповедникам, которые, не будучи церковными людьми, тем не менее предпочитают публично именовать себя и христианами, и даже православными. В последних двух статьях речь пойдет о рериховцах. Богословия и теоретизирования здесь уже нет никакого. Но может быть, некоторым читателям интересно и просто занимательно будет посмотреть поближе на людей, которые обещали осенью 1997 года конец света.

И последнее, что стоит сказать о начинающейся книге. Я знаю, что ее появления с интересом ждали протестанты. Они вообще полагают, будто Православие это и есть язычество, а тут объявлена к выходу книга православного автора, которая так вот прямо и называется: "Оккультизм в Православии". Поэтому здесь уместно авторское предупреждение: ни название книги, ни ее содержание не стоит использовать в качестве аргумента, подтверждающего тезис о том, будто Православие и есть разновидность оккультизма. Православное вероучение не включает в себя элементы оккультизма. Но православная церковная жизнь включает в себя и людей с еще не вполне определившимися взглядами. Церковь - больница. Она полна людьми не очень здоровыми. И среди тех, кому Церковь может дать свое врачевство, есть и те, кто страдает болезнями веры. Этих больных не надо отождествлять со всей Церковью. Их болезни не надо отождествлять с тем лекарством, которым Церковь их исцеляет. Их не надо вообще выгонять из Церкви. Но надо обратить их собственное внимание на то, что их вера немощна, больна, поражена спорами язычества. И, сведя их с учительских кафедр, обнажив для них их немощи, надо поставить вопрос предельно ясно: что для вас дороже - Христос или ваши "мечтания"? Те, кто ответят на этот вопрос правильно, останутся в Церкви, то есть - в Православии без оккультизма.

 

Александр Мень: потерявшийся миссионер

Большую часть книги не имело смысла перечитывать, так как она оказалась уже давно знакомой: это были перепечатки из книг отца Александра,… На курсах нетрадиционного целительства отец Александр Мень сказал: "Если… Уже одно позитивное упоминание о "христианских целителях" -харизматиках не может не удивить. Достаточно хоть…

Церковная награда - проповедникам оккультизма

Тот факт, что современное экологическое движение насквозь пронизано оккультизмом, нисколько не беспокоит "академиков" и… Если г-н Яншин зовет в Шамбалу, то г-н Бестужев-Лада призывает "эру… К этой "новой эре" торжества неоязычников и призывает новый кавалер ордена святого князя Даниила, высоко…

Еще раз об орденах и оккультистах

Одно из мнений, которое мне довелось слышать, - что я "свожу счеты" с тем университетом, из которого ушел, и с его ректором - игуменом… Из РПУ я ушел прежде всего для того, чтобы освободиться от административных… Конечно, многое в РПУ мне было не по душе. Прежде всего то, что отец Иоанн повседневное руководство университетом…

Георгий Хлебников - преподаватель Еврейского университета им. Маймонида. Но еще он преподает предмет под названием "еврейская философия" в РПУ. Когда этот университет создавался, мы полагали, что создаем его для апологии Православия. Но сейчас в нем, оказывается, преподают апологеты сатанизма...

 

Как меня критикуют - 1

...Не хотелось мне, и не хочется спорить с кем-либо и вступать в полемику. Истина в споре, как известно всем нынче, давно не рождается. Однако… На протяжении многих лет усердно занимаясь русской духовной традицией, остаюсь… Помню собственные свои смешанные чувства, когда впервые познакомился с книгой Голубинского. Было это в середине…

Если церковные ордена даются оккультистам, то что остается на долю православных?

Но в конце своей статьи В. Л. Шленов перешел к болезненной для меня теме оккультизма. И тут уж я диву дался: ну зачем же так упорствовать в… Вместо этого начались рассуждения о бессмертных заслугах А. Яншина и о… Оказывается, Александр Леонидович Яншин "всю жизнь верил в Бога и с благоговением относился к Церкви". Да…

Отдел религиозного образования и катехизации предлагает заняться магией

В XX веке теме Софии, "женской ипостаси" Божества посвящено немало работ. Идеи софиологии оказались той дверью, через которую в… Книга венчается главой с вполне недвусмысленным названием: "New Age -… "Новая Эпоха" (еще именуемая "эрой Водолея") принесет "открытие заново целебных свойств…

Как меня критикуют - 2

Ваше преподобие, отец Андрей! Вынужден откликнуться на обличительную статью (увы, Вашу), которую прочел… Само название этой статьи - "Отдел религиозного образования и катехизации предлагает заняться магией" -…

Вероотступничество как частное дело христианина

И значит, уже в третий раз я вынужден полемизировать с человеком, который старше меня, раньше меня пришел в Церковь, занимает более высокий пост,… Суть дела в том, что Валентин Никитин отредактировал книгу Томаса Шипфлингера… И в своем ответе на мою недоуменную реплику Валентин Никитин ни слова не говорит по сути. Как это делают все сектанты…

Как меня критикуют - 3

Ваше боголюбие, всечестной отец Андрей! Последняя Ваша статья в газете "Радонеж", героем которой я поневоле… Вы ставите несколько принципиальных вопросов, но слишком поспешно на них отвечаете - так Вам заблагорассудилось; но…

Quot;Экологическое мышление" новое слово для старого язычества

1. То, что автор - священник, никак не гарантирует того, что всё, вышедшее из-под его пера, есть литература христианская. Священником был Арий, но… 2. Первый тезис В. Никитина находится в прямом противоречии со вторым. Только… 3. Анимизм является необходимой основой магии, а потому и оккультизма. Научное естествознание только потому и смогло…

Церковное не-отношение к валеологии

Да, у ОРОК есть свои политические функции. Именно ОРОК должен был бы так выстроить свои отношения с федеральным Министерством образования и с… Как минимум, надо было добиться того, чтобы все учебные пособия в той их… Самый же страшный провал, который произошел в отношениях Церкви и образовательных структур - это то, что церковные…

Виктор Аксючиц под тенью оккультизма

Так что разговор пойдет о христианстве и демократии. Но сначала - о Православии и монархии. В сегодняшнем лексиконе прижилось еще одно… Сегодня трудно не заметить, что те люди, которые громче всего заявляют о себе… Вот как святитель Филарет Московский еще в прошлом веке укрощал диссидентские похоти подданных Империи: "Заповедь…

Второе пришествие апокрифов: проповедь о "порче" вместо проповеди о Христе

Патриарх Алексий II[180] Одна из задач церковной мысли, то есть богословия, состоит в сдерживании… Славянское слово "язычество" в переводе на русский означает всего-навсего "народничество". Все те…

Второе пришествие апокрифов 2

И попробуй только возразить против новых апокрифов - тебя сразу обвинят в неблагочестии, протестантизме[201] и модернизме. Попробуй усомниться в… В наших духовных школах и монастырях слишком часто говорится о том, что ереси… Не берусь судить опыт духовных людей. Непривычное, новое и иное не всегда значит ложное. Но издателям этой книжки не…

Второе пришествие апокрифов 3

Следовательно, не только можно, но и нужно спорить с подобного рода текстами. Ибо именно в том случае, если церковная власть и церковная мысль будут… Во-первых, соблазн выйдет для православных, которые будут воспитываться на… Во-вторых, соблазн будет для тех десятков тысяч людей, которые оказались в протестантских сектах и которые свое…

Второе пришествие апокрифов 4

Сверх того, - это заклинание сопровождалось еще более странным: "Аще же преслушаете мене и преступите клятву, еюже заклинах вас, не имате ко… Откуда пришло это заклинание - неясно[253]. Его нет у старообрядцев, и оно… Но в целом церковное богословие призывало относиться к вере в "порчу" как к суеверию. Я просмотрел несколько…

Второе пришествие апокрифов 5

А ведь именно во времена древних отцов язычество было гораздо более распространенным, чем сегодня. Настоящие языческие жрецы, а не самозваные… Так кто же это отменил слова апостола Павла о ничтожестве идолов? Где это в… И зачем же искать магию там, где ее и близко нет? Зачем нагнетать психоз глубокомысленными рассуждениями в стиле:…

Второе пришествие апокрифов 6

Но у агиографической литературы долгая и сложная история. Нельзя просто так ссылаться на жития (в тех случая, когда они говорят о вещах, не… Когда и кто составил именно тот вариант молитвы "В первый день внегда… По поводу перевода этого неясного места из "Требника" А. Г. Дунаев подготовил справку, которую уместно здесь…

Второе пришествие апокрифов 7

Я не берусь произносить суждения о самих людях, которым их жизнеописатели приписали столь странные словеса. Я понимаю, что есть разница между… Может быть, Матрона и Макария - истинные угодницы Божий. Но рассказы о них… Ведь когда издатели говорят от своего имени, не скрываясь за "простонародными рассказчиками", они действуют…

Второе пришествие апокрифов 8

Формула "мать-земля, прости меня" - есть типичнейшая формула анимизма. Ильинская так прямо и пишет в другой своей книге: "Земля живое… Голуби, молящиеся за людей, - это ухе полный переворот в библейском учении. В… К "духовно-литературному" творчеству А. Ильинской вообще надо относиться с крайней осторожностью. Например,…

Конец света в 1997 году: предсказание "православных" рериховцев

Недавно три десятка американцев из секты "Небесные врата", сбросив эти "оковы", улетели на "райские планеты" в дыму… И произошел он с людьми, которые, к сожалению, не прочь выдать себя за… Один из таких людей возглавляет Уральскую Рериховскую академию. О себе эта "академия" пишет так:…

Как меня критикуют - 4

К Вам, представителям общественных организаций, объединившихся под Знаменем Культуры Рериха! К Вам, устремленным к осознанию и освоению основ Живой Этики, Учению о новом… К Вам, устремленным в Будущее и осознающих глубинную взаимосвязь миров, всего живущего!..

В ожидании меры пресечения...

В книге, посвященной проникновению оккультизма внутрь Православной Церкви, приходится немало говорить о рериховцах. Эти новые гностики, подобно гностикам первых веков, не склонны открыто противопоставлять себя Церкви. По ясному суждению В. Болотова, гностики "не столько отрицали Церковь, не столько противополагали себя ей, как заблуждающейся, сколько ставили себя над нею, признавая у себя высшие истины, а в Церкви только низшие... Вступление язычников-синкретистов в христианство было вступление соглядатаев с намерением перестроить по своему и захватить в свои руки христианский лагерь"[390].

Методы работы гностиков очень узнаваемо описаны Климентом Александрийским еще во II столетии: "Что делают они (еретики)? Они с намерением останавливаются на некоторых неясных местах, толкуют их своеобразно и согласно со своими личными предвзятыми мнениями, ограничиваются отдельными словами и придерживаются буквы вместо того, чтобы вникать в истинный смысл и значение священных текстов. Обращая же внимание лишь на некоторые слова, они искажают их значение; настоящего их смысла они или не знают, или же связывают с ними смысл произвольный, через что первоначальные намерения Святого Духа, выраженные в тех речениях, рушатся. Толкование всегда должно соответствовать правде, чести; объясняемые места Писания, кроме того, должны оказываться сходствующими по смыслу и с другими такими же. Идя в народ, чтобы разливать яд своих новшеств, и очень хорошо понимая, что находятся в противоречии со всем Писанием, а равным образом и нами будучи на всех пунктах опровергаемы, они воочию всех отбрасывают те и другие из священных книг или целые части их. При сем они бесстыдно и на нас клевещут, сожалея о бесталанности нашей, о неспособности нашей понять учения их, отличающиеся будто бы величественной возвышенностью. Если кто их уличит во лжи, то они отрекаются и от своих учений, стыдясь признаться и во всеуслышание объявить то, чему они учат втайне и преподаванием чего хвалятся во мраке. И это над еретиками наблюдается всякий раз, когда кто выступает против превратности их размышлений" (Строматы, 7, 16).

Вот также и сегодняшние гностики публично сожалеют о бесталанности нашей, о нашем невежестве и о "беспробудной кладбищенской тишине формальной Веры"[391]. И сегодня их стремление притворяться "духовными христианами" понуждает вспомнить, что и в древние времена церковные писатели к еретикам прилагали библейское высказывание: "Голос Иакова; а руки Исавовы" (Быт. 27,22).

В только что приведенном "Обращении" настойчиво звучит мысль о том, что проблемы у МЦР есть только с "отдельными представителями православной церкви". Вот если бы не было моего акультурного поведения, то рериховское движение тихо-мирно уживалось бы с Православием. И даже решение целого Собора (между прочим, уже второе в истории теософского движения: впервые теософию Блаватской как антицерковное и масонское изобретение осудил Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей в 1932 г.) не мешает рериховцам вновь и вновь твердить, что их доктрина вполне совместима с Православием.

К сожалению, немало тех, кто верит подобным заявлениям. С еще большим сожалением следует отметить, что порой и вроде бы вполне церковные люди ни во что ставят решение Собора и тем способствуют поддержанию мифа о кровном родстве теософии и христианства. Например, II октября 1996 г. на Международной общественно-научной конференции Международного центра Рерихов "Духовный образ России в философско-художественном наследии Н. К. Рериха и Е. И. Рерих" прозвучало выступление некоего Бориса Александровича Соловьева. По его словам, он выступал "от имени русской православной общины церкви Спаса Нерукотворного Образа Петербурга". Его выступление (цитирую по видеозаписи) гласило: "Я приехал ради обращения к российской рериховской общественности, потому что надежда только на вас. Необходимо 1997 г. сделать годом поминовения успения Н. К. Рериха. Я уверен, что в 1997 г. вся православная общественность Петербурга будет по-православному поминать Николая Константиновича Рериха. Благословение на это я получил еще в 1989 г. от митрополита Иоанна. Нам нужно сообща создать Музей-квартиру Рериха в Петербурге".

Оратору, дерзающему выступать от имени "всей православной общественности", следовало бы знать, что человека, отлученного от Церкви решением Собора, поминать по-православному просто нельзя. Как кощунственны модные ныне призывы "похоронить Ленина по-христиански", так же духовно невыверен и призыв Б. Соловьева "православно помянуть" человека, составившего знаменитое "Письмо махатм вождям Советского Союза", в котором приветствовалось разрушение Церкви. Если уж г-н Соловьев так интересуется рерихианством, то он должен бы иметь представление о том соборном решении, которое прямо касается учения Рерихов, и знать, что в нем говорится о тех, кто, не разделяя полностью учение теософии, тем не менее помогает его распространению: "Архиерейский Собор считает недопустимым использование православной символики (икон, фресок, изображений храмов и монастырей) в изданиях оккультно-языческого и сектантского характера, а также не благословляет участие православных в мероприятиях, организуемых указанными в сем Определении группами".

Как бы ни хотелось рериховцам обратного, но ситуация все же такова: Церковь ясно и официально высказала суждение о несовместимости теософии и Православия. Отдельные же люди, богословски необразованные и церковно недисциплинированные, но тем не менее продолжающие считать себя членами Церкви, разрешают себе участвовать в рериховских мероприятиях. Правление МЦР, конечно, знает, что не "отдельные представители Церкви" полемизируют с ними вопреки-де убеждению всей Церкви. Но из тактических целей рериховские идеологи предпочитают в своей пропаганде переворачивать все с ног на голову: мол, это все дьякон Кураев мешает нашему творческому слиянию...

Таким образом появилось на свет и вышеприведенное "Обращение", посвященное специально мне. Что ж, у меня тоже есть с чем обратиться к представителям рериховских организаций.

Я попросил бы их подумать над тем, соответствует ли рериховское движение, членами которого они являются, своим официальным декларациям.

Во-первых, в рериховских текстах не раз говорилось: "Не бойтесь мысли! Не бойтесь нового! Не бойтесь дискуссий!" Так отчего же при первой же попытке всерьез заговорить о вашей доктрине - такая паника у вашего начальства? Почему критика в адрес христианского вероучения, которой полны книги Е. Блаватской, письма Е. Рерих и нынешняя рериховская пресса, воспринимается как нечто допустимое, а ответный критический анализ теософии, сделанный с позиций христианской мысли, есть нечто попирающее "права человека"? Этично ли, что сторонники "Живой Этики" применяют такой очевидно двойной стандарт?

Во-вторых, согласно официальным декларациям, теософия есть учение научное и здравомыслящее. Но можно ли назвать трезвомыслящими людей, которые пишут, что "в новом демократическом государстве свобода мысли стала заложником церкви"? Это в мире-то "Московского комсомольца" и НТВ, которые и дня не могут прожить без выпадов в адрес Церкви, свобода слова и мысли оказалась нашим заложником? Подсчитайте, сколько публикаций "на страницах газет и журналов в вашем городе, поселке, районном центре, селе" проповедуют идеи, несовместимые с Православием (тут и публикации протестантских пасторов, и рекламы колдунов и экстрасенсов, и повести о летающих тарелочках и "аномальных феноменах" и т.п.), а сколько - выражают точку зрения Православной Церкви? Более того, - чтобы понять, чьим заложником является пресса в нашей стране, нужно просто взять пасхальные номера центральных московских газет и посмотреть, что именно они считают возможным публиковать в главный христианский праздник. Даже в этот святой день число материалов с антицерковной интонацией превышает число светлых публикаций (рекорд "свободомыслия" на Пасху 1997 г. поставили "Аргументы и факты", опубликовав - естественно без фактов и без всяких аргументов - статью, уверяющую, что Христос был гермафродитом).

Утверждение о том, что в нашем государстве "свобода мысли стала заложником церкви", было бы уместно, если бы на моей лекции по православному богословию вдруг появилась г-жа Шапошникова, выразила бы свое возмущение тем, что в стенах Государственной Думы ведется религиозная пропаганда, - и была бы оттуда удалена. Но все было ровно наоборот. В стенах Государственной Думы о "космическом магните" из созвездия Ориона рассказывала Л. Шапошникова. А нежеланным гостем, который на этом пиру религиозной фантазии со скучноправовой интонацией вопрошал о правомерности религиозной пропаганды в парламенте, был я. Если бы мысль была нашим заложником, то не появилось бы послание председателя Госдумы Г. Селезнева участникам Международной общественно-научной конференции "Духовный образ России в философско-художественном наследии Н. К. Рериха и Е. И. Рерих", утверждающее, что "именно в наследии семьи Рерихов мы находим то конкретное знание, которое может помочь нам выйти, прежде всего, из духовного тупика, а как следствие - из экономического. В последние годы Рериховское движение, и, в частности, Международный центр Рерихов, играет все более активную роль в общественной жизни России, привнося в нее эволюционные идеи, показывая нравственные ориентиры, открывая духовные идеалы"[392].

Так можно ли назвать хоть сколько-нибудь серьезным утверждение правления МЦР о том, что "свобода мысли стала заложником церкви"? По этой мелочи видно, что ради пропагандистских целей рериховские ученики готовы на самые буйные фантазии. К трезво научному мышлению это не имеет никакого отношения.

Сколь вольно обращаются рериховские пропагандисты с реалиями, видно из того, как они поняли суть решения Архиерейского Собора. С радостью и с удивлением я обнаружил, что в вышеприведенном "Обращении" решение Собора излагается почти корректно. (Словечко "почти" употребить здесь необходимо, так как и на этот раз рериховцы не удержались от маленькой лжи: Собор не осуждал тех, кто изучает книги Рерихов; он говорил о тех, кто разделяет взгляды Рерихов и способствует их распространению. Иначе мне следовало бы и себя считать отлученным от Православной Церкви). Обычно же рериховцы при упоминании Собора 1994 г. позволяют себе гораздо больше фантазии, заявляя, будто "Архиерейский Собор 1994 г. запретил деятельность "еретических" религиозных сект, в число которых были внесены и культурные организации, которые изучали и популяризировали идеи "Живой Этики""[393]. Церковь не может запретить деятельность других религиозных организаций. Л. Шапошникова прекрасно знает, что решения Церкви ничего не значат для государства. Собор принимает решения, действующие только среди тех людей, которые признают его, Собора, авторитет. Секты явно не относятся к числу таких общин. Да, Собор запретил православным христианам участвовать в деятельности рериховских сект, но это все же нельзя рассматривать как факт гонения. Л. Шапошникова не предоставляет мне возможности выступить в МЦР. Мои книги о Рерихах не продаются в книжном магазине МЦР. Но я не считаю, что этот факт свидетельствует о нарушении моих прав человека или автора. Каждый сам имеет право решать, - с кем ему дружить, кого поддерживать, а кого не пускать на порог своего дома. МЦР не пускает на свои собрания меня. Церковь не допускает к своим Таинствам рериховцев. Никакого "насилия над свободой мысли" ни в том, ни в другом случае нет.

Если же Л. Шапошникова считает, что ее поведение по отношению ко мне нормально и корректно, а нежелание Церкви видеть в своих рядах рериховцев недопустимо, - в таком случае я вновь вынужден обратить внимание "представителей рериховских организаций" на то, что их руководитель живет по принципам двойного стандарта. Одна мерка - для своих и для оправдания своих действий; вторая мерка для оценки поступков других людей. Вновь спрашиваю: этично ли это, господа последователи "Живой Этики"?

Еще я хотел бы попросить "представителей рериховских организаций" подумать над тем, почему же их движение, как будто возвещающее свободу и самостоятельный, творческий поиск истины, так стремительно идет по пути превращения в банальную тоталитарную секту с культом непогрешимого лидера. Всем ли рериховцам известно, как они должны смотреть на своего лидера? "Николай Рерих, а вслед за ним и Людмила Шапошникова - это высочайший пример, сочетающий в одном лице крупнейшего мыслителя и радикального деятеля. Ее образ в жизни красноречиво подчеркивает цитата из ее же письма: "Мы живем в МЦР как на фронте. Все время воюем". Несгибаемый борец, настоящий духовный лидер, творец и носитель нового мышления, ставший для многих главным авторитетом нашей смутной эпохи, Людмила Шапошникова неустанно зовет в будущее, вдохновляет и вооружает нас на этом пути". Так возглашает В. Черняев, руководитель пресс-центра МЦР[394]. Должен заметить, что аттестуемый такими словами "крупнейший мыслитель" является автором только одной научной работы: в 1954 г. Людмила Шапошникова защитила кандидатскую диссертацию на тему "Борьба рабочего класса Индии за руководящую роль в национально-освободительном движении накануне Второй мировой войны (1934-1939)".

Из цитируемого В. Черняевым письма его начальницы видно, что разговоры о миролюбии и безграничной терпимости рериховцев - также из области мифов для внешне-пропагандистского употребления. На деле "мы все время воюем".

Вышеприведенное "Обращение" показывает, с кем именно "все время" воюет Л. Шапошникова. Мне даже как-то неудобно, что жизнь этой почтенной дамы и ее окружения я превратил в нечто "фронтовое"... Надеюсь, что элементарные бытовые удобства в усадьбе Лопухиных, где разместился рериховский центр, оборудованы более комфортно, чем фронтовые приспособления, описанные Ремарком в книге "На Западном фронте без перемен".

Вообще, кем я выгляжу в глазах Л. Шапошниковой, - для меня загадка. То она заявляет, что я полный невежда (как, например, в этом "Обращении"). То ее представление обо мне становится более позитивным, и я возвожусь до уровня человека "полуграмотного" ("На его же полуграмотные оценки гуманистической деятельности нашего великого соотечественника трудно было отвечать"[395]). А иногда я даже кажусь ей ученым ("Ученые богословы, ринувшиеся в атаку, называли создателей нового планетарного мышления "сатанистами""[396]).

Но в любом случае представление обо мне, сложившееся у г-жи Шапошниковой, кажется мне не вполне соответствующим действительности. Да, я могу согласиться с тем, что мою фигуру нельзя назвать изящной, но все же, сколько я ни смотрю на себя в зеркало, - признать ее "злобной" я не могу. А вот Л. Шапошникова при взгляде на меня видит "злобную, недружелюбную безнравственную фигуру". Спорить всерьез с такого рода оценками было бы просто глупо. Нельзя же доказывать, будто я "добр, дружелюбен и высоконравствен"... Однако со стороны "крупнейшего мыслителя" доводы такого рода все же звучат весьма странно. На "фигуру" оппонента указывают только в том случае, если рациональных и научных аргументов более нет.

Так вот, не собираясь спорить с г-жой Шапошниковой по поводу своей фигуры, я готов оспорить другое ее утверждение. Л. Шапошникова приписывает мне "лживое заявление о том, что он является доверенным представителем Госдумы". И в самом деле, - увидев рериховскую агитацию в Госдуме, я поинтересовался, на каком основании они позволяют себе такие действия и через какие именно думские кабинеты они получили разрешение на использование парламентских помещений. И эти свои вопросы я задал не как христианин, раздосадованный тем, что вместо его Церкви проповедует какая-то другая организация, а как член Экспертно-консультативного совета по вопросам свободы совести при Комитете по делам общественных организаций и религиозных объединений Государственной Думы Российской Федерации. Если это сложное титулование, приведенное мною, г-жа Шапошникова не смогла запомнить и свела его к короткому: "Доверенный представитель Госдумы", то это - проблема ее памяти, а не моей "лживости".

То, что Л. Шапошникова называет "акультурным поведением во время лекции", являлось попыткой задать вопрос после окончания лекции. Вопрос мой был естествен в той ситуации: докладчика, который в течение всей своей лекции утверждал, что учение Рерихов строго научно и совсем не религиозно, я спросил, как же он понимает слово "религия" и по какому критерию он разграничивает научную деятельность от религиозной. Мне было сказано, что время лекции истекло, и потому отвечать мне не будут...

Никаких "провокационных воззваний" в раздаваемых мною материалах не значилось. Там вообще не было призывов. Вся моя листовка состояла из цитат (из работ Блаватской и Рерихов), которые вполне ярко говорили сами за себя: "Пчелы и муравьи были принесены Великим Учителем с Венеры в назидание человечеству. Пшеница была принесена Изидою с Венеры" (Письма Елены Рерих 1932-1955. - Новосибирск, 1993, с. 159), "На Венере совсем нет насекомых и хищников. Там настоящее царство полетов, летают люди, летают птицы, и даже рыбы. Причем птицы понимают человеческую речь" (там же, с. 334), "Змей - величайший Свет в нашем плане" (Блаватская Е. Тайная Доктрина. - Рига, 1937, т. 2, с. 269), "Именно сатана является Богом нашей планеты и единым Богом" (там же, т. 2, с. 293), "Разъясним этот вопрос раз и навсегда: тот, на кого священство всех догматических религий, преимущественно христианских, указывает как на Сатану, врага Бога, в действительности является высочайшим божественным Духом - Оккультною Мудростию на Земле - которая естественно антагонистична каждой земной, преходящей иллюзии, включая и догматичные, или церковные, религии" (там же, т. 2, с. 473), "Естественно рассматривать Сатану, Змия в Книге Бытия, как истинного создателя и благодетеля, Отца Духовного Человечества" (там же, т. 2, cc. 303-304).

Думаю, что даже этих строк достаточно, чтобы понять, что теософия не является ни научным мировоззрением, ни мировоззрением, совместимым с христианством. Зная такие места из теософской литературы, теософию нельзя назвать иначе, как "сатанизм". Моя книга, кстати, называется "Сатанизм для интеллигенции", а не "Сатанизм и интеллигенция" (как ошибочно сообщает "Обращение").

Как верно (опять же - к моему удивлению верно) говорится в "Обращении", эти "провокационные воззвания" я раздавал "до и после лекции". Прежде в изложении г-жи Шапошниковой это выглядело иначе: "Я не буду голословной и расскажу вам о диаконе Кураеве. Такие, как он, позорят Церковь, потому что они выступают против национальной культуры. Представьте, что в этом же зале идет лекция о Рерихе, о том, что он собой представляет, каково мировоззрение Рериха. Нигде не сказано, что это антигуманное, сатанинское, злое учение. Но появляется диакон Кураев и начинает перед лекцией раздавать листовки. Вы представляете: ученый читает лекцию, а один из его оппонентов начинает раздавать листовки! Затем тот же Кураев начинает кричать: "Кто вам разрешил читать такие лекции в Государственной Думе?" Диакон был крайне агрессивен, что не должно быть свойственно представителю Церкви. На его же полуграмотные оценки гуманистической деятельности нашего великого соотечественника трудно было отвечать"[397].

Здесь создается представление, что, именно в то время как "ученый читает лекцию", появляется полуграмотный диакон Кураев и начинает раздавать листовки прямо в зале на глазах изумленного, но смиренного докладчика, который терпеливо продолжает свой научный труд. Кроме того, этот текст создает опять же ложное впечатление, будто имел место диалог: диакон, мол, агрессивно нападал, а докладчик (то есть сама г-жа Шапошникова) пытался отвечать, но это было сделать трудно из-за моего невежества и агрессивности. На самом деле, вновь повторю, со стороны рериховцев не было предпринято даже попытки ответа, даже попытки вступить со мною в разговор. В течение же лекции я просто сидел, слушал доклад г-жи Шапошниковой и листал купленный тут же рериховский журнал. Что же в этом такого, что подпадает под суровое определение: "Акультурное поведение во время лекции"?

Теперь о том, что моя книга "унижает достоинство и покрывает грязью интеллигенцию". Я приведу все места из этой книги, где я говорю о послереволюционной (то есть современной) интеллигенции. Итак, из первого тома:

"Интересно, что мышление современных российских интеллигентов, столь яростно боровшееся против казарменного коммунизма, столь ценящее плюрализм и многообразие, неповторимость и индивидуальность во всех областях жизни, - в религии мечтает всех загнать в казарму "единой мировой религии". Ну чем для вас так нестерпимо своеобразие христианства, что вы так стараетесь растереть его в буддизм?.. Мода на религиозный синкретизм - это именно фундаменталистское движение. Все должны быть единомысленны и единоверны. Христианство должно подравняться под шаблоны буддизма. Теософскому переосмыслению должны быть подвергнуты все практики и все тексты всех религий, - как бы они этому ни сопротивлялись. Это искушение агрессии на историю. Происходит как бы посмертное обращение всех великих религиозных проповедников прошлого в модную сегодня веру. Если сегодня интеллигенции нравится теософия, - Христос обращается в стопроцентного теософа... У Достоевского один либерал-прогрессист как-то говорит о себе: "Чем больше я люблю человечество вообще, тем больше ненавижу каждого человека в отдельности". Что-то очень похожее происходит в либеральных религиозных настроениях нынешней интеллигенции. Все чаще встречаются люди, чья устремленность ко "вселенскому духовному братству", к экуменическому объединению конфессий имеет своим ближайшим плодом нечто совершенно противоположное: усугубление религиозных разделений... Есть в истории религии вещи, с которыми христианство несовместимо. От этого факта нельзя отгородиться привычным интеллигентским рефлексом: "Ах, как Вы нетерпимы!"... Никакая "терпимость" не сможет отменить тот факт, что Пушкин не писал "Стихов о советском паспорте"... Недавно на одном монархическом съезде, где с трибуны постоянно звучала триада "Православие-самодержавиенародность", я заметил, что три весьма милые и интеллигентные женщины впереди меня оживленно и "на троих" читают книжку под названием "Руническая магия", причем явно воспринимая ее в качестве "учебного пособия". Я попросил этих активисток "русского возрождения" хотя бы здесь не баловаться играми с сатаной. В ответ мне глубоко убежденно прошептали, что "надо же все знать! со всем познакомиться!". Вот, правда, когда я их спросил, - знают ли они "Отче наш" или библейские заповеди, - ответом было молчание... Постепенно даже христиане забывают, что значит - "быть христианином"... Лазарев сервирует на стол читателей традиционное блюдо российского интеллигента под названием "каша в голове"".

Из второго тома: "Проповедник зачастую даже против своей воли подлаживается под настроение и вкусы своей аудитории. Сегодня, например, модна идея свободы и прав человека, и потому нередко церковные катехизаторы (если они обращаются к интеллигенции) всячески подчеркивают, что идея свободы укоренена в Евангелии... Опять рериховцы скажут, что призываю к "крестовым походам". Но я призываю всего-навсего к богословскому просвещению. Богословская невежественность сегодня слишком легко может привести к исповеданию почти неприкрытого сатанизма. Человек, не приложивший усилий для серьезного ознакомления с Евангелием и церковным богословием, может купиться на рекламные призывы Агни Йоги и - поначалу незаметно даже для самого себя - стать адептом этого сатанизма для интеллигенции... Близость отрицательной программы далеко не всегда означает сходство положительного идеала. В мирской жизни, например, мы видим, что общая для всей интеллигенции нелюбовь к советской власти отнюдь не сделала нас едиными в исповедании положительных ценностей... Столь решительно и столь неизменно российская интеллигенция не признает за Православной Церковью права на полемику с кем бы то ни было, что даже Лев Карсавин был вынужден вступиться за право Церкви на дискуссию... С. Зарницкая и Л. Трофимова еще в 1965 начали приучать советскую интеллигенцию к эзотерическому коммунизму Рерихов... В силу многих причин оказалось так, 410 интеллигенция России уже несколько веков больше наслышана о западной богословской мысли и церковной практике, чем о своей, православной. Рясу православного священника чаще называют по-католически - сутаной. Вместо "батюшка" к нему обращаются на католический же манер - "святой отец". И так - не только тогда, когда человек что-то принимает в церковном быте, но и тогда, когда он ищет причины т своего отталкивания от Церкви. Немалое число богословских формул, происходящих из западной схоластики и неорганичных для Православия, обжились в расхожих богословских представлениях нецерковной интеллигенции".

Как видно, единственное, чем в этих текстах я упрекаю интеллигенцию, - так это тем, что она недостаточно интеллигенция, что она слишком часто бывает невежественна в вопросах религии, богословия и философии, что она не всегда дает себе труд мыслить логически последовательно. Я критикую интеллигенцию не за то, что она мыслит (и тем самым якобы подрывает "средневековые догмы" моей Церкви), а как раз за то, что она мало мыслит, что она бывает слишком отзывчива на стереотипы, что слишком часто ее представители оказываются неспособны к критическому осмыслению шаблонных мифов, предлагаемых расхожим "общественным мнением".

И я не могу сказать, что российская интеллигенция обиделась на мою критику.

Две ругательные рецензии на книгу были только в рериховском журнале "Мир огненный"[398]. В столице Хакасии летом 1997 г. газета "Абакан" привела недовольные отзывы рериховцев о моей книге[399], но после моего приезда туда в декабре и диспута с местными рериховцами изменила свое критическое отношение к моей деятельности[400].

Церковная пресса, как обычно, и этой моей книги просто не заметила. А в светской мне попались две рецензии на эту книгу и два упоминания о ней.

Максим Соколов совсем не почувствовал себя оскорбленным "Сатанизмом для интеллигенции". "Автор книги - как раз в отличие от привычных либералов - взял на себя труд ознакомиться с весьма большим количеством авторитетных оккультных сочинений... Широта и разнообразие практикуемых россиянами оккультных увлечений, вполне обретших права светской благопристойности, явно свидетельствуют о сильно пониженном, если не вовсе утраченном обонянии <не могущем различить явственный запах серы)... Труд диакона склоняет к поучительным рассуждениям обстоятельствами своего бытования. Стандартный упрек нашей общественности по адресу Церкви в том, что та занимается чем угодно: торгует папиросами, стяжает имения, надзирает за сеткой вещания НТВ etc., - лишь бы не заниматься своим прямым делом - самоотверженным апостольским трудом, научая народ слову Божию. Труд отца диакона в высшей степени соответствует и заветам апостольского служения, и просто пастырскому долгу по взысканию заблудших овец, но парадокс в том, что та же самая общественность, так изнывающая от тупого обрядоверия клира, в упор не заметила труд отца диакона, вроде бы полностью соответствующего ее же представлениям об истинной пастырской миссии. Так что дело, возможно, не в Церкви, пороков и настроений которой никто, в том числе и автор разбираемой книги, отнюдь не скрывает, а в специфических представлениях общественности о Церкви, мыслимой ею как некое вполне светское филантропически-правозащитное учреждение, устроенное на началах широчайшего плюрализма и всетерпимости и, как положено всякому интеллигентскому кружку, увлеченно и безоглядно оппонирующее власти. В глазах людей, исповедующих такой взгляд на Церковь, убежденное свидетельство о Христе и вытекающие из этого свидетельства разумные выводы ничуть не приятнее, чем торговля папиросами"[401].

Драматург Иван Охлобыстин, сам некогда увлекавшийся йогой, упоминает обо мне также без всякого чувства оскорбленности: "Есть прекрасный православный автор. Диакон Андрей Кураев. Он бывший философ. У него есть знаменитый труд "Сатанизм для интеллигенции". Про Рерихов. Умнейший коммуникабельный человек с великолепным даром слова. Я эту книгу читал - хохотал. Она наполнена теологическими доводами. Но тем не менее она читается как "Золотой теленок""[402]. На языке "Московского комсомольца" уподобление "Золотому теленку" - это все же скорее похвала, чем ругательство...

Максим Шевченко в "Независимой газете" сравнивает мой двухтомник с другой книгой: "После прочтения книги диакона Кураева возникает ощущение, похожее на то, что возникало у людей конца XIX века после выхода "Жизни животных" Брема, - нечто, зовущееся дикой природой, оказывается и доступно, и понятно, и объяснимо. Но все равно не верится до конца, что всерьез. Оккультизм существовал на постсоветском рынке общественных и религиозных идей, умудряясь оставаться незамеченным для серьезной критики... Книга диакона Андрея Кураева подробно и обстоятельно разбирает сущность оккультизма. Пугает только ее название. На первый взгляд оно кажется чрезмерно пропагандистским, - дающим определение и делающим вывод еще до начала и завершения рассуждений. Но название любой книги обуславливается ее содержанием... Кураев снимает со столь популярного сегодня необуддистского мировосприятия флёр недоговоренностей и двусмысленностей. Или вы признаете, что мировоззрение есть только игра образов и понятий, или вы принимаете концепцию личной реальности и причинности бытия, концепцию наличия Творца, существующего вне Его творения. Первое мировосприятие ни к чему не обязывает, в нем ничего по большому счету не имеет значения, второе же - заставляет делать выбор и подводит к порогу, за которым ложь становится нестерпима. Тот, кто является "отцом лжи", назван в Священном Писании христиан вполне конкретно"[403].

Вспоминает эту книгу добрым словом и журналистка Светлана Колосовская. Описывая организованный думской фракцией ЛДПР "круглый стол" в защиту рериховского флага в стенах Госдумы, С. Колосовская упоминает про меня: "Традиционным оппонентом дружному песнопению разномастной аудитории во славу Рерихов выступил известный ученый и богослов дьякон Андрей Кураев. Недавно он выпустил двухтомник "Сатанизм для интеллигенции", в котором дал исчерпывающий анализ вышеназванного учения. Для тех, кто не имеет возможности и времени для фундаментального штудирования этого труда, мы предлагаем краткое изложение его выступления на "круглом столе" в Госдуме... Наконец присутствующие поняли, что речь идет о сатанизме. Что тут началось! Члены интеллигентного собрания дошли до крайних форм возмущения: "Вечно этот, Кураев!", "Кураев просто зациклен!", "У него - пунктик!" "Этот Кураев", невозмутимости которого можно было позавидовать, лишь с удивлением заметил: "Простите, но этот вывод религиоведчески можно доказать!" Г-жа Шапошникова парировала: "Это раньше, при советах, раскладывали все по полочкам!" "Наука и есть раскладывание по полочкам", пожал плечами "этот Кураев""[404].

Конечно, воспроизводить добрые слова о себе - не хорошо. Но, во-первых, в этом сборнике я процитировал уже более чем достаточно ругани в свой адрес. Так что у читателя есть возможность присоединиться к тем или иным оценкам моих текстов. Во-вторых, рецензии (подчеркиваю - все, которые мне встретились в светской прессе) я привел лишь для того, чтобы показать, что русская интеллигенция не уполномочивала рериховцев обижаться на меня от ее имени.

И как не писал я в той книге ничего очень уж обидного для интеллигенции, так и не кощунствовал я над словами "культура, дружелюбие, добротолюбие и человекопочитание". Компьютерный анализ электронной версии "Сатанизма для интеллигенции" показывает, что эти слова не встречаются в моей книге в негативных контекстах. Но путь духовного роста христианина действительно совсем непохож на путь теософского самосовершенствования - и об этом в книге написано много. Посему утверждение о том, что в моей книге "до неузнаваемости искажаются ориентиры человеческого совершенствования", - это оценочное утверждение, и не более того. Теософ может спокойно сказать такие слова о любой христианской книге; христианин может сказать то же самое о любой книге оккультной. Именно потому, что это две весьма разные системы, вполне естественно, что в глазах каждой из них другая выглядит как "искажающая ориентиры".

Но когда в следующем абзаце вместо "искажения ориентиров" появляется фраза об "искажении действительности", - вот здесь уже можно спорить. Спорить даже не о том, является ли теософия действительно верным постижением духовной действительности, а о том, является ли тот образ теософии, который представлен в моей книге, соответствующим действительным теософским верованиям. Могу лишь сказать, что все свои оценки я строю опираясь на конкретные факты и источники. Будь это иначе МЦР, который отнюдь не ленив на суды, давно бы уже вызвал меня в судебное присутствие. Но вместо того, чтобы называть меня "ответчиком", МЦР называет меня просто "пугалом" со "злобной фигурой".

Что ж, если мои книги и выступления беспокоят и пугают МЦР, значит, для немалого числа людей они оказываются средством, помогающим освободиться от теософского обольщения.

Не буду скрывать - я, конечно, рад, что МЦР дал такую высокую оценку моей работе. Хотя если есть тенденция к массовому отходу людей от рериховского движения, - то это отнюдь не моя только заслуга. Рериховцы сами сделали немало для того, чтобы растерять поклонников. И тем, что предсказали "конец света" на конец 1997 г. И тем, что продолжают публично восхищаться деятельностью "махатмы Ленина"[405]. И просто тем, что пишут не очень грамотно.

Например, весьма сильное впечатление способно произвести обилие элементарных ошибок в их "Обращении". В нем уже третья фраза содержит банальнейшее рассогласование падежных окончаний ("К Вам, устремленным в Будущее и осознающих глубинную взаимосвязь миров, всего живущего!"). Следующая же фраза "Обращения" открывает, что и глагольные конструкции не вполне послушны воле коллективного разума правления МЦР (выражение "полон уверенности утвердить" в русском языке невозможно; можно быть "полным уверенности в" или "полным решимости утвердить"). В весьма кратком полуторастраничном тексте "Обращения" таится пять пунктуационных ошибок. Могу заверить, что если сочинение абитуриента будет содержать такую плотность ошибок и будет написано подобным стилем, то двери гуманитарных факультетов МГУ перед подобным литератором не раскроются. Бороться за "Культуру" с большой буквы и при этом проявлять элементарное языковое бескультурье - это все же довольно экзотично[406].

Но в одном хотелось бы поддержать это "Обращение". Я надеюсь, что рериховцы последуют призыву своего руководства и начнут-таки содержательную дискуссию со мною. В таком случае я просил бы их знакомить меня с критическими выступлениями в мой адрес (хотя бы присылая их в адрес Свято-Тихоновского православного богословского института[407]). Пока же рериховцы упорно уклоняются от серьезных дискуссий. Начни они серьезную полемику - я буду только рад.

Впрочем, может быть, призыв "пресечь невежественное давление" правление МЦР понимает иначе, не как приглашение к дискуссии? В "Живой Этике" есть советы о том, как поступать с противниками: "Можно преследовать невежество, но следует, особенно, казнить суеверие и ханжество" (Иерархия, 71). "Государство должно изгонять закоренелых невежд", - напоминает Е. Рерих[408]. "Когда колесница направлена ко благу, то возница не отвечает за раздавленных червей"[409]. "Можно представить необходимость уничтожить врага" (Община, 146). "Принято изображать Христа каким-то всепрощающим непротивленцем, но такое представление, прежде всего, кощунственно. Никто из Великих Владык не останавливался перед поднятием меча и даже физического действия в защиту справедливости"[410]. А значит, - физическое насилие позволено и сторонникам "Живой Этики": "Не правы те, кто считает нашу Общину Молитвенным Домом. Не правы те, кто называет Твердыню Нашу рабочей мастерской. Не правы, кто находит Общину изысканной лабораторией. Община - военный стан. Знамя Завоевателя"[411].

Что ж, посмотрим, как непугливые почитатели "Знамени Завоевателя" способны пресекать невежественное давление "злобных пугал".

P.S. В сентябре 1997 г. я получил уже приговор:

Приговор[412] бога живого дьякону Андрею Кураеву, отлучившему Моих Посланцев: Елену Блаватскую и чету Рерихов от христианской Церкви, тем самым поставив себя вне Божьего Закона и оказавшись вне Моего тела - "вне Тела Христова".

Дьяк ты есть там иль подьячий -

Какое дело до тебя!

Вот только совесть утерявши,

Глаголишь сказки про Меня.

 

Твои все громкие проклятья

То бишь "Ученья мудреца",

Из преисподней тобой взяты

И нет "мудрей" тебя глупца!

 

Моих Служивых вперемешку

С вороньим стадом ты смешал.

В обнимку спишь со старой кошкой[413],

Слугою служит демон сам.

 

Ты весь в таком "величьи" ходишь,

Что нет важнее индюка!

Какой ценой ты продал душу?

И видел ты Меня когда?

 

Глаза твои на "чистом" месте

Болото зрят и ничего

Ушам твоим не слышать больше

Оставлю голытьбой всего!

 

Что дал - всё заберу отныне,

За богохульный твой язык,

За мерзки речи на "служеньи",

А лицемерить ты привык!

 

Кто дал тебе такое Право

Святых от Церкви отлучать?!

Что, две Елены не по нраву?

Тебе ль им Приговор давать?

 

И что ты смыслишь в том Ученьи -

Огнем пропитано Оно.

Сам диктовал и в забвеньи

Была Она, но ей дано

Все знать! И Тайны Мира

И Жизни Вечной Бытия...

 

Как ты посмел все так решить

Мне прикословить, ведь не Она, а Я

Писал и не тебе Его судить!

 

Закон ты Мой переступаешь

Судом своим судимым быть!

Не то Моя есть Божья Воля

Тебя от Церкви отлучить!

 

Ты шел со Мною все столетья

Терпел тебя - служитель Тьмы...

В Мой час страданья, лихолетья

Дерьмом весь вывернулся ты.

 

Не замолить тебе вовеки

Все помыслы свои, дела

Погнили зерна по сусекам

Души твоей и кучи зла,

 

Где б ты не проходил, цеплялись,

Поганя доброе кругом!

Твои деянья познавались

На службе и в кругу мирском...

 

Чтоб больше не произрастала

Премерзейшая твоя суть,

Решил Я на Совете Малом

Твоей душе - навек уснуть!

 

Но прежде, чем сничтожить гадость

Увидишь всю стряпню свою!

И знай: тебе не будет в сладость

Суд Мой. Я весь в Праведном Гневу!

Господь и Вседержитель Всея и Всех Всемогущий

Бог Саваоф. Аминь.

31.3.1996.

В том же конверте был и "Приговор миру сему", с обещанием: "А вы, ничтожное зверьё, уйдёте все в небытиё!"

Было там и еще одно послание для меня:

Дьяку-философу Кураеву Андрею

Дьяк Кураев - ты невежда!

Отца Меня не позорь.

Как черна твоя одежда,

Так душа без Божьих зорь.

 

Мень-то умницею был,

Святым Духом он питался,

Слово он Мое ловил...

Высоко теперь поднялся!

 

Ты консервная есть банка,

Что лежала в мерзлоте,

И не видела жестянка

Жизнь меняется везде!

 

Всё ругаешь оккультизм

Суть же сам не понимаешь.

Знаешь ты лишь коммунизм,

Меня ты не понимаешь!

 

То Великий Мой Посол

Приходил на грешну землю.

По невежеству ты зол

Я такого не приемлю!

 

То Блаватскую ругал,

С Рерихами и другими...

Те Ученья Я писал,

У тебя ж мозги тупые.

 

Посылал Посланцев много,

Чтобы Новь в мир принести

И следил за вами строго

Убивают их как ты

 

Травят злом своим "святые",

Убивают на земле.

То Послы ведь дорогие...

Ваши души же в дерьме.

 

Мень же шел со Мною в ногу

Была чистая душа,

На земле нашел дорогу

Путь к Обители Отца.

 

На Андреева клевещешь

Много Правды он сказал!

Тот Посол Великой Чести,

Ты же в психи записал.

 

Ты вон лезешь весь из кожи,

Чтобы грязью их облить,

Как же всё ж не стыдно роже?!

Я смогу их отбелить!

 

Скоро будет всё известно,

Что творится, где и как,

Возмущаться бесполезно

Будешь полный ты дурак!

 

По Земле хожу Сам в теле

Не укрыться от Меня...

Много вас в том черном деле,

Но закончится стезя!

 

Вам, запечным тараканам,

В черных ваших всех "плащах"

Я набрал для всех "арканов"

Нагоню на вас Я страх!

 

А кому же сам ты служишь,

Коль Моих не слышишь Слов?

С дьяволом, монах, ты дружишь

Под его попал покров.

 

Упраздню Я ваши церкви.

Хватит! Жиром заплыли.

Применю другие мерки

По миру чтоб все пошли!

 

Ты же философ неказистый,

Тех Посланцев не тревожь!

Отлучать кого от церкви

Нос еще твой не дорос!!!

 

Выступаешь на народе,

А душа-то вся черна,

Ты козел тот в огороде

Вся капуста в жор пошла!

 

Догмы пичкаете в мозг

Бедным людям, что вам верят,

Запасусь на всех Я "розг",

Слуги вас Мои проверят!

 

Прикуси-ка ты язык

Вот о чем предупреждаю!

Я шутить ведь не привык,

Спесь твою Я обуздаю!

 

Читай внимательней, кумекай,

Быть может, что-то всё ж поймешь...

В народе больше ты не мекай

В жаровню Адову пойдешь.

 

Ну а пока же - будь здоров

И язык чеши поменьше!

Сколько ж вас, таких ослов,

Хоть в сутанах, но без Чести.

Аминь

Всевышний Бог Саваоф. 15.9.1997.

И еще: 15 декабря 1997 г. в Томске, в редакции рериховской газеты "Знамя мира", главный редактор этого издания Г. С. Горчаков в самом что ни на есть буквальном смысле набросился на меня с кулаками. Так что терпимость свойственна рериховцам только в публичных декорациях. Ни письма создателей теософии, ни трактаты "Живой Этики" не отличаются терпимостью. От насилия словом обычно не так уж трудно перейти к насилию делом. "Непугливый" глава рериховского издания это и сделал... А потом печатно пообещал это делать и впредь: "Честно сказать, хорошего пинка за свои гнусные инсинуации он заслужил и в следующий раз обязательно получит"[414]. Впрочем, и та несловесная защита Горчаковым "Живой Этики", и его последующая статья об уроках той защиты достойны упоминания лишь ради одного. Ради того, чтобы еще раз предложить читателю подумать: а способны ли вообще рериховцы к спокойному диалогу и действительно ли им чужд дух агрессии? Напомню, что в этой рерихианской статье по поводу моей книги "Сатанизм для интеллигенции" редакция написала, что "книгу эту мы с чувством большого омерзения к автору в свое время читали". Если рерихианские идеологи испытывают "омерзение" не только к тексту, но и к автору, то лишь естественно, что любая попытка трезвого диалога ими осуждается: "И леший бы с ним, с этим Кураевым, но нас в редакции удивило, что на встречах с ним присутствовали нередко и так называемые рериховцы. Но ни в Томске, ни в других местах что-то никто не попытался уличить этого служителя сатаны во лжи"[415]. Выходит, "пинок" и "омерзение" - это единственный способ контакта с несогласными, который признают рериховцы.

 

В защиту богословия

Таков привычный ассоциативный ряд, возникающий в светском сознании при слове "богословие". Это верно, что богословие бывает скучным и… Но - какова же альтернатива? С богословием жить бывает подчас неудобно. Но -… Ведь теология - это прежде всего логика. Это разум. Богословие - это модус присутствия рациональности в иррациональном…

– Конец работы –

Используемые теги: Православие, современность, Электронная, Библиотека, ОККУЛЬТИЗМ, православии0.102

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Православие и современность. Электронная библиотека Оккультизм в православии

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным для Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Еще рефераты, курсовые, дипломные работы на эту тему:

Православие и современность. Электронная библиотека. Ответы молодым
Ответы молодым... Православие и современность Электронная библиотека...

Православие и современность. Электронная библиотека. Часть I Часть II
Диакон Андрей Кураев... Ответы молодым...

Православие и современность. Электронная библиотека. IV. О молитве супругов
Протоиерей Глеб Каледа... Домашняя церковь...

Православие и современность. Электронная библиотека. Лекции по Исторической Литургике Введение в Историческую Литургику
Виктор Алымов... Лекции по Исторической Литургике...

ОККУЛЬТИЗМ В ПРАВОСЛАВИИ
Под предлогом просвещения мы зашли в такую тьму неведения что нам уже кажется...

Библиотека и краеведение. Работа библиотек с краеведческими документами
Краеведение переживает процесс поиска новых форм, постановки первостепенных задач. Оно приобретает ярко выраженный социально-политический характер, особенно в… Краеведение – это всестороннее изучение определенной части страны, города или деревни, других поселений местным…

Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным
Электронная библиотека научной литературы по гуманитарным Мы приглашаем Вас активно пользоваться... ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО Ю Н ПОПОВА... ROWOHLT HAMBURG...

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru Эта же книга в других форматах
Все книги автора... Эта же книга в других форматах... Приятного чтения...

Создание электронной библиотеки
Дело в том, что ЭБ появились буквально сразу же после зарождения Интернета как в США, так и в Японии, и странах Евросоюза. На нашем геополитическом пространстве об электронных библиотеках впервые… Откуда это взялось? Ни в одной из серьезных публикаций на Западе или у нас об этом – ни слова. А между тем, с момента…

Лекция №5. Электронная коммерция 1. Электронная коммерция. Основные понятия
ПЛАН... Электронная коммерция Основные понятия... Категории электронной коммерции История развития электронной коммерции...

0.057
Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Education Insider Sample
Подпишитесь на Нашу рассылку
Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail
Реклама
Соответствующий теме материал
  • Похожее
  • По категориям
  • По работам